WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Елизаров Сергей Геннадьевич

Мотивационно-ценностная включенность малой группы в социальную систему (систему групп) различных типов

(на материале исследования молодежных учебных групп)

Специальность 19.00.05 – социальная психология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора психологических наук

Курск – 2010

Работа выполнена на кафедре психологии ГОУ ВПО

«Курский государственный университет»

Официальные оппоненты:        член-корреспондент РАО,

доктор психологических наук, профессор

Панов Виктор Иванович

доктор психологических наук, профессор

Леонов Николай Ильич

доктор психологических наук, профессор

Криулина Александра Александровна

Ведущая организация: ГОУ ВПО Ярославский государственный университет им. П.Г.Демидова

Защита состоится ____________ 2010 года в __________ на заседании диссертационного совета ДМ 212.104.03 при Курском государственном университете по адресу: 305000, г. Курск, ул. Радищева, 33

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Курского государственного университета по адресу: 305000, г. Курск, ул. Радищева, 33

Автореферат диссертации размещен на сайте www.vak.ed.gov.ru

Автореферат разослан «__»_______________2010 года

Ученый секретарь диссертационного совета Сухих Н.А.

Общая характеристика работы



Актуальность исследования. Динамичные процессы, происходящие в общественно-политической жизни России на рубеже двадцатого и двадцать первого веков, привели к существенной трансформации мотивационно-ценностных оснований субкультуры современной молодежи. На смену прежним преемственным и идеологически единым детским и молодежным группам, функционировавшим в рамках ведущих образовательных социальных институтов (школа, вуз и т.д.), пришло сосуществование, а иногда и противостояние молодежных групп, отличающихся друг от друга мотивационно-ценностным отношением к окружающей их социальной действительности, к социальной среде (А.М. Прихожан, Н.Н. Толстых). Зачастую это приводит к нарушению социального пространства современной России, и в частности к нарушению образовательного пространства, что осложняет в том числе и организацию учебно-воспитательного процесса, как в традиционных так и в новых для России поливариантных образовательных учреждениях, выступающих «трансляторами» (Г.М. Андреева) социального опыта.

В этой связи особое значение приобретают исследования взаимоотношений субъекта и социальной среды, и в частности исследования способности субъекта включаться в жизнедеятельность окружающих его различных социальных сред – «социальных систем» (И.Р. Сушков), на уровне «субъекта социальной активности» (К.А. Абульханова-Славская). Исследования такого рода до настоящего времени касались преимущественно вектора «личность – группа»; исследования на уровне «малая группа – социальная среда» были представлены недостаточно, хотя актуальность данного вопроса, неоднократно отмечавшаяся ведущими психологами (Г.М. Андреева, К.К. Платонов, С.Л. Рубинштейн и др.), связана:

  • с отсутствием в современной социальной психологии устоявшегося понятия для определения взаимоотношений субъекта и социальной среды, что проявляется в использовании для определения данного феномена различных понятий (принадлежность, сопричастность, идентификация, вхождение, включенность и т.д.);
  • отсутствием в современной социальной психологии исследований включенности малой группы в социальную среду, её теоретико-методологических основ и психологических критериев выделения включенности малой группы;
  • сохраняющимся в настоящее время интересом к малой группе, как одной из «магистральных» проблем современной социальной психологии, при необходимости выхода за пределы исследований малой группы как изолированного субъекта, как «замкнутой монады» (В.С. Агеев), уже не способной служить основой для понимания сложных социально-психологических явлений, связанных с личностью и группой;
  • недостаточной разработанностью категориально-понятийного аппарата, характеризующего психологическую включенность малой группы в социальную среду, на базе которого возможно построение концептуального подхода к изучению включенности малой группы и выявление социально-психологических особенностей различных типов включенности;
  • неоднозначностью подходов к пониманию и обозначению социальной среды как ближайшего социального окружения малой группы («основной коллектив», «вторичный коллектив», «мезогруппа», «макросоциум», «группа средних размеров» и т.д.), при которых социально-психологический анализ существующей целостной социально-психологической реальности «личность – малая группа – социальная среда» является недостаточным и неполным;
  • ограниченностью научного знания о мотивационно-ценностных основаниях, механизмах и условиях включенности молодежных учебных групп в более широкие социальные общности, в то время как для социального и духовного возрождения России нужны такие знания для того, чтобы формировать эффективное взаимодействие малых групп с современными общественными институтами.

Все вышеприведенное определяет сущность проблемы и необходимость обоснования и разработки концептуальных, эмпирических и экспериментальных основ изучения мотивационно-ценностной включенности группы в социальную среду (социальную систему).

Состояние разработанности проблемы исследования. В современной психологической литературе вопросы, связанные с изучением включенности малой группы в социальную среду (социальную систему), элементом которой является группа, пока еще не нашли должного отражения, несмотря на то что «вне включения группы в социальную среду она не может не только существовать, но даже мыслиться» (К.К. Платонов).

К настоящему времени в существующих теоретических подходах в отечественной (В.М. Бехтерев, Б.Г. Ананьев, А.И. Донцов, И.В. Дубровина, А.Л. Журавлев, В.В. Новиков, А.В. Петровский, А.М. Прихожан, С.Л. Рубинштейн, Н.Н. Толстых, Л.И. Уманский Д.И. Фельдштейн, А.С. Чернышев и др.) и зарубежной (А. Адлер, М. Аргайл, Э. Дюркгейм, Д. Картрайт, Л. Леви-Брюль, А. Маслоу, Т. Ньюком, Э. Фромм, С. Шехтер и др.) психологии для определения взаимоотношений субъекта и социальной среды понятие «включенность» употребляется преимущественно в качестве некоего конечного объяснительного принципа в анализе других психологических феноменов. Кроме того, в целом ряде работ (Г.М. Андреева, В.Г. Асеев, А.Г. Асмолов, Н.Л. Карпова, Е.Т. Соколова, Т.А. Флоренская и др.) данное понятие нередко пересекается с понятиями «принадлежность», «сопричастность», «идентификация», «вхождение», «мера участия», «степень активности», выступающими синонимами включенности. Это свидетельствует об отсутствии в современной психологии единой точки зрения относительно определения самого понятия включенности и его сущности при определении взаимоотношений субъекта и социальной среды.

В некоторых отечественных и зарубежных исследованиях осуществлялись попытки рассмотрения отдельных сторон включенности: когнитивной, аффективной, поведенческой, ценностной (А.С. Горбатенко, А.С. Золотнякова, Р.Л. Кричевский, Е.М. Дубовская, А.И. Папкин, В. Аллен, Д. Брунер, В. Дуаз, Д. Кодол, П. Оукс, Л. Фестингер и др.). Однако до сих пор отсутствует комплексное рассмотрение структуры включенности и, кроме того, все исследования касались исключительно взаимоотношений индивидуального субъекта с его ближайшим социальным окружением (малой группой).

В ряде исследований включение субъекта в социальную среду было рассмотрено в качестве детерминанты различных социально-психологических феноменов: самовосприятия, групповой установки, уровня развития группы (Е.П. Авдуевская, Б.Г. Ананьев, А.С. Горбатенко и др.). Между тем до сих пор остаются неисследованными возможные детерминанты самой включенности.

Необходимо также отметить, что, несмотря на понимание включенности как процесса многими авторами (Г.М. Андреева, Р.Л. Кричевский, Е.М. Дубовская, Р.М. Самсонов и др.), исследование его динамических особенностей пока еще не получило отражения в психологической литературе.

Таким образом, несмотря на то что в исследованиях современных отечественных и зарубежных психологов изучение некоторых аспектов включенности имеет определенную традицию, все они характеризуются теоретической и эмпирической фрагментарностью и касаются исключительно уровня «личность – малая группа».

Цель исследования заключается в разработке и обосновании концептуального подхода к изучению сущности мотивационно-ценностной включенности малых учебных групп в социальную систему (систему групп); выявлении структуры и динамических особенностей мотивационно-ценностной включенности таких групп, а также условий и социально-психологических механизмов ее формирования.

Объект исследования: малая группа как субъект совместной деятельности и элемент социальной системы (системы групп).

Предметом исследования выступает структура, динамика, механизмы и условия формирования мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальную систему, элементом которой она является.

Гипотезы исследования:

  1. Взаимоотношения малой группы и социальной системы, элементом которой она является, должны быть связаны с мотивационно-ценностной включенностью малой группы в социальную систему, выступающей в качестве основы  этих взаимоотношений.
  2. Мотивационно-ценностная включенность малой группы в социальную систему должна представлять собой сложную структуру, а различия в выраженности компонентов структуры должны определять ее типологию, имеющую специфические психологические особенности и выражающуюся в формах мотивационно-ценностной включенности малой группы.
  3. Особенности малой группы и социальной системы, элементом которой она является, должны быть связаны с распространенностью форм мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальных системах различного типа.
  4. В социальных системах типа «развивающая социальная среда» распространенность форм мотивационно-ценностной включенности малой должна опосредоваться ее организованностью.
  5. Динамический характер мотивационно-ценностной включенности малой группы должен быть связан с особыми психологическими механизмами и условиями, и опосредоваться особенностями самой малой группы и социальной системы, элементом которой она является.

Задачи исследования:

  1. анализ состояния исследования проблемы мотивационно-ценностной включенности группы как субъекта совместной деятельности в социальную систему, элементом которой она является, в отечественной и зарубежной психологической литературе;
  2. разработка концептуального подхода к исследованию социально-психологического феномена «мотивационно-ценностная включенность малой группы в социальную систему (систему групп)», включающего в себя содержательную социально-психологическую операционализацию понятия «мотивационно-ценностная включенность малой группы в социальную систему», и выявление устойчивых характеристик мотивационно-ценностной включенности как критериев диагностики ее состояния;
  3. разработка программы исследования и диагностического комплекса, направленного на выявление мотивационно-ценностной включенности группы в социальную систему, элементом которой она является, в малых учебных группах;
  4. проведение эмпирического и экспериментального исследования особенностей типологии и формирования мотивационно-ценностной включенности группы в социальную систему в разных видах учебных групп и в различных социальных системах;
  5. определение социально-психологических механизмов и условий формирования мотивационно-ценностной включенности группы в социальную систему в молодежных учебно-воспитательных организациях различного типа, осуществляющих помощь и поддержку молодежи и юношеству;
  6. разработка практических рекомендаций по оптимизации формирования мотивационно-ценностной включенности молодежных учебных групп.

Эмпирическую базу исследования составили учебные группы старшеклассников и студентов. В исследовании приняли участие старшеклассники ряда школ г. Курска и Курской области; студенты Курского государственного университета и Курского государственного медицинского университета; школьники и студенты, проходившие социальное обучение в профильных молодежных центрах Курской области (ОШМЛ «Комсорг», ОЦ «Монолит», УОДЦ «Магистр»). Общее количество выборки на разных этапах исследования составило 2600 человек (104 группы).

Методологическую основу исследования составили положения системного и субъектно-деятельностного подходов в исследовании психики, разработанные в трудах К.А. Абульхановой-Славской, Б.Г. Ананьева, В.Г. Асеева А.В. Брушлинского, А.Л. Журавлева, Б.Ф. Ломова, В.В. Новикова, В.И. Панова, С.Л. Рубинштейна, Л.И. Уманского, А.С. Чернышева, Е.В. Шороховой и др.

Теоретической основой исследования послужили историко-психологический анализ взаимодействия субъекта и социальной среды в исследованиях В.С. Агеева, Б.Г. Ананьева, М. Аргайла, А.В. Брушлинского, А.Л. Журавлева, В.В. Козлова, А.А. Криулиной, Н.И. Леонова, А.Н. Леонтьева, Б.Ф. Ломова, В.И. Панова, К.К. Платонова, С.Л. Рубинштейна, В.В. Рубцова, М. Шерифа В.А. Ясвина и др., теория социальной идентичности и социальной самокатегоризации (Ж.-К. Дешам, Г. Джерард, В. Дуаз, П. Оукс, Дж. Тернер, Г. Тэджфел, М. Хойт и др.), учение о совместной деятельности (А.Л. Журавлев, А.В. Петровский, Л.И. Уманский и др.), социально-психологическая теория групп и коллективов (А.И. Донцов, А.Л. Журавлев, Р.Л. Кричевский, Р.С. Немов, А.В. Петровский, Л.И. Уманский и др.), концепция организованности группы (А.С. Чернышев и др.), концепция взаимоотношений групп в социальной системе (И.Р. Сушков), а также теоретические, экспериментальные и эмпирические исследования оптимизации жизнедеятельности молодежных групп, разрабатываемые в лаборатории социальной психологии Курского государственного университета (Л.И. Уманский, А.С. Чернышев, Е.И. Тимощук, Т.А. Антопольская, Н.В. Иванова, Ю.А. Лунев, Ю.Л. Лобков и др.).

Исследовательские методы подбирались в соответствии с целями и задачами исследования и составили методический комплекс, включающий: теоретический анализ зарубежных и отечественных литературных источников по исследуемой проблеме; организационные методы; методы сбора данных: диагностические методы (опрос, экспертная оценка, использование приборов-моделей совместной деятельности), эмпирические методы (прямое, косвенное, включенное наблюдение), экспериментальные методы (формирующий эксперимент), проективные методы; методы математической и статистической обработки и интерпретации эмпирического материала (обработка данных производилась комплексом статистических программ на основе «Microsoft Excel» и с помощью программы для обработки статистической информации  SPSS for Windows 11.5).

Основные научные результаты, полученные лично соискателем, и их научная новизна. В исследовании впервые рассмотрена проблема мотивационно-ценностной включенности малой группы как субъекта совместной деятельности в социальную систему на материале молодежных учебных (школьных, студенческих) групп и показано, что взаимоотношения малой группы и окружающей ее социальной среды (социальной системы) связаны с существованием особого динамического социально-психологического феномена – «мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальную систему (систему групп)». Предложен концептуальный подход к исследованию мотивационно-ценностной включенности малых групп в социальную систему как социально-психологического феномена, имеющего четырехкомпонентную структуру. Теоретически обоснованы и эмпирически подтверждены следующие компоненты мотивационно-ценностной включенности малой группы: мотивационный, ценностный, установочный, интерактивный. Разработана комплексная методика изучения мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальную систему в молодежных учебно-воспитательных организациях. Теоретически обоснованы и эмпирически подтверждены формы мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальную систему (позитивная, позитивно-отстраненная, отстраненно-позитивная, отстраненная, отстраненно-негативная, негативно-отстраненная и негативная) и их динамика, выраженная различным соотношением компонентов структуры включенности (мотивационного, ценностного, установочного, интерактивного) в процессе ее формирования. Сформулированы и обоснованы социально-психологические механизмы формирования мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальную систему в молодежных учебно-воспитательных организациях различного типа, осуществляющих помощь и поддержку молодежи и юношеству («авансированное доверие» социальной системы по отношению к взаимодействующей с ней малой группе; обращение к групповому опыту совместной деятельности в процессе взаимодействия с социальной системой; трансформация лидерства в малой группе в процессе взаимодействия с социальной системой, элементом которой является группа; повышение смыслообразующей функции ценностей социальной системы до групповых и индивидуальных ценностных ориентаций). Сформулированы и обоснованы социально-психологические условия формирования мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальную систему в этих учебно-воспитательных организациях (направленность социальной системы на информирование малой группы о своих ценностях, создание социальной системой ситуации их переживания  и осмысления; стимулирование социальной системой выбора малой группой стратегии своего взаимодействия с социальной системой; овладение малой группой психологической информацией для формирования себя как группы; формирование социальной системой у малых групп способов социального подкрепления представлений о собственной ценности).

Теоретическая значимость исследования определяется тем, что в нем развивается параметрическая теория коллектива и концепция организованности группы (Л.И. Уманский, А.С. Чернышев) применительно к условиям жизнедеятельности малой группы, не исследовавшимся ранее. Проведен теоретический анализ современных исследований по проблеме включенности субъекта, позволивший выделить социально-психологическую специфику изучаемой проблемы в контексте группового субъекта. Дано определение понятия «мотивационно-ценностная включенность малой группы в социальную систему (систему групп)», выявлены его устойчивые характеристики как критерии диагностики состояния мотивационно-ценностной включенности группы и определены ее содержательные компоненты. Произведено теоретическое обобщение эмпирических данных о структуре и формах мотивационно-ценностной включенности группы в социальную систему; о распространенности форм мотивационно-ценностной включенности группы в выделенных на основе теоретического анализа разных типах социальных систем, связанных с особенностями образовательных технологий, используемых в них (социальные системы типа «развивающая социальная среда» и социальные системы «обычного» типа); о распространенности форм мотивационно-ценностной включенности группы в зависимости от условий создания и первоначального формирования группы; о динамике форм мотивационно-ценностной включенности малой группы, выражающейся в изменении компонентов ее внутренней структуры; о гендерных особенностях мотивационно-ценностной включенности малой группы. Теоретически обобщены эмпирические данные о роли организованности группы в формировании ее мотивационно-ценностной включенности в социальную систему. Выделены социально-психологические механизмы и условия формирования мотивационно-ценностной включенности группы в социальную систему.

Практическая значимость исследования заключается в том, что разработаны и прошли всестороннюю апробацию методики, предназначенные для изучения мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальную систему. Разработанные методические средства могут быть использованы в диагностических целях, а также в организации формирования эффективного взаимодействия малых групп с молодежными учебно-воспитательными организациями различных типов. Указанные методические средства нашли применение в процессе жизнедеятельности молодежных профильных центров Курской области (ОШМЛ «Комсорг», ОЦ «Монолит», УОДЦ «Магистр»), в федеральной целевой программе «Дети Чернобыля». Материалы проведенного исследования включены в лекционные курсы «Социальная психология», «История психологии» и «Методологические основы психологии» на факультете педагогики и психологии, дефектологическом и естественно-географическом факультетах Курского государственного университета (1995–2010 гг.), факультетах клинической психологии и социальной работы Курского государственного медицинского университета (1996–2006 гг.), в КИНПО (ПК и ПП) СОО Курской области (1995–2010 гг.).

Достоверность и обоснованность полученных результатов исследования и сделанных выводов обеспечивалась реализованным социально-психологическим подходом, использованием современных приемов теоретико-методологического анализа, подтверждением теоретических положений большим массивом эмпирических и экспериментальных данных, применением апробированных методов исследований, репрезентативностью выборки, использованием математико-статистических процедур обработки данных.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Взаимоотношения малой группы и окружающей ее социальной среды (социальной системы), элементом которой является группа, связаны с существованием особого динамического социально-психологического феномена – «мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальную систему (систему групп)». Под социально-психологическим феноменом «мотивационно-ценностная включенность малой группы в социальную систему» мы понимаем особое динамическое социально-психологическое состояние малой группы, выступающее основой ее взаимоотношений с социальной средой (социальной системой), элементом которой она является и показателем «меры участия» малой группы в этом процессе.

Сущностные признаки мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальную систему как социально-психологического феномена: мотивационный, отражающий характер мотивированности группы на ее взаимодействие с социальной системой, элементом которой является группа; ценностный, выявляющий ценностно-ориентационную общность малой группы с социальной системой, элементом которой она является; когнитивный, отражающий знание группой основных целей, норм и правил социальной системы, элементом которой является малая группа; аффективный, выражающий эмоциональной отношение группы к взаимодействию с социальной системой; конативный (поведенческий), отражающий поведенческую готовность к такому взаимодействию; интерактивный, отражающий умение и способность группы эффективно взаимодействовать с социальной системой, элементом которой она является.

  1. Как социально-психологический феномен мотивационно-ценностная включенность малой группы представляет собой структуру, включающую мотивационный, ценностный, установочный и интерактивный компоненты. Мотивационный, ценностный и установочный компоненты структуры мотивационно-ценностной включенности группы, как элементы группового сознания, характеризуют направленность активности группы как направленность на ее взаимодействие с социальной системой. Интерактивный компонент структуры мотивационно-ценностной включенности характеризует поведение группового субъекта в процессе его взаимодействия с социальной системой.

Особенности выраженности компонентов мотивационно-ценностной включенности определяют ее типологию, выражающуюся в следующих «формах мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальную систему»: позитивной, позитивно-отстраненной, отстраненно-позитивной, отстраненной, отстраненно-негативной, негативно-отстраненной, негативной.

Важнейшие специфические психологические особенности выявленных форм мотивационно-ценностной включенности малой группы:

  • позитивная форма характеризуется максимальной мотивационно-ценностной включенностью. Для нее характерна выраженная мотивационная направленность малой группы на взаимодействие с социальной системой, элементом которой она является, и ценностная общность с ней, высокая значимость для группы целей и задач социальной системы, эмоциональная близость к ней и готовность к взаимодействию с социальной системой, успешно реализующемуся на практике;
  • позитивно-отстраненная форма характеризуется изменчивостью любых двух из четырех компонентов мотивационно-ценностной включенности. Изменчивость может проявляться (в континууме позитивно – отстраненно) в мотивационной направленности малой группы на взаимодействие с социальной системой и ценностной общности с ней, в значимости для группы целей и задач социальной системы, в эмоциональном отношении к ней, в готовности к взаимодействию с социальной системой, не всегда успешно реализующемуся на практике;
  • отстраненно-позитивная форма характеризуется изменчивостью любых трех из четырех компонентов мотивационно-ценностной включенности. Изменчивость может проявляться (в континууме отстраненно – позитивно) в мотивационной направленности малой группы на взаимодействие с социальной системой и ценностной общности с ней, в значимости для группы целей и задач социальной системы, в эмоциональном отношении к ней, в готовности к взаимодействию с социальной системой, не всегда успешно реализующемуся на практике;
  • отстраненная форма характеризуется максимальной нейтральностью всех компонентов мотивационно-ценностной включенности группы. Для нее характерна выраженная мотивационная и ценностная отстраненность малой группы от взаимодействия с социальной системой, элементом которой она является, индифферентность к целям и задачам социальной системы, эмоциональная и конативная нейтральность, проявляющаяся и в реальном взаимодействии малой группы с социальной системой;
  • отстраненно-негативная форма характеризуется изменчивостью любых трех из четырех компонентов мотивационно-ценностной включенности. Она может проявляться (в континууме отстраненно – негативно) в мотивационной направленности малой группы на взаимодействие с социальной системой и ценностной общности с ней, в значимости для группы целей и задач социальной системы, в эмоциональном отношении к ней, в готовности к взаимодействию с социальной системой, не всегда успешно реализующемуся на практике;
  • негативно-отстраненная форма характеризуется изменчивостью любых двух из четырех компонентов мотивационно-ценностной включенности. Изменчивость может проявляться (в континууме негативно – отстраненно) в мотивационной направленности малой группы на взаимодействие с социальной системой и ценностной общности с ней, в значимости для группы целей и задач социальной системы, в эмоциональном отношении к ней, в готовности к взаимодействию с социальной системой, не всегда успешно реализующемуся на практике;
  • негативная форма характеризуется «отрицательной включенностью». Для нее характерна выраженная негативная мотивационная направленность малой группы на взаимодействие с социальной системой, элементом которой она является, и ценностная антагонистичность с ней. Антагонизм проявляется и в отношении целей и задач социальной системы, а также эмоциональной близости с ней. Малыми группами с такой формой включенности отвергается возможность взаимодействия с социальной системой, негативно реализующегося, если группа все же вынуждена в него вступать на практике.
  1. Распространенность форм мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальную систему опосредуется типом социальной системы, связанным с особенностями образовательных технологий, используемых в ней (социальная система типа «развивающая социальная среда» или социальная система «обычного» типа), а также временем и местом организации и первоначального формирования малой группы (в данной социальной системе или вне её).
  2. В социальных системах типа «развивающая социальная среда» организованность малой группы, выступая в качестве ее внутренней социально-психологической основы, является важной внутригрупповой детерминантой выявленных форм мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальную систему. Проявляясь по-разному в группах, созданных и первоначально формирующихся в социальных системах данного типа, и в группах, уже существовавших до помещения их в такие социальные системы, организованность малой группы опосредует внешнюю детерминацию со стороны социальной системы, с которой взаимодействует группа.
  3. В социальных системах типа «развивающая социальная среда» организованность малых групп, состоящих исключительно из юношей или исключительно из девушек, выступая в качестве их внутренней социально-психологической основы, является важной внутригрупповой детерминантой выявленных в них форм мотивационно-ценностной включенности малой группы. Проявляясь по-разному в малых группах такого вида, организованность малой группы опосредует внешнюю детерминацию со стороны социальной системы, с которой взаимодействуют группы.
  4. Динамика форм мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальную систему проявляется в изменении выраженности ее компонентов. Динамические изменения форм мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальную систему связаны с ситуацией взаимодействия малой группы с социальной системой, а в социальных системах типа «развивающая социальная среда» еще и с временем и местом создания и первоначального формирования малой группы и носят «цикличный» характер, а не являются только прогрессивным, поступательным или регрессивным движением.
  5. Психологические механизмы мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальную систему имеют особенности, заключающиеся в характере активности малых групп в общей их жизнедеятельности в социальной системе (обычного типа или типа «развивающая социальная среда»), а также в выстраивании оптимальной для данных условий взаимодействия учебной группы с социальной системой выраженности компонентов структуры мотивационно-ценностной включенности (образующих тем самым ту или иную ее «форму»). Кроме того, для социальных систем типа «развивающая социальная среда» такими особенностями являются отношение малой группы к целям и ценностям социальной системы и к оценке группы со стороны социальной системы, роль имеющегося у малой группы «группового опыта» при осуществлении ее взаимодействия с социальной системой и позиция лидерства в данном процессе.
  6. Психологические условия мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальную систему имеют особенности, связанные с типом социальной системы, в которую включена учебная группа, заключающиеся в характере информирования социальной системой малых групп об особенностях своей системы ценностей; в создании социальной системой социальных ситуаций, подразумевающих знание и выполнение группой норм и правил, характерных для социальной системы, и предоставление для группы возможности выбора стратегии своего поведения на основе этих правил; в особенностях включения малых групп в процесс получения «доступной» психологической информации о группе и индивидах, составляющих учебную группу; во включении в жизнедеятельность социальных систем особых способов и приемов, направленных на создание ситуации успеха у малых учебных групп.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения диссертации обсуждены и одобрены на заседаниях кафедры психологии Курского государственного университета. Материалы диссертационного исследования докладывались и обсуждались на всероссийской научно-методической конференции «Актуальные проблемы гуманитаризации высшего образования» (Воронеж, 2000), всероссийской научно-практической конференции «Социально–психологическая помощь подросткам и юношам в личностном развитии: теория, технологии, эксперимент» (Курск, 2001), III всероссийской научно-практической конференции «Качество педагогического образования. Кадры» (Курск, 2002), международных конгрессах «Психология XXI столетия» (Ярославль, 2004, 2006, 2007, 2008; Кострома, 2009), всероссийской научно-практической конференции «Психологическая подготовка педагога в России: история и современность» (Санкт-Петербург, 2005), всероссийской научно-практическая конференции «Психологическая помощь учащейся молодежи в современном изменяющемся мире» (Курск, 2006), IV съезде Российского психологического общества (Ростов-на-Дону, 2007), международной научно-практической конференция «Философские и психолого-педагогические проблемы развития образовательной среды в современных условиях» (Воронеж, 2008), V Российской конференции по экологической психологии (Москва, 2008), IV всероссийском съезде психологов образования России «Психология и современное российское образование» (Москва, 2008), всероссийской научно-практической конференции «Психологическое сопровождение образования на разных этапах возрастного развития человека» (Волгоград, 2009); а также нашли отражение в монографиях и научных статьях.

Результаты исследования внедрены в практику деятельности ряда образовательных учреждений г. Курска и Курской области, в практику деятельности ГУСОНССО «Центр для несовершеннолетних» Курской области и системы центров социальной помощи семье и детям Курской области, а также в практику деятельности молодежных профильных центров Курской области: ОШМЛ «Комсорг», ОЦ «Монолит», УОДЦ «Магистр».

Этапы исследования. Исследование проводилось в течение 1989–2009 годов в четыре этапа. На первом этапе (1989–1991 гг.) был осуществлен первоначальный анализ теоретических исследований по проблеме, а также пилотажное исследование, в ходе которого проводилась психометрическая проверка первоначального методического комплекса, и прежде всего методик исследования социальной установки групп на их взаимодействие с социальной системой. Кроме того, происходила отработка и уточнение всех других методик.

На втором этапе (1991–1994 гг.) было проведено масштабное исследование, в результате которого была изучена роль социальной установки группы на взаимодействие с социальной системой, элементом которой она является, в формировании ценностных ориентаций как группы, так и составляющих ее членов. Результаты исследования были отражены в успешно защищенной диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук «Эффективность влияния референтной группы на формирование ценностных ориентаций личности».

Третий этап исследования (1995–2005 гг.) был связан с теоретическим осмыслением, обогащением и углублением проблемного поля исследования, выдвижением новых целей, задач и гипотез. В рамках данного этапа был также модернизирован и отработан методический комплекс, связанный с изменением целей и задач исследования. На этом же этапе были проведены масштабные исследования мотивационно-ценностной включенности групп в социальную систему в ряде школ г. Курска, в студенческих группах Курского государственного университета и Курского государственного медицинского университета, а также в профильных молодежных центрах г. Курска и Курской области. На данном этапе также был реализован естественный формирующий эксперимент.

Заключительный этап (2005–2009 гг.) включал в себя завершение сбора эмпирического материала с последующим теоретическим осмыслением и качественным анализом результатов исследований, теоретической интерпретацией основных положений и выводов, внедрением результатов исследования в практику работы учебно-воспитательных организаций.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, семи глав, заключения и списка литературы, включающего 411 наименований, из них 52 на иностранных языках, приложения.

Основное содержание работы

Во введении обоснована актуальность темы исследования, определены цель, объект, предмет, гипотеза и задачи исследования, представлены методологическая и теоретическая основа, эмпирическая база, методы, апробация  и этапы исследования, раскрыты научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, сформулированы положения, выносимые на защиту.

Первая глава диссертации посвящена теоретико-методологическим основаниям анализа включенности как психологического феномена, изучаемого в различных отраслях психологического знания.

В первом параграфе отмечается семантическая близость значения понятий «включенность» и «принадлежность» в русском языке, дающая возможность анализа психологических исследований, использующих оба эти, а также пересекающиеся с ними понятия («сопричастность», «чувство общности», «Мы-чувство» и др.).

Показано, что в зарубежной психологии исследования включения субъекта в социальную среду (А. Адлер, Б. Басс, Э. Дюркгейм, Д. Картрайт, Л. Леви-Брюль, А. Маслоу, Т. Ньюком, Э. Фромм, С. Шехтер, В. Шутц и др.) были преимущественно связаны с изучением иных психологических и социально-психологических феноменов (сплоченности группы, руководства группой, социальной идентичности и др.) и затрагивали лишь отдельные стороны включения субъекта, прежде всего мотивационно-потребностную, ценностную, аффективную.

Особое развитие в зарубежной психологии изучение данного феномена получило в исследованиях социальной идентичности (В. Аллен, Д. Брунер, В. Дуаз, Д. Кодол, П. Оукс, Дж. Тернер, Г. Тэджфел, Л. Фестингер и др.), в которых были выделены категории субъектов с различной оценкой своего включения в группы. Подчеркивается, что в проведенных исследованиях затрагивалась преимущественно ценностная и когнитивная стороны взаимодействия субъекта с социальным окружением.





Отечественная традиция исследования феномена включенности, восходящая к работам В.М. Бехтерева (1994), связана с изучением более широкого круга как общепсихологических, так и социально-психологических проблем.

Как и в зарубежных исследованиях, в работах отечественных авторов включенность субъекта прежде всего связывается с его мотивационно-потребностной сферой (В.Г. Асеев, И.А. Джидарьян, Е.П. Ильин, Н.Л. Карпова, Б.Д. Парыгин, С.Л. Рубинштейн, В.А. Ядов, П.М. Якобсон и др.). Понятия «включенность» и «принадлежность» также имплицитно содержатся в социально-психологических исследованиях, посвященных взаимоотношениям субъекта с группой ближайшего социального окружения (Б.Г. Ананьев, С.А. Будасси, А.С. Горбатенко, А.И. Донцов, А.С. Золотнякова, В.В. Клименко, А.И. Папкин, А.В. Петровский, А.С. Чернышев и др.). Отмечается, что в части этих исследований даны определения включенности и принадлежности, выделены их виды (формальная, деловая, «психологическая»), а также субъективные и объективные условия их формирования: возраст, активность субъекта, уровень группового развития и др. (Б.Г. Ананьев, А.С. Горбатенко, А.С. Золотнякова, А.И. Папкин, А.С. Чернышев и др.).

В ряде исследований также рассматриваются различные стороны исследуемого феномена: когнитивная, аффективная, поведенческая, ценностная (А.С. Горбатенко, А.С. Золотнякова, Р.Л. Кричевский, Е.М. Дубовская, А.И. Папкин и др.), а в исследовании Е.П. Авдуевской (1990) групповая принадлежность рассмотрена как трехкомпонентная социальная установка.

Таким образом, хотя в современной психологической литературе пока не существует устоявшегося понятия для определения взаимоотношений субъекта и социальной среды, понятия включенности и принадлежности в той или иной степени используют как зарубежные, так и отечественные авторы. Но основное внимание уделяется изучению включения индивида, а не группового субъекта.

В современной психологии также осуществлены исследования взаимоотношений субъекта и окружающей его социальной среды, выполненные в контексте изучения социально-психологической адаптации и межгрупповых отношений. Анализу данного вопроса посвящены второй и третий параграфы первой главы.

Во втором параграфе дается анализ зарубежных источников (Г. Айзенк Г. Гартманн, Ж. Пиаже, Э. Торндайк, Д. Уотсон, Л. Филипс, А. Фрейд, Р. Хенки, Д. Хоманс, Э. Эриксон и др.), отмечается, что с точки зрения изучаемой в данной работе проблемы наиболее важными являются положения о соответствии ценностей личности ценностям социума (А. Маслоу, Г. Оллпорт, В. Франкл и др.) как одной из важнейших целей адаптации и об изменении в процессе адаптации как личности, так и среды (З.Фрейд, Г. Гартманн).

В отечественной психологии определение адаптации личности связано с идеями онтогенетической социализации, воспитания и развития, а наиболее изученным видом адаптации является социально-психологическая, предусматривающая включенность субъекта (личности) в социальную среду. Подчеркивается, что с точки зрения рассматриваемой в работе проблемы важным является положение Т.Г. Стефаненко (1989) о социальной адаптации как результате взаимодействия личности и социальной среды, приводящем к оптимальному соотношению целей и ценностей личности и группы, а также положение А.Г. Асмолова (1996) о социально-психологическом содержании понятия «адаптация», заключающемся в сближении целей и ценностных ориентаций группы и индивида.

Особый интерес вызывают также исследования социально-психологической адаптации, связанные с этнопсихологическими проблемами (В.Г. Крысько, И.К. Кряжева, Н.М. Лебедева, Н.Н. Мельникова, М.И. Сетров, Т.Г. Стефаненко, Н.С. Хрусталева, Б.Ф. Поршнев, S. Boshner, J.W. Berry, H. Tajfel и др.). В данном контексте социально-психологическая адаптация рассматривается как взаимодействие этнической группы и социокультурной среды, при котором происходит идентификация целей и ценностей группы и ее социального окружения, отождествление группы с окружающим социумом как с необходимой средой существования. Успешность адаптации связывается с адаптированностью субъекта и способностью нового социума быть сферой реализации потребностей и стремлений представителей этнической группы, попавшей в него (И.К. Кряжева, 1980). Отмечаются критерии адаптированности (внешний, внутренний, системный) (А.Н. Жмыриков, Л.В. Ключникова, А.А. Налчаджян и др.), и подчеркивается, что системный критерий, отражающий характер взаимодействия индивида и среды в конкретных социальных условиях, часто обозначается через понятие «включённость», характеризующееся соответствием внутреннего психического состояния субъекта тем требованиям, которые предъявляет ей среда.

Анализ исследований проблемы межгрупповых отношений в зарубежной и отечественной социальной психологии, составляющий содержание третьего параграфа, позволяет вычленить значительный ряд исследований, также затрагивающих важные аспекты рассматриваемой в диссертации проблемы.

Анализ зарубежных исследований показывает, что методологическую основу большинства работ составляет принятие социального как данности, в виде особой среды проявления активности групповых субъектов (Т. Адорно, Л. Берковитц, З. Фрейд, М Шериф, Г. Тэджфел, В. Barnes, R. Brown, A.L. McAlister, R.E. Nelson, K.A. Noels, С. Stephan и др.).

В то же время в ряде исследований межгрупповых отношений, и прежде всего в исследованиях, проведенных с реальными группами (М. Шериф, H. Jamous, G. Lemaine), фактор более широкого социального окружения рассматривается в качестве одной из детерминант отношений между группами, причем «правила» таких отношений, предлагаемые более широким социальным окружением, способствуют возникновению определенных норм и ценностей, которые могут быть приняты или отвергнуты группами и составляющими их индивидами. Эти же «правила» обусловливают различия во времени и выраженности реакции группы в виде неодинакового включения в окружающие группы социальные среды.

В отечественных исследованиях было установлено, что характер воздействия более широкой социальной среды на группы обусловливается «правилами» (социально-нормативными требованиями) отношений между группами, предлагающимися более широким социальным окружением и способствующими возникновению новых норм и ценностей в группах, а изменение этих «правил» и «норм» через введение новой по своей значимости деятельности групп по-иному включает группы во взаимодействие между собой и социальной средой (В.С. Агеев, 1990). Кроме того, обращает на себя внимание и установленный исследователем факт изменения отношения к новым «правилам игры» за счет изменения «когнитивных процессов групп», задающегося более широкой социальной средой и достигаемого прямым воздействием групповых руководителей. На это же обращает внимание применительно к школьным коллективам Н.В. Иванова (2002), а Ю.А. Лунев (1991) связывает такие изменения с внутригрупповым свойством, получившим название «направленность межгрупповой активности».

Также анализ показал, что переживания чувства принадлежности к социальной системе (среде ближайшего окружения группы) отражаются на типе взаимодействия групп между собой (сотрудничество или конкуренция) и характере такого взаимодействия (внутрисистемное или межсистемное) (И.Р. Сушков, 2002). Обращается внимание на установленное исследователем стремление группы к самоограничению в виде потребности быть эффективным со-деятелем в социальной системе, что ограничивает стремление групп к самостоятельности и заставляет их выстраивать свои взаимоотношения в согласии с требованиями соответствующей социальной системы.

Вопросу о социальных средах как социальных системах, их особенностях и видах посвящен четвертый параграф первой главы.

Подчеркивается множественность толкований и подходов в понимании «среды» и «социальной среды» в философии, социологии, естествознании, педагогике, эргономике (Аристотель, Дж. Локк, Ж.Ж. Руссо, М. Лацарус, Г. Штейнталь, Г. Лебон, Г. Спенсер, Н.К. Михайловский, П.Л. Лавров и др.).

Применительно к психологическому знанию отмечается, что проблема среды является частью проблемы взаимодействия человека и общества и что зарубежная и отечественная психологическая наука по-разному подходят к ее решению (М. Аргайл, Ж. Пиаже, Э. Фромм, М. Коул, Л.С. Выготский, С.Л. Рубинштейн, Л.И. Божович, Б.Ф. Ломов, Л.П. Буева и др.).

Подчеркивается, что с социально-психологических позиций наиболее перспективным является определение социальной среды как системы групп, как «социальной системы», состоящей из элементов – малых групп (И.Р. Сушков). Данное определение позволяет с точки зрения системного подхода проанализировать такие виды групп, как «вторичный коллектив», «основной коллектив», «макросоциум», «группа средних размеров», а также, применительно к учебным группам, «образовательные социальные среды» (коллективы школ, вузов, молодежных учебных центров и т.д.).

В связи с этим отмечается повышенное внимание в современной психологии к проблеме образовательных социальных сред. Проведенный в работе анализ раскрывает существующие в современной отечественной психологии подходы к их определению, типологии, параметрам, функциям, приемам и технологиям их проектирования (И.А. Баева, Е.А. Климов, А.А. Криулина, В.П. Лебедева, В.И. Панов, В.В. Рубцов, В.И. Слободчиков, В.А. Ясвин и др.).

Значительное распространение в психолого-педагогической литературе нашла также классификация образовательных социальных сред по типу организации в них образовательного процесса. Существенное место здесь занимают социальные среды, получившие название «развивающих социальных сред» или «социальных оазисов» (Э. Фромм, 1994). Главной особенностью таких социальных сред является особое содержание образовательного процесса, задающееся рядом важных социально-психологических принципов, отличающих их от обычных: высоким уровнем общественного признания социальной общности; содержательной совместной деятельностью, ориентированной на высокие социальные ценности; значительной автономией личности и первичных коллективов, стимулированием их инициативы; взаимозависимым характером совместной деятельности, осуществляемой в едином физическом и психологическом пространстве; стимулированием кооперативных форм межгруппового взаимодействия; паритетностью взаимоотношений педагогического коллектива и коллективов учащихся (А.С. Чернышев, Ю.А. Лунев и др.). Подчеркивается, что для максимальной реализации эффекта плодотворного влияния развивающей социальной среды, личность или группа должны обладать внутренними качествами, позволяющими «гармонизовать» отношения между субъектом и средой (А.С. Чернышев, А.А. Криулина, Ю.А. Лунев и др.).

В заключительном параграфе первой главы дается характеристика основных подходов к изучению малой группы как системы и как элемента социальной системы (системы групп) в зарубежной и отечественной социальной психологии (Г. Оллпорт, Д. Тернер, Г. Тэджфел, М. Хойт, М. Шериф, А.Л. Журавлев, И.Р. Сушков, Л.И. Уманский, А.С. Чернышев и др.).

Отмечается, что в зарубежной социальной психологии понимание малой группы не характеризует ее как социальную систему или элемент социальной системы, что характерно для отечественной социальной психологии. В этой связи описываются основные принципы системного подхода, существующие в отечественной социальной психологии применительно к группе, а также анализируется понятие «коллектив», имеющее богатые традиции изучения в отечественной социальной психологии.

Описывается значение социально-психологических отношений в формировании активных групповых субъектов и «социальной системы», в которой реализуется их субъектность (И.Р. Сушков). Подчеркивается, что в этой связи возможен анализ континуума поведения группы от полного принятия ею социальной системы до полного ее неприятия. Как «исходным уровнем» включения субъекта в социальную систему, так и «результатом» такого включения могут выступать особенности индивидуальной направленности (прежде всего на уровне мотивов и ценностей), а также социальной установки самого субъекта по отношению к той социальной системе, в которую он включен (или намерен включиться), а их соответствие будет отражаться на характере взаимодействия субъекта с другими субъектами и социальной системой в целом.

В представленных выводах подводятся итоги проведенного анализа, позволяющие сформулировать понятие мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальную систему (систему групп). Под социально-психологическим феноменом «мотивационно-ценностная включенность малой группы в социальную систему» мы понимаем особое динамическое социально-психологическое состояние малой группы, выступающее основой ее взаимоотношений с социальной средой (социальной системой), элементом которой она является, и показателем «меры участия» малой группы в этом процессе.

Кроме того, проанализированные теоретико-методологические положения ориентируют на выделение в качестве компонентов рассматриваемого социально-психологического феномена групповых мотивов, групповых ценностей, социальной установки группы на ее взаимодействие с социальной системой и характера реального взаимодействия малой группы с ней.

Их анализ осуществлен во второй главе диссертации. Анализу мотивационного, ценностного и установочного компонентов структуры мотивационно-ценностной включенности группы посвящен первый параграф данной главы.

При рассмотрении мотивационного компонента обращается внимание на отсутствие однозначной трактовки понятий «мотив», «мотивация» и «мотивационная сфера личности» в отечественной и зарубежной психологии (В.Г. Асеев, Л.И.Божович, И.А. Васильев, В.К. Вилюнас, Е.П. Ильин, А.Н. Леонтьев, М.Ш. Магомед-Эминов, А.К. Маркова, Р.С. Немов, С.Л. Рубинштейн, Д. Мак-Клелланд, А. Маслоу, Х. Хекхаузен, Н.Б. Энкельманн и др.). Отмечается перспективность системного и динамического подходов при изучении мотивов и мотивации (В.К. Вилюнас, 2002). Рассматриваются основные положения, выдвинутые при исследовании мотивации достижения, характеризующейся как направленность субъекта на выполнение дела на высоком уровне (Д. Аткинсон, М.Ш. Магомед-Эминов, Д. Мак-Клелланд, Х. Хекхаузен и др.), важные в контексте данной диссертационной работы. Рассматривается проблема источников и формирования мотивации (Л.И. Божович, К. Левин, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн, Л. Фестингер и др.), а также компоненты ее структуры (К.А. Абульханова-Славская, И.Р. Алтунина, А.К. Маркова и др.). Указывается, что в ряде работ (И.Р. Алтунина, В.Ф. Петренко, А.С. Спиваковская, Т.А. Флоренская и др.) понятие «мотив» и «мотивация» используется с определениями «негативная», «позитивная» и т.д., что позволяет проанализировать мотивационный компонент структуры мотивационно-ценностной включенности как «позитивно» выраженный, «негативно» выраженный и «нейтрально» выраженный.

Отмечается немногочисленность исследований проблемы мотивации на уровне группового субъекта и подчеркивается, что наиболее полно они представлены в работах Е.И. Тимощука и Л.И. Уманского, установивших, что групповой мотив не является интеграцией мотивов каждого члена группы и связан с уровнем развития группы. Обращается внимание на исследование С.А. Багрецова с соавторами, отметивших важность руководства малой группой в формировании мотивации группы, а также на роль специальным образом организованной деятельности в формировании мотивации (А.К. Маркова, Х. Хекхаузен).

При рассмотрении ценностного компонента отмечается, что проблема, рассматриваемая в работе, является частью проблемы взаимодействия и взаимоотношений группы с социальной средой как носителем общественных ценностей. Отмечается, что основой понимания в современной зарубежной и отечественной науке проблемы ценностей и ценностных ориентаций являются работы К. Клакхона, Г. Оллпорта, М. Рокича, А.В. Брушлинского, А.Л. Журавлева, А.Г. Здравомыслова, Б.Ф. Ломова, Б.Д. Парыгина, В.А. Ядова и др. Подчеркивается, что изменения в социальной среде норм и ценностей влечет изменения в ценностных ориентациях субъектов и в их отношениях с окружающей средой, а также способность ценностных ориентаций оказывать влияние на социальную действительность.

Обращается внимание на то, что социальные среды объективно могут выступать в качестве системы формирования и сохранения ценностных ориентаций личности и социальной группы. В то же время обращение к ценностям субъектов, входящих в социальные общности, служит средством обеспечения эффективности процесса воздействия широких социальных сред на личность и группу (Б.М. Фирсов, 1977). Благодаря определенной совокупности ценностей, дополненных нормами и правилами поведения, формируется «референтная группа» (Е.В. Щедрина, 1979), возникновение и формирование которой (прежде всего группы учебной, молодежной) в современных условиях в значительной степени происходит как результат ее включения и последующего существования в рамках широких социальных сред, особо значимых для индивидов. Итогом становится проявляющаяся тенденция индивидов и групп ориентировать свои нужды и цели на ценности, разделяемые в первую очередь этими референтными группами.

В этой связи существенна роль широких социальных общностей (социальных систем) в качестве средства формирования в группах разных уровней системы ценностей (А.И. Донцов, 1979), так как социально-психологические отношения, существующие в социальных системах, определяют ценность явлений и предметов, имеющих ту или иную важность для жизнедеятельности как самих сообществ, так и малых групп (И.Р. Сушков). Подчеркивается иерархичность организации ценностной сферы, позволяющей проанализировать «ценностный компонент» структуры мотивационно-ценностной включенности группы с точки зрения соотношения иерархии ценностей группы и ценностей социальной системы, элементом которой она является.

При рассмотрении установочного компонента подчеркивается, что необходимым условием исследования мотивационно-ценностной включенности малой группы, является изучение ее социальной установки на взаимодействие с социальной системой, так как, подобно личности, осуществляющей ориентировку в системе деятельностных связей через личностные смыслы (А.Н. Леонтьев), малая группа также ориентируется через групповые смыслы, выявляя особо значимые для ее членов аспекты взаимодействия с социальной системой, элементом которой она является, и, активно реализуя их, сосредотачивается на самом главном (Ю.А. Лунев). Также отмечается, что социальная установка группы, понимаемая как состояние готовности группы действовать определенным образом, являясь важным регулятором совместной деятельности, выполняет те же функции, что и общепсихологическая, но на уровне социальной общности различного масштаба (Г.А. Мингалеева, 1985).

Подчеркивается отсутствие единого научного определения социальной установки в современной психологии (А.Г. Асмолов, Е.П. Белинская, М.Р. Битянова, Р. Кэттелл, В.Н. Мясищев, Г. Оллпорт, А.С. Прангишвили, О.А. Тихомандрицкая, Д.Н. Узнадзе, В.А. Ядов и др.) и отмечается, что в рамках данного исследования наиболее близким представляется определение установки как осознания (когнитивный компонент), оценки (аффективный компонент) и поведения (поведенческий компонент) в отношении социального объекта и как идентификации субъекта с группой или противопоставления себя группе (M. Smith, 1972).

Подчеркивается важность положений о том, что субъект формирует свои установки путем принятия установок других субъектов (Дж. Мид, В.Н. Куницына, В.Н. Казаринова, В.М. Погольша), о групповых влияниях как особых тенденциях, отражающихся в аттитюдах субъекта (А.С. Прангишвили), об иерархии потребностей и иерархии ситуаций (В.А. Ядов), о социальной установке как важном механизме включения субъекта в социальную систему (П.Н. Шихирев), которые помогают вскрыть взаимосвязь установок и выбора групповым субъектом моделей отношения группы к социальной системе.

Отмечается, что в представленном исследовании социальная установка малой группы на взаимодействие с социальной системой, элементом которой она является, рассматривается как разновидность базовой социальной установки (В.А. Ядов, 1975). Суть содержания такой установки – готовность вести себя определенным образом в соответствии с интериоризированными группой нормами и правилами, характерными для социальной системы. В связи с этим социальная установка рассматривается как компонент структуры мотивационно-ценностной включенности. При этом характер взаимодействия группы с социальной системой будет отражаться в конативной составляющей установки группы. Когнитивный компонент установки позволит выразить группе себя в качестве субъекта взаимодействия, а аффективный – адаптироваться к различным социальным ситуациям в социальной системе.

Во втором параграфе отмечается, что одним из традиционных затруднений при изучении социальной установки вербальными методиками является проблема соответствия реального поведения выявленным результатам анализа установки (Г.М. Андреева). Для его преодоления в диссертации рассмотрен в качестве компонента мотивационно-ценностной включенности компонент, условно названный интерактивным. Такой подход к анализу, как представляется, в значительной мере соответствует и важнейшему методологическому принципу современной психологии – принципу единства сознания и деятельности (С.Л. Рубинштейн). Данное обстоятельство потребовало более глубокого рассмотрения проблемы взаимодействия малой группы с социальной системой как «концептуальной ″единицы″ анализа совместной деятельности» (А.Л. Журавлев).

Исследование совместной деятельности и взаимодействия как в коллективах (группах), так и коллективов (групп), имеет глубокие традиции в отечественной социальной психологии (А.И. Донцов, А.Л. Журавлев, Е.С. Кузьмин, А.С. Макаренко, Р.С. Немов, Н.Н. Обозов, А.В. Петровский, К.К. Платонов, В.П. Позняков, Л.И. Уманский, А.С. Чернышев и др.), позволившие сформулировать понятие, выделить основные признаки и структуру совместной деятельности (А.Л. Журавлев, Н.Н. Обозов, Н.И. Шевандрин и др.). Подчеркивается положение о неразрывной связи совместной деятельности с коллективным субъектом, а при рассмотрении свойств коллективного субъекта отмечается возможная экстраполяция данных свойств на сами социальные среды (системы), в связи с целесообразностью их рассмотрения в качестве субъектов (А.Л. Журавлев).

При рассмотрении взаимодействия как существенной особенности структуры совместной деятельности отмечаются существующие в современной социальной психологии подходы к выделению его стратегий, типов и ситуаций (А.Л. Журавлев, Л.И. Уманский). Подчеркивается, что в рамках исследования мотивационно-ценностной включенности группы особенно важной представляется дифференцированность взаимодействия по критерию направленности (А.Л. Журавлев) и типологии межгруппового взаимодействия (И.Р. Сушков), что дает возможность подойти к определению содержания взаимодействия между малой группой и социальной системой и представить его в виде следующего континуума: неадекватность взаимодействия группы с социальной системой, отсутствие самостоятельности и инициативности группы во взаимодействии с социальной системой, оппозиция группы взаимодействию («негативное»); преобладание в группе преимущественно лишь намерений в отношении взаимодействия с социальной системой, недостаточная самостоятельность и инициативность группы во взаимодействии с социальной системой, невключенность группы во взаимодействие («отстраненное»); высокая вариативность взаимодействия группы с социальной системой, самостоятельность и инициативность группы во взаимодействии с социальной системой, включенность во взаимодействие («позитивное»).

В третьем параграфе выделенные компоненты мотивационно-ценностной включенности проанализированы по единой схеме: позитивная выраженность, отстраненная (нейтральная) выраженность, негативная выраженность. Степень выраженности каждого из компонентов у конкретных малых групп представлена в виде континуума, отображенного в таблице 1.

Таблица 1

Выраженность компонентов мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальную систему

Выраженность компонентов мотивационно-ценностной включенности группы

Компоненты мотивационно-ценностной включенности группы

Мотивационный

Ценностный

Установочный

Интерактивный

Тип мотивации группы, являющейся элементом социальной системы, на ее включение в данную социальную систему

Соотношение ценностей группы с ценностями социальной системы, элементом которой является группа

Социальная установка группы на взаимодействие с социальной системой, элементом которой является группа

Тип реального взаимодействия группы с социальной системой

Компоненты социальной установки

Когнитивный

Аффективный

Конативный

Позитивная

Мотивация группы на включение в социальную систему связана с ориентацией на цели социальной системы в целом

Как ведущие, так и второстепенные ценности группы и социальной системы  максимально близки друг другу

Разделение группой норм, целей социальной системы, позитивное отношение к ее задачам

Эмоциональная идентификация группы с социальной системой

Готовность к взаимодействию с социальной системой для достижения целей, поставленных ею

Самостоятельность и инициативность группы во взаимодействии с социальной системой, включенность во взаимодействие

Отстраненная

Мотивация группы на включение в социальную систему связана с ориентацией на узкогрупповые цели

Ценности группы и социальной системы в основном близки друг другу, но имеют некоторые различия

Индифферентное отношение к нормам, целям и задачам  социальной системы

Отсутствие эмоционального отношения к социальной системе

Стремление использовать взаимодействие с социальной системой прежде всего в целях группы

Недостаточная самостоятельность и инициативность группы во взаимодействии с социальной системой, невключенность группы во взаимодействие

Негативная

Мотивация группы на включение в социальную систему отсутствует или близка к негативной

Ценности группы и социальной системы различны, вплоть до их антагонизма

Незнание группой норм социальной системы, несогласие с её целями, дискредитация её задач

Отчужденность, непринятие социальной системы, оторванность от неё

Стремление уклониться от взаимодействия; предпочтение индивидуальных форм групповой  деятельности

Неадекватность взаимодействия группы с социальной системой, оппозиция группы взаимодействию

Проведенный анализ позволил индивидуальную выраженность в конкретной группе – элементе социальной системы – каждого из компонентов мотивационно-ценностной включенности рассмотреть в качестве формы мотивационно-ценностной включенности группы в социальную систему (систему групп).

Нами выделены следующие формы: позитивная, характеризующаяся максимальной мотивационно-ценностной включенностью, с выраженной мотивационной направленностью малой группы на взаимодействие с социальной системой  и ценностной общностью с ней, с высокой значимостью для группы целей и задач социальной системы, эмоциональной близостью к ней и готовностью к взаимодействию с социальной системой, успешно реализующейся на практике; позитивно-отстраненная, характеризующаяся изменчивостью любых двух из четырех компонентов мотивационно-ценностной включенности, проявляющейся (в континууме позитивно – отстраненно) в мотивационной направленности малой группы на взаимодействие с социальной системой и ценностной общности с ней, в значимости для группы целей и задач социальной системы, в эмоциональном отношении к ней, в готовности к взаимодействию с социальной системой, не всегда успешно реализующейся на практике; отстраненно-позитивная, характеризующаяся изменчивостью любых трех из четырех компонентов мотивационно-ценностной включенности и проявляющаяся (в континууме отстраненно – позитивно) в мотивационной направленности малой группы на взаимодействие с социальной системой и ценностной общности с ней, в значимости для группы целей и задач социальной системы, в эмоциональном отношении к ней, в готовности к взаимодействию с социальной системой, не всегда успешно реализующемуся на практике; отстраненная, характеризующаяся максимальной отстраненностью всех компонентов мотивационно-ценностной включенности группы; отстраненно-негативная, характеризующаяся изменчивостью любых трех из четырех компонентов и проявляющаяся (в континууме отстраненно – негативно) в мотивационной направленности малой группы на взаимодействие с социальной системой и ценностной общности с ней, в значимости для группы целей и задач социальной системы, в эмоциональном отношении к ней, в готовности к взаимодействию с социальной системой, не всегда успешно реализующемуся на практике; негативно-отстраненная, характеризующаяся изменчивостью любых двух из четырех компонентов мотивационно-ценностной включенности которая может проявляться (в континууме негативно – отстраненно) в мотивационной направленности малой группы на взаимодействие с социальной системой и ценностной общности с ней, в значимости для группы целей и задач социальной системы, в эмоциональном отношении к ней, в готовности к взаимодействию с социальной системой, не всегда успешно реализующемуся на практике; негативная, характеризующаяся «отрицательной включенностью» с выраженной негативной мотивационной направленностью малой группы на взаимодействие с социальной системой и ценностной антагонистичностью с ней. Антагонизм проявляется и в отношении целей и задач социальной системы, а также в эмоциональной близости с ней. Малыми группами с такой формой отвергается возможность взаимодействия с социальной системой, негативно реализующаяся на практике.

В представленных выводах подводятся итоги анализа компонентов структуры мотивационно-ценностной включенности малой группы. Обращается внимание на то, что проанализированные теоретико-методологические положения ориентируют на рассмотрение включенности малой группы на основе системного подхода и понимания малой группы как субъекта совместной деятельности (А.В. Брушлинский, А.Л. Журавлев, А.В. Петровский, Л.И. Уманский и др.). Отмечается, что выделение мотивационного, ценностного и установочного компонентов как элементов группового сознания, характеризующих направленность активности группы как направленность на ее взаимодействие с социальной системой (системой групп), позволяет наметить новый вектор в исследовании групповой направленности активности.

В третьей главе очерчивается проблемное поле эмпирического и экспериментального исследования. Приводится программа исследования, описывается его организация и обосновывается выбор объекта, излагаются методы и процедуры изучения мотивационно-ценностной включенности малой группы. Отмечается, что для реализации задач исследования использовался методический комплекс, основой которого являлось включенное наблюдение и формирующий эксперимент, а общей целью его построения выступала возможность количественной и качественной оценки форм включенности малой группы в социальные системы разных типов, а также возможность характеризовать динамику изучаемого социально-психологического феномена.

В качестве непосредственных психодиагностических методик для сбора психологической информации использовался ряд методик. Для исследования мотивационного компонента мотивационно-ценностной включенности группы использовался авторский «Опросник для изучения мотивации включения малой группы в социальную систему», основой которого являлась методика «Диагностика школьной мотивации» (Н.П. Фетискин, В.В. Козлов, Г.М. Мануйлов, 2002). «Опросник для изучения значимости для группы и социальной системы групповых качеств», созданный на основе «Карты-схемы психолого-педагогической характеристики учебной группы» (Л.И. Уманский, А.С. Чернышев), позволил исследовать ценностный компонент мотивационно-ценностной включенности группы. Исследование установочного компонента проводилось с помощью методики, при составлении которой мы опирались на исследование групповой принадлежности Е.П. Авдуевской (1988). Интерактивный компонент изучался посредством «Методики экспертной оценки взаимодействия учебной группы с социальной системой, элементом которой является группа», при разработке которой мы опирались на методику «Самооценка эмоционально-мотивационных ориентаций в межгрупповом взаимодействии (модифицированный вариант Н.П. Фетискина)» и «Методику для экспертной оценки взаимодействия» С.В. Сарычева (Н.П. Фетискин, В.В. Козлов, Г.М. Мануйлов, 2002; С.В. Сарычев, 2008). Кроме того, для оценки данного компонента использовалось моделирование ситуации взаимодействия группы с социальной системой с помощью ранее разработанного аппаратурного прибора «Арка» (А.С. Чернышев, Ю.А. Лунев, С.В. Сарычев, 2005) путем введения дополнительных процедур. Проверка содержательной валидности методик, доказывавшаяся методом экспертной оценки, а также проверка на надежность, устойчивость (по принципу тест-ретест) и на разброс проводились в ходе пилотажного исследования.

Помимо вышеперечисленных методик, в исследовании также использовались упоминавшаяся ранее «Карта-схема психолого-педагогической характеристики группы», позволяющая устанавливать уровни организованности исследуемых групп, «Зрительно-аналоговая шкала» (В.А. Хащенко, 1990), с помощью которой изучалось единство мнений в группах, а также разработанное автором «Мини-сочинение», предполагавшее выявление прогноза исследуемой группы о возможном ее включении в социальную систему. Использование современных видов математической статистики (корреляционный, факторный анализ, применение для обработки статистических программ на основе «Microsoft Excel» и «SPSS 11.5 for Windows» и т.д.) позволило расширить и обогатить интерпретационные возможности полученных в ходе исследования данных.

Четвертая глава содержит в себе результаты исследования распространенности форм мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальных системах различных типов. Анализу полученных эмпирических данных исследования распространенности форм мотивационно-ценностной включенности группы во всех типах социальных систем посвящен первый параграф данной главы.

Показано, что при анализе всех исследованных типов социальных систем в них установлено существование групп со всеми выделенными в ходе теоретического анализа формами мотивационно-ценностной включенности группы. Полученные результаты отражены в таблице 2.

Таблица 2

Распространенность учебных групп по формам мотивационно-ценностной включенности в социальную систему

(во всех типах социальных систем)

Формы мотивационно-ценностной включенности группы

Количество групп

%

Позитивная

24

20

Позитивно-отстраненная

10

8,3

Отстраненно-позитивная

29

24,2

Отстраненная

18

15

Отстраненно-негативная

11

9,2

Негативно-отстраненная

16

13,3

Негативная

12

10

Наиболее распространенными оказались отстраненные формы (отстраненно-позитивная, отстраненная и отстраненно-негативная). Менее распространенными, но достаточно выраженными и близкими друг другу оказались позитивные формы (позитивная и позитивно-отстраненная) и формы негативные (негативно-отстраненная и негативная). Полученные данные позволяют говорить о достаточно устойчивых связях современных первичных коллективов с социальными системами, элементами которых они являются (школы, вузы, молодежные центры и т.п.), а также об имеющемся у них значительном резерве включения в сферу своей деятельности молодежных учебных групп и коллективов, а вместе с ними и конкретных школьников и студентов, членов этих учебных групп, что вполне согласуется с современными научными представлениями (Г.С. Абрамова, С.В. Кривцова, Д.И. Фельдштейн и др.).

Во втором параграфе обсуждаются итоги сравнительного анализа распространенности форм мотивационно-ценностной включенности группы в социальных системах «обычного» типа и типа «развивающая социальная среда».

Анализируется общая распространенность форм мотивационно-ценностной включенности во всех социальных системах «обычного» типа, показавшая, что в них были зафиксированы все выделенные ранее формы. Отмечается, что преобладающими оказались позитивные (позитивная и позитивно-отстраненная) и отстраненные формы (отстраненно-позитивная, отстраненная и отстраненно-негативная), при значительной распространенности негативных (негативно-отстраненная и негативная) форм.

Дальнейший анализ, проведенный в группах, сформированных и существующих в социальных системах «обычного» типа значительное время (группы старшеклассников), и в группах, сформированных и существующих в этих социальных системах незначительное время (группы студентов младших курсов), показал, что в студенческих группах существует некоторое преобладание отстраненных форм мотивационно-ценностной включенности в сравнении с учебными группами старшеклассников, у которых более выраженными оказались позитивные формы. В то же время общая распространенность форм мотивационно-ценностной включенности в группах старшеклассников и студентов в обычных социальных системах оказалась примерно одинаковой (см. рис. 1). Это же показал и проведенный статистической анализ различий с помощью 2 – критерия.

Рис. 1. Распространенность форм мотивационно-ценностной включенности в социальную систему среди учебных групп школьников и студентов в «обычных» социальных системах, в %

Далее обсуждаются итоги исследования распространенности форм мотивационно-ценностной включенности группы в социальные системы типа «развивающая социальная среда». Подчеркивается выделение для анализа двух видов групп (группы, созданные до их включения в социальные системы данного типа, и группы, сформированные непосредственно в социальных системах данного типа). Это позволило проанализировать распространенность мотивационно-ценностной включенности среди групп, существовавших значительный период времени, и групп вновь созданных, подобно анализу групп – элементов «обычных» социальных систем.

Анализируется общая распространенность форм в социальных системах типа «развивающая социальная среда», показавшая, что в социальных системах данного типа также зафиксированы все выделенные формы мотивационно-ценностной включенности. Отмечается, что преобладающими формами оказались отстраненные формы (отстраненно-позитивная, отстраненная и отстраненно-негативная). Менее распространенными оказались позитивные (позитивная и позитивно-отстраненная) и негативные (негативно-отстраненная и негативная) формы.

Последующий анализ, проведенный в группах обоих выделенных видов, показал существенные различия в распространенности форм мотивационно-ценностной включенности между ними (см. рис. 2), что также было подтверждено путем проведения статистического анализа различий с помощью 2 – критерия.

Рис. 2. Распространенность форм мотивационно-ценностной включенности в социальную систему среди учебных групп, созданных в процессе проведения учебных сборов в социальных системах типа «развивающая социальная среда», и учебных групп, созданных до проведения учебных сборов в этих социальных системах, в %

Полученные данные стали основой для проведения дополнительного исследования с целью установления факторов, обусловливающих выявленные различия. Было очевидно, что в качестве одного из них выступала сама социальная система. С другой стороны, в связи с известным положением С.Л. Рубинштейна об опосредованной детерминации внешнего воздействия, различия в распространенности форм мотивационно-ценностной включенности среди групп обоих видов могли быть обусловлены также внутренними социально-психологическими причинами. Это явилось основанием для выдвижения предположения об организованности (А.С. Чернышев, 1980) как возможном внутригрупповом факторе, обусловливающем формирование той или иной формы мотивационно-ценностной включенности группы. Проверке этого предположения посвящена шестая глава данной работы.

В третьем параграфе обсуждаются итоги исследования гендерных особенностей распространенности форм мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальных системах типа «развивающая социальная среда» (одним из объектов исследования выступали двенадцать гомогенных групп юношей или девушек, первоначально формировавшихся вне социальных систем типа «развивающая социальная среда», элементами которых они являлись только на период проведения летних учебных сборов). Проведенный анализ показал отсутствие среди данных групп позитивно-отстраненной формы, а преобладающими среди групп такого типа отмечены негативные формы. В то же время достаточно высокой была установлена распространенность и отстраненных форм. Наименее распространенными формами оказались формы позитивные.

Анализ распространенности форм среди групп юношей и девушек также показал существенные различия в распространенности форм мотивационно-ценностной включенности между ними (см. рис. 3), что подтвердил и статистический анализ различий с помощью 2 – критерия.

Рис. 3. Распространенность форм мотивационно-ценностной включенности в социальную систему среди учебных групп юношей и девушек (в %) в социальных системах типа «развивающая социальная среда»

Причина выделенных различий видится в особенностях социальных систем данного типа, которые по направленности психолого-педагогических методов и технологий в большей степени ориентированы, как представляется, на женское начало (объективное превалирование способов самоактуализации личности и группы, связанных с самопрезентацией и самоанализом в творческих видах деятельности – выступление на сцене, участие в творческих конкурсах, психологических тренингах и т.д.). В качестве внутригрупповой причины, так же как и среди гетерогенных групп, рассматривается организованность группы, что явилось основанием для выдвижения предположения об организованности как групповом социально-психологическом свойстве, являющемся фактором, обусловливающим формирование гендерных различий в распространенности форм мотивационно-ценностной включенности группы в социальную систему. Проверка данного предположения описана также в шестой главе работы.

В представленных выводах по данной главе отмечаются существование в социальных системах «обычного» типа и типа «развивающая социальная среда» всего спектра выделенных форм мотивационно-ценностной включенности группы, характер распространенности форм мотивационно-ценностной включенности в социальных системах обоих исследованных типов, связь распространенности выделенных форм с видами малых групп в социальных системах типа «развивающая социальная среда», предполагаемые детерминанты установленных между ними различий, а также особенности распространенности форм мотивационно-ценностной включенности и ее детерминанты в малых группах, состоящих исключительно из юношей или девушек.

В пятой главе диссертации анализируются результаты исследования динамики форм мотивационно-ценностной включенности малой группы в условиях социальных систем «обычного» типа и типа «развивающая социальная среда». Первый параграф посвящен описанию и анализу естественного формирующего эксперимента. Целью исследования являлось установление роли взаимодействия, инициированного самой малой группой с социальной системой «обычного» типа, в изменении форм мотивационно-ценностной включенности исследуемой группы. В качестве объекта исследования выступал студенческий психологический клуб Курского государственного университета «Бумеранг» (автор является научным руководителем и одним из создателей клуба).

Замысел экспериментального исследования заключался в том, чтобы, помещая экспериментальную учебную группу в ситуацию ее взаимодействия с социальной системой (в форме осуществления клубом экспериментальной студенческой психологической службы в Курском госуниверситете), являвшуюся гипотетической причиной (экспериментальным импульсом), устанавливать гипотетическое следствие, которое проявится в изменении компонентов и, следовательно, изменении формы мотивационно-ценностной включенности экспериментальной группы. Это выявит также и динамику мотивационно-ценностной включенности группы.

Экспериментальное исследование было реализовано в течение 2003–2004 гг. посредством проведения двух замеров с использованием единой процедуры исследования и методических средств. Результаты обоих замеров представлены в таблице 3.

Таблица 3

Выраженность компонентов мотивационно-ценностной включенности в социальную систему студенческого психологического клуба «Бумеранг» по результатам первоначального и итогового замеров

Название компонентов

Мотивационный

Ценностный

Установочный

Интерактивный

Результаты первоначального замера

«позитивно»

«отстраненно»

«отстраненно»

«отстраненно»

Результаты итогового замера

«позитивно»

«отстраненно»

«позитивно»

«позитивно»

Проведение первого замера позволило определить исходную форму мотивационно-ценностной включенности экспериментальной группы, оказавшуюся отстраненно-позитивной, что позволило на данном этапе охарактеризовать студенческий психологический клуб «Бумеранг» как малую учебную группу, мотивационно направленную на взаимодействие с социальной системой (системой групп), элементом которой она являлась. Несформированность групповых ценностных ориентаций, связанная с непродолжительным сроком существования экспериментальной группы, видимо, отразилась на отстраненности ценностей группы от системы ценностей социальной системы. Временной фактор, по нашему мнению, лежит и в основе отстраненной выраженности психологического настроя группы на взаимодействие с социальной системой.

Отдельно обсуждаются результаты анализа установочного компонента, показавшие индифферентное отношение группы к нормам, целям и задачам социальной системы, сочетающееся с ее эмоциональной идентификацией с социальной системой и стремлением использовать будущее взаимодействие с ней в качестве средства достижения групповых целей (обрести высокий статус клуба в университете, представлять университет на различных уровнях и т.д.).

Проведение итогового замера, осуществленное в конце семестра, позволило выявить определенные динамические изменения в выраженности компонентов мотивационно-ценностной включенности экспериментальной группы (см. табл. 3). Итоговой ее формой была установлена позитивная форма, что позволило охарактеризовать студенческий психологический клуб как группу, по-прежнему мотивационно направленную на взаимодействие с социальной системой. Сохранившаяся к завершению эксперимента отстраненная выраженность соотношения групповых ценностей с ценностями социальной системы, по нашему мнению, связана с тем, что значительная разнородность ценностей, присущая вузу как социальной системе в связи с его значительным количественным составом, обусловливает определенную «размытость» структуры ценностей и, соответственно, отстраненность от структуры ценностей входящих в нее групп (в том числе и студенческой группы «Бумеранг»). Выраженность интерактивного компонента по результатам итогового замера оказалась позитивной, что мы связываем с высокой эффективностью разработанных и внедренных в реальный образовательный процесс Курского госуниверситета способов осуществления деятельности психологической службы, получивших признание в том числе и на уровне психологического сообщества России (Диплом лауреата Национального профессионального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2004 года в номинации «Лучший проект 2004 года в психологической практике»).

Информативным оказался и дополнительный анализ установочного компонента, показавший знание студенческим психологическим клубом норм и разделение адекватно осознаваемых группой целей «своей» социальной системы, положительное отношение к её задачам, отсутствие выраженного эмоционального отношения к социальной системе, элементом которой являлся клуб, и готовность группы к взаимодействию с ней.

Во втором параграфе главы обсуждаются итоги исследования динамики форм мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальных системах типа «развивающая социальная среда». Целью исследования являлось установление роли взаимодействия с малыми группами инициированного социальной системой типа «развивающая социальная среда» в изменении форм их мотивационно-ценностной включенности. Исследование проводилось на базе молодежных профильных центров Курской области «Комсорг», «Монолит» и «Магистр» в период проведения летних учебных сборов. Общий план исследования включал в себя проведение трех этапов, в ходе которых осуществлялось измерение всех компонентов мотивационно-ценностной включенности посредством описанного методического комплекса по единой процедуре. Результаты исследования в группах обоих выделенных ранее видов представлены в таблицах 4 и 5.

Таблица 4

Распространенность учебных групп (по количеству групп и в %), созданных и первоначально формировавшихся в социальной системе типа «развивающая социальная среда», по формам мотивационно-ценностной включенности

(по результатам трех замеров)

Формы мотивационно-ценностной включенности группы

Замеры

1

2

3

Количество групп

%

Количество групп

%

Количество групп

%

Позитивная

8

28,6

5

17,8

10

35,7

Позитивно-отстраненная

2

7,1

5

17,8

7

25

Отстраненно-позитивная

6

21,5

13

46,4

5

17,9

Отстраненная

4

14,3

-

-

-

-

Отстраненно-негативная

3

10,7

4

14,3

2

7,1

Негативно-отстраненная

2

7,1

-

-

3

10,7

Негативная

3

10,7

1

3,7

1

3,6

Проведение первого замера позволило установить, что среди групп, созданных и первоначально формировавшихся в данной социальной системе, всех выделенных форм мотивационно-ценностной включенности наиболее распространенными оказались формы связанные с преобладанием того или иного варианта отстраненности, менее распространенными – позитивные формы, а наименьшая распространенность форм пришлась на формы негативные (см. табл. 4).

Проведение повторного замера (в середине сборов) позволило установить, что, в сравнении с первым замером, распространенность позитивных форм оказалась существенно ниже, а распространенность негативных форм осталась практически неизменной, что мы связываем с характерным для социальных систем такого типа спадом активности учебных групп к середине летних учебных сборов с последующим подъемом к моменту их окончания (А.С. Чернышев, Ю.А. Лунев, 1998). Проведение итогового (третьего) замера позволило установить значительную положительную динамику от первого к третьему (итоговому) замеру в распространенности позитивных форм, при выраженной отрицательной динамике форм отстраненных и почти неизменной распространенности негативных форм (наиболее выражено в период между вторым и третьим замерами).

Проведение первого замера среди групп, созданных и первоначально формировавшихся вне социальных систем данного типа, позволило установить, что наиболее распространенными формами среди групп данного вида оказались формы, связанные с преобладанием того или иного варианта отстраненности, а распространенность позитивных и негативных форм оказалась идентичной (см. табл. 5).

Таблица 5

Распространенность учебных групп (по количеству групп и в %), созданных и первоначально формировавшихся вне данной социальной системы типа «развивающая социальная среда», по формам мотивационно-ценностной включенности

(по результатам трех замеров)

Формы мотивационно-ценностной включенности группы

Замеры

1

2

3

Количество групп

%

Количество групп

%

Количество групп

%

Позитивная

3

10,8

-

-

2

7,2

Позитивно-отстраненная

5

17,8

2

7,2

4

14,4

Отстраненно-позитивная

5

17,8

7

25

7

25

Отстраненная

6

21,4

9

32,1

7

25

Отстраненно-негативная

1

3,6

2

7,2

1

3,6

Негативно-отстраненная

3

10,8

5

17,8

4

14,4

Негативная

5

17,8

1

10,7

3

10,7

Проведение повторного замера показало, что распространенность позитивных форм по сравнению с первым замером, оказалась значительно ниже и полностью отсутствовала собственно позитивная форма. Анализ распространенности негативных форм обнаружил некоторое увеличение негативно-отстраненных форм при существенном снижении форм негативных.

Анализ итогового замера показал, прежде всего, устойчивое преобладание среди данного вида групп отстраненных форм, хотя и снизившееся к концу летних учебных сборов, а также невысокую распространенность форм позитивных, также существенно снизившуюся ко времени итогового замера. Позитивной является установленная тенденция к снижению негативных форм в группах данного вида.

Для более полного представления о динамических особенностях мотивационно-ценностной включенности в социальную систему в третьем параграфе была проанализирована динамика компонентов мотивационно-ценностной включенности в обоих видах групп. При обсуждении результатов анализа отмечается «цикличный» характер выраженности ряда компонентов мотивационно-ценностной включенности в малых группах, независимо от их вида, связанного со временем и местом создания.

В представленных выводах отмечается, что динамика мотивационно-ценностной включенности малой группы выражается в изменении ее компонентов, приводящих в целом к изменению формы мотивационно-ценностной включенности малой группы; что в качестве детерминанты, обусловливающей этот процесс, выступает ситуация специально организованного взаимодействия малой группы с социальной системой, инициированного либо самой малой группой (в условиях социальной системы «обычного» типа»), либо социальной системой (в условиях социальной системы типа «развивающая социальная среда»).

Шестая глава работы отражает исследование организованности малой группы как социально-психологической основы формирования мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальную систему.

Первый параграф главы посвящен рассмотрению современного состояния изученности проблемы организованности малой группы в социальной психологии (М.И. Сетров, А.С. Чернышев и др.) и ее связи с мотивационно-ценностной включенностью группы. Во втором параграфе представлено исследование влияния организованности малой группы на формирование ее мотивационно-ценностной включенности в социальных системах типа «развивающая социальная среда».

Отмечается, что результатом проведенного исследования явилась возможность соотнести распространенность форм мотивационно-ценностной включенности учебных групп, созданных и первоначально формировавшихся в социальной системе типа «развивающая социальная среда», и групп, уже существовавших до помещения их в социальные системы типа «развивающая социальная среда», с уровнем организованности этих групп.

Анализ показал, что в низкоорганизованных группах первого вида наиболее распространенными оказались позитивная и позитивно-отстраненная формы, менее распространенными – отстраненно-позитивная и отстраненно-негативная формы, а отстраненной, негативно-отстраненной и негативной форм нами установлено не было. В низкоорганизованных группах второго вида были установлены лишь отстраненно-позитивная и отстраненная формы. Их распространенность оказалась низкой.

В среднеорганизованных группах первого вида наибольшая распространенность была связана с отстраненно-позитивной формой, в то время как остальные формы оказались слабораспространенными. В среднеорганизованных группах второго вида наиболее распространенными были отстраненно-позитивная и отстраненная формы мотивационно-ценностной включенности, а остальные формы – менее распространенными.

Наиболее распространенной в высокоорганизованных группах первого вида оказалась отстраненно-позитивная форма включенности. В остальных высокоорганизованных группах данного вида равномерно распределились отстраненно-негативная и негативная формы. Наибольшая распространенность высокоорганизованных групп второго вида пришлась на группы с отстраненной формой, в то время как другие формы (отстраненно-позитивная, негативно-отстраненная, отстраненно-негативная и негативная) также оказались менее распространенными.

Для уточнения взаимосвязи организованности и форм мотивационно-ценностной включенности групп обоих видов были проведены корреляционный и факторный анализы. Проведение данных процедур, кроме того, выступало и в качестве дополнительного средства психометрической проверки методического комплекса. Первоначально исследовались корреляционные взаимосвязи между компонентами мотивационно-ценностной включенности раздельно по каждому виду групп и показателями их организованности. Результаты корреляционного анализа являлись основой для осуществления факторного анализа, проведенного с помощью программы для обработки статистической информации SPSS for Windows 11.5. (А.Д. Наследов, 2004).

В результате факторного анализа полученных данных в группах, созданных и первоначально формировавшихся в социальной системе типа «развивающая социальная среда» (группы первого вида), были выделены четыре фактора. Первый фактор, условно названный «фактором самоуправляемости», с нагрузкой 13% общей дисперсии характеризуется объединением, состоящим из следующих положительных переменных: направленность (r=0,60), самоуправляемость (r=0,86), психологический настрой (r=0,78), единство мнений (r=0,78), лидерство (r=0,50), а также отрицательной социальной установки (r= - 0,44). Это позволяет говорить о том, что для низкоорганизованных групп данного вида характерна позитивная социальная установка на взаимодействие группы с социальной системой, в то время как для высокоорганизованных групп – негативная. Полученные результаты мы связываем с ориентацией высокоорганизованных групп на собственные внутригрупповые нормы и цели, а низкоорганизованных – на нормы и цели социальной системы, элементом которой является малая группа.

Анализ второго фактора, условно названного «фактором психологического настроя группы на деятельность», с нагрузкой 10% общей дисперсии, в который вошли такие переменные с положительным весом, как взаимодействие группы (r=0,72), социальная установка группы (r=0,52) и ее ценности (r=0,51), и с отрицательным весом – психологический настрой группы на деятельность (r= - 0,58) и единство мнений в ней (r= - 0,51), позволил установить, что низкие психологический настрой и единство мнений в группе предполагают ее высокую включенность в социальную систему. Полученные результаты мы связываем с непродолжительным временем существования группы, при котором ее недостаточная организованность компенсируется внешним воздействием социальной системы, элементом которой она является (посредством организации жизнедеятельности социальной системы, через непосредственное руководство группой педагогом и т.д.)

Третий фактор, условно названный «фактором стрессоустойчивости группы», с нагрузкой 8% общей дисперсии, характеризуется объединением стрессоустойчивости как переменной с отрицательным весом (r= - 0,87) с переменными «мотивация группы» (r= - 0,54) и «взаимодействие группы» (r= - 0,34), также обладающими отрицательным весом. Анализ фактора позволяет говорить о том, что группа с высокой стрессоустойчивостью не обладает высокой мотивацией на взаимодействие с социальной системой, элементом которой она является, и реальное взаимодействие такой группы с социальной системой также не является для группы приоритетным. Полученные результаты мы связываем со спецификой социальных систем такого типа, являющихся для многих групп и их членов «новыми» и в определенной степени «стрессогенными». В такой ситуации в более благоприятных условиях для взаимодействия оказываются группы с высокой стрессоустойчивостью.

В четвертый фактор с нагрузкой 7% общей дисперсии вошли лишь показатели организованности группы: направленность (r=0,61), единство действий (r=0,87) и стрессоустойчивость (r= - 0,40), что позволяет говорить о том, что для групп данного вида включенность их в социальную систему не является определяющей целью. В связи с этим данный фактор был назван фактором «косвенной направленности». Полученные результаты мы связываем с отсутствием в таких группах сформированных представлений о месте и роли группы в социальной системе, обусловленных непродолжительным временем существования групп.

Анализ данных, полученных в группах, существовавших до помещения их в социальные системы типа «развивающая социальная среда» (группы второго вида), позволил также выделить четыре фактора.

Первый фактор, условно названный «фактором направленности», с нагрузкой 14% общей дисперсии, характеризуется объединением, состоящим из следующих положительных переменных: направленность (r=0,76), самоуправляемость (r=0,71), психологический настрой (r=0,68), единство мнений (r=0,74), лидерство (r=0,67), а также отрицательной ценностной переменной (r= - 0,45). Это позволяет говорить о том, что для высокоорганизованных групп данного вида характерно негативное отношение к ценностям социальной системы, элементом которой является группа. Полученные результаты мы связываем с существованием в группах собственных ценностей, антагонистичных ценностям социальной системы, в которую были помещены группы на период проведения летних учебных сборов.

Анализ второго фактора, условно названного «фактором лидерства», с нагрузкой 8% общей дисперсии, в который вошли такие переменные с положительным весом, как мотивация группы на ее взаимодействие с социальной системой (r=0,90), взаимодействие группы (r=0,57) и ее ценности (r=0,47), и с отрицательным весом – показатель лидерства в группе (r= - 0,45) позволил установить, что негативная включенность группы в социальную систему связана с высокой выраженностью лидерства в ней. Полученные результаты мы связываем с существованием в таких группах лидеров с негативным отношением к социальной системе, в которую группы были помещены на период проведения летних учебных сборов.

Третий фактор, условно обозначенный как «фактор психологического настроя на деятельность», с нагрузкой 7% общей дисперсии, характеризуется объединением психологического настроя на деятельность (r=0,69), единства действий (r=0,56), единства мнений (r=0,41) и направленности группы (r=0,35) как переменных с положительным весом, а также отрицательной установкой на взаимодействие группы с социальной системой (r= - 0,49). Данные результаты позволяют говорить о том, что позитивный психологический настрой группы на внутригрупповую деятельность предполагает отрицательную установку на взаимодействие с социальной системой, что мы связываем с известным в психологии явлением «группового эгоизма» (Л.И. Уманский, 2001).

В четвертый фактор с нагрузкой 5% общей дисперсии вошли следующие показатели организованности: межгрупповое единство с положительной нагрузкой (r=0,89) и стрессоустойчивость группы с отрицательной нагрузкой (r= - 0,43). В единый с ними фактор, условно названный «фактором межгруппового единства», вошел с положительной нагрузкой показатель взаимодействия группы с социальной системой (r=0,49), что позволяет говорить о том, что высокий позитивный настрой группы на межгрупповое единство, даже при недостаточной стрессоустойчивости, проявляется в ее желании взаимодействовать с социальной системой. Данное обстоятельство мы связываем с существованием у группы положительного опыта взаимодействия в социальных системах и с социальными системами различных типов, в том числе и с социальными системами типа «развивающая социальная среда».

В третьем параграфе данной главы рассматривается влияние организованности малой группы на гендерные особенности формирования ее мотивационно-ценностной включенности в социальной системе типа «развивающая социальная среда». Анализ показал, что и в группах юношей и группах девушек были установлены группы только со средним и низким уровнями организованности.

Среди среднеорганизованных групп юношей наиболее распространенной оказалась негативно-отстраненная форма. Менее распространенными формами оказались отстраненно-позитивная, отстраненная, негативно-отстраненная и негативная. Среди низкоорганизованных групп юношей наиболее распространенными формами оказались отстраненно-негативная и негативно-отстраненная.

Среди среднеорганизованных групп девушек было установлено существование позитивной, отстраненно-негативной и негативной форм, распространенных равномерно. Среди низкоорганизованных групп девушек также была зафиксирована равномерность в распространенности позитивной и негативно-отстраненной форм.

Для уточнения взаимосвязи организованности и форм мотивационно-ценностной включенности учебных групп, состоящих исключительно из юношей и исключительно из девушек, также были проведены корреляционный и факторный анализы.

В результате факторного анализа полученных данных в группах юношей были выделены четыре фактора. Первый фактор, с нагрузкой 12% общей дисперсии, условно можно назвать «фактором единства мнений». В этот фактор со значимым и положительным весом вошли большинство показателей организованности исследуемых групп: единство мнений (r=0,96), психологический настрой (r=0,87), направленность (r=0,93) и самоуправляемость (r=0,47), а также показатели мотивационно-ценностной включенности с отрицательным весом: мотивационный (r= - 0,47), и установочный (r= - 0,42). Следовательно, для учебных групп юношей с высоким единством мнений характерна отрицательная мотивация и установка на взаимодействие с социальными системами. Полученные результаты оказались близки результатам факторного анализа данных в ранее проанализированных типах групп и связаны с существованием в группах собственных ценностей, принимающих при определенных уровнях организованности (среднем и высоком) характер антагонистичных ценностям социальной системы, в которую группы были помещены на период проведения летних учебных сборов.

Анализ второго фактора, получившего название «фактора стрессоустойчивости», с нагрузкой 9% общей дисперсии, в который вошли такие переменные с отрицательным весом как мотивация группы (r= - 0,69), ее ценности (r= - 0,95), социальная установка (r= - 0,51), стрессоустойчивость группы (r= - 0,89) и ее психологический настрой на деятельность (r= - 0,41), позволил установить, что низкие стрессоустойчивость и психологический настрой на деятельность в группе связаны антагонистичностью мотивов, ценностей и установки группы. Полученные результаты оказались близки результатам, полученным при анализе третьего фактора групп первого вида и также связываются нами с новизной, необычностью, стрессогенностью таких социальных систем для чисто мужских учебных групп, когда в лучшей ситуации оказываются группы с высокой стрессоустойчивостью.

Третий фактор, условно названный «фактором единства действий», с нагрузкой 7% общей дисперсии, характеризуется объединением таких положительных показателей, как единство действий группы (r=0,88), лидерство (r=0,85) и самоуправляемость (r=0,62), и показателя взаимодействия группы с социальной системой мотивационно-ценностной включенности с отрицательным факторным весом (r= - 0,47). Анализ фактора позволяет говорить о том, что для группы с высоким уровнем единства действий взаимодействие группы с социальной системой не является приоритетным, что мы связываем как с явлением «группового эгоизма» (Л.И. Уманский), так и с полным отсутствием интереса таких групп к системе жизнедеятельности социальных систем такого типа (воспринимающихся ими как «несерьезные», «девчоночьи» и т.д.), в связи с отрицательной выраженностью ценностного и невыраженностью мотивационного фактора.

В четвертый фактор, получивший название «фактор межгруппового единства» и зафиксированный лишь в группах юношей, с нагрузкой 6% общей дисперсии, вошли следующие показатели организованности группы с отрицательной факторной нагрузкой: межгрупповое единство (r= - 0,93), и «самоуправляемость» (r= - 0,51). Единый с ними фактор составили показатели установки (r=0,70) и взаимодействия (r=0,44), с положительным факторным весом. Следовательно можно говорить о том, что для групп со слаборазвитой самоуправляемостью и ориентацией на собственную группу все же характерна высокая установка на взаимодействие группы с социальной системой, подкрепленная реальным взаимодействием группы. Полученные результаты мы связываем с относительно высоким показателем лидерства (r=0,41) в таких группах, часто принимавшего форму жесткого автократического руководства со стороны представителей социальной системы (инструкторы, вожатые-шефы отрядов и т.п.).

Анализ данных, полученных в группах девушек, позволил выделить только три фактора. Первый, условно названный фактором «единства действий», с нагрузкой 11% общей дисперсии, характеризуется объединением таких положительных показателей, как единство действий (r=0,94) и стрессоустойчивость (r=0,89), и из отрицательных показателей: единство мнений (r= - 0,48) и лидерство (r= - 0,82). В этот же фактор с положительным значимым весом вошел показатель «взаимодействие» (r=0,70), что позволяет говорить том, что высокий уровень единства действий и стрессоустойчивости группы, даже при низком единстве мнений и отсутствии выраженного лидерства, позволяет осуществлять группе эффективное взаимодействие с социальной системой. Полученные результаты мы связываем с общей организацией социальной системы данного типа, способствующей включению групп в общую жизнедеятельность центра и не воспринимаемой группами, состоящими из девушек, как стрессогенная (в отличие от групп юношей).

Анализ второго фактора, «фактора направленности», с нагрузкой 8% общей дисперсии, в который вошли следующие показатели: направленность (r=0,96), психологический настрой на деятельность (r=0,90), единство мнений (r=0,83), межгрупповое единство (r=0,91) и лидерство (r=0,45), а также показатель взаимодействия группы с социальной системой с положительной факторной нагрузкой (r=0,65), показал, что для позитивно направленных групп характерно успешное взаимодействие с социальными системами, элементами которых они являются. Полученные результаты подтвердили данные анализа предыдущих факторов, показавшие обусловленность эффективности взаимодействия группы с социальной системой прежде всего направленностью малой группы.

Третий фактор, условно названный «фактором стрессоустойчивости», с нагрузкой 7% общей дисперсии, характеризуется объединением показателей мотивационно-ценностной включенности группы. В него вошли установочный (r=0,95) и мотивационный (r=0,72) показатели с положительной нагрузкой и ценностный показатель (r= - 0,76) с отрицательной нагрузкой. Кроме них, в данный фактор со значимым весом и положительным знаком вошел показатель организованности групп – стрессоустойчивость (r=0,40). Следовательно, можно говорить о том, что высокая стрессоустойчивость группы связана с позитивной мотивацией и установкой на взаимодействие группы с социальной системой, несмотря на различия их ценностей, что является близким результатам, полученным при анализе третьего фактора групп первого вида и «мужских» групп и подтверждает преимущества стрессоустойчивых групп в их включении в социальные системы данного типа. В выводах по данной главе отмечается опосредующая роль организованности во влиянии социальной системы на формирование той или иной формы мотивационно-ценностной включенности малой группы; подчеркивается, что в выделенных видах групп это осуществляется по-разному и связывается с условиями формирования и уровнем организованности групп, а также (применительно к группам юношей и девушек) гендерной ориентацией жизнедеятельности социальных систем типа «развивающая социальная среда».

В седьмой главе содержится описание социально-психологических механизмов и условий формирования мотивационно-ценностной включенности группы. В первом параграфе главы представлены социально-психологические механизмы формирования мотивационно-ценностной включенности группы.

При рассмотрении механизма «″авансированное доверие″ (А.С. Макаренко, 1988) социальной системы по отношению к взаимодействующей с ней группе» отмечается, что он проявляется в создании и «транслировании» социальной системой образа «идеального» группового субъекта и условий для продвижения групп к этому образу. Отмечается существование положительной, нейтральной и отрицательной выраженности рассматриваемого механизма. Различия его действия отражаются на преимущественно «нейтральной» выраженности данного механизма в обычных социальных системах и представленности всего континуума выраженностей в социальных системах типа «развивающая социальная среда». Отмечается связь выраженности форм мотивационно-ценностной включенности с выраженностью рассматриваемого механизма.

При анализе механизма «обращение группы к имеющемуся групповому опыту взаимодействия с социальной системой» отмечается, что групповой опыт выступает в виде определенных схем взаимодействия группы с социальной системой, названных «домашними заготовками». Носителями такого опыта выступают члены педагогического коллектива, работающие с группой, лидеры групп, члены группы, имеющие индивидуальный опыт взаимодействия с данной либо какой-то другой социальной системой. Раскрывается значение «домашних заготовок» в условиях развивающей социальной среды. Отмечается, что их изменение связано с формированием форм мотивационно-ценностной включенности группы (изменение неэффективных способов взаимодействия детерминирует формирование у группы отстраненных или позитивных форм, а отсутствие изменений – негативных форм). Отмечается также, что в условиях обычных социальных систем обращение к имеющемуся групповому опыту в группах, уже имеющих опыт взаимодействия с социальными системами типа «развивающая социальная среда» (например, клуб «Бумеранг»), становится катализатором такого взаимодействия, способствуя изменению форм мотивационно-ценностной включенности группы.

Анализ механизма «трансформация лидерства в группе в процессе взаимодействия с социальной системой, элементом которой является группа» показывает, что при «негативных» формах мотивационно-ценностной включенности группы лидер (лидеры) обычно выступал в роли «защитника», «заступника» группы. При разделении мнений по отношению к взаимодействию с социальной системой в учебной группе появлялся параллельный лидер, отражающий позицию части группы на «позитивное» взаимодействие и способствующий ему. В ряде случаев такая ситуация приводит к организационному расколу в группе с последующим формированием в образовавшихся группах иных форм мотивационно-ценностной включенности. В отстраненно и позитивно включенных группах, элементах социальных систем типа «развивающая социальная среда», лидерство представлено наиболее разнообразно и включает в себя лидеров «стратегического» и «тактического» действия (С.В. Сарычев, А.С. Чернышев, 2000).

Характеризуя логику действия механизма повышения смыслообразующей функции ценностей социальной системы до групповых и индивидуальных ценностных ориентаций, отмечаем её параллель разработанной в педагогической психологии концепции теоретического (содержательного) обобщения (В.В. Давыдов), имеющей, по нашему мнению, более широкое значение, в том числе применительно к формированию групповых и индивидуальных ценностных ориентаций, и соответственно интерпретирующейся как выведение индивидуальных и групповых ценностных ориентаций из наиболее общих фундаментальных смысложизненных ценностей, носителем которых является социальная система. В обычных социальных системах соотношение ценностей социальной системы и учебных групп, являющихся их элементами, носило, как правило, отстраненный характер и проявлялось в преобладании отстраненных форм мотивационно-ценностной включенности в таких группах. Исключением являлся студенческий психологический клуб «Бумеранг», хотя и в данном случае, вследствие значительной размытости структуры ценностей такой социальной системы, как вуз, ценностный компонент также не вышел за пределы отстраненности. В социальных системах типа «развивающая социальная среда» действие данного механизма оказалось значительнее, что позволило обогатить содержательную и формальную структуры мотивационно-ценностной включенности. Действия данного механизма связываются также и с особенностями самих учебных групп, которые стали опосредующими звеньями в его функционировании. При этом ценности группы, становясь компонентом структуры мотивационно-ценностной включенности группы, сами по мере ее формирования становятся «генератором» ее активности, потенцируя в свою очередь те или иные формы мотивационно-ценностной  включенности в процессе ценностного «смыслопорождения» (Ф.Е. Василюк, 1992) и «смыслостроительства» (Д.А. Леонтьев, 1997) в группе.

Во втором параграфе рассматриваются социально-психологические условия формирования мотивационно-ценностной включенности группы.

Направленность социальной системы на информирование малой группы о своих ценностях, создание социальной системой ситуации их переживания и осмысления как социально-психологическое условие связано с существующими в социальных системах рассмотренных типов различий в общей организации их жизнедеятельности, в характере структуры ценностей в социальной системе и в уровне их значимости для малых групп, являющихся их элементами. Находясь в ситуациях, создаваемых социальной системой, группа непрерывно информируется социальной системой о существующей в ней системе ценностей посредством получения «сигналов» от социальной системы, сопровождаемых их переживанием и осмыслением группой. Такая информация поступает в малую группу непосредственно (доведение до группы законов, обычаев, традиций и правил, которые существуют и значимы в социальной системе) и опосредованно (посредством разработанной системы поощрений и наказаний).

Стимулирование социальной системой выбора малой группой стратегии своего взаимодействия с ней предполагает создание социальных ситуаций для групп, подразумевающих знание и выполнение ими норм и правил, характерных для данной социальной системы, и предоставление возможностей осуществления выбора соответствующей стратегии своего поведения на основе этих правил. Для учебных групп данное условие позволяет актуализировать процесс самопознания группой себя и своих возможностей в ситуации жизнедеятельности в рамках социальной среды (иногда новой, незнакомой). Результатом такого самопознания будет являться формирование у группы той или иной формы мотивационно-ценностной включенности, являющейся основой в выборе стратегии взаимодействия с социальной средой. На уровне участия группы во взаимодействии с социальной системой (например, участие в коллективном творческом деле, инициируемом социальной системой) это может выражаться в характере подготовки и участия группы в таком взаимодействии в континууме от эффективного участия в нем через отстраненное («для галочки») к полному отказу от участия.

Овладение группой психологической информацией для формирования себя как группы реализуется посредством включения группы в процесс получения «доступной» психологической информации о ней и ее членах. В обычных социальных системах это достигается благодаря работе психолога (психологической службы в школе, вузе) с конкретной учебной группой. Значительно обогащеннее данное условие реализуется в студенческом психологическом клубе, что связывается с профессионально-психологической направленностью клуба, его реальным включением в практическое взаимодействие с социальной системой, а также с прямым участием в его деятельности психологов, преподавателей кафедры психологии Курского госуниверситета. Подобная ситуация характерна и для социальных систем типа «развивающая социальная среда», где также в качестве сотрудников психологических служб молодежных центров традиционно выступают преподаватели кафедры психологии Курского государственного университета. Кроме того, существует особая система получения группами и их членами разнообразных знаний, умений и навыков, в том числе и психологических, имеющая в разных молодежных центрах различные названия («Лицей», «Биржа программ», «Эпицентр» и т.д.). Одной из ее задач является практическая реализация полученных знаний, умений и навыков в процессе взаимодействия данных учебных групп со своими обычными социальными системами (школа, вуз), получившая название «Программа последействия» и являющаяся неотъемлемой частью общего процесса жизнедеятельности малой группы.

Формирование социальной системой у групп способов социального подкрепления представлений о собственной ценности базируется на создании для них ситуаций успеха. В обычных социальных системах это достигается преимущественно за счет внедрения в процесс формирования групп элементов «педагогики сотрудничества», основанной на идеях личностного, деятельностного и индивидуального подходов в психологии. В социальных системах типа «развивающая социальная среда» это достигается за счет фестивального принципа большинства коллективных творческих дел, широкой кооперации учебных групп при их подготовке, организация особых «традиционных» коллективных творческих дел, предполагающих непосредственное взаимодействие всех учебных групп с социальной системой, существование особых «ритуалов» (совместные «вечерние огоньки» и т.д.).

В представленных по седьмой главе выводах отмечается, что установленные механизмы и условия имеют особенности, связанные с типом социальной системы, в которую включена учебная группа, и, кроме того, установленные механизмы в социальных системах типа «развивающая социальная среда» имеют особенности, связанные с видом малой учебной группы.

В заключении диссертации подводятся итоги исследования, обозначаются его перспективы, приводятся теоретические и эмпирические выводы.

Выводы

  1. Анализ современного состояния проблемы мотивационно-ценностной включенности группы как субъекта совместной деятельности в социальную систему (систему групп) показал существование теоретических, методологических и эмпирических оснований для разработки концептуального подхода к исследованию мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальную систему как социально-психологического феномена.
  2. С точки зрения данного подхода процесс включения малой группы в социальную среду, выступающую в качестве социальной системы, элементом которой является группа, связан с существованием социально-психологического феномена – мотивационно-ценностной включенности группы в социальную систему (систему групп), понимаемого как особое динамическое социально-психологическое состояние малой группы, выступающее основой ее взаимоотношений с социальной средой (социальной системой), элементом которой она является, и показателем «меры участия» малой группы в этом процессе.

По своему психологическому содержанию мотивационно-ценностная включенность малой группы в социальную систему представляет собой структуру, включающую в себя следующие компоненты: мотивационный, ценностный, установочный, интерактивный. Мотивационный, ценностный и установочный компоненты структуры мотивационно-ценностной включенности группы, как элементы группового сознания, характеризуют направленность активности группы как направленность на ее взаимодействие с социальной системой. Интерактивный компонент структуры мотивационно-ценностной включенности характеризует поведение коллективного субъекта.

Особенности выраженности компонентов мотивационно-ценностной включенности определяют ее типологию, выражающуюся в следующих «формах мотивационно-ценностной включенности малой группы»: позитивной, позитивно-отстраненной, отстраненно-позитивной, отстраненной, отстраненно-негативной, негативно-отстраненной, негативной.

  1. Основным методом исследования мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальную систему является методический комплекс, позволяющий различать исследуемые группы по выраженности их социально-психологических свойств, рассматриваемых в качестве компонентов мотивационно-ценностной включенности группы: по характеру мотивации малой группы по отношению к социальной системе, элементом которой она является, по особенностям соотношения ее ценностей с ценностями этой социальной системы, по характеру выраженности установочных структур, а также по способности группы проявлять свою активность по отношению к социальной системе в процессе взаимодействия с ней. Все эти получаемые факты интегративно отражают общую «форму» мотивационно-ценностной включенности.
  2. Распространенность форм мотивационно-ценностной включенности группы в социальную систему связана с типом социальной системы и особенностями образовательных технологий, используемых в ней (социальная система «обычного» типа, социальная система типа «развивающая социальная среда»). Выступая в качестве опосредующего звена мотивационно-ценностной включенности группы, данные особенности проявляются в характере распространенности форм мотивационно-ценностной включенности в социальных системах разных типов.
  3. Распространенность форм мотивационно-ценностной включенности группы в социальных системах типа «развивающая социальная среда» связана с местом и временем организации и первоначального формирования группы (в данной социальной системе или вне ее). Это проявляется в существовании значимых различий в распространенности форм мотивационно-ценностной включенности группы (преобладание среди групп, созданных в социальных системах данного типа, позитивных форм мотивационно-ценностной включенности и преобладание среди групп, созданных вне и до помещения их в такие социальные системы, отстраненных и негативных форм).
  4. Динамика форм мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальную систему, независимо от ее типа, проявляется в изменении выраженности ее компонентов и, следовательно, в изменении формы. Динамические изменения компонентов, а следовательно, формы мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальную систему, независимо от ее типа, связаны с ситуацией взаимодействия этой учебной группы с социальной системой. В то же время в социальных системах обычного типа характер взаимодействия группы с социальной системой инициируется преимущественно самой малой группой, в то время как в социальных системах типа «развивающая социальная среда» характер взаимодействия инициируется преимущественно социальной системой.
  5. Динамические изменения форм мотивационно-ценностной включенности группы носят «цикличный» характер, а не являются только прогрессивным, поступательным или только регрессивным движением. Динамические изменения компонентов мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальную систему типа «развивающая социальная среда» связаны с временем и местом создания и первоначального формирования малой группы, что проявляется в изменениях выраженности всех компонентов мотивационно-ценностной включенности группы.
  6. Распространенность форм мотивационно-ценностной включенности группы в социальных системах типа «развивающая социальная среда» связана с уровнем организованности малой группы, являющимся опосредующим фактором формирования ее мотивационно-ценностной включенности. В группах разных видов данный процесс реализуется по-разному. В группах, созданных и первоначально формирующихся в социальных системах типа «развивающая социальная среда», низкий уровень организованности малой группы преимущественно связан с формированием позитивной и позитивно-отстраненной форм, а средний и высокий уровень организованности – с формированием отстраненно-позитивной формы. В группах, существовавших до их помещения в социальные системы типа «развивающая социальная среда», низкий и средний уровни организованности малой группы преимущественно связаны с формированием отстраненно-позитивной, отстраненной и негативно-отстраненной форм, в то время как высокий уровень организованности – с формированием отстраненной формы.
  7. Выступая в качестве опосредующего фактора, организованность группы связана с изменением содержания основных компонентов мотивационно-ценностной включенности группы и как следствие – ее форм. В группах, созданных и первоначально формировавшихся в социальных системах типа «развивающая социальная среда», формирование мотивационно-ценностной включенности определяется следующими параметрами организованности малой группы: самоуправляемостью, психологическим настроем группы на деятельность, стрессоустойчивостью, косвенной направленностью. В группах, существовавших до помещения их в социальные системы типа «развивающая социальная среда» формирование мотивационно-ценностной включенности определяется следующими параметрами организованности малой группы: направленностью, лидерством, психологическим настроем на деятельность, межгрупповым единством.
  8. Распространенность форм мотивационно-ценностной включенности групп в социальную систему типа «развивающая социальная среда» связана с фактором половой принадлежности групп, являющихся элементами социальной системы данного типа. В социальных системах типа «развивающая социальная среда» организованность малой группы, независимо от гендерных особенностей группы, выступает как внутренняя детерминанта формирования ее мотивационно-ценностной включенности.
  9. Как в группах юношей, так и в группах девушек организованность определяет форму мотивационно-ценностной включенности малых групп в социальную систему. В группах юношей формирование мотивационно-ценностной включенности определяется следующими параметрами организованности малой группы: единством мнений, стрессоустойчивостью, единством действий, межгрупповым единством. В группах девушек такими параметрами являются: единство действий, направленность и стрессоустойчивость.
  10. Психологические механизмы и условия формирования мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальную систему имеют особенности, связанные с типом социальной системы, в которую включена учебная группа, и приобретают в них характерное для определенного типа социальной системы психологическое содержание.

В приложениях представлены практические рекомендации, методический инструментарий, схемы и таблицы, не вошедшие в основной текст диссертации.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

Монографии

  1. Елизаров, С.Г. Экспериментальное исследование социально-психологической зрелости молодежных групп: Из опыта работы курской школы социально-педагогической психологии, 1964—2004 гг. / А.С. Чернышев, С.В. Сарычев, С.Г. Елизаров [и др.]. – Курск : Курск. гос. ун-т, 2004. – 256 с. (18,3 п.л.).
  2. Елизаров, С.Г. Проектирование психологической помощи подросткам и юношам в личностном развитии / А.С. Чернышев, Н.Н. Гребеньков, С.Г. Елизаров [и др.]. – Курск : Курск. гос. ун-т, 2005. – 162 с. (10,1 п.л.).
  3. Елизаров, С.Г. Теоретические аспекты изучения мотивационно-ценностной включенности малой группы в социальную систему / С.Г. Елизаров. – Курск : Курск. гос. ун-т, 2008. – 208 с. (13 п.л.).
  4. Елизаров, С.Г. Мотивационно-ценностная включенность малой группы в социальную систему: опыт исследования / С.Г. Елизаров. – Курск : Курск. гос. ун-т, 2009. – 197 с. (12,3 п.л.).

Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК РФ

  1. Елизаров, С.Г. Влияние включенности учебных групп в социальную систему на структуру и содержание личностных ценностных ориентаций / С.Г. Елизаров // Ученые записки Российского государственного социального университета. – 2006. –№1. – С. 95 – 102. (0,5 п.л.).
  2. Елизаров, С.Г. Дифференциация форм мотивационно-ценностной включенности учебных групп в социальную систему типа «развивающая социальная среда» (гендерный аспект) / С.Г. Елизаров // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. Серия психологические науки : «Гендерная психология». – 2006. –№1. – Т.12. – С. 86 – 90. (0,5 п.л.).
  3. Елизаров, С.Г. Особенности дифференциации форм мотивационно-ценностной включенности учебных групп в социальные системы типа «развивающая социальная среда» / С.Г. Елизаров // Журнал прикладной психологии. – 2006. –№6-2. – С. 36 – 42. (0,7 п.л.).
  4. Елизаров, С.Г. Мотивационно-ценностная включенность учебных групп в социальные системы разных типов: распространенность форм и факторы формирования / С.Г. Елизаров // Вестник университета (Государственный университет управления). Серия: Социология и управление персоналом. – 2007. – №11 (37). – С. 31 – 35. (0,5 п.л.).
  5. Елизаров, С.Г. Мотивационно-ценностная включенность учебных групп в условиях разных типов социальных систем / С.Г. Елизаров // Вестник университета (Государственный университет управления). Серия: Социология и управление персоналом. – 2008. – №1 (39). – С. 49 – 52. (0,5 п.л.).
  6. Елизаров, С.Г. Представления о взаимоотношениях малой группы и социальной среды в отечественных исследованиях межгрупповых отношений / С.Г. Елизаров // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «Психологические науки». – 2008. –№4. – С. 120 – 126. (0,7 п.л.).
  7. Елизаров, С.Г. Некоторые аспекты представлений о взаимоотношениях малой группы и ее ближайшего социального окружения в зарубежной социальной психологии / С.Г. Елизаров // Вестник университета (Государственный университет управления). Серия: Социология и управление персоналом. – 2008. – №4 (42). –  С. 51 – 55. (0,5 п.л.).
  8. Елизаров, С.Г. Включенность субъекта в социальную среду: основные направления исследований в зарубежной и отечественной психологии / С.Г. Елизаров // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «Психологические науки». – 2009. – №2. – С. 135 – 142. (0,7 п.л.).
  9. Елизаров, С.Г. Психологические условия формирования мотивационно-ценностной включенности учебной группы в развивающие социальные среды / С.Г. Елизаров // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. Серия «Педагогические науки». – 2009. – №4(38). – С. 166 – 169. (0,5 п.л.).

Статьи в научных журналах

  1. Елизаров, С.Г. Психологический клуб как экспериментальная форма студенческой психологической службы в вузе / С.Г. Елизаров // Вiсник Чернiгiвського державного педагогiчного унiверситету. Випуск 31. Серiя: Психологiчнi науки. –  2005 – Т.1. – С. 153 – 156. (0,5 п.л.).
  2. Елизаров, С.Г. Студенческий психологический клуб как модель психологической службы в вузе / А.С. Чернышев, К.М. Гайдар, С.Г. Елизаров // Психология в вузе. – 2006. – №1. – С. 85 – 98. (0,5 п.л.).
  3. Елизаров, С.Г. Формирование мотивационно-ценностной включенности группы в систему социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних средствами дополнительного образования / С.Г. Елизаров // Теория и практика дополнительного образования. – 2006. – №3. – С. 43 – 46. (0,5 п.л.).
  4. Елизаров, С.Г. Динамические особенности мотивационно-ценностной включенности учебной группы в социальную систему / С.Г. Елизаров // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. Серия психологические науки : «Акмеология образования» – 2007. – №2. Т.13. С. 132 – 137. (0,5 п.л.).

Статьи, тезисы и материалы конференций

  1. Елизаров, С.Г. Влияние индивидуального и группового статусов на социализацию личности / А.С. Чернышев, С.Г. Елизаров, А.В. Корнев // Психолого-педагогические условия развития личности учащихся. Тезисы межвузовской конференции. – Воронеж, 1990. – С. 128 – 129. (0,1 п.л.).
  2. Елизаров, С.Г. Принадлежность первичного коллектива к основному как фактор социализации личности старшего школьника / С.Г. Елизаров // Актуальнi проблеми психологii : традицii и сучастнiсть : тези мiжнародних Костюкiвских читань : в 2 т. – Т.2. – Киев, 1992. – С. 76 – 78. (0,2 п.л.).
  3. Елизаров, С.Г. Основной коллектив как фактор социальной направленности малой группы / С.Г. Елизаров // Актуальные проблемы социальной психологии. Тезисы международного конгресса по социальной психологии. В 3 т. – Т.1. – Кострома, 1992. – С. 65 – 67. (0,3 п.л.).
  4. Елизаров, С.Г. Некоторые социально-психологические аспекты включенности группы и их влияние на совместимость ценностных ориентаций личности с ценностями основного коллектива / С.Г. Елизаров // Формирование и внедрение передового педагогического опыта в условиях перестройки народного образования. Межвузовский сборник статей. – Курск, 1992. – С. 92 – 93. (0,2 п.л.).
  5. Елизаров, С.Г. Социально-психологические механизмы становления и коррекции ценностных ориентаций подростка / С.Г. Елизаров // Психолого-педагогическая коррекция и психотерапия девиантного поведения и дисгармонии в развитии личности детей и подростков. Тезисы международной конференции. – Воронеж, 1993. – С. 93 – 94. (0,1 п.л.).
  6. Елизаров, С.Г. Лидерство как фактор детерминации форм включенности малой группы в основной коллектив / С.Г. Елизаров // Психолого-педагогические проблемы подготовки организаторов и лидеров детских и юношеских объединений. Межвузовский сборник статей. – Кострома, 1994. – С. 35 – 38. (0,3 п.л.).
  7. Елизаров, С.Г. Совместимость с ценностями основного коллектива как фактор детерминации ценностной структуры в малой группе / С.Г. Елизаров // Материалы четвертых страховских чтений. – Саратов, 1995. – С. 29 – 33. (0,3 п.л.).
  8. Елизаров, С.Г. Групповое творчество как фактор включенности группы в основной коллектив / С.Г. Елизаров // Творчество и личность : материалы международного симпозиума. – Курск, 1995. – С. 41 – 45. (0,3 п.л.).
  9. Елизаров, С.Г. Включенность группы в основной коллектив как фактор формирования ценностных ориентаций личности / С.Г. Елизаров // Социально-психологические проблемы ментальности : Материалы научной конференции. – Смоленск, 1996. – С. 52 – 58. (0,5 п.л.).
  10. Елизаров, С.Г. Включенность малой группы в основной коллектив как фактор детерминации ее ценностной структуры / С.Г. Елизаров // Проблемы образования на рубеже ХХI века : международный диалог : тезисы докладов. – Курск, 1996. – С. 27 – 29. (0,5 п.л.).
  11. Елизаров, С.Г. Социально-психологические аспекты влияния группового творчества на включенность группы в основной коллектив / С.Г. Елизаров // Личность : развитие и реализация в творчестве : сборник научных трудов. – Курск, 1996. – С. 112 – 121. (0,8 п.л.).
  12. Елизаров, С.Г. Опыт изучения эффективности влияния референтной группы на формирование ценностных ориентаций личности / С.Г. Елизаров // Актуальные вопросы медицинской науки : сборник научных трудов, посвященный 60-летию КГМУ. – Курск : Курск. гос. мед. ун-т, 1997. – С. 695 – 698. (0,3 п.л.).
  13. Елизаров, С.Г. Экспериментальное исследование факторов включенности группы в основной коллектив / С.Г. Елизаров // Материалы российской научно-практической конференции «Реализация и развитие идей Л.С.Выготского в практике диагностики, обучения и воспитания детей с проблемами в развитии». – Курск, 1997. – С. 41 – 44. (0,3 п.л.).
  14. Елизаров, С.Г. Особенности совместной деятельности учебных групп в условиях развивающей социальной среды / С.Г. Елизаров // Ежегодник Российского психологического общества «Психология и практика» : в 4 т. – Т.4. Выпуск 1. – Ярославль, 1998. – С. 90 – 92. (0,2 п.л.).
  15. Елизаров, С.Г. Особенности структуры ценностных ориентаций старшеклассников / С.Г. Елизаров, В.М. Тарасова // Социально-психологические проблемы ментальности : материалы III международной научной конференции. – Смоленск, 1998. – С. 114 – 118. (0,3 п.л.).
  16. Елизаров, С.Г. Некоторые аспекты структуры ценностных ориентаций специалистов социальной помощи / С.Г. Елизаров // Теоретические и практические проблемы психологии образования : материалы научно-практической конференции, посвященной 110-летию С.Л. Рубинштейна. – Смоленск : изд-во СГПУ, 1999. – С. 69 – 72. (0,2 п.л.).
  17. Елизаров, С.Г. Особенности структуры ценностных ориентаций студентов-инструкторов детско-подростковых профильных коллективов / С.Г. Елизаров // Проблемы становления личности в образовательном процессе : сборник научных статей. – Курск : изд-во КГПУ, 2000. – С. 56 – 61. (0,4 п.л.).
  18. Елизаров, С.Г. Включенность группы в основной коллектив как фактор формирования личностных ценностных ориентаций / С.Г. Елизаров // Социально-психологические аспекты оптимизации жизнедеятельности молодежных групп в изменяющихся социально-экономических условиях. – Курск, 2000. – C. 212 – 229. (0,7 п.л.).
  19. Елизаров, С.Г. Исследование ценностных ориентаций современных студентов (на материале учебных заведений г. Курска) / С.Г. Елизаров // Актуальные проблемы гуманитаризации высшего образования : материалы научно-методической конференции. – Воронеж, 2000. – С. 191 – 196. (0,4 п.л.).
  20. Елизаров, С.Г. К вопросу о возможной модели психологической службы в условиях развивающей социальной среды / С.Г. Елизаров // Социально–психологическая помощь подросткам и юношам в личностном развитии: теория, технологии, эксперимент : материалы всероссийской научно-практической конференции. – Курск: Изд-во КГПУ, 2001. – С. 45 – 50. (0,5 п.л.).
  21. Елизаров, С.Г. Некоторые аспекты деятельности одной из возможных моделей психологической службы в условиях развивающей социальной среды / С.Г. Елизаров // Современная психология: состояние и перспективы : тезисы докладов на юбилейной научной конференции Института психологии РАН 28-29 января 2002 года : в 2 т. – М., 2002. Т.1. – С. 32 – 37. (0,4 п.л.).
  22. Елизаров, С.Г. Психологический клуб как форма профессиональной подготовки будущих психологов / С.Г. Елизаров // Качество педагогического образования: кадры : материалы III Всероссийской научно-практической конференции. – Курск, 2002. – С. 44 – 48. (0,3 п.л.).
  23. Елизаров, С.Г. Структура ценностных ориентаций старшеклассников / С.Г. Елизаров // Ежегодник Российского психологического общества : материалы III всероссийского съезда психологов 25-28 июня 2003 года: в 8 т. – СПб. : Изд-во СПбГУ, 2003. – Т.3. – С.28 – 31. (0,2 п.л.).
  24. Елизаров, С.Г. О возможном методическом подходе к изучению включенности группы в основной коллектив / С.Г. Елизаров // Социальная психология XXI столетия : материалы международного конгресса : в 2 т. – Т 1. – Ярославль, 2004. – С. 219 – 221. (0,3 п.л.).
  25. Елизаров, С.Г. Гендерные аспекты ценностных ориентаций в группах различных форм включенности в основную организацию / С.Г. Елизаров // Гендерные ценности и самоактуализация личности и малых групп в XXI веке : материалы международного симпозиума : в 2 т. – Т.1. – М.–Кострома, 2004. – С. 90 – 92. (0,2 п.л.).
  26. Елизаров, С.Г. Особенности структуры и содержания ценностных ориентаций в учебных группах разных форм включенности в основной коллектив / С.Г. Елизаров // Психология образования : проблемы и перспективы : материалы первой международной научно-практической конференции – М., 2004. – С.131 – 132. (0,1 п.л.).
  27. Елизаров, С.Г. Студенческий психологический клуб как модель формирования ценностной включенности группы в социальную систему / С.Г. Елизаров // Реалии и перспективы психологической науки и практики в Российском обществе : материалы всероссийской научно-практической конференции. – Набережные Челны, 2005. – С. 117 – 121. (0,4 п.л.).
  28. Елизаров, С.Г. Дифференциация форм «ценностной включенности учебных групп» в социальных системах различных типов как фактор взаимодействия группы с ближайшей социальной средой / С.Г. Елизаров // Проблемы социальной психологии личности : межвузовский сборник научных трудов. – Саратов : Саратов. гос. ун-т, 2005. – С. 123 – 130. (0,3 п.л.).
  29. Елизаров, С.Г. Студенческий психологический клуб как форма совершенствования психологической подготовки будущего учителя / С.Г. Елизаров // Психологическая подготовка педагога в России: история и современность : материалы всероссийской научно-практической конференции. – СПб., 2006. – С. 103 – 108. (0,4 п.л.).
  30. Елизаров, С.Г. Исследование дифференциации форм мотивационно-ценностной включенности учебных групп в социальных системах различных видов / С.Г. Елизаров // Психологическая помощь учащейся молодежи в современном изменяющемся мире : материалы всероссийской научно-практической конференции. – Курск, 2006. – С. 16 – 18. (0,2 п.л.).
  31. Елизаров, С.Г. Дифференциация форм мотивационно-ценностной включенности учебных групп школьников и студентов в социальные системы / С.Г. Елизаров // Психология образования : культурно-исторические и социально-правовые аспекты : материалы третьей национальной научно-практической конференции. – М., 2006. – С 173 – 175. (0,2 п.л.).
  32. Елизаров, С.Г. Социально-психологические условия оптимизации включения личности и группы в учебный процесс (на примере изучения психологии) / А.С. Чернышев, С.Г. Елизаров // Психолог в современном обществе: от образования к профессиональной деятельности : коллективная монография / ред. К.М. Гайдар. – Воронеж : ВГУ, 2007. – С. 173 – 180. (0,3 п.л.).
  33. Елизаров, С.Г. Некоторые аспекты дифференциации форм мотивационно-ценностной включенности учебных групп в социальные системы типа «развивающая социальная среда» / С.Г. Елизаров // Тенденции развития современной психологической науки: тезисы юбилейной научной конференции (Москва, 31 января – 1 февраля 2007 г.). Ч.2 – М. : Институт психологии РАН, 2007. – С. 112 – 114. (0,2 п.л.).
  34. Елизаров, С.Г. Формирование мотивационно-ценностной включенности группы в систему социально-реабилитационного центра как форма психолого-педагогической помощи несовершеннолетним / С.Г. Елизаров // Социально-педагогическая помощь детям: теория и опыт. – Курск : изд-во КГУ, 2007. – С.53 – 58. (0,5 п.л.).
  35. Елизаров, С.Г. Мотивационно-ценностная включенность учебных групп в социальные системы типа «развивающая социальная среда»: дифференциация форм и факторы формирования / С.Г. Елизаров // Материалы IV Всероссийского съезда РПО (18-21 сентября 2007 г.) : в 3 т. – Т.1. – Москва–Ростов-н/Д : Кредо, 2007. – С.339 – 340. (0,1 п.л.).
  36. Елизаров, С.Г. К вопросу о социально-психологических механизмах мотивационно-ценностной включенности малых учебных групп в социальную систему / С.Г. Елизаров // Психология XXI столетия : материалы международного конгресса в 2 т. – Т.1. – Ярославль, 2008. – С. 207 – 211. (0,3 п.л.).
  37. Елизаров С.Г. Распространенность форм мотивационно-ценностной включенности группы в социальных системах различных типов систему / С.Г. Елизаров // Философские и психолого-педагогические проблемы развития образовательной среды в современных условиях : материалы международной научно-практической конференции. – Воронеж, 2008. – С.242 – 246. (0,3 п.л.).
  38. Елизаров С.Г. Социально-психологические механизмы формирования мотивационно-ценностной включенности учебной группы в образовательную среду / С.Г. Елизаров // 5-я Российская конференция по экологической психологии. Тезисы. (Москва, 26-27 ноября 2008 г.). – М. : Психологический институт РАО, 2008. – С.98 – 101. (0,2 п.л.).
  39. Елизаров С.Г. Социально-психологические условия мотивационно-ценностной включенности учебных групп старших школьников и студентов в социальную систему (систему групп) / С.Г. Елизаров // Психология и современное российское образование (Москва, 8-12 декабря 2008 г.) : Материалы IV Всероссийского съезда психологов образования России. Направление III, IV. – М. : Общероссийская общественная организация «Федерация психологов образования России», 2008. – С.437 – 439. (0,1 п.л.).
  40. Елизаров С.Г. Особенности удовлетворенности жизнью, как показатель мироощущения старших школьников России, Украины и Белоруссии / С.Г. Елизаров // Психология XXI столетия: Теория. Эксперимент. Социальная практика (Кострома, 10-13 сентября 2009 г.) : материалы международного конгресса в 2 т. – Том II. – М.; Кострома : КГУ им. Н.А. Некрасова, 2009. – С.130 – 133. (0,2 п.л.).
  41. Елизаров С.Г. Взаимодействие учебной группы с системой групп (образовательной средой) как механизм формирования мотивационно-ценностной включенности учебных групп старших школьников / С.Г. Елизаров // Психологическое сопровождение образования на разных этапах возрастного развития человека : материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Волгоград : ВГПУ, 2009. – С.116 – 119. (0,3 п.л.).
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.