WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи        

               

ВОЛКОВ Александр Александрович

ЛИЧНОСТНЫЕ ТРАНСФОРМАЦИИ СОТРУДНИКОВ МИЛИЦИИ ОБЩЕСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ НА РАЗНЫХ УРОВНЯХ  ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ САМОРЕАЛИЗАЦИИ

Специальность

19.00.06 —  юридическая психология

(психологические науки)

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
доктора психологических наук

Ростов-на-Дону

2010

Работа выполнена на кафедре общеюридических и специальных

дисциплин Института Дружбы народов Кавказа

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор Марьин Михаил Иванович

доктор психологических наук, профессор, член-корреспондент РАО

Котова Изабела Борисовна

Доктор юридических наук, профессор

Зырянов Виктор Николаевич

Ведущая организация:

Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Омская академия Министерства внутренних дел Российской Федерации»

Защита состоится 25 сентября 2010 года в 9.30 на заседании диссертационного совета Д-212.208.27 при Южном федеральном университете по адресу: 344038, г. Ростов-на-Дону, пр. М. Нагибина, д.13, ЮФУ, факультет психологии, ауд.222.

       

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Южного федерального университета по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, д.148.

       

Автореферат разослан  _____ августа  2010 года.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат педагогических наук, доцент                                  Г.Н. Юшко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования. В настоящее время  проблема развития и использования человеческого потенциала рассматривается в новом аспекте. Более высокие требования предъявляются к самостоятельности, креативности, инициативности и предприимчивости человека во всех сферах жизни, что вызвано происходящими в обществе изменениями. Человек входит в жизненный мир, картина которого меняется чрезвычайно быстро. В границах жизни одного поколения глубоко преображаются  экономика и технологии, политические приоритеты, социокультурные отношения и мировоззренческие устои. «Вместо архаичного общества, в котором вожди думают и решают за всех, наша страна станет обществом умных, свободных и ответственных людей» (Д.А.Медведев).

Однако стремительная динамика социально-экономической ситуации множит и обостряет разнообразные кризисные явления, которые проникают в различные жизненные контексты (семейные, референтные, профессиональные), обостряя внутренние противоречия между личностью и внешним окружением, порождая личностные трансформации. Проблема влияния профессиональной деятельности на личностные особенности профессионала на различных этапах приобретает новые трактовки. Как показывают исследования, каждая профессия предъявляет к личности свои требования (А.С. Гусева, А.А. Деркач, С.Т. Джанерьян, П.Н. Ермаков, Э.Ф. Зеер, А.Д. Кибанов, И.Б. Котова, Е.А. Могилевкин, Т.П. Скрипкина), тем более объемные и настоятельные, чем сложнее и ответственнее ее содержание, чем в большей степени сама специфика этой  деятельности зависит от социально-экономической и политической ситуации в обществе. В то же время сама профессиональная деятельность, будучи значимой для человека, оказывает заметное влияние на его ценностные ориентиры, смысложизненные  установки, мотивы деятельности (И.В. Абакумова, К.А. Абульханова-Славская, Б.Г. Ананьев, Л.И. Анцыферова, А.Г. Асмолов, А.А. Бодалев, А.А. Деркач, С.Т. Джанерьян, А.И. Донцов, П.Н. Ермаков, Ю.М. Забродин, Е.А. Климов, В.Б. Ольшанский, А.В. Петровский, А.А.Реан, З.И. Рябикина, В.И. Слободчиков, В.В. Столин, В.Д.Шадриков, Д.И. Фельдштейн, М.С. Яницкий).

Особый интерес у психологов и специалистов кадровых служб вызывают проблемы личностных трансформаций и деформаций, обусловленных профессиональной деятельностью. При всем многообразии работ в этой отрасли, до настоящего времени наблюдается дискретность и эклектизм в трактовке самих базовых понятий проблемы. Так, категория «личностные трансформации» чаще всего трактуется или с позиций деструктивных изменений (например, аддикции, стресс, нарцисизм), или применительно к реабилитационно-коррекционной проблематике. Заметный интерес данная категория получила в рамках деятельностно-смыслового подхода (А.Г. Асмолов), который в последнее годы инициировал переосмысление многих категорий  современной психологической науки в методологически новой интерпретации. «Наиболее полную позитивную трактовку этот термин получает в горизонте феномена темпоральности, который отличается от линейного, дискретного физического времени и представляет собой превращение структуры, формации личности (в том числе, смысловой) из одной формы существования в другую форму существования посредством преобразующей, превращающей транзитной работы» (М.Ш. Магомед-Эминов). Это определение позволяет выйти на новые направления в исследовании личностных изменений в различных профессиональных контекстах, не только рассмотреть личностные трансформации с позиции регрессии и негативных изменений, но и понять, как в профессиональном контексте личность становится более устойчивой, целеустремленной и самореализованной. Данный поход позволяет осуществить анализ ценностно-смыслового содержания профессиональной деятельности и динамических составляющих ее мотивации, выявить специфические особенности смысловой сферы личности именно в профессиональном контексте, с позиции позитивных приобретений и негативных утрат. При этом ценностно-смысловое содержание профессиональной деятельности наиболее отчетливо проявляется в самореализации, в качестве важнейшего показателя которой в данной работе мы рассматривали «меру удовлетворенности человека процессом своего труда» (Р.А. Зобов, В.Н. Келасьев).

Особый раздел современных антропоцентристких наук (А.В. Буданов, Т.А. Жалагина, В.И. Степаненко, Т.А. Хагуров, В.А. Ядов), но, прежде всего, психологии (Б.Г. Бовин, С.Е. Борисова, О.А. Елдышова, А.И. Китов, А.К. Маркова, Н.И. Мягких, А.Д. Сафронов, Д.О. Трунов), связан с изучением личностных деформаций и изменений в тех профессиях, которые в наибольшей степени ориентированы на непосредственное поддержание стабильности и безопасности в обществе, направлены на обеспечение правопорядка, безопасности граждан и их имущества, особенно на «конфликтных» и «постконфликтных» территориях нашей страны (Марьин М.И., Касперивич Ю.Г.). По мнению Енгалычева В.Ф.: «В силу многопрофильного характера юридической психологии, принадлежащей сразу двум наукам - психологии и праву, - особое место занимают междисциплинарные исследования, совершаемые на ее стыках с другими направлениями психологии, либо родственными науками: правовой педагогики и психопедагогики (A.M. Столяренко, И.Б. Пономарев, В.П. Трубочкин и др.), юридической лингвистики и психолингвистики (В.И. Батов, В.П. Белянин, В.П. Морозов, И.М. Резниченко и др.), судебной психологии и психиатрии (А.С. Андреев, Ю.М. Антонян, С.Г. Бецков, С.Н. Боков, А.О. Бухановский, Н.В. Дворянчиков, И.А. Кудрявцев, О.Ю. Михайлова, Б.В. Шостакович и др.)».

В настоящее время накоплен огромный материал, посвященный проблемам совершенствования профессиональной деятельности специалистов правоохранительных органов и иных государственных структур, связанных с охраной правопорядка (В.С. Агеев, П.П. Баранов, С.П. Безносов, В.Л. Васильев, А.А. Деркач, О.Ю. Михайлова, А.И. Папкин, В.М. Поздняков, А.М. Столяренко, А.Р. Ратинов, В.Ю. Рыбников).  Проблеме выявления нежелательных трансформаций смысложизненных ориентаций личности посвящены работы В.И. Деева и А.Н. Смелова. А.Н. Шатохин выделил такие признаки ценностных деформаций, как «обезличивание» сотрудников ОВД, социальное иждивенчество и пассивность, острое ощущение вражды к себе со стороны населения, оценка собственной профессии как мало престижной, отношения конкуренции, антипатия к представителям другим служб милиции; В.Ф. Робозеров  в качестве одного из признаков профессиональной деформации сотрудников ОВД приводит феномен социально-психологической субъективной переоценки сотрудниками милиции своей социальной роли, а А.Н. Роша  предлагает называть это явление «профессиональным эгоизмом». Однако до настоящего времени нет целостного исследования личностных трансформаций, связанных с особенностями правоохранительной деятельности с точки зрения деятельностно-смыслового подхода.

Несмотря на очевидный общественный и научный интерес к повышению профессиональной компетентности сотрудников милиции общественной безопасности, представляются особенно важным психологические исследования по изучению личностных трансформаций у рядового и младшего начальствующего состава милиции общественной безопасности, поскольку именно они являются трансляторами и непосредственными исполнителями норм правового взаимодействия гражданина и государства. Их профессиональная деятельность существенно отличается от деятельности в иных силовых структурах по многим основным показателям (A.M. Столяренко, И.Б. Пономарев, В.П. Трубочкин).  От того, насколько профессионально, грамотно они осуществляют порученные им обязанности, непосредственно взаимодействуют с населением,  во многом зависят реальный практический успех правоохранительных органов в целом, позитивный имидж сотрудников милиции, вера населения в то, что они  действительно выполняют миссию, возложенную на них государством "Вектор, который мы взяли четыре года назад, — вектор социальной милиции. Это правоохранительный институт правового демократического государства, стоящий на страже конституционных прав и свобод граждан" (Р.Г. Нургалиев).  В решениях МВД РФ и других документах (Законодательство субъектов Российской Федерации об административной ответственности в сфере охраны общественного порядка) неоднократно отмечалась  необходимость повышать уровень профессиональной подготовки личного состава органов внутренних дел, особенно в свете государственных приоритетов. Нарастающая сложность задач общественной, экономической и социальной жизни, с одной стороны, и возросшие требования  к эффективности деятельности, с другой,  повышают роль  выполнения этих указаний, а также научного изучения проблемы целостного пролонгированного исследования личностных трансформаций сотрудников МВД на различных уровнях профессиональной самореализации. Многие авторы рассматривают самореализацию как ценностно-мотивационный компонент структуры личности (К.А. Абульханова-Славская, Н.А. Аминов, А.А. Бодалев, В.А. Бодров, Е.И. Головаха, К.М. Гуревич, А.А. Деркач, В.Г. Зазыкин, Т.В. Кудрявцев, Н.В. Кузьмина, А.П. Чернышов и др). Данные проблемы активно исследуются Санкт-Петербургской школой психологии (М.Б. Березин, И.Б. Дерманова, Л.А. Коростылева, Н.Е. Кравченко, Ю.Н. Кулютктин, А.А. Реан, Л.А, Рудкевич, Е.Ф. Рыбалко, О.С. Советова, Е.И. Степанова и др.). Наряду с тем, что термин «самореализация» нередко используется авторами, в справочной литературе его дефиниции отсутствуют, в том числе и в большой советской энциклопедии и в словарях русского языка, отмечает Л.А. Коростылева (1997). Термин «самореализация» (self-realisation) впервые приводится в словаре по философии и психологии издания 1902 года в Лондоне. Там дано такое трактование: «Самореализация — осуществление возможностей «Я». Л.А. Коростылева рассуждает далее, что наиболее близко к понятию «самореализация» понятие «самоосуществление». При этом «самоосуществление» в зарубежных словарях трактуется как свершившийся результат самореализации. Именно самореализацию возможно рассматривать как личностное образование, которое в наибольшей степени отражает специфику влияния профессионального контекста на личностные трансформации.

Противоречие, возникшее между социальным заказом государства по подготовке сотрудников милиции общественной безопасности высокой профессиональной квалификации, свободных от целевых установок коррумпированного сознания, и реальный дефицит целостных исследований по выявлению личностных трансформаций тех, кто непосредственно работает в этой отрасли, определило проблему настоящего исследования -  не просто определить те изменения, которые свойственны каждому человеку, живущему в современных условиях и при динамически меняющихся смысложизненных ориентирах, но выявить и проанализировать те базовые трансформации ценностно-смысловой сферы сотрудников МВД, которые становятся психологическим барьером в их успешной профессиональной самореализации, существенным и значимым препятствием на пути исполнения их профессионального долга.

Объект исследования – сотрудники рядового и младшего начальствующего состава милиции общественной безопасности.

Предмет исследования – трансформации личностной сферы сотрудников рядового и младшего начальствующего состава милиции общественной безопасности.

Цель диссертационной работы - выявление личностных трансформаций сотрудников милиции общественной безопасности на разных уровнях профессиональной самореализации.

Цель исследования была конкретизирована в задачах.

Теоретические:

  1. Рассмотреть и проанализировать основные подходы и критерии в отечественной и зарубежной психологии к проблеме личностных трансформаций, деформаций и регрессий в зависимости от специфики профессионального контекста.
  2. Изучить методологические и теоретические подходы к проблеме самореализации с позиций профессионального выбора и профессиональной направленности личности в условиях специфического контекста деятельности, ориентированного на поддержание правовых норм взаимодействия граждан и государства, раскрыть сущность понятия ценностно-смысловых барьеров как индивидуальных препятствий в профессиональной самореализации.
  3. Рассмотреть личностные особенности в единстве динамических и содержательно-смысловых составляющих ценностно-смысловой сферы и  выявить генезис профессиональных затруднений как ценностно-смысловых барьеров в процессе самореализации в работе сотрудников милиции общественной безопасности, описать критерии и характеристики психологической готовности к работе в милиции общественной безопасности.
  4. Разработать модель психологического сопровождения и коррекции трансформаций ценностно-смысловой сферы сотрудников милиции общественной безопасности.

Методические:

  1. Разработать и реализовать как научно-практическое исследование экспериментально-диагностическую программу выявления личностных трансформаций сотрудников милиции общественной безопасности. Выявить факторы, наиболее существенно влияющие на деформации ценностно-смысловой сферы рядового и младшего начальствующего состава.
  2. Провести сравнительный анализ личностных трансформаций на разных этапах профессиональной самореализации сотрудников милиции общественной безопасности, разработать программу преодоления ценностно-смысловых барьеров в профессиональной деятельности.
  3. Разработать методическую систему по формированию психологической и личностной готовности к работе по поддержанию общественного порядка сотрудников на разных этапах профессиональной самореализации.

Эмпирические:

  1. Эмпирически изучить и проанализировать особенности смысложизненных стратегий сотрудников милиции общественной безопасности на разных этапах профессиональной самореализации, выявить наиболее существенные ценностно-смысловые барьеры как индивидуальные препятствия в профессиональной самореализации и способы их преодоления в реальной практике деятельности.
  2. Выявить наиболее существенные различия в готовности к профессиональной деятельности у сотрудников милиции общественной безопасности в условиях разного профессионального регламента и профессионального стажа.
  3. Показать зависимость самореализации от профессионально-смысловых установок и ценностных ориентаций у сотрудников разного профессионального стажа, разработать систему профессиональной коррекции и сопровождения.

Методологическими и теоретическими предпосылками исследования являются:

  1. Работы отечественных психологов, рассматривающих личность в контексте проблемы жизненного выбора ( А.Г. Асмолов, Б.С. Братусь, Ф.Е. Василюк, В.К. Вилюнас, Л.С. Выготский, В.П. Зинченко, А.Н. Леонтьев, А.Р. Лурия, С.Л. Рубинштейн, В.И. Слободчиков, В.В. Столин, Д.И. Фельдштейн).
  2. Теории, рассматривающие самоорганизацию и самореализацию личности в различных жизненных и профессиональных контекстах (Б.Г. Ананьев, Л.И. Анциферова, А.В. Брушлинский, Э.В. Галажинский,  В.Е. Клочко, Л.А. Коростылева, Д.А. Леонтьев, А. Маслоу, В.Д. Шадриков)
  3. Акмеологический подход к исследованию развития и профессионального становления личности (О.С. Анисимов, С.А. Анисимов, А.А. Бодалев, А.А. Деркач, В.Г. Зазыкин, Н.В. Кузьмина, Е.Н. Климов, Н.И. Конюхов, Л.Г. Лаптев).
  4. Исследования мотивационно-смысловых ориентаций личности в профессиональной сфере (И.В. Абакумова, К.М. Гуревич, С.Т. Джанерьян, П.Н. Ермаков, Э.Ф. Зеер,  Т.В. Кудрявцев, Л.М. Митина, Е.А. Молоткова, Е.В. Прокопьева, Н.С. Пряжников, З.И. Рябикина, Н.Б. Стамбулова, В.Ю. Шегурова).
  5. Теоретические разработки в области психологии юридического труда и профессиональной деятельности сотрудников милиции (И.А. Бородин, Ю.Ю. Бузакина, В.Л. Васильев, О.Ю. Михайлова, А.Р. Ратинов, В.В. Романов, А.М. Столяренко).

Гипотезы исследования:

  1. Трансформации личностной сферы на разных уровнях профессиональной самореализации человека могут проявляться в виде стратегий позитивного личностного роста, обеспечивая высокий уровень профессиональной самореализации, и в виде кризисных стратегий, ведущих к деформациям личности, к регрессии  ценностно - смысловой сферы человека.
  2. Профессиональная деятельность может существенно влиять на динамику личностных трансформаций на разных уровнях профессиональной самореализации сотрудников милиции общественной безопасности .
  3. Кризисные стратегии личностных трансформаций сотрудников милиции общественной безопасности на разных уровнях профессиональной самореализации могут быть обусловлены различными ценностно-смысловыми барьерами, представляя собой индивидуальные препятствия в профессиональной самореализации сотрудников милиции общественной безопасности, регрессирующие личностный потенциал и деформирующие психологическую готовность к деятельности.
  4. На разных уровнях профессиональной самореализации личностные трансформации могут существенно влиять на обеспечение эффективности и безопасности динамически-устойчивых характеристик профессиональной деятельности.
  5. Личностные особенности в единстве динамических и содержательно-смысловых составляющих ценностно-смысловой сферы могут обеспечивать формирование компетенций, оказывающих существенное влияние на успешность и эффективность выполнения оперативно - служебных обязанностей
  6. Необходима разработка модельного обеспечения психологического сопровождения и коррекции личностных трансформаций сотрудников рядового и младшего начальствующего состава милиции общественной безопасности в соответствии с особенностями готовности к профессиональной самореализации на разных уровнях.

Методы и методики исследования.

Для решения поставленных задач был использован следующий методический аппарат.

Для изучения динамики трансформаций ценностно-смысловой сферы сотрудников милиции общественной безопасности в работе использовалось несколько групп методов. Диагностика была организована с помощью так называемых косвенных и прямых методов изучения ценностно-смысловой сферы личности взрослого. Косвенные методы включали анкетирование и экспертное оценивание. Психологическая составляющая диагностики ценностной сферы  была ориентирована на прямые методики диагностики мотивации профессиональной деятельности, ценностные и смысложизненные ориентации. Использовались стандартизированные опросники (СЖО, Ценностные ориентации – опросник М. Рокича). Самооценка испытуемых исследовалась с помощью двух методик: «Методика определения уровня общей самооценки» (разработана Г.Н. Казанцевым) и методика «Базовые (ядерные) стремления личности» (О.И. Моткова).

Научная новизна работы:

- Сформулировано новое научное направление по изучению личностных трансформаций, вызванных специфической профессиональной деятельностью.        Впервые в рамках психологического исследования показаны трансформации ценностно-смысловой сферы, инициирующие личностные изменения в зависимости от социокультурной реальности, уровня самореализации и перспектив профессионального роста.

- Установлено, что у сотрудников милиции общественной безопасности личностные трансформации существенно влияют на особенности профессиональной самореализации, при этом динамика трансформаций личностной сферы сотрудников милиции общественной безопасности на разных уровнях профессиональной самореализации может проявляться в виде стратегий, обеспечивающих возможность переживать опыт связей с миром как устойчивое отношение, включающее в себя субъективное ощущение источника собственного опыта (принятие решения, ответственность, выделение значимых профессиональных перспектив).

- Выявлены и эмпирически исследованы стратегии трансформаций ценностно-смысловой сферы как позитивные - обеспечивающие высокий уровень профессиональной самореализации и как кризисные - ведущие к деформациям и регрессиям в отношениях с окружающими людьми и общественными (социальными) структурами.

- Показано, что сотрудники с позитивными стратегиями ориентированы в своих смысложизненных устремлениях на саморазвитие, отличаются наибольшей структурированностью и последовательностью в ситуациях личностного выбора. Они продуктивны в нахождении промежуточных смыслов своих действий, им свойственна активная и просоциальная мировоззренческая позиция.

- Выделены основные ценностно-смысловые барьеры, присущие сотрудникам милиции общественной безопасности в зависимости от регламента профессиональной деятельности и профессионального стажа, оказывающие деформирующее и регрессирующее влияние на особенности их самореализации.

- Показано, что особенности возникновения ценностно-смысловых барьеров в условиях работы сотрудников милиции общественной безопасности  определяются рядом факторов, наиболее значимыми из которых являются: уровень развития смысловой сферы самого сотрудника, особенности его профессиональной мотивации, ценностные ориентации и общая направленность личности. При этом существенным является направленное воздействие со стороны профессионального окружения, ориентированное на формирование соответствующих смысловых установок как важнейшего катализатора интроспективных потребностей и, как следствие, тех его смысловых интенций, которые выводят, со временем, личность на уровень самореализации, в форме потребности в самопонимании, рефлексии, самооценке при анализе успехов и неудач в процессе профессиональной деятельности.

- Выявлено, что наиболее часто ценностно-смысловые барьеры возникают в связи с рефлексией, вербализацией самоотношения и экстраполяции личностного смысла в новые профессионально необычные ситуации. Эти барьеры  проявляются в затрудненной смысловой актуализации соотнесения внешнего объекта деятельности с внутренней потребностью, невозможностью субъективного переноса смыслового содержания одной ситуации в другие профессиональные условия.

- Выявлены жизненные отношения, которые инициируют индивидуальную специфику активности субъекта профессиональной деятельности сотрудников милиции общественной безопасности, их личностную направленность на установление оптимального состояния жизненных отношений в данном модусе профессиональной самореализации.

- Разработана модель психологического сопровождения и коррекции сотрудников милиции общественной безопасности, находящихся на разных уровнях профессиональной самореализации, основанной на преодолении ценностно-смысловых барьеров и формировании позитивных ценностно-смысловых установок в контексте профессиональной деятельности.

Практическая значимость исследования:

- выявлены смысложизненных стратегий сотрудников милиции общественной безопасности на разных этапах профессиональной самореализации;

- определены наиболее существенные ценностно-смысловые барьеры как индивидуальные препятствия в профессиональной самореализации и показаны способы их преодоления в реальной практике деятельности сотрудников милиции общественной безопасности;

- выявлены наиболее существенные различия в готовности к профессиональной деятельности как ценностно-смысловой установки у сотрудников милиции общественной безопасности в условиях разного профессионального регламента и профессионального стажа;

- показана зависимость самореализации от профессионально-смысловых установок и ценностных ориентаций у сотрудников разного профессионального стажа;

- разработана модель коррекции и сопровождения сотрудников милиции общественной безопасности на разных этапах профессиональной самореализации, которая является перспективной, и показано, что имеются большие резервы по ее реализации в практике подготовки сотрудников милиции общественной         безопасности.

 

Организация и этапы исследования.

Теоретическая и практическая части исследования проводились в несколько этапов:

1 этап - поисково-теоретический. Он включал анализ психологических и юридических источников по проблеме исследования. На этом этапе была выделена проблема, сформулированы цели и задачи исследования,  рассмотрены методологические и теоретические подходы к проблеме самореализации с позиций профессионального выбора и профессиональной направленности личности в условиях специфического контекста деятельности, ориентированного на поддержание правовых норм взаимодействия граждан и государства, сформирован инструментарий, разработаны анкеты, отобраны диагностические методики, определена общая логика  и детализированная программа исследования.

2 этап– диагностико-экспериментальный. На этом этапе  был проведен сравнительно-диагностический анализ личностных трансформаций на разных этапах профессиональной самореализации сотрудников милиции общественной безопасности с разным регламентом работы и профессиональным стажем, разработана и апробирована программа преодоления ценностно-смысловых барьеров в профессиональной деятельности. Разработана модель психологического сопровождения и коррекции трансформаций ценностно-смысловой сферы сотрудников милиции общественной безопасности.

3 этап – описательно-итоговый. Он дал возможность обобщить теоретические и эмпирические материалы о личностных трансформациях и  выявить генезис профессиональных затруднений как ценностно-смысловых барьеров в процессе самореализации в работе сотрудников милиции общественной безопасности, описать критерии и характеристики психологической готовности к работе в милиции общественной безопасности.

Достоверность и обоснованность полученных результатов исследования обеспечиваются общей логикой и целостным подходом к решению проблемы, использованием надежных и валидных методов, адекватных целям и задачам исследования, значимой по объему выборкой участвовавших в исследовании учащихся и педагогов, а также применением математико–статистических методов анализа полученных данных, результатами экспериментально-методической работы, практическим подтверждением основных положений исследования.

Экспериментальные базы исследования. Экспериментальная часть исследования осуществлялась на базе ГУВД Ставропольского края: УВД г.Ставрополя, УВД  г. Пятигорска, УВД г. Буденновска, РОВД г. Лермонтова, УВД г. Невинномысска, РОВД г. Михайловска, РОВД г. Александровска, РОВД г. Изобильного; батальона дорожно-патрульной службы УВД на КМВ г. Лермонтов и батальона дорожно-патрульной службы г. Ставрополь; центра профессиональной подготовки при ГУВД Ставропольского края; ГУВД Краснодарского края; ГУВД Астраханской области; ГУВД Ростовской области; ГУВД г. Москвы; МВД Карачаево-Черкесии; МВД Кабардино-Балкарии; ГУВД Челябинской области.

Апробация работы:

Основные положения и результаты исследования опубликованы в 90 работах автора. Результаты исследования докладывались, обсуждались и получили одобрение на международных, всероссийских, региональных, межвузовских научных конгрессах, конференциях и семинарах: на научно-практической конференции «Демократизация государственного управления и борьба с должностными правонарушениями» (Пермь, 1988); на 7 съезде общества психологов СССР «Юридическая психология» (Москва, 1989); на научно-практической конференции «Актуальные вопросы оперативно-служебной деятельности» (Москва, 1989); на научно-практической конференции «Административно-правовые и организационные вопросы борьбы с правонарушениями в сфере экономики» (Горький, 1990); на научно-практической конференции «Применение психологических знаний в юридической практике» (Уфа, 1991); на научно-практической конференции «Профессионально-педагогическая культура преподавателя (Чебоксары, 1992); на научно-практической конференции: «Актуальные проблемы юридической науки» (Ставрополь, 1995); на Российской межвузовской научной конференции «Истоки Российской духовной культуры» (Ставрополь, 1996); на Российской межвузовской научной конференции «Россия на пути формирования политических, экономических, социальных отношений нового типа» (Ставрополь, 1998); на семинаре-совещании практических психологов органов внутренних дел Ставропольского края (Ставрополь, 1998); на региональном семинаре практических психологов МВД ГУК и КП «Психологическое обеспечение профессиональной деятельности сотрудников органов внутренних дел» (Москва, 2000); на Всероссийском научно-методическом семинаре «Новый социальный порядок в России: основные черты и способы становления» (Краснодар, 2001); на международном конгрессе «Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру» (Пятигорск, 2001, 2004, 2007);  на VIII годичном научном собрании СКСИ «Современное гуманитарное знание о проблемах социального развития» (Ставрополь, 2001); на научно-практической конференции «Антиобщественный образ жизни несовершеннолетних: вопросы теории и практики» (Ставрополь, 2002); на международной научно-практической конференции «Проблемы беженцев и вынужденных переселенцев на Северном Кавказе» (Ставрополь, 2003); на научно-методической конференции «Проблемы понимания и тенденции развития государства и права в 21 веке» (Ставрополь, 2004); на международной  научно-практической конференции «Закон и право: история и современность» (Ставрополь,  2005); на региональной научно-практической конференции «Экономические и правовые проблемы развития современного российского общества» (Ставрополь, 2005); на международной научно-практической конференции: «Антитеррор: комплексный подход» (Москва, 2006); на научно-методической конференции «Общество, право и государство: ретроспективы и перспективы» (Ставрополь, 2006); на научно-практической конференции: «Практика применения законодательства о государственной гражданской службе» (Сочи, 2007); на Всероссийской научно-практической конференции «Мировая юстиция России: проблемы теории и практики» (Ставрополь, 2008); на международной научно-практической конференции «Человеческое измерение кризисного проявления глобализации в полиэтническом регионе» (Ставрополь, 2009); на научно-практической конференции «Противодействие экстремизма и терроризма в рамках реализации государственной молодежной политики» (Ростов-на-Дону, 2009).





Материалы исследования обсуждены на заседании кафедры общеюридических и специальных дисциплин Института Дружбы народов Кавказа, г. Ставрополь; на заседаниях кафедр общей психологии и юридической психологии Южного федерального университета, г. Ростов-на-Дону; во Всероссийском институте повышения квалификации сотрудников органов внутренних дел, г. Домодедово, Московской области; на факультете психологии Краснодарского университета МВД РФ.

Основные результаты проведенной работы нашли реализацию в практике работы Центра профессиональной подготовки при ГУВД Ставропольского края. Материалы диссертации, разработанные автором методики, и результаты исследований используются: при чтении курсов «Юридическая психология», «Общая психология» для студентов Ростовского юридического института Российской правовой академии Министерства юстиции РФ; в выпускных квалификационных работах студентов Института Дружбы народов Кавказа, г. Ставрополь, и Южного федерального университета, г. Ростов-на-Дону, что подтверждает эффективность проведенного исследования. Практические результаты исследования используются при обучении слушателей Центра профессиональной подготовки при ГУВД Ставропольского края.

Положения, выносимые на защиту:

    1. Динамика трансформаций личностной сферы сотрудников милиции общественной безопасности на разных уровнях профессиональной самореализации может проявляться в виде стратегий, обеспечивающих возможность переживать профессиональный опыт как устойчивое отношение. Стратегии личностных трансформаций могут реализовываться как позитивные, обеспечивая высокий уровень профессиональной самореализации, и как кризисные, ведущие к деформациям и  регрессиям в отношениях с окружающими людьми и общественными (социальными) структурами.
    2. Особенности профессиональной деятельности сотрудников милиции общественной безопасности существенно влияют на динамику трансформаций ценностно-смысловой сферы как контекст, инициирующий личностные изменения в зависимости от социокультурной реальности и перспектив самореализации.
    3. Кризисные стратегии личностных трансформаций сотрудников милиции общественной безопасности на разных этапах профессиональной самореализации обусловлены различными ценностно-смысловыми барьерами как субъективными затруднениями в процессе оценки профессиональной значимости ситуации, когда для сотрудника должен раскрыться личностный смысл и возникнуть познавательно-оценочное отношение к содержанию  фрагмента постигаемой профессиональной реальности.
    4. Ценностно-смысловые барьеры как фактор, обуславливающий кризисные стратегии личностных трансформаций сотрудников милиции общественной безопасности и существенно влияющий на психологическую готовность к профессиональной самореализации, зависит от ценностно-смысловых установок, порождаемых как переживание их личностного отношения к ранее возникшей и уже реализованной ситуации, обеспечивая обратную связь между предшествующим и последующим этапами профессиональной деятельности.
    5. Трансформации ценностно-смысловой сферы влияют на обеспечение эффективности и безопасности динамически-устойчивых характеристик профессиональной деятельности сотрудников милиции общественной безопасности, на позиции профессионального выбора и профессиональной направленности личности в условиях специфического контекста деятельности, ориентированного на поддержание правовых норм взаимодействия граждан и государства.
    6. Модельное обеспечение психологического сопровождения и коррекции личностных трансформаций сотрудников рядового и младшего начальствующего состава милиции общественной безопасности, ориентированное на преодоление ценностно-смысловых барьеров как индивидуальных затруднений в ситуации личностного выбора, позволяет повысить уровень профессиональной самореализации.

Публикации. Результаты исследования отражены в пяти монографиях, методических рекомендациях, научных статьях и тезисах общим объемом  120 печатных листов.

Структура диссертации: диссертация состоит из введения, пяти глав, выводов и рекомендаций, заключения, списка литературы из 386 источника, из которых 21 на иностранных языках, глоссария и  приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обосновывается актуальность исследуемой проблемы; определяются цель исследования, его объект, предмет; формулируются задачи и гипотезы; раскрываются научная новизна и практическая значимость работы; формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Постсоветская методология исследования личности. Личность в ценностно-смысловой интерпретации» представлен подробный обзор современных трактовок личности. Показано, что, хотя в различных психологических школах настоящего времени существуют принципиально различные подходы к описанию и изучению феномена личности, однако все так или иначе сводят понимание личностного (личностной сущности, «ядра личности») к пристрастности человеческой души. Личность становится носителем личностного тогда, когда обретает возможность порождать индивидуальную ценность постигаемого, раскрывать для самого себя то, что в отечественной психологической традиции называется личностным смыслом, и, как следствие, современная теория смысла и смыслообразования становится тем перекрестком в научном поиске, на котором встречаются различные подходы, исследующие, пусть и в очень разных аспектах, сопряженные проблемы, связанные с сутью личностного в человеке.

Для выявления специфики современного понимания личности как носителя определенной личностной ценности дан сопоставительный анализ как именно интерпретировалась ценность в концепции смыслового развития на разных этапах становления современной методологии психологической науки (Э.Ч. Толмэн, Дж. Роттер, А. Бэндура, Дж. Келли, Ф. Перлз, Ю. Джендлин, К. Роджерс, А. Маслоу, Г. Олпорт,  В. Франкл).

В одних школах личность рассматривается в связи с анализом ее деятельности (А.Н. Леонтьев, C.Л. Рубинштейн), в других центральное место занимает изучение психологических отношений личности (В.Н. Мясищев), в третьих - личность исследуется в связи с общением (К.А. Абульханова-Славская, А.А. Бодалев, Б.Ф. Ломов) или в связи с установками (Д.Н. Узнадзе, А.С. Прангишвили).

Несмотря на различие подходов к изучению личности, в качестве одной из ведущих характеристик выделялась направленность, которая выступала в качестве смыслового отношения человека к объективной действительности. В различных концепциях эта характеристика раскрывалась по-разному: как «динамическая тенденция» (С.Л. Рубинштейн), «смыслообразующий мотив» (А.Н. Леонтьев), «основная жизненная направленность» (Б.Г. Ананьев), «доминирующие отношения» (В.Н. Мясищев). По мнению Б.Ф.Ломова, направленность является системообразующим свойством личности, определяющим ее психологический склад. «В глобальном плане направленность можно оценить как отношение того, что личность получает и берет от общества (имеются в виду материальные и духовные ценности), к тому, что она ему дает, вносит в его развитие».

Наиболее полное отражение проблема личностной ценности нашла в рамках деятельностного подхода, где личность, ее структура, формирование и развитие обуславливались различными аспектами жизнедеятельности: «личностные смыслы» (А.Н. Леонтьев), «смысловые образования», «смысловые системы» (А.Г. Асмолов и др.), «обобщенные смысловые образования» (Б.С. Братусь), «частные смысловые образования», «вербальный смысл» (В.К. Вилюнас), «операциональный смысл» (О.К. Тихомиров).

Тенденция к всестороннему и системному пониманию категории смысл нашла свое отражение в исследовании данного феномена Д.А. Леонтьевым. Для объяснения многоаспектности феномена смысла он вводит понятие смысловой реальности, которая и обуславливает смысловую регуляцию всей жизнедеятельности человека на различных психологических уровнях: «смысл является особой психологической реальностью, игнорируя которую или сводя ее к другим (например, эмоциональным) явлениям, невозможно построить достаточно полную теорию ни личности, ни сознания, ни деятельности». В качестве единицы анализа Д.А. Леонтьев выделяет жизненный смысл, который не сводится к понятию личностного. Жизненный смысл выступает объективной характеристикой места и роли объектов и явлений в жизнедеятельности конкретного субъекта. Он определяется системой смысловых связей, которые распространяются на данный объект или явление.

Смысловая реальность представлена понятиями «смысловые структуры» и «смысловые системы». Первые представляют собой шесть специфических элементов структурной организации смысловой сферы личности. Они имеют уровневую организацию и являют собой превращенные формы жизненных отношений субъекта. Вторые относятся к особым образом организованным целостным многоуровневым системам, включающим в себя целый ряд смысловых структур. Смысловые структуры выступают «квазиобъектами, замещающими в структуре личности ее действительные жизненные отношения». Высший уровень систем смысловой регуляции образуют личностные ценности, выступающие смыслообразующими по отношению ко всем остальным структурам. Д.А. Леонтьев определяет их как внутренние носители социальной регуляции, укорененные в структуре личности. Личностные ценности являются неизменным и устойчивым в жизни субъекта источником смыслообразования, автономным по отношению к конкретным ситуациям взаимодействия субъекта с миром.

Своеобразный подход к смысловой трактовке личности предложен М.Ш. Магомед-Эминовым, который позиционирует деятельностно-смысловой подход к проблеме личности. Он выделяет методологическую установку на рассмотрение личности в двух трансформациях – трансформации деятельности и трансформации смысла. Этот аспект прорабатывается на основе динамической парадигмы в культурно-деятельностном подходе (А.Г. Асмолов, В.А. Петровский), исследования динамически-смысловых систем, мотивационно-смысловой регуляции (Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, А.Г. Асмолов, Б.С. Братусь, О.К. Тихомиров, Ф.Е. Василюк, Д.А. Леонтьев, В.А.  Иванников и др.), концепций субъектности (С.Л. Рубинштейн, А.В. Брушлинский, К.А. Абульханова-Славская, А.В. Петровский).

Системный подход к изучению личности, предложенный зарубежными и отечественными исследователями, позволяет более целостно изучить феномен самореализации личности в различных жизненных и профессиональных контекстах.

Во второй главе «Профессиональная самореализация: методологические и теоретические аспекты проблемы функционирования личности в различных профессиональных контекстах» рассматривается проблема профессионального самореализации личности, которая является многоплановой, междисциплинарной и изучается специалистами целого ряда смежных областей научного знания (психологии, педагогики, социологии, аксиологии и др.). В настоящее время в научной литературе отчетливо обнаруживается тенденция на создание единой теории, системно объясняющей профессиональное становление человека, особенностей его профессиональной самореализации. Профессиональные аспекты структуры личности исследовались как в работах зарубежных психологов, так и в советской и российской психологии личности. В настоящее время можно утверждать, что проблема профессиональной самореализации личности относится к числу активно разрабатываемых психологических проблем.

Несмотря на повышенный интерес к этой проблематике, в психологии нет общепринятого определения понятия «профессиональная самореализация личности», как нет единства в представлениях исследователей о факторах, его детерминирующих, и динамике. В новых экономических условиях профессиональная карьера стала рассматриваться не только как общественно-значимая, но, в первую очередь, как личностно-значимая, определяющая ценностные аспекты личности. В этом плане профессиональное становление личности является во многих случаях главным компонентом структуры личности взрослого человека.

Анализ жизненного пути личности, установление причинно-следственных связей с внутренними и внешними факторами лежит в основе исследований, результаты которых стали теоретической базой концепции профессионального становления личности (С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, Е.В. Шорохова, Л.С. Выготский; Ф.Б. Ломов, Е.Н. Сурко, А.И. Крупнов, К.А. Абульханова, Ю.И. Александров, А.В. Брушлинский, К.В. Судаков, В.Д. Шадриков). Исследования в области профессионального становления личности  и ее профессиональной самореализации рассматривали особенности профессионалов в отдельных сферах деятельности, содержания и динамики карьеры (К.М. Гуревич, С.Т. Джанерьян, Э.Ф. Зеер, Е.А. Климов, Т.В. Кудрявцев и В.Ю. Шегурова, Л.М. Митина, Е.А. Молоткова, Е.В. Прокопьева, Н.С. Пряжников, З.И. Рябикина, Н.Б. Стамбулова). Еще одним направлением исследования профессиональной самореализации личности являются работы, посвященные анализу психологических кризисов профессиональной сферы (Е.П. Ермолаева, С.Т. Джанерьян, Г.В. Дикая, Л.В. Шахнач, Э.Ф. Зеер, А.А. Реан, С.А. Шапкин, J.M. Patterson ).

В зарубежной научной литературе термин «самореализация» (self-realisation) впервые приводится в словаре по философии и психологии, изданном в 1902 г. в Лондоне: «Самореализация – осуществление возможностей развития Я». Такое определение соответствует такому пониманию, согласно которому высшим конечным результатом развития является самореализация или самоосуществление.

Термин «самореализация» используется в отечественной и зарубежной психологической, педагогической, философской, социологической и другой общественно-научной литературе. В отечественных психологических и педагогических исследованиях он начал употребляться в 90-х годах ХХ века, в социологиче­ских и других общественно-научных – в период строительства коммунизма. В философских исследованиях использование понятия «самореализация» и идей, положенных в его основу, уходит в глубокое  прошлое.

На процесс самореализации оказывают влияние две группы условий: внутренние и внешние. Под внутренними условиями принято понимать степень развитости способностей, качества характера, воли, привычки человека, гибкость или ригидность мышления и т.д.; под внешними - наличие или отсутствие социального заказа на способности, его потенции, меру востребованности их со стороны социальных структур и целого.

Внутренние условия, так или иначе, проявляются в процессе развития человека, развертывания его судьбы, реализации различных сценариев жизненного пути. В процессе развертывания судьбы происходит или не происходит профессиональный, психологический; гражданский, моральный рост человека, раскрытие им своих способностей. В данном случае рост трактуется как последовательное удовлетворение все более высоких потребностей человека. В соответствии с законом иерархии потребностей движение к подлинной самореализации не может начаться, пока человек не освободится от доминирования низших потребностей. При доминировании низших потребностей не происходит раскрытия самых глубинных способностей и потенций человека.

Создание внешних условий для самореализации всех членов общества - прерогатива разумной социальной политики. При этом необходимо учитывать тот факт, что на различных этапах жизни человека необходима своеобразная социальная помощь. Понятно, что помощь в развитии для ребенка, юноши и пенсионера будут различными.

Наиболее близкими к понятию «самореализация» являются понятия «самоактуализация» и «самоосуществление». Понятие «самоактуализация», как правило, описывается в психологической литера­туре со ссылкой на работы А. Маслоу. В зарубежных психологических и философских словарях термин «самоосуществление» (self-fulfillment) чаще трактуется как свершившийся, конечный результат самореализации, полная реализация возможностей личности.

Самореализация человека может принимать различные формы, например, самореализация в спорте, искусстве, науке и других сферах деятельности человека. Б.С. Гершунский отмечает, что смысл жизни каждого человека состоит в его наиболее полной жизненной самореализации. Кроме того, принимая во внимание то, что смысловая сфера каждого человека наполнена различными значениями и ценностями, складывается впечатление, что изучение самореализации личности можно проводить только в индивидуальных исследованиях каждой конкретной личности. Однако такой подход не исключает того, что личности, избравшие для себя определенный путь развития (например, профессиональный), не будут иметь нечто общее в своей ценностно-смысловой и мотивационной структуре, на основании которой возможно построение условной классификации в целях дальнейшего, более глубокого изучения компонентов самореализации.  Наличие общего в смысловой структуре подтверждают исследования О.Д. Черкасовой. В качестве основания подобной классификации должна выступать относительно устойчивая на протяжении всей жизни характеристика. По нашему мнению, в качестве таковой может выступать направленность личности, являющаяся её фундаментом. В качестве динамического компонента личности выступают, по нашему мнению, смысложизненные и ценностные ориентации.

В третьей главе «Трансформации, деформации и регрессии личности как проблема различных профессиональных контекстов» рассматриваются основные подходы к проблеме трансформации личности в различных жизненных и профессиональных контекстах.

Проблема личностной транформации рассматривается во многих общепсихологических направлениях (психоанализе, глубинной психологии, логотерапии). Однако в нашем исследовании мы исходим из понимания личностной трансформации в контексте теории смысла и смыслообразования. Непосредственно личностной трансформации в смысловой интерпретации посвящены работы Магомед-Эминова М.Ш.. В его работах дан терминологический, этимологический, научно-логический анализ понятия трансформации, которая, прежде всего, рассматривается в двух различающихся, хотя и связанных движениях, – движении идей, т.е. парадигмально-концептуальной трансформации, и в движении вещей, сущих, точнее, в онтологической трансформации личности. «При попытке понять личность из онтологической инстанции трансформации человека, основные категории субъекта, идентичности, самости, которые используются в психологии для концептуализации человека как личности (П. Жане, З. Фрейд, К.-Г. Юнг, А. Адлер, К. Роджерс, Г. Олпорт, К. Гольдштейн, А. Маслоу, Л.С. Выготский, С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, Д. Узнадзе, В.Н. Мясищев, Л.И. Божович, В.С. Мерлин, К.А. Абульханова-Славская, Л.И. Анцыферова, И.С. Кон, А.А. Ильенков, Д.И. Фельдштейн, А.Г. Асмолов, Б.С. Братусь, В.А. Петровский, В.С. Мухина и др.), радикально проблематизируются и в плане трансформации идей, и в плане трансформации бытия личности в мире, утрачивая онтологическую обеспеченность, выражающуюся в идее смерти субъекта, идентичности (М. Фуко, Р. Барт, Ю. Кристева), его онтологической необеспеченности в текстуальной реальности, мультикультурной, плюральной ситуации, дискурсивной практике, самонаррации и конструировании реальности (К. Герген, Д. Мак-Адамс)». На основе проведенного анализа Магомед-Эминов конкретизирует горизонты постановки проблемы трансформации. Утверждается, что рассмотрение человека в горизонте трансформации открывает феномен трансформации в существе личности, радикально проблематизируя психологию, забрасывая личность в дифферентность – негативно-деструктивный аспект, и заключает в себе позитивную возможность разрешения.

Под профессиональной деформацией личности (кризисной стратегией) в данном исследовании понимаются процесс и результат негативных изменений личности под воздействием профессиональной среды, в которой осуществляется ее жизнедеятельность. Данный процесс характеризуется различной степенью или уровнем проявления и приводит к неадекватному поведению и потере профессиональной компетенции. Успешность деятельности сотрудника и длительность его профессиональной карьеры во многом определяются стратегией личностных трансформаций, что предъявляет повышенные требования к личности профессионала, его умению  делать выбор, принимать решения, сопоставляя их с собственными ценностями и ценностями культуры. Именно возможность выбора создает предпосылку для рождения ответственности. Ответственность в отличие от исполнительности всегда внутренне обусловлена мотивами, потребностями и целями личности, т.е. является производным от внутренней позиции личности (Г.С. Батищев). Принимать на себя ответственность означает воспринимать себя как активную, сознательно действующую силу своей собственной жизни, способную принимать решения и отвечать за их последствия. Ответственность тесно связана с внутренней независимостью – следованием своим убеждениям и своей иерархии ценностей без пренебрежения мнением и убеждением других и без их простого принятия (Э.Фром).

Результатом позитивного влияния профессии на ценностно-смысловую сферу личности может выступать оформление ценностно-смысловых ориентиров, связанных с переживанием универсальности собственного бытия: формирование единого когнитивно-смыслового и эмоционально-ценностного отношения к себе, способность к подлинной самореализации, целью которой является воплощение своего субъективно ощущаемого предназначения,  в том числе через результат профессиональной деятельности.

Деформации личностно-смысловой сферы, носящие деструктивный характер, могут выступать в качестве специфического механизма психологической защиты личности от  травмирующих переживаний. Деструкции проявляются в  искажении реальности, обесценивании значимости происходящего, неадекватном образе Я, циничном отношении к миру, переносе ответственности или ее субъективном непринятии, уплощении смысла и сведении его к ситуативным  целям, сужении жизненных смыслов до уровня профессиональных, центрации на сиюминутных выгодах. 

В четвертой главе «Ценностно-смысловые барьеры и внутриличностные конфликты как фактор деформации профессиональной самореализации сотрудников милиции общественной безопасности» рассматривается проблема личностных барьеров, как индивидуально психологических затруднений человека в различных жизненных и профессиональных контекстах. Данная тема уже давно привлекает внимание педагогов и психологов. Изучению барьеров в коммуникационной сфере (сфере общения) посвящены работы Л.И. Божович, Е.В. Руденского. В ряде работ выделяются такие барьеры, как "барьер темперамента", "барьер акцентуации характера", "барьер манеры общения", "барьер отрицательных эмоций" (страдания, гнева, отвращения, страха, стыда и вины), "барьер неправильной установки сознания" (стереотип, предвзятость, отсутствие интереса, пренебрежение фактами), "барьер речи", "физические барьеры", "социально-ролевые барьеры", "информационно-познавательные барьеры", "социально-психологические барьеры", "организационно-психологические барьеры", которые становятся препятствием во взаимодействии человека с окружающими, существенным препятствием в его личностном и профессиональном становлении.

Барьеры как детерминирующие факторы динамизации деятельности на разных ее этапах изучаются в работах Р.Х. Шакурова и его учеников. При этом выделяются такие виды барьеров, как ценностно-ориентационный барьер, барьер неопределенности, предметно-преобразовательный барьер и барьер дефицита информации о полученном результате. В процессе преодоления барьера Р.Х. Шакуров выделяет три взаимосвязанные стороны: эмоционально-волевую, познавательную и операционально-поведенческую.

Традиционно в социальной психологии и социальной психологии личности различают коммуникативные барьеры и барьеры смысловые. Если коммуникативный барьер напрямую связан с теми трудностями, которые возникают у личности, прежде всего, при планировании и организации ею актуального акта общения, то смысловой барьер связан c взаимонепониманием между людьми, так как для них одно и то же событие или явление имеют различный смысл. При этом, как правило, значение, например, слов просьбы или приказа понятно обеим общающимся сторонам, но несовпадение смыслов приводит к разрушению взаимодействия, обусловливает непродуктивность контакта, закладывает основы возможного межличностного конфликта.

В современной общепсихологической теории (И.В. Абакумова, В.И. Бакулин, С.Ю. Головин, Д.А. Леонтьев, А.Н. Сухова) рассматриваются ценностно-смысловые барьеры. Строительным материалом образа мира выступает личностные смыслы как продукт человеческого отношения к нему. Смысл обладает системообразующей способностью, способностью распространять свое влияние на все системы человека и подчинять их себе в той или иной мере. Д.А. Леонтьев определяет смысловую сферу личности как особым образом организованную совокупность смысловых образований (структур) и связей между ними, обеспечивающую смысловую регуляцию целостной жизнедеятельности субъекта во всех ее аспектах. Под смысловой регуляцией понимается система психологических механизмов, обеспечивающих сообразность протекания деятельности в интенциональной сфере субъекта. Отношения человека с миром формируют у него смысловые связи, превратившись затем в смысловые структуры, они организуют этот мир. Д.А. Леонтьев выделяет динамическую смысловую систему, относительно устойчивую, автономную, иерархически организованную, включающую в себя ряд разноуровневых смысловых структур и функционирующую как единое целое. Она же определяет мировоззрение человека. Смысловая сфера является неоднородным и многоуровневым образованием. Компоненты смысловой сферы носят смыслообразующую функцию, включаясь в протекание смысловой регуляции жизнедеятельности субъекта. Индивидуальные препятствия в смысловой регуляции как раз и можно определить как ценностно-смысловые барьеры личности.

В диагностической части исследования было выявлено, что возникновение ценностно-смысловых барьеров в условиях работы милиции общественной безопасности,  определяется рядом факторов, наиболее значимыми из которых являются: уровень развития смысловой сферы самого сотрудника, особенности его профессиональной мотивации, ценностные ориентации и общая направленность личности. При этом существенным является направленное воздействие со стороны профессионального окружения, ориентированное на формирование соответствующих смысловых установок как важнейшего катализатора интроспективных потребностей и как следствие тех его смысловых интенций, которые выводят, со временем, личность на уровень самореализации, в форме потребности в самопонимании, рефлексии, самооценке при анализе успехов и неудач в процессе профессиональной деятельности.

В пятой главе «Особенности профессиональной самореализации сотрудников милиции общественной безопасности» приведены данные диагностической части работы по выявлению тех личностных трансформаций, которые в наибольшей степени влияют на особенности профессиональной самореализации сотрудников милиции общественной безопасности. Выявление особенностей самореализации сотрудников милиции общественной безопасности и особенностей их личностных трансформаций в зависимости от профессионального контекста осуществлялось через диагностику их смысложизненных ориентаций и проводилось с помощью ряда методик.

Для распределения сотрудников милиции общественной безопасности в группы с разной направленностью личности использовалась методика «Направленность личности» (Б. Басса). По результатам данной методики респонденты распределились в группы по направленностям следующим образом (Таблица 1, рисунок 1):

Таблица 1

Распределение сотрудников по группам направленностей

Направленность

Количество

Участковые

инспекторы

ДПС

Направленность на себя

251 (36,28%)

218 (7,07%)

133 (29,2%)

Направленность на общение

237 (32,74%)

111 (0,88%)

136 (31,89%)

Направленность на дело

235 (30,97%)

119 (7,96%)

126 (23,0%)

Всего:

728 (100%)

458 (15,91%)

280 (84,09%)

Рисунок 1. Распределение сотрудников по группам направленностей.

В группу направленности на себя вошел 451 респондент, из которых 218 участковых и 133 ДПС, в группу направленности на общение вошли 237 человек, 111 из них участковый и 136 ДПС, и группу, направленную на дело, составили 235 респондентов: 119 участковых и 126 сотрудников ДПС.

Далее в выделенных группах нами был проведен анализ смысложизненных ориентаций сотрудников с различной направленностью личности.

Тест СЖО [в модификации Д.А. Леонтьева] позволяют изучить особенности смысловой сферы человека, на основании которых можно выделить показатели для характеристики смысложизненных стратегий.

В результате проведенного эксперимента по тесту СЖО были получены следующие данные о различиях меду группами разной направленности по U - критерию Манна-Уитни (Таблица 2):

Таблица 2

Различия между группами направленностей по методике СЖО

Методика

СЖО

Направленности

1 НС 2 НО

1 НС 3 НД

2 НО 3 НД

Субшкала 1

(цели)

760.0

р=(1,00)

470,5

р=(0,021)

460,0

р=(0,016)

Субшкала 2

(процесс)

652,5

р=(0,174)

562,5

р=(0,189)

479,0

р=(0,027)

Субшкала 3

(результат)

625,5

р=(0,174)

420,0

р= (0,075)

646,5

р=(0,694)

Субшкала 4

(локус контроля-Я)

616,5

р=(0,143)

408,0

р=(0,003)

496,0

р=(0,042)

Субшкала 5 (локус контроля – жизнь)

754,5

р=(0,952)

495,5

р=(0,042)

530,5

р=(0,097)

Где: НС направленность на себя; НО направленность на общение; НД направленность на дело.

Статистический анализ показал, что сотрудники, направленные на себя  и на общение, значимо отличаются (р=0,05) высокими значениями по показателю «цели» методики СЖО, что означает наличие в жизни испытуемых целей в будущем, которые придают жизни осмысленность, направленность и временную перспективу. По показателю «процесс» (то есть интерес и эмоциональная насыщенность жизни) наибольшую выраженность проявили сотрудники, направленные на общение (р=0,05) в отличие от других направленностей. По шкале «результативность жизни» или «удовлетворенность самореализацией» значимых различий между группами респондентов разных направленностей не выявлено. По показателю локус «контроля-Я» или (Я – хозяин жизни) сотрудники, направленные на себя и на общение, значимо отличаются (р=0,05) от сотрудников, направленных на дело. Это свойство более выражено у сотрудников, направленных на себя, что отражает их представление о себе как о сильной личности, обладающей достаточной свободой выбора, чтобы построить свою жизнь в соответствии со своими целями и представлениями о её смысле. Такой показатель, как «локус контроля–жизнь» или «управляемость жизни» более выражено и значимо отличается (р=0,05) у сотрудников, направленных на себя. Это характеризует их как людей, убежденных в том, что им дано контролировать свою жизнь, свободно принимать решения и воплощать их в жизнь.

Таким образом, сотрудники, направленные на себя, характеризуются как люди целеустремленные, обладающие достаточной свободой выбора и принятия решений, контролирующие свою жизнь. Сотрудники, направленные на общение, демонстрируют целенаправленность, эмоциональную насыщенность жизни и возможность контролировать собственную жизнь. У сотрудников, направленных на дело, все перечисленные свойства менее выражены, что подтверждается данными по показателю общей осмысленности жизни (рисунок 2).

Рисунок 2. Общая осмысленность жизни

Рисунок 3. Распределение по шкалам СЖО

Рассматривая общую осмысленность жизни сотрудников милиции общественной безопасности в зависимости от их личностной направленности (Рисунок 2), видно, что самый высокий показатель – в группе направленных на общение, самый низкий – в группе направленности на дело, а группа направленности на себя демонстрирует средние  показатели общей осмысленности жизни.

Шкалы теста позволяют изучить особенности смысложизненных ориентаций сотрудников (Рисунок 3):

При сравнении результатов групп направленностей по отдельным шкалам СЖО распределение выглядит следующим образом (Рисунок 3):  [С.Ю. Головин, 1997; А.А. Бодалев, А.Н. Сухова].

Цели: Направленность на общение > Направленность на себя > Направленность на дело.

Из представленного распределения видно, что меньше всего задумываются о целях и перспективах на будущее, а больше живут сегодняшним днем сотрудники, направленные на дело. Группы сотрудников, направленных на себя и на общение, имеют сопоставимые результаты. Показатели по этой шкале в группе направленности на общение и направленности на себя могут говорить о том, что эти сотрудники тщательнее структурируют, продумывают свои перспективы на будущее и более осмысленно планируют «завтрашний день».

Процесс: Направленность на общение > Направленность на себя > Направленность на дело.

Наименьший показатель в группе направленности на дело, остальные группы имеют примерно одинаковые показатели. Наивысший результат по этой шкале в группе направленности на общение показывает, что сотрудники воспринимают процесс жизни как интересный, эмоционально насыщенный и наполненный смыслом.

Результат: Направленность на себя > Направленность на общение > Направленность на дело.

Наивысший показатель - в группе направленности на себя, в группах направленности на общение и на дело показатели сопоставимы. Эта шкала показывает удовлетворенность человека пройденным отрезком жизненного пути, его продуктивностью и осмысленностью. Можно предположить, что сотрудники, направленные на общение и на дело, менее других удовлетворены предыдущим периодом жизни (т.е. считают предыдущий период работы успешным).

Локус контроляЯ: Направленность на дело > Направленность на себя > Направленность на общение.

Таким образом, меньше всего удовлетворены своей способностью построить жизнь в соответствии со своими желаниями, целями и представлениями о ее смысле группы, направленные на себя и на общение, результаты которых сопоставимы. Самый высокий показатель - в группе, направленной на дело, что, очевидно, соответствует представлению сотрудников о себе как о сильных личностях, имеющих достаточную возможность и свободу для того, чтобы творить свою жизнь так, как они хотят и считают нужным.

Локус контроляЖизнь: Направленность на себя > Направленность на общение > Направленность на дело.

Данная шкала характеризует убеждение, что человеку дано контролировать свою жизнь, свободно принимать решения и воплощать их в жизнь. Самый низкий показатель по выборке в группе направленности на дело может свидетельствовать о некоторой степени фатализма у данной группы респондентов. Результаты в группах, направленных на себя и на общение, результаты значимо не отличаются.

Из приведенного сравнения видно, что группа направленности на себя набрала наивысшее количество баллов по трем из пяти шкал (цели, результат, локус контроля жизнь), что может говорить о том, что сотрудники этой группы тщательно структурируют, продумывают свои перспективы на будущее и более осмысленно его планируют. Они удовлетворены пройденным отрезком жизненного пути, его продуктивностью и осмысленностью, а также убеждены, что могут контролировать свою жизнь, свободно принимать решения и воплощать их в жизнь.

Группа направленности на общение набрала наибольшее количество баллов по трем шкалам (цели, процесс, локус контроля - жизнь). Это указывает на то, что сотрудники этой группы, так же, как и группы направленности на себя, тщательно структурируют, продумывают свои перспективы на будущее и более осмысленно его планируют, но в отличие от них воспринимают процесс жизни как интересный, эмоционально насыщенный, который они могут самостоятельно контролировать.

Максимальные показатели Локус контроля-Я  группы направленности на дело могут свидетельствовать о вере этих сотрудников в способность творить свою жизнь. По остальным четырем шкалам (цель, процесс, результат, локус контроля жизнь) группа направленности на дело показала наиболее низкие результаты. Это может их охарактеризовать как людей, живущих одним днем, с невысокой эмоциональной окрашенностью жизни, не слишком ей удовлетворенные на данный период времени, а также может говорить о некоторой степени их уверенности в том, что не всегда возможно контролировать свою жизнь.

На рисунке 4 в графическом виде представлено распределение шкал САМОАЛ, для более наглядного отображения сходств и различий между группами различных личностных направленностей.

Для диагностики ценностных ориентаций, которые лежат в основе выбора жизненных целей человека и объясняют причины его поведения, мы использовали тест М. Рокича. Характер и содержание ценностных ориентаций определяют общую направленность личности, которая, в свою очередь, обусловливает активность человека.

Тест М. Рокича «Ценностные ориентации» дал возможность изучить индивидуальные ценностные ориентиры в исследуемых группах. Для определения значимых ценностей были подсчитаны их ранги (Рисунок 5).

Анализируя полученные данные, можно сказать, что в целом по всем группам наиболее значимыми терминальными ценностями (ценности-цели) являются такие, как «любовь», «здоровье», «наличие хороших и верных друзей».

Рисунок 4. Распределение стремления к самоактуализации

внутри групп направленностей

Второстепенную позицию уверенно занимает «жизненная продуктивная жизнь» и «развитие». Минимальное значение придается «творчеству», «счастью других», «развлечениям» и «красоте природы и искусства». Но необходимо также отметить выявленные отличия групп:

Рисунок 5. Распределение терминальных ценностей

  1. Группа направленности на себя наиболее значимыми ценностями также считает «уверенность в себе» и «материально обеспеченная жизнь». Незначительное внимание уделяется «счастливой семейной жизни». Наибольшие отличия данной группы по отношению к группе направленности на общение наблюдается по таким ценностям, как «познание» и «свобода», менее значимы для группы, направленной на себя, а «уверенность в себе» более значимы. Совпали по значимости «развитие», «счастливая семейная жизнь», которые, однако, занимают средние места. По отношению к группе, направленной на дело, наиболее значимой является «активная деятельная жизнь», наименее значима - «интересная работа».
  2. Для группы направленности на общение большое значение имеют «счастливая семейная жизнь» и «активная деятельная жизнь» и «свобода», невысокую значимость имеют те же ценности, которые упоминались нами в общем анализе ценностей по всем группам. Наибольшие отличия с группой направленности на дело заметны по ценностям «интересная работа» и «свобода», где значимость этих ценностей много выше, и по ценностям «жизненная мудрость» и «уверенность в себе», где значимость этих ценностей существенно меньше. Абсолютно совпали по значимости такие ценности, как «творчество» и  «развлечения», занимающие в таблице последние два места.
  3. «Здоровье», «любовь», «жизненная мудрость» и «счастливая семейная жизнь» составляют систему наиболее значимых ценностей группы направленности на дело. Наименее значимой ценностью, за исключением описанных в общем анализе ценностей, данная группа считает «счастье других».

Необходимо отметить, что для группы направленности на себя одной из наиболее значимых ценностей является «материальная обеспеченность», в то время как для групп направленности на себя и на дело эта ценность теряет свою значимость и находится на средних позициях. Важно также обратить внимание и на тот факт, что такие ценности, как «общественное признание», «познание», «продуктивная жизнь» и «развитие» практически во всех группах входят в разделы «средней» или «наименьшей» значимости.

В шестой главе «Развитие профессиональной самореализации сотрудников милиции общественной безопасности как компонент подготовки слушателей в учебных заведениях МВД» рассматриваются психологические пути совершенствования содержания, организации и обеспечения психологической подготовки в учебных центрах МВД - УВД имеющие немалые резервы для повышения эффективности курса психологической подготовки  слушателей

Черезвычайно важна  психологическая подготовка для повышения  уровня квалификации специалистов к решению задач в трудных, экстремальных условиях. Применительно к правоохранительной деятельности  это отмечается в работах  Н.М. Буланова, В.К. Коломейца, А.М. Столярова, А.П. Самсонова, а также зарубежных авторов  Я. Вествуд, Г. Лангер, Р. Босклет. Практический опыт проведения  психологической подготовки  имеется как в МВД РФ, так и в правоохранительных органах  США, Англии, ФРГ и ряда других стран.  Повсеместно отмечаются положительные результаты, которые дает её проведение.

Вместе с тем, психологическая подготовка сотрудников органов внутренних дел  рассматривается большинством авторов  (Н.М. Буланов, В.К. Коломеец и др.) как попутный результат,  получаемый в ходе  различных видов занятий, что, по нашему мнению, не всегда  приводит к достижению высокого уровня  психологической подготовленности сотрудников к оперативно-служебной деятельности, поэтому необходимо искать и другие пути её совершенствования.

Накопленный  большой исследовательский опыт  разработки проблемы психологической устойчивости (В.Л. Марищук, Н.И. Наенко, Р. Лазарус, Г. Селье, Л.А.  Китаев - Смык и др.) дает возможность отметить синтетический, интегральный, комплексный характер этого понятия, включающего в себя мотивационные, интеллектуальные, волевые, эмоциональные компоненты, способствующие обеспечению  эффективной деятельности  человека в сложных экстремальных условиях деятельности. Используя комплексный характер данного понятия, многие авторы правомерно применяют  соответствующие средства для формирования психологической устойчивости.

       В процессе апробации модели сопровождения и коррекции личностных трансформаций сотрудников среднего начальствующего состава милиции общественной безопасности широко использовался метод экспертных оценок, который позволял выявлять более или менее профессионально успешных сотрудников, соотнося эти показатели с уровнем профессиональной самореализации и особенностями личностных трансформаций.

Метод экспертных оценок позволил выявить разные уровни профессиональной самореализации сотрудников милиции общественной безопасности: более  успешных и менее успешных (Таблица 3).

Таблица 3.

Оценки экспертов, выставленные  по карте личности

участковым инспекторам и сотрудникам ДПС милиции

в группах “более успешных” и “менее успешных”.

Качества

Оценки экспертами “более успешных” в баллах

Оценки экспертами “менее успешных” в баллах

Разница

Достовер-ность различий

Ранги

Целемотивированные:

Различия достоверны при Р<0,05

Идейная убежденность

4.53

3,73

0,08

12

Отношение к общественной деятельности

4,46

3,6

0,86

13

Общественная активность

4,5

3,8

0,7

16-17

Отношение к профессии

4,6

3,9

0,7

16-17

Чувство долга, ответственность

4,48

3,48

1,0

10

Отношение к учебе

4,41

3,35

1,06

8

Нравственно-деловые

Нравственное самосознание

4,3

3,8

0,5

19

Отношение к товарищам

4,2

3,4

0,8

14-15

Участие в делах коллектива

4,4

3,5

0,9

11

Профессионально-деловые

Профессиональная наблюдательность

4,71

3,2

1,51

2

Профессиональное мышление

4,6

3,4

1,2

4

Волевые

4,6

3,5

1,1

6-7

Эмоционально-волевые

4,62

3,45

1,17

5

Требовательность при выполнении оперативно-служебных задач

4,5

3,7

0,8

14-15

Умение общаться в трудных, конфликтных ситуациях

4,73

3,1

1,63

1

Дисциплинированность

4,7

3,6

1,1

6-7

Психофизиологические

Работоспособность

4,7

3,4

1,3

3

Скорость реакций

4,4

3,98

0,42

20

Способность быстро приспосабливаться

4,45

3,8

0,65

18

Тревожность, эмоциональность

4,43

3,4

1,03

9

В процессе обработки эмпирических данных был использован факторный анализ. Выделив наиболее значимые факторы, обуславливающие специфику стратегий профессиональной самореализации, мы провели сравнение между более и менее успешными сотрудниками. Эмпирическое сравнение предоставило большой фактологический материал (Таблицы 4 и 5).

Таблица 4

Факторная структура качеств личности участковых инспекторов милиции и сотрудников ДПС в группе “более успешных”

Качества

Фактор 1

Фактор 2

Фактор 3

Целемотивированные:

Идейная убежденность

0,160

0,798

0,142

Отношение к общественной деятельности

0,476

0,713

0,2 17

Общественная активность

0,347

0,753

0,375

Отношение к профессии

0,596

0,373

0,144

Чувство долга, ответственность

0,562

0,384

0,234

Отношение к учебе

0,329

0,527

0,211

Нравственно-деловые

Нравственное самосознание

0,570

0,258

0,306

Отношение к товарищам

0,488

0,375

0,254

Участие в делах коллектива

0,521

0,408

0,376

Профессионально-деловые

Профессиональная наблюдательность

0,898

0,332

0,472

Профессиональное мышление

0,674

0,508

0,529

Волевые

0,771

0,244

0,405

Эмоционально-волевые

0,782

0,602

0,386

Требовательность при выполнении оперативно-служебных задач

0,689

0,492

0,506

Умение общаться в трудных, конфликтных ситуациях

0,661

0,241

0,461

Дисциплинированность

0,678

0,342

0,507

Психофизиологические

Работоспособность

0,313

0,460

0,660

Скорость реакций

0,408

0,285

0,642

Способность быстро приспосабливаться

0,011

0,145

0,868

Тревожность, эмоциональность

0,397

0,142

0,555

Таблица 5

Факторная структура качеств личности участковых инспекторов милиции и сотрудников ДПС в группе “менее успешных”

Качества

Фактор 1

Фактор 2

Фактор 3

Целемотивированные:

Идейная убежденность

0,816

0,410

0,218

Отношение к общественной деятельности

0,634

0,038

0,2 43

Общественная активность

0,660

0,091

0,074

Отношение к профессии

0,744

0,148

0,313

Чувство долга, ответственность

0,778

0,142

0,232

Отношение к учебе

0,786

0,051

0,222

Нравственно-деловые

Нравственное самосознание

0,589

0,072

0,116

Отношение к товарищам

0,791

0,036

0,206

Участие в делах коллектива

0,839

0,338

0,287

Профессионально-деловые

Профессиональная наблюдательность

0,418

0,155

0,043

Профессиональное мышление

0,436

0,098

0,078

Волевые

0,592

0,254

0,151

Эмоционально-волевые

0,587

0,006

0,011

Требовательность при выполнении оперативно-служебных задач

0,336

0,202

0,063

Умение общаться в трудных, конфликтных ситуациях

0,421

0,156

0,252

Дисциплинированность

0,443

0,036

0,337

Психофизиологические

Работоспособность

0,480

0,370

0,286

Скорость реакций

0,380

0,092

0,333

Способность быстро приспосабливаться

0,226

0,029

0,216

Тревожность, эмоциональность

0,274

0,249

0,277

Отдельная часть работы была связана с разработкой модели сопровождения и коррекции личностных трансформаций сотрудников среднего начальствующего состава милиции общественной безопасности, ориентированной на преодоление ценностно-смысловых барьеров как индивидуальных затруднений в ситуации личностного выбора, что позволяет повысить уровень профессиональной самореализации.

Оперативно - служебная деятельность участковых инспекторов милиции и сотрудников ДПС характеризуется наличием психологических проблем, специфических ценностно-смысловых барьеров, что обуславливает роль соответствующей психологической готовности как важного компонента профессионального мастерства сотрудника милиции общественной безопасности.

Основными элементами психологической готовности, отвечающими требованиям оперативно - служебной деятельности, выступают:

- психологическая устойчивость к специфическим условиям решения оперативно - служебных задач;

- профессионально - психологические умения.

По - видимому, еще одним компонентом является профессионально - психологическая ориентированность личности, как особое качество сотрудника, выражающееся в его ценностно-смысловой установке к пониманию и практическому учету  психологических аспектов оперативно - служебной деятельности.

Эти элементы психологической подготовленности участковых инспекторов милиции и сотрудников ДПС определяют основное содержание профессионально - психологической подготовки. Его следует,  конечно,  конкретизировать в строгом соответствии с профилем профессиональной деятельности (в зависимости от регламента профессиональной деятельности и профессионального стажа).

Психологическая подготовленность участковых инспекторов милиции и сотрудников ДПС носит профессиональный характер, отвечающий специфике его деятельности и принципиальным образом отличается от профессиональной подготовки воинов, спортсменов, операторов и других специалистов, в среде которых получила распространение психологическая подготовка.

Подготовка участковых инспекторов милиции и сотрудников ДПС в учебных центрах МВД, УВД эффективна, если она по своему содержанию, средствам и методам обеспечивает формирование всех слагаемых психологической готовности, личностной устойчивости, обуславливает необходимость введения в учебных заведениях и подразделениях  МВД, УВД особого вида профессиональной подготовки - профессионально - психологической.

В Заключении были сформулированы Выводы, соответствующие ранее выдвинутым гипотезам:

1. В современной психологической науке сформировано новое научное направление, которое рассматривает личностные трансформации в специфическом профессиональном контексте и выявляет, как именно профессиональный контекст влияет на личностное, не только разрушая и деформируя его, но и как стимулирующий развитие ценностных интенций личности. Данный поход позволяет осуществить анализ ценностно-смыслового содержания профессиональной деятельности и динамических составляющих ее мотивации, выявить специфические особенности смысловой сферы личности, с позиции позитивных приобретений и негативных утрат.

2. Профессиональная деятельность, в том числе и специфика деятельности сотрудников милиции общественной безопасности, обуславливает личностные трансформации, которые существенно влияют на особенности профессиональной самореализации. Динамика трансформаций личностной сферы сотрудников милиции общественной безопасности на разных уровнях профессиональной самореализации проявляется в виде устойчивых смысложизненных стратегий, обеспечивающих возможность переживать опыт связей с миром в контексте профессиональной деятельности как устойчивое отношение, включающее в себя субъективное ощущение источника собственного опыта (принятие решения, ответственность, выделение значимых профессиональных перспектив). Трансформации ценностно-смысловой сферы личности включают содержательно-смысловые и динамически-мотивационные изменения, а также  изменения внутренних связей и отношения между разноуровневыми компонентами и параметрами, определяющими уровень личностной устойчивости и профессиональной надежности сотрудников милиции общественной безопасности.

3. Стратегии трансформаций ценностно-смысловой сферы могут типологизироваться как позитивные, обеспечивающие высокий уровень профессиональной самореализации, и как кризисные, ведущие к деформациям и даже регрессиям в отношениях с окружающими людьми и общественными (социальными) структурами:

- Сотрудники с позитивными стратегиями ориентированы в своих смысложизненных устремлениях на саморазвитие, отличаются наибольшей структурированностью и последовательностью в ситуациях личностного выбора. Они продуктивны в нахождении промежуточных смыслов своих действий, им свойственна активная и просоциальная мировоззренческая позицияи (г=0,3; р<0,01)..

- Кризисные стратегии обусловлены наличием ценностно-смысловых барьеров, которые возникают в процессе профессиональной деятельности, препятствуя самореализации личности в этом важнейшем жизненном контексте. Ценностно-смысловые барьеры, присущие сотрудникам милиции общественной безопасности, будут различными в зависимости от объективных и субъективных факторов. К объективным (интерперсональным) факторам относятся регламент профессиональной деятельности (было выявлено, что у участковых и сотрудников ДПС они различны) и профессионального стажа (г=0,4; р<0,01).

- Из субъективных факторов наиболее значимыми являются: уровень развития смысловой сферы самого сотрудника (г=0,4; р<0,001), особенности его профессиональной мотивации (г=0,4; р<0,001), ценностные ориентации (г=0,3; р<0,05),  и общая направленность личности (г=0,383; р<0,01). При этом, существенным является направленное воздействие со стороны профессионального окружения, ориентированное на формирование соответствующих смысловых установок как важнейшего катализатора интроспективных потребностей и, как следствие, тех его смысловых интенций, которые выводят, со временем, личность на уровень самореализации, в форме потребности в самопонимании (г=0,278; р<0,05), рефлексии (г=0,3; р<0,05), самооценке (г=0,2; р<0,05) при анализе успехов и неудач в процессе профессиональной деятельности.

4. Наиболее часто ценностно-смысловые барьеры возникают в связи с отсутствием рефлексии (г=0,4; р<0,001)., затруднениями в вербализации самоотношения и экстраполяции личностного смысла в новые профессионально необычные ситуации. Эти барьеры  проявляются в затрудненной смысловой актуализации соотнесения внешнего объекта деятельности с внутренней потребностью, невозможностью субъективного переноса смыслового содержания одной ситуации в другие профессиональные условия.

5. Модель психологического сопровождения и коррекции сотрудников милиции общественной безопасности, находящихся на разных уровнях профессиональной самореализации, основанная на преодолении ценностно-смысловых барьеров и формировании позитивных ценностно-смысловых установок в контексте профессиональной деятельности, может быть реализована через повышение общего уровня психологической готовности к профессиональной деятельности.

Основными видами специальных занятий по курсу психологической подготовки, оправдавшими себя в ходе эксперимента, являются:

- занятия на полосе препятствий психологической подготовки и площадках для эмоционально - волевых упражнений, тренировки элементов волевой саморегуляции;

- психорегулирующие тренировки по преодолению ценностно смысловых барьеров. В качестве продуктивных могут быть рекомендованы учебные ситуации, содержательно ориентированные на разделение «Я» и «Мое», через актуализацию «Я», учебные ситуации, направленные на организацию одновременной представленности сознанию двух или больших отношений, ситуации, направленные на осознание факта пересечения жизненных отношений, учебные ситуации, направленные на обнаружение или установление разного рода связей между жизненными отношениями.

- занятия в психологически сложных ситуациях оперативно - служебной деятельности по типу конкретных ситуаций. Различают три этапа реализации конкретных ситуаций по их месту и характеристикам в структуре процесса обучения – стартовая, текущая и игровая. Стартовая конкретная ситуация формируется  в начале учебного занятия. Текущая, на этапе выхода из стартовой, существует и непрерывно изменяется вследствие преобразования обучаемым предмета изучения и ведущих действий преподавателя. Итоговая ситуация является главной составляющей конца учебного занятия и отражает как сложившееся состояние обученности обучающегося, так и особенности трансформации его ценностного отношения к изучаемому, на основе которой будет складываться очередная стартовая ситуация. Стартовая и итоговая конкретная ситуации показывают особенности содержательно-смысловых трансформаций, а текущая - мотивационно-динамические изменения у обучающегося с использованием конкретных ситуаций. Общая процессуальная структура системы операционализации конкретных ситуаций заключается в том, что из потенциального центра смыслообразования поступает информация-импульс на уровень актуализации смысла, побуждающая к действию. Потенциальный центр смыслообразования функционирует в соответствии со смысловым уровнем развития обучающегося. Обучающийся (как носитель потенциального смысла) выполняет действия по преобразованию объекта учения (содержание конкретной ситуации), который при этом проявляет свои свойства. Обучающийся воспринимает проявление этих свойств как инициацию к смыслообразованию, в результате чего приобретаются дополнительные возможности действия в конкретной ситуации и актуализируется личностный смысл самой конкретной ситуации. К преподавателю также поступает информация о том, что обучающийся уже усвоил нужное на уровне личностного присвоения, поэтому он может  направлять дополнительную информацию как инициацию о том, что он уже усвоил как новый этап смыслообразования и проникновения на качественно новом уровне;

- занятия по изучению основ применения психологии в оперативно - служебной деятельности.

Специальными занятиями по курсу психологической подготовки  достигается существенное повышение уровня профессионально - психологической подготовленности. В проведенных экспериментах удалось:

- улучшить показатели результатов работы выпускников по задержанию преступников на 43%;

- психологическую устойчивость к специфическим условиям решения оперативно - служебных задач повысить на 53%;

- поднять уровень профессионально - психологических умений на 66%.

В целом психологическая подготовленность слушателей к оперативно - служебной деятельности повысилась на 62%. Необходимо отметить, что полученные результаты удалось достигнуть даже при наличии некоторых недостатков в организации занятий, их методике, уровне педагогического мастерства преподавателей, недостатков материально - технического характера.

Перспективы исследования. Основными психолого - педагогическими путями повышения эффективности проведения психологической подготовки и успешного формирования психологической подготовленности выпускников учебных центров МВД, УВД выступают:

- совершенствование руководства психологической подготовкой;

- детализация планирования психологической подготовки;

- повышение внимания к организации и методике проведения занятий по психологической подготовке;

- учет и адекватная оценка достигаемых результатов;

- кадровое обеспечение психологической подготовки;

- улучшение материально - технической базы психологической подготовки сотрудников милиции общественной безопасности.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публи­ка­циях Волкова А.А.:

I. Научные монографии

  1. Волков А.А. Развитие индивидуально-психологической подготовленности профессионалов органов внутренних дел. Монография [Текст] - Ставрополь: Изд-во СГУ, 1999.- 150 с. – 8,83 п.л.
  2. Волков А.А., Евлампиев В.С., Жигульская Г.Ф., Уваров И.А. Профилактика молодежной преступности и наркомании. Монография [Текст] - Ставрополь: Изд-во СФ КЮИ МВД РФ, 2001.- 171 с.. – 8/4,7 п.л.
  3. Волков А.А., Степаненко В.В., Масалов А.Г., Туманян Ю.Р.  Гуманитарная подготовка кадров органов внутренних дел. Монография [Текст] – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2003.-  С. 74-113. – 10 /6,2 п.л.
  4. Волков А.А. Вопросы правовой, социальной и психологической защиты лиц, участвующих в борьбе с терроризмом. Монография [Текст] – Ставрополь: Изд-во Пятигорского государственного лингвистического университета, 2005.- 166 с. – 10,3 п.л.
  5. Волков А.А. Профессиональная самореализация сотрудников милиции общественной безопасности. Монография [Текст] – М.: Изд-во «Кредо», 2010.- 235 с. – 10,5 п.л.

II. Статьи в журналах, рекомендованных ВАК РФ

  1. Волков А.А., Новикова О.С. Формирование и развитие национального самосознания – основа российской государственности [Текст] //Вестник Ставропольского государственного университета. – Ставрополь: 1996, № 8. –

С 102-107. -  0,5/ 0,4. п.л.

  1. Волков А.А. Типологическая дифференциация личности сотрудников милиции общественной безопасности [Текст] //Прикладная психология и психоанализ. - М.: 2005, № 4.- С 60-67.- 0,5 п.л.
  2. Волков А.А. Теоретические подходы к изучению  психологии служебной деятельности сотрудников милиции общественной безопасности [Текст] //Прикладная психология и психоанализ. - М.: 2005, № 3. – С. 63-70. - 0,5 п.л.
  3. Волков А.А., Бакаева Е.А., Бышевский Ю.Ю., Лесников Г.Ю. и др. Влияние незаконной миграции на преступность в Ставропольском крае [Текст] //«Черные дыры» в Российском законодательстве. - М.: 2005, № 3. – С. 59 -73. - 1/ 0,6 п.л.
  4. Волков А.А. Методическая система по формированию психологической и личностной готовности к работе по поддержанию общественного порядка сотрудников милиции общественной безопасности на разных уровнях профессиональной самореализации [Текст] //Прикладная психология и психоанализ. - М.:  2005, № 3. – С.52 - 62. - 0,5 п.л.
  5. Волков А.А., Ларина Т.Н. Психологическая деформация смысловой сферы юношей, находящихся в условиях следственного изолятора (СИЗО) [Текст] //Российский психологический журнал. - М.: 2008, Т.5, № 1.- С. 60-67 - 0,5/ 0,4. п. л.
  6. Волков А.А. Личностные трансформации сотрудников милиции общественной безопасности: результаты эмпирического исследования [Текст] /А.А.Волков //Российский психологический журнал. - М. –2009.- Т.6, № 5.- С. 32-40 - 0,5 п. л.
  7. Волков А.А. Профессиональная самореализация сотрудников милиции общественной безопасности [Текст] //Вестник ИДНК «Экономика и управление народным хозяйством». – Ставрополь: 2010, № 1 (13).- С.179-188.- 0,5 п.л.
  8. Волков А.А. Трансформации ценностно-смысловой сферы сотрудников милиции общественной безопасности как психологические барьеры в их успешной профессиональной самореализации [Текст] //Вестник ИДНК «Экономика и управление народным хозяйством». – Ставрополь: 2010, №2 (14). –С.125-128.  - 0,5 п.л.
  9. Волков А.А. Основные подходы и критерии в отечественной и зарубежной психологии к проблеме разработки модели психологической подготовки и коррекции трансформационной ценностно-смысловой сферы личности в зависимости от специфики профессионального контекста [Текст] //Вестник ИДНК «Экономика и управление народным хозяйством». – Ставрополь: 2010, №2 (14). – С. 129-143.  - 0,5 п.л.
  10. Профессиональная самореализация сотрудников милиции общественной безопасности: проблема личностных трансформаций. [Текст]  //Российский психологический журнал. - М.: 2010, Т. 7, № 1 - С. 53-64 - 0,6 п. л.

               III. Учебные и учебно-методические пособия

  1. Волков А.А. Психологическая подготовка слушателей рядового и младшего начальствующего состава милиции в учебных центрах МВД, УВД [Текст] - М.: Изд-во Академия МВД СССР, 1987.- 25 с.- 1 п.л.
  2. Волков А.А. Состояние исследований по проблеме психологической подготовки сотрудников органов внутренних дел [Текст] - М.: Изд-во: Академия МВД СССР, 1987 - 36 с. - 1,5 п.л.
  3. Волков А.А. Психолого-педагогические основы деятельности участкового инспектора милиции [Текст] - М.: Изд-во СтВК МВД СССР, 1988.-15 с.- 0,5 п.л.
  4. А.А.Волков, А.М.Столяренко, И.Б.Пономарев, Н.Р. Битянова. Методика проведения занятий по профессионально-психологической подготовке милиционеров, обучающихся в системе первоначальной подготовки [Текст] – М.: Изд-во Академия МВД СССР, 1989.- 125 с. – 5 п.л./ 3 п.л.
  5. Волков А.А. Психология общения в деятельности участкового инспектора милиции [Текст] – Ставрополь: Изд-во  СтВК МВД СССР, 1990.- 64с.- 2,5 п.л.
  6. А.А.Волков, В.Д. Чурсин, П.А.Петухов, В.А.Черепанов Психолого-педагогическая подготовка руководителей занятий в системе правового всеобуча [Текст]– Ставрополь: Изд-во Ставропольская правда, 1990.- С.8-18.- 2,2/0,5 п.л.
  7. А.А.Волков, А.М.Столяренко, И.Б.Пономарев, Н.А.Токарев, Данилова В.А. Профессионально-психологическая подготовка милиционеров охраны [Текст] - М.: Изд-во: УУЗ при ГУКУЗ МВД СССР, 1990.- 10/6,3 п.л.
  8. Волков А.А., В.Н. Пучин Психофизиологические особенности человека и их использование в профессиональной деятельности сотрудников органов внутренних дел [Текст] – Ставрополь: изд-во СтВК МВД СССР, 1991.- С. 29.- 1,5/1 п.л.
  9. Волков А.А. Социально-психологический тренинг межличностного общения [Текст] – Ставрополь: Изд-во СтВК МВД СССР, 1991.- С.36.- 1,5 п.л.
  10. Волков А.А., Клочко Ю.Н. Культура отношений [Текст] - Ставрополь: Изд-во СКИПКРО, 1996.- 40 с.-  1,8 п.л./1 п.л.
  11. Волков А.А., Клочко Ю.Н. Психология конфликта и механизм его разрешения [Текст] – Ставрополь: Изд-во СКИПКРО, 1996.- 60 с.- 2,5 п.л./1,8 п.л.
  12. Волков А.А. Криминальная психология [Текст] – Ставрополь: Изд-во ИДНК, 2009.- 132 с.- 5 п.л.
  13. Волков А.А. Юридическая психология [Текст] – Ставрополь: Изд-во: ИДНК, 2009.- 125 с.- 5 п.л.
  14. Волков А.А. Криминология [Текст] - Ставрополь - Изд-во: ИДНК,  2009.- 106 с.- 4,7 п.л.

IV. Научные статьи, тезисы докладов

  1. Волков А.А. Модель психологической подготовленности сотрудников органов внутренних дел к оперативно-служебной деятельности [Текст] //Материалы научно-практической конференции «Демократизация государственного управления и борьба с должностными правонарушениями». - Пермь: 1988 - С.55-57. - 0,1 п.л.
  2. Волков А.А. Формирование профессиональной наблюдательности и памяти у правоохранительных органов [Текст] //Тезисы докладов к 7 съезду общества психологов СССР «Юридическая психология». - М.: 1989 - С. 9-10. - 0,1 п.л.
  3. Волков А.А. Формирование профессиональной наблюдательности и памяти у слушателей учебных центров МВД, УВД [Текст] //Материалы научно-практической конференции «Актуальные вопросы оперативно-служебной деятельности». - М.: 1989 - С.35-42.- 0,3 п.л.
  4. Волков А.А. О психологической подготовленности сотрудников рядового и младшего начальствующего состава милиции к борьбе с правонарушениями в сфере экономики [Текст] //Материалы научно-практической конференции «Административно-правовые и организационные вопросы с борьбы с правонарушениями в сфере экономики». – Горький: 1990­ - С.34-37.- 0,2 п.л.
  5. Волков А.А. Профессионально-психологическая подготовка юриста в учебном заведении [Текст] //Материалы научно-практической конференции «Применение психологических знаний в юридической практике». - Уфа.: 1991 - С.24-25. - 0,1 п.л.
  6. Волков А.А. Основные психолого-педагогические пути совершенствования психологической подготовки слушателей в учебных заведениях МВД [Текст] //Информационный бюллетень «Педагогический поиск: опыт, проблемы, перспективы». Выпуск 2. Активные методы обучения. - М.: 1992.- С. 38-42.- 0,3 п.л.
  7. Волков А.А. Концепция педагогической системы обучения деловому общению [Текст] //Тезисы областной научно-практической конференции «Инновационная деятельность учителя в учебно-воспитательном процессе школы. Проблемы, опыт, решения». - Псков.: 1992. - С. 56-58. - 0,1 п.л.
  8. Волков А.А., Горшкова И.Н. Нравственные нормы как регуляторы системы деловых отношений [Текст] //Материалы научно-практической конференции «Развитие, социализация и воспитание».- Ставрополь: 1993.- С. 87-88. - 0,1/0,05 п.л.
  9. Волков А.А. Формирование умения действовать в психологически напряженных ситуациях общения [Текст] //Материалы научно-практической конференции «Развитие, социализация и воспитание». – Ставрополь.: 1993.- С.10-12. - 0,1 п.л.
  10. Волков А.А. Профессионально-психологическая подготовленность рядового и младшего начальствующего состава милиции к борьбе с экономическими правонарушениями [Текст] //Сборник научных трудов «Деятельность юрисдикционных органов по охране прав личности». - М.: 1994.- С.136-142. - 0,5 п.л.
  11. Волков А.А. Психология вины [Текст] //Материалы научно-практической конференции: «Актуальные проблемы юридической науки». - Ставрополь.-1995.- С.42-44.- 0,2 п.л.
  12. Волков А.А. Насильственные преступления: мифы и реальность  [Текст] //Материалы научно-практической конференции «Университетская наука - региону» «Современные экономические проблемы России»  - Ставрополь.: 1996.- С.68-79.- 0,5 п.л.
  13. Волков А.А. Субкультура преступных сообществ в России 20 века [Текст] //Материалы Российской межвузовской научной конференции «Россия на пути формирования политических, экономических, социальных отношений нового типа». – Ставрополь.: 1998.- С.56-62. - 0,3 п.л.
  14. Волков А.А.Исследование профессионально важных качеств сотрудников милиции и пути их формирования в условиях учебного заведения [Текст] //Материалы второго семинара-совещания практических психологов органов внутренних дел Ставропольского края. – Ставрополь.: 1998. – С. 8-17. - 0,5 п.л.
  15. Волков А.А., Волкова В.М. Правовая социализация как суммарный фактор взаимодействия субъекта и объекта в применении к современному российскому обществу [Текст] //Материалы научно-практической конференции «Антиобщественный образ жизни несовершеннолетних: вопросы теории и практики».- Ставрополь.: 2000.- С.7-10. - 0,2/0,1 п.л.
  16. Волков А.А., Сергеев В.В. Элементы системного подхода в социально-психологической оценке криминальной направленности личности несовершеннолетнего, ведущего антиобщественный образ жизни [Текст] //Материалы научно-практической конференции «Антиобщественный образ жизни несовершеннолетних: вопросы теории и практики».- Ставрополь.: 2000.- С.4-7. - 0,2/0,1 п.л.
  17. Волков А.А. Экспериментальное исследование взаимоотношений инспекторов дорожно-патрульной службы с участниками дорожного движения [Текст] //Сборник тезисов выступлений участников региональных семинаров практических психологов МВД ГУК и КП «Психологическое обеспечение профессиональной деятельности сотрудников органов внутренних дел». - М.: 2000.- С.26-31.- 0,3 п.л.
  18. Волков А.А. Актуальные проблемы юридической психологии [Текст] //Материалы VIII годичного научного собрания СКСИ «Современное гуманитарного знания о проблемах социального развития». - Ставрополь.: 2001. - С. 79-82. - 0,2 п.л.
  19. Волков А.А., Волкова В.М. Формирование психологической подготовки слушателей и влияние на нее индивидуально-психологических качеств [Текст] // Материалы III Международного Конгресса «Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру».- Пятигорск.: 2001. – С. 32-36.- 0,2/0,1 п.л.
  20. Волков А.А., Жиров Н.П., Уваров И.А. Правовая профилактика алкоголизма в России. [Текст] - Ставрополь: Изд-во СФ КЮИ МВД РФ, 2001.- 180 с. – 10,4/ 6,2 п.л.
  21. Волков А.А. Социально-психологические аспекты проблемы обеспечения безопасности трудовой деятельности [Текст] //Сборник научных трудов «Гуманитарные науки о проблемах безопасности» - Ставрополь.: 2001.- С.16-22. – 0,2 п.л.
  22. Волков А.А. Развитие национального самосознания – основа российской государственности [Текст] //Материалы Всероссийской научно-методического семинара 25-27 апреля 2001 г. «Новый социальный порядок в России: основные черты и способы становления». Часть 1. – Краснодар.: 2001. - С. 67-72.- 0,5 п.л.
  23. Волков А.А. Умение действовать в психологически напряженных ситуациях как характеристика интегральной индивидуальности профессионала [Текст] //Материалы III  Международного Конгресса «Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру». – Пятигорск.: 2001. – С.36-40. - 0,2 п.л.
  24. Волков А.А., Волкова В.М. Формирование психологической подготовки слушателей и влияние на нее индивидуально-психологических качеств [Текст] //Материалы III  Международного Конгресса «Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру». – Пятигорск.: 2001. – С.32-36. - 0,2/0,1 п.л.
  25. Волков А.А. Актуальные проблемы борьбы с насильственной преступностью [Текст] //Сборник научных трудов «Генезис насилия в Российском обществе». - Ставрополь.: 2002.- С. 8-10. – 0,2 п.л.
  26. Волков А.А. Насильственные составляющие в структуре личностной характеристики осужденных алкоголиков [Текст] //Сборник научных трудов «Генезис насилия в Российском обществе».- Ставрополь.: 2002.- С.10-13.- 0,2 п.л.
  27. Волков А.А. Развитие организационно-правовых форм борьбы с насильственной преступностью несовершеннолетних в начале ХХ в. [Текст] //Сборник научных трудов «Генезис насилия в Российском обществе». – Ставрополь.: 2002.- С. 13-16. – 0,2 п.л.
  28. Волков А.А., Сергеев В.В. Некоторые особенности генезиса правосознания несовершеннолетних, ведущих антиобщественный образ жизни, в современном российском обществе [Текст] //Материалы научно-практической конференции «Антиобщественный образ жизни несовершеннолетних: вопросы теории и практики».- Ставрополь: 2002.- С.28-32.- 0,2/0,1 п.л. 
  29. Волков А.А., Уваров И.А. Историко-правовая ретроспектива профилактики алкоголизма в России. [Текст] - Ставрополь: Изд-во СФ КЮИ МВД РФ, 2003.- 227 с. – 8,2/6,0 п.л.
  30. Волков А.А. Миграция и терроризм [Текст] //Материалы международной научно-практической конференции (5 декабря 2003 г. Ставрополь) «Проблемы беженцев и вынужденных переселенцев на Северном Кавказе».- Ставрополь.: 2003. - С.86-90.- 0,2 п.л.
  31. Волков А.А. Анализ социальных и биологических факторов насилия [Текст] //Сборник научных трудов СФ КА МВД РФ. Выпуск 1.- Ставрополь.: 2003.- С.117-123.- 0,3 п.л.
  32. Волков А.А. Правовая регламентация вопросов международных актов о мерах предупреждения преступности несовершеннолетних [Текст] //Межвузовский сборник статей Пятигорского государственного лингвистического университета: «Международные отношения 20 века в исторических судьбах стран Европы и Северной Америки». Выпуск 1. - Ставрополь.: 2004. - С.132-144.- 0,5 п.л.
  33. Волков А.А., Волкова В.М. Правовая характеристика международных актов о мерах предупреждения преступности несовершеннолетних [Текст] //Межвузовский сборник статей Пятигорского государственного лингвистического университета «Международные отношения 20 века в исторических судьбах стран Европы и Северной Америки». Выпуск 1. - Пятигорск.: 2004.- С.144-159. - 0,5/0,4 п.л.
  34. Волков А.А. «Система – девиантный подросток» источник информационного терроризма [Текст] //Сборник научных трудов Центра исследований проблем терроризма. - Ставрополь.: 2003. – С. 34-45.- 0,5 п.л.
  35. Волков А.А. Терроризм в России: история вопроса [Текст]  //Сборник научных трудов ВНИИ МВД РФ  «Актуальные проблемы борьбы с преступностью в федеральных округах Российской федерации». - М.: 2004.- С.38-47 – 0,4 п.л.
  36. Волков А.А. Проблема миграции и этнический терроризм [Текст] //Сборник научных трудов ВНИИ МВД РФ «Влияние миграционных процессов на региональную безопасность». - М.: 2004.- С.21-26. – 0,3 п.л.
  37. Волков А.А.Террор и насилие [Текст] //Сборник научных трудов Ставропольского государственного университета по материалам 49 научно-методической конференции «Университетская наука – региону» «Проблемы понимания и тенденции развития государства и права в 21 веке». - Ставрополь.: 2004.- С.84-86. – 0,1 п.л.
  38. Волков А.А. Тенденции развития терроризма [Текст] //Труды юридического факультета Ставропольского государственного университета. Выпуск 7.- Ставрополь.: 2004. - С.- 36-42.- 0,2 п.л.
  39. Волков А.А. Типология терроризма [Текст] //Труды юридического факультета Ставропольского государственного университета Выпуск 6. -  Ставрополь.: 2004. - С.154-155.- 0,1 п.л.
  40. Волков А.А. Некоторые особенности личности террориста [Текст] //Материалы докладов 4 Международного конгресса 21-24 сентября 2004 г. «Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру».- Пятигорск.: 2004.- С.87- 91.- 0,2 п.л.
  41. Волков А.А., Волков М.А.Особенности законодательных и практических мер по предупреждению насильственной преступности несовершеннолетних в отдельных зарубежных странах [Текст] //Сборник трудов Пятигорского государственного лингвистического университета «Актуальные проблемы социогуманитарного знания». Выпуск 4.- М.: 2004.- С.69-76. - 0.5/0,4п.л.
  42. Волков А.А., Волкова В.М., Королева Т.П. Правовое обучение учащихся образовательных школ [Текст] //Сборник научно-методических материалов Ставропольского государственного педагогического университета: «Психолого-педагогические проблемы профильного обучения школьников».- Ставрополь.: 2004.- С.140-157.-1/0,5 п.л.
  43. Волков А.А., Волкова В.М. Терроризм как мотивирующий фактор вовлечения в криминогенную среду подростков и молодежи [Текст] //Журнал «Антитеррор» - Ставрополь: 2004, №1. - С. 16- 25.- 0,6/0,4 п.л.
  44. Волков А.А. Антитеррористическое воспитание: генезис и предупреждение насильственных преступлений несовершеннолетних [Текст] //Журнал «Антитеррор» - Ставрополь: 2004, №2. - С.15-32. - 0,9 п.л.
  45. Волков А.А., Прытков В.И., Подгребельная Н.И. Противодействие терроризму. О некоторых аспектах борьбы с незаконным оборотом наркотиков в Российской Федерации (с учетом ситуации в Ставропольском крае) [Текст] //Журнал «Вестник Центра исследований проблем терроризма» - Ставрополь, 2005, №2. - С.19-25.- 0,5/0,3 п.л.
  46. Волков А.А., Прытков В.И., Подгребельная Н.И. Оптимальное боевое состояние как важнейший компонент деятельности бойцов отрядов специального назначения [Текст] //Журнал «Вестник Центра исследований проблем терроризма» - Ставрополь: 2005, №2.  - С. 46-51- 0,3/0,1 п.л.
  47. Волков А.А., Прытков В.И., Подгребельная Н.И. Профилактика терроризма: влияние стратегии поведения сторон на оптимальное разрешение трудной ситуации социального взаимодействия [Текст] //Журнал «Вестник Центра исследований проблем терроризма» - Ставрополь, 2005, №2. - С.136-155.- 1,1/0,4 п.л.
  48. Волков А.А. Современный уровень психологического изучения личности террориста [Текст] //Сборник научных трудов. Выпуск 15. «Актуальные проблемы социогуманитарного знания». Ч.4.- М.: «Век книги-3».- 2006 - С. 42-50  - 0,4 п.л.
  49. Волков А.А. Развитие криминально-психологических исследований личности террориста [Текст] //Материалы научно-методической конференции Ставропольского государственного университета «Университетская наука - региону» «Общество, право и государство: ретроспективы и перспективы».- Ставрополь.: 2006.- С. 74-76.- 0,1п.л.
  50. Волков А.А., Бабошин В.В., Бышевский Ю.Ю., Сапронов Ю.В., Бакаева Е.К. Реализация уголовной политики России органами внутренних дел Ставропольского края [Текст] //Труды юридического факультета Ставропольского государственного университета - Выпуск 12.- Ставрополь.: 2006.- С.97-121.- 1/0,4 п.л.
  51. Волков А.А. Психологические особенности личности террориста [Текст] //Сборник научных трудов СФ КА МВД РФ - Ставрополь.: 2006, Выпуск 3. - С.7-26.- 1 п.л.
  52. Волков А.А., Прытков В.И., Подгребельная Н.И. Особенности общения в условиях дистанционного обучения [Текст] //Журнал «Вестник Центра исследований проблем терроризма» - Ставрополь: 2006, №3. - С.141-145. - 0,2/0,1 п.л.
  53. Волков А.А. Имидж судебного пристава [Текст] //Материалы  научно-практической конференции: «Практика применения законодательства о государственной гражданской службе» - Сочи.: 2007 - С.158-164.- 0,3 п.л.
  54. Волков А.А., Назаров И.Н. Профессионализм – решение проблем имиджа судебных приставов [Текст] //Материалы  научно-практической конференции: «Практика применения законодательства о государственной гражданской службе» - Сочи.: 2007.- С.158-164.- 0,3/0,2 п.л.
  55. Волков А.А., Исаакян О.В. Психологические барьеры личности в ситуации жизненного кризиса [Текст] //Журнал «Северо-Кавказский психологический вестник», 2007, № 5/1.  – С. 35-42. – 0,5/0,3 п.л
  56. Волков А.А. Волоскова Н.Н., Глушкова Н.И. Теоретический анализ психологических аспектов влияния насилия и жестокости в СМИ на девиантное поведение подростков [Текст] //Журнал «Вестник Центра исследований проблем терроризма». - Ставрополь, 2009, №3. - С.63-79.- 0,5/0,3 п.л.
  57. Волков А.А. Пути и средства обеспечения безопасности Северного Кавказа [Текст] – М. - Пятигорск.: Изд-во: РИА КМВ, 2009. - 460 с. – 20 /10.1 п.л.
  58. Волков А.А., Бакулин А.В. Требования оперативно-служебной деятельности к психологической подготовленности участковых инспекторов милиции [Текст] //Журнал «Северо-Кавказский психологический вестник», 2009, № 7/1.  –  С. 26-31. – 0,5/0,4 п.л
  59. Волков А.А. Психология в деятельности правоохранительных органов [Текст] //Материалы Международной научно-практической конференции: «Человеческое измерение кризисного проявления глобализации в полиэтническом регионе».- Ставрополь.: 2009.- С.63-66. - 0,2 п.л.
  60. Волков А.А. Роль этнических и религиозных факторов в модернизации Северо-Кавказского общества и обеспечении социально-политической стабилизации [Текст] //Материалы научно-практической конференции: «Противодействие экстремизма и терроризма в рамках реализации государственной молодежной политики». - Ростов-на-Дону. – 2009, Выпуск 1, С.149-152. - 0,1 п.л.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.