WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

им. М.В. ЛОМОНОСОВА

На правах рукописи

Трубецкой

Алексей Юрьевич

Категория репутации

в социально-политической коммуникации

19.00.05  – Социальная психология (психологические науки)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора психологических наук

Москва – 2006

Работа выполнена на кафедре социальной психологии факультета психологии Московского государственного университета

им. М.В.Ломоносова

Официальные оппоненты:

доктор политических наук Егорова Екатерина Владимировна

доктор психологических наук Семенов Валентин Евгеньевич

доктор психологических наук Юревич Андрей Владиславович

Ведущая организация – Российская академия государственной службы при Президенте РФ

Защита состоится «16» марта  2007 года в 15 часов на заседании диссертационного совета Д 501.001.95 в МГУ им. М.В. Ломоносова по адресу: 125009, Москва, ул. Моховая, дом 11, корпус 5, аудитория 303

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке МГУ

им. М.В. Ломоносова

Автореферат разослан «15»декабря 2006 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета  _____________________ Карабанова О. А.

Введение.

Актуальность исследования.

Изучение представлений о лидере в системе социальных коммуникаций является классической задачей для политической психологии. В психологических исследованиях данного феномена  использовались как категории образа (Г.Андреева, Л.Матвеева, Е.Шестопал, Л.Гозман), имиджа (Ф.Кузин, Е.Перелыгина), прототипа (Д.Киндер, М.Розенберг, А.Миллер, Е. Егорова-Гантман), так и понятия лидерского “капитала” (Л.Стаут) и харизмы (М.Вебер). В последнее десятилетие, особенно за рубежом, все чаще для описания и объяснения природы взаимодействия различных  субъектов в социальных коммуникациях используется категория репутации. Наши длительные экспериментальные  исследования (1996-2005 гг.) в области политического менеджмента, а также практика психологического сопровождения выборных процессов дают основания убедиться в том, что репутация является значимым регулятором взаимодействия политических субъектов. Однако до недавнего времени исследования  репутации проводились, в большей степени, в культурологическом аспекте, а также в области экономических коммуникаций. По нашему мнению, репутация является структурным психологическим феноменом, существующим в общественном сознании. Его содержание качественно своеобразно и не исчерпывается понятиями образа или имиджа.  «Образ» является базовой философской и общепсихологической категорией. «Имидж» имеет множество значений. Прежде всего, это  стереотипизированный образ, существующий в массовом сознании, наглядное проявление того или иного фрагмента реальности в выразительной, нередко символической форме. Можно говорить об имидже товара, компании, человека. В имидже, как правило, предстает лишь внешняя коммуникативная сторона образа. Использование его в строго научном контексте неизбежно приводит к искусственному расширению его содержания. Отсутствие дифференциации понятий, употребление различных смысловых составляющих и компонентов рядоположенно, без соотнесения, приводит к смешению категориальных уровней и не позволяет производить адекватный научный анализ.

  В практике политического консультирования работа по развитию способности политика привлекать сторонников, влиять на общественное мнение  зачастую происходит не как расширение личного потенциала, а  как формирование перцептивного образа у избирателей (посредством манипулирования, прежде всего, с помощью СМИ, имеющий  краткосрочный эффект), слабо соответствующего не только реальной личности политика, но и общественным ожиданиям. Изменение этой ситуации невозможно без предварительного выстраивания теоретической основы соответствующих стратегий реальной политической работы. Важно осмыслить психологические категории и создать новые технологии, которые будут признаны адекватными современному цивилизационному этапу развития российского общества.

Анализ теоретических работ, требования практики приводят нас к необходимости осуществления комплексного, междисциплинарного исследования феномена политического лидера, из чего вытекает задача теоретической и экспериментальной проработки в рамках социальной психологии феномена «репутации». Это позволит изучить особенности субъектов социально-политической коммуникации, а также выявить факторы, влияющие как на процесс коммуникации, так и на его результат. Необходим всесторонний анализ социальных представлений о политическом лидере, общественных ожиданий, а также систематизация основных качеств политического лидера, позволяющая прогнозировать его общественную деятельность.

Данная тема имеет также значительную общественно-политическую актуальность. Формирование демократических институтов и укрепление государственности повышает требования к диалогической  активности субъектов политического процесса. Именно репутация формируется и существует в пространстве общественного дискурса как социальное представление, определяя общественные  предпочтения. Поэтому изучение репутации позволяет углубить понимание закономерностей политического выбора, формирования доверия и недоверия к субъектам власти, оценки  эффективности и надежности власти.

Переход мировой цивилизации в информационное общество сопровождается появлением нового субъекта в социальной коммуникации – института средств массовой информации (СМИ), который значительно интенсифицирует и наполняет новым содержанием взаимодействие традиционных политических субъектов. Можно сказать, что феномен репутации в его современном виде определяется современным уровнем развития средств и возможностей массовой коммуникации, их особенностями. В  информационной среде восприятие политиков определяется во многом не столько индивидуальными особенностями, реальными достижениями или партийной принадлежностью, сколько способами и качеством их презентации в СМИ.

  Приоритетную позицию в формировании феноменов и стереотипов массового сознания  занимает телевидение. Телевидение объединяет слово и зрительный ряд, представляя на экране как бы картину естественного общения. Незаметно телевидение создает символическую реальность, заимствующую язык представлений и символов у обыденного сознания человека. Поэтому крайне актуально психологическое исследование современного восприятия политиков, формирующееся посредством телевидения.

Предмет исследования:

Репутация политического лидера как социальное представление, опосредующее коммуникацию политических субъектов.

Объект исследования:

Социально-политическая коммуникация современных политических субъектов.

Цель:

1. Изучение психологической структуры репутации и закономерностей ее изменения.

2. Разработка социально-психологической практики репутационного менеджмента.

Задачи исследования:

1.теоретический анализ субъектов социально-политической коммуникации и социальных представлений, опосредующих ее;

2.создание теоретической модели репутации как социального представления;

3.выявление структуры репутации и подтверждение ее многоуровневого, устойчивого и инвариантного характера, на основе проведения эмпирического исследования репутации различных политических деятелей в различных социальных группах и в разных регионах страны;

4.разработка и апробация методической схемы исследования социальных представлений о политических лидерах;

5.разработка  нормативной  модели политического репутационного менеджмента;

6.эмпирическое исследование динамики содержания составляющих репутации под влиянием репутационного менеджмента.

Новизна: 

1.  Научно-методологически обоснована и введена в контекст социально-психологического анализа категория репутации как социального представления. Опробованы различные экспериментальные методы исследования репутации политического лидера.

2. Впервые предложена теоретическая  социально-психологическая модель репутации политического лидера как социального представления. Репутация представляет собой структурное образование, обладающее целостностью и устойчивостью. В модели рассматривается, каким образом, в каких формах репрезентируется в общественном сознании личность политика на биологическом, личностном, социальном и трансцендентном уровнях. Изучены закономерности функционирования репутации как социального представления.  Расширено представление о функциях репутации в политической коммуникации.

3. Предложенная психологическая модель репутации политического лидера предоставляет новые возможности для психологического исследования как собственно субъектов политической среды, так и их коммуникации, что позволяет качественно описывать образы политических лидеров, ожидания конкретных электоральных групп, а также особенности национального менталитета. Выявлены  особенности содержания репутации в социальном, возрастном, национальном и историческом контексте.

4. Исследована психосемантическая структура репутации политика,  выявлены параметры  изменений составляющих ее факторов.  Устойчивая структура образована такими инвариантными качествами, как «Предназначение власти», «Сила личности», «Нравственно-этическая позиция», а также изменяющимися в зависимости от социально-демографических характеристик социальных групп качествами «Выразительность самопрезентации», «Коммуникативная установка», «Религиозность», «Тип мышления», «Стиль руководства» и «Маскулинность-Феминность».

5. Впервые предлагается нормативная технология репутационного менеджмента.

6.  Предложены  новые способы влияния на репутацию политика в процессе репутационного менеджмента, формулируя «несущую метафору» миссии, личную «легенду», через создание деятельностных форм коммуникации с электоральными группами.

Теоретическая значимость:

Предлагаемая категория репутации политического лидера, понимаемая как многофункциональное социальное представление открывает новое направление в социально-психологическом исследовании социально-политической коммуникации. Проведен всесторонний и глубокий анализ различных категорий, характеризующих отражение личности в общественном сознании, и определено место и роль категории «репутация». В данном понимании политического лидера расширяется представление об активности всех субъектов социально-политической коммуникации. Авторская теоретическая концептуальная модель репутации политического лидера задает новый характер исследований по теме социальных представлений, их актуального состояния и изменений.

Гипотезы исследования:

1. Категория репутации как социальное представление о политическом лидере в общественном сознании позволяют наиболее полно и эффективно исследовать отношения субъектов социально-политической коммуникации – лидера и социальных групп. Репутация имеет определенную структуру, которая остается инвариантной в восприятии политических лидеров  разными социальными группами в различных регионах страны, а также устойчиво в историческом времени.

2. Структура репутации политического лидера репрезентируется на четырех уровнях: биологическом, личностном, социальном, трансцендентном и включает в себя  такие психосемантические факторы восприятия политического лидера, как «понимание предназначения власти», «нравственно-этическая позиция», «сила личности», «коммуникативная установка», «выразительность самопрезентации», «религиозность» (отношение к вере), «маскулинность- феминность», «стиль руководства», «тип мышления».

3. В психологической структуре репутации политического лидера проявляются как системообразующие характеристики представления о функциях власти в обществе, так и ценностные социальные установки и ожидания социальных групп.

  4. Технология политического репутационного менеджмента должна выстраиваться с учетом структуры репутации политического лидера.

  5. Социальные представления о политике могут изменяться в заданном направлении в результате применения процедур политического репутационного менеджмента.

Теоретико - методологические основы:

Теоретико-методологической основой исследования были концепция образа мира А.Н.Леонтьева и культурно-историческая теория Л.С.Выготского о законах формирования понятий, концепция социального познания Г.М. Андреевой, концепция  социальных представлений С.Московичи, концептуально-теоретический подход к изучению психологии профессиональной политической деятельности А.А.Деркача. В представлениях о психологической структуре сознания и восприятия мы опирались на психосемантический подход к изучению феноменов сознания (Ч.Осгуд, Е. Ю. Артемьева, В.Ф.  Петренко, А.Г. Шмелев) и феноменов массовой коммуникации (В. Шрамм, М. Маклюэн, Л. В. Матвеева)

Методы исследования:

На разных этапах работы использовались как качественные, так и количественные методы:

- метод психосемантического шкалирования (метод, разработанный Е.Ю. Артемьевой и В.Ф. Петренко на основе семантического дифференциала Ч. Осгуда); результаты психосемантического шкалирования подвергались математико-статистической обработке по программе ЭКСПАН, разработанной А.Г. Шмелевым;

- метод фокус-групп  (Р. Мертон, Н.Н.Богомолова, О.Т. Мельникова); 

- метод ассоциаций (К.Юнг, А.Р.Лурия).

Результаты, полученные с помощью этих методов, были дополнены  методом экспертного опроса и методом литературно-исторической реконструкции.

Достоверность и обоснованность полученных результатов обеспечивается исходными методологическими позициями, опорой на теории, разработанные в отечественной и зарубежной психологии, использованием комплексного подхода в подборе методов для исследования изучаемых феноменов. 

Модель  проверена на значительном эмпирическом материале в разных регионах России и за рубежом:  было сделано более 10 тысяч замеров, в исследовании принимало участие около тысячи  респондентов из разных социальных групп, разного возраста, пола, разной национальности  в течение восьми лет.

Практическая значимость работы

Введение в практику исследования социально-политических коммуникаций категории репутации позволяет  более полно изучить отношения политических лидеров и общества, психологическую систему  ожиданий  и предпочтений общественных групп. Это актуально как в целях мониторинга отношения общества к власти и конкретным лицам, так и в политических кампаниях и мероприятиях. Для эффективной презентации политику необходимо ясно представлять, какой репутацией в электоральных группах он обладает, какие требования предъявляются к направленности его деятельности и личным качествам, по каким параметрам его оценивают общественные группы.  На основе результатов исследования разработана нормативная схема мероприятий политического репутационного менеджмента, с успехом в течение длительного времени применяемая на практике.

Положения, выносимые на защиту:

1. Феномен политического лидерства в социально-политической коммуникации в качестве предмета социально-психологического анализа наиболее адекватно может быть представлен категорией репутации. Выделяются ключевые параметры в структуре репутации политического лидера как социального представления на разных уровнях – сакральном, или трансцендентном, социальном, личностном, биологическом. Конкретное содержание этих параметров на каждом уровне и форма их проявления будет зависеть как от исторического периода жизнедеятельности людей, от психологических особенностей той или иной социальной группы, так и от этнической принадлежности.

2. Репутация политического лидера имеет устойчивую категориальную структуру, выявляемую у разных социальных групп. Она представлена такими психосемантическими факторами, как «Предназначение власти», «Сила личности», «Нравственно-этическая позиция», «Религиозность», «Тип мышления», «Маскулинность-феминность», «Выразительность самопрезентации», «Стиль руководства», «Коммуникативная установка».

3. В базовой структуре репутации репрезентируются  идеология политика как  система идей  и индивидуальный сценарий его социализации, которые отражаются в миссии лидера  и его личной легенде. В репутации содержатся также представления а) об индивидуальных особенностях конституции, б) характере самопрезентации в коммуникации и в) типе мышления.

4. На основе теоретической модели разработана нормативная  технология политического репутационного менеджмента.

5.  Категориальная структура репутации политического лидера подвергается существенным и регулируемым изменениям в ходе политического репутационного менеджмента.

Структура диссертации:

Работа состоит из введения, трех глав, заключения и выводов, библиографии (428  источников) и пяти приложений. Объем диссертации 369 страниц вместе с приложениями. В тексте  21 рисунок, 55 таблиц, 24 диаграммы.

Апробация работы:

Результаты диссертационного исследования докладывались на всероссийской выставке «Избирательные технологии 2000» (Москва, февраль 2000); на Международной конференции «Психология общения 2000: проблемы и перспективы» (Москва, октябрь 2000); на электронной конференции «Новые подходы в избирательных технологиях» (декабрь 2000); на II съезде Российского психологического общества «Психология и ее приложения» (Москва, февраль 2002); на конференции «Рынок политических технологий: тенденции и перспективы» (Москва, 2002); на III съезде Российского психологического общества «Психология и культура» (Санкт-Петербург, июнь 2003); на международной научной конференции «Психология власти» (Санкт-Петербург, январь 2005); на международном форуме РАН «Проекты будущего: междисциплинарный подход» (Москва, октябрь 2006); на международной конференции «Психология общения – 2006: на пути к энциклопедическому знанию» (Москва, октябрь 2006).

Научное издание «Психология репутации» (М., «Наука», 2005) удостоено национальной премии в области развития общественных связей «Серебряный лучник» в номинации «Лучшая работа по теории общественных связей», а также стало лауреатом общероссийского конкурса Международной ассоциации общественных связей Golden World Awards 2005.

Содержание работы.

Во введении определяется актуальность исследования, его объект и предмет, цели и задачи, теоретическое и практическое значение, научная новизна. Сформулированы гипотезы и положения, выносимые на защиту, представлены данные по апробации.

В первой главе«Исследование субъектов социально-политической коммуникации в отечественной и зарубежной психологии» - представлен анализ исследований по проблеме политической власти в социальных коммуникациях, представлений о субъектах этого взаимодействия. Рассмотрены особенности социально-политической коммуникации в средствах массовой информации. Рассматриваются феномены образа, имиджа, репутации лидера как субъекта социально-политической коммуникации, общность и различие понятий, описывающих  эти феномены, механизмы их формирования и функционирования.

В параграфе 1.1 анализируется феномен политической власти в социальных коммуникациях. Политика – это «деятельность в сфере отношений между большими социальными группами (классами, нациями, государствами) по поводу установления и функционирования власти в интересах реализации их общественно-значимых запросов и потребностей» (Макаренков Е.В., Сушков В.И., 1998). Центральным элементом политики является политическая власть - это способность, возможность или право политического субъекта осуществлять влияние на членов социума, их деятельность с помощью ресурсов власти: силы социального статуса, материального богатства организации, информациии. М. Вебер (1996) выделил три основные формы власти, которые С. Московичи (1998) соотносит с различными аспектами «социального организма, объединяющего индивидов»: это нация, гражданское общество и государство. Харизматическое господство, основанное на вере в особый личный дар, присущий вождю или лидеру, легитимируется обществом как нацией; традиционная власть, основанная на обычаях, традициях, вере в непоколебимость установленного порядка вещей, легитимируется им  как гражданским обществом; легальная власть, зиждущаяся на правовых нормах, существующих законах, легитимируется обществом как государством. Все три формы власти  на разных этапах развития комбинируются и сочетаются.

Основными субъектами власти являются политические лидеры, политические элиты, партии, с одной стороны, и общественные движения, крупные социальные группы и общности, с другой стороны.

В параграфе 1.2 рассматриваются субъекты социально-политической коммуникации и СМИ как информационная среда социально-политических коммуникаций.

Политический лидер как субъект социально-политической коммуникации. Субъектами политической власти являются, прежде всего, политические элиты. К политическим элитам, согласно различным авторам, могут быть отнесены харизматические личности (М. Вебер, 1954), лица, обладающие интеллектуальным и моральным превосходством (Ж. Боден,1998), лица, обладающие высшими показателями в своей деятельности (В. Парето, 1915), наиболее активные в политическом отношении люди, ориентированные на власть (Г. Моска, 2002), лица, имеющие в обществе высокий статус, в силу происхождения или престижа (Г. Лассуэл, 1936), лица, получающие материальные или нематериальные ценности в максимальном размере (Дж. Бернхейм, 1998). Одной из основных функций политической элиты является выдвижение политических лидеров.

Существуют различные определения категории лидерства. Лидерство – это «характеристика психологических отношений, возникающих в группе «по вертикали», т.е. с точки зрения доминирования-подчинения» (Г. Почепцов, 1997). Лидерство - это "положение в обществе, которое характеризуется способностью занимающего лица направлять и организовывать коллективное поведение некоторых или всех его членов" (Downton J,, Rebel Jr., 1973, Ж. Блондель, 1992). Основными функциями политического лидера являются интеграция общества на решение актуальных для больших социальных групп задач, на поиск и принятие оптимальных политических решений, поддержание иерархии и порядка в обществе (П. Бурдье, 1993, Д. Гончаров, И. Гонтарева, 1996, А. Панарин, 1997), нормотворчество, представительство в межгрупповых взаимодействиях (Н. Пищулин, С.Сокол, 1992) .  В основе выбора лидера лежат как субъективные, так и объективные причины. Общепризнанны следующие теории: теории личностных черт,  ситуативные и ситуативно-личностные.  В теории личностных черт выделяется ряд  качеств, свойственных лидерам: способности (умственные, вербальные); достижения (в профессиональной деятельности); ответственность, упорство в достижении цели; активность и способность к кооперации; социальный статус, популярность; инициативность; способность влиять на поведение окружающих; способность противостоять фрустрации и распаду группы (Ф. Гальтон, П. Бэрд, 1994, Д. Ольшанский, 2001). Суть ситуативных теорий лидерства состоит в том, что появление лидера является результатом сочетания места, времени и обстоятельств. Односторонность и субъективность вышеозначенных теорий способствовали появлению компромиссного подхода - ситуативно-личностного, сочетающего рассмотрение черт и мотивов лидера с учетом мотивов последователей и институционального контекста (Г. Герт и С. Милз,1952). Эта точка зрения представлена и в теории ожидания-взаимодействия (Дж. Хоманс, Дж. Хемфилл, Р. Стогдилл, С. Эванс, Ф. Фидлер и др.),  теории гуманистического направления (Р. Блейк, Дж. Макгрегор), мотивационной теории (С. Митчел, С. Эванс), теории обмена и трансактного анализа (Дж. Хоманс, Дж.Марч, Г. Саймон, Дж.Тибо, Г. Келли, К.Джорджей, Р.Кричевский). Таким образом, под политическим лидерством понимается именно взаимодействие лидера и его последователей с акцентом на активности одной из сторон и обстоятельства этого взаимодействия.

Существует множество различных оснований для классификаций типов лидерства: по содержанию деятельности (лидер-вдохновитель и лидер-исполнитель); по характеру деятельности (универсальный лидер и ситуативный лидер); по направлению деятельности (лидер эмоциональный и лидер деловой), и другие типы. В диссертации анализируются различные классификации лидерства: М. Германн (Hermann M.G., 1991),  Вилдавского (Wildavsky A., 1989), Д. Джоунса (Jones B.D., 1989) и другие.

В отечественной социальной психологии  лидерство исследовалось, прежде всего, как феномен, свойственный  малой группе. Это  было обусловлено не столько теоретическими позициями исследователей, сколько существовавшими в то время  политическими ограничениями. Плодотворной методологической основой был деятельностный подход, разрабатываемый А.Н. Леонтьевым (1975). В соответствии с ним, детерминантами процесса лидерства являются цели и задачи группы. Изучение политического лидерства тесно связано с исследованием процессов социального восприятия как «центрального социально-психологического процесса, выполняющего организующую роль по отношению к реальности» (Г. Андреева, 1988). Важной составляющей образа лидера являются ценности и нормативы, существенные для внутригруппового взаимодействия (А. Донцов,1988).  По мнению Г. Дилигенского (1996), при изучении психологии лидерства  объект исследований следует представить как «взаимодействие когнитивных, мотивационных, аффективных, коммуникационных и поведенческих компонентов, находящих свое выражение в установках (аттитюдах) лидеров, в том числе в их ценностях и убеждениях». В работе Е. Егоровой-Гантман (2003) предлагается рассматривать структуру личности лидера как совокупность следующих блоков: 1) Я-концепция (образ Я, самооценка и социальная ориентация); 2) потребностно-мотивационная сфера; 3) система внешнеполитических убеждений; 4) стиль принятия внешнеполитических решений; 5) стиль межличностных отношений, стиль руководства групповым принятием решений; 6) устойчивость к стрессу. В нашей работе мы увидим, как эти блоки личностных характеристик лидера проявляются и в структуре его репутации.

В отечественной психологии разделялись феномены лидерства и руководства, в  англоязычных же исследованиях оба понятия  обозначались одним словом "leadership" (Г. Почепцов, 1997, Б. Парыгин 1971).

С изменением политической системы в России проблема исследования политического лидерства в масштабах  больших  социальных  групп становится крайне актуальной.

Таким образом, при анализе феномена лидерства (Деркач А.А., Жуков В.И., Лаптев Л.Г., 2003) учитываются следующие переменные: личность политического лидера (его происхождение, социализация, способ выдвижения, представления о самом себе, мотивы, потребности и т.д.); характеристики общественных групп (ценностные представления, идеология, архетипы, социально-психологические особенности);  отношения между лидером и обществом, разными социальными группами; контекст лидерства (выделение тех аспектов этнической, временной, экономической и культурной среды, которые влияют на процесс  лидерства или испытывают обратное влияние).

Народ как субъект социально-политической коммуникации.

Для понимания  современного мироощущения российского народа как субъекта социально-политической коммуникации необходимо обратиться к традиционному представлению смысла государственной власти в российском обществе. В данном параграфе анализируются концепции философов, историков и социологов В.С. Соловьева (1887) и П.И. Новгородцева (1917). Например, В.С.Соловьев указывает на то, что политическая власть призвана согласовывать интересы различных социальных групп, слоев, классов, индивидов. Главное правило истинного прогресса состоит в том, чтобы государство как можно меньше стесняло внутренний мир человека и обеспечивало внешние условия для достойного существования и совершенствования людей. Концепция социального государства (по Соловьеву) включает в себя церковь как носителя безусловного авторитета, царя как носителя безусловной власти, человека как носителя безусловной свободы. Государственная политическая власть должна осуществляться в целях общественного блага через постоянное согласование всех трех элементов. Главное – соблюдение равенства всех в своем человеческом достоинстве. Таким образом, народ имеет право ждать от власти помощи в организации своей частной жизни в обмен на послушание и соблюдение норм права и закона. Такие общественные ожидания от власти, по сути, сохраняются и сегодня.

Специфику интересов различных классов и социальных слоев определяют социальная стратификация и общественное разделение труда. Общность интересов, возникшая благодаря сходству условий бытия и деятельности (материальной, производственной и иной), близости взглядов, верований, их субъективных представлений о целях и средствах деятельности обусловливают такую взаимосвязь человеческих индивидов, которую называют социальной общностью (В.Ядов, 2003). В социальной психологии можно говорить о делении на социальные группы по основанию характера межгрупповых и внутригрупповых связей, например, на объективные макрогруппы и на субъективно-психологические («группы, появляющиеся в результате сознательного выбора в объединении людей») (Журавлев А.Л. с соавт., 2006).

Основной формой политической активности социальных групп является поддержка или оппозиция по отношению к политическому лидеру и участие в голосовании на выборах. Как правило, к факторам, определяющим политическое поведение, относят (по Ф. Гринстейну, 1963) идеологическую ориентацию членов социума, их партийную принадлежность, политическую позицию и программу политических лидеров, симпатию к личности политика.  Подробно проблема типологии политических субъектов разработана в петербургской школе политической психологии (А. Юрьев,1992, 2000). Так, В. Крамник (2000), исследуя специфику российского народа, определяет ментальность как  «субъективный образ действительности, состоящий из системы глубинных, устойчивых и относительно поверхностных представлений, определяющих миропонимание и мирочувствование людей. Вместе с тем, ментальность выступает и как содержание сознания и самосознания (чувства, взгляды, представления и т.д.), и как стиль мышления (способности понимания и оценки действительности)». Автором выделены типы ментальности правящей элиты и ментальности народа.

В. Семенов (2001, 2005) вводит понятие полиментальности, которое  понимается как «множественность менталитетов в социуме, в их сложном взаимосуществовании и взаимодействии». Он выделяет следующие основные менталитеты современного российского общества,  сформировавшиеся  на разных исторических  этапах: православно-российский (ценности: Бог, Дух, святость, соборность); коллективистско-социалистический (ценности: коллективизм, вождизм, социальная справедливость и др).; индивидуалистско-капиталистический (ценности: индивидуализм, прагматизм, деньги и пр.); криминально-мафиозный (культ гедонизма, силы и обмана, клановая иерархия и мифология). Для России как многонациональной страны характерно сосуществование  разных религиозных менталитетов. И как феномен современной России можно рассматривать мозаично-конформистский псевдоменталитет – сплав «осколков» базовых менталитетов под влиянием «массовой культуры» и СМИ. 

Для  российского менталитета, по данным исследований К. Абульхановой (1997), характерны такие особенности, как  1) преобладание морального сознания, т.е. моральные представления, а не политические и правовые лежат в основе принятия решения по социальным вопросам (при этом в структуре морального сознания ключевыми понятиями являются чувство ответственности и совесть); 2) высокая связанность представления у человека о себе  с представлениями об обществе. Абульханова, Белицкая (1991) выделяют типы российского менталитета по следующим параметрам: 1.отношение «я – общество»; 2. проблемность социального мышления; 3. характер социальных ценностей; 4. оптимизм – пессимизм.

В информационный век социальные группы можно выделять (С. Ермаков и др., 2004) и по критерию их ориентации на каналы коммуникации (например, аудитория СМИ, пользователи Интернета и т.д.).

Таким образом, народ как субъект политического взаимодействия весьма неоднороден. В основе дифференциации  лежат социальные групповые установки (в том числе, по отношению к власти), когнитивные способности по переработке информации, групповые ценности и социальные представления. 

СМИ как среда социально- политических коммуникаций.

Современной особенностью формирования  социальных представлений о политическом лидере может быть названо активное участие в политическом взаимодействии средств массовой коммуникации. М. Маклюэн (Mcluhan M.,1964) указывал, что  СМИ, особенно телевидение, в силу своей природы, близкой по содержанию к психике человека, способны влиять на сознание, поведение и становиться инструментом власти.

А. Бергер (1991) разделяет  функции СМИ по отношению к обществу (информационная, функция социализации, обеспечение преемственности культуры, рекреативная, мобилизационная), и функции СМИ по отношению к индивиду (информационная, функция личностной идентификации, интеграции, развлечения). Я. Засурский (2001) наряду с  информационной выделяет аналитическую, развлекательную и  нормативную функции.

Основная общественная задача СМИ - способствовать развитию демократических процессов в обществе, осуществлению диалога между народом и властью. В то же время увеличение ресурсов и возможностей СМИ, их капиталоемкость повышает зависимость СМИ от власти и бизнеса (В. Шрам, 1971, П. Бурдье, 2003). В результате СМИ превращаются из пространства социального диалога в инструмент манипуляции общественным мнением. Современные технологии создания информационных продуктов оказывают серьезное воздействие на образ власти, на способы ее предъявления обществу. Например, в работе М. Замской, Л.Матвеевой (2005) показаны психологические механизмы влияния профессиональных установок журналистов на  образы политических лидеров в СМИ. То есть, субъекты СМИ принимают активное участие в порождении образа политического лидера. Подтверждено, что проблема выбора политического лидера решается большинством населения не на основе политических программ кандидатов, их партийной принадлежности, а под воздействием впечатления от их образов в СМИ, сформировавшихся на основе стереотипов массового сознания (см. так же М.Нуар, 1990)

В параграфе 1.3. обсуждаются современное понимание образа, имиджа и репутации.

В отечественной психологии под образом принято понимать субъективную картину мира: «образ – форма отражения объекта в сознании человека. На чувственной ступени познания образами являются ощущения, восприятия и представления, на уровне мышления – понятия, суждения, концепции, теории» (Философский энциклопедический словарь). «Имидж» можно рассматривать  как выразительную, экспрессивную сторону образа. Она актуализируется при восприятии в процессе социальной коммуникации и является, таким образом, составной частью этой коммуникации.  В современной теории и практике для анализа субъектов социально-политических коммуникаций  категории образа и имиджа используются в разных контекстах, хотя зачастую выступают и как синонимы.

В англоязычной литературе используется один термин «image», поэтому он трактуется зарубежными исследователями весьма широко. Имидж человека соотносится с такими категориями, как маска, натура, авторитет, престиж, реноме, статус. Среди слагаемых имиджа различными исследователями выделяются качества как принадлежащие к жизненной ситуации лидера в целом, так и формирующиеся в ходе его профессиональной и личной жизни (социальное положение и происхождение, результаты профессиональной и политической деятельности, возраст, здоровье, материальное положение, семья, коллеги и соперники, национальность, вера и т.д.); значимы психологические качества: интеллект, воля, коммуникабельность, моральные качества и др. (Д. Киндер, 1979); важны свойства внешности (конституция, комплекция, лицо, фигура, осанка, походка, одежда, прическа, аксессуары и т.д.). Разные авторы (М. Спиллейн, 1996; Л. Браун, 1996; Э.-М. Сабат, 1998; А.Р. Коэн, 2004 и др.) выделяют сходные компоненты имиджа, уточняя лишь те или иные детали. Часто проблема имиджа рассматривается исключительно в ее прикладном аспекте, как умение нравиться. При этом отмечается, что формирование позитивного внешнего облика должно начинаться с личностных изменений (Дж. Джеймс, 1998).

Понятия имиджа и образа используются также при характеристике компаний и организаций (Ж.-П. Бодуан, 2001).

В отечественных работах отмечается, что имидж - это «интегральное явление», с такими  свойствами, как целостность, управляемость, яркость, а также упрощенность, по сравнению с объектом, специфичность и уникальность, подвижность и изменчивость, существование в пространстве между желаемым и реальным, идеализация и гипертрофия выделенных черт (Г. Марченко, И. Носков, 1997). О. Иванникова  (2002) отмечает такие свойства имиджа,  как сходство его с установкой (они имеют когнитивные, аффективные и поведенческие компоненты),  тенденция к идеализации объекта, выполнение функций посредника в общении политика и населения и др.

Имидж отражает, прежде всего, персональные особенности политика. Например, можно говорить о «вербальном имидже», наряду со «средовым имиджем», «габитарным имиджем», «овеществленным имиджем» и «кинетическим имиджем» (А.Панасюк, 2000), о портретном, профессиональном и социальном аспектах  «прототипа» (Е. Егорова-Гантман,1983).

Однако  «наиболее устойчивым фактором в формировании образа политика является система представлений разных групп населения, задающая определенную систему категорий, на основе которых происходит восприятие политического лидера» (Е. Абашкина, 1993). Отмечается, например, что в имидже современного политического лидера важны не реальные качества того или иного представителя власти, а те свойства, которые являются привлекательными для электората и позволяют достраивать или домысливать образ политического лидера до психологически близкого и знакомого. Н.Гришин (2003) использует понятие «стратегического образа»,  Н.Корсунцев (1997) «узнаваемого стереотипа популярности», М.Цуладзе (1999) «политического амплуа» (напр., «борец с привилегиями» и т.п.)  По мнению Т. Чередниченко (1999), имиджи «рождаются» из сочетания двух факторов: жажды власти и «недостаточности» фактуры персонажа, претендующего на доходы и влияние. В этом случае его имидж «лепится», исходя из его причастности к группе, подающей себя в СМИ в качестве элиты. Т. Чередниченко противопоставляет понятия «имиджа» и «образа»: 1) образ многозначен, имидж – однозначен; 2) образ не замкнут на внешность и внешние признаки поведения, имидж – стилизованная внешность, знак.

Кроме имиджа реальных политиков существуют в общественном сознании  некие обобщенные представления о желаемых политических лидерах.  Социальные ожидания от политика одни авторы идентифицируют мифоимиджами (О.И. Карпухин, Э.Ф. Макаревич, 2000), другие - категориями «прототипов» (Н. Кэнтор, У. Мишель, 1979), или образами идеального лидера (Л.В. Матвеева и др., 2000, 2005).

Мы видим, что в том разнообразии значений «имиджа», оно теряет объяснительные возможности, становится методологически беспомощным. Многие согласны с тем, что, являясь посредником между народом и властью, образ политика не может быть сведен только к имиджу, обладающему чертами конкретности, упрощенности, акцентуированности и нереальности. Представляется, что для характеристики субъекта в социально-политических коммуникациях новые возможности для изучения феномена политического лидерства открывает категория репутации.

В зарубежных исследованиях категория репутации разрабатывалась, в основном, в контексте маркетинговых исследований (W. Lippmann, 1922, G. Dowling, 2002, С.Э. Грейзер, 1999, Granovetter M.S., 1973, Morley, 2002). Согласно словарю American Heritage Dictionary (1970), «репутация – это общая оценка кого-либо в общественном мнении».

Репутация представляет собой субъективную и коллективную оценку надежности коллективного или индивидуального субъекта со следующими характеристиками (C. Fombran, V. Rindova, 1996, С. Э. Грейзер ,1999):

- Репутация – это характеристика второго порядка, производная от индустриальной системы, которая четко отражает возникающий статус субъекта репутации в организационном поле.

- Репутация – это внешнее отражение внутренней коллективной идентичности субъекта деятельности, которая в свою очередь является результатом осознания работниками роли организации в обществе.

- Репутация основывается на предшествующем распределении ресурсов субъекта деятельности и его истории и создает барьеры мобильности для действий самого субъекта и реакций его конкурентов.

-  Репутация суммирует оценки эффективности деятельности в прошлом различными экспертами, обращающими внимание на возможности и способность субъекта деятельности удовлетворять различным критериям.

- Репутация складывается из многочисленных, но взаимосвязанных образов субъекта репутации в сознании всех заинтересованных сторон и отражает его общую привлекательность для сотрудников, потребителей, инвесторов и общественности.

- Репутация является воплощением двух фундаментальных измерений эффективности субъекта репутации – оценки его экономических или социальных достижений и определения его успешности в области социальной ответственности.

Формирование репутации можно рассматривать как управляемый планомерный процесс (G.Griffin, 2002, Genasi,2002). Гриффин выделяет такие этапы, как постановку целей, оценку ценностей предприятия, оценку интеллектуальным и поведенческим активам руководства и т.д. К. Генази вводит понятие генома репутационного менеджмента. Его составляющие:  желаемая репутация (предвосхищение);  настоящая репутация (самопознание);  развитие репутации;  создание репутации;  защита репутации.

Отечественные исследования репутации немногочисленны, и в основном, описывают решение практических задач. Репутацию  рассматривают как «ключевой ресурс управления, дающий серьезное конкурентное преимущество» (Олейник, Лапшов, 2003, В. Венедиктова, 1996). Например, авторитет государственного деятеля может сделать реальностью проекты, которые по всем объективным показателям кажутся невозможными. Как ресурс репутация имеет свою цену на рынке и свою экономику (соотношение затрат и результатов). Авторы разводят понятие PR («достижение кратковременного результата к определенному заданному сроку», при котором используется манипулирование общественным сознанием через спроектированный имидж) и репутационного менеджмента (РМ), как накопление полезной и важной информации, создание долговременного потенциала репутации компании или личности. При этом построение «хорошей репутации» товара связано с долговременным подтверждением его реальных потребительских свойств, а «хорошая репутация» человека связана с проявлением им социальной ответственности.

Итак, в описании субъектов социально-политической  коммуникации используются разные понятия: образ, имидж, авторитет, паблисити и другие.  На наш взгляд, наиболее продуктивным и адекватным современным практическим задачам может быть категория репутации. Как показал анализ  исследований, это понятие часто используется в общественной и деловой коммуникации как социальное представление о роли и статусе человека в обществе. Современные психологические методы позволяют раскрыть содержание и описать формы существования и функционирования  репутации, а также влиять и на ее формирование.

В параграфе 3.6. рассматривается авторский подход к построению психологической модели репутации политического лидера. В его основе лежит концепция социальных представлений, предложенная С.Московичи и получившая развитие, как в отечественной, так и зарубежной социальной психологии.  Социальные представления  являются основными элементами индивидуальной и групповой картин мира. Это мнения группы, формирующиеся  в межличностной коммуникации и в совместных действиях (что согласуется с условием формирования понятий в парадигме Л.С. Выготского). По своей функции социальные представления являются также формой познания социальной реальности, в результате которого происходит понимание смысла событий в окружающем мире – для группы и для отдельного человека как части этой группы (S. Moskovici, 1981, 1984, 1990; J-Cl. Abric, 1993, 2000; I. Markova, 1998; Г.М. Андреева, 2000, 2001; А.И. Донцов, Т.П. Емельянова, 1987; Т.П. Емельянова, 1985, 2001, 2002; П.Н. Шихарев, 1999; W. Doise, 1999 и др.).  Согласно Г. М. Андреевой (2002), социальное познание есть всегда построение определенной картины мира, частью которой человек осознает себя, в котором он живет и действует; человек не просто фиксирует внешние связи и отношения, но и реконструирует их, т.е. создает образ окружающего мира. Усвоение нового происходит через трансформацию этой информации путем коллективного взаимодействия, переосмыслением и категоризацией по определенным критериям. Элемент нового знания включается в привычную социальную картину мира через соотнесение с «идентификационной матрицей» - некой системой групповых норм, ценностей, правил и образцов поведения. (Taifel, Frager, 1978, Шмелев А.Г., 1983, Петренко В.Ф., 1988, Андреева Г.М., 2000). При этом активно используются различные источники информации, которыми обладает социальная группа. Такой процесс можно назвать «когнитивной глобализацией», при котором индивидуализация мышления, подчиняясь ограничениям социальной группы, соединяется с коллективной бессознательной деятельностью (Markova, 1996, 1998).

Основные функции социальных представлений, сформулированные С. Московичи (Moscovici S., 1984) следующие:

а) объяснительная, т.е. классификация событий и вписывание их в картину мира;

б) регулятивная или управленческая, т.е. регламентация поведения членов социальной группы и их отношений к другим;

в) стабилизирующая, т.е. сохранение групповой идентификации и непротиворечивой социальной картины мира.

Структура социальных представлений неоднородна. Работы Ж. Абрика (Abric, 1993, 2000) показали, что  можно выделить «центральное ядро», которое стабильно, не чувствительно к контексту, отражает значение социального представления и связано с коллективной памятью группы; а также периферическую часть, в которой отражается интеграция содержания индивидуального сознания каждого члена группы. Структура периферической части  зависит от установок группы и социального контекста. Это согласуется с основными положениями концепции А.Н. Леонтьева (1975) о структуре картины мира человека, о ядерных и периферических элементах картины мира.

В рамках нашей модели мы рассматриваем две системы отношений: отношения субъектов политической коммуникации и отношения структурных элементов репутации. В социально-политической коммуникации взаимодействуют различные группы субъектов, для которых политический лидер предстает как претендент на власть в различных уровнях – биологическом, личностном, социальном и трансцендентном. Объединение,  слияние всех этих уровней в единое социальное представление о политическом лидере осуществляется в коллективном дискурсе и различного рода групповых коммуникациях. (Схожим образом рассматривается процесс формирования понятий в культурно-исторической парадигме Л.С.Выготского). Социально-политическая коммуникация совершается в информационном пространстве на трех разных уровнях коллективного дискурса: межличностная коммуникация и дискурс, групповая и межгрупповая коммуникация и дискурс, медиакоммуникация и медиадискурс. Под социально-политической коммуникацией мы понимаем процесс взаимодействия между социальными и политическими субъектами путем непосредственного общения и обмена информацией, содержанием которого являются темы общества и власти. Различные социальные группы, основываясь на индивидуальных и групповых впечатлениях, воспоминаниях, ассоциациях и обсуждениях, формируют групповое мнение, образы, символы, метафоры о политическом лидере, которые в коллективном сознании группы и общества в целом, со временем приобретают устойчивость и целостность, превращаясь в репутацию политического лидера (рис.1). Сложившаяся в социальных группах репутация политического лидера, в свою очередь, влияет на коммуникацию и взаимодействие политика и  электоральных групп в рамках политической системы (определяя, например, успешность выборов политика во властные структуры, формируя групповую установку восприятия его дальнейшей политической деятельности  и т.д.). Наши исследования, анализ и обобщения позволили выйти на представление о психологической структуре репутации политического лидера.

Рис. 1. Схема формирования репутации политического лидера.

политический лидер как субъект социально-политической коммуникации

биологический личностный социальный  трансцендентный

уровни

-----------------------------------------------------------------------------------------------------

информационное пространство социально-политической коммуникации

  ------------------------------------------------------------------------------------------------------

Во второй главе представлены результаты исследования репутации политического лидера в различных социальных и возрастных группах, которое было проведено в пяти регионах России: Приморский край (1997г.), Ярославская область (1999г.), Республика Коми (2001г.), Тульская область (2004г.), г. Москва (2004г.) и в Республике Казахстан (2002г.). Респондентами выступили около тысячи человек, проведено более 10 тысяч замеров.

В качестве количественного исследовательского метода использовался метод психосемантики (Осгуд Ч., Артемьева Е., Петренко В., Шмелев А.),  который позволил выявить основные факторы, определяющие восприятие политического лидера различными социальными и возрастными группами. Для обработки данных всех групп использовалась статистическая программа EXPAN (разработанная доктором психол. наук  А. Шмелевым).

При интерпретации данных психосемантического шкалирования  использовались результаты фокус-групп, которые предшествовали процедуре заполнения психосемантических шкал. Фокус-группа представляет собой «групповое интервью, происходящее в форме групповой дискуссии» (Богомолова Н.Н., Фоломеева Т.В., 1997, Мельникова О.Т., 2003).

Респонденты были объединены в  группы, в соответствии с традиционным делением на социальные общности по признакам сходных условий бытия, образования и производственной деятельности (обобщенная численность каждой социальной группы в регионе 20-40 человек): “Интеллигенция”;  “Рабочие”;  “Сельские жители;  “Пенсионеры”;  “Молодежь” (от 18 до 35 лет). Возраст респондентов, исключая группы “Пенсионеры” и “Молодежь”: от 35 до 60 лет.

После проведенной фокус-группы  ее участники  просматривали  телевизионные ролики по 2-3 минуты,  представляющие политиков центральной и местной власти, и тут же оценивали свои впечатления  по  биполярной психосемантической  шкале оценки политического лидера. Телевизионный стимул был выбран в силу значимости данного канала информации в современных социальных коммуникациях.

Шкала состояла из 40 биполярных определений, описывающих различные параметры репутации политика. Эти определения отбирались на основе составленного А.Г.Шмелевым тезауруса личностных черт (1988), а также по результатам пилотного исследования: фокус-групп и анкетирования. В дальнейшем созданный набор определений был верифицирован методом ассоциативного исследования. Кроме реальных политических лидеров, респонденты оценивали по тем же шкалам эталонные фигуры – воображаемых “идеального политика” и “плохого политика”.

Шкала состояла из 40 биполярных определений (например, “энергичный – вялый”, “свой – чужой”). Эти определения отбирались на основе тезауруса личностных черт (А.Шмелев, 1988), а также по результатам фокус-групп и анкетирования участников исследования. В дальнейшем этот набор определений был верифицирован методом ассоциативного исследования.

После факторного анализа были выделены категории-факторы, являющиеся критериями оценки репутации политического лидера для той или иной группы респондентов.

Факторный анализ выявил 9 постоянных факторов восприятия репутации политического лидера, которые с разными весовыми значениями обнаруживаются в психосемантическом пространстве каждой группы. Шкала состояла из 40 биполярных определений (например, “энергичный – вялый”, “свой – чужой”). Эти определения отбирались на основе тезауруса личностных черт (А.Шмелев, 1988), а также по результатам фокус-групп и анкетирования участников исследования. В дальнейшем этот набор определений был верифицирован методом ассоциативного исследования.

После факторного анализа были выделены категории-факторы, являющиеся критериями оценки репутации политического лидера для той или иной группы респондентов. Рассмотрим подробнее содержание каждого фактора.

1.«Предназначение власти» (патернализм)  описывает отношение  политического  лидера к  своей стране, государству, к своему народу. На положительном полюсе этого фактора располагаются такие характеристики, как “отец отечества”, “заботящийся о других”, “патриот». В зависимости от времени исследования или особенностей группы смысловые акценты смещаются. Так, в более ранних исследованиях содержание фактора раскрывалось, прежде всего, как патриотизм, любовь к родине, заботливое отношение к людям. В последние годы оно изменяется в сторону описания сильной позиции политика, умения отстаивать свои интересы, интересы страны.

2. «Сила личности» включает в себя волевую регуляцию поведения, энергетический потенциал личности, решительность, принципиальность, а также трудолюбие и интеллект.  В некоторых группах этот фактор описывает сильного хозяйственника.

Интересный феномен проявился в последнее время: фактор «Сила личности» объединяется иногда с фактором «Выразительность самопрезентации». Т.е. в сознании людей характеристики выразительности, относящиеся к сфере коммуникации, сливаются с базовыми личностными характеристиками.

3. «Выразительность  самопрезентации»  объединяет  в  себе следующие основные  характеристики  репутации политика:  выразительность  мимики  и  речи,  артистичность,  остроумие,  раскрепощенность. Также  в данный фактор в  некоторых  группах  респондентов  входят  качества  “сексуальный”,  “хитрый”,  “интеллигентный”.

В целом, фактор характеризует политического лидера со стороны его умений преподнести себя широкой публике, заинтересовать ее, заставить полюбить себя и соотносится с внешней составляющей репутации, отвечающей за яркость, запоминаемость и уникальность репутации политика.

4. «Нравственно-этическая позиция» лидера описывает моральные и душевные качества и ценности политика, в том числе, касающиеся семьи, способность к уважению другого человека и следование общественным нормам поведения. Что касается дополнительных характеристик, входящих в названный фактор, в основном, они связаны с уровнем интеллекта, симпатичностью образа и трудолюбием. Подчеркнем, что интеллект как таковой, умственные возможности и способности политического лидера ни в одной группе участников исследования в отдельный фактор не выделились, а явились  частью фактора «Сила личности».

5. «Стиль руководства» оказывается очень близким по содержанию к фактору «Нравственно-этической позиции», однако он описывает, прежде всего,  особенности коммуникативного стиля политика, склонность к мирному урегулированию конфликтов или наоборот – непреклонность позиций. Основной «несущей» шкалой всего фактора оказывается шкала «гибкий – жесткий», сочетаясь с характеристиками вежливости и интеллигентности. Нередко гибкость ассоциируется с демократичностью.

6. «Коммуникативная установка» описывает установку политического лидера на открытое искреннее взаимодействие с людьми. Это способность понимать других людей  (“свой”, “близок к народу”)..”). В некоторых случаях открытость ассоциируется с простотой, искренностью (“свой”, “близок к народу”), с отсутствием скрытых умыслов в общении и мягкотелостью, в других, напротив – с принципиальностью, непреклонностью, жесткостью. Необходимо отметить, что в отдельных случаях  на положительном полюсе фактора оказываются качества “хитрый”, “гибкий”.  То есть, содержание этого фактора можно соотнести и с понятием экстраверсии, и с установкой на манипулятивное общение. Основной смысл фактора раскрывается в характеристиках «откровенный – скрытный» и «бесхитростный – хитрый», «искренний – неискренний». Один из полюсов описывает не просто замкнутость, а намеренную скрытность.

7. «Религиозность» отражает отношение политика к вере. Фактор описывается основным качеством “верующий” в противовес “атеисту”. Интересно, что с этим качеством в разных группах респондентов соединяются разные характеристики. Например, в группе интеллигенции Приморья верующий политик оказывается в то же время добрым, сексуальным и откровенным. Иными словами, респонденты считают, что позитивное отношение к вере непременно ассоциируются с привлекательностью и задушевностью. А группе респондентов сельских жителей Ярославской области  верующий политик представляется упорным в достижении своих целей и хитрым. По мнению же шахтеров Приморья “идеальный политик” должен придерживаться атеистического мировоззрения.

8. «Маскулинность-Феминность»  как элемент полового символизма связан с дифференциацией половых ролей и отражает тип настоящего мужчины, самца и добытчика, характерного для патриархального менталитета. Этот фактор включает в себя такие характеристики как раскрепощенный, сексуальный, обаятельный. Может сочетать в себе и душевные качества, эмоциональность или дипломатичность. Содержательной основой здесь является шкала «сексуальный – несексуальный». Здесь проявляется половая идентификация политического лидера.

9. «Тип мышления» характеризует склонность политика принимать решения – спонтанно или же продумывая каждый шаг. Однако интересно, что в подавляющем большинстве случаев на положительном полюсе фактора оказывается характеристика «эмоциональный», т.е. респондентами приветствуется непосредственность реакций, конгруэнтность образа (согласие между вербальными и невербальными проявлениями в поведении политика, соответствие внутреннего состояния внешнему поведению).

По весу все факторы распадаются на две группы: в первую входят доминирующие факторы, описывающие до 70 % дисперсии, – «Предназначение власти», «Сила личности» и «Нравственно-этическая позиция» лидера; во вторую – «Выразительность самопрезентации», «Коммуникативная установка», «Религиозность», «Тип мышления», «Стиль руководства» и «Маскулинность-Феминность» (сексуальность).

Устойчивая факторная структура репутации политического лидера имеет свою динамику. Можно отметить изменение значимости базовых факторов в общей структуре репутации политического лидера с течением времени, под влиянием событий социально-политической жизни. Может происходить также изменение собственно содержания базовых факторов. Менее значимые факторы могут появляться и исчезать, содержательно «склеиваясь» или перетекая в другой фактор, характеризуя межгрупповые различия.

Выявленная структура репутации политических лидеров в разных  социальных группах респондентов, несмотря на инвариантность составляющих факторов, имеет  свои отличительные особенности: Особенно ярко своеобразие менталитета проявилось в исследованиях в Казахстане и в Ярославской области.

.  Сравнительный анализ психологической структуры

  репутации политического лидера в групповом сознании

  различных социальных групп

все факторы распадаются на две группы: в первую входят доминирующие факторы – Предназначение власти (патернализм), Сила личности и Нравственно-этическая позиция лидера; во вторую – Выразительность самопрезентации, Коммуникативная установка, Религиозность, Тип мышления, Стиль руководства и Маскулинность-Феминность (сексуальность). При этом  процентное соотношение выше указанных  факторов и их смысловое наполнение варьирует в разных социальных группах.

1. Для интеллигенции  ведущим фактором является «Сила личности», политик в первую очередь должен быть Сильным хозяином. Далее следует – «Нравственно-этическая позиция» лидера и «Предназначение власти». Интересный результат получен по группе ярославской интеллигенции: прежде всего, эта группа обладает более высокой когнитивной сложностью восприятия – шесть факторов при пяти во всех остальных группах. Первым по значимости является фактор «Нравственно-этическая позиция», но одновременно с этим на положительном полюсе фактора «Коммуникативная установка» оказываются характеристики «хитрый», «скрытный», «гибкий». Фактора «Предназначения власти» (патернализм), характеризующего политика как Отца Отечества, не наблюдается в данной структуре вообще. В целом, можно сказать, что ярославская интеллигенция хочет видеть в качестве своего политического лидера человека сильного, порядочного, современного и владеющего разнообразным репертуаром политической коммуникации. Отсутствие фактора «Патернализма», возможно, говорит о свободолюбии ярославцев, об их желании быть самостоятельными.

В группах интеллигенции г. Москвы и г. Алма-Аты фактор «Предназначение власти» вбирает в себя часть содержания фактора «Коммуникативная установка», т.е. патернализм в представлении респондентов названных групп неразрывно связан с открытой позицией политика – ему можно доверять. Также представители интеллигенции всех регионов делают акцент и на интеллекте политика.

2. Доминирующими факторами для всех групп рабочих  являются «Сила личности» в сочетании с «Предназначением власти». Политик в первую очередь должен быть сильной личностью, “со стержнем”, к тому же играть роль Отца Отечества, заботиться о своем народе. Эти факторы неизменно занимают первые места. 

«Религиозность», которая как фактор представлена во всех региональных группах респондентов, в этой группе лишена сексуальной окраски (что нередко наблюдается в других группах), но  четко ассоциируется с любовью к родной земле. Важно, что значимое место занимает фактор «Коммуникативная установка»,  (в ряде случаев (Казахстан, Казахстане, в г.Москва)Москве он оказывается даже вторым!). Одновременно фактор «Предназначение власти» включает в себя характеристики из фактора «Коммуникативной установки». Интересный нюанс обнаружился в психологической структуре репутации у рабочих г. Щекино (Тульская область): на второе место здесь выходит фактор «Маскулинность-Феминность», причем содержательно он объединяет в себе представления о душевности, привлекательности и современности политического лидера.

В группе рабочих г. Рыбинска (Ярославская область) выявлено также шесть факторов: «Предназначение власти» и здесь объединяется содержательно с фактором «Коммуникативной установки», однако и «Коммуникативная установка» представлена отдельным фактором, только с несколько иным содержанием –  акцент  делается  на раскрепощенность и оптимизм.

В группе

,рабочих г. Москвы мы также наблюдаем выделение шести также выделились шесть факторов, однако первый фактор – «Сила личности» стянул на себя практическиохватывает половину дисперсии данных. Более того, содержательно это, скорее, фактор харизмы, объединяющий в себе и силу, и интеллект, и стиль коммуникации. Другими словами

3. В группах сельских жителей  неизменно доминирует фактор «Сила личности», т.е., политик в первую очередь должен быть сильным, твердым, предприимчивым, энергичным. Значительное место занимает фактор «Нравственно-этическая позиция» лидера, он делит ведущие места с фактором «Предназначение власти» и «Коммуникативная установка».  Акцент в восприятии сельчанами политического лидера сделан на патриотизме и хозяйственности.

Своеобразием отличается психологическая структура репутации политического лидера у сельчан Тульской области: фактор «Предназначения власти» включает в себя характеристики фактора «Коммуникативная установка», а также патриотизм, хозяйственность и силу. И здесь мы видим, что понятие Отец Отечества тесно связывается в сознании туляков с зависимостью – вероятно, это зависимость от народа в противовес зависимости от собственных или иных интересов. В целом этот фактор близок по содержанию к фактору «Стиль руководства», как и фактор «Сила личности», включающий в себя интеллект и владение обширным репертуаром политической коммуникации. Нетрудно заметить, что респонденты данной группы настроены на общение, диалог с политическим лидером – всяВся факторная структура здесь пронизана коммуникативными характеристиками.

Сельские жители Республики Казахстан отрицательно относятся к излишне артистичным и «заумным» политикам, ценят в первую очередь практический интеллект, хозяйскую хватку и способность повышать свое материальное благосостояние. 

4. Наиболее весомым во всех группах пенсионеров  оказался фактор «Предназначение власти» (патернализм) –  политик должен в первую очередь всячески помогать  и заботиться о своем народе, быть близким, патриотичным, сильным и умным хозяином.  Этот фактор представлен во всех группах, а в группе пенсионеров Приморского края стягивает на себя рекордный объем объясняемой дисперсии – более 50%. Другими словами в этой группе респондентов фактор Предназначение власти оказывается практически единственным значимым, а ожидание заботы о себе – главной потребностью респондентов. Другой интересный момент: При этом ни в одной группе пенсионеров не выделился фактор «Нравственно-этическая позиция лидера». Вероятно, образ «интеллигентного политика» ассоциируется у респондентов с реформами, которые, по их мнению, «разрушили старое и сделали их беззащитными перед современной жизнью». Одновременно с этим «современность политических взглядов» относится пенсионерами к положительным качествам лидера.

5. Пенсионеры Москвы оказались наиболее прогрессивными в своих воззрениях на политическую власть. И в этом с ними отчасти солидарны пенсионеры г.Тулы. Респонденты из г.Актюбинска (Республика Казахстан) не доверяют религиозному политику, преследующему свои личные цели, при этом ценят трудолюбие и интеллект, а также способность зарабатывать деньги.

В группах молодежи  уверенно доминирует «Сила личности»  (за исключением группы молодежи г. Алма-Аты, в которой данный фактор вообще не выделился).  Высокую значимость  имеет фактор «Нравственно-этической позиции лидера».  В сознании молодежи политик в первую очередь должен быть сильным, решительным, твердым, надежным, хорошим хозяином, к тому же добрым, миролюбивым и вежливым – интеллигентным.

Интересным по содержанию оказался фактор «Коммуникативная установка» в группе молодежи г. Уссурийска (Приморский край): на положительном полюсе объединились характеристики «хитрый», «добрый», «артистичный», т.е. фактор одновременно является и фактором выразительности образа политического лидера, а сочетание хитрости и доброты, возможно, рисует образ смекалистого человека, житейски мудрого.

В целом, можно сказать, что молодежь относится к политическим деятелям, скорее, как к телевизионным «звездам» – в психологической структуре репутации не значимы  характеристики, отражающие действия политиков.

Резюмируя все сказанное об оценке репутации политического лидера в разных Таким образом, для каждой из социальных слоях, можно метафорически выразить их основные отличительные особенности – что именно важно в лидере или какого лидера в своей области (в стране, городе)ждут избиратели:

группагрупп электората выявились  свои наиболее значимые составляющие в репутации политического лидера: для  интеллигенции –– это свобода совести, профессионализм;

группа для рабочих –  это прямота, сила;

группа для сельских жителей – душевность, хозяйственность;

группа для пенсионеров – забота, патриотизм; для молодежи – яркость «звезды» (см.  гистограммы 1,2 описывающих факторное пространство некоторых групп).

Обобщая результаты по регионам, можно отметить следующее. В целом , что наиболее типичными по содержанию (своего рода эталон) оказались психологические структуры репутации политического лидера у  жителей  Приморского края; понимание хитрости как положительного качества роднит их с ярославцами... Жители Ярославской области выказывают свободолюбие и стремление к самостоятельности, к приоритету частных интересов над общими. Психологические структуры репутации политического лидера у москвичей в большинстве случаев оказываются достаточно структурированными и дифференцированными, а по содержанию тяготеющими к демократическим воззрениям. Содержательно жители Тульской области близки к ним. Наконец, респонденты из Республики Коми приветствуют проявление «вольного духа» в поведении политического лидера, а также, наряду с моральностью, силу и жесткость позиций.

  Гистограмма 1.

 

  Гистограмма  2.

группа молодежи – харизматичный политический лидер, «звезда».

Представления о репутации политика у жителей республики Казахстан имеют некоторые особенности, которые можно объяснить национальным своеобразием, ярко выраженным патриархальным менталитетом. «Предназначение власти» предстает как патернализм, политический лидер как сильная властная отцовская фигура., в первую очередь, «Идеальный политик» - это заботливый руководитель, богатый, щедрый и жесткий одновременно (интеллигентность, мягкость в большинстве групп в Казахстане не являются «положительными» качествами). Фактор Предназначение власти (патернализм) представлен в группе молодежи в целом незначительно.Ценность семейных отношений, важность заботы богатых и сильных о других членах клана проявились в образе политика как «богатого щедрого родственника», хорошего семьянина, умного трудолюбивого, смекалистого в противовес недалекому, отталкивающему, жадному и бедному. Например, фактор «Сила личности» включает в себя предприимчивость и  материальный эквивалент – достаток, богатство. У городских жителей ожидание к внешнему способу самопрезентации политика вполне стандартное (они ждут яркости), для жителей же сельских районов более приемлема традиционно спокойная искренняя самоподача политика («неартистичность» как положительное качество).

В параграфе 2.3. приводятся результаты экспериментальной верификации данных, полученных с помощью психосемантического шкалирования,  методом ассоциации. Этот метод позволяет описывать индивидуальные семантические поля, репрезентирующие индивидуальные представления личности об объективном мире (К.Юнг, А.Р.Лурия).

Респонденты продуцировали ассоциации на абстрактные  образы «хорошего политика», «плохого политика», а также на персоны конкретных политиков, заполняя анкеты.

  В качестве способа выявления эмоциональных представлений личности метод ассоциации использовался нами для верификации данных, полученных с помощью методики семантического дифференциала как исследовательский прием, позволяющий проконтролировать внутреннюю валидность исследования .

Так, если Если метод фокус-групп помогал нам выявить контекст групповых социальных представлений участников о личности политика и его деятельностиполитике, то метод ассоциаций, по нашему мнению, должен был предоставить информацию о смысловом содержании личностных конструктов. Метод ассоциаций, не навязывая человеку заранее заданных полярных шкал-дескрипторов для оценки того или иного политика (А.Шмелёв, 2002), апеллирует к сфере пересечения семантического содержания уровня внутреннего дискурса личности с уровнем межличностного дискурса; тогда как метод семантического дифференциала обращен непосредственно к уровням межличностного и социального дискурса, описанным в нашей модели репутации политического лидера. Смысловое совпадений категорий-факторов, полученных разными способами, будет свидетельствовать о верном понимании психологической структуры репутации, а также об адекватности использования метода психосемантического дифференциала для исследования репутации. 

Феномен психологической проекции в данном случае позволяет выразить респондентам не только отношение к конкретным политикам, но и свои ожидания, анализ которых позволяет описать актуальные проблемы взаимодействия с властью.

  С точки зрения психолингвистики применяемый нами методический приём, помогает выявить так называемые коннотативные значения элементов социальной реальности. Стимулируя проявление феномена психологической проекции, метод ассоциаций также позволяет рассчитывать на выражение людьми своих ожиданий, анализируя которые, можно описать актуальные проблемы взаимодействия людей с властью. Этими обстоятельствами обусловлена самостоятельная ценность метода ассоциаций как исследовательского инструмента в социальной психологии.

В качестве респондентов выступали москвичи, мужчины и женщины от 18 лет и старше (около 100 испытуемых), которые были разделены нами на две подгруппы: моложе 35 лет («молодежь») и старше 35 лег. Подгруппы условно названы «молодежь» и лет (старшее поколение.). Исследование проведено в 2005 году.

Обработка результатов проводилась посредством контент-анализа, в ходе которого были выделены 15 основных и ряд дополнительных категорий  в обеих подгруппах респондентов .

Максимально значимыми оказались категории морально-нравственных качеств, интеллектуальных и волевых. Дифференциация «хорошего политика» и «плохого» осуществляется, прежде всего, по основанию морально-нравственных качеств.  При этом часть ассоциаций может быть отнесена к биологическому уровню оценки политического лидера как субъекта социально-политической коммуникации (внешний вид, физическая сила, темперамент, эмоциональное впечатление от внешности и личности политика и другие).  Интересно, что ассоциации социального уровня (действия политика и сфера его деятельности, политические установки и способы реализации власти,  политическая программа и другие) имеют значимость для респондентов обеих подгрупп, тогда как ассоциации, которые можно отнести к трансцендентному уровню восприятия политика (религиозность, национальная идентичность, отношение к стране, народу, гражданская позиция), более значимо представлены у «старшего поколения». 

При свободном выборе из всех российских деятелей,  обладающих  хорошей репутацией, в подгруппе «молодежь» названы: Петр I, Примаков, Сталин, Столыпин. В подгруппе «старшего поколения» названы Столыпин, Петр I, Примаков, Сахаров.

  На первое место по значимости в обеих подгруппах выходят семантические категории морально-нравственных качеств личности, интеллектуальных качеств, а также силы и волевых качеств личности, т.е. задействованы базовые категории  - оценка, сила, активность (Ч. ОсгудСемантические коды свободных высказываний-ассоциаций, с одной стороны, и характеристики репутации политических деятелей, полученных методом семантического дифференциала, с другой стороны, оказались содержательно идентичными (табл. 1). Соотносимость результатов, полученных с помощью метода семантического дифференциала и метода ассоциаций в отношении сходства факторных структур представлений респондентов о  политике  свидетельствует о конвергентной валидности проведенного исследования.

Таблица 1. Сопоставление факторов репутации политического лидера, полученных различными методами.

Факторы репутации политика (метод семантического дифференциала)

Семантические категории (метод ассоциаций)

«предназначение власти»

«политические установки и способы реализации власти», «отношение политика к стране, народу, гражданская позиция», «действия политика, сфера его деятельности»

«сила личности»

«сила личности и волевые качества личности», «лидерские качества»

«нравственно-этическая

позиция лидера»

«морально-нравственные качества личности»

«выразительность 

самопрезентации»

«темперамент», «внешний облик и атрибуты одежды», «эмоциональные впечатления от внешности и личности политика», «ораторские качества»

«стиль руководства»

«деловые качества», «действия политика», «способы реализации власти»

«религиозность»

«религиозность – атеизм»

«маскулинность-феминность»

«эмоциональные впечатления от внешности и личности политика», «ассоциации-образы», «ассоциации с образами животных», «особые качества»

«коммуникативная

установка»

«прогрессивность, современность, адекватность», «образ жизни», «увлечения»

«тип мышления»

(рационализм)

«интеллектуальные качества»

Таблица 3. Результаты контент-анализа  (в процентах) ассоциаций респондентов моложе 35 лет на персоны политиков.

«Хороший политик»

«Плохой политик»

Морально-нравственные качества.

28,6

42,5

Интеллектуальные качества (образование, ум, культура)

22,7

11,7

Сила личности, волевые качества

10,9

2,7

Ассоциации – образы

2,4

0,9

Темперамент

1,8

4,4

Эмоциональное впечатление (от внешности и личности политика)

4,4

Политические установки и способы реализации власти

3,4

7

Отношение к стране, народу, гражданская позиция

1,8

Отношения с властными структурами

0,9

Прогрессивность, современность, адекватность

2,5

Деловые качества

5

Физическая сила

5

1,8

Воспитание

3,4

3,5

Ругательства

1,8

Ораторские качества

3,4

6,2

Особые качества (хитрость, ушлость и т.д.)

2,5

6,2

Возраст (молодой)

0,8

Национальная идентичность

0,9

Религиозность (атеизм)

0,9

Социальное происхождение

0,9

Таблица 4. Результаты контент-анализа  (в процентах) ассоциаций респондентов старше 35 лет на персоны политиков.

«Хороший политик»

«Плохой политик»

Морально-нравственные качества

25,4

46,4

Интеллектуальные качества

29,4

20,5

Сила личности, волевые качества

11,7

6,6

Отношение к стране, народу, гражданская позиция

10,4

8,6

Действия политика и сфера его деятельности

0,7

Эмоциональное впечатление (от внешности и личности политика)

1,9

0,7

Ассоциации – образы:

2

Политические установки и способы реализации власти

3,2

3,3

Активность личности

3,2

Коммуникативная дистанция

1,3

2

Деловые качества

0,7

2,6

Воспитание

3,9

1,3

Ораторские качества

0,7

2

Особые качества

1,3

0,7

Возраст

0,7

0,7

Национальная идентичность

1,3

Ролевые позиции

0,7

Формулы политической власти

1,3

Лидерские качества (миссия лидера)

1,9

В третьей главе анализируется динамика психологической структуры репутации политика под влиянием политического репутационного менеджмента.

В параграфе 3.1 раскрывается содержание политического репутационного менеджмента. Политический репутационный менеджмент - это целенаправленные мероприятия по созданию и поддержанию определенной (желаемой) репутации человека, претендующего занимать общественно-значимую позицию в политической системе общества.

Он включает в себя следующие направления: 1) анализ актуального состояния общественного сознания, специфики социальных представлений различных групп, общественных ожиданий, существующих репутаций; 2)  конструирование собственно желаемой репутации; 3) создание личной истории (“легенды”)  как интерпретации содержания прошлых действий; 4) создание фреймов эффективной коммуникации с различными политическими субъектами (т.е. ритуалов общения);  5) создание политической мифологии как героической истории; 6) анализ и отслеживание репутаций актуальных субъектов политических коммуникаций, коррекция и защита репутации.

Политический репутационный менеджмент включает  четыре блока: аналитический, креативный, технологический и блок формирования обратной связи. 

Аналитический блок состоит из следующих процедур: выявление актуальных субъектов политической коммуникации; измерение с помощью качественных и количественных методов наличной и ожидаемой репутации у всех субъектов политического взаимодействия; анализ и оценка выделенных характеристик наличной репутации и сравнение с ожидаемыми характеристиками.

Креативный блок - это поиск и организация работы специалистов, способных проанализировать идеи и создать образы; конструирование элементов репутации политического лидера; моделирование презентации элементов репутации политического лидера для всех субъектов политической коммуникации как создание набора представлений для целевых аудиторий.

Третий блок репутационного менеджмента является технологическим. Это планирование мероприятий с фиксацией времени проведения, последовательности и их согласованности по содержанию; осуществление их через различные системы коммуникаций и действий; мониторинг.

Целью четвертого блока репутационного менеджмента является создание эффективной обратной связи. Он состоит из следующих процедур: тестирование новой репутации основных политических субъектов; профилактика несоответствий между компонентами репутации; защита и предотвращение мероприятий, направленных на разрушение создаваемой репутации и доверия к ней со стороны политических противников

  Анализируя категории ассоциаций можно видеть, что часть из них может быть отнесена к биологическому уровню оценки политического лидера (внешний вид, физическая сила, темперамент). Эти ассоциации есть у респондентов обеих подгрупп, и имеют определенный вес и значение для описания репутации «хорошего политика» и «плохого политика», хотя данный уровень остается более важным для респондентов при оценке реальных политических деятелей.

  Ассоциации социального уровня (действия политика и сфера его деятельности, политические установки и способы реализации власти,  политическая программа и другие) имеют определенный вес и значимость для респондентов обеих подгрупп.

  Ассоциации, которые можно отнести к трансцендентному уровню (религиозность, национальная идентичность, отношение к стране, народу, гражданская позиция), более значимо представлены у «старшего поколения».

Интересно, что оценка персоны Президента имеет противоречивый характер. При положительном содержании ассоциаций в категории морально-нравственных качеств, ассоциации в категории «образы» носят неодобрительный характер.

  При свободном выборе из всех российских деятелей, обладающих качествами хорошей репутации в подгруппе «молодежь» названы: Петр I, Примаков, Сталин, Столыпин. В подгруппе «старшего поколения» названы: Столыпин, Петр I, Примаков, Сахаров.

  Сопоставляя основные полученные категории ассоциаций респондентов с полученными ранее в ходе психосемантического исследования категориями-факторами, мы обнаруживаем их содержательную идентичность (см. табл. 5), что является вполне закономерным: механизм порождения ассоциаций, как и психологическая структура репутации функционируют на неосознаваемом уровне личности.

 

Таблица 5. Сопоставление факторов репутации политического лидера, полученных методом семантического дифференциала, и методом ассоциаций на абстрактные образы «хорошего политика» и «плохого политика», а также персоны конкретных политических лидеров.

Факторы репутации политика (метод семантического дифференциала)

Семантические категории (метод ассоциаций)

«предназначение власти»

(патернализм)

«политические установки и способы реализации власти», «отношение политика к стране, народу, гражданская позиция», «действия политика, сфера его деятельности»

«сила личности»

«сила личности и волевые качества личности», «лидерские качества»

«нравственно-этическая позиция лидера»

«морально-нравственные качества личности»

«выразительность самопрезентации»

«темперамент», «внешний облик и атрибуты одежды», «эмоциональные впечатления от внешности и личности политика», «ораторские качества»

«стиль руководства»

«деловые качества», «действия политика», «способы реализации власти»

«религиозность»

«религиозность – атеизм»

«маскулинность-феминность»

«эмоциональные впечатления от внешности и личности политика», «ассоциации-образы», «ассоциации с образами животных», «особые качества»

«коммуникативная установка»

«прогрессивность, современность, адекватность», «образ жизни», «увлечения»

«тип мышления» (рационализм)

«интеллектуальные качества»

В параграфе 3.2. рассматривается динамика психологической структуры репутации губернатора под воздействием репутационного менеджмента.

  Таким образом, реконструкция социальных представлений респондентов о репутации политического деятеля, проведенная  методом ассоциаций, позволяет подтвердить конвергентную валидность эмпирических результатов проведенного нами исследования психологической структуры репутации политического лидера с помощью методики семантического дифференциала.

Технология репутационного менеджмента может быть представлена как процедура коррекции коммуникации между групповыми субъектами политического взаимодействия, состоящая из четырех блоков: аналитический, креативный, технологический и блок формирования обратной связи. Каждый блок включает три процедуры.

Первый блок, аналитический, состоит из следующих процедур: выявление актуальных субъектов политической коммуникации; измерение с помощью качественных и количественных методов наличной и ожидаемой репутации у всех субъектов политического взаимодействия; анализ и оценка выделенных характеристик наличной репутации и сравнение с ожидаемыми характеристиками.

Креативный блок включает следующие процедуры: поиск и организация специалистов, способных породить новые идеи и образы; конструирование элементов репутации политического лидера; моделирование презентации элементов репутации политического лидера для всех субъектов политической коммуникации как создание набора представлений для целевых аудиторий.

Третий блок репутационного менеджмента является, собственно, технологическим и предполагает разворачивание во времени и пространстве мероприятий репутационного менеджмента в политической коммуникации. В структуру технологического блока входят следующие процедуры: планирование мероприятий репутационного менеджмента с фиксацией времени проведения, последовательности и их согласованности по содержанию; осуществление их через различные системы коммуникаций; мониторинг .

При реализации мероприятий репутационного менеджмента необходимо также иметь в виду такой параметр как “несущая метафора репутации”, представляющий собой фразу или отдельное слово, выражающее в метафоричной форме основной смысл репутации. Метафора формирует достаточно полный образ носителя репутации. При этом образ формируется в соответствии со стереотипами, существующими в сознании референтных групп. Соответственно метафора (фраза или слово) должна заключать в себе серьезную смысловую нагрузку для целевой аудитории, быть связанной с архетипическими элементами сознания, быть символом определенных качеств, вызывая смысловые ассоциации. В сознании воспринимающих метафору происходит разворачивание ее смысла в целостный образ политического лидера, складывается базовое представление о его репутации.

Целью четвертого блока репутационного менеджмента является создание эффективной обратной связи в процессе осуществления мероприятий репутационного менеджмента. Он состоит из следующих процедур: тестирование новой репутации у основных политических субъектов; профилактика несоответствий между компонентами репутации; защита и предотвращение мероприятий, направленных на разрушение создаваемой репутации и доверия к ней со стороны политических противников

Динамика психологической структуры  репутации  губернатора под воздействием репутационного менеджмента

  Модель репутации как социального представления

Наши исследования дают нам основания утверждать, что в коллективном сознании социальных групп присутствуют конкретные ожидания по поводу качеств персоны, претендующей на роль политического лидера.  Те политические лидеры, социальное поведение которых совпадает с ожиданиями социальной группы, имеют высокую политическую репутацию, а те, кто не оправдывает ожиданий – теряет политическую репутацию лидера вовсе.

Структура репутации включает как содержательные, так и формальные (внешние) характеристики. В содержательной составляющей репутации выделяется фактор понимания предназначения власти (патернализм), который может быть представлен через идеологию как систему социально значимых идей и ценностей, сообщающую всей деятельности в социально-политической сфере целевую направленность и таким образом придающую ей смысл.

Смысл, заключенный в содержательной части репутации политического лидера, выражается для электората в актуализации, а также выборе и присвоении образа желательного будущего и может формироваться путем применения политического репутационного менеджмента.

Приверженность лидера идее отражается в миссии лидера, которая определяет социальный и трансцендентный уровни репутации политического лидера в коллективном  сознании социальной группы. Миссия представляет собой основную цель деятельности политического лидера в контексте политических, экономических и социальных задач.

Следующим содержательным фактором репутации является Сила личности, которая олицетворяет волю к победе и способность переносить все удары судьбы на пути к поставленной цели при исполнении миссии. Сила личности представлена в пространстве политического взаимодействия через личную легенду лидера, как индивидуальный сценарий социализации личности .

Дополнительными содержательными характеристиками репутации являются: Нравственно-этическая позиция, Религиозность и Тип мышления (рационализм). Эти качества ответственны за уверенность в себе, олицетворяют силу духа, интуицию и способность повести за собой людей под флагом политической идеи. Именно Нравственно - этическая позиция лидера способствует зарождению доверия к вождю, а Религиозность – веры в его миссию.

Имиджевая (внешняя) составляющая репутации политического лидера представляет собой совокупность внешних признаков, выразительно соответствующих (или противоречащих) ее содержательной части. Она включает биологическую уникальность лидера, проявляющуюся через особенности конституции личности политического лидера (пол, возраст, состояние здоровья,  а также внешний вид - особенности костюма, прически, обуви, очки, украшения и т.д.).

Значительная часть факторов репутации описывает ожидание масс по отношению к характеру самопрезентации личности социуму через индивидуальный стиль общения (Коммуникативная установка) и Стиль руководства.

Таким образом, репутация политического лидера представлена в сознании людей, принадлежащих разным социальным слоям, своеобразно, но и, вместе с тем, опирается на единую для всех базовую структуру ожиданий и оценок.

Данные о политической репутации лидера мы сгруппировали в модель (см. рис. 1 «Психологическая структура репутации политического лидера как социального представления в политической коммуникации). В ней выделяются три перетекающих из одного в другой уровня – собственно содержательные и внешние аспекты репутации (девять факторов), формы восприятия репутации, существующие в коллективном сознании (миф, легенда, ритуал, миссия) и оценка или социальный смысл репутации для членов группы («вера в миссию политического лидера», «надежность политического лидера», «доверие к политическому лидеру», «поддержка политическим лидером своей группы»). Ядерная структура репутации распределена по четырем основным компонентам, отражающим уровни бытия человека: биологический, личностный, социальный, трансцендентный. Часть факторов, а именно – Маскулинность-Феминность, Нравственно-этическая позиция, Стиль руководства и Тип мышления, Религиозность воплощают собой тот или иной компонент репутации в чистом виде. Например, Религиозность относится к трансцендентному аспекту репутации и со стороны социума превращается в  веру в миссию политического лидера. Нравственно-этическая позиция соотносится с личностным компонентом репутации и вызывает в обществе чувство доверия к политику. То же – в отношении Маскулинности-Феминности, Стиля руководства и Типа мышления (см. рис. 1). Другие факторы вбирают в себя содержание двух компонентов репутации, к ним относятся: Коммуникативная установка, Сила личности, Выразительность самопрезентации, Предназначение власти.  На  пересечении трансцендентного и биологического компонентов оказывается фактор Открытости (коммуникативная установка), представляющий собой глубинную личностную установку на взаимодействие с миром и реализующийся в мифе о герое (политическом лидере). На пересечении биологического и личностного компонентов – Сила личности, фактор физической, интеллектуальной и политической мощи, харизматический фактор, проявляющийся в легенде как индивидуальном сценарии социализации личности. Выразительность самопрезентации вбирает в себя личностный и социальный компонент и воплощается во всевозможных ритуалах. Наконец, Предназначение власти оказывается на стыке социального и трансцендентного компонентов и логически оказывается выраженным в миссии политического лидера как главной цели всей его деятельности. В качестве небольшого комментария остается добавить, что «несущей» смысловой осью всей модели оказывается ось «Предназначение власти (миссия) – Сила личности (легенда)». Наши исследования показывают, что именно эти два фактора максимально значимы как при оценке «идеального политика», так и при оценке репутации реального политического деятеля.

На основе нашей модели репутации мы можем говорить о различных функциях категории репутации в социальной коммуникации. Функция социальной оценки, исходя из которой политический лидер оценивается как “плохой” или “хороший”.

Функция отношения, на основе которой можно оценить дистанцию между политическим лидером и его электоратом.

Функция стабилизации, благодаря которой поддерживается неизменность отношений “народ – власть”.

Функция связи, посредством которой происходит коммуникация между субъектами власти.

Функция прогнозирования – возможность предсказывать на основе содержания репутации поведение политического лидера в различных ситуациях.

Функция регуляции  – человеку, обладающему репутацией, люди готовы делегировать полномочия в принятии решений в социально значимых ситуациях.

Функция стратификации – репутация человека позволяет ему и его сторонникам претендовать на определенный статус в социальной иерархии.

Функция мобилизации – позволяет организовать и направить социальную (политическую) активность граждан.

Предложенная структура репутации может быть эффективно использована при анализе взаимодействия политического лидера и общества. На основе выявленной структуры репутации политического лидера нами разработаны приемы репутационного менеджмента.

Репутация “плохого политического лидера” в представлении сельских респондентов в целом также осталась неизменной по сравнению с 1999 г. Максимальное единодушие респонденты группы проявили, оценивая  репутацию А.Лисицына, к персоне которого нами были проведены мероприятия репутационного менеджмента. Представления о А.Лисицыне как политическом лидере области практически совпадает по всем характеристикам с представлениями об «идеальном политике».

По отношению к исследованию 1999 г. репутация А.Лисицына утвердила свои позиции в представлениях сельского электората г. Пошехонье. Кроме того, А.Лисицыну удалось значительно отделиться от своих конкурентов в сознании респондентов и в большей степени  приблизится к "идеальному" политику (см. рис. 6). Так, в предыдущем исследовании профиль А.И. Лисицына практически сливался с профилем В.Волончунаса, который  в 2000 г. остался лишь на  тех же позициях, что и в 1999 г.

Репутации В.И. Корнилова и С.А. Вахрукова  “сдали свои позиции” и в групповом сознании жителей Пошехонья располагаются ближе к «плохому политику», нежели чем в 1999В течение 1999-2000 гг. было проведено два исследования репутации местных политических лидеров в  различных социальных группах электората Ярославской области. Первое исследование являлось констатирующим  по отношению к представлениям о политических лидерах, которые стихийно сложились у электората.  Затем  были организованы и проведены мероприятия и процедуры  креативного и технологического этапов репутационного менеджмента по отношению к персоне А.Лисицына, являющегося действующим губернатором Ярославской области и одним из четырех претендентов на эту должность на новый срок..) Максимальный рост значений мы наблюдаем по факторам Предназначение власти, Нравственно-этическая позиция и Выразительность самопрезентации. Так, в группе “Женщины моложе 35 лет” фактор Выразительности не просто возрос по значениям, а переместился из области отрицательных значений в область положительных.

Второе исследование проводилось в 2000 г. с целью выявления динамики структуры репутации политических лидеров в зависимости от проведенных мероприятий и её соответствия поставленным задачам (заключительный этап репутационного менеджмента). Таким образом, сравнивая результаты комплексных исследований начального и финального этапов, можно определить действенность и адекватность  предлагаемой нами технологии политического репутационного менеджмента, построенной на основе предлагаемой модели психологической структуры репутации .

В качестве объектов оценки выступали телевизионные образы следующих политических лидеров Ярославской области: А.Лисицына (губернатора области), В.Волончунаса (мэра г. Ярославля), В.Вахрукова (председателя Государственной Думы Ярославской области, партия «Яблоко»), В.Корнилова (первого секретаря Ярославского обкома КПРФ). Для получения семантического описания эталонных объектов (образцов), с которыми можно соотносить своеобразие семантики восприятия конкретных политических лидеров, респондентам было предложено оценить также репутацию абстрактных образов “идеального политического лидера” и “плохого политического лидера”.

Шкалы заполняли около 80 (во втором исследовании – 120) человек. Проведено 300  (во втором исследовании 360) измерений структуры репутации политиков в трех группах: 1) интеллигенция города г. Ярославля; 2) рабочие г. Рыбинска;  3) сельские жители Пошехонья.

Во всех  группах  Ярославской области были выявлены те же самые семантические  факторы, по которым строятся представления о политических лидерах, что и в  группах других регионов. В то же время  для каждой группы существует свой, характерный для нее паттерн семантических  факторов, описывающий репутацию политика. В группе «интеллигенция»: «Нравственно-этическая позиция»; «Сила личности»; «Выразительность самопрезентации»; «Коммуникативная установка»; «Религиозность»; «Маскулинность-феминность». В группе «рабочие»: «Сила личности»; «Предназначение власти», Нравственно-этическая позиция; Выразительность самопрезентации; «Коммуникативная установка»; «Религиозность». В группе «сельские жители»: «Сила личности»; «Нравственно-этическая позиция»; «Предназначение власти»; «Выразительность самопрезентации»; «Религиозность» (см. диаграммы).

Примеры диаграмм, иллюстрирующих результаты психосемантического шкалирования некоторых групп Ярославской обл.

москвичей-экспертов (специалистов в области политической рекламы и PR)( см. табл. 3.19) Экспертная оценка в нашем исследовании носит верификационный и критический характер по отношению к полученным данным в основных группах. Оценку экспертов можно интерпретировать как своего рода предсказание результатов исследования или эталон оценки репутации политического лидера. При этом интересно видеть, что в групповом сознании экспертов выявляется классическая модель репутации реконструированная нами в результате многолетних экспериментов. В данной группе выявлены следующие факторы (см. табл. 3.19):

- ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ ВЛАСТИ

- СИЛА ЛИЧНОСТИ

- ВЫРАЗИТЕЛЬНОСТЬ САМОПРЕЗЕНТАЦИИ

- СТИЛЬ РУКОВОДСТВА

- РЕЛИГИОЗНОСТЬИсследования, проведенные через год в рамках четвертого этапа репутационного менеджмента, показали произошедшие планируемые  изменения в восприятии электоратом, как отдельных политиков, так и обобщенных образов «хорошего» и «плохого политика».

Для группы “интеллигенция” наиболее характерные изменения в структуре репутации после проведения репутационного менеджмента следующие: 1) на первый план выходит фактор «Предназначение власти» по сравнению с фактором «Нравственно-этическая позиция»; 2) психологическая структура в целом упрощается, характеристики факторов «Выразительность самопрезентации» и «Сила личности» проявляются одновременно в названных факторах (другими словами,  силу личности политика интеллигенция склонна оценивать через выразительность его образа); 3) фактор “Религиозность” изменил свое содержание. Изменения произошли и в представлениях об идеальном политике: ранее в образе «идеального политика» ведущими были черты: “хороший хозяин”, “надежный”, “трудолюбивый”, теперь же: “сильный”, “убедительный”, “любящий землю”.  В репутации “плохого политического лидера”  значимы были характеристики: “далек от народа”, “чужой”, “эгоист”, они сменились характеристиками: “неорганизованный”, “безответственный”, “глупый”. Т.о. до проведения политического репутационного менеджмента главным качеством в политике были надежность, чувство, что он «свой» и способность быть хорошим хозяином. Под влиянием репутационного менеджмента основными характеристиками сильного политика стали его убедительность и  компетентность как руководителя. Самым важным изменением оказалось более дифференцированное представление о каждом из политических лидеров по сравнению с оценками годичной давности.

Для группы “рабочие г. Рыбинска” характерны следующие изменения:

1) упрощение психологической структуры репутации политического лидера; 2) переструктурированным оказалось содержание факторов (качества, присущие фактору «Предназначение власти» перешли в смысловое поле фактора «Сила личности» с акцентом на способности быть толковым руководителем. Получилось, что быть “своим” по отношению к людям стало менее значимым, чем быть толковым, умным и надежным руководителем); 3) более содержательным  стал фактор «Выразительность самопрезентации»; 4) из содержания репутации политического лидера выпала “сентиментальность” (симпатичный, верующий, душевный), но появился рационализм и практичность (независимый, прогрессивный, ответственный). В течение 1999-2000 гг. нами было проведено два исследования репутации местных политических лидеров в общественном сознании  различных групп электората Ярославской области. Первое исследование проводилось в 1999 г. и являлось констатирующим (аналитическим) по отношению к представлениям о политических лидерах, которые стихийно сложились у электората, в т.ч. и  под воздействием материалов СМИ – т.е. представляло собой проработку первого этапа репутационного менеджмента.  Затем на протяжении более чем полугода нами были организованы и проведены мероприятия и процедуры репутационного менеджмента по отношению к персоне А.Лисицына, являющегося действующим губернатором Ярославской области и одним из четырех претендентов на эту должность на новый срок.

Второе исследование проводилось в 2000 г. с целью выявления динамики структуры репутации политических лидеров в зависимости от проведенных мероприятий и её соответствие поставленным задачам. Это исследование представляло собой четвертый заключительный этап репутационного менеджмента. Таким образом, сравнивая результаты комплексных исследований начального и финального этапов, мы имеем возможность определить действенность и адекватность  предлагаемой нами технологии политического репутационного менеджмента, построенной на нашей модели психологической структуры репутации.

В качестве объектов оценки выступали телевизионные образы следующих политических лидеров Ярославской области, актуально представленные в местных СМИ на момент исследования: А.Лисицына (губернатора области), В.Волончунаса (мэра г. Ярославля), В.Вахрукова (председателя Государственной Думы Ярославской области, партия «Яблоко»), В.Корнилова (первого секретаря Ярославского обкома КПРФ). Для получения семантического описания эталонных объектов (образцов), с которыми можно соотносить своеобразие семантики восприятия конкретных политических лидеров, респондентам было предложено оценить также репутацию абстрактных образов “идеального политического лидера” и “плохого политического лидера”.

Шкалы заполняли около 80 представителей электората Ярославской области, различного уровня образования, социального и профессионального состава. Проведено 300 измерений структуры репутации политиков в трех группах: 1) интеллигенция города г. Ярославля; 2) рабочие г. Рыбинска;  3) сельские жители Пошехонья. Для обработки полученных данных использована статистическая программа EXPAN.

Сравнительный анализ психологической структуры  репутации политиков в различных социальных группах Ярославской области в 1999 и 2000 гг.

Анализ соотношения профилей репутации политических  лидеров показывает, что все пять выделенных факторов являются существенно дифференцирующими по отношению к Обращает на себя внимание тот факт, что сами категории и их смысловое содержание не претерпели изменений с 1999 до 2000 года. Однако структура в целом модифицировалась, что выражается, прежде всего, в изменении порядка шкальных значений в каждой категории–факторе. Так, например, в категории–факторе “Сила личности”, выявленной в 2000 году, появилась шкала “умный”, которой не было в 1999 году. Изменилась также величина дисперсии, которую объясняет фактор: она увеличилась с 13.1% до 16.7%. Наблюдаются также изменения в порядке выявленных факторов, описывающих репутацию политиков после проведения мероприятий репутационного менеджмента. В частности, в сознании жителей района Пошехонье категория порядочности политика, оценка его близости к народу и способности заботиться о людях вышла на первый план (в факторе Патернализм),  что как мы помним, и было одной из задач репутационного менеджмента по фактору Предназначения власти. Одновременно доля объясняемой данной категорией–фактором дисперсии после проведения мероприятий репутационного менеджмента существенно повысилась с 22.4% до 33.4%. Можно заметить, что конкретные мероприятия репутационного менеджмента привели к существенным планируемым изменениям в репутации политиков по фактору Предназначение власти.

Для группы “Интеллигенция г. Ярославля” наиболее характерные изменения после проведения репутационного менеджмента следующие:

на первый план выходит категория “Предназначение власти” по сравнению с категорией “Нравственно-этическая позиция”;

психологическая структура в целом упрощается, характеристики факторов “Выразительность самопрезентации” и “Сила личности” проявляются одновременно в названных факторах (другими словами  силу личности политика интеллигенция склонна оценивать через выразительность его образа);

категория–фактор “Религиозность” изменило свое содержание (см. содержание факторов).

Для группы “Рабочие г. Рыбинска” характерны следующие изменения:

упрощение психологической структуры репутации политических лидеров, однако, в большей степени это можно отнести к первому фактору («Сила личности»).

Репутация “идеального политического лидера”, в соответствие с планируемыми изменениями, стала более разносторонней, в нее вошли когнитивные качества, нравственно-этические, волевые, в то время в ранее существовавшей репутации  в довольно обобщенном виде выделялись лишь опора на собственные силы и хозяйственность. Профиль “плохого политика”  несколько расширился за счет качеств, характеризующих неуверенность, отсутствие интеллекта и уважения к собеседнику.;

переструктурированным оказалось содержание категорий–факторов (качества, присущие категории “Предназначение власти” перешли в смысловое поле фактора “Сила личности” с акцентом на способности быть толковым руководителем. Получилось, что быть “своим” по отношению к людям стало менее значимым, чем быть толковым, умным и надежным руководителем);

более содержательным с точки зрения смысла стал фактор “Выразительность самопрезентации” (см. содержание факторов);

из содержания репутации политического лидера выпала “сентиментальность” (симпатичный, верующий, душевный), но появился рационализм и практичность (независимый, прогрессивный, ответственный).

Для группы “жители Пошехонья (сельская местность)” характерны следующие изменения в психологической структуре репутации (табл.1, 2):

1) изменение в содержании и порядке факторов. Так, в 1999 году на первом месте был фактор «Сила личности»,” (26.4% объясняемой дисперсии), далее по порядку «Нравственно-этическая позиция»,” (22.4%), «Предназначение власти»(9.8%), «Выразительность самопрезентации»(5.5%), «Религиозность».” (4.9%). В 2000 году принципиально значимым становится «Предназначение власти»,”) (33.4%), «Сила личности», при этом” (15.7%), несколько снижены значения факторов «Коммуникативная установка»,” (6.0%), «Выразительность самопрезентации» (5.4%) и «Стиль руководства»;” (5.2%); 2) произошла модификация структуры репутации политического лидера: она приобрела более четкие семантические характеристики эффективного руководителя с акцентом на силу ума и предприимчивость; 3) характеристики фактора «Выразительность самопрезентации» проявились в факторе «Сила личности». Анализ соотношения профилей репутации политиков в данной группе  показывает, что максимально значимыми для респондентов оказались качества “порядочности” (отношение к земле, к людям), “выразительности” (оптимизм и вера) и “мужественности”. 

“Идеальная” репутация  и репутация «плохого политика»  сохранила свою структуру. В образе «идеального политика» несколько сместились акценты с характеристик “силы” на характеристики «порядочность» (через отношение к людям, к земле) и «выразительность».

Табл.1.  Психологическая структура репутации политического лидера в группе «Сельские жители Пошехонья»

(Ярославская область, 1999г.)

(проценты показывают объем дисперсии, объясняемый фактором; «вес» обозначает смысловой вклад каждой шкалы в общее содержание фактора).

Фактор 1  Сила личности  26,4%

вес

Фактор 2  Нравственно-этическая

позиция  22,4%

вес

Фактор 3  Предназначение власти

9%

вес

Твердый – мягкотелый

Сильный – слабый

Энергичный – вялый

Решительный – нерешительный

Сексуальный – несексуальный

Предприимчивый – непредприимчивый

Убедительный – неубедительный

Трудолюбивый – ленивый

80

79

76

72

71

68

67

66

Вежливый – грубый

Добрый – злой

Порядочный – непорядочный

Душевный – черствый

Интеллигентный – неинтеллигентный

Заботящийся о других – эгоист 

84

82

75

75

72

65

Отец отечества – выборный чиновник

Прогрессивный – консервативный

Близок к народу – далек от народа

Заботящийся о других – эгоист

Справедливый – предвзятый

Свой – чужой

74

48

48

46

45

45

Фактор 4 Выразительность

самопрезентации   5,5%

вес

Фактор 5 Религиозность  4,9%

вес

Артистичный – неартистичный

Раскрепощенный – напряженный

79

57

Верующий – атеист

Жесткий – гибкий

Хитрый – бесхитростный

68

54

53

Табл.2 Психологическая структура репутации политического лидера в группе «Сельские жители Пошехонья»

(Ярославская область, 2000г.)

(проценты показывают объем дисперсии, объясняемый фактором; «вес» обозначает смысловой вклад каждой шкалы в общее содержание фактора).

Фактор 1 Предназначение власти 33,4%

вес

Фактор 2

Сила личности  15,7%

вес

Фактор 3 Коммуникативная

установка  6,0%

вес

Порядочный – непорядочный

Толковый руководитель – безответственный

Заботящийся о других – эгоист

Хороший хозяин – плохой хозяин

Умный – глупый

Близок к народу – далек от народа

Справедливый – предвзятый

Надежный – ненадежный

82

81

81

81

78

78

77

75

Раскрепощенный – напряженный

Оптимист – пессимист

Верующий – атеист

Остроумный – неостроумный

Сильный слабый

Решительный – нерешительный

65

64

64

63

63

63

Бесхитростный – хитрый

Откровенный – скрытный

78

68

Фактор 4 Выразительность  самопрезентации 5,9%

вес

Фактор 5

Стиль руководства

5,2%

вес

Сексуальный – несексуальный

Артистичный – неартистичный

72

60

Жесткий – гибкий

Хулиган – зануда

Твердый - мягкотелый

67

59

43

Сравнительный анализ психологической структуры репутации политиков в различных социальных группах Ярославской области в 1999 и 2000 гг. показывает, что сами выделенные факторы и их смысловое значение не претерпели изменений. Однако изменился состав факторов, представленный в виде входящих в него шкал. Так, например, в факторе «Сила личности», выявленной в 2000 году, появилась шкала “умный”, которой не было в 1999 году. Изменилась также величина дисперсии, которую объясняет фактор: она увеличилась с 13.1% до 16.7%. Произошли  существенные планируемые изменения в репутации политиков по фактору «Предназначение власти».

Таким образом, Резюмируя, мы видим, что применение мероприятий репутационного менеджмента на основе предложенной нами концепции структуры репутации приводит к значительным и прогнозируемым изменениям в репутации политического лидера. Эти изменения заключаются в заданной модификации структуры репутации политического лидера в сознании разных групп электората, а также в перераспределении психосемантических оценок репутации конкретных политиков относительно друг друга в  групповом сознании.

В заключении рассматривается психологическая модель репутации как социального представления.

В коллективном сознании и бессознательном группы политическая судьба лидера формируется как мифологический сценарий развития личности героя, получающего исторический шанс приблизить свою социальную группу к эпохе «золотого века», при этом формируются некие ожидания, представления о персоне желаемого лидера.  Эти ожидания и представления наиболее полно идентифицируются с категорией репутации идеального политического лидера и проявляются в репутации конкретных политических лидеров.

В предлагаемой психологической модели репутации (рис.2) представлены две системы отношений: отношения субъектов социально-политической коммуникации и отношения структурных элементов репутации как социального представления. В ней выделяются 1) собственно составляющие репутации (девять психосемантических факторов); 2) формы презентации, существующие в общественном сознании (миф, легенда, ритуал, миссия); 3) социальный смысл репутации или личностное отношение членов группы к лидеру («вера в миссию политического лидера», «надежность политического лидера», доверие к политическому лидеру», «поддержка политического лидера»).

Сложная структура репутации включает как содержательные, так и формальные (внешние) характеристики. В содержательной составляющей репутации выделяется фактор понимания «Предназначения власти (патернализм)», который может быть представлен через идеологию как систему социально значимых идей и ценностей, сообщающую всей деятельности в социально-политической сфере целевую направленность и таким образом придающую ей смысл. Для электората тип идеологии, реализуемый политиком, репрезентирует возможность определения вектора социального развития. Приверженность разных групп электората той или иной идеологии означает для них возможность осознанного выбора собственного  будущего, соучастие в его реализации через выбор лидера – носителя этой идеологии и тем самым повышение избирательной активности, социальной и общественно-политической мобилизации и гражданской ответственности. Другими словами смысл, заключенный в содержательной части репутации политического лидера, выражается для электората в актуализации, а также выборе и присвоении образа желательного будущего и может формироваться путем применения политического репутационного менеджмента.

Приверженность лидера идее отражается в миссии лидера, которая представляет собой основную цель деятельности политического лидера в контексте политических, экономических и социальных задач, решаемых государством, которые непосредственно связаны с реализацией первостепенных нужд и чаяний народа. При этом возложение на себя политическим лидером той или иной миссии органично вытекает из особенностей его жизненной позиции, личностных задач и является ответственным, осознанным и произвольным поступком.

Следующим содержательным фактором репутации является «Сила личности», которая олицетворяет волю к победе и способность переносить все удары судьбы на пути к поставленной цели при исполнении миссии. «Сила личности» представлена в пространстве политического взаимодействия через личную легенду лидера, как индивидуальный сценарий социализации личности лидера. Под личной легендой понимается такой компонент репутации, который представляет собой особенным образом организованную и проинтерпретированную биографию субъекта, его поступки, личные достижения, дела, которые репрезентируют разные стороны и качества его личности.

Дополнительными содержательными характеристиками репутации являются: «Нравственно-этическая позиция», «Религиозность» и «Тип мышления (рационализм)». Эти качества ответственны за уверенность в себе, олицетворяют силу духа, интуицию и способность повести за собой людей под флагом политической идеи. Именно «Нравственно - этическая позиция» лидера способствует зарождению доверия к вождю, а «Религиозность» – веры в его миссию.

Внешняя составляющая репутации политического лидера представляет собой совокупность выразительных признаков, соответствующих (или противоречащих) ее содержательной части. Это индивидуальные особенности, считываемые с внешнего облика  (пол, возраст, состояние здоровья,  а также  особенности одежды, прически и т.д.). Значительная часть факторов репутации описывает ожидание масс по отношению к характеру самопрезентации личности социуму через индивидуальный стиль общения («Коммуникативная установка») и «Стиль руководства». Эту сторону выразительности образа политического лидера подробно рассматривали в своих работах Ю.М.Жуков (1990,2004), Л.А.Петровская (1996,1999), Г.М.Андреева (1988,2000), В.А.Лабунская (1985), Е.Б.Шестопал (2000, 2004), Л.В.Матвеева (2000). Выразительность самопрезентации  как умение работать с жестом, символом и словом в социально-политической коммуникации реализуется через ритуалы разного характера и длительности. «Стиль руководства» воспринимается электоратом как социальная ответственность, а «Открытость» (коммуникативная установка) дает возможность завершить построение политического мифа.

Степень согласованности двух составляющих репутации определяет как степень  устойчивости репутации (что можно рассматривать как одну из задач работы с политическим лидером), так и степень харизматичности политика.

В социально-политической коммуникации взаимодействуют различные группы субъектов. Для нас важны отношения политического лидера как носителя власти и электората. Политический лидер предстает в социально-политической коммуникации на различных уровнях – биологическом уровне, личностном, социальном и трансцендентном.

На биологическом уровне определяется природная уникальность конституции, здоровья, силы, энергии, красоты, выраженности маскулинно-феминных черт (сексуальность), что в глазах различных социальных групп создает впечатление эмоциональной привлекательности, симпатичности.

На личностном уровне выделяются такие качества, как мотивация стремления к власти, сила воли, личная храбрость, компетентность, нравственно-этическая шкала ценностей, интеллект, открытость новому опыту, стиль общения и особенности средств самовыражения. Личностные качества претендента на власть дают основание представителям электората сформировать впечатление об одной из важнейших прототипических характеристик политического лидера – можно ли доверять этому человеку власть, а вместе с ней и свое будущее. Личностные характеристики также позволяют оценить человечность, справедливость, доброту политического лидера и одновременно его способность удержать власть, сформировать партию, выработать адекватную программу, убедить в своей правоте сторонников и оппонентов. 

На социальном уровне политический лидер предстает как носитель определенного политического мировоззрения, понимания смысла и предназначения власти в обществе, отношения к народу, к стране, к ресурсам, собственности, компетентности в социальных коммуникациях, в политической культуре, со стороны его приобщения к культурным ценностям своей страны и всего мира. С этого уровня власти производится впечатление ответственности лидера перед обществом, уважения к традициям и ценностям народа, а также компетентности в управлении ресурсами – у электората возникает желание оказать поддержку тем политическим, экономическим и социальным программам, которые предлагает политический лидер.

На трансцендентном уровне политический лидер  демонстрирует свое отношение и причастность к духовной культуре своего народа, к героическому и постыдному прошлому нации, к традиционным конфессиям государства, отношение и участие в сакральных народных мистериях, а также особую связь с наиболее уважаемыми и компетентными членами правящей, духовной, научной, культурной и военной  элиты в обществе. Со стороны электората это воспринимается как мудрость, опыт, авторитет, могущество, способность вести за собой людей, умение предугадывать будущее, жертвенность, альтруизм, бескорыстие, открытость и бесхитростность или те же качества с негативным оттенком.

Ряд  факторов, а именно – «Маскулинность-Феминность», «Нравственно-этическая позиция», «Стиль руководства» и «Тип мышления», «Религиозность» воплощают собой тот или иной уровень репутации в чистом виде. Например, «Религиозность» относится к трансцендентному аспекту репутации и со стороны социума превращается в веру в миссию политического лидера и формирует его авторитет (право говорить от себя лично без доказательства этого права). «Нравственно-этическая позиция» соотносится с личностным уровнем репутации и вызывает  у людей чувство доверия и уважения к политику. То же - в отношении «Маскулинности-Феминности», «Стиля руководства» и «Типа мышления». Другие факторы вбирают в себя содержание двух уровней репутации, к ним относятся: «Коммуникативная установка», «Сила личности», «Выразительность самопрезентации», «Предназначение власти». На пересечении трансцендентного и биологического уровней оказывается фактор «Коммуникативной установки», представляющий собой глубинную личностную установку на взаимодействие с миром и реализующийся в социуме в мифе о герое (политическом лидере). На пересечении биологического и личностного уровней – «Сила личности», фактор физической, интеллектуальной и политической мощи, харизматический фактор, проявляющийся в легенде как индивидуальном сценарии социализации личности. «Выразительность  самопрезентации»  вбирает  в  себя  личностный и социальный уровни и воплощается во всевозможных ритуалах,  поддерживающих статус и коммуникации лидера. Наконец, «Предназначение власти» оказывается на стыке социального и трансцендентного уровней и логически оказывается выраженным в миссии политического лидера как главной цели всей его деятельности и служения. Следует подчеркнуть, что «несущей» смысловой осью всей модели оказывается ось «Предназначение власти» (миссия) – «Сила личности» (легенда)». Именно эти два фактора максимально значимы как при оценке «идеального политика», так и при оценке репутации реального политического деятеля.

На основе предложенной модели репутации можно обозначить восемь функций репутации политического лидера в социально-политической коммуникации:

Функция социальной оценки, исходя из которой, политический лидер оценивается, как "плохой" или "хороший".

Функция отношения, на основе которой можно оценить дистанцию между политическим лидером и его электоратом.

Функция связи, посредством которой происходит коммуникация между субъектами власти.

Функция прогнозирования - возможность предсказывать на основе содержания репутации поведение политического лидера в различных ситуациях.

Функция регуляции - человеку, обладающему репутацией, люди готовы делегировать полномочия в принятии решений в социально значимых ситуациях.

Функция стратификации - репутация человека позволяет ему и его сторонникам претендовать на определенный статус в социальной иерархии.

Функция мобилизации – позволяет организовать и направлять  социальную (политическую, гражданскую) активность.

Функция стабилизации, благодаря которой поддерживается неизменность отношений "народ - власть".

По мере развития современного информационного социума наблюдается расширение функций репутации и усложнение ее структуры. И если сорок пять лет назад С. Московичи называл социальные представления «современным эквивалентом» мифов и верований, то сегодня мы можем говорить  о том, что категория репутации позволяет описать мифы и верования современных социально-политических коммуникаций в научных традициях наших дней.

Предложенная психологическая модель репутации политического лидера  может быть использована при анализе взаимодействия политического лидера и электората, для  прогнозирования политического поведения политика и его политической жизни, а также в технологии политического репутационного менеджмента, как  механизма влияния на социальные группы в области социально-политических коммуникаций, оставаясь в рамках психологической этики.

Выводы:

1. Феномен политического лидерства в социально-политической  коммуникации  наиболее адекватно может быть представлен категорией репутация. Категория репутации предоставляет новые объяснительные возможности в решении проблемы отражения политического лидера в общественном сознании по сравнению с категориями «образ» и «имидж». Категория «образ» имеет общефилософское значение, и в этом смысле не отражает особенностей социально-политической коммуникации. Категория «имидж» употребляется в разнообразных смыслах, понимаемое то, как полный синоним «образа», то, как  символическое отражение объекта. Однако при анализе социально-политической коммуникации значима содержательная оценка надежности политического лидера, идеологическое наполнение его политической деятельности, которая и содержится в категории «репутация». Данный подход позволяет в новом свете подчеркнуть активность всех субъектов социально-политической коммуникации.

2.  Репутация политического лидера является многофункциональным социальным представлением, устойчивым и инвариантным по структуре, которое формируется и функционирует в пространстве групповой и межгрупповой коммуникации, выполняя такие важные функции, как социальная оценка, функция отношения, связи, прогнозирования, регуляции, стратификации, мобилизации и стабилизации.

3. Психологическая модель репутации политического лидера выступает как многоуровневая система, включающая фигуру лидера, информационное пространство социально-политической коммуникации, формы репрезентации репутации политического лидера в общественном сознании и социальный смысл репутации. Выявленная структура репутации политического лидера отличается целостностью и устойчивостью, которая проявляется вне зависимости от условий проведения исследования, нюансов методической разработки и особенностей тех или иных групп респондентов, включая место жительства.

4. В репутации политического лидера выделяются следующие факторы, составляющие содержание репутации как социального представления: «Предназначение власти», «Сила личности», «Нравственно-этическая позиция», «Религиозность», «Стиль руководства», «Тип мышления», «Коммуникативная установка», «Выразительность самопрезентации»,  «Маскулинность-Феминность».

5.  Ядро репутации в групповом психосемантическом пространстве образуют факторы «Предназначение власти», «Сила личности», «Нравственно-этическая позиция» и «Религиозность». Эти факторы описывают содержательную сторону репутации политического лидера. «Предназначение власти» представлена через идеологию, сообщающую всей деятельности в социально-политической сфере целевую направленность. «Сила личности» включает в себя волевую регуляцию поведения, энергетический потенциал личности, способность достигать поставленные цели. «Нравственно-этическая позиция» описывает моральные ценности политика. «Религиозность» отражает отношение политического лидера к религии.

Внешне-динамическую характеристику репутации составляют  факторы «Коммуникативная установка» (искренность-неискренность, открытость-закрытость), «Стиль руководства» (гибкость-жесткость), «Тип мышления» (эмоциональный-рациональный), «Выразительность самопрезентации» (как умение работать со словом и жестом),  «Маскулинность-Феминность» (половая идентификация).

6.  Данная структура репутации политического лидера репрезентирует  все уровни, на которых политический лидер предстает в социально-политической коммуникации: биологический уровень, личностный, социальный, трансцендентный. «Предназначение власти» находится на стыке социального и трансцендентного уровней и выражается в миссии политического лидера как главной цели его деятельности. «Сила личности» сочетает в себе социальный и биологический уровни и проявляется в легенде как индивидуальном сценарии социализации личности. «Коммуникативная установка», как глубинная личностная установка на взаимодействие с миром, находится на пересечении трансцендентного и биологического уровней, реализуясь в социуме как миф о герое (политическом лидере). «Выразительность самопрезентации» вбирает в себя личностный и социальный уровни и воплощается в ритуалах, поддерживающих статус и коммуникации лидера. «Религиозность» относится к трансцендентному уровню репутации, «Нравственно–этическая позиция» характеризует личностный уровень,  «Стиль руководства», «Тип мышления» - социальный уровень. Эти факторы свидетельствуют о социальной ответственности лидера, способствуют формированию доверия к нему, веры в его миссию. Таким образом, мы можем рассматривать такие формы презентации репутации в общественном сознании, как миф, легенда, ритуал, миссия.

7.  Структура репутации политического лидера имеет  национальные и социально – демографические особенности, отражает  особенности различных социальных и этнических групп. В ходе исследования были выявлены межгрупповые различия в значимости разных характеристик репутации политического лидера при сохранении общей структуры репутации. На метафорическом уровне для групп интеллигенции значимы свобода совести, профессионализм; для групп рабочих – прямота, сила; для сельских жителей – душевность, хозяйственность; для пенсионеров  – забота, патриотизм; для молодежи – выразительность, харизматичность политика.  Исследование, проведенное в Республике Казахстан, показало  большую значимость по сравнению с данными российских групп в репутации политического лидера характеристик заботы, силы как богатства, сочетание щедрости и жесткости, что можно рассматривать как некоторые особенности патриархального национального  менталитета.

8.  Представление о репутации «идеального политического лидера» позволяет давать сравнительные оценки репутации реальных  политических лидеров в соответствии с выделенной структурой репутации политического лидера. Благодаря этому можно выделять общественные ожидания разных социальных групп к политическому лидеру на всех уровнях, которые репрезентируют факторы, составляющие репутацию политического лидера согласно предлагаемой модели (биологическом, личностном, социальном, трансцендентном).

9. На основе предлагаемой модели репутации политического лидера разработана  нормативная технология политического репутационного менеджмента, позволяющего определять способ и характер направленного воздействия по формированию и изменению репутации политического лидера в социально-политической коммуникации. Идеология репутационного менеджмента подразумевает, прежде всего, работу с базовыми содержательными составляющими репутации, в отличие от «имиджмейкерства», преимущественно работающего с внешней выразительностью, символическим маркированием политика. Репутационный политический менеджмент состоит из следующих блоков: аналитический, креативный, технологический и блок формирования обратной связи. Представлена совокупность целей и процедур, реализуемых в каждом блоке. В соответствии с предлагаемой моделью репутации политического лидера репутационный менеджмент предполагает анализ актуального состояния общественного сознания, конструирование на этой основе параметров желаемой репутации (создание в том числе «несущей метафоры репутации»), создание личной истории, создание политической мифологии как героической истории, создание фреймов эффективной коммуникации с различными политическими субъектами. Принципиально значимой составляющей репутационного менеджмента является влияние на репутацию политического лидера через необходимые изменения в его деятельности (профессиональной, коммуникативной) в соответствии с выявляемыми актуальными общественными потребностями.

10.  Созданный на основе авторской модели репутации политического лидера репутационный менеджмент был успешно апробирован в реальных политических кампаниях: под его влиянием наблюдается динамика содержания составляющих репутации политического лидера в планируемом направлении. Эти изменения заключаются в заданной модификации структуры репутации политического лидера в сознании разных групп электората, а также в перераспределении оценок репутации конкретных политиков относительно друг друга в  групповом сознании.

Репутационный менеджмент  подтверждает практическую значимость предлагаемого нового теоретического направления в изучении закономерностей восприятия субъектов социально-политической коммуникации.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

Научное издание:

  1. Психология репутации //М., «Наука», 2005. 291с. 18,5 п.л.

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах, выпускаемых в Российской федерации и доклады на международных конференциях:

  1. Психология репутации// «Мир психологии», 2006, № 3. 0,6 п.л.
  2. Восприятие политического лидера//Вестник МГУ. Сер.14. Психология. 2006. №4.0,7 п.л. (В соавторстве с Матвеевой Л.В., Каравановой Е.Е., Мочаловой Ю.В.)

  4.  Репутация: выбор политика как выбор желаемого будущего // Международный форум РАН «Проекты будущего: междисциплинарный  подход», Москва,16-19 октября 2006. 0.2 п.л.

  5. Репутация лидера в политической коммуникации //Материалы международной  конференции «Психология общения 2006: на пути к энциклопедическому знанию», Москва,19-21 октября 2006. 0,5 п.л.

6. К проблеме восприятия телевизионного образа политического лидера. // Вестник МГУ. Сер.14. Психология. 2003. №4 . С.15-29. 0,7 п.л. (В соавторстве с Л.В.Матвеевой).

  1. Отражение особенностей восприятия человеком телевизионных стимулов разной эмоциональной направленности в динамике амплитуды частотного спектра КГР ( совместно с Л.В.Матвеевой, А.Н. Гусевым, Ю.Я.Лобкаевым и др.)// Ученые записки кафедры общей психологии МГУ им. М.В.Ломоносова. М., 2002. С.258-279. 0,9 п.л.
  2. Категория репутации в политическом общении.//Тезисы докладов Международной конференции РАО «Психология общения 2000: проблемы и перспективы». 25-27 октября, 2000. М., УМК Психология. С.150-151, 0,1 п.л.

9. Репутация политического лидера как результат социальной рефлексии.// Тезисы IY Международного симпозиума «Рефлексивные процессы и управление».М., 2003.С.62-64. 0,2 п.л.

  10. Психологическая модель репутации в системе политических  коммуникаций.// Материалы международной научной конференции  «Психология власти». С.-П., 2005.С.22-34.  0,9 п.л. 

Научные статьи и тезисы докладов на конференциях:

11. Психологические аспекты репутационного менеджмента.// Материалы межвузовской научно-практической конференции «Социальная психология сегодня: наука и практика», С.-П., 2006. 0,1 п.л.

12. Феномен репутации в политическом взаимодействии. //Тезисы Всероссийской научно-практической и методической конференции «Современные проблемы прикладной психологии», Ярославль, 24-26 октября 2006. 0.2 п.л

13.  Структура репутационного менеджмента // Томск,14-18 ноября 2006. 0,3 п.л.

14. Имидж  и репутация: сходство и различие.  //Журнал «Советник»,  2006. №5 .  0,4 п.л.

15. Телевизионный образ политического лидера как результат репутационного менеджмента.// Материалы Всероссийской конференции «Психология и ее приложения». Ежегодник РПО. М.2002.Т.9.В.2.С.426-427. 0,1 п.л.

16. Физиологические корреляты семантических оценок при восприятии сложных телевизионных изображений. (В соавторстве с Л.М. Матвеевой и др.).// Психология субъективной семантики в фундаментальных и прикладных исследованиях. Материалы научной конференции, посвященной 60-летию со дня рождения Е.Ю.Артемьевой. М., 2000. С. 60-62. 0,2 п.л.

17. Ответственность несет советник. Советчик ее не выносит.//Журнал «Советник».1999.№5.

18. Дикий рынок для связей с общественностью не годится.//Журнал «Советник». 2000.№1

19. Поражение ОВР на выборах: технология или идеология.// «Рекламный мир».2000.№1.

20.  Нечего на зеркало пенять. // Журнал «Власть». 2002.№9.

21.  Тень  - опасный противник.//Журнал «Советник». 2003.№4. 




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.