WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

САРАЕВА НАДЕЖДА МИХАЙЛОВНА

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ И ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПСИХИКИ ЧЕЛОВЕКА, ПРОЖИВАЮЩЕГО НА ЭКОЛОГИЧЕСКИ НЕБЛАГОПОЛУЧНОЙ ТЕРРИТОРИИ

Специальность: 19.00.01 – общая психология, психология личности, история психологии

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук

Москва 2010

Работа выполнена на кафедре психологии и педагогики филологического факультета Российского университета дружбы народов

Научный консультант:

доктор психологических наук, профессор Панов Виктор Иванович

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор АГАПОВ Валерий Сергеевич Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации доктор психологических наук, профессор ЗАБРОДИН Юрий Михайлович Московский городской психолого-педагогический университет доктор психологических наук, профессор ПРИХОЖАН Анна Михайловна Российский государственный гуманитарный университет

Ведущая организация:

Институт психологии Российской академии наук

Защита диссертации состоится 18 июня 2010 г. в 10.00 ч. на заседании диссертационного совета Д 212.203.22 при Российском университете дружбы народов по адресу: 117198, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, д. 6, зал № 1.

С диссертацией можно ознакомиться в Учебно-научном информационнобиблиотечном центре (Научной библиотеке) Российского университета дружбы народов.

Автореферат диссертации размещен на сайтах www.vak.ed.gov.ru, www.rudn.ru.

Автореферат диссертации разослан «___» _____________ 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат педагогических наук, доцент В. Б. Куриленко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования определяется необходимостью сохранения в условиях глобального экологического кризиса физических и психических возможностей человека, составляющих, по большому счету, главный ресурс развития любой страны, основу и гарантию ее социальной безопасности. Утрата или ослабление этих возможностей происходит не только в результате мощного «разового» поражения человека средовыми факторами экстремального характера во время природных или техногенных катастроф. Более 60 % населения России [Гичев, 2002] проживает в регионах экологического неблагополучия (РЭН), где естественные и антропогенные «загрязнения»,1 не являясь по интенсивности экстремальными, настолько серьезны, что приводят к экологической деформации природной (физической) среды, которая наряду с социальными условиями является важнейшим фактором жизненной среды человека.

По этой причине природная среда становится неадекватной генофенотипическим свойствам человека [Казначеев, 1980] или, точнее, не вполне адекватной. Последствия длительного воздействия на психику человека такой природной среды на территориях, экологическое неблагополучие которых связано с природно-климатическими условиями и профилем хозяйственной деятельности, нуждаются в специальном анализе.

Эта проблема относительно давно осознана специалистами. Однако на сегодняшний день в достаточной мере разработаны лишь медико-биологические ее аспекты.

Осуществлен анализ изменений функционирования организма, отклонений в физическом и психическом здоровье детей и взрослых на указанных территориях [Агаджанян и др., 1998; Амлаев, 1999; Боев, 1990; Буторина, 2000; Вельтищев, Фокеева, 1996;

Гичев, 2003; Говорин и др., 2003; Ермолаева, 2006; Исаева, 2007; Рудюк, 2005; Сердцев, 2001; Тимофеев-Ресовский, 1962; Толстов, 2005 и другие].

Психологических работ, в которых специально исследуются показатели психической деятельности (в границах нормального развития) людей, проживающих на территориях экологического неблагополучия, явно недостаточно. При общем признании значимости задачи выяснения последствий влияния экологического неблагополучия на психику человека исследователи решают ее на разных методологических основаниях, определяющих и разные, порой противоречивые, выводы исследований. Реализуются разнородные – преимущественно монофакторный, иногда комплексный (но не системный) – подходы к изучению влияния экологического неблагополучия на психику человека. Эти подходы, характеристика которых дана ниже, представляют собой локальные, неполные варианты психологического анализа такого влияния. Оправданные конкретными задачами, они фиксируют сам факт влияния (изменения, снижения показателей психической деятельности людей в РЭН). Но факторы, «мишени», степень и последствия влияния представляются исследователям по-разному.

Не подвергая сомнению значимость проведенных исследований, отметим, что требуется расширение «ограниченного теоретического горизонта» [Ошанин, 1973].

Назрела необходимость в обобщении, объяснении имеющихся фактов, в создании общего представления о состоянии психики человека и ее характеристиках на территоЗагрязнитель (вредный агент) - токсичное, вредное или опасное вещество. Любой фактор: физический агент, химическое вещество или биологический вид, способный причинить вред здоровью людей или окружающей среде. URL: http://www.znay.ru/dictionary/0547.shtml.

риях экологического неблагополучия. Новые перспективы открываются за рамками как монофакторного, так и комплексного подходов – в реализации принципа системности при изучении последствий длительного воздействия на психику в целом экологически неблагополучной жизненной среды, т.е. среды, сочетающей в себе и природные (физико-химические), и социальные факторы и условия. Этим определяется актуальность исследования на теоретико-методологическом уровне.

Кроме того, в существующих подходах анализируется влияние экологического неблагополучия на психику отдельных индивидов, но не их совокупности как общности (населения) людей, постоянно проживающих на обширной, но ограниченной территории.

Однако выявить изменения в психике вследствие длительного влияния «загрязненной» природной среды по индивидуальным показателям психической деятельности отдельных людей достаточно трудно. Дело в том, что общий эффект влияния подобной среды на психику населения, длительное время проживающего на экологически неблагоприятной территории, «размывается» индивидуальнопсихологическими особенностями отдельных людей и социально-экономическими условиями проживания каждого из них. Поэтому в качестве показателя общего влияния экологического загрязнения жизненной среды на психику человека должна быть использована популяционная изменчивость характеристик психической активности населения, проживающего в названных условиях.

Изучение психологических характеристик совокупностей людей не является новым. Так, оно осуществляется в социальной психологии [Андреева, 2001; Парыгин, 1971 и мн. др.], где объектом интереса исследователей является влияние среды социальной. Исследование генотип-средовых отношений на уровне популяции проводится в психогенетике [Малых, Егорова, Мешкова, 2008; Равич-Щербо и др., 1988 и другие], и выводы переносятся затем как на генеральную совокупность, так и на отдельных людей. Но процессы, происходящие в психике людей на экологически неблагополучных территориях, не характерны и для генеральной совокупности. Они касаются характеристик состояния психики населения именно регионального масштаба, что необходимо учитывать. И хотя в настоящей работе говорится о психологических характеристиках населения конкретного экологически неблагополучного региона – Забайкальского края, мы рассматриваем его как модель многих экологически неблагополучных территорий России, где длительные влияния деформированной жизненной среды приводят к ухудшению природного обеспечения оптимального состояния психики человека.

Особенно подвержены влиянию экологически неблагополучной жизненной среды дети: психические функции в детском возрасте переживают период интенсивного становления, будучи особенно сенситивными к средовым воздействиям. Детское население в регионах (или на территориях) экологического неблагополучия оказывается в условиях повышенного риска. У детей нет контакта с производственными вредностями, но существует привязанность к месту проживания. Картина накопления в психике детской популяции страны дизадаптационных стигматов, о которой с тревогой говорят многие специалисты, в частности нейропсихологи [Семенович, 2005], должна быть конкретизирована в отношении той категории детей, которые родились и живут в экологически неблагополучной, то есть в изначально не вполне адекватной жизненной среде. В связи со сказанным эмпирическое обоснование основных положений работы проведено на детях.

Признание адаптационной сущности сдвигов в психике детей, коренных жителей экологически неблагополучных территорий, тем более требует их (сдвигов) тщательного изучения и повышает значимость проблемы.

Актуальность работы на прикладном уровне определена значимостью для практики вопроса о состоянии психики людей на «загрязненных» территориях, в частности, необходимостью разработки в русле особой педагогической парадигмы рекомендаций к деятельности детей, имеющих сниженные показатели психической активности. Нужна замена негативного ракурса оценки этих показателей на позитивный, то есть понимание зафиксированного снижения как проявления региональной нормы.

Это уточняет подход к регионализации образования с целью соблюдения принципов экологосообразности и здоровьесбережения [Дзятковская, А.Н. Захлебный, 2003;

Дубровина, 1991], существенно меняет направленность компенсирующего обучения детей.

Состояние научной разработанности проблемы влияния экологического неблагополучия на психику человека. Если медико-биологический аспект названной проблемы, как уже было сказано, разрабатывается достаточно активно, то исследований особенностей нормальной психической деятельности человека, возникающих в условиях неблагополучной среды, недостаточно. Они разрознены. Порой, данные о влиянии «загрязненной» природной (физической) среды на психику человека включены в контекст рассуждений об общих экологических или эколого-медицинских проблемах. Нередко исследователи вводят эти данные в работы, посвященные социальным проблемам [Большаков, 1992; Васильев, 2006; Григорьев, Демина, 1995; Мозговая, 2001].

Первые экопсихологические исследования были проведены не ранее конца 80-х – начала 90-х г. прошлого века. Разрабатывались проблемы экологического сознания [Дерябо, 2002; Медведев, Алдашева, 2001; Панов, 2000; Ясвин, 1998, 2000 и др.] и его формирования [Гагарин, 2004; Дерябо, Ясвин, 1996; Захлебный, 1986; Иващенко, Панов, Гагарин, 2004, 2008 и др.]; психологии среды [Гагарин, 2005; Ковалев, 1993;

Панов, 2007; Панюкова, 2003; Рубцов, 1997; Черноушек, 1988 и др.], других предметных областей экологической психологии.

В разработке проблемы влияния на психику человека экологически неблагополучной среды можно условно выделить три направления. Самым «насыщенным» является то, которое изучает воздействие массивных и малых доз радиации различного генеза на психику человека [Базылевич и др., 1993; Богданов и др., 2003; Власова, 1995; Волков и др., 1993; Екимова, 2003; Ермолина и др., 1994; Игумнов, 2000;

Козлова и др., 1995; Кудрявцева и др., 1995; Литневская, 1992; Мухина и др., 1991;

Нижник и др., 1995; Ткаченко и др., 1995; Ушаков и др., 1997; Хомская, 1997; Храбров, 2003; Цыркун, 1995; Чернобыльская катастрофа…, 1992; Чернобыльский след…, 1992; Шестопалова, Кукуруза, 1998 и др.].

Второе направление составляют работы, исследующие влияние других конкретных «загрязнителей» или целостной (без выделения отдельных вредных агентов) экологически неблагополучной природной (физической) среды на: а) психические процессы, состояния человека, а также на интегральные психические образования, например, интеллект [Грищенко, 2005; Суханов, 2005]; б) личностные проявления и характеристики, например, акцентуации характера [Ахвердова, Боев и др., 2001; Кобрянова, 2002; Лысенко, 2003; Терещенко, 2002; Ширяева, 2007 и др.].

Работы третьего направления посвящены изучению социально-психологических последствий проживания на экологически неблагополучной территории, в том числе и радиационно зараженной [Аллахвердова, Архангельская и др., 1996; Асеев, 1992;

Бобнева, 1992; Журавлев и др., 2001; Моляко, 1992; Рубцов, 1996; Хащенко, 2002 и другие].

Отдельно можно назвать работы, выполненные на стыке биологии и психологии, медицины и психологии [Ибрагимова, 2005].

В рамках первых двух названных направлений исследователи применяют разные подходы к анализу влияния экологического неблагополучия на психику человека, определяемые различными методологическими основаниями.

Первый подход, реализуемый преимущественно в психологической экологии, можно назвать монофакторным. Исследуется влияние отдельных «загрязнителей» физической среды (радиации различного генеза, сложных химических соединений и отдельных химических веществ, ряда металлов и т.д.) на отдельные сферы психики.

Другой подход – комплексный – имеет несколько вариантов:

1) анализируется влияние отдельных «загрязнителей» природной (физической) среды на отдельные сферы психики, при этом рассматривается также роль социальнопедагогических условий [Григорьев, Демина, 1995; Храбров, 2007];

2) изучается влияние целостной, без выделения отдельных «загрязнителей», неблагополучной природной (физической) среды, но на отдельные сферы психики, и вопрос о возможностях его социальной компенсации не обсуждается [Грищенко, 2005;

Шагиева, 1997; Дзятковская, 1998];

3) анализируется влияние отдельных «загрязнителей» природной (физической) среды, например повышенной радиации, на целостную психику в контексте социально-педагогических условий [Екимова, 2003];

4) исследуется влияние целостной, без выделения отдельных «загрязнителей», неблагополучной природной (физической) среды на отдельные сферы психики, учитываются социальные влияния [Михайлова, 2007; Суханов, 2005].

Перечисленным подходам, в первую очередь монофакторному, присущ ряд ограничений, обусловленных методологическими предпосылками трактовки психики человека и ее отношений с окружающей средой. Монофакторный подход абстрагируется, во-первых, от того факта, что природная (физическая) среда целостна, в ней не выделяются отдельные физико-химические составляющие, и вредные агенты никогда не действуют на человека изолированно (это ограничение присуще также первому и третьему вариантам комплексного подхода). Во-вторых, не рассматриваются влияния среды социальной (как и во втором варианте комплексного подхода). Между тем, в реальной жизнедеятельности человек испытывает влияние единой жизненной среды, в которой не только не выделяются отдельные физико-химические составляющие, но и основным компонентом которой является среда социальная [Ковалев, 1993; Панов, 2001; Ясвин, 1997]. В-третьих, вследствие целостности психики в ней невозможно разграничить области, подверженные и не подверженные влиянию экологического неблагополучия. В силу системного своего характера вся она, на всех своих уровнях – объект таких влияний. По этой же причине возникает необходимость теоретического обоснования и эмпирического изучения таких характеристик психики, по динамике которых можно было бы судить об общих изменениях в психике населения, длительное время проживающего на экологически неблагоприятных территориях.

Работ с такой постановкой проблемы в отечественной психологической экологии не проводилось. А ценные выводы исследований, выполненных в рамках вышеобозначенных подходов, имеют, как было показано, локальный характер.

При этом обнаруживается противоречие между необходимостью изучения особой психологической реальности (состояния психики населения, постоянно проживающего в условиях регионального экологического неблагополучия) и недостаточной разработанностью необходимого для этого научного обеспечения – адекватного исследовательского подхода, понятийного аппарата, метода анализа данных.

Таким образом, можно констатировать: существует серьезная социально-экологическая проблема (деформация жизненной среды человека в регионах и на территориях экологического неблагополучия), которая перерастает в крупную психологическую проблему – выяснение характера влияния экологически неблагополучной жизненной среды на психику людей, постоянно проживающих на данных территориях.

Вышесказанное определяет проблему данного исследования, которая состоит в теоретическом обосновании и эмпирическом изучении таких характеристик психики, по динамике которых можно судить об общих изменениях в психике населения, длительное время проживающего на экологически неблагоприятных территориях.

Исходные теоретико-методологические позиции исследования.

1. Работа выполнена в рамках общей психологии как реализация экопсихологического подхода к развитию психики человека (В. И. Панов). Отличительной чертой этого подхода является то, что в качестве исходного методологического основания исследования выступает анализ системы «человек – окружающая среда». В контексте нашего исследования - «человек – жизненная среда». Вне социальных условий невозможна человеческая психика, и невозможно без рассмотрения социальной составляющей среды установить роль именно природных влияний в ее состоянии.

Состояние психики рассматривается как результат отношений между компонентами системы «человек – жизненная среда». Каждый из указанных компонентов, в свою очередь, представляет собой сложноорганизованную систему (подсистему). Психика рассматривается как подсистема организации целостного человека (А. Н. Леонтьев, Б. Ф. Ломов), реализующего на психологическом и социальном уровнях этой организации (неразрывно связанных с биологическим уровнем) разные отношения со средой. Жизненная среда – как комплекс природных и социальных условий проживания человека на экологически неблагополучной или «чистой» территории.

Представление психики как объекта исследования в рамках системы «человек – жизненная среда» предполагает неизбежность изменения состояния психики человека вследствие экологической деформации природной составляющей жизненной среды. Тем самым снимается дискуссионный вопрос о том, «влияют / не влияют» вредные агенты экологически неблагополучной среды на состояние психики человека, изменяется ли психика в результате таких влияний вслед за деформацией природной (физической) среды. Остается вопрос о характере (направленности) изменений в состоянии психики, возникающих вследствие длительного влияния на людей экологически неблагополучной природной (физической) среды, и о возможностях компенсации этого влияния за счет социального компонента жизненной среды.

Ответ на этот вопрос не может быть дан вне системного анализа, реализуемого в рамках экопсихологического подхода к развитию психики человека.

2. Следующая особенность данного исследования определяется тем, что оно изначально направлено на анализ состояния психики не отдельных индивидов, а совокупного ее субъекта – населения, которое постоянно проживает на экологически не благополучных территориях. Это потребовало применения иного метода работы с эмпирическими данными – метода популяционно-ориентированного анализа.

3. Состояние психики человека в условиях длительного влияния экологического неблагополучия целесообразно оценивать по уровню психической активности населения, которая проявляется во взаимодействии с жизненной средой.

4. Изучение психической активности человека связано с необходимостью обоснования и применения понятия, которое позволило бы обозначить ее состояние.

Состояние обозначается словом «статус» [Ожегов, 1960]. Для фиксации состояния биологической активности человека используется понятие «биологический (физиологический) статус» [Солонин и др., 2002; Яковлева, 2003], конкретизированное в понятиях «гормональный статус» [Кошмелева, 2003], «иммунный статус» [Боев, 1990] и т.д. Для определения состояния и итогов социальной активности человека применяется понятие «социальный статус».

Целесообразно состояние психической активности человека обозначить аналогичным понятием «психологический статус».

Будучи междисциплинарным, понятие «психологический статус» используется в медицине [Ребров, Кароли, 2002], педагогике [Ромашина, 2002], психофизиологии [Ушаков и др., 1997], патопсихологии [Лебединский, 1985], нейропсихологии [Семенович, 2005], в психологии развития [Мухина и др., 1991], в общей психологии [Екимова, 1998; Ганзен, 1984]. Однако чаще всего применяется для обозначения состояния психики, рассматриваемой вне жизненной среды и вне принципа системности.

Между тем понятно, что, характеризуя состояние психической активности, психологический статус не может быть отражением и результатом только внутренних процессов и состояний человека. Он не является и только функцией внешней среды.

Психологический статус характеризует состояние психики человека, обусловленное влиянием конкретных условий жизненной среды, и потому его следует использовать для характеристики состояния не только психики человека как компонента системы «человек – жизненная среда», но состояния данной системы в целом. В этом смысле можно сказать, что психологический статус – системная характеристика системы «человек – жизненная среда» и одновременно с этим интегральная характеристика психики человека, обозначающая ее состояние во взаимодействии с жизненной средой Вышеизложенное определило основную цель настоящей работы – теоретически обосновать и эмпирически показать изменение психики человека, постоянно проживающего на экологически неблагополучной территории, по параметрам его психологического статуса как системной характеристики системы «человек – жизненная среда» и интегрального показателя психической активности.

Объектом исследования является состояние психики населения, постоянно проживающего на «загрязненных» территориях крупного региона в условиях длительного влияния экологически неблагополучной жизненной среды.

Предмет исследования: важнейшие характеристики состояния психики человека, родившегося и постоянно проживающего на территориях с экологически неблагополучной жизненной средой, в показателях психологического статуса детского населения Забайкальского края.

Общая гипотеза исследования.

Если на методологическом уровне рассматривать психику в системном единстве с природной и социальной средой, как компонент системы «человек – жизненная среда», на понятийном уровне использовать понятие «психологический статус» для обозначения системной характеристики данной системы и интегрального показателя уровня психической активности, а на эмпирико-методическом уровне применить метод популяционно-ориентированного анализа данных, то такая реализация экпосихологического подхода к развитию психики даст возможность осуществить теоретический анализ и эмпирическое изучение влияния экологического загрязнения среды на состояние психики человека, постоянно проживающего на экологически неблагополучной территории.

Частные теоретические гипотезы.

Изучение психики человека во взаимодействии с конкретными факторами среды требует обоснования и использования понятия, обозначающего состояние его психической активности. В качестве такового может служить понятие «психологический статус» в уточненном его значении – как системной характеристики системы «человек – жизненная среда» и интегрального показателя уровня психической активности. Такая трактовка, по нашему предположению, раскрывает системный характер состояния психики человека во взаимодействии с его постоянной жизненной средой.

В виде теоретической модели психологический статус должен представлять собой интегральную характеристику состояния психики человека, включающую психофизиологический, психический и личностный (социальный) уровни. Их показатели характеризуют состояние психики в различных аспектах взаимодействия человека с жизненной средой.

Системное рассмотрение психики в ее связях с жизненной средой позволяет допустить, что на «загрязненных» территориях возможно возникновение негативной тенденции к изменению основных характеристик состояния психики – общему снижению психической активности населения, родившегося и постоянно проживающего в условиях экологического неблагополучия. Предполагается, что эту тенденцию можно обнаружить на всех уровнях психологического статуса в смещении его показателей с границ так называемой «средней» нормы в нижненормативные диапазоны.

Эмпирические гипотезы.

Можно ожидать, что общее снижение психической активности детского населения, родившегося и постоянно проживающего на экологически неблагополучных территориях, будет с разной степенью отчетливости проявляться в таких характеристиках психологического статуса, как умственная работоспособность, развитие интеллекта, особенности эмоционально-личностных свойств.

Социальная среда территорий экологического неблагополучия способна компенсировать негативное влияние на психическую активность неблагополучной среды природной (физической), но при значительном возрастании «загрязнения» социальные воздействия оказываются недостаточными для полной компенсации ее влияния.

Возможны различные варианты соотношения природного и социального факторов, системно детерминирующих состояние психики населения, родившегося и постоянно проживающего на территориях со значительно «загрязненной» жизненной средой. С повышением степени «загрязнения» природной (физической) среды территории в соотношении природного и социального факторов ожидается усиление значения природного фактора.

Объект, предмет, цель и гипотезы исследования обусловили постановку и реше ние следующих задач. В теоретической части исследования:

1. Провести теоретико-методологический анализ проблемы влияния на психику экологически неблагополучной среды и дать методологическое обоснование необходимости реализации экопсихологического подхода к развитию человека для теоретического и эмпирического изучения состояния психики населения, постоянно проживающего на «загрязненных» территориях.

2. Обосновать необходимость использования и уточнения понятия «психологический статус» для обозначения системной характеристики состояния системы «человек – жизненная среда» и интегрального показателя уровня психической активности человека (состояния его психики во взаимодействии с жизненной средой).

3. Разработать теоретическую модель психологического статуса как интегральной характеристики состояния психики, выделить параметры его анализа.

4. Дать теоретическое обоснование возможному возникновению тенденции к изменению основных характеристик состояния психики в виде общего снижения психической активности населения, родившегося и постоянно проживающего на экологически неблагополучных территориях.

В эмпирической части исследования:

5. Эмпирически проверить наличие тенденции к изменению состояния психики – общему снижению психической активности – детского населения, родившегося и постоянно проживающего на экологически неблагополучных территориях. Для этого на основе теоретической модели провести сравнительное изучение психологического статуса детей, проживающих на отличающихся по экологическим условиям жизненной среды территориях Забайкальского края:

а) изучить умственную работоспособность детей, проживающих на отличающихся по условиям жизненной среды территориях;

б) изучить развитие интеллекта детей на отличающихся по условиям жизненной среды территориях;

в) выявить характеристики личностных (эмоционально-личностных) свойств детей.

6. Показать, что социальная среда территорий экологического неблагополучия способна компенсировать негативное влияние на психическую активность неблагополучной среды природной (физической), но при значительном возрастании «загрязнения» социальные воздействия оказываются недостаточными для полной компенсации ее влияния.

7. По показателям психологического статуса детского населения, родившегося и постоянно проживающего на территориях с отличающимися условиями жизненной среды, провести сравнительный анализ соотношения влияния природного и социального факторов в системной детерминации состояния психики.

Методологические и теоретические основы исследования. Работа выполнена на междисциплинарной основе с опорой на принцип системности [Аверьянов, 1985;

Афанасьев, 1980; Берталанфи, 1969; Капра, 2003; Садовский, 1987; Урсул, 1968;

Юдин, 1978 и др.]. Разработка этого принципа в отечественной психологии осуществлена во многих исследованиях [Ананьев, 2001; Анохин, 1975; Брушлинский, 1982;

Выготский, 1983; Ганзен, 1984; Ломов, 1975, 1996; Лурия, 1973; Мерлин, 1986; Ошанин, 1973; Платонов, 1982; Тихомиров, 1986; Швырков, 1978; Щедровицкий, 1974 и др.]. На современном этапе идея системности реализуется в трудах Абульхановой, 1990; Асмолова, 1996; Базылевич, 1997; Барабанщикова, 2005; Карпова, 2005; Клочко, 1999; Крупнова, 2004, 2005; Марютиной, 2004; Ушакова, 2003; Холодной, 2002 и др.

Исследование исходит из идей единства человека и среды [Сеченов, 1958; Павлов, 1951; Левин, 2001; Пиаже, 1969], биологического и социального [Леонтьев, 1977;

Рубинштейн, 1957 и др.], наследственного и средового в психическом развитии человека [Анастази, 2001; Егорова, 1997; Малых и др., 1998; 2008; Равич-Щербо и др., 1988, 1999].

Базовыми в работе являются три группы концепций:

1. Идеология экологической психологии и педагогики [Абрамова, 1995; Базылевич, 1993; Гагарин, 2005; Гибсон, 1988; Голд, 1990; Дерябо, 2002; Иващенко, 2004;

Калмыков, 1999; Ковалев, 1993; Панов, 2004; Рубцов, 1996; Черноушек, 1989; Ясвин, 1998; Pawlik, Stapf, 1992], в первую очередь – экопсихологии развития человека В. И.

Панова (2001–2005), которые являются системообразующими ее теоретико-методологического базиса.

2. Концепции биологической и психической адаптации человека к изменяющимся средовым условиям [Авцын, 1972; Агаджанян, 1998; Алексеева, 1998; Березин, 1988; Казначеев, 1980; Медведев, 1984; Тимофеев-Ресовский, 1962; Яницкий, 1999 и др.].

3. Концепции взаимосвязи биологических, нейросоматических и психических явлений. Они потребовали анализа медицинских исследований состояния физического [Аринчин, 1998; Балева, 2006; Васина, 1999; Колесникова и др., 2003 и др.] и нервнопсихического [Александровский, 1993; Буторина, 2000; Говорин и др., 2003; Краснов, 1995; Пивень, 1998; Сухотина, 2001 и др.] здоровья людей на территориях экологического неблагополучия; закономерностей энергогенеза [Березов, Коровкин, 1990;

Сердцев, 1996]; патогенеза [Адо и др., 2000; Давыдовский, 1962; Крыжановский, 2001; Саркисов, 1995].

Факты, выявленные в названных и других экологоориентированных психологических исследованиях об особенностях психики людей в регионах экологического неблагополучия, дали возможность дальнейшего осмысления проблемы.

Методы исследования. В теоретической части работы применялись методы сравнительного анализа теоретико-методологических оснований исследований воздействия природной среды на человека, выполненных в психологии и смежных науках (медицине, биологии, адаптологии); теоретического анализа источников, моделирования психических явлений. В эмпирической части работы использовались опросные и тестовые методы, метод наблюдения. Тестовый метод получения данных представлен методическим комплексом, включающим три блока (табл. 1).

Таблица Методики диагностики параметров психологического статуса детей Внимание Корректурная Таблицы Таблицы Крепелина Тест Тулуза-Пьерона проба Шульте (для подростков) Память 10 слов 2 группы по три слова 6 фигур (по А.Р. Лурии) (по А.Р. Лурии) (по А.Р. Лурии) Утомляемость Теппинг-тест (по Е.П. Ильину в модификации Е.Н. Дзятковской) Межполушарный перенос информации Пробы переноса информации разной модальности по Э.Г. Симерницкой собность Умственная работоспо Интеллектуальная деятельность дошкольников МЭДИС – методика экспресс-диагностики интеллектуальных способностей (Е.И. Щебланова и др.) Наглядно–образное мышление младших школьников Цветные прогрессивные матрицы Дж. Равена Словесно-логическое мышление младших школьников Вербальные субтесты Л.И. Переслени и Л.Ф. Чупрова Интегральный показатель «общие способности» (IQ), ряд «критических точек» интеллекта (А. Анастази) подростков Краткий отборочный тест (КОТ) Общий, вербальный и невербальный интеллект младших школьников Версия WISC-R теста Д. Векслера Уровень тревожности Детский вариант Шкалы явной тревож- Детский тест тревожности «Выбери нужности (CMAS) в адаптации A.M. Прихо- ное лицо» Р. Тэммл, М. Дорки и В. Амен жан Эмоциональные и личностные черты Рисунок че- Модифицированная Адаптированный модифицированный вариловека (К. методика самооценки ант детского личностного опросника Р. КэтМаховер) психических состоя- телла (Э.М. Александровская, И.Н. Гильяшений ва) Проводился популяционно-ориентированный анализ получаемых данных. Результаты подвергались обработке с помощью методов математической статистики.

Определялась достоверность различий данных: применялись критерии * – угловое преобразование Фишера, U Манна – Уитни. Были построены графики эмпирических интегральных функций распределения.

Эмпирическая база и организация исследования. Изучалось детское население Забайкальского края. Основа выборки – территории проживания детей. Тип выборки – выборка районирования. Критерии отбора – проживание на территориях, отличающихся по условиям жизненной среды: по степени «загрязнения» природной (физической) среды и по характеристикам среды социальной (уровню социально-экономического развития, насыщенности образовательной, информационной среды и т.д.). На предварительном этапе исследования в выборку входили практически здоровые дети трех возрастов: дошкольного, младшего школьного и подросткового. На основном этапе выборку составили дети младшего школьного возраста. Все дети родились и выросли в районах исследования. Оно проводилось в общеобразовательных средних школах, обучающих по стандартным программам. Общий объем выборки 3133 ребенка. Количественный, возрастной, половой состав выборочной совокупности отвечал принятым стандартам репрезентативности.

Наиболее существенные результаты, полученные лично соискателем, и их научная новизна заключаются в разработке крупной научной проблемы, включающей реализацию экопсихологического подхода к развитию психики человека, что позволило провести теоретическое и эмпирическое обоснование изменения состояния психики населения, постоянно проживающего на «загрязненных» территориях. Решение указанной проблемы отражено в следующих положениях:

1. Впервые обосновано и осуществлено теоретическое и эмпирическое применение экопсихологического подхода к развитию человека для изучения состоя стные черты Эмоционально лично Развитие интеллекта ния психики людей, постоянно проживающих на экологически неблагополучной территории. В отличие от представленных в психологической экологии моно и полифакторных моделей изучения влияния химико-физических факторов (или их сочетаний) на психику человека, применение экопсихологического подхода к развитию психики позволило поставить и исследовать проблему состояния психики в целом как результат взаимодействия между компонентами системы «человек – жизненная среда». При этом «человек», как компонент этой системы, представлен детским населением, родившимся и постоянно проживающим на экологически «загрязненных» территориях Забайкальского края, а «жизненная среда», как компонент той же системы, представлена комплексом природных и социальных условий указанных территорий.

2. Обоснована целесообразность использования понятия «психологический статус» в уточненном его значении, которое раскрывает системный характер обозначаемой им реальности. Впервые дана новая трактовка понятию «психологический статус» как системной характеристики системы «человек – жизненная среда» и интегрального показателя уровня психической активности человека (состояния его психики во взаимодействии с жизненной средой), определено его место в категориальном строе проблемы.

3. Разработана и представлена теоретическая модель психологического статуса как интегральной характеристики состояния психики, суть которой состоит в выделении уровней, отражающих иерархию психофизиологического, психического и личностного его аспектов, параметров каждого уровня и показателей, включенных в эти параметры. Теоретически выделены и эмпирически исследованы такие параметры анализа психологического статуса, как умственная работоспособность, развитие интеллекта и некоторые эмоционально-личностные свойства человека. Их показатели характеризуют состояние психики в целом в различных аспектах взаимодействия с жизненной средой.

4. Обоснована на основе применения экопсихологического подхода к развитию человека теоретически возможность возникновения тенденции к изменению состояния психики – общему снижению психической активности детского населения, родившегося и проживающего на экологически неблагополучных территориях. Для объяснения причин возникновения этой тенденции привлечены новые для психологии идеи: идея дефицита энергетического обеспечения психической деятельности, вызываемого конкуренцией за энергию между биологическим, психологическим и социальным уровнями организации человека, снижения активации психической деятельности людей в условиях длительного влияния «загрязненной» природной (физической) среды; идея о снижении психической активности населения, родившегося и проживающего на территории экологического неблагополучия, как проявлении необходимого энергосбережения и минимизирующей адаптации.

5. Эмпирически, на основе теоретической модели психологического статуса доказано наличие тенденции к общему снижению психической активности населения, родившегося и постоянно проживающего на экологически неблагополучных территориях. Для этого проведено сравнительное изучение выделенных его параметров у детского населения, проживающего на отличающихся по условиям жизненной среды территориях Забайкальского края.

Установлено (предварительно по данным медицинских исследований), что у детей, родившихся и постоянно проживающих на территориях экологического неблагополучия, где проводилось исследование, ослаблены функциональные возможности организма. Это проявляется в высокой заболеваемости органов дыхания; функциональном напряжении сердечно-сосудистой системы; сдвигах в гормональной регуляции, связанных со снижением функционального состояния гипоталамо-гипофизарнотиреоидной системы; признаках иммунодефицита. У здоровых детей младшего школьного возраста выявлено изменение функционального состояния головного мозга, его биоэлектрической активности. Отмечается снижение психофизиологической пластичности и усиление катаболических процессов. У детей изменены процессы энергетического метаболизма и снижен энергогенез. Все это свидетельствует об ослаблении биологических оснований психологического статуса.

Выявлены значимые отличия в показателях, составляющих разноуровневые параметры психологического статуса детей основных и контрольных групп. Генеральное отличие заключается в том, что большая или даже преобладающая часть показателей разных видов психической активности детей, живущих в условиях экологического неблагополучия, смещена с границ так называемой «средней» нормы в нижненормативные диапазоны (в границы показателей «сниженной нормы», «ниже среднего уровня», «слабые», «пограничные»).

Установлено, что тенденция к изменению состояния психики проявляется:

– в снижении показателей умственной работоспособности: по характеристикам памяти, внимания, утомляемости и другим (при этом выявлено, что в условиях экологического неблагополучия у детей чаще наблюдается истощаемость психической активности, сужение и значительные колебания объема перерабатываемой информации, трудности включения в деятельность, снижение скорости и точности выполнения заданий и другие проявления названной тенденции);

– в показателях развития интеллекта: детей с нижненормативными показателями развития всех видов интеллекта на «загрязненных» территориях (особенно при кризисной степени «загрязнения»); при этом выявлено, что данные показатели в 2–3 раза достоверно больше, чем на территориях «чистых», показано в процессе анализа значений усредненных профилей структуры интеллекта детей, что с увеличением степени «загрязнения» природной (физической) среды территорий показатели всех субтестов смещаются к нижним границам нормы, то есть представляют собой проявление сниженной нормы развития интеллекта;

– в ассиметрии некоторых эмоционально-личностных свойствах детей, живущих в условиях экологического неблагополучия (по тесту Р. Кэттелла), в частности в показателях усредненных личностных профилей детей, проживающих на экологически неблагополучных территориях; показано, что частью значений профили жителей «загрязненных» территорий смещены вниз относительно профиля жителей «чистых» территорий; при этом данная тенденция резкая и заявляет о себе выраженными «падениями» показателей, выводящими детей за грань нормы – показатели детей остаются в нормативных границах, но смещаются к нижним границам нормы; в этой связи в усредненном личностном профиле детей, проживающих в условиях экологического неблагополучия, выделен комплекс черт, который свидетельствует об изменении состояния психики – снижении психической активности и на этом уровне психологического статуса; сниженные значения ряда личностных факторов (открытости, развития интеллекта, независимости) в сочетании с показателями, отражающими меньшую энергичность, активность детей, проживающих на экологически неблагополучных территориях, образуют ядро личностных черт в их усредненном профиле, и именно в этих свойствах дети, живущие на различных территориях экологического неблагополучия, сходны между собой, по ним они отличаются от детей – жителей «чистой» тер ритории; показатели названных факторов изменяются по мере возрастания степени «загрязнения» физической среды территории; в эмоционально-личностной сфере отличие статуса детей, проживающих на «загрязненных» территориях, от статуса жителей «чистых» территорий состоит не столько в содержательных, сколько в процессуально-динамических характеристиках личностных черт.

Определено, что наиболее отчетливо тенденция к изменению состояния психики (общему снижению психической активности детей в условиях экологического неблагополучия) проявляет себя в показателях, отклоняющихся от нормы, или в «крайних» показателях нормы; на «загрязненных» территориях значительно больше детей с «патологическими» показателями выполнения заданий, уровнем «пограничной», «слабой» нормы и намного меньше детей с показателями высокого уровня психической деятельности, т.е. вопрос о том, в каком направлении пойдет психическое развитие ребенка: в сторону отклонений, умственного дефекта или в сторону нормы и выше нее – возможно, решается со значительной долей участия природного фактора.

Показано, что, хотя тенденция к изменению состояния психики (общему снижению психической активности детского населения) на разных уровнях психологического статуса проявляется с разной степенью отчетливости (в умственной работоспособности совершенно явно, в показателях развития интеллекта – не столь открыто, в характеристиках эмоционально-личностных свойств – наиболее сложно), она обнаруживает себя на двух этапах исследования, при изучении различных сфер психики, при применении разных методов изучения; проявляет себя в показателях детей трех возрастных групп; обнаруживается в психологическом статусе детей, проживающих на экологически неблагополучных территориях различного социального статуса (по сути, тенденция отражает состояние психики в целом людей, испытывающих длительное влияние экологически неблагополучной жизненной среды).

6. Определено, что социальная среда территорий экологического неблагополучия способна компенсировать негативное влияние на психическую активность неблагополучной среды природной (физической), но при значительном возрастании «загрязнения» социальные воздействия оказываются недостаточными для полной компенсации ее влияния.

7. Эмпирически выделены варианты соотношения и проявления в психологическом статусе детей, родившихся и живущих на территориях экологического неблагополучия, влияния природного («загрязненной» физической среды) и социального факторов: первый вариант характерен для территорий со значительной деформацией жизненной среды: более значимым здесь является природный фактор – влияния на человека «загрязненной» или «чистой» физической среды, он проявляет себя в том, что: а) показатели психологического статуса детей, живущих в селах – экологически благополучных территориях с низким социальным статусом – выше или не ниже показателей детей, живущих в городах – территориях с более высоким социальным статусом, но экологически неблагополучных; б) среди детей, живущих в сходных социальных условиях одного города, но районах с разной степенью «загрязнения» физической среды, более высокие показатели психологического статуса отмечаются у жителей экологически благополучной территории; второй вариант соотношения факторов предполагает в качестве более сильного социальный фактор, он проявляет себя в том, что при сходстве или близости градиента фактора «загрязнения» физической среды более высокие показатели психологического статуса имеют дети, проживающие на территориях с более высоким градиентом фактора «социальный статус» территории; при этом подтверждено, что с повышением степени «загрязнения» природной (физической) среды территории в соотношении природного и социального факторов, системно детерминирующих состояние психики населения, проживающего на территориях со значительно «загрязненной» жизненной средой, усиливается значение первого из них.

Теоретическая ценность исследования заключается в том, что:

1. Дано теоретико-методологическое обоснование необходимости применения экопсихологического подхода к развитию психики человека для анализа ее состояния у людей, родившихся и постоянно проживающих на экологически неблагополучных территориях; суть обоснования состоит в постулировании системного изучения в рамках психологической экологии воздействия на психику в целом экологически неблагополучной жизненной среды, сочетающей в себе и природные (физикохимические), и социальные факторы и условия.

2. Уточнено и дополнено содержание понятия «психологический статус» как системной характеристики системы «человек – жизненная среда» и интегрального показателя уровня психической активности населения, тем самым продолжено развитие этого конкретно-научного понятия в контексте психологической экологии.

3. Разработана теоретическая модель психологического статуса как интегральной характеристики состояния психики человека; суть модели состоит в выделении связанных отношениями иерархии психофизиологического, психологического и личностного уровней психологического статуса, параметров каждого уровня и показателей, включенных в эти параметры.

4. Осуществлена концептуализация уже известных и новых эмпирических данных о последствиях длительного влияния на психику людей экологического неблагополучия, сформулировано общее представление о состоянии психики детского населения, родившегося и постоянно проживающего на экологически неблагополучных территориях.

5. Предложено объяснение возникновению тенденции к изменению состояния психики – общему снижению психической активности детского населения, родившегося и постоянно проживающего в условиях экологически неблагополучной жизненной среды.

6. Особенности психологического статуса населения, родившегося и постоянно проживающего на территории экологического неблагополучия, квалифицированы как региональный вариант нормы психической активности, обусловленный длительным влиянием деформированной жизненной среды, тем самым внесен вклад в разработку понимания психической нормы применительно к территориям экологического неблагополучия - в той части, которая касается диапазона показателей сниженной нормы.

7. Уточнено представление о системе средовых детерминант состояния психики населения на территориях экологического неблагополучия, показано, что в условиях значительного экологического неблагополучия в условном соотношении природного и социального факторов возрастает роль первого из них.

Практическая значимость исследования определяется, прежде всего, возможностью применения его результатов и выводов в сфере социальноэкономической оценки важнейших региональных ресурсов - психических возможностей людей. Полученные в работе данные четко показывают роль экологически неблагоприятной среды не только в физическом здоровье, но и в состоянии психики населения. Показатели состояния психики могут служить маркером экологического благополучия / неблагополучия региона или его территорий.

Результаты исследования могут быть использованы в регионализации образования для обоснования необходимости установления соответствия таких базовых его компонентов, как технологии обучения, критерии оценки результатов и др. – состоянию психики, психическим возможностям детей, проживающих в разных регионах.

Такой подход представляет собой один из путей реализации принципа дифференциации обучения (на основе учета региональных условий).

Материалы работы могут быть полезны в практике профессиональной подготовки психологов к работе в регионах экологического благополучия, в том числе к психолого-педагогическому сопровождению образовательного процесса. В этой связи в исследовании:

– разработаны программы и учебно-методические материалы элективных курсов, которые используются в практике образовательных учреждений различных типов и уровней;

– разработаны авторские курсы, модернизированы основные и дополнительные образовательные программы высшего профессионального образования по специальностям и направлениям подготовки «Психология», а также программы дополнительного профессионального образования в системе подготовки, повышения квалификации и профессиональной переподготовки психологических и педагогических кадров;

– использованный в исследовании метод обработки и схема контроля эмпирических данных включены в программы обучения студентов;

Для школьных психологов, сотрудников психологических центров края разработаны практические рекомендации по применению «щадящих» форм любой деятельности с детьми, родившимися и постоянно проживающими на экологически неблагополучных территориях, по организации профилактической, реабилитационной, коррекционной работы; дано обоснование необходимости изменения направленности развивающего и компенсирующего обучения детей с общим снижением психической активности.

Достоверность и объективность полученных результатов обеспечены опорой на фундаментальные теоретические положения и методологические принципы психологии, применением комплекса методов, адекватных цели, предмету и задачам исследования, сопоставлением полученных данных с результатами исследований других авторов, непротиворечивостью данных предварительного и основного этапов работы, репрезентативностью выборки, сочетанием качественного и количественного анализа, статистической обработкой данных.

На защиту выносятся следующие положения.

1. Методология экопсихологического подхода к развитию психики, заключающаяся в том, что в качестве исходного основания для определения психики как объекта и предмета исследования используется система «человек – окружающая среда (природная, социальная)», дает возможность выявить тенденцию к изменению состояния психики человека, постоянно проживающего на экологически неблагополучной территории, в частности: проявления минимизирующей адаптации человека к неблагополучной среде; сдвиги показателей психической активности в границах нормального развития – последствия влияния целостной экологически неблагополучной окружающей среды на психику человека, прежде всего ее интеллектуальную и эмоционально-личностную сферы. В исследовании система «человек – окружающая среда (природная, социальная)» конкретизируется как «человек – жизненная среда». При этом «человек» как компонент этой системы представлен детским населением, постоянно проживающим на экологически неблагополучной территории, поскольку влияние экологического «загрязнения» на состояние психики выявляется только в популяционной изменчивости психической активности.

2. Для определения состояния психической активности использовано понятие «психологический статус» в уточненном его значении, которое характеризует актуальное состояние психики человека во взаимодействии с жизненной средой. Психологический статус – это системная характеристика системы «человек – жизненная среда» и интегральный показатель уровня психической активности человека. Понятие применимо и для характеристики состояния психической активности населения, поскольку в этом случае сущность понятия сохраняется.

3. В теоретической модели психологический статус представляет собой интегральную характеристику состояния психики человека, включающую его биологическое основание, психофизиологический, психический и личностный уровень. В качестве его основных параметров определены: 1) на психофизиологическом уровне – умственная работоспособность, как интегральная характеристика общей активации психической деятельности; 2) на втором (психическом) уровне – развитие интеллекта, обеспечивающего внутрипсихическую интеграцию, связи со средой, адаптацию к ней; 3) на личностном (высшем) уровне – некоторые эмоциональноличностные свойства. Показатели этих уровней отражают психическое состояние человека в целом в условиях длительного влияния экологического неблагополучия.

4. Анализ системных связей психической активности человека с жизненной средой экологически неблагополучной территории позволил выявить возникающие под влиянием экологического неблагополучия изменения в состоянии психики – тенденцию к общему снижению психической активности детского населения, родившегося и постоянно проживающего на «загрязненной» территории. Она возникает в результате: а) дефицита энергетического обеспечения психической деятельности, вызываемого конкуренцией за энергию между биологическим и психологическим, социальным уровнями организации человека, и снижения активации психической деятельности людей в условиях длительного влияния «загрязненной» природной (физической) среды; б) необходимости энергосбережения и минимизирующей адаптации, поскольку психика людей, родившихся и живущих в условиях экологического неблагополучия, формируется на основе изначально ослабленных филогенетических программ и пребывает в напряжении в связи с продолжающимися негативными средовыми воздействиями.

5. Эмпирически тенденция к изменению состояния психики (общему снижению психической активности детского населения, родившегося и постоянно проживающего на экологически неблагополучных территориях Забайкальского края) проявляется в следующем:

– большая или даже преобладающая часть показателей психологического статуса данной категории детей смещена с границ так называемой «средней» нормы в нижненормативные диапазоны (в границы показателей «сниженной нормы», «ниже среднего уровня», «слабые», «пограничные»);

– в снижении показателей умственной работоспособности: практически все показатели умственной работоспособности детей, проживающих на экологически небла гополучных территориях, независимо от социального статуса последних, ниже, чем у их сверстников, проживающих на экологически «чистых» территориях;

– в таком интегральном параметре второго уровня психологического статуса, как развитие интеллекта: детей с нижненормативными показателями развития всех видов интеллекта на «загрязненных» территориях (особенно при кризисной степени «загрязнения») достоверно больше, чем на территориях «чистых»; с увеличением степени «загрязнения» природной (физической) среды территорий исследуемые показатели смещаются к нижним границам нормы;

– на личностном уровне психологического статуса, в некоторых эмоциональноличностных свойствах детей, живущих в условиях экологического неблагополучия;

– в крайних показателях тревожности, сниженных значениях ряда личностных факторов (например, открытости, развития интеллекта, независимости, стремления к самоутверждению).

6. Социальная среда территорий экологического неблагополучия может компенсировать негативные влияния среды физической, но при значительной, особенно кризисной, степени «загрязненности» природной (физической) среды социальные воздействия оказываются недостаточными для полной компенсации ее влияний.

7. Существуют различные варианты соотношения природного и социального факторов, системно детерминирующих состояние психики населения, родившегося и постоянно проживающего на территориях со значительно «загрязненной» жизненной средой. С повышением степени «загрязнения» природной (физической) среды территории в соотношении влияния природного и социального факторов усиливается значение природного фактора.

Апробация и внедрение результатов исследования.

Результаты исследования обсуждались на международных (Чита, 2000, 2003, 2005, 2006, 2008; Улан-Удэ, 2003, 2009; Иркутск, 2006; Амстердам, 2006; Москва, 2007, 2009; Киев, 2009, Новосибирск, 2009); с международным участием (Тенерифе, 2005; Сочи, 2008); всероссийских (Москва, 2003, 2005, 2006, 2008, 2009; Иркутск, 2003; Чита, 2005, 2006, 2007, 2008, 2009); межрегиональных (Чита, 2002, 2006), региональных (Барнаул, 2001, 2002; Чита, 2003, 2008) научных и научнопрактических конференциях, симпозиумах и семинарах. Они были представлены на III Национальной научно-практической конференции (Москва, 2007) и IV Съезде Российского психологического общества (Ростов-на-Дону, 2007). Диссертация обсуждалась на расширенных заседаниях лаборатории экопсихологии развития Учреждения Российской академии образования «Психологический институт» (2007– 2009).

Материалы исследования вошли в содержание курсов «Экологическая психология: региональные аспекты», «Влияние экологических факторов на психологический статус человека в Забайкалье», «Условия и факторы психического развития субъектов образовательного процесса: региональный аспект», включенных в учебный план подготовки педагогов-психологов, психологов и магистров ЗабГГПУ, а также переподготовки и повышения квалификации учителей Забайкальского ИППиПКРО. Для школьных психологов и учителей составлены рекомендации по оптимизации умственной работоспособности младших школьников, которые внедрены в учебный процесс. Выводы исследования послужили основанием для открытия в г. Балей психологического Центра (2003 г.), а также целевой подготовки психологов для него и для школ города и района (территория не имела ни одного специалиста данного профиля).

Структура и объем диссертации. Работа состоит из введения, семи глав, заключения, приложений, списка использованной литературы (424 наименования).

Общий объем диссертации составил 431 страницу.

По теме диссертационного исследования опубликовано 59 работ общим объемом 53,2 п.л. (авторский вклад 44,6 п.л.), в том числе 2 монографии, 12 статей в центральных рецензируемых изданиях, определенных ВАК, 1 учебное пособие.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во Введении раскрыта актуальность темы, сформулированы цель, объект, предмет, гипотезы и задачи исследования, определены методологические и теоретические его основы, дана оценка научной новизны, теоретической и практической значимости работы; приведены положения, выносимые на защиту;

сообщено об апробации и внедрении результатов.

Часть I. Теоретико-методологические аспекты изучения важнейших характеристик состояния психики человека в условиях длительного влияния экологически неблагополучной жизненной среды.

В первой главе «Обоснование необходимости применения экопсихологического подхода к развитию психики для изучения важнейших характеристик состояния психики человека, проживающего на экологически неблагополучной территории» рассмотрен медицинский и адаптационный аспект проблемы, дана характеристика современного состояния проблемы воздействия такой среды на психику человека.

Проблема влияния на человека экологически неблагополучной среды является многоаспектной и потому междисциплинарной. Наиболее разработан медикобиологический ее аспект. Установлено, что экологическое «загрязнение» природной среды вызывает негативные изменения в состоянии здоровья человека. Особое место среди заболеваний занимает радиационно обусловленная патология. Данные клинической радиобиологии говорят о высокой чувствительности организма на всех его уровнях к воздействию больших и малых доз радиации [Балева и др., 2004; Васина, 1999; Косенко, 1995; Царегородцев, 1996]. Фиксируется особая картина радиационного поражения мозга [Василенко, 1993; Кузнецов и др., 1999;

Мольская, 1998; Малыгин, Цыганков, 2000; Пивень, 1998].

Установлено, что при воздействии на человека и других «загрязнений» физической среды возникает риск формирования патологических процессов [Алексеев, 1999; Вельтищев, 1996; Гичев, 2003; Динерман, 1980; Исаева, 2007;

Маймулов, 1994; Рудюк, 2005 и др.].

Выявлена прямая зависимость между «загрязненностью» окружающей среды и нервно-психическим здоровьем населения [Александровский, 1993;

Ахвердова, 1994; Боев, 1990; Буторина, 1993; Великанова, 2001; Говорин и др., 20022005; Игумнов, 1997; Козлова и др., 1995; Малинина и др., 2000; Подкорытов, 1994;

Сухотина и др., 2002; Толстов, 2005 и др.].

Выводы медицинских и биологических исследований вполне определенны:

разовые влияния экстремально «загрязненной» среды или хронические воздействия малых доз экологического «загрязнения» нарушают физическое и психическое здоровье человека.

В главе рассмотрен адаптационный аспект проблемы влияния на человека экологически неблагополучной среды. Жизнедеятельность в изменяющихся условиях среды осуществляется через универсальные процессы адаптации. Негативные последствия воздействия на человека экологически деформированной среды, зафиксированные в медицинских исследованиях, вполне объясняются законами адаптации, согласуются с ними. Именно в них следует искать источник и основу изменения также и состояния психики в соответствии с особыми средовыми характеристиками. На территориях экологического неблагополучия среда предъявляет повышенные требования к адаптационным механизмам человека. Здесь организм и психика человека нередко функционируют в нижних границах или на пределе адаптационной нормы. «Ценой адаптации» [Авцын, 1972] человека к неадекватным условиям является недостаточная генетическая готовность к хроническим негативным воздействиям среды, при которых возникает организованная минимизация жизни, иногда достигающая уровня патологии [Давыдовский, 1962; Казначеев, 1980; Крыжановский, 1990; Саркисов и др., 1997].

Цена адаптации – это еще и особое напряжение управляющих систем в отклоняющихся от нормы условиях [Зинченко, Мунипов, 1979]. Адаптация человека к условиям экологического неблагополучия является энергозатратной. При длительном пребывании в неадекватных средовых условиях человек склонен к экономии общей энергии жизнедеятельности. Возникает минимизирующая адаптация, которая является механизмом снижения (в пределах нормы) показателей его активности.

Специальный раздел главы посвящен характеристике современного состояния проблемы влияния экологически неблагополучной среды на психику человека.

Единство организма и психики означает, что и она подвержена воздействию экологического неблагополучия, и аномалии не исчерпывают диапазон возможных изменений в состоянии психики людей, проживающих на «загрязненных» территориях. Но работ, в которых специально исследуются сдвиги показателей психической активности в границах нормального развития, характерные для жителей регионов экологического неблагополучия, недостаточно. При общем признании значимости задачи выяснения последствий негативного влияния экологического неблагополучия на психику человека исследователи реализуют разные направления и стратегии ее решения. Условно можно выделить три основных направления, уже названные (с. 5–6 автореферата). В рамках названных направлений реализуются разные подходы к анализу влияния экологического неблагополучия на психику человека, которые также названы в автореферате (с. 6).

Наиболее изученными являются последствия воздействия на психику неблагоприятной радиационной среды. Установлено, что краткое интенсивное или длительное малодозовое радиационное воздействие негативно сказывается на различных видах психической активности человека. Но вопрос о природе изменения психофизиологических показателей людей на радиационно зараженных территориях вызывает дискуссии. Отмечаемые изменения одни исследователи рассматривают как преимущественно психогенно-функциональные [Тарабрина и др., 1996]. Основными в их возникновении называют социально-экономические факторы [Богданова и др., 2003; Хащенко, 2002; Храбров, 1999]. Другие авторы настаивают на преимущественно органическом, а не функциональном генезе психологических расстройств у ликвидаторов и населения зараженных территорий [Краснов, 1995;

Ушаков и др., 1997; Хомская, 1992; 1997 и др.]. Но и при признании непосредственного негативного влияния на человека радиационно зараженной среды нет единого мнения о степени подверженности ему различных сфер психики. Так, особенности познавательного развития, личностные характеристики детей на зараженных территориях одни исследователи [Екимова, 2003; Храбров, 1999] склонны считать обусловленными социально-педагогическими условиями. Другие [Головей, Грищенко, 1995; Григорьев, 1995; Хомская, 1992] – именно влиянием экологического «загрязнения». Третьи [Ушаков и др., 1997] говорят о комплексном влиянии ряда факторов, в том числе, о непосредственном воздействии радиации.

Общее и тем более единое представление о характере и механизмах влияния малых доз радиации на психику человека на сегодня отсутствует.

Воздействие других естественных или антропогенных «загрязнителей» на психику человека изучено крайне мало, главным образом на основе монофакторного подхода [Ибрагимова, 2005; Bresink, 1996; Ebady, 1991; Fredericson, 2000].

Данные о влиянии целостной, без выделения отдельных «загрязнителей», экологически неблагополучной природной (физической) среды на психику человека представлены также лишь в единичных исследованиях. И во всех работах фиксируется изменение показателей психической деятельности людей, в том числе детей, живущих в РЭН: достоверное снижение интеллектуальных возможностей в [Грищенко, 2005; Мажитова, Куанова, 1999], минимальные мозговые дисфункции, сниженные показатели поисковой активности [Дзятковская и др., 1998]. Но в названных работах не обсуждался вопрос о компенсирующих социальных воздействиях.

В рамках второго направления выделены исследования личностных, характерологических особенностей людей, живущих в регионах экологического неблагополучия. В отличие от В. И. Екимовой, А. В. Храброва, считающих, что личностные свойства детей являются эколого-независимыми, специалисты Ставрополья [Ахвердова и др., 2001; Кобрянова, 2002; Лысенко, 2003; Терещенко, 2002], Магадана [Ширяева, 2007] успешно доказывают, что личностные свойства подвержены влиянию химически агрессивной среды.

В итоге теоретического анализа сделано следующее заключение: выводы исследований о влиянии экологически неблагополучной среды на психику человека в пределах нормы неопределенны, противоречивы. Фиксируя влияние эмпирически, исследователи по-разному говорят о его факторах, «мишенях» и последствиях.

«Разноголосица» во многом определяется разнородностью реализуемых подходов, которые по своим методологическим основаниям являются принципиально сходными (локальными), имеющими ряд существенных ограничений, названных на с. автореферата, что не позволяет составить общего представления о состоянии психики людей на территориях экологического неблагополучия. Для изучения состояния психики людей, проживающих на экологически неблагополучных территориях, нужен выход за рамки как моно-, так и полифакторного подхода к возможностям системного анализа, которыми обладает экопсихологический подход к развитию психики человека (В. И. Панов).

Во второй главе «Методологические и теоретические позиции разработки проблемы исследования на основе экопсихологического подхода к развитию психики человека» обозначены методологические предпосылки решения проблемы исследования на основе названного подхода. Выделены базовые понятия, дана новая трактовка понятию «психологический статус», определено его место в категориальном строе проблемы. Представлена теоретическая модель психологического статуса. Сформулировано общее теоретическое представление о состоянии психики человека в условиях длительного влияния экологически неблагополучной жизненной среды.

Исследование опирается на принцип системности. Системное исследование как форма познания отвечает природе психического. Реализация принципа системности в психологии многовариантна. В рамках экологической психологии методологические позиции данного исследования определены концепцией экопсихологии развития психики человека В.И. Панова (2001–2005). В качестве исходного методологического основания исследования выступает анализ не системы «индивид – агенты физической среды», как это принято в психологической экологии, а системы «человек – жизненная среда», как того требует экопсихологический подход к развитию психики человека. Изучение состояния психики в условиях длительного воздействия экологического неблагополучия требует рассмотрения психики в целом в системном единстве с экологически неблагополучной жизненной средой.

Состояние психики рассматривается как результат объект-объектных отношений между компонентами системы «человек – жизненная среда». Каждый из компонентов представляет собой сложноорганизованную систему (подсистему).

Обоснована необходимость применения понятия «психологический статус» для обозначения состояния рассматриваемой системы и состояния психической активности населения. Оно используется в разных науках о человеке, но чаще как термин, и содержание понятия не обсуждается. В традиционном понимании психологический статус – это характеристика состояния психики, рассматриваемой вне жизненной среды и вне принципа системности. В работе дано уточненное содержание понятия как системной характеристики системы «человек – жизненная среда» и интегрального показателя уровня психической активности человека (состояния его психики во взаимодействии с конкретной жизненной средой).

Психологический статус характеризует актуальное состояние двух высших уровней организации целостного человека: психологического и социального [Леонтьев, 1977], неразрывно связанных с уровнем биологическим.

На рис. 1 показано соотношение уровней системной организации человека и уровней психологического статуса.

Понятие «психологический статус» включено в систему категорий проблематики психического и психологического здоровья человека [Братусь, 1997; Демина, Ральникова, 2000; Дубровина, 2004; Слободчиков, Шувалов, 2001; Маслоу, 1997 и др.], по нему можно судить о здоровье человека: физическом, психическом и психологическом, но он составляет лишь часть их параметров. Психологический статус человека характеризует актуальное состояние его психики при нормальном и при нарушенном психическом, психологическом здоровье в соотношении с конкретными факторами окружающей среды.

Социальный Личностный Психологический Психический Психофизиологический Биологический Рис. 1. Соотношение уровней организации целостного человека по А.А.

Леонтьеву, 1977 (слева) и психологического статуса человека (справа).

Новая трактовка психологического статуса позволяет применить его и для характеристики состояния психики населения, поскольку в этом случае сущность понятия сохраняется. Представление о психологическом статусе человека в работе упорядочено в виде его теоретической модели. Модель понимается, по Дж.

Джефферсу [1981], как описание в вербальных терминах основных элементов объекта и представляет психологический статус как интегральную характеристику состояния психики человека. Одной из главных детерминант психологического статуса (помимо влияний внешней среды) являются процессы, происходящие на биологическом уровне системной организации человека. Психологический статус определяется бионейро-соматическим статусом человека. Внешние и внутренние обменные процессы организма создают необходимый на всех уровнях организации человека энергетический базис жизнедеятельности. Энергетическое обеспечение обусловливает определенный уровень активации психической деятельности. В структуре психологического статуса выделены три уровня, связанные отношениями иерархии. Их выделение вызвано необходимостью подчеркнуть качественную неоднородность целостного психологического статуса (рис. 2).

ЖС Личностный уровень ПС I.

Иммунный, гормональный статус, состояние нервной и Психический уровень ПС других систем организма Психофизиологический уровень II. Энергетическое - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - обеспечение - жизнедеятельности I.

Иммунный, гормональный статус, состояние нервной и других систем организма Рис. 2. Модель структуры психологического статуса (ПС): I; II – его биологическое основание (сплошная жирная линия условно отделяет биологический уровень системной организации человека от психологического и социального, ЖС – жизненная среда) Параметры первого уровня психологического статуса характеризуют состояние тех подсистем (сфер) психики, которые граничат с биологическим уровнем организации целостного человека. По сути, это психофизиологический уровень психологического статуса. Его параметры представлены умственной работоспособностью человека.

Параметры второго (психического) уровня представлены характеристиками развития интеллекта человека. Он обеспечивает разнообразные связи человека со средой, успешную адаптацию к ней и, являясь самостоятельной системой, интегрирует активность других функций внутри этого уровня, а потому позволяет судить о его состоянии в целом.

Параметры третьего личностного (высшего) уровня психологического статуса – это те свойства личности, которые более других близки к своей биологической основе. Таковы, в первую очередь, некоторые эмоционально-личностные свойства людей.

Каждый из выделенных параметров психологического статуса включает в себя конкретные показатели, по которым, собственно, и устанавливается актуальное состояние психики человека, пребывающего в данных условиях жизненной среды.

К показателям умственной работоспособности относятся: характер включения в умственную деятельность, ее продуктивность и динамика. Они устанавливаются по большому комплексу характеристик памяти, внимания, утомляемости и другим.

В диссертации названы показатели развития разных видов интеллекта детей, выделенные разработчиками тех тестов, которые использовались в эмпирическом исследовании.

Показателями состояния эмоционально-личностной сферы детей являлись:

устойчивый эмоциональный фон, то есть преобладающие эмоциональные состояния;

уровень тревожности, энергичности, активности детей; степень их открытости, независимости, стремления к самоутверждению и др. Обоснование выбору личностных свойств дано ниже.

Центральное место в главе занимают ключевые положения общего теоретического представления о состоянии психики человека, проживающего в условиях экологически неблагополучной жизненной среды.

Как свидетельствуют результаты ранее выполненных исследований, многие (и разные) показатели психической деятельности людей под влиянием экологического неблагополучия изменяются (снижаются). Говоря в данной работе уже не об отдельных показателях, а о состоянии психики в целом у детей, родившихся и постоянно проживающих на территориях с экологически неблагополучной жизненной средой, можно констатировать наличие асимметрии распределения показателей, составляющих параметры их психологического статуса. Они смещены с границ так называемой «средней» нормы в нижненормативные диапазоны («сниженной нормы», «ниже среднего уровня», «слабые», «пограничные»).

В диссертации предпринята попытка обоснования возможных механизмов возникновения тенденции к изменению состояния психики (снижению уровня психической активности) людей, родившихся и постоянно проживающих на территории экологического неблагополучия, в связи с чем выделено два направления.

Первое – анализ уровня общей активации психической деятельности человека на территориях экологического неблагополучия. В условиях «загрязнения» природной (физической) среды, как части среды жизненной, взаимодействие с ней затруднено и требует бо льших энергетических затрат на биологическом уровне организации человека для поддержания, в первую очередь, физических, физиологических оснований его жизнедеятельности. Это влечет за собой недостаточность энергетического обеспечения на других уровнях – психологическом и социальном (личностном). Нейропсихологи называют это явление «энергетическим обкрадыванием» психической деятельности [Семенович, 2005, с. 45]. По названой причине снижается уровень активации психической деятельности, что и составляет основу снижения параметров психологического статуса, по которому мы судим о состоянии психики человека.

Второе направление поиска ответа на вопрос о механизмах снижения уровня психической активности человека в изучаемых условиях – анализ общих законов адаптации к меняющейся среде. В этом аспекте указанные процессы и механизмы до сих пор не рассматривались и нуждаются в самостоятельном исследовании.

Показано, что возможны два основных варианта влияния на человека неадекватной природной (физической) среды и, соответственно, последствий такого влияния.

Первый вариант соответствует ситуации, когда человек родился и живет в условиях значительного экологического неблагополучия, то есть когда негативное влияние среды человек испытывает с момента его зачатия и далее весь перинатальный период. При этом изначально возникает слабость филогенетических программ гомеостатирования [Вельтищев, 1995; Дзятковская, 1993; Динерман, 1980;

Игумнов, 2000 и др.]. Поскольку, биологические программы и основы жизнеобеспечения человека исходно ослаблены, то, соответственно, функционирование и развитие двух других уровней системной организации человека – психологического и социального (личностного) – будет также измененным.

Люди, родившиеся и постоянно проживающие на «загрязненных» территориях, по состоянию организма и психики находятся ближе к нижнему пределу адаптационной нормы, чем проживающие на экологически благополучных территориях. В этих случаях организм переходит в режим минимизации функций [Казначеев, 1980; Викулов, 2001 и др.] – в щадящий режим, реализующий принцип минимизации потерь, который является реальной биологической основой возникновения тенденции к изменению состояния психики – снижению уровня психической активности человека в условиях экологического неблагополучия.

Второй вариант возникает тогда, когда человек, родившийся здоровым в условиях экологического благополучия, оказывается на значительно «загрязненной» территории и живет здесь длительное время. Его базовые филогенетические программы изначально нормальны. В условиях длительного негативного влияния экологически неблагополучной среды системы адаптации человека работают с напряжением [Агаджанян и др., 1998; Алексеева, 1998; Березин, 1988; Медведев, 1984; Яницкий, 1999 и др.], что заставляет и психику функционировать хотя и в границах нормы, но часто не «средней» нормы, а ниже нее, поскольку биологические и психические процессы оказываются слишком «затратными».

В диссертации обоснована необходимость проведения специального анализа психогенеза и психического развития человека с целью обоснования тенденции к снижению показателей, составляющих параметры психологического статуса людей на территории экологического неблагополучия; рассмотрены процессы, которые предположительно стоят за этим снижением. В этой связи отмечено, что изменение состояния психики – снижение уровня психической активности (по показателям психологического статуса) людей, которые родились и живут в условиях экологического неблагополучия, следует трактовать позитивно: как адаптацию их к территориальным средовым влияниям, как проявление на психологическом уровне компенсации органического ослабления нервной и других систем организма.

Изменение состояния психики, проявлением которого служат сниженные показатели психологического статуса, выполняя компенсирующую функцию, является целесообразным для конкретных условий территории экологического неблагополучия. Эти сниженные показатели есть вариант региональной нормы, позволяющей людям пусть не в самых оптимальных пределах, но адаптироваться к исходно неадекватным условиям среды. Механизм же снижения показателей психической активности человека по второму варианту иной, и трактовать это явление уже необходимо как негативное, как тенденцию к декомпенсации, истощению психических сил в неадекватных условиях. Второй вариант больше характерен для взрослых людей.

Адаптивной нормой существования человека, особенно детей, является социальная среда, и негативные последствия воздействия экологически неблагополучной природной (физической) среды могут быть усилены или компенсированы социальными влияниями. В силу этого степень снижения психической активности вследствие длительного влияния «загрязнений», широта охвата изменениями разных сфер психики различна. В работе говорится именно о тенденции к снижению психической активности детей, проживающих в условиях экологического неблагополучия.

Без понимания механизмов возникновения тенденции к изменению состояния психики таких детей применение стандартных программ компенсации и коррекции, нередко создающих дополнительную нагрузку на «слабые звенья» процесса развития, приводит к истощению психических возможностей детей и появлению в психической деятельности осложнений уже третьего и так дальее порядка.

На территориях экологического неблагополучия реализуется особый, региональный, вариант взаимодействия факторов, детерминирующих состояние психики населения. По отношению к биологическому уровню организации целостного человека воздействие неадекватной природной (физической) среды следует назвать фактором возникающих изменений функционирования человека. Для психологического уровня системной организации человека то же воздействие, скорее, выступает как условие возникновения изменений. Но по достижении значительной (особенно кризисной) степени «загрязнения» физической среды ее влияние становится причинным фактором изменения параметров психологического статуса.

На значительно «загрязненных» территориях происходит возрастание роли природного фактора в их совместной с социальным фактором детерминации состояния психики людей.

В завершение главы сделан вывод о существующей тенденции к изменению состояния психики (общему снижению психической активности у людей), родившихся и постоянно проживающих на территориях с деформированной жизненной средой, которая проявляется на всех уровнях психологического статуса, отражая состояние их психики в целом в условиях экологического неблагополучия.

В третьей главе рассмотрены особенности жизненной среды региона и территорий исследования, представлен анализ состояния физического здоровья детей (родившихся и постоянно проживающих на этих территориях) как биологической основы их психологического статуса.

Забайкальский край по своим природно-климатическим особенностям и преобладающему профилю хозяйственной деятельности может быть отнесен к экологически неблагополучным регионам [Государственный доклад о санитарно…, 2006-2008]. Деформация физической среды здесь заключается не просто в присутствии каких-то отдельных «загрязнителей», а в комплексных негативных геофизических и геохимических параметрах естественного и производственного генеза, которыми она характеризуется в целом. Развитие горно-рудной и перерабатывающей промышленности привело к накоплению десятков миллионов тонн отходов. На территории Забайкальского края в настоящий момент отмечается множество техногенных скоплений особо опасного характера. По этому показателю регион занимает одно из первых мест в мире [Государственный доклад…Читинской области, 2003]. Физическую среду Забайкалья характеризует высокий уровень радиации как естественного, так и производственного генеза.

Жизнедеятельность человека в регионе требует серьезных энергозатрат, напряжения адаптивных систем. Медики и адаптологи говорят о неустойчивой адаптации населения Забайкальского края. По индексу потенциальной жизнеспособности Забайкалье относят к регионам с наиболее низким показателем [Агаджанян, Гомбоева, 2005]. У населения отмечается большое число экологозависимых состояний и эколого-обусловленных патологий [Экологический портрет человека Забайкалья, 2004]. В первую очередь, страдают жизненно важные, энергозависимые функции. Медицинские исследования фиксируют, что в условиях экологического неблагополучия происходит нарушение энергетического метаболизма, падение энергообразования, которое влечет за собой изменения в основных системах организма человека [Сердцев, 1996; 2001].

Анализ состояния физического здоровья детей, коренных жителей «загрязненных» территорий, сделанный на основе данных медицинской статистики, материалов медицинских исследований [Вощенко, 1988; Елизарова, 1997; Кошмелева, 2003 и др.] и школьных медицинских карт, позволил констатировать: у многих из них ослаблены функциональные возможности организма. Это проявляется в высокой заболеваемости дыхательной системы; функциональном напряжении сердечнососудистой системы; сдвигах в состоянии гормональной регуляции, связанных со снижением функционального состояния гипоталамо-гипофизарно-тиреоидной системы; признаках иммунодефицита, распространенности неврологической симптоматики.

Многолетние (2001–2008) исследования Н.В. Говорина и его сотрудников [Абашкина, Зимина, Злова, Морозова и др.] позволяют говорить о снижении показателей нервно-психического здоровья детей, проживающих в зонах экологического неблагополучия Забайкальского края. У здоровых детей младшего школьного возраста выявлено изменение функционального состояния головного мозга, его биоэлектрической активности в виде дезорганизованного типа электроэнцефалограммы с альфа-ритмом. Это свидетельствует о снижении психофизиологической пластичности и усилении катаболических процессов коры головного мозга в условиях постоянно действующих патогенных факторов [Элизбарян, 2004].

В работе подчеркнуто: у детей на территориях экологического неблагополучия, в том числе там, где проводилось исследование, ослаблены биологические основания жизнедеятельности и психологического статуса.

Третья глава завершает теоретическую часть работы, где обоснована необходимость применения экопсихологического подхода к развитию психики человека для теоретического анализа и эмпирического изучения проблемы состояния психики населения, постоянно проживающего на территориях с экологически деформированной жизненной средой; раскрыты теоретические аспекты проблемы.

Часть II «Эмпирическое изучение важнейших характеристик состояния психики человека, проживающего на экологически неблагополучной территории» содержит результаты сравнительного исследования психологического статуса детского населения, родившегося и проживающего на отличающихся по условиям жизненной среды территориях.

В четвертой главе раскрыты особенности организации и методического обеспечения исследования, дизайн которого предполагал выделение нескольких уровней независимых переменных – влияний на психику природной (физической) и социальной составляющих жизненной среды. Условная количественная мера влияний определена в соответствии с объективными социально-природными характеристиками конкретной территории, а уровни заданы градиентом факторов.

Градиент природного фактора – это степень «загрязнения» физической среды территории. Он устанавливался в соответствии с такими критериями, как содержание «загрязнителей» в физической среде территории (по ПДК – предельно допустимым концентрациям) и число индикаторных патологий среди населения. Были выделены экологически неблагополучные территории (с кризисной степенью «загрязнения» физической среды и со значительно «загрязненной» физической средой), а также экологически благополучные, «чистые», территории.

По социально-экономическим показателям, характеристикам образовательной, информационной среды, возможностям получения медицинской помощи определялся также условный градиент социального фактора (названного социальным статусом территории) в районах исследования. Самый высокий градиент был установлен для социальной среды краевого центра, ниже – для городов, являющихся центрами районов, самый низкий – для поселка (районного центра) и обычных сел.

Таким образом, исследование проводилось на территориях, отличающихся по условиям жизненной среды, природной (физической) и социальной. Это город Чита, административный, экономический и культурный центр Забайкальского края, имеющий значительно «загрязненную» физическую среду (внутри города выделены отличающиеся по степени «загрязнения» микрорайоны); города Краснокаменск, Балей – районные центры с кризисной степенью «загрязнения» физической среды, а также ряд сел Балейского района.

Контрольное исследование было проведено на единственной в регионе (кроме северных) территории, которую эксперты назвали экологически «чистой», – в поселке Красный Чикой (районный центр) и селах Красночикойского района. Было проведено исследование также в Дивногорске – экологически «чистом» городе районного значения Красноярского края.

Согласно градиенту факторов территории исследования были «проранжированы» и по степени экологического «загрязнения» физической среды, и по уровню социального развития (рис. 3).

Рис. 3. Градиент природного фактора «загрязненность» физической среды территорий, где проводилось исследование Это позволило сопоставить градиенты обоих факторов и показатели психологического статуса детей, проживающих на территориях. Сопоставления осуществлялись по схеме, часть которой представлена в табл. 2.

Таблица Варианты сопоставления показателей психологического статуса детей № Средовой фактор Сопоставляются:

1 «загрязненность» показатели детей из показатели детей из физической «грязных» территорий «чистых» территорий среды (городов и сел) (городов и сел) Предполагаемые результаты: результаты отличаются 2 «загрязненность» показатели детей из показатели детей из физической «грязных» территорий с «чистых» территорий с среды высоким социальным высоким социальным статусом (городов) статусом (городов) Предполагаемые результаты: результаты отличаются 3 «загрязненность» показатели детей из показатели детей из физической «грязных» территорий с «чистых» территорий с среды низким социальным низким социальным статусом статусом (сел) (сел) Предполагаемые результаты: результаты отличаются 4 «загрязненность» показатели детей из показатели детей из физической «грязных» территорий с «чистых» территорий с среды высоким социальным низким социальным статусом статусом (городов) (сел) Предполагаемые результаты: результаты сходные Данная особенность исследования позволила, условно отделив влияние природного фактора от влияния фактора социального, определить «вклад» каждого из них в системную детерминацию состояния психики человека, их соотношение.

В главе также представлены гипотезы, задачи и основные этапы эмпирического исследования, описаны его методы.

В пятой главе «Умственная работоспособность детей, проживающих на экологически неблагополучных территориях», дана теоретическая трактовка умственной работоспособности как интегральной характеристики психофизиологического уровня психологического статуса человека; приведены эмпирические данные сравнительного исследования умственной работоспособности детей, родившихся и постоянно проживающих в отличающихся условиях жизненной среды.

Дан анализ подходов к изучению умственной работоспособности в разных областях знания, уточнено ее понимание в контексте данного исследования как базисной для других сферы психики, в определенном отношении обеспечивающей их функционирование. Близость к биологическому уровню системной организации человека обусловливает связь умственной работоспособности с влияниями природной (физической) среды. В настоящем исследовании, включившем часть данных выполненной под нашим руководством диссертации О. П. Михайловой [2007], умственная работоспособность рассматривается как интегральная характеристика общей активации психической деятельности человека.

Наиболее отчетливо дефицитарность активации психической деятельности обнаруживается в процессах памяти и характеристиках внимания [Ахутина, 2000;

Корсакова, Микадзе, Балашова, 1997; Bishop, 1990 и др.]. Они и стали предметом диагностики.

Исследование показало, что существуют значимые отличия в умственной работоспособности детей основных и контрольных групп. Показатели умственной работоспособности детей, проживающих на экологически неблагополучных территориях, независимо от социального статуса последних, ниже, чем у их сверстников, проживающих на экологически благополучных территориях. Уровень значимости отличий колеблется в пределах p < 0,08 – p < 0,001.

В табл. 3 представлены результаты изучения мнестической деятельности детей.

Таблица Количество детей (в %), имеющих симптомы снижения мнестической деятельности, на территориях с отличающимися средовыми условиями Симптомы снижения Экологически Экологически мнестической деятельности неблагополучные благополучные территории территории г. Балей г. Чита: г. Чита: мкр. п.

Центральный, Северный Красный N = 45 Ингодинский N = 77 Чикой районы N = 133 N = Трудности включения 45,3 28,9 23,1 7,Истощаемость 23,5 13,0 6,2 3,Колебания продуктивности 70,4 63,0 50,3 36,Сужение объема памяти 63,7 52,1 41,5 21,после интерференции Реминисценция 30,3 36,2 26,0 12,Трудности включения 82,6 70,8 43,0 43,Истощаемость 19,8 9,9 4,2 1,Колебания продуктивности 54,7 39,2 28,8 15,Сужение объема памяти 65,0 52,0 41,3 20,после интерференции Реминисценция 29,8 30,1 24,9 11,Трудности включения 87,3 69,7 58,3 40,Истощаемость 20,1 10,1 4,0 - Колебания продуктивности 42,3 28,8 18,4 8,Сужение объема памяти 70,5 54,1 42,7 24,после интерференции Реминисценция 28,4 17,0 12,0 7,Данные таблицы свидетельствуют: количество детей, имеющих симптомы снижения мнестической деятельности, возрастает с увеличением градиента фактора «загрязненность» физической среды территории, на которой они проживают.

В результатах диагностики внимания с помощью психофизиологического теста Тулуза-Пьерона (табл. 4) обнаружена та же тенденция.

Методики слов слова группы по фигур Таблица Количество детей (в %) по уровням выполнения теста Тулуза-Пьерона на территориях с отличающимися средовыми условиями Уровни Экологически неблагополучные Экологически благополучные выполнения территории территории г. Балей г. Чита: Центральный, г. Чита: мкр. п. Красный Ингодинский районы Северный Чикой Скорость выполнения теста Патология 26,0 17,0 4,5 3,Слабая 35,4 22,0 15,1 6,Возрастная 30,2 21,1 19,9 20,норма Хорошая 8,3 39,9 52,5 60,Высокая – – 8,0 9,Уровни Точность выполнения теста Патология 32,0 20,5 – – Слабая 34,3 20,0 11,8 2,Возрастная 26,4 12,4 12 10,норма Хорошая 7,3 38,0 48,8 50,Высокая – 9,0 27,4 36,По скорости и точности выполнения теста самое большое число детей с уровнем «патология», «слабая» выявлено в Балее – в кризисной экологической зоне.

В отдаленном таежном поселке Красный Чикой, где дети развиваются в худших социальных условиях, чем их сверстники из Балея и Читы, но зато в экологически «чистой» среде физической, самое малое число испытуемых с низкими уровнями работоспособности (p < 0,01). По уровням «хорошая» и «высокая» скорость и точность выполнения теста показатели детей экологически благополучных территорий выше (p < 0,04 – < 0,01).

Значимость отличий между школьниками в показателях высокой степени утомляемости варьирует от p < 0,01 до p < 0,001. Столь же значимы отличия (p < 0,04;

p < 0,01; p < 0,001) в показателях низкой степени утомляемости.

Итак, на психофизиологическом уровне психологического статуса, в показателях умственной работоспособности детей, родившихся и проживающих на экологически неблагополучных территориях, выявлено отчетливое снижение психической активности:

– при выполнении мнестической деятельности у них чаще наблюдается истощаемость, значительные колебания объема перерабатываемой информации, трудности включения в деятельность и другие признаки сниженной умственной работоспособности;

– они уступают своим сверстникам из экологически благополучных территорий в концентрации, переключаемости внимания, в скорости и точности выполнения заданий. У них ниже коэффициент устойчивости внимания, сильнее выражена истощаемость к концу выполнения заданий, снижен психомоторный темп;

– у большого числа детей затруднен межполушарный перенос информации, слуховой, кинестетической, зрительной и тактильной, что приводит повышению психофизиологической «цены» деятельности.

Наиболее отчетливо снижение уровня умственной работоспособности детей в условиях экологического неблагополучия проявляет себя в показателях, отклоняющихся от нормы, или в «крайних» показателях нормы. На «загрязненных» территориях значительно больше детей с «патологическими» показателями выполнения заданий, уровнем «слабой» умственной работоспособности и много меньше детей с показателями высокого уровня. В целом же можно говорить об асимметрии в показателях умственной работоспособности: они «смещены» в сторону сниженной нормы.

Контрольные сопоставления показателей детей, родившихся и постоянно живущих в отличающихся природных и социальных условиях, проведенные согласно приведенной выше схеме, выявили варианты условного соотношения природного и социального факторов (при их взаимодействии), влияющих на умственную работоспособность. Наиболее часто на территориях со значительным средовым «загрязнением» более сильным является природный фактор – влияние на человека «загрязненной» физической среды, он проявляет себя в том, что:

– показатели умственной работоспособности детей, живущих в п. Красный Чикой – экологически «чистой» территории с низким социальным статусом – выше показателей детей, живущих в городах Чита и Балей – территориях с более высоким социальным статусом, но экологически неблагополучных. Несмотря на то, что социальные условия в городах лучше, «загрязненная» физическая среда снижает результаты городских детей по сравнению с результатами их сельских сверстников;

– среди детей, живущих в сходных социальных условиях одного города, но районах с разной степенью «загрязнения» физической среды, более высокие показатели умственной работоспособности отмечаются у жителей экологически благополучной территории.

При отсутствии специальной психолого-педагогической работы с детьми более оптимальная социальная среда значительно «загрязненных» городов не может в полной мере компенсировать негативное влияние на умственную работоспособность деформированной природной (физической) среды.

Поскольку умственная работоспособность является условием и основой выполнения любой психической деятельности, снижение ее уровня лимитирует возможности других психических функций.

В шестой главе «Развитие интеллекта детей, проживающих в условиях экологического неблагополучия жизненной среды» рассмотрена в теоретическом плане проблема роли средовых влияний в развитии интеллекта и представлены результаты эмпирического исследования развития интеллекта детей, проживающих на территориях с отличающимися условиями жизненной среды.

Отмечается, что проблема роли средовых влияний и тем более роли влияний природной (физической) среды в развитии интеллекта продолжает оставаться одной из самых дискуссионных. Наиболее распространенная точка зрения современных исследователей на соотношение биологического и социального, или (в более частном варианте) генетического и средового факторов, высказывается в теории взаимодействия: природа и степень влияния одного фактора зависит от вклада другого [Анастази, 2001; Акимова, 1999; Егорова, 1988; Малых и др., 1998, 2008;

Равич-Щербо и др., 1988, 1999].

Как бы ни определялись в науке материальные основы интеллектуальной деятельности, они не свободны от влияния жизненной среды человека. Наиболее изучено воздействие на развитие интеллекта социальной среды. Между тем, среда природная (физическая) также способна оказывать свое влияние на развитие интеллекта. Но ее воздействие исследовано значительно меньше (за исключением влияния радиационного «загрязнения» и некоторых других отдельных вредных агентов, например, свинца), а выводы о последствиях противоречивы. Воздействие целостной природной (физической) неблагополучной среды на развитие интеллекта человека изучено еще меньше. Работы, специально посвященные этой проблеме, единичны. Так, изучение интеллектуального потенциала подростков, проживающих в различных экологических условиях (на примере жителей Челябинска и СанктПетербурга), предпринял П. А. Грищенко [2005], который объясняет сдвиги показателей интеллектуального потенциала подростков изменениями в разноуровневой системе психофизиологической регуляции человека в условиях экологического неблагополучия, но не обсуждает различия социальных условий формирования интеллектуального потенциала подростков.

Таким образом, можно говорить о том, что в психологической науке отсутствует общее представление о влиянии на развитие интеллекта ребенка экологически деформированной жизненной среды. В лаборатории региональных исследований психики ЗабГГПУ было предпринято изучение развития интеллекта детей, родившихся и постоянно проживающих на экологически неблагополучных территориях Забайкальского края. Часть данных обобщена в диссертации А. А. Суханова [2005], выполненной под руководством В. И. Панова, Н. М. Сараевой.

По результатам тестирования детей дошкольного, младшего школьного и подросткового возрастов на предварительном этапе исследования была выявлена тенденция к снижению показателей развития интеллекта в условиях экологического неблагополучия. 77,8 % сопоставлений интеллектуальных показателей дошкольников, проживающих на отличающихся по условиям жизненной среды территориях, фиксируют значимые (на уровне p < 0,07 – p < 0,01) отличия между детьми по критерию Фишера (*). Показатели жителей экологически неблагополучных территорий ниже. 71,3 % сопоставлений показателей развития интеллекта младших школьников обнаруживают существование значимых отличий (p < 0,05 – p < 0,01). Тенденция та же. С увеличением градиента фактора «загрязненность» физической среды территории снижаются показатели развития интеллекта подростков.

На основном этапе исследования подтверждено существование достаточно выраженной тенденции к снижению показателей интеллектуальной активности жителей экологически неблагополучных территорий. Несмотря на то, что на данном уровне психологического статуса эта тенденция проявляет себя более сложно, не столь явно, как в показателях умственной работоспособности, ее проявления зафиксированы при изучении различных аспектов интеллекта. Она обнаруживается в показателях развития интеллекта детей, проживающих на «загрязненных» территориях различного социального статуса.

В табл. 5 приведены данные основного этапа исследования о количестве детей с нижненормативными показателями развития интеллекта по тесту Д. Векслера.

Таблица Количество детей (в %) с нижненормативными показателями интеллекта по тесту Векслера на территориях с отличающимися условиями жизненной среды Экологически Экологически благоприятная Уровень неблагоприятная территория развития интеллекта территория Балей Балейский Чита Красный Красночи- Дивно р-он Чикой койский р-он горск Общий интеллект Сниженная норма 17,8 32,0 15.4 6,0 3,9 Пограничный 10,7 16,0 12,8 4,0 0 уровень Вербальный интеллект Сниженная норма 19,1 28,0 12,8 8,0 19,2 Пограничный 11,9 12,0 23,1 0 3,9 уровень Невербальный интеллект Сниженная норма 22,6 16,0 15.4 8,0 3,9 3,Пограничный 10,7 16,0 0 0 0 уровень Очевидно, что детей с нижненормативными показателями развития всех видов интеллекта на «загрязненных» территориях (особенно при кризисной степени «загрязнения») значительно больше, чем на территориях «чистых» (p < 0,07 – p < 0,01), что свидетельствует о силе природного фактора; социальный же заявляет о себе «внутри» территорий, сходных по градиенту фактора «загрязненность», но отличающихся по социальному статусу.

На экологически неблагополучных территориях отмечается: а) большое число детей с показателями, отклоняющимися от нормы, то есть существует тенденция к «дрейфу» показателей к пограничному уровню и далее к уровню умственного дефекта (в этом сильнее всего проявляется влияние фактора неблагополучия физической среды, т.е. направление развития интеллекта ребенка – в сторону отклонений или в сторону нормы – значительно определяется природным фактором);

б) меньшее количество детей с показателями высокого и очень высокого уровня развития интеллекта по сравнению с контрольными группами, то есть в обеспечении возможности достижения детьми высокого уровня развития интеллекта природный фактор также играет значительную роль.

Анализ усредненных интеллектуальных профилей (рис. 4) детей, которые проживают в отличающихся условиях жизненной среды, показал, что у жителей «чистых» территорий значения практически всех субтестов выше значений жителей «загрязненных» территорий. Самые высокие показатели принадлежат жителям экологически «чистого» и благополучного в социальном отношении г. Дивногорск, хотя он уступает по социальному статусу г. Чита, где в показателях лишь результаты двух субтестов – 2 («понятливость») и 7 («недостающие детали») – выше, чем у их сельских сверстников из Красного Чикоя. Остальные результаты ниже: дети испытывают затруднения в определении понятий, анализе и синтезе, несколько снижены характеристики оперативной памяти и внимания. Снижение показателей развития интеллекта во многом происходит за счет недостаточной работоспособности, более быстрой умственной истощаемости детей, проживающих в условиях экологического неблагополучия.

Рис. 4. Усредненные профили структуры интеллекта детей, проживающих на отличающихся по условиям жизненной среды территориях Показатели умственного развития детей, живущих в городе экологического кризиса Балее, самые низкие по всем субтестам. Наиболее низкие результаты отмечаются в субтестах 5 (словарном), 12 («лабиринты»), 1 («осведомленность»), (последовательные картинки), что свидетельствует о сниженном развитии основных интеллектуальных функций – памяти и мышления, аналитических способностей, устойчивости и произвольности внимания в целом и перцептивного внимания, в частности. Недостаточна работоспособность школьников (11 субтест).

С увеличением степени «загрязнения» природной (физической) среды территорий снижаются показатели развития интеллекта, умственной работоспособности детей. Наряду с бесспорным значением в детерминации этой тенденции фактора социального, обнаруживается ее связь с «загрязнением» природной (физической) среды территории проживания детей.

Седьмая глава «Изучение эмоционально-личностной сферы детей, проживающих на экологически неблагополучных территориях» содержит теоретическое обоснование возможности выявления воздействия природной (физической) составляющей жизненной среды на характеристики некоторых личностных свойств, результаты проведенного эмпирического исследования.

В постановке проблемы приводятся следующие соображения. Ни одна из сфер психики человека как компонента открытой интегральной системы «человек – жизненная среда» не свободна от необходимости обмена веществом, энергией и информацией с окружающей средой, то есть не свободна от средовых, в том числе природных, влияний. Это относится и к личностной сфере человека. Но если по отношению к социальной составляющей жизненной среды этот тезис не вызывает сомнений, то о подверженности личностной сферы природным влияниям следует говорить осторожнее. Прямых непосредственных связей (конечно, на основе действия физиологических механизмов) особенностей личностных свойств с влияниями природной (физической) среды исследователи в большинстве своем не усматривают.

Так, воздействие радиационно зараженной среды на личностные свойства трактуется, чаще всего, с позиций психологии средовых влияний [Бобнева, 1992;

Журавлев и др., 2001; Хащенко, 2002 и др.]. Разумеется, это наиболее приемлемо в контексте представлений о социальной природе и сущности личности.

Но вместе с тем социальный (личностный) уровень организации целостного человека, будучи социальным по генезу и содержанию, формируется на основе двух нижележащих уровней – психологического и биологического. И он не свободен от своего биологического базиса.

Подсистема личностных свойств как часть общей системы психики, подчиняясь законам поведения системы, способна взаимодействовать и с природной, и с социальной средой. Такова логика функционирования систем, и она приводит к выводу не только о возможности, но и неизбежности изменения характеристик какихто личностных свойств вслед за устойчивыми изменениями природной (физической) среды.

Согласно результатам психогенетических исследований, личностные черты являются комплексными признаками, в детерминации которых принимает участие множество факторов, в том числе и наследственность [Егорова, 1997;

Малых и др., 2008; Роль среды…, 1988]. Признание реальности этого вклада влечет за собой признание и возможности влияния природной (физической) среды через биологический уровень организации человека на его личностные свойства.

Наиболее часто говорится о последствиях воздействия на личность повышенной радиации [Базылевич, 1992; Власова, 1995; Дорощенко, 1996; Григорьев, Демина, 1995; Екимова, 2003]. Повторим, что вопрос о природе личностных изменений людей в радиационно зараженных областях остается дискуссионным.

В литературе встречаются упоминания о негативном воздействии на личность и других агентов физической среды [Буторина, 2000; Ибрагимова, 2005; Скальный, 1999]. Особенно убедительны данные исследователей Ставропольского края о том, что длительные воздействия химически зараженной среды без дополнительных патогенных факторов способны вызывать личностные изменения [Ахвердова, Боев и др., 2001; Кобрянова, 2002; Лысенко, 2003; Терещенко, 2002 и др.].

Изложенные соображения определили включение в программу исследования состояния психики людей, проживающих на территориях экологического неблагополучия, анализ и личностных свойств, и в их системе были выделены те, которые в большей мере, чем другие, сохраняют «контакты» со своим биологическим базисом – эмоционально-личностные.

Эмоции выполняют важнейшую функцию интеграции социального и биологического в человеке. Любые изменения качества среды получают немедленную аффективную оценку [Лебединский, 1985]. Именно по характеристикам эмоциональности человека можно с достаточной долей уверенности судить об уровне общей активации психической деятельности. Когда речь идет о детях, то роль эмоций называют ведущей в общей структуре психической деятельности [Хризман, Еремеева, Лоскутова, 1991].

В многочисленных работах, начиная с В. Штерна [1922] и Л. С. Выготского [1984], показана органичная связь процессов становления эмоциональной сферы и формирования личности [Запорожец, 1986; Трошин, 1915; Якобсон, 1956]. В психосоматической медицине считают, что в эмоциональной сфере человека проявляется его личностная структура [Dunbar, 1945; Lazarus, 1987]. Эмоция – сложный личностный процесс. По мнению Г. М. Бреслава [1990], личностные отклонения обнаруживаются именно в динамике эмоциональной сферы.

Употребление термина «эмоционально-личностные» (свойства) является и оправданным и принятым [Демина, 1999; Малявкина, 2003; Смирнова и др., 1999;

Тарабрина, 2008; Хомская, 1992, 2002 и другие].

В возглавляемом Е. Д. Хомской исследовании [Чернобыльский след…, 1992] говорится об изменении эмоционально-личностных качеств у людей в условиях повышенной радиации. В работе А. В. Храброва [2003] есть данные о различных изменениях личностно-эмоциональной сферы людей на радиационно зараженной территории. Но специального исследования эмоционально-личностной сферы людей, проживающих в условиях экологического неблагополучия, обусловленного другими «загрязнителями», в отечественной психологии, насколько нам известно, не проводилось.

В контексте данной работы правомерно говорить об особенностях таких личностных свойств, которые определяются, наряду с социальными воздействиями и общим запасом жизненных сил, в том числе физических, общей активацией нервной системы и общим уровнем психической активности человека. К таким личностным свойствам, по нашему мнению, относится открытость, эмоциональная устойчивость, независимость, уверенность, направленность на самоутверждение, динамичность, спокойствие (и им противоположные). А поскольку на территориях экологического неблагополучия недостаточность активации вызвана унифицированными условиями природной (физической) среды, то отмечается недостаточность и, соответственно, особые характеристики личностных свойств не у отдельных людей, а у населения, проживающего в данной местности. Данные характеристики личностных свойств обозначены нами как процессуально-динамические. Они относятся не к содержанию личностного свойства, а к его «реализации» в деятельности и поведении.

В данном исследовании характеристики эмоционально-личностных свойств детей являются параметром их психологического статуса и представляют его высший уровень.

Сравнительное исследование эмоционально-личностной сферы детей, родившихся и постоянно проживающих в отличающихся условиях жизненной среды, выявило значимые отличия в показателях высокого уровня тревожности детей основных и контрольных групп. Число детей с высоким уровнем тревожности на экологически неблагополучных территориях более чем вдвое превышает число детей с таким же уровнем тревожности на «чистой» территории (p < 0,01). С увеличением градиента «загрязненности» физической среды территории возрастает число детей с высоким и очень высоким уровнем тревожности. Самое большое число детей с высоким уровнем тревожности проживает в кризисном городе Балей. К тому же только здесь выявлены дети с пониженной тревожностью, у которых очень слабы предупредительные мобилизующие реакции. Проведенное нами исследование дает возможность говорить о том, что показатели крайних, полярных уровней тревожности детей – высокого и сниженного – при прочих равных условиях можно считать маркерами экологического «загрязнения» территории их проживания.

Вместе с тем по совокупности данных наиболее тревожными предстают жители экологически неблагополучного краевого центра – г. Чита. У них же в рисунках самое большое число признаков личностной «проблемности».

В целом у детей, независимо от места проживания, зафиксирован положительный эмоциональный фон жизнедеятельности. Но отмечается смещение знака эмоционального фона детей, живущих в условиях экологического неблагополучия, к отрицательному полюсу, что позволяет говорить об ослаблении активных форм жизнедеятельности, трофотропной направленности адаптационных процессов [Собчик, 1990].

Усредненные личностные профили младших школьников, проживающих на территориях с отличающимися средовыми условиями, имеют «линейную» конфигурацию, то есть среди детей отсутствуют явные акцентуанты. Все стеновые характеристики, за исключением показателя развития интеллектуальных функций (фактор В) в Балее, входят в границы условного среднего уровня, но при этом достаточно явно видна асимметрия показателей у школьников экологически неблагополучных территорий. Личностный профиль детей, родившихся и постоянно живущих в условиях средового «загрязнения», частью показателей смещен вниз.

Нельзя сказать, что эта тенденция резкая и заявляет о себе выраженными «падениями» показателей, выводящими детей за грань нормы. Показатели детей остаются в нормативных границах, но смещаются к нижней границе нормы (рис. 5).

Рис. 5. Усредненные личностные профили детей, проживающих на территориях с отличающимися средовыми условиями (по опроснику Р. Кэттелла) По ряду факторов теста установить ожидаемую связь значений именно с экологическим «загрязнением» не удалось (например, по факторам C – спокойствие, стабильность, O – тревожность). Хотя самые «благополучные» показатели по этим факторам принадлежат жителям экологически «чистой» территории – п. Красный Чикой, но самые «неблагополучные» отмечаются не у балейцев, жителей кризисно «загрязненной» территории, а у читинцев, ведущих относительно более напряженную социальную жизнь.

Однако исследование позволило выделить комплекс свойств, особенности которых связаны с проживанием детей на экологически неблагополучной территории.

Его составляют сниженные значения факторов А (в процессуально-динамическом аспекте обозначаемых им свойств: менее активном стремлении к общению, меньшей выносливости в общении, склонности к фиксированным формам поведения). В (развития интеллекта) и Е (также в процессуально-динамическом аспекте: бо льшей, неосознанной или сознательной осторожности в принятии решений, проявлении необходимости рассчитывать силы и предусматривать возможность помощи). В сочетании с фактором F, отражающим меньшую энергичность, активность детей, проживающих на экологически неблагополучных территориях, они образуют ядро личностных черт в их усредненном профиле. Именно по этим свойствам дети, живущие на экологически неблагополучных территориях, независимо от социального статуса последних, сходны между собой, и именно по этим свойствам они отличаются от жителей «чистой» территории. Отличия подтверждены графиками эмпирических функций распределения. Именно значения названных факторов снижаются по мере увеличения «загрязнения» физической среды территории, в чем можно усмотреть связь с негативными природными влияниями.

Косвенными признаками такого влияния являются значения факторов O (тревожность в крайних показателях), Q4 (напряженность) и D (сдержанность/возбудимость). Если в личностном профиле присутствуют сочетания основного комплекса и наблюдается изменение значений по названным дополнительным шкалам, то можно ожидать также проявления меньшей социальной приспособленности (фактор Q3). Склонность к социальной интроверсии [Собчик, 1990], сниженные интеллектуальные показатели, другие названные выше характеристики свидетельствуют о гипостеническом характере адаптации – минимизирующей адаптации, что подтверждается показателями фактора Q3.

Возможность выделения значимых отличий в характеристиках названных личностных свойств детей, проживающих в отличающихся условиях жизненной среды, дает основание говорить о том, что психологический статус коренных жителей экологически неблагополучных территорий имеет особенности и на высшем его уровне. Эти особенности проявляются не столько в содержательных, сколько в процессуально-динамических характеристиках личностных свойств. Причина – в изменении состояния психики (общем снижении уровня психической активности) людей в условиях длительного влияния экологического неблагополучия.

В Заключении сформулированы выводы, подтверждающие гипотезу исследования и положения, выносимые на защиту.

1. Теоретико-методологический анализ проблемы исследования влияния экологически неблагополучной среды на состояние психики человека показал, что в настоящее время достаточно хорошо изучены лишь медико-биологические ее аспекты. Выводы психологических исследований о влиянии экологически неблагополучной среды на психику здорового человека противоречивы: сам факт влияния фиксируется, но факторы, «мишени», степень такого влияния и, соответственно, последствия его представляются исследователям по-разному. «Разноголосица» во многом определяется тем, что исследователи в своих работах реализуют монофакторный, комплексный (но не системный) подходы к изучению влияния экологического неблагополучия на психику человека, что препятствует созданию общего представления о сути и последствиях такого влияния. В этой связи дано теоретико-методологическое обоснование необходимости реализации экопсихологического подхода к развитию психики человека, позволившего провести теоретический анализ и эмпирическое изучение состояния психики населения, постоянно проживающего на «загрязненных» территориях. Согласно данному подходу состояние психики рассматривалось как результат взаимодействия между компонентами системы «человек – жизненная среда». При этом «человек», как компонент этой системы, представлен детским населением, родившимся и постоянно проживающим на экологически «загрязненных» территориях Забайкальского края, поскольку влияние экологического «загрязнения» на состояние психики выявляется только в популяционной изменчивости психической активности. Жизненная среда, как компонент той же системы, представлена комплексом природных и социальных условий указанных территорий.

2. Показано, что изучение психики в системных связях с жизненной средой требует применения понятия для обозначения состояния психической активности. Обоснована целесообразность использования понятия «психологический статус» в уточненном его значении, которое раскрывает системный характер обозначаемой им реальности. Дана новая трактовка понятия «психологический статус» как системообразующей характеристики системы «человек – жизненная среда» и интегрального показателя уровня психической активности человека (состояния его психики во взаимодействии с жизненной средой), определено его место в категориальном строе проблемы. Понятие применимо и для анализа состояния психики населения, поскольку в этом случае значение понятия сохраняется.

3. Разработана теоретическая модель психологического статуса, которая представляет собой описание в вербальных терминах его материальных основ и составляющих элементов. Психологический статус человека показан сложным многомерным структурным целым, в котором связаны отношениями иерархии психофизиологический, психический и личностный уровни, характеризующие психическую активность человека в различных аспектах взаимодействия с жизненной средой. Параметры психофизиологического уровня представлены умственной работоспособностью человека, выступающей в качестве интегральной характеристики общей активации психической деятельности. Данный параметр включает в себя большой комплекс показателей мнестической деятельности, внимания, утомляемости и других. Параметры второго (психического) уровня представлены совокупностью показателей развития интеллекта как системного образования, обеспечивающего внутрипсихическую интеграцию и связи со средой, адаптацию к ней. Некоторые эмоционально-личностные свойства представляют параметры высшего (личностного) уровня психологического статуса. Показатели этих уровней отражают состояние психики в целом в условиях длительного влияния экологически неблагополучной жизненной среды.

4. Теоретически обоснована возможность возникновения тенденции к изменению состояния психики – к общему снижению психической активности детского населения, родившегося и проживающего на экологически неблагополучных территориях. Теоретически обосновано возникновение указанной тенденции, которая возникает в результате: а) дефицита энергетического обеспечения психической деятельности, вызываемого конкуренцией за энергию между биологическим и психологическим, социальным уровнями организации человека, и снижения общей активации психической деятельности людей в условиях длительного влияния «загрязненной» природной (физической) среды; б) необходимости энергосбережения и минимизирующей адаптации, поскольку психика человека, родившегося и постоянно живущего в условиях экологического неблагополучия, формируется на основе изначально ослабленных филогенетических программ и пребывает в напряжении в связи с продолжающимися негативными средовыми воздействиями.

5. Эмпирически подтверждено существование тенденции к изменению состояния психики – общему снижению психической активности детского населения, родившегося и постоянно проживающего на экологически неблагополучных территориях Забайкальского края. Тенденция отражает состояние психики в целом у людей, постоянно проживающих на экологически неблагополучных территориях и проявляется в следующем:

– существуют достоверные отличия в показателях психологического статуса детей, проживающих на отличающихся по условиям жизненной среды территориях. Генеральное отличие заключается в смещении разноуровневых показателей психологического статуса коренных жителей «загрязненных» территорий, независимо от социального статуса последних, с границ так называемой «средней» нормы в нижненормативные диапазоны (в границы показателей «сниженной нормы», «ниже среднего уровня», «слабые», «пограничные»);

– практически все показатели умственной работоспособности (памяти, внимания, степени утомляемости) детей, проживающих на экологически неблагополучных территориях, независимо от социального статуса последних, ниже, чем у их сверстников, проживающих на экологически «чистых» территориях; в условиях экологического неблагополучия у детей чаще наблюдается истощаемость психической активности, сужение и значительные колебания объема перерабатываемой информации, трудности включения в деятельность, снижение скорости и точности выполнения заданий и другие проявления названной тенденции;

– детей с нижненормативными показателями развития всех видов интеллекта на «загрязненных» территориях (особенно при кризисной степени «загрязнения») достоверно больше, чем на территориях «чистых»; с увеличением степени «загрязнения» природной (физической) среды территорий интеллектуальные показатели смещаются к нижним границам нормы, то есть представляют собой проявление сниженной нормы развития интеллекта;

– обнаружено проявление названной выше тенденции и на личностном уровне психологического статуса, в некоторых процессуально-динамических характеристиках эмоционально-личностных свойств детей, живущих в условиях экологического неблагополучия (установлена асимметрия в показателях усредненных личностных профилей детей, проживающих на экологически неблагополучных территориях; показатели детей остаются в нормативных границах, но смещаются к нижним границам нормы);

– определено, что наиболее отчетливо тенденция к изменению состояния психики – общему снижению психической активности детей в условиях экологического неблагополучия – проявляет себя в показателях, отклоняющихся от нормы, или в «крайних» показателях нормы; на «загрязненных» территориях значительно больше детей с «патологическими» показателями выполнения заданий, уровнем «пограничной», «слабой» нормы и много меньше детей с показателями высокого уровня психической деятельности, то есть вопрос о том, в каком направлении пойдет психическое развитие ребенка: в сторону отклонений, умственного дефекта или в сторону нормы и выше нее – решается со значительной долей участия природного фактора.

6. Показано, что социальная среда территории экологического неблагополучия может компенсировать длительное негативное влияние на психику населения «загрязненной» среды природной (физической), но при значительном возрастании «загрязнения» физической среды социальные воздействия оказываются недостаточными для полной компенсации ее влияния.

7. Эмпирически выделены варианты соотношения и проявления в психологическом статусе детей, родившихся и живущих на территориях экологического неблагополучия, влияния природного («загрязненной» физической среды) и социального факторов. Первый вариант характерен для территорий со значительной деформацией жизненной среды: более значимым здесь является природный фактор – влияния на человека «загрязненной» или «чистой» физической среды. Он проявляет себя в том, что: а) показатели психологического статуса детей, живущих в селах – экологически благополучных территориях с низким социальным статусом – выше или не ниже показателей детей, живущих в городах – территориях с более высоким социальным статусом, но экологически неблагополучных; б) среди детей, живущих в сходных социальных условиях одного города, но районах с разной степенью «загрязнения» физической среды, более высокие показатели психологического статуса отмечаются у жителей экологически благополучной территории. Второй вариант соотношения факторов: более сильным является социальный фактор. Он проявляет себя в том, что при сходстве или близости градиента фактора «загрязнения» физической среды более высокие показатели психологического статуса имеют дети, проживающие на территориях с более высоким градиентом фактора «социальный статус» территории.

Подтверждено, что с повышением степени «загрязнения» природной (физической) среды территории в соотношении природного и социального факторов, системно детерминирующих состояние психики населения, проживающего на территориях со значительно «загрязненной» жизненной средой, усиливается значение первого из них.

Таким образом, реализация экопсихологического подхода к развитию человека дала возможность в русле психологической экологии провести теоретический и эмпирический анализ важнейших характеристик состояния психики населения, родившегося и постоянно проживающего в условиях экологически неблагополучной жизненной среды. Сделанные в результате исследования выводы не претендуют на исчерпывающее решение сложной многогранной проблемы. Многие ее аспекты нуждаются в дальнейшем изучении.

В Приложениях представлены таблицы с результатами математической обработки данных исследования.

Основные положения диссертационного исследования изложены в следующих публикациях автора.

Монографии 1. Сараева Н.М. Психологический статус человека, живущего на экологически неблагополучной территории (в Читинской области): монография. М: Изд-во ЛКИ, 2008. 175 с. (11/11 п.л.) 2. Сараева Н.М. Панов В.И., Суханов А.А. Влияния экологически неблагоприятной среды на интеллектуальное развитие детей: монография. М.: Изд-во ЛКИ, 2007. 221 с.

(13,5/4,5 п.л.) 3. Сараева, Н.М. Человек и среда: интеллектуальные показатели детей в экологически неблагоприятном регионе как индикатор качества жизни //Экологопсихологические проблемы качества жизни: региональные аспекты: коллективная монография. Чита: Изд-во ЗабГПУ, 2004. С. 31-71 (9,9/2,7 п.л.) 4. Сараева Н.М. Системный подход как методологическая основа исследования психологического статуса детей, проживающих на экологически неблагополучных территориях Читинской области //Регионализация образования (на примере Забайкалья): коллективная монография /под ред. Л.А. Бордонской [и др.]. Чита:

Забайкал. гос. гум.-пед. ун-т, 2007. С. 44-65 (18,2/2,7 п.л.) 5. Сараева Н.М., Дьячкова Н.М., Михайлова О.П. Умственная работоспособность младших школьников в районах экологического неблагополучия как результирующий показатель средовых влияний //Регионализация образования (на примере Забайкалья): коллективная монография /под ред. Л.А. Бордонской [и др.].

Чита: Забайкал. гос. гум.-пед. ун-т, 2007. С. 83-99 18,2/0,7 п.л.

Статьи в ведущих рецензируемых научных изданиях, определенных ВАК РФ 6. Сараева Н.М., Дьячкова Н.М., Ежевская Т.И., Суханов А.А. Исследование когнитивной сферы детей, проживающих в неблагоприятных экологических условиях //Психологическая наука и образование. 2002. № 1. С. 73-88 (1,2/0,3 п.л.) 7. Сараева Н.М., Суханов А.А. Теоретический анализ некоторых подходов к проблеме взаимодействия человека и среды в экологической психологии //Вестник Бурятского госуниверситета. Серия 7: Педагогика. Вып. 11. Улан-Удэ: Изд-во Бурятского госуниверситета, 2004. С. 119-123 (0,6/0,3 п.л.) 8. Сараева Н.М. О психологическом статусе человека в условиях взаимодействия с экологически неблагополучной средой //Вестник бурятского университета. Сер. 10.

Психология. – Вып. I. Улан-Удэ, 2005. С. 276 – 283 (0,6/0,6 п.л.) 9. Сараева Н.М. Психологический статус детей, проживающих на экологически неблагополучных территориях Читинской области //Сибирский педагогический журнал. 2007. № 12. С. 343-349 (0,6/0,6 п.л.) 10. Сараева Н.М. Системный подход в изучении психологического статуса человека, проживающего в регионе экологического неблагополучия //Гуманизация образования: научно-практический международный журнал. 2008. № 2. С. 119-1(0,7/0,7 п.л.) 11. Сараева Н.М. Изучение влияния экологического неблагополучия на эмоционально-личностную сферу человека: постановка проблемы /Известия Волгоградского государственного педагогического университета. Серия «Педагогические науки». 2008. № 4 (28). С. 153-157 (0,6/0,6 п.л.) 12. Сараева Н.М., Суханов А.А. Изучение интеллектуального статуса детей, проживающих на территориях экологического неблагополучия, для обоснования программ регионализации образования //Педагогика. 2008. № 4. С. 124-126 (0,4/0,п.л.) 13. Сараева Н.М. Психологический статус человека как предмет исследования при анализе состояния психики людей в регионе экологического неблагополучия //Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И.

Герцена: научный журнал. 2008. № 11 (62). С. 279-285 (0,8/0,8 п.л.) 14. Сараева Н.М. Влияние фактора экологического неблагополучия природной среды на показатели развития общего интеллекта детей //Сибирский педагогический журнал. 2008. № 8. C. 360-370 (0,9/0,9 п.л.) 15. Сараева Н.М. Снижение психической активности детей на экологически неблагополучных территориях Забайкальского края //Вестник Читинского государственного университета. 2008. № 4 (49). С. 57-62 (0,6/0,6 п.л.) 16. Сараева Н.М. Умственная работоспособность младших школьников как показатель их психологического статуса в условиях экологического неблагополучия //Вестник Московского государственного областного университета. Серия «Психологические науки». 2008. № 11.С. 87-92 (0,7/0,7 п.л.) 17. Сараева Н.М. Психофизиологические показатели состояния психики детей, проживающих на экологически неблагополучных территориях //Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена:

Научный журнал. 2009. № 113. С. 239-245 (0,8/0,8 п.л.) Статьи в научных журналах, сборниках 18. Сараева Н.М., Дьячкова Н.М., Ежевская Т.И., Суханов А.А. Исследование интеллектуальных показателей детей, развивающихся в неблагоприятных экологических условиях //Современные проблемы образования: Сборник научных трудов. Чита: Изд-во ЗабГПУ, 2003. С. 105-113 (0,7/0,17 п.л.) 19. Сараева Н.М., Суханов А.А., Титова Г.Н. Интеллектуальные показатели детей в районе экологического кризиса //Экологизация содержания образования как основа здоровьесберегающей педагогики: Сборник научных трудов /Под ред. Е.Н.

Дзятковской. Иркутск, 2003. С. 19-22 (0,3/0,1 п.л.) 20. Сараева Н.М., Суханов А.А., Михайлова О.П. Показатели интеллектуального развития и умственной работоспособности учащихся, проживающих на экологически неблагоприятных территориях Забайкалья //Экология, здоровье, спорт: Сборник статей /Под ред. М.И. Сердцева. Чита: Изд-во ЗабГПУ, 2004. С. 141-144 (0,5/0,16 п.л.) 21. Сараева Н.М. Психологический статус человека в некоторых проблемных районах Трансграничья (в Восточном Забайкалье) //Трансграничье в изменяющемся мире:

Сборник статей. Чита – Хулуньбуир: Изд-во ЗабГПУ им. Н.Г. Чернышевского, 2005.

Ч. I. С. 68-76 (0,7/0,7 п.л.) 22. Сараева Н.М., Суханов А.А. Интеллектуальные показатели детей в условиях жизненной среды региона экологического неблагополучия //Профессиональная компетенция как социальный феномен: Международный сборник научных трудов.

М.: Московский государственный областной университет, 2005. С. 171-179 (0,5/0,п.л.) 23. Сараева Н.М., Суханов О.А. Вивчення стану психiки людини в умовах тривалого впливу екологиiчну неблагополучного життевого середовища //Актуальнi проблеми психологi: Екологчна психологiя: Збiрник наукових праць /За ред. Академiка Максименка С.Д. Т. 7. Вип. 20. Ч. 2. Житомир: Вид-во ЖДУ iм. I. Франка, 2009. С.

149-153 (0,8/0,4 п.л.) 24. Сараева Н.М. Интеллектуальное развитие детей в регионе экологического неблагополучия //Современные наукоемкие технологии. 2005. № 10. С. 28-30 (0,4/0,п.л.) 25. Saraeva N.M., Suhanov A.A. About environment factors of Intellectual development of children in the region of ecological trouble //European Journal of natural history. 2006. № 3. P. 123-126 (0,4/0,2 п.л.) 26. Сараева Н.М. Территория экологического неблагополучия: особенности учебновоспитательного процесса //Экологическое образование: до школы, в школе, вне школы. 2006. № 4. С. 20-25 (0,8/0,8 п.л.) 27. Сараева Н.М., Дьячкова Н.М. Показатели работоспособности младших школьников, проживающих в условиях экологического неблагополучия (на примере Читинской области) //Гуманитарный вектор. 2007. № 1 (12). С. 148-156 (0,6/0,3 п.л.) 28. Сараева Н.М., Можаева М.В. Изучение влияния экологического неблагополучия на эмоционально-личностную сферу детей //Вестник ЗабГГПУ. Серия II. Философия.

Культурология. Социология. Психология. – Вып. 2 /Забайкал. гос. гум.-пед. ун-т.

Чита, 2007. С. 125-136 (0,7/0,35 п.л.) 29. Сараева Н.М., Титова Е.Ю. Изучение отношения к природе представителей разных этносов (к проблеме преодоления психологического кризиса и его последствий для психики человека) //Боловсрол судлал. 2009. № 6 (52). С. 68-(0,5/0,25 п.л.) 30. Сараева Н.М., Суханов А.А. Состояние психики детей, родившихся и проживающих на экологически неблагополучных территориях, – результат особой психологической адаптации //Гуманитарный вектор. 2009. № 3 (19). С. 5-9 (0,5/0,п.л.) Материалы конференций, тезисы докладов 31. Сараева Н.М., Дьячкова Н.М., Ежевская Т.И., Суханов А.А. Исследование некоторых психических функций детей-дошкольников, проживающих в кризисной экологической зоне //Экологическая культура современного общества: тезисы докладов международного симпозиума. Том II. Чита, 2000. С. 11-15 (0,5/0,12 п.л.) 32. Сараева Н.М. Сараева Н.М., Дьячкова Н.М., Ежевская Т.И., Суханов А.А.

Исследование некоторых показателей умственного развития детей, проживающих в экологически неблагополучном районе //Психологическое здоровье участников образовательного процесса: Материалы региональной конференции, 11 мая 2001 г.

Барнаул: Изд-во БГПУ, 2001. С. 148-152 (0,35/0,09 п.л.) 33. Сараева Н.М., Дьячкова Н.М., Ежевская Т.И., Суханов А.А. Изучение уровня тревожности младших школьников, проживающих в экологически неблагополучных условиях //Культура и образование: Традиции и инновации: Материалы межрегиональной научно-практической конференции. Часть II. Чита: Изд. ЗабГПУ, 2002. С. 94-96 (0,25/0,06 п.л.) 34. Сараева Н.М., Дьячкова Н.М., Ежевская Т.И., Суханов А.А. Исследование некоторых показателей умственного развития подростков, проживающих в экологически неблагополучном районе //Психосинергетика и образование:

Материалы I Забайкальской межрегиональной школы молодых ученых 11-16 июня 2001 г. Чита: Изд. ЗабГПУ, 2002. Часть I. С. 70-74 (0,3/0,07 п.л.) 35. Сараева Н.М. Сараева Н.М., Дьячкова Н.М., Ежевская Т.И., Суханов А.А.

Исследование некоторых показателей умственного развития детей, проживающих в экологически неблагополучном районе //Психологическое сопровождение становления личности в образовательном процессе: Материалы региональной научнопрактической конференции. Барнаул, 2002. С. 52-56 (0,3/0,07 п.л.) 36. Сараева Н.М., Суханов А.А. Интеллектуальное развитие детей в экологически неблагоприятном регионе //3 Российская конференция по экологической психологии (Москва 15-17 сентября 2003 г.). Тезисы. М.: Психологический институт РАО, 2003.

С. 56-59 (0,25/0,12 п.л.) 37. Сараева Н.М. Психологический статус детей в районах экологического неблагополучия //Забайкалье в геополитике России: Материалы международной конференции. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2003. С. 158-160 (0,3/0,3 п.л.) 38. Сараева Н.М. Человек и среда: попытка взгляда с позиций теории психологических систем //Образование и воспитание в XXI веке: глобальный и региональный аспекты: Материалы международной научно-практической конференции (25-28 ноября 2003 г.). Часть III. Чита, 2004. С. 54-60 (0,5/0,5 п.л.) 39. Сараева Н.М., Хилькевич Е.С. Умственная работоспособность детей, проживающих в регионе экологического неблагополучия //4-ая Российская конференция по экологической психологии (Москва, 28-29 марта 2005 г.): Тезисы /Психологический институт РАО, Международный независимый экологополитологический университет и др. М.: УМК «Психология», 2005. С. 244-2(0,2/0,1 п.л.) 40. Сараева Н.М., Суханов А.А. Влияния физической среды на интеллектуальное развитие детей в регионе экологического неблагополучия //Образование и здоровье в изменяющемся мире: Материалы I Всероссийской научно-практической конференции: В 2 ч. Чита: Изд-во ЗабГПУ, 2005. Ч. 2. С. 96-100 (0,3/0,15 п.л.) 41. Сараева Н.М., Суханов А.А.Теоретический анализ некоторых подходов к проблеме взаимодействия человека и среды в экологической психологии //Экологическая культура современного общества: Тезисы докладов II Международного симпозиума. Том II. Чита, 2005. С. 51-55 (0,3/0,15 п.л.) 42. Сараева Н.М., Суханов А.А. Информационно обогащенная среда лицея как условие интеллектуального развития подростков //Психолого-педагогические проблемы одаренности: теория и практика: Материалы IV Международной конференции 8-10 октября, 2005. Иркутск, 2006. С. 108-110 (0,2/0,1 п.л.) 43. Сараева Н.М. Качество жизни и психологический статус человека: системный подход к изучению региональных аспектов //Всероссийская научно-практическая конференция «Третьи Забайкальские социологические чтения»: Материалы конференции. Чита: ЧитГУ, 2006. С. 128-134 (0,4/0,4 п.л.) 44. Сараева Н.М. Системный подход к анализу психологического статуса человека в условиях экологического неблагополучия //Проблема человека в современной науке и гуманистические парадигмы в образовании: Материалы межрегиональной научнопрактической конференции (27-28 апреля 2006 года). Чита: Изд-во ЗабГГПУ, 2006. Ч.

I. С. 13-19 (0,6/0,6 п.л.) 45. Сараева Н.М. К концепции особенностей психологического статуса человека в условиях экологического неблагополучия /Н.М. Сараева //Философский, социологический и психологический анализ молодежных проблем в регионе:

Материалы межрегиональной научно-практической конференции (14-15 ноября 20г.): в 2 ч./Забайкал. гос. гум.-пед. ун-т, 2006. – Ч. I. – С. 119-126 (0,5/0,5 п.л.) 46. Сараева Н.М., Дьячкова Н.М Умственная работоспособность детей, проживающих на экологически неблагополучных территориях трансграничья (в Читинской области) //Трансграничье в изменяющемся мире: Россия – Китай – Монголия. Образование и международное сотрудничество: Материалы международной научно-практической конференции (18-20 октября 2006 г.) /Забайкал. гос. гум.-пед. ун-т. Чита, 2006. С. 9195 (0,5/0,25 п.л.) 47. Сараева Н.М., Суханов А.А. Экспериментальное исследование влияния экологически неблагоприятной среды на интеллектуальное развитие детей //4-я Российская конференция по экологической психологии: Материалы конференции /Под общ. ред. В.И. Панова, А.В. Иващенко. М.: Изд-во РУДН, 2006. С. 87-99 (0,8/0,п.л.) 48. Сараева Н.М. Общие закономерности адаптации человека как основание концепции изменения его психологического статуса на территориях экологического неблагополучия //Личность в современном обществе: социализация, поведение, общение: Материалы Всероссийской научной конференции (19-29 апреля 2007 г.) /Забайкал.гос.гум.-пед. ун-т. Чита, 2007. С. 43-47 (0,6/0,6 п.л.) 49. Сараева Н.М., Суханов А.А. Исследование интеллектуального развития детей в регионе экологического неблагополучия для обоснования необходимости комплексной экспертизы жизненной среды //III Национальная научно-практическая конференция «Психология образования: культурно-исторические и социальноправовые аспекты», Москва, 12-14 декабря 2006 года (0,5/0,25 п.л.) 50. Сараева Н.М., Суханов А.А. Интеллектуальный статус детей на экологически неблагополучных территориях Забайкальского края: к характеристике популяционного психологического потенциала //III международная научно практическая конференция «Человек и его ценности в современном мире»:

Материалы конференции. Чита: ЧитГУ, 2008. Ч. II. С. 75-83 (0,8/0,4 п.л.) 51. Сараева Н.М. Психологический статус детского населения экологически неблагополучных территорий Забайкальского края как интегральный показатель их адаптации к условиям жизненной среды //Региональная научно-практическая конференция «Психология школьного образования: опыт, проблемы, перспективы»:

Материалы конференции. Чита: ЧИПКРО, 2008. С. 90-96 (0,6/0,6 п.л.) 52. Сараева Н.М., Чиркова Г.А. Адаптационный аспект проблемы влияния на человека экологически неблагополучной жизненной среды //5-я Российская конференция по экологической психологии (Москва, 26-27 ноября 2008 г). М.:

Психологический институт РАО, 2008. С. 257-259 (0,2/0,1 п.л.) 53. Сараева Н.М., Суханов А.А. Психологический статус детского населения, проживающего на экологически неблагополучных территориях, как показатель психического здоровья //Олимпийский Сочи: Социум. Культура. Личность:

Материалы I-й Всероссийской научно практической конференции с международным участием, г. Сочи 6-8 октября 2008 г. Сочи: РИО СГУТиКД, 2008. С. 165-171 (0,6/0,п.л.) 54. Сараева Н.М. Умственная работоспособность школьников на территориях экологического неблагополучия как интегральный показатель состояния их психики //Феноменология детства в контексте междисциплинарных исследований: Материалы Всероссийской научной конференции (6-8 ноября 2008 г.). Ч. 1 /Забайкал. гос. гум.пед. ун-т. Чита, 2009. С. 49-53 (0,5/0,5 п.л.) 55. Сараева Н.М., Суханов А.А. Состояние психики детей, проживающих на экологически неблагоприятных территориях, в контексте проблем регионализации образования //Образование и глобализация: Материалы Третьей Байкальской международной научной конференции: в 2 ч. 1-4 июля 2009 г. Улан-Удэ:

Издательство Бурятского госуниверситета, 2009. Ч. II. С. 232-233 (0,3/0,15 п.л.) 56. Сараева Н.М. Теоретическое обоснование исследования изменения состояния психики детей, родившихся и проживающих в регионе экологического неблагополучия (в Забайкальском крае) //Психология человека в современном мире.

Том 5. Личность и группа в условиях социальных изменений: Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г. М.: Институт психологии РАН, 2009. С. 170-177 (0,6/0,6 п.л.) 57. Сараева Н.М., Суханов А.А. Снижение уровня психической активности человека, родившегося и проживающего на экологически неблагополучной территории:

Материалы Международной конференции «Экологические проблемы глобального мира» //Вестник Международной Академии наук (Русская секция). Специальный выпуск. 2009. С. 100-102 (0,4/0,2 п.л.) 58. Сараева Н.М. Состояние психики детей в экологически деформированных условиях жизненной среды //Образование и культура в развитии современного общества: Материалы Международной научно-практической конференции преподавателей, аспирантов. Часть II. Новосибирск: Изд. ООО «БАК», 2009. С. 486489 (0,4/0,4 п.л.) Учебное пособие 59. Сараева Н.М. Суханов А.А.. Принцип системности в экопсихологическом исследовании: Учебное пособие. М.: КРАСАНД, 2010. 112 с. (7/3,5 п.л.) Сараева Надежда Михайловна (Россия) Интеллектуальные и эмоциональные характеристики психики человека, проживающего на экологически неблагополучной территории Диссертация посвящена проблеме состояния психики человека, родившегося и постоянно проживающего на экологически неблагополучной территории.

Возможность решения проблемы обеспечена применением экопсихологического подхода к развитию психики человека (В.И. Панов), на основе которого психика рассмотрена как компонент системы «ч+еловек – жизненная среда». Обоснована необходимость применения понятия о психологическом статусе в новой трактовке его как системной характеристики состояния системы «человек – жизненная среда» и интегрального показателя уровня психической активности человека. Теоретически обосновано и по параметрам психологического статуса эмпирически подтверждено существование тенденции к изменению состояния психики – общему снижению психической активности детского населения, родившегося и постоянно проживающего на экологически неблагополучных территориях. Данная тенденция есть основное следствие длительного влияния экологически неблагополучной жизненной среды на психику человека. Изучение состояния психики людей, проживающих на «загрязненных» территориях, имеет важное практическое значение, определяемое, в частности, необходимостью разработки в русле особой педагогической парадигмы рекомендаций к организации деятельности детей со сниженными показателями психической активности.

Nadezhda M. Sarayeva (Russia) Intellectual and Emotional Characteristics of a Person’s Mind Caused by Living on Ecologically Unfavorable Territory The thesis deals with the mental problems of a person born and resident on ecologically unfavorable territory. It is possible to solve the problems by applying ecopsychological approach to the person’s mental development process (worked out /supported by V.I.

Panov). The basic idea is that mentality is proved to be a subsystem of the Person – Living Environment System. The importance to introduce the concept of the psychological status in its new treatment as both a system characteristic of the Person – Living Environment System and as an integral index of the person’s mental activity level has been grounded.

Mind tends to change as has been theoretically grounded and proved by the empirical data of the psychological characteristics after studying children’s population born and resident on ecologically unfavorable territories. This tendency is the main ill effect of long-term influence on a person’s mind caused by living in ecologically unfavorable environment. It is practically important to study the mind of people who live on the so-called polluted territories. Specifically there is need to work out instructions within a particular pedagogical paradigm to organize work for those children who have lower mental activity rates.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.