WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ШУТОВА НАТАЛЬЯ ВАДИМОВНА

Интегрированное психическое развитие

проблемных детей старшего дошкольного возраста средствами музыкального воздействия

19.00.10 коррекционная психология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора психологических наук

Нижний Новгород 2009

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Нижегородский государственный педагогический университет» на кафедре возрастной и педагогической психологии

Научный консультант:  доктор психологических наук, профессор, 

  Заслуженный деятель науки РФ

Ульенкова Ульяна Васильевна

Официальные оппоненты:  доктор психологических наук, профессор

Левченко Ирина Юрьевна

(Московский государственный гуманитарный

университет им. М.А.Шолохова)

  доктор психологических наук, профессор

  Кручинин Владимир Александрович

(Нижегородский государственный

архитектурно-строительный университет

Гуманитарно-художественный институт) 

  доктор психологических наук, профессор

  Медведева Елена Алексеевна

(Московский городской педагогический

университет)

Ведущая организация: Московский государственный психолого-

  педагогический университет

Защита состоится 10 апреля 2009 года в 10.00 на заседании диссертационного совета Д 212.164.02 при Нижегородском педагогическом университете по адресу: 603950, г. Нижний Новгород, ул. Ульянова, д. 1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородского государственного педагогического университета.

Текст автореферата размещен на официальном сайте Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки Российской Федерации referat_vak@ministry.ru

Автореферат разослан «____» ____________ 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета _______ Карпушкина Н.В.

Общая характеристика работы



Актуальность исследования. Во всех сферах современного общества происходит серьезная переоценка ценностей, изменяется содержание общественного бытия и сознания, вместе с ним неминуемо меняется и образование. Раскрытие и понимание глубинных пластов внутреннего мира человека в его целостности, нераздельной совокупности его духовного и эмоционального, личностного и интеллектуального развития побуждает ученых направлять свои усилия на интеграцию знаний, на соединение знаний с гуманистическими ценностями, где человеку как их носителю дается возможность самореализоваться.

Подобная ориентация образования не может не влиять на содержание специального образования, центральной задачей которого является раскрытие потенциальных возможностей ребенка с проблемами психической организации, формирование его как активного субъекта доступных ему видов деятельности и становление в этом процессе ключевых характеристик его субъектности (самостоятельности, активности, инициативности, саморегуляции) уже на ранних этапах онтогенеза, поскольку именно в этот период развития закладывается фундамент многих личностных качеств.

В последние годы в специальной психологии изучение субъектной направленности прослеживается в исследованиях Е.Е. Дмитриевой, 2005; И.К Йокубаускайте, 2006; И.А. Коробейникова, 2002; Т.Н. Князевой, 2005; И.Ю. Левченко, 2000; Е.А. Медведевой, 2007; У.В. Ульенковой, 1983, 1990, 2002, 2007 и др. Вышеупомянутые авторы считают, что развитие мотивированной активности, внутренней независимости и самостоятельности детей с негрубыми дефектами развития является важнейшим условием их продвижения к уровню возрастной нормы.

К сожалению, репродуктивный характер обучения этих детей, о чем пишут многие исследователи (В.И. Лубовский, З.И. Калмыкова, Л.И. Переслени, Г.М. Капустина, У.В. Ульенкова, С.Г. Шевченко и др.), по сей день остается доминирующим в практике специального образования, активная позиция ребенка в собственном саморазвитии не разработана в достаточной мере ни теоретически, ни технологически.

В контексте названных проблем со всей очевидностью встает задача поиска таких средств организации деятельности ребенка, с помощью которых стало бы возможным перемещение акцента с репродуктивных на активные методы коррекционно-развивающей работы с ним. Мы считаем, что одним из эффективных средств в этом плане может быть музыкальное искусство, представляющее собой одну из важнейших форм освоения ребенком действительности через особым образом организованную деятельность. Воздействие музыкального искусства при определенных условиях может развивать, углублять и направлять эмоции, будить фантазию, заставлять работать мысль, рождать идеалы.

В трудах наиболее крупных зарубежных и отечественных психологов (В. Вундта, Г. Фехнера, Т. Рибо, К. Штумпфа, Г. Монстерберга, К.Г. Юнга, В.М. Бехтерева, И.М. Догеля, И.Р. Тарханова, С.С. Корсакова, Б.М. Теплова, Б.Г. Ананьева, С.Л. Рубинштейна и др.) мы встречаемся с взглядами, которые свидетельствуют о высшей сложности для психологов «работать» с удивительно тонким материалом музыкального  искусства. По их мнению, психоло­гия должна вобрать в себя высшие достижения искусства в активном воздействии на личность.

Анализ психолого-педагогических  исследований по изучаемой проблеме убеждает, что в пространстве специального образования существует определенный пласт работ, содержащих высказывания, мнения об использовании музыки в работе с детьми с расстройствами ЦНС, глухими, слабослышащими, имеющими афазию, нарушение опорно-двигательного аппарата. Но при этом можно констатировать, что эти работы выполнены в рамках различных научных направлений, они не предлагают научно обоснованных подходов к формированию детской субъектности средствами музыки. Предлагаемые авторами парциальные коррекционные программы с использованием музыки чаще всего рассматриваются вне связи с эмпирическими исследованиями, вследствие чего оценка их эффективности затруднена.

Можно сказать категоричнее: в образовательной системе компенсирующей направленности вообще отсутствуют целенаправленные теоретические и экспериментальные исследования, показывающие возможности целостной системы музыкального воздействия в интегрированном подходе к психическому развитию детей с ЗПР (психомоторному, интеллектуальному, эмоциональному, социально-личностному).

Отсутствие в коррекционной психологии специальных комплексных исследований в этом направлении, а также особая практическая значимость обозначенного круга проблем побудили нас к проведению данного исследования.

Цель исследования – разработка теоретико-прикладной системы интегрированного подхода к изучению и коррекции психического развития детей старшего дошкольного возраста с ЗПР средствами структурно-динамической организации музыкального воздействия.

Объект исследования –развитие центральных сфер психики детей с ЗПР средствами специально организованного музыкального воздействия.

Предмет исследования – разработка и реализация теоретических, организационно-технологических и содержательных основ инновационно-прикладной модели интегрированного психического развития детей старшего дошкольного возраста с ЗПР средствами структурно-динамической системы музыкального воздействия в системе коррекционно-развивающей помощи.

Общая гипотеза исследования. Интегрированное психическое развитие старших дошкольников с ЗПР (совокупность психомоторного, интеллектуального, эмоционального, социально-личностного компонентов, саморазвитие которых обусловлено субъектной активностью детей) является комплексным показателем их продвижения к норме психовозрастного развития, что особо значимо на этапе перехода от старшего дошкольного возраста к младшему школьному возрасту.

Научно обоснованная структурно-динамическая система музыкального воздействия, включенная в контекст коррекционно-образовательного пространства по отношению к детям старшего дошкольного возраста с ЗПР, может стать эффективным средством их продвижения к норме психовозрастного развития и реализации потенциальных возможностей как активных субъектов деятельности.

На основе данной гипотезы в нашем исследовании обоснован и реализован новый в специальной психологии подход к изучению комплексного развития детей с ЗПР на ранних этапах онтогенеза через анализ становления стержневых сфер психики.

Такой подход, на наш взгляд, дает возможность восполнить дефицит объективных представлений о целостном развитии детей с ЗПР через целенаправленную организацию деятельности.

Общая гипотеза исследования нами конкретизирована следующим образом в частных гипотезах:

1. Мы полагаем, что в результате отсутствия целенаправленного интегрированного подхода к коррекции психического развития детей с ЗПР в совокупности основных компонентов (психомоторного, интеллектуального, эмоционального, социального, личностного, на основе формирования их субъектной активности) при традиционном подходе к работе с ними не создается необходимых условий для реализации их возрастного потенциала.

2. Организованная нами музыкально-развивающая среда, органически включенная в общую систему образовательного процесса, построенная на использовании структурно-динамической системы музыкального воздействия, обеспечивает раскрытие способностей детей с ЗПР к самовыражению и саморазвитию, более полную реализацию их интеллектуально-личностного потенциала, а также компенсацию многих недостатков развития.

3. Разработанный диагностический комплекс, базирующийся на критериально ориентированном подходе, обеспечивает выявление индивидуально-типических особенностей интегрированного психического развития детей с ЗПР как в комплексе, так и в структуре каждого компонента в отдельности. Вследствие этого диагностический комплекс может выступать в качестве эффективного средства диагностики и контроля за динамикой развития центральных сфер психики ребенка по результатам специально организованного психолого-педагогического влияния на него в образовательном процессе.

4. Специально организованная структурно-динамическая система музыкального воздействия, включенная в образовательный процесс, обеспечивает положительное эмоциональное отношение ребенка с ЗПР как субъекта деятельности к самому себе, к своему труду, что имеет особое значение в плане оптимизации последнего как с функциональной, так и с результативной стороны. От того, какой знак (положительный или отрицательный) будет иметь отношение субъекта деятельности к обучению, во многом зависит продуктивность выполнения им любого задания, а также и успешность деятельности в целом.

5. Для эффективного интегрированного изучения и развития детей с ЗПР необходима специальная психологическая система, составляющими которой выступают:

  • психологический комплекс изучения интегрированного развития детей с ЗПР в совокупности психомоторного, интеллектуального, эмоционального, социально-личностного, субъектного компонентов, позволяющий выявить специфику их развития в сравнении с нормально развивающимися детьми;
  • научно обоснованная теоретико-прикладная структурно-динамическая система музыкального воздействия, иерархические уровни которой обеспечивают реализацию интеллектуально-личностного потенциала детей с ЗПР;
  • специальная подготовка кадров психолого-педагогического профиля, обеспечивающая профессиональную компетентность в использовании психологических возможностей музыки в будущей профессиональной деятельности.

Цель, предмет и выдвинутые гипотезы позволили сформулировать следующие задачи исследования:

1. Разработать концептуальные подходы к интегрированному изучению и развитию детей с ЗПР средствами структурно-динамической системы музыкального воздействия.

2. Разработать критериально ориентированный диагностический комплекс, обеспечивающий индивидуальное изучение интегрированного психического развития ребенка с ЗПР в совокупности всех входящих в него компонентов (психомоторного, интеллектуального, эмоционального, социально-личностного на основе их субъектной активности).

3. Экспериментально изучить наиболее характерные особенности проявления отдельных компонентов интегрированного психического развития детей с ЗПР в сравнении с нормально развивающимися сверстниками в типичных условиях обучения и воспитания в дошкольном учреждении.

4. Разработать и апробировать инновационную теоретико-прикладную модель интегрированного психического развития детей с ЗПР, направленную на оптимизацию реализации их интеллектуально-личностного потенциала, через развитие субъектной активности средствами структурно-динамической системы музыкального воздействия.

5. Осуществить теоретическое проектирование развивающей музыкальной среды как условия интегрированного психического развития старших дошкольников с ЗПР.

6. Разработать организационно-технологические и содержательные основы сопровождения старших дошкольников с ЗПР с помощью структурно-динамической системы музыкального воздействия, включенной в образовательное пространство детей с ЗПР.

7. Проследить возможности компенсации отклонений в психическом развитии детей с ЗПР в специально созданных условиях.

8. Разработать и апробировать курс «Психология музыкального воздействия на личность», обеспечивающий теоретическую и практическую компетентность студентов психолого-педагогического профиля в использовании психологических возможностей музыкального воздействия на детей в будущей профессиональной деятельности.

Методы исследования. В работе использовались методы: междисциплинарного теоретического анализа; системного теоретико-прикладного моделирования; констатирующий и формирующий эксперимент; анализ и систематизация данных психолого-медико-педагогической документации; лонгитюдные  наблюдения, беседы, анкетирование, изучение продуктов деятельности старших дошкольников с ЗПР и НР; количественный и качественный анализ результатов исследования; методы статистической обработки фактических данных.

Научная новизна исследования состоит в обосновании нового нетрадиционного для специальной психологии подхода к интегрированному изучению и психическому развитию детей с ЗПР средствами структурно-динамической системы музыкального воздействия.

В работе впервые:

  1. вводится и теоретически определяется содержание понятия интегрированного психического развития детей старшего дошкольного возраста с ЗПР. На основе анализа исследований в области возрастной, педагогической и коррекционной психологии разработана структура этого целостного образования с выделением в ней системообразующих компонентов, представляющих центральные сферы психики детей (психомоторного, интеллектуального, эмоционального, социально-личностного, их субъектной организации);
  2. вводится и теоретически определяется содержание понятия структурно-динамической системы музыкального воздействия. На основе анализа исследований в области теории музыки, музыкальной психологии выделены иерархические уровни музыкального воздействия на личность;
  3. разработаны теоретические, организационно-технологические и содержательные основы модели интегрированного психического развития детей с ЗПР средствами структурно-динамической системы музыкального воздействия;
  4. теоретически обоснована и структурирована психологическая система диагностического изучения основных компонентов интегрированного психического развития детей с ЗПР:
    • определены критерии оценки уровня сформированности психомоторного, интеллектуального, эмоционального, социально-личностного развития детей в направлении от оптимальным образом реализованных возрастных возможностей до абсолютной несформированности этих сфер;
    • разработано конкретное содержание критериально ориентированных диагностических методик, позволяющих выявить специфические особенности основных компонентов интегрированного психического развития детей с ЗПР в сравнении с нормально развивающимися детьми;

5) в ходе экспериментальной апробации диагностического комплекса выявлены и систематизированы индивидуальные и типичные особенности сформированности основных компонентов интегрированного психического развития у старших дошкольников с ЗПР в сравнении с нормально развивающимися сверстниками;

6) обоснована эффективность использования  структурно-динамической системы музыкального воздействия в преодолении недостатков психомоторного, интеллектуального, эмоционального, личностного развития детей с ЗПР, затрудняющих их вхождение в социум;

7) показана роль специально организованной «музыкально развивающей среды» как условия развития субъектной активности ребенка и оптимизации его психического развития;

8) разработан и внедрен в практику подготовки будущих дефектологов и психологов учебный курс «Психология музыкального воздействия на личность», обеспечивающий теоретическую и практическую компетентность использования психологических возможностей музыки в будущей профессиональной деятельности;

9) созданы и апробированы вариабельные музыкальные программы, направленные на оптимизацию разных сторон психики детей старшего дошкольного возраста с ЗПР.

Теоретическая значимость исследования

    1. В исследовании получил развитие и конкретизацию важнейший теоретический принцип отечественной психологии о социальной обусловленности психического развития ребенка, подтверждена роль специально организованного музыкального воздействия на проблемных детей как эффективного средства их интегрированного психического развития.
    2. Разработана  концептуальная модель интегрированного психического развития детей с ЗПР средствами структурно-динамической системы музыкального воздействия: определены теоретические принципы изучения психического развития детей, сконструирована на их основе психологическая методика индивидуализированной диагностики, определены в этом направлении оценочные критерии и уровни сформированности как отдельных компонентов системы, так и всего комплекса, при точке отсчета от оптимальным образом реализованных возрастных возможностей.
    3. Получен и проанализирован большой массив экспериментальных данных об индивидуальных и типичных для детей с ЗПР в сравнении с нормой психического развития особенностях психомоторного, интеллектуального, эмоционального, социально-личностного развития в условиях традиционного обучения и воспитания.
    4. Теоретически обоснована роль средового фактора («музыкально развивающей среды») в развитии субъектной активности детей.
    5. Определены теоретические принципы, содержание, условия и направления реализации коррекционно-развивающих программ по психомоторному, интеллектуальному, эмоциональному и социально-личностному развитию детей с ЗПР средствами специально организованного музыкального воздействия.
    6. Теоретически обоснована и экспериментально доказана роль детской субъектности как важнейшего фактора психического развития.
    7. Получены обнадеживающие данные, свидетельствующие  о потенциальных возможностях развития центральных сфер психики детей с ЗПР и их реализации в процессе использования структурно-динамической системы музыкального воздействия в коррекционно-развивающей работе с ними, что существенно обогащает имеющиеся научные данные о дошкольниках с ЗПР и психолого-педагогических условиях, оптимизирующих их психическое развитие.

Практическая значимость исследования

  1. По результатам исследования написаны и изданы монографии «Музыка как средство активизации учебной деятельности» (Н.Новгород: НГПУ, 2000), «Интегрированное психическое развитие проблемных детей средствами музыкального воздействия» (Москва - Н.Новгород, 2008), глава в  учебном пособии с грифом УМО «Психологические особенности детей и подростков с проблемами в развитии. Изучение и коррекция» (СПб: «Питер», 2007), которые являются первыми теоретико-экспериментальными источниками, показывающими возможности специально организованного музыкального воздействия в оптимизации развития центральных сфер психики детей с ЗПР.
  2. Разработанные и апробированные в процессе выполнения диссертационного исследования программы психомоторного, интеллектуального, эмоционального, социально-личностного развития детей средствами специально организованного музыкального воздействия могут быть использованы (и используются) в практике дошкольного образования.
  3. В помощь педагогам, практическим психологам разработаны и опубликованы научно-методические пособия по организации использования системы музыкального воздействия в дошкольном образовательном пространстве: «Музыкальное воздействие на обучаемость детей с задержкой психического развития» (Н.Новгород, 1993), «Использование музыкально-коррекционных игр-тренингов в развитии воображения дошкольников» (Н.Новгород, 1995), «Диагностика тревожности и пути ее коррекции у старших дошкольников средствами музыкального воздействия» (Н.Новгород, 1998), «Методы психодиагностического исследования детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста» (Н.Новгород, 2002).
  4. Разработан, апробирован и внедряется (более 15 лет) в учебный процесс студентов психолого-педагогического профиля авторский курс «Психология музыкального воздействия на личность», обеспечивающий профессиональную подготовку студентов к использованию музыкального воздействия в будущей профессиональной деятельности.
  5. Разработана и апробирована (в течение 10) лет программа повышения квалификации психологов, педагогов, музыкальных работников общеобразовательных и коррекционных учреждений по использованию музыкального воздействия на ранних этапах онтогенеза и дизонтогенеза.
  6. Предлагаемый критериально-оценочный диагностический комплекс, направленный на индивидуализированное изучение центральных сфер психического развития детей, может быть использован как в системе коррекционного, так и массового дошкольного образования.

Положения, выносимые на защиту.

  1. Интегрированное психическое развитие ребенка с ЗПР мы  представляем как целостное образование, составляющими которого являются центральные сферы психики ребенка (психомоторная, интеллектуальная, эмоциональная, социально-личностная), саморазвитие которых определяет их субъектная активность, в конечном итоге определяющая при специально созданных условиях организации коррекционно-развивающей помощи возможности данной категории детей подняться или приблизиться к  уровню возрастной нормы.
  2. Структурно-динамическая система музыкального воздействия, включенная в образовательное пространство детей с ЗПР при специально созданных условиях, является эффективным средством продвижения детей с ЗПР к норме психовозрастного развития, так как способствует обогащению субъектного опыта ребенка, оптимизирует его эмоционально-психическую деятельность, способствует духовному росту и нравственному совершенствованию.
  3. В целях эффективного изучения интегрированного психического развития детей с ЗПР необходима специальная психологическая система сопровождения, составляющими которой являются:
  • специальный диагностический комплекс изучения интегрированного развития детей с ЗПР в совокупности психомоторного, интеллектуального, эмоционального, социально-личностного и субъектного компонентов, позволяющий выявить специфику их развития в сравнении с нормой и другими вариантами отставания от нее;
  • научно обоснованная теоретико-прикладная структурно-динамическая система музыкального воздействия, иерархические уровни которой обеспечивают реализацию интеллектуально-личностного потенциала детей с ЗПР;
  • профессиональная подготовка будущих работников специального образования, обеспечивающая профессиональную компетентность в использовании психологических возможностей музыки в воздействии на детей.
  1. Изучение интегрированного психического развития дошкольников с ЗПР, опирающееся на специально разработанный диагностический комплекс, базирующийся на критериально ориентированном подходе, обеспечивает выявление индивидуально-типических особенностей интегрированного психического развития детей с ЗПР как в комплексе, так и каждого компонента в отдельности. Вследствие этого диагностический комплекс может выступать в качестве эффективного средства диагностики и контроля за динамикой развития центральных сфер психики каждого ребенка по результатам специально организованного психолого-педагогического влияния в образовательном процессе.
  2. Для эффективного  интегрированного психического развития ребенка с ЗПР необходимо создание единого пространства специально организованной «музыкально развивающей» среды, которая выступает как поле жизнедеятельности ребенка, обусловливающее целостное развитие его личности на основе гуманистических ценностей, обретения личностных смыслов, познания окружающего мира и преобразования себя в атмосфере доверия субъектов образовательного процесса через музыкальное искусство.
  3. Для успешной реализации процесса интегрированного психического развития детей с ЗПР средствами структурно-динамической системы музыкального воздействия необходима профессиональная подготовка кадров.

Организация и основные этапы исследования.

I этап – разработка концептуальных основ интегрированного изучения и психического развития детей старшего дошкольного возраста с ЗПР, которая предусматривала теоретическое обоснование:

  • понятия (содержания и структуры) интегрированного психического развития ребенка с ЗПР;
  • понятия (содержания и структуры) структурно-динамической системы музыкального воздействия;
  • оценочных критериев и уровней развития как отдельных компонентов интегрированного психического развития (психомоторного, интеллектуального, эмоционального, социально-личностного, а также субъектной активности детей), так и всего образования в целом в диапазоне от возрастного оптимума до крайних форм отставания в развитии;
  • принципиальной возможности интегрированного психического развития старших дошкольников с ЗПР средствами структурно-динамической системы музыкального воздействия;
  • «музыкально развивающей» среды как условия интегрированного психического развития дошкольников с ЗПР.

II этап – разработка и реализация научно обоснованной инновационной модели интегрированного психического развития детей с ЗПР средствами структурно-динамической системы музыкального воздействия.

III этап – теоретико-организационное оформление  диагностической системы и проведение комплексного диагностического изучения детей: специфики развития основных компонентов интегрированного психического развития у детей с ЗПР в сравнении с другими вариантами развития в традиционных условиях обучения и воспитания.

IV этап – разработка и внедрение в учебный процесс  студентов психолого-педагогического профиля курса «Психология музыкального воздействия на личность», направленного на повышение их компетентности в вопросах использования музыкального воздействия на детей в будущей профессиональной деятельности.

V этап – проведение контрольных и итоговых диагностических исследований с целью оценки эффективности разработанных коррекционно-развивающих программ, направленных на оптимизацию развития центральных сфер психики детей с разными вариантами развития средствами специально организованного музыкального воздействия.

VI этап – оформление диссертационной работы.

Апробация результатов исследования

Результаты исследования докладывались и получили одобрение на Международных (1995, 1999, 2004, 2005, 2006, 2007, 2008), Всероссийских (1997, 1998, 2000, 2002, 2005), Областных, Региональных, Городских конференциях; ежегодных межвузовских научных семинарах и конференциях г. Н.Новгорода и, в частности, Нижегородского государственного педагогического университета.

Внедрение результатов исследования осуществлялось через публикации, адресованные научным и практическим работникам системы образования. Опубликовано им в помощь: монографии, учебно-методические пособия, программы общим объемом 55,6 п.л.

Структура диссертации

Диссертация состоит из введения, 7 глав, заключения, списка литературы (523 источника, из них 47 на иностранных языках), четырех единиц приложения.

Текст иллюстрирован 36 таблицами, 17 рисунками, 3 схемами.

Основное содержание работы

Во введении обоснована актуальность исследования:  определены цель, объект, предмет, гипотезы, задачи, методы, основные этапы исследования; показана его научная новизна, теоретическая и практическая значимость; сформулированы основные положения, выносимые на защиту; представлены данные по апробации и внедрению результатов исследования.

В первой главе «Теоретические подходы к решению проблемы использования музыкального искусства в целях воспитательно-развивающего воздействия на личность на ранних этапах онтогенеза» получили освещение теоретические подходы к основной проблеме исследования, свидетельствующие о многообразии психологического воздействия музыкального искусства на личность. На основе теоретических положений в области возрастной, педагогической, коррекционной психологии, а также психологии искусства и музыкальной психологии выявляется общая специфика использования музыкального искусства в работе с детьми с нарушениями в развитии.

Предметом особого рассмотрения явились особенности развития центральных сфер психики старших дошкольников с ЗПР (психомоторной, интеллектуальной, эмоциональной, социально-личностной), позволившие выделить наиболее значимые направления для исследования.

В параграфе 1.1. структурированы в исторической перспективе теоретико-прикладные исследования, отражающие сложность и многогранность воздействия музыки на личность, на их основе выстроена «смысловая» субординация уровневой иерархии структуры музыкального воздействия на нее.

На протяжении всей истории человечества музыка занимала одно из основных мест в системе формирования личности. Она рассмат­ривалась как часть мироздания, подчиненная всеобщим законам Вселенной. Способность музыки воспроизводить целостные душевные состояния человека и моделировать типы его деятельного участия в различных жизненных процессах уже в глубокой древности побудила величайших мыслителей мира (Пифагора, Платона, Аристотеля, Демокрита) включать музыку в качестве обязательного предмета в систему обучения и воспитания подрастающего поколения в качестве средства гармонизации с общественной жизнью.

Анализ работ, посвященных научному обоснованию музыкального воздействия на личность в многоаспектном рассмотрении, позволил констатировать, что большая часть исследований посвящена вопросам влияния музыки на психофизиологическое состояние человека (И.М. Догель, 1880; И.Р. Тарханов, 1894; П. Менц, 1895; М.П. Патриций, 1896; Ж. Куртье, 1896; И. Вашида, 1902; Х. Лян, 1902; В.М. Бехтерев, 1916; А. Бине, 1986; А. Ландин, 1953; Е Подольский, 1954; Б.А. Вяткин, 1980; Л.Я. Дорфман, 1980, 1986; В.Н. Мясищев, 1981; Декер-Фойгт, 1981; И.В. Темкин и др.).

Среди исследователей, изучавших психофизиологический аспект воздействия музыки, считаются твердо установленными следующие закономерности и факты: музыка активизирует метаболизм, повышает и понижает мышечный тонус, оказывает заметное воздействие на минутный объем крови, частоту пульса, кровяное давление, стимулирует появление эмоций, происходит активизация зрительных, слуховых и других рецепторов с последующим изменением физиолого-биологических ритмов организма (кровообращения, дыхания, внутренней секреции, и др.), повышает физическую работоспособность, измененяет сенсомоторные реакции.





Сравнительно небольшой пласт исследований посвящен изучению музыкального воздействия на психические состояния личности. Это исследования (Б.Л. Гейтвуда, 1921; Giliand Moore, 1924; Rubion-Rubson, 1940; Sopcrak, 1955; Б.Г. Ананьева, 1928; Г.П. Шипулина, 1928; Э. Коффер-Ульриха, 1971; Э. Мюллера, 1971; Р.О. Бенензона, 1973; К. Швабе, 1974; В. Авдеева, 1982; Л.П. Новицкой, 1984 и др.).

В большинстве исследований музыка выдвигает на авансцену роль восприятия. Музыкальное восприятие – сложный эмоциональный и сенсорно-интеллектуальный процесс, основанный на активном пробуждении в слушателе эмоций, мыслей,  ассоциаций.

В экспериментальных исследованиях, посвященных исследованию влияния музыки на психическое состояние человека установлено, что музыка: активизирует умственную работоспособность (Е.П. Гейтвуд, 1921; И.М. Трахтенберг, 1973; С.М. Рашман, 1973; А.А Калашников, 1979); оптимизирует интеллектуальную и творческую деятельность (Л.Н. Трегубова, 1972; В.Н. Петрушин, 1986; Л.П. Новицкая, 1984; Т.О. Гордеева, 1992; Н.В. Шутова, 1995; И.В Курышева, 2004); способствует концентрации внимания (Л.П. Трегубова, 1972; Г.А. Березина, 1977); улучшает кратковременную память (Г.Ю. Маляренко, 1993; Н.В. Шутова, 1995; Л.В. Хватова, 1996); повышает показатели вербального и невербального интеллекта (Г.Ю. Маляренко, 1993; М.В. Хватова, 1996); стимулирует воображение (В.П. Петрушин, 1986); изменяет поведение человека (Б.Г. Ананьев, 1928; А.В. Гребенникова, 1995; Л.П. Новицкая, 1984).

В последние годы большой интерес представляют результаты исследований с использованием сложных аппаратных методик в области изучения влияния музыки на функции мозга.

Работы ряда авторов показали, что музыка оказывает стойкое воздействие на ЦНС: вызывает усиление межцентрального и межполушарного взаимодействия, т.е. интеграцию деятельности мозга (И.Н. Захарова, 1982; В.Н. Авдеев, 1982; Т.П. Хризман, 1992); приводит к усилению активности коры головного мозга (И.М. Гринева, 1981); перестраивает характер внутриполушарных и межполушарных отношений (Т.П. Хризман, 1991); синхронизирует ритмическую активность различных участков головного мозга (М.Н. Ливанов, 1986).

Все вышеуказанные авторы отмечают, что специально подобранные музыкальные произведения улучшают психофизиологические характеристики мозга, а значит, оптимизируют процесс формирования способностей к учению.

Однако полученные в исследованиях данные, к сожалению, не анализируются с позиции возможного их использования в психолого-педагогической практике работы с детьми.

В плане нашего исследования большой интерес имеют данные возрастной и педагогической психологии о влиянии музыки на развитие личности.

Воздействие музыки на личностное развитие прослеживают Г.Н. Кечхуашвили, 1960; В.В. Медушевский, 1969; П. Михель, 1970; В.А. Асафьев, 1971; К. Левандовская, 1976; К. Абульханова-Славская, 1980; И.Л. Вахнянская 1980; В.И. Петрушин, 1986; А. Алексеев, 1991; Г.С. Тарасов, 1994; В.А. Мединцев, 2000.

В работах этих авторов социально-личностное воздействие музыки  определяется как процесс и результат взаимодействия музыкального искусства с общественным и личностным сознанием. Оно осуществляется в соответствии с нравственно-эстетическими идеалами общества на каждом из этапов его социокультурного развития.

В музыке запечатлены богатства внутреннего мира людей, «опредмечен» огромный, исторически сложившийся опыт человеческих отношений, представляющий большую ценность для каждого человека. Именно эта насыщенность музыки психологическим содержанием вызывает у слушателя глубокое эмоциональное переживание, предрасполагающее к действию.

Л.С. Выготский писал: «Недостаточно просто искренне пережи­вать то чувство, которое овладело автором, недостаточно разоб­раться и в структуре самого произведения – необходимо  еще твор­чески преодолеть свое собственное чувство, и только тогда дейс­твие искусства скажется сполна» (1987, с.40).

Как можно видеть, музыка в своем содержании – это психофизиологический, интеллектуальный, духовный опыт, и мы считаем, что познаваться личностью и влиять на нее, в особенности на ранних этапах становления, она должна в интеграции этих трех «доминант», ни одна из которых не может игнорироваться. Такой концептуальный подход, на наш взгляд, открывает новые перспективы, при которых музыка одновременно выступает и средством оптимизации эмоционально-психической деятельности и ведет к духовному росту и нравственному совершенствованию личности.

В параграфе 1.2. представлен анализ зарубежного и отечественного научного и практического опыта по использованию музыкального искусства в системе психолого-педагогической и коррекционно-развивающей помощи ребенку с проблемами психического развития, это позволило установить ведущие тенденции использования музыки при дизонтогенезе, а также выявить потенциал музыкального искусства в работе с проблемными детьми.

Анализ психолого-педагогических исследований по изучаемой проблеме позволяет утверждать, что в пространстве специального образования существует определенный пласт наработанных позиций, мнений, отношений к использованию музыки в работе с детьми с проблемами в развитии, среди которых мы хотели бы выделить следующие:

  • первое направление представляют работы, где на основе взаимодействия музыки и ритмического движения строится коррекционно-развивающая работа с детьми, имеющими разнообразные расстройства: центральной нервной системы (Т.А. Власова, В.А. Гиляровский, Н.В. Евтушенко, С.М. Малиновская, А.А. Зеленов); глухими, слабослышащими (Н.А. Рау, Е.Ф. Рау, З.Е. Пунина, Л.Я. Брозело, И.Н. Мусатов, А.М. Кыштымова, Н.П. Збруева, Л.В. Глубокова, Т.Г. Яшунская, Е.З.Яхнина); имеющими афазию (Ю.А. Флоренская, В.А. Гринер); заикающимися (В.А. Гринер, Н.С. Самойленко, Т.А. Власова, Н.А. Рычкова); имеющими нарушения опорно-двигательного аппарата (И.Ю. Левченко, О.Г. Приходько, Г.А. Волкова, М.В. Жигорева); с нарушениями зрения (В.П. Ермаков, Г.А. Якунин, В.А. Кручинин, Н.А. Остапенко); с ЗПР (Г.А. Бутко, Е.М. Медведева, Л.Г. Митрякова);
  • второе направление в основном представлено вариабельными коррекционными программами, в которых авторы используют музыку наряду с другими средствами для: развития слухового восприятия детей (И.В. Евтушенко, С.М. Миловская, Е.А. Медведева, И.Ю. Левченко, Е.З. Яхнина); развития речи (Е.З. Яхнина, Е.Ф. Соботович, Е.А. Алексеева, Л.Н. Носкова, О.В. Гаврилюшкина, Т.С. Овчинникова, Г.М. Власова, А.Н. Пфафенрод, С.Б. Смирнова, О.А. Тихонова, Н.А. Полетаева и др.); коррекции  негативных эмоций (К. Швабе, Р.О. Бензом, Коффер-Ульбрих,  Олаф Скипе, И.Н. Мамайчук, Е.А. Медведева, Е. Усова и др.). Можно констатировать, что предлагаемые различными авторами парциальные коррекционные программы с использованием музыки в подавляющем большинстве рассматриваются вне связи с эмпирическими исследованиями, вследствие чего оценка их эффективности затруднена;
  • третье направление включает в себя единичные исследования, где экспериментально показаны возможности музыки в оптимизации творческой деятельности детей (Ю.К. Умилина), повышении продуктивности учебных занятий (Н.В. Шутова). Однако исследований такого рода очень мало, в единичных работах экспериментального плана преследуются узкие, очень конкретные цели, предполагающие выяснение влияния музыки на личность ребенка, но без учета ее комплексного воздействия.

Среди массива данных, показывающих влияние музыки на ребенка с проблемами в развитии, практически не представлена категория детей с задержкой психического развития, хотя данный вариант дизонтогенеза является самым массовым и самым обнадеживающим в смысле компенсации дефектов развития.

Фундаментальных обобщающих теоретико-экспериментальных работ, демонстрирующих возможности музыки во всей полноте ее воздействия на детей, в специальной психологии не представлено. В связи с этим проблема использования музыки как целостной системы в развитии детей с ЗПР является, на наш взгляд, остроактуальной и неисследованной. Как в теоретическом, так и в прикладном плане не изучены возможности комплексного подхода к использованию музыки в коррекционно-развивающей работе с детьми, не выявлены психолого-педагогические условия, при которых специально организованное музыкальное воздействие способствует максимальной реализации возрастных и индивидуальных возможностей старших дошкольников с ЗПР в плане становления их как активных субъектов собственного развития.

Итак, основная проблема, поставленная в нашем исследовании, пока не нашла должного теоретического и организационно-методического решения по отношению к детям дошкольного возраста с ЗПР, что подчеркивает ее острую актуальность.

Параграф 1.3. посвящен анализу особенностей развития наиболее значимых сфер психики детей с ЗПР, характеризующих их подготовку к новой социальной ситуации развития – обучению в школе.

Анализируя специфику психического развития детей с ЗПР к концу дошкольного возраста, не получивших своевременной помощи, исследователи указывают на незрелость их психомоторной сферы, которая проявляется: в задержке сроков развития моторных навыков и качеств (И.П. Юркова, 1971; Е.Н. Самодумская, 1971; Г.А. Бутко, 2006); недостаточности двигательного тонуса, ведущего к нарушению автоматизации движений и действий (К.С. Лебединская, 1975, И.Ф. Марковская, 1977, Л.И. Расстягайлова, 1971);  преобладании крупных движений над мелкими и точными (М.Г. Рейднбойм, 1971; Ю.Г. Демьяненов, 1976); несформированности техники выполнения движений и недостаточность двигательных качеств (В.В. Лебединский, 1985; Е.М. Мастюкова, 1997; И.Ф. Марковская, 1977; М.С. Певзнер, 1966, 1972; У.В. Ульенкова, 1994).

Отклонения в психомоторном развитии детей с ЗПР, по мнению вышеуказанных авторов, усугубляют их интеллектуальную недостаточность, создают дополнительные трудности в будущей школьной учебной деятельности.

Недоразвитие интеллектуальной сферы детей с ЗПР проявляется в отставании развития различных психических свойств: неустойчивости внимания и восприятия (Т.А. Власова, 1973; Л.Б. Шошин, 1972; М.С. Певзнер, 1972; Л.И. Переслени, 1984); слабости запоминания, особенно логического (Т.В. Егорова, 1973; В.Л. Подобед, 1981); неразвитости аналитико-обобщающей мыслительной деятельности (Т.В. Егорова, 1973; З.И. Калмыкова, 1975, 1981; Т.Н. Князева, 2005; В.И. Лубовский, 1994; У.В. Ульенкова, 1983 и др.); у детей с ЗПР не выражена мотивация к предстоящей деятельности (Н.Л. Белопольская, 1976; И.Ю. Кулагина, 1982; Л.В. Кузнецова, 1986; В.Н. Брайтфельд, 1999; Е.А. Макеева, 2004); они не обладают достаточными волевыми усилиями для удержания и осознания учебной за­дачи (Г.И. Жаренкова, 1975; У.В. Ульенкова, 1983, Т.Н. Князева, 2005). В значительной степени по сравнению с нормально развивающимися детьми у детей с ЗПР нарушена саморегуляция деятельности (У.В. Ульенкова, 1983; Е.Б. Аксенова, 1994; В.В. Кисова, 2000; Л.А. Метиева, 2003; И.Ю. Троицкая, 2007), они имеют низкую познавательную активность (А.Н. Цымбалюк, 1974; И.Ю. Кулагина, 1982; Л.В. Кузнецова,  1986; Э.А. Баранова, 2006).

Специфика развития эмоциональной сферы детей с ЗПР проявляется в повышенной аффективной неустой­чивости: негативных эмоциональных реакциях, аффективных вспышках,  полярной смене эмоций (В.И. Лубовский, 1978); снижении показателей адаптации: склонности ребенка к повышенной фиксации на источнике кон­фликта, а также примитивных способах психологической защиты (регрессия, вытеснение) (И.И. Мамайчук, 2001; Е.Г. Трошихина, 1997; О.В. Фролова, 2001); астеноневротических проявлениях повышенной тормозимости, пугливости, робости, внушаемости, выраженных соматовегетативных нарушениях (В.В. Ковалев, 1984); не­уверенности в себе, трудности адаптации в детских коллективах (Е.Е. Дмитриева, 2005).

Незрелость личностной сферы детей проявляется в ограниченном репертуаре эмоциональных проявлений (Т.З. Стернина, 1988; Е.Н. Васильева, 1994; С.Н. Сорокоумова, 2004), коммуникативном недоразвитии (Д.И. Альраххаль, 1992; Е.Е. Дмитриева, 2005), специфике развития самосознания и образа «Я» (Н.Л. Белопольская, 1976; И.А. Конева, 2002; Е.А. Медведева, 2007). Во всех перечисленных исследованиях показано, что неблагоприятные социальные условия в сочетании с лёгкими нарушениями центральной нервной системы ведут к социальной дезадаптации детей с ЗПР, проявляющейся во взаимоотношениях с окружающими людьми и в отношении к себе.

Как можно видеть, в специальной литературе накоплены значительные теоретико-экспериментальные данные относительно изучения и формирования разных сфер психики детей с ЗПР, важность и взаимосвязь которых убедительно доказывают исследования, выполненные в научной школе У.В. Ульенковой. Вместе с тем обобщающих теоретико-экспериментальных работ, позволяющих создать целостную картину специфики комплексного психического развития детей с ЗПР при использовании специально созданной научно обоснованной системы музыкального воздействия в специальной психологической практике нет.

В настоящий момент среди специальных работ в этой области мы можем выделить исследование Е.А. Медведевой (2007), в котором автор изучает познавательно-семиотический, ценностно-ориентационный, эмоционально-чувственный, коммуникативно-рефлексивный, художественно-творческий компоненты личностного развития детей с ЗПР.

Это оригинальный научный труд, заполнивший существовавшую нишу. В то же время обозначенная нами область научных изысканий, являясь остро актуальной, продолжает оставаться вне поле зрения  исследователей: нет специальных исследований, посвященных интегрированному изучению и развитию наиболее значимых сфер психики детей с ЗПР (психомоторной, интеллектуальной, эмоциональной, социально-личностной), не разработана структура и критерии оценки интегрированного психического развития детей с ЗПР, не определены условия оптимизации воспитательно- образовательного процесса, способствующие эффективному интегрированному психическому развитию детей с ЗПР. Поставленные проблемы являются назревшими, теоретически и практически актуальными, что и определило проблематику и пространство нашего исследования.

Во второй главе «Концептуальные основы моделирования интегрированного подхода к изучению психического развития старших дошкольников с разными вариантами развития средствами структурно-динамической системы музыкального воздействия» дается обоснование и характеристика авторского понимания содержания, структуры интегрированного изучения психического развития старших дошкольников с ЗПР средствами структурно-динамической системы музыкального воздействия.

Концепция нашего исследования включает цель, направления, основные содержательные положения, организационно-технологическую основу инновационной модели интегрированного психического развития детей с ЗПР средствами структурно-динамической системы музыкального воздействия, включенной в образовательное пространство.

Основная цель концепции – разработка путей и средств интеграции в социум ребенка с ЗПР через оптимизацию его интеллектуальных, эмоциональных, личностно-субъектных качеств в специально организованной деятельности.

Содержательную характеристику нашей исходной концепции можно представить следующим образом:

Интегрированное психическое развитие ребенка с ЗПР – это целостный процесс, представляющий собой динамическую совокупность наиболее значимых сфер психики детей с ЗПР (психомоторной, интеллектуальной, эмоциональной, социально-личностной), саморазвитие которых определяет их субъектная активность, в конечном итоге  и определяющая возможности приближения этих детей к  возрастной норме развития.

Мы полагаем, что структуру интегрированного психического развития ребенка с ЗПР определяют следующие основные компоненты: психомоторный, интеллектуальный, эмоциональный, социально-личностный. Объединяющим и направляющим компонентом выступает субъектная активность ребенка.

Каждый из вышеназванных компонентов интегрированного психического развития ребенка имеет ряд показателей, определяющих степень его сформированности (уровень развития).

Психомоторный компонент является одним из важнейших компонентов, т.к. чрезвычайно высока зависимость психического развития ребенка от состояния его моторики. Через движения осуществляется непосредственная практическая связь ребенка с окружающим миром, обусловливающая развитие всех его психических процессов. По мнению Л.С. Выготского, именно психомоторная сфера главным образом является центральной для компенсации интеллектуального дефекта и выравнивания поведения ребенка.

Для определения качества психомоторного развития ребенка важны такие показатели, как: уровни двигательных умений, моторно-мимических умений, пантомимики.

Интеллектуальный компонент. Как известно, интеллектуальная деятельность на ранних этапах онтогенеза имеет выраженную связь с эмоциональными процессами (Л.С. Выготский, С.Л. Рубинштейн, В.Н. Мясищев, Н.С. Лейтес). Заложенное в интеллектуальной деятельности эмоциональное начало (единство аффекта и интеллекта) содержит мощные энергетические ресурсы, которые подкрепляют ее. Эмоциональный настрой для ребенка становится определяющим фактором в процессе приобретения новых знаний. Этот момент стал для нас узловым при рассмотрении интеллектуальной деятельности через призму эмоционально положительного отношения к ней ребенка.

Таким образом, мы полагаем, что главными показателями развития интеллектуального компонента являются:

  • мотивационный – интерес ребенка к знанию (заданию), эмоциональное отношение к процессу и результату деятельности, эмоциональное отношение к возможности продолжения деятельности;
  • операционный – особенности вербализации задания, особенности программирования предстоящей деятельности, качество выполнения действий;
  • регуляционный –  степень полноты принятия задания, степень полноты сохранения задания до конца занятия, качество самоконтроля по ходу выполнения задания, качество самоконтроля при оценке результата деятельности (способен ли критически оценить результат своего труда, адекватно обосновать свою оценку).

Эмоциональный компонент приобретает особое значение, т.к. именно эмоциональное самочувствие ребенка определяет благополучное течение его интеллектуального и личностного развития.

Эмоциональное развитие личности, как подчеркивает Л.С. Выготский, имеет не менее важное значение, нежели другие аспекты ее становления, и должно представлять предмет заботы в той же мере, как ум и воля.

Эмоциональная сфера представляет собой постоянно изменяющуюся систему субъективных реакций личности на окружающую действительность.

Эмоции, или переживаемые ребенком его связи с миром, – необходимая предпосылка его активности. Эмоциональные процессы обеспечивают «энергетическую» основу детской деятельности, являются ее мотивами. Именно они определяют качественную и количественную характеристику поведения.

В качестве показателей эмоционального компонента мы рассматриваем: эмоциональное состояние ребенка (особенности проявлений тревожности); эмоциональные реакции (особенности фрустрационных реакций); эмоциональные проявления в поведении.

Социально-личностный компонент предопределяет вхождение ребенка в социальную среду через присвоение норм, ценностей, позволяющих ему строить отношения в обществе и обретать собственное «Я».

В старшем дошкольном возрасте в процессе разных видов деятельности, а также во взаимодействии с окружающими ребенок овладевает общественным опытом, социальными нормами, осваивает орудия, знаки, символы, действия, накапливает определенный потенциал для последующего развития, то есть приобретает социальную компетентность. В качестве важнейших показателей развития социально-личностного компонента мы рассматриваем: когнитивный (знания нравственно-этических норм и правил); эмпатийный (эмоционально-нравственная оценка ситуаций); поведенческий (поведенческие намерения и поступки.)

Системообразующим, ядерным компонентом выступает субъектная активность, представляющая сплав личностно значимых стремлений ребенка к «присвоению» деятельности. Мы считаем, что в старшем дошкольном возрасте показателями субъектной активности ребенка выступают: эмоциональный отклик, любознательность, инициативность, самостоятельность.

Субъектная активность является центральным и связующим компонентом, обладающим, с одной стороны, относительно самостоятельными характеристиками субъектности, а, с другой стороны, ее показатели проявляются во всех вышеперечисленных компонентах, обеспечивая их взаимосвязь.

Схема 1

Структура интегрированного психического развития старших

дошкольников

Изучение интегрированного психического  развития детей с ЗПР дает возможность проследить в едином диагностическом процессе особенности психического развития ребенка, определить его «узловые» моменты, увидеть в динамике его специфику, определить пути и средства целенаправленного психолого-педагогического влияния. Учитывая неравномерность и пластичность развития психических структур в детском возрасте, можно предположить, что потенциал старших дошкольников с ЗПР в плане их выхода на оптимальный возрастной уровень при определенных (не грубых) дефектах развития может быть в значительной степени реализован при использовании в образовательном пространстве данной категории детей специально организованной структурно-динамической системы музыкального воздействия, обеспечивающей познавательную и социальную активность ребенка, расширение его субъектных проявлений и закладывание позитивных личностных основ. На наш взгляд, эта структура музыкального воздействия может быть представлена взаимодействием трех подсистем, являющихся иерархическими уровнями целостной системы:

1) психофизиологический уровень: происходит активизация зрительных, слуховых и других рецепторов с последующим изменением физиолого-биологических ритмов организма (кровообращения, дыхания, внутренней секреции, и др.), повышение физической работоспособности, изменение сенсомоторных реакции;

2)        психологический уровень: возникают изменения в эмоционально-волевой сфере, изменяются психологическая активность личности, ее восприятие, внимание, память;

3)        социально-личностный уровень: музыка, воздействуя на личность, вызывает в ней катарсическую реакцию, преобразующую и гармонизирующую ее. Попадают под ее влияние мировоззрение, система ценностей, направленность личности, характер.

Итак, музыка действует на личность в целом на психофизиологическом, психологическом, социально-личностном уровнях  и, следовательно, изучение характера ее воздействия на психику ребенка должно происходить с учетом этого комплексного влияния. Такой концептуальный подход, как мы полагаем, открывает новые перспективы, при которых музыка одновременно выступает средством оптимизации эмоционально-психической деятельности ребенка и  ведет к  духовному росту  и  нравственному совершенствованию его личности.

Процесс интегрированного психического развития ребенка с ЗПР требует создания единого пространства специально организованной среды. В нашем исследовании такой средой является музыкально развивающая среда, которая выступает как поле жизнедеятельности ребенка, обусловливающее целостное развитие его личности. В проектировании музыкально развивающей среды мы опирались на следующие принципы:

  • принцип вариабельности, реализуемый через включение в образовательное пространство многообразной мировой музыкальной культуры (от русской духовной музыки, обладающей мощнейшими психогармонизирующими возможностями, до качественной музыкальной эстрады);
  • принцип стадиальности,  предполагающий ступенчатый переход ребенка от эмоционально-телесного переживания музыки (на начальном этапе) до вербально-логического познания ее;
  • принцип живой практической деятельности заключается в том, что формирует у ребенка позицию деятеля, создателя, исследователя, а не потребителя;
  • принцип эмоционального удовольствия обеспечивает положительные ощущения у ребенка от действия или воздействия, что ведет к принятию их ребенком и развитию способности позитивно откликаться на них впоследствии;
  • принцип взаимодействия, осуществляющийся педагогом путем увеличения прямого вовлечения ребенка в совместную деятельность (давайте действовать вместе), это помогает ему как бы предвкусить свою будущую самостоятельную деятельность, но пережить ее в реальности, испытав при этом чувства успеха и удовлетворения от общения с другими.

В обобщенном виде структура предлагаемой нами модели интегрированного психического развития детей с ЗПР представлена в схеме 2.

Схема 2

Модель интегрированного психического развития детей средствами структурно-динамической системы музыкального воздействия

               психофизиологичепсихофизиологиче

Таким образом, следуя основным принципиальным положениям отечественной возрастной, педагогической и коррекционной психологии, общим концептуальным позициям нашего исследования, его основные направления можно представить следующим образом:

  • разработка теоретических основ и содержания диагностической системы изучения актуальных и потенциальных особенностей интегрированного психического развития в совокупности психомоторного, интеллектуального, эмоционального, социально-личностного компонентов детей с ЗПР, исходя из психовозрастной нормы развития в период старшего дошкольного возраста;
  • выявление и систематизация наиболее характерных особенностей интегрированного психического развития детей с ЗПР, сформировавшихся в традиционных условиях воспитания и обучения;
  • разработка и реализация инновационной теоретико-экспериментальной модели интегрированного  психического развития детей с ЗПР средствами структурно-динамической системы музыкального воздействия;
  • проведение качественно-количественного анализа результатов апробации разработанной модели с целью общей оценки ее эффективности для интегрированного изучения и дальнейшего продвижения в развитии старших дошкольников с ЗПР в сравнении с другими вариантами развития;
  • разработка и внедрение в практику подготовки будущих дефектологов и психологов учебного курса «Психология музыкального воздействия на личность», обеспечивающего теоретическую и практическую компетентность в использовании психологических возможностей музыки в профессиональной деятельности.

Теоретико-методологическое обоснование и организация исследования предполагают в своей основе опору на фундаментальные психологические и педагогические теории: о личности как субъекте развития в деятельности (Л.С. Выготский, С.Л. Рубинштейн, Б.Г. Ананьев, К.А. Абульханова-Славская, А.В. Брушлинский и др.); о закономерностях формирования высших психических функций, зонах актуального и ближайшего развития и учете их в процессе обучения ребенка, роли социальной среды как источника психического развития (Л.С. Выготский, Л.Ф. Обухова, В.В. Слободчиков, У.В Ульенкова, Д.И. Фельдштейн, Д.Б. Эльконин и др.); теорию деятельностного подхода к пониманию развития психики (В.В. Давыдов, А.Н. Леонтьев, Д.Б. Эльконин и др.); теорию единства возрастных закономерностей при нормальном и аномальном развитии ребенка (Л.С. Выготский, Т.А. Власова, В.В. Лебединский, К.С. Лебединская, М.С. Певзнер и др.); теорию общей обучаемости (З.И. Калмыкова, Н.А. Менчинская, С.Л. Рубинштейн, У.В. Ульенкова и др.).

Большую роль в разработке теоретических основ исследования сыграли работы по музыковедению (И.В. Арановской, Б. Асафьева, М.Б. Кабановского, М. Карасевой, Л. Логиновой, Л. Мазеля, В. Медушевского, Е.И. Незайкинского, Б. Яворского, К. Орфа, и др.); музыкальной психологии (А. Готсдинера, И.М. Догеля, В.А. Вяткина, В.И. Петрушина, Л.П. Новицкой, А.А. Бочкарева, Г.М. Ципина, М.С. Старгеуса и др.); коррекционной психологии (Т.А. Власовой, Т.В. Егоровой, Е.Е. Дмитриевой, В.В. Лебединского, К.С. Лебединской, И.Ю. Левченко, В.И. Лубовского, М.С. Певзнер, В.Г. Петровой, У.В. Ульенковой, С.Г. Шевченко и др.).

В третьей главе «Экспериментальное изучение особенностей психомоторного развития детей старшего дошкольного возраста с разными вариантами развития в условиях традиционного воспитания и обучения и специально организованного музыкального воздействия» представлены цель, задачи, методика диагностики, критерии и уровни оценки психомоторного развития детей с ЗПР в сравнении с нормально развивающимися детьми как  в условиях традиционного обучения и воспитания, так и в специально организованных условиях музыкального воздействия на детей.

На этом и последующих этапах экспериментального исследования приняли участие 617 детей старшего дошкольного возраста. Дети подготовительной группы, принимавшие участие в эксперименте, были условно разделены по вариантам развития и по состоянию нервно-психического здоровья:

1) дети с задержкой психического развития (далее ЗПР) – 238 человек, из них: 128 человек – дети экспериментальной группы (далее ЭГ), 110 человек – дети контрольной группы (далее КГ). Все они имели диагноз ЗПР, подтвержденный ПМПК, и являлись воспитанниками коррекционно-образовательных учреждений;

2) испытуемые с нормальным развитием (далее НР) – 315 человек, воспитывающихся в обычных дошкольных учреждениях, из них: 168 человек составили ЭГ, 147 человек – КГ;

3) дети, отнесенные к группе условно нормально развивающихся (далее УНР) – 64 человека. В анамнезе этих детей (медицинских картах и других документах) содержатся данные о различных нарушениях (психомоторная возбудимость, неврозоподобные нарушения, эмоциональные нарушения и др.).

Опытно-экспериментальная работа проводилась в период с 1998 по 2007 г.г. на базе ДОУ компенсирующего вида для детей с ЗПР № 1, № 6, № 199 г. Н.Новгорода, № 131 г. Дзержинска, № 13 г. Волжска; ДОУ общеразвивающего вида № 323, № 445, № 9, № 31 г. Н.Новгорода, ДОУ № 14 г. Волжска, ДОУ № 18 г. Дзержинска, школы ритмопластики «Айседора» г. Н.Новгорода.

Для всестороннего изучения психомоторного развития детей нами был  сконструирован специальный диагностический комплекс методик, а также критериально ориентированная система оценки уровней психомоторного развития. Было выделено 4 оценочных уровня психомоторного развития детей в направлении от I (высшего) к IV (низшему). Приведем для примера характеристики I (высшего) и III (наиболее распространенного для детей с ЗПР) уровней психомоторного развития.

I (высший) уровень характеризует особенности сформированности психомоторного развития, отражающие психовозрастную норму: в ходе практических психомоторных действий ребенок выполняет предложенное задание в полном объеме. Способы его выполнения соответствуют инструкции. Качество выполняемых действий высокое. Это проявляется, прежде всего, в характере выполняемых движений ребенком (отчетливые, соразмеренные, хорошо скоординированные; у детей присутствует формула движений). На протяжении всего занятия ребенок действует в хорошем темпе, ритмично. Переход от одной двигательной установки к другой оптимальный. Положительное эмоциональное отношение к деятельности сохраняется в процессе всего занятия. По ходу деятельности ребенок действует самостоятельно. Помощь взрослого ему не нужна. Субъектность при выполнении деятельности проявляется ярко.

III (средне-низкий) уровень характеризует отставание ребенка по всем показателям психомоторного развития: в ходе практических действий ребенок выполняет задание не в полном объеме, нарушает способы выполнения. Качество выполняемых действий низкое (движения несоразмеренные, неуклюжие, угловатые, нескоординированные, много вспомогательных движений). В процессе выполнения задания у ребенка отсутствует ритмичность, что также понижает качество и продуктивность его выполнения. Формула движений в ходе деятельности отсутствует. Дети демонстрируют неспособность к быстрому переходу от одной двигательной установки к другой, что свидетельствует о моторной неловкости. Ребенок демонстрирует заинтересованность заданием главным образом в его начале, столкнувшись с трудностями, теряет к нему интерес. Эмоциональный фон отношения к деятельности с его стороны – нейтральный. В ходе деятельности ребенок зависит от помощи взрослого на всех ее этапах.

Таким образом, диапазон характеристик каждого уровня, отражающий различную степень сформированности основных показателей психомоторного развития ребенка позволяет установить не только актуальные особенности этого развития, но и прогнозировать потенциальные возможности.

Разработанная нами комплексная диагностическая программа включала в себя III этапа, каждый из которых содержал ряд заданий, направленных на изучение основных показателей психомоторного развития детей.

На I этапе (оценивались двигательные умения детей) экспериментальные задания были направлены на изучение: статической и динамической координации, двигательной памяти, качества выполнения одновременных движений.

На II этапе (оценивались мимические умения детей) экспериментальные задания предполагали выполнение детьми ряда мимических проб, а также мимическое моделирование разнообразных эмоциональных состояний.

На III этапе (оценивались особенности пантомимики детей в статическом и динамическом состоянии) изучались особенности осанки, позы, жестикуляции, походки.

В параграфе 3.2. получили отражение результаты констатирующего эксперимента.

Полученные фактические данные наглядно свидетельствуют, что у подавляющего большинства детей с ЗПР наблюдается выраженное отставание в психомоторном развитии. От 82% до 91% детей с ЗПР показали средне-низкий (III) и низкий (IV) уровни развития двигательных умений.

Можно констатировать, что более 50% детей с УНР и 30% с НР (воспитанники массовых дошкольных учреждений) возрастной нормы в развитии двигательных навыков и умений также не достигают, что указывает на малую эффективность традиционных методик, используемых сегодня в дошкольном образовании по психомоторному развитию детей.

Максимальные достижения (по уровню и характеру сформированности) у детей с ЗПР были отмечены в плане развития мимических умений. На уровень возрастной нормы по ним вышли более 40% детей с ЗПР, что, на наш взгляд, свидетельствует об имеющемся у них потенциале в плане продвижения к норме возрастного развития. Дети с НР и УНР также показали более высокие результаты по мимическому развитию, что, на наш взгляд, отражает, с одной стороны, нарастающую с возрастом мимическую координацию, с другой – систематическую отработку ряда мимических проб на занятиях по развитию речи.

Полученные данные свидетельствуют о наличии значительных недостатков в пантомимическом развитии дошкольников с разными вариантами развития (с ЗПР, НР, УНР), среди которых серьезные нарушения осанки (лордоз, кифоз, сколиоз), специфические особенности походки, жестикуляции, мимики, позы детей.

Наиболее массовым (для 50% детей с ЗПР и 40% с УНР) оказался III уровень пантомимического развития. Анализ полученных результатов позволил выявить ярко выраженную двигательную недостаточность у значительной части испытуемых с разными вариантами развития при доминировании детей с ЗПР, которая проявилась: в трудностях выполнения предложенных движений в соответствии с инструкцией, в нарушении моторной координации и двигательной памяти, неспособности выполнения движений в соответствии с пространственными, временными и динамическими характеристиками, в искажении темпа, ритма и амплитуды движений, в затруднении запоминания последовательности двигательных операций.

Характерной особенностью большинства испытуемых, показавших III и IV уровни психомоторного развития, явился синдром «ожидания помощи» или индифферентности к предстоящей деятельности. Детям требовалась дополнительная стимуляция, поощрение. Возникающие затруднения в ходе деятельности понижали мотивацию, активность, самостоятельность ребенка.

В параграфе 3.3. получили отражение теоретико-организационные принципы разработки коррекционно-развивающей программы психомоторного развития старших дошкольников с разными вариантами развития (ЗПР, НР, УНР), анализируются условия ее реализации.

Цель разработанной и апробированной нами  программы «Музыка моего тела» – преодоление психомоторного недоразвития детей и выведение их на уровень оптимально реализованных возрастных возможностей через эмоционально-телесное постижение музыки.

В качестве основных задач, решаемых в ходе данной программы средствами специально организованного музыкального воздействия, можно выделить следующие:

  1. развитие чувства ритма детей: равномерная метрическая пульсация, восприятие метрического рисунка, согласование движений с темпом и ритмом музыки;
  2. развитие двигательных навыков детей: статическая и динамическая координация, двигательная память, быстрота и точность реакций на звуковые сигналы, одновременность движений;
  3. формирование правильной осанки: нормализация мышечного тонуса, тренировка отдельных групп мышц, развитие чувства равновесия, развитие точности, плавности переключения движений, преодоление двигательного автоматизма;
  4. развитие выразительности движений и мимики: формирование способности через невербальные средства (мимику, телесную пластику) передавать характер музыки, развивать способность к созданию выразительного образа, развивать потребность детей в двигательном самовыражении;
  5. формирование у детей качеств, способствующих самоутверждению их личности: самостоятельность и свобода выбора, индивидуальности восприятия и самоуважение в связи с собственными успехами.

Программа по психомоторному развитию детей рассчитана на проведение одного занятия в неделю на протяжении учебного года. Продолжительность – по 35-40 минут каждое (в зависимости от состояния детей); кроме того, ее можно использовать как органическую часть на музыкальных и физкультурных занятиях.

Музыкальная основа программы: авторская музыка разных стилей и эпох (преимущественно миниатюры), этническая музыка, музыка new age.

Реализация поставленных задач осуществлялась через использование разнообразных приемов:

  • ансамбля «звучащих жестов», являющегося эффективным средством быстрого усвоения разнообразных ритмических моделей детьми.  Звучащие жесты – эта ритмическая игра звуками своего тела, игра на его поверхности: хлопки, шлепки по бедрам, притопы ногами, щелчки пальцами и др.;
  • музыкальных спонтанно-пластических импровизаций детей, пробуждающих их двигательные фантазии, развивающих умение чувствовать и самостоятельно находить связь между звуком, жестом и движением, ориентироваться в пространстве. Дети начинают гармонично сочетать спонтанность и заданность, импульсивность и контроль;
  • экспрессивно-мимического моделирования музыки, способствующего развитию у детей умения мимически отображать разнообразные эмоции, что развивает лицевую экспрессию.

Одним из ведущих условий достижения эффективности работы на занятиях является индивидуальный подход к каждому ребенку с учетом его возрастных, психомоторных, двигательных, психических возможностей, а также состояния здоровья.

Все формы работы детей на занятиях предполагают их личностную активность.

По реализации коррекционно-развивающей программы нами был проведен итоговый контрольный эксперимент. Его цель – проследить возможности специально организованного музыкального воздействия в преодолении психомоторного недоразвития детей. Сравнительный анализ данных позволил отметить позитивные изменения в развитии психомоторики детей.

На уровень возрастной нормы (I-II) в развитии двигательных умений по результатам четырех экспертных заданий вышли 62% детей с ЗПР. Основная часть испытуемых с ЗПР, показавших высокие результаты, обнаружила II уровень в развитии двигательных умений (55%), часть детей (7%) вышла на высший (I) уровень. Значительно сократилось количество испытуемых с ЗПР на III уровне (с 72% до 30%).

Яркая динамика обнаружена и в развитии следующих показателей психомоторного развития: 81% детей с ЗПР показал высокие уровни (I-II) в развитии мимических умений (51% в констатирующем эксперименте), 55% – в развитии пантомимики (25% при констатации).

Рис. 1. Сравнительная динамика уровней психомоторного развития детей ЭГ и КГ под влиянием музыкального воздействия

По результатам контрольного эксперимента выявлено, что практически все показатели психомоторного развития у детей с ЗПР экспериментальной группы значимо (p < 0,05) отличаются от аналогичных показателей детей контрольной группы. При этом в наибольшей степени эти отличия проявляются в развитии двигательных умений (p < 0,01). Кроме того, сравнительный анализ данных позволил зафиксировать наметившиеся  тенденции в плане становления субъектной активности детей, проявившейся в стремлении к самовыражению, самостоятельности на разных этапах деятельности, демонстрирации заинтересованности ее процессом и результатом. В случаях затруднений дети пытались минимизировать помощь взрослого («Я сам») и получить максимально положительный результат.

Результаты исследования свидетельствуют и о том, что у подавляющего большинства детей с НР и УНР, включенных в коррекционно-развивающий процесс, также обнаружены значимые позитивные изменения (в развитии двигательных умений, мимических умений, пантомимики) в сравнении с испытуемыми контрольных групп. Полученные нами данные можно считать доказательством эффективности выбранного направления коррекции и рекомендовать использование специально организованного музыкального воздействия как эффективного средства в психомоторном развитии детей и их субъектной активности.

Четвертая глава «Экспериментальное изучение влияния музыки на эмоциональное отношение детей к интеллектуальному заданию и продуктивность его выполнения» посвящена экспериментальному изучению влияния музыкального воздействия на эмоциональное отношение ребенка к выполнению интеллектуального задания и его продуктивность.

Изучение роли мотивационно-эмоционального фактора в формировании активного, направленного, заинтересованного отношения ребенка к интеллектуальной деятельности является одной из фундаментальных и малоразработанных проблем в возрастной и специальной психологии; следует, наконец, признать, что развитие высших психических функций зависит не только от когнитивных, интеллектуальных, но и от эмоциональных процессов (Л.С. Выготский, 1984; С.Л. Рубинштейн, 1946; А.Н. Леонтьев, 1977; А.В. Запорожец, 1974 и др.), от их взаимовлияния и взаимообусловленности.

Для оптимизации процесса обучения ребенка необходимы ситуа­ции с его личными мотивами, которые не содержат внутреннего конфликта (ин­терес к занятиям, любознательность, увлеченность и эмоциональный комфорт). Среди разнообразных мотивов деятель­ности положительное эмоциональное отношение к ней является важнейшим.

Эта часть исследования была посвящена решению следующих конкретных задач:

1) определить, как влияет музыкальное воздействие на эмоциональное отношение ребенка к выполнению интеллектуального задания;

2) проследить влияние музыкального воздействия на характер эмоциональных реакций ребенка по ходу выполнения интеллектуального задания;

3) выявить влияние музыкального воздействия на качество выполнения детьми интеллектуального задания.

Для решения поставленных задач нами была разработана специальная методика, включившая в себя целенаправленное наблюдение за детьми, индивидуальные беседы, экспериментальные задания. В основу ее разработки были положены принципы критериально ориентированных диагностических методик У.В. Ульенковой (1994). Нами были выделены следующие компоненты интеллектуальной деятельности: мотивационный, операционный, регуляционный, а также оценочные критерии их сформированности у детей, позволяющие проследить в том числе степень проявления у ребенка позитивного эмоционального отношения (мотивации) как к предстоящей интеллектуальной деятельности, так и к ее выполнению.

В соответствии с критериями мы выделили уровни эмоционального отношения ребенка к выполнению интеллектуальной деятельности и его влияния на продуктивность ее выполнения в диапазоне от высшего (I) к низшему (IV) уровню.

Нами были разработаны две серии экспериментальных занятий с детьми, содержащих четыре интеллектуальных задания, по содержанию традиционных для детей старшего дошкольного возраста. В первой серии задание предъявлялось в форме наглядного образца, во второй – в форме вербальной инструкции. Экспериментом были охвачены те же испытуемые ЭГ и КГ (с ЗПР, НР, УНР), которые принимали участие в предыдущем исследовании (гл. III).

Экспериментальные группы испытуемых получали инструкцию и выполняли задание со специально организованным музыкальным воздействием. В каждой серии занятий нами были использованы высококачественные музыкальные записи на CD-носителях со специально подобранными классическими музыкальными произведениями

В соответствии с задачами данного исследования в качестве стимульного музыкального материала использовалась медленная музыка в стиле барокко (Бах, Гендель, Вивальди, Корелли), которая, по мнению музыкальных экспертов, дает ощущение устойчивости, порядка, безопасности и создает эмоционально стимулирующую среду.

В процессе занятий музыкальное воздействие использовалось нами в форме пассивного восприятия, что определялось задачами исследования. Испытуемые, входившие в контрольные группы, выполняли задания без музыкального воздействия.

Обобщенные результаты проведенного исследования по изучению влияния музыки на продуктивность выполнения интеллектуальных заданий позволили констатировать следующее: на уровень возрастной нормы (I-II) вышел 41% испытуемых с ЗПР ЭГ, причем 8% показали I уровень, в контрольной группе лишь 14% детей выполнили предложенные интеллектуальные задания на II уровне, I уровень оказался недоступным для них.

Согласно полученным данным, в границах нижележащих уровней (III и IV) детей с ЗПР экспериментальной группы оказалось значительно меньше: на III уровне в ЭГ – 57%, в КГ – 79%, на IV уровне в ЭГ – 4%, в КГ – 10%. Значение 2–критерия показало статистически значимые различия результатов полученных в ЭГ и КГ детей с ЗПР на уровне (p 0,01).

В ходе проведения экспериментального исследования были установлены следующие позитивные качественные изменения у испытуемых с ЗПР экспериментальной группы в сравнении с контрольной: у детей ЭГ, выполнивших задание на высоких (I и II) уровнях, ярко проявились: активность и инициативность в процессе деятельности, стремление к выполнению необходимых интеллектуально-деятельностных операций по решению интеллектуальной задачи. Все это указывает на то, что в процессе специально организованной интеллектуальной деятельности детей, где музыка выступает как мотивирующий «запускающий» компонент деятельности, а также как компонент контролирующий, регулирующий ее протекание, происходит компенсация недостатков развития интеллектуально регулирующей сферы психики детей с ЗПР.

В ходе исследования часть детей с ЗПР ЭГ показала низкие уровни выполнения интеллектуальных заданий (III-IV), но и у них использование музыкального воздействия на занятиях изменило характер мотивационно-личностных проявлений: они демонстрировали некоторую заинтересованность при выполнении эмоционально окрашенной интеллектуальной деятельностью. Несмотря на низкую продуктивность овладения операционально-деятельностной стороной интеллектуальной деятельности, у них имела место положительная мотивационная направленность на процесс этой деятельности.

Яркая динамика обнаружена и в продуктивности выполнения интеллектуальных заданий у испытуемых с НР и УНР экспериментальных групп: 71% детей с НР продемонстрировал высший уровень (57% в контрольной группе); 60% детей с УНР показали I и II уровни  (37% в контрольной группе).

Статистически значимые различия между результатами получены в экспериментальных и контрольных группах у детей с НР и УНР  одной категории на уровне достоверности  p 0,05 (по 2-критерию).

Рис 2. Сравнительная динамика уровней продуктивности выполнения интеллектуальной деятельности детей ЭГ и КГ под влиянием музыкального воздействия

Характерными особенностями детей  ЭГ с НР и УНР оказались: познавательная и поисковая активность, самостоятельность на различных этапах деятельности, динамичный темп работы, устойчивая концентрация внимания, заинтересованность процессом и результатом деятельности. В случаях затруднений эти дети проявляли инициативу в деятельности, стремились минимизировать помощь взрослого («я знаю, как делать»). Очевидной была потребность этих детей в самостоятельных и активных действиях в ходе деятельности, их заинтересованность ее процессом.

Во многом, как отмечали сами дети, это было обусловлено звучащей музыкой («это было необычно», «интересно», «музыка была очень красивой», «было спокойно»).

Таким образом, специально организованное музыкальное воздействие может выполнять ряд функций:

  • побудительную, отражающую положительную эмоциональную энергетику, мобилизующую субъекта на осуществление интеллектуальной деятельности;
  • организационную, обеспечивающую эмоциональный комфорт на протяжении всей деятельности;
  • стимулирующую, поддерживающую субъектную активность на должном уровне вплоть до завершения деятельности.

В пятой главе «Особенности развития эмоциональной сферы детей с разными вариантами развития в традиционных и специально созданных условиях воспитания и обучения» представлены сравнительные экспериментальные данные об особенностях развития эмоциональной сферы детей с разными вариантами развития, получили отражение теоретико-организационные принципы разработки коррекционно-развивающей программы, направленной на развитие эмоциональной сферы детей средствами специально организованного музыкального воздействия, представлены данные об оптимизации компенсаторных возможностей детей с ЗПР в специально созданных психолого-педагогических условиях.

Целью констатирующего эксперимента было изучение следующих показателей эмоционального развития детей: особенностей тревожности, аффективных проявлений в поведении, особенностей эмоциональных реакций во фрустрационных ситуациях.

Исходя из задач исследования, нами была подобрана следующая батарея методик: детский тест тревожности Р. Теммла, М. Дорки, В. Амена, позволяющий исследовать уровень, вид, направленность тревожности детей по отношению к ряду типичных для них жизненных ситуаций общения с другими людьми; методика изучения фрустрационных реакций С. Розенцвейга (детский вариант в модифицикации Н.В. Тарабриной), позволяющая выявить доминирующий тип реакций и направление реакций детей при восприятии сложных ситуаций; опросник для взрослых «Оценочная шкала эмоциональных проявлений ребенка» Л.А. Головей, Е.Ф. Рыбалко, направленный на определение степени выраженности эмоционально-аффективных проявлений детей в поведении.

Анализ результатов констатирующего эксперимента позволил выделить следующие особенности эмоциональных проявлений детей с разными вариантами развития: наличие повышенного и высокого уровней тревожности у 68% детей с ЗПР, 52% с НР, 65% с УНР; проявления тревожности у дошкольников с ЗПР и УНР очень разнообразны и включают в себя показатели всех четырех уровней тревожности (при превалировании повышенного и высокого), в то время как у нормально развивающихся дошкольников отсутствует низкий уровень, а наиболее массовым оказался средний уровень тревожности (51%), соответствующий адаптивному виду тревожности; у значительной части детей с ЗПР (36%) и УНР (30%) имеет место личностная тревожность, при этом для детей с НР более характерна ситуативная тревожность; тревожность старших дошкольников с ЗПР и УНР характеризуется направленностью в сферы межличностного конфликта с родителями и внутриличностного конфликта самореализации («Я сам»), в то время как тревожность нормально развивающихся дошкольников направлена в основном в сферу межличностных конфликтов со сверстниками.

В поведении многих испытуемых присутствует эмоционально-аффективная нестабильность, при этом негативные проявления (агрессивность, злобность, возбудимость и др.) у детей с ЗПР и УНР выражены сильнее и проявляются в поведении значительно чаще, чем у детей с НР. Значительный процент детей имеет пониженный фон настроения, у детей с ЗПР и УНР наблюдается бурная смена эмоций, их полярность (от боязливости и плаксивости до выраженной веселости), что указывает на неустойчивость их эмоций. Значительное повышение профиля по шкале негативных эмоциональных проявлений у детей с ЗПР и УНР в сравнении с детьми с НР свидетельствует о наличии у этих испытуемых изменений на уровне аффективной регуляции. Данный показатель говорит о снижении уровня полевой реактивности, экспансии, эмоционального контроля, т.е. наблюдается дезадаптация регуляции эмоциональной сферы.

Анализ выраженности типов реакций на фрустрационную ситуацию у испытуемых с ЗПР и УНР выявил преобладание экстрапунитивных реакций с самозащитным типом поведения, что выражается в неумении эмоционально отвлечься от «фрустратора», самостоятельно найти выход из конфликта, взять на себя ответственность за его разрешение. У детей с НР доминируют интрапунитивные реакции с фиксацией на удовлетворении потребностей. Испытуемые с НР более склонны к конструктивным реакциям, проявляющимся в попытках самостоятельного разрешения конфликта, адекватности реагирования на фрустрирующую ситуацию. Однако и у этой категории испытуемых более, чем у 30% детей, присутствует доминирование защиты в структуре «Я». Полученные показатели негативного эмоционального самочувствия (тревожности, фрустрационных реакций, поведенческих нарушений) у старших дошкольников с разными вариантами развития свидетельствуют о незрелости у большинства из них эмоциональной сферы, а также о необходимости организации специальной коррекционно-развивающей работы с ними.

Программу формирующего эксперимента мы выстроили с учетом полученных в констатирующем эксперименте результатов и на основе специально разработанных принципов организации коррекционной помощи детям. Психокоррекционный процесс включил в себя групповые коррекционно-развивающие занятия с детьми (в течение учебного года), а также индивидуальные консультации и лекции для родителей и педагогов.

Проведение формирующего эксперимента было организовано в четыре этапа: первый этап коррекционно-развивающей работы (4 занятия) был подчинен формированию межличностного взаимодействия детей, их эмоциональному раскрепощению, адаптации к психокоррекционному процессу. На данном этапе решались следующие психокоррекционные задачи:

  • установление эмоционально-позитивного контакта между детьми;
  • развитие коммуникативных навыков, сплочение группы;
  • развитие позитивного отношения к сверстникам;
  • формирование позитивного отношения к образу «Я».

Проведение ориентировочных занятий включало в себя использование разнообразных музыкальных игр способствующих решению поставленных задач. Например: «Вокальные приветствия», «Звуковые автопортреты», «Я весь состою из звуков», «Музыкальные каракули», «Музицирование».

Второй этап (10 занятий): на нем осуществлялась основная коррекционная работа и решались следующие задачи:

  • снятие эмоционального напряжения у детей;
  • формирование умения различать и сравнивать разнообразные эмоциональные состояния;
  • развивать умение понимать собственное эмоциональное состояние и состояние окружающих;
  • учить детей отреагированию чувств и переживаний, связанных с прошлым негативным эмоциональным опытом.

В качестве музыкальных техник использовались следующие: «Музыка чувств», «Музыкальные куклы-марионетки», «Импровизации на ударных инструментах», «Тонирование», «Музыкальные релаксации».

Занятия третьего этапа (6 занятий) были ориентированы на обучение детей социальным формам поведения и решению следующих психокоррекционных задач:

  • нормализации самооценки и формированию позитивного образа «Я»;
  • повышению чувства уверенности в себе;
  • обучению взаимодействию в группе;
  • формированию навыков социального поведения.

Для решения поставленных задач мы использовали ряд техник: «Музыкальные диалоги», «Музыка для друга», «Добрая мелодия» и др.

Четвертый этап (4 занятия) предполагал закрепление умений детей в дифференциации и релаксировании различных эмоциональных состояний, проверялась степень овладения ими способами снятия эмоционального напряжения.

Основными задачами на данном этапе были:

  • развитие навыков позитивной коммуникации детей;
  • обобщение сформированных адекватных способов реагирования и поведения в психотравмирующих ситуациях;
  • формирование эмоционального контроля и сдерживания негативных эмоций;
  • перенос нового позитивного опыта в реальную жизнь.

Положительная реконструкция психоэмоционального состояния детей на этих занятиях осуществлялась средствами хорового пения. В содержание занятий включались песни жизнеутверждающего характера, а также формулы песенного самовнушения, нацеленные на формирование у ребенка таких принципов отношения к окружающей жизни, которые бы способствовали гармонизации его внутреннего мира, стойкости при неудачах, формировали защиту от негативных мыслей, развивали умение радоваться жизни.

Одно из направлений коррекционно-развивающей программы представлено семейным и педагогическим консультированием, предполагающим психологическое просвещение родителей и педагогов, работающих с детьми, по предупреждению психотравмирующих ситуаций в семье и дошкольном учреждении.

В результате реализации коррекционно-развивающей программы с использованием специально организованного музыкального воздействия был проведен контрольный диагностический срез на основе ранее использованных методик.

По итогам коррекционно-развивающей работы адаптивный уровень тревожности стал преобладающим у 52% детей с ЗПР, 76% детей с НР и 61% детей с УНР. Значительное снижение показателей по шкалам «капризность», «плаксивость», «обидчивость», «упрямство», присутствовавших у испытуемых экспериментальных групп, способствовало восстановлению нарушенного баланса в самосознании, реализации собственного «Я», повышении самооценки детей – все это свидетельствует о повышении саморегуляции  развивающейся детской личности.

Снижение показателей по шкалам «злобность» и «агрессивность» и повышение по шкале «сочувствие» говорит о расширении у детей экспериментальных групп сферы «социальных контактов», формировании положительных форм межличностного взаимодействия с окружающими.

Полученный с помощью специально организованного музыкального воздействия опыт коллективной деятельности детей, общих переживаний, интересов, достижений послужил источником их внутренних изменений – изменений в системе отношений к себе и окружающим.

У детей снизилась острота потребности в доминировании и конфликтности, более актуальной стала потребность в сотрудничестве и взаимодействии.

Позитивные сдвиги в развитии социальной адаптации мы зафиксировали во всех экспериментальных группах: увеличение детей, показавших высокий уровень CGR (с 3% до 19% у детей с ЗПР, с 29% до 51% с НР, с 10% до 25% с УНР); при этом самым массовым он стал для детей, развивающихся в норме, наиболее распространенным для детей с ЗПР и УНР оказался средний уровень CGR, его продемонстрировали 49% испытуемых с ЗПР и 54% с УНР, число детей с НР на нем сократилось (с 48% до 35%) за счет их продвижения на высокий уровень социальной адаптированности; зафиксировано значительное уменьшение испытуемых, ранее находившихся на низком уровне CGR (у детей с ЗПР с 60% до 32%, УНР с 50% до 21%, с НР с 23% до 14%).

Полученные факты свидетельствуют о возросшей социально-эмоциональной компетентности детей экспериментальных групп. В контрольных группах значимых позитивных изменений мы не обнаружили.

Динамика развития по результатам контрольного этапа оказалась значительной и статистически значимой на уровне достоверности p 0,05 (по 2–критерию).

В шестой главе «Экспериментальное изучение особенностей социально-личностного развития детей старшего дошкольного возраста с разными вариантами развития  в традиционных условиях воспитания и обучения и средствами специально организованной музыкально-сценической деятельности» представлены экспериментальные данные об особенностях социально-личностного развития детей, дано теоретическое обоснование коррекционно-развивающей программы по формированию личностной сферы детей средствами музыкально-сценической деятельности, проанализированы результаты, полученные в ходе реализации программы.

Основные задачи, которые мы решали в констатирующем эксперименте: выявить полноту знаний детей с ЗПР в сравнении с НР и УНР о социально-нравственных нормах поведения: справедливости, сочувствии, ответственности, доброжелательности, отзывчивости; проследить особенности эмоционального отклика ребенка на социально-нравственное содержание, отраженное в экспериментальной ситуации; проанализировать поведенческие намерения детей в решении социально-нравственной задачи; изучить диапазон индивидуальных различий в усвоении знаний и представлений о нормах социально-нравственного поведения.

Для решения поставленных задач нами была разработана экспериментальная методика, которая предполагала ряд заданий, цель которых – выявление характера знаний детей о социально-нравственных нормах поведения, доступных возрасту.

Методика проведения всех занятий была однотипной: ребенку предлагалось оценить поведение, поступок участников социально-нравственной ситуации, отраженной в рассказе.

При анализе фактических данных мы ориентировались на следующие оценочные критерии:

  1. полнота знаний о предложенных отношениях в экспериментальной ситуации;
  2. адекватность эмоционального отношения ребенка к анализируемой ситуации;
  3. степень совпадения знаний и поведенческих намерений детей относительно социально-нравственной ситуации.

В соответствии с оценочными критериями мы распределили ответы детей по уровням ориентированности в социально-нравственных категориях в направлении от самого высокого (I уровень) к низкому (IV уровень).

В качестве примера приведем характеристику I (высшего) и III (наиболее распространенного уровня среди детей с ЗПР).

На I уровне дети имеют полные и адекватные знания о предложенных социально-нравственных категориях. Они понимают и анализируют социально-нравственную ситуацию, активно выказывают собственное отношение к ней. Ребенок позиционирует себя в качестве активного деятеля, субъекта разрешения ситуации, знает средства и способы воображаемого поведения в ней.

На III уровне дети высказывают поспешные, импульсивные суждения. Их знания и представления о предложенных социально-нравственных категориях бедны, неточны. В ряде случаев дети демонстрируют неадекватную эмоциональную реакцию на содержание ситуации. Мотив доброжелательного отношения «к другим» отсутствует. Поведенческие намерения относительно изменения ситуации ребенком не обозначаются.

Дети с ЗПР продемонстрировали следующие результаты: 65% показали III уровень, небольшая часть испытуемых (8%) – IV уровень, 27% показали II уровень, на I уровне этих детей не оказалось.

У испытуемых с ЗПР можно выделить следующие характерные для них негативные особенности: ограниченность и недифференцированность представлений о социально-нравственных категориях, неадекватность отношения к поступкам персонажей и их оценке, эмоциональное равнодушие к описанной ситуации, отсутствие позиционирования себя как субъекта ее разрешения.

Большинство детей с НР (60%) оказалось на I уровне, они демонстрировали знания социально-нравственных категорий, эмоционально реагировали на содержание рассказов, вспоминали собственный опыт поведения в подобных ситуациях.

Дети с НР, показавшие II уровень (25%), адекватно оценивали ситуации, представленные в рассказах, но не аргументировали свои суждения. Небольшой процент детей с НР (15%) показали III уровень. Они не анализировали содержание рассказов, давали поспешные суждения, не рассматривали собственные поведенческие намерения по изменению ситуации.

У испытуемых с УНР результаты были следующие: самым характерным для них оказался II уровень (45%); примерно равное количество детей  - по 30% оказалось на I и на III уровнях.

Результаты констатирующего эксперимента позволили увидеть относительно низкий уровень социально-личностного развития большинства детей с разными вариантами развития (ЗПР, НР, УНР), который проявился в недостаточной их ориентированности в нравственно-этических категориях, значительном расхождении между социально-нравственными знаниями и поведенческими намерениями, эмоционально индифферентном отношении к окружающим.

Преодоление выявленного негатива потребовало поиска и разработки коррекционно-развивающей программы. Мы посчитали, что в ее основе должно лежать развитие субъектной активности ребенка, которая позволит ему не только пассивно усваивать систему социальных знаний, умений и навыков, но и нравственно реализовывать себя в разнообразных субъект-субъектных отношениях. Целью программы было обогащение социально-нравственного опыта детей, а также активизация их субъектной активности через проживание полученных социально-нравственных знаний в музыкально-сценической деятельности. Содержание занятий было нацелено: на овладение детьми индивидуальными и коллективными действиями восприятия окружающей действительности, её анализа и контроля; на ориентацию детей в средствах актёрской выразительности, основанных на пантомимических и вербально-эмоциональных импровизациях; на освоение детьми вокально-хоровых и музыкально-ритмических компонентов музыкально-сценической деятельности; овладение  навыками словесных действий и сценической речи; на включение детей в активную продуктивно-творческую деятельность.

В соответствии с логикой освоения материала программа рассчитана на один год обучения, занятия построены по принципу увеличения объёма активных действий детей.

В качестве содержательного материала музыкально-сценической деятельности нами был выбран жанр музыкальной сказки, т.к. сказка является одним из важнейших социально-педагогических средств формирования личности. Она обучает, воспитывает, предупреждает, пробуждает высокие чувства детей, побуждает их к действию. Сказка создает оптимальные условия формирования личностной сферы детей.

Активное и эмоциональное проживание в образах сказочных героев позволяет детям реализовывать изначально присущие им добрые чувства, проявить свой положительный потенциал, открывает возможность созидания ими своего внутреннего мира, а главное, учит делать нравственный выбор в сторону добра. Умение любить и сопереживать – основа всех нравственных проявлений человека. Такие особенности детей, как безграничное воображение, чувственное сознание, стремление к активной творческой деятельности, позволяют сознательно воспитывать у детей основы духовности и нравственного отношения к жизни.

Постановочная работа музыкальной  сказки в дошкольном учреждении процесс достаточно длительный и сложный. На протяжении всего учебного года с детьми с ЗПР шла подготовка и была осуществлена постановка  музыкальной сказки Дж. Радари «Чиполлино» (музыка А. Хачатуряна).

Дети с НР и УНР в течение года были включены в работу над двумя музыкальными сказками: Дж. Радари «Чиполлино» (музыка А. Хачатуряна), работа над которой была завершена в середине года, и «Дюймовочка» (музыка Э. Фертельмейстера), показ которой был приурочен к концу учебного года.

В качестве основных критериев отбора музыкально-сценических произведений выступили: наглядная представленность социально-нравственных категорий («добра» и «зла», «хорошего» и «плохого») посредством их конкретизации в качествах: справедливость, доброжелательность, отзывчивость, злоба, ложь и т.п.; наглядное изображение поступков сказочных героев  посредством их описания  в конкретных ситуациях; многообразие поступков сказочных героев, в которых  демонстрируются  социально-нравственные  качества личности; занимательность сюжета, активирующая интерес детей к музыкально-сценической деятельности; возможность соотнесения проблемных ситуаций, присутствующих в сюжете, с повседневной жизнью детей; связь содержания музыки с логикой построения и развития сказочного сюжета; отображение в музыкальных образах характерных особенностей сказочных героев; уровень сложности – доступность опыту и развитию детей разных категорий старшего дошкольного возраста.

Структура формирующей программы включала в себя:

  1. аналитический этап – его цель научить детей расшифровывать через анализ музыкальной сказки свои знания о мире и системе взаимоотношений в нем;
  2. постановочный этап – его цель формирование у детей позитивного отношения к окружающей действительности, развитие у них социально-нравственных качеств (доброжелательности, сочувствия, справедливости, ответственности и др.) через «проживание» музыкально-сценического образа;
  3. исполнительский этап – его цель создание праздничной атмосферы, объединяющей детей и взрослых общностью переживаний и положительным эмоциональным настроем.

С целью прослеживания эффективности программы формирующего эксперимента нами был проведен по итогам учебного года контрольный срез.

Программа формирования социально-личностного развития детей средствами музыкально-сценической деятельности позволила получить позитивные результаты: у детей ЭГ сформировались представления о целом ряде положительных качеств, конкретизирующих обобщенные нравственные категории (сочувствие, доброжелательность, ответственность, справедливость, отзывчивость и др.), и их антиподах, а также – позитивная установка на их приобретение; расширился диапазон знаний о возможности проявления одних и тех же социально-нравственных качеств в разнообразных жизненных ситуациях, на основе чего возникло обобщенное понимание их сущности и значения во взаимодействии с окружающим миром; формирующий эксперимент показал возможность осознания детьми взаимосвязи мотивации и поступка, что привело к формированию понимания социально-нравственного значения мотивов, побуждений к нравственному поведению и отношению к окружающим; уровни развития изучаемой сферы, на которые поднялись дети экспериментальных групп, оказались значительно выше, нежели у детей, которым не было уделено специального внимания.

Рис. 3. Сравнительная динамика уровней

социально-личностного развития детей ЭГ и КГ

под влиянием музыкально-сценической деятельности

Динамика социально-личностного развития детей с ЗПР, НР, УНР в ЭГ по результатам контрольного эксперимента оказалась значительной и статистически значимой на уровне достоверности p 0,05 (по 2–критерию).

По результатам этой главы можно констатировать, что цель и задачи, поставленные в ней, решены, коррекционно-развивающие воздействия, в основе которых лежит музыкально-сценическая деятельность, оказались эффективными.

В седьмой главе «Подготовка студентов психолого-педагогического профиля к эффективному использованию средств музыкального воздействия на детей в будущей профессиональной деятельности» представлен авторский курс «Психология музыкального воздействия на личность», направленный на подготовку студентов психолого-педагогического профиля к профессиональному использованию средств музыки в коррекционно-развивающей работе с детьми.

На современном этапе развития специального образования наблюдается экспансивное внедрение в его практику всевозможных психологических технологий, многие из которых так или иначе затрагивают использование музыкального искусства. По данным опроса специалистов, работающих с детьми с разными вариантами развития, подавляющее большинство (85%) указало на факт использования музыки в коррекционной работе, однако анализ их практической деятельности свидетельствует, что многие применяют музыку хаотично, стихийно, что делает ее использование даже небезопасным.

Существующие проблемы указывают на необходимость преобразований как в области использования музыки в коррекционно-развивающем обучении детей, так и в области подготовки в этом направлении профессиональных кадров. Для решения обозначенных проблем повышения профессиональной компетентности будущих практических психологов, дефектологов в вопросах использования средств музыкального воздействия в их профессиональной деятельности нами был разработан авторский курс «Психология музыкального воздействия на личность».

Данный курс был внедрен в учебный процесс студентов отделения «Психология» Нижегородского государственного педагогического университета, а также неоднократно включался отдельными блоками в структуру различных квалификационных курсов и проблемно-тематических семинаров, проводимых в Нижегородском институте развития образования, Нижегородском гуманитарно-художественном институте, Нижегородской государственной консерватории им. М.И.Глинки.

Курс прошел лицензирование. Данный курс рассчитан на 68 часа аудиторных занятий и включает в себя следующие формы работы: лекции – 34 часа; семинарские и практические занятия – 34 часа; контроль над самостоятельной работой студентов; форма контроля – зачет.

Целью данного курса было вооружение студентов теоретическими и прикладными основами использования музыкального воздействия в профилактической, коррекционной и развивающей работе с детьми с разными вариантами развития. Курс также нацелен на формирование у студентов необходимых навыков и умений использования музыкального воздействия в регуляции их собственных эмоциональных состояний, оптимизации обучения, духовного обогащения. В данный курс входит  рассмотрение теоретических, методических и прикладных вопросов музыкальной психологии, обсуждение наиболее эффективных психотехник, основанных на музыкальном воздействии, анализ конкретного содержания авторских музыкальных коррекционно-развивающих программ для детей, имеющих отклонения в развитии и развивающихся в норме.

Курс «Психология музыкального воздействия на личность» построен на фундаментальных положениях психологической науки о закономерностях психического развития ребенка в свете культурно-исторической парадигмы, с учетом лучших традиций теории и практики отечественной и зарубежной музыкальной психологии. Он, на наш взгляд, вносит определенный вклад в совершенствование профессиональной подготовки будущих педагогов, психологов, дефектологов, поскольку способствует повышению их компетенции в вопросах использования музыки в коррекционно-развивающих целях (дается определенный объем знаний, необходимый для осознанного осуществления с помощью музыкального воздействия регуляции эмоционального состояния, повышения продуктивности учебного труда, положительного отношения к обучению детей с разным темпом психического развития); способствует духовному обогащению самих студентов (знакомит с лучши­ми образцами музыкального искусства, развивает музыкальное восприятие и вкус, а также музыкальную культуру); обеспечивает развитие важных для будущего педагога личностных качеств.

Заключение

Выполненное нами теоретико-экспериментальное исследование, посвященное созданию и апробации модели интегрированного психического развития детей средствами структурно-динамической системы музыкального воздействия, дает основания для следующих общих выводов.

  1. Разработано актуальное теоретико-прикладное направление в коррекционной, возрастной, педагогической психологии, позволяющее на теоретико-экспериментальном уровне решить проблему интегрированного подхода к изучению и коррекции психического развития детей с разными вариантами развития на ранних этапах онтогенеза (ЗПР, НР, УНР) средствами специально организованного музыкального воздействия.
  2. Получили развитие и конкретизацию важнейшие теоретические положения, лежащие в основе наших гипотез:
    • интегрированное психическое развитие ребенка, являясь целостным образованием, представляющим совокупность наиболее значимых сфер психики детей (психомоторной, интеллектуальной, эмоциональной, социально-личностной), является комплексным показателем их психического развития, что подтвердилось в нашем исследовании при использовании в качестве диагностической музыкальной деятельности;
    • в исследовании доказано, что системообразующим, ядерным компонентом интегрированного психического развития ребенка выступает его субъектная активность, проявляющаяся в эмоциональном отклике, инициативности, самостоятельности, саморегуляции, самооценке, что в наборе присутствия и взаимодействия этих качеств проявляется психологический механизм саморазвития, механизм реализации возрастного потенциала позитивных новообразований;
    • продвижение детей к норме психовозрастного развития в изучаемых нами параметрах эффективно достигается средствами структурно-динамической системы музыкального воздействия, иерархические уровни которой (психофизиологический, психологический, социально-личностный) при специально созданных условиях формируют и обогащают субъектный опыт ребенка, а через него оптимизируют его эмоционально-психическую деятельность, способствуют духовному росту и нравственному совершенствованию.
  3. В ходе проведенной работы была подтверждена гипотеза о том, что репродуктивный характер традиционного обучения, применяющегося по отношению к детям с ЗПР, не предусматривает целенаправленной работы педагога по вовлечению ребенка в активную (через субъектную активность) деятельность по формированию у него необходимых навыков, умений, способностей, продуцирующих эту активность. Большинство детей с ЗПР, по данным нашего констатирующего эксперимента, показало низкие и средне-низкие уровни развития наиболее значимых сфер психики (психомоторной, интеллектуальной, эмоциональной, социально-личностной).
  4. В ходе исследования подтвердилась выдвинутая нами гипотеза о возможностях теоретически смоделированного нами специального диагностического комплекса в качестве неотъемлемой составной части предложенной нами общей системы психологического обеспечения интегрированного психического развития ребенка средствами специально организованного музыкального воздействия.  Теоретические принципы его моделирования, научное обоснование организационно-методических подходов к его реализации, критериально ориентированная конструкция конкретных экспериментальных методик позволяют выявлять типические и индивидуальные особенности интегрированного психического развития ребенка, а также его актуальные и потенциальные его резервы. В силу диагностических возможностей сконструированный комплекс может выступать не только в качестве эффективного средства диагностики психомоторной, эмоциональной, социально-личностной сфер психики детей, их субъектной активности на момент изучения, он может способствовать и осуществлению контроля за динамикой изучаемых сфер в условиях целенаправленной коррекционной помощи. Можно сказать еще определеннее: выявленные в результате диагностики зоны актуального и ближайшего развития помогают прогнозировать не только основные направления индивидуальной работы с детьми, но меру и последовательность использования психолого-педагогических коррекционных средств.
  5. Выделенные на основе критериально ориентированного оценивания уровни развития основных компонентов интегрированной психической деятельности ребенка представляют собой как оптимум реализации возрастных потенций, так и характеристики, отражающие отставание от него, связанные, в частности, с задержкой психического развития. Уровень, демонстрируемый ребенком на момент обследования, определяет зону его актуальных возможностей, а следующий (более высокий) обозначает зону ближайшего развития. Выделенные уровни отражают общие проявления того или иного показателя интегрированного психического развития ребенка (или их совокупности), кроме того, внутри каждого уровня можно выявить индивидуальные особенности проявления заданных оценочными критериями его характеристик.
  6. В ходе исследования впервые получен значительный объем сравнительных данных, отражающих особенности развития центральных сфер психики детей с ЗПР, НР, УНР, обучающихся в типичных условиях в коррекционных и общеобразовательных учреждениях. Среди компонентов, имеющих более низкие уровни сформированности, были выявлены следующие: у детей с ЗПР и УНР – психомоторный, интеллектуальный, эмоциональный; с нормальным развитием – психомоторный и эмоциональный. Такие результаты во многом обусловлены укоренившимися характеристиками стиля взаимодействия педагога с детьми: склонностью к излишнему контролю, игнорированию насущных запросов и интересов конкретных воспитанников.
  7. Разработанная нами инновационная модель, теоретически и организационно определяющая процесс сопровождения ребенка на ранних этапах онто- и дизонтогенеза с помощью музыкального искусства и построенная на принципах системности, активности субъекта деятельности, творческого саморазвития, коррекционно-развивающей социально-личностной направленности, показала возможности обеспечения средствами специально организованного музыкального воздействия не только своевременной помощи, направленной на компенсацию психомоторной, интеллектуальной, эмоциональной, личностной недостаточности ребенка, но и развития его активной субъектной позиции.
  8. Получила подтверждение определяющая роль «музыкально развивающей среды» (как части образовательного пространства), выступающей как поле жизнедеятельности ребенка, обусловливающее целостное развитие его как личности на основе гуманистических ценностей, обретения личностных смыслов, познания окружающего мира и преобразования себя в атмосфере доверия субъектов образовательного процесса через музыкальное искусство.
  9. Впервые в данном исследовании комплексная теоретико-прикладная модель интегрированного изучения и психического развития детей с ЗПР средствами структурно-динамической системы музыкального воздействия включала в себя профессиональную подготовку психолого-педагогических кадров к ее реализации. Создание этой модели и внедрение ее в практику подготовки будущих дефектологов, психологов,  а также повышения квалификации педагогов, работающих с детьми, обеспечили теоретическую и практическую базу для использования психологических возможностей музыки в развитии детей.
  10. Обобщенные результаты проведенного исследования по развитию центральных сфер психики детей с ЗПР в специально созданных психолого-педагогических условиях позволяют констатировать эффективность разработанной нами системы, обеспечивающей это развитие. По итогам формирующего эксперимента на уровень возрастной нормы вышли по психомоторному компоненту 66% детей (против 25% на исходном этапе); интеллектуальному – 41% детей (14% на исходном этапе); эмоциональному – 52% детей (против 27% на исходном этапе); социально-личностному – 64% детей (26% на исходном этапе). Во всех экспериментальных группах у испытуемых зафиксированы значительные и позитивно значимые изменения по сравнению с контрольными группами.
  11. Внедрение результатов исследования в практику работы с детьми с разными вариантами развития (ЗПР, НР, УНР) убедительно показало, что разработанная модель интегрированного изучения и психического развития детей средствами музыкального воздействия при достаточной профессиональной подготовке педагога и практического психолога может эффективно использоваться в образовательном пространстве.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях

Монографии:

  1. Шутова, Н.В. Музыка как средство активизации учебной деятельности: монография / Н.В.Шутова; Нижегородский государственный педагогический университет. – Н.Новгород, 2000. – 126 с. (8 п.л.).
  2. Шутова, Н.В. Физиология высшей нервной деятельности и психология / Н.В.Шутова, А.А.Касьян, С.В.Куревина и др.// Идеология и наука. (дискуссии советских ученых середины ХХ века): коллективная монография. – М.: Прогресс-Традиция, 2008. – Авторский текст глава 4, с. 168-178 (0,7 п.л.).
  3. Шутова, Н.В. Интегрированное психическое развитие проблемных детей средствами музыкального воздействия: монография / Н.В.Шутова; Московский государственный гуманитарный университет им. М.А.Шолохова, Нижегородский государственный педагогический университет. – Москва-Н.Новгород, 2008. – 225 с. (14 п.л.).

Учебно-методические пособия,методические рекомендации,  программы:

  1. Шутова, Н.В. О музыкальном воздействии на обучаемость: учебное пособие / Н.В.Шутова, И.В.Петривняя, А.А.Шавенков и др. // Интегративно-интенсивное обучение как путь развития сознания. –Н.Новгород, 1993. – Авторский текст глава 6, с. 116-141 (1,6 п.л.).
  2. Шутова, Н.В. Влияние музыкального воздействия на продуктивность выполнения учебного задания детьми дошкольного возраста: методические рекомендации в помощь практическим работникам / Н.В.Шутова. – Н.Новгород, 1995. – 32 с. (2 п.л.).
  3. Шутова, Н.В. Использование музыкально-коррекционных игр-тренингов в развитии воображения дошкольников: методические рекомендации в помощь практическим работникам / Н.В.Шутова. – Н.Новгород, 1996. – 36 с.(2,3 п.л.).
  4. Шутова, Н.В. Психология музыкального воздействия: учебно-методическое пособие / Н.В.Шутова. – Н.Новгород, 1998. – 27 с. (1,7 п.л.).
  5. Шутова, Н.В. Диагностика тревожности и пути ее коррекции у детей средствами музыкального воздействия: программа и методические рекомендации для студентов / Н.В.Шутова. – Н.Новгород, 1998. – 43 с. (2,7 п.л.).
  6. Шутова, Н.В. Психодиагностика: учебная программа к курсу / Н.В.Шутова //  Учебно-тематические планы и программы учебных курсов для студентов по специальности 020400 –  «Психология» (квалификация: педагог-психолог). – Н.Новгород, 1999. – Ч.1. – С. 90-100 (9,8 п.л.; авторский текст 0,7 п.л.).
  7. Шутова, Н.В. История психологии: учебно-методическое пособие / Н.В.Шутова. – Н.Новгород, 2002. – 52 с. (3,3 п.л.).
  8. Шутова, Н.В. Методы диагностического исследования детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста: учебно-методическое пособие / Н.В.Шутова, В.В.Кисова. – Н.Новгород, 2002. – 52 с. (4,1 п.л.; 50% личного вклада).
  9. Шутова, Н.В. Предмет и методы детской психологии: учебное пособие / Н.В.Шутова, Е.Е.Дмитриева, О.В.Суворова // Психология ребенка раннего и дошкольного возраста. – Н.Новгород, 2004. – С. 5-7 (авторский текст 0,3 п.л.).
  10. Шутова, Н.В. Методы психодиагностического исследования личности: методическое пособие / Н.В.Шутова, В.В.Кисова. – Н.Новгород, 2005. –  59 с. (3,7 п.л.; 50% личного вклада).
  11. Шутова, Н.В. Введение в психодиагностику: краткий курс лекций / Н.В.Шутова, В.В.Кисова. – Н.Новгород, 2005. – 34 с. (2,1 п.л.; 50% личного вклада).
  12. Шутова, Н.В. Психология музыкального воздействия на личность: учебно-методическое пособие / Н.В.Шутова, Е.Е.Дмитриева, И.А.Конева // Возрастная психология. – Н.Новгород, 2006. – С. 114-118 (0,4 п.л.).
  13. Шутова, Н.В. Экспериментальное изучение влияния музыки на эмоциональное отношение к учебному заданию и продуктивность его выполнения у детей с задержкой психического развития: учебное пособие / Н.В.Шутова, У.В.Ульенкова, Е.Е.Дмитриева и др. // Психологические особенности детей и подростков с проблемами в развитии. Изучение и психокоррекция. – СПб.: Питер, 2007, с грифом МОРФ. Авторский текст глава 14, с. 275-284 (0,6 п.л.).
  14. Шутова, Н.В. Психодиагностика в профессиональном консультировании: методическое пособие / Н.В.Шутова, В.В.Кисова. – Н.Новгород, 2007. – 72 с. (4,5 п.л.; 50% личного вклада).

Статьи в журналах:

  1. Шутова, Н.В. Использование музыкального воздействия в обучении как путь развития сознания человека через обогащение бессознательного / Н.В.Шутова  // Осознание бессознательного в процессе воспитания и обучения. – Н.Новгород, 1996. – С. 102-105 (0,4 п.л.).
  2. Шутова, Н.В. Развитие ценностных ориентаций личности студентов средствами музыкального воздействия / Н.В.Шутова // Проблемы личности в психолого-педагогической подготовке специалистов в техническом вузе. – Н.Новгород, 1997. – С. 27-31 (0,3 п.л.).
  3. Шутова, Н.В. Нетрадиционные средства обучения детей с ЗПР в свете культурно-исторической концепции Л.С. Выготского / Н.В.Шутова // Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Курск, 1997. – С. 67-70 (0,3 п.л.).
  4. Шутова, Н.В. Становление и развитие психологического образования в педагогическом вузе / Н.В.Шутова // Вестник ППФ. – Н.Новгород, № 1. 1999. – С. 12-14 (0,3 п.л.).
  5. Шутова, Н.В. Влияние музыкального воздействия на отношение детей с ЗПР к выполнению учебного задания / Н.В.Шутова // Шестилетние дети. Проблемы и исследования: межвузовский сборник. – Н.Новгород, 1998. – С. 178-188 (0,7 п.л.).
  6. Шутова, Н.В. Влияние музыки на эмоциональное отношение обучающихся к учебной деятельности / Н.В.Шутова // Современные проблемы психолого-педагогических наук / Под ред. Е.Г. Осовского. –Саранск, 2001. –  С. 93-101 (0,5 п.л.).
  7. Шутова, Н.В. Проблема формирования ценностных ориентаций личности / Н.В.Шутова // Современная этика: российская реальность и прогнозы. – Казань, 2003. – С. 256-262 (0,5 п.л.).
  8. Шутова, Н.В. Вклад профессора С.П.Василейского в подготовку научных кадров педагогического института / Н.В.Шутова // Проблемы формирования исторического сознания. – Н.Новгород, 2004. – С. 111-114 (0,3 п.л.).
  9. Шутова, Н.В. Возможности музыкального воздействия в духовно-нравственном развитии школьников / Н.В.Шутова // Материалы XI международной конференции «Ребенок в современном мире». Государство и дети. – СПб, 2004. – С. 361-364 (0,3 п.л.).
  10. Шутова, Н.В. Использование средств музыкального искусства в изучении и развитии детей с ЗПР / Н.В.Шутова // Специальная психология. № 2(2). 2004. – С. 48-51 (0,62 п.л.).
  11. Шутова, Н.В. Использование музыкального искусства в интегративно-интенсивном курсе иностранного языка / Н.В.Шутова // Развитие субъектности студентов средствами учебно-профессиональной деятельности. – Киров, 2004. – С. 116-120 (0,4 п.л.).
  12. Шутова, Н.В. Музыка как средство психомоторной коррекции детей  с проблемами в развитии / Н.В.Шутова // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. Акмеология образования. Т. 12. №4. 2006. С. 29-34 (0,7 п.л.).
  13. Шутова, Н.В. О влиянии музыки на оптимизацию творческой деятельности обучающихся / Н.В.Шутова // Наука и школа. №4. 2007. С. 35-37 (0,5 п.л.).
  14. Шутова, Н.В. Психологические возможности использования музыки в образовании / Н.В.Шутова // Искусство и образование. №4(48). 2007. С. 90-96 (0,5 п.л.).
  15. Шутова, Н.В. Использование иерархической системы музыкального воздействия в психокоррекционной и развивающей работе с детьми / Н.В.Шутова // Приволжский Научный журнал. № 3. 2008. С. 115-119 (0,5 п.л.).
  16. Шутова, Н.В. Экспериментальное изучение влияния музыкального воздействия на оптимизацию интеллектуальной деятельности детей старшего дошкольного возраста с задержкой психического развития / Н.В.Шутова // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. 2008. № 4   С. 138-141 (0,5 п.л.).
  17. Шутова, Н.В. Развитие эмоциональной сферы старших дошкольников средствами специально организованного музыкального воздействия / Н.В.Шутова // Материалы IV международной научно-практической конференции «Современная психология в экономике, политике и социальной сфере». – Н.Новгород, 2008. – С 56-64 (0,5 п.л.).
  18. Шутова, Н.В. Структурно-динамический подход к использованию музыки в воздействии на личность / Н.В.Шутова // Вестник СПГУ. № 1(11). 2009. С. 170-175 ( 0,6 п.л.).
  19. Шутова, Н.В. Особенности реакций на фрустрационные ситуации детей старшего дошкольного возраста с разными вариантами развития / Н.В.Шутова // Приволжский научный журнал. № 1. 2009. С. 157-162 (0,6 п.л.).

Тезисы:

  1. Шутова, Н.В. Психологические основы музыкального воздействия на личность как субъекта общения / Н.В.Шутова // Культура и мир: Восток-Запад. Тезисы докладов Международной конференции. –Н.Новгород, 1995. – С. 285-286 (0,1 п.л.).
  2. Шутова, Н.В. Развитие личности студента средствами музыкального воздействия / Н.В.Шутова // Тезисы докладов межвузовской научно-практической конференции «Проблема личности в психолого-педагогической подготовке специалиста в техническом вузе». –Н.Новгород, 1996. – С. 23-25 (0,25 п.л.).
  3. Шутова, Н.В. К вопросу о повышении профессиональной компетентности будущих практических психологов средствами курса «Психодиагностика» / Н.В.Шутова // Диагностика функционирования педагогической системы высшей школы. Материалы научно-практической конференции. – Н.Новгород, 1998. – С. 147-149 (0,3 п.л.).
  4. Шутова, Н.В. Роль искусства в формировании положительного культурного климата в студенческой среде / Н.В.Шутова // Обновление и вариативность профессиональной подготовки специалистов в области начального и дошкольного образования. Материалы научно-практической конференции. – Н.Новгород, 2000. – С. 95-96 (0,1 п.л.).
  5. Шутова, Н.В. Некоторые аспекты повышения психологической компетенции студентов / Н.В.Шутова // Тезисы докладов научно-практической конференции «Социально-гуманитарные и общественные исследования». – Н.Новгород, 2000. – С. 46-47 (0,1 п.л.).
  6. Шутова, Н.В. Музыкальные технологии в работе с детьми с задержкой психического развития / Н.В.Шутова // Материалы I Региональной научно-практической конференции «Психологическая наука и практика: проблемы и перспективы». – Н.Новгород, 2006. – С. 172-174 (0,2 п.л.)
  7. Шутова Н.В. Ознакомление студентов с приемами и методами воздействия музыки на личность / Н.В.Шутова // Материалы XII Международной научно-методической конференции «Проблемы многоуровневого образования». – Н.Новгород, 2007. – С. 113-114 (0,1).





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.