WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

_________________

ПИЩИК Влада Игоревна

ПСИХОЛОГИЯ ТРАНСФОРМАЦИИ МЕНТАЛЬНОСТИ ПОКОЛЕНИЙ

19.00.01 – «Общая психология, психология личности,

история психологии»

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

доктора психологических наук

г. Ростов-на-Дону - 2010

Работа выполнена на кафедре «психологии» в НОУ ВПО «Институт управления, бизнеса и права» в г. Ростове-на-Дону

Официальные оппоненты:        

член-корреспондент ГАН РАО,

доктор психологических наук, профессор при Учреждении Российской академии образования «Институт образовательных технологий»,

Котова Изабела Борисовна, зав. лаборатории «развития личности»

доктор психологических наук, профессор при

Карачаево-Черкесской государственной технологической академии

Китова Джульетта Альбертовна, зав. кафедрой «психологии и педагогики»

доктор психологических наук, профессор

Скрипкина Татьяна Петровна УРАО, декан Психологического факультета

Ведущая организация: ГОУ ВПО Кубанский государственный университет

Защита состоится «11» сентября 2010г. в 10.00 на заседании диссертационного совета Д 008.016.01 при Учреждении Российской академии образования «Институт образовательных технологий»: (354000, Краснодарский край, г. Сочи, ул. Орджоникидзе, д. 10,а.)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке при Учреждении Российской академии образования «Институт образовательных технологий» (354000, Краснодарский край, г. Сочи, ул. Орджоникидзе, д. 10 а.)

Автореферат размещён на сайте ВАК ______________ г.

Автореферат разослан «___» ____ _____ 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета  О.В. Непша

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования. В современной России произошли качественные общественно-экономические преобразования, вызвавшие изменения в особенностях общественного сознания (А.К. Абульханова, А.Г.Асмолов, Б.С. Братусь, 1999, 2007), в обесценивании старого «образа жизни» (Н.И. Лапин, 2000), в ментальности и поведении различных социальных групп и поколений (В.Е. Семенов, 2007) при одновременном сосуществовании различных ценностей (А.Л. Журавлев, Н.А. Журавлева, 2006). Смена традиционных моделей норм и ценностей в обществе, затрудняет поколениям процессы принятия решений в ситуации социального выбора. В изменяющемся мире сложилась «исключительно острая поколенческая ситуация, произошел более глубокий разрыв между разными поколениями» (Д.И. Фельдштейн, 2005, с. 4). Безусловно, что данные реалии обусловливают противоречивые, кризисные явления развития поколений, приводящие к трансформации их ментальности. Сложность явления предполагает решение ряда проблем, связанных с выявлением психологических феноменов, в которых воплощается трансформация ментальности поколений. Несмотря на теоретический и практический интерес к проблеме трансформации ментальности, до сих пор она остается недостаточно изученной.

Вопросы трансформации ментальности изложены в ранних зарубежных исследованиях историков Ф. Броделя (1986), Ф. Грауса (1996), Ж. Дюби (1996), Л. Леви-Брюля (1994) в них описывались особенности мышления, отношения ко времени, к деньгам, торговый язык, характер жителей городов и сел, факты повседневности, в которых отражалась ментальность и показывалась их смена. Ставился вопрос полного или частичного изменения ментальности, но не были раскрыты ее психологические механизмы.

Сегодня постановка проблемы трансформации ментальности отвечает вызовам времени, общественности, определяющим перспективы развития психологии. На исследование проблем ментальности выводит общая логика развития науки, в которой исследование психологических характеристик больших групп, к которым относится ментальность, часто опускается (Г.М. Андреева, 1996, 1997). Изучение ментальности сразу перешло в русло социальной психологии, а исследования в общепсихологическом плане практически не проводились. Учитывая кризисные явления в современном обществе, можно определить следующую центральную проблему трансформации ментальности: претерпели ли изменения основания и характеристики ментальности в современной России начала ХХI в., степень радикальности этих изменений, и в какой связи они находятся с другими феноменами. Данная проблема напрямую связана с вопросами определения ментальности как системы, выделения ее элементов, выявления ее характеристик как открытой или закрытой системы, наличия связи с другими системами, включенности как подсистемы в более крупную систему, возможность выделения системообразующих фактора и функции, выявление структуры ментальности, определение степени ее однородности, возможность отличать ядерные и периферические части, глубинные и поверхностные.

Отдельные аспекты трансформации ментальности рассматривались латентно в рамках различных подходов. Социальные трансформации в исследованиях 90-х гг. ХХ в. показаны в трех направлениях: изменения ценностей, категорий образа мира и идентичности, социальных представлений (К.А. Абульханова–Славская, М.И. Воловикова, И.А. Джидарьян, В.В. Знаков, 1997 и др.). Данные исследования позволяют подойти к вопросу развития ментальности больших групп и отдельных ее составляющих (социальных установок, ценностей, картины мира, особенностей поведения). Однако в исследованиях фрагментарно отражены вопросы детерминант, механизмов их изменений. Системный подход позволил подойти к вопросам структуры ментальности (К.А. Абульханова–Славская, А.В. Брушлинский, 1991; Г.В. Акопов, Т.В. Иванова, 2003; В.И. Тюпа, 2002), ее свойств и функций (Г.М. Андреева, 2000; М.И. Воловикова, 2005; И.Г. Дубов, 1993; Б.А. Душков, 2002; З.И. Левин, 2001; В.Ф. Петренко, 2005; В.Е. Семенов , 2005; З.В. Сикевич, 1999; и др.), но остались открытыми вопросы направленности изменений ее структур в процессе трансформации.

Мультикультурность современной жизни предполагает наличие многообразия типов ментальности. Существует пласт работ, посвященных типологии ментальности. Исследуются чувственная и идеациональная (П.А. Сорокин, 2000), этническая (М.И. Воловикова, Р.А. Додонов, Н.М. Лебедева, Л.Г. Почебут, Е.Н. Резников, А.Н. Татарко), городская, провинциальная (Г.В. Акопов, Т.В. Иванова), политическая (В.Ф. Петренко), полиментальность (В.Е. Семенов), роевая, ролевая, уединенная, конвергентная (В.И. Тюпа), дописьменная, письменная и медиаментальность (В.А. Шкуратов). Рассмотрение представленных типологий выводит на проблему критериев построения типов ментальности. Однако главным является вопрос, насколько однородно представлен тот или иной тип ментальности в определенном слое населения. Остается не ясным, какие типы задают общие тенденции развития общества, и как происходит переход от одного типа к другому у различных поколений, что изменяется в их психологии.

В связи с этим возникли вполне закономерные вопросы детерминации, направленности, механизма трансформации ментальности. Поиск ответа на эти вопросы необходим для создания условий регуляции поведения поколения постсоветского периода, у которого процессы трансформации традиционной ментальности наблюдаются особенно отчётливо. Практический аспект проблемы открывает вопросы субъектов трансформации ментальности поколений.

Проблема поколений в большей степени исследовалась в рамках изучения проблем социализации личности (Ю.В. Клочко, 2002; И.С. Кон, 1998; Н.А. Логинова, 1978; Г.В. Папаян, 1981; Г.Л. Смирнов, 1980; А.В. Толстых, 2000; и др.), влияния различных поколений друг на друга в социологических исследованиях (А.И. Афанасьева, 1973; Л.Н. Коган, 1974; Ю.А. Левада, Т. Шанин, 2005). Обобщив сложившиеся в психологии и социологии представления о поколении, можно определить его следующим образом: поколение – это социальная группа людей, родившихся в одно и то же время, объединенных схожей картиной мира, образом жизни, схожим репертуаром коммуникативных стратегий, стилями мышления и общей культурно-исторической ситуацией развития. Отмечается обострение проблемы межпоколенных связей в переломные периоды развития общества (А. Ингельхарт, 1977; Ю.А. Левада, И. Ноелле-Нойманн, 1978). А поскольку мы сегодня живем в период больших кризисных социокультурных преобразований, то проблемы трансформации ментальности поколений актуализировались.

Актуальность темы исследования, таким образом, определяется не только не полной представленностью теоретических средств ее изучения, но и социальным контекстом.

Степень разработанности проблемы

Анализ литературы по проблеме трансформации ментальности позволяет выделить несколько этапов ее рассмотрения. Исследования ментальности были начаты в исторической школе «Анналов» 20 гг. ХХ в. Ж.Л. Гофф выделил три направления в изучении ментальности школы «Анналов»: изучение социальных навыков мышления, история «коллективных автоматизмов в ментальной сфере» и история ценностных ориентаций. Историкам удалось проследить смену ценностей различных слоев населения (крестьян, ремесленников, королевских особ и др.) и воссоздать представления людей определенных эпох (Л. Февр), социальную структуру классовых отношений (М. Блок). Полагалось, что смена представлений происходит через признание представлений авторитетных философов и религиозных мыслителей в обществе (У. Февр).

В русской философии начала ХХ в. описываются особенности российской ментальности, полагается, что российский народ имеет коллективистские корни (Н.А. Бердяев, Л.Н. Гумилев, И.А. Ильин, К.Н. Леонтьев, В.С. Соловьев, А.С. Хомяков, 1994 и др.). В частности было отмечено, что коллективизм в западном понимании, отличается от российского коллективизма, поскольку построен не на организационном, а на духовном единстве. Это послужило началом в изучении ментальности в этнопсихологии и решении проблемы разведения понятий «национальный характер» и «ментальность», а также постановки вопроса о возможности изменения ментальности.

В 70 гг. философы (П.С. Гуревич, А.П. Огурцов, А.Н. Ерыгин, А.С. Панарин и др.) ставили вопросы о природе ментальности (социокультурной или национальной), о границах феномена (цивилизация и общество, группа и личность), ее составляющих (инвариантных образов, представлений) и связи с культурой (особенности российской ментальности), ее структуре (глубинные и поверхностные уровни).

Психологические подходы начинаются с работ И.Г. Дубова (1994), В.А. Шкуратова (1997). Поднимаются вопросы структуры ментальности, возможности и невозможности ее выделения, определения психологических коррелятов ментальности. И.Г. Дубов исследовал основные тенденции смены ценностей, воплощенных в ментальности современного общества. В.А. Шкуратов с позиций исторической психологии создал концепцию ментальных порядков, где отразил смену ментальностей различных эпох, предполагая изменения особенностей коммуникации, мышления и форм опосредования отношений между людьми. Самарская школа продолжила исследования провинциальной и городской ментальности как проблемы группового сознания (Г.В. Акопов, Т.В. Иванова, 1994, 2003). Определено, что ментальность соотносится с приобретаемым, социальным, в специфичном пространстве, времени и культурно-исторической эпохе. Это осуществляется в рамках организационно-методологического подхода, позволяющего осуществить обмен мнений специалистов различных дисциплин и реализовать межрегиональные сравнения.

Современные подходы к ментальности представлены кросс-культурным подходом (К.А. Абульханова–Славская и ее лаборатория, М.И. Воловикова, Р.А. Додонов, Н.М. Лебедева, Л.Г. Почебут, Е.Н. Резников, А.Н. Татарко). В рамках данного подхода исследуются структурные составляющие ментальности как системы, дифференциальные характеристики ментальности: тип сознания (социальные представления), проблемное социальное мышление, оптимизм и пессимизм, мотивационные составляющие. В итоге строятся типы ментальностей различных слоев населения. В типологическом подходе внимание уделяется основаниям выделения типов ментальности от способов восприятия и интерпретации мира группами, системы истины, жизненных потребностей и способов их удовлетворения (П.А. Сорокин) и модусов сознания (В.И. Тюпа) до универсальных категорий–оппозиций (В.Е. Семенов), типов поведения (С. Балабанов, Г.Л. Воронин) и т.д. Осуществляются широкомасштабные исследования ценностных ориентаций студентов, людей среднего и пенсионного возраста различных регионов (Л.Г. Бызов, Н.И. Лапин, Н.М. Лебедева, Н.А. Журавлева). Показаны динамические процессы в иерархии ценностных ориентаций с переориентацией на семью, деловую и экономическую активность, но с различной степенью выраженности у молодежи и старшего поколения. Можно отметить ряд зарубежных кросс-культурных исследований, изучающих социокультурный контекст (Д.В. Берри, М. Коул, М.Х. Сигалл), социальные установки, ценности (П. Клукхорг, Ф. Стродтберг, 1961; С.Х. Шварц, 1992), социальные категории (К. Клукхон, 1954), программы поведения (А.П. Фиске, 1991; К. Триандис, 2007), Я-концепции (С. Китаяма, Х.А. Маркус) представителей различных культур, имплицитно отражающих отдельные составляющие ментальности. Расширен перечень факторов, влияющих на изменение ментальности (субъективные, объективные, духовные, материальные, биологические, социальные, экологические).

Системный подход к ментальности раскрывается в работах Г.В. Акопова, Т.В. Ивановой, выделяющих структуры ментальности по аналогии со структурой сознания. Б.А. Душковым (2002) выделены в структуре ментальности объективные процессы и периоды, субъективные типы и уровни. Определяются самоорганизующие функции социальных установок ментальности (В.Ф. Петренко, О.В. Митина, 1997). А.В. Сухарев (2009) рассматривает возможность приложения этнофункционального подхода к проблеме ментальности как устоявшейся системе образов, несущих этнофункциональную нагрузку.

Параллельно становился социокультурный подход к ментальности. А.Л. Баткин (1978) определяет ментальность как «застывшую культуру». Выделяются архетипы как составляющие ментальности (А.С. Панарин, А.В. Лубский, 1998). Определяются статические и динамические составляющие ментальности (Г.В. Митина, 2005). Заслуживают внимание работы, посвященные поиску основных «констант ментальности». К ним относят локализацию источника добра, зла, представление о способах действия, при котором добро побеждает зло (С.В. Лурье, 1998), представление о вероятности, с которой добро побеждает зло (Т.Г. Стефаненко). С.В. Лурье впервые ставит вопрос о механизме изменений ментальности – внутрикультурный конфликт (изменение картины мира и изменение ценностных доминант, самоструктурирование социокультурной системы). З.В. Сикевич (1999) относит ментальность к социокультурным феноменам, представляет его в виде социально-психологического ядра самосознания любой общности, способствующего культурно-исторической приемлемости, и полагает, что в ходе общественных кризисов ментальность переходит в аномичную, «дезинтегрированную», кризисную ментальность с трансформированными модальными ценностями и стереотипами поведения.

Таким образом, анализ литературных источников позволяет отметить, что, во-первых, в дефиниции ментальности намечается общая тенденция акцентировать ее системность, выделять в ней ценности, социальные установки, способы мышления и программы поведения, во-вторых, утверждаются различные подходы к проблеме трансформации ментальности, наиболее устоявшимися выступают типологический и кросс-культурный, в-третьих, все более осознается необходимость психологического анализа факторов, направленности и механизма трансформации ментальности современных поколений. На фоне определенной изученности проблематики, к настоящему времени все очевиднее обозначается следующая группа противоречий между:

1) наличием высокого уровня востребованности изучения ментальности в изменяющемся обществе и недостаточная изученность данной проблемы; 2) усилением изучения ментальности в социально-психологическом аспекте при непроработанности проблемы в рамках общей психологии; 3) определением традиционных представлений о ментальности и формированием в рамках новой парадигмы представлений о динамике составляющих ее элементов; 4) формирующимися представлениями о ментальности как системе при отсутствии изучения взаимосвязи ее с внешними системами; 5) акцентированием внимания на рассмотрении этапов изменений и типов ментальности и практическим отсутствием описания механизмов, обуславливающих их; 6) многочисленными описаниями устойчивости традиционных оснований ментальности и одновременным фиксированием динамических процессов в ней; 7) наблюдаемыми изменениями в ментальности молодых поколений и немногочисленностью исследований специфики содержательных и процессуальных описаний этих изменений. На изучение этих противоречий направлено данное диссертационное исследование.

Цель исследования: разработка концепции трансформации ментальности поколений на основе интеграции системного и социокультурного подходов к проблеме.

Объект исследования – ментальность как психологический феномен.

Предмет исследования факторы, направленность и механизм трансформации ценностно-смысловых оснований и социально-психологических характеристик ментальности поколений.

       Гипотезы исследования:

  1. Трансформация ментальности различных поколений может быть раскрыта посредством интеграции системного и социокультурного подходов, заключающейся в рассмотрении трансформации сложной системы ментальности определенного типа в зависимости от особого совмещения ее составляющих с изменяющимися социокультурными условиями. Поколение может выступать коллективным субъектом, объединенным отношением к определенному культурно-историческому событию, атрибутом которого выступает ментальность.
  2. Ментальность можно представить как сложно организованную систему, включающую надсистемы (религия, этнос и социум), подсистемы (образа мира и жизни) и ядерные структуры (значения, смыслы и ценности), периферические структуры (социально-психологические характеристики – ценностные ориентации, социальные установки, Я-концепция, социальные представления, форма дискурса, особенности взаимодействия и отношений). Системообразующим фактором ментальности является ценностно-смысловая совмещенность ее составляющих, обусловленная доминированием религиозной, этнической, социальной системы общества. Системообразующая функция ментальности состоит в том, что приводит в соответствие ее надсистемы, ядерные и периферические составляющие и подсистемы.
  3. Одним из факторов трансформации ментальности поколения может выступать ее доминирующая надсистема, которая задает изменения социально-психологических характеристик (ценностные ориентации, социальные установки, Я-концепция, социальные представления, форма дискурса, особенности взаимодействия и отношений) ментальности, приводящих к изменениям в ценностно-смыловых составляющих ментальности и определяет направленность трансформации ментальности.
  4. Предполагается, что модель трансформации ментальности включает смену доминирующей надсистемы, стимулирующей изменения в направленности социально-психологических характеристик, которые приводят к преобразованиям в ее ядерных структурах и актуальном образе мира и образе жизни поколений. Специфическим механизмом трансформации ментальности может выступать согласование/рассогласование составляющих ментальности.
  5. Можно выделить определенные типы ментальности, задаваемые совмещением ядерных структур, подсистем, социально-психологических характеристик ментальности. Смена типа ментальности может осуществляться благодаря трансформации его социально-психологических характеристик от традиционного к инновационному, через переходные типы ментальности: переходный и постинновационный. Направленность трансформации ментальности может определяться на структурном уровне содержанием ядерных и периферических структур и на организационном уровне опосредованием отношений в группе поколений традицией или инновацией.
  6. Представляется, что поколения, формируемые в различных социокультурных условиях, могут отличаться доминирующей надсистемой, типом, направленностью трансформации и социально-психологическими характеристиками ментальности. Все типы ментальности могут быть представлены у каждого поколения, но доминирующим типом является тот, который исходно сформирован в определенных социокультурных условиях.

Задачи исследования:

Теоретические:

  1. Выявить теоретико-методологические основы изучения ментальности в психологии.
  2. Разработать теоретические подходы к проблеме трансформации ментальности поколений.
  3. Разработать модель трансформации ментальности, включающую факторы, направленность, изменения ядерных и периферийных структур, подсистем и надсистем ментальности и ее механизм.
  4. Определить ценностно-смысловые составляющие и социально-психологические характеристики ментальности поколений и на этой основе смоделировать типы ментальности.

Методические:

  1. Разработать и апробировать методические средства, адекватные предмету, целям, задачам исследования, выявляющие ценностно-смысловые составляющие и социально-психологические характеристики типов ментальности.

Эмпирические:

  1. Изучить особенности подсистем, ядерных и периферических структур ментальности поколений.
  2. Выделить в соответствии с системообразующим фактором типы ментальности поколений;
  3. Выделить специфику ценностно-смысловых оснований и социально-психологических характеристик типов ментальности поколений, сформированных в различных социокультурных условиях.
  4. Показать существование различий типов ментальности в связи с особенностями поколений;

Методы исследования:

Теоретический анализ научной литературы. Эксперимент ex-post-facto. Контент-анализ. Диагностические методы. Статистические методы.

Методический инструментарий

Для анализа категорий образа жизни поколений и особенностей дискурса применен метод свободного описания на заданную тему «Моя жизнь сегодня»; для выделения ядерных составляющих ментальности поколений использовались: семантический дифференциал; методика «Картина мира» (Е.С. Романова, 2002); методика ценностных ориентаций М. Рокича (модификация Д.А. Леонтьева, 1998); методика определения жизненных смыслов В.Ю. Котлякова (2004); для фиксирования социально-психологических характеристик ментальности поколений применялись методики: культурно-ценностного дифференциала (Г.У. Солдатова, И.М. Кузнецов, С.В. Рыжова, 1998); методика исследования представления человека о себе и других людях (Т. Лири, 2005); тест двадцати утверждений (М. Кун, Т. МакПартланд); шкала измерения социальных установок в отношениях (Г.К. Триандис, 1995), методика исследования различных видов толерантности (М.С. Жамкочьян, В.С. Магун, М.М. Магура, 2000); для выделения типов ментальности применялась методика диагностики характеристик ментальности поколений (В.И. Пищик, 2006).

Исследование проводилось поэтапно: I этап – пилотажный эксперимент, изучение проявлений конструкта коллективизм/индивидуализм в ценностных ориентациях поколений (2003-2004 гг.); II этап – исследование значений образа мира и категорий образа жизни поколений и измерение представлений о своем «Я» (2004-2007 гг.); III этап – сравнение ценностно-смысловых составляющих ментальности поколений; исследование согласований/рассогласований категорий образа жизни и образа мира поколений, измерение социальных установок (2004-2006 гг.); IV этап – исследование согласований/рассогласований смыслов и ценностей поколений; исследование интолерантности/толерантности поколений; исследование отношений в группах поколений (2005-2007 гг.); V этап – провение исследования традиционной, переходной, инновационной и постинновационной ментальности поколений (июнь 2007 г. – декабрь 2009г.); . VI этап – формирование представления о системном, социокультурном подходе к проблеме трансформации ментальности (2009-2010 гг.).

Эмпирическая база исследования

Большие социальные группы дифференцировались по возрасту относительно значимого социокультурного события – перестройка, в ходе которого сменился общественный строй, форма собственности. Также группы дифференцировались по полу и профессиональной принадлежности.

Выборку представляли следующие группы поколений: постсоветские 1990–95 гг. рождения (910 чел.) – старшие школьники; переходные 1980–85 гг. рождения – студенты, 1960–65 гг. рождения (945 чел.) работающие зрелые люди и советские 1940–1945 гг. рождения (940 чел.) пенсионеры, работающие и неработающие. Постсоветские поколения, рожденные после перестройки, – это основная, экспериментальная группа. Советские и переходные поколения, рожденные на границе между двумя эпохами – контрольная группа. В эксперименте использовались данные исследований 70–80-х гг. социологов, психологов, в которых объектами исследований выступали советские поколения.

Теоретико-методологические основы исследования представлены положениями культурно-исторической теории Л.С. Выготского, развиваемой М. Коулом (1997), В.П. Зинченко (1991). Работа основывалась на положениях теории психологических систем (В.Е. Клочко, 1997), концепции самоорганизации сложных, открытых систем, обладающих неравновесными состояниями (Е.Н. Князева, В.Н. Костюк, 1993; С.П. Курдюмов, 2003; И. Пригожин, 1985; Г. Хакен, 1980).

Теоретико-методологические основы включают методологические принципы психосоциального, типологического и кросс-культурного подходов (К.А. Абульханова, А.Л. Журавлев, 2002; М.И. Воловикова, 2005), принципы системного подхода к сложным явлениям (И.В. Блауберг, 1973; В.Н. Костюк, В.П. Кузьмин, 1986; В.Н. Садовский, 1974; М.И. Сетров, Э.Г. Юдин, 1973 и др.) и социокультурного подхода (С.В. Лурье, Э.О. Росс, Э.В. Сайко, Т.Г. Стефаненко).

В работе были использованы идеи наличия семантических пространств образа мира (Е.Ю. Артемьева, А.Н. Леонтьев, 1983; В.Ф. Петренко, 1997), образа мира как мифологического символа (Г.А. Берулава, 2001), его структуры (А.К. Белоусова, 1999, 2002; В.В. Петухов, 1984; С.Д. Смирнов, 1985; В.П. Серкин, 2004), связи с социально-историческим образом жизни (А.Г. Асмолов, Е.П. Белинская, Э.В. Галажинский, 2003; Б.Ф. Ломов, 2003; Г.В. Залевский).

Важными для диссертационного исследования стали представления об изменчивости ментальности исторических эпох (М. Блок, 1973; Ф. Бродель, 1986; Ф. Граус, А.Я. Гуревич, 1993; Ж. Дюби; П.А. Сорокин, 200; Л. Февр, 1991; Н.А. Хренов, 2005; В.А. Шкуратов, 2005.); о связи ментальности и сознания (К.А. Абульханова, Г.В. Акопов, Т.В. Иванова), концепция полиментальности В.Е. Семенова, о представленности ценностей в ментальности (И.Г. Дубов, А.В. Петровский, В.С. Степин). Социально-психологические аспекты изменчивости ментальности были представлены с позиций психологии социального познания и конструкционизма (Г.М. Андреева, П. Бергер, К.Дж. Герген, 1996; Т. Лукман, С. Московичи, 2007), ситуационного подхода (Р. Нисбетт, Л. Росс, 2000), кросс-культурной психологии (Дж.В. Берри, 2001; Н.М. Лебедева, 1999; М.Х. Сигал, Т. Парсонс, Г.К. Триандис, А. Шюц, Э.Я. Шилз, 2003). Для выявления особенностей развития поколений мы опирались на положения теории семейных систем (К. Бейкер, М. Боуен, Ю.Б. Гиппенрейтер, 1995), сравнительных исследований поколений (Е.С. Жерихов, 2003; С.В. Климова, 2003; Д.А. Леонтьев, И.С. Кон, 1974; О.Н. Козлова, 2002; С.А. Литвина, О.И. Муравьевой, 2004; А.В. Толстых, 2000; Д.И. Фельдштейн).

Достоверность и надежность полученных результатов подтверждается репрезентативностью выборки испытуемых (общее количество – 2795 чел.) и статистической значимостью различий между изучаемыми параметрами составляющих ментальности. При обработке данных экспериментального исследования использовали методы корреляционного, факторного, кластерного анализа и других инструментов статистической обработки. Обоснованность результатов теоретического анализа вытекает из их содержательной, эмпирической валидности, логической непротиворечивости и согласованности с данными других исследований. Обработка данных осуществлялась с использованием статистических программ «EXCEL», «STATGRAPHICS + for WINDOS», «SPSS 11.5 for Windows».

Научная новизна исследования

Впервые в общей психологии на основе интеграции системного и социокультурного подходов разработана концепция трансформации ментальности как совмещённой системы, коллективным субъектом которой выступают поколения. В диссертации разработано новое научное направление, заключающееся в том, что ментальность рассматривается как сложное, системное образование, формирующееся у коллективного субъекта в определенных социокультурных условиях под воздействием определенных факторов и трансформирующееся при смене этих условий по действию специфического механизма в определенном направлении. Наиболее значимые результаты отличаются новизной по следующим направлениям.

Впервые разработаны объект, предмет, методические основания, принципы и основные понятия концепции трансформации ментальности, на основе интеграции системного и социокультурного подходов, выражающаяся в системном и социокультурном анализе ментальности как психологического феномена.

Впервые ментальность описана как сложная организация, включающая ядерные (значения, смыслы и ценности) и периферические структуры (социально-психологические характеристики – ценностные ориентации, социальные установки, Я-концепция, социальные представления, форма дискурса, особенности взаимодействия и отношений), надсистемы (религия, этнос и социум) и подсистемы (образ мира и образ жизни). Выделены ее системообразующий фактор и системообразующая функция. Выявлены ее структура, свойства, функции.

Впервые ментальность описана как совмещенная система. Совмещенность выражается в совмещении ценностно-смыслового ядра ментальности, подсистем и социально-психологических характеристик ментальности ожиданиям социума. Описаны различные формы совмещения ее составляющих: на уровне надсистем, подсистем, ядерных и периферических структур ментальности.





Впервые раскрыт механизм трансформации ментальности поколений, заключающийся в согласовании и рассогласовании структурных составляющих ее организации. Выделены формально-динамические (направленность, динамика) и структурные (формы совмещенности) параметры трансформации ментальности. Построена модель трансформации системы ментальности поколения. Выявлены и описаны формы трансформации ментальности: деструктивная и конструктивная. Определены факторы (доминирующая надсистема), направленность (на стабильность и изменения, традицию и инновацию) трансформации ментальности и выделены ее социально-психологические характеристики (ценностные ориентации, социальные установки, социальные представления, Я-концепция, форма дискурса, особенности взаимодействия и отношений).

Впервые основываясь на идеях полиментальности культуры, системности и историчности трансформаций ментальности, выделены типы ментальности поколений, формируемые в различных социокультурных условиях. Тип ментальности определяется особой совмещенностью ее надсистем, подсистем, ядерных и периферических структур, а также опосредованностью отношений в группе поколения либо традицией, либо инновацией.

Впервые определены четыре типа ментальности: традиционная, переходная, инновационная, постинновационная, которые сменяют друг друга в процессе развития ментальности поколений. Зафиксирована смена ментальностей. Определено, что при смене типа ментальности происходит смена форм опосредования отношений в группе от традиции к инновации. Выделены социально-психологические характеристики традиционной и инновационной ментальностей поколений.

Теоретическая значимость исследования состоит в расширении и углублении представлений о ментальности как психологическом феномене, определяющем направленность развития и границы жизненного пространства поколений благодаря созданию и эмпирической апробации модели трансформации ментальности поколений. Интеграция и развитие системного и социокультурного подходов к проблеме трансформации ментальности обогащает методологические основы исследования ментальности поколений. Описание ментальности как совмещенной системы, выделение в ней ядерных и периферических структур способствует углублению представлений о структуре ментальности с системных позиций. Результаты проведения сравнительного исследования типов ментальности поколений, формируемых в различных социокультурных условиях, дополняют положения типологического и кросс-культурного подходов к ментальности поколений. Выделение факторов, направленности, механизма трансформации ментальности поколений расширяет представления об особенностях процесса трансформации психологических феноменов. Представленная взаимосвязь вида идентичности поколений с факторами трансформации типов ментальности способствует развитию представлений о социальной идентичности. Описание механизма трансформации типа ментальности поколений, основываясь на принципах теории психологических систем, дополняет данную теорию.

Практическая значимость результатов исследования определяется тем, что результаты исследования могут быть использованы при изучении особенностей образа мира и образа жизни людей из разных общественных групп для выработки эффективных стратегий преодолевающего поведения, разработки социально-психологических программ адаптации различных групп поколений к новым условиям, поиска эффективных стратегий межкультурного взаимодействия. Выделенная типология ментальности позволяет стать основой для построения программ социальной поддержки групп населения в изменяющемся обществе.

Создан и валидизирован методический инструментарий выявления типов ментальности. Выявленные механизм и формы трансформации ментальности позволяют не только расширить представления о ситуации социокультурных изменений, но и прогнозировать взаимодействия поколений, связанные, прежде всего, с учётом существующих на Юге России различных типов ментальности, с необходимостью толерантного отношения к представителям иных форм ментальности. Результаты, полученные в исследовании, могут быть использованы при проведении гуманитарной экспертизы особенностей общественного сознания различных поколений, страт и слоёв общества и потому являются чрезвычайно значимым и для нужд общественной практики.

Диагностические методы, разработанные для целей исследования, могут быть применены в различных сферах общественной практики. Методика диагностики характеристик ментальности поколений, отвечающая стандартам надежности, валидности, и методические процедуры комплексного исследования динамических процессов, составляющих ментальности (иерархии архетипов, образа мира, ценностей, смыслов, образа жизни поколений) могут применяться для психодиагностики ментальности поколений в различных регионах страны.

Положения, выносимые на защиту

  1. Интеграция системного и социокультурного подходов к проблеме трансформации ментальности поколений представляет собой новое направление исследований в общей психологии, заключающееся в том, что ментальность рассматривается как сложное, системное образование, формирующееся у коллективного субъекта в определенных социокультурных условиях, под воздействием определенных факторов и трансформирующееся при смене этих условий по действию специфического механизма в определенном направлении. Ментальность выступает атрибутом коллективного субъекта – поколения. Поколение формируется согласно определенному отношению к культурно-историческому событию их жизни в направлении традиции или инновации.
  2. Ментальность – это совмещенная система, организация которой является иерархической и внутренне неоднородной. Она включает в себя надсистемы религии, этноса и социума, подсистемы (образ мира и жизни), а также ядерные (значения, смыслы и ценности) и периферические структуры (социально-психологические характеристики – ценностные ориентации, социальные установки, Я-концепция, социальные представления, форма дискурса, особенности взаимодействия и отношений). Совмещенность как системообразующий фактор ментальности выражается в ценностно-смысловом единстве ее системы и согласовании социально-психологических характеристик с ожиданиями социума. Системообразующей функцией ментальности выступает приведение в соответствие ее ценностно-смысловых составляющих и социально-психологических характеристик доминирующей надсистеме и образу мира, образу жизни поколений.
  3. Доминирующая надсистема ментальности поколений может выступать одним из факторов ее трансформации и задавать определенные совмещения ядерных и периферических структур ментальности и направленность трансформаций. У поколений эпохи социализма доминирующей надсистемой выступает этнос. У ментальности постсоветских поколений доминирует социальная надсистема как фактор ее трансформации, поскольку у них преобладает профессиональная идентичность по сравнению с религиозной и этнической.
  4. Модель трансформации ментальности поколений заключается в том, что внешние измененные условия приводят к смене доминирующей надсистемы, преобразуя вектор развития социально-психологических характеристик, что приводит к смене традиционных значений, смыслов в ядре ментальности на инновационные и переструктурированию системы ценностей. Результатом этого выступают преобразования в ее подсистемах (образ мира и жизни), приводящих к формированию иных социально-психологических характеристик и типов ментальности. Это осуществляется посредством механизма согласования/рассогласования, который заключается в структурных, функциональных, организационных рассогласованиях и согласованиях составляющих ментальности.
  5. Ментальность поколений трансформируется по пути изменения соотношения ее типов, представленных в поколениях: традиционного, переходного, инновационного и постинновационного. Тип ментальности – это совмещения ценностно-смыслового ядра, подсистем (форм образа мира, содержания образа жизни) и социально-психологических характеристик (ценностные ориентации, социальные установки, социальные представления, Я-концепция, форма дискурса, особенности взаимодействия и отношений). При опосредовании отношений в группе поколений традицией становится доминантной традиционная ментальность. При опосредовании отношений в группе инновацией становится доминантной инновационная ментальность.
  6. В поколениях представлены различные типы ментальности, однако, доминирует только тот тип ментальности, который соответствует исходным социокультурным условиям их формирования. У поколений 70-80-х гг. ХХ в. преобладает традиционная ментальность при доминировании надсистемы этноса с направленностью на социальную стабильность и со следующими социально-психологическими характеристиками: взаимозависимыми представлениями о своем «Я», образ мира содержит стабильные характеристики, коллективистские ценности, направленностью на социальную стабилизацию, преобладанием конформизма в отношениях, дискурсивной гомогенностью. У молодого поколения начала ХХI в. преобладает инновационная ментальность при доминировании надсистемы социума, с направленностью на социальную изменчивость и со следующими социально-психологическими характеристиками: независимыми представлениями о своем «Я», в образе мира преобладают нестабильные характеристики, индивидуалистические ценности, с направленностью на социальные изменения, дискурсивной гетерогенностью.

Апробация работы

Основные теоретические выводы и практические рекомендации диссертации были представлены на научных и научно-практических конференциях, семинарах, съездах. На Всероссийской научно-практической конференции: Развитие личности как стратегия гуманизации (Ставрополь, 2002), III Всероссийском съезде психологов (СПб, 2003), Всероссийской научно-практической конференции: Личность и бытие: Личность и социальная реальность (Краснодар, 2003), Международной конференции «Психология общения: Социокультурный анализ» (Ростов-на-Дону, 2003), Первой международной научно-практической конференции: Психология образования: проблемы и перспективы. (Москва, 2004), Второй международной научно-практической конференции: Психология образования: региональный опыт (Москва, 2005), на I-ой Всероссийской конференции: Гуманитарные проблемы современной психологии (Таганрог, 2005), Третьей международной научно-практической конференции: Психология образования: культурно-исторические и социально-правовые аспекты (Москва, 2006), Всероссийской научной конференции: Научный сервис в сети Интернет (Новороссийск, 2005), IV Всероссийском съезде РПО (Ростов-на-Дону, 2007), I-ой Всероссийской конференции: Психология сознания: современное состояние и перспективы (Самара, 2007), Международной научной конференции: Теоретические проблемы этнической и кросс-культурной психологии (Смоленск, 2008), 8 Международной научной конференции: Социально-психологические проблемы ментальности/менталитета (Смоленск, 2008), Всероссийском научном семинаре: Безопасность личности и общества в условиях масштабных изменений (Адлер-Сочи, 2009), IV Международной конференции, посвященной 50-летию Российского университета дружбы народов: Личность в межкультурном пространстве (Москва, 2009).

Теоретические и практические разработки использовались в проведении курса «Этнопсихология», «Кросс-культурная психология», «Корпоративная культура» для студентов психологов НОУ ВПО ИУБиП (Ростов-на-Дону) и МОСУ г. Элиста (Калмыкия) и курса «Организационного поведения» для студентов менеджеров РААИ (Ростов-на-Дону). Исследование отдельных составляющих ментальности выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ («Стиль мышления субъектов российской ментальности в меняющемся мире» № 05-06-06420а Руководитель – А.К. Белоусова, 2005-2007гг.). Также материалы использованы для работы над НИРС «Совершенствование учебного процесса» Министерства обороны «Примета», 2006.

Публикации. Основные результаты исследования нашли отражение в 48 работах, в том числе 2 монографии объемом 48 п.л. и 10 статей, рекомендованных ВАК МО РФ для публикации материалов докторских диссертаций, объемом 6,06 п.л.

Структура и объем диссертации включает введение, пять глав, заключение, список литературы, приложения. Общий объем работы составляет 408 страниц, в тексте имеются 16 таблиц, 10 диаграмм, 2 рисунка. Список литературы включает 338 наименований, из них 35 – на иностранных языках.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновываются актуальность исследования, его теоретическое и практическое значение, научная новизна полученных результатов, формулируются цель, предмет, задачи исследования и положения, выносимые на защиту, представляются методы и методический инструментарий, описывается объект исследования.

Первая глава «Теоретико-методологические основы исследования трансформации ментальности поколений» содержит теоретический анализ возможностей приложения системного, социокультурного подхода к проблеме трансформации ментальности, методологические основания ее исследования. Формируется авторский подход к проблеме трансформации ментальности поколений. Определяется объект, предмет, принципы, основные понятия авторской концепции трансформации ментальности.

Особая методология изучения ментальности сложилась первоначально в исторической психологии (В.А. Шкуратов), соединившей психологию и историю. Используя неэкспериментальные методы исследования, психологическую интерпретацию текстов прошлого, психологи реконструируют психологический склад отдельных исторических эпох. Ментальность рассматривается как неделимое целое, которое может изменяться в социальном макровремени. Переход от исторической психологии к психологии сознания осуществлен самарской школой. Г.В. Акопов, Т.В. Иванова понимают ментальное как приобретенное социальное, основанное на определенном этническом, становящееся общественным сознанием в конкретный исторический период и в определенном культурном пространстве.

Определяется, что в решении проблемы ментальности утвердились психосоциальный, типологический и кросс-культурный подходы (К.А. Абульханова, А.Л. Журавлев, 2002; М.И. Воловикова, 2005). Психосоциальный подход основан на том, что рассматриваются психические явления на социальном и психическом уровнях, при этом они рассматриваются во всей своей сложной взаимосвязи и отношениях как системные, многомерные образования. Типологический подход К.А. Абульханова представляет, во-первых, как процессуальный способ ее построения, когда очередной этап выдвигает совокупность методологических и теоретических вопросов. Во-вторых, что каждый тип рассматривается в системе с остальными. В-третьих, что типология отражает исследовательскую стратегию с обратной связью, и в-четвертых, что типология продуцирует теоретический и эмпирический континуум интерпретации данных. Объектами такой типологии могут выступать сложные системы. К.А. Абульханова (1999) выдвигает две стратегии исследования целостности ментальности: изнутри – парциальное исследование ее составляющих и извне – сравнительное исследование ментальности других обществ. Развивается этнофункциональный подход к ментальности (А.В. Сухарев). Подходя к вопросу ментальности мы исходим из трех положений: во-первых, что ментальность является целостностью, «гештальтом» (К.А. Абульхановой), но это динамическая целостность, то есть можно наблюдать и периоды дезинтеграции данной целостности. Во-вторых, социальное порождается не индивидом, а социальной группой ее нормами и правилами (Э.О. Росс), в-третьих, в силу мультикультурности современного Российского общества каждое из поколений как большая группа может порождать свою культуру и правомочно применять кросс-культурный подход к сравнительным исследованиям поколений, например, в одном регионе.

Границы феноменологии ментальности заключаются в области своеобразия видения и понимания мира (Г.М. Андреева). В.А. Шкуратовым ментальность определяется как человеческое измерение исторических макромасс или человеческая активность, объективированная в культурных памятниках. В.Е. Семенов понимает ментальность как исторически сложившееся групповое долговременное единство (сплав) сознательных и неосознанных ценностей, норм, установок в их когнитивном, эмоциональном и поведенческом выражении определенных слоев населения. Особенности ментальности выражаются в представлениях о жизни и окружающем мире (М.И. Воловикова).

Основываясь на аналитических обзорах К.А. Абульхановой-Славской, Г.В. Акопова, М.И. Воловиковой, А.Я. Гуревича (1989), Р.А. Додонова (1998), Т.В. Ивановой, В.А. Шкуратова (2005), делается вывод, что термин «ментальность» определяется с позиции ее происхождения, структуры, связи с сознанием, бессознательным, констатируется открытость его понятийного наполнения. Определения концентрируются вокруг определения ментальности как «мировосприятия» и «умонастроения», в них не выражена системная составляющая ментальности. Осуществляется анализ понятия в рамках школы «Анналов» (Ф. Бродель, М. Блок, Ж. Дюби, Л. Февр), которые описывали ментальность как мыслительную, духовную субстанцию, характерную для всего общества и отдельных его слоев, определяющую его картину мира и поведение. Они доказали наличие объективного бытия ментальности как объективно-духовной структуры, при этом полагалось, что ментальность как «система образов» определяет социальные отношения (Ж. Дюби). Настоящий этап развития понятия «ментальность» связан с признанием ее как «понятийной новацией гуманитарного знания» (А.Я. Флиер, 2005) и определением истоков ее социокультурного и национального бытия (К.А. Абульханова-Славская, 1997; Ю.И. Аверьянова, 1996; Г.В. Акопов, М.И. Воловикова, Р.А. Додонов, 1998; И.Г. Дубов, 1994; Б.А. Душков, 2001; Т.В. Иванова, 2003; К. Касьянова, 1994; З.В. Сикевич). На основании анализа разноплановых определений выдвигается рабочее определение ментальности, учитывающее ее целостный конструкт, системообразующий фактор и особенности самоорганизации ее носителя. Данные вопросы связаны с проблемой субъектов ментальности.

Отмечается, что поколения являются коллективным субъектом и носителем ментальности. Опираясь на представления о поколениях Б.Г. Ананьева (2001), И.С. Кона, Л.Н. Когана, Ю.А. Левады, Г.Л. Смирнова, Т. Шанина (2005) определяется, что важнейшими характеристиками поколения являются не столько близость возраста, сколько общность жизненного опыта, культурно-историческая ситуация развития, единство идейно-нравственных составляющих, близкой психологии. На этом основании выдвигается рабочее определение поколений. Подчеркивается, что в нестабильных социально-экономических условиях общества большие социальные группы проявляют качества потенциальной субъектности, которая при осуществлении совместной активности переходят на уровень реальной субъектности (А.Л. Журавлев, Т.П. Емельянова, 2009). Коллективный субъект понимается как «республика субъектов» (С.Л. Рубинштейн, 2003), порождающий интегративные свойства на основе соединенного труда (А.И. Донцов, 1979), группа совместной внешней и внутренней активности, большая группа, влияющая на другие группы (А.Л. Журавлев, Т.П. Емельянова). Поколение, влияя на последующие поколения, порождает специфическую ментальность, которая обусловлена коллективным образом мира, образом жизни, специфическими коммуникациями с другими субъектами, культурой, жизненным миром (Л.И. Анцыферова, 1989, В.Е. Клочко), и в этом смысле они выступают коллективным субъектом. Предполагается, что поколения как коллективный субъект имеют ценностно-смысловую совмещенность на уровне ментальности. Анализируя понятие со-бытия (М. Хайдеггер, 1986), полагается, что оно открывает более широкие перспективы в понимании коллективного субъекта, исходя не только из совместной деятельности, но и из ценностно-смыслового единства, обусловленного неким значимым социокультурным событием и отношением к нему, порождающего типическое мышление, отношение, культурное пространство, совместное бытие, бытие возможного. Делается вывод, что ментальность выступает атрибутом (неотъемлемый признак) коллективного субъекта (С.Э. Сайко, 2002; А.А. Пелипенко, И.Г. Яковенко, 1998) и сложным качеством человека. Ментальность выступает социокультурным образованием по своей природе и является психологическим феноменом.

Констатируется, что в России эпоха социализма сменилась постсоветской эпохой, произошла смена социокультурного контекста (К.А. Абульханова, А.В. Брушлинский, Л.Г. Бызов, Ю.А. Левада, В.Е. Семенов, В.А. Ядов, 2005). Социокультурное событие – перестройка разделило советские и постсоветские поколения. По проблеме взаимоотношений поколений в литературе преобладают две точки зрения: идея глобального разрыва между поколениями (М. Мид, 1988; С.Н. Паркинсон) и идея выделения периодов конфликтов и преемственности (Х. Ортега-и-Гассет, Л. Фойер, 1988). В работе придерживаемся второй точки зрения, поскольку она учитывает разнообразие путей развития поколений. Встает вопрос: насколько радикально изменяются характеристики ментальности поколений в процессе социокультурных изменений, и какие типы ментальности представлены у поколений? Делается вывод, что мы сталкиваемся с описанием отдельных поведенческих паттернов, установок, ценностей советских поколений, но системной, целостной картины трансформации ментальности не обнаруживается. Мало представлены сравнительные исследования ментальности советских и постсоветских поколений.

В диссертации анализируются работы, раскрывающие определенные взгляды на процесс трансформации ментальности. Отмечается, что отдельные структуры ментальности довольно устойчивы для целых поколений (Ф. Бродель, Д.А. Горяинов, И.В. Кондаков). Противоположная точка зрения заключается в том, что изменчивость – это сущностная характеристика ментальности (Ф. Граус, Л.Н. Гумилев). Существует мнение, что различные процессы ментальности обладают различной степенью изменчивости и устойчивости (Ж. Дюби, Г.В. Митина). В философском плане трансформация явления понимается как качественные изменения в его субстанции, структуре и функциях, при переходе от одного уровня его структурной организации к другому (А.С. Ахиезер, 1997; С.В. Лурье, А.И. Ракитов, 1994; З.В. Сикевич, П.А. Сорокин, 1997). Рассматривается социокультурная трансформация как комплексное, преимущественно эволюционное преобразование общества как социокультурной системы (Н.И. Лапин). Л.Г. Бызов отмечает в социокультурной трансформации определенную ценностную унификацию и усиление неоконсервативных тенденций в менталитете россиян.

Понятие «трансформация» сопоставляется с такими релевантными ему понятиями как преобразование, деструкция, деформация, дисфункция, разрушение, изменение, дезинтеграция, ресоциализация. Авторы пытаются распространить на феномены изменчивости ментальности принципы самоорганизации (Б.Ф. Петренко). Таким образом, наблюдается многоплановость, противоречивость и многоаспектность определений трансформации ментальности. Остаются вопросы факторов, направленности, механизма трансформации ментальности. Делается вывод, что понятие «трансформации» остается до конца неопределенным, но сущностным для него является изменение в структуре, изменение формы явления, в основе чего скрыт некий механизм. Для раскрытия феномена трансформации необходим особый методологический подход.

Показана интеграция методологии социокультурного и системного подходов к проблеме трансформации ментальности поколений. Опираясь на положения культурно-исторической теории Л.С. Выготского, теории контекстной специфичности М. Коула, психосоциального, типологического и кросс-культурного подходов (К.А. Абульханова, А.Л. Журавлев, М.И. Воловикова) и теории психологических систем В.Е. Клочко, углубляется понимание места и роли культуры в функционировании, развитии социума, при этом культура и социальные отношения выступают важнейшими аспектами взаимодействия поколений. Культура представляется как динамическое образование с разнообразием культурных практик, порождающих многообразие форм социальности. Полагается, что социокультурный контекст задает многообразие ментальностей поколений. Ментальность представляется как сложная система: 1) которой присуща целостность свойств; 2) имеющая внутреннее строение, отражающее вклад ее структур в формирование ее целостности; 3) входящая как подсистемы в более широкую систему. В работе используются следующие принципы теории психологических систем: ограничения взаимодействия, заключающийся в том, что взаимодействуют соответствующие, совмещающиеся надсистемы, системы и подсистемы ментальности; интегративного механизма, который сохраняет целостность организации ментальности. Однако в культуре происходят изменения, которые ведут к разрушению сложившихся социальных отношений, к изменению социально-психологических характеристик ментальности, что рассогласовывает системные элементы ментальности – это отражение принципа порождающего взаимодействия ментальности, когда трансформация продуцирует новообразования, развивающие поколения. В результате трансформации социокультурный контекст актуализирует тип ментальности поколения, совмещающийся с измененными условиями. Делается вывод о том, что построение концепции трансформации ментальности поколений через интеграцию методологий социокультурного и системного подходов позволяют сформировать новое направление в изучении трансформации ментальности больших социальных групп в психологии.

Вторая глава «Ментальность как совмещенная система» посвящена теоретико-эмпирическому осмыслению организации ментальности, становления и трансформации ментальности.

Ментальность рассматривается с системных позиций. Опираясь на исследования К.А. Абульхановой, К.К. Арнхольда, Ф. Грауса, Г. Телленбаха, И.В. Мостовой (1995), А.Г. Скорик, А.П. Огурцова (1994), ментальность понимается как система, которая имеет надсистемы  (религия, этнос, социум), является надсистемой образа мира и образа жизни, содержит ядерные структуры (элементы – ценности, смыслы, значения) и периферические структуры (социально-психологические характеристики). Поскольку ментальность имеет матричную структуру, то ее подсистемы могут выступать и составляющими ее структуры. Элементы ментальности связаны с компонентами, конструктами и контекстами. Выделяются компоненты ментальности – базовый, совмещающий, инициирующий, реализующий.

Полагаясь на исследования Р.З. Зулькарнаевой (2005), Ф. Клакхона, С.В. Лурье, Ф. Стродбека, С. Шварца определяются конструкты ментальности: этический, временной, пространственный, рисковости, коммуникативный, интеллектуальный, гедонизма, определенности, достижения. Предполагается, что конструкты ментальности могут составлять различные конфигурации в зависимости от ситуации развития коллективного субъекта.

Опираясь на концепцию В.Е. Клочко, выделяются элементы и контексты ментальности – пространство, время, значения, смыслы, ценности, находящиеся в системном, организационном, функциональном и структурном согласовании. Показывается, что в ходе социализации ментальность, формируемая у поколений, обретает определенные социально-психологические характеристики, задаваемые своеобразными «формами социальности» (Л.С. Выготский) и культурным контекстом (М. Коул). Опираясь на социально-психологические, кросс-культурные исследования (Г.М. Андреева, Дж.У. Берри, Н.М. Лебедева, С. Московичи, П.Н. Шихирев, 1999), выделяются следующие социально-психологические характеристики ментальности поколений: ценностные ориентации, социальные установки, дискурс, особенности отношений и взаимодействия в группе, концепция «Я», социальные представления. Они составляют периферию системы ментальности.

Рассматривается развитие ментальности и определяется ее интегративное свойство, наряду с полярностью и синкретизмом (В.Н. Келасьев, 2005; В.Н. Костюк, В.П. Кузьмин, Г.В. Митина, В.Н. Садовский, М.И. Сетров, Э.Г. Юдин) – совмещение (В.Н. Келасьев, 2005; В.Е. Клочко) внешней информации надсистем, составляющих ментальности поколений и ее подсистем. Совмещенность системы ментальности выводится из положения В.Е. Клочко о том, что в процессе своего становления психологическая система приходит в соответствие миру. Существование ментальности как совмещенной системы понимается как совместное со-бытие коллективного субъекта в мире с другими и с миром (М.М. Бахтин, 1972; В.Е. Клочко, А. Маслоу, 1997; Ж.-П. Сартр, 1989; М. Хайдеггер). Таким образом, как отмечал Л.С. Выготский, только та ситуация является развивающей для человека, с которой он взаимодействует. Отсюда совмещенность выражается в том, что надсистема ментальности, ее ценностно-смысловые составляющие и социально-психологические характеристики отвечают образу мира и образу жизни, с которыми они совмещаются и вписываются в социум поколений.

Выделяются формы совмещенности ментальности: 1) на уровне надсистем, 2) на уровне динамических и статических компонентов ментальности, 3) на уровне конструктов, 4) на уровне элементов – время, пространство, значения, смыслы, ценности, 5) на уровне подсистем, 6) на уровне социально-психологических характеристик, 7) совместное со-бытие в социальном мире с другими и с миром и заключается существование ментальности коллективного субъекта как совмещенной системы. Делается вывод, что совмещенность представляет собой системное единство составляющих ментальности, а именно организационную, структурную и функциональную их согласованность в определенных пространственно-временных и ситуативных рамках.

Излагается, как проходит становление ментальности в исторической ретроспективе при влиянии религиозной, этнической и социальной надсистем. Отмечается, что в психологических исследованиях сложились следующие направления в рассмотрении условий, факторов, объектов трансформации ментальности: ценностный, когнитивный, деятельностный, конструктивистский, информационный, складывается системный подход (К.А. Абульханова, Б.А. Душков, Э.В. Галажинский, В.Е. Клочко). Полагается, что трансформация ментальности не ограничивается сменой социальных установок (Ф. Клакхон, Ф. Стродбек), поведения (Дж. Берри), деятельности, потребностей (Дж. Девис). Она сопровождается изменениями субъектности, идентификации, Я-концепции (А. Инкельс, С. Китаяма, Х.А. Маркус, 2003), социальных категорий (Г.М. Андреева, Г. Брейквелл), значений и представлений (К.А. Абульханова, М.И. Воловикова, Д. Верч, С. Московичи, Б.Ф. Петренко), образа мира (С.В. Лурье, Н.А. Хренов), изменением дискурса (Р.Д’ Андрад, К.Дж. Герген 1995, Дж. Уайт, Р. Харре), когнитивных схем (Т. Шварц, Э. Хатчинс), изменением отношений, социальных способностей, социальных ролей (Х. Келли), мировоззрения, коммуникации (М. Кастельс, 2000 Э. Киселева А.П. Назаретян, 2001), ценностей (Г. Ховстед, 1980; Е. Борн, И.Г. Дубов, А. Инглехарт, 1977; Н.И. Лапин, Д.А. Леонтьев, И. Ноелле-Нойманн, 1978; А. Шведер, В.А. Ядов), потерей смыслов, закреплением адаптивных реакций (З.И. Левин). Делается вывод о том, что данные направления демонстрируют целостность ментальности и наличие в ней интегральных качеств.

Определяются этапы трансформации ментальности, исходя из основных тенденций изменений ее социально-психологических характеристик: тенденции связности, динамичности, консервативности, направленности, характера дискурса (Рис. 2). Учитывая наличие в культурах взаимозависимых, независимых и смешанных Я-концепций (Х.А. Маркус и С. Китаяма), выделяется тенденция связности, имеющая два полюса – зависимость от группы и независимость от группы. Вторая тенденция – динамичность. Она имеет полюса стабильность и нестабильность. Третья тенденция – это консерватизм, континуум открытость опыту – консерватизм (Дж.В. Берри, А.Х. Пуртинга, М.Х. Сигал).

Четвертая – это тенденция ориентирования (направленности), имеет полюса коллективизм/индивидуализм (Г. Триандис, Г. Ховстед). Пятая тенденция – изменение характера дискурсов поколений с полюсами гомогенность/гетерогенность (К.Дж. Герген). Совмещение определенных социально-психологических характеристик ментальности определило различные ее типы: традиционную, переходную, инновационную и постинновационную.

Проводится сравнение представленной типологии с уже имеющимися (К.А. Абульханова, Г.В. Акопов, С. Балабанов и Г.Л. Воронин, В.Е. Семенов, П.А. Сорокин, В.И. Тюпа, В.А. Шкуратов). Констатируется, что данные типологии охватывают следующие феномены, в которых репрезентируется

Рис. 2

Основные тенденции изменения ментальности

ментальность: сознание, восприятие, интерпретация, идентификация, ценностные ориентации, установки, способы мышления и коммуникации, социальные представления, стратегии и характер взаимодействия коллективных субъектов. Наша типология основывается на следующих социально-психологических феноменах: Я-концепция, значения и представления образа мира, ценностные ориентации, образ жизни, дискурс, особенности взаимодействия и отношения. Делается вывод, что ментальность проявляется во взаимодействии коллективных субъектов. Данное взаимодействие реализуется относительно двух полюсов, форм связи между субъектами, которые опосредуют отношения в группе: традиция и инновация. Сплоченность в поколенческих группах определяется ценностно-смысловой согласованностью вокруг этих форм связи. Делается вывод, что критерием нашей типологии ментальности выступает ее системообразующий фактор. Трансформация заключается в смене типов ментальности поколений.

Определяется, что совмещенная система ментальности имеет области совмещения своих структурных и организационных составляющих, которые пространственно определены (В.Е. Клочко, В.Ф. Петренко). Анализируются исследования ментального пространства, которое является видом психологического пространства (А.Г. Асмолов, Дж. Гибсон, К. Левин, А.Н. Леонтьев, В.А. Петровский) и находится на пересечении религиозного, этнического и социального пространств многомерного мира коллективного субъекта. Выводится, что ментальное пространство имеет координаты (области определенности): значения, смыслы, ценности, трехмерное пространство и время (Рис. 1). В работе рассмотрена каждая из представленных координат.

Выделяется пространство жизнедеятельности коллективного субъекта (К.А. Абульханова, А. Альтман, С. Алкайн, Г.М. Андреева, Т.Н. Березина, А.А. Кроник, 2003; М. Хейдментс, 1979), включающее значимые события коллективного субъекта. Выводится, что стрессовые воздействия могут приводить к изменению топологии пространства, которое влияет на изменения

М1 – ментальность переходного периода, М2 – ментальность кризисная, П – пространственная координата, В – временная, З – координата значений, С – смыслы, Ц – ценности.

Рис. 1.

Координаты ментального пространства

временных характеристик (К.А. Абульханова, Т.Н. Березина). Также анализируются координаты значений, находящиеся в ментальном пространстве в виде высказываний, представлений и текстов (Л.С. Выготский, В.П. Зинченко, М. Коул, А.Н. Леонтьев, В.Ф. Петренко). Отмечается, что они могут изменять свои контексты в ходе социокультурных преобразований. Выводится, что смыслы, порождающие контексты употребления значений, могут менять свое местоположение в семиотических слоях в зависимости от актуализации их для коллективного субъекта (М.М. Бахтин, А.Н. Леонтьев, Д.А. Леонтьев, 1999; А.М. Лобок, 1997; П. Рикер, 2002; В. Франкл, 1990), а ценности связывают коллективного субъекта с миром культуры (Д.А. Леонтьев, Г.К. Триандис, М.С. Яницкий, 2000). Делается вывод, что организация ментальности заключается во временной, пространственной, функциональной и структурной самоопределенности ее составляющих.

Третья глава «Условия, механизмы и факторы трансформации ментальности» анализируется условия, механизмы и факторы трансформации ментальности, представляется модель трансформации ментальности.

Выделяются источники трансформации ментальности поколений, противоречия между личностными и социально-психологическими особенностями россиян, обусловленными культурными стереотипами восприятия, отношения, взаимодействия с миром, и несоответствующими им внешними условиями. Констатируется, что сегодня надсистемы ментальности в кризисе (преобладает «гетеродоксальная» религиозность, этнос теряет свои защитные функции, в социуме сменяются социальные категории, перестраивается система ценностей, порождаются новые субкультуры), это приводит к противоречию между образом жизни и образом мира коллективного субъекта. Выводится, что доминирующая надсистема ментальности может выступать фактором ее трансформации. Определяются условия трансформации ментальности коллективного субъекта: восприятие кризисной ситуации как угрожающей и независящей от решений коллективного субъекта; наличие в ситуации угрозы выживания, потери статуса и унижения коллективного субъекта; отсутствие средств преодоления кризисной ситуации. Полагается, что рассогласование составляющих ментальности поколений и мира системно детерминирует процесс трансформации ментальности. Основное противоречие, порождающее трансформацию социально-психологических характеристик ментальности, проявляется в том, что при несоответствии мира и поколения последнее теряет ориентиры, способность самодетерминироваться. Приводятся данные кросс-культурной психологии, в которых выделены факторы, детерминирующие культурные различия поколений: культурная дистанция (наличие несхожих культурных элементов), воспринимаемое сходство/отличие культур, варианты взаимодействия, аккультурация (Дж.В. Берри, П. Дасен, А.Х. Пуртинга, М.Х. Сигал, Г.К. Триандис). С этих позиций рассматривается советский и постсоветский периоды бытия поколений, носителей российской ментальности. Социальные установки, стереотипы, атрибуции, которые сложились в период до перестройки, не всегда оказываются адекватными новой социокультурной среде (Л.Г. Бызов, А.Г. Здравомыслов, 1999; Лапин, Ю. Левада). Выводится, что поколения, ориентированные на социальные элементы культуры советского периода, теряют контроль над жизненной ситуацией. Находясь в новой социальной ситуации, они не могут предугадать поведение других людей и повлиять на их поведение, теряют возможность приобретать некоторые ресурсы, получать социальную поддержку и уверенность в контролируемости ситуаций. Группа современников, которая идентифицируется с инновационной, конкурентной личностью, принимает новые культурные элементы, которые приобретают определенную привлекательность, формирует навыки социального поведения, адекватного новой социокультурной среде, что ведет к трансформации ментальности.

Показывается, что механизмом трансформации является механизм рассогласования/согласования структурно-функциональных связей в системе ментальности, приводящий к смене типов ментальности в определенном культурном контексте. Согласованное состояние понимается в работе как системное единство ментальности, заключенное в том, что система значений функционирует в согласованности с контекстами (системой смыслов), которые в свою очередь, согласованы, приведены в соответствие с системой ценностей коллективного субъекта, при согласованности пространственных и временных координат и согласовании с определенными социально-психологическими характеристиками. В состоянии рассогласования система значений не находит своего контекста, появляются новые контексты, несоответствующие традиционной системе ценностей, и формируются иные социально-психологические характеристики, системообразующая функция ментальности теряет свою интегрирующую силу, образ мира и образ жизни коллективного субъекта не соответствуют друг другу и дезинтегрируют социально-психологические характеристики ментальности.

Описываются специфические механизмы трансформации ментальности, т.е. те способы самореализации в ситуации, которые требуют принятия неординарных решений поколениями. К специфическим защитным механизмам отнесены адаптивная функция образа мира как базы для объяснения людьми мира, себя и других. Неспецифические механизмы трансформации приводят к новообразованиям, развивающим систему. Выделяются два вида трансформации: деструктивная и конструктивная. Деструктивная трансформация разрушает надсистемы и систему ментальности. Конструктивная трансформация видоизменяет и развивает надсистемы и систему ментальности.

Представляется трансформация ментальности, которая проявляется на уровне человека и коллективного субъекта. Процесс трансформации ментальности видится как процесс, обеспечивающий структурные, функциональные и организационные согласования/рассогласования ядерных и периферических структур ментальности. На уровне человека в виде следующих проявлений – деперсонализации, деперсонификации, деиндивидуализации, десоциализации, интолерантности, обезличивании отношений, сужении поведенческого репертуара, занижении самооценки, ощущении бессилия, фрагментарности, стереотипности мышления, дисфункции социальных ролей,

Рис. 3

Модель трансформации ментальности

ценностно-нормативного кризиса, которые также можно отнести к субъектности (А.А. Бодалев, 1995; Е.П. Белинская, Н.Н. Корж, 1998; В.А. Лабунская, 2002; И.М. Мирошник, В.Н. Павленко, Т.П. Скрипкина, 2006).

На уровне коллективного субъекта выделяется модель трансформации ментальности (Рис. 3). Выделяются структурные, функциональные и организационные трансформации ментальности. Полагается, что структурные трансформации связаны с рассогласованиями между структурными элементами системы ментальности (смена доминирующей надсистемы приводит к изменениям в социально-психологических ее характеристиках, влияющих на ядерные структуры, связанные с подсистемами). Функциональные трансформации начинаются с переориентации функций системы ментальности: развития, адаптации и защиты. В процессе самоорганизации поколений в фокусе образа мира ментальности каждый раз оказываются разные ее структурные элементы: значения, смыслы или ценности. В силу их совмещенности, при изменении  направленности, качества каждого из этих элементов трансформируется ментальность, то есть меняется ее организация, и актуализируются иные типы ментальности.

Глава четвертая «Российская ментальность в условиях социокультурных изменений» представляет разработку двух вопросов: субъекты трансформации и феномены трансформации ментальности.

Констатируется, что ментальность выражает отношения, совместные действия и взаимовлияния поколений друг на друга в определенной культурной, социальной ситуации.

Делается предположение, что поколение – самоорганизующаяся система (Е.Н. Князева, В.Н. Костюк, С.П. Курдюмов, Г.Г. Малинецкий, И. Пригожин, Г. Хакен). В работе представлен процесс самоорганизации поколений как: 1) самодетерминация коллективного субъекта (переживание собственной возможности (В.А. Петровский), выдвижение новой цели); 2) расширение возможностей (саморазвитие коллективного субъекта в мир, ценностно-смысловая и пространственно-временная его определенность); 3) порождение новообразований (переход в новое качество организации системы ментальности коллективного субъекта, в результате чего изменяются параметры его социально-психологических характеристик).

Анализируются некоторые социально-психологические характеристики ментальности представителей различных поколений (К.А. Абульханова, А.А. Волочков, 2004; Т.П. Емельянова, Е.Г. Ермоленко, Е.С. Жерихов, 2003; А.Н. Журавлевой, 2003; А.С. Закалин, 2003; Ю.А. Зубок, 2003; С.В. Климовой, Д.А. Леонтьев, С.А. Литвина, О.И. Муравьева, Н.В. Поправко, В.В. Семеновой, 2006; А.В. Толстых, В.М. Утенков, В.Н. Шубкин, 1995; М.С. Яницкий). Подчеркивается, что в психологии исследований старших поколений намного меньше. Представляются исследования, отражающие индивидуалистические тенденции самоидентификации у молодежи, что пагубно сказывается на межпоколенческих взаимосвязях (К. Бейкер, М. Боуен, Ю.Б. Гиппенрейтер, 1991; И. Климов, С.Г. Климова, 2003; Ю.А. Левада, В.В. Муратов, 2005). Исследования свидетельствуют о том, что традиционные ценности советских поколений сменяются нетрадиционными у постсоветских, что отрицательно сказывается на их отношениях.

Для выделения особенностей ментальности поколений, анализируются работы Е.Ю. Артемьева, А.Н. Леонтьева, В.В. Петухова, В.Ф. Петренко, С.Д. Смирновой, В.П. Серкина, М. Хайдеггера, К.Г. Юнга, в которых представлен образ мира, как включающий значения и представления, нормативно закрепленные в определенной группе. Показывается, что в ментальном пространстве образа мира происходит движение новых категорий от периферии к центру и обратно, и это влияет на изменения в образе жизни коллективного субъекта. Образ жизни понимается как совокупность деятельностей (А.Н. Леонтьев); закрепленное общественное поведение (В.Н. Мясищеву, 1998). «Ригидность-флексибильность» понимается как центральное звено в структуре готовности к изменению образа жизни (Т.Г. Бохан, Э.В. Галажинский, Г.В. Залевский, Ю.В. Клочко, В.Н. Петрова). С позиции теории психологических систем (В.Е. Клочко, О.М. Краснорядцева) образ жизни рассматривается не как эффект процесса адаптации, а аспект функционирования поколений как открытой системы. Исходя из этого, полагается, что «формы социальности» (Л.С. Выготский, 2005), которые были приняты в эпоху социализма, трансформировались в постсоветской эпохе, что привело к трансформации социально-психологических характеристик ментальности постсоветских поколений. Представлена и анализируется модель психологической системы эпохи капитализма и социализма В.Е. Клочко (1990). При капитализме развито тело и индивидуально-психологическое в человеке, но малоразвито «личностное «Мы»». При социализме развито тело, очень развитое личностное «Мы» и плохо развито индивидуально-психологическое в человеке. В.Е. Клочко описал эту модель, но не подтвердил ее эмпирически. Построенная нами модель трансформации ментальности поколений требует своего эмпирического подтверждения.

Глава пятая «Эмпирическое исследование трансформации ментальности поколений» посвящена сравнительному исследованию ментальности советских и постсоветских поколений, выделению параметров измерения ментальности, определению методик изучения и выявлению феноменов трансформации совмещенной системы ментальности.

Представляется ретроспектива методов исследования ментальности, определяются объекты и процедура исследования, методы и методики исследования. Анализируется различный методический инструментарий, используемый в исследованиях ментальности – это авторские опросники, тесты, методы семантического дифференциала (К.А. Абульханова, Г.В. Акопов, Т.В. Иванова, С. Балабанов, Г.Л. Воронин, О.В. Митина, В.Ф. Петренко, К. Касьяновой, В.А. Кольцовой, З.В. Сикевич, В.Е. Семенов), проективные методики (М.И. Воловикова, В.И. Тюпа), психолого-историческая реконструкция (А.Д. Барская, Л.В. Спицына, И.Р. Федоркова, В.А. Шкуратов), этнофункциональное исследование (А.В. Сухарев) и обосновывается авторский подход.

Далее приводятся результаты исследования направленности трансформации социально-психологических характеристик ментальности. Выявлено, что у переходных поколений представлен горизонтальный индивидуализм в ценностных ориентациях с параметрами: душевность, разобщенность, самостоятельность, индивидуализм, недоверие к власти, традиционализм, коллективизм, своеволие, свободолюбие, анархия, холодность, соперничество, склонность к риску (р<0,05). В группе советских поколений выявлен конструкт горизонтального коллективизма в ценностных ориентациях, характеризующийся: взаимовыручкой, верностью традициям, открытостью, устремленностью в прошлое и в будущее, сердечностью, дисциплинированностью и уважением власти (р<0,05).

Измерение социальных установок (шкала Г.К. Триандиса), показало, что в группе переходных и советских поколений преобладают установки, ориентированные на коллективизм, а в группе постсоветских поколений на индивидуализм.

Изучены представления о своем «Я». Выявляется, что большинство высказываний: 35% у переходных поколений и 40% у советских поколений – обладают признаками взаимозависимости от группы (социальные ответы по Г.К. Триандису). В группе переходных и постсоветских поколений меньше представлены этнические и религиозные представления. Делается вывод о доминировании социальной надсистемы ментальности. В группе постсоветских поколений 60% высказываний, независимых от группы. Из этого следует, что представления о своем «Я» в группе советских и переходных поколений коллективистской направленности, а в группе постсоветских поколений – индивидуалистической направленности (р<0,05).

Определяется степень толерантности/интолерантности в отношениях поколений. Этническая толерантность у переходных поколений получила самые низкие баллы. Выше среднего получила толерантность к сложности и неопределенности окружающего мира. Средние баллы получила толерантность к иным взглядам, толерантность отступления от общепринятых норм и неавторитаризм. В группе советских поколений низкие баллы были получены по толерантности отступления от общепринятых норм. Очень низкая толерантность выявлена к иным взглядам и неавторитаризм. Средние баллы были получены по этнической толерантности. Выше среднего получены баллы по толерантности к сложности и неопределенности окружающего мира. В целом результаты измерения видов толерантности в группе переходных и советских поколений значимо различаются (α < 0,05). Это косвенно может быть предпосылкой их интолерантных отношений. По результатам методики Т. Лири переходное поколение в отношениях характеризуется властностью, неуступчивостью, упрямством и холодностью в отношениях, что подтверждают результаты исследования их культурно-ценностного дифференциала. Представители советского поколения в свою очередь более требовательны, уверены в себе, более отзывчивы, упрямы. Делается вывод, что трансформация ментальности постсоветских поколений имеет направленность от традиции к  инновации.

Приводятся результаты исследования показателей ценностно-смысловых оснований ментальности. В группах поколений представлены следующие жизненные смыслы в табл. 1.

Таблица 1

Ранги категорий жизненных смыслов по трем группам респондентов

Категории жизненных смыслов

Постсоветские поколения

Переходные поколения

Советские поколения

Ж

М

Ж

М

Ж

М

М

σ

М

σ

М

σ

М

σ

М

σ

М

σ

1

Альтруистические

3

0,49

1*

0,45

6

0,36

4

0,38

4

0,45

3

0,41

2

Экзистенциальные

7

0,47

4

0,47

4,5

0,38

2

0,45

1,5

0,47

2*

0,47

3

Гедонистические

8

0,48

8

0,48

1,5*

0,47

4

0,49

8

0,39

8

0,39

4

Самореализации

4,5

0,49

7

0,37

1,5*

0,48

6,5

0,46

6,5

0,38

7

0,38

5

Статусные

6

0,48

4

0,39

7

0,47

6,5

0,47

5

0,42

5

0,35

6

Коммуникативные

2

0,49

4

0,46

8

0,39

4

0,38

3

0,42

4

0,49

7

Семейные

1*

0,49

2

0,48

3

0,41

8

0,47

1,5

0,57

1*

0,46

8

Когнитивные

4,5

0,48

6

0,47

4,5

0,47

1

0,45

6,5

0,45

6

0,43

Делается вывод, что основные расхождения в рангах категорий жизненных смыслов наблюдаются по категориям: альтруизма по группе постсоветских поколений, гедонизма и самореализации по группе переходных поколений, когнитивным и экзистенциональным по группе советских поколений (p<0,05). В переходном поколении рассогласованы самореализации, семейные и коммуникативные смыслы между полами.

Среди терминальных ценностей ведущими в группе советских поколений являются ценности здоровья и спокойствия в стране и в мире. В группе постсоветских поколений ведущими терминальными ценностями явились: спокойствие в стране и в мире и красота природы и искусства. В группе переходных поколений – счастливая семейная жизнь, независимость суждений и получение удовольствий, материальное благополучие. У советского молодого поколения ведущими ценностями были ценности семьи, образования и общественной работы (А.Г. Здравомыслов, В.П. Рожин, Ф.С. Худушин, В.А. Ядов – 70–80-х гг. ХХ в). В группе советского старшего поколения ведущими ценностями были ценности работы, семьи и здоровья. Делается вывод о том, что приблизительно за 40 лет у поколений изменилась иерархия ценностей и в группе советских поколений ценность образования заменена ценностью удовольствия, в группе старших поколений ценность работы заменилась ценностью здоровья (α < 0,05).

В группе инструментальных ценностей среди постсоветских поколений получили приоритет ценности жизнерадостности, ответственность, самоконтроль и смелость в отстаивании своего мнения. В группе переходных поколений ведущими стали инструментальные ценности: аккуратность, жизнерадостность и смелость в отстаивании своего мнения. В группе советских поколений среди инструментальных ценностей главными были ценности трудолюбия, честности и твердой воли. В исследованиях советских поколений 70–80 годов ХХ века выделены инструментальные ценности: любовь к Родине, воля, мужество, правдивость, чуткость, трудолюбие, коллективизм, жизненная активность (Б. Гришин, В. Чикин, 1962). На уровне α=0.05 принята статистическая гипотеза о различии двух выборок ценностей-целей и ценностей-средств советских поколений 80-х гг. XX в., переходных и постсоветских поколений начала XXI в. Сделан вывод, что советские поколения сохранили те же инструментальные ценности.

Рассогласования обнаружены между поколениями 70–80-ых гг. ХХ в. и начала XXI в. по ценностям общественно-полезного труда, значимости образования как познания (α<0,05). Согласование обнаружено только по ценности семьи (α<0,05). Ценностно-смысловым ядром традиционной ментальности эпохи социализма являются общественно-полезный труд, семья, доброжелательные отношения, надежное будущее (Н.И. Лапин, Н.Ф. Наумова, Г.В. Папаян, Г.Л. Смирнов 80-е гг.). Обнаружено рассогласование когнитивных смыслов и ценностей-целей у представителей переходных и постсоветских поколений.

Представлены результаты исследования образа мира и образа жизни поколений. У переходных поколений образы более подвижны, рациональны, имеют направленность на индивидуализм, отражают деперсонализацию (р<0,05). Образы картин советских поколений более статичны, коллективистской направленности, персонализированы (р<0,001). При сопоставлении результатов диагностики поколений, выделяется мало изменяемое «ядро» образа мира и его «периферические» части, которые были отличны в представленных группах (p<0,05). Факторизация данных показала, что пространство образа мира постсоветских и переходных поколений было трехмерно, у советских четырехмерно.

Семантическое пространство образа мира переходных и советских поколений в целом содержит категории, отражающие динамизм мира, отношения в мире – жизнерадостность и любовь с одной стороны и остроту, сложность и напряжение, с другой стороны. Таким образом, жизненные смыслы, которые воплощены в значениях образа мира, относятся к динамике жизни, отношениям между людьми и оценке степени трудности освоения этого мира. Пространство образа мира постсоветских поколений трехмерно. Это пространство представлено категориями большого, свежего, светлого и сложного мира, который быстро меняется, требует много сил. Однако у постсоветских поколений преобладают оценки мира как пассивного, так и тяжелого, который требует напряжения.

Ядро образа мира советских и постсоветских поколений – это пространство значений любви, борьбы и ожидания счастья (радости). Ядро менее подвержено трансформации. У постсоветского поколения периферия изменяет кардинально свои параметры по направлениям силы, отношений и оценке образа мира. Традиционный образ мира под давлением инноваций в обществе изменяет параметры периферии, сохраняя целостность ядра, поддерживающего своеобразие поколений. Делается вывод, что в группе советских поколений существует направленность на социальную стабильность, а у переходных и постсоветских поколений – на социальную изменчивость.

Результаты контент-анализа категорий образа жизни поколений демонстрируют, что образ жизни у респондентов не схож по пространственно-временным перспективам. Большинство представляют его как линейную перспективу с обозначениями определенных значимых дат. Временные перспективы: у постсоветских и советских поколений была зафиксирована нацеленность на будущее, а у переходных поколений – на настоящее. В группе постсоветских и переходных поколений значимое место занимают устремления добиться успеха в профессиональной деятельности, материальное благополучие. В эпоху социализма молодое поколение строило планы в области служения народу, пользы Родине, образования, профессионального самоопределения, результатом выступал труд на благо общества (С.И. Иконникова, 1968; М.Х. Титма, 1977). На уровне α=0.05 принята статистическая гипотеза о различии двух выборок целей советских поколений 80-х г. XX в. и постсоветских поколений начала XXI в.

Сегодня результатом выступает построение карьеры, материальное благополучие, успех. Категория «труд» исчезла из инновационного ментального пространства поколений переходного и постсоветского. В пространстве интересов практически не указываются хобби, спорт и абсолютно не представлена добровольная помощь, милосердие. В эпоху социализма добровольные бригады, коммунистические отряды и формы совместной деятельности были довольно популярны. Интересы переходного поколения связаны с времяпрепровождением. Отметим, что в период социализма увлечения, интересы молодого поколения были более разнообразными (секции, кружки, клубы по интересам).

Анализ текстов, отражающих предмет гордости респондентов, показал, что в 50% никто не связывает предмет гордости с личными достижениями. Отношения или наличие чего-либо являются предметом гордости. Только переходные поколения указывают на «выбор специальности» как предмет гордости, но этот выбор не всегда является самостоятельным. Существует рассогласование между традиционным образом жизни поколений 70-80-х гг. ХХ века и образом жизни поколений начала ХХI века. Постсоветские и советские поколения схожи во взглядах на образ жизни по категориям: семья, работа, друзья, но отличны по содержанию. У советских поколений категории образа жизни более однородны и схожи, что может служить основанием для предположения, что у них более гомогенный дискурс (p<0,05). С изменениями в категориях образа жизни коллективных субъектов связаны трансформации образа мира. В ядре ментальности современных поколений синтаксико-семантические структуры закрепили значения «семьи», «работы», «здоровья», но в поведенческой компоненте ментальности произошло разрушение программы семейных отношений, здорового образа жизни, трудовых затрат. Это можно охарактеризовать как рассогласование между традиционным образом мира и  инновационным образом жизни поколений ХХI века.

Представлены результаты соотношения типов ментальности различных поколений. Были получены следующие результаты: в группе постсоветских поколений традиционная ментальность составила 8,1%, инновационная – 64,1%, переходная – 16,9%, постинновационная – 10,9. Применив критерий Вилкоксона, получены следующие данные: инновационная ментальность значимо превышает традиционную ментальность (Z =-8,469, р=0,13) в группе постсоветских поколений. Кластеризация полученных данных позволила построить классификацию респондентов. У постсоветских поколений жертвенных, ориентированных на общее благополучие, преобладает переходная ментальность; тип постсоветских поколений, ориентированных на эстетику жизни, обладает постинновационной ментальностью; тип, ориентированный на познание мира, обладает инновационной ментальностью; тип постсоветских поколений ориентированных на друзей и тип, ориентированный на семью, обладают традиционной ментальностью (Дендрограмма 1).

Дендрограмма 1

Кластеризации ценностей, смыслов и значений постсоветских поколений

1– ценность спокойствия в стране и мире, 2 – ценность красоты природы и искусства, 3 – ценность равенства возможностей, 4 – ценность познания, 5 – альтруистические смыслы, 6 – коммуникативные смыслы, 7 – семейные смыслы, 8 – значение тяжелый, 9 – значение  светлый, 10 – значение хаотичный, 11 – значение сильный, 12 – значение шершавый, 13 – значение сложный.

В группе переходных поколений инновационная ментальность обнаружена у 47%, переходная у 27% и традиционная у 23% человек, постинновационная у 3% человек. Инновационная ментальность значимо превышает традиционную ментальность (Z=-7,884, р=0,17) в группе переходных поколений. Это может свидетельствовать о том, что в группе переходных поколений мир воспринимается и как стабильный, и нестабильный, в ценностных ориентациях преобладает индивидуализм, коммуникации нацелены на приобретение независимости, и образ жизни скорее имеет пассивную тенденцию. В группе переходных поколений тип, ориентированный на семейные ценности и коммуникацию, выражены традиционная и переходная ментальности. Тип, ориентированный на удовольствия и эстетику жизни, обладает постинновационной ментальностью. Типу активному, нацеленному на реализацию определенных целей, присущи инновационная и переходная ментальности (Дендрограмма 2).

Дендрограмма 2

Кластеризации ценностей, смыслов и значений переходных поколений

1– ценность семьи, 2 – ценность красоты природы и искусства, 3 – ценность независимости суждений и оценок, 4 – коммуникативные смыслы, 5 – экзистенциальные смыслы, 6 – гедонистические смыслы, 7 – самореализации смыслы, 8 – значение свежий, 9 – значение чистый, 10 – значение активный, 11 – значение большой, 12 – значение умный, 13 – значение сильный.

В группе советских поколений: инновационная ментальность составила 6%, традиционная – 86%, переходная – 8%. Традиционная ментальность значимо превышает инновационную ментальность (Z=-8,246, р=0,15) в группе советских поколений. Типу советских поколений, ориентированному на духовные составляющие ментальности, присуща традиционная ментальность. Тип советских поколений, ориентированный на коммуникацию с другими, их поддержку, присуща инновационная ментальность. Тип советских поколений, ориентированный на семью, характеризуется большей закрытостью отношений, ему присущ переходный тип ментальности (Дендрограмма 3). Таким образом, выдвигаемая гипотеза подтвердилась, в целом в данной выборке преимущественно преобладает традиционная ментальность. Большие показатели по переходной и инновационной ментальности могут свидетельствовать о трансформации российской ментальности.

Дендрограмма 3

Кластеризации ценностей, смыслов и значений советских поколений

1– ценность здоровья, 2 – ценность спокойствия в стране и мире, 3 – ценность семьи, 4 – экзистенциальные смыслы, 5 – семейные смыслы, 6 – коммуникативные смыслы, 7 – альтруистические смыслы, 8 – значение любимый, 9 – значение сложный, 10 – значение радостный, 11 – значение напряженный, 12 – значение тяжелый.

Проведя факторизацию значений, смыслов, ценностей, социальных установок, представлений о своем «Я» и типов ментальностей в исследуемых группах, можно полагать, что нам удалось выделить факторы (всего 5), которые определяем как типы ментальности. Традиционная ментальность имеет следующие социально-психологические характеристики и ценностно-смысловые составляющие: коллективистские установки (вес 0,95), зависимые представления своего «Я» (0,77), ценности красоты, природы и искусства (0,88), семейные смыслы (0,90), экзистенциальные смыслы (0,86), значение напряженный (0,79), сложный (0,86), переходные поколения (0,66), советские поколения (0,78). Переходная ментальность имеет следующие социально-психологические характеристики и ценностно-смысловые составляющие: ценности равенства (0,55), здоровья (0,69), семейные смыслы (0,90), значение светлый (0,67), тяжелый (0,63), гедонистические смыслы (0,77), постсоветские поколения (0,63). Инновационная ментальность имеет следующие социально-психологические характеристики и ценностно-смысловые составляющие: независимые представления своего «Я» (0,95), коммуникативные смыслы (0,69), гедонистические смыслы (0,77), значение сильный (0,61), значение активный (0,34), светлый (0,54), сложный (0,57), ценность спокойствия в стране и мире (0,54), индивидуалистические установки (0,82), постсоветские поколения (0,65). Постинновационная ментальность имеет следующие социально-психологические характеристики и ценностно-смысловые составляющие: значение любимый (0,71), значение хаотичный (0,60), светлый (0,67), сложный (0,54), семейные смыслы (0,90), зависимое «Я» (0,77), коллективистские установки (0,71), постсоветские поколения.

В процессе самоорганизации поколения становление типа ментальности способствует тому, что поколения адаптируются в новой социокультурной среде и способствуют ее саморазвитию. В нашем исследовании показано, каким образом происходит трансформация социально-психологических характеристик на эмпирическом материале. Рассогласование ядерных составляющих ментальности происходит в результате сдвига от коллективистских ценностных ориентаций советских поколений к индивидуалистическим постсоветских поколений, от стабильного образа мира эпохи социализма к нестабильному эпохи перестройки, от коллективистских установок социалистических поколений к индивидуалистическим постсоциалистических поколений, от гомогенного дискурса эпохи социализма к гетерогенному эпохи перестройки, от социальноориентированного представления о своем «Я» к независимому представлению о своем «Я». Координаты ментального пространства меняют свои ориентиры, это лежит в основе процесса конструктивной трансформации ментальности постсоветских поколений.

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы:

1. В отечественной психологии возрос интерес к проблеме трансформации ментальности больших социальных групп, о чем свидетельствует рост количества публикаций на эту тему. Однако остаются нерешенными ряд проблем. Одни из них – это разноплановость и разнородность подходов к феномену ментальности, отсутствие системности в рассмотрении ее трансформаций в изменяющемся мире, фрагментарность в эмпирической операционализации данных явлений, неакцентированность определенного подхода к проблеме. В этой связи актуальны вопросы концептуальной проработки в психологическом плане проблемы трансформации ментальности поколений, формируемой в различных социокультурных условиях.

2. Ментальность описана как сложный психологический феномен через интеграцию системного и социокультурного подходов, что позволило сформировать представление о системе ментальности как совмещенной системе, заключающей ядерные и периферические структуры, формируемые в определенном социокультурном контексте; представление о типах ментальности; определение форм связи отношений в группе поколений – традиция или инновация; представление о трансформации ментальности в силу изменения совмещений элементов ее структуры и смене доминирующей надсистемы; представление о механизме рассогласования/согласования структурных элементов ментальности. Поколения описаны как коллективный субъект, представляющий собой социальную группу людей, объединенных на основе схожего образа мира и образа жизни, стратегий взаимодействия, схожего типа ментальности и отношения к культурно-историческому событию своей жизнедеятельности.

3. Представлена организация системы ментальности, включающая надсистемы, подсистемы и структурные элементы. С психологических позиций ментальность является совмещенной системой. Система ментальности имеет области совмещения своих структурных и организационных составляющих, что выступает ее системообразующим фактором. Системообразующей функцией ментальности является функция приведения к совмещению ценностно-смысловых составляющих подсистем образа мира и образа жизни в определенном культурном пространстве и историческом времени, а также религиозной, этнической или социальной надсистем. Это создает новую конфигурацию элементов ментальности поколений.

4. Установлено, что одним из факторов трансформации ментальности может выступать доминирующая в определенных социокультурных условиях ее надсистема (религия, этнос, социум). При доминировании надсистемы религии ценностно-смысловое ядро и периферия ментальности совмещается с подсистемами по направленности на мифологию. При доминировании надсистемы этноса ценностно-смысловое ядро и периферия ментальности совмещается с подсистемами по направленности на традиции. При доминировании надсистемы социума ценностно-смысловое ядро и периферия ментальности совмещается с подсистемами по направленности на инновации.

5. Представлена модель трансформации ментальности как процесс рассогласования/согласования структурных, функциональных и организационных связей надсистем, ценностно-смысловых элементов, социально-психологических характеристик и подсистем ментальности. В процессе трансформации ментальности коллективного субъекта образуются новые формы совмещенности: на уровне надсистем, подсистем, иные ценностно-смысловые совмещения, социально-психологические характеристики ментальности, а также принятие или непринятие изменений поколениями, которые происходят в иных социокультурных условиях. Описан механизм смены типов ментальности, заключающийся в структурных, функциональных, организационных рассогласованиях и согласованиях ее составляющих.

6. Проведен сравнительный анализ составляющих ментальности советских, переходных и постсоветских поколений. Показано, что в ядре ментальности советских поколений представлены ценности и смыслы общественно-полезного труда, образования, семьи и здоровья, на периферии зафиксированы дружественные отношения, взаимовыручка, смелость, честность и ответственность. В ядре ментальности переходных поколений встречаем ценности и смыслы когнитивные, самореализации и семьи, на периферии активная деятельность и творчество. В ядре ментальности постинновационных поколений зафиксированы ценности и смыслы счастливой семейная жизни, независимых суждений и удовольствий, на периферии ментальности отмечается жизнерадостность, ответственность самоконтроль и смелость в отстаивании своего мнения.

7. Проведен типологический анализ ментальности. Выделены и изучены ядерные составляющие ментальности поколений, совмещающиеся с социально-психологическими характеристиками и ее подсистемами, образующие различные ее типы.

Определено, что совмещение традиционных образа мира и жизни с особыми ядерными и периферическими структурами и доминирование в отношениях поколений традиции порождает традиционную ментальность. Совмещение инновационных образа мира и жизни с особыми ядерными и периферическими структурами и доминирование инновации в отношениях поколений порождает инновационную ментальность. Переход от традиции к инновации происходит через переходные типы ментальности

Показано, что в каждом поколении представлены все типы ментальности:

Группа переходных поколений, ориентированная на семейные ценности и коммуникацию, обладает традиционной и переходной ментальностями. Тип, ориентированный на удовольствия и эстетику жизни, обладает постинновационной ментальностью. Тип активный, нацеленный на реализацию определенных задач, обладает инновационной и переходной ментальностью.

У типа постсоветских поколений, жертвенных, ориентированных на общее благополучие, преобладает переходная ментальность; тип постсоветских поколений, ориентированных на эстетику жизни, обладает постинновационной ментальностью; тип, ориентированный на познание мира, обладает инновационной ментальностью; тип постсоветских поколений, ориентированный на друзей, и тип, ориентированный на семью, обладают традиционной ментальностью.

Типу советских поколений, ориентированному на духовные составляющие ментальности, присуща традиционная ментальность. Тип советских поколений, ориентированный на коммуникацию с другими, их поддержку присуща инновационная ментальность. Тип советских поколений, ориентированный на семью, характеризуются большей закрытостью отношений, ему присущ переходный тип ментальности.

8. Проведен кросс-культурный анализ типов ментальности поколений советской и постсоветской эпох. Установлено, что в ментальности постсоветских поколений доминирует социальная надсистема, что задает специфическую направленность в развитии ее ценностно-смыслового ядра и периферии – социально-психологических характеристик. Выделены и изучены социально-психологические характеристики и ценностно-смысловые основания различных типов ментальности советских, постсоветских поколений

Традиционная ментальность имеет следующие параметры социально-психологических характеристик и ценностно-смысловые основания: коллекивистские установки, зависимые представления своего «Я», ценности красоты, природы и искусства, семейные смыслы, экзистенциальные смыслы, значение напряженный, сложный, гомогенный дискурс, коллективистские ценностные ориентации, преобладает сотрудничающий-конвенциональный тип отношений к людям.

Инновационная ментальность имеет следующие параметры социально-психологических характеристик и ценностно-смысловые основания: независимые представления своего «Я», коммуникативные смыслы, гедонистические смыслы, значение сильный, значение активный, светлый, сложный, ценность спокойствия в стране и мире, индивидуалистические установки, гетерогенный дискурс, индивидуалистические ценностные ориентации, преобладает властно-лидирующий тип отношений к людям.

Установлена большая выраженность у постсоветских поколений инновационной ментальности в сравнении с другими. У советских поколений доминирует традиционная ментальность и не изменяется, поскольку она сформирована ранее при определенных социокультурных условиях.

В рекомендациях к практическому использованию результатов, адресованных специалистам, работающим в сфере формирования молодежной политики, в «силовых структурах», социальной сфере предлагаются конкретные предложения по использованию разработанного инструментария и результатов исследования в практике работы с группами поколений.

Перспективы работы. Дальнейшим направлением работы на основе интеграции системного и социокультурного подходов в рассмотрении проблемы трансформации ментальности поколений является разработка вопросов, углубляющих представления о типологии ментальности и ее изменений на различных этапах жизнедеятельности поколений.

Основное содержание работы отражено в следующих публикациях автора:

Статьи, опубликованные в журналах согласно списку ВАК:

  1. Свойства российского менталитета как потенциал его управляемости [Текст] /В.И. Пищик // Обозрение прикладной и промышленной математики. Т. 9. Вып. 1.– М.: «ОпиПМ», 2002. С. 234–235. – 0,1 п.л.
  2. Социально-психологическая интерпретация конструкта коллективизм/индивидуализм [Текст] /В.И. Пищик // Научная мысль Кавказа. Научный и общественно-теоретический журнал. – Ростов-на-Дону: СКНЦ ВШ, Приложение.– № 3 (57). – 2004. С. 14–21. – 0,5 п.л.
  3. Кросс–культурное изучение взаимосвязи менталитета и стиля мышления [Текст] /В.И. Пищик // Научная мысль Кавказа. Научный и общественно-теоретический журнал. – Ростов-на-Дону: СКНЦ ВШ, Приложение № 16(84). 2005. – С. 22–30. – 0.4 п.л.
  4. Первичная психометрическая проверка методики определения стиля мышления [Текст] /А.К. Белоусова, Г.А. Молохина, В.И. Пищик // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. – Ростов-на-Дону. Изд-во Северо-Кавказского научного центра высшей школы. Приложение 12. 2005. С. 73–85 (в соавт. с Белоусовой А.К., Молохиной Г.А.). – 0.25 п.л.
  5. Особенности принятия решений студенческой молодежью [Текст] /В.И. Пищик // Научная мысль Кавказа. Приложение № 10 (78). – 2005. – С. 31–39. – 0,44 п.л.
  6. Определение понятия «коллективизм/индивидуализм» [Текст] /В.И. Пищик // Вопросы психологии. – 2006. – № 2. – С. 30–36. – 0.7.
  7. Методика измерения характеристик менталитета поколений [Текст] /В.И. Пищик // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. Ростов-на-Дону. Изд-во Северо-Кавказского научного центра высшей школы. Приложение 14(98) 2006. – С. 73–85. – 0.5 п.л.
  8. Рассогласование образа мира поколений как индикатор трансформации менталитета [Текст] /А.К. Белоусова, В.И. Пищик // Российский психологический журнал. – Москва. Том 3. – № 4. – 2006. – (в соавт. с Белоусовой А.К.) – С. 13–25. – 0,47 п.л.
  9. Трансформация ценностно-смысловых составляющих менталитета населения юга России [Текст] /В.И. Пищик // Вопросы психологии. 2008. № 3. С. 81–91. – 0,7 п.л.
  10. «Потеря» традиционной субъектности поколений как феномен трансформации ментальности [Текст] /В.И. Пищик// Психологический журнал. 2010. – № 2, Том 31. – С. 20–27– 0,95 п.л.

Научные монографии:

  1. Трансформация ментальности: системный подход. [Текст] /В.И. Пищик/ Ростов-на-Дону: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ, 2007. – 25 п.л.
  2. Тенденции трансформации ментальности поколений. [Текст] /В.И. Пищик/ Ростов-на-Дону: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ, 2007. – 23 п.л.

Учебные и учебно-методические пособия и рекомендации:

  1. Обучаемость и ее связь с менталитетом. Некоторые вопросы обучения и воспитания [Текст] /И.К. Коханенко, В.И. Пищик/ (учебное пособие).– Вып. 2. – Ростов-на-Дону: РВВКИУРВ, 1997. (в соавт. с Коханенко И.К.) – 8,25 п.л.
  2. Модели стилей обучения в вузе и их экспериментальное изучение [Текст] /И.К. Коханенко, В.И. Пищик/ Ростов-на-Дону.: РВИРВ МО РФ, 2001. (в соавт. с Коханенко И.К.) – 5 п.л.
  3. Этнопсихология [Текст] /В.И. Пищик/ (учебно-методический комплекс). Ростов-на-Дону: ИУБиП, 2002. – 2,6 п.л.
  4. Психология толерантности [Текст] /В.И. Пищик/ (учебно-методический комплекс). Ростов-на-Дону: ИУБиП, 2003. – 1 п.л.
  5. Основы этнопсихологии [Текст] /В.И. Пищик/ (учебно-методическое пособие). Ростов-на-Дону: СКНЦ ВШ, 2003. – 15 п.л.
  6. Введение в организационное поведение. [Текст] /В.И. Пищик/ Ростов-на-Дону: РААИ, 2004. – 8,1 п.л.
  7. Стиль мышления: психодиагностика и возрастные различия [Текст] / А.К. Белоусова, Т.Ю. Синченко, Г.А. Молохина, В.И. Пищик / (учебное пособие). Ростов-на-Дону: ЮРГИ, 2007. (в соавт. с Белоусовой А.К., Синченко Т.Ю., Молохиной Г.А.) – 2,25 п.л.

Статьи, тезисы, материалы конференций:

  1. Сравнительный анализ иерархии архетипов в менталитете русских, армян и корейцев [Текст] /В.И. Пищик // Практическая психология на рубеже тысячелетий. – Ростов-на-Дону: РГУ, – 2000. – С. 7–10. – 0,3 п.л.
  2. Транслирование менталитета в процессе  общения педагога и ребенка [Текст] /В.И. Пищик // Материалы межрегиональной научно-практической конференции «Развитие личности как стратегия гуманизации». Ставрополь: СевКавГТУ, 2002. – С. 434–440. – 0,5 п.л.
  3. Психологические аспекты проблемы неофициальных браков [Текст] /В.И. Пищик // Ежегодник Российского психологического общества: Психология как профессия (исследователь, практик). Т. 9. Вып. 3. М.: Учебно-методическое объединение «Инсайт», 2002. – С. 269–271. – 0,16 п.л.
  4. Психологическое исследование глубинных, когнитивных и поведенческих структур менталитета корейцев, армян и русских [Текст] /В.И. Пищик // Сборник научных трудов «Развивающаяся личность в системе высшего образования  России» (по материалам Всероссийской научно-практической конференции 30-31 мая 2002 г.).  Ростов-на-Дону: ИУБиП, 2002. С. 161–170. – 0,6 п.л.
  5. Проявление менталитета русских и калмыков в гетеро- и автостереотипах [Текст] /В.И. Пищик // Материалы Всероссийской научно-практической конференции: Психологический ресурс в экономике и предпринимательстве. Ставрополь: СКСИ-Ставропольсервис школа, 2002. – С. 294–297. – 0,2 п.л.
  6. Методы Тагути: приложение для экономических систем [Текст] / И.Г. Акперов, И.К. Коханенко В.И. Пищик //Методы менеджмента качества. М.: РИА «Стандарты и качество», 2002. – № 11. С. 28–32 – 0,3 п.л.
  7. Толерантность – специфическое свойство российского менталитета [Текст] /В.И. Пищик // Материалы регионального научно-практического семинара: Толерантность в межличностном общении. 16-17 мая 2002 г. Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 2002. – С. 135–137. – 0,2 п.л.
  8. Принятие изменений – поиск стабильности трансформации менталитета [Текст] /В.И. Пищик // Материалы Всероссийской научно-практической конференции: Личность и бытие: Личность и социальная реальность / Под ред. З. И. Рябикиной, В. В. Знакова. – Краснодар: КубГУ, 2003. – С. 52–56. – 0,3 п.л.
  9. Российский менталитет как предмет научного исследования [Текст] /В.И. Пищик // Ежегодник российского психологического общества. Материалы III всероссийского съезда психологов. 25-28 июня 2003 г. – В 8 т. – Т.6. – СПб.: Изд-во С.-Пб. Ун-та, 2003. – С. 341–342. – 0,1 п.л
  10. Влияние менталитета на формирование деловой культуры бизнеса [Текст] /В.И. Пищик // Сборник материалов региональной научно-практической конференции: «Предпринимательство как ключевой ресурс рыночной экономики». 9–10 октября 2003 г. Ростов-на-Дону: ИУБиП, 2003. – С.92–95. – 0,2 п.л.
  11. Воссоздание восточных психологических норм и правил общения на основе древнекитайских учений [Текст] /В.И. Пищик // Материалы конференции. Международная конференция «Психология общения: Социокультурный анализ». 30 октября–1 ноября 2003 г. – Ростов-на-Дону: РГУ, 2003. – С. 258–259. – 0,1 п.л.
  12. Ментальные характеристики человека как значимые параметры современного гуманитарного образования [Текст] /В.И. Пищик // Материалы межвузовской научно-практической конференции: Язык и менталитет. Проблемы преподавания языков. Ростов-на-Дону: ИУБиП, 2003. – С. 111–115. – 0,3 п.л.
  13. Исследование социальных установок у субъектов Юга России [Текст] /В.И. Пищик // Ученые записки ИУБиП. Серия «Психология». – Ростов-на-Дону: Институт управления, бизнеса и права, 2004. – С. 61–64. – 0,16 п.л.
  14. Особенности менталитета современной молодежи и пенсионеров Юга России [Текст] /В.И. Пищик // Материалы первой международной научно-практической конференции: Психология образования: проблемы и перспективы. 16-18 декабря 2004 г. – Москва, 2004. – С. 162–163. – 0,05 п.л.
  15. Образ мира молодежи и пенсионеров: сравнительный анализ [Текст] /В.И. Пищик // Материалы второй международной научно-практической конференции: Психология образования: региональный опыт. 13–15 декабря 2005 г., Москва, 2005. – С. 257–258. – 0,05 п.л.
  16. Степень выраженности и соотношение этнической толерантности и этнической идентичности студентов [Текст] /А.А. Кошевая, В.И. Пищик // Материалы I-ой Всероссийской конференции: Гуманитарные проблемы современной психологии. 24-29 августа 2005 г. Таганрог: ТРТУ, 2005. – С. 121–122. – 0,025 п.л.
  17. Особенности норм и правил поведения русской и армянской национальной групп [Текст] /В.И. Пищик // Материалы конференции: человек в меняющемся мире: пути конструктивного развития. 15–17 сентябрь 2005 г. Ростов-на-Дону: РГПУ. 2005. – С. 328–330. – 0,16 п.л.
  18. Образ мира у аудитории ИНТЕРНЕТ [Текст] /И.К. Коханенко, В.И. Пищик // Труды Всероссийской научной конференции: Научный сервис в сети Интернет. 19-24 сентября 2005 г., г. Новороссийск. – М.: Изд-во МГУ, 2005. – С. 154–155.– 1 п.л.
  19. Сравнение представлений поколений о своем образе жизни [Текст] /В.И. Пищик // Материалы третьей международной научно-практической конференции: Психология образования: культурно-исторические и социально-правовые аспекты. 12–14 декабря. Москва, 2006. С. 210–211. – 0,1 п.л.
  20. Системный взгляд на феномен ментальности [Текст] /В.И. Пищик // Материалы I Всероссийской конференции «Психология сознания: современное состояние и перспективы». 29 июня – 2июля 2007 г. Самара: Изд-во СамГПУ, 2007. – С. 145–150. – 0,2 п.л.
  21. Особенности стиля мышления у представителей различных национальностей Юга России [Текст] /А.К. Белоусова, Г.А. Молохина, В.И. Пищик // Материалы IV Всероссийского съезда РПО.18–21 сентября 2007 г. В 3 т.– Москва – Ростов-на-Дону: Издательство «КРЕДО», 2007. – Т.3. – С. 95–96. – 0,025 п.л.
  22. Социально-психологический анализ ментальности поколений Южного региона России [Текст] /В.И. Пищик // Материалы IV Всероссийского съезда РПО.18–21 сент. 2007 г. В 3 т. М. – Ростов-на-Дону: Изд-во «КРЕДО», 2007. Т.3. – С. 95. – 0,05 п.л.
  23. Особенности толерантности и отношений современной молодежи и пенсионеров [Текст] /В.И. Пищик // Социально-экономические проблемы современного общества: Материалы межрегиональной научно-практической конференции / Под ред. В.Н. Ткаченко. Ставрополь: СКСИ, 2007. – С. 276–277.– 0,05 п.л.
  24. Возможность изменения этнической ментальности [Текст] /В.И. Пищик // Теоретические проблемы этнической и кросс-культурной психологии: Материалы Международной научной конференции 29-30 мая 2008 г. в 2 Т. / Отв. Ред. В.В. Гриценко. Смоленск: Универсум, 2008. – Т.2. – С. 77–84. – 0,33 п.л.
  25. Особенности ментальности менеджеров итальянских и российских фирм [Текст] /А. Микерова, В.И. Пищик //Гуманитарные технологии в бизнесе и управлении: проблемы разработки и реализации: Материалы круглого стола (11 июня 2008)/ Науч. Ред. Н.С. Авдулов. Ростов-на-Дону: ИУБиП, 2009. – С. 43–45. – 0,05 п.л.
  26. Социально-психологические характеристики типов ментальности поколений [Текст] /В.И. Пищик // Социально-психологические проблемы ментальности/менталитета: Материалы 8 Международной научной конференции. В 2 частях / Смол. Гос. Ун-т. Смоленск: Изд-во СмолГУ, 2008. – Ч. 2. – С. 99–105. – 0,33 п.л.
  27. Социально-психологические особенности ментальности поколений как условие принятия/отторжения экстремистских воздействий /В.И. Пищик // Противодействие идеологии экстремизма и терроризма в рамках реализации государственной молодежной политики: Материалы научно-практической конференции (12-14 октября 2009). [Электронный ресурс]. – Электрон. текстовые, граф., зв. дан. и прикладная прогр. (22 Мб). М.: «КРЕДО», 2009. – 0,2 п.л.
  28. Социально-психологические характеристики ментальности постсоветских поколений в условиях социокультурного кризиса [Текст] /В.И. Пищик // Психология человека в современном мире. Том 5. Личность и группа в условиях социальных изменений (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна, 15–16 октября 2009 г.) / Ответственный редактор – А. Л. Журавлев. – М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2009. – С. 289–297. – 0,5 п.л.
  29. Представления о студенческой жизни у современной молодежи [Текст] /Ю.В. Киселев, В.И. Пищик // Личность в межкультурном пространстве: Материалы IV Международной конференции, посвященной 50-летию Российского университета дружбы народов. – Москва: РУДН, 19-20 ноября 2009 г. В 2 Ч., Ч. II. М.:РУНД, 2009. – С. 314–319. – 0,27 п.л.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.