WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Чумаков Михаил Владиславович

Эмоционально-волевая регуляция деятельности в социальном взаимодействии

Специальности: 19.00.05 - Социальная психология

  19.00.01 - Общая психология, психология

  личности, история психологии

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

доктора психологических наук

Ярославль- 2007

Работа выполнена на кафедре педагогики и педагогической психологии Ярославского государственного университета им.П.Г.Демидова

Научный консультант- доктор психологических наук, профессор

Кашапов Мергаляс Мергалимович

Официальные оппоненты:  доктор психологических наук,

профессор, чл.-корр. РАО

Панов Виктор Иванович,

Психологический институт РАО

доктор психологических наук,

профессор        

Позняков Владимир Петрович,

Институт психологии РАН

доктор психологических наук,

профессор

Прохоров Александр Октябринович,

  Казанский государственный

  университет

Ведущая организация: ГОУ «Южно- Уральский государственный университет»

Защита состоится «3» октября 2007 года в 10-00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.002.02 в Ярославском государственном университете им. П.Г.Демидова по адресу: 150057, г. Ярославль, проезд Матросова, 9.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова.

Автореферат разослан «  » августа 2007 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета Клюева Н.В.

Общая характеристика работы



Актуальность темы исследования.

Интерес к проблеме эмоционально-волевой регуляции обусловлен явно выраженной потребностью практики в оптимизации функционирования регуляторных процессов в социальном взаимодействии и профессиональной деятельности.

В психологии сегодня сформировались и продолжают развиваться теоретические и экспериментальные исследования волевой (В.А.Иванников, Е.П.Ильин, В.И.Моросанова, Е.О.Смирнова, В.И.Селиванов Т.И.Шульга и др.) и эмоциональной (И.А.Васильев, О.В.Дашкевич, О.К.Тихомиров и др.). Однако все еще недостаточно работ, посвященных изучению взаимодействия, взаимосвязи различных аспектов регуляции деятельности, участия различных сторон личности в регуляторном процессе. Подразумевая или констатируя целостность регуляционного процесса, исследователи останавливаются на какой-либо одной его стороне. Изучение эмоционально-волевой регуляции представлено рядом интересных исследований (Г.М.Аванесян, В.Ф.Сопов, О.А.Черникова и др.). Практическая направленность работ в данной области свидетельствует об актуальности темы. Вместе с тем, все еще недостаточно работ по выявлению структуры эмоционально-волевой регуляции деятельности, ее типов, видов. Недостаточно разработан инструментарий диагностики эмоционально-волевой регуляции. Обнаруживается дефицит работ, направленных на изучение эмоционально-волевой регуляции в естественных условиях и преодолевающих недостатки ретроспективных методов.

Очень значима с теоретической и практической точки зрения проблема формирования эмоционально-волевой регуляции в детские годы в семейном социальном взаимодействии. Однако, несмотря на понимание существенной роли социального взаимодействия в развитии эмоционально-волевой регуляции, эмпирических и теоретических работ в этой области явно недостаточно.

Объектом исследования является система регуляции деятельности, а предметом – система эмоционально-волевой регуляции в социальном взаимодействии.

Цель исследования – провести анализ эмоционально-волевой регуляции деятельности в социальном взаимодействии; выявить роль эмоций в функционировании волевой регуляции, роль социального взаимодействия в семье в формировании эмоционально-волевой регуляции; выявить структуру, типы и виды эмоционально-волевой регуляции; разработать систему диагностики эмоционально-волевой регуляции деятельности.

Основная гипотеза исследования заключается в том, что эмоционально-волевая регуляция представляет собой систему, в которой эмоциональная и волевая составляющие существуют в тесной взаимосвязи. Эмоции занимают в системе эмоционально-волевой регуляции центральное положение. Эмоционально-волевая регуляция формируется в социальном взаимодействии и реализуется в нем. Данное положение конкретизируется в ряде частных гипотез.

  1. Эмоциональный компонент системы эмоционально-волевой регуляции является индикатором и условием ее эффективного функционирования.
  2. В зависимости от эмоциональной основы можно выделить различные виды волевого усилия.
  3. В зависимости от соотношения компонентов структуры эмоционально-волевой регуляции можно выделить ее особенности и типы.
  4. Анализ структуры волевой регуляции деятельности позволит выявить ее эмоциональный компонент и обнаружить включенность эмоционально-волевой регуляции в систему социального взаимодействия.
  5. Эмоционально-волевая регуляция имеет возрастную динамику. Компоненты системы эмоционально-волевой регуляции развиваются гетерохронно.
  6. На формирование эмоционально-волевой регуляции у детей оказывают влияние параметры социального взаимодействия в семье, которые в свою очередь зависят от параметров эмоционально-волевой регуляции у родителей.

Для проверки выдвинутых гипотез были поставлены следующие задачи исследования.

1. Проанализировать основные направления современных исследований эмоционально-волевой регуляции в социальном взаимодействии и выявить теоретические и методические подходы к ее изучению.

2. Выявить структуру эмоционально-волевой регуляции деятельности. Рассмотреть общие структурные особенности эмоционально-волевой регуляции с учетом ее функционирования в социальном взаимодействии в различные возрастные периоды.

3. Выявить роль эмоционального компонента в функционировании эмоционально-волевой регуляции. Определить типы эмоционально-волевой регуляции в зависимости от особенностей ее компонентного состава. Выявить виды волевых усилий в зависимости от специфики эмоционального компонента.

4. Разработать систему диагностики для определения уровня развития эмоционально-волевой регуляции деятельности в социальном взаимодействии и особенностей этой регуляции.

5. Выявить возрастную динамику компонентного состава структуры эмоционально-волевой регуляции деятельности.

6. Определить личностные детерминанты эмоционально-волевой регуляции деятельности. Выявить роль эмоций в механизме влияния личностных особенностей на регуляторный процесс.

7. Выявить характер влияния социального взаимодействия в семье на формирование эмоционально-волевой регуляции в детстве. Выявить взаимосвязи между особенностями эмоционально-волевой регуляции у родителей и параметрами социального взаимодействия в семье.

Методологическим основанием для изучения эмоционального компонента волевой регуляции и эмоционально-волевой регуляции в социальном взаимодействии являются: социальная психология (Г.М.Андреева, А.Л.Журавлев, В.В.Новиков, В.П.Позняков и др.); психология развития (А.Г.Асмолов., В.В.Давыдов, И.В.Дубровина, И.А.Зимняя, В.П.Зинченко, В.И.Панов, В.А.Петровский, В.И.Слободчиков, Е.А.Сергиенко, В.В.Знаков, Б.Д.Эльконин и др.); социально-психологические аспекты регуляции конкретных видов деятельности (А.Н.Гусев, В.В.Козлов, Н.В.Клюева, А.В.Мазилов, В.В.Новиков, Н.П.Фетискин), положения концепции деятельностного подхода (А.В.Карпов, А.Н.Леонтьев, Ю.П.Поваренков, С.Л.Рубинштейн, В.Д.Шадриков), психической регуляции (К.А.Абульханова–Славская, В.А.Зобков, О.А.Конопкин, В.И.Моросанова), психологии рефлексии (А.В.Карпов, В.А.Лефевр), теоретические разработки вопросов волевой регуляции (Л.С.Выготский, В.И.Селиванов, В.А.Иванников, Е.О.Смирнова, Т.И.Шульга, О.А.Черникова и др.) и эмоциональной регуляции (О.В.Дашкевич, А.О.Прохоров, О.К.Тихомиров, И.А.Васильев и др.), основные идеи регуляции в междеятельностном пространстве (Н.А.Батурин, В.И.Панов,), работы по решению социально-психологических педагогических ситуаций (М.М.Кашапов, Ю.Н.Кулюткин, Г.С.Сухобская, Д.В.Вилькеев), работы по структурированному самонаблюдению в полевых условиях (М.Перре).

Основными методами исследования являются: теоретический анализ психологической, философской, педагогической литературы, теоретическое моделирование, экспертная оценка, анализ продуктов деятельности. Метод лабораторного эксперимента представлен мотивационно-результативными методиками МР-1 и МР-2 О.В.Дашкевича. Диагностическая программа включает следующие методики: авторская методика диагностики волевых качеств личности (ВКЛ), авторская методика экспертной оценки эмоционально – волевой сферы личности, авторская методика ССВЭ на основе подхода М.Перре. Для анализа семейных отношений использовался опросник частоты применения родителями наказаний (Deneker, Perrez, Ewert, Moggi), опросник частоты применения родителями физических наказаний (Deneker, Perrez, Ewert, Moggi), шкала социальной желательности ответов SDS-CM (Crown, Marlow), шкала подавленности родителей из-за семейных обязанностей (Perrez), шкала толерантности родителей к поведенческим проявлениям ребенка (Perrez), шкала времени, прошедшего с момента последнего серьезного физического наказания (Perrez), шкала причин физических наказаний (Perrez), шкала атрибутивных и защитных реакций родителей после применения наказания (Perrez), шкала физических наказаний, которые применялись к самим родителям в их детские годы (Perrez), шкала измерения стресса в повседневной жизни (Perrez, Schoebi, Wilhelm), шкала измерения эмоционального стресса (Perrez, Schoebi, Wilhelm), шкала измерения представлений об эмоциональном стрессе партнера по браку (Perrez, Schoebi, Wilhelm), шкала удовлетворенности различными сферами семейной жизни (Perrez), шкала поведенческих проявлений ребенка (Perrez).

Научная новизна

На основе анализа теоретических подходов к волевой и эмоциональной регуляции разработана концепция эмоционально-волевой регуляции деятельности в социальном взаимодействии. В рамках эмпирического обоснования этого подхода выявлены структурные компоненты эмоционально-волевой регуляции. Обнаружено, что эмоции занимают в структуре эмоционально-волевой регуляции центральное положение. Структурные компоненты эмоционально-волевой регуляции тесно связаны с социальным взаимодействием. Эмоционально-волевая регуляция формируется в социальном взаимодействии и реализуется в нем.

Существенно уточнены и расширены данные о возрастной динамике эмоционально-волевой регуляции деятельности.

В условиях экспериментально созданного социального взаимодействия выявлена оптимальная стратегия целеполагания в ситуации неуспеха деятельности.

Впервые волевые усилия изучены не только при помощи ретроспективных самоотчетов, но и в условиях реального социального взаимодействия непосредственно после их проявления в деятельности и поведении. Для изучения эмоционально-волевой регуляции деятельности в полевых условиях разработана новая исследовательская стратегия – структурированный самоанализ волевого эпизода.

Установлена зависимость эффективности волевых усилий от характера эмоций, включенных в волевой эпизод как составная часть. Эмпирическим путем обнаружены и описаны типы эмоционально-волевой регуляции деятельности в зависимости от соотношения выявленных в нашем исследовании структурных компонентов.

Разработана авторская методика диагностики эмоционально-волевой регуляции деятельности, учитывающая направленность регуляции в том числе и на социальное взаимодействие. Методика позволяет диагностировать выраженность выявленных в рамках нашего подхода структурных компонентов эмоционально-волевой регуляции и охватывает большее число параметров эмоционально-волевой регуляции, чем имеющиеся до настоящего времени тесты.

Впервые параметры эмоционально-волевой регуляции у детей соотнесены с параметрами семейных отношений, измеренных с помощью адаптированных методик М.Перре. Выявлена зависимость эмоционально-волевой регуляции у детей от особенностей социального взаимодействия в семье. Обнаружено, что особенности системы наказаний в семье передаются от поколения к поколению и влияют на передачу особенностей эмоционально-волевой регуляции от родителей к детям.

Теоретическая значимость исследования.

Результаты исследования вносят вклад в развитие теории волевой регуляции и теории эмоциональной регуляции деятельности, что позволяет изменить теоретические рамки этих подходов и рассмотреть механизмы участия эмоций в волевых регуляторных процессах, а также рассмотреть регуляторные процессы в контексте социального взаимодействия. Разработана новая концепция эмоционально-волевой регуляции деятельности, в которой эмоции представлены как необходимая, органичная часть волевого процесса, а не как объект воздействия со стороны воли. Рассмотрение проблемы взаимодействия эмоциональной и волевой регуляции в рамках концепции эмоционально-волевой регуляции позволило выявить один из механизмов влияния направленности личности на волевые процессы, в котором эмоции выступают как необходимое опосредующее звено.

В работе теоретически обосновано понятие эмоционально-волевой регуляции деятельности в социальном взаимодействии. Разработана концепция эмоционально-волевой регуляции, в рамках которой рассмотрены особенности взаимодействия эмоциональной и волевой сторон регуляции деятельности, выявлены виды эмоционально-волевой регуляции, особенности ее возрастной динамики. Понятие эмоционально-волевой регуляции наполнено новым эмпирическим содержанием. Установлено, что эмоциональный аспект является существенным условием эффективности волевой регуляции. Психологические особенности эмоционально-волевой регуляции раскрыты в работе через выделение различных ее типов, через экспериментальное изучение взаимодействия эмоционального и волевого компонентов процесса. Показано, что эмоционально-волевая регуляция формируется в социальном взаимодействии и, в свою очередь, участвует в регуляции социального взаимодействия.

Практическое значение исследования. Результаты исследования имеют практическое значение для системы образования, оптимизации социального взаимодействия в организациях, на производстве и т.д. Внедрение технологий диагностики и коррекции эмоционально-волевой сферы личности позволяет увеличить результативность деятельности и повысить удовлетворенность ее осуществлением. Разработанный комплекс диагностических средств позволяет эффективно строить программы психологического сопровождения учащихся, служащих и т.д., определять индивидуальные траектории развития эмоционально-волевой сферы. Практическая значимость определяется разработкой дидактических материалов по диагностике параметров эмоционально-волевой регуляции. Разработаны спецкурсы «Диагностика и коррекция эмоционально-волевой регуляции деятельности учащихся», «Функционирование и формирование эмоционально-волевой регуляции в социальном взаимодействии» для студентов специальности «Психология». Результаты исследования обсуждались на 20 научных конференциях и конгрессах: на конференции по проблемам перестройки профессиональной ориентации учащихся (Абакан, 1988), 5 Европейском психологическом конгрессе (Дублин, 1997), 6 Европейском психологическом конгрессе (Рим, 1999), научно – практической конференции «Проблемы общей и прикладной психологии» (Ярославль, 2001), конференции «Личность в современном мире» (Курган, 2001), конференциях «Практическая психология» (Екатеринбург, 2001,2002), конференции «Психологическое сопровождение личности в педагогическом процессе» (Курган, 2002), конференции «Фундаментальные проблемы психолоии: личность в исторической психологии (Санкт – Петербург, 2002), 3 Всероссийском съезде психологов (Санкт – Петербург, 2003), 2 Международном конгрессе Европейского психологического общества семейной психологии (Фрибург, 2004), конференции «Профориентация и психологическая поддержка. Теория и практика. (Томск, 2004), международной научно – практической конференции «Зависимость, ответственность, доверие: в поисках субъектности» (Ижевск, 2004), 2 Всероссийской конференции Федерации психологов образования России (Москва, 2005), конференции «Высшая школа на современном этапе: психология преподавания и обучения (Ярославль, 2005), 6 научно – практической конференции по экономической психологии (Иркутск, 2005), конференции «Самоопределение личности. Новые подходы и технологии» (Курган, 2005), Юбилейной конференции, посвященной 120-летию Московского психологического общества (Москва, 2005), конференции «Психология в меняющемся мире» (Челябинск, 2006), Всероссийской конференции «Современные проблемы прикладной психологии» (Ярославль, 2006).

Работа «Эмоционально-волевая регуляция учебой деятельности подростков» в 1993 году удостоена молодежной премии губернатора Курганской области в сфере науки.

По теме диссертационного исследования принято участие в проекте РГНФ «Психология творческого мышления профессионала» (№проекта 07-06-00279а), а так же в работе по гранту Президента РФ для ведущих научных школ по теме «Психологические закономерности и механизмы организации профессиональной деятельности» (№ проекта НШ – 5262.2006.6).

       По теме диссертационного исследования опубликовано 51 работа (из них 3 на английском языке и 1 на французском), в том числе две монографии. Общий список научных трудов насчитывает более 60 работ. В журналах, рекомендованных ВАК, опубликованы 8 работ. По теме исследования под руководством автора защищена 1 кандидатская диссертация (С.А.Хвостова).

Диссертационное исследование обсуждалось на заседании методологического семинара факультета психологии ЯрГУ и рекомендовано к защите.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Положение об эмоционально-волевой регуляции как интегральном процессе, обеспечивающем эффективное социальное взаимодействие и деятельность в условиях трудностей на пути достижения цели. Волевая регуляция деятельности осуществляется при непосредственном участии эмоций. Эмоции служат одним из важнейших источников, помогающих осознанию регуляторных процессов и таким образом являются важнейшим ресурсом, поддерживающим саму основу волевой регуляции, а именно ее осознанность, рефлексивность, произвольность. Социальное взаимодействие является источником формирования эмоционально-волевой регуляции. В свою очередь эмоционально-волевая регуляция влияет на параметры социального взаимодействия, в том числе на его эффективность.

2. Структура эмоционально-волевой регуляции и общие для эмоционально-волевой регуляции структурные особенности в различные возрастные периоды. Эмоционально-волевая регуляция представляет собой системное образование, включающее компоненты, сгруппированные в блоки базовых подструктур. Выявление структурных компонентов с помощью различных методов и в различные возрастные периоды обнаруживает общие черты: в структуре регуляции выделяется эмоциональный компонент, компонент направленности личности, ответственности. Компоненты структуры эмоционально-волевой регуляции отражают ее интегрированность в социальное взаимодействие. Представления об эмоционально-волевой регуляции, зафиксированные в структурах языка и устойчивых установках испытуемых, обнаруживают структуру, сходную со структурой, полученной в результате анализа данных лабораторного эксперимента и корреляционных исследований. Структурные компоненты, представляющие собой функциональные блоки эмоционально-волевой регуляции, обозначенные в терминах личностных качеств, таковы: ответственность, инициативность, решительность, самостоятельность, выдержка, настойчивость, энергичность, внимательность, целеустремленность.

3. Положение о роли эмоций в функционировании эмоционально-волевой регуляции в социальном взаимодействии и выделении типов регуляции. Эмоциональный компонент занимает в структуре эмоционально-волевой регуляции центральное положение. Эмоции являются одним из факторов эффективности волевой регуляции и индикатором этой эффективности. Выявлены два вида волевых усилий в зависимости от характера включенных в его осуществление эмоций. Первый вид с преобладанием эмоций интереса и радости, а второй – с преобладанием эмоций горя и гнева. Эти виды усилий связаны с их результативностью. Функциональные психические состояния, сопровождающие эффективные волевые усилия, обладают более тесно интегрированным компонентным составом. Компоненты функциональных психических состояний (мотивация, оценка успеха, настроение, уровень бодрствования) в эффективном волевом усилии более выражены. Эффективность учебной деятельности подростков зависит от комплекса особенностей, характеризующих эмоционально-волевую регуляцию в социальном взаимодействии, таких как эмоциональная устойчивость, настойчивость, открытость в общении, самостоятельность, интернальный локус контроля. В зависимости от выраженности компонентов функциональной структуры эмоционально-волевой регуляции выделяются ее типы. Некоторые из них характеризуются диспропорциями, снижающими эффективность эмоционально-волевой регуляции.

4. Положение о системе диагностики эмоционально-волевой регуляции деятельности в социальном взаимодействии. Методика диагностики волевых качеств личности (ВКЛ) и метод структурированного самоанализа волевых эпизодов позволяют учитывать эмоциональный компонент эмоционально-волевой регуляции и обеспечивают диагностическую основу для формирования коррекционных групп и индивидуальной работы с учащимися.

Методика ВКЛ предназначена для экспресс - диагностики выраженности структурных компонентов эмоционально-волевой регуляции и позволяет выявлять различные негативные типы регуляции в зависимости от слабой представленности в структуре того или иного компонента, что служит основанием для организации групповой коррекционной работы. Метод структурированного самоанализа волевого эпизода дает возможность осуществлять углубленный анализ отдельного случая и выяснить индивидуальные особенности эмоционально-волевой регуляции, что удобно для организации коррекционной работы в формате индивидуального консультирования. В совокупности эти методы образуют реестр диагностических средств, отвечающих различным задачам и временным ресурсам.

5. Положение о возрастной динамике компонентов структуры эмоционально-волевой регуляции деятельности. Возрастная динамика эмоционально-волевой регуляции в диапазоне от младшего подросткового возраста до ранней юности выражена слабо. Для становления эффективного механизма эмоционально-волевой регуляции требуются специальные формирующие и коррекционные программы. Компоненты системы эмоционально-волевой регуляции развиваются гетерохронно. Самостоятельность и внимательность имеют положительную возрастную динамику в диапазоне от младшего подросткового до раннего юношеского возраста, ответственность – отрицательную. Энергичность, инициативность, настойчивость и решительность возрастной динамики в рассматриваемом диапазоне не имеют. Динамика целеустремленности и выдержки неравномерна. Наблюдается снижение выраженности этих компонентов от младшего к среднему подростковому возрасту, а затем повышение выраженности до прежнего уровня.

6. Положение об опосредованности формирования эмоционально-волевой регуляции в детстве параметрами социального взаимодействия в семье. Формирование эмоционально-волевой регуляции у ребенка опосредовано параметрами социального взаимодействия в семье: удовлетворенностью супругов различными сферами семейной жизни, эмоциями, преобладающими у супругов, частотой применения наказаний и их спецификой в различных ситуациях, толерантностью родителей к поведенческим проявлениям ребенка и др. Эмоционально-волевая регуляция формируется в социальном взаимодействии, зависит от параметров семейной жизни и в свою очередь влияет на социальное взаимодействие в семье. Таким образом, происходит передача некоторых особенностей эмоционально-волевой регуляции от поколения к поколению.

7. Концепция эмоционально-волевой регуляции деятельности, позволяющая сформировать целостное представление о структуре, видах, типах эмоционально-волевой регуляции, ее генезисе в социальном взаимодействии. Данная концепция позволяет рассматривать эмоционально-волевую регуляцию деятельности как систему, возникающую и функционирующую внутри разных систем социального взаимодействия. Эмоции связывают различные звенья структуры эмоционально-волевой регуляции, интегрируют в регуляторный процесс широкий круг личностных особенностей, поддерживают рефлексивность как фундаментальную основу волевой регуляции. Эмоции служат основанием для выделения видов эмоционально-волевой регуляции, связанных с эффективностью регуляторных процессов. Социальное взаимодействие опосредует влияние особенностей эмоционально-волевой регуляции у родителей на формирование эмоционально-волевой регуляции у детей. Включение эмоциональной составляющей в анализ регуляторных процессов позволяет интегрировать различные подходы к волевой регуляции, а так же выделить негативные виды и типы эмоционально-волевой регуляции, нуждающиеся в коррекции.

Экспериментальная база исследования

В исследовании приняли участие испытуемые в возрасте от 11 до 55 лет, учащиеся школ, студенты университета, работающие (представители различных профессий). В исследовании эмоционально-волевой регуляции в аспекте семейных отношений принимали участие родители детей в возрасте до 16 лет. Среднее количество детей в семье составляло 1.62 (сигма = .75). Количество девочек составило 49.5 %, а количество мальчиков – 50.5%. Средний возраст матерей – 33.74 года (сигма = 7.46). Средний возраст отцов – 35.77 лет (сигма = 7.23). Подавляющее большинство родителей (98%) имеют возраст от 23 до 50 лет. Средний возраст детей – 9.26 лет (сигма = 5.40). 54.8 % испытуемых – городские жители, 45.2% - жители сельской местности. Общее количество испытуемых, принимавших участие в исследованиях более 1300.

Структура диссертации

Структура диссертации определялась в соответствии с целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, семи глав, заключения, списка литературы и приложений.

Введение содержит краткое описание новизны, теоретической значимости, возможностей практического приложения основных результатов исследования, его теоретические и методологические основания, а также положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Теоретические основы исследования эмоционально-волевой регуляции деятельности» рассматриваются различные подходы к изучению эмоциональной и волевой регуляции деятельности, история использования в психологии термина эмоционально-волевая регуляция. Анализ научной литературы завершается формулировкой проблемы исследования.

Понятие регуляции обобщает теоретические и экспериментальные данные, полученные в различных науках, таких как кибернетика, физиология и др. Идеи регулятивного подхода были успешно реализованы в психологии. В частности, Н.Виннер применил для целей психологического анализа понятие обратной связи, заимствованное из кибернетики. Регулятивный подход опирался и на внутреннюю логику развития самой психологии. Его основы можно найти в работах Н.Н.Ланге, И.М.Сеченова, И.П.Павлова и др. Линия исследования регулятивных процессов получила свое развитие в работах П.К.Анохина, Н.А.Бернштейна, Дж.Миллера, Е.Галантера, К.Прибрама, Б.Ф.Ломова и др. Внутренняя структура процесса психической регуляции на осознанном, произвольном уровне была экспериментально и теоретически проработана в исследованиях В.А.Иванникова, Е.П.Ильина, О.А.Конопкина, В.И.Моросановой, В.И.Селиванова, Т.И.Шульги и др. Эмоциональная регуляция деятельности в экстремальных условиях рассмотрена в работах О.В.Дашкевича. Регуляция в междеятельностном пространстве рассмотрена в работах Н.А.Батурина. Психологические особенности системы регуляции профессиональной деятельности отражены в подходе В.Д.Шадрикова. Социально-психологические аспекты регуляции конкретных видов деятельности раскрываются в работах В.В.Новикова. Рефлексивные процессы регуляции рассмотрены в работах А.В.Карпова. Регуляторные функции оперативного образа в предметном действии исследованы в трудах Д.А.Ошанина. Работ, посвященных эмоционально-волевой регуляции деятельности, значительно меньше. Проблема обозначена, сделаны шаги в ее разработке, но требуется дальнейшая серьезная работа по теоретическому анализу и накоплению массива эмпирических данных.





       Проблема эмоционально-волевой регуляции деятельности является комплексной. Она рассматривается в общей психологии, психологии труда, возрастной и педагогической психологии, психологии спорта, юридической психологии, психологии экстремальных ситуаций. Наиболее актуально эта проблема звучит в социальной психологии. В рамках этой психологической дисциплины раскрываются истоки формирования эмоционально-волевой регуляции в различных видах деятельности и социального взаимодействия. Термин эмоционально-волевая регуляция использовался в практических разделах психологии спорта, психологии труда, педагогической психологии. Получены интересные данные. Однако все еще недостаточно работ, в которых эмоции рассматриваются как органичный компонент структуры личности, обеспечивающей регуляцию, а не только как объект регуляции, как необходимое звено генеза регуляции в семейных отношениях. В работах по теории регуляции деятельности различные авторы акцентируют внимание либо на эмоциональной, либо на волевой ее стороне. Эмоциональная сторона регуляции рассматривается в работах В.К.Вилюнаса, О.В.Дашкевича, И.А.Васильева и др. Другие авторы акцентируют внимание на волевой стороне регуляции. Она отражена в работах А.В.Быкова, А.И.Высоцкого, В.А.Иванникова Е.П.Ильина, В.И.Селиванова, Т.И.Шульги и др. Психологами отмечается взаимосвязь эмоциональной и волевой сторон регуляции (Л.С.Выготский, С.Л.Рубинштейн, В.И.Селиванов, Л.И.Божович, О.В.Дашкевич и др.), но работ по исследованию этих взаимосвязей явно недостаточно. Направление представлено лишь отдельными исследованиями. (Г.М.Аванесян, К.И.Дьяченко, В.Ф.Сопов, О.А.Черниковой, Т.И.Шульга и др.). Все еще недостаточно работ по формированию эмоционально-волевой регуляции в социальном взаимодействии и участию в этом взаимодействии регуляторных процессов.

Важным аспектом изучения волевой регуляции является рассмотрение ее личностных оснований. Изучая различные стороны волевой регуляции, авторы пришли к заключению о важной роли личности как высшего уровня, обеспечивающего регуляторные процессы (Л.И.Божович, О.В.Дашкевич, В.А.Иванников, Т.И.Шульга и др.). В основном были выявлены способы участия отдельных особенностей личности в волевой регуляции (Л.И.Божович, И.И.Купцов, Н.А.Федоров и др.). В главе рассматриваются различные точки зрения на соотношение эмоциональной и волевой регуляции, представленные в работах С.Л.Рубинштейна, Л.С.Выготского, А.Н.Леонтьева, В.А.Иванникова, Е.П.Ильина, Т.И.Шульги, О.В.Дашкевича, А.В.Карпова и др. Анализ работ этих авторов показывает перспективность рассмотрения единства эмоциональных и волевых процессов в механизме регуляции деятельности.

Одним из подходов к рассмотрению личности является подход, представляющий ее как совокупность черт (Р.Б.Кеттелл, Г.Айзенк, А.Г.Шмелев и др.). В логике этого подхода волевая регуляция предстает как система черт, личностных диспозиций, отвечающих за реализацию намерения. Рассмотрение волевой регуляции как механизма, реализуемого системой черт, также обнаруживает в нем наличие эмоциональной составляющей, учет которой позволяет выявить некоторые существенные особенности, порождаемые соотношением эмоциональных и волевых компонентов. Структурирование представлений о волевой регуляции с помощью теории черт выявляет наличие в ней эмоциональной составляющей. Черты, отражающие волевую сторону регуляции, могут в свою очередь быть исследованными на предмет имплицитно содержащихся в них эмоциональных компонентов.

Исследование эмоционального аспекта волевой регуляции не только позволило представить эмоционально-волевую регуляцию более цельно, но и найти более адекватные объяснения влияния на нее целостной личности. Эмоции, являясь индикаторами смысловой сферы личности, не только позволяют субъекту лучше осознавать свои личностные особенности, но и направляют волевые усилия на реализацию значимых для субъекта целей.

В некоторых случаях представления о волевом компоненте эмоциональной регуляции открывают дополнительные перспективы. Обратная связь, обеспечивающая регуляцию на различных этапах реализации деятельности и в междеятельностном пространстве, реализуется, в частности посредством оценивания и оценки. В теории оценивания и оценки (Н.А.Батурин) показана роль эмоциональности в целостных гештальтах успеха и неудачи. Привлечение конструкта эмоционально-волевой регуляции с опорой на теорию рефлексивных процессов А.В. Карпова открывает в этой области дополнительные перспективы. Раскрытая А.В.Карповым таксономия трансформаций базовых закономерностей под влиянием рефлексии позволяет предполагать в данном случае некоторые эффекты воздействия рефлексивных факторов. Например, ослабление негативного влияния эмоциональной составляющей неуспеха и фасилитация позитивного аспекта. Либо снижение негативного влияния успеха и усиление его позитивного влияния. Рассмотрение волевого компонента эмоциональной регуляции также позволяет лучше представить влияние целостной личности на регуляторные процессы. Рассмотрение эмоциональной и волевой сторон регуляции деятельности в единстве позволяет найти новые пути к анализу участия различных особенностей личности в этих процессах.

Изменение теоретической рамки и включение в нее эмоциональных и волевых регуляторных процессов в единстве позволяет открыть новое направление исследований и наполнить новым теоретическим и экспериментальным содержанием понятие эмоционально-волевой регуляции.

Особенно актуально рассмотрение эмоционально-волевой регуляции в аспекте социальной психологии, исследование взаимосвязи эмоционально-волевой регуляции родителей и детей опосредованной системой семейных отношений.

Для понимания некоторых аспектов связи эмоционально-волевой регуляции и педагогического мышления служит теория решения педагогических проблемных ситуаций М.М.Кашапова.

В главе анализируются подходы к изучению эмоциональной регуляции. И.А.Васильев, исследуя эмоциональные аспекты регуляции мыслительной деятельности в рамках теории мышления О.К.Тихомирова, использует термин мотивационно-эмоциональная регуляция. Мотивационно-эмоциональная регуляция рассмотрена И.А.Васильевым в контексте стадий мыслительной деятельности, таких как инициация, целеобразование, реализация. Выявлены механизмы этой регуляции на каждой стадии. В исследованиях И.А.Васильева показано, что мотивационно-эмоциональная регуляция связана с функционированием динамической смысловой системы. В качестве более общего понятия используется концепт смыслового управления, которое представляет собой подсистему управления наряду с подсистемой рационально-логического управления. На основе теоретического анализа и эмпирических данных показано, каким образом взаимодействуют эти две подсистемы управления на каждой стадии мыслительной деятельности. Возможно формирование двух различных динамических систем регуляции в зависимости от преобладания у субъекта деятельности внутренней либо внешней мотивации. Соответственно в зависимости от внутренней или внешней мотивации обнаруживаются различия в мотивационно-эмоциональной регуляции деятельности. Одним из механизмов смыслового управления являются интеллектуальные эмоции. Для понимания регулирующей роли эмоций И.А.Васильев использует понятие эмоциональной коррекции, введенное А.В. Запорожцем.

       В работах О.К.Тихомирова, В.Е.Клочко, И.А.Васильева высказывается предположение, что эмоции не просто являются регулятором деятельности наряду с планами, целями, гипотезами, но и выполняют функцию своеобразного «регулятора регуляторов». То есть они координируют возникновение и функционирование регуляторов деятельности. Эмоция, согласно данному подходу, приводит в действие «структуру саморегуляции». Целостный акт понимания рассматривается И.А.Васильевым как трехкомпонентный, состоящий из интеллектуальных эмоций, установок и содержания. Эмоции отражают динамическую сторону акта понимания, установки направляют действие, а содержание соответствует предметному аспекту. Единицей анализа, объединяющей все три аспекта, является смысл.

Подход И.А.Васильева близок к пониманию единства волевых и эмоциональных процессов. Эту близость можно предполагать из названия мотивационно-эмоциональная регуляция и использования в качестве единицы анализа смысла. Мотивационно-эмоциональная регуляция связана с динамической смысловой системой. Однако в данном подходе акцент сделан на рассмотрении единства интеллектуальных и эмоциональных процессов. Регулирующая функция эмоций рассмотрена на примере мыслительной деятельности. К рассмотрению единства волевых и эмоциональных сторон регуляции подошел также О.В.Дашкевич на примере рассмотрения регуляции индивидуальных форм спортивной деятельности, регуляции деятельности в экстремальных условиях.

В подходе О.В.Дашкевича раскрываются особенности эмоциональной регуляции общественно полезных видов деятельности на примере индивидуальной формы спортивной деятельности. Эмоции анализируются на личностном уровне психической регуляции деятельности и рассматриваются как специфическая субъективная форма деятельности и общения. Эмоциональный процесс рассматривается как процесс, преобразующийся в деятельности, приобретающий в ней новые формы. Эмоции объективируются в деятельности, являются компонентом ее структуры и участвуют в регуляции ее основных «единиц» - собственно деятельности, действий и операций. Эмоции так же связаны с мотивами, целями, задачами, средствами и результатами деятельности и с основными типами межуровневых отношений психологической структуры деятельности, такими как социально – психологические, собственно психологические и психо-физиологические отношения. О.В.Дашкевич выделяет личностный уровень эмоциональной регуляции деятельности, что предполагает включенность эмоций в механизмы направленности личности, самоконтроля, саморегуляции, уровня притязаний, целеполагания, целеосуществления. Эмоциональная регуляция раскрывается как целостное психическое образование, включающее аффективный, познавательный и волевой компоненты. Эти компоненты не рядоположенны и внешне связаны, а взаимоопосредуют друг друга. Концепт «эмоция», по сути, применяется к такого рода целостным психическим образованиям, в которых аффективный компонент выражен более отчетливо. На уровне деятельности в исследовании изучались особенности мотивации и самооценки. Подтверждены положения о мотивирующей функции эмоций. Развиты некоторые положения о влиянии личностных особенностей на эмоциональную регуляцию, изучавшиеся ранее в исследованиях О.В. Овчинниковой, Е.Е.Насиновской, Н.И.Наенко и др.

О.В.Дашкевич вслед за Б.Г.Ананьевым, С.Л.Рубинштейном, Л.И.Божович, В.С.Мерлиным, Л.С.Славиной, И.И.Чесноковой, Г.С.Сухобской и др. подчеркивает связь самооценки, а следовательно, и эмоциональной регуляции с социальными, общественными отношениями, социальным взаимодействием. Таким образом, проблема помещается в фокус рассмотрения социальной психологии. Развитие эмоциональной регуляции предполагает включение эмоций в предметное содержание общественно-полезной деятельности. В результате такого включения содержание социальных норм интериоризуется в структуру эмоциональной регуляции.

В работах О.В.Дашкевича эмоции, рассматриваясь в связи со структурными компонентами деятельности, исследованы на примере деятельности с широкой представленностью двигательных задач, соответствующих им двигательных операций и вегетативных функциональных систем. Намечены ориентиры рассмотрения эмоциональной и волевой регуляции в тесной взаимосвязи. Вместе с тем, акцент сделан на рассмотрении структуры именно эмоциональной регуляции. Эмоциональная регуляция изучена преимущественно в спортивной деятельности, индивидуальной ее форме. Эмоциональная регуляция рассмотрена в экстремальных условиях. Остаются открытыми многие вопросы взаимосвязи эмоциональных и волевых проявлений, формирования эмоционально-волевой регуляции в семье, возможности использования мотивационно-результативных методик при изучении регуляции различных форм общественно полезной деятельности школьников, оптимальной тактики целеполагания в связи с эмоциями уверенности-сомнений, связи параметров уверенности-сомнений с различными личностными особенностями.

В результате теоретического анализа показано, что эмоции в современных подходах (Sherer и др.) рассматриваются как комплексное явление, включающее волевую составляющую.

Дается анализ основных подходов к пониманию стресса и рассматривается взаимосвязь и различия понятий стресса и волевых усилий на основе подхода к стрессу Perre и Reicherts.

В подходе Zimmerman процессы саморегуляции, близкие по смыслу некоторым трактовкам воли, рассматриваются с социально – психологических позиций. Понятие саморегуляции связывается с понятием мотивации и раскрывается Zimmerman как метакогнитивная, мотивационная и поведенческая активность, направляющая субъекта к достижению цели. Теория Zimmerman получила название социально – когнитивной теории саморегуляции и мотивации.

Как и в отечественной литературе, зарубежные авторы больше говорят о взаимодействии и единстве когнитивных и эмоциональных процессов. Согласно подходу Zajonc, эмоции и когнитивные процессы представляют собой две независимые системы. Согласно Lazarus, Folkman, Perre и Reicherts, когнитивная оценка неразрывно связана с эмоциональным процессом и представляет собой его компонент. Когнитивная оценка «запускает» эмоциональный процесс и определяет его качество, но не прекращается по мере развертывания эмоции. В главе рассмотрен вопрос о соотношении волевых и эмоциональных проявлений в рамках стрессового эпизода. Включенность волевого компонента в процесс переживания и преодоления стрессовой ситуации в подходе Perrre и Reicherts можно констатировать благодаря тому, что копинг стресса в основном носит характер осознанного процесса, регулируется сознательно поставленной целью. Если понимать волевой процесс в широком значении этого термина, как произвольность, то копинг входит в понятие волевой регуляции. Более узкое понимание воли как процесса преодоления трудностей и препятствий на пути достижения цели или как процесса произвольного изменения мотивации тоже соотносится с копингом. Копинг может быть связан с преодолением трудностей либо с потребностью индивида восполнить недостаток мотивации. В зарубежной психологии понятие воли развивается, в частности, в рамках исследований локуса контроля личности. В этом случае волевой компонент включается в модель стресса Perre и Reicherts посредством такой переменной, как контролируемость стрессогенной ситуации, рассмотренная с субъективной стороны. В основном эта переменная связана с локусом контроля личности.

В модели Scherer волевой компонент включен непосредственно в структуру эмоции наряду с когнитивным компонентом, так как функцией мотивационных тенденций является подготовка к действию, а функцией моторной экспрессии – взаимодействие между интенцией и реакцией. Таким образом, два из пяти компонентов эмоции по Scherer непосредственно связаны с регуляцией действия, и в случае, если эта регуляция осуществляется в затрудненных условиях либо в условиях недостатка мотивации, с волевой регуляцией. Косвенно связан с волевой регуляцией и пятый компонент эмоции – субъективные переживания, так как этот компонент по Scherer имеет функцию контроля интеракций между внутренним состоянием организма и средой.

       Теоретический анализ, приведенный в главе, позволяет очертить проблемное поле исследования.

Во второй главе «Методология и основные процедуры исследования эмоционально-волевой регуляции деятельности в социальном взаимодействии» на основе анализа состояния проблемы излагаются методологические процедуры и методы проведения исследования.

Теоретико-методологические положения, сформулированные в данном разделе, ориентируют на изучение эмоционально-волевой регуляции с учетом объективно-психологических показателей, таких, например, как результаты деятельности.

Приводятся характеристики авторской методики диагностики компонентов эмоционально-волевой регуляции (ВКЛ).

Опросник ВКЛ разработан нами для диагностики выраженности эмоционально-волевых особенностей личности в возрасте от 11-ти до 55-ти лет. Он может применяться как в исследовательских целях, так и для решения практических задач. Целью разработки методики было создание надежного инструмента диагностики эмоционально-волевой регуляции деятельности, пригодного для исследований, охватывающих большой круг испытуемых и учитывающего направленность регуляторных процессов на область социального взаимодействия.

Раскрываются ограничения ретроспективных методов. Обосновывается целесообразность применения наряду с ретроспективными методами методологии, основанной на структурированном самонаблюдении за проявлениями эмоционально-волевой регуляции в условиях реального социального взаимодействия. Дается описание особенностей авторской методической процедуры структурированного самоанализа волевых эпизодов (ССВЭ), с помощью которой фиксируется более 20 эмоциональных параметров. Обосновывается методический принцип разделения регуляторного процесса на эпизоды, реализуемые в повседневном социальном взаимодействии субъекта. Метод совмещает в себе возможности количественного и качественного анализа исследуемой реальности, что позволяет наряду с применением статистических процедур производить содержательную оценку ситуации, эффективности эмоционально-волевой регуляции, ее динамики в конкретных обстоятельствах, соотношения различных ее компонентов.

Для оценки эмоционально-волевой регуляции в семейном социальном взаимодействии нами была переведена, адаптирована и согласована с автором батарея тестов М.Перре. Тестовая батарея содержит субтесты, фиксирующие различные поведенческие реакции родителей в ситуации наказания ребенка, частоту применения наиболее распространенных в практике семейных наказаний по отношению к детям и самим родителям в их детские годы, толерантность родителей по отношению к поведению ребенка, причины, которые побудили к наказанию, защитные реакции, эмоциональные проявления родителей, представления об эмоциональных проявлениях партнера по браку, удовлетворенность различными сферами семейной жизни, эмоционально-волевые проявления детей. В общей сложности параметры семейных отношений измерялись более чем по 236 пунктам, сгруппированным в 14 субтестов.

Раскрываются особенности применения метода лабораторного эксперимента, моделирующего существенные характеристики эмоционально-волевой регуляции на примере мотивационно-результативных методик МР-1 и МР-2 О.В.Дашкевича.

Ретроспективные методы, методы структурированного самонаблюдения в полевых условиях, фиксирующие параметры эмоционально-волевой регуляции непосредственно в момент осуществления усилия, процедура лабораторного эксперимента позволяют разносторонне рассмотреть изучаемое в работе явление и сопоставить полученные данные. Применение различных процедур получения экспериментальных данных повышает надежность полученных выводов.

В третьей главе «Эмпиричесий анализ структуры эмоционально-волевой регуляции деятельности» эмпирическим путем выявляются основные компоненты структуры личностных особенностей, обеспечивающих эмоционально-волевую регуляцию деятельности. Для анализа структуры эмоционально-волевой регуляции в подростковом возрасте используются наблюдение и экспертная оценка «деятельностных», поведенческих проявлений этой регуляции, а затем «деятельностные» проявления соотносятся с совокупностью личностных особенностей, диагностируемых с помощью тестов. Для выявления структурных компонентов регуляции используется корреляционный анализ и метод Л.К.Выханду.

Показано, что в структуре эмоционально-волевой регуляции представлен широкий спектр личностных и социально-психологических особенностей. Эмоционально-волевая регуляция связана с социальным взаимодействием в группе учащихся, социально-психологическим статусом испытуемых. В структуре эмоционально-волевой регуляции представлен блок, отражающий ответственность личности и ее направленность. Эмоционально-волевая регуляция высокого уровня в подростковом возрасте связана с силой процесса торможения и подвижностью нервных процессов. Наиболее тесную связь с личностными показателями имеет блок деятельностных показателей, связанный с ответственностью и результативностью деятельности. Выявление структурных компонентов регуляции зависит от характера заложенных в основу анализа показателей. Для преодоления данного ограничения было предпринято выделение структурных показателей эмоционально-волевой регуляции с помощью анализа семантического сходства. Испытуемые выбирали прилагательные, характеризующие волевого и безвольного человека, из списка 1342 прилагательных. Наиболее часто отбираемые прилагательные подвергались факторному анализу. Было выявлено, что эмоционально-волевая регуляция представляет собой систему, имеющую четкий и психологически понятный компонентный состав.

В структуру волевой регуляции включен эмоциональный компонент, выраженный прилагательными активный, жизнедеятельный, энергичный, оптимистичный, бессильный, депрессивный. Кроме того, если принять во внимание выделение О.В.Дашкевичем эмоций уверенности-сомнений, то эмоциональную составляющую имеет компонент, выражающийся прилагательными уверенный решительный, нерешительный, неуверенный, колеблющийся, сомневающийся.

Кроме того, в структуру эмоционально-волевой регуляции вошел фактор, характеризующий стабильность личности, ее способность выполнять обязательства по отношению к реализуемой деятельности и другим людям. Этот фактор характеризуется прилагательными ответственный, обязательный, безответственный, ненадежный, ветреный, безалаберный. Этот фактор близок по содержанию к понятию морально-нравственной сферы личности, но не совпадает с ним полностью. Можно было бы сказать, что это реализация морально-нравственной сферы, ее преломление применительно к деятельности и социальному взаимодействию. Проведенный анализ как бы «вычерпывает» из понятия морально-нравственной сферы определенный компонент, сочетающийся с понятием воли. Этот компонент функционален, связан с реализацией деятельности и обеспечением ее устойчивости, стабильности. Кроме того, этот фактор имеет социально-психологическое звучание. Ответственность, обязательность – это также способность выполнять обязательства, принятые перед группой, перед другими людьми. Эти качества связаны с социальным взаимодействием.

Особенно явно направленность регуляции на социальное взаимодействие видна в факторе, названном нами инициативностью по одному из входящих в него прилагательных. Этот фактор включает в себя такие параметры, как ведущий, влиятельный, характеризующие лидерские тенденции. В этом же факторе содержатся такие прилагательные, как деятельный, деловой, пассивный, ленивый, бездеятельный. Можно сказать, что инициативность, составляющая, с нашей точки зрения, ядро рассматриваемого фактора, может быть реализована в направлении деятельности и в направлении других людей, взаимодействия в социуме. Это две тесно взаимосвязанные грани инициативности, во многом связанные с лидерскими тенденциями. Такая социально-психологическая грань рассматриваемого явления, как лидерство проявляется и в факторе самостоятельности, включающем такие параметры, как зависимость, управляемость, склонность повиноваться на противоположном самостоятельности полюсе.

Лидерские тенденции при анализе проявлений безвольного человека даже выделились в отдельный фактор, состоящий из таких характеристик, как податливый, уступчивый, доверчивый, безотказный и ведомый.

Фактор решительности включает такие прилагательные, как уверенный, решительный, нерешительный, неуверенный, колеблющийся, сомневающийся. Этот фактор почти целиком связан с процессом принятия решения. Видна тесная связь процесса принятия решения с уверенностью. Как мы уже отмечали выше, этот фактор, вероятно, имеет выраженный эмоциональный компонент. Известно, что уверенность имеет довольно явную эмоциональную составляющую.

Фактор, названный нами выдержкой и включающий такие характеристики, как выдержанный, терпеливый, благоразумный, самоуправляемый, невыдержанный, с нашей точки зрения характеризует направленность эмоционально-волевой регуляции «внутрь», на самого субъекта деятельности. Он также имеет тесную связь с эмоциями. В литературе по психологии воли он предстает как способность субъекта регулировать свои эмоциональные состояния. Нами был осуществлен теоретический анализ этого направления, когда мы рассматривали выше самосубъектный характер эмоционально-волевой регуляции.

Фактор, обозначенный нами как настойчивость, включает такие характеристики, как твердый, боевой, стойкий, настойчивый, ненастойчивый, нестойкий, слабый, свободный. В данном случае речь идет о направленности эмоционально-волевой регуляции на реализацию деятельности и общения, социального взаимодействия. Иными словами, о направленности регуляции вовне.

Направление усилий задается фактором целенаправленности, содержащим такие характеристики, как целеустремленность, упорство и не целеустремленность.

Характеристики волевого человека включают и отдельные элементы когнитивной сферы, такие как, например, здравомыслящий, думающий. Очевидно, что это специфические оттенки когнитивной сферы, имеющие отношение к волевым параметрам и близкие по смыслу к понятиям самоконтроля, произвольности.

Последняя из выделенных факторным анализом групп прилагательных включает в себя внимательность, собранность, непоколебимость, несгибаемость и в основном характеризует способность субъекта к произвольной концентрации на объекте.

Дальнейший анализ структуры эмоционально-волевой регуляции, проведенный при помощи серии корреляционных исследований, расширил наши представления об эмоциональной стороне эмоционально-волевой регуляции и о ее более широкой личностной основе и включенности в процессы социального взаимодействия. Эмоционально-волевая регуляция имеет некоторые биологические основания. В наших исследованиях выявлены положительные сильные (от r= o.40, до r=0.74) связи с эргичностью, пластичностью, темпом и отрицательные (в диапазоне от r=– 0.48 до r= - 0.54) - с эмоциональной чувствительностью, определяемыми с помощью методики ОСТа В.М. Русалова. Параметры эмоционально-волевой регуляции измерялись как в пространстве Q данных, так и в пространстве L данных.

Корреляционное исследование с применением методик Р.Б.Кеттелла (14PF, 16PF), Г.Айзенка, Ю.Куля, ВКЛ (n=201) показало, что волевые и эмоциональные характеристики тесно переплетены, в то время как корреляции с фактором В (интеллект) отсутствуют. Испытуемые с высокими показателями по методике ВКЛ эмоционально устойчивы, активны, энергичны (F+), не тревожны и не склонны к чувству вины (О-), мало восприимчивы к угрозе (Н+), хорошо контролируют свои эмоции (Q3+), не фрустрированы (Q4-), имеют тенденцию к экстраверсии и низкий нейротизм. Показатели по методике ВКЛ положительно коррелируют с ориентацией на действие по методике Ю.Куля, что означает высокую продуктивность на фоне низкой эмоциональной напряженности и со шкалой контроля за действием при неудачах.

Корреляции шкал опросника ВКЛ с параметрами, фиксируемыми опросником Х.Белла (адаптация А.А.Рукавишникова и М.В.Соколовой) демонстрируют отчетливые положительные связи со шкалой b (здоровье), с (субмиссивность), d (эмоциональность) и отрицательную связь со шкалой е (враждебность).

Корреляционный анализ свидетельствует о тесном взаимодействии волевых и эмоциональных сторон регуляции деятельности. Анализ показывает, что на эмпирическом уровне затруднительно разделить эти стороны. В то же время достаточно ясно выделяются особенности эффективной и неэффективной эмоционально-волевой регуляции деятельности, что открывает перспективы для коррекционной и развивающей психолого-педагогической работы.

Исследование личностных оснований эмоционально-волевой регуляции при помощи теста диагностики самоотношения С.Р.Пантелеева позволяет утверждать, что у испытуемых с высоким уровнем развития эмоционально-волевой регуляции оно позитивно. Многочисленные значимые корреляционные связи различных шкал методики ВКЛ и теста самоотношения непротиворечивы. Испытуемые с высоким уровнем регуляции менее внутренне конфликтны, не склонны к интрапунитивным реакциям, обладают интернальным локусом контроля. Еще одной существенной особенностью испытуемых с высоким уровнем развития эмоционально-волевой регуляции является более высокий индекс субъективного благополучия. Корреляция с общим баллом по методике ВКЛ равна 0.43. Наиболее тесна связь со шкалой энергичности, которая отражает в основном эмоциональные аспекты эмоционально-волевой регуляции. Коэффициент корреляции равен 0.66.

В четвертой главе «Исследование динамики эмоционально-волевой регуляции в подростковом и юношеском возрасте» рассматриваются возрастные изменения эмоционально-волевой регуляции деятельности.

Для изучения выбран подростковый возраст – возраст интенсивного формирования волевой регуляции (Л.И.Божович, Т.И.Шульга, О.В.Дашкевич и др.) и возраст, когда группа сверстников имеет большое значение для развития. Выявленные тенденции подтверждены на примере юношеского возраста и ранней взрослости. Исследование проводилось методом поперечных срезов и затрагивало учащихся с 6 по 11 класс и студентов университета с 1 по 5 курс. Общее количество испытуемых – 1211.

Исследованиями установлены следующие тенденции в изменении различных компонентов эмоционально-волевой регуляции. Самостоятельность последовательно увеличивается от 6 к 11 классу. Эта же тенденция сохраняется и в студенческом возрасте. Средние значения показателя самостоятельности изменяются с 12.7 в шестом классе до 14.1 на 5 курсе университета. Тенденция проявляется достаточно отчетливо, подтверждая данные Т.И.Шульги и А.В.Быкова о росте самостоятельности в подростковом возрасте, и существенно дополняет их за счет расширения возрастного диапазона.

Возрастная динамика ответственности неравномерна. В подростковом возрасте она снижается с 16.3 в 6 классе до 14.7 в 11. Наибольшее снижение имеет место в 9 классе (13.8). Начиная с 7 класса и до 5 курса университета показатель ответственности не имеет значимых различий. Он стабильно ниже, чем в начальной точке возрастного диапазона. Несмотря на то, что подростки имеют необходимые личностные предпосылки для осуществления действий, за которые они несут моральную и дисциплинарную ответственность (В.В.Давыдов), и на то, что усложнение учебной деятельности в среднем школьном возрасте способствует росту ответственности (Л.И.Божович), показатель ответственности может не изменяться или, как видно из результатов нашего исследования, снижаться, если не проводить целенаправленную работу по формированию ответственного поведения.

Показатель внимательности, характеризующий степень овладения этим процессом, в целом имеет положительную динамику в рассматриваемом возрастном диапазоне и увеличивается с 12.6 в начальной его точке до 14.7 в конечной, обнаруживая значимые различия. Динамика неустойчива в 6, 7 и 8 классах, а затем стабилизируется на более высоком уровне, чем в начальной точке исследованного возрастного диапазона. Можно сказать, что наши данные в основном согласуются с литературными. Вместе с тем, данные уточнены, выявлены возрастные границы, в которых показатель неустойчив.

Целеустремленность практически не изменяется с возрастом и имеет показатели 18.6 в 6 классе и 18.0 на 5 курсе университета. Единственное установленное изменение – это значимое снижение целеустремленности в 7 и 8 классах.

Энергичность не изменяется на протяжении всего возрастного диапазона. Ее показатель, равный 19.7 в шестом классе и 18.5 на 5 курсе университета, не имеет значимых различий ни в одном из 11 сравниваемых возрастов.

Сходную динамику имеет инициативность. Показатель этого параметра, равный 15.2 в 6 классе, остается на уровне 15.1 в верхней точке возрастного диапазона. Значимых различий также не обнаружено ни в одном из 11 возрастных срезов.

Очень слабая возрастная динамика у такого качества, как выдержка. Показатель, равный 18.1 в 6 классе остается без значимых изменений на уровне 17.5 на 5 курсе университета. Обнаружены небольшие колебания показателя, например, его небольшое снижение в отрезке от 6 к 8 классу и последующее увеличение к 10 классу, которые не меняют общей тенденции.

Показатель настойчивости также в основном стабилен. В начальной точке возрастного диапазона его значение составляет 11.8, а в конечной – 12.0. Небольшие колебания не достигают значимого уровня ни в одном из сравниваемых возрастов.

Решительность значимо не различается. Начальный уровень – 13.2 – конечный - 11.7. Показатель стабилен на протяжении всего возрастного диапазона.

Стабильность обнаруживает и общий показатель развития эмоционально-волевой регуляции. В начальной точке возрастного диапазона его значение равно 136.8, а в конечной – 135.0.

Таким образом, несмотря на положительную динамику отдельных параметров эмоционально-волевой регуляции, в целом можно заключить, что без специально организованной психолого-педагогической работы она развивается незначительно. Выводы о том, что сама по себе включенность в учебную деятельность обеспечит становление эмоционально-волевой регуляции, чрезмерно оптимистичны. Необходимы изменения, оптимизация параметров учебной деятельности для придания ей развивающего эффекта. Кроме того, требуются целенаправленные развивающие и формирующие психолого-педагогические воспитательные усилия для обеспечения положительной динамики и включенности регуляторных процессов в социальное взаимодействие.

В пятой главе «Исследование проявлений эмоционально-волевой регуляции в аспекте эффективности деятельности и социального взаимодействия» излагаются основные итоги реализации исследовательской программы лабораторно организованного социального взаимодействия и анализа волевых усилий в условиях реального социального взаимодействия при помощи метода структурированного самоанализа волевых эпизодов.

Исследование эмоционально-волевой регуляции методом лабораторно организованного социального взаимодействия с помощью методик МР-1 и МР-2 О.В.Дашкевича показало, что уверенность в успехе на различных этапах процесса и в различных экспериментальных ситуациях представляет собой единый параметр. Уверенность в ситуации успеха; неуспеха; успеха; следующего за неудачей; уверенность в задачах различной степени трудности коррелируют между собой.

Уверенные в успехе испытуемые начинают деятельность в экспериментальной ситуации с задачи меньшей трудности и совершают большее число попыток в ситуации успеха 1. Такая же тенденция выявилась и в отношении ситуации успеха 2. Выявлена наиболее благоприятная с точки зрения эмоционально-волевой регуляции тактика целеполагания, обеспечивающая наибольшую уверенность в успехе, продуцирующая эмоции радости. Эта тактика оправдывает себя в ситуации неуспеха, приводя к проявлению большей настойчивости (большее количество попыток для преодоления ситуации неуспеха). Личностные особенности, связанные с данной тактикой целеполагания, - эмоциональная устойчивость (С+), самоконтроль (Q3+), беспечность (F+), низкая выраженность эмоций гнева. В обнаруженных факторах видна тенденция. Они отражают различные стороны эмоциональности. С одной стороны, обнаруженная в исследовании тактика целеполагания способствует проявлению уверенности и положительных эмоций; с другой стороны, она сама возникает на фоне определенных эмоциональных особенностей субъекта. Исследование ошибок памяти в ситуации успеха и неуспеха обнаруживает, что их больше в ситуации неуспеха. Выявленный факт согласуется с данными, которые отмечают П.Фресс и Ж.Пиаже. Ошибки памяти в данном случае помогают эффективной эмоционально-волевой регуляции. Уверенность в успехе положительно связана с временными характеристиками психомоторики и с рядом личностных параметров. Уверенные по результатам экспериментальной процедуры испытуемые более эмоционально стабильны (С+), настойчивее преодолевают препятствия, доводят до конца начатое дело (Q3+), обладают большей эмоциональной теплотой (А+) и интернальным локусом контроля.

Оптимальная стратегия целеполагания в ситуации неуспеха связана также с уверенностью испытуемого. Личностные факторы, обеспечивающие эту стратегию, таковы – теплота (А+), самостоятельность (Q2+), интернальный локус контроля в области достижений. Параметр количества попыток в ситуации неуспеха связан с эффективностью учебной деятельности (r=0.31).

Параметры, выявляемые в процедуре лабораторного эксперимента, рассматривались в связи с эффективностью учебной деятельности учащихся. При исследовании связей эффективности учебной деятельности и личностных параметров было обнаружено, что положительные корреляционные связи имеют такие факторы, как теплота (А+), эмоциональная устойчивость (С+), самостоятельность (Q2+) и интернальность. Эти факторы оказались теми же, что и выявленные в ситуации лабораторного эксперимента, как связанные с уверенностью в успехе.

Как показали результаты лабораторного эксперимента, эмоциональные и волевые параметры в регуляции конкретной деятельности выступают в тесном единстве. Они образуют определенные сочетания, блоки, влияющие на те или иные аспекты деятельности и на ее результативность. При анализе поведения испытуемого в конкретном виде деятельности или конкретном типе ситуаций, например, в ситуации повторяющегося неуспеха трудно выделить отдельно эмоциональную и отдельно волевую составляющие регуляции. Эти стороны имеют тесные связи и взаимно обусловлены.

Исследование при помощи структурированного анализа проявлений эмоционально-волевой регуляции в полевых условиях привело к следующим результатам (количество исследованных эпизодов – 151). Наиболее выраженной эмоцией, сопровождающей волевое усилие, является интерес. Средняя выраженность этой эмоции (9.4) превышает выраженность эмоций радости (6.9), удивления (5.7), горя (6.7), гнева (5.1), отвращения (4.4), презрения (4.5), страха (4.2), стыда (4.4), вины (6.2). Эти данные подтверждаются еще одним исследованием, в котором выраженность перечисленных эмоций рассматривалась в связи с выраженностью волевых качеств по методике ВКЛ. Получены значимые положительные корреляции волевых качеств и общего балла с эмоцией интереса и отрицательные – с выраженностью эмоций горя, гнева, стыда и вины. Выраженность эмоции радости положительно коррелирует с энергичностью, инициативностью и решительностью. В общей сложности в рамках данного исследования получены 37 значимых корреляции эмоций по шкале К.Изарда и волевых качеств личности по ВКЛ. Данные подтверждаются с помощью метода контрастных групп, с помощью которого обнаружены значимые различия между волевыми и безвольными испытуемыми по методике ВКЛ по выраженности эмоций интереса, радости, горя, гнева, стыда.

Исследование с помощью метода ССВЭ показало, что волевые усилия дифференцируются в зависимости от характера сопровождающих их эмоций. Отчетливо выделяются две их разновидности. Во-первых, волевое усилие с преобладанием эмоций интереса и радости. Во–вторых, волевое усилие с преобладанием эмоции горя или эмоции горя в сочетании с некоторыми другими отрицательными эмоциями, такими, например, как гнев, вина. Эмоции являются индикаторами эффективности волевых усилий.

Анализ с помощью метода ССВЭ выявил индивидуальные различия между испытуемыми в зависимости от эмоциональной составляющей волевого усилия.

Данные показывают, что в механизме волевой регуляции, понимаемом как произвольное изменение мотивации (В.А.Иванников), существует важный эмоциональный компонент. Именно эмоция интереса способна, по мнению К.Изарда, усиливать побуждения, включая основные потребности.

Функциональные психические состояния, включенные в процесс эмоционально-волевой регуляции, обладают количественными отличиями и качественной спецификой в зависимости от вида и эффективности эмоционально-волевой регуляции. Функциональные психические состояния, характеризующиеся высокими показателями уровня бодрствования, мотивации оценки успеха и настроения, являются условием ее эффективности. Качественные отличия функциональных психических состояний, характерных для неэффективной эмоционально – волевой регуляции, заключаются в более слабой интегрированности компонентов состояния, в первую очередь, за счет слабой интегрированности в общую структуру такого компонента, как уровень бодрствования.

Метод ССВЭ позволяет не только исследовать особенности эмоционально-волевой регуляции деятельности, но и корректировать недостатки ее развития. В данном случае коррекция основана на углубленном анализе индивидуальных особенностей испытуемого и динамики эмоционально – волевой регуляции, разделенной на дискретные единицы (эпизоды), включенные в реальное социальное взаимодействие. Являясь систематическим самоанализом, процедура не только дает разнообразную информацию для проведения индивидуальных консультаций, но и сама по себе играет терапевтическую роль. Данный вид коррекционной работы дополняет работу с малой группой.

Исследования, проведенные с помощью различных методов, приводят к сходным результатам в том отношении, что всегда обнаруживаются очень тесные связи между эмоциональной и волевой сторонами регуляции деятельности. Эти связи настолько выражены и многочисленны, что можно говорить об эмпирическом подтверждении целостности эмоционально-волевой регуляции деятельности.

Учет эмоциональной составляющей этого механизма позволяет увидеть новые возможности объяснения участия целостной личности в процессе волевой регуляции.

В шестой главе «Типы эмоционально-волевой регуляции деятельности» приводятся характеристики групп испытуемых с различными соотношениями компонентов эмоционально-волевой регуляции, выделенных методом семантического сходства.

Кластерный анализ, проведенный на выборке 635 человек, исследованных при помощи методики ВКЛ, выявил наличие групп (типов) испытуемых с различными соотношениями компонентов эмоционально-волевой регуляции деятельности.

Кластерный анализ в целом разделил испытуемых на группы по выраженности совокупности волевых качеств. Выделились группы с низким, средним и высоким уровнем всех 9 сторон регуляции, отражаемых тестом. В коррекции в данном случае нуждаются испытуемые, демонстрирующие низкий уровень выраженности всех компонентов эмоционально-волевой регуляции (средние значения в стенах варьируют от 1 до 3). Более глубокий анализ индивидуальных случаев показал, что у этой категории учащихся, как правило, низкие результаты в учебной деятельности. Они пассивны в установлении социальных контактов, не способны отстаивать свою точку зрения, особенно в ситуациях, связанных с конфликтом, напряжением. Самооценка низкая. Помимо горизонтального «расслоения», кластерный анализ выделил группы испытуемых с недостаточным уровнем развития отдельных сторон эмоционально-волевой регуляции на фоне высокой или средней выраженности остальных сторон. Профили в этом случае демонстрируют «выпадения» либо «пики» отдельных качеств, порождающие определенные диспропорции в функционировании целостного механизма эмоционально-волевой регуляции.

Примером такого рода диспропорций является выраженная ответственность при низких значениях остальных показателей по методике. В результате при достаточно высокой значимости результатов деятельности у испытуемого нет необходимого волевого ресурса для его достижения. Данный профиль также был обнаружен нами при рассмотрении группы больных с диагнозом тревожно-депрессивное расстройство и астено-невротическое расстройство. Были выявлены различия по параметру ответственности. Ответственность больных неврозом оказалась значимо выше на фоне значимо более низких значений выраженности остальных показателей, таких как энергичность, решительность, настойчивость и др. Кластерный анализ выявил аналогичную группу среди здоровых испытуемых. Как правило, в этой группе рассматриваемая диспропорция не столь велика, как в группе больных неврозом, но наблюдаются некоторые общие черты. Анализ отдельных случаев показал, что у таких испытуемых повышенная тревожность (фактор О методики 16 PF, шкала Дж.Тейлор), фрустрированность (фактор Q4), ригидность (фактор Q1) и подозрительность (фактор L).

Другая диспропорция, связанная с ответственностью, состоит в том, что она выражена слабо на фоне высокой выраженности остальных качеств. Следующая диспропорция, проявившаяся в результате кластерного анализа, заключается в очень низкой выраженности решительности на фоне высокого или среднего уровня развития остальных волевых качеств.

Следующая диспропорция характеризуется высоким показателем энергичности и низким – выдержки при средних или выше среднего показателях выраженности остальных качеств. В данном типе испытуемые обладают яркой эмоциональностью, высокой энергетикой, которую труднее контролировать. Вероятно, именно этот тип испытуемых породил в литературе по психологии воли дискуссию о том, что за сильную выдержку можно ошибочно принять слабость побуждений. Обобщая данные рассуждения, можно сказать, что за ними стоит идея относительной оценки выдержки и самоконтроля в зависимости от силы побуждений субъекта. Наши данные показывают, что дело не только в силе мотивации, но и в эмоциональности, особенностях темперамента, энергетики. С нашей точки зрения, целесообразнее рассматривать эмоциональные и волевые качества в единстве. Речь скорее идет о типе личности или, во всяком случае, о типе эмоционально-волевой регуляции.

Еще одна диспропорция заключается в низком показателе целеустремленности на фоне среднего или даже высокого уровня развития остальных волевых качеств. В данном случае испытуемые инициативны, энергичны, деятельны, способны брать на себя ответственность, проявлять настойчивость. Но у них отсутствует целевая перспектива, особенно дальняя. Они реализуют скорее ближние, ситуативные цели и могут действовать противоречиво. Еще один диспропорциональный тип регуляции связан с недостаточным развитием инициативности на фоне высокого или среднего уровня развития остальных волевых качеств. Данный тип характеризуется сформированностью основных компонентов регуляции, но слабым участием регуляторных процессов в социальном взаимодействии.

Можно сказать, что существуют различные соотношения компонентов эмоционально-волевой регуляции. Некоторые из этих соотношений носят характер диспропорций, снижающих эффективность деятельности и приносящих ощущение субъективного неблагополучия. Эти диспропорции нуждаются в коррекции. Эмоционально-волевая регуляция осуществляется целостной личностью. Эмпирический анализ диспропорций обнаруживает близость некоторых из них к типам личности, темперамента, характера, нашедшим отражение в психологической литературе. Рассмотрение вопроса с позиций соотношения различных компонентов системы эмоционально-волевой регуляции позволяет нам более четко диагностировать и более детально анализировать затруднения испытуемых в осуществлении деятельности и в социальном взаимодействии. Тип испытуемых с высокой выраженностью всех компонентов эмоционально-волевой регуляции позволяет ясно представить позитивный полюс в изучаемой реальности.

В главе 7 «Эмпирическое исследование взаимосвязи параметров эмоционально-волевой регуляции и социального взаимодействия в семье» приводятся результаты исследований эмоционально-волевой регуляции воспитательного поведения и деятельности родителей в условиях семейного взаимодействия. Выборка составляет 502 испытуемых, имеющих детей в возрасте до 16 лет,- для батареи тестов М.Перре; 180 человек - для батареи тестов М.Перре в совокупности с методикой ВКЛ. В основном исследуются психолого-педагогические ситуации, связанные с применением наказания, в том числе физического, так как именно они наиболее вероятно ведут к диспропорциям эмоционально – волевой регуляции.

В исследовании получен большой массив данных, сгруппированный по трем уровням. На первом уровне исследуются взаимосвязи эмоционально-волевой регуляции у родителей и параметров семейного взаимодействия. На втором уровне – взаимосвязи параметров семейного взаимодействия и поведенческих особенностей детей, ряд из которых отражают особенности эмоционально-волевой регуляции. На третьем уровне рассматривается такой элемент взаимодействия, как  практики наказания в семье родителей взрослых испытуемых в связи с эмоционально-волевой регуляцией и параметрами семейного взаимодействия у этих испытуемых. Таким образом, в некоторых случаях оказалось возможным рассмотреть, как те или иные особенности эмоционально-волевой регуляции передаются от родителей к детям, опосредуясь системой семейного взаимодействия.

В исследовании установлено, что супруги с более высоким уровнем развития эмоционально-волевой регуляции более удовлетворены семейным взаимодействием. Вывод сделан на основе полученных 38 значимых корреляционных зависимостей, 30 из которых значимы на уровне 0.01 %.

Супруги с выраженными волевыми качествами не склонны к переживанию печали, подавленности, тревожности. Они чаще испытывают эмоцию радости. Результат подтверждается многочисленными корреляциями, значение которых по абсолютной величине доходит до 0.47. В совокупности с данными, полученными нами в совместном российско–швейцарском исследовании, этот вывод означает, что волевые испытуемые реже наказывают детей и параметр, опосредующий эту связь, – эмоциональный.

Супруги с выраженными волевыми качествами склонны чаще приписывать своему партнеру по браку эмоции радости. Это может быть следствием как реального положения дел, так и атрибутивным феноменом.

Родители с выраженными волевыми качествами склонны в большей степени применять такие способы наказания, как демонстрация ребенку своего огорчения и требование извинений, чем физические наказания. Вывод получен на основе 37 значимых корреляционных связей волевых качеств с поведением родителей в различных воспитательных ситуациях.

Выраженность волевых качеств у родителей непосредственно коррелирует с некоторыми особенностями поведения ребенка. Дети таких родителей не склонны переживать подавленность, более активны, лучше контролируют себя.

В исследованиях обнаружено, что частота наказаний влияет на поведенческие проявления детей, на некоторые особенности эмоционально-волевой регуляции их деятельности. Частые физические наказания связаны с проявлениями у детей синдрома дефицита внимания и гиперактивности. Частые физические наказания приводят к тому, что дети менее активны и хуже контролируют свои эмоции. Им сложнее довести до конца начатое дело. Вывод основывается на анализе 49 значимых корреляционных зависимостей между частотой применения родителями наказаний в различных ситуациях и различными поведенческими проявлениями детей. Дети, которых чаще физически наказывают, действуют менее обдуманно, заторможены и плохо спят.

Частые наказания, применяемые к ребенку, отрицательно влияют на формирование у него ответственности за свое поведение. В пользу этого вывода мы получили 9 корреляций из 12 возможных, две из которых значимы на уровне 0.01%.

В наибольшей степени (по сумме корреляций) на поведение ребенка влияют такие виды наказаний, как «сердиться», «отшлепать» и «давать оплеуху». Влияние такого вида наказания, как «сердиться» амбивалентно. Влияние таких видов наказания, как «отшлепать» и «дать оплеуху» отрицательно. Частота употребления наказания «отшлепать» сочетается с такими особенностями, как возбуждение, чрезмерная активность, уступчивость, низкое уважение со стороны сверстников, трудность сосредоточения, порча чужих вещей и не доведением задуманного до конца. Частота употребления наказания «дать оплеуху» сочетается с низкой уступчивостью, низкой способностью сострадать, отсутствием товарищей по игре, низким уважением со стороны сверстников, низкой активностью и неспособностью довести до конца задуманное.

Полученные нами результаты говорят о том, что низкая толерантность родителей к поведению ребенка негативно сказывается на его поведенческих проявлениях, характеризующих эмоционально-волевую регуляцию. Особенно отчетливо связаны с низкой толерантностью склонность ребенка часто испытывать вспышки гнева, раздражения и трудность сосредоточения, легкая отвлекаемость. В своей совокупности полученные данные дают нам ясное понимание негативного влияния низкой толерантности на эмоционально-волевую регуляцию у ребенка.

Низкая удовлетворенность родителей различными сферами семейной жизни сказывается на эмоционально-волевой регуляции у детей также негативно. В отношении связи наиболее характерных для супругов эмоций и поведенческих проявлений детей можно сказать, что подавленность, тревожность, смущенность, неудовлетворенность, переживаемые супругами, негативно влияют на эмоционально-волевую регуляцию у детей. Преобладание эмоций радости и гордости собой – положительно. Влияние вины, ответственности амбивалентно. Можно сказать, что нахождение родителей в состоянии эмоционального стресса негативно влияет на формирование эмоционально-волевой регуляции у детей.

Частота наказаний, применяемых к испытуемым в их родительской семье, связана с меньшей удовлетворенностью различными сферами семейного взаимодействия в будущем. Вывод также сделан не на основе отдельной корреляции, а на основе их совокупности, подтверждающей одну и ту же тенденцию. Частота наказаний, применяемых к испытуемому в его родительской семье, связана с большей частотой эмоционального стресса в будущем. Вывод основывается на 21 значимой корреляции.

Удовлетворенность различными сферами семейного взаимодействия представляет собой единый параметр. Различные стороны удовлетворенности не идентичны, но тесно связаны. Значение коэффициентов корреляции, подтверждающих это заключение, варьирует по абсолютному значению от 0.47 до 0.71. Удовлетворенность влияет на частоту наказаний. Чем меньше удовлетворенность, тем практика наказания интенсивнее. Об этом свидетельствуют 27 непротиворечивых по знаку коэффициентов корреляции.

В главе приводятся итоги корреляционного анализа взаимосвязи практик наказания в семье и волевых качеств личности. В данном случае речь идет о наказаниях, которые применялись в родительской семье в прошлом, и волевых качествах, измеренных в настоящий момент. Мы предполагали, что волевые качества будут тем менее выражены, чем интенсивнее была практика наказаний в родительской семье. Достаточно явно эта гипотеза подтвердилась в отношении ответственности. Из 12 возможных корреляций получено 5 значимых. Две из них значимы на уровне 0.01 и три – на уровне 0.05. Еще 4 корреляции хотя и не достигают значимой величины, подтверждают тенденцию. Таким образом, подтверждение гипотезы обеспечивают девять коэффициентов корреляции из 12 возможных. Все они свидетельствуют о том, что чем больше наказывали испытуемых в детстве, тем менее они ответственны. Частые наказания, регулируя поведение ребенка со стороны, не способствуют развитию у него ответственности, внутренних регуляторов поведения.

Получила свое подтверждение гипотеза о связи частоты наказаний, применяемых в родительской семье, и удовлетворенности семейной жизнью в будущем. Вся совокупность значимых корреляций, обнаруженных в процессе проверки данной гипотезы, имеет одинаковый знак и, таким образом, подтверждает одну и ту же тенденцию. Четыре корреляции значимы на уровне 0.01 процент и восемь – на уровне 0.05. Супруги, которых больше наказывали в детстве, менее удовлетворены в будущих супружеских отношениях. Нами показано, что наказания, особенно физические, негативно влияют на формирование личности ребенка. Вероятно, недостатки в формировании личности впоследствии сказываются на качестве семейных отношений, что снижает удовлетворенность.

Эмпирически выявлена взаимосвязь между наказаниями в родительской семье и частотой переживания тех или иных эмоциональных состояний супругами. Так, совокупность корреляций свидетельствует о том, что испытуемые, которых чаще наказывали в детстве, чаще переживают печаль, подавленность, тревожность, беспокойство, досаду, неудовлетворенность. Таким образом, в основном эмпирические данные свидетельствуют о тенденции испытуемых, наказываемых в детстве, чаще переживать эмоциональный стресс.

Воспитательная практика по параметру частоты применения наказаний и по виду предпочитаемых наказаний передается от поколения к поколению, сохраняя определенную устойчивость. Мы получили 62 значимых корреляции между частотой, с которой те или иные виды наказаний применялись к родителям в их детские годы, и частотой наказаний, которую они обнаруживают в отношении собственных детей. Взаимосвязь прослеживается и в отношении видов применяемых наказаний. В исследованиях обнаружены многочисленные связи между взаимодействием в семье по параметру практик наказания, уровнем эмоционально-волевой регуляции, выявленной у супругов, и эмоционально-волевыми особенностями детей.

Можно констатировать, что частота наказаний, применяемых к ребенку, отрицательно влияет на формирование у него ответственности за свое поведение. Частота наказаний, применяемых к испытуемому в его родительской семье, связана с меньшей удовлетворенностью различными сферами семейной жизни в будущем. Частота наказаний, применяемых к испытуемому в его родительской семье, связана с большей вероятностью эмоционального стресса, связанного с его собственной семейной жизнью в будущем. Частота наказаний, применяемых к ребенку, зависит от удовлетворенности семейным взаимодействием. Чем выше частота, тем меньше удовлетворенность. Практика наказаний и по параметру частоты применения наказаний, и по характеру предпочитаемых наказаний передается от поколения к поколению, сохраняя определенную устойчивость.

       Сопоставление различных уровней исследования позволяет увидеть, что параметры эмоционально-волевой регуляции у родителей и детей связаны многими корреляционными зависимостями и опосредованы рядом параметров семейного взаимодействия. Одним из таких опосредующих параметров является удовлетворенность супругов различными сферами семейной жизни.

Супруги с позитивными характеристиками эмоционально-волевой регуляции более удовлетворены браком, а эта удовлетворенность, в свою очередь, позитивно влияет на особенности детей, характеризующие эмоционально-волевую регуляцию их поведения.

       Еще один показатель удовлетворенности характеризует степень подавленности родителей по поводу обязанностей в отношении воспитания ребенка и личной жизни в целом. Влияние эмоционально-волевой регуляции у родителей на детское поведение, опосредованное этим параметром, принципиально сходно с влиянием, опосредованным удовлетворенностью различными сферами семейной жизни.

Преобладающие у родителей эмоции (печаль, тревога, радость, вина, гордость, смущение, неудовлетворенность) имеют два полюса, противоположно характеризующие состояние эмоционального стресса. Эти полюса также противоположно связаны с эмоционально-волевыми особенностями по ВКЛ и поведенческими особенностями детей, характеризующими позитивные и негативные стороны эмоционально-волевой регуляции. Соответствующая синхронная смена знаков корреляционных связей демонстрирует позитивное влияние эмоционально-волевой регуляции высокого уровня у родителей на эмоционально-волевую регуляцию у детей, опосредованную различными эмоциями, связанными с семейным взаимодействием.

Сопоставляя группы корреляционных связей, можно увидеть, что позитивные характеристики эмоционально-волевой регуляции у родителей, опосредуясь толерантностью, приводят к развитию позитивных характеристик эмоционально-волевой регуляции у детей. Дети в этом случае в меньшей степени проявляют симптомы гиперактивности, лучше контролируют гнев, меньше испытывают страх и более уверены в себе, не склонны к излишне эмоциональным реакциям, лучше спят и имеют меньше проблем с едой. Кроме того, в этом случае дети охотнее помогают взрослым и менее уступчивы.

Таким образом, можно констатировать, что помимо прямых связей параметров эмоционально-волевой регуляции у родителей и у детей, существуют опосредованные семейными характеристиками связи. Опосредующими параметрами социального взаимодействия в семье являются частота применения практик наказания родителями, характер предпочитаемых наказаний, толерантность родителей к поведению ребенка, удовлетворенность семейным взаимодействием, эмоции, переживаемые супругами. Как прямые, так и опосредованные связи параметров эмоционально-волевой регуляции у родителей и у детей не противоречивы и свидетельствуют о том, что позитивные параметры эмоционально-волевой регуляции у родителей способствуют формированию позитивных параметров эмоционально-волевой регуляции у детей. Дети в этом случае более активны, в меньшей степени проявляют симптомы гиперактивности, лучше контролируют гнев, меньше испытывают страх, более уверены в себе, не склонны к излишне эмоциональным реакциям, лучше спят и имеют меньше проблем с едой, охотнее помогают взрослым, легче сосредотачиваются, более ответственны. Опосредуясь параметрами семейных отношений, некоторые особенности эмоционально-волевой регуляции передаются от родителей к детям.

       В заключении подводятся итоги работы, выделяются основные результаты, раскрывается их теоретическая новизна, практическая значимость. Сформулированы основные положения концепции эмоционально-волевой регуляции в социальном взаимодействии. Эти положения основаны на раскрытии структурно-функциональных особенностей эмоционально-волевой регуляции, выделении ее типов, видов, динамики, закономерностей и механизмов. Намечаются дальнейшие перспективы исследования.

ВЫВОДЫ

1. Анализ проблемы эмоционально-волевой регуляции выявил наличие противоречий в различных подходах к волевой регуляции, эмоциональной регуляции и во взглядах на их взаимодействие. Понятие эмоционально-волевой регуляции употребляется, но не наполняется достаточным теоретическим и эмпирическим содержанием. Недостаточно разработаны вопросы включения эмоционально-волевой регуляции в социальное взаимодействие и влияния социального взаимодействия в семье на формирование эмоционально-волевой регуляции у детей. Недостаточно исследований, преодолевающих недостатки ретроспективных подходов и изучающих явление в реальных условиях.

2. Анализ результатов эмпирических исследований структуры эмоционально-волевой регуляции обнаружил сгруппированность отдельных ее проявлений в функциональные блоки. В подростковом возрасте это блок ответственности - эффективности деятельности, блок самоконтроля – лидерства и блок решительности-уверенности – настойчивости. Параметром, наиболее полно представленным в различных блоках, является эмоциональная устойчивость. Структура эмоционально-волевой регуляции, выявленная методом семантического сходства у взрослых испытуемых, содержит эмоциональный компонент, связанный с энергетизирующим центром всей системы регуляции. Остальные компоненты структуры так же предполагают участие эмоций в своем функционировании. Структурные компоненты, выявленные в исследовании, отражают включенность регуляции в социальное взаимодействие. Таким образом, можно говорить о системе эмоционально-волевой регуляции деятельности в социальном взаимодействии.

3. Эмоциональный компонент эмоционально-волевой регуляции является индикатором ее эффективности и одним из условий этой эффективности. В зависимости от характера эмоций в волевом процессе эмпирически выделяются различные виды волевого усилия. В первом из них (позитивном) преобладают эмоции радости и интереса. Во втором (негативном) – эмоции горя в сочетании с гневом, виной, стыдом. Второй вид волевого усилия отрицательно связан с эффективностью деятельности и социального взаимодействия и нуждается в коррекции. Первый вид волевого усилия обеспечивает результативную эмоционально – волевую регуляцию. Рассмотрение эмоционально-волевой регуляции как единого процесса позволяет объяснить различия в подходах к волевому процессу и объяснить имеющиеся в результате этих различий теоретические противоречия. Волевой механизм обеспечивает результативность деятельности в условиях трудностей, с другой стороны, может приводить к нарастанию депрессивных тенденций. Эмоциональный компонент является критерием, позволяющим разграничить две рассматриваемые психологические реальности, определяя их как виды эмоционально-волевой регуляции.

       Механизм эффективной эмоционально-волевой регуляции продуцирует положительные эмоции, которые поддерживают его устойчивое функционирование. Механизм мало эффективной эмоционально-волевой регуляции строится по принципу преодоления депрессивных эмоций (горе) и усиливает депрессивные тенденции.

4. Эмпирическим путем выделены типы эмоционально-волевой регуляции, некоторые из которых характеризуются диспропорциями компонентного состава структуры. Нуждаются в коррекции следующие типы диспропорций в структуре эмоционально-волевой регуляции деятельности. Первый тип характеризуется слабой сформированностью всех компонентов эмоционально-волевой регуляции. Второй – диспропорцией между выраженной ответственностью и слабой выраженностью остальных компонентов. Третий – низкой выраженностью ответственности на фоне высокой и средней выраженности остальных компонентов. Четвертый тип отличается высоко выраженной энергичностью и низко выраженной выдержкой. Пятый тип отличается низким показателем целеустремленности на фоне среднего и высокого уровня развития остальных компонентов. Шестой тип образуется недостаточно выраженной инициативностью и характеризуется сформированностью основных компонентов структуры, но слабой направленностью регуляторных процессов на социальное взаимодействие.

5. В период от младшего подросткового возраста до юношеского эмоционально-волевая регуляция деятельности имеет слабо выраженную возрастную динамику, обусловленную динамикой отдельных компонентов структуры. Некоторые компоненты структуры возрастной динамики не имеют. Для активизации динамики развития эмоционально-волевой регуляции необходимы программы ее формирования в социальном взаимодействии.

6. Разработанная система диагностики эмоционально-волевой регуляции чувствительна к вариациям компонентного состава структуры и позволяет выявлять типы и виды этой регуляции. Методики, составляющие диагностический комплекс, позволяют выявлять особенности эмоционально-волевой регуляции у большого числа испытуемых в короткие сроки, а так же осуществлять углубленный анализ регуляторных процессов у отдельного испытуемого. Структурированный самоанализ волевых эпизодов позволяет преодолеть недостатки ретроспективных методов.

7. В эффективном развертывании эмоционально-волевой регуляции играют существенную роль личностные черты. Мировоззрение, установки, направленность личности оказывают влияние на реализацию механизма регуляции при помощи эмоций. Комплиментарность регуляторных процессов направленности личности активизирует эмоции радости и интереса, которые обеспечивают эффективную эмоциональную регуляцию. В случае некомплиментарности регуляторный процесс осложняется из-за появления эмоций депрессивного ряда. Некоторые личностные черты стимулируют эмоционально-волевую регуляцию, а другие затрудняют ее реализацию. Кроме того, эмоционально-волевая регуляция детерминирована особенностями темперамента субъекта.

8. Параметры эмоционально-волевой регуляции родителей влияют на параметры эмоционально-волевой регуляции детей. Это влияние опосредованно системой социального взаимодействия в семье. Опосредующими компонентами системы семейного взаимодействия являются частота применения практик наказания родителями, характер предпочитаемых наказаний, толерантность родителей к поведению ребенка, удовлетворенность семейной жизнью, эмоции, переживаемые супругами.

9. Как прямые, так и опосредованные связи параметров эмоционально-волевой регуляции у родителей и у детей не противоречивы и свидетельствуют о том, что позитивные параметры эмоционально-волевой регуляции у родителей способствуют формированию позитивных параметров эмоционально-волевой регуляции у детей. Дети в этом случае более активны, в меньшей степени проявляют симптомы гиперактивности, лучше контролируют гнев, меньше испытывают страх, более уверены в себе, не склонны к излишне эмоциональным реакциям, лучше спят и имеют меньше проблем с едой, охотнее помогают взрослым, легче сосредотачиваются, более ответственны.

10. Характер практик наказания и частота их применения в родительской семье влияет на характер практик наказания и частоту их применения в дочерней семье, а также на толерантность родителей к поведению детей, удовлетворенность семейной жизнью, эмоциональный стресс. Эти закономерности способствуют тому, что особенности эмоционально-волевой регуляции передаются от родителей к детям.

Содержание диссертации отражено в 51 опубликованной работе, в том числе:

Публикации в ведущих журналах, рекомендованных ВАК

1. Чумаков М.В. Произвольная регуляция в междеятельностном пространстве // Вестник Южно – Уральского государственного университета. Сер. «Социально – гуманитарные науки».- Вып. 3. - 2004.-№6 (35).- С.117-121.

2. Чумаков М.В. Типы учащихся с недостатками развития эмоционально-волевой сферы //Профессиональное образование.- 2005.- № 10.- С.26.

3. Чумаков М.В. Психофизиологические основания волевых качеств личности // Вестник Южно – Уральского государственного университета. Сер. «Образование, здравоохранение, физическая культура». – Вып. 5. – Т. 2. 2005.- №4(44).- С.71 – 75.

4. Чумаков М.В. Диагностика волевых особенностей личности// Вопросы психологии.- 2006.- №1.- С.169-178.

5. Чумаков М.В. Психологическое содержание обыденных представлений об эмоционально-волевой сфере личности // Психологическая наука и образование. - 2006.- №1.- С. 63-69.

6. Чумаков М.В. Психологические тетради Нешательского университета Cahiers de psychologie. Periodique de l’institut de psychologie de l’universite de Nechatel // Вопросы психологии.- 2006. -  №4.- С.164-165.

7. Чумаков М.В. Волевые составляющие эмоциональной регуляции //Вестник университета (Государственный университет управления). Сер. «Социология и управление персоналом».- М.: ГУУ,2007.- №4(30).- С.147 – 152.

8. Чумаков М.В. Эмоционально-волевая регуляция и социальное взаимодействие в семье //Вестник университета (Государственный университет управления). Сер. «Социология и управление персоналом».- М.: ГУУ,2007.- №6(32).- С.235 – 238.

Монографии

9. Чумаков М.В. Эмоциональные аспекты волевой регуляции: Монография.- Курган, 2005.- 168 с.

10. Чумаков М.В. Эмоционально-волевая регуляция деятельности (структура, типы, особенности функционирования в социальном взаимодействии): Монография.- Москва – Курган: Изд – во Курганского гос. ун-та, 2007.- 214 с.

Статьи и материалы конференций

11. Чумаков М.В. К вопросу об использовании эмоциональных переживаний как индикаторов особенностей личности в профконсультационной беседе //Тезисы докладов научно – практической конференции по проблемам перестройки профессиональной ориентации учащихся. - Абакан, 1988. - С.160 – 161.

12. Чумаков М.В. Эмоционально-волевая регуляция учебной деятельности подростков: диагностика, формирование. - М., 1992.- 12с. Деп. В ИНИОН РАН 29.05.92. № 46543.

13. Чумаков М.В. Эмоционально-волевая сфера личности подростка как предмет работы школьного психолога: Автореф. дис…. канд. психол. наук. – М., 1993.

14. Чумаков М.В. Эмоции страха и радости в механизме эмоционально – волевой регуляции. - М.,1996.-10с. - Деп. В ИНИОН РАН 11.03.96. №51260.

15.Чумаков М.В. Эмоционально-волевые характеристики личности, влияющие на эффективность учебной деятельности // Современные проблемы естественных и гуманитарных наук: Сб.науч.тр.- Курган, 1996. - С. 223 - 224.

16. Сhumakov M. What personality factors have the greatest influence on the effectiveness of studies in adolesance? //Fifth European Congress of Psychology. July 6-11 1997, Dublin, Ireland. Abstracts.- Psychological Society of Ireland, Dublin, 1997. P.445.

17. Чумаков М.В. Мотивационно-результативные методики Дашкевича О.В. как инструмент работы школьного психолога // Практическая психология образования: опыт и проблемы.- Курган, 1999.- С.71 – 72.

18. Сhumakov M. A personality of a student in the aspect of effectiveness of studies // 6 European Congress of Psychlogy, july 4- 9 1999, Rome, Italy. Abstracts. P.442.

19. Чумаков М.В. Волевые качества личности: эмпирическая верификация теоретических представлений //Психологическое сопровождение личности в педагогическом процессе: Сб. науч. тр.- Курган, 2002. - С. 111 – 117.

20. Чумаков М.В. Выделение волевых черт личности на основе семантического сходства // Ярославский психологический вестник. – Вып. 10. Москва – Ярославль: Изд-во Российского психол. общ-ва, 2003. - С.60-65.

21. Чумаков М.В. Исследование личностных проявлений «безвольного» человека методом семантического сходства // Ярославский психологический вестник. – Вып. 8. - Москва – Ярославль: Изд-во Российского психол. общ-ва, 2002. - С.72-75.

22. Чумаков М.В. Волевая активность и позитивные самоизменения личности // Ярославский психологический вестник. – Вып. 10. – М. - Ярославль: Изд-во Российского психол. общ - ва, 2003. – С.29-32.

23. Чумаков М.В. Волевые качества личности в теоретических и обыденных представлениях //Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го Всероссийского съезда психологов 25-28 июня 2003 г.: В 8 т.- СПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та, 2003. - Т.8.- С.319 – 321.

24. Чумаков М.В. Волевые проявления в процессе профессионализации педагога //Профориентация и психологическая поддержка. Теория и практика: Материалы Всероссийской научно – практической конференции 14 мая 2004 г. – Томск, 2004. - С.277-284.

25. Чумаков М.В. Исследование проявлений эмоционально-волевой сферы личности в ситуациях успеха и неудачи // Ярославский психологический вестник. – Вып. 13. – М. – Ярославль: Изд-во Российского психол. общ-ва, 2004. - С 33-42.

26. Чумаков М.В. Опросник диагностики волевых качеств личности. – Ярославль: НПЦ «Психодиагностика», 2004.- 18с.

27. Чумаков М.В. Эмоционально-волевая регуляция произвольных двигательных актов // Вестник Курганского государственного университета. - 2004.- №1- С.136-140.

28. Сhumakov M. Person’s will characteristics and family – psychological particularities. The European Society on Family relations (ESFR) Abstracts of the ESFR International Congress. University of Fribourg. Switzerland. 30.9.- 2.10.2004. P.137.

29. Чумаков М.В. Эмоционально-волевая сфера и социально – экономический статус личности // Экономическая психология. Актуальные теоретические и прикладные проблемы: Материалы шестой научно- практической конференции 22-23 июня 2005 года. – Иркутск, 2005. –С.24 – 26.

30. Чумаков М.В. Тренинг решительности как активный метод обучения психологии // Высшая школа на современном этапе: психология преподавания и обучение: Международный сборник статей/Под ред. проф.М.М.Кашапова.- М. – Ярославль: Изд –во Российского психол. общ - ва, 2005.-Т.2.- С.148 – 150.

31. Чумаков М.В. Самосубъектный аспект волевой регуляции //Зависимость, ответственность, доверие: в поисках субъектности: Материалы Международной научно – практической конференции 24 – 26 июня 2004 г.: В 2 кн. - Кн.1: Ежегодник Российского психол. об - ва/Отв.ред. Н.И.Леонов, С.Ф.Сироткин. М.-Ижевск: Издательский дом «Удмуртский университет», 2004. - С.83-86.

32. Чумаков М.В. Психометрические характеристики методики измерения волевых качеств личности // Ежегодник Российского психологического общества. Специальный выпуск. Материалы юбилейной конференции, посвященной 120- летию Московского психологического общества. М. 2005.-С.313 – 315.

33. Чумаков М.В. Эмоционально-волевая сфера личности и семейные отношения // Ярославский психологический вестник.- Вып. 15.-М. – Ярославль: Изд - во Российского психол. общ - ва, 2005.- С. 59-63.

34. Чумаков М.В. Психометрические характеристики вопросника волевых качеств личности//20 мерлинские чтения «В.С.Мерлин и системные исследования индивидуальности человека»: Материалы межрегиональной юбилейной научно – практической конференции 19-21 мая 2005г.- Пермь,2005.- С.150 – 153.

35. Чумаков М.В. Поведенческие проявления эмоционально-волевой сферы в ситуациях успеха и неуспеха// В.М.Бехтерев и современная психология. К 120-летию открытия первой в России психологической лаборатории: Материалы докладов российской научно – практической конференции. Казанский государственный университет, 29 – 30 сентября 2005 г. – Вып. 3. Т. 1.- Казань, 2005. -С.347 – 353.

36. Чумаков М.В. Взаимосвязь некоторых параметров эмоционально-волевой сферы личности // Ярославский психологический вестник.- Вып. 16.-М. – Ярославль: Изд - во Российского психол. общ - ва, 2005.- С. 93-96.

37. Чумаков М.В., Хвостова С.А. Эмоционально-волевая сфера личности больных ахондроплазией // Ярославский психологический вестник.- Вып. 16.-М. – Ярославль: Изд - во Российского психол. общ - ва, 2005.- С. 102-104.

38. Чумаков М.В. Некоторые аспекты динамики энергичности в подростковом возрасте// Самоопределение личности. Новые подходы и технологии: Материалы 2 Международной научно – практической конференции, посвященной памяти А.Д.Сазонова (24-25 февраля 2005г.).- Курган: Изд-во Курганского гос.ун-та, 2005.- С.90-91.

39. Чумаков М.В., Никитина С.И. Связь волевых качеств с самоотношением личности// Самоопределение личности. Новые подходы и технологии: Материалы 2 Международной научно – практической конференции, посвященной памяти А.Д.Сазонова (24-25 февраля 2005г.).- Курган: Изд-во Курганского гос.ун-та, 2005.- С.130 – 131.

40. Чумаков М.В. Эмоционально-волевая сфера личности субъекта // Проблемы социальной психологии личности: Межвузовский сб. науч. тр.- Вып.2.- Саратов: Изд-во Саратовского университета, 2005.- С.99-105.

41. Чумаков М.В. Наказания в семье и эмоционально-волевая регуляция семейных отношений // Ярославский психологический вестник.- Вып. 17.-М. – Ярославль: Изд - во Российского психол. общ - ва, 2006.- С. 55-59.

42. Чумаков М.В. Влияние воспитательных воздействий родителей на поведенческие особенности детей // Ярославский психологический вестник.- Вып. 17.- М. – Ярославль: Изд-во Российского психол. об - ва, 2006.- С.119-122.

43. Чумаков М.В. Метод диагостики эмоциональной составляющей волевого усилия (ССВЭ) // Ярославский психологический вестник.- Вып. 18.- М. – Ярославль: Изд - во Российского психол. общ -ва, 2006.- С.67-69.

44. Чумаков М.В. Диспропорции эмоционально-волевой регуляции в студенческом возрасте // Психологическая теория и практика в изменяющейся России: Сб. тезисов Всероссийской научной конференции. – Челябинск: Изд-во ЮурГУ, 2006.- С. 268-272.

45. Чумаков М.В. Система методик М.Перре для диагностики воспитательных воздействий в семье // Психологическая теория и практика в изменяющейся России: Сб. тезисов Всероссийской научной конференции.- Челябинск: Изд - во ЮурГУ, 2006.- С.272-275.

46. Чумаков М.В. Теоретические предпосылки исследования эмоционально-волевой регуляции деятельности // Ярославский психологический вестник.- Вып. 19.-Москва – Ярославль: Изд-во Российского психол. общ-ва, 2006.- С.18-22.

47. Чумаков М.В., Сенин И.Г. Волевые качества в пространстве пятифакторной модели личности // Ярославский психологический вестник.- Вып. 19.- М. – Ярославль: Изд - во Российского психол. общ - ва, 2006.- С.62-67.

48. Чумаков М.В. Тестовая программа «Опросник диагностики волевых качеств личности». Свидетельство об отраслевой регистрации разработки №7198.Номер государственной регистрации 50200601984. 09.11.2006.- 30с.

49. Чумаков М.В. Влияние практик наказания в семье на эмоционально-волевую сферу личности ребенка // Современные проблемы прикладной психологии: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. - Т. II.- Ярославль, 2006.- С. 215-221.

50. Сhumakov M., Schoebi D., Plancherel B., Perrez M. La punition corporelle des enfants en Suisse et en Russie // La revue internationale de l’education familial №19, 2006. С. 53 – 75.

51. Чумаков М.В. Некоторые положения концепции эмоционально-волевой регуляции деятельности // Ярославский психологический вестник.- Вып. 21.-Москва – Ярославль. Изд-во Российского психол. общ-ва, 2007.- С.95-103.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.