WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

УДК 159.922.8

ББК 88.37

Х 304

ХВАТОВА Марина Владимировна

КОНЦЕПЦИЯ РАЗВИТИЯ АКМЕОЛОГИЧЕСКИХ РЕСУРСОВ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ МОЛОДЕЖИ

Специальность 19.00.13 – психология развития, акмеология

(психологические науки)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора психологических наук

Тамбов  2012

Работа выполнена на кафедре социальной психологии

ФГБОУ ВПО «Тамбовский государственный университет имени Г.Р.Державина»

Официальные оппоненты:

Заслуженный деятель науки РФ,

доктор психологических наук, профессор

Секач Михаил Федорович

доктор психологических наук, профессор

Москаленко Ольга Валентиновна

доктор психологических наук, профессор

Гурвич Иосиф Давыдович

Ведущая организация:

Московский городской психолого-педагогический университет

Защита состоится « 3 » марта 2012 г. в 10.00 на заседании диссертационного совета ДМ 212.261.09 в Тамбовском государственном университете имени Г.Р.Державина по адресу: 392003 г.Тамбов, ул.Рылеева, д.52, зал заседаний диссертационного совета.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тамбовского государственного университета имени Г.Р. Державина по адресу: 392023, г. Тамбов, ул. Советская, д.6; с авторефератом – на официальном сайте ВАК Министерства образования и науки РФ: http://vak.ed.gov.ru.

Автореферат разослан «____» 2012г.

Учёный секретарь

диссертационного совета,

кандидат педагогических наук,

доцент Т.В.Казакова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Вступление России в период возрождения ее духовных традиций сопровождается повышением внимания к развитию нравственно зрелой личности, готовой к последовательной реализации морально-этических норм, соблюдению правовых требований и исполнению своего гражданского долга (И.В. Ежов, С.А. Ермолаева, Н.А. Коваль,  В.М. Розин, В.В. Рубцов, Э.В.Сайко, И.П.Смирнов, В.Д. Шадриков, Н.И.Шевченко и др.) Это означает, что возрождение духовных традиций неотделимо от общего личностного оздоровления. Личность, сформированная в соответствии с духовными традициями общества, отличается последовательностью своих поступков, демонстрирует психологическую невосприимчивость к внешнему негативному влиянию, активно способствует распространению положительного нравственного опыта (Л.Н. Антилогова, В.И. Беляев, И.Б. Бовина, Т.И.Власова, Е.Н. Волкова, В.Г. Ефимов, Т.С. Лапина, Ш. Тейлор, Н.Б. Трофимова, Д.И. Фельдштейн, М.С. Яницкий и др.).

Нравственная зрелость личности как признак ее психологического здоровья неотделима от успешной интеграции в обществе, активной адаптации в системе общественных отношений, обретения соответствующего личностному потенциалу социального статуса, умелого разрешения конфликтных ситуаций и накопления конструктивного опыта взаимодействия в своей социальной среде.

Следует отметить, что развитие психологически здоровой личности в социальной среде становится возможным, если сохраняется и укрепляется личностная автономия, растет чувство самодостаточности в осуществляемой деятельности и личной ответственности за принимаемые решения,  если зависимость личности от социального окружения определяется рациональной мерой необходимости отношений ответственной зависимости, если личностная автономия гармонично сочетается с активным становлением системы межличностных связей.

Гармоничное существование личности в окружающей ее социальной среде определяется мерой самореализации личностного потенциала, включая его когнитивную, деятельностную и креативную составляющие. Самореализация личности становится возможной, если создаются условия для развития ее психологического здоровья, обеспечивающего личностную самореализацию, интеграцию в социальной среде и сохранение собственной автономии в системе общественных отношений (А.Г. Асмолов, Б.С. Братусь, С.Н.Булгаков, Ю.В. Верминенко, Л.П. Гримак, А.А. Деркач, Ю.Н. Казаков, Д.А. Леонтьев и др.).

Развитие психологически здоровой личности можно рассматривать как важнейшую предпосылку духовного возрождения российского общества, и это повышает интерес и актуализирует проблему психологического здоровья молодежи как личностного феномена.

Состояние и степень разработанности проблемы. Психологическое здоровье как личностный феномен стало предметом научного исследования многих научных школ, коллективов и отдельных ученых (Н.А. Агаджанян, Л.А. Байкова, О.С. Васильева, В.Э. Пахальян, S.JBartlett и др.).

Важнейшим направлением изучения психологического здоровья личности явились исследования И.В. Дубровиной и членов ее исследовательского коллектива и последователей (А.Д. Андреева, Е.Е. Данилова, Д.В. Лубовский, А.М. Прихожан и др.).

Особое внимание исследователями уделялось проблемам здоровья целостной личности, единству социального, психологического и биологического (Б.Г. Ананьев, А.В. Брушлинский, К.К. Платонов, MSnooks, J. Uexkull, Н. Weiner и др.), средовому и культурно-историческому аспекту (А.А. Богданов, Л.С. Выготский, А.Ф. Лазурский, В.И. Панов, В.В. Рубцов, С.В.Сидорчик, D. Freedheim, J. Schinka, L. Uba, W. Velicer, I. Weiner и др.), а также ее развитию в социальной среде, формированию социальной адекватности поступков и нравственной направленности поведения (Л.И. Анцыферова, Т.П.Гаврилова, Т.А.Дронова, В.В.Знаков, Н.А.Коваль, В.А. Петровский, В.А. Пономаренко, М.И. Старов и др.).

В акмеологическом аспекте проблема психологического здоровья личности исследовалась научной школой А.А Деркача (О.И. Жданов, Ю.Н. Казаков, В.В. Черняева и др.), где этот личностный феномен изучался в контексте общей теории развития личности, ее отношений, взаимодействия с социумом, сохранения личностной индивидуальности и продуктивности деятельности (Т.Н.Горобец, О.В.Москаленко, М.Ф. Секач, Е.В.Селезнева и др.).

Проблема психологического здоровья как личностный феномен исследуется в психологической науке с целью ее дифференциации среди близких, но иных направлений изучения психологических особенностей соматически здоровой личности (О.Е.Баксанский, В.М.Розин и др.), психологических источников разных видов соматической патологии (Ф. Александер, В.Е. Каган, Б.Д. Карвасарский, В.В. Николаева, В.Д. Тополянский и др.), психологических аспектов валеологии (И.И. Брехман, Э.Н. Вайнер, Д.Н. Давиденко, В.П. Казначеев, В.П. Петленко и др.), психологических процессов и состояний человека в период болезни (О.В.Андрианов, И.Б.Бовина, Б.И.Поляков, V.LBanyard, V.JEdwards, SHansen, K.A. Kendall-Tackett, и др.), психологии восприятия человеком собственного терминального состояния (Н.С. Данилов, В.Н. Катасонов, А.Н. Умрихин, YNeria, SGalea, F.H. Norris и др.), а также психологических условий преодоления зависимостей химического и нехимического типа (А.Ю. Егоров, И.Н Гурвич, В.Ю. Завьялов, В.Д. Менделевич, А.А. Переверзева, Л.А. Цветкова, I. Marks и др.).

В ранее проведенных исследованиях изучались психологические резервы личности как в преодолении соматических недугов, так и в разрешении личностных и межличностных проблем, вызывающих дискомфорт и страдания (Е.Е. Вахромов, Л.П. Гримак, А.А. Деркач, Д.И. Дубровский, М.В. Ермолаева и др.).

Значительное количество как отечественных, так и зарубежных исследований посвящено разработке концептуальных представлений о социальной психологии здоровья (И.Н. Гурвич, И.Б. Бовина, Л.А. Цветкова, J. Suls, K. Wallston и др.), изучению духовно-нравственного оздоровления личности (Б.С. Братусь, В.П. Зинченко, Н.А. Коваль, Б.В. Ничипоров, А.А. Ухтомский, Т.А. Флоренская, R. Cox, B. Ervin-Cox, T. Plante, A. Sherman и др.), разрешению внутриличностных конфликтов (А.Я. Анцупов, Д.В. Грешнев, Н.В. Гришина, В.Г. Зазыкин, Л. Козер, Е.Б. Фанталова и др.), созданию условий для самореализации личности (Н.Р. Битянова, Л.А. Коростылева, Д.А.Леонтьев, А. Маслоу, Ф. Перлз и др.), ее гармоничному развитию (О.С. Анисимов, А.Г. Асмолов, А.Б. Орлов, В.А. Петровский, SAlters, WSchiff, и др.), отношению к себе (Н.А. Логинова, З.П. Лукьянова, В.Ф. Сафин, К.Д. Шафранская и др.), сохранению личностной автономии и самодостаточности в социальной среде (К. Роджерс, Э.В. Сайко, Е.Б. Старовойтенко и др.), а также успешной адаптации в ней (Дж. Капрара, М.В. Козлова, И.К.Кряжева, Н.С. Офицеркина, С.Т.Посохова, А.А. Реан, М.А. Шабанова и др.), удовлетворенностью качеством жизни (И.А. Джидарьян, Г.М. Зараковский, В.А. Хащенко,BSykes и др.).

Психологическое здоровье личности исследовалось в аспекте развития межличностных отношений как источника, условия и причины личностного роста, включая процессы адаптации и дезадаптации в системе социальных связей индивида (Г.М.Андреева, В.П. Алексеев, Л.А. Байкова, Н.В. Казаринова, В.Н. Куницына, Н.Н.Обозов, В.М.Погольша, Г.С. Никифоров и др.).

Еще одним направлением явилось исследование ценностной ориентации и морально-этической направленности личности как важной составляющей ее психологического здоровья (Н. Гартман, Л.А. Петровская, Л.М. Смирнов, Б.Г. Юдин и др.). В связи с данными исследованиями психологическое здоровье личности отождествлялось с ее нравственным здоровьем (Р. Ассаджиоли, М.И. Воловикова, А.И. Зеличенко, В.Н. Колесников, А.В. Юревич и др.).

Наконец, большой интерес в плане нашего исследования представляют психологические труды в области психологического здоровья как акмеологического феномена (А.А. Деркач, Ю.Н. Казаков, В.В. Черняева, Е.В. Селезнева и др.), в которых ведущее значение имеет его ресурсная составляющая. Поэтому состояние и степень разработанности изучаемой проблемы во многом определяется исследованиями акмеологического ресурса психологического здоровья личности (И.С.Бусыгина, А.А. Деркач, В.Н. Маркин, П. Рикер, Дж. Фейдман и др.), включая его личностный потенциал (В.Г. Асеев, Е.В. Дьячкова, И. Н. Дроздов, О. Н. Зубова, В.Г. Зазыкин, Д.А. Леонтьев, А.Г. Маклаков, В.Н. Марков, К. Уилбер, Е.П. Ходаева и др.), что важно для целостного понимания личности в ее поступательном развитии, характерного для акмеологии.

Несмотря на исследование разных психологических аспектов как физического, так и личностного здоровья человека, его психологическое здоровье как акмеологический феномен пока еще остается неполно изученным явлением в психологии. Это объясняется тем, что:

  • недостаточно разработаны теоретико-методологические основы исследования акмеологических резервов психологического здоровья как личностного феномена;
  • остается пока не полностью раскрытой феноменальная сущность акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи, понимаемого как особый личностный статус;
  • нуждаются в дальнейшем исследовании инвариантные и вариативные типы акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи в виде ориентиров развития данного личностного феномена;
  • требуют своего уточнения и экспериментальной апробации механизмы развития акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи в ходе опытно-экспериментальной работы.

В связи с недостаточной изученностью процесса развития акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи возникает проблема, сущность которой заключается в том, что психологическое здоровье как личностный феномен и объект акмеологического исследования нередко подменяется изучением психологических источников соматического здоровья индивида; гармоничная самореализация личности, ее адаптация в окружающей социальной среде, сохранение собственной личностной автономии с присущей ей индивидуальностью рассматривается в отрыве от психологического здоровья как личностного, а не соматического статуса; в поиске путей развитии психологического здоровья личности недостаточно учитываются акмеологические ресурсы этого процесса, что значительно ограничивает возможности повышения акмеологического статуса психологически здоровой личности. В результате распространенным явлением среди молодежи являются недостаточная личностная самореализация, случаи дезадаптации в социальной среде и затрудненная самоидентификация, которая в ряде случаев сопровождается неполной личностной самоактуализацией, самодостаточностью и развитием зависимости от другой личности и социума. Этим обусловлена актуальность темы исследования.

Объект исследования психологическое здоровье молодежи как личностный феномен.

Предмет исследования психологический механизм развития акмеологического ресурса психологического здоровья молодежи.

Цель исследования – исследовать акмеологические ресурсы психологического здоровья личности молодежи в теоретико-методологическом, феноменологическом, онтологическом, типологическом (инвариантно-вариативном) аспектах, раскрыть психологический механизм развития этого личностного феномена и экспериментально проверить эффективность разработанных теоретических положений в опытной работе.

Гипотеза исследования заключалась в предположении о том, что развитие акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи как личностного феномена будет более эффективным, если:

  • психологическое здоровье рассматривать как социально обусловленное индивидуальное личностное явление с респонсивно-релятивным, ценностно-смысловым, эмоционально-чувственным, самореализующе-саморазвивающим, субъектно-деятельностным проявлениями, где акмеологический ресурс включает интерактивно-диалогический, культурно-преемственный, безоценочно-толерантный, корпоративно-кооперирующийся, самоорганизующий-самоуправляющий аспекты;
  • учитывать такие группы психологических условий развития акмеологического ресурса психологического здоровья личности, как адаптационные (непредвиденные явления, темп жизненных событий, стрессогенные обстоятельства, острота ситуационных воздействий на индивида, множественность событий), антропоцентрические (востребованность в окружающей среде, высокий статус в системе межличностных отношений, способность контролировать обстоятельства), феноменологические (адаптация, самореализация и ценностная ориентация личности);
  • принимать во внимание факторы развития акмеологического ресурса психологического здоровья личности молодежи, включая внутриличностный, межличностный, социальный, институциональный и деятельностный, влияющие на психологическое здоровье как статус личности в окружающей социальной среде;
  • обеспечить функционирование механизма развития акмеологических ресурсов психологического здоровья личности с такими звеньями, как  качественное преобразование личностных свойств (самоограничение потребностей, эмоционально-волевую регуляцию, направленность ценностей, нравственные нормы, смысловую ориентацию); состояний (удовлетворенность актуальных потребностей, осознание достижимости целей и задач, ощущение собственной адекватности жизненным «вызовам», активации в условиях осложненных жизненных обстоятельств, понимание собственной личностной готовности к жизненным испытаниям); функций (интеграцию внутренних резервов деятельностного бытия, выстраивание иерархии целей и задач по их личностной значимости, прогнозирование собственной жизненной перспективы, создание системы межличностных отношений, построение собственной среды своего «социального обитания»).

Задачи исследования

  • разработать теоретико-методологические основы исследования психологически здоровой личности, включая историко-научные предпосылки, принципы и подходы к изучению акмеологических ресурсов этого феномена;
  • раскрыть онтологическую сущность акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи как личностного феномена с отношением к себе и системой межличностных отношений в индивидуальном и социальном аспекте;
  • дифференцировать инвариантные и вариативные характеристики акмеологических ресурсов психологического здоровья личности молодежи, развиваемые под влиянием детерминирующих их психологических условий и факторов;
  • раскрыть механизмы развития акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи с входящими в него взаимодействующими звеньями, определить критерии оценки его сформированности и показать пути реализации данного механизма в ходе формирующего эксперимента.

Методологическую основу исследования акмеологических ресурсов психологического здоровья личности молодежи составили принципы системного подхода (М.Я.Басов, В.А. Барабанщиков, И.В. Блауберг, Б.Ф. Ломов, К.К. Платонов, Г.П. Щедровицкий и др.), потенциального и актуального (О.С. Анисимов, В.Г. Асеев, С.Л.Рубинштейн, И.Н. Семенов), представление о целостности человека, единстве социального и биологического в человеке (Б.Г. Ананьев, А.А.Бодалев, В.С. Ильин, А.Г. Ковалев, В.С. Мерлин, В.Н. Мясищев, А.А. Ухтомский и др.), фундаментальные труды в области психологии личности (К.А Абульханова, А.Г. Асмолов, М.К. Мамардашвили, Е.В. Шорохова и др.), акмеологического аспекта личностного развития (Б.Г. Ананьев, А.А. Деркач, В.М. Розин, Э.В. Сайко и др.), деятельностная теория развития личности, ее субъектности (А.В. Брушлинский, А.Н. Леонтьев, В.А. Петровский, С.Л. Рубинштейн и др.), межличностных отношений (Г.М. Андреева, А.А. Бодалев, Б.Ф. Ломов, В.Н. Мясищев и др.), гуманистическая теория личностного роста (А. Адлер, Г. Олпорт, К. Роджерс, Дж.Фейдимен, Р.Фрейгер и др.), иерархическая теория потребностей личности (С.Б. Каверин, А.Н. Леонтьев, А. Маслоу, В.Д. Шадриков, и др.) и ее самореализации (Л.И. Анцыферова, В.П. Зинченко, О.А. Конопкин, В.И. Слободчиков и др.), теория адаптации личности в социальной среде (Ж.М. Глозман, Т.В. Снигирева, С.Т. Посохова, Е.Ф. Филлипова и др.), а также теоретические предпосылки развития личностной автономии (Э.В. Галажинский, К. Гольдштейн, С. Мадди, Г. Олпорт, В.В. Столин и др.), психологические исследования в области личностного потенциала (Д.А. Леонтьев, В.Н. Марков, А.С. Мельничук, Ю.В. Синягин и др.).

Теоретическую основу исследования составили работы, исследующие психологические аспекты здоровья индивида (Н.А. Агаджанян, Л.В. Васина, Е.А Уваров и др.) и психологические причины его нарушения (О.С. Васильева, Г.С. Никифоров, В.Д. Тополянский и др.), психологические исследования соматических состояний человека (А.В. Кириченко, В.А. Пономаренко, М. Фуко и др.), труды, посвященные адаптации личности в социальной среде (Ф.Б. Березин А.Л. Журавлев, А.А. Налчаджян, А.А. Реан, и др.), работы в области кризисных личностных состояний (Т.В. Башкирева, Ф.Е. Василюк, М.А. Гулина и др.), исследования эмоциональной сферы личности (Л.С. Выготский, Л.Я. Гозман, Б.И. Додонов, В.А. Лабунская, и др.) и аффективных состояний (С.Н.Ениколопов Е.О. Лазебная, В.Д. Менделевич, В.Н. Мясищев, А.Б. Холмогорова, H.S. Akiskal, J. Angst и др.), эмоциональной саморегуляции (Б.А. Вяткин, Л.Г. Дикая, В.И. Моросанова, А.О. Прохоров и др.) и фрустрации (Р. Барнер, Л.И. Ермолаева, Н.Д. Левитов, Н. Майер и др.), изучение влияния межличностной поддержки на преодоление внутриличностных проблем (В.А. Горянина, В.В. Знаков, М.Ш. Магомед-Эминов, А.У. Хараш, О.В. Хлудова, Е.В. Цуканова и др.), научно-теоретический и психолого-практический анализ процессов и состояний депривации, отвергания, отторжения, изоляции и лишений (Б.С. Братусь, И.Н. Гурвич, И.С. Кон, В.Н. Косырев, В.Н. Мясищев, Е.В. Осин Э.Фромм и др.), конфликтологические исследования (И.Я. Анцупов, Н.В. Гришина, Ф. Глазл, И.В. Грошев, Л. Козер, А.И. Шипилов, G. Krug и др.).

Методы исследования включали теоретико-методологический анализ литературы по проблеме психологического здоровья как личностного феномена, теоретическое общение историко-научных предпосылок изучения этой проблемы, систематизацию существующих научных подходов, структурирование принципов исследования акмеологической сущности психологически здоровой личности, методологическое обоснование подхода к исследованию акмеологических ресурсов психологического здоровья личности, теоретическое разграничение инвариантной и варативной сущности этого феномена, моделирование механизма развития акмеологических ресурсов психологического здоровья личности как психологического феномена. На этапе констатирующего исследования акмеологических ресурсов психологического здоровья личности были применены следующие методики: тест смысложизненных ориентаций (CЖО) Д.А. Леонтьева; морфологический тест жизненных ценностей (МТЖЦ) В.Ф. Сопова, Л.В. Карпушиной; стилевая саморегуляция поведения человека (ССП-98) В.И. Моросановой; самоактуализационный тест (САТ) Л.Я. Гозман; шкала оценки потребности в достижении Ю.М.Орлова; многоуровневый личностный опросник (МЛО) «Адаптивность» А.Г. Маклакова, С.В. Чермянина; шкалы опросника для выявления и оценки невротического состояния Д.М.  Менделевича, К.К. Яхина; тест жизнестойкости Д.А. Леонтьева, Е.И. Рассказовой; Калифорнийский психологический опросник (СРI); диагностика уровня развития рефлексивности (методика А.В. Карпова); ме­тодика ди­аг­но­сти­ки меж­лич­но­ст­ных от­но­ше­ний (ДМО) Л.Н. Собчик. В эмпирической части исследования использовались разработанные автором опросник для выявления психологичексих факторов развития акмеологических ресурсов психологического здоровья и анкета для оценки сформированности акмеологического ресурса психологического здоровья молодежи. Формирующий эксперимент представлял собой поэтапную программу реализации механизма развития акмеологических ресурсов психологического здоровья личности.

При обобщении и анализе эмпирических материалов использовались методы статистической обработки данных с применением статистического пакета SPSS 17.0., факторный (Varimax), корреляционный, кластерный и дискриминантный анализы, коэффициент корреляции Пирсона, критерии Стьюдента, Вилкоксона-Манна-Уитни, Фишера.

Эмпирической базой исследования явилась выборочная совокупность:958 студентов специальностей разных укрупненных групп (гуманитарной, естестственнонаучной, экономической, культуры и искусств) Тамбовского государственного университета имени Г.Р.Державина.

Основные научные результаты, полученные лично соискателем, и их научная новизна. В диссертации дифференцируется акмеологический ресурс как общее личностное явление, характеризуемое респонсивно-регулятивным, ценностно-смысловым, эмоционально-чувственным, самореализующе-саморазвивающим, субъектно-деятельностным аспектами, с одной стороны, и акмеологический ресурс психологического здоровья как личностно-социальное явление с интерактивно-диалогическим, культурно-преемственным, безоценочно-толерантным, корпоративно-кооперирующимся и самоорганизующимся-самоуправляющим аспектами, с другой.

В исследовании выявляются как инвариантные свойства акмеологического ресурса психологического здоровья личности, включающие продуктивность, социальность и самоактуализацию (самодостаточность) личностного бытия, так и вариативные свойства этого психологического конструкта, а именно, личностные притязания, масштабность целей, достижения в деятельности, самооценку в поступках и поведении, развитие в продуктивном преобразовании своей социальной среды и др.

Автором выделяются следующие группы психологических условий развития акмеологического ресурса психологического здоровья личности: адаптационные (непредвиденные явления, темп жизненных событий, стрессогенные обстоятельства, острота ситуационных воздействий на индивида, множественность событий), антропоцентрические (востребованность в окружающей среде, высокий статус в системе межличностных отношений, способность контролировать обстоятельства), феноменологические (адаптация, самореализация и ценностная ориентация личности).

В работе определены факторы развития акмеологического ресурса психологического здоровья личности молодежи, к которым относятся деятельностный, институциональный, социальный, межличностный, внутриличностный, влияющие на самовосприятие себя и своего психологического здоровья индивидом, а также на психологическое здоровье как личностный статус личности в окружающей социальной среде.

Диссертантом разработан механизм развития акмеологических ресурсов психологического здоровья личности, который включает качественное преобразование личностных свойств (самоограничение потребностей, эмоционально-волевую регуляцию, направленность ценностей, нравственные нормы, смысловую ориентацию); состояний (удовлетворенность актуальных потребностей, осознание достижимости целей и задач, ощущение собственной адекватности жизненным «вызовам», активации в условиях осложненных жизненных обстоятельств, понимание собственной личностной готовности к жизненным испытаниям); функций (интеграцию внутренних резервов деятельностного бытия, выстраивание иерархии целей и задач по их личностной значимости, прогнозирование собственной жизненной перспективы, создание системы межличностных отношений, построение собственной среды «социального обитания»).

Автором диссертационного исследования предложены критерии оценки сформированности таких звеньев психологического механизма развития акмеологических ресурсов психологического здоровья личности, как свойства личности по потребностному, эмоциональному, ценностному, нравственному и смысловому признакам, состояния личности по признакам общей удовлетворенности, достигнутых целей и решенных задач, адекватности в решении жизненных проблем, активности в преодолении препятствий, готовности к трудностям), функций личности, обеспечивающих внутреннюю цельность, избирательность в приоритетах, антиципацию будущего, социальный статус, создание своего жизненного пространства.

Разработаны этапы формирующего проекта развития акмеологического ресурса психологического здоровья личности молодежи, включая концептуализирующий, аналитический, интерактивный, конструктивный, рефлексивный.

Теоретическая значимость исследования. Доказана зависимость развития акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи как личностного феномена от интерактивно-диалогических, культурно-преемственных, безоценочно-толерантных, корпоративно-кооперирующихся, самоорганизующе-самоуправляющих свойств личности; адаптационных, антропоцентрических и феноменологических условий; деятельностного, институционального, социального, межличностного, внутриличностного факторов.

Уточнено определение акмеологического ресурса психологического здоровья как личностно-социального явления с присущими ему интерактивно-диалогическим, культурно-преемственным, безоценочно-толерантным, корпоративно-кооперирующимся и самоорганизующимся-самоуправляющим аспектами.

Структурированы критерии оценки акмеологического ресурса психологического здоровья личности, включающие свойства личности с ее потребностями, эмоциями, ценностями, нравственными нормами и смысловой рефлексией бытия, состояния личности с ее удовлетворенностью имеющимися результатами, достигнутыми целями и решенными задачами, поиском адекватных способов решения жизненных проблем, проявлением субъектности и воли в преодолении препятствий, готовностью к трудностям, функций личности, которые придают ее свойствам внутреннюю цельность, обусловливают избирательность в приоритетах, позволяют антиципировать будущее, придают социальный статус, помогают в создании своей среды.

Систематизированы психологические условия развития акмеологического ресурса развития психологического здоровья личности, такие как адаптационные (непредвиденные явления, темп жизненных событий, стресогенные обстоятельства, острота ситуационных воздействий на индивида, множественность событий), антропоцентрические (востребованность в окружающей среде, высокий статус в системе межличностных отношений, способность контролировать обстоятельства), феноменологические (адаптация, самореализация и ценностная ориентация личности).

Обобщены факторы развития акмеологического ресурса психологического здоровья личности молодежи, существенно детерминирующие психологическое здоровье как личностный феномен.

Практическая значимость исследования. В диссертации разработаны рекомендации для реализации психологического механизма развития акмеологического ресурса психологического здоровья личности молодежи и предложена программа проекта, состоящая из пяти этапов: концептуализирующего, аналитического, интерактивного, конструктивного, рефлексивного.

Готовы к внедрению методические материалы и психометрические методики для оценки акмеологического ресурса психологического здоровья личности молодежи.

Материалы диссертации могут быть использованы в курсах лекций по теории личности, межличностных отношений, в спецкурсе по основам гуманистической психологии, а также в спецпрактикуме по проблеме психологического здоровья личности молодежи. Результаты исследования служат научно-методической основой для разработки программ курсов «Психология здоровья», «Основы психосоматики», а также авторской программы «Акмеологические ресурсы психологического здоровья».

Достоверность научных результатов обеспечивалась современными методологическими подходами, валидными теоретическими концепциями, основополагающими теориями психологической науки, целенаправленным анализом эмпирического материала, надежной репрезентативностью выборки испытуемых, всесторонним анализом экспериментальных данных, полученных на разных этапах исследования, использованием дублирующего психологического инструментария с перекрестной проверкой данных констатирующего и формирующего экспериментов, корреляцией результатов по взаимодополняющим методам исследования и корректным привлечением методов математической статистики с наглядной графической репрезентацией полученных данных и их обоснованной интерпретацией.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения исследования представлены в монографиях, учебных пособиях, научных журналах и сборниках. Результаты исследования докладывались и обсуждались на международных, всероссийских, региональных научных и научно-практических конференциях и семинарах:

международные конференции: «Потенциал личности: комплексная проблема» (Тамбов, 2006–2011 гг.); «Практическая психология: от фундаментальных исследований до инноваций» (Тамбов 2006, 2008 гг.); «Психология человека в условиях здоровья и болезни» (Тамбов, 2010); Проблемы и инновации современного общества (Астрахань, 2011), «Наука.Общество.Бизнес» (Кипр, Пафос, 2011);

всероссийские научно-практические конференции: «Образование в России: медико-психологический аспект» (Калуга, 2003, 2005 гг.); «Медико-биологические и психолого-педагогические аспекты адаптации и социализации человека (Волгоград, 2002, 2008 гг.); Всероссийский научный конгресс «Фундаментальная наука – ресурс сохранения здоровья здоровых людей» (Тамбов, 2010).

Исследования выполнялись в рамках программ МО РФ «Федерально-региональная политика в науке и образовании», подпрограммы «Научные основы охраны здоровья обучающихся», раздела «Научно-методические основы анализа и прогнозирования состояния здоровья, условий жизни и обучения детей, подростков и молодежи, развитие системы охраны и укрепления здоровья участников образовательного процесса (2003 г) и «Научные исследования высшей школы по приоритетным направлениям науки и техники», подпрограммы «Технологии живых систем» (2003-2004 гг), а также в рамках тематического плана университета (2009-2010 гг.).

Положения, выносимые на защиту

1.Акмеологический ресурс как общее личностное явление характеризуется респонсивно-регулятивным, ценностно-смысловым, эмоционально-чувственным, самореализующе-саморазвивающим, субъектно-деятельностным аспектами с одной стороны. Акмеологический ресурс психологического здоровья как личностно-социальное явление с интерактивно-диалогическим, культурно-преемственным, безоценочно-толерантным, корпоративно-кооперирующимся и самоорганизующимся-самоуправляющим аспектами, с другой.

2.Инвариантные свойства акмеологического ресурса психологического здоровья личности включают продуктивность, социальность и самоактуализацию (самодостаточность) личностного бытия. Вариативные свойства этого психологического конструкта подразумевают личностные притязания, масштабность целей, достижения в деятельности, самооценку в поступках и поведении, развитие в продуктивном преобразовании своей социальной среды.

3.К группам психологических условий развития акмеологического ресурса развития психологического здоровья личности относятся: адаптационные (непредвиденные явления, темп жизненных событий, стресогенные обстоятельства, острота ситуационных воздействий на индивида, множественность событий), антропоцентрические (востребованность в окружающей среде, высокий статус в системе межличностных отношений, способность контролировать обстоятельства), феноменологические (адаптация, самореализация и ценностная ориентация личности).

4.Факторами развития акмеологического ресурса психологического здоровья личности молодежи являются деятельностный, институциональный, социальный, межличностный, внутриличностный, влияющие на развитие акмеологического ресурса психологического здоровья личности молодежи.

5.Механизм развития акмеологических ресурсов психологического здоровья личности включает личностные свойства (самоограничение потребностей, эмоционально-волевую регуляцию, направленность ценностей, нравственные нормы, смысловую ориентацию); личностные состояния (удовлетворенность актуальных потребностей, осознание достижимости целей и задач, ощущение собственной адекватности жизненным «вызовам», активации в условиях осложненных жизненных обстоятельств, понимание собственной личностной готовности к жизненным испытаниям); личностные функции (интеграцию внутренних резервов деятельностного бытия, выстраивание иерархии целей и задач по их личностной значимости, прогнозирование собственной жизненной перспективы, создание системы межличностных отношений, построение собственной среды своего «социального обитания»).

6.Критерии оценки сформированности психологического механизма развития акмеологических ресурсов психологического здоровья личности являются ее свойства по потребностному, эмоциональному, ценностному, нравственному и смысловому признакам, состояния личности по признакам общей удовлетворенности, достигнутых целей и решенных задач, адекватности в решении жизненных проблем, активности в преодолении препятствий, готовности к трудностям), функций личности, обеспечивающих внутреннюю цельность личностных качеств, избирательность в приоритетах, антиципацию будущего, социальный статус, создание своего жизненного пространства. 

7.Этапы формирующего проекта развития акмеологического ресурса психологического здоровья личности молодежи включают концептуализирующий, аналитический, интерактивный, конструктивный, рефлексивный фазы.

Организация исследования. Теоретико-методологическая база исследования создавалась в период с 2002 по 2010 годы. Экспериментальные исследования осуществлялись в несколько этапов.

Первый этап (2002 – 2004 гг.) – анализ психологической, акмеологической, педагогической, естественно-научной и медицинской литературы по проблеме исследования. Подбор методик изучения акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи. Проведение пилотажного исследования, позволившего сформулировать цели и задачи, наметить основные направления последующего изучения проблемы исследования.

Второй этап (2005 – 2006 гг.) содержал методологическое исследование, задачей которого явилось разработка теоретико-методологических основ изучения развития акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи, уточнение и операционализация основных понятий и категорий исследования; включал разработку и экспериментальную апробацию методик изучения акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи. Проведено экспериментальное исследование условий, факторов и источников, детерминирующих развитие ресурсов психологического здоровья. Изучены возможности технологического обеспечения процесса развития акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи.

Третий этап (2007 – 2009гг.) включал разработку концепции акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи, обобщение показателей и критериев прогнозирования реальных уровней развития ресурсов психологического здоровья. На основе результатов теоретико-методологического и эмпирического исследования разработан психолого-акмеологический проект, направленный на осознание студентами проблем психологического здоровья и создания условий для психологического оздоровления личности участников проектной деятельности. Реализован механизм развития акмеологических ресурсов психологического здоровья личности, уточнены критерии сформированности его звеньев.

Четвертый этап (2009 – 2011 гг.) – теоретическое осмысление и качественный анализ результатов экспериментальной работы, теоретическая интерпретация основных положений, выводов, внедрение результатов работы в практику образовательных учреждений.

Структура и объем диссертации

Диссертация состоит из введения, 4-х глав, выводов и заключения, практических рекомендаций, списка литературы и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В результате теоретико-методологического анализа фундаментальных исследований выявлены историко-научные предпосылки, принципы и подходы изучения акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи.

Акмеологические ресурсы психологического здоровья личности не сразу обрели необходимую четкость в понимании сущности этой проблемы. Проблема философского осмысления здоровья, его содержания и оснований содержится уже в древних восточных трактатах: в древнеиндийских Ведах, древнекитайском даосском трактате «Дао дэ цзин» и конфуцианском «Лунь юй». Различные аспекты и вопросы понимания здоровья рассматриваются и поднимаются в трудах древнегреческих и древнеримских философов различных школ и направлений: Фалеса, Гераклита, Алкмеона, Пифагора, Платона, Аристотеля, Теофраста, Плотина, Прокла, Порфирия, Цицерона, Сенеки, Марка Аврелия и др. Особое место в ряду древнегреческих мыслителей-естествоиспытателей занимают Гиппократ и его школа, а также Гален. Среди средневековых арабских и европейских философов следует отметить Ибн Рушда, Авицеброна, Авиценну, Ф. Аквинского. В эпоху Возрождения вопросы здоровья затрагивали Ф. Петрарка, Л. Валла, Д. Бруно, Эразм Роттердамский и др. Проблема здоровья, здорового образа жизни нашла отражение в работах философов Нового времени: Ф. Бэкона, Р. Декарта, Ж. Руссо, Б. Спинозы, Х. Де  Руа, Ж. Ламетри, П. Ж. Ж. Кабаниса, М.В. Ломоносова, А. Радищева и др. Особое звучание в философии неклассического и постклассического периода эта проблема приобретает в связи с разнообразием новых вопросов и подходов в философском изучении  феномена здоровья. Русская религиозная философия в лице В.В. Розанова и Н. Бердяева, западная философия жизни в лице Ф. Ницше и А. Бергсона, феноменология в лице Э. Гуссерля и его последователей, экзистенциальная философия в лице Ж. П. Сартра и М. Хайдеггера по-своему рассматривали многие аспекты темы здоровья. В философии ХХ века возрос интерес к проблеме телесности (М. Мерло-Понти, А. Арто, М. Фуко, Ф. Фукуяма, Ж. Делёз, Ж.-Л. Нанси, В.М. Розин и др.). Усилилось социокультурное направление в осмыслении здоровья (М. Мосс, М. Дуглас, Б. Тернер и др.), в рамках которого тело наделяется социокультурным значением и смыслом и рассматривается как продукт развития культуры.

Открытие бессознательного, релятивизация устойчивых представлений и ценностных образов, катаклизмы культуры и общества окончательно пошатнули привычные границы не только человеческой практики, но и теории и привели к упразднению четкой границы между здоровьем и болезнью (Д. Витулкас, М. Фуко, Р. Барт и др.). Современные философы и психологи пытаются по-новому посмотреть на сам феномен здоровья: Д. Ледер, М. Мерло-Понти (феноменологический подход), В.М. Розин (дискурсивный подход), С.Ганеман, (духовно-экологический подход), Д.И.Дубровский (здоровье как проблема самопознания и самоорганизации), Б.Г.Юдин (здоровье как мера возможностей человека) и др. В целом, следует заметить, что здоровье в ХХ веке осмысливается не как сугубо биологическое качество жизни, а как нечто иное, связанное не только с биологией и физиологией, но, прежде всего, с социальными, психологическими и культурными аспектами.

Такую мысль еще в начале XX в. высказывал В.М. Бехтерев. Он же писал об условиях формирования психологически здоровой личности, к которым относятся возможность сохранять индивидуальный психологический уклад личности, жить в единстве приобретаемых знаний и исповедуемых духовных ценностей, иметь возможность активного выражения себя и защищаемых ценностей, пользоваться правом автономного существования в социальном окружении, самореализации через удовлетворение индивидуальных потребностей разного уровня, самоорганизацию и саморегуляцию своей деятельности, умеренность в нуждах и толерантность в отношении к уровню своей жизни и укладу иных культур.

В 30-е годы XX в. наметилось иное направление изучения психологического здоровья, сущность которого выражалась идеями психосоматической школы (М.Т. Назаров). Была установлена зависимость физиологического здоровья индивида от его эмоциональной сферы. Делался вывод о необходимости эмоциональной саморегуляции с целью сохранения своего здорового организма Это было шагом вперед на пути к пониманию психологической природы болезни и одновременно шагом в сторону от проблем психологического здоровья личности. Тем самым укрепилась трихотомия исследования психологических источников здоровья и болезни, психологии здорового и больного индивида и, наконец, психологического здоровья личности.

В 60-е гг. прошлого века активно исследовалась взаимосвязь социального, психологического и физиологического (Б.Г. Ананьев, П.К. Анохин, Ю.А. Александровский, А. Маслоу и др.). Но определенный прорыв в соотношении психического и физиологического был достигнут в 70-е гг., по мере развития «поведенческой медицины», рассматривавшей внешние физиологические симптомы как реакцию на внутренние психологические стимулы. Утверждалось, что экстериоризация собственного физиологического состояния позволяет индивиду не только лучше понимать симптомы своего организма, но и активно воздействовать на собственную физиологию целесообразными психологическими реакциями (А.Е. Ольшанников, Л.А. Рабинович, Г. Селье, П.В. Симонов и др.).

Еще большее внимание проблема психологии здоровья получила в 80-е гг. ХХ в., когда в науку пришло понимание определяющего влияния неблагоприятной среды на нарушение здоровья. К средовым воздействиям исследователи относили разные степени стресса, повышенный ритм жизни, избыток информации в постиндустриальном обществе (Ф.Б. Березин, Л.И. Василенко, Ф.Е. Василюк, Г.И. Косицкий, В.И. Медведев, М.М. Хананшвили и др.). Такое направление психологического исследования здоровья еще более укрепляло общий тренд научного поиска в «физиологическом» направлении и в определенной степени уводило от решения проблемы психологически здоровой личности как «второстепенного» направления исследования.

Лишь в 90-е гг. ХХ в., в период глубоких социальных преобразований пришло осмысление необходимости дифференцировать соматическое и психологическое, признавая их взаимовлияние друг на друга  Это открывало новые возможности для активных исследований в области психологического здоровья личности как особого состояния (Ю.Г. Абрамова, Б. Азон, Л.В. Забелова, Ю.Н. Казаков, О.А. Конопкин, А.Б. Леонова, Л.Г. Матрос, И.Х. Мурзиев, В.И. Слободчиков др.).

Отметим, что на всех этапах разработки проблемы здоровья в контексте психологической науки сохранялось понимание важности психологического здоровья личности как желаемой нормы ее духовного бытия. Аналогичные идеи высказывал еще В.Соловьев, подчеркивавший важность воспитания здоровой личности в сопричастности к миру, помощи человеку в его духовной адаптации к обществу и создания условий для полной самореализации человеком всего потенциала его душевных сил и духовных возможностей.

Эти идеи оказались созвучными исследованиям С.Н. Булгакова, где доказывалась необходимость свободного развития личности, ее нравственной свободы и самоограничения, социальной интеграции и автономии, созидания добра как нравственного миропорядка, гармонии индивидуального, природного и социального.

Подобные подходы существенно расширили понятие «валеология», которое, по мнению исследователей этого направления (Г.Л. Апанасенко, И.И. Брехман, Э.Н. Вайнер, В.П. Петленко и др.), помимо интегрированного понимания достижения здоровья и механизмов его сохранения и укрепления, стало применяться не только к физиологии индивида, но и к психологии личности. В этой связи по-новому стали интерпретироваться психологические критерии здоровой личности, включая резистентность личности к неблагоприятному влиянию социальной среды, иммунитет к «болезням» социального характера и воздействие на личность «больного общества», а также выдвижение здоровья в ранг личностной и социальной ценности.

В 90-е гг. ХХ в. И.В. Дубровина определяет сущность понятия «психологическое здоровье», делая акцент на изучении этого феномена относительно личности, что впоследствии нашло широкий отклик в достаточно большом диапазоне исследовательских работ (В.А. Ананьев, А.Д. Андреева, Е.Е. Данилова, Д.В. Лубовский, В.Э. Пахальян, А.М. Прихожан и др.).

В ряде теорий, рассматривая здоровье человека на психологическом уровне, обсуждается понятие «здоровой личности». Значимым для обоснования этого понятия стали взгляды А. Адлера, Ф Перлза и психологов-гуманистов (А. Маслоу, Г. Олпорт, К. Роджерс, и др.), работы которых были посвящены поиску целостного портрета идеально здоровой личности.

Акмеологический подход к здоровью близок, по сути, к представленным выше положениям и заключается, как отмечают А.А. Деркач, В.Г. Зазыкин О.В. Москаленко, Е.В. Селезнева и др., в осуществлении комплексного исследования и восстановлении целостности субъекта, проходящего ступень зрелости, когда его индивидные, личностные и субъектно-деятельностные характеристики изучаются в единстве, во всех взаимосвязях и опосредованиях, для того, чтобы содействовать достижению им высших уровней развития, на которые может подняться каждый. Акмеологический подход дает возможность человеку совершенствовать как свои внутренние ресурсы, так и способности распоряжаться ими в сверхсложных условиях.

Однако заметим, что при значительном количестве исследований вопросов психологического здоровья личности, эта проблема пока еще остается недостаточно решенной. Не до конца определенными пока еще остаются базисные понятия психологического здоровья, его факторы и критерии. Слабо разработанными являются методы психологической диагностики психологического здоровья, а также его психологические механизмы. По-прежнему не полностью ясны способы профилактики психологического здоровья. Концепция здоровой личности нередко отождествляется с исследованиями здорового индивида и психологией физиологического здоровья человека.

Анализ современной научной литературы показывает, что пока еще не выработано единое определение психологического здоровья личности. Это обусловлено, с одной стороны, многоаспектностью проблематики, а, с другой – широким спектром исследовательских подходов, которые наиболее часто выстраиваются с позиций:

  • нормоцентрического подхода, отталкивающегося в первую очередь, от понятия нормы, делая ее исходной позицией любого последующего рассуждения и анализа (Аристотель, А. Бергсон, Н.А Бердяев, Г.Д. Левин, Я.М. Неплох, Д. Плахов, Ж.П.Сартр и др.). Нормоцентрический подход к психологическому здоровью предполагает разработку нормоориентированных способов оценки личности и ее функционирования в окружающей среде. Представители данного подхода считают, что показатели психологического здоровья относятся к непараметрическим измерениям, а само понятие «нормы» может быть представлено не столько количественными, сколько качественными показателями. Это означает, что применительно к психологическому здоровью ориентация на норму фактически предполагает ориентацию на критерии этого личностного статуса;
  • феноменологического подхода, изучающего сущность явления с позиций научного знания (Э. Гуссерль и его последователи М. Хайдеггер, М. Шелер, А. Койре, Е. Финк, Р. Ингарден, А. Райнах, М. Гайгер, М. Шелер, М. Мерло-Понти, П. Рикёр, Г.Г. Шпет, А.Ф. Лосев и др.). В рамках этого подхода сущность психологического здоровья как личностного феномена предполагает системное существование его слагаемых при системообразующем компоненте успешного функционирования личности в окружающей среде через удовлетворение индивидуально обусловленных и социально востребованных потребностей. Феномен психологического здоровья представляется автономным по отношению психологически обусловленному физиологическому здоровью и по отношению к психологии здоровой или больной личности. Исследователи феноменологической сущности психологического здоровья как личностного явления подчеркивают его «отдельность» от здоровья индивида, поскольку психологически здоровая личность может быть нетождественна отсутствию индивидуальных патологий и означает норму социального функционирования, в отличие от психологических причин заболевания, отношения к здоровью и восприятия себя как здорового/больного индивида. Феноменологический подход к психологическому здоровью предполагает его системно-целостное существование и холистическое функционирование.
  • холистического подхода, рассматривающего психологическое здоровье как единое целое, в котором «целостность» не является «суммой частей». Основы этого подхода были заложены Я. Смэтсом, Дж. С. Холдейном. Позиции, близкие холизму, в разное время разделяли многие философы, в частности, Платон, Аристотель, неоплатоники, христианские мистики, некоторые философы и ученые эпохи Возрождения, нового времени (Г. Лейбниц, А.Н. Уайтхед). Идеи холизма развивали А. Мейер-Абих, А. Бергсон, А. Леман, Т. Кун, П. Фейерабенд и др. Подобная точка зрения встречалась в антропоцентризме и гуманизме эпохи Возрождения (Гален, Парацельс, розенкрейцеры и проч.), русском космизме (В.И. Вернадский К.Э. Циолковский), философии всеединства (В.С. Соловьев). На базе этого подхода работают многие исследователи, психологи, психиатры и психотерапевты западной психологии (С. Гроф, К. Гроф, Л. Орр, С. Рэй, Б. Мандел, Д. Леонард, Ф. Лаут, К Уилбер и др.).

Как отмечают О.С. Васильева и Ф.Р. Филатов, в рамках холистического подхода здоровье понимается как обретаемая индивидом в процессе его становления целостность, предполагающая личностную зрелость (Г. Олпорт), интеграцию жизненного опыта (К. Роджерс) и примирение, синтез фундаментальных противоречий человеческого существования или интрапсихических полярностей (К.Г. Юнг). Естественно-научные принципы анализа дополняются гуманитарными, что обеспечивает целостное видение проблемы.

Следуя логике данного подхода и взглядам ученых, мы считаем, что наиболее часто наблюдаемые проявления психологического здоровья в виде удовлетворенности качеством жизни, активного взаимодействия с окружающей природой и социальной средой, удовлетворения потребностей разного уровня, социальнонаправленных ценностных ориентаций, разумного ограничения индивидуальных запросов, а также самореализации себя как личности дают эффект психологического здоровья лишь в своем целостном единении. В противном случае, наблюдается проявление «психологической патологии» когда, например, удовлетворение потребностей разного уровня сочетается с их «ненасыщаемостью», или самореализация себя как личности направлена на достижение лишь индивидуально значимых ценностей вне социального контекста. Холистическое проявление психологического здоровья характеризует культуру личности, то есть совокупность усвоенных и устойчиво воспроизводимых норм, ценностей и стереотипов жизни;

  • социокультурного подхода, широко представленного в работах И. Канта, Ф. Гегеля К. Маркса, А. Тойнби, О.Шпенглера, Э.Тоффлера, А.С. Ахиезера, Ю.Р. Вишневского, Л.Г. Ионина, М.С. Кагана, Л.Н. Когана, Э.С. Маркаряна, В.М. Межуева, П.А. Сорокина, В.Т. Шапко и др. Применительно к пониманию сущности психологического здоровья социокультурный подход соединяет «несоединяемое», подчеркивая, с одной стороны, однотипное проявление этого явления в рамках определенного социума, а, с другой – его многообразие в силу не столько индивидуальных, сколько межкультурных различий. Исследования в этой области показывают, что в разных культурах признаками психологического здоровья то есть успешно функционирующей личности, могут быть диаметрально противоположные проявления, включая самоутверждение и самоунижение, демонстрацию и скрывание симптомов болезни и признаков возраста, готовность идти на открытый конфликт и избегание столкновений взглядов и позиций и др. Социокультурный аспект психологического здоровья демонстрирует его зависимость от социального контекста, вне которого психологическое здоровье теряет значительную часть своей критериальной основы;
  • дискурсивного подхода, основанного на содержании коммуницируемых идей о том, что значит быть психологически здоровым. Он имеет глубокие философские корни от античности до нашего времени (Аристотель, Ф. Аквинский, Р. Декарт, Г. Лейбниц, Б. Спиноза Т. Гоббс, Дж. Локк, Х. Вольф, Ф. Г. Якоби, М. Фуко М. Пеше, Л. Альтюссер, П. Серио, А. Вежбицка, Н.Д. Арутюнова, В.М. Розин и др.). Социальный дискурс, по мнению исследователей, содержит значительное количество высказываний с оценочными суждениями о личности, включая оценку ее поступков в разных жизненных ситуациях. При этом наблюдается противопоставление «здоровой» и «больной» личности, имея в виду ее соответствие или несоответствие социально одобряемым нормам поведения. Личность диагностируется в обществе как психологически здоровая, если ее активность укладывается в рамки коллективных представлений о «должном» в поведении и деятельности, в постановке и достижении целей, в используемых средствах и количестве получаемого результата. Завышенные потребности и притязания, расторможенные влечения, преувеличенная самооценка и чрезмерная активность могут дать основание для дискурсивного умозаключения о «личностной патологии». При этом коллективный дискурс может смешивать личностную (психологическую) и индивидную (физиологическую) патологию, объясняя одно другим;
  • аксиологического подхода, который рассматривает психологическое здоровье не только как личностную и социальную ценность, но и раскрывает структуру ценностей, то есть идеальных объектов особой личностно-социальной значимости, входящих в структуру данного понятия. У истоков данного подхода стояли Г. Спенсер, И. Кант, В. Дильтей, Ф. Брентано, К. Юнг и др. Начало разработки аксиологических аспектов познания принадлежит, представителям баденской (В. Виндельбанд, Г. Риккерт, Э. Ласк, Р. Кронер и др.) и российской школ (Н.Н. Бубнов, С.И. Гессен, Г.Э. Ланц, Б. Кистяковский, М.М. Рубинштейн, Ф.А. Степун и др.). Ценностная проблематика получила отражение в работах российских авторов: О.Г. Дробницкого, В.Ю. Бойко, А.Г. Здравомыслова, Г.П. Выжлецова, С.Ф.Анисимова, В.К. Шохина, И.О. Щербаковой, В.А. Ядова, Р.Г. Ясина и др.

Ценностная природа психологического здоровья не вызывает сомнений, поскольку оно само по себе представляет собой ценность. Вместе с тем не полностью ясно какие именно ценности наполняют собой феномен психологического здоровья. Поиск ответа на этот вопрос осложняется межкультурными, социальными и индивидуальными различиями, обусловливающими все многообразие изучаемого явления. Исследования показывают, что ценностным статусом в психологическом здоровье обладают индивидуально предпочитаемые и социально одобряемые потребности, цели, способы достижения цели, смыслы, мотивы, самооценка и уровень притязаний, критическое мышление и социальные связи;

  • интегративного подхода, предполагающего, по мнению исследователей (Б.Г. Ананьев, О.С. Васильева, А.Г. Ковалев, В.А. Мазилов, В.Н. Мясищев, К.К. Платонов и др.), рассматривать психологическое здоровье в тесной связи с другими личностными аспектами существования, деятельности и поведения. Психологическое здоровье в структуре личности интегрируется с такими ее подструктурами как нравственно-этическая, мотивационно-смысловая, деятельностно-поведенческая, субъектно-активная, образовательно-развивающая, интерактивно-социальная. Эти подструктуры позволяет еще более точно определить структуру психологического здоровья, которая идентична по своему составу личностным подструктурам, поскольку в каждой из них возможно проявление как психологического здоровья, так и нарушение психологической нормы бытия. Подобные проявления как правило носят динамический характер, демонстрируя развитие в ту или иную сторону;
  • синергетического подхода, представители которого рассматривают изучаемую реальность как совокупность процессов самоорганизации живых и неживых систем, подчиняющихся «нелинейным» законам и существующих в нестабильных, постоянно меняющихся условиях (С.Н. Капица, С.Н. Курдюмов, Г.Г. Малинецкий, И.Р. Пригожин, Г. Хакен Д.С. Чернавский и др.). Синергетический подход к пониманию сущности акмеологических ресурсов психологического здоровья, по нашему мнению, предполагает более полное целостное рассмотрение здоровья как сложной системы, позволяющий изучить факторы взаимовлияния, обеспечивающие или тормозящие процесс сохранения здоровья;
  • акмеологического подхода, предполагающего динамический характер изменений и развития, как переход на иной уровень функционирования; развитие при этом представляет собой качественное преобразование функций со знаком «плюс», то есть улучшение, оптимизацию, совершенствование наблюдаемых показателей. Как отмечают А.А.Деркач, М.В. Секач, О.В. Москаленко и др., применительно к психологическому здоровью следует заметить, что его развитие неотделимо от развития личности, в структуре которой психологическое здоровье представляет собой важную, но не единственную личностную подструктуру. Акмеологический подход к психологическому здоровью требует изучения его начального и перспективного статуса, периодизации процесса и оценки состояния на разных этапах развития. Это открывает возможности изучения психологического здоровья как «живого психологического организма», развивающегося в соответствии с присущими ему закономерностями.

Все перечисленные выше подходы к исследованию акмеологических ресурсов психологического здоровья представляются нам взаимодополняющими, исследующую обозначенную проблему с разных сторон и позволяющими представить ее целостно.

В целом, анализ современных исследований и теоретических подходов позволяют сделать вывод о том, что психологическое здоровье личности представляет собой ее социально-личностный статус, характеризуемый общественно-значимой реализацией личностного потенциала и самоограничением в удовлетворении индивидуальных потребностей, гармоничным взаимодействием с социальным окружением и автономным самодостаточным существованием, адаптированной интеграцией с окружающим миром и конструктивными стратегиями преодоления препятствий на пути к утверждению собственных жизненных идеалов.

В отечественной психологии акмеологические ресурсы психологического здоровья рассматриваются многими авторами как потенциальные резервы личности, неявно существующие, как дополнительные источники успешного взаимодействия с окружающей средой, актуализируемые как запасные средства в «вызывающих» жизненных обстоятельствах, обеспечивающие гомеостаз психологического здоровья как последовательное, стабильное и предсказуемое поведение, несмотря на преобразование жизненных обстоятельств вплоть до критических (В.Н. Марков, Н.В. Кузьмина, А.К. Осницкий, А.О. Прохоров, М.Ф. Секач, А.А. Фролова,. Т.С.Чуйкова и др.). В связи с этим значимым для изучения ресурсов психологического здоровья личности в данном исследовании являются следующие принципы.

Моделирование как принцип акмеологических ресурсов психологического здоровья означает абстрактное отображение этого личностного феномена во всей сложности его структуры и внутренней системной организации. Сложность реализации этого принципа обусловлена тем, что объектом моделирования является не само психологическое здоровье, а его акмеологический ресурс, обеспечивающий развитие данного феномена. К моделируемым компонентам ресурса можно отнести нравственно-волевые свойства и духовно-гуманистическую направленность, ценностно-смысловую ориентацию и деятельностно-поведенческие установки, внутриличностную и межличностную компетенцию личности. Моделирование акмеологического ресурса предполагает достаточную гибкость этого психологического образования, что соответствует его альтернативности.

Принцип альтернативы акмеологического ресурса реализуется, по нашему мнению, в том, что резервы личности отличаются своей индивидуальностью, неспецифическим проявлением в каждом отдельном случае, и не абсолютной фиксированностью в структуре личностного потенциала. Так, резервом личности может быть нравственно-волевая сфера в одном случае и стрессоустойчивость – в другом. Вслед за В.Н.Марковым считаем, что резервы личности могут быть обнаружены как способности к определенному виду деятельности в одном случае, и как накопленный жизненный опыт – в другом. Резервными свойствами личности можно считать сформированные компетенции или и особенности мышления в другом. Иными словами, альтернативность акмеологических ресурсов психологического здоровья означает их взаимозаменяемость, взаимодополнение и варьируемость в зависимости от индивидуально-личностных особенностей, ситуационных обстоятельств и социальной среды, в которой возникает необходимость обратиться к акмеологическим ресурсам психологического здоровья для успешного достижения актуальных целей.

Субъектность является особым принципом к исследованию личности, примененным учеными в качестве самостоятельного (К.А. Абульханова, А.В. Брушлинский, А.К. Осницкий, В.А. Петровский, В.И. Слободчиков, Г.А. Цукерман, В.А. Татенко, А.У. Хараш и др.). Его можно рассматривать как принцип, потому что он имеет активную деятельностную природу, предполагает вариативность поведения, автономность существования и отличается неполной предсказуемостью принимаемых решений. Как считают отдельные исследователи, психологически здоровая личность всегда является субъектом своего существования, сочетая в себе зависимость и самостоятельность, воспроизведение и креативность, потребление и созидание (И.С. Кон, Е.Б. Старовойтенко). Именно в субъектности личности проявляются подлинно человеческие качества, которые не могут быть чуждыми психологически здоровой личности с ее потребностями, нуждами, проблемами, целями, смыслами и жизненными ценностями в соприкосновении с реальной жизненной средой. Именно в соприкосновении с реальной жизненной средой психологическое здоровье личности подвергается испытаниям и в этом проявляется психосоциальная сущность этого личностного образования (Е.Н. Волкова, Е.А. Уваров).

Психосоциальность как принцип изучения акмеологических ресурсов психологического здоровья личности переносит его рассмотрение в социально-психологическую плоскость. Психологическое здоровье личности представляет собой функцию как индивидных, так и социальных предпосылок, во взаимодействии которых личность обретает необходимую меру устойчивости, целостности и последовательности в разрешении противоречий, преодолении препятствий и испытании себя «на прочность» в сложных обстоятельствах (А.М. Богомолов, С.Д. Дерябо, А.И. Донцов, С.Н. Мареев, А.В. Петровский и др.). По сути, психосоциальность представляет собой единственно возможный способ обретения, проявления и укрепления психологического здоровья личности, поскольку сама личность есть продукт ее социального бытия и совокупность социально обусловленных свойств, состояний и функций. Именно поэтому «психосоциальное» влияет на формирование психологического здоровья личности, обусловливает обращение к личностным резервам и служит естественной средой его проявления.

Ээкзистенциональность как принцип изучения акмеологических ресурсов психологического здоровья личности предполагает рассмотреть это явление в контексте всей сложности бытия с его возвратно-поступательным развитием, столкновением и борьбой противоречий, естественными и искусственными препятствиями, истинными и мнимыми конфликтами, разрушением и творением, а также несовместимостью материи и «антиматерии», которые тем не менее существуют в неразрывном единстве. Экзистенциональная сложность организации жизненной среды приводит к мысли многих авторов о том, что акмеологический резерв психологического здоровья личности можно считать важным эволюционным механизмом личностной борьбы в реальных жизненных обстоятельствах за выживание, сохранение себя и самоутверждение со значимым, «генетически близким» социальным окружением (Н.А. Бердяев, Э.Кастелли, В. Франкл, К. Ясперс, И. Ялом и др.) Экзистенциональность в изучении акмеологических ресурсов психологического здоровья означает также исследование «вызовов», которые бросает среда личности, испытывая ее на сопротивляемость, прочность и перспективность функционирования. Поэтому экзистенциональная природа акмеологических ресурсов психологического здоровья личности приближает исследователей к пониманию всей меры сложности человеческого бытия, представляющего собой соединение значительных рисков, угроз благополучию и опасных жизненных перспектив, когда мнимой ценностью становится «незнание» будущего, а способом самосохранения считается «сиюминутное существование» и избегание мыслей о неприятном (К. Барт Ж.П.Сартр, Л.Шестов Дж Эди и др.). В таких условиях личность нуждается в синергетическом соединении доступных ресурсов в целях выживания, продолжения, самосохранения, самоутверждения и полной самореализации как психологически здоровой личности.

Синергизм, активно развиваемый в русской философии (Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, Н.А. Васильев, И.А. Ильин, Е.Н. Трубецкой, С.Л. Франк, С. Флоренский и др.), можно считать принципом изучения акмеологических ресурсов психологически здоровой личности, поскольку данный ресурс имеет явно синергетическую природу, самоорганизуясь всякий раз в сложном, непредсказуемом и динамическом единстве сил. Синергизм, развиваясь, предполагает «непредсказуемое ветвление» в точке бифуркации, то есть момент роста может наблюдаться в различных слагаемых ресурса психологического здоровья в зависимости от личности, обстоятельств и особенностей жизненного вызова. Например, точкой бифуркации в росте акмеологического ресурса личности могут стать ее ценности, нравственные идеалы, мотивы и смыслы, способности и воля, социальные связи и способы эмоциональной саморегуляции (В.И. Аршинов, В.В. Василькова, Н.Н. Моисеев, Г. Хакен, Д.С. Чернавский и др.) В зависимости от точки бифуркации, акмеологические ресурсы преобразуются и развиваются в определенном направлении, обеспечивая «здоровое» функционирование личности в социальной среде. Это делает акмеологические резервы явлением потенциальным, а не данным.

Потенциальность можно включить в число принципов изучения акмеологических ресурсов психологического здоровья личности, поскольку эти ресурсы всякий раз по-новому создаются в «вызывающих» жизненных обстоятельствах и принципиально не могут воспроизводиться по шаблону. Ведь психологически здоровая личность есть конструкт в развитии и, следовательно, ее ресурсный потенциал не может иметь «воспроизводимую» природу. Скорее, акмеологический ресурс психологического здоровья личности представляет собой не данность, а возможность, вероятность и непредсказуемость своего проявления в осложненных обстоятельств человеческого бытия. Этот аспект исследования является методологически важным, поскольку потенциальную природу ресурса развития можно рассматривать как его имманентное свойство.

Анализ научной литературы показал, что в психологических исследованиях (Ю.А. Александровский, Ф.Б. Березин, Ю.М. Губачев, В.Г. Зазыкин, Б.Д. Карвасарский и др.) в объяснении и развитии личностных возможностей существования в осложненных обстоятельствах, выживания в условиях разрушительных воздействий и адаптации к непомерным стрессовым нагрузкам наблюдается тенденция сближения и объединения таких понятий, как потенциал, ресурс и резерв. Подобное единство потенциального, ресурсного и резервного, по всей видимости, раскрывает сущность акмеологического подхода к пониманию психологической природы возвышения личности над обстоятельствами. При кажущейся синонимичности этих понятий, каждое из них имеет свою специфику. Ресурс имеет скрытую семантику использования, применения, употребления в случае необходимости. Ресурс всегда «приложим» к ситуации, в которой актуализируются потребности, необходимость и востребованность скрытых возможностей. Резерв в отличие от ресурса, имеет семантическую доминанту в виде «запаса возможностей», «сбережений средств», «существующего на черный день». Потенциал всегда предполагает возможность, вероятность и прогнозируемость обращения к ресурсам в случаях необходимости. Соединение ресурса, резерва и потенциала раскрывает сущность «запаса» психологического здоровья как акмеологического феномена в его динамике.

Важным для данного исследования является трактовка термина «ресурсы» в психологии. Анализ этого понятия показал, что, с одной стороны, «ресурсы» рассматриваются как возможности и средства преодоления стрессов П.Б. Балтес, В.А. Бодров, Р. Лазарус (теория совладания со стрессом), С. Хобфолл (теория сохранения ресурсов), как элементы саморегуляции деятельности и поведения (А.Н. Дёмин, Л.Г. Дикая, Т.Л. Крюкова, В.И. Моросанова, К. Муздыбаев, А.К. Осницкий, С.А. Шапкин). В других исследованиях «ресурсы» включены в понятие личностного и человеческого потенциалов (Г.М. Зараковский, М.С. Каган, Г.Б. Степанова, П.Г. Щедровицкий), а так же в описание стратегий жизни (К.А. Абульханова, Л.И. Анцыферова, А.А. Кроник, Ю.М. Резник, Е.А. Смирнов и др.).

Акмеологический ресурс психологического здоровья рассматривается в отечественной психологии (В.Н. Марковым) в связи с различными сферами деятельности личности, где этот ресурс может быть актуализирован (учеба, работа, семья, хобби и др.). Причем обращение к ресурсам психологического здоровья связано с явлением «социального перемещения» личности, то есть попыток сократить социальную дистанцию между «наличным» и «желаемым». В этом контексте особый психологический смысл приобретает «социальная мобильность личности», означающая способность перемещаться по социальной лестнице, преодолевая препятствия, обусловленные обстоятельствами жизни (Д.Б Волосевич, А.К. Маркова, О.В. Москаленко, Э. Шайн и др.). Чем более затратным в психологическом плане является социальное перемещение личности, тем более востребованными становятся акмеологические ресурсы психологического здоровья, развивающиеся по мере усложнения стоящих перед личностью проблем. По мнению Л.И. Бершедовой, О.В. Москаленко и др. дефицит акмеологических ресурсов психологического здоровья в связи со стремлением к социальной мобильности приводит к развитию тревожности, ревности, раздражительности, депрессии, а также социальной дезадаптации и деструктивным реакциям в социальном взаимодействии. Достаточные акмеологические ресурсы психологического здоровья обеспечивают устойчивость взаимодействия личности и окружающей среды, что наблюдается в положительной психологической симптоматике, включая положительную гамму эмоций, адекватную самооценку, устойчивую мотивацию, нравственную основу поступков, паритетные отношения притязаний и возможностей и др.

В ходе анализа современного состояния исследуемой нами проблемы было выявлено, что акмеологический ресурс психологического здоровья бывает востребован в системе межличностных отношений (В.С. Агеев, А.А. Деркач, В.Г.Зазыкин, Ю.М. Жуков, А.В.Журавлев, Р.Л. Кричевский, Л.Г.Лаптев, Е.Н.Павлова, В.А.Соснин и др.). Взаимодействие с деловыми партнерами, руководителями и подчиненными, личными друзьями, членами семьи, случайными попутчиками, обслуживающим персоналом требует в разных случаях значительных энергетических затрат и может далее стать испытанием устойчивости ценностно-смысловой направленности личности, ее морально-волевых принципов, эмоциональной регуляции и других проявлений психологического здоровья, искажение которых может свидетельствовать о развивающейся патологической тенденции развития личности.

Как считают известные социальные психологи современности Р. Нисберт, Л. Росс, одним из проявлений, свидетельствующих о возможном нарушении психологического здоровья личности в межличностных отношениях, является снижение «социальной смелости», повышение «социальной сензитивности» и нарастание «социальных сомнений». Снижение социальной смелости означает постепенный отказ личности от сложных проектов, трудных задач и рискованных целей. Повышенная социальная сензитивность и рост социальных сомнений, проявляющиеся в усилении тревожности, склонности к повторному обдумыванию и навязчивому переосмыслению своих отношений с другими, неуверенности в принятии решений свидетельствует об истощении акмеологических ресурсов психологического здоровья в сфере межличностного общения.

Акмеологический ресурс психологического здоровья личности нередко актуализируется в динамически существующем окружающем мире, который требует своевременных и даже срочных реакций, создает угрозы и риски в виде природных аномалий и катастроф, меняет приоритеты деятельности, перестраивает картину будущего и перечеркивает прошлое, вызывает эмоциональный дискомфорт и стресс (С.В. Марунян, И.Г. Мосягин, П.И. Сидоров и др.). Подобные напряжения испытывают адаптационные возможности личности, ее устойчивость к вызовам природной среды, способность оставаться на «функциональном уровне» в сложных обстоятельствах. Это позволяет утверждать, что адаптационные возможности личности можно рассматривать как форму акмеологического ресурса психологического здоровья личности, причем успешная личностная адаптация служит и критерием, и показателем этого феномена. Поскольку окружающий мир находится в постоянной динамике, обращение к акмеологическим ресурсам (потенциалу развития) психологического здоровья можно представить как последовательность флуктуаций его показателей, включая статус адаптации индивида к окружающей социальной и материальной среде. Наблюдаемые флуктуации позволяют сделать вывод об индивидуальных акмеологических резервах психологического здоровья личности, которые допускают значительные отклонения от средних показателей как в одну, так и другую сторону.

Обращение к акмеологическим резервам психологического здоровья личности раскрывает не только индивидуальную картину его флуктуаций, но и отражает субъективное акме личности (В.Н.Марков). Акмеологическая парадигма открывает человеку возможность совершенствования как внутренних ресурсов, так и способности распоряжаться ими в сверхсложных условиях.

Анализ научной литературы позволяет нам утверждать что ресурсы – это действительное, актуальное, реальные возможности человека, которые могут быть использованы в случае надобности; это средство достижения цели, результата, например, здоровья. К ресурсам мы относим, во-первых, качественные характеристики; во-вторых, систему регуляции (механизм регуляции). Свойства личности, психические состояния, психические процессы мы рассматриваем в качестве ресурсов. Свойства личности являются акмеологическими внутренними ресурсами, если обеспечивают оптимизацию деятельности. Что касается регуляторного механизма, то он может быть внешним (нормы) и внутренним (личностные цели, мотивационная система, отношение к себе).

Пополнение ресурсов возможно за счет резервов. Использование резервов может влиять (изменять) как качественные, так и количественные характеристики ресурсов. Резерв – это всегда потенциальное бытие, зона (потенциал) ближайшего развития. Развитие резервов может быть осуществлено в новых, как правило, осложненных условиях, стрессовых нагрузках, либо в какой-либо деятельности (профессия, общение, семья, хобби), а так же с помощью психологической и акмеологической технологии. Мысль относительно динамики резервной составляющей личности емко отражена Д.А.Леонтьевым как преодоление личности самой себя, с учетом меры прилагаемых усилий по работе над собой и обстоятельствами жизни.

Совокупность акмеологических ресурсов психологического здоровья представляет собой акмеологический потенциал психологического здоровья. Потенциал как системное понятие отражает систему ресурсов, а не их отдельное сочетание. Потенциал представляется нам как некоторая характеристика стержня личности, способствующая осознанию силы достижения цели, например, быть здоровым – значит реализовать себя в семейной жизни, труде и т.д.

Все вышесказанное дает основание заключить, что триединство резерва, ресурса и потенциала можно отнести к свойству акмеологического ресурса психологического здоровья как психологического феномена. Под акмеологическим ресурсом психологического здоровья личности мы понимаем собой системное образование, индивидуально-субъективное варьирование которого есть всякий раз новое сочетание составляющих элементов и выстраивание заново возникающей иерархии ресурсных компонентов: ценностно-смысловых, нравственно-волевых, мотивационно-деятельностных, чувственно-эмоциональных и субъектно-регулирующих.

Проявлением акмеологического ресурса психологического здоровья молодежи является отношение к себе как активный поиск осмысления своего Я в окружающей социальной среде. В ходе анализа современного состояния теории и практики исследования проблемы отношения к себе, или «самоотношения», (С.С. Кургинян, И.С. Кон, С.Р. Пантилеев, С.В. Сидорчук, В.В. Столин, Е.Б. Старовойтенко и др.) были выделены следующие психологические аспекты данного феномена, имеющие определенную ценность для разрешения проблемы настоящей работы: ценностно-мотивационный, рефлексивно-оценочный, эмоционально-чувственный, когнитивно-информационный, деятельностно-поведенческий. В работе раскрывается сущность этих аспектов самоотношения психологически здоровой личности. Перечисленные аспекты взаимосвязаны и обеспечивают достижение личностью полноты отношений к себе.

Самоотношение в контексте психологического здоровья можно интерпретировать как активное подтверждение собственной состоятельности как личности. Мы солидарны с мнением В.А. Петровского, который выделяет следующие уровни личностной состоятельности индивида: состоятельность самоактуализации, состоятельность самореализации, состоятельность самопрезентации, состоятельность самотрансляции, состоятельность самотрансценденции. Названные уровни состоятельности психологически здоровой личности означают, соответственно, опыт и вероятность удовлетворения потребностей, достижения цели, имеющегося и будущего успешного опыта, результативных взаимоотношений и востребованности в окружающей социальной среде.

Самоотношение в контексте психологического здоровья может интерпретироваться как аутоконструктивное и аутодеструктивное поведение (Т.Н. Горобец), когда самоотношение способствует или препятствует самосохранению личности. Самоотношение в контексте психологического здоровья представляет собой единство и борьбу таких дихотомий, как отказ от личностного роста и самосовершенствование, взаимодействие настоящего с прошлым и будущим, удовлетворение социально одобряемых и социально порицаемых потребностей (слабостей), энергетические затраты и сбережение себя, созидание социальных ценностей и их разрушение. Самоотношение в таких случаях может реализоваться как неверие в возможности своего социального возвышения, как пессимистический взгляд в будущее, демонстративный вызов социальным нормам, интеллектуально-физическая пассивность, отрицание и даже разрушение ценностей как идеальных социальных объектов. В этих случаях самоотношение равносильно личностному разрушению и в таком самоотношении коренится личностная патология. В других случаях самоотношение к себе включает уверенный ответ на вызов внешней среды, оптимистический взгляд на собственное будущее, разделение и укрепление социальных норм, активность ума и тела, укрепление существующих и создание новых ценностей (Е.Б.Старовойтенко).

Самоотношение таким образом превращается в личностный ресурс психологического здоровья индивида, функционируя как активный поиск осмысления своего Я в окружающей социальной среде, деятельностное подтверждение собственной личностной состоятельности, а также как конструктивное поведение с активным личностным ростом, самосовершенствованием, оптимистическим будущим, социально одобряемыми потребностями, энергозатратным поведением и созиданием социальных ценностей, что равносильно статусу самосохранения, самопродолжения и самоутверждения.

Акмеологические ресурсы психологического здоровья молодежи следует рассматривать с позиции как индивидуального, так и социального явления. Если акмеологический ресурс как индивидуальное явление предстает в исследованиях в виде характеристик устойчивости, эффективного функционирования и нравственного самоопределения личности, то акмеологический ресурс психологического здоровья как социальное явление представляет собой устойчивое функционирование «здорового социального организма» с утвердившимися нравственными нормами, привычной практикой самоуправления и принятием функциональных решений (И.Б. Бовина, А.И. Донцов, Е.М. Дубовская, Ю.В. Жуков, С.А. Липатов, Л. Томпсон, В.Л. Штроо, Г.П. Щедровицкий).

Анализ научной литературы позволил выделить следующие аспекты акмеологического ресурса психологического здоровья молодежи как индивидуального явления: респонсивно-релятивный, ценностно-смысловой, эмоционально-чувственный, самореализующе-саморазвивающий, субъектно-деятельностный. Помимо акмеологического ресурса психологического здоровья как личностного явления, существуют также аспекты акмеологического ресурса психологического здоровья личности как явления социального: интерактивно-диалогический, культурно-преемственный, безоценочно-толерантный, корпоративно-кооперирующийся, самоорганизующий-самоуправляющий.

В диссертационном исследовании раскрывается суть выделенных аспектов акмеологического ресурса психологического здоровья молодежи. В частности отмечено, что существенной характеристикой психологического здоровья как индивидуального явления является система реакций и отношений личности в осложненных жизненных ситуациях, требующих «ресурсного напряжения», которые могут быть как конструктивными, так и деструктивными. Признаками здоровья можно считать своевременность, расчет, адекватность, дозированность и точность способов реагирования. Задержанные, неправомерные, разрушительные, неоправданные и случайные реакции в случае их повторения и устойчивости могут свидетельствовать о той или иной степени «патологии» личностного бытия.

Акмеологический ресурс психологического здоровья молодежи как социального явления подразумевает активное обращение за социальной поддержкой, призывы к взаимопониманию, желание объединить позиции и получить постороннюю помощь в случае жизненных затруднений. Социальное взаимодействие можно рассматривать именно как ресурс психологического здоровья, поскольку отход от этой нормы сразу же проявляется не только на личностном, но и социальном уровне в виде неспособности обратиться за внешней поддержкой или неумения воспользоваться ею.

Акмеологичексие ресурсы психологического здоровья молодежи можно рассматривать с позиции инвариантной типологии и вариативных составляющих (рис.1). Инвариант как новый принцип теории познания (В.В. Никандров) представляет собой это неизменный, обобщенный и воспроизводимый образ объекта, явления или процесса, облегчающий его распознавание, наделяющий его типичными признаками, а также дифференцирующий общее и частное в познаваемом мире. Это понятие существует во многих областях знаний (физика, математика, география, лингвистика и др.), свои инварианты есть в психологии и акмеологии (В.В.Белоус, А.А. Деркач, В.Г. Зазыкин, Т.В. Кочетова А.В. Либин, Е.К. Маркова, Ж. Пиаже, Е.В. Селезнева, С.В. Семененко, О.А. Шамшикова, H. Simon и др.).

Анализ источников литературы позволил выявить критерии инварианта, к которым относятся устойчивость, повторяемость, обобщенность, стабильность и сопротивляемость вариативным колебаниям (В.М. Генковска, Б.Ф. Сорокин). Устойчивость инварианта выражается в том, что он сохраняет свою неизменность в любых изменяющихся обстоятельствах. Повторяемость инварианта означает его воспроизведение в разнообразных обстоятельствах именно так, а не иначе, то есть в узнаваемой форме. Обобщенность инварианта характеризует его как целостный интегрированный образ, ассоциируемый с исследуемым явлением. Стабильность инварианта позволяет ему существовать в сложившихся параметрах в течение длительного периода, не выходя за их пределы, даже если условия проявления инварианта требуют этого. Инвариантные представления обычно существуют длительное время и могут стать частью культуры. Наконец, сопротивляемость инварианта означает тенденцию отторгать вариативное, иное по составу, отличающееся по признакам, поскольку любое варьирование нарушает узнаваемость инвариантного образа. Можно сказать, что психологически здоровая личность – это обобщенный инвариантный образ, позволяющий опознать психологически здорового индивида и отличить его от личности с психологическими проблемами. Инвариант психологического здоровья личности есть явление, реально существующее и требующее своего исследования.

Инвариант как качественная категория представляет собой сущностную характеристику акмеологических ресурсов психологически здоровой личности. Инвариант акмеологического ресурса психологического здоровья есть тот неизменный состав личностных свойств, который обеспечивает продуктивное функционирование личности в окружающей среде с сохранением ее социального статуса и индивидуальной автономии. Исследования дают основание утверждать, что инвариантом психологического здоровья личности можно считать объективно наблюдаемые показатели психологического здоровья: продуктивность, социальность и самоактуализацию личностного бытия, без чего ни самореализация личности, ни удовлетворение высших потребностей, ни личностный рост становятся невозможными. Продуктивность, социальность и самоактуализация представляют собой не только показатели психологического здоровья личности, но и его ресурс, поскольку в продуктивной деятельности, социальном взаимодействии и независимом существовании личность черпает запасы своей устойчивости, активности и развития.

Исследование инварианта акмеологического ресурса психологического здоровья личности требует рассмотрения его в структурном, топологическом и динамическом аспекте. Структура инварианта зависит от составляющих его константных признаков. Топология психологического здоровья рассматривает этот феномен личностного бытия как наделенный свойствами психологического пространства с действующими в нем силами, возникающими напряжениями и обостряющимися внутренними конфликтами. Динамический аспект инварианта представляет собой поиск баланса между коллективным и индивидуальным у психологически здорового индивида; между продуктивностью, социальностью и самоактуализацией личностного бытия в ходе осложненного взаимодействия с социумом и др. Отметим, что структурный, топологический и динамический аспекты изучения акмеологического ресурса психологического здоровья личности подчеркивают его инвариантную природу, то есть варьирование в пределах постоянного, узнаваемое в пределах изменяющегося, стабильное в пределах нового.

Соотношение инвариант – вариант представляет собой диалектически взаимосвязанные стороны объективной реальности – устойчивость и изменчивость. Если инвариантность предполагает константное в изменяющемся, то вариативность означает колебания в определенных пределах от минимально допустимых до максимально возможных показателей. На основании анализа литературы нами были выделены вариативные компоненты акмеологического ресурса психологического здоровья личности молодежи, которые достаточно симметрично распределяются внутри его инвариантной структуры следующим образом: притязания, масштабность, достижения, самооценка, развитие (инвариант социальность); адаптация, иммунитет, ценности, отношения, реактивность (инвариант продуктивность); произвольность, надситуативность, смыслы, рефлексия, критичность (инвариант самоактуализация).

Спецификой вариативности акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи является их «срединный» статус, в соответствии с которым как минимум, так и максимум проявлений является нежелательным, в то время как средний уровень функционирования оказывается оптимальным для вывода о психологическом здоровье личности как акмеологического явления. Такое стремление вариативности к умеренности отличается от инвариантности, для которой нет предела верхних показателей. Например, продуктивность, социальность и самоактуализация (самодостаточность) личностного бытия могут быть сколь угодно высоко выражены и это будет свидетельствовать о надежном ресурсе психологического здоровья личности, реализующей себя в продуктивной деятельности, успешно социализирующейся в окружающей среде и демонстрирующей высокую степень защищенности в осложненных обстоятельствах. В отличие от инварианта, вариативные компоненты акмеологического ресурса психологического здоровья молодежи могут быть расценены как признаки личностной патологии, в случае их чрезмерно высокого или слишком низкого развития.

Следует заметить, что инвариантность акмеологического ресурса психологического здоровья вступает в системные отношения с вариативными свойствами. Это означает, что инвариант не является суммой входящих в него вариантов, демонстрируя особый структурные эффект «приращения качества». Так, если вариативные компоненты по степени своей выраженности колеблются в пределах своих срединных значений, то их алгебраическая сумма в виде инварианта может достигать самых высоких показателей и не равна сумме составляющих его вариативных частей.

Развитие акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи определяется целым рядом детерминирующих обстоятельств (рис.2.), среди которых ведущими можно назвать внешние социальные условия и внутренние психологические факторы.

Внешние социальные условия позволяют обнаружить, раскрыть и развить акмеологический ресурс психологического здоровья личности. Это позволяет полагать, что осложненные обстоятельства, жизненные «вызовы» и ситуационные испытания являются, по сути, социальными условиями развития акмеологического ресурса психологического здоровья, оказывая закаливающее и тренирующее воздействие на личность, а также подвергая ее психологическое здоровье социальным испытаниям на прочность, устойчивость и способность к реабилитации. Исходя из такой трактовки, представляется целесообразным выделить следующие группы психологических условий развития акмеологического ресурса психологического здоровья личности: адаптационные, антропоцентрические, феноменологические. Каждая из групп условий включает в себя соответствующий перечень «тестовых» обстоятельств (см. рис. 2), актуализирующих акмеологические резервы психологического здоровья личности. Так, адаптационные условия включают непредвиденные обстоятельства, которые вызывают напряжение внутренних ресурсов личности. В непредвиденных обстоятельствах проверяются на прочность и механизмы саморегуляции личности, и ее внутренние установки, и подлинные ценностные ориентации, и действительные мотивы и истинные смыслы. Акмеологические ресурсы психологического здоровья личности актуализируются при высоких темпах изменения ситуации, когда быстро сменяющаяся картина социальных преобразований испытывает на устойчивость личностные убеждения, жизненные принципы и идеалы. Стабильность морально-этической картины динамично изменяющегося мира является важным акмеологическим ресурсом психологического здоровья личности, который подвергается испытаниям остротой ситуационных воздействий. Острота ситуационного воздействий имеет с одной стороны, объективно наблюдаемую силу наносимого вреда личности, а с другой – проявляются субъективно, в виде индивидуально воспринимаемой личной опасности, риска и других неблагоприятных влияний. Наконец, акмеологический ресурс оказывается востребованным, если события, в которые вовлекается личность, носят множественный характер, что требует распределения усилий, времени и внимания для адекватного реагирования на вызовы внешней среды.

Следующей группой условий развития акмеологического ресурса психологического здоровья личности является антропоцентрические, которые  включают обстоятельства, образующие единый комплекс того, что создает комфорт личности в окружающей ее среде. Поэтому акмеологический ресурс развития психологического здоровья личности обеспечивается ее востребованностью в окружающей среде, высоким статусом в системе межличностных отношений, способностью контролировать обстоятельства. Востребованность личности в окружающей среде может рассматриваться как условие развития акмеологического ресурса ее психологического здоровья, поскольку без ощущения нужности своему окружению затрудняются процессы самореализации и удовлетворения значимых потребностей. Тем самым снижаются показатели психологического здоровья личности. Аналогично высокий статус личности в системе межличностных отношений является сигналом «обратной связи», свидетельствующим об успешной социализации, без которой невозможно удовлетворение социально одобряемых потребностей и самореализации всего личностного потенциала. Одновременно высокий статус в системе межличностных отношений способствует дальнейшей самореализации личности в ее социальной группе и способствует укреплению психологического здоровья.

Помимо этого подчеркнем значение феноменологических условий развития акмеологического ресурса ее психологического здоровья. Полная зависимость от окружающих обстоятельств, невозможность повлиять на развитие событий, осознание своего бессилия в решении возникающих проблем не только затрудняет функционирование личности в окружающей ее социальной среде, но и снижает самооценку, «опускает планку» личностных притязаний, приводит к неудовлетворенности собой. В конечном итоге это определяет основные показатели психологического здоровья личности под  влиянием таких условий, как самореализация личности, ее адаптация в социальной среде и ценностная ориентация в нравственном выборе.

Влияние адаптационных, антропоцентрических и феноменологических условий развития акмеологического ресурса психологического здоровья дополняется психологическими факторами, определяющими этот процесс.

В диссертационном исследовании представлен анализ факторов развития акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи. Результаты, полученные с помощью опросника, были подвергнуты факторному анализу по методу главных компонент (использовался пакет программ SPSS 17.0) с построением корреляционной матрицы и последующим ортогональным вращением Varimax и нормализацией Кайзера. На основе критерия превышения значений собственных факторов еди­ницы было выбрано оптимальное количество факторов, которое ока­залось равным 5. Эти пять факторов объясняют 52% дис­персии. В результате проведенного факторного анализа материалов, полученных с помощью авторского опросника «Определение факторов развития акмеологического ресурса психологического здоровья», были выделены следующие психологические факторы: деятельностный, институциональный, социальный, межличностный, внутриличностный. Данные факторы позволяют более глубоко понять источники и причины оптимального развития акмеологических ресурсов психологического здоровья. Частотный анализ ответов респондентов на вопросы анкеты выявил, что низкий ресурс для развития психологического здоровья имеют 13,2-31,1% студентов (по ответам на вопросы, образующие первый фактор); 19,8-36,4% – (по ответам на вопросы, образующие второй фактор); 14,2-43,4% – (по ответам на вопросы, образующие третий фактор); 13,2-19,8% – (по ответам на вопросы, образующие четвертый фактор); 17,0-29,7% – (по ответам на вопросы, образующие пятый фактор). В данное числу входят студенты, которые не умеют эффективно действовать в непредвиденных обстоятельствах, не видят своего будущего, не выстроили отношение в группе и межличностные контакты, не имеют осознанных целей, что в совокупности отражает низкий ресурс их психологического здоровья.

Выделенные в работе факторы были восстановлены как переменные и включены в дальнейший кластерный анализ, который позволил провести типологическую классификацию и выделить уровни акмеологических ресурсов психологического здоровья: низкий (21,7% респондентов), средний (51,4% респондентов), высокий (26,9% респондентов). Сравнение кластеров с общим средним позволило выделить их отличительные черты. Практически все переменные, включенные в анализ для выделения первого и третьего кластеров важны и отличаются от общего среднего (за исключением четырех переменных в первом кластере и одной в третьем кластере), при этом направление отличий различно, так в первом кластере черты ниже среднего, в третьем выше среднего. Все переменные второго кластера разнонаправлены и не имеют отличий от общего среднего. Выявленные отличия кластеров позволили дать содержательную характеристику выделенных групп.

Первый кластер включает переменные, значения которых ниже среднего. В этом кластере представлены респонденты с низким уровнем акмеологических ресурсов психологического здоровья, которые характеризуются тем, что не умеют эффективно действовать в непредвиденных обстоятельствах и преодолевать трудности; не уверенны в своем будущем, в успешной деятельности; находятся вне группы и ее интересов; обладают низкой социабельностью; не имеют четких целей, адекватной самооценки и не всегда осознают свои поступки.

Третий кластер представлен переменными со значениями выше среднего, что свидетельствует о высоком уровне акмеологических ресурсов психологического здоровья респондентов. Респонденты этого кластера умеют преодолевать трудности, находят в себе новые резервы в случае необходимости, эффективны в новых обстоятельствах; оптимистично смотрят в будущее, уверены в нем и своем успехе; интегрированы в группу, разделяют интересы, ценят отношения; стремятся быть среди других людей, к общению с людьми, к установлению и расширению социальных контактов; имеют четкие жизненные цели, поступки осознаны, самооценка адекватная.

Представители второго кластера имеют средние значения развития акмеологических ресурсов психологического здоровья по всем переменным кластера, профиль ресурсов представителей этого кластера отличается  индивидуальной вариабельностью.

На рис.3 представлено влияние факторов в группах с разным уровнем акмеологических ресурсов психологического здоровья. Как видно, в группе респондентов с низким уровнем акмеологических ресурсов психологического здоровья (первый кластер), наибольшее отрицательное влияние оказывает третий («социальный») и четвертый («межличностный») факторы. Эти факторы соотносятся с антропоцентрическими условиями, влияющими на развитие акмеологических ресурсов психологического здоровья респондентов. Студенты этой группы имеют низкий личностный статус в системе межличностных отношений, не востребованы окружающей средой, не интегрированы в социум, имеют заниженную ценность социальных отношений, что в целом затрудняет процессы самореализации личности, удовлетворение значимых потребностей и, в конечном счете, снижает показатели психологического здоровья.

Таким образом, низкий ресурс психологического здоровья связан, прежде всего, с проблемами социальной интеграции и межличностного взаимодействия. На развитие ресурсов психологического здоровья в этой группе студентов наибольшее влияние оказывают социальный и межличностный факторы и антропоцентрические условия.

В группе респондентов с высоким уровнем акмеологических ресурсов психологического здоровья (третий кластер) наибольшее положительное влияние оказывает первый («деятельностный») и второй («институциональный») факторы. Эти факторы соотносятся с адаптационными условиями, влияющими на развитие акмеологических ресурсов психологического здоровья респондентов. Это свидетельствует о том, что студенты с высоким ресурсом психологического здоровья достаточно адаптированы к стрессогенным ситуациям, непредвиденным обстоятельствам; они умеют в этих условиях находить оптимальные, эффективные решения, преодолевать препятствия.

Таким образом, высокий ресурс психологического здоровья студентов в этой группе связан, прежде всего, с умением эффективно и результативно организовать свою деятельность в условиях динамично меняющихся социальных ситуации; высокий уровень развитие ресурсов психологического здоровья определяется деятельностным и институциональным  факторами и адаптационными условиями.

Рис. 3. Влияние факторов в группах с разным уровнем акмеологических ресурсов психологического здоровья.

В группе студентов, образующих второй кластер и определенных нами как респонденты со средним значением развития акмеологических ресурсов психологического здоровья, в целом влияние факторов выражено слабо и разнонаправлено. Так, положительно влияние (хотя и менее выраженное, по сравнению с другими группами) третьего и четвертого факторов свидетельствует об имеющихся ресурсах социального и межличностного взаимодействия; вместе с тем отрицательное влияние первого, второго и пятого факторов свидетельствуют о проблемах студентов этой группы: не готовность к деятельности в изменяющихся условиях, внутриличностные конфликты. Поскольку многие ответы студентов этой группы приближены к нулевому, то можно полагать, что их ресурсы не раскрыты, возможно, с недостаточным их самопознанием. В тоже время, поскольку, третью часть этой группы составляют студенты-психологи, то возможно результат объясним тем, что их вектор направлен на себя, на саморефлексию, а не на преодоление возникающих сложных обстоятельств. Кроме того, в диссертационном исследовании представлен частотный анализ распределения студентов разных специальностей по кластерам, который показал, что большая часть студентов специальности «Реклама» находится в первом кластере, «История» – в равных долях в первом и втором, «Лечебное дело» – в третьем, «Дизайн» – во втором.

В целом, установлено, что низкий уровень акмеологических ресурсов психологического здоровья преимущественно детерминирован социальным и межличностным факторами и антропоцентрическими условиями. Высокий уровень акмеологических ресурсов психологического здоровья преимущественно детерминирован деятельностным и институциональным факторами и адаптационными условиями.

Психологический механизм развития представляет собой взаимодействие звеньев, обеспечивающих функционирование исследуемого феномена в заданных нормальных параметрах. Сказанное означает, что психологический механизм психологического здоровья представляет собой взаимосвязанное действие таких личностных образований, которые необходимы для самоощущения себя состоявшейся личностью, с одной стороны, и объективными индикаторами/критериями психологического здоровья – с другой. Продолжая начатую логическую цепь отметим, что психологический механизм развития акмеологического ресурса психологического здоровья личности есть скоординированное проявление таких личностных свойств, состояний и функций, которые благоприятны для самореализации личностного потенциала, адаптации к социальной среде и ценностной ориентации в осложненных жизненных обстоятельствах, позволяя личности сохранить свой «статус благополучного бытия» и готовность к новым жизненным испытаниям.

Личностные свойства, составляющие акмеологический ресурс развития психологического здоровья, включают самоограничение потребностей, эмоционально-волевую регуляцию, направленность ценностей, нравственные нормы, смысловую ориентацию.

Самоограничение потребностей в механизме развития акмеологического ресурса психологического здоровья личности является важным компонентом, поскольку неограниченное напряжение потребностной сферы во многих случаях свидетельствует об общей расторможенности личностных влечений, неконтролируемых потребностях и безграничных желаниях. Такие признаки могут свидетельствовать о нарушениях психологического здоровья личности. Именно поэтому самоограничение потребностей рассматривается в данном исследовании как компонент в механизме развития акмеологического ресурса психологического здоровья личности.

Вместе с самоограничением потребностей к акмеологическому ресурсу психологического здоровья можно отнести эмоционально-волевую саморегуляцию личности. Этот компонент существенно характеризует психологически здоровую личности, способную к сдерживанию случайных эмоций, напряжению волевых усилий в случае необходимости, стабильному деятельностному ритму и устойчивому бытию в противовес варьирующимся по своей сложности жизненным обстоятельствам.

Эмоционально-волевая саморегуляция личности во многом определяется направленностью личностных ценностей. В своей норме психологически здоровая личность характеризуется социальной направленностью своих личностных ценностей, ориентируясь на критерии социального ожидания, общественного одобрения и поддержки в окружающей среде. Социально-ориентированные ценности типичны для психологически здоровой личности, поскольку они обеспечивают высокий уровень взаимодействия с социумом и социальной адаптации индивида. Включение этих ценностей в механизм развития акмеологических ресурсов психологического здоровья личности в свою очередь обусловливает формирование нравственных норм личности, характеризующейся психологическим здоровьем.

Нравственные нормы можно рассматривать в качестве необходимого компонента механизма развития акмеологических ресурсов психологического здоровья личности. Их важная роль обусловлена особой регулирующей функцией, которую выполняют нравственные нормы, обеспечивая защищенность как личности, так и социума в неблагоприятных обстоятельствах, «выживаемость» в угрожающих ситуациях и устойчивое функционирование с условиях социальных и индивидуальных потрясений. Нравственные нормы служат своего рода смысловыми ориентирами во всех формах существования и проявления психологически здоровой личности. Поэтому они с полным основанием включены в акмеологический ресурс психологического здоровья.

Смысловые ориентиры психологически здоровой личности характеризуются их нравственно-волевой обусловленностью, социально-ценностной направленностью и умеренностью в проявлении индивидных нужд. Смысловые ориентиры как компонент механизма развития акмеологических ресурсов психологически здоровой личности выполняют свою обобщающую функцию, соединяя вместе потребностную, волевую, нравственную и ценностную сферы личностного бытия.

Другим звеном механизма развития акмеологического ресурса психологического здоровья являются состояния личности. Состояниями личности, функционирующими как акмеологический ресурс развития психологического здоровья, являются удовлетворенность актуальных потребностей, осознание достижимости целей и задач, ощущение собственной адекватности жизненным «вызовам», активации в условиях осложненных жизненных обстоятельств, понимание собственной личностной готовности к жизненным испытаниям.

Удовлетворенность актуальных потребностей повышает как эмоциональный тонус, так и субъективную вероятность жизненного успеха, что способствует «психологическому оздоровлению» личности и может считаться важным компонентом акмеологического ресурса развития ее психологического здоровья.

С удовлетворением актуальных потребностей тесно связано осознание личностью достижимости ее целей и задач, что обусловливает более уверенный взгляд в будущее, чувство оптимизма и сохранение положительной жизненной перспективы. Тем самым у личности сохраняется уверенность в себе.

Сохранение уверенности в себе поддерживается чувством собственной адекватности жизненным вызовам, что способствует повышению самооценки и позволяет уверенно смотреть в будущее, избегая пессимизма, неуверенности в себе и чувства зависимости от окружающих. Это особенно заметно в осложненных жизненных обстоятельствах.

Активизация личности в осложненных жизненных обстоятельствах характерна для психологически здоровой личности и может с полным основанием быть отнесена к ее акмеологическим ресурсам. Развитие способности личности к «активации себя» или, иными словами, к переходу в состояние «повышенной субъектности» характерно для психологического здоровья, обеспечивая ее устойчивое функционирование. 

Проявление субъектности личности в сложных ситуациях неотделимо от понимания ею собственной готовности к жизненным испытаниям, включающей мотивы и смыслы действовать определенным образом, навыки и умения решать соответствующие проблемы, стратегии поведения в сложных обстоятельствах, эмоциональное стимулирование поступков и прогнозирование их последствий. Психологически здоровая личность понимает свою готовность к жизненным испытаниям, что может быть рассмотрено как акмеологический ресурс ее психологического здоровья.

Функциями личности, образующими акмеологический ресурс развития ее психологического здоровья, можно считать интеграцию внутренних резервов деятельностного бытия, выстраивание иерархии целей и задач по их личностной значимости, прогнозирование собственной жизненной перспективы, создание системы межличностных отношений, построение собственной среды своего «социального обитания».

Есть основания считать, что интеграция внутренних резервов деятельностного бытия является ключевой функцией личности, системно объединяя ее внутренние ресурсы и сохраняя себя в осложненных обстоятельствах. Психологически здоровая личность способна к интеграции внутренних резервов, обеспечивая свое бытие как целостное психологическое образование в иерархии целей и задач.

Иерархия целей и задач как акмеологический ресурс развития психологического здоровья личности является личностной функцией, выстраивающей свои жизненные и деятельностные приоритеты. Богатство жизненно-деятельностных целей и актуальность формируемых задач характеризуют психологически здоровую личность и акмеологический аспект ее ресурсов здорового функционирования на личностном уровне.

Иерархия целей и задач фактически является основой прогнозирования личностью собственной жизненной перспективы. Социально-индивидная ценность такого прогноза обусловливает степень психологического здоровья личности. Поскольку иерархия целей и задач неотделима от системы межличностных связей и отношений, «социальная сеть» личности также может рассматриваться как акмеологический ресурс ее психологического здоровья.

Создание «социальной сети» личности означает построение системы межличностных отношений от «густоты», «плотности» и «насыщенности» которой во многом зависит психологическое здоровье индивида как его личностный статус. Психологически здоровая личность естественно стремится к совершенствование своей «социальной сети» и обязательно строит среду своего «социального обитания».

Среда социального обитания психологически здоровой личности отличается устойчивостью, открытостью, стабильностью, прозрачностью и динамизмом. Это означает, что она сохраняет свои наиболее ценные свойства, включает все новых членов, бережет сложившиеся традиции, открыта для ознакомления с ее деятельностью, характеризуется качественным ростом и развитием.

Реализация механизма развития акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи осуществлялась следующим образом. В целях исследования механизма развития акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи, был разработан психолого-акмеологический проект, в рамках которого проводился формирующий эксперимент. Цель проекта заключалась в том, чтобы повысить осознания студентами проблем психологического здоровья, создать условия для психологического оздоровления личности участников проектной деятельности, а также выявить основные этапы развития акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи в условиях формирующего эксперимента.

Проведению формирующего эксперимента предшествовал пилотажный и констатирующий этапы, которые позволили выявить общую картину акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи.

В результате исследования было установлено, что низкий ресурс чувственно-эмоционального компонента психологического здоровья имеют 45 % студентов. Низкими адаптивными возможностями обладают 51,3% студентов, которые вместе с группой с удовлетворительной адаптацией составляют 83,8% студентов, нуждающихся в постоянном наблюдении, коррекционных мероприятиях (рис.4). Из психологических характеристик в структуре личностного адаптационного потенциала, важных для процесса адаптации, наиболее низкий уровень развития имеет нервно-психическая устойчивость (рис.5).

Рис.4. Распределение студентов по уровням адаптивных способностей

Рис.5. Распределение студентов по уровням развития нервно-психической устойчивости

Исследование ценностно-смыслового компонента акмеологического ресурса здоровья молодежи выявило 29% девушек с низким значением по шкале Локус – контроля жизнь, что свидетельствует об их убежденности в невозможности контролировать свою жизнь, в отсутствии свободы выбора, принятия решений и возможности воплощать их в жизнь. 27% юношей с низким баллом по шкале. Процесс жизни неудовлетворены своей жизнью в настоящем, жизнь для них не является интересным, эмоциональным, наполненным смыслом процессом, возможно, они живут прошлым или нацелены в будущее. К старшим курсам студенты приобретают уверенность в своих силах, в возможности контролировать все происходящее (шкала Локус контроль – Я). В исследовании нами выявлены противоречия между высокой смысловой составляющей жизни молодежи и реальной объективной социально-экономической ситуацией; между высокой нервно-психической неустойчивостью и удовлетворенностью и осмысленностью жизнью.

Результаты исследования жизненных ценностей (рис.6) позволяют констатировать, что у современной молодежи отношение к здоровью как к доминирующей ценности, это говорит во многом о том, что современная молодежь осознает, насколько важен показатель здоровья в достижении жизненных целей, в развитии себя как личности, в реализации своих профессиональных устремлений. Здоровье для студентов носит ценностно-значимый характер наряду с такими важными общечеловеческими ценностями как счастливая семейная жизнь, любовь и верные друзья. Наиболее высоко ценят здоровье студенты, специальностей, связанных с физическим или психологическим здоровьем – медицинского, спортивного и психологического факультетов; наименее – студенты-дизайнеры. Вместе с тем выявлено мнение студентов о его недоступности, недостижимости в реальности. Большинство студентов разных специальностей считают здоровье малодоступной сферой жизни.

Рис.6. Средние показатели значимости и доступности ценности в различных жизненных сферах у молодежи

У молодежи выражено рассогласование в мотивационно-личностной сфере в отношении здоровья: здоровье является значимой ценностью для студентов и существует потребность в его достижении, наряду с осознанием его недоступности, недостижимости в реальности, что в свою очередь порождает внутренний конфликт; при этом, чем ближе будущая специальность имеет отношение к физическому или психологическому здоровью, тем более выражен внутриличностный конфликт. Наиболее выражен внутриличностный конфликт в сфере здоровья у студентов специальностей «Лечебное дело» и «Психология». Наличие внутриличностного конфликта в сфере здоровья выступает как индикатор блокады ценностно-смысловых образований и является отражением сниженных ресурсов психологического здоровья. Обнаружено противоречие между потребностью формирования здоровой, творческой, активной, социально ответственной личности и несформированностью ценности здоровья на личностно-смысловом уровне, отсутствием готовности к реализации здорового образа жизни. Здоровье является декларируемой ценностью, но не реализуемой.  Психолого-акмеологическая работа должна быть направлена на формирование готовности и личной ответственности молодежи к сохранению своего здоровья как условия оптимального развития и становления в профессии, семье и др.

Исследование мотивационно - деятельностного компонента акмеологического ресурса здоровья молодежи показало, что 43% студентов имеют низкую потребность в достижении и стремление к успеху в различных видах деятельности, 53% - среднюю, и лишь 4% высокую. Самоактуализация, как умение использовать свой внутренний потенциал, имеет низкие значения по у 21 - 40% студентов, в зависимости от шкалы.

Исследование нравственно-волевого компонента акмеологического ресурса здоровья молодежи на основании особенностей стиля саморегуляции поведения показал, что низкий уровень по всем шкалам саморегуляции не превышает 22%, при этом максимальный обнаружен по шкале программирование. Распределение студентов по общему уровню саморегуляции прдставлено на рис.7.

В целом исследуемая выборка характеризуется средним уровнем саморегуляции (на основании средних значений). Составление типичного профиля саморегуляции позволяет выделить психологическую характеристику молодежи. Их отличает недостаточная пластичность, гибкость, что создает трудности при быстрых, неожиданных изменениях ситуации. Вторая особенность людей данного профиля – эмоциональная неустойчивость, при этом переживания связаны чаще с будущими событиями, что приводит к неустойчивости цели, к трудностям с формированием внутренних критериев успешности. Их отличает зависимость от внешних и внутренних обстоятельств, неуверенность. Они плохо контролируют себя в трудных жизненных обстоятельствах; трудно адаптируются к новым ситуациям, например, к новой системе обучения, к новым друзьям, отсюда слабая социальная адаптация, которая является препятствием для самореализации. В качестве компенсаторных возможностей можно использовать звенья планирования и программирования для повышения общего уровня саморегулции, что вторично приведет к развитию звена моделирование. Ориентация на формирование внутренних критериев, например за счет вспомогательных средств (ведение ежедневника, составление плана дня).

Уровень субъектно - регулирующего компонента акмеологического ресурса здоровья молодежи показал, что все студенты имеют среднюю и высокую жизнестойкость. Анализ автономных компонентов показал, что 25% студентов по шкале воволеченности имеют низкие показатели. Низкая вовлеченность, как отсутствие убежденности, что происходящее неинтересно для личности, порождает чувство отвергнутости, ощущение себя «вне» жизни. Студенты не чувствуют себя беспомощными (показатель контроль), они убеждены в том, что борьба позволит повлиять на результат происходящего, пусть даже это влияние не абсолютно и успех не гарантирован. Установлено, что почти 50% студентов имеют высокий уровень принятия риска, т.е. они убеждены в том, что все то, что с ним случается, способствует развитию за счет знаний, извлекаемых из опыта, неважно, позитивного или негативного. Как известно в основе принятия риска лежит идея развития через активное усвоение знаний из опыта и последующее их использование. По показателю принятия риска обнаружено увеличение этого показателя (p0,012) к старшим курсам.

Очевидным фактом при исследовании рефлексивности (см. рис.8) стал высокий процент студентов с низкой рефлексивностью и сниженный - высокорефлексивных, что является доказательством неиспользования этого ресурса психологического здоровья. Вместе с тем, формирование рефлексивности является одной из важнейших линий развития личности и основой для сохранения и повышения психологического здоровья.

Рис.7. Распределение студентов по уровням по показателю саморегуляции поведения

Рис.8. Распределение студентов по уровням рефлексивности

Для составления психологического портрета современной молодежи и оценки общей адаптированности мы использовали шкалы Калифорнийского психологического опросника (СРI). Распределение студентов по разным уровням адаптированности предствалено на рис.9.

Рис.9. Число студентов с разным уровнем адаптированности по методике CРI

Анализ особенностей среднего профиля позволил составить образ личности современного студента: самонадеянный, с коммуникативным характером, причем не просто любит находиться в обществе других людей, а использует их для своей выгоды, то есть скорее сконцентрированный на собственных успехах и удовольствиях человек (эгоцентрированный), имеет с гибкое и подвижное мышление и поведение. Перечисленная тенденция усиливается подъемом по шкале самопринятия и низкими оценками по шкалам зрелости и социализации. Благодаря хорошо развитым социальным навыкам такой человек может адекватно функционировать с точки зрения собственных целей и удовлетворения своих стремлений; однако недостаточная ответственность и незрелость в межличностных отношениях почти неизбежно должна привести к социальным трудностям и трениям. Кроме того, обращает внимание слабо выраженная мотивация к интеллектуальным достижениям.

Далее нам было необходимо из всей генеральной совокупности выделить группы студентов, схожих по характеристикам психологического здоровья. Для классификации студентов по общему признаку психологического здоровья мы использовали процедуру кластерного анализа. Как известно, задача кластерного анализа состоит в разбиении исходной совокупности на группы схожих, близких между собой объектов. Кластеризация переменных производилась нами с использованием метода k-средних, который заключается в том, что определяются эталонные кластеры, а далее каждый объект присоединяется к ближайшему эталону. В качестве критерия используется минимальное расстояние внутри кластера относительно среднего.

       Рис.10.  Психологический профиль молодежи с разным уровнем здоровья

(представлены шкалы с достоверными отличиями (p0,001) по кластерам)

Вся совокупная выборка была нами разбита на 3 кластера. Значения F – статистики (ANOVA) свидетельствуют о высоком уровне значимости каждой переменной, включенной в анализ. На основе использования процедуры описательной статистики нами были выявлены достоверные различия между кластерами по совокупности переменных, используемых в исследовании, дана сущностная характеристика каждому кластеру. Первый кластер составили респонденты с низким уровнем ресурсов психологического здоровья (29,3 %), во второй кластер вошли респонденты с высоким уровнем ресурсов психологического здоровья (26,8%), третий кластер образован респондентами со средними парциально ресурсными показателями психологического здоровья (43,9%). Первый и второй кластеры представляют противоположную характеристику одних и тех же составляющих психолого-акмеологических ресурсов (соответственно первый кластер – высокий ресурс, второй – низкий).

Представители первого кластера обладают такими личностными чертами как социабельность, толерантность, интеллектуальная эффективность, моделирование саморегуляции и гибкостью саморегуляции, самоактуализированы, рефлексивны, жизнь осмыслена, имеют независимое мнение, не подчиняемы, готовы помочь людям, в меру доминантны, дружелюбны (ДМО), жизнестойки, имеют высокий адаптационный потенциал, особенно таких его составляющих как нервно-психическая устойчивость и коммуникативные особенности; жизненные сферы отличаются активными социальными контактами, наполненной сферой общественной жизни, сферой увлечений.

Представители второго кластера покорны, застенчивы, недоверчивы к людям, подозрительны, не отличаются великодушием, подчиняемы, занимают конкурентную позицию, а не дружелюбную, они обладают низкой самоактуализацией, рефлексивностью, жизнь не носит осмысленный характер, низкая жизнестойкость и адаптивный потенциал. Обращает на себя внимание тот факт, что представители второго кластера отличаются как от первого, так и от третьего, бедностью социальных контактов и таких жизненных сфер как общественная жизнь, сфера увлечений. Последнее свидетельствует об отсутствии еще одной важной ресурсной составляющей, поскольку именно хобби и увлечения могут быть использованы при неблагоприятных социально-экономических обстоятельствах и вызовах судьбы.

Что касается респондентов третьего кластера, то их профиль характеризуется, во-первых, колебаниями значений в диапазоне средних величин, во-вторых, часть показателей находится выше нулевой линии, что свидетельствует о ресурсах психологического здоровья. Другая часть показателей смещена к низу, что говорит о резервном характере этих составляющих. В связи с чем этот профиль назван нами парциальным. Так, для представителей этой группы характерно наличие гибкости саморегуляции поведения, они стремятся самоактуализировать себя, они социабельны, доминирование как и подчинение четко не выражены, но скорее доминантны, чем подчиняемы. Они имеют активные социальные контакты и увлечения. Вместе с тем шкалы опросника CPI свидетельствуют о проблемах адаптации, в саморегуляции поведения страдает моделирование, низкая осмысленность жизни, рефлексивность, занижен личностный адаптационный потенциал и жизнестойкость.

Далее в задачу исследования входило прогнозирование принадлежности каждого респондента к соответствующей группе с высоким, низким и парциальным ресурсом психологического здоровья. Для предсказания принадлежности объекта к определенной группе нами была построена модель дискриминантного анализа; был выделен набор дискриминантных переменных (предикторов), на основании которых можно предсказать принадлежность респондентов к соответствующей группе.

В качестве значимых показателей, характеризующих акмеологические ресурсы психологического здоровья молодежи, были выбраны следующие девять: гибкость (ССП), ориентация во времени (САТ), поддержка (САТ), СЖО (общий показатель), рефлексивность, доминирование (ДМО), жизнестойкость, нервно-психическая устойчивость (МЛО), личностный адаптационный потенциал (МЛО). Применение дискриминантного анализа показало сильную значимость каждой переменной для прогнозирования ресурсной составляющей психологического здоровья. На основании коэффициент лямбда Уилкса, все переменные были проранжированны по силе влияния на принадлежность к группе. Наиболее сильное влияние оказывает жизнестойкость (0,326), затем СЖО (общий показатель) (0,478) и рефлексивность (0,487) и далее в порядке убывания доминирование (ДМО) (0,759); поддержка (САТ) (0,783); личностный адаптационный потенциал (МЛО) (0,787); нервно-психическая устойчивость (МЛО) (0,810); ориентация во времени (САТ) (0,828); гибкость (ССП) (0,856).

Коэффициент лямбда Уилкса, показывающий вклад каждой дискриминантной функции в групповые различия, статистически значим, следовательно, дискриминантный анализ применим, и дальнейшая интерпретация результатов анализа имеет смысл. Далее нами была построена диаграмма рассеяния для всех групп с центроидами (средними значения для дискриминантных показателей конкретной группы) (рис.11), которая хорошо визуализирует характер и взаимное расположение групп студентов по показателям психологического здоровья.

На объединенном графике, где представлено распределение групп респондентов с разными ресурсами психологического здоровья, видны их отличия. В правой части расположены респонденты с высокими показателями, в левой – с низкими, а в средней части – со средними парциальными показателями.

Результаты классификации свидетельствуют, что для 98,4% наблюдений классификация проведена корректно, высокая точность достигнута во всех группах. Перекрестная проверка показала, что 95,2% наблюдений предсказано правильно. Кроме того, близкие результаты классификации исходных и перекрестно-проверяемых сгруппированных наблюдений близки, что говорит об устойчивости модели. В результате анализа были получены ненормированные канонические коэффициенты дискриминантных функций, которые позволили составить уравнения для построения прогноза о принадлежности респондентов к той или иной группе. Модель, созданная на основе дискриминантного анализа, позволяет предсказывать принадлежности респондентов к одной из трех групп по уровню психологического здоровья и оценивать их ресурсы.

Формирующий эксперимент в форме реализации проекта по развитию акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи проходил в пять этапов: концептуализирующий, аналитический, интерактивный, конструктивный, рефлексивный. Предполагалось, что в результате поэтапного осуществления проекта по развитию акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи будет сформирован необходимый для этого психологический механизм, включающий в виде взаимосвязанных звеньев соответствующие свойства, состояния и функции личности.

На концептуализирующем этапе исследования внимание студентов обращалось на сущность психологического здоровья как личностного феномена, на признаки психологически здоровой личности и на возможные проявления нарушения психологического здоровья как личностного статуса.

Аналитический этап был организован для того, чтобы студенты могли проанализировать собственное психологическое здоровье, а также оценить этот личностный статус у других участников формирующего эксперимента.

Интерактивный этап формирующего эксперимента позволял участникам в диалогической форме обсуждать друг с другом проблемы собственного психологического здоровья, пользоваться взаимной поддержкой, получать советы друг друга и лучше понимать источники собственного психологического здоровья и причины его нарушения.

Весьма ответственным был конструктивный этап формирующего эксперимента, на котором студенты совместно разрабатывали индивидуальные программы своего психологического оздоровления с целью повысить свою адаптированность в окружающей социальной среде, сделать более полной собственную самореализацию, придать социальную направленность своих ценностных ориентаций на фоне продуктивности, социальности и самоактуализации (самодостаточности) личностного бытия.

Реализация индивидуальных программ позволила перейти к рефлексирующему этапу формирующего эксперимента, на котором анализировалась и оценивалась проделанная работа, происходило переосмысление в понимании своего психологического здоровья как личностного статуса в окружающей социальной среде, делались обобщающие выводы и умозаключения. Для оценки результатов формирующего эксперимента по развитию акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи, использовались методы экспертной оценки с применением авторской методики оценки критериев сформированности акмеологического ресурса психологического здоровья молодежи, а также шкалы методик, которые по результатам дискриминантного анализа оказывают наиболее сильное влияние на развитие акмеологических ресурсов психологического здоровья (рис.12, 13).

Рис.12. Динамика показателей студентов со средне-парциальным ресурсом психологического здоровья после проведения тренинга

Рис. 13.Динамика показателей студентов с низким ресурсом психологического здоровья после тренинга

Обозначения: ЖС – шкала жизнестойкость; СЖО – общий показатель СЖО; Рефл – рефлексивность; Домин – доминирование (ДМО); Подд – шкала поддержка (САТ); ЛАП – Личностный адаптационный потенциал (МЛО); НПУ – нервно-психическая устойчивость (МЛО); ОВ – шкала ориентация во времени (САТ); Гибк – шкала гибкость (ССП).

Экспертная оценки результатов формирующего эксперимента выводилась на основе критериев сформированности звеньев психологического механизма развития акмеологических ресурсов психологического здоровья личности студентов. Критериями сформированности звеньев психологического механизма развития акмеологических ресурсов психологического здоровья личности были:

для оценки свойств личности: самоограничение потребностей, эмоционально-волевую регуляцию, направленность ценностей, нравственные нормы, смысловую ориентацию);

для оценки состояний личности: удовлетворенность актуальных потребностей, осознание достижимости целей и задач, ощущение собственной адекватности жизненным «вызовам», активации в условиях осложненных жизненных обстоятельств, понимание собственной личностной готовности к жизненным испытаниям;

для оценки функций личности: интеграция внутренних резервов деятельностного бытия, выстраивание иерархии целей и задач по их личностной значимости, прогнозирование собственной жизненной перспективы, создание системы межличностных отношений, построение собственной среды своего «социального обитания».

В заключении подводятся итоги исследования акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи.

Полученные результаты позволяют сделать следующие выводы:

1. В исследовании доказана гипотеза о том, что развитие акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи как личностного феномена будет более эффективным, если психологическое здоровье рассматривать как социально обусловленное индивидуальное личностное явление, учитывать такие группы психологических условий развития акмеологического ресурса психологического здоровья личности, как адаптационные, антропоцентрические и феноменологические; принимать во внимание факторы развития акмеологического ресурса психологического здоровья личности молодежи, включая деятельностный, институциональный, социальный, межличностный, внутриличностный, обеспечить функционирование механизма развития акмеологических ресурсов психологического здоровья личности с такими звеньями, как личностные свойства, состояния, и функции.

2. Акмеологический ресурс как общее личностное явление характеризуется респонсивно-регулятивным, ценностно-смысловым, эмоционально-чувственным, самореализующе-саморазвивающим, субъектно-деятельностным аспектами с одной стороны. Акмеологический ресурс психологического здоровья как личностно-социальное явление с интерактивно-диалогическим, культурно-преемственным, безоценочно-толерантным, корпоративно-кооперирующимся и самоорганизующимся-самоуправляющим аспектами, с другой.

3. Инвариантные свойства акмеологического ресурса психологического здоровья личности включают продуктивность, социальность и самоактуализацию (самодостаточность) личностного бытия. Вариативные свойства этого психологического конструкта подразумевают личностные притязания, масштабность целей, достижения в деятельности, самооценку в поступках и поведении, развитие в продуктивном преобразовании своей социальной среды.

4. К группам психологических условий развития акмеологического ресурса развития психологического здоровья личности относятся адаптационные (непредвиденные явления, темп жизненных событий, стресогенные обстоятельства, острота ситуационных воздействий на индивида, множественность событий), антропоцентрические (востребованность в окружающей среде, высокий статус в системе межличностных отношений, способность контролировать обстоятельства), феноменологические (адаптация, самореализация и ценностная ориентация личности).

5. Факторами развития акмеологического ресурса психологического здоровья личности молодежи являются деятельностный, институциональный, социальный, межличностный, внутриличностный, влияющие на развитие акмеологического ресурса психологического здоровья личности молодежи.

6. Механизм развития акмеологических ресурсов психологического здоровья личности включает личностные свойства (самоограничение потребностей, эмоционально-волевую регуляцию, направленность ценностей, нравственные нормы, смысловую ориентацию); личностные состояния (удовлетворенность актуальных потребностей, осознание достижимости целей и задач, ощущение собственной адекватности жизненным «вызовам», активации в условиях осложненных жизненных обстоятельств, понимание собственной личностной готовности к жизненным испытаниям); личностные функции (интеграцию внутренних резервов деятельностного бытия, выстраивание иерархии целей и задач по их личностной значимости, прогнозирование собственной жизненной перспективы, создание системы межличностных отношений, построение собственной среды своего «социального обитания»).

7. Критерии оценки сформированности психологического механизма развития акмеологических ресурсов психологического здоровья личности являются ее свойства по потребностному, эмоциональному, ценностному, нравственному и смысловому признакам, состояния личности по признакам общей удовлетворенности, достигнутых целей и решенных задач, адекватности в решении жизненных проблем, активности в преодолении препятствий, готовности к трудностям), функции личности, обеспечивающие внутреннюю цельность личностных качеств, избирательность в приоритетах, антиципацию будущего, социальный статус, создание своего жизненного пространства.

8. Этапы формирующего проекта развития акмеологического ресурса психологического здоровья личности молодежи включают концептуализирующий, аналитический, интерактивный, конструктивный, рефлексивный фазы.

ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Монографии и учебные пособия

  1. Хватова М.В., Дьячкова Е.С. Личностные, индивидные и средовые детерминанты развития студентов: Монография. Федеральное агентство по образованию, Тамб. гос. ун-т им.Г.Р.Державина. Тамбов, 2007. 185 с.
  2. Хватова М.В Акмеологические ресурсы психологического здоровья: история и теория проблемы: Монография. М-во обр. и науки РФ, ФГБОУ ВПО «Тамб. гос. ун-т им. Г.Р. Державина». Тамбов: Изд-во ТРОО «Бизнес-Наука-Общество», 2010. 164 с.
  3. Хватова М.В. Онтология акмеологических ресурсов психологического здоровья: Монография. М-во обр. и науки РФ, ФГБОУ ВПО «Тамб. гос. ун-т им. Г.Р. Державина». Тамбов: Изд-во ТРОО «Бизнес-Наука-Общество», 2011. 179 с.

Статьи в периодических изданиях, рекомендуемых ВАК РФ для публикации научных исследований, проведенных при подготовке докторских диссертаций

  1. Хватова М.В., Юрьева Т.В.Состояние когнитивно-эмоциональной сферы как фактор психосоматического здоровья студентов // Валеология. 2003. №2. С. 39-43.
  2. Хватова М.В., Дьячкова Е.С. Влияние образовательной среды на психологическое здоровье студентов разных специальностей в процессе обучения//Психологическая наука и образование 2006. №3, С. 74-78.
  3. Хватова М.В. Акмеологические ресурсы психологического здоровья личности как целостный феномен//Акмеология.2010. №3(35). С.86-95.
  4. Хватова М.В., Трунов А.Ю. Эмоциональная рефлексия и эффективная ориентация во времени как показатель психологического здоровья // Вестник Тамбовского университета. Сер. Гуманитарные науки. Тамбов, 2011. Вып.1 (93). С. 156 - 163.
  5. Хватова М.В. Психологические факторы развития акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи // Вестник Тамбовского университета. Сер. Гуманитарные науки. Тамбов, 2011. Вып.8 (100). С. 131 - 137.
  6. Хватова М.В. Принципы изучения акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи// Перспективы науки. 2011. №5 (20). С. 285-289.
  7. Хватова М.В. Условия развития акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи //Акмеология.2011. №3 (спец. выпуск). С.225-228.
  8. Хватова М.В. Философские предпосылки изучения акмеологических ресурсов психологического здоровья личности //Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. 2011. №3. С.58-66.
  9. Хватова М.В. Методологические основы изучения акмеологических ресурсов психологического здоровья. Часть I. Подходы к изучению акмеологических ресурсов психологического здоровья //Вестник Тамбовского университета. Сер. Гуманитарные науки. - Тамбов, 2011. Вып.10 (102). С. 82 - 93.
  10. Хватова М.В. Аксиологический подход к исследованию акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи. Известия Смоленского государственного университета. 2011. № 3 (15). С. 468 – 478.
  11. Хватова М.В., Глушкова И.М. Детерминанты и уровни развития ресурсов психологического здоровья студентов//Социально-экономические явления и процессы. 2011. №5-6. С. 372-380.
  12. Селиванова Е.А., Хватова М.В. Рефлексивность в структуре личности педагогов как показатель их психологического здоровья //Вестн. Тамб. ун-та. Сер. Гуманитарн. науки. Тамбов, 2011. Вып.11 (103). С. 211 - 216.
  13. Хватова М.В. Методологические основы изучения акмеологических ресурсов психологического здоровья. Часть II. Принципы изучения акмеологических ресурсов психологического здоровья // Вестник Тамбовского университета. Сер. Гуманитарные науки. Тамбов, 2011. Вып.11 (103). С. 122 - 129.
  14. Хватова М.В. Инварианты акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи// Социально-экономические явления и процессы. 2011. №9. С. 323 -334.
  15. Хватова М.В. Вариативный состав акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи// Социально-экономические явления и процессы. 2011. № 10. С.289- 301.
  16. Хватова М.В. Критерии инвариантно-вариативного состава акмеологических ресурсов психологического здоровья личности// Известия Самарского научного центра РАН. 2011.№ 2(6). Т.13. С.1422-1426.

Статьи в других научных сборниках и журналах

  1. Хватова М.В., Яковлев В.И. Роль личностных особенностей в формировании адаптации с позиции комплексного подхода // Потенциал личности: комплексный подход: Материалы Всероссийской internet-конференции. Тамбов: Изд-во ТГУ им.Г.Р.Державина, 2002. С. 63-66.
  2. Хватова М.В. Психологический аспект формирования адаптационных реакций //Медико-биологические и психолого-педагогические аспекты адаптации и социализации человека: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Волгоград: ВолГУ, 2002. С. 23-24.
  3. Хватова М.В., Андреева Е.С., Юрьева Т.В. и др. Психическое здоровье студентов в динамике обучения //VIII Всероссийская научно-практическая конференции «Образование в России: медико-психологический аспект» материалы конференции. Калуга: КГПУ им.К.Э.Циолковского, 2003. С.311-312.
  4. Хватова М.В. Влияние образа жизни на психологические особенности и функциональное состояние студентов разных профилей обучения /Проблемы федерально-региональной политики в науке и образовании: Материалы Всероссийской научно-практической конференции/ Отв. ред. Н.Н.Болдырев. Тамбов: Изд-во ТГУ им.Г.Р.Державина, 2003. С.128-133.
  5. Хватова М.В. Потенциал личности и индивидуальное здоровье человека// Потенциал личности: комплексная проблема: Материалы третьей Всероссийской Internet-конференции. Тамбов: Изд-во ТГУ им.Г.Р.Державина, 2004. С. 28-30.
  6. Хватова М.В., Дьячкова Е.С., Яркина О.С. Влияние профиля обучения на образ жизни и психологическое здоровье студентов разных специальностей// Вiсник Чернiгiвського державного педагогичного унiверситету. Випуск 31. Серiя: Психологигiчнi науки. Том I.  2005. С. 149-150.
  7. Хватова М.В. Психологический аспект сохранения здоровья обучающихся в вузе//Ежегодник Института психологии: К 10-летию Института: Сб.научн.тр./Гл.ред. В.М.Юрьев. Тамбов: Першина, 2005.  №1. С.206-212.
  8. Хватова М.В., Дьячкова Е.С., Яркина О.С. Мониторинг психического здоровья и особенностей образа жизни первокурсников разных профилей обучения// Х Всероссийская научно-практическая конференция «Образование в России: медико-психологический аспект»: материалы конференции. В 2-х томах. Том 1. Калуга: КГПУ им.К.Э.Циолковского, 2005. С.193-195.
  9. Хватова М.В., Андреева М.С., Дьячкова Е.С. Механизмы психологической защиты у студентов разных профилей обучения  и их влияние на адаптацию к обучению в вузе //Практическая психология: от фундаментальных исследований до инноваций: Мат-лы всерос. научн.-практ. конф. 25 ноября 2005 г. /Отв. ред. Е.А.Уваров; Федеральное агентство по образованию, Тамб. гос. ун-т им. Г.Р.Державина. Тамбов: Изд-во ТГУ им.Г.Р.Державина, 2005. С.243-244.
  10. Хватова М.В., Дьячкова Е.С. Роль личностных особенностей в сохранении здоровья обучающихся //Ежегодник Российского психологического общества: Спец. выпуск. М., 2005. Том 2. С.81-83.
  11. Хватова М.В., Кузнецова О.М. Влияние факторов внешней среды на психологические особенности студентов//Ежегодник Российского психологического общества: Специальный выпуск. М., 2005. Том 3. С.83-84.
  12. Хватова М.В., Дьячкова Е.С. Дифференциально-психофизиологический подход в оценке развития личности студентов// Материалы Международной научно-практической конференции «Развитие научного наследия Бориса Михайловича Теплова в отечественной и мировой науке (к 110-летию со дня рождения)». Научн. сб.- М.: БФ «Твердислов», 2006. С. 104-107.
  13. Хватова М.В., Трунов А.Ю. «Субъект» как многоуровневая психологическая и акмеологическая категория //Ежегодник Института психологии: Сб.науч.тр./Гл.ред. Е.А.Уваров. Тамбов: Издательский дом ТГУ им.Г.Р.Державина, 2008. №4. С.64-74.
  14. Дьячкова Е.С., Хватова М.В., Яркина О.С. Влияние профиля обучения на психологическое здоровье студентов//Практическая психология: от фундаментальных исследований до инноваций: Мат-лы III Междунар. науч.-практ. конф. 10 октября 2008г./Отв.ред.: Н.В.Вязовова, И.В.Смолярчук. Тамбов: Изд-во ТГУ им.Г.Р.Державина, 2008. С.298-303.
  15. Хватова М.В. Системный подход к проблеме психологического здоровья. Фундаментальная наука – ресурс сохранения здоровья здоровых людей: мат-лы Всерос. научного конгресса. 4-5 декабря 2008г. / Отв. ред. В.М.Юрьев. Тамбов: Издательский дом ТГУ им.Г.Р.Державина, 2008. С.356-361.
  16. Хватова М.В. Личностный адаптационный потенциал как условие личностно-профессионального развития человека//Вестник Тамбовского университета. Кафедра общей психологии. 1994-2009. Приложение к журналу. Тамбов, 2009. С. 88-104.
  17. Хватова М.В., Селиванова Е.А. Психологические условия реализации личностного потенциала человека//Потенциал личности: комплексная проблема: мат-лы Восьмой Междунар. конф. (заочной). 5 июня 2009г./Отв.ред. В.Н.Косырев; Федеральное агентство по образованию, ГОУВПО «Тамб. гос. ун-т им.Г.Р.Державина». Тамбов: Издательский дом ТГУ им.Г.Р.Державина, 2009. С.188-195.
  18. Хватова М.В., Власова О.И.Атрибутивный стиль поведения как ресурс психологического здоровья человека //Потенциал личности: комплексная проблема: мат-лы Девятой Междунар. конф. (заочной). 5 июня 2010 г. /Отв.ред. Е.А.Уваров, В.Н.Косырев; М-во обр. и науки РФ, ГОУВПО «Тамб. гос. ун-т им.  Г. Р. Державина». Тамбов: Издательский дом ТГУ им.Г.Р.Державина, 2010. С.256- 259.
  19. Хватова М.В. Психологические подходы к исследованию акмеологических ресурсов психологического здоровья молодежи// Психология человека в условиях здоровья и болезни: мат-лы Первой Международной конф. 8 июня 2011 г./Отв.ред. В.Б.Лифшиц; М-во обр. и науки РФ, ГОУВПО «Тамб. гос. ун-т имени Г.Р.Державина». Тамбов: Изд-во ТРОО «Бизнес-Наука-Общество», 2011. С. 39-45.
  20. Хватова М.В.Теоретические основы исследования акмеологических ресурсов психологического здоровья личности// Проблемы и инновации современного общества. Мат-лы 3 Международной научно-практической конф. Астрахань: Изд-во АФ МОСА. 2011. С. 208-214.
 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.