WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Иванов Спартак Геннадьевич

ВЛИЯНИЕ ГЛОБАЛЬНЫХ АКТОРОВ НА ЭКОНОМИЧЕСКУЮ ПОЛИТИКУ ПОСТСОВЕТСКИХ СТРАН (НА ПРИМЕРЕ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ)

Специальность 23.00.04. –

политические проблемы международных

отношений, глобального и регионального развития

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени доктора политических наук

Бишкек – 2010

Работа выполнена на кафедре истории и культурологии

Кыргызско-Российского Славянского университета

Научный консультант:  доктор политических наук

  Кангельдиев Азамат Нурказыевич

Официальные оппоненты:  доктор политических наук

Джекшенкулов Аликбек Джекшенкулович        

доктор экономических наук

Койчуев Турар Койчуевич

доктор политических наук

Мошкин Сергей Вячеславович

Ведущая организация: кафедра политологии Кыргызского Национального университета им. Ж. Баласагына.

Защита состоится «10» октября 2010 г. в 14.00 на заседании диссертационного совета К 730.001.07 по историческим и политическим наукам при государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования Кыргызско-Российском Славянском университете по адресу: 720000, г.Бишкек, проспект Чуй 44, ауд. 432.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Кыргызско-Российского Славянского университета по адресу: г.Бишкек, улица Киевская, 44.

Автореферат разослан  «___» ________________ 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

  канд. ист. наук., доцент  Кравченко Т.Ф.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

В современной глобальной миросистеме активное экономическое функционирование нации-государства возможно только при наличии у него достаточного политического авторитета, подкрепленного экономическим детерминантом. Замкнутость данной цепи причинно-следственных связей ставила перед Россией альтернативу: либо выживание в условиях возрастающего внешнего политико-экономического давления, либо одновременная активизация усилий по всем направлениям. С одной стороны – в реформировании национальной политической системы и обеспечении внутриэкономического роста. С другой – в дуальном укреплении политической мощи в системе международных отношений и расширении экономического пространства за национально-территориальные пределы, то есть вхождении в глобальные процессы в качестве полноправного актора. После 2000г. стало очевидно, что Россией была избрана вторая стратегия развития, в наибольшей степени отвечающая ее национальным интересам. Начало XXI в. характеризуется активным «усилением позиций России в глобальной системе международных отношений, что стало возможным благодаря достижению прогресса в решении ею внутренних социально-экономических проблем, а так же вследствие интенсификации её внешнеэкономической деятельности»1. Налицо активизация межгосударственного экономического сотрудничества РФ со странами, расположенными на всех континентах планеты, что обусловлено созданием (восстановлением) Россией «большого пространства» на Евразийском континенте в рамках СНГ и ЕврАзЭС. Интенсификация межгосударственных экономических интеграционных процессов на постсоветском пространстве определена стремлением РФ к воссозданию единого политико-экономического образования, включающего, в первую очередь, центральноазиатские государства, традиционно относящиеся к зоне ответственности России.

Конкурентная борьба глобальных политических акторов в современных условиях приобретает все более разнообразные формы, при доминировании политических путей и методов достижения целей. Распад СССР, как «величайшая геополитическая катастрофа XX в.»2 имел следствием кризисную социально-политическую ситуацию во всех постсоветских странах. Это позволило США, с различной степенью успешности, реализовать в уже суверенных республиках унифицированную стратегию «шоковой терапии». Её базисом стали тезисы «Вашингтонского консенсуса», разработанного ранее для стран Латинской Америки в качестве инструмента, обеспечивающего доступ к их ресурсам. США удалось через подконтрольные международные финансовые организации (МФО) и собственные внешнеполитические агентства, посредством предоставления кредитов и грантов, вовлечения в международные проекты и осуществления собственных программ ввести Кыргызскую Республику (КР) в финансово-экономическую зависимость. Такое положение представляет угрозу, как для суверенитета Кыргызстана, так и для национальных интересов России, которая не заинтересована в наличии в экономических политиках постсоветских стран атлантистских внешнеполитических факторов, определяющих их функционирование. Данное обстоятельство обусловлено фактическими целями этого внешнего воздействия, направленного, в первую очередь, на дезинтеграцию стран СНГ посредством их вовлечения в геополитические «стратегические» проекты, финансируемые США (ТРАСЕКА, Большая Центральная Азия и др.). Отсутствие в этих проектах РФ свидетельствует об их направленности на политическую и экономическую изоляцию России в ее нынешних, либо меньших национально-территориальных границах.

С точки зрения экономической науки, при взаимосвязанных национальных экономических системах, рост основных макроэкономических показателей (ВВП, ВНД и др.) в одной или нескольких из них автоматически влечет за собой увеличение аналогичных показателей в остальных. В то же время хронически-кризисное состояние экономик в отдельных частях системы имеет следствием торможение роста в более успешных странах. В этом отношении развитие, а не деградация экономик постсоветских стран отвечает национальным интересам России, а ухудшение их экономического состояния косвенно влияет и на экономическое развитие самой РФ. Кроме того, кризисное состояние экономик отдельных стран-участниц ЕврАзЭС, как следствие исполнения западных политических рекомендаций экономического развития, негативно влияет на экономическое развитие этого международного союза в целом.

Исследование внешнеполитического возмущающего воздействия на отношения между национальной политической и экономической системами позволяет выявить его онтологическое содержание, фактическую мотивацию, цели и способы их достижения. Не теряет своей значимости выявление природы детерминированности механизма адаптации и действия неолиберальных экономических законов на постсоветском национальном уровне механизмом их экзогенной разработки и пропаганды внешнеполитическими глобальными акторами (США, МВФ, ВБ и т.д.). В связи с этим, актуальность темы исследования обусловлена необходимостью наглядного, научно-обоснованного анализа фактических целеполаганий, преследуемых США и МФО при реализации в постсоветских республиках умышленно-деструктивных «стабилизационных» экономических программ, приведших к кризисному состоянию экономик и хронической зависимости от внешних западных финансовых «дотаций», ущемляющих права национально-государственного суверенитета новых независимых государств. Проведенное исследование актуально для постсоветских стран, так как онтологический анализ процессов их вовлечения в глобальные политико-экономические процессы, выявляет фактическую мотивацию и политические целеполагания западных акторов, принимающих активное участие в разработке и реализации национальных экономических политик. Реальная картина степени политико-экономической зависимости, в которой находятся постсоветские страны (на примере КР) необходима для выработки конкретных дипломатических стратегий политико-экономического взаимодействия России с Центральноазиатскими странами. Выявление политического характера включения постсоветских государств в континентальные экономические атлантистские стратегические проекты, угрожающие национальным интересам РФ, еще более актуализирует тему диссертационного исследования. 

Исторический опыт, сложившийся менталитет кыргызского народа, его общественное сознание и психология, особенности и уровень развития определяют возникновение и функционирование специфических общественных законов и закономерностей, отличных от унифицированных западных конструкций. Вышесказанное обусловливает необходимость научного обоснования причинно-следственной взаимосвязи между западными политическими рекомендациями «развития» КР и хронически-кризисными результатами трансформационных изменений в ее социально-экономической сфере жизнедеятельности. Необходим поиск научной парадигмы, отвечающей задаче исследования взаимосвязи политической и экономической систем на национальном, региональном и глобальном уровнях. Это делает актуальной как саму задачу политологического анализа внешнеполитической составляющей в процессах разработки и реализации экономической политики постсоветских стран, так и потребность в осмыслении новых явлений во взаимосвязи политики и экономики в условиях радикальной смены общественно-политического устройства.

Степень разработанности темы. При исследовании воздействия внешнеполитических акторов на процессы разработки и реализации экономической политики постсоветских стран возникают проблемы, носящие как объективный, так и субъективный характер. Это связано с недостаточной разработанностью вопроса в отечественной политической науке, ограниченным доступом к официальным материалам, предпочтениями политических лидеров и т.д. Проблематика частично затрагивается в публичных выступлениях, которые носят в больший степени идеологический характер. Несмотря на то, что неолиберальные концепции, основанные на монетаристских принципах, достаточно подробно фальсифицированы выдающимися представителями постсоветской и зарубежной экономической науки, ощущается явная недостаточность работ, в которых экономические процессы подвергаются политологическому анализу.

Специальных монографических исследований по указанной проблеме в политологической, философской и экономической литературе нет. Для исследования имело существенное значение научное осмысление различных аспектов современных проблем взаимосвязи политики и экономики на национальном уровне осуществленное ранее в работах В. Коновалова, О. Богомолова, Б. Краснова, Н. Нигматулина3.

Так, В. Коновалов в монографии «Экономика и политика» на основе сравнительно-исторического анализа показал эволюцию экономической и политической сфер общества, устанавливая их специфические взаимосвязи в различные периоды исторического развития.

О. Богомолов рассмотрел взаимосвязь экономики с политикой и функционированием политической системы, состоянием общественного сознания, нравственным и культурным уровнем населения и другими сторонами жизни и поведения людей. Автор осуществил попытку ответить на вопрос, каким образом перемены в политике сказываются на экономике, а затем по закону обратной связи экономика влияет на политику?

Б. Краснов исходит из предпосылки о том, что «политика опосредована экономической сферой, экономическими отношениями, экономическими интересами. В то же время, вместе с увеличивающимися масштабами экономической сферы, усложнением и углублением экономических отношений в обществе возрастает и воздействие на экономическую жизнь общества политики».

Н. Нигматулин, рассматривая взаимосвязь и взаимозависимость политики и экономики, настаивает на том, что экономическая политика должна быть предметом изучения политологии, а не экономики, как это имеет место быть в настоящее время.

Рассмотрение эволюции социально-экономических отношений и ментальные особенности кыргызов опирается на работы С. Абрамзона, Д. Джунушалиева, В. Плоских и др.4

Для исследования методологии взаимосвязи политической и экономической социентальных сфер общества были полезны научные труды представителей как политологических, так и экономических дисциплин. К  ним относятся: С. Афонцев, Г. Беккер, К. Брунер, Б. Нельсон, У. Нисканен, М. Олсон, Д. Стиглер, М. Фридмен и др.5

Формирование и реализация англосаксонской классической экономической политики Laissez-faire, воплотившейся в западной политической экономии и философии неолиберализма рассматриваются в работах В. Полтеровича, Р. Хасбулатова, Д. Кейнса, Н. Хомского, С. Бернарда, Б.С. Бернанке, Я. Медсена, Р. Манделла, М. Ровбарда и др.6

Различные аспекты процесса создания и воплощения глобального мондиалистского проекта конца XX в. отражены в трудах И. Валлерстайна, К. Лосева, Х. Дэвида, С. Кара-Мурзы, Г. Мартина, Х. Шуманы, Н. Реймерса, В. Шупера, М. Хазина и др.7

Концепции «глобального управления» мирохозяйственной системой и содержание политических рекомендаций экономического развития для постсоветских стран отражены в работах и докладах С. Афонцева, К. Гаджиева, В. Загашвили, А. Шлезингера-младшего, Л. Баум, Д. Уильямсона и др.8

Влияние мировых политических акторов на процесс формирования и трансформации экономик постсоветских стран исследовано с использованием трудов С. Глазьева, А. Матвеева, Ж. Сапира, Д. Сороса, Т. Койчуева, В. Кумскова, К. Идинова, Л. Вина, А. Евдокимова, М. Джумалиева, В. Шестакова и др.9

При исследовании геополитических и геоэкономических проблем в глобальных международных отношениях использовались труды Э. Кочетова, А. Неклессы, К. Жана, П. Савоны, А. Дугина, Э. Брегеля, А. Бурханова, М. Иманалиева, К. Хаусхофера, Н. Омарова, М. Суюнбаева, С. Хотунцева, В. Цымбурского и т.д.10

Отдельные выводы работы базируются на материалах диссертационных исследований Р. Гайнутдинова, В. Кондрачука, М. Вшивцевой, Г. Долговой, В. Конышева, А. Немчук, С. Тулакова, Д. Филиппова, Р. Сакиевой и др.11

Эмпирическую базу исследования можно разделить на следующие группы: официальные выступления, заявления, доклады, послания, предложения и указы политических лидеров, руководителей комитетов, министерств и ведомств РФ и КР; государственные концепции, стратегии, программы; данные Национального статистического комитета, Национального банка КР, министерств, ведомств, Жогорку Кенеша (парламента) и Президента КР; законодательные акты РФ и КР; данные МВФ, ВБ, ВТО, ЮСАИД, ОЭСР, СНГ и т.д.; международные и межгосударственные проекты, соглашения, договора, конвенции и т.д.

Особую группу источников составляют справочники, словари, публикации и материалы информационных агентств (ИТАР ТАСС, КАБАР, AKU-press и др.), размещенные в сети Internet.

Объектом исследования являются отношения глобальных акторов и национальных государств. Предметом рассмотрения определено влияние глобальных политико-экономических акторов (США, МВФ, ВБ и т.д.) на экономическую политику постсоветских стран (на примере КР) в новейший исторический этап их развития (1991-2010 гг.).

Цель диссертационного исследования заключается в выявлении онтологического содержания внешнеполитического возмущающего воздействия глобальных акторов на экономическую политику постсоветских государств (на примере КР). Вышеназванная цель достигается посредством решения ряда взаимосвязанных исследовательских задач, основные из которых состоят в следующем:

– рассмотреть концептуальные представления о сущностных основах и взаимосвязи политики и экономики с древнейших времен до XXI в.;

– опираясь на разработки отечественных и зарубежных ученых проанализировать основные теоретико-методологические подходы к исследованию взаимосвязи политики и экономики;

– исследовать механизмы взаимодействия политики (власти) и экономики (капитала);

– на основе исследования эволюции классической экономической политики Laissez-faire, являющейся основой западной политической экономии и философии неолиберализма, проанализировать процессы создания современных глобальных неоколониальных проектов США;

– раскрыть содержание современных концепций «глобального управления» мирохозяйственной системой как альтернатив принципу национально-государственного суверенитета;

– выявить сущность и фактические цели англо-саксонских политических рекомендаций экономического развития для постсоветских стран;

– выяснить фактическую мотивацию активной роли США и международных финансовых организаций в макроэкономической политике постсоветских стран (на примере КР);

– выявить роль глобальных акторов в процессах создания, развития и трансформирования  промышленного, сельскохозяйственного и внешнеторгового секторов экономики КР;

– раскрыть роль внешнеполитического фактора в процессах применения постулатов рыночного фундаментализма к экономической политике РФ и КР;

– определить место КР в «стратегических планах» США и геополитической стратегии РФ на Евразийском пространстве;

– проанализировать основные направления участия КР в региональных и континентальных геоэкономических проектах США и РФ;

– на основе исследования современной геополитической стратегии России обосновать необходимость усиления межгосударственных интеграционных процессов и выделения РФ в качестве «безусловного приоритета» в многовекторной внешней политике КР.

Теоретико-методологическую основу исследования составил комплекс общелогических и эмпирических методов в сочетании с концептуальными практико-теоретическими подходами, объединяющими совокупность специфических политологических исследовательских методов.

Изучение функциональной взаимосвязи политики и экономики осуществлено при помощи принципов и методов анализа политической сферы, позволивших исследовать окружение политической системы в виде диалектической взаимосвязи его интрасоциетальной (экономическое поведение, отношения, идеи) и экстрасоциетальной частей (международное сообщество, суперсистемы).

Взаимодействие политической сферы общества с экономической, социальной и прочими его функциональными составляющими рассматривается с позиций сравнительной политологии – компаративистики (Г. Алмонд, Д. Истон др.).

При разработке и обосновании отдельных положений применяется сравнительно-исторический анализ, позволяющий исследовать возникновение и действие политико-экономических явлений и процессов в конкретно-исторических условиях, их эволюцию или деградацию на различных исторических этапах. С помощью данного метода стало возможным выявить механизмы взаимодействия политической и экономической сфер общества на различных этапах и в различных регионах и странах, а так же становление и развитие экономической дипломатии как внешнеполитического механизма продвижения национальных интересов.

Причинно-следственный анализ позволил исследовать динамику процессов трансформации общественных отношений и их противоречия, играющие значительную роль в этих изменениях. Структурно-функциональный анализ сосредоточен на статике, «связи состояний», без учета генетического (порождающего) аспекта, что позволило исследовать условия достижения стабилизации в постсоветских обществах, представленных в виде совокупности сложных социальных систем действия (концепция Т. Парсонса, Р. Мертона). Методологическая посылка К. Поппера – признание «дуализма фактов и решений», сущего и должного явилась основой исследования дуализма объективных экономических причинно-следственных связей и субъективных политических целеполаганий.

Воздействия внешнеполитических акторов на процесс экономические политики постсоветских стран осуществлено с использованием системного подхода в исследовании общественных процессов, который позволил рассматривать одни и те же явления и процессы с позиций политологии, экономики, истории, философии, социологии и культурологи. Данный подход, в котором под системой понимается комплекс обществоведческих дисциплин, в максимальной степени объединяет междисциплинарные методы, позволяя исследовать процесс в адекватном, всестороннем, объективном русле.

Изучение международных отношений потребовал использования праксеологии (анализа процесса подготовки, принятия и реализации конкретных решений), позволившей в прикладном плане изучать факты, объяснять существующее положение, прогнозировать дальнейшую эволюцию ситуации. Методологической и теоретической основой исследования отдельных вопросов диссертации является совокупность теоретических концепций внешней политики, существующих в современной политологической науке. Использованы также геополитические концепции и теоретические концепции международной интеграции.

Теоретико-методологическую основу исследования геополитических процессов составляют общеметодологические принципы диалектического познания социальной действительности, фундаментальные положения философской, политологической и прогностической частей гуманитаристики (принципов анализа, используемых родственными науками) в целом и комплексного подхода к исследованию феномена геополитического в частности. Кроме этого, учитывалось действие на динамику геополитических процессов геоэкономических методов, предполагающих учет в них экономических факторов регионального и глобального порядка. При исследовании международных экономических взаимодействий наиболее перспективным представляется геоэкономический подход, который в онтологическом плане представляет собой пространственно-философский подход (геогенезис), включающий в себя экономическую составляющую как главенствующую движущую силу глобальности.

Помимо общенаучных (анализ, синтез, индукция, дедукция, абстрагирование), в диссертации использовались частные научные методы: методы экономического анализа и экспертных оценок при исследовании преимуществ и потенциалов США и России. Выявление мотивационной основы действий индивидов исследовано при помощи антропологического метода, изучающего обусловленность политики природой человека как родового существа, имеющего набор основополагающих потребностей, и психологического метода, ориентированного на изучение субъективных мотивов политического поведения. Бихевиоральный метод позволил исследовать политические явления и процессы через анализ поведения индивидов и групп при исполнении ими политических ролей. С помощью ценностного (аксиологического) метода осуществлена попытка выявления значимости политических явлений для индивидов, общества, человечества.

Научная новизна результатов диссертационного исследования заключается в следующем:

Предпринята одна из первых попыток систематизации основных теоретических концепций взаимосвязи политики и экономики с древнейших времен до XXI в.; осуществлен комплексный анализ основных методологических подходов к исследованию взаимосвязи политики и экономики; рассматриваются теоретические подходы к выявлению оптимальной для социально ориентированного общества формы взаимодействия между экономической и политической сферами, выделяемой автором как принципиально новый предмет самостоятельного политического исследования. Обоснована необходимость политического руководства экономическими общественными отношениями.

Раскрыто содержание современных глобальных мондиалистских проектов,  основанных на классической экономической политике Laissez-faire. Выявлен субъективный характер разработки и реализации атлантистского проекта «Глобализация»; выявлены фактические целеполагания глобальных политико-экономических акторов в их стремлении занять доминирующие позиции в гипотетической модели «глобального управления» мирохозяйственной системой; посредством проведения сравнительного политолого-экономического анализа развития стран, выполняющих рекомендации США и подконтрольных им МФО (МВФ, группа ВБ), и стран, избравших суверенный путь развития, выявлены эгоистические смыслообразующие цели транснационального финансового олигархического капитала.

Впервые, по мнению автора, осуществлен анализ несоответствия декларируемых целей и фактических результатов деятельности МВФ и ВБ в процессах разработки и реализации экономической политики постсоветских стран. Раскрыто содержание проектов, осуществляемых в КР МВФ и ВБ в контексте их соответствия эгоистическим интересам США; доказано наличие хронически-кризисного состояния основных секторов экономики КР в период после развала СССР до настоящего времени как следствие исполнения западных внешнеполитических рекомендаций; выявлена обусловленность экономической политики суверенного Кыргызстана конкретными рекомендациями «экономического развития» США и МФО для «беднейших стран»; выявлен экзогенный, умышленно-деструктивный, политико-экономический характер применения постулатов рыночного фундаментализма к экономической политике постсоветских стран (РФ, КР).

Впервые предложено рассматривать политико-экономические процессы в КР в контексте их детерминированности геополитическим противостоянием РФ и США на региональном, континентальном и глобальном уровнях; проведен сравнительно-сопоставительный анализ включения КР в геоэкономические проекты США и участия республики в геоэкономических программах РФ; раскрыта прагматическая составляющая дуальной взаимосвязи политических и экономических интересов РФ и КР при осуществлении интеграционных процессов. На основе определения коррелированности национальных интересов обоснована взаимная потребность в активизации межгосударственной политико-экономической интеграции.

На защиту выносятся следующие основные положения:

– Характер взаимосвязи политической и экономической социентальных сфер общества обусловлен его историческим этапом развития, территориальными, этническими, культурными и прочими специфические особенностями. Тип общественно-экономической формации коррелирован степенью доминирования политической или экономической сфер общества.

– Использование формальных диверсифицированных политико-экономических моделей государственного регулирования позволяет с наивысшей степенью реалистичности исследовать как поведение субъектов политического рынка, так и проблемы регулирования экономической системы.

– Сращивание политической и экономической сфер ведет к прямому распределению ресурсов общества в целях удовлетворения индивидуального эгоистического интереса в ущерб интересам общественным.

– США лоббируют продвижение положений западной политической экономии и философии неолиберализма политическими, экономическими, военными и прочими методами в незападных странах с целью устранения барьеров, препятствующих использованию их ресурсов. Неоколониальный мондиалистский проект «Глобализация» разработан и осуществляется в соответствии с субъективными целеполаганиями, ориентированными на введение преимущественно политическими средствами в экономическую зависимость всего незападного мира.

– Поиск гипотетических механизмов «глобального управления» международными экономическими отношениями не отвечает современным реалиям. Наиболее адекватна современному положению вещей потребность в разработке концепции суверенитета государств в контексте взаимосвязи экзогенного и эндогенного измерения определения национальной экономической политики.

– Политические рекомендации экономического развития США и подконтрольных им МФО (МВФ, группа ВБ) навязываются странам, испытывающим «экономические трудности» в целях максимизации прибыли транснационального финансового олигархического капитала.

– МВФ и ВБ, как глобальные политико-экономические акторы, стремятся к введению постсоветских стран в состояние хронической политико-экономической зависимости в интересах США.

– Внешнеполитическое воздействие глобальных акторов (США, МФО), выраженное  в постсоветских странах в виде реализации «стабилизационных» макроэкономических программ, основанных на неолиберальных теориях монетаристского толка, в отношении КР ухудшает её экономическое, соци­альное и финансовое положение, имеет следствием дестабилизацию внутриполитической обстановки, рост социальных издержек и преступности.

– Содержание атлантистских политических рекомендаций экономического развития для постсоветских стран предполагает демонтаж национального суверенитета стран-заемщиков, осуществление жесткого контроля над действиями национальных правительств, обеспечение соответствия проводимой ими политики потребностям транснационального капитала. Программы МФО запланировано приводят к экономическим, социальным и гуманитарным катастрофам в странах, где они применяются, должны рассматриваться в качестве преступных, а не ошибочных, и вследствие этого требуют международной правовой оценки.

– Разработка и реализация экономической политики КР – экзогенный политический процесс, осуществляемый при активном руководящем участии США, преследующих собственные эгоистические политико-экономические, геополитические и геоэкономические цели посредством включения республики в локальные, континентальные и глобальные проекты. Для КР наиболее оптимальным путем противостояния экспансионистским устремлениям атлантистских глобальных акторов является  её паритетное участие в геополитических стратегических программах РФ.

– Включение КР в западные геоэкономические проекты осуществляется в рамках континентальной геополитической экспансионистской стратегии США. Паритетное участие КР и РФ в региональных геоэкономических программах основано на обоюдовыгодном стремлении к созданию единого экономического пространства.

– РФ – исторически определенный приоритетный внешнеполитический вектор развития КР. Единство политико-экономических целей, программ и путей развития стран – решающий фактор в преодолении республикой кризисных явлений.  Усиление процессов интеграции РФ и КР, возможное при совместной разработке и реализации геополитических и геоэкономических программ и проектов, обусловлено совпадением экономических, социальных, политических и культурных измерений народов России и Кыргызстана.

Теоретическая и практическая значимость диссертации. Результаты исследования могут быть полезны государственным структурам постсоветских стран, как при определении целей, приоритетов и концепций взаимодействия с внешними акторами, так и при принятии конкретных политических решений в области экономической политики и дипломатии. Основное содержание работы может быть использовано специалистами, докторантами, аспирантами и студентами, осуществляющими исследовательскую, учебную и преподавательскую деятельность в области политологии, экономики, истории, социологии, культурологи и т.д. Теоретические обобщения и выводы диссертации применимы в научном и учебном процессах в высших учебных заведениях, при разработке специальных и факультативных курсов.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации отражены в двух монографиях: «Роль внешнеполитических факторов в процессе трансформации экономики Кыргызской Республики» (Бишкек: КРСУ, 2009. – 18,8 п.л.) и «Развитие теории и методологии исследования отношений политики и экономики в глобальной системе международных отношений» (Бишкек: КРСУ, 2008. – 13,5 п.л.), а также в 28 научных статьях, общим объемом 19,6 п.л. (десять из них – в рецензируемых научных журналах, определённых ВАК  РФ), в докладах и выступлениях автора на международных и региональных научных семинарах и конференциях (г.Бишкек, 2006-2009 гг.). Результаты исследования используются в преподавательской деятельности автора в КРСУ, БФМИПП, КНУ и др. ВУЗах КР, при чтении курсов: «Политология», «Геополитика», «Мировая экономика», «Экономическая теория», «Социология» и др.

Структура диссертации. Диссертационное исследование, объемом 375 страниц, включает в себя введение, четыре главы по три параграфа, заключение и список использованных автором источников и литературы, состоящий из 587 наименований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, раскрывается степень ее научной разработанности, определяются объект, предмет, цель, задачи, теоретико-методологические основы исследования, характеризуется его научная новизна, теоретическая и практическая значимость.

Первая глава «Развитие теории и методологии исследований отношений политики и экономики в глобальной системе международных отношений» посвящена исследованиям концепций, методологии и механизмов взаимодействия основополагающих сфер жизнедеятельности общества – политики и экономики.

Раскрывая эволюцию концептуальных представлений о сущностных основах и взаимосвязи политики и экономики (с древнейших времен до XXI в.) автор исследует идеи, представления и теории по поводу сущностного содержания категорий политики и экономики, а так же форм их взаимопроникновения в контексте поиска оптимальной модели взаимодействия.

Осуществлен анализ основных концептуальных положений представителей различных направлений общественной мысли, касающихся взаимосвязи двух основных сфер общества, их онтологического содержания и исторического развития (Конфуций, Аристотель, Платон, Блаженный Августин, Фома Аквинский, Ксенофонт, Ж. Боден, Н. Макиавелли, М. Вебер С. Хантингтон, Г. Спенсер, Т. Мор, Т. Кампанелла, А. де Монкретьен, Т. Гоббс, Д. Гаррингтон, Д. Локк, Ш.Л. Монтескьё, И. Кант, В. фон Гумбольдт, И.Г. Фихте, А. Смит, Д. Пристли, М. Фридмен, К. Маркс, Ф. Энгельс).

Схема исследования основана на аксиоме об эволюционном развитии общественно-экономических формаций (кочевое, античное, феодальное, раннебуржуазное, капиталистическое общества).

Далее исследованы наиболее распространенные методологические подходы, концепции и методы изучения взаимосвязи политической и экономической социентальных сфер общества, основанные на политологических, экономических и социологических теориях.

Рассмотрение сравнительной политологии – компаративистики (Г. Алмонд, Д. Истон) позволило выделить привлекательность её использования, состоящую в том, что, исторический, системный, социологический, психологический, бихевиористический, функциональный, институциональный, цивилизационно-культурологический подходы дополнены в ней сравнительным анализом политических процессов, отношений, систем, режимов, институтов и других категорий политических наук.

В критичном ключе рассмотрена экономическая теория благосостояния (Дж.М. Кейнс), использующая методы анализа частичного и общего равновесия на экономических рынках. Выявлено, что априористский подход австрийской школы (Л. Мизес, Л. Роббинс, Ф. Найт) и неолиберальный инструменталистский подход (М. Фридмен, Ф. Махлуп, И. Лакатош) не учитывают анализ мотивов экономических субъектов, что подрывает основы методологического индивидуализма и интенционального подхода к объяснению человеческого поведения. Вывод, к которому приходит автор, состоит в том, что экономические модели не адекватны реальности: они игнорируют политический аспект проблемы, благодаря чему исследования, построенные на их основе, оказываются односторонними.

В качестве альтернатив рассматриваются позитивистский подход (Т. Хатчисон, П. Самуэльсон) и «поведенческое» направление экономики (behavioural economics). Кроме того, рассмотрены альтернативные стратегии исследований, первая из которых заключается в отказе от инструментария формального анализа, свойственного основному течению современной экономической теории, в пользу менее строгих, описательных методов, позволяющих учесть влияние неквантифицируемых политических факторов. Вторая стратегия связана с непосредственным инкорпорированием политических факторов в систему формального анализа с помощью методологических подходов, относящихся к современной теории общественного выбора (public  choice), и одного из ее ответвлений – теории эндогенного определения экономической политики (endogenous policy theory). Здесь рассматриваются два основных «экономических» подхода – марксистский, рассматривающий действия людей, поведение которых обусловлено их экономической ролью в процессе производства, и подход, анализирующий поведение людей с точки зрения их экономической мотивации, заключающейся в стремлении к максимизации полезности. Последний составляет основу современной теории общественного выбора, исследующей закономерности принятия решений путем применения инструментов экономического анализа для изучения проблем, традиционно относящихся к политической науке (теорию иногда называют «экономической теорией политики»). Выделены альтернативные подходы к изучению политических явлений: expecting vote maximization – условия максимизации голосования (В. Хеттих, С. Вайнер) и structure-induced equilibrium – структурно обусловленное равновесие, так же относимые к теории общественного выбора.

Рассмотрен политологический подход к изучению политических явлений, представляющий альтернативу традиционному направлению анализа государственного экономического регулирования – подход, характеризуемый с позиций субъекта социального планирования (social planner – SP), ограничивающий использование принятой в современной (неолиберальной) экономической теории модели человека, которая постулирует, что решения индивидов диктуются исключительно хозяйственной сферой, стремлением к максимизации собственного благосостояния.

Исследованы: экономический подход к социальным вопросам (Г. Беккер), используемый при объяснении иррационального и альтруистического поведения; различные концепции политического, экономического, обменивающегося и социологического человека; теоретические модели эндогенного определения экономической политики (М. Олсон).

Адекватность использования моделей всеобъемлющей рациональности (comprehensive rationality) и в их рамках классической экономической теории утилитаризма (А. Смит, И. Бентам) фальсифицируется исследованием эффектов Эсберга и Веблена, положениями нейроэкономики, работами основоположников психологической экономической теории и поведенческих финансов (Д. Канеман, А. Тверски, Р. Тэйлер, Дж. Кнетч).

Исследуются методологические подходы и концептуальные модели интерпретации политических решений (в т.ч. и в отношении экономической сферы): нормативно-прескриптивный и дескриптивно-экспликативный. Исходя из выделенных моделей, концепции принятия политических решений разделены на два блока: холистский и полиагрегатный. К «холистским» концепциям, с некоторыми оговорками автор относит концепции ограниченной рациональности (Г. Саймон), сетевой структуры (Д. Ноук, П. Ричардсон, Х. Хекло), динамического цикла (Д. Андерсон, Б. Дженкинс) и организационного институционализма (Д. Марч, Д. Олсен). К полиагрегатному блоку отнесены модели бихевиоризма (Г. Лассуэлл, Д. Лернер), всеобъемлющей рациональности (К. Эрроу, Э. Даунс), инкрементализма (Ч. Линдблом, И. Дрор), групповой репрезентации (Р. Даль, Ф. Шмиттер).

В заключительном разделе главы автор, раскрывая механизм взаимодействия политики (власти) и экономики (капитала), рассматривает его с точки зрения взаимодействия между целым и частью (характерная черта любой общественной организации), где поведение части, особенного определяется поведением целого, всеобщего.

Исследование докапиталистических, капиталистических и социалистических общественных отношений в контексте определения доминирования на конкретно-историческом этапе политики или экономики, позволило автору прийти к выводу о том, что форма общественного устройства коррелированна степенью иерархичного доминирования политической или экономической социентальных сфер.

С целью выявления экономического фактора во взаимоотношениях экономического и политического рассмотрено и сопоставлено простое, докапиталистическое товарное обращение и обращение капитала, характерное капиталистическому способу производства.

На основе философской диалектики взаимодействия объективного и субъективного анализируется онтологическое содержание экономических законов. Диалектика взаимоотношения экономики и политики сопоставляется автором с проблематикой диалектики идеального – материального, субъективного – объективного, где понятие «субъективное» имплицитно несет в себе «политическое», но не тождественно ему, что относится и к понятиям «объективное» – «экономическое».

Исследования трудовой теории стоимости (А. Смит), теории предельной полезности (Э. Бем-Баверк), теории прибавочной стоимости (К. Маркс), монетаристской теории (М. Фридмен), теории государственного регулирования экономики (Д. Кейнс) позволили автору выявить ангажированность использования теоретических экономических учений в соответствии с интересами классов, страт и социальных групп.

Осуществляется анализ взаимодействия государственно-политического аппарата и капитала в США, РФ и КР на современном историческом этапе.

Вторая глава «Глобальный англо-саксонский политический проект экономической экспансии беднейших стран» представляет собой анализ эволюции (ХVII – 70-е г. ХХ в.) англосаксонской политики Laissez-faire, на основании которой в 70-90 гг. ХХ в. был сформирован глобальный мондиалистский проект, предполагающий использование Западом политических механизмов экономической экспансии незападных (в том числе постсоветских) стран.

Исследуя классическую экономическую политику Laissez-faire  как  базис западной политической экономии и философии неолиберализма, автор рассматривает её зарождение в ХVII в. в Британии как доктрины, базирующейся на либерально-монетарном направлении классической экономической теории, пропагандирующей абсолютизацию рынка, частной собственности, передвижения капиталов, услуг и т.д.

На основе работ А. Смита и У. Петти рассматривается экономическая политика либерализма, предполагающая полное невмешательство государства в экономические процессы и отражающая, тем самым, тенденцию подчинения развития экономики интересам промышленного капитала.

Применение данных научных концепций фальсифицируется рядом исторических примеров: ста шестидесятилетней практикой протекционизма и государственного контроля в самой Британии, поставившей ее вне конкуренции; практикой США и Японии, которые избежали европейского контроля и сумели заимствовать британскую модель политического вмешательства государства в экономические отношения; современной практикой Тайваня и Южной Кореи, которые пренебрегли принципами «англо-американской свободной экономики» и разрабатывали «государственно-ориентированную стратегию»; Великой депрессией в США, как следствием невмешательства государства во внутриэкономические процессы.

На примере колонизаторской политики Англии в Индии раскрыто фактическое содержание концепции либерального «интернационализма», основанного на политике Laissez faire.

Осуществлен анализ мотивации США, принявших доктрину Монро, а так же выдвинутую в 1899 г. госсекрета­рем Д. Хеем и принятую в XX в. доктрину «открытых дверей». Выявляется теоретическая основа доктрин, представленная политикой Laissez faire.

Автором рассматривается кейнсианство как альтернатива политики свободного рынка, позволившая США преодолеть Великую депрессию путем осуществления ряда антикризисных мер, предпринятых государством: организацией общественных работ, контролем над ликвидностью банков, кредитованием сельского хозяйства и т.д. Приведены другие примеры отклонения от доктрины свободного рынка во внутриэкономической политике США после Второй мировой войны. Рассмотрены идеи Кейнса, получившие развитие в работах представителей посткейнсианства: «ортодоксальных» кейнсианцев (Д. Хикса, Э. Хансена, А. Лейонхуфвуда) и левых кейнсианцев (Дж. Робинсона, П. Сраффы), а так же идея Э. Хансена, положившего кейнсианский коэффициент мультипликатора в основу теории экономического цикла. Анализируя примеры из стандартной экономической истории, автор приходит к выводу о том, что активная роль государства всегда была определяющим фактором в экономическом развитии.

На примере Аргентины, Колумбии, Кении, Гватемалы автор рассматривает военные, разведывательные и прочие методы продвижения политики Laissez faire США. «Легитимность» применения этих методов основана на «оговорках», содержание которых сводится к тому, что, также как ранее Англией, Америкой санкционируется применение силового воздействия для подавления самостоятельного политико-экономического развития других стран.

В качестве альтернатив политике Lаissez-faire, автор исследует социалистическую, централизованно-планируемую экономику и закрытую рыночную экономику с сильным интервенционистским государством.  Содержание вывода состоит в несостоятельности и бесперспективности попыток повторного применения этих альтернатив в виде конструкций, соответствующих их идеальным моделям.

Далее анализируется процесс формирования глобального мондиалистского проекта в 70-90 гг. ХХ в. За точку бифуркации автор принимает рубеж 70-х гг. XX в., характеризуемый экономическим кризисом в США, Англии, ФРГ, прочих странах Западной Европы и Японии. Синхронно проходящие структурный, топливно-энергетический и сырьевой мировые кризисы повлекли за собой снижение основных экономических показателей в США, характеризующих эффективность хозяйствования: динамику производительности труда, фондоотдачу, норму прибыли и т.д. Именно это обстоятельство, по мнению автора, послужило основанием изменения приверженности британских консерваторов и американских республиканцев умеренному кейнсианству в сторону теорий М. Фридмена. В макроэкономической науке неолиберальные концепции вытеснили идею развития (девелопментализм). На основе этого факта раскрывается сущность пропагандируемых до настоящего времени США неолиберальных концепций, которые базируются на идее «глобальной» интеграции мирохозяйственной системы, что предполагает достижение экономического прогресса «развивающихся стран» только в случае открытия ими границ для экономик «развитых стран».

Осуществленный автором обзор организаций, координирующих c конца XIX в. действия мировых политических и экономических акторов сообразно целеобразующим задачам этих структур (Бильдербергская группа, Трехсторонняя комиссия, Круглый стол, Совет по международным отношениям) позволил выявить доминирующую и руководящую роль в этих организациях транснационального финансового олигархического капитала, использующего государственно-политический аппарат США в качестве сверхмощной политической силы, лоббирующей на международном уровне его интересы. Анализируются основные работы Римского клуба, созданного вышеназванными организациями в 1968 г. для непосредственной разработки концептуальных основ «глобального мирового развития», руководства про­цессом исследований и поиском методов его осуществления.

Анализ докладов клуба позволил автору выявить сущностное содержание его  выводов: осу­ществление идеи «нулевого роста» (М. Месарович, Э. Пестель) в рамках глобальной иерархичес­кой системы (Нового Мирового Порядка), управляемой западной оли­гархией (Мировым Правительством), должно создать условия для консервирования нищеты и неразвитости незападного мира ради развития западной цивилизации. Новый Мировой Порядок – «глобальная гомеостатическая система» (доклад «Цели для глобального общества»), рассматривается на основе исследования его центральных догматов – устойчивости, гомеостаза, равновесия – концепций, представляющих собой базис политэкономии капитализма. Доклады представлены автором в качестве основы западной идеологии радикального мондиализма (отрицания суверенитета народов над их территорией и ресурсами), разработанной Римским клубом, 

Для наибольшей наглядности автором рассматривается один из субпроектов клуба – проект «Глобализация», изначально предполагающий пропаганду феномена слияния рынков  (Т. Левит, 1983 г.), а затем утверждающий идею о бессмысленности экономического национализма отдельных государств (К. Омэ, 1990 г.) при состоянии мировой экономики, сформированной финансово-экономической деятельностью ЕС, США и Японии. Раскрывается современное содержание западного проекта «Глобализация», который предполагает разрушение традици­онного общества, обусловленное тем, что традиционализм обладает защитной функцией, благодаря которой этническая группа сохраняет коллективную индивидуальность, а, следовательно, – независимость и самостоятельность. По мнению автора, проект направлен на разрушение ментальных, социально-политичес­ких, финансово-экономических и прочих проявлений традиционализма наций-государств. В результате постепенных трансформаций мир должен прийти к тотальной стандартизации, отрицающей коллективные этнические индивидуальности и превращающей человечество в космополитичную массу, перемещающуюся под воздействием факторов производства и потребления. Приведе­ние человечества к состоянию гомогенной антропологичес­кой массы делает его управляемым. Лишенное в результате «Глобализации» фактического суверенитета, традиционное нация-государ­ство утрачивает способность защитить национальные финансово-экономические и социально-политические интересы, что создает условия для перераспределе­ния мировых ресурсов в пользу сил Запада, которые «Глобализацию» планируют и осуществляют. Автор не проводит сравнительного анализа проекта и реальных глобализационных процессов, разделяя сами понятия.

Практическое вовлечение стран социалистического блока в глобальные мондиалистские проекты представлено автором посредством рассмотрения специально разработанной в этих целях западной теории конвергенции. В отношении стран Латинской Америки, Африки, Восточной Европы и Южной Азии исследованы финансово-кредитные механизмы, используемые с аналогичными целями. Для доказательства эгоистической мотивации, лежащей в основе действий МВФ и ВБ, которые после 1984 г. стали глобальным политическим инструментом продвижения интересов США, осуществлен сравнительный анализ экономических теорий, лежащих в основе действий МВФ при предоставлении кредитных ресурсов развитым (Д. Александер) и развивающимся странам (М. Фридмен).

На основе анализа фактического материала автор приходит к выводу о том, что в период с 1970-х по 90-е гг. получил научно-теоретическое обоснование и начал осуществляться практически глобальный неоколониальный мондиалистский проект, ориентированный не на военную экспансию, но на введение политическими средствами в экономическую зависимость всего незападного мира с целью перераспределения его ресурсов в интересах транснациональной финансовой олигархии Запада.

Далее анализируются концепции «глобального управления» мирохозяйственной системой как альтернативы политики национально-государственного суверенитета. Идеи «глобального управления» мировой экономикой выдвигались субъектами принятия политических решений, исследователями-экономистами и политологами с 1960 г. по настоящее время. Автором классифицированы и рассмотрены варианты предлагаемых ими механизмов управления мировой экономической системой: механизм «глобального правительства» в вариантах, отражающих интересы экономически развитых стран (в роли «глобального правительства» в разное время – «Большая семерка», структуры ОЭСР и МВФ); в варианте развивающихся стран, где роль «глобального правительства» отводилась руководящим структурам «Нового международного экономического порядка»; доктрина гегемонистской теории стабильности, предполагающая, что для стабилизации процессов в мировой экономике необходима «держава-стабилизатор» (США), несущая ответственность за поддержание либерального мирохозяйственного режима; идея  «Глобального управления без глобального правительства» («Global governance, not global government).

Невозможность «глобального управления» в современных условиях подтверждена автором анализом особенностей складывающихся в современных условиях механизмов принятия ключевых решений в сфере экономической политики и анализом деятельности политических и экономических глобальных субъектов (транснациональных компаний, транснационального финансового олигархического капитала, Неправительственных организаций, региональных экономических группировок, международных финансовых организаций), влияющих на процессы принятия политических решений в международной экономической сфере.

Проведенный политико-экономический анализ позволил автору сделать вывод о том, что идеи «глобального управления» являются неадекватными относительно существующих реалий. Данная неадекватность опирается на некорректность заключения относительно меняющейся роли государства в современном мире. Проблема, стоящая перед исследователями международных отношений, заключается не в поиске гипотетических механизмов «глобального управления», а в разработке адекватной современному положению вещей концепции суверенитета национальных государств. Прежнее понятие суверенитета в сфере определения экономической политики утратило содержательный смысл. Отсутствие удовлетворительной трактовки самого понятия в изменившихся условиях должно служить стимулом к совершенствованию концептуального аппарата, а не к построению альтернативных концепций, потенциальная жизнеспособность которых вызывает серьезные сомнения.

В контексте рассматриваемого вопроса позиция автора опирается на идеи, обозначенные президентом РФ Д. Медведевым на 64-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН (24 сентября 2009 г.): «… Необходимо общими усилиями создать мировую финансово-экономическую модель, которая гарантировала бы от потрясений. Для этого необходимо: отказаться от доктрины гегемонистской теории стабильности, расширить формат «большой восьмерки», повысить роль региональных структур, реформировать МФО, усилить роль ООН, как универсального механизма гармонизации интересов наций-государств».

В заключительном разделе главы рассматривается содержание политических рекомендаций экономического развития для постсоветских стран. Автор в исторической ретроспективе анализирует политический и экономический аспекты процесса их формулировки и механизмов реализации. Для достижения максимальной объективности, набор практических рекомендаций, сформулированных и систематизированных в 1989 г. для стран Латинской Америки («Вашингтонский консенсус»), а также его критическая оценка (2004 г.) осуществлена автором на основе трудов одного из непосредственных разработчиков (Д. Уильямсона).

Выявляется соответствие пунктов консенсуса и унифицированных условий предоставления займов МВФ беднейшим странам Латинской Америки, а в дальнейшем и постсоветским странам. Описан процесс расширения набора требований, что повлекло эволюцию «Вашингтонского консенсуса» в «Поствашингтонский консенсус».

Раскрывается онтологическое содержание рекомендованной постсоветским странам (РФ, КР) примитивизированной версии консенсуса – стратегии «шоковой терапии».

Исследование общих рекомендаций для национальных экономических политик постсоветских стран дополнено рассмотрением попытки МВФ и ВБ вовлечь КР в 2004 г. в конкретную программу ХИПК (HIPC – Heavily-Indebted Poor Countries Initiative).

Анализ мирового опыта выполнения рекомендаций МФО беднейшими странами, позволил автору выявить причинно-следственную взаимосвязь между рекомендованным набором экономических мероприятий и разрушением национальных экономических систем  в Восточной Европе (Югославия), странах Африки (Руанда, Эфиопия, Сомали), Юго-Восточной Азии (Индонезия) и Латинской Америки (Аргентина, Боливия, Мексика, Венесуэла, Бразилия, Перу, Эквадор).

В третьей главе «Влияние глобальных политических акторов (РФ, США, МФО) на процессы разработки и реализации экономической политики Кыргызской Республики» рассматривается глобальный политико-экономический инструментарий продвижения интересов США на постсоветском пространстве; исследуются экзогенные политические факторы в процессах трансформации финансового, промышленного, сельскохозяйственного и внешнеторгового секторов экономики КР; раскрывается внешнеполитический фактор в процессах применения постулатов рыночного фундаментализма к экономической политике постсоветских стран (РФ, КР). 

Раскрывая роль глобальных финансовых организаций в макроэкономической политике КР, автор дает характеристику состояния экономики республики на момент начала взаимоотношений. Рассмотрены Соглашения между КР и МВФ о программе экономических реформ. Выявлено полное соответствие содержаний национальных Программ Правительства КР по стабилизации экономики и её выходу из кризиса и Программ стабилизации, рекомендованных республике МВФ. Исследована экономическая политика, навязанная республике МВФ и основные кредитные механизмы, используемые им в КР (Stend-By; STF; ESAF; PRGF). Рассмотрены прочие механизмы вовлечения КР в экономическую зависимость от МФО: Инициатива стран СНГ-7, Программа Financial sector assessment program, грант PHRD и т.д. Выявлено соответствие национальных Правительственных программ («Комплексные Основы развития до 2010 г.», «Национальная стратегия сокращения бедности» (НССБ-1; НССБ-2), «Стратегия Развития Страны (2007-2010 гг.)) стандартным унифицированным документам МВФ, а так же обусловленность их разработки и принятия в КР одобрением на заседаниях административных советов МВФ и Международной ассоциации развития (МАР). Сформулированы причины деструктивных результатов исполнения КР условий МФО, а так же выявлены основные политические и финансовые цели, преследуемые МВФ в республике.

В качестве инструментария, используемого МФО в КР, автором выделен государственный долг этим организациям, который представлен политическим инструментом управления экономической, политической, социо-культурной и прочими сферами жизнедеятельности кыргызского общества со стороны США через подконтрольные МФО, внешнеполитические агентства и другие структуры. Неспособность выполнять внешние кредитные обязательства – основное политическое препятствие, не позволяющее республике проводить собственную дефицитную бюджетную политику. На основе официальных источников выявлен ряд конкретных примеров системно-непоследовательного (избирательного) характера рекомендаций МВФ в КР.

Исследуются исторические примеры применения США альтернативных неолиберальным теориям кейнсианских концепций, позволивших США в 30-е гг. XX в. выйти из Великой депрессии, справиться с кризисом 70-х гг., конкурировать в 2009 г. Выявлено, что монетаристские концепции, которыми руководствуется МВФ, ВБ и прочие МФО при предоставлении кредитов КР, ни в одной из развитых стран мира в рекомендованном республике виде не используются. Данный анализ позволил автору прийти к выводу об умышленно-деструктивном характере рекомендаций США и МФО, им подконтрольных.

Анализируя антикоррупционную деятельность международных финансовых организаций в КР как политический процесс, автор осветил причины и обстоятельства (факторы), способствующие росту уровня коррупции в кыргызском обществе в постсоветский период, а так же роль МФО в этих процессах.

Исследованы позиции западных ученых, настаивающих на позитивной политической и экономической роли коррупции в трансформационные периоды в истории любых обществ (А. Хайденхаймер, С. Лейс, Д. Най, Д. Скотт, С. Хантингтон).

Выявлены причины, повлекшие изменение отношения МФО к коррупции в 1996 г., а так же роль США в кардинальном изменении позиции МВФ в отношении признания политического характера его деятельности, что прямо противоречит положениям Устава этой организации. Анализируется теоретическая база, послужившая основой для изменения позиции МВФ (Г. Мюрдаль, А. Крюгер). Возможность избирательного обвинения в коррумпированности политических лидеров стран, получающих кредиты МВФ, представляется автору видом политического воздействия на национальную политическую сферу со стороны МФО.

Осуществлен анализ научных концепций (С. Роуз-Аккерман, Р. Клитгаард), опираясь на которые МВФ аргументирует свою позицию, состоящую в том, что только неолиберальный свободный рынок играет определяющую роль в борьбе с высоким уровнем корруп­ции и что «стимулы к коррупции являются практически неизбежным следствием всех государственных попыток контролировать рыночные силы».

Автор выдвигает гипотезу о том, что кыргызские общинные особенности ментальности политической элиты не согласуются с западной индивидуалистической корпоративной культурой и являются естественным ограничителем практики её подкупа западными экономическими акторами.

Выявляется соответствие национальных программ борьбы с коррупцией и наборов мероприятий, рекомендованных МВФ, малая эффективность которых в КР очевидна. Проведенная классификация позволила автору выделить «коррупцию в высших эшелонах власти» как наиболее опасную для интенсивного функционирования экономики.

Обосновывается необходимость личного руководства политическими лидерами КР процессами борьбы с коррупцией в «высших эшелонах власти», продолжающей наносить в современных условиях урон национальным интересам республики, а так же тезис о том, что руководящую роль в этом процессе должны играть не МФО, а сами страны, которым необходимо критично подходить к предлагаемым шаблонам программ.

Далее автор проанализировал политическую составляющую роли РФ и США в процессе формирования и трансформации промышленного сектора кыргызской экономики. При этом отслежен процесс формирования промышленности Киргизской ССР и неэкономическая составляющая решающей роли России в этом процессе.

Выявлен политический характер выбора руководством КР, после развала СССР, стратегии «развития» (выводу из кризиса) промышленности, соответствующей предложенной МВФ неолиберальной концепции. Аналогична роль ВБ, действующего через МАР, в процессах кардинального реформирования промышленности суверенной КР. Проанализированы декларируемые и фактические цели, и результаты осуществления положений ряда двусторонних документов, подписанных КР и МАР (Проект №PIC1778 кредитного договора, Проект Приватизации и Кредит на Корректировку Сектора Предприятий (ПЕСАК), Соглашение от 7.06.1994, №2639 KG) и роль МАР в процессе создания и деятельности кыргызского национального Агентства по реформе и ликвидации (EPPA). Выявлено полное соответствие вышеназванным документам (Договор, Программа, Соглашение) МАР Программ разгосударствления и приватиза­ции государственного имущества в КР на 1994-1995 и 1996-1997 гг., разработанных и утвержденных национальным Фондом государственного имущества. Дана оценка политических и экономических деструктивных результатов и неизменности рекомендуемых концепций реформирования промышленного сектора экономики КР, до 2005 г. осуществляемого при определяющей роли структур МВФ и ВБ.

На основе анализа Программы по разгосударствлению на 2006-2007 гг. автором особо выделяется позитивный для КР пересмотр политическим руководством внешнеполитических приоритетов, повлекший изменение подхода к реформированию промышленного сектора экономики путем отказа от «многовекторного» ориентира на абстрактного «иностранного инвестора» в пользу конкретного стратегического партнера – РФ.

Далее автором рассмотрены внешнеполитические факторы в трансформировании сельскохозяйственного сектора КР. Рассмотрен процесс становления и развития сельского хозяйства Киргизской ССР в советский период.

Выявлен политический (директивный) характер трансформационных процессов в сельском хозяйстве суверенной КР, инициированных политической сферой в 1990-х г., а также «руководящая и направляющая» роль в этом процессе внешнеполитического федерального агентства правительства США – ЮСАИД, действующего в республике через свой Сельскохозяйственный сектор.

Сопоставление национальной аграрной реформы и в ее рамках – земельной реформы, под которой понималось изменение отношений собственности, преобразование колхозов и совхозов в различные организационно-правовые формы хозяйствования в 1992 г. позволило автору доказать ее соответствие рекомендованной МВФ общей стратегией реформирования экономики КР, нацеленной на создание многоукладной системы собственности. Анализируются негативные следствия доминирования новой организационно-правовой формы – мелких крестьянских (фермерских) хозяйств.

Раскрыта ущербность сущностного содержания избранной в КР аграрной стратегии, ограниченной реализацией Государственных программ в области животноводства, мелиорации, семеноводства и т.д., разрабатываемых, финансируемых (в виде кредитов или грантов) и осуществляемых при непосредственном контроле со стороны ЮСАИД. Выявлена материальная эгоистическая заинтересованность частных американских компаний, привлекаемых ЮСАИД для оказания консалтинговых услуг, поставки в республику импортных семян, удобрений и т.д.

Отслежен процесс принятия и изменения Закона КР о введении частной собственности на землю, лоббируемого США, а также меры, предпринимаемые ими в целях обеспечения доступа к стратегическому национальному ресурсу (земле) иностранных компаний (Проект ЮСАИД по земельной реформе и развитию рынка земли II).

Освещая международный политический аспект внешнеторговой деятельности КР, автор в хронологическом порядке проанализировал историю либерализации внешнеторговой деятельности республики с 1992 г. по настоящее время. В результате выявлена идентичность мероприятий в области внешней торговли КР соответствующему тезису «Вашингтонского консенсуса», а так же активное, непосредственное, руководящее и направляющее участие в этом процессе федерального агентства США – ЮСАИД.

Дан анализ причин, приведших к изменению традиционного для КР вектора внешнеэкономических торговых отношений со стран СНГ (Соглашение о создании зоны свободной торговли, Договор о создании Экономического союза, Договор о присоединении КР к Соглашениям о Таможенном союзе) в сторону ВТО, а так же политологический анализ целей вступления КР в эту организацию. Это позволило автору выявить последствия этого шага для экономической безопасности стран СНГ. В качестве позитивного следствия выделена интенсификация интеграционных процессов, как в ЦА регионе, так и на всем пространстве СНГ: заключение Договора о таможенном союзе и едином экономическом пространстве, подписание Протокола о внесении дополнений в Соглашение стран СНГ «О создании зоны свободной торговли», принятие ряда документов по экономической интеграции, направленных на реализацию ранее подписанных документов (Программы действий по развитию СНГ на период до 2005 г., основанной на Декларации Глав государств-участников СНГ об основных направлениях развития Содружества, принятие Стратегии интеграционного развития Сообщества на период до 2005 г. и Программы первоочередных действий по формированию единого экономического пространства между Центральноазиатскими странами до 2002 г.).

На примере деятельности ЮСАИД в отношении прав на интеллектуальную собственность (Проект USAID по либерализации торговли и таможенной реформе) анализируется эгоистическая мотивация деятельности агентства, защищающего интересы западных производителей за счет кыргызстанских потребителей.

Автор доказывает наличие геополитических, геоэкономических и политико-экономических целей, преследуемых США в процессе неординарного для мировой практики, принятия КР в ВТО. Выявляются деструктивные для социально-политического развития республики результаты, а так же возможные пути корректировки глобальных неолиберальных проектов, угрожающих национальным интересам и принципам её экономической безопасности. Обосновывается необходимость активного участия КР в переговорных процессах Раундов ВТО, как наиболее политически-целесообразной формы действий, нацеленных на изменение дискриминационных условий участия, принятых республикой при ее вступлении в эту организацию, а также в целях лоббирования интересов постсоветских стран (в т.ч. РФ) в процессах их вступлении в ВТО. 

В заключительном разделе главы автор раскрывает внешнеполитический фактор в процессах применения постулатов рыночного фундаментализма к экономической политике РФ и КР в новейшее время. Им выявлены причины, побудившие политическое руководство РФ избрать неолиберальный путь трансформации экономики, а также условия возникновения российской олигархии и её стремление присвоить функции политической сферы. Дан анализ причин провала стратегии «шоковой терапии» в РФ, проявившихся в виде глубокого разрушения научно-промышленного потенциала и деградации социальной сферы. Выделяются основные политические результаты выполнения рекомендаций «Вашингтонского консенсуса» в РФ, а также фактическая мотивация, лежащая в основе поддержки консенсуса МВФ, действующего в интересах международного капитала с целью обеспечения доступа к ресурсам слаборазвитых стран.

В качестве безусловно позитивного факта отмечены действия РФ, при политическом руководстве во главе с Президентом В.В. Путиным, которая, используя благоприятную мировую конъюнктуру, досрочно выполнила кредитные обязательства перед МФО, освободившись тем самым от обусловленности кредитования, предполагающей наличие рыночного фундаментализма в качестве базового основания для национальной экономической политики России.

Основными мотивами выбора КР стратегии «шоковой терапии» названы: пример РФ; предложение МФО в конкретно-исторических условиях кризиса в КР, неограниченной финансовой, технической, консалтинговой и прочей «поддержки», обусловленной «выполнением некоторого набора рекомендаций».

Анализ политики «Вашингтонского консенсуса», как версии неоклассической теории, показал, что её результатами в КР явились: безработица, сокращение государственных расходов на социальные нужды (замораживание заработных плат, ликвидация социальных программ, дотаций, льгот и т.д.), ограничение бюджетных ассигнований на образование и здравоохранение, реформирование пенсионной системы, сокращение объемов производства, снижение уровня валовых накоплений к ВВП, рост внешнего долга, дефицит счета текущих операций и т.д.

Констатируя тот факт, что в экономическом отношении КР представляет интерес для Запада преимущественно как транзитная территория с незначительным гидроэнергетическим потенциалом, автор приходит к выводу о приоритете его политических (стратегических) целей.

Критический анализ основных постулатов неолиберального рыночного фундаментализма (самоустранение государства от экономического регулирования; сведение активной денежно-кредитной политики к жесткому количественному  регулированию денежной массы; идея об эффективности частной собственность по отношению к государственной) позволил автору  обосновать идею о необходимости разработки альтернативных стратегий политико-экономического развития, основанных на кейнсианских концепциях.

Раскрыт политический характер и результаты приватизации на постсоветском пространстве. В качестве политической составляющей целей рекомендованной Западом модели приватизации выделяется: ослабление управленческих функций государства, усиление воздействий иностранного капитала и западных государств во внутренней и внешней политике развивающихся государств.

Основываясь на репрезентативных официальных данных, автор приходит к выводам о том, что своими требованиями о введении высоких процентных ставок (с целью защиты валютного курса), усилении давления на реальный сектор экономики (приводящий его к разрушению) и введении жестких бюджетных сокращений (снижающих жизненный уровень населения) МВФ стремиться к ухудшению экономического, соци­ального и финансового положения постсоветских стран в интересах частных «международных инвесторов» (транснациональных финансовых олигархических структур). Автор поддерживает идею о необходимости международной правовой оценки деятельности МВФ, которая приводит к эко­номическим, социальным и гуманитарным катастрофам в незападных странах.

В четвертой главе «Геоположение Кыргызской Республики как фактор в противостоянии глобальных геополитических стратегий Российской Федерации и США» республика, как малое, внутриконтинентальное, горное государство с незначительным экономическим и ресурсным потенциалом рассматривается с точки зрения уникальности прецедента её одновременного участия в международных союзах, организациях, программах и инициативах (СНГ, ЕврАзЭс, ОДКБ, ШОС, ЦАЭС, ВТО, МВФ, ВБ, программы ТАСИС, ТРАСЕКА, «Партнерство во имя мира» и т.д.), цели и задачи, которых отражают геополитическое и геоэкономическое противостояние глобальных акторов – РФ и США.

В разделе дана географическая характеристика КР, расположенной в центре Евразии, ЦА и БЦА, что делает её одной из ключевых точек в континентальных стратегических проектах США и как самостоятельной геополитической единицы, и как части более крупных геополитических образований. В целях обоснования данного положения осуществляется исторический анализ континентального противостояния атлантизма и России с XIX в. по настоящее время.

Анализ английской колонизаторской политики позволил автору прийти к выводу о том, что именно ресурсы колоний стали основой, позволившей Англии занять лидирующие экономические позиции не только в Европе, но и в мире. В XIX в. Британ­ская империя практическими действиями завершила формирование талассократической стратегии и заложила основы гегемонистских устремлений Запада к мировому господству, главным гарантом которого в XX – начале XXI вв. стали США.

«Холодная война», по убеждению автора, есть логическое продолжение западного экспансионизма, осуществляемого после Второй мировой войны. Представлены различные точки зрения на политические и экономические причины завершения в 1985 г. Холодной войны и роль в этом М. Горбачева, являющегося активным сторонником теории конвергенции.

В целях исследования причин активизации стремлений ведущих мировых акторов занять доминирующее положение в ЦА в период после развала СССР, рассмотрено возникшее в конце XX в. понятие – Великий Лимитроф (В. Цымбурский, С. Хатунцев).

Дан анализ геополитических (стратегических) мотивов, объясняющих активную позицию, занимаемую США при попытках вмешательства во внутренние дела КР, а также причин тесного включения стран ЦА (соответственно и КР) в орбиту военно-политического, экономического и культурного влияния США.

Рассматривая геополитическую стратегию России в ЦА, автор анализирует континентальные геополитические императивы РФ, ориентированные на стратегическую цель – выход к теплым морям.

Процесс создания ШОС рассмотрен с точки зрения геополитических интересов России, для которой победа в позиционном противостоянии с атлантизмом в Центральной Евразии автоматически решила бы ряд вопросов – интеграцию в континентальный блок с Индией, прямой коридор на Ближний Восток и т.д.

Важность геополитического значения КР подтверждается автором анализом её географического положения, как серединной территорией одновременно для стран ЦА, ШОС и формирующегося треугольника Москва – Пекин – Дели.

Выявлено геополитическое и геоэкономическое значение КР как транзитной территории для стратегических планов РФ (К. Болдуин, Р. Такер).

Осуществлена классификация угроз национальной безопасности РФ, нейтрализация которых возможна при её активном межгосударственном взаимодействии с КР (распространение очагов напряженности в РТ, Афганистане, Ираке, СУАР; контрабанда наркотиков и т.д.).

Рассмотрены успехи российской внешней политики, использующей стратегические транспортные и гидроэнергетические региональные проекты, финансируемые США, для достижения собственных геополитических целей.

Далее, используя теоретический концептуальный аппарат геоэкономики (Ф. Моро-Дефарж, К. Жан, П. Савона, И. Мурадян), а также современные исследовательские модели, являющиеся инструментарием российского геоэкономического подхода (Э. Кочетов, А. Неклесса), автор рассматривает геоэкономику как следствие слияния политики и экономики в сфере международных отношений в контексте экономизации геополитики.

Анализ финансового и энергетического геоэкономических векторов, наиболее актуальных для осуществления как стратегических, так и оперативных геополитических планов, связанных с организацией нового мироустройства позволил автору выявить сущностное содержание американского проекта БЦА, а также руководящее участие США в национальной денежно-кредитной, налоговой и валютной политике КР и приоритетную роль РФ в энергетическом сегменте экономики Кыргызстана.

Раскрыто содержание внешнеэкономической деятельности США и подконтрольных им МФО в КР, ограниченное финансово-кредитными операциями, консалтингом и, в отдельных случаях, предоставлением финансовых и товарных грантов. В то же время выделена прагматическая составляющая позитивной роли РФ, осуществляющей инвестиции в развитие инфраструктуры, промышленность, гидроэлектроэнергетику и прочие отрасли реального сектора экономики КР. Проведен анализ аналогичной роли Кыргызстана, являющегося рынком сбыта для российской техники и промышленных товаров, а также источником некоторых ресурсов, в которых Россия испытывает недостаток, – хлопка, овощей, продуктов питания и т.п.

Автором формулируется вывод о том, что экономические интересы России в КР имеют практический характер. Главный из них – удержание экономики республики в русле российской экономической системы. Экономика Кыргызстана может быть естественным продолжением российского экономического пространства, что объективно способствует как возрождению и развитию экономического потенциала республики, так и усилению политической и экономической мощи России.

В заключительном разделе автор доказывает, что усиление интеграции с РФ – «безусловный приоритет» в многовекторной внешней политике КР. С этой целью дан краткий анализ истории российско-кыргызских отношений с середины XIX в. по настоящее время.

Потенциальное воздействие глобальных угроз безопасности на развитие КР, угрожающих самому существованию республики как самостоятельного политического института, обусловлено перманентным нарастанием угроз международного терроризма, религиозного экстремизма и транснациональной организованной преступности. Автор приводит примеры успешной ликвидации КР угроз национальной безопасности, ставшие возможными благодаря активной военной и технической помощи России. Констатируется тот факт, что КР никогда не подвергала сомнению необходимость укрепления единого военно-стратегического пространства с РФ, исходя при этом из необходимости ее военного присутствия. Это подтверждается рассмотрением двусторонних межгосударственные документов, составляющих правовую основу военного взаимодействия РФ и КР, являющихся важнейшими условиями внутренней стабильности республики и эффективного осуществления ею активной внешней политики.

Автором выявлены обстоятельства объективного и субъективного характера, позволившие в новейшее время КР и РФ сохранить единое информационное, образовательное, таможенное и прочие пространства, а также дуализм причинно-следственной взаимосвязи политики и экономики во внешнеполитической стратегии России. Аргументируется необходимость укрепления и развития особых взаимоотношений с РФ как приоритетного вопроса внешней политики КР.

Обосновывается необходимость и возможность обмена геополитическими и экономическими приоритетными интересами во внешнеполитическом российско-кыргызском взаимодействии.

В заключении даются основные итоговые оценки проведенного исследования, формулируются выводы и рекомендации. Автор ставил перед собой задачи, решение которых в процессе исследования позволило ему прийти к следующим обобщенным результатам:

Разработка и реализация экономической политики ряда постсоветских стран (на примере КР) в новейший исторический этап их развития – экзогенные политические процессы, осуществляемые при определяющем внешнем воздействии западных глобальных акторов (США, МВФ, ВБ и т.д.). В КР результатом политических, экономических, идеологических и прочих усилий США стал хронический кризис экономики, являющийся следствием исполнения деструктивных западных рекомендаций «развития», позволяющий удерживать республику в состоянии политико-экономической зависимости. Оказание «помощи» Соединенными Штатами и подконтрольными им МФО детерминировано участием Кыргызстана в атлантистских геополитических программах, осуществляемых в рамках глобальных «мондиалистских» проектов.

Активная позиция США в трансформационных политико-экономических процессах в КР обусловлена противостоянием РФ и США на региональном, континентальном и глобальном уровнях. Непропорциональность затрат и экономических результатов, противоречащая американским принципам всеобщей рациональности, свидетельствует о доминировании у США геополитических целеполаганий в процессах кыргызско-американского взаимодействия.

Ведущими глобализационными детерминантами современного мирового политического процесса являются гегемонистские устремления атлантизма в отношении Евразии. Ограничить эти устремления может Россия, в которой сегодня зарождается и развивается политико-экономическая система глобального уровня, способная сформировать на евразийском пространстве адекватную всемирным процессам геосистему. В XXI в. РФ активизировала процесс освоения мирового экономического пространства, заменив геополитические методы разрешения мировых проблем на геоэкономические.

США, осознавая роль России как основного стратегического и геополитического континентального оппонента, стремятся, посредством реализации континентальных стратегических проектов, создать геополитическую и геоэкономическую систему, охватывающую границы РФ и отделяющую ее от Западной Европы, Ирана, ограничивающую активность России в Черном и Каспийском морях, оставляющую РФ вне трансевразийских коммуникаций. Проникновение в ЦАР (в т.ч. в КР) осуществляется США в контексте глобального плана, предполагающего «нейтрализацию угроз «дуги нестабильности», простирающейся от Анд в Западном полушарии через Африку южнее Сахары, Ближний Восток, ЦА и заканчивающейся в Юго-Восточной Азии». Кроме того, стремясь создать в суверенной КР ключевую континентальную военно-стратегическую точку, США имеют цель – превратить республику в анклав, расположенный в центре формирующегося глобального союза РФ – КНР – Индия, отделяющий Россию от южного направления её геополитических устремлений. Экономическая политика США в ЦАР сконцентрирована на переориентации экономических связей республик с РФ на Южную Азию через проекты сотрудничества с Пакистаном, Афганистаном, Индией.

Восстановление Большого геополитического пространства является для РФ необходимым условием ее существования как независимого государства. Этнократические, изоляционистские модели русской государственности соответствуют мондиалистским целям стратегической, политической и экономической экспансии России. Идеи об экономическом «прагматизме» и «рационализме» в отношении постсоветских государств препятствуют выработке обоснованной, реалистичной и перспективной геополитической программы, ориентированной на основной геополитический императив – суверенность, самостоятельность и автаркию самой РФ.

В целях осуществления комплекса широкомасштабных реформ, направленных на политическое и социально-экономическое развитие, Кыргызстану необходима разработка стратегии, ориентированной на удовлетворение национальных интересов, осуществление которой возможно только при внешнем содействии и экономической взаимосвязи с интенсивно-развивающимися внешними политико-экономическими акторами. КР заинтересована в сотрудничестве с РФ, прежде всего с целью решения внутренних экономических проблем и обеспечения безопасности. Интересы России в Кыргызстане лежат в области геополитики, собственной безопасности, и только затем в области геоэкономики. В данном случае экономика не должна довлеть над политикой, но и политика не должна обладать абсолютным приоритетом над экономикой. Необходим разумный баланс, что соответствовало бы долговременным национальным интересам как РФ, так и КР в наибольшей степени.

КР, являясь малым государством, не обладающим достаточной автаркией для суверенного развития, определилась с внешнеполитическим приоритетом в сторону РФ при сохранении «многовекторности» дипломатии. Дальнейшее интегрирование РФ и КР, возможное с помощью геополитических программ и проектов, ведет к совпадению экономических, социальных, политических и культурных измерений, что подтверждает наличие общего поля действия геополитических и региональных закономерностей. Евразийская интеграция под эгидой стран-лидеров СНГ – оптимальный для КР путь корректировки негативных следствий реализации неолиберального проекта «Глобализация», осуществляемого США в контексте собственных эгоистических целеполаганий. Активизация российско-кыргызских отношений является обоюдовыгодной, должна бать долгосрочной и нуждается в закреплении двусторонних стратегических политических планов созданием соответствующих программ экономического взаимодействия.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Монографии:

1. Иванов С.Г. Роль внешнеполитических факторов в процессах трансформации экономики Кыргызской Республики. – Бишкек: КРСУ, 2009. – 18,75 п.л.

2. Иванов С.Г. Развитие теории и методологии исследования отношений политики и экономики в глобальной системе международных отношений. – Бишкек: КРСУ, 2008. – 13,5 п.л.

Статьи, опубликованные в рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК РФ:

3. Иванов С.Г. Роль России и США в процессе формирования и трансформации промышленного сектора экономики Кыргызской Республики // Вестник НГУ. Серия: социально-экономические науки. – Новосибирск, 2009. – №4. – 1,6 п.л.

4. Иванов С.Г. Международный политический аспект внешнеторговой деятельности Кыргызской Республики // Вестник КРСУ. – Бишкек, 2009. – Т. 9. – №12. – 0,8 п.л.

5. Иванов С.Г. Политика МФИ как детерминант хронически-кризисной ситуации в экономике Кыргызской Республики // Вестник КРСУ. – Бишкек, 2009. – Т. 9. – №12. – 0,9 п.л.

6. Иванов С.Г., Федяй И.В. Соотнесение политического, экономического и теологического в современном кыргызском обществе // Вестник КРСУ. – Бишкек, 2009. – Т. 9. –  №3. – 0,5 п.л. // Объем авторского текста – 0,45 п.л.

7. Иванов С.Г. Роль транснациональных корпораций в концепции «глобального управления» мирохозяйственной системой // Вестник КРСУ. – Бишкек, 2009. – Т. 9. –  №3. – 0,6 п.л.

8. Иванов С.Г. Подкуйко Ю.В. Историческая ретроспектива научного осмысления взаимоотношений политики и экономики // Вестник КРСУ. – Бишкек, 2009. – Т. 9. –  №3. – 0,6 п.л. Объем авторского текста – 0,55 п.л.

9. Иванов С.Г. Взаимосвязь политики и религии // Вестник КРСУ. – Бишкек, 2009. – Т. 9. –  №3.  – 0,8 п.л.

10. Иванов С.Г. Проблема определения правового статуса в религиозной политике Кыргызской Республики // Вестник КРСУ. – Бишкек, 2009. – Т. 9. –  №3. – 0,9 п.л.

11. Иванов С.Г. Влияние неправительственных организаций и региональных экономических группировок на снижение автономии субъектов принятия политических решений // Вестник КРСУ. – Т. 9. – 2009. –  №1. – 0,6 п.л.

12. Иванов С.Г. Международные экономические институты как механизмы режимной координации процесса экономической политики «глобального управления» // Вестник КРСУ. – Т. 8. – 2008. –  №12. – 0,8 п.л.

Статьи, опубликованные в научных журналах и сборниках

13. Иванов С.Г. Внешнеполитический фактор трансформирования сельскохозяйственного сектора Киргизии  // Наука и новые технологии. – Бишкек, 2009. – №5. – 0,7 п.л.

14. Иванов С.Г. Применение постулатов рыночного фундаментализма в постсоветских странах // Наука и новые технологии. – Бишкек, 2008. – №5-6. – 0,7 п.л.

15. Иванов С.Г. Механизм взаимодействия экономики и политики // Известия вузов. – Бишкек, 2008. – №3-4. – 0,6 п.л.

16. Иванов С.Г. Объективность и субъективность экономических законов и политических целеполаганий // Известия вузов. – Бишкек, 2008. – №3-4. – 0,6 п.л.

17. Иванов С.Г. Идеологическая составляющая трансформационных изменений в Кыргызской Республике // Наука и новые технологии. – Бишкек, 2008. – №1-2. – 0,5 п.л.

18. Иванов С.Г. Моральные императивы кыргызского общества в условиях строительства рыночных отношений // Наука и новые технологии. – Бишкек, 2008. – №1-2. – 0,6 п.л.

19. Иванов С.Г. Центральноазиатский вектор внешней политики Европейского Союза // Известия вузов. – 2007. –  №3-4. – 0,6 п.л.

20. Иванов С.Г. Взаимосвязь и взаимовлияние экономики и политики // Известия вузов. – Бишкек, 2007. –  №3-4. – 0,6 п.л.

21. Иванов С.Г. Внешнеполитическая составляющая финансовой системы Кыргызской Республики // Наука и новые технологии. – Бишкек, 2007. – №3-4. – 0,9 п.л.

22. Иванов С.Г. Внешнеполитическая составляющая военной доктрины Кыргызской Республики // Известия вузов. – Бишкек, 2007. – №1-2. – 0,5 п.л.

23. Иванов С.Г. Некоторые аспекты использования метатехнологий в Кыргызской Республике // Известия вузов. – Бишкек, 2007. – №1-2. – 0,6 п.л.

24. Иванов С.Г. Геополитическое позиционирование Кыргызстана в историческом аспекте // Вестник ИСИТО. Вып. 5.: Бишкек, 2007. – 0,7 п.л.

25. Иванов С.Г. Политические аспекты глобализирующейся экономики в Кыргызской Республике: коррупция, экономическая преступность, лоббирование // Вестник КНУ им. Ж.Баласагына Серия 6. Наука и инновационные образовательные технологии в ВУЗе. Труды ИИМОП. Вып. 5. – Бишкек: КНУ, 2006. – 0,9 п.л.

26. Иванов С.Г. Геоэкономика Кыргызской Республики // Бизнес и образование: взаимодействие и развитие. – Бишкек: 2006. – 0,8 п.л.

27. Иванов С.Г. Толерантность и либеральная демократия в условиях глобализации // Центральная Азия и культура мира / Сб. науч. докл. и ст. – Бишкек, 2006. – 0,5 п.л.

28. Иванов С.Г. Религия в условиях глобализации // Сб. науч. докл. и ст. / НАН КР; Институт филос. и права. – Бишкек: 2006. – 0,7 п.л.

29. Иванов С.Г. Трансформация духовной жизни в глобализующемся мире // Респ. научно-практическая конференция «Постсоветский Кыргызстан и перспективы развития». – Бишкек, 2006. – 0,5 п.л.

30. Иванов С.Г. Локализация как политика сохранения национальной идентичности в условиях глобализации в Кыргызстане // Национальная идентичность, этносоциальная память и глобализация. – Бишкек, 2005. – 0,6 п.л.

Иванов Спартак Геннадьевич

ВЛИЯНИЕ ГЛОБАЛЬНЫХ АКТОРОВ НА ЭКОНОМИЧЕСКУЮ ПОЛИТИКУ ПОСТСОВЕТСКИХ СТРАН (НА ПРИМЕРЕ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ)

Подписано к печати 20.02.2010 г.

Формат 60x84. Печать офсетная.

Объем 2,3 п.л. Тираж 100 экз.

Отпечатано в типографии КРСУ

720000, Бишкек, ул. Шопокова, 68


1 См.: Интервью Президента РФ Д.Медведева. 27.07.09: http://www.russkie.org/index.php

2 См.: Путин В.В. Послание Федеральному Собранию Российской Федерации. Москва, Кремль, 25.04.2005.

3 Коновалов В.Н.  Экономика и политика. – Ростов н/Д.: Изд-во Рост. ун-та, 1995; Богомолов О.Т. Экономика и общественная среда: взаимосвязь и взаимовлияние // Заседание Секции экономики ООН РАН: Тез. докл. – М., 9.12.2006; Краснов Б.И. Общая и прикладная политология. – М.: МГСУ, 1997; Нигматулин Н. О взаимодействии экономики и политики. – 14.05.2008: http://www.ispr.ru.

4 Абрамзон С.М. Киргизы и их этногенетические и историко-культурные связи. – Фрунзе: Кыргызстан, 1990; Джунушалиев Д., Плоских В.М. Трайболизм и проблемы развития Кыргызстана. – 03.02.2008: http://www.ca-c.org/journal/cac-09-2000/17.Dzhunu.shtml; История Киргизской ССР: с древнейших времен до наших дней // С древнейших времен до середины XIX в. – Т. 1. / Ред. колл.: В.М.Плоских (гл. ред.) и др. – Фрунзе: Кыргызстан, 1984.

5 Афонцев С.А. Истоки: вопросы истории народного хозяйства и экономической мысли / Методологические основы современного экономико-политического анализа. – М.: ГУ-ВШЭ, 1998; Беккер Г. Экономический подход к человеческому поведению: Пер. / М.: Тезис, 1993. – Т. 1; Бруннер К. Представление о человеке и концепция социума: два подхода к пониманию общества: Перевод к.э.н. Н.В.Павлова // THESIS: Теория и история экономических и социальных институтов и систем. Мир человека. – 1993. – Т. 1; Нельсон Б. Социальная политика и управление: общие проблемы // Политическая наука: новые направления / Под ред. Р. Гудина, Х. Клингеманна. – М.: 1999; Нисканен У. Политический анализ и общественный выбор: избранные работы. – 1998; Олсон М. Логика коллективных действий: Общественные блага и теория групп. – М.: ФЭИ, 1995; Стиглер Дж., Беккер Г.С. О вкусах не спорят // США: Экономика, политика, идеология. – 1994; Фридмен М. Методология позитивной экономической науки // THESIS. – 1994. – Вып. 4.

6 Полтерович В.М. О стратегии догоняющего развития для России. // Экономическая наука современной России. – 2007. – № 3 (38); Хасбулатов Р.И. Экономическая система общества: принципы оптимальности в формах собственности, социальные функции государства // Вестник РАН. –  Т. 77. – №1; Кейнс Д.М. Общая теория занятости, процента и денег. – М.: Гелиос АРВ, 2002; Хомский Н. Прибыль на людях // Неолиберализм и глобальный порядок. – Ч. 1. – 1996; Bernard C. Mass Production, The Stock Market Crash and the Great Depression: The Macroeconomics of Electrification Greenwood Press, Westport, CT. Republished 2004 Universe, New York, NY.; Bernanke B.S. «The Macroeconomics of the Great Depression: A Comparative Approach» Journal of Money, Credit & Banking, Vol. 27, 1995; Madsen J.B. «Trade Barriers and the Collapse of World Trade during the Great Depression» Southern Economic Journal, Vol. 67, 2000; Mundell R.A. «A Reconsideration of the Twentieth Century «The American Economic Review» Vol. 90, No. 3 (Jun., 2000); Rothbard, Murray «America’s Great Depression» (2000).

7 Валлерстайн И. Канкун: конец неолиберальной агрессии // Скепсис. – 1.10.2003: http://scepsis.ru/library/id_260.html; Валлерстайн И. Миросистемный анализ: Введение / пер. Н. Тюкиной. – М.: 2006; Дэвид Х. Краткая история неолиберализма. – М.: Поколение, 2007; Кара-Мурза С. «Золотой миллиард» и устойчивое развитие // Философия хозяйства. – 1999. – №2; Мартин Г.П., Шуманы X. Западня глобализации: атака на процвета­ние и демократию. – М.: АЛЬПИНА, 2001; Рймерс Н.Ф., Шупер В.А. Кризис науки или беда цивилизации // Вопросы философии. – 1991. – №6; Хазин М. Закат империи доллара и конец Pax Americana // Мировой экономический кризис. Хроника и комментарии. – 09.2008.

8 Афонцев С.А. Экономическая политика в современном мире: «глобальное управление» или глобальный политический рынок? // Мировая политика и международные отношения на пороге третьего тысячелетия / Под. ред. М.М. Лебедевой. М.: МОНФ, 2000; Гаджиев К.С. Введение в политологию. – М.: 1997; Загашвили В.С. Экономическая безопасность России. – М.: Юристъ, 1997; Шлезингер-младший A.M. Циклы американской истории. – M.: 1992; Баум Л.И. К вопросу о целесообразности вступления Кыргызстана в программу ХИПК  // Ориентир. – 2007. –  №1 (14); Уильямсон Дж. Вашингтонский консенсус как политика рекомендаций для развития. – Лекция из серии «практика развития». – 13.01.2004: http://ru.mondediplo.com.

9 Глазьев С.Ю. Геноцид. – М.: Терра, 1998: http://rus-sky.com; Матвеев А. ВПК: По рецептам Бжезинского // ЦА вновь становится ареной борьбы мировых держав. – 10.12.2008: http://www.centrasia.ru; Сапир Жак. Вашингтонский консенсус и российские реформы: история провала // Междунар. журн. социальных наук. – №33; Сорос Дж. Мировой экономике нужен новый двигатель. – Вести. Ru. – 27.10.2008:  http://news.mail.ru/politics; Койчуев Т. Постсоветская перестрой­ка: теория, идеология, реалии. – Бишкек: ЦЭС при ПКР, 00 «Экономисты за реформу», 2007. – Т. 2; Кумсков В.И. Экономика Кыргызстана: состояние и проблема роста. – Бишкек, Илим, 2004; Идинов К.И. Кыргызстан в системе международных экономических отношений. – Бишкек: 1997; Вина Л.Н. Международные валютно-кредитные и финансовые отношения. – М.: 2004; Евдокимов А.И. Международные экономические отношения. – М.: 2003; Джумалиев М. ВТО – инструмент укрепления независимости или экономической безопасности? (опыт КР) // Глобализация, ВТО и ННГ. – 2008. – № 5; Шестакова В.И. Формирование региональной экономики Кыргызстана в период перехода к рыночным отношения // Полисфера. – 26.10.2008: http://www.polysphere.

10 Кочетов Э.Г. Геоэкономика. Освоение мирового экономического пространства. – М.: 1999; Неклесса А. Геоэкономика. – 2007: http://www.archipelag.ru; Жан К., Савона П. Геоэкономика. – М.: Ad Marginem, 1997; Дугин А. Законы Большого Пространства. – М.: Юнити, 1997; Брегель Э. Теория конвергенции двух экономических систем // МЭМО. – 1968. – №1; Бурханов А. Концепция Большая Центральная Азия: проблемы и перспективы // Экономические стратегии – Центральная Азия. – №2. – 2006; Иманалиев М. Центральная Азия: Обновление легенд. – 11.08.2009: http://www.ipp.kg/ru/;  Хаусхофер К. О геополитике: Работы разных лет. – М.: Мысль, 2001; Омаров Н. Внешняя политика современного Кыргызстана: пути и методы оптимизации. – 17.10.2006: http://www.apn.kz; Суюнбаев М.Н. Геополитические основы развития и безопасности Кыргызстана (глобальный, региональный и национальный аспекты). – Бишкек: КНУ ИИМОП ФМО, 2005; Хатунцев С. Структура и состав лимитрофных (межцивилизационных) земель Старого Света. – INTELROS.RU. – 06.2009: http://www.intelros.org; Цымбурский В. Народы между цивилизациями //  Pro et Contra. – Т. 2. – №3. – 1997.

11 Гайнутдинов Р.И. Роль бизнеса в современном политическом процессе: Дисс. ... д-ра полит. наук: СПб, 2006; Кондрачук В.В. Власть и бизнес в Российской Федерации. Проблемы согласования политических интересов: Дисс. ... д-ра полит. наук: М., 2005; Вшивцева М.Н. Глобализация как явление и ее роль в структуре современного политического процесса: Автореф. дисс. ... д-ра полит. наук: Екатеринбург, 2005; Долгова Г.Н. Российская приватизация как политический процесс: Дисс. … д-ра политических наук: Саратов, 2005; Конышев В.Н. Проблемы мировой политики в концепциях и политической практике американского неореализма: Дисс. ... д-ра полит. наук: Ниж. Новг., 2005; Немчук А.А. Глобальное управление в современном мире: политологический анализ: Дисс. ... д-ра полит. наук: М., 2004; Тулаков С.Ж. Центральная Азия во внешней политике современной России: Опыт политологического анализа: Дисс. … канд. полит. наук: СПб, 2003; Филиппов Д.К. Стратегия МВФ и проблемы экономики России переходного периода: Полит.-финанс. аспект : Дисс. канд. полит. наук: М., 1997; Сакиева Р.А. Влияние программ Международного валютного фонда на социально-экономическое развитие Кыргызстана: Дисс. … канд. эк. наук: Бишкек, 2007.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.