WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Дзахова  Лариса  Хасановна

СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ
РАЗВИТИЯ ПАРТИЙНОСТИ В МОДЕРНИЗАЦИИ
ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ РОССИИ

(ПОЛИТОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ)

Специальность 23.00.02 – политические институты,

процессы и технологии

(политические науки)

Автореферат

диссертация на соискание ученой степени

доктора политических наук

Ростов-на-Дону - 2011

Работа выполнена на кафедре политологии и этнополитики

Северо-Кавказской  академии государственной службы

Научные консультанты: Заслуженный деятель науки РФ,

  доктор политических наук, профессор

Понеделков Александр Васильевич,

  доктор политических наук, профессор

Аствацатурова Майя Арташесовна

Официальные оппоненты:  доктор политических наук, профессор

Бакушев Валерий Владимирович

   доктор политических наук, профессор

  Вартумян Арушан Арушанович

  доктор политических наук, профессор

Савва Михаил Валентинович

Ведущая организация: Московский  государственный университет

  им. М.В.Ломоносова

Защита состоится «30» июня 2011 г. в 9.00 часов  на заседании диссертационного совета Д 502.008.02 по политическим наукам при Северо-Кавказской академии государственной службы по адресу: 344002, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 70, аудитория № 514.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Северо-Кавказской академии государственной службы.

Автореферат разослан «30» мая 2011 г.

Отзывы на автореферат, заверенные печатью, просим присылать по адресу: 344002, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 70,
к. 303.

Учёный секретарь

диссертационного совета  Артюхин О.А.

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Новации политической системы современной России акцентируют функционирование партий, партийной системы и партийности как институционализированного комплекса партийно-политических отношений.

Актуальность экспертного внимания к партиям, партогенезу, партийному строительству обоснована, так как партии выступают важными акторами системы политических отношений, влияют на содержание и формы политических систем и политических режимов, на характеристики идеологической и идейно-мировоззрен­ческой системы общества в целом. Изучение партий и партийности является важнейшей задачей современной российской политической науки в силу противоречивости отечественного партогенеза и партийного строительства, особых отношений партий и власти, партий и общественных неполитических организаций. Целевое изучение партий и партийности привело к становлению партологии как самостоятельного целевого и перспективного направления политологии, среди приоритетов которого выделяется оперативность реагирования на трансформации партийно-политических институтов и процессов.

Формирование современных российских партий осуществляется по классическому институциональному алгоритму, но в особом регламенте, который определяется комплексом экономических, социальных, политических факторов, в том числе нормативно-правовым обеспечением, политико-управленческой доктриной, деятельностью политико-административной элиты, воплощающей эту доктрину.

Модернизация политической системы РФ создаёт новационные условия партогенеза, который имеет ряд черт, присущих именно российской партийно-политической системе: первоначальная многочисленность и дробность партий; дальнейшее сужение номенклатуры и уменьшение численности партий; постепенное выделение «правящей партии» и смещение других партий на политическую периферию. При этом отмечаются: обусловленность самого комплекса партийности содержанием партийно-политических отношений; детерминация институциональных форм партийности агрегированием и элевированием политических интересов граждан; этатизация партийности.

В этой связи значимой является проблема развития партийности как фактора модернизации политической системы современной РФ, что обосновывает актуальность избранной темы, как равно и проблемного поля диссертационного исследования.

Степень разработанности проблемы. Партогенез, партии, партийное функционирование являются объектами изучения, прежде всего, западноевропейской политологической школы. Теоретиком партийности явился М. Дюверже, который обосновал происхождение и функционирование партий1. Существенный вклад в классификацию партийных систем внесли Дж. Сартори и Ж. Блондель2.

В связи с классовой борьбой и революциями ХIХ в. теория партий развивалась в рамках марксизма как теория партии революционного господства3. В ХХ в. институциональный подход был дополнен структурно-функциональным подходом в работах Ф. Ригса, А. Минтцеля, У. фон Алемани, А. Лейпхарта4. З. Нойман, О. Кирхаймер, В. Кей разрабатывали содержание ролей, функций партий
в системе политических процессов и институтов5. Г. Алмонд,
А. Видфелдт рассматривали формирование и функционирование партий в дифференцированных политических режимах6. В исследованиях К. Лоусона, Б.Хенесси отмечался деятельностный аспект партийно-политических систем7. Конкретику партийного функционирования изучали Д. Родрик, Д. Сванк, Дж. Гарретт8. В центре внимания Р. Катца, П. Майра, Т. Погунтке находились стратегии политических партий в их динамике9. Алгоритм политических действий партий исследован в трудах З. Баумана, И. Валлерстайна, К. Оффе, П. Катценстайна, Дж. Руги10. Проблемы партогенеза рассматриваются в работах Ж.Рупника, П.Кубицека11. Эффективная методология и методика партологии развита в трудах К. Джанды и Х. Хесса12.

В системе партологического знания определённая ниша принадлежит российской партологии, основоположником которой является классик отечественных политологии и социологии М.Я.Острогорский13. В советскую эпоху анализ партийной системы осуществлялся партийной элитой, прежде всего, В.И.Лениным14. Существенный вклад в разработку теории революционной партии внёсли Л.Д.Троцкий и И.В.Сталин15. Достижения советской партологии – истории КПСС - представляются весьма основательными, несмотря на их явную конъюнктурность.

В современной отечественной политологии исследование партий и политических систем является одним из магистральных направлений16. Динамика российской партологии, убедительно представлена в работах О.В.Гаман-Голутвиной, О.В.Крыштановской, А.В.Кулинченко, Я.А.Пляйса, В.Е.Федоринова, А.Е.Чириковой17. В.И.Коваленко анализирует социокультурные основания политического процесса как фактора модернизации в России18. Е.Б.Шестопал выделяет особенности участия партий во власти, а также конкурентные направления современных политических доктрин и политического управления 19.

В процессе политического демократического транзита рассматривают партогенез В.Я.Гельман, Ю.Г. Коргунюк, К.Г.Холодковский, Д.В.Чижов20. А.И.Соловьев, Б.И.Зеленко соотносят содержание партийной системы со степенью развития российского общества21. Д.А. Левчик, С.Е. Заславский, Н.К.Кисовская, З.М.Зотова исследуют выражение партиями политических взглядов и интересов социальных групп22. В.Б. Кувалдин, М.В. Малютин, обращают внимание на эволюцию партийно-политического процесса23. В.Н. Абрамов, О.Ф. Шабров, В.И. Селютин исследуют цели, задачи и методы партийного функционирования в контексте многопартийности и «мнимой многопартийности»24. О.Ю.Малинова отмечает отличие отечественного партогенеза от европейского партогенеза25. Такие политологи, как Н.В.Анохина, С.Волков, И.Н. Гомеров, Л.И. Ивенский рассматривают содержание диалога власти и партий26. Г.Г. Дилигенский А.Р. Ханукаева, Д.В.Чижов и другие применяют к партиям традиционную классификацию и типологию27.

Исследование партий, партийности неотъемлемо от исследования электорального процесса28. В связи с этим в отечественной партологии изучается «партия власти», в частности, А.А.Вилковым, И.И.Глебовой, П.Г.Лощиловым, Г.М.Михалевой и др.29.

Роли партий в современном российском обществе имеют собственное - «ограниченное» содержание, как и «урезанные» функции, что отмечают Б. И. Макаренко, Н.Н.Бирюков30. С.Н.Пшизова увязывает функционирование партий с политическим демократическим транзитом31. При этом увлечение функциональным аспектом деятельности партий, как отмечает Ю.К.Малов, может уводить из поля зрения институцию партий32. В этой связи значимы исследования Р.Ф.Матвеева, в которых разрабатывается проблема социальной синергетики партий33.

Классификация современных отечественных партологических исследований продуктивна по проблемно-тематическому принципу. Так, первая группа работ содержит концептуальные, методологические исследования сущности партогенеза, партий, партийного строительства. Вторая группа работ посвящена партийному функционированию, реализации партиями политических проектов, вхождению партий в систему власти и властных отношений, функционированию партий в рамках политико-административного управления, влиянию партий на политический курс, политический режим, политическую систему. Третья группа исследований отражает институциональный дизайн партий, построение имиджа, брендов политических партий в информационном пространстве и общественном дискурсе. Четвёртая группа работ рассматривает смежные инициативы политических партий - взаимодействие политических партий с общественными организациями, институтами гражданского общества, организация «молодёжных крыльев партий». Пятая группа представлена работами, в которых анализируется становление партийной элиты, партийного лидерства, формирование, рекрутирование, циркуляция и ротация партийных кадров, партийного актива.

В связи с особенностями устройства РФ партийно-политический процесс дифференцируется по субъектам федерации, в частности, Юга России34. Так, А.В.Понеделков А.М.Старостин, С.В.Кислицин исследуют формирование властных, партийно-политических элит35. А.А.Вартумяном, М.В.Саввой, Р.Х.Усмановым исследуется региональный политический процесс и партогенез36. Г.В.Косов, Е.В.Морозова также рассматривают особенности регионального партогенеза37. А.В.Барановым, В.Д.Дзидзоевым обращается внимание на содержание региональных партийно-политических отношений38. Партийное строительство исследуется А.П. Богдановым, А.А. Гнедаш, А.И. Кольба в соотнесении с региональными выборами 39. Обобщения по поводу стратегий, тактик и технологий партий содержат труды В.Ю.Шпака, В.М.Юрченко40. Рассмотрение ресурсов политических партий во влиянии на власть осуществляет Л.Г.Швец41. Участие региональных отделений ВПП в этнополитических ситуациях разрабатывается М.А.Аствацатуровой 42.

За 20 лет развития политической науки в России также сложился масштабный банк партологических диссертационных исследований.

При наличии многих апробированных работ высокой теоретической и практической значимости отечественная партология нуждается в постоянном приращении научного ресурса, что актуализирует настоящее исследование.

Объектом исследования является политическая система современной России.

Предметом исследования выступает партийность как фактор модернизации политической системы современной России.

Цель исследования – обобщить тенденции и закономерности институционализации партийности как фактора модернизации политической системы современной России.

Задачи исследования:

    • уточнить теоретико-методологические основы и прогностические проекции алгоритма институционализации партогенеза и партийного строительства в зарубежных и отечественных партологических концепциях;
    • дополнить теоретизирование института партий в политической системе на основе совокупности категориальных оснований и критериальных показателей;
    • идентифицировать партийность как институционализированный комплекс партийно-политических отношений;
    • выявить принципы, направления и аспекты модернизации политической системы России как условия и фактора активизации политических партий;
    • проследить динамику нормативно-правового обеспечения партогенеза и партийности в модернизации политической системы России;
    • выявить мобилизационный ресурс партийной идеологии в модернизации политической системы современной России;
    • проследить эволюцию партийности в динамике электорально-избирательного процесса;
    • выявить системные и операциональные противоречия функционирования партий в современном политико-управленческом контексте;
    • определить ресурсы партийности в осуществлении гражданского идентификационного проекта и упрочении российского патриотизма;
    • вскрыть ролевые приоритеты и дисфункции «партии власти» в модернизации политической системы России;
    • проследить воплощение роли партийных элит в модернизации отношений власти и общества;
    • рассмотреть принципы, направления и формы институционализации региональных отделений ВПП таких субъектов РФ СКФО, как Ставропольский край и Республика Северная Осетия-Алания;
    • обобщить модернизационные практики позиционирования региональных отделений ВПП Ставропольского края и Республики Северная Осетия - Алания в этнополитических процессах.

Гипотеза исследования. Уровень развития партогенеза и партийного функционирования в современной России позволяет констатировать формирование партийности как институционализированного комплекса партийно-политических отношений, включающего отношения партий и электората, партий и партий, партий и власти, партий и институтов гражданского общества. Партийность должна влиять на принципы, содержание, направления, формы и методы модернизации политической системы за счёт:

  • распространения в обществе партийной идеологии, сочетающей принципы модернизации и консерватизма, новации и традиционные ценности российского общества;
  • взаимодействия партий с институтами гражданского общества для соотнесения политической и гражданской модернизации и упрочения гражданского единства россиян;
  • включения партий в процесс политико-административного управления для успешного осуществления административной реформы, реформы местного самоуправления, реформы федеративного национально-государственного устройства России;
  • участия партий в политической социализации, агрегировании и элевировании политических интересов граждан, повышении качества электорального процесса.

Однако развитие партийности как фактора модернизации политической системы современной России реализуется далеко не в полной мере: «спрямления» процесса партогенеза, сужения поля многопартийности; «огосударствления» партийного строительства и партийного участия; слабости межпартийной конкуренции и формализация межпартийной борьбы; смыкания партии парламентского большинства – «партии власти» с самой властью; невыраженности партийной идеологии; непривлекательности идеолого-политической, тактико-организационной повестки партий; старения партийных кадров. Важнейшей проблемой является отсутствие системной оппозиции власти и «партии власти», что дискредитирует саму идею партийности и многопартийной системы.

Вместе с тем уровень институционализации партийности и степень её включённости в модернизацию политической системы РФ соответствуют уровню развития российских политических процессов и институтов в целом, степени политической социализации населения, уровню политической организованности электората.

Теоретико-методологическая основа исследования составлена на основе фундаментальных принципов политологического теоретизирования политических процессов и институтов, на базе институциональной и функциональной парадигм, а также связок целевых категорий и понятий политической науки. Использованы теории партий и партийных систем, политического пространства, политических сетей, социальных и политических институтов М.Дюверже, Э.Дюркгейма, М.Вебера, Т.Парсонса.

Идентификация партийности осуществлена на основе структурно-функциональных критериев Дж.Сартори. Использованы модели политического процесса Г.Долгнелла, Ф.Шмиттера для анализа партийного компонента общественно-политического контекста. Использована концепция политической культуры и принципы политической социализации Г.Алмонда, С.Вербы, Н.Смелзера. Применены концепции «партийной машины» и «законодательного кокуса» М.Я. Острогорского, модель «электоральной пирамиды»
В.Б. Кувалдина и М.В. Малютина, концепция электорального дефолта А.И.Соловьева. Использованы теория элит и концепты политико-административного управления, разработанные А.В. Понеделковым, А.М. Старостиным.

Применен комплексный подход к исследованию политической действительности и дедуктивный метод выявления принципов, направлений, векторов и форм институционализации партийности. Применены системный, комплексный, многоуровневый анализ для выявления политической детерминации, тенденций и закономерностей партийных отношений и политических процессов в контексте модернизации политической системы современной России. Использованы сравнительно-политологический анализ, контент-анализ нормативно-правовых и политических документов РФ, уставных, программных документов политических партий современной России. Также использован метод case-study для обобщения опыта и выявления успехов, проблем и противоречий институционализации партийности в системе партийно-политических отношений современной России.

Эмпирическая база исследования составлена программными, уставными, текущими документами политических партий России. Использованы послания Президента РФ Федеральному Собранию РФ, тексты выступлений Президента РФ на съездах партии «Единая Россия», материалы Государственного Совета РФ, сайты органов власти федерального и регионального уровней, политических партий и т.д.

Особым эмпирическим источником стали федеральные законы РФ, нормативно-правовые и политико-доктринальные документы федерального уровня. Это: ФЗ от 11. 07. 2001 г. № 95-ФЗ «О политических партиях» с последующими поправками и изменениями, ФЗ от 20. 06. 2002 г. № 67 – ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», ФЗ от 19. 05. № 82-ФЗ «Об общественных объединениях». Широко использованы материалы ЦИК России и её субъектов (Республика Северная Осетия-Алания, Ставропольский край). Использованы выступления, обращения, заявления, интервью политических лидеров, партийных активистов, материалы СМИ, Интернета. Применены результаты вторичного анализа социологических исследований (Левада-Центр, ВЦИОМ, ФОМ) в сфере партийно-политических отношений и партогенеза.

Научная новизна диссертации состоит в следующем:

- уточнены на основе изучения зарубежных и отечественных политологических теорий объективные детерминанты партогенеза в ситуации политического транзита и субъективный функционал партий как акторов демократизации и реформирования; обоснованы теоретико-методологические основы алгоритма институционализации партогенеза и партийного строительства;

- представлено на базе совокупности предложенных категориальных оснований и критериальных показателей оригинальное концептуальное обоснование партийности в трансформирующейся политической системе современной России, отражающее сущность партий как акторов модернизации российской политической системы;

- идентифицирована партийность в системе модернизации политической системы современной России как институционализированный комплекс партийно-политических отношений, главным субъектом которого выступает политическая партия;

- акцентирован модернизационный контекст функционирования политических партий, предполагающий интенсификацию партийной институционализации, повышение качества внутри-и межпартийного дискурса, активизацию партий в агрегировании и элевировании интересов граждан, наибольшую представленность политических партий в органах законодательной власти;

- прослежена эволюция нормативно-правового обеспечения партийности в связи с этапами демократизации и реформирования политической системы российского общества от принятия Конституции РФ 1993 г. до принятия ФЗ «О политических партиях»
2001 г. и воплощения политико-правовых инициатив Президента РФ 2007-2009 гг.;

- выделены мобилизационные ресурсы традиционных партийных идеологий (левизны, правизны, центризма), а также компромиссной консервативно-модернизационной политической доктрины, соответствующей российской историко-политической традиции и общественно-политическим кластерам современного российского общества;

- определены тенденции, закономерности, проблемы и противоречия реализации партийности в российских электорально-избирательных циклах, а также модернизационные практики партий в управлении ведущими политическими проектами – выборами;

- обобщён опыт функционирования партий в модернизации политико-управленческой системы при выявлении таких противоречий, как: демократизация выборов и усиление вертикали власти; институционализация многопартийной системы и выделение «партии власти»; разгосударствление общественно-политических отношений и огосударствление партийно-политического процесса;

- выявлены модернизационные (идеологическая, мировоззренческая, ценностная, организационная) составляющие партийного участия в упрочении гражданского сознания, российского патриотизма, в корреляции политического и гражданского структурирования;

- определены институциональные и функциональные приоритеты и ролевые дисфункции «партии власти» как партии парламентского большинства в: а) обновлении политических технологий в межпартийной конкуренции, б) расширении электоральной платформы, в) наращивании круга сторонников и симпатизантов;

- прослежена динамика содержания и форм функционирования, циркуляции и ротации партийных элит при выделении техник и технологий политического позиционирования лидеров ВПП (КПРФ, ЛДПР, «Единая Россия», «Справедливая Россия») в условиях модернизации политической системы РФ;

- выявлены институциональные закономерности формирования системы региональных отделений ВПП в таких субъектах РФ Северо-Кавказского федерального округа, как Ставропольский край и Республика Северная Осетия-Алания;

- осуществлён сравнительный анализ модернизационных практик региональных отделений ВПП Ставропольского края и Республики Северная Осетия-Алания в этнополитических процессах как партийно-политического менеджмента межэтнических отношений, направленного на профилактику национализма, ксенофобии, религиозного экстремизма.

Основные положения диссертация, выносимые на защиту:

1. Зарубежные и отечественные институциональные и структурно-функциональные партологические теории концептуализируют партии и партийные системы в контексте социально-классовой и политического стратификации. Категориальные активы партологии акцентируют трактовку партий как ключевых акторов партийно-политических систем. Теоретизирование института партий выявляет: структурирование межпартийной борьбы, организацию внутрипартийного менеджмента, агрегирование и элевирование политических интересов граждан, реализацию «правительственных функций» партий, борьбу за власть.

2. Теоретизирование партийности осуществляется на базе категориальных свойств и характерологических показателей (индикаторов), а именно: наличие оригинальной идеологии и «узнаваемой» политической доктрины; трансформация стратегии и тактики в соответствии с дрейфом интересов электората; способность к преодолению политической дезорганизации; готовность партий к участию во власти; созданию системы партийных организаций; разработке инновационного институционального дизайна и креативной символики. Вместе с тем, негативными симптомами являются бюрократизация партогенеза и партийного функционирования, формализация вертикальных и горизонтальных внутри-и межпартийых связей, отрыв партий от электората.

3. Идентификация партийности позволяет концептуализировать её как институционализированный комплекс партийно-политических отношений, главным субъектом которых выступает партия. Институционализация партийности в многопартийной системе РФ включает: расширение и сужение номенклатуры партий, формирование системы самопрезентации партий, активизацию партий в политическом управлении. Негативными тенденциями являются: этатизация партийности, бюрократизация партийно-политической системы, узость технологий и техник политической социализации, слабость конкурентных ресурсов политических партий, что вызывает недоверие граждан партиям и партийным лидерам, скепсис избирателей в отношении электорального процесса.

4. Модернизация политической системы современной России выражается в попытках осовременивания политических процессов, институтов и технологий. Инициированная первыми лицами государства - Президентом РФ Д.А.Медведевым и председателем Правительства РФ В.В.Путиным модернизация обусловливает складывание инновационного паттерна партийно-политических отношений, предполагающего инновационное развитие всей системы партийно-политических и общественно-политических отношений. Модернизация - суть политическое экспериментирование, которое обязывает партии и партийных лидеров к креативным политическим действиям, к достижению самостоятельности и независимости от власти, к успешному агрегированию и элевированию интересов граждан.

5. Содержательная эволюция нормативно-правового обеспечения конъюнктуры политических партий развивается от принятия Конституции РФ 1993 г. до принятия в 2001 г. ФЗ «О политических партиях». Новый этап институционализации партийности -2008 -2009 гг. - отмечен инициативами Президента РФ, направленными на либерализацию уровня избирательного барьера, отмену порога явки избирателей и графы «против всех», поэтапное снижение минимальной численности членов партий, на максимальную представленность партий в региональном информационном пространстве. Правовые новации предполагают интенсификацию партийного участия в модернизации политической системы и расширение партийного спектра общественно-политических отношений.

6. Мобилизационный ресурс идеологии политических партий в условиях модернизации политической системы развивается как дифференцированный и вместе с тем консолидированный на базе традиционных российских ценностей. Однако партии, чаще всего, не имеют популярной идеологической повестки и не транслируют понятных и востребованных идей. Наблюдаются «переливы» идеологических принципов левизны и правизны, межпартийный идейно-мировоззренческий прозелетизм. Контрапунктами идеолого-мировоззренческих проекций является центризм - компромисс консервативного и модернизационного политических проектов монополизированный «партией власти» как единственно приемлемая идеология гражданского единства, стабильности, прогресса.

7. Участие политических партий в модернизации политической системы проявляется, прежде всего, в управлении электорально-избирательными проектами 1993-1999 гг., 2003 г., 2007-2008 гг., в единых днях голосования 2009-2010 гг. В электоральных циклах выделились парламентские партии и партии парламентского большинства (КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия», «Единая Россия») и партии политического арьергарда («Яблоко», СПС и др.). Государством осуществляется «монополизация» электорально-избирательных циклов через участие в них «Единой России». Модернизационной тенденцией выступает институционализация «Справедливой России» как партии оппонента «партии власти», а также попытки создания системной оппозиции.

8. Модернизация политической системы современной России предусматривает активизацию партий в политико-управленческих отношениях, в оптимизации современного этапа административной и муниципальной, федеративной реформы. Партии, прежде всего «Единая Россия» декларируют повышение уровня открытости власти для граждан и гражданского общества, качества услуг государства обществу. Создаётся система горизонтальных и вертикальных партийных организаций «партии власти», функционеры которой являются одновременно первыми лицами властного и управленческого истеблишмента. Негативными процессами являются: монополизация властных позиций «партией власти», безальтернативность политико-управленческого курса, разбалансирование интересов политических партий и институтов гражданского общества.

9. Партии обладают собственными возможностями в разработке и трансляции гражданского идентификационного проекта и упрочении патриотизма, принципы которого соответствуют, во-первых, российской историко-политической традиции; во-вторых, современным политико-идеологическим, морально-этическим и ценностным кластерам российского общества. Наиболее активна в осуществлении гражданского, патриотического проекта «Единая Россия», которая использует приближенность к первым лицам государства, отождествляет планы партии с планами председателя Правительства и Президента РФ. Вместе с тем иные партии – КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия» - разрабатывают и внедряют конкурентные патриотические программы.

10. Роль идеологического, политико-организационного авангарда модернизации стремиться монополизировать «Единая Россия». Институциональные и функциональные преференции «партии власти» проявляются в максимальной представленности «Единой России» в политико-управленческом истеблишменте. «Единая Россия» использует условия модернизации для: а) позиционирования в межпартийной конкуренции, б) упрочения электоральной платформы, в) наращивания круга сторонников и симпатизантов, г) циркуляции и ротации элиты. Вместе с тем «узурпирование» «Единой Россией» права на верховенство в модернизации политической системы оттесняет на периферию другие партии. В условиях отсутствия системной оппозиции прослеживается политико-организа­ционный дрейф к «партийно-политическому авторитаризму»,
к возможной демодернизации или антимодернизации.

11. Участие политических партий в модернизации политической системы современной РФ предусматривает институционализацию партийных элит, а также достоверность и аутентичность партийных лидеров. Им должны быть присущи высокая политико-правовая грамотность, зрелая политическая воля, незаурядные организационные способности, привлекательный политический имидж, масштабный социокультурный порог, высокая нравственность. Однако рекрутирование новой генерации партийных элит затруднено невысоким общественным авторитетом партий, непривлекательностью стратегий и тактик партийных лидеров. Современный российские политические партии фактически являются «партиями одного лица» (Б.В. Грызлов, Г.А. Зюганов, В.В. Жириновский, С.М. Миронов, С.С. Митрохин), политический ресурс которых во многом исчерпан.

12. Институционализация партийности в России, как в федеративном государстве, имеет свои региональные особенности, в том числе и в субъектах РФ СКФО. Так, в Ставропольском крае и в РСО-Алании институционализация партийности состоялась в соответствии с общероссийскими электорально-избирательными циклами 1993-1999 гг., 2003-2004 гг., 2007-2008 гг., 2009-2010 гг. (единые дни голосования), но в дифференцированных моделях. В Ставропольском крае борьба между региональными отделениями ВПП «Единой Россией» и «Справедливой Россией» персонифицировалась в противостоянии ветвей власти, власти и МСУ. В РСО-Алании позиции «партии власти» упрочились в сплочении республиканского сообщества перед угрозами стабильности, но при обострении внутрипартийных противоречий. Общими негативными тенденциями являются: администрирование партийно-политических отношений, слабая ротация партийных кадров, непопулярность идей партий и партийности у населения, прежде всего, у молодежи.

13. Региональные отделения ВПП «Единой России», КПРФ, «Справедливой России», ЛДПР в Ставропольском крае и РСО-Алании осуществляют модернизационные практики с учётом этнокультурных и этнополитических процессов. Региональные отделения ВПП сотрудничают с конфессиональными институтами, национально-культурными организациями и автономиями, казачеством, этническими советами. Лидеры партийных организаций позиционируют себя в отношении острых проблем СКФО (террористические акты, проявления религиозного экстремизма, межэтнические конфликты, этническая миграция, национализм, ксенофобия), стремятся к участию в системе этнополитического менеджмента.

Научно-практическая значимость исследования. Теоретическая значимость исследования состоит в приращении концептуального знания об институте политической партии, а также в концептуализации партийности как институционализированного комплекса партийно-политических отношений. Выводы, сделанные в диссертации, позволяют уточнить сущность и функционал, технологии политических действий партий в системе отношений «государство – власть – партии – бизнес - институты гражданского общества», которая характеризуется проблемностью, зачастую, конфликтогенностью. Рассмотрение дифференцированного взаимодействия партий со старыми и новыми субъектами социальных и политических отношений позволяет уточнить динамику деятельности современных политических партий.

Концептуализация партийности может способствовать прояснению проблем развития партийной системы и межпартийных противоречий, перспектив создания системной оппозиции в РФ. Теоретизирование партийного строительства, партийных инициатив на региональном уровне субъектов РФ СКФО – Ставропольского края, Республики Северная Осетия-Алания – может способствовать уяснению содержания стратегических и тактических усилий региональных отделений ВПП в модернизации политической системы РФ.

Апробация работы. Промежуточные результаты исследования представлены на международных, российских, региональных конференциях, в том числе: Международная научно-практическая конференция «Элиты и будущее России: взгляд из регионов». - Ростов/нД, 2007; Всероссийская научно-практическая конференция «Толерантность в России: История и современность». – Волгоград, 2008; Международная конференция «Политика XXI в.: преемственность и инновации в России и в мире» - Санкт-Петербург, 2008; Всероссийская научно-практическая конференция «Российский парламентаризм: история и современность» - Армавир, 2008; Международная научная конференция. «Национальная идентичность в проблемном поле интеллектуальной истории». - Ставрополь-Пятигорск-Москва, 2008; Всероссийская научная конференция «Россия: путь к социальному государству» - Москва, 2008; Межрегиональная научно-практическая конференция ХIV Адлеровские чтения «Российское общество: историческая память и социальные реалии». - Краснодар, 2008;. Международная научно-практическая конференция «Политическая наука на юге России: Становление, современное состояние и основные направления развития». – Ростов /нД 2009; Научно-практическая конференция «Динамика межэтнических отношений в меняющемся этнополитическом пространстве ЮФО». - Ростов/нД – Пятигорск, 2009; Всероссийская научная конференция «Проблемы и перспективы социально-экономического и научно-технологического развития южных регионов». - Ростов /нД, 2009; Научно-практическая конференция. «Стратегии управления социально-экономическими и политическими процессами в регионе: история и современность». – Ростов/нД, 2009; . Международная научно-практическая конференция «Проблемы национальной безопасности России: уроки истории и вызовы современности». – Адлер, 2010; Международная научно-практическая конференция «Местное самоуправление в России и Германии. История и современность» - Ростов /нД, 2010; «Круглый стол» «Философская инноватика и междисциплинарные проблемы геополитики на Юге России» - Ростов /нД, 2010.

Результаты диссертационного исследования опубликованы в 3-х индивидуальных монографиях, одной монографии, написанной в соавторстве, 13 статьях в ведущих научных журналах, а также в более чем 60 научных статьях и тезисах научных докладов. Общий объём публикаций - 75 п.л. Основные положения и выводы диссертационного исследования обсуждены и апробированы на заседаниях кафедры политологии и этнополитики Северо-Кавказской академии государственной службы.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, пятнадцати параграфов, заключения, списка литературы, включающего 325 названий. Общий объем работы 403 страницы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, освещается степень её разработанности, определяются цель и задачи исследования, его объект и предмет; раскрываются его теоретико-методологическая основа, аргументируется новизна, гипотеза, теоретическая и практическая значимость работы, формулируются положения, выносимые на защиту, представлена апробация работы и кратко характеризуется его структура.

Первая глава «Теоретико-методологические основы концептуализации партийности в политической системе» содержит авторское видение теоретических основ, факторов и ресурсов концептуализации партийности как институционализированного комплекса партийно-политических отношений, а также авторскую трактовку категориальных свойств и критериальных показателей партий как субъектов политической системы.

В параграфе 1.1 «Алгоритм институционализации партогенеза и партийного строительства в зарубежных партологических концепциях» прослеживается проблемно-хронологическая динамика партологии. Автор подвергает осмыслению классические, неклассические и неоклассические концепции партий - М.Дюверже, Ф.Ригса, Дж.Сартори, К.Джанды, Х.Хесса, соотнося расширение спектра партологического знания с институционализацией партийно-политического процесса. Западная социология и политология (З.Нойман, О. Кирхаймер, В.Кей, Г.Алмонд, А.Видфелдт и др.) осуществили выявление структурных связей, классических ролей, специфические функции партии. В связи с этим под политической партией понимается организация, которая действует в целях завоевания власти, функционирует непрерывно и стремится приобрести поддержку масс. Как типичные выделены следующие признаки (критерии) партии: долговременность действия; стремление к осуществлению власти; поиск народной поддержки, особенно путем выборов.

Методологический симбиоз институционального и структурно-функционального подходов позволяет систематизировать и дифференцировать институт партий и партогенеза. Установление алгоритма институционализации партогенеза и партийного строительства соотносится со становлением институтов власти. Властные режимы складываются и без политических партий, однако, на определенном этапе именно партии становятся акторами образования, осуществления, исполнения, трансформации власти и властных структур. Теоретизирование институционализации партогенеза осуществляется в двух направлениях: а) обобщение магистральных закономерностей и тенденций; б) выявление частных сюжетов и ситуаций.

Параллельно выявлены такие субалгоритмы, как: концептуализация политических идей и партийно-политических доктрин, формирование и функционирование партийной элиты, рекрутирование новых членов партии, участие партий в политической социализации и адаптации населения к новациям политической жизни. Также разработаны цели и задачи, направления и аспекты деятельности, типичные роли и функции партий: борьба за власть, за осуществление власти, участие в реформах, осуществление политических революций, транзитов, перформансов, флеш-мобов и др.

В параграфе 1.2. «Классические идеи и состоявшиеся концепции отечественной партологии» представлены оригинальные авторские интерпретации понятий и категорий классиков отечественного партологического знания (М.Я. Острогорского, Г.В. Плеханова, Б.Н. Чичерина). Обоснована их включённость в методологический комплекс сюжетов, типичных для политических процессов и институтов России. В числе наиболее значимых выделены идеи об автономности партий, об участии граждан в партийно-политическом процессе, о роли партий в революционной и реформистской альтернативах.

Обосновываются цели и задачи партий, идейные и организационные принципы партогенеза, партийного строительства и партийного функционирования в советский период (В.И.Ленин, Л.Д.Троцкий, И.В.Сталин). Это: идеологическая бескомпромиссность, жесткая дисциплина, демократический централизм, правящее положение революционной партии. Исследовательский акцент на институционализации партий как политических организаций позволяет определить, что партия - это основанная на идеологических и политических ценностях организация, представляющая определенные общественные классы, социальные группы и слои.

Краеугольной идеей современных отечественных партологических концепций является идея многопартийности как важнейшего института современной демократизации и реформирования РФ. Акцентируется позиционирование политических партий в отношении новаций общественно-политических отношений: разделение властей, институт президентства, административная реформа, реформа МСУ, отсутствие обязательной государственной идеологии, мировоззренческий и политический плюрализм.

Политические партии типологизируются в современной российской партологии как: национал-патриотические, социалистические и коммунистические, либерально-демократические. Также выделяются идеологические, представительские, избирательные, кадровые партии, различающиеся характером деятельности – ценностным, рационально-целевым, маркетинговым и иным. Самостоятельным аспектом исследований выступают отношения власти и партий, которые в России характеризуются доминированием государства в системе политических процессов и институтов.

Вместе с тем, очевидны такие существенные проблемы современного партогенеза, как отсутствие чётких программных требований и выраженного политического лица партий, оторванность партий от электората, слабое владение партиями методами политической борьбы и межпартийной конкуренции. В связи с этим очевидной является проблема эффективных политических технологий, политической коммуникации, как равно и ротация, циркуляция партийной элиты, поведение партийных лидеров, подготовка молодёжного партийного резерва.

В параграфе 1.3. «Категоризация партий как субъектов общественно-политических отношений» прослеживается партогенез, формирование партий и партийных систем, детерминация которых включает причины, предпосылки, факторы, катализаторы. Партогенез осуществляется, во-первых, в ходе политизации общественных движений («партогенез снизу»), во-вторых, в ходе формализации кругов и блоков избирателей («партогенез сверху»). Здесь осуществляется позиционирование партий в политической системе и агрегировании партиями многообразных интересов граждан.

Категоризация партий предусматривает трактовку их как политических организаций с выраженными институциональными признаками. При этом, очевидно, что реализация типичных ролей и функций партий в России осуществляется в особом регламенте, который определяется комплексом экономических, социальных, политических факторов. Также на содержание и формы реализации партий существенно влияет политико-управленческая доктрина, нормативно-правовое обеспечение партогенеза и партийности.

Партогенез в современной РФ состоялся не только и не столько в его классическом виде, т.е. путём инициативы и самоорганизация граждан на основе политических взглядов, но путём инициативы власти. Алгоритм институционализации политических партий имел особое качество, так как был катализирован в России гласностью, перестройкой, постперестройкой (1985-1988-1991 гг.) и далее демократизацией и реформированием (1992-2009 гг.). Современные российские партии выполняют традиционные функции (политическое представительство, политическая социализация и мобилизация, рекрутирование политической элиты, обретение политической власти). Однако держателем решающего пакета этих функций является государство, которое использует партии в качестве электоральных машин как в ходе внутриэлитной конкуренции, так и в целях удержания власти перед лицом протестного электората.

Российские партии являются субъектами новой системы партийно-политических и общественно-политических отношений: «государство – власть – партии – бизнес - институты гражданского общества», которая характеризуется проблематичностью, зачастую, конфликтогенностью. В этой системе партийно-политических общественно-политических отношений расширяется спектр деятельности современных российских политических партий.

Параграф 1.4. «Идентификация партийности как институционализированного комплекса партийно-политических отношений» содержит обоснование партийности в современной РФ, которая детерминирована многопартийной системой. Партийность в её институциональном и функциональном выражении занимает существенную нишу в системе политических процессов и институтов современной России.

Идентификация партийности целесообразна на основе таких категориальных свойств и критериальных признаков, как: добровольность объединения членов партий, идейность, общность осознаваемых и декларируемых целей, организационная стройность, фиксированное членство, выдержанность программы и устава. Сущность партийности проявляется в таких характеристиках, как: социальный состав и социальная база; популярность среди населения; программные установки и принципы организации; технология политических действий. В комплексе партийности выделяются субкатегории: политическая жизнь, политическое участие, политические акции, представление интересов граждан во власти. Также выделяются сопутствующие «объяснительные» понятия: идеологическая шаткость электората, самопрезентация партий, формирование «молодёжных крыльев» партий и др.

Комплекс партийности включает в себя широкий спектр партийно-политических реалий, фактов, тенденций и закономерностей, а также акторов и субъектов. Существенное место в комплексе партийности занимают специфические партийно-политические технологии, партийно-политический дизайн. Также в комплекс партийности входят партийная печать, партийная агитация и пропаганда, партийных дискурс, партийное Интернет-пространство, специфическая внутри-и межпартийная коммуникация. Ведущую роль в институционализации партийности играет партийная элита, что типично для российской партийно-политической традиции и для современных партогенеза и партийного функционирования, где «лицо партий», как правило, определяется лидером.

Институционализация партийности отражает определённую степень развития политических процессов, институтов и технологий российского общества, которая характеризуется не только наличием нескольких партий, но и наличием вертикальной и горизонтальной системы партийных организаций, отмеченной, как успехами, так и существенными недостатками и противоречиями.

В Главе 2. «Проблемы и противоречия институционализации партийности в модернизации политической системы России» представлен анализ новых условий партийно-политических отношений, которые обусловлены модернизацией политической системы РФ. Выделяются нормативно-правовые факторы, предполагающие катализацию партийного участия в современных политических процессах, обусловленные политической волей Президента РФ и направленные на наибольшую представленность партий в Государственной Думе РФ, на активизацию «малых партий», на максимальное элевирование партиями интересов электората.

Параграф 2.1. «Модернизационный контекст функционирования современных российских партий» содержит обоснование содержания модернизации политической системы современной России как комплекса целенаправленных и разновекторных действий по осовремениванию политических процессов, институтов и технологий.

Идейный пафос и принципы модернизации политической системы, представлены в Посланиях Президента РФ Федеральному собранию 2008, 2009 гг. В общем плане модернизация – политическое экспериментирование, которое способствует приобретению политическими институтами инновационного характера, а всей системой партийно-политических отношений нового качества. Это качество включает повышение активности партий в воздействии на власть, упрочение связи партий и соответствующего электората, повышение конкурентоспособности партий, повышение идейности и нравственности партийного дискурса, партийного дизайна, имиджа партий и авторитета их лидеров. Модернизация отождествляется с инновационным паттерном политической системы современной России и предусматривает: усиление фактора партийности, рафинирование многопартийной системы, приобретение политической борьбой и межпартийной конкуренцией верифицированного характера, преодоление застоя в политической жизни, формирование системной оппозиции.

Очевидно, что партийность должна выступать существенным фактором модернизации политической системы, а политические партии – инициаторами преобразований. Модернизация политической системы невозможна без включённости партийного фактора в систему отношений государства и общества, власти и органов МСУ, органов власти и управления и институтов гражданского общества. Поэтому партийность может трактоваться как комплексный и системный фактор, катализирующий реформу политической системы, в то время как реформа политической системы катализирует деятельность партий.

Однако в РФ налицо противоречие между ресурсами партий и их фактической включённостью в процесс модернизации. Оно состоит в том, что модернизация осуществляется по инициативе Президента РФ, высших кругов политико-административного управления, а не по инициативе политических партий. Это актуализирует вопрос о конкретном вкладе политических партий в модернизацию, о возможности таких радикальных политических проектов, как демодернизация, антимодернизация, химеризация модернизации, альтернативная модернизация.

Модернизация политической системы предполагает общественную, медийную, информационную, дискурсную поддержку. Вместе с тем обюрокрачивание процесса модернизации и акцентирование её административных детерминант таят существенную угрозу. Отсутствие «запроса и инициатив снизу», проведение модернизации «сверху» в дистанцировании от общества порождает серьёзные политические ущербы.

Параграф 2.2 «Динамика нормативно-правового обеспечения институционализации партийности» содержит исследование динамики нормативно-правовой базы институционализации партийности. Модернизация политической системы осуществляется на нормативно-правой и политико-доктринальной основе. ФЗ «О политических партиях» 2001 г. предполагает существенную централизацию партийного строительства. Законодателем РФ дано нормативное определение партии – «это общественное объединение, созданное в целях участия граждан РФ в политической жизни общества посредством формирования и выражения их политической воли, участия в общественных и политических акциях, в выборах и референдумах, а также в целях представления интересов граждан в органах государственной власти и органах местного самоуправления». Также выделены наиболее значимые и знаковые категории и понятия: политическая жизнь, политическая поля, политическое участие, политические акции, представление интересов граждан во власти.

ФЗ определяет требования, предъявляемые к партиям: а) политическая партия должна иметь региональные отделения более, чем в половине субъектов РФ; б) в политической партии должно состоять не менее 50 тыс. членов политической партии, при этом более чем в половине субъектов РФ политическая партия должна была иметь региональные отделения численностью не менее 500 членов.

В соответствии с потребностями модернизации политической системы в 2008-2009 гг. внесены поправки в ФЗ «О политических партиях», которые следуют за политической доктриной модернизации. Они предполагают активизацию деятельности политических партий «по вертикали» и «по горизонтали» за счёт: включения в органы законодательной власти «малых партий», изменения «проходного коридора» - от 5% до 7%, поэтапного снижения минимальной численности членов политических партий, расширения информационного партийного пространства в регионах

Однако новации законодательства, адресованные партиям и партийности, должны быть обоснованы и поддержаны общественным мнением. Вместе с тем типичным является определённое отставание нормативно-правовой базы от эволюции политических процессов и политических институтов, от отношений гражданских и партийно-политических институтов. Законодательство РФ о политических партиях и общественных организациях 1995г., 1996 г., 2001 г. отражает динамику гражданских и политических процессов и институтов, в которых общественные объединения занимают более прочные позиции во взаимодействии с населением, чем партии.

Также особенностью российского «партийного законодательства» является то, что многие его тезисы сформулированы по инициативе высшего руководства страны, прежде всего, Президента РФ, а не по инициативе самих партий или соответствующих электоральных групп и слоёв.

В параграфе 2.3. «Мобилизационный ресурс партийной идеологии в модернизации политической системы» рассматриваются идеологические ресурсы политических партий в мобилизации граждан на базе гражданской идентичности. Модернизация политической системы актуализирует как содержание партийной идеологии, так и её организационно-прикладные формы. Это предполагает доктринальную активизацию партий и более выпуклое проявление «идеологического лица партий», а также нейтрализацию рисков партийных идеологий.

В то же время в ходе модернизации возможно усиление «идеологических баррикад» главных субъектов партийности - «Единой России», «Справедливой России», КПРФ, ЛДПР, СПС, «Яблока», которые демонстрируют «перетекание», и смещение идеологических принципов. Определённые ресурсы для модернизации политической системы имеет идеология центризма, которую реализует «партия власти» и которая предполагает разработку и трансляцию принципов консервативной модернизации или модернизационного консерватизма, что составляет существенную трудность в силу явного содержательного противоречия.

Партии имеют перспективу проявиться в согласовании интересов политических институтов, государственных организаций, общественных объединений. Именно это соответствует интенциям модернизации, которая требует инновационных политико-управленческих технологий, креативных форм и методов партогенеза и партийного функционирования.

Соответствие партийной идеологии принципам политической модернизации должно обеспечивать политическим партиям общественный авторитет, признание и популярность. Однако в большинстве случаев идеологический пафос современных политических партий имеет схоластический характер, так как удалён от потребностей граждан. Отсутствие привлекательной и аутентичной идеологии провоцирует организационную слабость партий, оторванность их от электората, а также невозможность формирования эффективной системной партийной оппозиции.

Параграф 2.4. «Партийность как фактор электорально-избирательного процесса» посвящён функционированию партий в магистральных для них проектах - организации избирательных кампаний и в выборах, так как базисом модернизации политической системы являются электорально-избирательные циклы.

Закономерно, что при общем низком уровне политической социализации населения России в период выборов политические интересы граждан проявляются более ярко. Поэтому управление электоральным поведением избирателей для партий фактически отождествляется с управлением ими избирательными кампаниями. В ходе выборов расширяется политосфера и формируется партосфера, в которой партии играют главные роли при акцентировании программных идей и уставных целей.

Разные партии презентуют разные факторы позиционирования, разные политические ментальности и используют разные - количественные и качественные - подходы к «своим» избирателям. Количественный аспект предполагает расширение рядов электората, привлечение новых членов, прежде всего, молодёжи. Качественный аспект предполагает внедрение новых эффективных форм воздействия на электорат. В этом плане партии «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР, «Яблоко», СПС прибегают к популизму, вскрывая его новые ресурсы. Контрапунктом популизма как успешной стратегии и тактики для «Единой России» стало согласие В.В.Путина 1 октября 2007 г. возглавить список «Единой России».

Политические сезоны 2003, 2007 и 2008 гг., 2009-2010 гг. (единые дни голосования) стали существенным этапами упрочения комплекса партийности. С одной стороны, это является закономерной тенденцией, которая отражает содержание политического процесса в России, а именно, «спрямление» политической стратификации и сужение спектра партогенеза и партийного строительства. С другой стороны, это отражает избыточность властного административно-управленческого воздействия на партогенез и партийное строительство. Избыточное воздействие власти на партии детерминировано низким уровнем политической культуры и политической социализации россиян, организационной слабостью политических партий, непривлекательностью и непопулярностью их программ.

Глава 3. «Роль партийности в модернизации отношений власти и общества» посвящена участию политических партий в системе политического управления, а также месту «партии власти» в комплексе партийности при выявлении характерологических свойств «Единой России». Также рассматриваются возможности партий в реализации гражданского идентификационного проекта. Особое внимание уделено роли партийной элиты, проблеме ротации партийных функционеров при акцентировании типичных черт партийных лидеров.

Параграф 3.1. «Противоречия функционирования партий в политико-управленческих отношениях» содержит анализ участия партий в политико-управленческом контексте, которое актуализировано в связи с модернизацией политической системы. Магистральным направлениям участия партий в политико-управленческих процессах является прямое участие, т.е. вхождение партийных лидеров и активистов в органы власти, «прониковение» партийцев в высшие эшелоны власти и в органы МСУ.

Помимо прямого участия в органах власти и управления значимо опосредованное участие партий в политико-управленческих процессах - взаимодействие политических партий и органов государственной власти, политических партий и органов МСУ. Такое взаимодействие осуществляется через организацию совместных акций, мероприятий, как общего, так и целевого характера. Организация поселенческих единиц – муниципальных образований - создаёт возможность воплощения как модели согласия между органами МСУ и политическими партиями, так и модель противостояния между органами МСУ и политическими партиями.

Участие партий в политико-управленческих процессах наиболее ярко фиксируется в программах КПРФ, «Единой России», ЛДПР, «Справедливой России» где прямо обозначена необходимость вхождения членов партии в органы власти, управления, а также в общественные организации. Это обусловливает сопряжение политико-партийного и общественного активизма через участие партийных активистов, прежде всего, «Единой России», КПРФ, «Справедливой России», в институтах гражданского общества.

Вместе с тем отмечаются существенные противоречия участия партий в политико-управленческих процессах, а именно, между: программными целями и партийной демагогией; программными принципами и стилем партийного функционирования; автономностью партий и их «огосударствлением»; целенаправленностью политических программ и вялостью межпартийного дискурса и др.

В параграфе 3.2 «Фактор партийности в реализации гражданского идентификационного проекта и упрочении патриотизма» исследуется роль политических партий РФ в стабилизации общественно-политических отношений путём акцентирования гражданских и патриотических начал.

Политические партии РФ стремятся к участию в гражданском идентификационном проекте, который непосредственно является составляющей модернизационного проекта. Так, с точки зрения модернизации политического процесса важны политические декларации и политические действия «Единой России», КПРФ, ЛДПР, «Справедливой России», акцентирующие гражданственность, патриотизм.

Политические партии имеют специфические ресурсы в реализации гражданского идентификационного проекта и в качестве базовых идей используют идеи совместной истории народов России, российской культуры, конкурентоспособности РФ в международных отношениях, территориальной целостности и государственного суверенитета РФ, а также идеи социальной справедливости, неприкосновенности прав человека.

Однако модернизация политической системы страны не означает механического упрочения гражданственности, распространения общероссийской интегративной политической культуры. Поэтому задачей партий является формирование прямых и обратных связей с гражданским обществом. Эти связи помогают современным российским партиям выполнять уникальную в номенклатуре политических организаций роль агрегирования, согласования, выведения на политический уровень реальных и многообразных интересов, существующих или вновь зарождающихся в обществе.
В этой связи участие политических партий в совершенствовании федеративного устройства на уровне оценок, пропаганды (например, в отношении идеи объединения и укрупнения субъектов) крайне важно. Таким образом, актуализируется ориентационно-мобилизационная функция партий в интеграции общества на основе гражданских ценностей.

Достижение гражданского единства базируется на выраженной политической и гражданской воле, как членов партии, так и беспартийных граждан, которые делегируют партиям и общественным организациям свои интересы. Параллельный тренд партийного и гражданского ассоциирования важен в упрочении гражданской идентичности и патриотизма, так как нейтрализует социальные противоречия, способствует общественному договору.

Параграф 3.3 «Успехи и проблемы ролевых преференций «партии власти» в модернизации политических процессов» содержит анализ «индивидуального» партогенеза и партийного функционирования «партии власти». «Единая Россия» поэтапно определялась в многопартийной системе, избирая принципы партийного поведения, тип и стиль политических действий. Партия сложилась на идеологеме центризма, социально ответственной политики, конкретных дел, «реализма перспективы», национального успеха общенационального большинства. «Партия власти» использует сильные стороны идеолого-мировоззренческих систем, которые имели распространение в России и стремится к синкретичности идеолого-мировоззренческого комплекса, к использованию популярных и доступных электорату идей.

В 2003-2010 гг. «Единая Россия» вышла в авангард комплекса партийности не только, как «партия для власти», но и как «партия власти», обосновав сверхзадачу - превращение в «партию всех россиян», особенно в связи с отсутствием в РФ среднего класса как социальной базы партии оппозиции. Среди особых форм и методов партийной работы выделяются договора и соглашения «Единой России» с известными персоналиями и организациями бизнеса и экономики, общественной жизни, науки, искусства, что свидетельствует о многовекторности политических действий «партии власти». Таким образом, «Единая Россия» претендует на особую роль: поддержка курса Президента РФ, ликвидация препятствий на пути осуществления президентских реформ, формирование кадрового корпуса, способного решать поставленные Президентом РФ задачи.

В то же время «партия власти» рассматривается зачастую как «негативный политический феномен», как «всеядная партия», за которой стоят разные по своему социальному и экономическому положению группы. «Гиперактивность» «Единой России», «спрямление» и «вертикализация» партийного процесса под эгидой «Единой России» сами по себе приводят к существенным противоречиям, которые проявляются на нескольких уровнях, прежде всего, на уровне законодательных органов РФ и субъектов РФ.

Усиление позиций «Единой России» на выборах в органы власти и органы МСУ рождает ответную реакцию других партий, прежде всего, КПРФ, «Справедливой России», ЛДПР, которые прибегают к политическим демаршам – бойкотированию работы Государственной Думы ФС РФ, демонстрациям, обращениям, выступлениям в СМИ. Также это рождает скепсис и критику в адрес «партии власти» со стороны населения, которое, с сомнением относится к результатам местных выборов, на которых «Единая Россия» побеждает с большим отрывом.

Параграф 3.4 «Роль партийных элит в модернизации отношений власти и общества» посвящен анализу современной российской партийной элиты, эволюции, ротации и циркуляция которой является существенной проблемой модернизации политической системы. От функционирования политических лидеров напрямую зависит включение партий в модернизацию политической системы современной России. Здесь важна оперативная реакция лидеров партий на наиболее острые проблемы и противоречия общественно-политических отношений, которая выступает персонифицированным субъектом партийности. В характеристике партийной элиты выделяются: наличие или отсутствие политической воли, позитивность или негативность политической воли, конструктивность или разрушительность политической воли, адекватность или несоответствие политической воли содержанию, закономерностям и тенденциям общественно-политического процесса.

Деятельность лидеров политических партий в модернизационных процессах может быть успешной при выполнении нескольких главных условий. Среди них – достоверное понимание и репрезентация модернизации, креативное восприятие её целей и задач, а также участие в её воплощении. Партийные лидеры должны соотносить принципы модернизации с фундаментальными интересами и конкретными потребностями не только непосредственного электората, но и широких кругов населения.

Модернизация политической системы РФ обусловливает новый статус первых лиц партийного истеблишмента. Многие из них занимают главные и ведущие должности в органах государственной власти и управления, являются главами регионов, региональных министерств и ведомств, а также органов МСУ. В этой связи актуализируется роль партийной элиты в упрочении позиций глав регионов, в профессиональном росте законодателей, в «формировании думско-партийной карьеры».

Однако в случае низкого уровня авторитета элиты партии под сомнение попадает её деятельность в целом. Это касается партийных лидеров – Б.В. Грызлова, Г.А. Зюганова, С.М. Миронова,
С.С. Митрохина, В.В. Жириновского, политический ресурс которых во многом исчерпан, общественный авторитет невысок, а популярность среди граждан и даже членов партий оставляет желать лучшего. Магистральной проблемой политических партий является слабая сменяемость партийных лидеров, моральное и физическое старение партийных вожаков. Поэтому в рамках партийности достаточно острой является проблема антиэлиты, контрэлиты, псевдоэлиты, которая отражает кризисные аспекты партийного строительства.

Глава 4. «Партийность как фактор модернизации региональных общественно-политических отношений субъектов РФ Северо-Кавказского федерального округа» посвящена исследованию институционализации партийности на региональном уровне, так как при законодательном запрете на деятельность региональных политических партий и при воплощении общероссийских партийно-политических приоритетов, проявляются особенности партогенеза и партийного функционирования региональных отделений ВПП.

Параграф 4.1. «Институционализация партийности в региональном пространстве Ставропольского края» посвящён процессу партогенеза в Ставропольском крае (далее – СК), где тенденции партогенеза в целом соответствуют общероссийским процессам.

В крае состоялось поэтапное выделение лидеров партийности: «Единая Россия», КПРФ, «Справедливая Россия», ЛДПР. В ходе электорально-избирательных циклов 2003 г., 2007-2008 гг. утратило свои позиции региональное отделение ВПП «Яблоко», о самороспуске объявили региональное отделение ВПП СПС, а также организации – спойлеры «Гражданская сила» и «Демократическая партия».

В СК в 2003-2009 гг. происходит отход от «красного пояса» и трансформация идейно-мировоззренческих позиций от коммунизма к центризму, олицетворённая в деятельности глав субъекта (А.Черногоров – В.Гаевский). Ставропольские «единороссы» сумели выдвинуть на авансцену политических отношений и партийности ряд партийных лидеров, заметных на общероссийском уровне (А.Ищенко, В.Катренко, Ю.Васильев, Е.Трофимов). Партийная элита края, прежде всего, элита «партии власти» характеризуется сращиванием с лидерами и функционерами политико-управленческого истеблишмента.

Доминантой институционализации партийности в СК стало жесткое противостояние «Единой России» и «Справедливой России», персонифицированное в борьбе первых лиц власти и управления, отражённое в расколе краевого сообщества, манифестных протестах некоторой части населения, интерпретированных в политических категориях. Борьба двух партий проецировалась в борьбу ветвей и структур власти, а также губернатора и Правительства СК и органов МСУ столицы СК г. Ставрополя. Политические сезоны в СК отразили использование «чёрных технологий», политических разоблачений, ситуаций частной жизни, что вызывало недовольство населения и стимулировало протестное поведение избирателей.

На этапе модернизации политической системы РФ лидером институционализации партийности выступает ставропольское региональное отделение ВПП «Единая Россия». Организация объединяет в своих рядах известных, успешных лидеров разных сфер экономико-хозяйственного комплекса, общественно-политических отношений, науки, образования и др.

В целом, в 2003-2010 гг. партогенез и партийное строительство в СК принимает чёткие институциональные формы, в межпартийных противоречиях и борьбе происходит преодоление «партийно-политического провинционализма». В качестве политической доктрины региона утверждается «ставрополоцентризм» - ставропольский патриотизм и ставропольский политический ресурс, определяющий роль СК в партийно-политической системе СКФО.

В параграфе 4.2 «Структурирование современного партийно-политического процесса в Республике Северная Осетия-Алания» проводится анализ партийного процесса и институционализации партийности в республике, которые состоялись в соответствии с общероссийским алгоритмом, однако, в условиях специфических республиканских политических рисков. В 2000-2003 гг. прошла начальная институционализация региональных отделений ВПП с соответствующим электоратом. На конец 2004 г. в республике действовали 38 отделений ВПП, прежде всего: ЛДПР, КПРФ, «Единая Россия», Аграрная партия, «Родина», Национально-консервативная партии России.

С 2005 г. осуществлялось сокращение числа региональных отделений ВПП на основе кризисных явлений содержательного и организационного плана. Они типичны для СОРО таких ВПП, как СПС, «Народная партия», «Народная воля», «Партия возрождения России» и др. Кризис проявился не только в отсутствии чётких и востребованных республиканским электоратом идей, но и в борьбе между лидерами партийных организаций, в попытках захвата власти «политическими самозванцами».

В 2003-2005 гг. состоялись публичное противостояние приверженцев правых, левых и центристских идей, а также борьба «легитимных» и «нелигитимных», «законных» и «незаконных» представителей региональных отделений ВПП. Во внутрипартийные и межпартийные конфликты были вовлечены органы власти и управления, прокуратура РСО-Алания, сторонники и противники разных политических сил, СМИ, общественность. Эти процессы актуализировали содержательный и организационный аспекты институционализации партийности в РСО-Алания. В 2007-2010 гг. число региональных отделений ВПП продолжало сокращаться с 27 (март 2007 г.) до 12 (декабрь 2010 г.).

Примечательно, что в ходе выборов республиканские отделения ВПП ориентировались на политический позитив, что проявилось, прежде всего, на выборах 2003 г., 2007 г. Опыт предвыборной борьбы, накопленный региональными отделениями ВПП «Единая Россия», «Справедливая Россия», «КПРФ», «ЛДПР», «Аграрная партия России», свидетельствует об идеологическом и организационном росте партийных организаций республики как игроков на поле политических процессов и институтов.

Формирование партийной элиты республики также отражало общероссийские тенденции, так как с 2003 г. лидирующие позиции в комплексе партийности в РСО-Алания занимала «Единая Россия». Главная интрига элитогенеза в РСО-Алании состояла в противостоянии региональных отделений ВПП «Единая Россия» и КПРФ, а также в противоречиях внутри регионального отделения «партии власти». Общей проблемой является бюрократизация деятельности партийных организаций, их невысокий авторитет, критичное отношение граждан к партийным лидерам.

Параграф 4.3 «Позиционирование региональных отделений всероссийских политических партий в этнополитических процессах СКФО» содержит анализ партийного функционирования в рамках системы управления межэтническими отношениями и этнополитическими процессами СКФО. С образованием округа федеральным центром осуществляется стратегия стабилизации отношений этносов и этнических групп в противовес острым конфликтогенным факторам - терроризм, экстремизм, бытовой национализм, ксенофобия, мигрантофобия.

Региональные отделения ВПП «Единая Россия», «Справедливая Россия», КПРФ, ЛДПР СК, РСО-Алания стремятся к стратегическому и тактическому позиционированию в отношении острых вопросов межэтнических, этноконфессиональных отношений. Это важно, так как население данных субъектов полиэтнично и поликонфессионально, и отношения этнических групп дрейфуют от конкуренции до противоречий и локальных конфликтов. В диалоге партийных организаций и органов власти, партийных организаций и органов МСУ, партийных организаций и общественных объединений поднимаются целевые вопросы. Это: снижение последствий террористических актов (Будённовск, Владикавказ, Моздок, Минеральные Воды, Ессентуки, Ставрополь, Пятигорск), урегулирование осетино-ингушских отношений, адаптация этнических мигрантов, профилактика межэтнических противоречий, предупреждение локальных межэтнических конфликтов молодёжи.

Региональные отделения ВПП в своей практической работе тяготеют к учёту национально-культурной самобытности народов, этнических групп, казачества, диаспор как оригинальных этнических коллективов. В связи с этим институционализация партийности в СК и РСО-Алания осуществляется в соотнесении с содержанием межэтнических отношений, этнополитических процессов. Важным направлением деятельности региональных отделений ВПП является позиционирование в отношении терроризма, религиозного экстремизма и участие в практическом миротворчестве в сотрудничестве с национально-культурными организациями и автономиями, с этническими советами, советами мира и дружбы, домами дружбы, центрами культур (Ставрополь, Владикавказ, Беслан, Пятигорск, Моздок, Кисловодск и т.д.).

Новым направлением деятельности региональных отделений ВПП является взаимодействие с конфессиональными институтами, прежде всего, православными и исламскими – Ставропольской и Владикавказской епархией РПЦ, духовными управлениями и Координационным центром мусульман Северного Кавказа. Совместными акциями являются дни национальных культур, дни края и республики, дни районов и городов, встречи лидеров партийных организаций с молодёжью разных этнических групп. Популярной и действенной формой являются совместные обращения и заявления в связи с актами терроризма и вандализма, а также в связи с межэтническими конфликтами, а также «партийные призывы» руководителей НКО и НКА в ряды партийных организаций.

В заключении диссертационного исследования подводятся итоги, обобщаются результаты и формулируются основные выводы, которые подтверждают выдвинутую гипотезу и свидетельствуют о выполнении поставленных задач. Также даются авторские рекомендации по повышению эффективности участия фактора партийности в модернизации политической системы современной России.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Монографии:

  1. Дзахова Л.Х. Горская республика в восстановительный период (20-е годы XX века). - Владикавказ, 1999. - 8 п.л.
  2. Дзахова Л.Х. Современные тенденции структурирования партийного процесса в России. - Владикавказ: СОИГСИ, 2009. - 8 п.л.
  3. Дзахова Л.Х. Система социально-политических отношений в Северной Осетии в восстановительный период. – Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2010. - 10,5 п.л.
  4. Аствацатурова М.А., Дзахова Л.Х. Партийность как фактор модернизации политической системы современной России – Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2011. - 13, 5 п.л. (в соавт.)

Статьи в ведущих журналах

5. Дзахова Л.Х. Некоторые аспекты российского партогенеза и партийного строительства как предметы современного политологического знания // Известия высших учебных заведений. Общественные науки. - Ростов/нД: СКНЦ ВШ 2008. № 4.- 0,5 п.л.

6. Дзахова Л.Х. Нормативно-правовое обеспечение гражданского и политического структурирования в современной России // Известия Российского государственного педагогического университета имени А. И. Герцена. Научный журнал. № 12 (81). - Санкт-Петербург, 2008. – 0,6 п.л.

7. Дзахова Л.Х., Аствацатурова М.А. Региональные проекции партийного участия в выборном процессе // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Актуальные проблемы гуманитарных наук. Общественные науки. Спецвыпуск. - Ростов/нД: СКНЦ ВШ 2008.- 0,5 п.л. (в соавт.).

8. Дзахова Л.Х. Социальное участие политических партий: направления деятельности в регионах Юга России // Социально-гуманитарные знания.-2008. №11.- 0,4 п.л.

9. Дзахова Л.Х. Избирательная кампания как политический проект российских партий (региональные обобщения) // Социум и власть.- 2008. № 4.- 0,4 п.л.

10. Дзахова Л.Х. Становление партологии: некоторые интерпретации западноеврепейской традиции ХIХ – ХХ вв. // Известия Российского государственного педагогического университета имени А. И. Герцена.-Научный журнал. Санкт-Петербург, 2009. № 12(89).- 0,7 п.л.

11. Дзахова Л.Х. Опыт избирательной кампании в региональном пространстве: содержание и организация // Социально-гуманитарные знания, 2009. № 9.- 0,4 п.л.

12. Дзахова Л.Х. Ресурсы политических партий в упрочении гражданской идентичности современного российского общества. // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. – Ростов /нД: СКНЦ ВШ, 2009. № 6.- 0,3 п.л.

13. Дзахова Л.Х. Политические партии в формировании гражданско-патриотической идентичности // Вестник СОГУ. 2010. № 1.- 0,3 п.л.

14. Дзахова.Л.Х., Аствацатурова М.А. Участие партий в модернизации политической системы современной России: программный аспект // Вестник СОГУ. 2010. № 3. - 0,5 п.л.

15. Дзахова Л.Х. Модернизационный ресурс партийной идеологии: противоречия и компромиссы // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. Ростов/нД: Изд-во СКАГС, 2010. №4. - 0,5 п.л.

16. Дзахова Л.Х.. Модернизационный контекст функционирования современных российских партий // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. Ростов-н-Д: Изд-во СКАГС, 2011. № 1. - 0,5 п.л.

17. Аствацатурова М.А., Дзахова Л.Х., Проблемы и противоречия партийного участия в модернизации политической системы современной России // Вестник СОГУ. 2011. № 2. - 0,5 п.л.

Статьи, доклады, тезисы, брошюры

18. Дзахова Л.Х. К проблеме политологического осмысления феномена партий и многопартийности // Вестник Армавирского института социального образования (филиала) РГСУ. Вып. № 5. Научный и учебно-методический

ежегодник. - Армавир, 2007.- 0,3 п.л.

19. Дзахова Л.Х. К проблеме теоретического осмысления феномена партий и многопартийности // Актуальные проблемы социогуманитарного знания. Сборник научных трудов. Вып.16. Часть 2. - М.: «Век книги -3», 2007.- 0,5 п.л.

20. Дзахова Л.Х. К проблеме формирования молодёжных элит: общероссийский и региональный опыт // Элиты и будущее России: взгляд из регионов. Вып. II. Материалы международной научно-практической конференции. - Ростов/нД: Изд-во СКАГС, 2007.- 0,3 п.л.

21. Дзахова Л.Х. Патриотизм как концепт партийной идеологии и партийного функционирования (региональный опыт) // Традиции патриотического воспитания в полиэтничном регионе. Сборник научных трудов. – Ростов/нД- Ставрополь: Изд-во ЮНЦ РАН, 2008.- 0,5 п.л.

22. Дзахова Л.Х. Ресурсы политических партий в демократизации межэтнических отношений // Толерантность в России: История и современность. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Волгоград: Изд-во ВАГС, 2008.- 0,4 п.л.

23. Дзахова Л.Х. Политический процесс и партийное структурирование в региональном выражении // Актуальные проблемы социогуманитарного знания. Сборник научных трудов. Вып. 17.– Ставрополь: СГУ, 2008.- 0,5 п.л.

24. Аствацатурова М.А., Дзахова.Л.Х. А.Государственная стратегия в отношении партогенеза и партийного строительства (некоторые обобщения) // Человек. Сообщество. Управление. Научно-информационный журнал. – Краснодар, 2007. №3.- 0,5 п.л. (в соавт.).

25. Дзахова Л.Х. Общественное мнение как аргумент и фактор политической борьбы // Бюллетень Владикавказского института управления. Вып 23. Владикавказ. 2007.- 0,5 п.л.

26. Дзахова Л.Х. Программный аспект партогенеза в исторической ретроспективе // Проблемы политической истории и политологии. Сборник научных трудов. Владикавказ: СОГУ. 2008.- 0,3 п.л.

27. Дзахова Л.Х. Партогенез и партийное строительство: к проблеме содержательного и организационного обеспечения // Методика и практика научного исследования. Сборник научных трудов. - Владикавказ: РИО, СОИГСИ. 2008.- 0,3 п.л.

28. Дзахова Л.Х. Этнополитический фактор в контексте электорального процесса // Вестник Армавирского института социального образования. (филиала) РГСУ. Вып. № 6. Научный и учебно-методический ежегодник. - Армавир. 2008.- 0,6 п.л.

29. Дзахова Л.Х. Программы российских партий начала ХХ в.: историческая ретроспектива и некоторые проекции // Научная мысль Кавказа. СКНЦ ВШ ЮФУ - Ростов/нД, 2008. № 2.- 0,5 п.л.

30. Дзахова Л.Х. Партогенез и партийное строительство в политологической исследовательской парадигме: Некоторые аспекты // Научная мысль Кавказа. СКНЦ ВШ ЮФУ. – Ростов/нД, 2008. № 3.- 0,5 п.л.

31. Дзахова Л.Х. Динамика нормативно-правового обоснования гражданского и политического структурирования в Российской Федерации // Политика ХХI века: преемственность и инновации в России и в мире.- Сборник научных статей. Материалы международной конференции. Ч.2 . – СПб: Балтийский гос.тех.университет, 2008.- 0,4 п.л.

32. Дзахова Л.Х. Политическое пространство в отражении современного образовательного процесса // Российский парламентаризм: история и современность. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. - Армавир: АИСО, 2008.- 0,6 п.л.

33. Аствацатурова М.А., Дзахова.Л.Х. Этничность в социальных и политических конструктах нациестроительства // Национальная идентичность в проблемном поле интеллектуальной истории. Материалы международной научной конференции. - Ставрополь-Пятигорск-Москва, 2008.- 0,5 п.л. (в соавт.).

34. Дзахова Л.Х. Социальные программы в регионах: взаимодействие власти и политических партий // Россия: путь к социальному государству. Материалы Всероссийской научной конференции. - М., 2008. - 0,5 п.л.

35. Дзахова Л.Х. Популизм в избирательных кампаниях: региональные интерпретации в субъектах Южного федерального округа // Российское общество: историческая память и социальные реалии. Материалы межрегиональной научно-практической конференции. ХIV Адлеровские чтения - Краснодар: Традиция, 2008.- 0,2 п.л.

36. Дзахова Л.Х. «Партийная журналистика» в контексте региональных политических процессов (на материалах Республики Северная Осетия – Алания) // Кавказский сборник. Том № 5 (37) / Под ред. В.В. Дегоева. - М.: НП ИД «Русская панорама», 2008.- 0,6 п.л.

37. Дзахова Л.Х. Феномен «партийной журналистики» в политическом пространстве РСО-Алании // Сборник научных статей института социальных исследований. – Назрань, Ингушский государственный университет, 2008.- 0,4 п.л.

38. Дзахова Л.Х. Направления деятельности и сферы влияния политических партий в политической системе региона // Бюллетень Владикавказского института управления. Вып 26. - Владикавказ, 2008.- 0,4 п.л.

39. Дзахова Л.Х. Партийность как фактор избирательного процесса // Владикавказский институт экономики, управления и права. - Владикавказ №5, 2008.-0,5 п.л.

40. Дзахова Л.Х. Классические идеи российской партологии: исторические констатации и современные проекции // Проблемы всеобщей истории и политологии. Сборник научных трудов. - Владикавказ, Изд-во СОГУ, 2009.-0,3 п.л.

41. Дзахова Л.Х. Партийность как феномен регионального политического пространства // Политическая наука на юге России: Становление, современное состояние и основные направления развития. Материалы Международной научно-практической конференции. – Ростов /нД: Изд-во СКАГС, 2009.- 0,4 п.л.

42. Дзахова Л.Х. К проблеме политического участия молодежи в условиях многопартийности // Молодежь и политика. Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции. - Армавир: АИСО, 2008.- 0,4 п.л.

43. Дзахова Л.Х. Классические идеи и современные трактовки партогенеза в отечественной партологии // История науки и техники в Северо-Кавказском регионе: становление и перспективы развития. Сборник научных статей. - М.- Ставрополь, 2009.- 0,3 п.л.

44. Дзахова Л.Х. Содержание и формы политического действия российских партий в регионах (опыт «Единой России») // Актуальные проблемы социогуманитарного знания. Сборник научных трудов. Вып. 17. Ч. 2. – Ставрополь: СГУ. 2008.- 0,4 п.л.

45. Дзахова Л.Х. Традиции патриотического воспитания как концепт партийной идеологии и партийного функционирования (региональный опыт). //Актуальные проблемы гуманитарных наук. Материалы 2-й региональной конференции. - Владикавказ, 2009.- 0,5 п.л.

46. Дзахова Л.Х. Некоторые аспекты партийного строительства (к истории вопроса) // Вестник Владикавказского Научного центра РАН, 2009. Т. 9, № 2.- 0,3 п.л.

47. Дзахова Л.Х. Ресурсы политических партий в системе политической организации населения и политического управления // Политика развития и политико-административные отношения. Сб. статей. - Краснодар: Изд-во Куб ГУ, 2009.- 0,4 п.л.

48. Дзахова Л.Х. Формы и методы деятельности партийных лидеров республики РСО-Алании в ситуации грузино-югоосетинского конфликта // Южный Федеральный округ: Динамика межэтнических отношений в меняющемся этнополитическом пространстве. Материалы научно-практической конференции. - Ростов/нД – Пятигорск: Изд-во СКАГС, 2009. – 0,4 п.л.

49 Дзахова Л.Х. Партийное строительство и функционирование партии в современной России: некоторые обобщения (научное издание). - М., 2008. - 5 п.л.

50Дзахова Л.Х. К проблеме формирования сетевых партийных систем: центр и регионы // Проблемы и перспективы социально-экономического и научно-технологического развития южных регионов. Материалы Всероссийской научной конференции. - Ростов/нД, Изд-во ЮНЦ РАН, 2009.- 0,3 п.л.

51. ДзаховаЛ.Х. Стратегии и тактики политических партий в формировании молодежных элит: Общероссийский и региональный опыт.// Владикавказский институт экономики, управления и права. – Владикавказ, 2008. № 6.- 0,3 п.л.

52. ДзаховаЛ.Х. Политические партии в системе общественно-политических и электоральных процессов Южного Кавказа // Стратегии управления социально-экономическими и политическими процессами в регионе: история и современность. Материалы научно-практической конференции, Часть 1.-Ростов/нД- Пятигорск: Изд-во СКАГС, 2009.- 0,5 п.л.

53. Дзахова Л.Х. Идентификация партий в современной российской партологии: теоретико-методологический аспект // Русская философия и российская государственность. – Ростов/нД: Изд-во СКАГС, 2009.- 0,5 п.л.

54. Дзахова Л.Х. Гражданская идентичность и гражданский патриотизм в системе функционирования политических партий // Гражданская идентичность и патриотические ценности в полиэтничном регионе: Сборник научных статей. – Ставрополь: СГУ, 2009.- 0, 3 п.л.

55. Аствацатурова М. А., Дзахова Л.Х. Идентификация партий в партийно-политическом процессе современной России // Современная Россия: проблемы социально-экономического, экологического и духовно-политического развития. - М., 2009.- 0,3 п.л. (в соавт.).

56. Дзахова Л.Х. Целевые программы власти и целевые усилия политических партий в решении социальных вопросов // Бюллетень Владикавказского института управления. – Владикавказ, 2009. №30.-0,4 п.л.

57. Дзахова Л.Х. Человек в системе партийно-политических процессов: некоторые аспекты исследования // Человек в сфере социально-гуманитарного познания. Сборник статей региональной научно-практической конференции. - Ставрополь: СФ СКАГС, 2009.- 0,3 п.л.

58. Дзахова Л.Х. Партийно-политические процессы в независимой Южной Осетии // Вестник Владикавказского научного центра РАН. Научный и общественно-политический журнал. 2010. Т.10. № 2.- 0,3 п.л.

59. Дзахова Л.Х. Выборы в республике Южная Осетия в контексте партийно-политических процессов // Вестник Владикавказского научного центра РАН. Научный и общественно-политический журнал. 2010. Т. 10. № 1.- 0,3 п.л.

60. Дзахова Л.Х. Теоретические подходы к «партийной субъектности» в общественно-политическом пространстве // Философская инноватика и современная геополитика. Сборник научных трудов. – Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2010.- 0,4 п.л.

61. Дзахова Л.Х. Информационное обеспечение статуса политических партий в муниципальной прессе регионов СКФО // Материалы Международной научно-практической конференции «Местное самоуправление в России и Германии; история и современность» (на примере Юга России). – Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2010. – 0,3 п.л.

62. Дзахова Л.Х. Теоретико-методологические возможности отечественной партологии // Актуальные проблемы социогуманитарного знания. Сборник научных трудов. Вып.XIX. ч. 2- Ставрополь: ООО «Бюро новостей», 2010.- 0,3 п.л.

63. Дзахова Л.Х. Модернизационная парадигма как условие институционализации партийности в современной России // Философская инноватика и междисциплинарные проблемы государственного управления в современной России. Сб. научных трудов. – Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2010.- 0,5 п.л.

64. Дзахова Л.Х. Политические установки региональных отделений всероссийских политических партий в этнополитических процессах СКФО // Социальное самочувствие населения в современной России: Тезисы докладов Всероссийской научно-практической конференции (4-5 октября 2010 г., г. Ставрополь). – Ростов н/Д: Изд-во ЮНЦ РАН, 2010.- 0,2 п.л.

65. Дзахова Л.Х. Фактор партийности в модернизации политической системы России: теоретико-методологические аспекты // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. – Ростов н/Д, 2010. №2.- 0,4 п.л.

Текст автореферата размещен на сайтах: ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации – www.vak.ed.gov.ru; Северо-Кавказской академии государственной службы – www.skags.ru.


1 Дюверже М. Политические партии. -  М., 2002. – С. 151-152.

2 Sartori G. Parties and Party Systems: A Framework for Analysis. - Cambridge: Cambridge University Press, 1976; Sartori G. The Typology of Party Systems: Proposals for Improvement // Mass Politics: Studies in Political Sociology / Ed. by E. Allardt, S. Rokkan. - New York: Free Press, 1970; Blondel J. Party Government, Patronage, and Party Decline in Western Europe // Political Parties: Old Concepts and New Challenges / Ed. by R. Gunther, J.R. Montero, J.J. Linz. - Oxford: Oxford University Press, 2002.

3 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Манифест Коммунистической партии.  – М.: Политиздат, 1978; См.:  Марксизм-ленинизм и реалии ХХ в.  / Редкол.: Б.И.Коваль и др. – М.: Политиздат, 1988.

4 Riggs F.W. Comparative Politics and the Study of Party Organization: A Structural Approach // Approaches to the Study of Party Organization  / Ed. by W.J. Crotty. - Boston: Allyn and Bacon, 1968;  Nohlen D. (Hrsg.) Worterbuch Staat ynd Politik. Lizenausgabe fur die Bubdeszebtrale.  - Bonn, 1991; Lijphart A. Democracies: Patterns of Majoritarian and Consensus Government in Twenty-One Countries. - New Haven: Yale University Press, 1984.

5 Neumann S. Modern Political Parties: Approaches to Comparative Politics. - Chicago: University of Chicago Press, 1956; Kirchheimer O. The Transformation of the Western Party System // Political Parties and Political Development / Ed. by J. La Palombara, M. Weiner. - Princeton: Princeton University Press, 1966; Key V.O. Politics, Parties and Pressure Groups. - New York: Thomas Y. Crowell Company, 1958.

6 Алмонд Г., Пауэлл Дж., Стром К., Далтон Р. Сравнительная политология сегодня: Мировой обзор. - М.: Аспект Пресс, 2002; Widfeldt A. Linking Parties with People: Party Membership in Sweden 1960-1997. - Aldershot: Ashgate, 1999; Key V.O. Politics, Parties and Pressure Groups. - New York: Thomas Y. Crowell Company, 1958;

7 Lawson K. Political Parties and Linkage // Political Parties and Linkage: A Comparative Perspective / Ed. by K. Lawson. - London: Yale University Press, 1980; Hennessy B. On the Study of Party Organization // Approaches to the Study of Party Organization  / Ed. by W.J. Crotty. - Boston: Allyn and Bacon, 1968.

8 Rodrik D. Has Globalization Gone Too Far? - Washington: Institute for International Economics, 1997; Swank D. Global Capital, Political Institutions, and Policy Change in Developed Welfare States. -  Cambridge: Cambridge University Press, 2002; Garrett G. Partisan Politics and the Global Economy. - New York: Cambridge University Press, 1998.

9 Katz R.S., Mair P. Changing Models of Party Organization and Party Democracy: The Emergence of the Cartel Party // Party Politics. - 1995. - Vol. 1. - № 1; Poguntke T. Parties without Firm Social Roots? Party Organisational Linkage // Keele European Parties Unit Working Paper 13. - Keele: Keele University, 2002.

10 Бауман З. Глобализация. Последствия для человека и общества. - М.: Весь Мир, 2004; Валлерстайн И. Конец знакомого мира: Социология XXI века. - М.: Логос, 2003; Offe C. Modernity and the State: East, West. - Cambridge: Polity Press, 1996; Katzenstein P. Small States in World Markets: Industrial Policy in Europe. - Ithaca: Cornell University Press, 1985; Ruggie J.G. International Regimes, Transactions, and Change: Embedded Liberalism in the Postwar Economic Order // International Organization. - 1982. - Vol. 36. - № 2; Rodrik D. Has Globalization Gone Too Far? - Washington: Institute for International Economics, 1997; Swank D. Global Capital, Political Institutions, and Policy Change in Developed Welfare States. -  Cambridge: Cambridge University Press, 2002.

11 Rupnik J. Eastern Europe: The International Context // Globalization Power and Democracy / M.F. Plattner, A. Smolar. - Baltimore: Johns Hopkins University Press, 2000; Kubicek P. Organized Labor in Postcommunist States: Will the Western Sun Set on it Too? // Comparative Politics. - 1999. - Vol. 32. - №  2.

12 Джанда К. Сравнение политических партий: исследование и теория  // Современная сравнительная политология. Хрестоматия. – М., 1997; Хесс Х. Практическая работа в партии. – М.:  Изд-во «Европа», 2005.

13 Острогорский М.Я. Демократия и политические партии. – М., 1997.

14 Ленин В.И. Две тактики социал-демократии в демократической революции // О национальной гордости великороссов. – СПб.: Изд. группа  «Азбука – классика», 2010.

15 Троцкий Л.Д. К истории русской революции. – М.: Политиздат, 1990;  Сталин И.В.  О некоторых важнейших итогах партийной политики за последние  годы  //  Сталин И.В. Полн.  собр. соч. – М.,1953. – Т. 10.

16 См.: Ашкеров  А., Данилов В. и др.  Основы теории политических партий. – М., 2007;  Бадовский Д.В. Трансформации политической элиты в России – от «организации профессиональных революционеров»  к «партии власти» // Полис. - 1994. - № 6; Исаев Б.А. Теория партий и партийных систем. – М., 2008; Краснов В.Н. Система многопартийности  в современной России (очерк истории). – М., 1995.

17 См.: Пляйс Я.А. Партийное строительство в современной России.- М. – Ростов/нД.: Изд-во СКАГС, 2007; Гаман-Голутвина О.В.  Политическо-финансовые кланы и политические партии как селекторат в процессах парламентского представительства в России // Политические элиты России в региональном измерении. – М. - Ростов/нД: Изд-во СКАГС, 2004;  Крыштановская О.В. Трансформация бизнес-элиты России: 1998 - 2002  // Социальные исследования. 2002. № 8;  Кулинченко  А.В. Партийность в организации политической власти в России: современное состояние и императивы развития // Партии и партийные системы  в современной России  и послевоенной Германии. -  М. – Ростов н/Д.: Изд-во СКАГС,  2004; Федоринов В.Е.  Становление  политического плюрализма и формирование многопартийности в  России (сравнительно-политологический анализ). – Воронеж, 2002; Чирикова А.Е. Региональные элиты и региональные процессы: власть и политика // Россия  реформирующаяся. – М., 2002.

18 См.: Коваленко  В.И. Социокультурные основания политического процесса как фактор модернизации // Политическая модернизация России: региональный и муниципальный аспект: Сборник материалов научно-практической конференции 23-24 апреля 2010 г.-Ярославль, 2010; Он же: Парламентаризм и прямая демократия // Политические институты в современном мире. Материалы Всероссийской конференции с международным участием  10-11 декабря 2010 года. СПб.: Изд-во СПбГУ. 2010.

19 См.: Шестопал Е. Б.  Личность и политика. – М., 1998; Она же: Политико-психологическое измерение кризиса // М.: РИОР, 2010.

20 См.: Гельман В.Я. Политические партии: от конкуренции к иерархии //  Полис.- 2008. - № 5; Коргунюк Ю.Г., Заславский  С.Е. Российская  многопартийность (становление, функционирование, развитие) / Под ред. Ю.Г. Коргунюка. – М.: ИНДЕМ, 1996; Холодковский К.Г. Парламентские выборы года и партийное структурирование российского общества // Полис. - 2000.  - № 2;  Чижов Д.В. Российские политические партии. Между гражданским обществом и государством. - М.: РОССПЭН, 2008.

21 Зеленко Б.И. Политические партии и развитие гражданского общества: политико-правовые аспекты. – М.: ПЭР СЭ, 2001; Соловьев А.И. Электоральный дефолт и деинституционализация политического рынка // Полис. - 2004. - № 1.

22 Левчик Д.А., Заславский С.Е. Особенности партогенеза в России // Вестник МГУ. Сер. 12. Политические науки. - 1995. - № 6; Заславский С.Е. Политические партии России: проблемы правовой институализации. – М.: Ин-т права и публичной политики, 2003; Зотова З.М.  100 лет российской многопартийности. – М.: РЦОИТ, 2006; Кисовская Н.К. Партии и перспективы демократизации в России // Политические институты на рубеже тысячелетий. - Дубна: Феникс+, 2001. 

23 Кувалдин В.Б., Малютин М.В. От «электоральной пирамиды» к «партии власти» // Полис. - 2004. - № 1.

24  Абрамов В.Н. Многопартийность в постсоветской России: тенденции, проблемы, общественные потребности. – М.: Изд-во Магистр, 1997; Шабров О.Ф. Партогенез и партийные системы: параметры, классификация, российская реальность // Социология власти. - 2006. - № 1;  Селютин В.И. Многопартийная система в Российской Федерации и её роль в современном политическом процессе. – Воронеж, 2000; Кулик А. Система многопартийности в электоральной  демократии постсоветской России: в чём смысл  её существования // Россия: политические вызовы ХХ1 в. Второй всероссийский конгресс политологов. – М., 2002.

25 Малинова О.Ю. Партийные идеологии в России: атрибут или антураж? // Полис. - 2001. -№ 5.

26 См.: Анохина Н.В. Методология построения объяснительных и прогнозных моделей исхода выборов в России //  Принципы и практика  политических исследований. – М., 2002; Волков С. Сила без власти или власть без силы. – М., 1999;  Гомеров И.Н. Государство и политическая власть: предпосылки, особенности, структура. – М., 2002; Тавокин Е.П. Социологические прогнозы электорального поведения //  Социс. - 2002. -  № 7; Калинин К.О. Фактор электорального спроса  на российском политическом рынке  // Полис. -  2006.  - № 3.

27 См.: Дилигенский Г.Г. Дифференциация или фрагментация? (О политическом сознании в России). — МЭиМО,  - 1999.  - № 9, 10; Ханукаева А. Р.  Партия – партийный лидер – общество: проблемы коммуникации в современной России // Власть. – 2006. - № 10; Малугин С. Коммунистическая оппозиция в России (1991-2006 гг.) // Власть. – 2006.- № 10;  Гудков Л., Дубин Б. Российские выборы: время "серых". — Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. -  2000.  - № 2; Чижов Д.В. Российские политические партии. Между гражданским обществом и государством. - М.: РОССПЭН, 2008; Степанов  С.И.  Классификация современных политических партий // Северо-Западная академия государственной службы: итоги  пятилетней деятельности. – СПб: СЗАГС, 1997.

28 См.:  Попов П.В. Изменение электоральных институтов  в России (кроссрегиональный  сравнительный анализ) // Полис. - 2004. - № 6; Первый электоральный цикл в России. 1993-1996. – М., 2000; Второй электоральный  цикл в России. 1999-2000. – М., 2002; Кутырёв Н.П. Технологии победы на выборах. – М., 1999; Мясников А.П. Избирательные системы в современной России. – Ростов /нД., 2004; Пушкарёва Г.В.Избирательные системы // Политология. Лексикон. – М., 2007.

29 См.: Вилков А.А. Особенности институционального имиджа «Единой России (аналогии с КПСС: общее и особенное) // «Новая Россия»: проблема  доверия в современном российском политическом сообществе. Ч. 1 / Под ред. А.П. Логунова. - М.: Российский государственный гуманитарный университет, 2007; Глебова И.И. Партия власти // Полис. – 2004. -  № 2; Лощилов П.Г.  Виртуальная многопартийность как составляющая «вертикали власти» // «Новая Россия»: проблема  доверия в современном российском политическом сообществе. Ч. 1 / Под ред. А.П. Логунова. - М.: Российский государственный гуманитарный университет, 2007; Михалева Г.М. Становление института партий: международная практика и российский опыт // «Новая Россия»: проблема  доверия в современном российском политическом сообществе. Ч. 3 / Под ред. А.П. Логунова. - М.: РГГУ, 2007.

30 Макаренко Б.И. Парламентские выборы 2003 г. как появление кризиса партийной системы // Полис. -  2004.  - № 1; Бирюков Н.Н., Сергеев В.М. Становление институтов представительной власти  в современной России. – М., 2004.

31 Пшизова С.Н. Политика как бизнес: российская версия (I) // Полис. - 2007. - № 2, 3.

32 См.: Малов Ю.К. Введение в теорию политических партий (обзор идей и концепций). – М.:  «Русский мир», 2005.

33 См.: Матвеев Р.Ф. Проблемы общей теории политической партии //  Партии и партийные системы  в современной России послевоенной Германии / М. – Ростов н/Д.: Изд-во СКАГС, 2004.

34 См.:  Авдонин В.С. Новая партийная система в России и  её регионах // Экспертиза. № 24; Голосов Г.В. Российская партийная  система и региональная политика. – СПб, 2006; Медведев  В.К. Особенности избирательной системы в российских регионах // Многоуровневая система власти в субъектах федерации. – М., 2007; Туровский Р.Ф. Региональное измерение электорального процессы  (концептуальные  основы исследований) // Общественные науки и современность. – 2006. - № 5;  Трусова Е. М. Массовые организации трудящихся Дона и Северного Кавказа в феврале-октябре 1917 г. – Ростов /нД, 1997.

35 См.: Ашин Г.К., Понеделков А.В., Игнатов В.Г., Старостин А.М. Основы политической элитологии. – М,: ПРИОР, 1999; Региональные элиты России: проблемы, подходы, гипотезы: программа исследования / Дука А.В.,  Быстрова А.С., Горьковенко В.В и др. – РАН, Ин-т. социологии.  -  СПб, 1999; Кислицын С.А. Политические элиты и антиэлиты в российском политическом процессе // Властные элиты современной России в процессе политической трансформации. – Ростов /нД., 2004.

36 См.:  Вартумян А.А. Политические партии Северного Кавказа (1988-1995 гг.). – Армавир: Изд. центр АГПИ, 1998; Он же: Региональное партстроительство: политические процессы и региональная специфика // Материалы Международной научной конференции «Трансформация политической системы России: проблемы и перспективы». – М.: Российская ассоциация политической науки, 2007; Усманов Р.Х. Региональный партогенез  в политическом процессе современной  России. – М., 2002; Чувилина Н.Б. Политические партии как акторы российских региональных процессов // Власть. – 2009. - № 7.

37 Косов Г.В. Выборы в Государственную Думу Ставропольского края 2007 г. как «зеркало» «цветной революции» в России // Демократия и управление: Информационный бюллетень исследовательского комитета РАПН по сравнительной политологии (СП-РАПН). - 2007. - № 2.

38 Баранов А.В. Регион. «Партии власти» в России: Сравнительный анализ советского и постсоветского опыта // Социально-экономическая реальность и политическая реальность: сборник научных статей. Вып. 2. - М.: Век книги-3, 2006;  Дзидзоев В.Д. Проблемы стабилизации межнациональных отношений на Северном Кавказе: опыт, тенденции, итоги // Проблемы истории народов Северного Кавказа: межнациональные отношения (XX-XXI вв.). -  М., 2009.

39 См.: Проблемы соответствия партийной системы  интересам гражданского общества современной России. Вып. 1 и 2 /  Отв. ред.  В.Г.Игнатов. - Ростов н/Д.: Изд-во СКАГС,  2004.

40  См.: Савченко И.А., Шпак В.Ю., Юрченко В.М. Технология политического действия.- Краснодар:  Изд-во КГУ, 2007.

41 См.:  Швец Л.Г. Взаимосвязь доминирования и влияния в системе государственной власти: тенденции развития и проблемы совершенствования. – Ростов /нД: Изд-во ЮФУ, 2007.

42 См.: Аствацатурова М.А., Мышьяков В.В. Партогенез и партийное участие в Ставропольском крае  на современном этапе  //  Проблемы соответствия партийной системы интересам гражданского общества современной России. Вып. 2. / Отв. ред В.Г.Игнатов.  – Ростов/нД: Изд-во СКАГС,  2002.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.