WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

СКРИННИК  ВИТАЛИЙ  МИХАЙЛОВИЧ

Россия и зарубежные соотечественники:

проблемы консолидации и интеграции

в новых геополитических условиях

Специальность 23.00.04 –

Политические проблемы международных

отношений и глобального развития

А в т о р е ф е р а т

диссертации на соискание ученой степени

доктора политических наук

Бишкек – 2009

Диссертация выполнена на кафедре истории и культурологии

Кыргызско-Российского Славянского университета

Научный консультант:  доктор политических наук 

КАНГЕЛЬДИЕВ А.Н.

Официальные оппоненты:   доктор исторических наук

  НИКОНОВ  В.А.

  доктор политических наук

РУДОВ  Г.А.

 

доктор политических наук

  ХОПЕРСКАЯ  Л.Л.

 

  Ведущая организация: кафедра политологии и

  социальной политики Российского государственного

  социального университета

Защита состоится ___________________ в 15.00 на заседании диссертационного совета Д 730.001.07 по историческим и политическим наукам при Кыргызско-Российском Славянском университете по адресу: 720000, г. Бишкек, проспект Чуй, 44, ауд. 432.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Кыргызско-Российского Славянского университета: г. Бишкек, ул. Киевская, 44.

Автореферат разослан «_____» ____________ 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

  кандидат исторических наук,

  доцент  Кравченко Т.Ф.

ОБЩАЯ  ХАРАКТЕРИСТИКА  РАБОТЫ

Распад СССР и образование новых независимых государств привели к появлению этнокультурного феномена, не имеющего до сих пор ни правового, ни строго научного определения – российской диаспоры, включающей, по оценкам, более 50 млн. советских людей, оказавшихся за пределами своей этнической Родины. Миграционные потоки, имевшие, да и имеющие по сей день место на территории всего постсоветского пространства, разумеется, привели к значительному уменьшению этой цифры, но остающиеся за пределами  России около 20 млн. россиян ближнего и 11 млн. – дальнего зарубежья являются значительным интеллектуальным ресурсом, как для России, так и для мировой цивилизации, обладают большим созидательным потенциалом и способны оказывать серьезное влияние на культурную, научную и общественную жизнь многих стран мира.



Актуальность темы исследования определяется значительными позитивными изменениями в понимании места зарубежных российских соотечественников в системе приоритетных направлений современной российской внешней политики. Долгое время проблематика российской диаспоры, особенно ближнего зарубежья, не встречала адекватной реакции со стороны России, хотя недостатка в заявлениях о значении этого направления, выражении озабоченности в связи с гуманитарной ситуацией в новых независимых государствах не было. Но не подкрепленные практическими шагами, пусть небольшими, но значимыми акциями в сфере двусторонних отношений, прежде всего, экономических, вне связи с реальным положением дел в сфере обеспечения прав российских соотечественников в этих государствах, они оставались лишь декларациями о намерениях.

Сегодня можно с удовлетворением отметить кардинальное изменение ситуации в позитивном направлении. Особые задачи и актуальность деятельности российской дипломатии были подчеркнуты Президентом Российской Федерации В.В. Путиным в выступлениях как на первом (2001), так и на втором (2006) Всемирных конгрессах соотечественников, проживающих за рубежом.

В настоящее время пришло понимание того, что только диаспора, прочно интегрированная в общественно-политическую и экономическую жизнь регионов своего проживания, но сохраняющая при этом свою национально-культурную самобытность, связи с исторической Родиной, способна стать действенным фактором стабильности, активно содействовать укреплению и развитию межгосударственных отношений. Об этом свидетельствуют не только заявления первых лиц Российской Федерации, но и программные документы, определяющие внешнеполитическую стратегию РФ, в частности, Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в

Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом (2006), Программа работы с соотечественниками за рубежом на 2006–2008 гг., новая Концепция внешней политики  РФ (2008).

Нет сомнения в том, что существует потребность в исследовании политико-правовых механизмов регулирования межнациональных отношений, целесообразности избранных форм, способов и средств реализации этнокультурной политики России по отношению к соотечественникам ближнего и дальнего зарубежья.

В зоне особого внимания оказались также вопросы статуса языка и культуры каждого из народов, не относящихся к титульному этносу. Прямое и косвенное ограничение прав в общественно-политической и социально-экономической жизни «нетитульных» народов, сокращение русскоязычного образовательного пространства – эти вопросы находятся в поле зрения  широкой общественности как в Российской Федерации, так и в новых независимых государствах и требуют глубокого научного изучения и систематизации.

Деятельность Правительства Москвы – бесспорного лидера в деле поддержки зарубежных российских соотечественников, активно апробирующего новые модели взаимодействия с бизнес-кругами и интеллектуальной элитой русскоязычного зарубежья, особенно актуальна в контексте исследования общегосударственного и общемирового опыта по взаимодействию с российскими соотечественниками.

Зафиксированный в программных документах Российской Федерации, отмеченный конкретными позитивными шагами их реализации новый этап в развитии российской политики по отношению к соотечественникам предполагает необходимость широкого обобщения и углубленного анализа практической деятельности в области не только защиты их прав, что безусловно важно, но и в аспекте выстраивания взаимоотношений современных государств с зарубежными диаспорами.

Таким образом, исследование, посвященное проблемам интеграции и консолидации российских зарубежных соотечественников в условиях новых геополитических реалий, представляется  актуальным еще и потому, что позволяет выявить важнейшие составляющие международно-правового опыта защиты прав соотечественников и систематизировать модели  диаспоральной политики России на ближайшую и долгосрочную перспективы.

Степень разработанности темы. Проблемы российских зарубежных соотечественников находятся в последнее время в зоне повышенного внимания со стороны российских и зарубежных исследователей. Особое место среди публикаций занимают труды общетеоретического плана, вызванные необходимостью осмысления  и современной интерпретации самого понятия «диаспора», содержащие  разработку вопросов генезиса и функционирования диаспор в системе международных связей (Р. Абдулатипов, С. Арутюнов, М. Аствацатурова, Ю. Громыко, М. Губогло, Л. Дробижева, А. Задохин, Н. Калинина, А. Крупнов, Н. Лебедева, В. Никитин, С. Переслегин, Т. Полоскова, В. Попков, И. Сидоренко, С. Соколовский, В. Тишков, Ж. Тощенко, Т. Чаптыкова и др.)1.

Автором использованы также разработки современной российской политологической школы в области системного анализа, диаспорологии, концепции растущей многоакторности современных международных отношений, соотношения процессов глобализации и сохранения национальной идентичности, нашедшие отражение в публикациях таких известных политических аналитиков, как Г. Арбатов, Е. Бажанов, К. Гаджиев, Г. Кадымов, М. Лебедева, В. Ли, В. Никонов, В. Петровский,  Э. Поздняков, А. Торкунов, Г. Хозин, А. Шестопал, А. Шутов и др.2.

Идея консолидации и структурирования «Русского мира» как важнейшего экономического, общественно-политического и интеллектуального ресурса России, составной части современной цивилизации, выразителя концепта «общего гуманитарного пространства» применительно к большей части постсоветского мира нашла отражение в работах таких современных исследователей, как (С. Градировский, Ю. Громыко, К. Крылов, Б. Межуев, Ш. Павлов, М. Шевченко, П. Щедровицкий)3.

Имеющееся до недавнего времени довольно поверхностное, фрагментарное представление о статусе российской диаспоры за рубежом заметно обогатилось достоверной информацией, полученной различными научно-исследовательскими институтами, центрами и фондами в ходе комплексных мониторинговых исследований  политических, социально-экономических, культурно-информационных проблем российской диаспоры, процессов, происходящих в жизни зарубежных российских соотечественников.

В этой связи особое место в работе занимают материалы исследовательского проекта «Положение соотечественников в странах СНГ и Балтии», реализованного в 2004 г. под эгидой Московского отделения государственно-общественного фонда «Россияне» по заказу МИД РФ авторским коллективом при участии и под руководством автора диссертации в виде комплексного мониторингового исследования «Российская диаспора в странах СНГ и Балтии: состояние и перспективы»4. В 2006 г. Институтом диаспоры и интеграции был проведен под руководством К. Затулина второй мониторинг положения соотечественников «Российская диаспора на пространстве СНГ»5. Комплексный мониторинг «Динамика поведения русских диаспор в государствах  Евросоюза»6, осуществленный коллективом ученых под руководством автора данной диссертации в 2006 г., специальные исследования статуса русского языка (проекты «Русский язык в мире» и «Русский язык в новых независимых государствах»7), анализ и обобщение международного опыта правозащитной деятельности в отношении зарубежных российских соотечественников «Международный опыт защиты соотечественников за рубежом» (2007)8 – также представляют собой исследования, демонстрирующие реальную современную картину российской диаспоры в странах СНГ и Евросоюза. Благодаря реализации этих уникальных по масштабам и задачам проектов, Министерство иностранных дел России и Правительственная комиссия по делам соотечественников за рубежом, другие заинтересованные организации и государственные структуры получили информацию о положении и потенциале российской диаспоры, о ее социально-демографических и этносоциальных характеристиках (проблемы трудоустройства, степень соблюдения прав и свобод, социальное самочувствие, миграционные настроения, владение языком титульных этносов и др.).

Значительную роль в изучении многих вопросов  диаспоральной проблематики играет зарубежный опыт, который предоставляет российским ученым, политическим и государственным деятелям возможность анализа богатой и разносторонней практики государств Европы, Азии, Латинской Америки, столкнувшихся в свое время с необходимостью оказания помощи и осуществления контактов со своими соотечественниками. Работы таких ученых, как C. Ban, A. Brah, L. Growford, S. Hall, S. Hantigton, S. Hoffman, P. Salmon, G. Sheffer, S. Vogel9 и др., изданные, в основном, за рубежом на английском языке (Берлин, Будапешт, Лондон, Стокгольм, США и др.) позволяют составить вполне определенное мнение о взглядах западных ученых на феномен современной диаспоры, на ее пространственные и социальные характеристики, вопросы культурной и этнической идентификации, миграционные проблемы и др.  Осмысление этого опыта полезно всем, кто по роду своей профессиональной деятельности призван заниматься данной проблематикой.

Следует, на наш взгляд, сделать особый акцент на том, что в последнее десятилетие к исследованию этносоциальных проблем своего региона довольно активно подключились ученые Армении (Е. Алексанян, Р. Тер-Аракелян), Грузии (О. Гигиенишвили), Кыргызстана (Н. Омаров, А. Орусбаев, А. Элебаева), Казахстана (А. Зубарев, Г. Мендикулова), Украины (В. Городяненко), Эстонии (В. Полещук Р.)10  и мн. др.

Несмотря на вышеуказанные позитивные моменты, свидетельствующие о том, что в настоящее время наметились существенные подвижки по вопросам взаимодействия России с ее зарубежными соотечественниками, указанные материалы нуждаются в аналитическом осмыслении, о чем свидетельствует немногочисленность собственно диссертационных исследований, отражающих, к тому же,  реалии десяти-пятнадцатилетней давности11

.

Безусловно, ряд исследований носит концептуальный характер, однако их явно недостаточно для более глубоких выводов и обобщений.

Объектом нашего исследования является политика России по отношению к  зарубежным соотечественникам в странах СНГ, Балтии и некоторых странах дальнего зарубежья (Румыния и Германия).

Предметом исследования являются проблемы интеграции и консолидации зарубежных соотечественников в контексте новых геополитических трансформаций.

Цель и задачи исследования. Целью работы является системный, многоаспектный анализ политики Российской Федерации по отношению к зарубежным соотечественникам, степени их интеграции и консолидации в новых геополитических условиях.

Осуществление данной цели предполагает постановку и решение ряда важных задач:

  1. На основе теоретических разработок отечественных и иностранных ученых-политологов и диаспорологов определить особенности современного понимания феномена диаспоры как транснациональной общности людей.
  2. Исследовать системообразующие диаспоральные признаки, наиболее значимые коммуникативные механизмы в сфере взаимодействия между различными группами интересов  как внутри диаспоры, так и между диаспорой и государством.
  3. Изучить процессы консолидации и структурирования Русского мира как цивилизационного феномена, уделив особое внимание механизмам выстраивания эффективно действующей транснациональной  сети на базе российской диаспоры. Определить современное положение русского языка в новых независимых государствах, предложить меры по повышению его статуса как важнейшего интеграционного ресурса.
  4. Провести качественный  анализ деятельности общественных организаций российских соотечественников в странах СНГ, Балтии и некоторых странах дальнего зарубежья, определить их потенциал в формировании этнополитики государств.
  5. Опираясь на результаты различных комплексных мониторинговых  исследований, выявить специфику положения российских соотечественников за рубежом, установив общие проблемы в гражданско-правовой,  социально-экономической и культурно-гуманитарной сферах.
  6. Изучить нормативно-правовую базу взаимодействия Российской Федерации с зарубежными соотечественниками в целях выявления позитивной динамики этого процесса.
  7. Выявить основные формы и направления взаимодействия Правительства Москвы и федеральных структур по реализации государственной политики в отношении соотечественников за рубежом.
  8. Изучить опыт субъектов Российской Федерации по отношению к зарубежным соотечественникам в контексте общефедеральной политики и предложить оптимальные пути выстраивания взаимоотношений России с зарубежными диаспорами.

Методологическая и теоретическая основа диссертации.

В рамках комплексного междисциплинарного подхода автор стремился следовать принципу историзма, стремясь при этом отойти от эмпирико-дискриптивной формы изложения, использовать системно-комплексный подход к объективному политологическому осмыслению проблем российских соотечественников в рамках конкретных геополитических регионов. С методологической точки зрения автор видел свою задачу в том, чтобы интегрировать конкретно-страновую специфику, в том числе модели взаимодействия с зарубежной диаспорой на государственном и региональном уровнях, в общемировой контекст диаспоральной политики.

Использование методик компаративного анализа позволило установить общие черты и отличительные особенности проблем российских соотечественников в странах ближнего и дальнего зарубежья.

Комплексный междисциплинарный характер предмета исследования обусловил применение диссертантом и методов интегративного синергетического подхода. В работе был частично задействован системно-функциональный принцип исследования, предложенный А. Рапопортом и Э. Хаасом. Именно в этом контексте автор стремится рассмотреть деятельность российского руководства и Правительства Москвы по поддержке соотечественников, а также показать соответствие этих шагов мировой практике.

Источниковую базу диссертации можно подразделить на несколько групп. Прежде всего, это официальные документы зарубежных государств (программы, концепции, законы), регулирующие взаимодействия этих стран с внутренними и внешними диаспорами. Затем – базовые документы, составляющие политико-правовую основу взаимодействия Российской Федерации с зарубежной диаспорой. К следующей группе относятся документы и материалы, созданные субъектами Российской Федерации, в первую очередь, Правительством Москвы и касающиеся деятельности этих структур по отношению к зарубежным соотечественникам. Использовали мы также документы и материалы, регулирующие деятельность международных диаспоральных организаций, прежде всего, Международного совета российских соотечественников. Отдельную группу составляют материалы СМИ, включая электронные издания, Интернет-сайты.  Несомненно, главным источником следует считать вышеуказанные мониторинговые исследования автора и других ученых в странах дальнего и ближнего зарубежья (2004–2006), материалы международных форумов, Круглых столов, конференций и др.

Большую часть официальных нормативно-правовых документов  Российской Федерации по работе с соотечественниками, а также другие материалы: резолюции, рекомендации, обращения участников  конференций, Круглых столов,  выступления официальных лиц автор счел необходимым поместить в качестве приложения к представленной диссертации.

Научная новизна исследования заключена в том, что в данной работе предпринята одна из первых попыток комплексного, многоуровневого исследования политики Российской Федерации по отношению к зарубежной диаспоре. Впервые проанализирован и систематизирован опыт ряда субъектов Российской Федерации по работе с зарубежными соотечественниками. Разработаны практические рекомендации по внедрению опыта Правительства Москвы по поддержке зарубежных соотечественников в деятельность государственных и региональных структур.

В диссертации впервые привлечен, комплексно рассмотрен и оценен весь массив нормативно-правовых актов, регулирующих взаимоотношения Российской Федерации с зарубежными соотечественниками: директивные документы на уровне Президента, Правительства и Государственной Думы, наработки Департамента международных связей Правительства Москвы, Московского международного фонда по взаимодействию с зарубежным диаспорами «Россияне», Международного совета российских соотечественников и др.

Научная новизна работы определяется авторским подходом к исследованию феномена современных диаспор, рассматриваемых не столько через призму специфики генезиса, их консолидационной составляющей, общественно-политического, экономического, социокультурного потенциала, сколько в аспекте их позиционирования в качестве важнейших акторов современной системы международных отношений, новых фигурантов сферы глобальных взаимосвязей,  носящих транснациональный характер.

Диссертация представляет собой первый опыт создания обобщающего исследования проблем интеграции и консолидации зарубежных соотечественников на основе реализованных (при активном участии автора) мониторинговых проектов. В работе продемонстрированы основные модели адаптации зарубежной российской диаспоры к новым геополитическим и социальным реалиям, влияние диаспоральных объединений и организаций на формирование этнополитики новых независимых государств, стран Балтии, некоторых государств дальнего зарубежья.

Анализ концептуальных основ современной геополитики позволил сделать некоторые прогнозы относительно перспектив дальнейшего развития процессов интеграции и консолидации Российской Федерации с зарубежными соотечественниками в новых геополитических условиях.

По итогам проведенного исследования на защиту выносятся следующие основные положения, в которых конкретизирована научная новизна работы:

• Российская диаспора – это не просто часть народа, проживающего за пределами современной России, имеющего с ней общие духовные, культурные и исторические корни и стремящегося к поддержанию разнообразных контактов с исторической родиной, но, прежде всего, транснациональная сеть, содержащая огромный социокультурный, общественно-политический и экономический потенциал.

• «Русский мир» – проект, рассматривающий российскую диаспору как основу транснациональной сети, позволяющей соединить – сначала в киберпространстве, а затем на правовом, экономическом и культурном уровне – геополитические потенциалы российской метрополии и  зарубежной русской диаспоры.

• Русский язык – не просто наследие советского прошлого, «советский язык», а мощный инструмент продуктивного и эффективного взаимодействия новых независимых государств. Поддержка русского языка выгодна не только России, но и ее многочисленным соседям-партнерам, поскольку единое культурное пространство, основанное на русском языке, может стать не только идеологическим, но и прагматическим аспектом взаимодействия новых независимых государств.

•  Стратовый подход к поддержке зарубежной диаспоры позволяет учитывать интересы ее различных слоев: молодежи, ветеранов, женщин, представителей профессий, наиболее актуальных в диаспоре, уделять особое внимание формам и механизмам консолидации различных социальных и профессиональных групп российских соотечественников.

• Москва, в силу особого статуса и исторических традиций, финансово-экономического потенциала и информационного ресурса, является своего рода инновационной площадкой для

осуществления самых передовых и перспективных технологий и моделей взаимодействия с российскими соотечественниками ближнего и дальнего зарубежья.

  • Государственная политика в области защиты прав российских соотечественников, проживающих за рубежом, приобретает все более ярко выраженный системно-целевой характер. Приняты документы, в которых сформулированы не только концептуальные подходы к проблеме, но и определены конкретные механизмы их реализации в политической, экономической и  культурно-гуманитарной областях.

• Российский опыт по защите своих соотечественников за рубежом становится существенной составляющей мирового опыта. Это обусловлено общими позитивными тенденциями внешней и внутренней политики России, успехами в социально-экономической области, осуществлением демократических преобразований, укреплением единства и целостности государства и, соответственно, ростом авторитета страны на международной арене.

•Интересы России предполагают социально-политическую стабильность новых независимых государств, а стратегической линией России должно стать содействие интеграции диаспоры в жизнь новых независимых государств, адаптации к местной культуре при сохранении собственной культурной самобытности.

•  В начале нового тысячелетия со всей очевидностью встал вопрос о смене приоритетов в государственной политике РФ: не только поддержка российских соотечественников, но и активное сотрудничество с ними, поскольку сильной России нужна крепкая и консолидированная диаспора, как, впрочем, и наоборот.

Научно-теоретическая и практическая значимость исследования заключена в том, что его результаты могут быть востребованы в деятельности специалистов внешнеполитических ведомств России, стран СНГ и других зарубежных государств, в практике государственных и общественных организаций, осуществляющих поддержку соотечественников.

Полагаем, что высказанные нами соображения, сделанные в результате анализа обеспечения гражданско-политических, социально-экономических, культурно-образовательных и иных прав русскоязычной диаспоры, могут оказаться полезными для определения перспектив и оптимальных путей выстраивания взаимоотношений с российскими соотечественниками как в рамках патерналистской, так и прагматической моделей взаимодействия.

Значимость диссертации определяется еще и тем, что научные проблемы, поднимаемые в исследовании, непосредственно связаны с решением практических задач по осуществлению внешнеполитической линии Российской Федерации на центральноазиатском и других направлениях. Материалы диссертационного исследования могут стать основой для дальнейших научных разработок при написании обобщающих трудов по внешней политике России, истории дипломатии, теории международных отношений; могут использоваться в учебных и специальных курсах вузов, в системе подготовки и переподготовки специалистов управленческого персонала и дипломатического корпуса.

Апробация результатов исследования.

Основные положения и выводы диссертации изложены в публикациях общим объемом около 70 п. л., в частности, в следующих монографиях: «Россия и зарубежные соотечественники: проблемы консолидации и интеграции  в новых геополитических условиях». – Бишкек: NEO PRINT, 2008. – 27 п. л.; Русский мир: мифы и реалии. – М.: СОЛИД , 2003. – 6 п. л. (в соавт.).

Результаты отдельных этапов исследования докладывались на международных конференциях: Московской международной научно-практической конференции «Москва и российские соотечественники: от поддержки к сотрудничеству» (2001), Первом Международном Конгрессе соотечественников (2001), серии Круглых столов «Зарубежная диаспора – экономический  потенциал России» (2002–2004), «Зарубежная диаспора – интеллектуальный ресурс России» (2003), заседаниях Правительства Москвы, посвященных проблемам российских соотечественников за рубежом.

Занимая различные ответственные должности (директор Института современных диаспор, член экспертного совета Комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками Государственной Думы Российской Федерации, член экспертного совета Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом, член экспертного совета Комитета по делам СНГ Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации и др.), автор принимал непосредственное участие в подготовке ряда нормативно-правовых документов Российской Федерации по работе с соотечественниками, являлся руководителем авторских коллективов, проводивших крупные мониторинговые исследования, нашедшие отражение в следующих публикациях: «Российская диаспора в странах СНГ и Балтии: состояние и перспективы». – М.: Омега, 2004. – 40,6 п. л., «Динамика политического поведения русских диаспор в государствах Евросоюза (на примере Германии, Латвии, Румынии, Эстонии)». – М., 2006. – 20 п. л. и др.

Объем и структура диссертации. Исследование, общим объемом 447 с., состоит из введения, трех глав, каждая из которых, в свою очередь, включает три параграфа, заключения, списка литературы, насчитывающего 383 наименования, и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ





Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяется степень разработанности проблемы, формулируются объект и предмет, цели и задачи, излагаются методы исследования, научная новизна и основные положения, выносимые на защиту, дается оценка теоретического и практического значения диссертации, приводятся сведения об апробации ее результатов.

Первая глава «Русский мир как социокультурный феномен» состоит из трех параграфов, в которых исследуются некоторые важные общетеоретические вопросы, внутриполитические и международные аспекты  диаспоральной проблематики, позволяющие выстроить современную концепцию диаспоры; раскрывается понятие «Русского мира» как сетевой структуры  больших и малых сообществ; рассматривается статус русского языка как важнейшего интеграционного ресурса постсоветского периода развития новых независимых государств.

В первом параграфе «Современные диаспоры как транснациональные сети» автор акцентирует внимание не только на вопросах, связанных с этнокультурными и этнополитическими характеристиками диаспоры, на типологии диаспор,  трансформации содержания самого понятия «диаспора» в связи с коренными изменениями геополитической обстановки,  но также и на том, что ключевым аспектом проблемы развития диаспоральных организаций в международном измерении являются проблемы взаимодействия диаспоры и титульного государства.

В аспекте нашего исследования актуальным является понимание того, что в основе современного мира лежит усиление взаимовлияния между различными типами обществ и культур, выступающих в качестве важных факторов развития цивилизации и международного диалога. Помимо государств, которые взаимодействуют между собой и являются центрами притяжения, присутствуют иные участники системы международных связей, включая глобальные и разнообразные функциональные инфраструктуры (информационные и коммуникационные сети, конфессии, финансово-промышленные группы, этнические диаспоры и т. п.), оказывающие не меньшее, а иногда и большее влияние на развитие мировых процессов. Эти новые структуры рассматривают государство как механизм реализации собственных целей и задач, а, следовательно, стремятся поддержать его, предельно адаптировав к корпоративным интересам.

В этой связи можно говорить о существовании целого ряда реальных, эффективно действующих сетевых структур, которые вообще не настроены на конфликт с государством, а предпочитают плавное включение его ресурса в свою орбиту, по возможности безболезненно и зачастую незаметно для самого объекта.

Феномен современных диаспор, как нам удалось установить, содержит в себе до сих пор слабо исследованное явление наложения друг на друга социальных, этнических и политических пространств, вследствие чего стало возможным возникновение и существование глобальных этнических анклавов, пересекающих границы культур и государств. Иными словами, речь идет о создании сети социальных институтов той или иной диаспоры в различных странах и о структурировании транснациональных пространств, что предполагает наличие следующих условий: социальная база (демографический, этнокультурный материал), институции, инфраструктура (диаспоральная логистика).

Главнейшая общественная интрига жизни диаспоры, на наш взгляд, состоит в сохранении баланса между выгодной ассимиляцией и интеграцией, с одной стороны, и необходимой этноограниченностью и этнодистанцией, с другой стороны. Ассимиляция зачастую отрицается в принципе, интеграция у значительной части диаспоры вызывает опасения и ассоциируется со скрытой ассимиляцией, а этнодистанция становится самоцелью и трансформируется в сегрегацию. В результате диаспора лишает себя стратегической цели – стать корпорацией с коммуникативными функциями, что и может ей обеспечить интерес со стороны других игроков.

Исследование диаспоральной тематики автор завершает аналитическим материалом, демонстрирующим разнообразные формы бытования диаспор в мире. Рассматриваются  отличительные особенности еврейской диаспоры; новые тенденции, связанные с усилением прагматических аспектов в современной китайской диаспоре; проблема классификации экстерриториальных этнических венгров и причисления их к диаспоре; миграционные процессы, обусловленные социально-экономическими причинами, лежащими в основе современной итальянской диаспоры; консолидированность устойчивого к ассимиляции современного армянского мира. Это позволило автору подчеркнуть не только сложный характер понятия «диаспора» в применении к каждому конкретному случаю, но и спорный характер предлагаемых дефиниций по отношению к российским соотечественникам, оказавшимся после распада Союза за пределами некогда единого государства. 

Признавая в целом высокую степень разработанности вопросов генезиса и типологии диаспоры в современной политологии, стремление ученых к универсальности определений, следует отметить, что имеющиеся дефиниции понятия «диаспора» не могут полностью обозначить ситуацию в отношении статуса российских диаспор, особенно, ближнего зарубежья.

Действительно, особенностями российской диаспоры является ее полиэтничность, поликонфессиональность, поликультурность, страновая специфика путей, форм и причин формирования. Значительная часть российской диаспоры представлена носителями русской культуры, языка, традиций, самоидентифицирующими себя с русскими и Россией, но не являющимися таковыми по этническим признакам, поэтому в контексте нашего исследования российская диаспора рассматривается как транснациональная сеть, находящаяся в стадии становления.

Второй параграф «Русский мир: от идеи к государственной политике» посвящен различным аспектам структурирования Русского мира как цивилизационного феномена с отчетливо выраженной геоэкономической направленностью.

Диаспоры русскоязычных людей, согласно этой концепции, призваны обеспечить подключение России к технологическому и финансовому резервуару западных социумов, а результатом сознательных усилий россиян в этом направлении должно стать укрепление положения России в глобальной экономике и, соответственно, мировой политике.

В генезисе понятия «Русский мир» автор выделяет три этапа: период собственно концептуального оформления (1998), период придания идее консолидации и структурирования «Русского мира» статуса государственной политики (2001), период перехода к практическим действиям по его структурированию (2006).

Наиболее сильным моментом концепции, на наш взгляд, является понимание того, что «Русский мир» – категория неполитическая, не нуждающаяся в территориальной интерпретации, но невозможная без создания сети социальных, экономических, культурных, информационных и иных связей, позволяющих добиться самодостаточности.

Онтологический подход к проблеме «Русского мира» предполагает анализ составляющих этого социокультурного феномена на уровне ценностей и агентов – носителей этих ценностей. При этом русская идентичность не ограничивается этническими либо географическими рамками, а является ценностно-нормативной.

Сегодня российское экспертное сообщество начинает уделять внимание проектированию возможных вариантов структурирования «Русского мира» и поиску механизмов выстраивания эффективно действующей сети на базе разрозненных, разобщенных, но пока еще обладающих некой пассионарностью общин российской диаспоры. Не случайно ряд экспертов полагает, что на место глобализации Россия должна выйти с инициативой мироизации, то есть безусловного признания абсолютного права на самостоятельную мировую политику всех народов, стран, транснациональных и иных сообществ мира, права каждого сообщества без ущерба для всеобщего мира строить свой собственный мир как вклад в мироразвитие, во всеобщее дело человечества. Курс на мироизацию фактически означает требование организации справедливого миропорядка и складывание нового мирового сообщества.

По нашему мнению, на сегодняшний день ключевой задачей является разделение функций между различными субъектами, способными быть задействованными в конструировании «Русского мира», и определение некоторых, хотя бы основных характеристик этого феномена, способных создать архитектонику «Русского мира» как цементирующего фактора за пределами государственных границ России. Следует признать, что существуют некие ключевые вопросы, которые должны быть реализованы для того, чтобы началась деятельность по выстраиванию эффективной инфраструктуры «Русского мира». Для начала нужно понять, способна ли диаспора быть основным носителем и агентом «Русского мира», либо упор следует делать на поддержку ноосферы, независимо от этнокомпонента. Иными словами, кто явится основным коммуникатором в преодолении противоречий и завязывании интересов между диаспорой ближнего и дальнего зарубежья, различными социальными слоями российской диаспоры?

Следует отметить, что деятельность Правительства РФ по работе с российской диаспорой стала носить системный и продуктивный характер. Новый импульс делу  поддержки зарубежных соотечественников придал Второй Всемирный конгресс российских соотечественников (2006). Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом (2007), воочию показала, насколько важным демографическим ресурсом России являются зарубежные соотечественники.

Материал третьего параграфа «Русский язык как основа развития  интеграционных процессов»,  логически продолжая первые два, базируется на понимании того, что русский язык является важнейшим интеграционным ресурсом постсоветского периода развития новых независимых государств. Очевидно, что годы суверенизации не прошли бесследно для русского языка, поскольку именно он стал краеугольным камнем в основах государственной политики всех бывших союзных республик, предусмотревших в своих законодательствах изменение статуса русского языка и его роли в национальной культуре и межэтническом общении, что приводило к фактическому ограничению сферы применения русского языка и оттоку русскоязычного населения.

Только в последние годы приходит понимание того, что поддержание русского языка выгодно не только России, но и ее многочисленным соседям-партнерам, а единое культурное пространство, основанное на русском языке, может стать не только идеологическим, но и прагматическим аспектом взаимодействия. Закономерно, что именно Россия становится инициатором, ключевым партнером и посредником в осуществлении Федеральных целевых программ «Русский язык» (2002–2005; 2006–2010); комплексных аналитических исследований «Русский язык в мире» и «Русский язык в новых независимых государствах».

Проводимая на систематической основе работа по отслеживанию положения русского языка за рубежом в рамках вышеуказанных проектов, безусловно, особенно важна в ситуации, когда в большинстве новых независимых государств на постсоветском пространстве в результате форсированного внедрения языка титульных наций в качестве единственного государственного языка русский язык стал вытесняться из политической, образовательной, культурной и информационной сфер. Время суверенизации советских республик (1990-е гг.) обернулось для

русского языка полным отрицанием его социальных и культурологических функций.

Решение языковых проблем в многонациональных государствах, а именно таковыми является большинство новых независимых стран, представляет собой, без сомнения, весьма непростую задачу. Автор анализирует правовой подход к нормативному решению языковой проблемы Российской Федерацией и делает вывод о том, что в законодательстве РФ установлена система норм, гарантирующих права народов России на использование своих национальных языков, что позволяет сохранить и равноправное развитие каждого вне зависимости от расы, вероисповедания или языков, каждому из которых созданы условия для дальнейшего развития и распространения.

Автор отмечает, что именно вокруг положения русского языка в ряде бывших союзных республик развернулась острая политическая борьба. Пониманию сущности процессов, повлиявших на статус русского языка в республиках постсоветского мира, способствует предпринятый автором небольшой экскурс в историю на примере Кыргызской Республики. Большое внимание уделяется  вопросу придания русскому языку статуса официального, конституционному закреплению данного решения, осмыслению той роли, которую играет русский язык как фактор межнационального согласия, внутриполитической стабильности в республике. В том, что закон был принят и получил конституционную гарантию, велика заслуга общественных организаций славянских и других национальных общин, которые на митингах и собраниях принимали соответствующие обращения к правительству и президенту Кыргызстана, выступали в прессе со статьями о необходимости утвердить русский язык в качестве языка официального. Но надо сказать, что в настоящее время в регионах, удаленных от столицы, русский язык стал лишь учебным предметом школьного образования без достаточно оснащенной, к тому же, методической базы для его успешного усвоения и практически не востребован в разговорной сфере. Проблемы общения, возникающие в этой связи, перекочевывают и в сферу городской жизни из-за колоссальной по масштабам внутренней миграции.

Как отмечают аналитические исследования, на которых базируется проведенное нами сопоставление, уровень владения русским языком в бывших республиках Союза существенно отличается. Так, Беларусь, Украина и Казахстан – страны с высокими показателями владения населением русским языком (примерно две трети населения свободно общаются на русском языке). В Киргизии, Латвии, Молдавии и Эстонии примерно для четверти населения русский является языком общения. На периферии русскоязычного пространства находятся Армения, Азербайджан, Грузия, Литва, Узбекистан и Таджикистан. Наиболее остро проблема с обучением на русском языке стоит в Армении, Таджикистане и Узбекистане: здесь практически нет русских школ и классов, хотя о том, что потребность в изучении русского языка существует, свидетельствуют материалы проведенного автором исследования.

Проведенный автором сравнительный анализ положения русского языка в новых независимых государствах позволяет сделать вывод, что практически во всех бывших союзных республиках он подвергался, а в некоторых еще подвергается, дискриминации, в законодательствах подавляющего большинства независимых государств русскому языку не присвоен статус государственного или официального языка, не определена система правовых гарантий. Только Республика Беларусь законодательно закрепила за русским языком статус государственного, и Кыргызская Республика, признав русский официальным языком, предоставила русскому и другим языкам народов страны ряд правовых гарантий.

Вторая глава  «Российские соотечественники за рубежом: общая характеристика современной ситуации» состоит из трех параграфов, в которых раскрывается современное положение зарубежных соотечественников в странах СНГ, Балтии, Германии и Румынии.

Рассматривая в первом параграфе этнополитическую ситуацию в странах СНГ, автор подчеркивает, что основную тяжесть последствий суверенизации в постсоветский период пришлось взять на себя Российской Федерации, как основной правопреемнице СССР. В процессе перестройки, обретая независимость, каждая республика стремилась самостоятельно определить институт своего гражданства.

В соответствии с Концепцией внешней политики Российской Федерации вопросы защиты прав и законных интересов российских соотечественников за рубежом возведены в разряд важнейших внешнеполитических задач. Однако до сих пор имелось довольно фрагментарное представление о положении российской диаспоры, ее социально-демографических и этносоциальных характеристиках, проблемах трудоустройства, о степени соблюдения прав и свобод, о социальном самочувствии, миграционных настроениях и др.

Восполнить этот пробел призваны исследовательские проекты «Положение соотечественников в странах СНГ и Балтии» (2004, 2006), комплексный мониторинг «Динамика поведения русских диаспор в государствах  Евросоюза» (2006), предпринятые по инициативе и осуществленные под руководством и при непосредственном участии автора; специальные исследования статуса русского языка: проекты «Русский язык в мире» (2002, 2003, 2005) и «Русский язык в новых независимых государствах» (2008). Благодаря реализации этих масштабных по задачам проектов, Министерство иностранных дел России и Правительственная комиссия по делам соотечественников за рубежом, другие заинтересованные организации и государственные структуры получили достоверную информацию о положении и потенциале российской диаспоры, что будет способствовать в будущем выстраиванию оптимальных моделей культурного, экономического и информационного сотрудничества с ней.

Анализ этнополитических моделей на постсоветском пространстве позволяет выделить некоторые новые тенденции. Так, проблема гражданства, остро стоявшая еще в середине 90-х, постепенно стабилизировалась. Вопрос о двойном гражданстве в наибольшей степени волнует жителей Армении, Молдовы, Украины, Казахстана и Кыргызстана, рассматривающих его как возможность беспрепятственных связей с Россией.

Проведенные российскими экспертами исследования показывают, что по своему социально-профессиональному составу русскоязычные в странах СНГ в основном являются квалифицированными специалистами, как в производственной, так и в непроизводственной сфере, квалифицированными рабочими, значителен и процент пенсионеров.

Ситуация на национальных рынках труда отличается особой остротой и напряженностью. Сокращение занятого населения, рост числа безработных, усиление дисбаланса спроса и предложения рабочей силы, перераспределение рабочей силы из сферы материального производства в сферу услуг, скрытая безработица, отсутствие взвешенной миграционной политики, основанной на реальной оценке ситуации в странах Содружества, ухудшение демографической ситуации, недооценка роли социального партнерства, появление в крупных масштабах неполной занятости на предприятиях составляют основу нынешнего состояния национальных рынков труда государств, входящих в СНГ.

Уровень материального благосостояния русскоязычных респондентов выглядит достаточно пестро: в большинстве республик значительная часть общества (60–70%) испытывает существенные материальные трудности.

       Тесно связано с материальным уровнем благосостояния и социальное самочувствие русскоязычных граждан. Проведенные автором и другими учеными исследования позволили зафиксировать два четко выраженных полюса, на одном из которых – Казахстан, где все показатели социальных настроений, социального самочувствия предельно позитивны. И на другом полюсе – Украина, где очень сильны колебания в настроениях граждан – это самая чувствительная часть постсоветского пространства.

Что касается этнополитики, то, в значительном своем большинстве, русскоязычные граждане сталкиваются с нарушением своих прав именно как русских. На официальном уровне принятие новыми независимыми государствами законов о государственных языках без включения каких-либо гарантий для русского или других языков является ничем иным как запретом на профессию по признаку знания государственного языка; избрание гомогенных парламентов (Молдавия); преобладание числа безработных среди русскоязычного населения (Таджикистан); отсутствие образовательной базы для обучения языкам (Туркмения) – реальное проявление дискриминации. Беспрецедентна ситуация в Узбекистане, где  в начале 90-х гг. были запрещены к использованию российские учебники по истории, литературе и обществоведению, а с марта 2001 г. – российские учебники по естествознанию и точным наукам (под видом «морального устаревания»), причем, нарушение запрета грозило немедленным увольнением.

Наше исследование показало, что от 30 до 40% русскоязычных граждан отмечают факты нарушения своих прав при устройстве на работу. Аналогичная ситуация возникает и при иных обстоятельствах – при получении образования, начислении пенсии, получении жилья.

Очень важной и достаточно неоднородной представляется ситуация с владением языком титульной нации. Так, украинским языком владеют 51,6%  опрошенных русскоязычных в Украине, еще 33,9% владеют в достаточной степени, чтобы объясниться. Практически аналогичной представляется ситуация в Грузии, где также значимого языкового барьера не отмечено. Самой тяжелой видится ситуация в Киргизии и в Казахстане, где 70% и 74,1% русскоязычных соответственно не владеют языком титульной нации. Как показало фокус-групповое исследование, причиной этого является не только объективная ситуация, но и то, что у русскоязычного населения наблюдается некоторый психологический барьер против изучения титульного языка.

В Кыргызстане, Казахстане и Таджикистане большая часть русскоязычных не имеет пока потребности в освоении титульного языка, так как свыше 75 % общается на русском языке на работе, в школе, в вузе. Это означает, что русские живут достаточно компактно, существуют моноязыковые трудовые коллективы, а реально русские вынуждены осваивать язык титульной нации, к примеру,  в Грузии, где общение на работе предусматривает владение обоими языками (49,8%). Такая же ситуация реального двуязычия типична для Азербайджана.

Анализ владения государственным языком в разрезе возрастных групп показал, что в русскоязычных диаспорах стран СНГ вырастает поколение, которое неплохо владеет титульным языком. Исключение составляют только Кыргызстан и Казахстан, и в меньшей степени – Таджикистан. В этих странах не происходит процессов языковой адаптации (в Казахстане, в частности, это связано с тем, что русские территориально живут компактно, а русскоязычными являются крупные регионы Казахстана).

Нами специально исследовался вопрос, какие каналы информации о ситуации в России являются приоритетными для соотечественников. Обращает на себя внимание тот факт, что медиапредпочтения русскоязычного населения очень сильно зависят от физической возможности смотреть те или иные каналы. Учитывая сложившуюся ситуацию в сфере информационного обеспечения работы с соотечественниками в странах ближнего зарубежья, на наш взгляд, необходимо задействовать потенциал русскоязычных СМИ и создать механизмы постоянного обеспечения этих изданий информацией о шагах России по поддержке зарубежной диаспоры, опираясь на уже действующие порталы, дайджесты и другие информационные издания.

Обзор русских общественных объединений, являющихся значительным ресурсом по защите прав и интересов соотечественников за рубежом, стал возможен благодаря материалам «Справочника российского соотечественника» (2006), который систематизировал информацию об организациях соотечественников в 71 стране мира.  Даже количественный показатель организаций соотечественников позволяет судить об их востребованности, о масштабах работы, о диаспоральной специфике. Впечатляет количество организаций соотечественников в Украине – 90, в Казахстане – 62, в Кыргызстане – 25, немало различных объединений создано в Азербайджане, Армении, Узбекистане – по 18. 

Исследование показало, что русские организации находятся в состоянии перманентного кризиса, вызванного, в том числе их низким финансово-экономическим, общественно-политическим и интеллектуальным потенциалом.  Результаты проведенных опросов показывают низкий уровень квалификации лидеров русских организаций, значительная часть которых не может наладить эффективный диалог с властями страны проживания, активно заниматься строительством организации. В связи с этим представляется оправданной и своевременной инициатива Фонда «Россияне» по созданию Школы подготовки общественных деятелей русского зарубежья, тем более, что аналогичные

структуры существуют в рамках еврейской, греческой и других мировых диаспор.

Особенности этнонациональной политики прибалтийских государств, провозгласивших безусловным приоритетом достижение

культурной и этнической гомогенности общества, рассматриваются во втором параграфе главы. Очевидно, что жертвой этого процесса, запущенного с холодной расчетливостью и в обстановке нагнетания повышенной  эмоциональности среди коренных народов, стало русскоязычное население, являющееся составной частью народов прибалтийских государств и внесшее в их хозяйственное развитие и благосостояние населения заметный вклад.

Основными актами, определившими развитие прибалтийских государств, стали законы о гражданстве, государственном языке и иностранцах, дискриминирующие русское население. Одной из важнейших проблем, с которыми сталкиваются российские соотечественники, является проблема массового безгражданства в Латвии и Эстонии, где в дополнение к дискриминационным законам о гражданстве были приняты законы о государственном языке, резко понизившие статус русского языка, легитимировав его полное вытеснение за рамки официальной общественной жизни, и законы об иностранцах, регламентировавшие проживание в этих странах неграждан, которые лишены права избирать и быть избранными, не имеют права работать в государственных органах, в армии и полиции, имеют ограниченные права на передвижение, на выбор места жительства и т. д.

Литва приняла «нулевой» вариант, т. е. признала в принципе литовское гражданство за русскоязычным населением, имевшим литовское советское гражданство. Такая позиция должна расцениваться не только как наиболее разумная в морально-политическом плане, но и как наиболее отвечающая общепризнанным принципам и нормам международного права.

Второй по важности проблемой прибалтийских государств является проблема дискриминации, которая проявляется на выборах по политическим мотивам; по отношению к негражданам в Латвии и Эстонии в социально-экономической области; по отношению к русским как языковому меньшинству. Так, несмотря на то, что русскоязычные составляют до 40 % в Латвии и до 30 % в Эстонии и более 10 % в Литве, они лишены по закону права обращаться на русском языке во властные структуры, включая муниципалитеты, даже в местах компактного проживания, не могут получить официальную информацию.

Третья проблема связана с реформированием системы образования на русском языке. Дело в том, что государственное русскоязычное образование сохранилось в странах Балтии только на уровне средней школы, но его будущее находится под большим вопросом. Переход на государственный язык как основной язык обучения спровоцировал протестные настроения среди русскоязычного населения, особенно среди молодежи.

Нами выявлено, что некоторые объединительные тенденции наметились среди русского населения Литвы: здесь зарегистрировано 60 общественных организаций соотечественников; в Эстонии действуют около 30 общественных организаций, объединяющих русскоязычное население республики. В Латвии существует около 40 русских партий и организаций, однако их реальный политический и общественный потенциал низок.  В целом, следует признать, что между русскими организациями стран Балтии нет координации, отсутствуют выработанная стратегия и тактика деятельности по консолидации российских соотечественников.

К проблемам всех трех прибалтийских государств относятся продолжающиеся судебные процессы по обвинению ветеранов правоохранительных органов бывшего СССР в участии в геноциде. Немаловажным ресурсом для защиты прав русской диаспоры являются средства массовой информации. Заметим, что при всех ограничениях русского языка, к примеру,  в Латвии, русская «пятая власть» достаточно влиятельна в стране. Вопросы защиты соотечественников в странах Балтии, по мнению автора, должны выходить за пределы двухсторонних отношений «Россия – страна проживания» на глобальный международный уровень (Россия – ЕС, Россия – международные организации).  Автор выражает уверенность в том, что создание единого информационного пространства для соотечественников, проживающих в странах Европы и Азии, будет продолжено. 

Исследованию состояния и перспектив интеграции российской диаспоры  в странах дальнего зарубежья посвящен  третий параграф второй главы. Несомненно, существуют принципиальные отличия между «ближним» и «дальним» зарубежьем, однако понимание того, что на разные типы диаспор должны быть рассчитаны разные программы, приходит только сейчас. Разумеется, далеко не все русскоязычные общины за рубежом представляют собой диаспоры в их классическом понимании. Отсюда и возникает необходимость изучения положения русскоязычных общин, а соответственно и мониторинга уровня сохранения и развития языка и культуры. Только в этом случае можно определять количественный и качественный состав целевой аудитории, понимать ее запросы и в зависимости от этих параметров готовить проекты и программы, планировать мероприятия. Согласимся с политологом Т.В. Полосковой, утверждающей, что в наши дни воспринимать диаспору дальнего зарубежья как нечто экзотическое, состоящее из «князей и графьев», «вспоминающих минувшие дни», интересных только с точки зрения именно исторического среза, абсолютно неверно.

До недавнего времени актуальным признавалось деление российской диаспоры дальнего зарубежья на четыре «волны»: люди, оказавшиеся вне Родины в результате Октябрьской революции; группы оставшихся вольно или невольно за границей после Второй мировой войны; еврейская эмиграция 70-х гг.; наконец, россияне, которые бежали от перестроечного хаоса, составив большинство российской диаспоры, к примеру, в Германии. В настоящее время ситуация изменилась хотя бы уже потому, что все эти люди уже не являются эмигрантами, поскольку они имеют возможность выезжать на историческую Родину, поддерживать широкие контакты и, безусловно, активно пользуются своими правами. Таким образом, у российской диаспоры обнаружились немалые потенциальные возможности быть проводниками, наводить мосты взаимопонимания в важнейших сферах политики, экономики, культуры.

На наш взгляд, мониторинговые исследования российской диаспоры, проведенные в Румынии (гг. Брейла, Бухарест, Тулча, с. Журиловка) и Германии (гг. Берлин, Бонн, Дрезден, Кельн) в сентябре 2006 г. позволяют не только восполнить пробелы в наших знаниях о положении диаспор, но и дает возможность выявить диаспоральный потенциал для сотрудничества на международной арене. Основным методом сбора информации являлся опрос экспертов и лидеров в виде личного неформализованного интервью, в котором экспертами выступили представители органов власти, общественных организаций, бизнеса, руководители русскоязычных СМИ, ученые.

Из 19 национальных меньшинств Румынии (венгры, немцы, армяне, итальянцы, болгары, греки, евреи, хорваты, албанцы, поляки, татары, сербы и др.) особое место занимает русскоязычная Община липован (этнографическая группа в несколько десятков тысяч русских староверов). Усилиями своих членов, Община русских липован Румынии (ОРЛР) сохраняет, развивает и утверждает этническую, лингвистическую, культурную и религиозную идентичность, что признано и гарантировано Конституцией Румынии. Как и все остальные национальные меньшинства страны, Община имеет своего представителя в Палате Депутатов Парламента Румынии. Румынское правительство ежегодно выделяет определенные суммы для поддержания деятельности организаций национальных меньшинств Румынии.

Адаптация началась относительно недавно – со времени активного включения липован в социально-экономическую жизнь Румынии – в послевоенные, 40-е гг. ХХ в. Сегодня русскоязычное население успешнее всего проявляет себя в сфере торговли, сельского хозяйства, а также культуры, искусства и спорта. Интересен тот факт, что выдающимися личностями среди русских-липован становились чаще писатели и поэты, народные «мастера на все руки», иконописцы, художники, скульпторы, преподаватели и учителя.

Как показало исследование, наблюдается достаточно высокий уровень комфортности в отношениях между русской диаспорой и титульным населением Румынии, что во многом объясняется исторически сложившейся политикой невмешательства и добрососедства липован. Однако следует отметить, что русскоязычное население сталкивается с ситуациями, в которых их права нарушаются по национально-языковому признаку, чаще всего с ущемлением прав в системе образования, при общении с местным населением и при приеме на работу.

Община добилась того, чтобы в 15 местностях в школах велось обучение на русском языке на основе разработанных с помощью Общины школьных программ. Регулярно проводятся общенациональные олимпиады школьников, обучающихся на русском языке. Дети русских-липован приняли участие в трех международных олимпиадах в Москве, получив несколько золотых и серебряных медалей. Община издает информационную газету «Зори», которая выходит с 1990 г., а также журнал «Китеж-Град». За последние несколько лет Община издала более 15 книг по вопросам жизни русских-липован в Румынии. Ею проведено три международных семинара на тему «Культура русских старообрядцев в национальном и международном контексте». Было организовано пять национальных фестивалей песни, пляски, народного костюма и обычаев. Община прорабатывает вопрос о создании специальной секции в одном из университетов Румынии.

Опираясь на мнения респондентов, что права русскоязычного населения Румынии ущемляются довольно редко, представляло особый интерес проанализировать, какие методы защиты своих прав эти граждане считают наиболее эффективными. Среди способов отстаивания прав диаспоры респонденты отметили в качестве эффективных: организация русскоязычных общественно-политических структур; продвижение представителей русскоязычного населения в выборные органы власти; обращение к властям Румынии и к местным органам власти.

Выбор Германии в качестве объекта комплексного исследования уровня консолидации и интеграции российских соотечественников неслучаен: именно Германия является своеобразным локомотивом Евросоюза, миграционная политика этой страны признана как самая эффективная в мировой практике и, наконец, немаловажный количественный показатель –  здесь проживает одна из самых значительных русскоязычных диаспор в Европе (не менее 3 млн. человек), среди которых около  двух миллионов – выходцы из России. 

Мониторинг показал, что российская диаспора в Германии полиэтнична и поликонфессиональна, причем, большинство бывших советских немцев, в том числе, выходцев с территорий Белоруссии, Украины, Казахстана, Киргизии, значительная часть еврейской диаспоры  так же идентифицируют себя как «русские» или «русскоязычные».

Основная масса российских соотечественников выбрала свой переезд на ПМЖ в Германию вполне сознательно и добровольно, однако объективные трудности интеграции в немецкое общество все же существуют. Среди основных можно выделить (по степени значимости): освоение языка, возраст, возможность трудоустройства, признание дипломов, разность менталитетов.

Правительство Германии выделяет значительные финансовые средства на интеграцию мигрантов в немецкое общество (социальная помощь, пенсионные пособия, жилье, языковые курсы и т. д.). Это создает определенные возможности для адаптации, позволяя стране, в свою очередь, решать демографическую проблему и обеспечивать приток трудоспособного населения.

Методы, используемые в данном исследовании, позволили выявить специфику политики Германии в отношении этнических меньшинств. Исходными были три параметра, а именно, способствует ли эта политика: притоку в страну или оттоку из страны русскоязычного населения, упрощению или усложнению условий въезда, ассимиляции или его обособлению. В целом политика руководства ФРГ, по оценке представителей российской диаспоры, приводит скорее к оттоку из страны (84%) и усложнению условий въезда (98%), а также способствует ассимиляции русскоязычного населения (71%). Принято считать, что одним из важнейших показателей интеграции российской диаспоры в общество страны исследования является доля тех, кто имеет гражданство соответствующего государства. В Германии всего 39% респондентов имеют гражданство страны проживания.

Рассмотренный нами один из субъективных показателей интегрированности россиян, связанный с доверием общественно-политическим институтам страны проживания (СМИ, президенту, правительству, парламенту), показал высокую долю доверяющих институтам среди включенных в социально-культурную жизнь страны (62%) и молодежи в возрасте до 24 лет (57%).

Показателем «встроенности» русскоязычной диаспоры в общественно-политическую жизнь страны является и оценка взаимоотношений с титульным населением – своего рода расширенный индекс социального самочувствия. Практически все немцы по национальности (88%) оценивают отношения между русскоязычным и титульным населением как хорошие или нормальные (в среднем по выборке этот показатель равен 63%).

Знание языка в целом является тем фактором, который воспроизводит специфику российской диаспоры. Нами установлено, что общее число изучающих русский язык в настоящее время оценивается в 200–210 тыс. человек, из них 180 тыс. изучают русский в средних учебных заведениях (школах и гимназиях), около 10 тыс. – в вузах в рамках дисциплины «славистика» или «славянская филология» (всего таких вузов насчитывается 32), примерно столько же студентов изучают русский на нефилологических факультетах: юридических, экономических, естественнонаучных.

В контексте изучения русскоязычной диаспоры и ее отношения к титульному населению важно понять, на наш взгляд, не только уровень политического участия, но и то, насколько различные формы могут способствовать защите собственных прав. Наиболее эффективными мерами, как показал опрос респондентов, являются выступления в СМИ и обращение к властям страны проживания (48%), а также продвижение представителей русскоязычного населения в выборные органы власти (38%); общественно-политические организации отметили только 18% респондентов. 

В целом русскоязычные жители Германии довольно слабо включены в общественно-политическую жизнь страны. «Справочник российского соотечественника» (2006) регистрирует 26 объединений, что само по себе – небольшой количественный показатель, и ответы респондентов дают нам основание для вывода о том, что российская диаспора состоит из разрозненных «островков», слабо связанных друг с другом и не стремящихся к консолидации. Объясняется это отсутствием общей мотивации,  большим разбросом  интересов различных групп и категорий

диаспоры, образовательного уровня, отношения к России и видения перспектив российско-германских отношений, а также той роли, которую может играть в этом процессе российская диаспора.

Разрозненность многочисленной российской диаспоры не позволяет серьезно влиять на внутриполитические процессы в стране, в том числе, на определение этнополитических приоритетов. Это наиболее заметно на фоне других диаспор (турки, поляки, вьетнамцы) – консолидированных, организованных и имеющих своих представителей в органах государственной власти, способных решать определенный круг задач, в том числе в сфере развития межгосударственных контактов.

Проведенное нами комплексное исследование состояния и перспектив консолидации российских диаспор в ФРГ позволяет прийти к следующим выводам: в Германии политика в отношении национальных меньшинств сложилась давно и направлена на интеграцию и последующую ассимиляцию иностранцев в общество страны проживания. При этом участники исследования считают, что  у приезжих (не только русскоязычных) в обозримом будущем мало шансов на занятие ведущих позиций в бизнесе и политике, так как существует практика ограничения доступа переселенцев по национальному признаку.

Поддержка общественно-политических инициатив организаций и объединений соотечественников позволит активнее использовать этот потенциал в российской внешней политике как один из важных источников сближения ЕС и России.

Третья глава «Политика России в отношении соотечественников за рубежом» также состоит из трех параграфов, в которых рассматриваются политико-правовые аспекты  взаимодействия России с зарубежными диаспорами; деятельность Правительства Москвы как наиболее активного проводника политики Российской Федерации в отношении зарубежных соотечественников, по консолидации «Русского мира» за рубежом, а также  уделяется внимание социокультурным связям России с зарубежными соотечественниками.

На основании материалов, представленных в предыдущей главе, автор приходит к выводу о том, что нестабильность экономической и социально-политической обстановки в ряде новых независимых государств, внутренние и межгосударственные конфликты, несущие

угрозу личной безопасности, дискриминация по этническому признаку, вплоть до отказа в гражданстве, серьезно осложняют положение российских соотечественников за рубежом.

Очевидно, что формирование эффективной и действенной системы оказания правовой помощи и защиты прав соотечественников за рубежом невозможно без разработки и практической реализации механизмов правовой поддержки, основанной на имплементации (осуществлении) положений Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека, а также международных стандартов по правам человека и других нормативных документов, договоров, соглашений, конвенций, определяющих правовой статус соотечественников за рубежом.

В первом параграфе «Политико-правовые аспекты взаимодействия России с зарубежными соотечественниками» автор прослеживает динамику принятия важнейших директивных документов на уровне Президента, Правительства и Государственной Думы, определяющих принципы и направления государственной политики России в отношении соотечественников за рубежом, начиная с Указа Президента РФ  «Об основных направлениях государственной политики РФ в отношении соотечественников, проживающих за рубежом» (1994) и завершая новой Концепцией внешней политики Российской Федерации (2008), необходимость в которой вызвана эволюцией международных отношений в начале XXI в. и укреплением позиций России.

Особое внимание автор уделяет анализу принятого Государственной Думой Федерального закона «О государственной политике РФ в отношении соотечественников за рубежом» (1999), где впервые в мировой законодательной практике дается определение понятия «соотечественники за рубежом», а вопрос отношений с ними возводится в ранг государственной политики РФ. Важнейшей особенностью Федерального закона является

также и то, что РФ приняла на себя бремя континуитета (непрерывности) российской государственности, согласно которому Российская Империя, Российская Республика, РСФСР, СССР и Российская Федерация – один и тот же субъект международного права, не прекращавший своего существования, а институт гражданства соотнесен с принципом непрерывности российской государственности.

Большое значение имеет «Концепция поддержки Российской Федерацией соотечественников за рубежом» (2001), называющая в качестве приоритета государственной политики РФ оказание всестороннего содействия полноценной реализации и адекватному обеспечению прав и свобод соотечественников, а также других законных интересов на основе соблюдения норм международного права, сохранение и развитие всесторонних связей РФ с соотечественниками, а также их организациями. Важными направлениями государственной поддержки соотечественников за рубежом является финансовая и экономическая поддержка в странах нового зарубежья, развитие гуманитарных, культурных, образовательных, научных и информационных связей и контактов; обеспечение прав на свободу передвижения, переселения в Россию на добровольной основе или в силу чрезвычайных обстоятельств; поддержка общественных организаций (ассоциаций) и объединений соотечественников; поддержка социально незащищенных слоев российской диаспоры.

Важнейшими документами последних лет являются, и на этом автор акцентирует особое внимание, Программа работы с соотечественниками за рубежом на 2006–2008 гг., Федеральная целевая программа «Русский язык (2006–2010)» и Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом (2007).

Таким образом, проведенный диссертантом подробный анализ всего массива нормативно-правовых документов РФ в отношении зарубежных соотечественников убедительно доказывает, что проблемы соотечественников в последнее время постоянно находятся в центре внимания Президента, Правительства РФ, представительных органов государственной власти, широко обсуждаются на различных форумах и конгрессах с участием общественности, ученых и интеллигенции России. Вопросы же защиты гражданских и политических прав соотечественников за рубежом остаются одним из приоритетных направлений государственной политики России, стратегически заинтересованной видеть зарубежных соотечественников полноправными, законопослушными гражданами своих стран, сохраняющими свою этнокультурную самобытность и способствующими развитию всесторонних дружественных связей с Россией на межгосударственном уровне.

Автор подчеркивает, что благодаря совместным усилиям многих государственных структур и общественных организаций удалось сформировать солидную основу для дальнейшей консолидации российских соотечественников, налаживания регулярного диалога с исторической Родиной. Очевидно, что позитивная динамика набирает темп.

Второй параграф «Роль Правительства Москвы в консолидации Русского мира за рубежом» раскрывает деятельность Правительства Москвы как субъекта Федерации, взявшего на себя функции по разработке и внедрению пилотных проектов в сфере сотрудничества с зарубежными соотечественниками,  защиты их прав. Новые подходы к взаимодействию с российской диаспорой осуществляют, в первую очередь, Правительственная комиссия по делам соотечественников за рубежом; МИД России; Росзарубежцентр; Министерство по делам Федерации, национальной и миграционной политики Российской Федерации; посольства; соответствующие Комитеты Государственной Думы.

Автор акцентирует особое внимание на работе Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом, проводящей на протяжении нескольких лет комплекс различных мероприятий: поставка учебников, учебно-методической, справочной, энциклопедической и художественной литературы российских издательств для нужд общеобразовательных школ и других учебных учреждений с русским языком обучения в странах СНГ и Балтии; курсы профессиональной переподготовки

для учителей русской словесности и начальных классов общеобразовательных учреждений с русским языком обучения на базе ведущих педагогических университетов и институтов Российской Федерации, а также российско-национальных славянских университетов в Бишкеке, Душанбе и Ереване; учебно-экскурсионные поездки с посещением музейных комплексов, памятников истории и культуры России, природных и историко-культурных заповедников учащихся старших классов общеобразовательных школ с русским языком обучения из государств-участников СНГ и Балтии; оздоровительный отдых в детских учреждениях санаторного типа на территории Российской Федерации; олимпиады школьников в странах проживания соотечественников и заключительные олимпиады в Москве; конкурсы «Лучший учитель русской словесности»; подписка на российские периодические общественно-политические, массовые, профессиональные, а также местные издания, выходящие на русском языке для организаций соотечественников, школ с русским языком обучения, ветеранов Великой Отечественной войны; содействие в организации гастролей русских театров из государств СНГ и Балтии и др. 

По мнению автора, начало большой работе московского Правительства по поддержке соотечественников было положено проведением Международной научно-практической конференции «Москва и российские соотечественники: от поддержки к сотрудничеству» (2001). В одобренной участниками конференции Комплексной программе «Москва – соотечественникам в XXI веке», разработанной Московским отделением государственно-общественного Фонда поддержки соотечественников за рубежом «Россияне», представлены проекты программ сотрудничества в области образования, здравоохранения, культуры и спорта, помощи ветеранам труда, обеспечения правовой защиты соотечественников за рубежом, а также мероприятия, направленные на активизацию процессов консолидации диаспоральных объединений в странах нового зарубежья. Анализируя документ, автор приходит к выводу о том, что Программа ориентирована не только на стратегические цели, но и на перелом негативных тенденций в политике по отношению к российским соотечественникам, на решение актуальных задач с учетом реальных условий сегодняшнего дня и жизненных потребностей страны, охватывая практически все направления работы, сформулированные в государственной концепции по проведению политики в отношении российских соотечественников.

Необходимо отметить, что активное взаимодействие с соотечественниками за рубежом обеспечивают московские фонды: Фонд поддержки соотечественников имени Юрия Долгорукого; фонды развития экономических и гуманитарных связей «Москва – Крым», «Москва – Севастополь»; Фонд поддержки и развития межрегиональных связей «Сотрудничество»; Московское отделение государственно-общественного Фонда поддержки соотечественников за рубежом «Россияне». Осуществляется эффективное сотрудничество с Институтом стран СНГ (Институт диаспоры и интеграции), созданном при участии Правительства  Москвы в 1996 г., непосредственно занимающимся проблемами ближнего зарубежья. Большую работу проводит образованный в

соответствии с указанием Мэра Москвы Ю. Лужкова Центр по оказанию правовой помощи соотечественникам за рубежом «Москва – Россияне». Таким образом, Москва вновь показала пример конструктивного подхода к работе с соотечественниками.

Очевидно, что значительно увеличившийся уже в конце 90-х гг. XX в. объем работы по поддержке соотечественников за рубежом и защите их прав потребовал учреждения в рамках Правительства Москвы структуры, осуществляющей координацию работы с соотечественниками и их объединениями, разработку и реализацию соответствующей городской комплексной программы. Такой структурой стала Межведомственная комиссия по работе с соотечественниками за рубежом (2002).  На регулярных заседаниях Комиссии обсуждается ход реализации Комплексных целевых программ Правительства Москвы по поддержке соотечественников,  работа Департамента международных связей города Москвы в этой области; планы работы Московского Дома соотечественника; отчеты структурных подразделений Правительства Москвы в части их деятельности по поддержке российской диаспоры; информация о совместной работе с Международным Советом российских соотечественников; реализация Программ «Стипендия Мэра Москвы» и «Московский аттестат», а также другие вопросы.

Материалы Круглого стола «Зарубежная диаспора – экономический потенциал России» (2002), который состоялся под эгидой Департамента международных связей и при активном участии московского фонда «Россияне», позволяют констатировать факт перехода уже сформировавшейся идеи сотрудничества в плоскость практических действий, создания постоянно действующего механизма делового сотрудничества, а также содействия установлению прямых связей между деловыми людьми и хозяйствующими субъектами российской диаспоры с деловыми и финансовыми структурами Москвы.  Московские предприятия активно развивают взаимовыгодное сотрудничество с деловыми кругами российской диаспоры в сфере продвижения за рубеж конкурентоспособной продукции и наукоемких технологий предприятий научно-промышленного комплекса Москвы, обеспечения их современным высокотехнологичным оборудованием, комплектующими изделиями, сырьем, не производящимся в России и Москве, в привлечении инвестиций. Деловые круги российского зарубежья в свою очередь заинтересованы в создании механизмов реализации их интересов на российском и московском рынках.

Принципиально новые перспективы в деле защиты политических и гражданских прав соотечественников открылись в связи с принятием Правительством Москвы Комплексной целевой среднесрочной программы поддержки соотечественников за рубежом на 2003–2005 гг., особенно с учетом того, что программа по работе с соотечественниками такого масштаба была принята  впервые. Она построена на основе обобщения и анализа предшествующего опыта Правительства Москвы по оказанию помощи соотечественникам. Развитие деятельности в данной сфере потребовано нового уровня координации работы всех подразделений Правительства Москвы, разработки перспективных планов, включения в бюджет города специального раздела по финансированию мероприятий по поддержке соотечественников и сотрудничеству с ними.

Принятие Комплексной целевой среднесрочной программы поддержки соотечественников за рубежом на 2003–2005 гг. показало, что собирание и укрепление Русского мира как социокультурного феномена путем подключения Москвы к созданию эффективной системы взаимодействия государственных, общественных структур, хозяйствующих субъектов столицы с зарубежной российской диаспорой имеет первостепенное значение для России.

Международный форум «Зарубежная диаспора – интеллектуальный ресурс России» (2003), собравший представителей стран ближнего и дальнего зарубежья, стал началом серьезного и предметного разговора о путях и формах взаимодействия в области образования, науки, культуры и искусства

Заметным событием стала Международная конференция «Соотечественники и деловой мир» (2007), организованная в Москве Правительственной комиссией по делам соотечественников за рубежом и МИД России. Целью форума было обсуждение возможностей для налаживания сотрудничества и партнерских отношений организаций зарубежных соотечественников и российских деловых кругов в интересах сохранения русскоязычного пространства, консолидации российской зарубежной диаспоры. Так, о серьезных планах по поддержке русского языка за рубежом рассказал собравшимся Председатель правления Фонда «Русский мир» В.А. Никонов, сделав особый акцент на проблеме русских школ и необходимости выпуска современных учебников.

Таким образом, модель взаимодействия Москвы с зарубежной диаспорой в социально-экономической области носит двусторонний, взаимовыгодный характер, что позволяет использовать потенциал Москвы как для реализации покровительственной политики в отношении тех категорий соотечественников, которые нуждаются в помощи и социальной защите, так и для налаживания связей хозяйствующих субъектов Москвы с дело-

выми кругами российского зарубежья, что дает возможность привлечь потенциал этой части диаспоры для разработки и осуществления четкой и эффективной системы экономического сотрудничества, основанной на взаимных интересах сторон.

Накопленный Правительством Москвы немалый опыт в работе с зарубежными соотечественниками заслуживает должного внимания, тщательного аналитического изучения в целях региональной и международной экстраполяции.

В третьем параграфе «Социокультурные связи России с зарубежными соотечественниками» автор отмечает, что на протяжении нескольких последних лет Россия налаживает активные контакты с диаспорой дальнего зарубежья и с социально продвинутыми слоями российской диаспоры стран СНГ и Балтии – предпринимателями, политиками, деятелями науки и культуры. Анализ российской государственной политики в этом направлении представляется целесообразным начать с деятельности  Правительства Москвы, являющегося наиболее активным проводником внешней политики государства.

Сотрудничество Москвы с органами власти государств СНГ и Балтии осуществляется на основе договоров и соглашений и организовано в соответствии с Конституцией и законодательством Российской Федерации, Уставом и правовыми актами города. К наиболее значимым направлениям этого сотрудничества автор относит: налаживание деловых связей и контактов с государственными службами труда и занятости Украины, Белоруссии и Молдавии в целях оказания российским соотечественникам помощи в трудоустройстве; создание в Риге Московского культурно-делового центра; открытие совместных торговых домов с отчислением доли прибыли для поддержки деятельности общин соотечественников, проживающих в Казахстане и Кыргызстане; участие лучших педагогов из столиц стран СНГ в московском конкурсе «Учитель года»; проведение московским фондом «Россияне» Международного совещания директоров школ с преподаванием на русском языке из стран СНГ и Балтии; шефство над русскоязычными школами стран ближнего зарубежья (создание дистанционного экстерната, реализация проекта «Открытая русская школа», проведение Открытой международной олимпиады школьников по русскому языку для учащихся школ с русским языком обучения в странах СНГ и Балтии) и мн. др.

Большое значение в деле защиты социокультурных прав соотечественников за рубежом имеет Программа «Стипендия Мэра Москвы», призванная содействовать сохранению высшего образования на русском языке в прибалтийских государствах, где проживает в общей сложности около 2 млн. жителей, для которых русский язык является родным.

В целях поддержки соотечественников Правительством Москвы была принята Программа поддержки образования на русском языке в странах СНГ и Бал­тии. На постоянной основе осуществляются связи с органами управления образования Азербайджана, Армении, Грузии, Казахстана, Таджикистана, Автономной Республики Крым, городов Алма-Аты, Баку, Душанбе, Севастополя, Тбилиси, Еревана, Вильнюса.

Особое внимание уделяется Крыму и в первую очередь Севастополю. В 2000 г. в Севастополе открыт Черноморский филиал Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, реконструированы Лазаревские казармы под учебный корпус филиала МГУ.  В дар от российской столицы в Севастополе для детей моряков российского Черноморского флота построена школа № 8 имени 850-летия Москвы. Плодотворно работают на ниве защиты социокультурных прав соотечественников созданные в Москве фонды поддержки региональных инициатив «Москва – Крым», «Москва – Севастополь».

Активно работает Фонд поддержки соотечественников имени Юрия Долгорукого, председателем попечительского совета которого является Мэр Москвы Ю.М. Лужков.

Головной организацией по реализации многих гуманитарных программ Москвы по поддержке соотечественников является московский государственно-общественный Фонд поддержки соотечественников за рубежом «Россияне».

Исследование выявило, что все более активное участие в работе по под­держке соотечественников принимают субъекты Российской Федерации. Ряд регионов (Санкт-Петербург, Воронежская, Московская, Омская, Псковская, Ростовская, Свердловская области) проводят мероприятия по линии Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом. Различаются формы и методы этой работы – от одноразовых акций до системной и планомерной работы на программной основе. Варьируются и избираемые субъектами Российской Федерации приоритеты в деятельности по поддержке соотечественников, обусловленные преимущественно объективными факторами: одни сосредоточивают свое внимание на социально-экономической поддержке, другие – на вопросах сохранения культуры и образования, третьи – на вопросах приема и адаптации при переезде на Родину.

Нами освещена значительная работа, проводимая администрацией Санкт-Петербурга. Здесь принята и реализуется Программа мер по поддержке соотечественников, проживающих в странах Балтии: на постоянной основе проводятся семинары на базе Санкт-Петербургского университета педагогического мастерства; отдел образования Петроградского административного района Санкт-Петербурга регулярно проводит встречи-семинары для директоров и завучей русскоязычных школ стран Балтии; Санкт-Петербургская межрегиональная ассоциация дополнительного образования имеет в Эстонии свое агентство, которое

организует работу подготовительных курсов для поступающих в вузы Санкт-Петербурга. Администрация Санкт-Петербурга регулярно приобретает и передает русскоязычным школам в странах Балтии методическую литературу по русскому языку и литературе, художественную литературу, с 1998 г. проводит олимпиады среди школьников стран Балтии на знание истории Санкт-Петербурга.

Представляют интерес и материалы по Московской области, где осуществляется целевое финансирование отдельных мероприятий по поддержке соотечественников за рубежом.

Определенная работа ведется в рамках осуществления международного движения породненных городов. Организуется летний отдых литовских и русских детей в Подмосковье. Одним из направлений работы с соотечественниками за рубежом является организация контактов и сохранение сотрудничества между научными центрами Подмосковья и зарубежными научными центрами, в частности, с теми, где работают российские ученые. Пример тому – проведение в Дубне международной конференции «Интеллектуальный мост Россия – Запад» за счет средств регионального бюджета и частичной поддержки федерального бюджета.

Обобщение информации, полученной из субъектов Российской Федерации, показывает, что работа по поддержке соотечественников в большинстве регионов не выделяется в отдельное направление. Часть мероприятий осуществляется в рамках существующих региональных отраслевых (по культуре, образованию и др.) или специальных программ. Например, в Волгоградской области в рамках Программы «Этносоциальное развитие населения Волгоградской области» по разделу «Международное, межрегиональное сотрудничество в сфере развития национальных отношений» предусмотрен ряд мероприятий с участием соотечественников. Республика Чувашия поддерживает контакты с чувашскими национально-культурными общественными объединениями, созданными в странах СНГ; Удмуртия осуществляет сотрудничество в виде информационной поддержки, обмена литературой, организации Дней удмуртской культуры.

В Пермской области в рамках Целевой комплексной программы гармонизации национальных и межнациональных отношений народов Прикамья осуществляется регулярный обмен печатной продукцией (в том числе материалами, которые издаются национально-культурными общественными организациями Прикамья) с общественными организациями Германии, Польши, Израиля, русскоязычными общинами. Осуществляются совместные проекты по организации изучения языков и отдыха учащихся, в Пермской области проводятся встречи соотечественников – российских немцев, выехавших в Германию.

Свердловская область поддерживает контакты с Кыргызско-Российским Славянским университетом: в 2002 г. направлена в дар университету продукция предприятий Свердловской области  на  сумму  300  тыс.  рублей. Перед университетом установлен памятник А.С. Пушкину, изготовленный в Екатеринбурге и переданный Кыргызстану в честь двухсотлетнего юбилея поэта губернатором Свердловской области  Э. Росселем.

В Саратовской области по линии Министерства культуры областной музей краеведения постоянно поддерживает связь с русскими культурными центрами за рубежом. Работники музея предоставляют информационные материалы по запросам соотечественников, проживающих в Югославии, Франции, Бельгии, Германии. При помощи сети Интернет осуществляется обмен с музеем русской культуры города Сан-Франциско (США).

Автор приходит к выводу, что реализация Государственной политики  России в отношении соотечественников за рубежом, а также активная позиция Москвы, особенно по вопросам защиты прав соотечественников и консолидации «Русского мира», демонстрируют многоаспектную модель взаимодействия с российскими соотечественниками, распространяя ее и на область межрегиональных связей.

В заключении подводятся основные итоги проведенного исследования, формулируются выводы, вносятся предложения и рекомендации.

Автор подчеркивает, что драматичные для России и новых независимых государств 90-е гг. стали сложным периодом испытания суверенизацией. В первые годы, последовавшие после распада Советского Союза, Россия оказалась не готова адекватно реагировать на проблемы, связанные с соотечественниками. Да и в суверенных государствах власть приобретала явно выраженный этнократический характер, что находило отражение не только в правовых новациях (в законах о государственном языке, в конституциях), но и на практике – в доминировании титульной национальности в политической, социально-экономической, идеологической, языковой и других сферах.

 Соотечественники, оказавшиеся за пределами России в результате политических потрясений, войн и конфликтов, несмотря на происшедшее считают свою судьбу связанной с судьбой России, вне зависимости от национальности являются носителями русской, российской культуры, считают родным языком русский и не мыслят себя вне русскоязычного пространства.

Признание этого факта позволило озвучить на государственном уровне вопрос об ответственности России за тех людей, которые помимо их воли остались на территории бывших советских республик или мигрировали в страны Европы, Америки и др. Однако понимание того, что взаимодействие с диаспорой является важным национальным приоритетом современной России, пришло не сразу. По сравнению с довольно инертной в 90-е гг. линией деятельности в отношении соотечественников начало нового тысячелетия  отмечено налаживанием системных связей с российской диаспорой в большинстве стран, решительным шагом в

сторону консолидации еще недавно разрозненных организаций зарубежных соотечественников.

Не вызывает никаких сомнений, что российским соотечественникам должны быть предоставлены все гражданские, социально-экономические, культурные и иные права и свободы в соответствии с принятыми в цивилизованном мире нормами и стандартами. Они вправе рассчитывать на гарантированный и достойный этнокультурный статус.

Со всей очевидностью встает вопрос о переходе от поддержки российских соотечественников к новому качеству – активному сотрудничеству. В этой связи работа с соотечественниками за рубежом ведется по нескольким направлениям.

Первое и очень важное – это консолидация Русского мира. Соотечественники должны встретиться, услышать друг друга,  высказаться по базовым проблемам, отражающим общие интересы. Своего решения еще ждут вопросы статуса и положения русского языка в странах проживания соотечественников, вопросы политических прав, возможности учиться на русском языке, ведения делопроизводства и др.

Второе важное направление – защита законных прав и интересов русскоязычного населения. Россия активно начала работать там, где соотечественники в той или иной степени подвергаются дискриминации по этническому признаку, где нарушаются их права пользования родным языком, участия в политической, экономической и общественной жизни стран проживания.

Правительство Москвы активно взялось за реализацию задачи по собиранию и структурированию «Русского мира», и за достаточно короткий период добилось серьезных результатов по консолидации социально активных слоев российской диаспоры, выстраиванию сети культурных, информационных, экономических, межобщинных связей российского зарубежья.

Думается, что предложенный нами анализ специальных исследований последних лет, проведенных в рамках реализации соответствующих мониторинговых проектов, демонстрирующих различные аспекты положения российских соотечественников в странах СНГ, Балтии и некоторых государствах дальнего зарубежья, позволил создать достаточно полную и достоверную картину современной российской политики в отношении зарубежных соотечественников. 

Вышеизложенное позволяет нам сделать некоторые практические рекомендации:

  1. В  целях обеспечения свободы передвижения населения по территории стран Содружества как главного атрибута рыночной экономики и демократического общества необходимы комплексный анализ формирующихся национальных рынков труда, постепенная унификация законодательства о занятости населения, установление правовых, организационных и экономических основ занятости граждан

государств Содружества на едином трудовом пространстве, предоставление им необходимых социальных гарантий.

  1. Опираясь на уже действующие Интернет-порталы и сайты, дайджесты и другие информационные издания российских соотечественников, проживающих за рубежом, создать механизмы постоянного обеспечения русскоязычных СМИ информацией о шагах России по поддержке зарубежной диаспоры с использованием данного ресурса для укрепления связей зарубежных соотечественников, как между собой, так и с Россией.
  2. Для оптимизации взаимодействия с организациями и объединениями соотечественников Правительству России следует разработать отдельные программы взаимодействия с российской диаспорой каждой страны, уделив более пристальное внимание диалогу с представителями политического и экспертного истеблишмента стран СНГ, от позиции которых, в конечном итоге, зависит принятие решений по политике в отношении российской диаспоры.
  3. Активизировать исследования зарубежной российской диаспоры  социологами и политологами. Такие исследования более точно определят проблемы и перспективы диаспоры и будут способствовать ее консолидации.
  4. Признать наиболее продуктивным использование  проектного метода взаимодействия с зарубежной диаспорой, что поможет отсечь лишние посреднические структуры и обеспечит

условия для реального конкурса проектов, а не конкуренции лидеров организаций за доступ к материальным ресурсам.

  1. Представляется целесообразным поддержать инициативу Международного Фонда «Россияне» о создании Школы подготовки общественных деятелей русского зарубежья, взяв за основу аналогичные структуры, существующие в рамках еврейской, греческой и других мировых диаспор.
  2. Особое внимание следует обратить на подбор и подготовку кадров для работы с зарубежными соотечественниками. В связи с этим представляется целесообразным обязательное прохождение сотрудниками посольств в странах СНГ и Балтии соответствующих курсов переподготовки в рамках Дипакадемии МИД РФ.
  3. Открыть российские центры науки и культуры во всех столицах стран СНГ, Балтии и Европы, вокруг которых могли бы формироваться и действовать опорные точки по поддержке культурных и гуманитарных проектов с участием организаций и объединений соотечественников, задействовав при этом потенциал авторитетных и в России, и за рубежом выходцев из РФ, прежде всего, писателей, художников, музыкантов, ученых.
  4. Коренным образом пересмотреть подходы к сохранению и закреплению русского языка на постсоветском пространстве, причем не только как языка межнационального общения, но и в гораздо более широком контексте – языка русской и мировой культуры и науки, международных контактов, делового и культурного сотрудничества. Основная нагрузка по реализации этого направления должна лечь на информационно-образовательные «Русские центры», открываемые во всех странах СНГ и Балтии при участии неправительственного Фонда «Русский Мир».
  5. Активизировать работу с молодежными (общественными, профессиональными, студенческими и т. п.) организациями диаспор, поскольку молодежь как наиболее динамичная и адаптивная часть российской диаспоры является  перспективным фактором ее влияния на политические, экономические и культурные процессы российского зарубежья в странах проживания.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

  1. Монографии авторские
  1. Русский мир: мифы и реалии. – М.: СОЛИД , 2003. – 6 п. л. (соавт. – Полоскова Т.В.). Объем авторского текста – 4 п. л.
  2. Россия и зарубежные соотечественники: проблемы консолидации и интеграции  в новых геополитических условиях. – Бишкек: NEO PRINT, 2008. – 27 п. л.
  1. Монографии коллективные
  1. Международный опыт защиты соотечественников за рубежом: мировая и отечественная практика. – М.: Дрофа, 2002.  – 29 п. л. (соавт. – Мурадов Г.Л, Полоскова Т.В., Басик В.П., Гусев А.Б. и др.). Объем авторского текста – 5 п. л.
  2. Российская диаспора в странах СНГ и Балтии: состояние и перспективы. – М.: Омега, 2004. –  40,6 п. л. (соавт. – Полоскова Т.В., Бронштейн И.М., Бызов Л.Г., Ивашинцов Д.А. и др.). Объем авторского текста – 6,5 п. л.
  3. Динамика политического поведения русских диаспор в государствах Евросоюза (на примере Германии, Латвии, Румынии, Эстонии). – М., 2006. – 20 п. л. (соавт. – Полоскова Т.В., Гаврилов К.А., Козиевская Е.В. и др.). Объем авторского текста – 4 п. л.
  4. Справочник российского соотечественника. – М.: СОЛИД, 2004. – 40,6 п. л. (соавт. – Мурадов Г.Л., Полоскова Т.В.,  Затулин К.Ф., Аствацатурова М.А. и др.). Объем авторского текста – 7,5 п. л.
  5. Справочник российского соотечественника. Изд. 2-е, исправленное и дополненное. – М.: Русский мир, 2006. – 31 п. л. (соавт. – Мурадов Г.Л., Горенков А.В., Полоскова Т.В., Затулин К.Ф. и др.). Объем авторского текста – 6 п. л.
  1. Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК РФ
  1. Феномен национальных диаспор в современном мире // Вестник Кыргызско-Российского Славянского университета. – Бишкек, 2008. – Т. 8. – № 3. – 0, 5 п. л.
  2. К теории вопроса о феномене современных национальных диаспор // Ученые записки Российского государственного социального университета. – М., 2008. – № 4 (60). – 0, 5 п. л.
  3. Транснациональный характер армянской диаспоры в России // Вестник Кыргызско-Российского Славянского университета. – Бишкек, 2008. – Т. 8. – № 12. – 0, 5 п. л.
  4. Деятельность  Правительства Москвы по укреплению позиций русского языка за рубежом // Социальная политика и социология: Междисциплинарный научно-практический журнал. – М., 2009. – № 1 (43). – 0,5 п. л.
  5. Российская диаспора в странах Балтии: социально-политический дискурс и проблемы консолидации // Ученые записки Российского государственного социального университета.– М., 2009. – № 2.–0, 5 п. л.
  6. Основные политико-правовые аспекты взаимодействия России с зарубежными соотечественниками // Власть. – М., 2009.– № 5.– 0, 5 п. л.
  7. Укрепление позиций русского языка в странах Балтии и СНГ как инструмент создания единого образовательного пространства // Педагогика. – М., 2009. – № 3. – 0,5 п. л.
  8. Приоритеты государственной политики России и динамика взаимодействия с зарубежными соотечественниками // Вестник Кыргызско-Российского Славянского университета. – Бишкек, 2009. – Т. 9. – № 5. – 0,5 п. л.
  1. Статьи в научных сборниках и журналах
  1. Современные диаспоры как транснациональные сети // Диалог цивилизаций. – 2007. – № 7. – 0, 5 п. л.
  2. «Русский мир» как социокультурный феномен // Вопросы истории Кыргызстана. – 2008. – № 3. – 0, 5 п. л.
  3. Русский язык как основа  развития интеграционных процессов в странах Центральной Азии // Единство в разнообразии. – Алматы, 2008.– № 6 (10); 2009. – № 1(11) – 1,5 п. л.
  4. Национальные диаспоры в контексте современных социально-политических  процессов // Диалог цивилизаций. – 2008.– № 8.–0, 5 п. л.
  5. Российская диаспора в Германии: состояние и перспективы интеграции и политической консолидации // Межкультурный диалог как вклад в мирное сосуществование. – Бишкек, 2008. – 0, 5 п. л.

Скринник Виталий Михайлович

Россия и зарубежные соотечественники:

проблемы консолидации и интеграции

в новых геополитических условиях

Подписано в печать

Формат 60x84 1|16. Печать офсетная

Объем 2,2 п. л.

Тираж 100 экз.

Отпечатано в типографии КРСУ

720000, Бишкек, ул. Шопокова, 68


1Арутюнов C. Диаспора – это процесс // Этнографическое обозрение. – 2000. – № 2; Аствацатурова М. Диаспоры в Российской Федерации: формирование и управление. – Р-на-Д., Пятигорск, 2002.; Губогло М. Развитие этнодемографической ситуации в столицах автономных республик в 1959–1989 гг. // Исследования по прикладной этнологии. – М., 1992; Задохин А. Формирование национально- государственных интересов Российской Федерации: необходимые предпосылки и возможные приоритеты // Полис: политические исследования, 1995, №1. – С. 102–104; Калинина Н. Россияне ближнего зарубежья: уезжать или оставаться? Политические аспекты проблем российской диаспоры в странах СНГ. – Бишкек, 2002; Крупнов А. Русская диаспора как форма этнонационального определения: Сетевой проект организации русской диаспоры // Современные диаспоры. – М., 1998; Лебедева Н. Новая русская диаспора: социально-психологический анализ. – М., 1995; Никитин В. К понятию диаспоры.  – М., 1997; Полоскова Т. Современные диаспоры. Внутриполитические и международные аспекты. – М.: Научная книга, 2002; «Русский мир» в контексте геополитических реалий. – М., 2002; Попков В. Феномен этнических диаспор. –  М., 2003; Сидоренко И. Социологический анализ положения российской диаспоры. – М., 2001; Cоколовский С. Перспективы развития концепции этнонациональной политики в Российской Федерации. – М., 2004; Тишков В. Идентичность и культурные границы // Идентичность и конфликт в постсоветских государствах: Сборник статей / Под ред. М. Брилл Олкотт, В. Тишкова,  А. Малашенко. – М., 1997; Тощенко Ж., Чаптыкова Т. Диаспора как объект социологического исследования // Социс. – 1996. – № 12.

2 Арбатов Г.Общественная наука и политика. – М., 1998; Бажанов Е. Актуальные проблемы международных отношений. – М.: Научная книга, 2001–2002; Гаджиев К. Политическая наука.  – М., 1997;  Никонов В. Эпоха перемен: Россия глазами консерватора. – М., 1999; Современная российская политика. Курс лекций / Под ред. В.А. Никонова. – М., 2003; Петровский В. Азиатско-тихоокеанские режимы безопасности после «холодной войны». –  М.,1998; Поздняков Э. Нация. Национализм. Политика // Национализм: теория и практика. – М., 1994; Хозин Г. Какими быть международным отношениям в ХХІ веке? // Международная жизнь. – 2001. – № 2; Шестопал А.  Глобальный кризис и философия мировой политики // Философия мировой политики. – М., 2000. – С. 22–27; Шутов А. На разломе истории. Точка зрения // Обозреватель. – 1994. – № 19–20.

3 Градировский С., Межуев Б. «Русский мир» как объект геокультурного проектирования // Русский архипелаг. – 2003. – http://www.archipelag.ru; Громыко Ю. Собирание русского мира, или На задворках СНГ-дипломатии?. // Российское аналитическое обозрение. – 1998. – № 8–9; Крылов К. Русский Мир как российская проблема // Русский архипелаг. – 2003. – http://www.archipelag.ru; Павлов Ш. Русский мiр: история и История // Со-общение. – 2004. – № 4; Шевченко М. Русский мир – контуры «общей судьбы» // Русский архипелаг. – 2004. –  http://www.archipelag.ru; Щедровицкий П. Русский мир и транснациональное русское // Русский архипелаг. – 2000. – http://www.archipelag.ru.

4 Российская диаспора в странах СНГ и Балтии: состояние и перспективы / Ред. В.М. Скринник. – М., 2004.

5 Российская диаспора на пространстве СНГ / Институт диаспоры и интеграции (Институт стран СНГ). – М., 2007.

6 Динамика политического поведения русских диаспор в государствах Евросоюза (на примере Германии, Латвии, Румынии, Эстонии) / В.М. Скринник  и др. – М., 2006.

7 Русский язык в мире: современное состояние и тенденции распространения. – Вып. 1–3. – М.: Центр социологических исследований, 2002, 2003, 2005; Русский язык в новых независимых государствах: результаты комплексного исследования /Под ред. Е.Б. Яценко, Е.В. Козиевской, К.А. Гаврилова. – М., 2008.

8 Международный опыт защиты соотечественников за рубежом. Мировая и отечественная практика. 2-е изд. – М.: Русский мир, 2007.

9 Ban, Csilla.  A Magyar diazspora Kozep-Kolet-Europaban. Szakdolgozat, ELTE. – Budapest, 1997; Brah A. Cartographies of Diasporas: Contesting identities. – London and New York., 1996; Growford Loung. Comparative Veblections on Ethnic Conflict: UWRISD Workshop on Ethnic Conflict and Development. Dubtownik, 3-6 June 1991; Hall, Stuart. Cultural Identity and Diaspora. – 1990. – P. 222–237; Hantigton S. The Clash of Civilizations? // Foreign Affairs. – 1993;  Hoffman S. Le Dilemme american. Supremaite ou ordremondial. – P., 1989; Salmon, P. The Baltic States in International Relations in 1925 – 1939. –  Eesti Teaduste Akadeemia Toimetised. Humanitaar - ja sotsiaalteadused. – 1992. – Vol. 41. – No 3; Sheffer, Gabriel. From Diasporas to Migrants, from Migrants to Diasporas, Paper  presented at the conference on «Diasporas and Ethnic Migrations in 20-th Century Europe. – Berlin. – 1999. – May 20–23; Vogel, Sandor. A magyar kisebbseg Pomaniaban, MKI Tanulmanyok, 8sz. – Budapest, 1997.

10 Алексанян Е., Тер-Аракелян Р. Русский язык в Армении: взгляд изнутри // Независимая газета. – 2001. – 4 августа; Гигиенишвили О. Грузинская диаспора // Коммунист Грузии. –  1989. – № 8; Городяненко В. Языковая ситуация на Украине // СОЦИС. – 1996. – № 9; Зубарев А. Русские в Казахстане // Информационно-аналитический бюллетень Института стран СНГ. – 2002.  – № 49; Мендикулова Г. Исторические судьбы казахской диаспоры. Происхождение и развитие.  – Алма-Ата, 1997; Омаров Н. Миграционные процессы в Кыргызской Республике в годы независимости: итоги десятилетия. – Бишкек, 2001; Орусбаев А. Судьба русского языка в Киргизии // Русские в Кыргызстане: Научно-исследовательские статьи и материалы. – Бишкек, 2002; Полещук В. Русский язык и языковая политика Эстонии после 1991 года // Eesti Slavistika. – 2003. – № 1; Элебаева А. История формирования и развития этносоциальной структуры русских Кыргызстана. – Бишкек, 2003.

11 См., например: Балашов Р. Россия и СНГ: проблемы и перспективы интеграционного развития: Автореф. дисс. …канд. полит. наук. – М., 1996; Гнедкова И. Положение русского населения в Латвии и Литве: этнополитический аспект: Автореф. дисс. …канд. полит. наук. – М., 1997; Кочарян В. Международно-правовые проблемы защиты национальных меньшинств: Автореф. дисс. …канд. юрид. наук. – СПб., 1996; Мокин В. Внутриполитическая ситуация в Румынии: Дис. …канд. полит. наук. – М., 1996; Ованесян В. Армянский вопрос как предмет международных отношений: Автореф. дисс. …канд. полит. наук. – М., 1999.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.