WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

БОЧАРНИКОВ Игорь Валентинович

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ СЕПАРАТИЗМУ: ТЕОРЕТИКОПОЛИТОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

Специальность 23.00.02 – политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора политических наук

Москва - 2008

Работа выполнена на кафедре гуманитарных и социально-экономических дисциплин Пограничной академии ФСБ России Научный консультант – доктор философских наук, профессор Шахов Александр Николаевич

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор Бельков Олег Алексеевич доктор философских наук, профессор Горбунов Владимир Семенович доктор политических наук, профессор Ермаков Дмитрий Николаевич

Ведущая организация: Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации

Защита состоится «___» __________ 2009 г. в часов на заседании диссертационного совета Д-319.001.01 по политическим наукам при Пограничной академии ФСБ России по адресу: г. Москва, Ленинградский проспект, д.3/5.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Пограничной академии ФСБ России по адресу: г. Москва, Ленинградский проспект, д.3/5.

Автореферат разослан «___» _________ 200_ г.

Ученый секретарь диссертационного совета Г.П. Герейханов ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ Развитие современных политических процессов свидетельствует о том, что Россия, в наибольшей степени, чем какое-либо иное государство мира, подвержена воздействию деструктивных кризисных явлений и процессов, непосредственно связанных с угрозами ее территориальной целостности и национальной безопасности.

Наиболее отчетливо это проявилось в последнее десятилетие XX столетия, которое по праву можно назвать десятилетием сепаратизма в России.

Именно в это время при прямом попустительстве органов государственной власти произошло становление на территории Чеченской Республики криминального сепаратистского режима, подорвавшего внутриполитическую ситуацию на Северном Кавказе и оказавшего крайне негативное влияние на развитие политических процессов в целом в стране, по сути поставив Российскую Федерацию на грань распада.

Только с приходом нового политического руководства России, взявшего курс на искоренение различных форм этнорелигиозного экстремизма, и с сосредоточением усилий всего общества на противодействие процессам дезинтеграции они были приостановлены. Однако проявления сепаратизма, как одной из форм политической деятельности, сохранили свой разрушительный потенциал в стране, приняли латентную (скрытую) форму. Это означает, что при определенных условиях сепаратизм может проявиться с новой силой и в очередной раз поставить под угрозу территориальную целостность России, ее национальную безопасность.

Сепаратизм на рубеже столетий достаточно активно проявил себя не только в Российской Федерации и в государствах, образовавшихся на постсоветском пространстве. Практически все государства современного мирового сообщества в той или иной мере испытали и испытывают на себе деструктивное влияние сепаратизма. Это свидетельствует о том, что ни одно из современных государств не гарантировано от воздействия деструктивных процессов, формирующихся на его основе. Сепаратизм при этом выступает не только как явление имманентно присущее сложноорганизованным в этноконфессиональном отношении государственным образованиям, но и как средство реализации геополитических интересов ведущих мировых держав и их межгосударственных объединений с целью структурной перестройки мирового сообщества и обеспечения своего лидирующего положения в мире.

Развитие событий в целом ряде регионов мира, а также непосредственно в Российской Федерации со всей очевидностью свидетельствует о том, что сепаратизм обретает все более значимую роль в определении места и роли современных суверенных государств в мировом политическом процессе, их целостности и национальной безопасности.

Это, в свою очередь, предполагает необходимость его исследования и выработки мер по противодействию в интересах обеспечения как национальной безопасности Российского государства, так и стабильности мировых политических процессов.

Актуальность исследуемого научного направления обусловливается следующими обстоятельствами:

Во-первых, необходимостью осмысления сущности и содержания сепаратизма, как явления современной мировой политической практики, наиболее прогрессирующего в государствах, претерпевающих, подобно Российской Федерации, политическую трансформацию, сложных по своему этноконфессиональному составу и подвергающихся воздействию различного рода деструктивных сил.

Неопределенность и двойственность восприятия сепаратизма, как деструктивного явления, подрывающего основы сложно организованных государственных образований, а также как результата реализации политикоправовой концепции права наций на самоопределение, предполагает произвольность его толкования и использования при характеристике политических процессов, развивающихся на этой основе в зависимости от складывающейся политической конъюнктуры.

В этой связи актуализируется необходимость уточнения понятия «сепаратизм», выявления его сущности как явления, а также определение его специфики применительно к современному этапу развития политической ситуации в стране и мире.

Во-вторых, превращением сепаратизма в глобальную проблему мирового сообщества в условиях перехода к многополюсному миру, обусловленную расширением масштабов и степени вовлеченности внешних сил в процессы, сопровождающие дезинтеграцию целого ряда стран.

Процессы дезинтеграции Советского Союза, Югославии, Чехословакии, проявления сепаратизма в Российской Федерации, а также в целом ряде азиатских, африканских, европейских и латиноамериканских государствах обнажили не только полярность позиций ведущих стран мирового сообщества в восприятии сепаратистских процессов, но и предопределили их глобальный характер. Это предполагает необходимость системного комплексного исследования причин и факторов инициирования сепаратизма.

В-третьих, эскалацией конфликтности и напряженности в процессе эволюции сепаратистских процессов, вследствие чего противоречия на почве сепаратизма все чаще принимают крайние формы вооруженных конфликтов, сопряженные с большими человеческими жертвами и материальными потерями.

Особую значимость в этой связи приобретает сращивание сепаратистских организаций и движений с экстремистскими группировками, преследующими радикальные политические цели.

Между тем, в мировой практике отсутствуют универсальные модели, реализующие эффективные политико-правовые механизмы разрешения противоречий, лежащих в основе сепаратизма, что во многом снижает эффективность политики противодействия данному явлению на современном этапе.

В-четвертых, спецификой российского варианта проявлений сепаратизма, наличием современных кризисных деструктивных явлений, предопределяющих потенциальные угрозы национальной безопасности страны в различных сферах. Несмотря на то, что наиболее острая фаза развития сепаратизма в России преодолена, тем не менее сепаратистские проявления попрежнему остаются ведущими факторами дестабилизации обстановки в ряде регионов страны.

Не менее весомым в этой связи является и международный аспект, связанный с ангажированной оценкой проявлений сепаратизма в России, его стимулированием и поддержкой со стороны целого ряда ведущих мировых акторов.

В-пятых, наличием практического как общемирового, так и отечественного опыта противодействия сепаратизму, в том числе негативного, что требует научного осмысления, теоретического анализа и обобщения.

Насущной теоретической и практической задачей является анализ направлений деятельности по минимизации негативного воздействия сепаратизма на социально-политическую ситуацию в стране и мире, а также разработка системы мер, обеспечивающих эффективное противодействие сепаратизму с учетом отечественного и общемирового опыта обеспечения территориальной целостности государства.

В-шестых, актуальность исследования продиктована настоятельной необходимостью переосмысления и корректировки содержания основных направлений государственной политики Российской Федерации в области национальной безопасности.

Возникновение новых, более высоких требований как к результатам, так и к политическому содержанию деятельности органов государственной власти и управления по обеспечению национальной безопасности предполагает необходимость выработки наиболее оптимальных и эффективных форм и способов противодействия сепаратизму, минимизации его негативного влияния на национальную безопасность России. Концептуальная разработка приоритетных направлений государственной политики по противодействию сепаратизму является необходимым условием эффективной политики по реализации национальных интересов Российской Федерации в широком спектре направлений и сфер.

Степень научной разработанности. Обращаясь к анализу проблем противодействия сепаратизму, необходимо заметить, что комплексное решение этой задачи возможно лишь на базе междисциплинарного исследования с позиций различных гуманитарных дисциплин – философии, политологии, социологии и других. Автором проанализированы монографии, научные труды и публикации по проблемам национальной безопасности, а также ряд источников по актуальным проблемам геополитики, конфликтологии, регионоведения, этнополитологии, Массив исследованной литературы можно представить по следующим основным направлениям.

К первому направлению относятся исследования отечественных ученых, в которых осмысливаются философские и политические основы национальной безопасности как специфического состояния общества и государства, социального процесса и ее компонентов.1 В них рассматриваются различные аспекты и грани этой сложной проблемы, в частности, дается обоснование одного из ключевых – системного подхода к исследованию национальной безопасности, раскрываются основы методологии и методики исследований в этой области.

Анализ источников и литературы характеризуемого направления дает основание заключить, что на фоне интересных и плодотворных в политологическом плане идей и положений, развиваемых отечественными авторами, до сих пор недостаточно исследованными остаются такие важные аспекты национальной безопасности, как выявление и обоснование содержания и специфики взаимного влияния двух неотъемлемых процессов: глобализации политических процессов и обеспечение суверенитета государства.

См.: Вахрамеев А.В. К вопросу об обеспечении национальной безопасности Российской Федерации (декларации и реальность) // Социально-гуманитарные знания. – 2002. – № 1-3; Возжеников А.В. Парадигма национальной безопасности реформирующейся России. – М., 2000; Дзлиев M.И., Романович А.Л, Урсул А.Д. Проблемы безопасности:

теоретико-методологический аспект. – М., 2001; Дзлиев М.И., Урсул А.Д. Основы обеспечения безопасности России. – М., 2003; Кортунов С.В. Становление политики безопасности: Формирование политики национальной безопасности России в контексте проблем глобализации. – М.: Наука, 2003; Кузнецов В.Н. Социология безопасности:

формирование культуры безопасности в трансформирующемся обществе. – М., 2002; Общая теория национальной безопасности / Под ред. А.А. Прохожева. – М., 2002; Тер-Акопов А.А.

Безопасность человека: Социальные и правовые основы. – М., 2005 и др.

Не всегда выделяется и специально рассматривается ведущими специалистами в области национальной безопасности проблема обеспечения территориальной целостности России.

Второе направление составляют труды, в которых анализируется сепаратизм как феномен современной политической действительности. Это работы отечественных и зарубежных авторов, в которых раскрываются политические, региональные, этнические, конфессиональные и другие аспекты сепаратизма.

Наиболее значимыми работами являются: монография А.В. Володина, а также диссертационные исследования А.В. Авраменко и М.А. Домаревой, в которых предлагается собственное понимание явления сепаратизма, раскрываются причины и факторы, определяющие его активизацию1.

Теоретические проблемы современного сепаратизма в условиях глобализации и новой геополитической ситуации на мировой арене получили освещение в работах А.П. Бутенко, А.А. Празаускаса, С.А. Проскурина, B.В. Cepeбрянникова, А.И. Уткина и др.С учетом специфики развития внутриполитических процессов в Российской Федерации повышенное внимание исследователей направлено на изучение этнического сепаратизма и проблем религиозного развития и идентификации общностей. В серии научных трудов об этногенезе народов России освещаются вопросы идеологии и практики национализма, причин и следствий этноконфессиональных конфликтов3.

Авраменко А.В. Сепаратизм (сущность и проблемы). Дис.... канд. полит. наук. – М, 1997; Володин А.В. Региональный сепаратизм: проблемы теории и практики. – М., 1999;

Домарева М.А. Сепаратизм в постсоветской России: факторы возникновения, функционирования и нейтрализации. Дис....канд. полит. наук. – М.: МГСУ, 2004.

См.: Бочарников И.В. Россия в условиях глобализации // Власть. – 2001. – №3;

Бутенко А.П. Глобализация: сущность и современные проблемы // Социально-гуманитарные знания. – 2002. – №3; Проскурин С.А. Глобализация или глобализм? //Власть. – 2001. – № 5;

Он же. Геополитический фактор в международных отношениях // Социально-гуманитарные знания. – 2003. – №2; Серебрянников В.В. Мировая «холодная война» второй половины XX века // Социально-гуманитарные знания. – 2002. – № 1; Трагедия великой державы:

национальный вопрос и распад Советского Союза. – М.: 2005; Уткин А.И. Вызовы Запада и ответ России. – М., 2002; Юсупова Г.И. Геополитические и этнополитические аспекты безопасности юга России в условиях глобализации. – Махачкала: РАН ДНЦ, Регион. центр этнополит. исслед., 2006 и др.

См.: Бабкин И.О. Феномен этнического сепаратизма. Дис. канд.... полит. наук. – Ставрополь, 2001; Бажан Т.А. Оппозиционная религиозность в России. – Красноярск, 2000;

Балаян Г.Б. Национально-этнический сепаратизм в России: политологический анализ. Дис.

канд.... полит. наук. – М., 2001; Левченко Н.Н. Этнический сепаратизм как фактор ослабления российской государственности (на примере Чеченской республики). Дис.... канд.

полит. наук. – Владикавказ, 2006; Герейханов Г.П. Угрозы национальной безопасности России на Северном Кавказе (этноконфессиональный аспект). – М.: Граница, 2004; Тюканько А.А. Этнополитические процессы в России и их влияние на национальную безопасность (политологический анализ): Автореф. дис.... канд. полит. наук. – М., 2007 и др.

Вопросы национальной идентичности и национальных интересов поднимаются в работах Л.М. Дробижевой, В.В. Ильина, В.К. Кантора, В.Н. Кузнецова, А.М. Миграняна, М.А. Мунтяна, Н.А. Нарочницкой, Ю.С. Пивоварова, Э.А. Позднякова, А.И. Солженицына, А.С. Ципко и др.К третьему направлению относятся научные труды и источники информационно-публицистического характера, раскрывающие специфику эволюции сепаратизма в России. Прежде всего, это работы по истории «чеченского кризиса» и исследованию конфликтного потенциала всего СевероКавказского региона, изучению соответствующих проблем в других регионах Российской Федерации2.

Целый пласт научной литературы содержит аналитический материал о социально-политическом и экономическом развитии российских регионов в постсоветский период: сведения о процессе становления и трансформации региональной политической элиты, динамике взаимодействия регионов с центральной властью.

В ряде исследований в исторической ретроспективе рассматриваются национальная политика России, специфика взаимоотношений между центром и регионами3. Их изучение позволило диссертанту определить истоки См.: Дробижева Л. Российская этническая идентичность: противостояние или совместимость //Безопасность Евразии. – 2003. – № 12; Ильин В., Ахиезер А. Российская цивилизация: содержание, границы, возможности. – M., 2000; Кантор В. Русский европеец как явление структуры. – М., 2001; Кузнецов В. Российская мечта в геокультурном измерении //Безопасность Евразии. – 2003. – №11; Лашков Е.А. Институционально-правовое оформление национальных интересов в постсоветской России : Автореф. дис.... канд. юрид.

наук. - Ростов н/Д, 2006; Лужков Ю.М. Возобновление истории: человечество в XXI веке и будущее России. – М., 2002; Мунтян М. Постиндустриальное общество и устойчивое развитие в XXI веке //Безопасность Евразии. – 2001. – №3; Нарочницкая Н. Россия и русские в мировой истории. – М., 2003; Пивоваров Ю. Полная гибель всерьез // Полития. – 2003. – №4; Поздняков Э. Нация, национализм, национальные интересы. – М., 1994; Солженицын А.И. Россия в обвале. – М., 1997; Ципко А. Можно ли сформировать новую российскую идентичность? //Вестник аналитики. – 2002. – № 8 и др.

См.: Герейханов Г.П. Угрозы национальной безопасности России на Северном Кавказе (этноконфессиональный аспект). – М.: Граница, 2004; Гордеев В. Дальневосточный сепаратизм: миф или реальность? // Вопросы социально-демографической истории Дальнего Востока в XX в.: Сб. науч. статей / Ред. Н.Е. Чернолуцкая. – Владивосток, 1999. – С. 135-155;

Данлоп Дж. Россия и Чечня: история противоборства. Корни сепаратистского конфликта. – М., 2001; Макуев Р.Х. Проблемы российской государственности сквозь призму трагедии Чеченской республики. – Орел, 2000; Марков А.П. Проблемы сепаратизма в Сибири // Взаимоотношения народов России, Сибири и стран Востока: история и современность. – М., 1997. и др.

См.: Мамсуров Т.Д. Регионы – Центр: проблемы согласования интересов. – М., 2000;

Национальная политика России: история и современность/ Отв. Ред. В.А. Михайлов. – М., 1997; Россия в XX веке: проблемы национальных отношений/ Ред. А.Н. Сахаров, В.А.

Михайлов. – М., 1999.

сепаратистских конфликтов, имевших место на территории Российской Федерации на рубеже XX и XXI столетий.

Следует отметить, что подавляющее большинство научных трудов о развитии сепаратизма в различных регионах России имеют обзорный характер.

При этом авторы не делают попыток абстрагироваться от территориальной специфики и дать обобщающую характеристику данного феномена. Тем не менее, подобные исследования содержат обширный фактологический материал, облегчающий проведение концептуально-научного анализа.

Четвертое направление включает научные публикации по проблемам совершенствования федеративных, межнациональных и межконфессиональных отношений в Российской Федерации.

Проблемам формирования и развития российского федерализма посвящены работы Р.Г. Абдулатипова, А.Н. Аринина, В.Н. Лысенко и других ученых1. Названные авторы выявляют качественную специфику федерализма в нашей стране, излагают идеи о возможности активизации сепаратистских тенденций из-за ряда противоречий фактического неравенства субъектов федерации, феномена асимметричности, а также некоторых других особенностей отечественной практики федеративных отношений.

Перспективы России как федеративного государства, возможность его сохранения и развития в нынешних границах интенсивно обсуждаются на страницах периодической печати. Объектом исследовательского интереса все чаще становится проблема нормативно-правовой обоснованности сепаратизма в контексте требований государственного законодательства и международного права, философской теории прав человека и нации, а также принципы демаркации собственно феномена сепаратизма и явления региональной автономизации2.

Пятое направление представлено работами зарубежных авторов по проблемам национализма и сепаратизма. Большое внимание зарубежными См.: Аджиев X. Государство, нации, федерализм. – Балашиха, 2002; Аринин А.Н., Марченко Г.В. Уроки и проблемы становления российского федерализма. – М., 1999;

Асимметричная федерация: взгляд из центра, республик и областей: Сб. статей /Ред. Л.М.

Дробижева. – М., 2000; Вопросы национальных и федеративных отношений: Сб. ст./ Под общ. ред. Р.Г. Абдулатипова. – М.: Изд-во РАГС, 2005; Иванов В.Н. Россия федеративная:

кризис и пути его преодоления. – М., 1999; Митрохин С. Российский федерализм: история болезни //НГ – регионы. 1998. – № 17; Петров В. Россия: кризис федерации. Прошлое, настоящее, будущее. – М., 1999 и др.

См.: Государство, этносы, сепаратизм и проблема прав человека: Сб. статей / Ред.

М.Г. Арутюнов. – М., 2000; Каджая Г. Самоопределение или сепаратизм? // НГ – 1999. – фев. – № 35; Паин Э. Федерализм и сепаратизм в России: мифы и реальность:

http://www.rami.ru; Савельев А. Суверенитет, федерализм, сепаратизм: http://www.netda.ru и др.

исследователями в данной области уделяется глобальным и региональным дезинтеграционным процессам1.

Среди работ зарубежных авторов, посвященных восприятию и анализу развития сепаратизма в России, следует выделить публикации З. Бжезинского, И. Валлерстайна, Ш. Гарнетта, Дж. Гудби, Г. Кисинджера, С. Коэна, Дж. Кьезы, А. Рара, С. Тэлботта, М. Тэтчер и др.Таким образом, можно говорить о том, что в отечественной и зарубежной науке создана определенная база для дальнейшего углубленного исследования проблем противодействия сепаратизму. Тем не менее, несмотря на значительный объем публикаций, посвященных сепаратизму и его проявлениям в современной политической практике, непосредственно проблема противодействия сепаратизма не является достаточно разработанной.

Изучение имеющегося материала позволяет очертить круг наименее разработанных либо вообще не разработанных вопросов, определить некоторые дискуссионные моменты.

Прежде всего, следует отметить, что в изучении сущности и содержания сепаратизма преобладают социально-философские подходы. В то же время указанная проблематика значительно реже анализируется с политологической точки зрения. Соответственно, использующиеся при этом понятия еще не обрели категориального статуса и нуждаются в дальнейшей разработке.

Имеющиеся работы посвящены лишь отдельным политологическим вопросам Альтерматт У. Этнонационализм в Европе. – М., 2000; Андерсон Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма. – М.: Ин-т социологии РАН, 2001; Гелннер Э. Пришествие национализма //Нации и национализм. – М.:

Праксис, 2002; Лебон Г. Психология народов и масс. – СПБ.: Изд. «Макет», 1995; Лейпхарт А. Сообщественная демократия // Политические исследования. – 1992. – № 3; Ротшильд Дж.

Этнополитика // Этнос и политика. – М.: УРАО, 2000; Хантингтон С. Столкновение цивилизаций и формирование мирового порядка. Пер. с англ. – М., 2002; Он же: Кто мы? Пер. с англ. – М., 2004; Burbach R., Nunez О., Kagarlitsky О. Globalization and its Discontents. – London, 1997; Cvetkovich A., Kellner D. Articulation the Global and the Local Globalization and Cultural Studies. – Boulder, 1997; Kellas J. The Politics of Nationalism and Ethnicity. – N.Y., 1991; Van den Berghe P.L. The Ethnic Phenomenon. N. Y., 1987.

См: Бжезинский 3. Великая шахматная доска: господство Америки и его геостратегические императивы. Пер. с англ. – М., 1998; Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире. Пер. с англ. – СПб., 2001; Гарнетт Ш. «Медведь, застрявший в великой тесноте» или ограничения российской мощи //Pro et Contra. – 1997.

– T.2. – № 1; Гудби Дж. Неразделенная Европа. Новая логика мира в американо-российских отношениях. Пер. с англ. – М., 2000; Graham Th. Russia's Decline and Uncertain Recovery.

– Washington, D.C., 2002; Киссинджер Г. Нужна ли Америке внешняя политика? К Дипломатии для XXI века. Пер. с англ. – М., 2002; Коэн С. Провал крестового похода США и трагедия посткоммуистической России. Пер. с англ. – М., 2001; Кьеза Дж. Русская рулетка.

– М.,2001; Сестанович С. Где истинное место России // Pro et Contra. – 2001. – T.6, №1-2;

Тэтчер М. Искусство управлять государством. Стратегии для меняющегося мира. Пер. с англ. – М., 2003; Фукуяма Ф. Конец истории. Пер. с англ. – М., 2000; Он же. Наше постчеловеческое будущее. Пер., с англ. – М., 2004 и др.

нейтрализации или преодоления сепаратизма. Однако целостного, системного решения проблемы противодействия сепаратизму в прямой постановке в рассмотренных теоретических источниках не просматривается.

Практически не исследованными остались вопросы анализа сепаратизма, как явления общемировой политической практики, его специфика и особенности проявления в политической истории России и на современном этапе ее развития. Отсутствует политологический анализ деятельности органов государственной власти по противодействию сепаратизму, особенно в процессе переходного периода, в условиях трансформации общественных отношений и политической модернизации в России.

Таким образом, в настоящий момент в обществе сложилось реальное противоречие между всё более возрастающей потребностью в уяснении теоретических положений, которые всесторонне раскрывали бы основные направления деятельности органов государственной власти по противодействию сепаратизму на современном этапе развития российской государственности и отсутствием современного политолого-научного исследования, представляющего политологическое решение данной крупной научной проблемы на системном уровне. Осознание этого противоречия и явилось одним из основных мотивов диссертационного исследования.

Замысел и гипотеза диссертационного исследования обусловлены предположением о продолжающемся деструктивном влиянии сепаратизма на национальную безопасность России.

Реализованный на рубеже XX-XXI столетий комплекс практических мер по ликвидации сепаратистского режима на территории Чеченской Республики и террористического подполья в целом в Северо-Кавказском регионе, нейтрализация и преодоление регионального сепаратизма в других субъектах Российской Федерации сыграл значимую роль в укреплении единства российского политического пространства.

Это, однако, не устранило угроз сепаратизма территориальной целостности страны. Под влиянием целого ряда факторов и, прежде всего, реализуемой органами государственной власти России политики в сфере национальной безопасности, дезинтеграционные процессы приняли во многом латентный характер, а сам сепаратизм обрел ряд свойств и признаков, неисследованных современной политической наукой. Соответствующим образом изменилось и содержание сепаратистских процессов.

Все это в комплексе обусловливает угрозы национальной безопасности и территориальной целостности Российской Федерации и предполагает необходимость корректировки государственной политики в этой области, на основе анализа сущности и содержания современного сепаратизма, тенденций его развития и определения приоритетных направлений деятельности органов государственной власти по противодействию данному явлению.

Актуальность исследуемых проблем, их сложность и многоплановость, недостаточная разработанность, а также большая практическая значимость в процессе реализации политики обеспечения национальной безопасности России на современном этапе ее развития обусловили определение объекта и предмета, основную цель и задачи исследования.

Объектом исследования выступает сепаратизм как явление современной мировой и отечественной политической практики.

Предметом исследования является противодействие сепаратизму в России как фактор обеспечения территориальной целостности и сохранения государственности Российской Федерации.

Основная цель диссертации: на основе исследований сепаратистских процессов, анализа отечественного и зарубежного опыта выявить источники, природу, характер и особенности сепаратизма в Российской Федерации, сформулировать и научно обосновать направления деятельности государства и общества по противодействию сепаратизму.

Задачи исследования:

1. Разработать методологические основы исследования сепаратизма.

2. Выявить источники, природу, сущность и современные черты сепаратизма.

3. Проанализировать отечественный и зарубежный опыт противодействия сепаратизму.

4. Определить содержание и степень влияния сепаратизма на современные процессы формирования мирового устройства.

5. Провести анализ отечественной национально-государственной политики и результатов ее реализации в историческом прошлом и на современном этапе развития России.

6. Оценить современное состояние и тенденции сепаратизма в Российской Федерации.

7. Выявить и научно обосновать пути и способы противодействия сепаратизму на современном этапе развития российской государственности.

Методологическую основу исследования составили концептуальные положения политологии и конфликтологии, теории национальной безопасности, их правовое и концептуально-теоретическое разрешение в Российской Федерации, рассмотренные в отечественной теории вопросы общей концепции безопасности и ее конкретных видов.

В исследовании использовались методы политологического, исторического, функционального и системного анализа, теоретического обобщения, описания и другие. Доминирующим выступает политологический анализ в единстве методологических принципов, подходов, категорий, идей и положений.

Источниковая база исследования. Источниковую базу исследования составляют труды по проблемам национальной безопасности отечественных и зарубежных авторов, издания, публикации и иные информационно-справочные материалы, содержащие сведения о состоянии и развитии сепаратизма в мире, на территории постсоветского пространства, а также законодательные и иные нормативные правовые акты Российской Федерации по вопросам обеспечения безопасности и территориальной целостности.

В качестве эмпирического материала в диссертации используются результаты мониторинга развития внутриполитической ситуации в ряде регионов страны, осуществляемого в рамках подготовки информационноаналитических материалов для руководства высшего законодательного органа Российской Федерации.

Достоверность результатов исследования обеспечивалась формальнологической непротиворечивостью и корректностью исходных методологических позиций автора, применением апробированных методик и инструментария, обоснованным выбором данных мониторинга развития внутриполитической ситуации в Российской Федерации, позволивших сделать аргументированные предположения и выводы. Для обеспечения объективности результатов исследования использовалось консультирование со специалистами по рассматриваемой проблеме.

Структурно диссертация состоит из введения, четырех глав, включающих четырнадцать параграфов, заключения и списка литературы.

Во введении – дается обоснование актуальности темы диссертационного исследования, характеризуется состояние ее разработанности в научной литературе, формулируются его объект, предмет, цель, задачи, новизна и положения, выносимые на защиту.

В первой главе – «Теоретико-методологические основы исследования сепаратизма» определяется методологический инструментарий исследования проблемы, в политологическом ключе раскрываются сущность и содержание сепаратизма, исследуются основные его формы и разновидности, а также условия и факторы их проявления.

Во второй главе – «Происхождение и эволюция сепаратизма и опыт противодействия ему в зарубежной и отечественной политической практике» представлен политологический анализ зарождения и эволюции сепаратизма в мировой политической практике, проявлений сепаратизма в современном глобализирующемся мире, а также сравнительный анализ зарубежного и отечественного опыта противодействия данному явлению.

В третьей главе – «Сепаратизм в исторической и современной политической практике России» раскрыты основные направления национально-государственной политики в дореволюционный и советский периоды развития российской государственности, выявлены истоки и причины современных сепаратистских тенденций в ряде регионов страны.

В четвертой главе – «Приоритетные направления противодействия сепаратизму в Российской Федерации в современных условиях» раскрываются основные направления совершенствования деятельности органов государственной власти по обеспечению национальной безопасности Российской Федерации в части, касающейся противодействия сепаратизму, определяются основные проблемы современного федеративного устройства государства и предлагаются направления по его совершенствованию, определяются пути противодействия процессам межэтнической и межконфессиональной конфликтности и критерии военно-силового обеспечения внутренней безопасности, в том числе в плане противодействия сепаратизму.

В заключении – формулируются теоретические выводы и практические рекомендации, направленные на оптимизацию и дальнейшее совершенствование деятельности федеральных органов законодательной и исполнительной власти, а также иных органов государственной власти Российской Федерации в вопросах противодействия сепаратизму.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА ИССЛЕДОВАНИЯ И ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ Научная новизна диссертационного исследования заключается, прежде всего, в самой постановке, обосновании и способах решения актуальной научной проблемы – политологическом анализе природы и сущности сепаратизма, выявлении специфики российского сепаратизма, причин, вызвавших его активизацию, полученных результатах анализа зарубежного и отечественного опыта противодействия сепаратизму, а также в определении основных направлений деятельности органов государственной власти по реализации задач в интересах обеспечения территориальной целостности и национальной безопасности Российской Федерации.

По результатам проведенного исследования на защиту выносятся:

1. Выявленные автором методологические аспекты политологического анализа сепаратизма и противодействия ему.

Сложность и многогранность сепаратизма, проблемы противодействия данному явлению предполагают необходимость использования в процессе ее исследования методов различной степени общности – всеобщие (философские), общие (общенаучные) и специальные (на уровне конкретных наук). Комплексное применение этих методов обусловлено спецификой сепаратизма, возникновение, функционирование и развитие которого детерминировано социальными, экономическими, духовными, историческими и другими условиями. Данное обстоятельство определяет потребность исследования сепаратизма и основных направлений противодействия ему посредством использования четырех уровней анализа – социально-философского, социологического, социальнопсихологического и политологического.

Социально-философский уровень исследования предполагает использование двух концептуальных методологических подходов – диалектического и синергетического.

Исходными положениями диалектического подхода являются принципы диалектического противоречия как источника развития и детерминации объективными закономерностями социально-политических противоречий и конфликтов. Применительно к теме исследования принцип диалектического противоречия основывается на противоречии между социальным и политическим принципами структурирования общества.

Возникает это противоречие на определенном этапе социогенеза – в ходе формирования потребностей той или иной социальной группы населения в обособлении от сложившейся государственно-организованной общности с последующим стремлением к созданию собственного государственного образования как субъекта международного права. Указанное выше противоречие генерирует напряженность между государством и стремящейся к обособлению социальной группой населения и предполагает гомогенизацию общества с точки зрения идентичности его членов путем нациестроительства.

Данное противоречие является основным в процессе становления и эволюции сепаратизма, определяя содержание и направленность сепаратистских процессов.

Применение синергетического подхода обусловлено тем, что в основе развития общества, в том числе и кризисного, может стать не только действие законов диалектического развития, но и неравномерность, нестабильность, эволюция и коэволюция политической системы; свойствами такого состояния будет считаться как детерминированность, так и вероятностная случайность, а факторами, влияющими на процесс, как объективные и закономерные тенденции, так и малые (нередко стихийные) воздействия на микроуровнях.

В целом же применение диалектики совместно с синергетическим подходом позволяет взглянуть на проблемы сепаратизма и противодействия ему с точки зрения познания их как результата деятельности социальных групп государственно-организованного общества.

На уровне социально-философского осмысления сепаратизма реализуется также и один из основных методов исследования – субстанциональный подход, посредством которого определяется сущность сепаратизма, его наиболее характерные черты и свойства как сложного и неоднозначного явления современной политической практики, а также общественных условий и факторов, благодаря взаимодействию которых становится возможным его эволюция.

Сепаратизм более чем какое-либо иное явление политической практики динамичен в своем развитии, поскольку характер и содержание процессов, реализующихся на его основе, в значительной степени зависят от конкретной ситуации. В методологическом плане это предполагает использование принципа ситуационного подхода. В соответствии с ним могут быть определены условия и факторы, обусловливающие возникновение и развитие сепаратизма и, соответственно, направления деятельности органов государственной власти по противодействию ему.

Социологический уровень анализа обеспечивает изучение причин и динамики развития сепаратизма на основе сопоставления интересов и целей социальных общностей, их места в социально-политической структуре данного общества через групповое и индивидуальное сознание в форме типологических противоречий ориентации, ценностей, целей и установок. На данном уровне в исследовании реализуются методы институционального, бихевиористского и сравнительного подходов.

Институциональный подход ориентирован на изучение политических институтов: государства, его органов, политических партий, общественных организаций и иных структур, связанных с политической деятельностью. Его использование в исследовании проблемы противодействия сепаратизму позволяет определить как содержание деятельности сепаратистских структур, так и, соответственно, меры противодействия им со стороны органов власти в интересах обеспечения территориальной целостности государства.

Бихевиористский подход основывается на рассмотрении политической системы как организма, функционирующего по своим законам, имеющего свою внутреннюю логику развития. Главной особенностью бихевиоризма в исследовании сепаратизма является использование конкретных фактов, примеров политического поведения, связанных с эволюцией сепаратистских явлений и процессов, а также реализуемых мер по противодействию.

Одним из наиболее распространенных методов, используемых в исследовании политических явлений и процессов, является сравнительный анализ, который обеспечивает возможность сопоставления не только состояния национальной безопасности и таких ее угроз как сепаратизм, но и эффективности мер, предпринимаемых по противодействию и нейтрализации.

Исследование проблемы противодействия сепаратизму на социальнопсихологическом уровне анализа позволяет определить психологические механизмы осознания противоречий, ценностей, норм, ориентаций и целей индивидов и групп в процессе их совместной деятельности, а также формы взаимодействия и разрешения противоречий различными субъектами политических процессов.

С учетом того, что в основе сепаратистских процессов лежит, прежде всего, осознание представителями той или иной социальной группы своей инаковости от представителей других социальных групп и противопоставление им по принципу «мы» – «они» («свои» – «чужые»), социально-психологический уровень исследования позволяет выявить ценностные установки и мотивацию деятельности участников сепаратистских процессов. В рамках данного уровня исследование проблемы противодействия сепаратизму реализовано посредством нормативно-ценностного и антропологического подходов.

Нормативно-ценностный подход предполагает выяснение значения для общества тех или иных политических процессов, их роли в обеспечении безопасности личности, общества и государства.

Антропологический подход базируется на обосновании политики природой человека. В данном случае исследование сепаратизма и опыта противодействия ему предполагает уяснение позиций представителей властной элиты (центральной, региональной, местной), инициирующих или, напротив, противодействующих сепаратистским процессам.

Особое значение в исследовании проблемы противодействия сепаратизму занимает собственно политологический уровень анализа. Данный уровень исследования представляет собой синтез предыдущих уровней и предполагает исследование состояния таких категорий, как политический процесс, состояние политических субъектов и объектов, оценка внутриполитических процессов в сложно-организованных в этноконфессиональном отношении государственных образованиях, а также влияние внешних факторов на их состояние и тенденции развития.

Основными принципами политологического анализа проблемы противодействия сепаратизму являются:

· объективность и политический реализм;

· конкретно-исторический подход;

· системный подход;

· комплексный подход;

Принципы объективности и политического реализма применительно к исследованию сепаратизма и проблем противодействия ему требуют рассмотрения действительного, а не желаемого состояния сепаратистских явлений и процессов.

Второй важнейший принцип методологии политического анализа – принцип конкретно-исторического подхода – предполагает последовательное рассмотрение генезиса и эволюции исследуемого явления: процесса его зарождения, основных этапов развития, анализа изменений на каждом из них с конкретно-исторических позиций.

Специфика методологии системного подхода к анализу сепаратизма обусловливает необходимость выделения факторов и условий, способствующих организации его элементов в систему, определение её специфических оснований, связей и взаимозависимостей, обнаружение закономерностей функционирования и развития.

Применительно к исследуемой проблеме – определению основных направлений противодействия сепаратизму это означает следующее.

1. Сепаратизм рассматривается как целостное образование, совокупность совместно содействующих взаимосвязанных элементов, которые не просто взаимодействуют между собой в рамках сложившейся системы национальной безопасности государства, а пронизывают её изнутри, благодаря их сложной социальной основе.

2. Цель противодействия сепаратизму определяется не случайными, а жизненно важными интересами страны, интегрирующими в себе интересы граждан, общества и государства.

В процессе эскалации сепаратистских процессов наиболее значимые компоненты национальной безопасности подвергаются комплексному деструктивному воздействию. Это предполагает рассмотрение сепаратизма и основных направлений противодействия ему не только с позиций системного, но и комплексного подхода.

Реализация данного подхода в исследовании сепаратизма позволяет комплексно учитывать влияние наиболее значимых факторов на функционирование и развитие сепаратизма и на этой основе определять размеры и динамику ресурсов, которые необходимо использовать в процессе противодействия ему, а также осуществлять научно обоснованный анализ мер, обеспечивающих национальную безопасность страны.

Опираясь на указанные методологические подходы, становится возможным получение системного представления о сепаратизме и противодействии ему. Анализ этого сложного и неоднозначного явления, таким образом, представляет собой не только комплексное исследование теории и практики вопроса, но и выявления основных задач и направлений реализации государственной политики по обеспечению безопасности и территориальной целостности Российского государства.

2. Авторская интерпретация сущности сепаратизма, представляющего собой явление, отражающее и реализующее идейнополитические потребности различных социальных групп населения государства в реализации «инаковости» и обособления от исторически сложившейся социально-политической общности на основе осознания ими невозможности совместного сосуществования в рамках единой государственности с целью создания отдельного государственно оформленного образования.

Сущность сепаратизма определяется спецификой политической деятельности определенных социальных групп по обособлению их от сложившейся в рамках единого государства общности.

Важнейшим признаком сепаратизма является также наличие политической организации, способной взять на себя ответственность по мобилизации социальных групп на реализацию сепаратистских целей. Как правило, такие организации создаются и функционируют полулегально, декларируя на начальном этапе исключительно лояльные существующему политическому режиму цели и лозунги. Только лишь мобилизовав необходимые для достижения политически значимых целей ресурсы, такие организации открыто противопоставляют себя легитимному режиму, вступая в открытую конфронтацию с институтами государства.

Стимулом к обособлению той или иной социальной группы является ее стремление обладать публичной политической властью на государственном уровне. При этом в основе стремления к обладанию публичной политической властью лежит сознательное неприятие этноконфессиональных признаков других некоренных (нетитульных) социальных слоев и групп населения страны.

Специфику сепаратизма определяют также типичные и характерные свойства, соответствующие исторически определенным политическим интересам той или иной социальной группы населения государства. Речь в данном случае идет об особенностях сепаратизма, которые обусловливаются:

во-первых, спецификой его генезиса и эволюции на конкретных этапах исторического развития той или иной государственности;

во-вторых, условиями и характером конкретной исторической связи различных социальных групп определенного государства;

в-третьих, характером взаимосвязей и взаимодействия различных социальных групп в процессе реализации их политических целей.

Содержание объективной стороны сепаратизма определяют факторы, детерминирующие характер и направленность политических процессов, происходящих на его основе.

К числу наиболее значимых из них следует отнести:

– изменение геополитической обстановки на рубеже XX и XXI столетий, кардинальным образом повлиявшее на расстановку сил в мире;

– появление новых государственных образований, позволяющее говорить об очередном этапе образования национальных государств;

– кризисное (проблемное) развитие сложных по своему этническому и конфессиональному составу государственных образований;

– качественно новый уровень развития национального самосознания, ориентированного исключительно на противопоставление одних этнических общностей другим социальным группам населения государства;

– ренессанс конфессионального фактора, ставшего одним из наиболее значимых инструментов мобилизации различных слоев населения в процессе достижения политически значимых целей и задач;

– резко изменившийся уровень жизни населения в большинстве стран мира, характеризующийся углубляющимся разрывом в благосостоянии населения развитых стран и остального мира.

Субъективная сторона сепаратизма определяется деятельностью субъектов (акторов) политических отношений, вовлеченных в процессы функционирования и развития сепаратизма. К таковым наиболее значимым субъектам следует отнести политические организации и движения, аккумулирующие и выражающие цели и интересы социальных общностей, ориентированных на свое обособление, а также органы государственной власти, политические институты и общественные организации как субъекты, противодействующие сепаратизму.

В совокупности субъективные и объективные факторы определяют генезис и эволюцию сепаратистских тенденций, их социально-политический фон, характер и содержание взаимоотношений субъектов сепаратизма.

Внешнее содержание сепаратизма включает вопросы, непосредственно связанные с реализацией взаимоотношений с другими государствами или международными структурами, прямо или опосредовано вовлеченными в данные процессы, а также оказанием содействия или противодействия им.

Внутреннее содержание сепаратизма охватывает проблемы, непосредственно связанные с взаимодействием различных социальных групп в процессе реализации интересов обособления одной из них (некоторых из них) с инициированием разрушения единого политического пространства в государственно-организованном обществе.

Показательно то, что если на уровне межгосударственных отношений дезинтеграция предполагает переориентацию с одного на другой центр мирового порядка, то в сфере внутригосударственных политических и социальных отношений природа сепаратизма проявляется в осознании «инаковости» той или иной общности от других социальных групп, составляющих население государства. На этой почве формируется стремление реализовывать их не столько самостоятельно, автономно, сколько «в отдельности» от других общностей, вне рамок ранее имевших место форм общественных отношений.

В силу этого сепаратизм представляет собой совокупность конкретных местосвершений, формирующихся там и тогда, где и когда люди и их объединения предпринимают действия, направленные на разрушение сложившейся государственности с целью захвата и использования государственной власти.

3. Характеристика основных форм и видов сепаратизма, условий и факторов их проявления. Наиболее распространенными формами сепаратизма в современной политической практике являются этнический, конфессиональный и пока еще формирующийся цивилизационный, а также их сочетание. В то же время, динамика сепаратистских процессов предполагает проявление в рамках данных форм сепаратизма его разновидностей, определяемых по направленности, масштабу, характеру причин, адресу и методам достижения цели.

Доминирующая роль и распространенность этнического сепаратизма определяется, прежде всего, высокой мобилизующей ролью этносов, вставших на путь обретения собственной государственности. Этносы и этнические группы на рубеже столетий, преодолев классовые и иные социальнополитические и экономические противоречия, обрели особые место и роль в процессе формирования нового мирового порядка и стали наиболее значимыми субъектами современного политического процесса как на уровне отдельных государств, так и в масштабе современной системы международных отношений.

Другой важнейшей причиной значимости роли этносепаратизма является неодинаковый социально-политический статус различных этнических групп населения, сложившийся исторически или созданный искусственно, посредством наделения, как правило, государствообразующей этнической группы целым рядом привилегий в основных сферах жизнедеятельности общества (управление, образование, медицина и т.д.). Это закономерно генерирует межэтническую напряженность.

Значительное влияние этносепаратизма на характер и содержание современных политических процессов определяется и историческим противоречием между этническим и политическим принципами социального структурирования, которое по-иному можно рассматривать как противоречие между этносом и формирующейся нацией европейского типа («евронацией»).

Обоснованием этносепаратизма в данном случае становится отождествление этноса и нации, а политико-правовой основой – «право наций на самоопределение». Таким образом, порождается двойственное восприятие данного явления, при котором в одном случае оно воспринимается как национально-освободительное движение, а в другом – как сепаратизм.

Содержание конфессионального сепаратизма определяется высоким интегрирующим потенциалом религии, проявляющемся не только в единстве отправления строго определенных религиозных обрядов, но и идентификации мировоззренческих установок той или иной социальной общности и, соответственно, размежевании на основе данных установок.

По своей мобилизующей роли религиозный фактор не уступает этническому, а на ряде направлений и значительно превосходит его. Более того, пример размежевания единого сербского, украинского, грузинского этносов свидетельствует о том, что религиозный фактор при определенных условиях по своей деструктивной роли является мощнейшим средством противопоставления социальных общностей не только в полиэтнических государствах, но и в рамках единого этноса внутри государства.

Аналогичную роль играют и различия более высокого уровня, так называемые межцивилизационные, определяющие характер и содержание современных мировых политических процессов, выступающие в роли цивилизационных вызовов, геополитических изломов и т.д.

Данный перечень форм сепаратизма является далеко не исчерпывающим.

Динамика сепаратистских процессов, участие в них различных субъектов предполагают появление в рамках рассмотренных выше форм сепаратизма определенных разновидностей, исследование которых представляется перспективной задачей.

На основе обобщения конкретных ситуаций последних лет автором классифицированы виды сепаратизма по следующим типологическим рядам:

По направленности:

· внешний;

· внутренний.

Для внешнего сепаратизма характерно наличие внешнего источника инициирования, его поддержки финансовыми, экономическими ресурсами, дипломатическими и политическими мерами, вплоть до вооруженного вмешательства в конфликт.

Внутренний сепаратизм характеризуется отсутствием или минимальным воздействием внешних источников на сепаратистские процессы в государстве, что позволяет локализовать конфликт в его территориальных рамках и не допустить его расширения за пределы суверенной территории.

По масштабу:

· региональный;

· локальный (местный).

Региональный сепаратизм предполагает достижение власти на региональном уровне. Основными субъектами сепаратизма в данном случае являются региональные политические структуры, выступающие за расширение своих властных полномочий и соответственно ограничение данных полномочий центральной власти.

Локальный сепаратизм проявляется в стремлении политических элит местного уровня выйти из-под контроля центральных (региональных) органов власти и самоутвердиться в качестве самостоятельной политической силы.

По характеру причин:

· «оправданный» (по реальным причинам);

· «мифологический» («иррациональный»);

Оправданный сепаратизм предполагает наличие реальных фактов национального угнетения, притеснения или стремления ассимилировать национальное меньшинство государствообразующим этносом.

«Мифологический» сепаратизм наиболее наглядно проявился в процессе становления и развития сепаратистского режима Дудаева – Масхадова в Чеченской Республике, на территории которой одной из наиболее распространенных идеологем являлись измышления лидеров сепаратистов о так называемой 400-летней Кавказской войне.

По адресу:

· безадресный;

· односторонний;

· обоюдный.

Наиболее яркий пример «безадресного» сепаратизма продемонстрировало руководство Российской Федерации в процессе принятия Декларации о суверенитете 12 июня 1990 года.

Очевидными проявлениями одностороннего сепаратизма стали процессы в республиках бывшего СССР (Грузии, Молдавии и Прибалтики), направленные на разрушение советской государственности при отсутствии адекватной реакции на них со стороны союзных органов государственной власти.

Обоюдный сепаратизм, сопровождается взаимным стремлением к обособлению. Примером тому является распад Чехословакии на два суверенных государства: Чехию и Словакию.

По методам достижения цели:

· ненасильственный;

· силовой.

К ненасильственному сепаратизму можно отнести его проявления, пожалуй, лишь в канадской провинции Квебек и фламандский сепаратизм в Бельгии, где размежевание происходит посредством политических, экономических, юридических и, наконец, конституционных средств и способов.

В основной же части регионов мира, пораженных сепаратизмом, преобладают силовые формы и методы борьбы за достижение собственной государственности. Именно поэтому сепаратизм, как правило, отождествляется с конфликтом, в процессе развития которого используются все возможные средства противоборства и, прежде всего, вооруженные.

Таким образом, представленная типология основных форм и видов сепаратизма характеризуется разноплановостью. Тем не менее, несмотря на различия в основаниях, источниках и факторах, определяющих развитие сепаратизма, все названные выше его формы и виды объединяют сходные по целям и объектам действия. При этом основным объектом воздействия выступает неоднородное по своему этническому, конфессиональному или цивилизационному составу общество и его политическая организация – государство.

4. Результаты исследования эволюции сепаратизма в мировой политической практике. На протяжении всего развития человеческой цивилизации интеграция политических сообществ сопровождались диаметрально противоположными процессами – дезинтеграции, предполагавшими стремление к отделению той или иной социальной группы в рамках устоявшихся государственных образований.

Аналогичным образом закономерность взаимосвязи интеграционных и дезинтеграционных процессов четко проявляется на современном этапе развития мирового сообщества. Это выражается в том, что наряду с возрастанием взаимозависимости различных частей мира, не исключается, а напротив усиливается опасность сепаратистских процессов и явлений.

Предвестники дезинтеграционных процессов появились еще в античном обществе с возникновением в греческих полисах демократии и гражданства, индивидуализма и частной собственности, явившихся важнейшим стимулом для появления социальных групп населения, в основу политической деятельности которых было заложено стремление к обособлению.

Все последующие процессы политической истории Античного мира связаны с цикличностью процессов интеграции и дезинтеграции единого политического пространства, их чередованием в зависимости от внутреннего состояния и внешних условий. Наиболее существенными событиями в плане эволюции сепаратизма в этот период истории человеческой цивилизации явились становление и распад единого эллинского политического пространства, Македонского царства и, наконец, Римской империи, произошедшие не только под влиянием внешних факторов, но и под воздействием целого комплекса внутренних противоречий и дезинтеграционных процессов.

Определяющее влияние на развитие мировых политических процессов на протяжении последующих тысячелетий оказало появление новых идентификационных признаков – мировых религий (христианства в Европе и ислама на Ближнем и Среднем Востоке). Их мощный интегрирующий потенциал на длительный исторический период приостановил дальнейшую энтропию крупнейших государственных образований. Тем не менее, в целом дезинтеграционные процессы не могли быть исключены из политической практики. Дезинтеграция стала проявляться уже в другой форме, а именно в развитии феодальной раздробленности.

Ключевым этапом в развитии сепаратизма следует считать эпоху Ренессанса. В этот период, наряду с развитием светской власти и переосмыслением роли и значения государства, как важнейшего и универсального института управления политическими процессами в Европе, в конечном итоге утвердились централизованные абсолютистские монархии, основанные уже не по конфессиональному и не по этническому, а скорее по цивилизационному полиэтническому принципу. Важнейшим следствием данного процесса стала так называемая «социальная мутация» или деэтнизация населения ряда европейских стран. Это в свою очередь вызвало диаметрально противоположное явление - нациогенез, составной частью которого, были «классический» (или «европейский») национализм («евронационализм»).

Одним из наиболее значимых событий этого времени явилась буржуазная революция в Нидерландах во второй половине XVI века. Это было первое проявление сепаратизма в позднесредневековой Европе на этноконфессиональной основе, направленное на создание государственности формирующейся нидерландской нации.

Произошедшая вслед за нидерландской буржуазная революция в Англии явила миру пример ответной реакции на деэтнизацию населения консолидацию английской нации на стороне парламента против королевской власти. Итогом стало ниспровержение последней и установление в Великобритании парламентской монархии, и по сей день являющейся формой правления в государстве.

В свою очередь именно Великобритания, одно из первых государств Европы и мира, где была реализована идея национального государства, на основе произошедшего нациогенеза первой же испытала на себе сепаратизм со стороны ее колониальных владений. Речь в данном случае идет о реализации права на самоопределение, завоеванное в ходе войны за независимость в британских колониях Северной Америки и положившее начало формированию американской нации, ядром которой стали потомки переселенцев-колонистов из Старого Света, обозначаемые аббревиатурой WASP (белые протестанты англосаксонского происхождения).

Во Франции нациогенез выразился в ходе Великой Французской буржуазной революции. Одним из важнейших ее следствий стала замена династического принципа наследования государственной власти идеей национального суверенитета, основанного на признании всего гражданскоправомочного населения страны источником политической власти.

Данные процессы стали мощным стимулом развития европейского нациогенеза, явившегося в свою очередь импульсом для эволюции сепаратизма в сложных поликонфессиональных государственных образованиях того времени.

В конечном итоге право народа (нации) на создание национального государства превратилось в основной пункт программы национальноосвободительных движений народов Европы и Америки. И уже в начале XX века ни одно из политических движений в мире, серьезно претендовавшее на завоевание и удержание политической власти, не обходилось без данного вопроса в своих программных документах.

Ключевым моментом для этнической самоидентификации европейских наций стала Первая Мировая война, одним из важнейших результатов которой стал распад сложных поликонфессиональных государственных образований таких, как: Австро-Венгерская, Османская и Российская империи (хотя в России вскоре произошла реинтеграция в форме СССР).

Дальнейшая эволюция сепаратизма непосредственно связана с послевоенным устройством мира во второй половине XX столетия. Его активизации, с одной стороны, способствовали итоги Второй Мировой войны, а, с другой - начало массового освобождения бывших колоний. Важнейшее значение в этом плане имело учреждение ООН, в документах которой самоопределение наций было декларировано одним из важнейших принципов международного права.

Характерной чертой этого этапа стала попытка широкомасштабного повторения опыта евронационализма в новообразованных государствах посредством культивирования в них западных ценностей и настойчивого нациестроительства. При этом обретенный (или находящийся в стадии обретения) статус нации в такой же мере был признаком суверенитета, как флаг, членство в ООН или армия. Вместе с тем не учитывался тот факт, что евро-американская демократия в свое время стала возможной только после исторически обусловленной частичной деэтнизации. В новообразованных же государствах азиатского и африканского континентов, процессы деэтнизации населения происходили уже после формирования государственных институтов.

Это закономерно предопределило конфликтность процессов нациестроительства, в том числе на почве сепаратизма.

Наиболее остро эти процессы происходили в Индии, где противостояние сторонников двух мировых религий (мусульманской и индуисткой) привело к образованию двух государств: Индии и Пакистана.

Аналогичным образом, только уже на идеологической основе, произошло размежевание китайского этноса. После провозглашения Китайской Народной Республики в 1949 году на о.Тайвань была создано непризнанное вплоть до настоящего времени государство – Китайская Республика. Помимо этого процессы сепаратизма получили развитие в Тибетском и Синцзян-Уйгурском автономных районах Китая.

В этот же период были заложены основы и других современных сепаратистских процессов, в частности, на Филиппинах, в Бирме, Шри-Ланке, а также в целом ряде африканских стран. Не обошли процессы сепаратизма и ведущие европейские страны такие, как: Бельгия, Великобритания, Испания и Франция.

Вместе с тем острота сепаратистских процессов несколько сглаживалась на фоне биполярного противостояния ведущих мировых держав и их военнополитических альянсов. Сепаратистские процессы носили в основном локальный характер, не оказывая значимое влияние на общемировые политические процессы.

Только лишь в период кризиса и последующего распада одного ведущих мировых центров – СССР, а также ускорившихся процессов глобализации, сепаратизм в очередной раз трансформировался в одну из ведущих тенденций мирового политического процесса.

Её характерными чертами является, прежде всего, повышение степени риска возникновения и эскалации политических конфликтов на сепаратистской основе и усложнение процедур их урегулирования. Кроме того, отличительной чертой политических конфликтов современности, в том числе на почве сепаратизма, является их все более ожесточенный характер. Это объясняется тем, что наряду с развитием права войны, практически повсеместно происходит игнорирование общепринятых международных норм и обычаев как при ведении военных действий, так и в вооруженном противостоянии вообще. И, наконец, важнейшей отличительной чертой современных сепаратистских процессов является их интернационализация, выход на уровень межцивилизационных общностей, предполагающий вовлечение в конфликты большого количества государств.

Именно здесь коренится главное противоречие периода структурной перестройки современного мирового порядка. Указанное противоречие проявляется, во-первых, в двух диаметральных тенденциях современных политических процессов: поддержание пространственно-национальной идентичности каждого государства и интернационализация экономической, политической и культурной жизни на глобальном уровне, а во-вторых, в несоответствии утвердившегося после Второй Мировой войны принципа нерушимости существующих границ и признанного ООН права наций на самоопределение, понимаемого нередко как право на создание собственных государственных образований на части территории страны с полиэтнической структурой населения, что и является конечной целью сепаратистских движений. Это позволяет определить, что сепаратизм в условиях глобализации становится общемировой тенденцией, влиянию которой в ближайшей перспективе будет подвержена значительная часть государств мирового сообщества, в том числе и такие ведущие как: Великобритания, Индия, Китай, Российская Федерация, США и Франция.

5. Опыт противодействия сепаратизму в зарубежной и отечественной политической практике. В основе зарубежной современной практики противодействия сепаратизму лежит комплекс мер политико-правового характера, направленных на минимизацию угроз деструктивных сепаратистских процессов. Важнейшим условием этого является своевременное и адекватное реагирование на угрозы сепаратизма, проявляющиеся на начальной стадии его зарождения и развития. В то же время ни одно из государств мирового сообщества в процессе обеспечения территориальной целостности не исключает применение военной силы, рассматривая ее как крайнюю меру, реализация которой должна мотивирована и соответствовать конституционным принципам и национальному законодательству. В свою очередь, отечественный опыт противодействия сепаратизму характеризуется крайностями в подходах от полного пренебрежения его угроз до реализации жесткого военно-силового курса. Это лишь на определенное время снимает остроту проблемы сепаратизма, в то же время подобная практика закладывает основы кризисности и конфликтности отношений между различными социальными группами населения на перспективу.

Зарубежный (особенно западноевропейский) опыт противодействия сепаратизму охватывает практически двухвековой период, в течение которого происходила его эволюция от преимущественно военно-силового характера к ненасильственным компромиссным мерам урегулирования этноконфессиональных конфликтов, вплоть до создания условий для управления процессами дезинтеграции.

Примером подобного рода управляемости дезинтеграционными процессами явился распад Британской империи. Это стало следствием осознания государственными деятелями Великобритании невозможности силой удержать свои заморские колонии, что привело к выводу о необходимости сделать данные образования своими союзниками, предоставив им независимость. Именно на основе компромиссной модели дезинтеграции в последующем произошло формирование Британского Содружества доминионов, посредством которого руководству Объединенного королевства удалось не столько предотвратить сепаратистские тенденции, сколько сделать этот процесс управляемым. Исключением в этом плане является попытка военно-силового преодоления североирландского сепаратизма, неурегулированного вплоть до настоящего времени.

Опыт противодействия сепаратизму во Франции отличается от британского. Втянувшись в конце 40-х годов XX столетия в войну в Индокитае и едва не потерпев поражение от ультранационалистов в Алжире, Франция в конечном итоге потеряла и Индокитай, и Алжир. Выводы из этого были извлечены лишь в начале 70-х годов в бывших колониальных владениях Франции в Центральной Африке, где её позиции остаются прочными вплоть до настоящего времени.

Тем не менее, в отличие от Великобритании, политическая практика противодействия сепаратистским процессам во Франции по-прежнему отличается доминированием военно-силовых и репрессивных форм и методов.

Во многом это объясняется тем, что во Франции сепаратистские процессы зачастую сопровождаются террористическими актами. Именно поэтому французское политическое руководство расценивает проблему противодействия сепаратизму в рамках решения другой не менее значимой проблемы – борьбы с терроризмом.

Определенный опыт противодействия сепаратизму накоплен и в других европейских странах, в частности, в Бельгии и Испании, где проблемы территориальной целостности также стоят достаточно остро.

С целью противодействия сепаратизма в Испании был реализован комплекс мер, направленных на обретение провинциями предельно широкой автономии. В частности Конституцией (1978 года) была провозглашена новая форма территориальной организации политической власти, трактуемая как «государство автономий (самоуправляющихся сообществ)». Соответствующие положения Конституции Испании заложили основы, позволяющие различным территориям, не выходя за конституционные рамки, достигать той степени автономии, к которой они стремятся. Несмотря на это потенциал сепаратизма в ряде автономий Испании (Стране Басков, Каталонии и Галисии) по-прежнему остается чрезвычайно высоким и угрожает территориальной целостности государства (прежде всего, в Стране Басков).

Не менее показателен опыт противодействия сепаратизму в Бельгии, в которой со времен провозглашения ее независимости проявляются две формы этнической идентификации: фламандская и валлонская. После четырех реформ государственной системы (1970 – 1971, 1980 – 1981, 1988 и 1993 годов) Бельгия стала федеративным государством, составными частями которого являются области и сообщества. С одной стороны, Бельгийскую Федерацию образуют три территориальные области – Фландрия, Валлония и Брюссель. С другой стороны, федерацию составляют и три сообщества – Фламандское, Французское и Немецкое, являющиеся аналогом этнокультурной автономии.

В то же время конституционные преобразования не устранили неравномерность развития самих регионов и общин. Это определяет комплекс межэтнических противоречий в Бельгии.

В настоящее время представители наиболее развитой в экономическом отношении Фландрии выражают требования большей экономической и административной самостоятельности для своего региона с тем, чтобы постепенно перейти от федеративного к конфедеративному устройству страны.

Со своей стороны представители валлонских политических партий опасаются, что требования фламандских политических структур о перераспределении бюджетных средств приведут к уменьшению социальных выплат, а в конечном итоге могут повлечь за собой распад государства.

Все это свидетельствует о том, что реализованный комплекс мер политико-правового характера по сглаживанию межэтнических противоречий посредством предоставления этническим группам населения как этнокультурной, так и территориальной автономии не решает в полной мере для Бельгии, так же как и для Испании, проблему обеспечения территориальной целостности государства.

В зарубежной практике противодействия сепаратизму особое место занимает канадская модель деэскалации дезинтеграционных процессов, содержание которой определила стратегия «непрямых действий» политического руководства Канады. Не противодействуя открыто сепаратистским устремлениям сторонникам суверенитета Квебека, оно тем не менее создало условия для осознания населением данной провинции преимуществ сохранения территориальной целостности государства.

В этом плане политическое руководство Канады, так же как и органы власти западноевропейских государств, демонстрируют стремление к политическому урегулированию этнотерриториального кризиса. Но при этом отнюдь не исключается и военно-силовое решение данных вопросов. О чем свидетельствуют положения принятого в 1988 году Закона о чрезвычайных мерах. Применение данного закона предусматривается в случае возникновения «национального чрезвычайного положения», определяемого как срочная и критическая ситуация временного характера, которая ставит под угрозу способность правительства Канады сохранить суверенитет, безопасность и территориальную целостность страны и которая не может быть нормализована в соответствии с любым другим законом страны.

В целом же возможности использования военной силы для противодействия сепаратистским процессам, угрожающим внутриполитической стабильности и территориальной целостности государства, рассматриваются политическими структурами Канады, также как и западноевропейских государств, как крайняя мера, реализация которой должна в полной мере быть мотивирована и соответствовать конституционным принципам и национальному законодательству.

В этом главное отличие зарубежного опыта противодействия сепаратизму от российского. Характерной особенностью отечественной практики противодействия сепаратизму является также непоследовательность в действиях и крайности в подходах к политическим процессам (от игнорирования развития негативных процессов до реализации репрессивных мер военно-силового воздействия по их пресечению). Все это не могло соответствующим образом не отразиться на развитии ситуации в различных этнотерриториальных образованиях России в разные исторические периоды.

Наиболее негативно крайности в подходах к обеспечению безопасности и территориальной целостности государства проявились в политике России на Кавказе. Вследствие этого регион был на протяжении столетий и по-прежнему остается потенциально кризисным и конфликтогенным, что в общем-то и продемонстрировали политические процессы, не только дореволюционного и советского периодов развития российской государственности, но и события последнего десятилетия XX столетия.

Таким образом, сравнительный анализ зарубежного и отечественного опыта противодействия сепаратизму свидетельствует о том, что ни одному из государств современного мирового сообществу не удалось в полной мере решить данную проблему. В то же время реализация политико-правовых мер, как показывает опыт ряда государств, обеспечивает минимизацию угроз сепаратистских процессов. Важнейшим условием этого является своевременное и адекватное реагирование на угрозы сепаратизма, проявляющиеся именно на начальной стадии его зарождения и развития. При этом, как выше было отмечено, ни одно из государств мирового сообщества в процессе обеспечения территориальной целостности не исключает (хотя может и не декларировать официально) применение военной силы. Напротив военно-политическая составляющая государственной политики является важнейшим, а в ряде случаев и единственно возможным способом обеспечения безопасности и территориальной целостности страны.

6. Характеристика основных направлений национальногосударственной политики России и проявлений сепаратизма на различных этапах развития ее государственности, которые в значительной мере были определены влиянием внешних факторов, а также институализацией принципа национального самоопределения в качестве средства достижения и удержания политической власти. Это привело в начале XX столетия, с одной стороны, к разрушению дореволюционной модели российской государственности, а, с другой – к формированию советской модели федерализма, основанной на реализации двух противоположных принципов: интеграции общества в единую гражданскую нацию («советский народ») и наделение этносов различными элементами государственности. Противоречивость советской национально-государственной политики в процессе ослабления государственности закономерно привело к развитию сепаратистских явлений и процессов, завершившихся распадом СССР. Руководство Российской Федерации в 90-х годах XX столетия в то же время воспроизвело противоречивый курс национально-государственной политики, что привело к дальнейшей эскалации сепаратистских процессов и явлений, следствиями которых являются существующие вплоть до настоящего времени угрозы территориальной целостности страны.

На протяжении столетий главной доминантой развития российской государственности являлась практика «собирания земель». Ее основным содержанием являлось не покорение, а вовлечение народов присоединяемых территорий в общероссийское политическое пространство, предоставление им права и возможности развиваться наравне с другими народами. Это определило специфику формирования российской государственности, её надэтнический и поликонфессиональный характер.

При этом во всех регионах в различное время и различными способами присоединенных к России, сохранялся традиционный для них уклад жизни и управления, главным условием которого являлась лояльность национальных элит высшей власти. Во всех же остальных вопросах управления местные национальные элиты были суверенны. Поэтому в большинстве своем национальные окраины, за исключением наиболее уязвимых компонентов российской государственности (Польши и Кавказа) оставались стабильными и не были поражены сепаратистскими процессами.

Рост проявлений сепаратизма в России обозначился лишь в начале XX века, и во многом был вызван активизацией внешних факторов, среди которых, с одной стороны, завершившийся процесс образования западноевропейских государств а, с другой, – получившая широкое распространение в различных теоретических концепциях идея реализации права наций на самоопределение.

Наложившись на сложную социально-политическую обстановку в стране в период революционных преобразований, эти факторы сыграли решающую роль в зарождении и развитии сепаратизма в национальных окраинах Российского государства.

Реализация принципа национального самоопределения в постреволюционный период по форме выступало продолжением европейской традиции формирования национальных государств, но при этом была проигнорирована историческая специфика развития именно российской государственности. В итоге, если в Европе следствием реализации данного принципа стало появление моноэтничных национальных государств, то в Советской России принцип национального самоопределения предполагал преобразование полиэтничного унитарного государства в сложную многоуровневую федерацию с элементами конфедеративного устройства.

Отказ от традиций национально-государственной политики и попытка искусственного наделения элементами государственности большого количества этнических групп населения закономерно обострило этнополитическую обстановку в целом ряде регионов страны, прежде всего на Кавказе и Средней Азии. Это нашло свое отражение в целой серии межнациональных конфликтов и открытых вооруженных антисоветских выступлений.

Осознав степень опасности, органы государственной власти вынуждены были применить всю мощь репрессивного аппарата для подавления сепаратистских тенденций. Тем не менее, жесткое их подавление сепаратистских тенденций, а также экспериментирование над национальногосударственным устройством не могли продолжаться сколь угодно долго.

Поэтому в процессе малейшего ослабления советской государственности, и в первую очередь ее репрессивного аппарата, сепаратистские тенденции развивались с новой силой.

Подтверждением этому стало развернувшееся повстанческое движение в предвоенный период и в годы Великой Отечественной войны в Прибалтике, на Западной Украине и Северном Кавказе. Практически во всех перечисленных регионах повстанческое движение было логическим следствием развития процессов сепаратизма, принявших форму открытого вооруженного противодействия националистических формирований органам государственной власти СССР.

В то же время открытая поддержка оккупантов и участие в карательных акциях дискредитировали националистические движения не только на оккупированных территориях, но и в глазах мирового сообщества. Именно этим объясняется тот факт, что в послевоенный период деятельность данных организаций практически была свернута и антисоветские (антироссийские) настроения в Прибалтике, на Западной Украине, Северном Кавказе и в других регионах страны носили, как правило, латентный характер.

По итогам войны в плане дальнейшего государственного строительства создалась уникальная возможность конструирования единой нациигосударства, объединенной идеей советского патриотизма. Тем не менее, эта возможность использована не была. Политическое руководство страны, в очередной раз проигнорировав отечественный опыт национальногосударственной политики, реализовало комплекс мер волюнтаристского характера в рамках окончательного решения так называемого национального вопроса. Это осуществлялось по двум противоположным направлениям. С одной стороны, этнотерриториальные образования получили ту или иную степень автономии и элементы государственности, с другой – была сформирована централизованная государственная система, основанная на идеологизированных партийно-классовых принципах.

Закономерным итогом противоречивой советской национальной политики явилось то, что национализм – острейшая для федеративного государства проблема, взорвалась рядом локальных, в том числе вооруженных конфликтов на этнической и конфессиональной основе, закономерно завершившихся демонтажем основных политических, социальных и идеологических конструкций, обеспечивающих относительно стабильное функционирование многонационального государства.

Таким образом, сепаратизм в советский период российской государственности, зародившись на волне пробуждения этнического самосознания, во многом искусственно инициированного, в конечном итоге, эволюционизировал в направлении радикального изменения существовавшей национально-государственной конструкции Советского государства с последующим обособлением ряда титульных этносов и обретения ими своей собственной государственности. И хотя большинство из новообразованных государств постсоветского пространства так и не состоялись вплоть до настоящего времени в качестве полноценных суверенных государственных образований, тем не менее, главная цель в этом плане была достигнута – наиболее крупное полиэтничное государственное образование в мире было разрушено.

Начавшиеся сепаратистские процессы в СССР закономерным образом обострили этноконфессиональные и межрегиональные отношения и на территории Российской Федерации. Это явилось следствием, с одной стороны, дальнейшего ослабления российской государственности, а с другой – проводимой в 90-х годах XX столетия политики в сфере национальногосударственного обустройства страны, характеризовавшейся минимизацией регулирующей роли социально-политических и экономических процессов со стороны органов государственной власти. Это предопределило фрагментарность политической власти и стихийную суверенизацию национальных и административно-территориальных образований страны.

Данное положение стало реально угрожать не только территориальной целостности Российской Федерации, но и её суверенитету, что потребовало принятия и реализации экстренных и достаточно жестких мер по пресечению и преодолению сепаратизма и дезинтеграции политико-правового пространства страны. Тенденция к преодолению центробежных тенденций наметилась лишь с начала 2000 года после реализации инициатив второго Президента России В.В. Путина, направленных на усиление федерального центра и укрепление внутригосударственного единства.

В этот период органы государственной власти продемонстрировали способность к подавлению очагов сепаратизма, в том числе посредством использования военной силы в ходе контртеррористической операции в Северо-Кавказском регионе. Конституции и законы республик были, в основном, приведены в соответствие с федеральным законодательством, вводилась ответственность на нарушение российских законов региональными властями. Подвергся ревизии договорный процесс, в результате чего прекратили свое действие все договоры о разграничении полномочий.

Таким образом, в начале XXI века были реализованы значимые меры по предотвращению распада Российской Федерации. Тем не менее, несмотря на достигнутые результаты, проблема дезинтеграции единого политического пространства и преодоления сепаратизма окончательно решена не была.

Сепаратизм, приняв латентную форму, по-прежнему оказывает значимое влияние на состояние национальной безопасности.

7. Основные тенденции и перспективы развития центробежных тенденций в Российской Федерации, определяемые незавершившимся периодом трансформации российской государственности, проблемами социально-экономического развития субъектов Федерации, социальным расслоением, проявлениями радикализма и экстремизма, в том числе на этноконфессиональной основе, а также влиянием мировых политических центров и сопредельных государств на ситуацию в приграничных регионах страны. Это формирует соответствующие тенденции сепаратизма, имеющие социально-экономическую, социальнополитическую, этноконфесииональную и геополитическую направленность.

В значительной мере причины и тенденции развития современного сепаратизма в Российской Федерации определяются незавершенностью процессов политической модернизации и стабилизации социальноэкономической ситуации в стране. Несмотря на общие позитивные перемены, процессы стабилизации внутриполитической ситуации, тем не менее, не приняли необратимого характера. Об этом со всей очевидностью свидетельствует периодически обостряющаяся обстановка в СевероКавказском регионе, проявления протестных настроений в ряде других регионов страны и, наконец, сохраняющийся низкий уровень доверия граждан к органам государственной власти и местного самоуправления. Все это определяет неустойчивость существующей политической системы и потенциальную возможность эскалации проявлений сепаратизма.

Питательной средой для активизации сепаратистских настроений является также сочетание нестабильности процессов социальноэкономического развития России в целом и отдельных ее регионов частности.

При этом для самих регионов характерна асимметричность социальноэкономического и политического развития. Неразвитость транспортной инфраструктуры, наличие больших расстояний, наличие депрессивных территорий ведет к ослаблению общероссийского экономического пространства.

Наиболее показательно это на примере ряда приграничных территорий Дальневосточного и Сибирского федеральных округов, которые вследствие высоких тарифов на транспортные услуги оказались фактически оторванными от центральных регионов Российской Федерации. Низкий уровень жизни и высокая безработица стимулируют отток населения из этих территорий, что еще более углубляет проблемы их социально-экономического развития.

При этом дальневосточные и сибирские приграничные территории подвергаются массированному воздействию сопредельных государств. Не имея достаточной поддержки со стороны федеральных органов государственной власти России, они нередко вынуждены ориентировать программы своего социально-экономического развития на потребности экономик сопредельных стран, в ущерб общероссийской.

Угрозу национальной безопасности России в Дальневосточном и Сибирском федеральных округах представляет также демографическая экспансия со стороны сопредельных государств и, прежде всего, Китая.

Негативным её следствием является целенаправленное формирование крупной китайской диаспоры, которая в последующем может заявить о себе как о самостоятельном субъекте политических процессов в отдельных приграничных данных субъектах, в том числе в определении своего этнотерриториального статуса.

Важнейшим направлением эволюции сепаратизма в ряде регионов Российской Федерации является также межэтническая и межконфессиональная напряженность. На их основе формируется так называемый этноконфессиональный вектор развития сепаратизма. Наиболее остро эти проблемы проявляются в Северо-Кавказском регионе, где систематически происходит так называемая «сезонная» активизация незаконных вооруженных формирований сепаратистов. Это свидетельствует о том, что сепаратизм в этих субъектах Федерации, прежде всего, в Чеченской Республике, не искоренен, а приобрел характер подпольной диверсионно-террористической деятельности, распространяющейся также и на территории сопредельных республик (Дагестан, Ингушетию, Карачаево-Черкессию, Кабардино-Балкарию).

Среди других проблем Северного Кавказа, превратившихся, по существу, в долговременные факторы формирования общественно-политической ситуации в регионе, следует отметить: неурегулированность осетиноингушского конфликта; межэтнические противоречия, инициированные процессами реабилитации репрессированных народов; интенсивное внешнее идеологическое и, прежде всего, религиозное воздействие со стороны ведущих зарубежных исламских центров. Деструктивную роль в эскалации межэтнической и межконфессиональной напряженности в регионе играют также зарубежные фонды и неправительственные организации, традиционно оказывающие всемерную помощь, прежде всего финансовую, лидерам местных экстремистских организаций и бандформирований.

Проблемы эскалации межэтнической и межконфессиональной конфликтности характерны не только для северокавказских, но и для целого ряда других субъектов Российской Федерации. Это непосредственно связано с деятельностью организаций националистического толка, прежде всего в столичных, краевых и областных центрах. Особую опасность в этом плане представляет активизация молодежных экстремистских организаций, которые активно используются патронирующими их экстремистскими националистическими движениями. Следствием этого является формирование среды, в которой развивается национальный эгоизм, стремление к обособлению на почве неприятия тех или иных этнорелигиозных групп населения. Все это подтверждает значимость этноконфессиональных факторов в эволюции сепаратистских процессов и соответственно необходимость выработки системы мер по их нейтрализации.

Специфику и содержание сепаратистских процессов в современной России определяет и внешний фактор дезинтеграции. Именно он формирует, так называемый, геополитический вектор развития сепаратизма, выраженный в целенаправленном воздействии мировых держав, а также большинства сопредельных государств с целью ослабления влияния федерального центра на приграничные территории и стимулирования в них центробежных процессов.

Данные территории Российской Федерации являются объектом пристального внимания со стороны различного рода государств, а также ряда международных организаций, и именно здесь отмечаются наиболее сильные сепаратистские тенденции. Об этом, в частности, свидетельствует анализ внутриполитической ситуации в ряде субъектах Дальневосточного, Сибирского, Южного, а также Северо-Западного федеральных округов.

Наиболее показательно геополитический вектор развития сепаратизма реализуется в Калининградском регионе, первого в истории России полуэксклава. Его уникальное геополитическое положение, предполагает возможность эффективного экономического развития как в интересах самой области, так и государства в целом. На практике же Калининградская область является одним из депрессивных субъектов Федерации. Во многом это определяется тем, что основную часть товаров потребления регион получает из внутренних областей России, поступающих транзитом через прибалтийские государства. Этим во многом определяется специфика сепаратистских тенденций в регионе, в основе которых лежат экономические интересы региональной элиты, стремящейся переориентировать торгово-экономический потенциал региона исключительно на страны Евросоюза.

В свою очередь, сопредельные с данной российской территорией государства и в целом Европейский Союз активно реализуют политику предоставления Калининградской области особого статуса и преференций в торгово-экономической области. Все это, стимулирует сепаратистские настроения в области и угрожает, таким образом, суверенитету России в регионе в плане обеспечения ее территориальной целостности. Аналогичным образом, осуществляется давление и на другие приграничные субъекты Российской Федерации.

В целом как показывает проведенный анализ, национальная безопасность и непосредственно территориальная целостность Российской Федерации в настоящее время подвергается комплексному воздействию внутренних и внешних угроз, предопределяющих эволюцию сепаратистских явлений и процессов. Это предполагает необходимость разработки комплекса мер, направленных на противодействие сепаратизму, прежде всего, на наиболее ранней стадии его развития.

8. Авторская модель политико-правового противодействия сепаратизму, включающая комплекс мер по совершенствованию государственного управления как основы обеспечения территориальной целостности и национальной безопасности Российской Федерации, оптимизации национально-государственного устройства и федеративных отношений, а также противодействию эскалации межэтнических и межконфессиональных противоречий.

Стержневой проблемой обеспечения национальной безопасности, в том числе в вопросах противодействия сепаратизму, является укрепление государственности. Наведение порядка в государственном управлении, ставшее приоритетом деятельности второго Президента России, безусловно, способствовало стабилизации внутриполитической ситуации в стране, в том числе в вопросах преодоления мультицентризма власти и проявлений сепаратизма. В то же время, сыграв исключительно важную роль на этапе проведения контртеррористической операции и ликвидации регионального сепаратизма, сложившаяся модель отечественной государственноуправленческой системы в условиях стабильного развития играет не только позитивную, но и негативную роль.

Главная проблема заключается в том, что в стремлении навести порядок в государственном управлении и восстановить эффективность управленческой иерархии произошел очередной перекос. После вакуума и мультицентризма власти 90-х годов XX века, фактически вся российская государственноуправленческая система представляет собой абсолютно монолитную властную вертикаль. В этом уязвимость современной системы государственного управления, поскольку она фактически воспроизводит и дореволюционную самодержавную, и советскую административно-командную модели государственного управления, продемонстрировавшие свою неэффективность в решении вопросов обеспечения территориальной целостности государства.

В этой связи, по мнении автора, крайне важно сосредоточиться на практической реализации положений концепции правового государства, в основе которых лежит реальное, а не декларативное разделение властей, их независимость и ответственность в осуществлении полномочий, в том числе в сфере обеспечения национальной безопасности.

Другим важнейшим направлением противодействия сепаратизму в Российской Федерации в современных условиях выступает совершенствование государственного устройства страны, ее федеративных основ. Так, перспективным направлением развития российского федерализма в этом отношении является переход к универсальному административнотерриториальному принципу устройства государства.

Это, в свою очередь, обусловливает необходимость деэтнизации российской государственности. Этнически ориентированная национальная политика государства по определению является дискриминационной.

Поскольку нельзя сделать «приоритетными» все этносы: выделять один из них неизбежно придется за счет ущемления других. Крайне опасным и, безусловно, подрывающим основы государственности является также и искусственное наделение того или иного этноса элементами государственности, особенно там, где в этом нет никакой необходимости. На практике это закономерно ведет к ослаблению всей системы государственной власти.

Немаловажное значение имеет также противодействие процессам межэтнической и межконфессиональной конфликтности, чрезвычайно обострившимся в последние годы и в ряде случаев принявших характер экстремистской деятельности. Это требует, прежде всего, консолидации усилий государства и общества, а также средств массовой информации с тем, чтобы сформировать общенациональную систему противодействия данному явлению.

Серьезной проработки требуют также проблемы разграничения компетенции ветвей власти по вертикали и горизонтали в сфере предупреждения и пресечения экстремизма. С учетом значимости данной проблемы видится целесообразным наделить Совет Безопасности Российской Федерации координирующими функциями по профилактике, предупреждению и пресечению экстремизма, поскольку это именно та структура, которая в соответствии с отечественным законодательством уполномочена координировать деятельность системы обеспечения национальной безопасности.

Помимо этого важным является завершение работы над новой редакцией Концепции государственной национальной политики Российской Федерации (а точнее национально-государственной политики), где также должны найти отражение вопросы противодействия экстремизму и сепаратизму в любых их проявлениях.

Важнейшим аспектом в противодействии экстремизму является целенаправленная информационная политика, в частности, вопросы взаимодействия органов государственной власти и средств массовой информации в обеспечении профилактики проявлений политического, национального и религиозного экстремизма и борьбы с ними.

Требует своего решения и подготовка соответствующих специалистов в области информационных технологий, а также журналистики, с тем чтобы их профессиональные качества дополнялись ответственной гражданской позицией.

Перечисленные меры при условии их системного и комплексного применения призваны способствовать проведению эффективной государственной политики по обеспечению национальной безопасности Российской Федерации, в том числе в плане своевременной профилактики, предупреждения и пресечения сепаратизма.

9. Критерии возможного использования военной силы по противодействию сепаратизму определяются целями стабилизации обстановки, необходимостью легитимации в общественном сознании и соответствия законам государства и общепринятым международным нормам и обязательствам, а также оправданностью содержанием и характером угроз национальной безопасности. При этом военно-силовой способ противодействия сепаратизму должен быть эффективен, поскольку это последняя мера, которую может использовать государство для защиты своей территориальной целостности. При этом основным критерием военно-силового обеспечения внутренней безопасности является не величина нанесенного противнику ущерба, а создание условий для успешного урегулирования конфликта путем его локализации, сохранения жизни людей и ликвидация угроз для их нормального существования.

Главный принцип внутренней безопасности заключается в том, чтобы военно-силовые акции базировались на международных и государственных правовых нормах. Следует признать, что к настоящему времени в России такая законодательная база разработана не полностью. Это относится, прежде всего, к привлечению вооруженных сил для борьбы с антиправительственными, антиконституционными выступлениями экстремистских и сепаратистских сил.

Прежде всего, нуждается в существенной переработке действующая Концепция национальной безопасности с учетом произошедших изменений с момента опубликования ее последней редакции. Принятая в 2000 году, Концепция сыграла важную роль в определении комплекса угроз национальной безопасности России и основных направлений государственной политики по их противодействию. Вместе с тем, многие ее положения устарели и нуждаются в серьезной корректировке, в том числе и в области обеспечения внутренней безопасности.

Концептуальное закрепление, как считает автор, должны получить также и критерии военно-силового обеспечения внутренней безопасности, и допустимые формы использования военной силы.

Для решения вопросов о дальнейшем совершенствовании законодательства представляется необходимым дополнение и уточнение конституционных основ реализации военно-силовой составляющей, для чего Федеральному закону «Об обороне» целесообразно придать более высокий юридический статус: принять его в качестве конституционного закона. Это обусловлено тем, что данный закон регулирует основополагающие вопросы обороны и безопасности страны, регламентирует наиболее принципиальные и сложные аспекты жизни и деятельности государства в целом, определяет обязанности и права в области обороны практически всех органов государственной власти, местного самоуправления, организаций, предприятий и учреждений независимо от форм собственности, а также затрагивает жизненно важные интересы всех граждан Российской Федерации.

Представляется также, что назрела необходимость разработки концепции военного силового обеспечения внутренней безопасности. Этот документ, по мнению автора, должен разрабатываться на государственном уровне, поскольку в нём должны затрагиваться не только военные, но и политические, экономические, идеологические, информационные и иные меры, направленные на выявление истоков сепаратистских и иных деструктивных внутриполитических процессов с целью нейтрализации и минимизации их негативного воздействия.

При этом большое значение для эффективного военно-силового обеспечения внутренней безопасности имеет и правильный выбор линии поведения и действий войск в отношении гражданского населения, подвергающегося воздействию со стороны сепаратистских вооруженных формирований.

Опыт показывает, что незаконные, в том числе сепаратистские, вооруженные формирования активизируются в том случае, если опираются на активную поддержку местного населения. Исходя из этого, становится очевидным, что успех борьбы с данными формированиями зависит от решения трех главных задач:

а) завоевания доверия населения в регионе путем эффективного проведения информационно-политических мероприятий, оказания широкой гуманитарной помощи населению;

б) изоляции территориального пространства борьбы с сепаратистскими вооруженными формированиями от источников пополнения оружия и материальных средств извне;

в) решительного проведения специальных операций по разгрому сепаратистских вооруженных формирований, уничтожению их базовых центров, складов, опорных баз.

Следует подчеркнуть, что особое внимание в данном случае заслуживает всестороннее обеспечения проводимых мероприятий, и в первую очередь информационно-психологическое, а также разработка механизмов распознавания и предотвращения конфликтов на сепаратистской основе на начальной стадии их развития.

В целом же успех в реализации политики противодействия сепаратизму, в том числе в Российской Федерации, во многом будет определяться глубоким пониманием его сущности, мотивации, своевременным определением проявлений, осуществлением превентивных мероприятий по нейтрализации, а также реализации комплекса мер, в том числе военно-силового характера, по обеспечению национальной безопасности.

ПРАКТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И ЕГО АПРОБАЦИЯ Положения и выводы, изложенные в диссертации, могут представлять методологическую и теоретическую основу для продолжения исследования феномена сепаратизма. В перспективе - это создание целостной концепции противодействия сепаратизму в интересах обеспечения территориальной целостности и безопасности государства.

Практическая значимость исследования состоит и в том, что его основные положения могут быть использованы при выработке внутренней и внешней политики Российского государства по проблемам обеспечения национальной безопасности, осуществлении практических действий по предупреждению, нейтрализации и преодолению сепаратизма в стране.

Автор предлагает конкретные и адресные практические рекомендации, сведенные в три группы; первая группа - направленные на дальнейшую разработку проблемы противодействия сепаратизму в современных условиях развития российской государственности, определения специфики этого явления, источников и основных форм его проявления; вторая группа предусматривает предложения по выработке и реализации комплекса мер по практическому противодействию сепаратизму в современных условиях; третья группа - включает предложения по выработке и реализации целого ряда мер по решению вопросов совершенствования деятельности органов государственной власти по предупреждению и пресечению сепаратизма в интересах обеспечению национальной безопасности Российской Федерации.

Основные положения и выводы диссертации, полученные на различных стадиях исследования, обсуждались на кафедре политологии Военного университета Министерства обороны Российской Федерации, кафедре истории и политологии Московского городского университета управления Правительства Москвы, факультете переподготовке и повышения квалификации Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, получили практическую апробацию в аналитических докладах и разработках по проблеме противодействия сепаратизма в ходе работы в Главном оперативном управлении Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации и Аналитическом управлении Аппарата Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях автора:

Статьи в периодических научных журналах, в которых рекомендуется ВАК публикация основных результатов диссертаций на соискание ученой степени доктора наук 1. Россия в условиях глобализации. // Власть. – 2002. – № 3. – 1 п.л.

2. Сепаратизм и основные направления национально-государственной политики России в дореволюционный период // Вестник АВН. – 2003.

– № 4. – 1.5 п.л.

3. Кавказская война России XIX века: ее истоки, ход и результаты // Вестник АВН. – 2004 – №4. – 1.5 п.л.

4. Практика международного терроризма и ее учет в деятельности по обеспечению безопасности России и ее граждан // Безопасность Евразии.

– 2 п.л.

5. Пути преодоления террористической угрозы в Северо-Кавказском регионе России //Вестник АВН. – 2005. – №1. – 1 п.л.

6. Революции роз в Абхазии не будет //Азия и Африка сегодня. – 2004.

– № 10. – 1.5 п.л.

7. Борьба с терроризмом: между молотом и наковальней //Власть. – 2005.

– № 12. – 1 п.л.

8. Основные направления противодействия сепаратизму в Российской Федерации в современных условиях //Власть. – в печати. – 1 п.л.

9. Зарубежный опыт противодействия сепаратизму. // Безопасность Евразии. – в печати. – 1.5 п.л.

Монографии 1. Исторический опыт ликвидации бандформирований на территории СССР. – М.: МО РФ, 1999. – 4 п.л.

2. Политика России на Кавказе: историко-политологический анализ.

– М.:Воентехиниздат, 2006. – 13.75 п.л.

3. Сепаратизм: истоки, тенденции и опыт преодоления. – М.:

Воентехиниздат, 2007. – 17.5 п.л.

4. Современные международные отношения: Курс лекций. (В соавторстве с Делия В.П. и Лемешевым С.В.). – Балашиха: ИСЭПиМ, 2002. – 5 п.л.

Статьи в научных журналах и сборниках 1. Межнациональные конфликты и военно-политическая обстановка в Закавказье. /В кн. Постсоветские конфликты и Россия. – М.,1995.

– 1.5 п.л.

2. Военно-политические интересы России в Закавказье. /В кн. Чечня, Кризис федеральной власти. – М.: Изд-во «Реалисты» 1996. – 1 п.л.

3. Сепаратизм как фактор формирования нового мирового порядка. – М.:

АВН, 1998. – 1.5 п.л.

4. Глобализация процессов дезинтеграции. – М.: АВН, 1999. – 1.5 п.л.

5. Современная тактика боевиков. – М.: МО РФ, 1999. – 1 п.л.

6. Внутриполитическая безопасность России и потенциальные причины конфликтов на её территории //Вестник аналитики. – 2002. -№ 3. – 1 п.л.

7. Геополитическая экспансия России на Кавказе в XYI-XX вв.

// Евразийский вестник. – 2003. – 1.5 п.л.

8. Итоги и перспективы бархатной революции //Наша власть: дела и лица.

– 2003. – № 12. – 0.5 п.л.

9. Россия на Кавказе //Вертикаль власти. – 2003. июнь. – 1 п.л.

10. О путях совершенствования законодательства против терроризма и наркоугрозы // Аналитический вестник Совета Федерации. – 2004.

– № 25. 1 п.л.

11. О ситуации на Северном Кавказе (по состоянию на 1 июня 2005 года) //Аналитический вестник Совета Федерации. – 2005. – № 11. – 2 п.л.

12. Военно-силовое обеспечение внутренней безопасности Российского государства //Аналитический вестник Совета Федерации. – 2006. – № 19.

– 1 п.л.

Общий объём публикаций – 74,75 п.л.

И. Бочарников




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.