WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

                               Якунин Владимир Иванович

                                                               

Процессы и механизмы формирования государственной политики в современном российском обществе.

специальность 23.00.02 – политические институты,

этнополитическая конфликтология, национальные

и политические процессы и технологии.

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора политических наук

                                                                                               

  Москва 2007

Работа выполнена на кафедре политического анализа факультета государственного управления МГУ им. М.В.Ломоносова

Научный консультант  доктор политических наук, профессор

                                                               А.И.Соловьев

Официальные оппоненты доктор политических наук, профессор

                                                               О.В.Гаман-Голутвина

доктор политических наук, профессор

                                                                Н.С.Григорьева

                                              доктор философских наук, профессор

                                                                Л.В.Сморгунов

Ведущая организация  Финансовая Академия при Правительстве

Российской Федерации

Защита состоится 2 октября 2007 г. в 15 час. 20 мин. на заседании диссертационного Совета Д 501.001.27 при Московском государственном университете им. М.В.Ломоносова по адресу: 119991, Москва, ГСП-1, Ленинские горы, МГУ, 1-й корпус гуманитарных факультетов, ауд. 459.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале научной библиотеки МГУ им. М.В.Ломоносова (1-й корпус гуманитарных факультетов)

Автореферат разослан «____»_______________________2007 года

Ученый секретарь

диссертационного Совета,

доктор политических наук                                 Г.В.Пушкарева

         

       



Актуальность темы исследования. Несмотря на свою внутреннюю  противоречивость, последние два десятилетия российских реформ  наглядно продемонстрировали отчетливую направленность российского общества на устойчивое развитие. В то же время дисбаланс социальных и административных  структур, общая институциональная рыхлость переходного общества сделали отечественный социум крайне зависимым от политических стратегий действующих  в нем разнообразных сил. Молодое российское государство сумело за эти годы показать себя с разных, в том числе и не с самых лучших  сторон, инициировав ряд проектов, снизивших в 90-е годы жизненный уровень населения и осложнивших реализацию обще социальных, национальных интересов страны. Многие сложности в общественных преобразованиях были вызваны и изъянами внутренней организации государственной власти. Однако в последние годы государство проявляет высокую активность, направленную на преодоление многих «родимых пятен» постперестроечного периода. И хотя здесь существует немало проблем, государственная политика показывает себя мощным орудием идущих в стране преобразований.

Однако на крутых переломах истории, как известно, фор­мирование политических стратегий приобретает особую сложность. Как писал  еще Гегель, «каждая эпоха является настолько индивидуальным состоянием, что в это время возможно и необходимо принимать лишь такие решения, которые вытекают из самого этого состояния. В сутолоке мировых событий не помогает общий принцип или воспоминание о сходных обстоятельствах», которые не имеют должной силы «по сравнению с жизненностью или свободой настоящего».1

Возможности конструктивного использования государственных стратегий  во многом определяются состоянием государства как субъекта управления, его ресурсной базой, динамикой внешней среды, состоянием кадров в государственном менеджменте, развитием коммуникаций власти и общества. Существует немало и других факторов, влияющих на формирование и реализацию управленческих целей. В то же время все они. в конечном счете, отражаются и проявляются в способах и механизмах постановки и реализации целей, которые используются для воплощения государственных программ и планов. Уровень и характер этих управленческих технологий показывает реальную возможность государства сознательно регулировать и даже конструировать общественные отношения в соответствии с интересами общества.

Используемые государством механизмы формирования правительственных стратегий являются самым подвижным звеном этого процесса, чутко реагирующим на любые внешние и внутренние  трансформации и заставляющим власть гибко перестраиваться, совершенствовать приемы и средства политического проектирования. Опыт российских реформ наглядно подтвердил мысль М.Кастельса, не раз говорившего, что в современных условиях технологии уверенно опережают развитие институтов и даже самого человека. Есть веские основания утверждать и то, что механизмы и технологии формирования государственной политики оказывают непосредственное  влияние на сущностные характеристики государства, формы его взаимодействия с другими общественными структурами. Другими словами, благодаря множеству инструментальных изменений, сегодня трансформируются структурно-функциональные характеристики государства, эволюционируют центр-периферийные отношения и очертания территориальной демократии, укрепляются позиции страны в поле  международной политики и на мировых экономических рынках.

Постоянство перемен в механизмах формирования государственной политики побуждает особое внимание к факторам их изменений, осознанию резервов их совершенствования, возможным направлениям эволюции. Самый поверхностный анализ высвечивает такие источники обновления управленческих механизмов и технологий, как деятельность бизнес-структур, НКО или международных организаций, которые в ряде случаев быстрее государства приспосабливаются к текущей ситуации, овладевая новыми приемами продвижения своих целей в экономическом и политическом пространствах.  Немаловажной причиной обновления механизмов формирования государственных стратегий являются идеологии и образцы управления в зарубежных странах, достижения политико-управленческой теории, стимулирующие к сознательному «выращиванию» институтов, а также опыт идущих и начинающихся в стране административных реформ. Принципиальную роль в обновлении механизмов формирования государственной политики  играют правящие элиты, стиль деятельности госменеджеров, качество политических команд и лидеров государства.

Нынешнее время обнажило целый ряд проблем, связанных с перестройкой механизмов принятия решений, формирования государственных политик. В частности, в результате реформ постсоветского времени выявилась  нерезультативность сугубо политических (волюнтаристских) и одновременно жестко запрограммированных административных методов государственного регулирования. Сказались на механизмах формирования государственных стратегий и управленческие практики бюрократии, которая - при определенной неизменности институциональной среды -  постоянно вступала в конфликты с бизнес-сообществом и гражданскими структурами, активизировала противоречия между стилем осуществления профессиональных обязанностей и функциями органов управления. Низкая результативность деятельности аппарата управления востребовала глубокие административные реформы, ставшие сегодня одним из мощных факторов формирования государственной политики. Но, пожалуй, самым негативным следствием управленческих решений в 90-е годы оказалось нарастание  стратегической бессмысленности в действиях госаппарата, разрушение внутренних связей между целями государственного развития и вековыми традициями российского общества. Общество, не имея возможности повлиять на цели и ориентиры развития саморазвития, в значительной мере оказалось заложником мало продуманных политических проектов правящего режима.

Наряду с потребностью в принципиальных изменениях политического курса  практика государственного управления выявила настоятельную необходимость  в  расширении нормативных и процедурных оснований политико-административного регулирования, четком целевом планировании, повышении роли поисково-прогнозных технологий, трезвом понимании ресурсных возможностей государства. Резко возросла и потребность в экспертном обеспечении политических решений, расширении консультационной и информационной поддержки государственных политик. Остро встал и вопрос об этической мотивации деятельности персонала аппарата государственного управления.

Сочетание новых и старых технологий принятия решений, интенсивная динамика управленческих практик и механизмов формирования государственной политики постоянно усложняют область решения прикладных задач, проектирования и программирования в политико-административной сфере. Научная мысль зачастую не успевает за этими изменениями, испытывая дефицит должных обобщений и прогнозных рекомендаций. Такое положение неминуемо ведет к тому, что механизмы, технологии и практики формирования государственной политики в значительной степени  подвергаются сугубо дескриптивному описанию, затемняя тем самым свои связи с сущностными чертами и параметрами государства. Таким образом, на периферию исследований отодвигаются задачи, решение которых способно прояснить глубинные связи инструментов политического проектирования со строением государства и структурой его управленческой системы, уточнить зависимости, способные стать основанием конструктивного развития институтов власти, сознательного использования преимуществ этого института в деле реализации общественных интересов. Исследования в этой области дали бы также возможность лучше - с учетом лучшего зарубежного опыта - осваивать новые приемы государственного управления, присущие демократическим системам, проектировать  коммуникации властей с гражданскими институтами, а, следовательно, в большей степени добиваться соответствия государства выполнению своей общественной миссии.

Учет транснационального опыта, потребность в верном освещении будущего  системы государственного управления предъявляют большие требования к научным  исследованиям и рекомендациям. В то же время, помимо трудностей познания этой сложной области действительности, в политической и политико-управленческой науках имеется немало далеких от жизни и потому слабо функциональных моделей государства, государственной политики, государственного управления. Представители такого рода школ и направлений нередко предают забвению простую, но важную мысль: для науки (особенно в части ее прикладных рекомендаций) главное - не абсолютизировать  частные факты и прецеденты, не забегать вперед, опережая историческое время и здравый смысл. В то же время в научном мире достаточно сильно распространена теоретизация тех или иных управленческих прецедентов. В результате единичные и даже девиантные схемы принятия решений становятся основанием  для  построения объяснительных моделей, которые вольно или невольно выступают в виде своеобразного паттерна, образца управленческого взаимодействия. В то же время массовым или действительно уникальным  технологиям разработки государственных стратегий внимания уделяется значительно меньше.

Любые теоретические оценки и выводы, в конечном счете, прямо или косвенно  должны быть использованы для совершенствования деятельности реального, а не искусственно сконструированного государства. В этом смысле все теоретические построения должны иметь возможность в той или иной степени адаптировать свои выводы и оценки к сфере реального государственного управления. Однако, как нам представляется, в действительности многие когнитивные конструкции слабо соотносятся с реальными структурами управления и сложившейся практикой выработки государственных решений,  стремясь к созданию широких, подчас просто глобальных государственно управленческих теорий. При этом теоретическое моделирование действий государства в сфере управления нередко акцентирует (и гиперболизирует) такие отношения и аспекты, которые имеют отдаленное отношение к массовой практике выдвижения и реализации целей. А зачастую даже изменяет смысловые, сущностные характеристики всей системы принятия государственных решений.

Свойства теоретических и теоретико-прикладных форм анализа, позволяющие ученым  и аналитикам глубже смотреть на практику и формирующиеся тенденции в области принятия государственных решений, предполагают использование всего арсенала научных знаний, не замыкающихся только на достижениях социальных и организационных наук. В области государственного управления для адекватного отражения ее инструментальной сферы надо шире  использовать общенаучные, естественно-научные методики, позволяющие оценивать динамику нелинейных систем, полнее рационализировать действия управляющих. Думаем, что только так можно увидеть природу и понять возможности реформирования национальных систем государственного управления, взять на службу государству оригинальные интеллектуальные конструкции.

Конечно, наука сталкивается сегодня с рядом «открытых» вопросов, постоянно интерпретируемых различными поколениями ученых и практиков и не имеющих однозначных ответов. К примеру, некоторые авторитетные ученые, в частности, Ф.Фукуяма отрицают научные основания  политико-управленческих дисциплин, полагая, что «не может быть науки общественного администрирования, несмотря на недавние усилия экономистов ее создать». 2 Ряд его единомышленников также полагает, что государственное управление – это по преимуществу форма искусства, нежели область действий, основанных на научных и рациональных подходах.

Мы исходим из иного взгляда на эту проблему, исключающего столь однозначные оценки. Представляется, что процесс принятия решений до определенного уровня является ничем иным, как применением определенных норм и процедур, а управленческая активность госменеджеров формой профессионального ремесла. При решении же сложных, комплексных, неструктурированных проблем государственное управление обретает форму творческого применения умений и навыков управляющих, трансформирующих эту деятельность в форму искусства управления государством. Таким образом, вся проблема состоит в  отыскании меры, характере соотнесения процедурных и креативных параметров управленческой деятельности. Такой подход позволяет органически соединить поисковое и нормативное, алгоритмическое и творческое начала в государственном управлении, не сводя при этом принятие решений к поиску прецедентов или же к полностью заорганизованному процессу.  Опираясь на такие исходные представления, можно утверждать, что рационально отформатированные решения - и закладываемые в них идеи - способны  урегулировать практически все вопросы, относящиеся к компетенции государства.

В то же время надо учитывать, что степень влияния и наследования структурами власти и управления определенных знаний весьма различна. Например, представления о характере организационных связей, административном устройстве учреждений или экономических процессах значительно превосходят по своему влиянию политические и социокультурные подходы или, другими словами, качественные оценки общественных процессов. Руководящие лица, даже ориентируясь на собственные представления  относительно тех или иных политических и социально-экономических процессов, так или иначе, отражают реальную  диверсификацию интересов в обществе, их различное значение для выработки государственных стратегий.

Научная характеристика механизмов государственной политики должна согласовываться и с прежним опытом государственного управления, а также закладывать в оценочную базу представления о характерных для общества традициях, культурных и цивилизационных особенностях его развития. Ибо новые формы взаимоотношений в государстве неизбежно складываются на «институциональных развалинах прошлого» и при игнорировании характерных для страны идей и взаимоотношений неизбежно  «загораживают путь» перспективным стратегиям общественного развития. 3

Этот аспект следует подчеркнуть особо, поскольку весьма тревожной тенденцией последнего времени становится принижение значения национальных, традиционных, придающих нашей истории внутреннюю целостность  ориентиров. А замена этих представлений на механически заимствованные идеи из практики зарубежных государств пока ни к каким сверх позитивным результатам не приводит. На фоне критики общественно ориентированных норм и наплыва инокультурных воззрений это снижает способности органов управления к консолидации духовных ресурсов общества, ведет к «исторической безвозвратности» (В.Б.Земсков) национально-государственного развития нашего социума. В то же время, если вспомнить, что «духовное единство Западной Европы было скреплено … с помощью Рима», 4

то можно предположить, что тот же интегративный и одновременно управленческий эффект на отечественной территории может быть достигнут за счет усиления роли российского государства, на почве  возвышения управленческой роли отечественных традиций.

Учет цивилизационных и социокультурных параметров общественного развития дает больше оснований для планирования и осуществления долгосрочных стратегий развития российского общества, конструирования будущего при помощи инструментов государственной политики. В то же время, такие перспективы могут быть воплощены только при наличии соответствующих технологий и механизмов управления.

Цель и задачи исследования. С учетом сказанного целью данной работы можно считать выявление современных особенностей формирования государственной политики в российском обществе; определение взаимосвязей механизмов принятия решений с  организацией государственного управления; обоснование перспективных способов  и технологий формирования правительственных стратегий, способных обеспечить перспективное развитие страны в условиях институциональной трансформации государства, реформирования аппарата управления и усложнения внешнеэкономической и политической среды принятия государственных решений.

Задачи, вытекающие из данной постановки цели, предполагают:

- критическое обобщение современных воззрений на природу и сущность государства, определение сочетания его трансформирующихся и новых функций; выявление места и роли горизонтальных связей в организации государственной власти; определение современных тенденций эволюции государства как особого института в системе общественного регулирования;

- уточнение сущности и природы государственной политики российского государства как важнейшего инструмента общественных преобразований; выявление ее структурных и процессуальных черт, выражающих отличительные черты ее осуществления в современных условиях; определение соотношения рациональных и феноменологических подходов при анализе принятия решений в процессе  формирования государственных политик в различных областях жизни в современном российском обществе;

- обоснование роли ценностных и идеологических инструментов (с учетом их цивилизационных отличий) в формировании государственной политики в современных условиях; определение принципов, связывающих решение прикладных задач с нормативными подходами при принятии государственных решений, ориентированных на обще социальные (общенациональные) интересы и направленных на рациональное решение насущных проблем;

- раскрытие отличительных черт различных этапов и стадий принятия государственных решений в современных условиях; уточнение процедур и технологий инициации решений, согласования общегосударственных и групповых, административных и экспертных позиций, оценки управленческих действий, снижения рисков и проведения антикризисных акций, а также развертывания других мероприятий, связанных с процессами целеформирования и целереализации государственных решений; выявление резервов повышения эффективности выработки государственных решений за счет применения методов количественного определения целей правительственной политики;

- определение современных форм, технологий коммуникации и перспектив развития взаимоотношений государства со своими основными партнерами в деле разработки государственных стратегий; выявление путей совместного решения государственно значимых вопросов с крупными бизнес-корпорациями, в том числе и с ОАО «РЖД»;

- выделение и раскрытие особенностей влияния административной реформы в российском государстве на трансформацию механизмов и технологий формирования государственной политики в современных условиях; обоснование наиболее перспективных направлений реформирования аппарата государственного управления, связанных с совершенствованием методов разработки правительственных стратегий;

- определение основных направлений совершенствования политико-правовых инструментов принятия государственных решений, выявление резервов влияния юридических технологий на процесс формирования государственной политики, повышение согласования политических и управленческих процессов при выработке и реализации стратегий и целей российского государства;

- определение особенностей формирования государственной политики в транспортно-экономической и транспортно-железнодорожной сфере, раскрытие перспектив усиления роли государственного регулирования в деле развития данной сферы, повышения его  эффективности  при решении отраслевых и  обще социальных задач.

Уровень разработки проблемы. Изучение механизмов и технологий формирования государственной политики обладает целым рядом существенных особенностей. Прежде всего, они обусловлены комплексным характером целеполагания и, как следствие, привлечением к исследованию понятийно-категориального  аппарата широкого спектра гуманитарных и естественных наук, использованием междисциплинарной методологии научных изысканий. В этом плане наш предмет исследований призван использовать потенциал не только гуманитарных (политологии, социологии, истории, психологии, культурологии и проч.) и административно-организационных, но также общенаучных и естественно-научных дисциплин. Нельзя не отметить, что предлагаемый ракурс исследований непременно включает в себя использование как фундаментальных теорий, раскрывающих структурные и процессуальные параметры принятия государственных решений, так и прикладных моделей.

Основной сферой научного знания в этом аспекте выступают политико-управленческие дисциплины, в которых политика раскрывается как процесс формирования и реализации целей, деятельность по решению актуальных для государства задач. С содержательной точки зрения политико-управленческих дисциплин вбирают в себя не только дескриптивные модели, эмпирически описывающие процесс принятия  политических решений, но и прескриптивные теории, освещающие общесоциальный масштаб осуществления этого процесса.5 В конечном счете, прикладная ориентация политико-управленческих наук предполагает производство знаний, обладающих политически и практически применимым значением.

Как отмечал еще Г.Лассвелл,  «политико-управленческие науки» (policy sciencеs) не ограничены традиционными целями научного познания, обладая основополагающей практической ориентацией. Более того, целью таких наук провозглашается не просто содействие принятию более эффективных решений, но и производство знания, «необходимого для совершенствования практики…».6 «Научная дисциплина, - писал он, - может быть отнесена к политико-управленческим наукам, если она разъясняет процесс выработки и принятия политических решений в обществе или же обеспечивает необходимыми данными разработку рациональных способов разрешения политико-управленческих вопросов».7

Обращаясь к предмету нашего исследования,  подчеркнем, что задача сегодняшнего дня состоит в сочетании потенциала фундаментальных наук, обусловливающих принципиальные подходы к формированию государственной политики, с прикладными подходами, непосредственно связанными с решением конкретных задач. Это предполагает селекцию теоретического материала, способного помочь в решении насущных проблем государственного управления в России.  В зависимости от отраслей, специфики объекта государственной политики корпус научных знаний, лежащий в основании госрегулирования и управления, включает в себя представления, обладающие теоретико-фундаментальным, инструментально-эмпирическим и практически прикладным характером.8

В этом смысле непреходящим значением для нашего исследования обладают классические труды основоположников и классиков современной теории принятия решений Г.Лассуэлла и Г.Саймона, основателя инкременталистского направления Ч.Линдблома, работы таких авторитетных специалистов, как Г.Алисон, Дж.Андерсон, П.Бахрах, И.Дан, И.Дрор, Р.Келли, Дж.Кингдон, Л.Линн, Лоутон А., С.Нарцизи, Е.Остром, Д.Палумбо, Б.Петерс, Дж.Петерсон, Д.Ричардс, Э.Роуз, П.Сабатьер, Дж.Тейсон,  А.Вилдавски, М.Хилл, Р.Хилсман, П.Зеликов, а также ряда других видных ученых, описывающих в своих работах акторов и механизмы принятия решений. 9 Большой вклад в развитие теоретических основ формирования государственной политики внесли сторонники сетевой теории,10 нового государственного управления,11 теории governance.12

Среди отечественных исследователей, изучающих процессы и механизмы принятия государственных решений стоит отметить работы М.Г.Анохина, А.А.Дегтярева, А.Т.Зуба, В.Н.Иванова, В.С.Комаровского, О.И.Ларичева, Б.Н.Литвака, В.В.Миронова, Л.В.Сморгунова, А.И.Соловьева, В.В.Цыгичко, О.Ф. Шаброва и ряда других ученых.13

       В качестве самостоятельного блока можно выделить литературу, теоретически раскрывающую государственную политику и ее отдельные разновидности, 14 а также составные части этого процесса: механизмы  взаимодействия бизнеса и государства, технологий лоббизма,15  техник политического  анализа 16 и экспертного сопровождения государственной политики,17 снижения угроз и управления рисками.18 Большой блок работ в зарубежной и отечественной литературе  посвящен характеристике технологий государственного и корпоративного управления.19  Косвенное, но тем не менее важное значение имеют работы, освещающие современное состояние корпуса политиков и управляющих и таким образом помогающие понять реальные тенденции в развитии российского государства.20 

Существеннейшее значение для изучения интересующей нас темы имеют и работы, раскрывающие современную роль государства как политического института, 21 исследующие общие тенденции функционирования политико-административных систем и режимов,22 характеризующие осуществление реформ в системе государственного управления.23 Собственным научным весом обладает и разработка проблем, раскрывающая местоположение ценностей и идеологических конструкций в политическом процессе, системе государственного управления;24 труды, описывающие юридические и правовые аспекты регламентации деятельности различных органов и секторов государственного управления.25

       Особый корпус научных источников, создающих субметодологическое пространство нашего исследования, посвящен проблемам политического измерения транспортной сферы. Зарубежная источниковая база в части политологического измерения отраслевых процессов может быть представлена работами, посвященными транспортной проблематике в политико-административном ракурсе, это труды К. Баттона, Д. Бэнистера, Дж. Вайгара, Дж. Гиббса, С. Глейстер, С. Гранта, О. Дженсена, К. Доннелана, С. Коля, А. Пирмана, П. Ритвелда, Дж. Росса, Р. Толли, Р.Формана, П. Чикантеллы и др. 26  Плодотворно работают в этом направлении и отечественные ученые, осуществляющие системный анализ транспортной стратегии России, предлагающие решение проблем реформирования отрасли, повышения ее инвестиционной привлекательности, повышение ее роли в формировании государственных стратегий. Среди этих работ следует отметить произведения Н.Е. Аксененко, О.В.Белого, А.Л., О.А. Богомоловой, А.Л. Браславского, Е.М.Васильева, В.И.Галахова, Н.И.Горбунова, О.В.Дунаева, Ю.М.Копылова, В.Б.Кондратьева, Т.В.Кулакова, Б.М.Лапидуса, Р.Г.Леонтьева, В.Н.Лившица, А.С. Мишарина, Э.И.Позамантира, Т.Н.Сакульевой, Н.П.Терешиной, О.А. А.П.Хоменко и др. 27 

Обширная междисциплинарная источниковая  база исследования тем не менее позволяет говорить об определенном дефиците научных работ, посвященных концептуальному описанию механизмов и технологий разработки государственных решений и стратегий. В этой связи следует отметить явный дефицит работ, посвященных изучению ценностно-идеологических оснований российской власти и государственного управления.28 Немногочисленны отечественные труды, посвященные политико-правовой проблематике в системе современного государственного управления,29 роли экспертных структур в осуществлении государственной политики.30 Одновременно стоит отметить и определенную несбалансированность в подходах к оценке системы государственного управления, где широкое распространение получили как сугубо политизированные (в значительной степени, критически оценивающие складывающиеся управленческие практики), так и формально-юридические оценки, ставящие во главу угла описание лишь норм и институтов в структуре государственного управления.

Теоретико-методологические основания диссертационного исследования определяются характером объекта и предмета изучения, обще социальными, страновыми и отраслевыми особенностями процесса разработки государственных политик. В связи с междисциплинарным характером изучаемой проблемы в работе использовались как общенаучные, так и специальные методы, характерные для различных отраслей гуманитарного и естественно-научного знания. Центральным значением при этом обладал системный метод, позволивший описать функциональные и структурные свойства процесса и механизмов государственного управления, наметить пути совершенствования  принятия государственных решений.

Среди других методов, повлиявших на структуру и характер исследования, создавших возможности для проявления авторского подхода к теме, можно назвать социологический, сравнительный, кибернетический, институциональный и нормативно-правовой. Эти методы позволили адаптировать к целям исследования множественные теоретические концепты и прикладные модели. Своеобразие авторского подхода к достижению поставленной цели предопределило и широкое использование ценностных, социокультурных подходов к теоретическому описанию предмета исследования. Существенное значение имел и исторический подход, а также использование результатов включенного наблюдения, личные впечатления и опыт работы соискателя в структурах государственного управления. В своей работе автор также опирался на результаты многочисленных исследований Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования, исследовательские данные постоянно действующего (при указанном Центре) семинара по проблемам государственного управления в России.

Существенным информационным источником диссертационного исследования стали также результаты анализа нормативно-правовых документов, отраслевых регламентов, служебной документации (открытого характера), характеризующие особые задачи деятельности ОАО «РЖД».

Применяемые методы позволили автору обосновать, сформулировать и использовать в своем исследовании целе-рациональный подход к описанию процессов и механизмов формирования государственной политики. Этот подход дал возможность применить разнообразные теоретические концепты к единому процессу целеполагания, показать сочетание его сущностных и прикладных аспектов.

Положения, выносимые на защиту.

1. В современных условиях, несмотря на нарастающую глобализацию и повышение роли полицентрических форм организации социальной и политической жизни, российское государство остается центральным и ведущим общественным институтом. Его доминирующая роль определяется способностями к трансформации своих базовых управленческих функций, совмещением последних с новыми задачами, поставленными временем. Усиление управленческой роли  государства в российском обществе, потребность в сознательном регулировании и  конструировании им общественных отношений является определяющим условием успешного решения задач переходного периода во всех сферах жизни. Организационно-нормативная природа государства предопределяет вторичную роль сетевых подходов, теорий нового публичного менеджмента и «хорошего управления» при объяснении природы данного института и механизмов формирования его стратегий.

2. Потребность в прикладной ориентации сложной кооперативной деятельности государства по выработке и реализации правительственных стратегий, а также природа этого института как искусственно созданной организации, целенаправленный характер деятельности его структур предопределяют рациональный характер формирования государственной  политики. В этом смысле целе-рациональный подход выступает основным способом, совмещающим теоретические и прикладные подходы к решению управленческих задач и дающим возможность определять основные меры по оптимизации всего процесса целеполагания. Целе-рациональный подход предполагает качественное повышение удельного веса нормативных требований к организации совместной деятельности управляющих и управляемых, увеличение объема количественно определяемых задач, расширение использования математических методов анализа и прогноза при измерении линейных пространств принятия решений;

3. Политические механизмы выработки государственных решений при всей своей специфике являются составной частью государственного администрирования,  базовым управленческим механизмом, наиболее глубоко сочетающимся с административными формами деятельности исполнительной власти на высших этажах государственного регулирования. В деятельности глав государств и правительств формируется единый политико-административный подход к использованию полномочий государства и формированию государственных стратегий.

4. Базовой предпосылкой формирования государственной политики, выработки политики в различных областях выступают ценностные ориентиры. Помимо  ориентационной роли ценности выступают предпосылкой сплочения государства и общества, элитарных и неэлитарных групп. Одновременно ценности являются формой выражения цивилизационной специфики коммуникаций государства и общества, предполагая трансляцию традиций и обычаев общества в систему принятия решений. Операциональным выражением роли ценностей в системе управления государством выступают идеологические конструкции, придающие целеполаганию предметно  и идейно сформированный комплекс ориентаций. В этом плане феномен «государственной  идеологии» предстает в качестве особого идейного инструмента, призванного  обеспечивать использование высшей власти для  интеграции общества, поддержания территориальной целостности и  порядка, законности и стабильности социума, обозначать  направленность и пределы в стратегиях развития последнего. Ценностно-идеологический подход выступает составной частью целе-рационального метода анализа и формирования государственной политики.

5. Перспективы развития государственной политики российского общества неразрывно связаны с усилением деловых коммуникаций власти с гражданскими структурами, в том числе с бизнес-сообществом, его корпоративным сектором. Ведущей формой такого сотрудничества выступает государственно-частное партнерство, отражающее формирование устойчивого взаимовыгодного альянса сторон, ведущего к эффективной реализации экономических проектов, взаимной поддержке позиционирования каждого из субъектов на международной арене, повышению социальной ответственности отечественного капитала;





6. Важнейшим условием формирования государственной политики России в современных условиях  является усиление ценностных ориентиров развития, сохранение в них национальных и цивилизационных составляющих; принципиальную роль в этом процессе играет формирование целостной политико-правовой нормативистики, предполагающей усиление управленческого статуса политических документов и оптимизацию применения юридико-правовых технологий в принятии решений,  повышение согласованности электоральных и управленческих процессов, нарастание ответственности  государственных и политических деятелей по претворению в жизнь обще социальных интересов.

7. Политическое измерение государственных стратегий в транспортно-экономической сфере показывает, что дальнейшее совершенствование правительственного курса, усиление взаимодействия государства и бизнеса в продвижении крупных геоэкономических проектов предполагает усиление ценностных регуляторов взаимодействия, сочетание корпоративных целей с общественными интересами, совершенствование качества отраслевых политико-хозяйственных документов, оптимизацию источников бюджетирования, диверсификацию задач и ряд других актуальных мер.

Научная новизна исследования выражена в полученных лично автором диссертации следующих выводах:

- обосновано сохранение ведущей роли российского государства в современных условиях как центрального института макросоциального управления, структуры, обеспечивающей порядок и направленное регулирование общественных отношений; показана специфика изменения функциональных нагрузок государства в современных условиях, выявлена взаимосвязь технологий и сущностных трансформаций данного института, показаны особенности соотношения иерархических и полицентрических параметров его внутренней организации.

- уточнено соотношение между феноменологическими и рационально-нормативными элементами государственного управления, обоснованы и раскрыты преимущества целе-рационального подхода к анализу и конструированию механизмов формирования государственной политики; показаны резервы снижения неопределенности управленческих ситуаций при прогнозировании и планировании действий государственных структур; раскрыта современная роль методов количественного анализа и измерения целей государства;

- обоснован ценностно-идеологический подход к формированию государственной политики, показана роль ценностных и идейных оснований принятия государственных решений; выявлены интегративные и ориентационные функции этих духовных явлений, определены особенности современной роли идеологических структур в процессе принятия государственных решений, раскрыто содержание феномена «государственной идеологии», его место и роль в формировании современной государственной политики; обоснованы основополагающие принципы, обеспечивающие устойчивую рационализацию целей государственной политики, сочетание ценностных и прикладных подходов при решении общественно значимых вопросов;

- раскрыты особенности взаимодействия государства с его основными контрагентами в процессе формирования правительственных стратегий; выявлены отличительные черты и модели взаимоотношений государства с бизнес-структурами; показана роль крупных корпораций, государственных монополий в реализации национальных интересов; теоретически описаны модели их взаимоотношений с государством; выявлены  особенности государственно-частного партнерства в транспортно-экономической сфере, определены перспективные направления и условия развития этого типа взаимодействия при постановке государственных целей;

-  вскрыты и теоретически описаны отличительные особенности наиболее важных, в том числе венчурных и антикризисных, технологий и механизмов  формирования государственной политики, показано их влияние на структуру и сущностные параметры государства; выявлена особая роль политико-правовых и юридических технологий в процессе формирования государственной политики, определены возможности и условия оптимизации их использования при согласовании политических и управленческих процессов в контексте принятия государственных решений;

- определены основные направления формирования государственной политики в  транспортно-железнодорожной сфере, раскрыта роль последней в реализации общенациональных  интересов российского общества; показаны основные направления решения отраслевых геоэкономических и геополитических задач; сформированы когнитивные основания для развития «политологии транспорта» как субдисциплины в рамках развития отечественной версии политико-управленческих наук.

Научное и практическое значение предпринятого исследования. Материалы и итоги диссертационной работы обладают теоретическим, прикладным и научно-педагогическим значением. Теоретическое значение диссертации состоит в существенном расширении возможностей изучения сущностных и операциональных сторон системы государственного управления;  предполагает расширение понятийного аппарата при изучении принятия государственных решений; обусловливает повышение четкости концептуального анализа всего процесса целеформирования и целереализации.

С практической точки зрения основные выводы и положения работы могут способствовать оптимизации принятия государственных решений на общефедеральном и отраслевом уровнях, обеспечить повышение уровня экспертно-аналитического сопровождения правительственных решений.

Основные выводы и положения диссертации также могут быть использованы для обновления и разработки учебных и специальных курсов гуманитарного цикла в высшей школе.

Апробация работы. Основные выводы, положения и идеи диссертационного исследования отражены в публикациях автора, в работах Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования, в трудах постоянно действующего научного семинара по проблемам Государственного управления в российском обществе. Ряд положений работы был освещен в форме докладов на международных Конгрессах, конференциях, симпозиумах, круглых столах, научных семинарах по проблемам государственного управления и развитию транспортно-экономической отрасли, в том числе: на VIII Международном экономическом форуме (Санкт-Петербург, 2004);  международной конференции «Современное состояние военно-гражданских отношений и государственное управление сектором безопасности в России» (Москва, 2004);  4-й Международной конференции «Государственное управление в ХХ1 веке: традиции и инновации» (Москва, 2006); на Всероссийской конференции «Проблемы формирования государственных политик в России» (Москва, 2006); на Всероссийской конференции «Государственная конкурентная политика и стимулирование конкуренции в Российской Федерации» (Москва, 2007) и др. Диссертация обсуждалась на кафедре политического анализа МГУ им. М.В.Ломоносова и была рекомендована к защите.

Диссертация состоит из введения, четырех глав (16 параграфов), заключения и списка литературы; общий объем 365 страниц.

                               Основное содержание диссертации.

В Главе 1 «Теоретико-методологические основания анализа процесса формирования государственной политики в современном обществе» рассматриваются исходные концептуальные основания анализа механизмов и технологий формирования государственных политик.

В § 1 «Государство как институт принятия решений: современные подходы и практики» автор раскрывает сущностные параметры данного института, обусловливающие специфическое содержание всего процесса формирования и реализации его стратегий.

Исходя из того, что базовые характеристики государства обусловливают основополагающие механизмы формирования и осуществления государственных политик, автор показывает, что постепенное изменение функций и структуры, свойств и параметров этого института постепенно меняет его исторический облик, одновременно трансформируя его возможности в части сознательного воздействия на общественные  процессы, способы принятия и реализации управленческих решений. Подвергаясь воздействию трансграничных процессов, информационного общества и проходя  специфическую стадию коэволюции, государство в настоящее время формирует нестандартные контакты со своими контрагентами, образует «серые», то есть еще мало устоявшиеся и недостаточно легализованные зоны взаимоотношений с бизнесом, гражданскими и международными структурами. При этом складывающиеся способы функционирования государства, используемые им схемы управления конфликтами трансформируют его базовые, субстанциональные характеристики.

Ведущей аналитической призмой адекватной оценки сущности государства является объединение  его  теоретической реконструкции с прикладными аспектами деятельности. Полемизируя с точками зрения, утверждающими утрату  государством его былой мощи, автор выделяет факторы, способствующие сохранению им своей ведущей роли в обществе или, как минимум, позволяющие ему компенсировать многие негативные тенденции. В этой связи автор солидаризируется с позициями тех ученых, которые полагают, что «отступление государства» со своих социальных позиций «во многих случаях … является добровольным» делом,31 свидетельствующим не столько об ослаблении его исторических возможностей, сколько о возможности самостоятельно распоряжаться своими ресурсами. Применительно же к России доказывается, что без  усиления роли государства в общественной жизни ни гражданские или предпринимательские структуры не способны решить принципиальные задачи устойчивого развития общества. Создание сильного государства -  это незыблемый приоритет сегодняшнего дня, предпосылка перспективного развития экономики и социальной сферы.

Обозревая теоретическую панораму современных теорий государства и государственного управления, автор отмечает, что ряд моделей лишь частично улавливает те или иные тренды в эволюции современного государства, временами создавая весьма отвлеченные от жизни представления. В этой связи, позитивно оценивая  прокламируемый сетевыми и коммуникативными подходами переход государства от патерналистской опеки к партнерству с обществом и рассмотрении его как основы принятия решений, автор тем не менее показывает, что в применительно к российской системе формирования государственной политики прикладной смысл этих подходов ведет не столько к перестройке, сколько к умалению роли государства. А в ряде случаев может привести к дезорганизации власти и усилению центробежных тенденций. Поддерживая идею диалога граждан с властями, автор отрицает минималистскую трактовку государственного управления.

Отмечается и еще одним изъян многих теорий, а именно принижение роли ценностной составляющей государственной политики. Определяя факторы неизбежности этого источника общественной коммуникации, автор доказывает, что совершенствовать механизмы формирования государственных стратегий можно только в процессе развития духовных оснований социальных контактов власти и общества. Понимание государства как духовно ориентированной общности заставляет критически отнестись к идеям его превращения в исключительно сервисную, обслуживающую общество структуру.

В этой связи в диссертации показываются преимущества нормативно-организационной модели государства, роль соответствующих инструментов удовлетворения общественных потребностей и воспрепятствования поведенческих девиаций. В прикладном плане значение организационно-иерархической, институциональной природы государства означает, что важнейшими индексами его социально-управленческой силы является применение законов, распространение норм на все сферы жизни общества, строительство институтов как основания инфраструктуры власти, которая объединяет его с обществом. В этом плане в работе доказывается, что в настоящее время российскому государству нужны сильные институты и более широкое поле ответственности. Однако, адаптация организационно-процедурного строения государства к вызовам ситуации отрицает скатывание к неопатримониальной системе.

Иерархически-организационная структура государства предполагает необходимость постоянного поддержания его искусственной структуры в состоянии, соответствующей выполнению им общественной миссии. В этой связи в работе  раскрываются условия компенсации слабостей  иерархической организации данного института, показываются направления повышения управленческой роли государства.

Выработанные автором методологические подходы используются в § 2 «Государственная политика как форма целенаправленной активности государства», где раскрываются особенности этого процесса, его структурная и технологическая составляющие.

Критически обозревая мнения, сложившиеся в науке относительно государственной политики, автор показывает, что это явление отражает фактическое  состояние государства как управленческого организма, демонстрирует практическую направленность деятельности этого института, подлинную результативность и способность конкретных органов власти к целенаправленному воздействию на объект регулирования в соответствии с миссией государства и заранее принятыми решениями.  В целом государственная политика показывает реальную управленческую и социальную  «стоимость» деятельности различных органов государства, политических команд и лидеров в деле достижения обще народных интересов.

Определяя  государственную  политику как внутренне интегрированную стратегию управления крупномасштабными объектами, выработанную на основе кооперации с  наиболее авторитетными гражданскими структурами (в том числе и бизнес-сообществом), автор раскрывает ее основополагающие параметры, типы и факторы ее формирования и совершенствования в российском обществе.

Характеризуя целостность государственной политики, автор определяет ее местоположение в структуре деятельности данного института, раскрывает ее внутренне дифференцированное содержание, типологию и иные сущностно важные параметры. Такой подход дает возможность и для теоретической идентификации механизмов ее формирования, которые описываются как формы субъект-субъектного и субъект-объектного взаимодействия, существующие в виде разнообразных (политических, юридических, морально-этических, экономических, процедурно-организационных и самоорганизующихся) правил, норм, принципов, технологий и иных компонентов  деятельности, обеспечивающих сочетание различных уровней целеполагания и в итоге способствующих выработке единого государственного решения. Как показано в диссертации, с точки зрения своей функциональной нагрузки, эти элементы  упорядочивают систему принятия решений как внутри госаппарата, так и при  реализации (продвижения) целей во внешней по отношению к государству среде. Подразумевая определенную последовательность в применении своих элементов, механизмы концентрируют процессуальные характеристики государственной политики, структурируя последнюю и в конечном счете обеспечивая результативность целеполагания.

Свои особые черты и проявления механизмы формирования государственной политики обретают на различных – политическом и административном - уровнях деятельности государства. Последние придают механизмам формирования государственной политики разнообразные формы оценивания проблем, согласования позиций, продвижения целей, оценивания результатов и др. Воплощая все эти  нормы и процедуры взаимодействия, данные механизмы порождают  многочисленные иерархические и полицентрические связи чиновников и контрагентов, форматируют их сложную кооперативную деятельность, поддерживают ориентацию на эффективное завершение управленческого цикла.

Помимо уровневых характеристик механизмов принятия решений в диссертации раскрываются особенности их компонентного содержания, описывается специфика их  институциональных и неинституциональных составляющих. Так, среди институциональных компонентов особое внимание в диссертации уделяется анализу норм и процедур, которые придают государственной политике устойчивость и  адаптивность, определенность и гибкость, репродуктивные и креативные параметры. В этой связи в работе выделяются универсальные (необходимость обратной связи при принятии решений, соблюдения законности, транспорентности и проч.) и специфически-отраслевые элементы (определяющие эффективность предметно-направленных  действий в социально-экономических, финансовых, административных и иных секторах общества) механизмов формирования госстратегий. Показывается, что сочетание постоянных и специфических компонентов в механизмах принятия решений  предполагает постоянную активность властей, направленную на поддержание ориентиров, задающих общесоциальную направленность действий органов управления, сохраняющих возможность гражданского контроля за принятием решений и препятствующих чрезмерному давлению корпоративных и партикулярных интересов.

Обращая внимание на амбивалентный характер этого процесса, автор доказывает, что снижение этой противоречивости прежде всего достигается за счет совершенствования политико-юридических и административных документов. В связи с тем, что национальные государства обладают неравнозначными способностями к закреплению нормативного профиля деятельности своих институтов, в диссертации дается анализ неинституциональных компонентов, форм сочетания административных и политических методов управления, интеграции групповых позиций в относительно единую целевую программатику действий.

Раскрывая типологию государственной политики и совокупную логику ее формирования, автор описывает разнообразные атрибуты этого процесса, выделяет внешние и внутренние факторы, влияющие на содержание выдвигаемых государством целей и характер их реализации. Основное внимание здесь уделяется характеристике  режимов правления, архитектуре федеративных отношений государства. Применительно к российскому обществу помимо структурных преобразований формирование эффективной федеративной модели связывается с расширением использования морально-этических инструментов и, как следствие, с решением государством определенных воспитательных задач.

В § 3 «Политические и административные процессы и институты в механизме формирования государственных политик» рассматриваются специфика и характер взаимосвязи этих базовых компонентов деятельности государства. В данном контексте  раскрываются как их обще управленческие статусы, так и особенности контактов,  устанавливающихся в конкретной стране.

Как показывается в диссертации,  взаимосвязь политических и административных структур обусловлена  особенностями внутреннего строения государства, а также внешними факторами, прежде всего раскрывающими влияние на систему государственного управления более широкого образования – политической системы общества. Именно через политическую систему процесс (и механизмы) формирования государственной политики включает государство в более широкий контекст общественных взаимоотношений,  что соответствующим образом трансформирует и параметры принятия решений.

Соотнося сложившиеся теоретические подходы с характеристикой политико-административных взаимосвязей в реальной практике государственного управления, автор отмечает тенденцию к единению и даже интеграции этих составных частей госрегулирования. Обращаясь к опыту передовых стран, автор показывает, что современный уровень развития государства по сути снимает дихотомию политических и административных подходов, сохранив за каждым из них статус различных, но единых по своей управленческой направленности инструментов общественных преобразований. В то же время в работе подчеркивается, что целостность этих подсистем проявляется не в структурно-функциональном, а в процессуальном аспекте, в контексте принятия и реализации государственных решений. Таким образом, несмотря на свою процессуальную целостность, политика и администрирование сохраняют свои специфические (институциональные, кадровые, технологические и прочие) очертания.

Раскрывая отличия политических инструментов разработки государственных стратегий, соискатель  показывает их опосредованность  внутри элитарной конкуренцией, зависимость от множественности групповых интересов, характера политических коммуникаций с обществом и потребностей правящих режимов, демонстрирует особенности использования средств символического управления (за счет применения  ценностей, идей, идеологий). Особое внимание в диссертации обращается на механизмы легализации, юридически-правового закрепления политических инвективов и отношений.

Характеризуя административные процессы и механизмы государственного управления, автор показывает, что именно эта форма дееспособности государства характеризует его способность - как управленческой структуры - отвечать на различные социальные изменения. В диссертации приводятся доводы, позволяющие понять, что без повседневного приоритета административных инструментов государство снижает свои возможности и как система управления, и как форма всеобщей организации общества. В этой связи в работе дается анализ разнообразных форм административного регулирования, подчеркивается легальный характер осуществления этих управленческих полномочий. Как показано в диссертации, в административном  пространстве не всегда действуют механизмы агрегирования, а процедуры координации и согласования становятся, по сути важнейшими инструментами обеспечения целостности  процесса формирования государственной политики.

Раскрывая политико-административные аспекты механизмов формирования государственной политики, автор определяет особенности их взаимоотношений на институциональном и технологическом уровнях. В первом случае исследование сосредотачивается на деятельности политических команд и лидеров, результативности идей  и ценностей, особенностях совмещения электоральных и управленческих процессов (особенно при передаче власти)  и т.д.; во втором – на выработке целей, придании им нормативного характера, встраивании в текущую деятельность органов управления.

Принимая во внимание, что на практике нахождение баланса политико-административных институтов и механизмов  представляет собой открытый процесс государственного управления, автор подчеркивает необходимость постоянного приведения аппарата государственного управления в соответствие с целями развития общества. В данной связи обращается внимание на необходимость корректного использования инструментов централизации госрегулирования, совершенствования  публично-политических методов принятия решений, расширение возможностей правительства для обсуждения его планов с общественностью. Подчеркивая, что  издержки взаимодействия политических и административных институтов могут вести к дисфункциям и дестабилизации общества, автор показывает наиболее перспективные способы интеграции этих уровней целеполагания, особо выделяя совершенствование нормативно-процедурных технологий и использование аналитических методик разработки целей.

Говоря в данной связи о проблемах российского общества, автор показывает, что архитектура взаимоотношений политико-административных сегментов государственного управления в настоящее время отражает  не соотносимый с возможностями государства рост политического влияния госаппарата, превращение политического контроля в контроль бюрократический. Характеристика ряда негативных черт администрирования в современной России сочетается с обоснованием путей минимизации их управленческих эффектов, повышения стабильности госрегулирования, оптимизации согласования правительственных целей с мнением общественности. В этой связи обращается внимание на недопустимость возобладания односторонних - либо со стороны властей, либо их контрагентов - подходов при  выдвижении государственных планов и целей.

В § 4 «Ценностно-идейные основания механизма формирования государственной политики» автор раскрывает место и роль духовных (идеальных)  компонентов в процессе разработки и осуществления стратегий современного государства.

Подчеркивая, что эти источники принятия решений обладают системообразующим  характером и относительно самостоятельной логикой развития, соискатель показывает, что их значение в настоящее время существенно возрастает в связи с расширением полномочий ключевых ЛПР, а также поливариативностью расчета будущих решений.  В рамках сложной структуры неинституциональных факторов, раскрывающих профессиональные и индивидуальные качества людей (групп), участвующих в разработке государственных стратегий, в работе описывается роль и содержание ценностей (обусловливающих коридор возможностей при принятии государственных решений, а также способствующих сплочению государства и обещства), идеологии (конкретизирующей ценностные императивы и связывающей их с основными параметрами целеполагания), а также принципов (как инструментов организации кооперативной деятельности государства, обладающих ориентационным и предметно-прикладным значением).

С точки зрения местоположения в механизме формирования государственной политики ведущие позиции принадлежат ценностям как аксиологическим и наиболее глубоким структурам сознания, лежащим в основании представлений и действий ЛПР. Как показано в работе, данные воззрения служат формой морально-этической ориентации и мотивации людей, участвующих в процессе целеполагания;  предопределяют коридор альтернатив государственного развития (особенно в плане соотношения целей и средств); выступают в качестве фундамента конституционно-правового регулирования; предопределяют возможности формирования той или иной формы коммуникации между элитарными и неэлитарными слоями и, как следствие, уровень внутренней интеграции / дезинтеграции государства и общества и т.д.

Констатируя неизбежность оперирования ЛПР ценностными представлениями, автор раскрывает их технологические, цивилизационные и иные управленчески значимые характеристики. В частности, касаясь их технологического места, автор показывает, что формируемые ими  интерпретационные рамки для оценки управленческих ситуаций, позволяют ЛПР синтезировать личный и групповой, отечественный и сторонний опыт профессиональной деятельности. Как морально-этические регуляторы деятельности ценности определяют максимально привлекательные для человека ориентиры действий, а также фиксируют допустимые формы его активности, выступают источником  генерирования идей для убеждения оппонентов, поиска креативных форм поведения. ЛПР, не обладающие четко артикулированными ценностями полизависимы, неспособны к преодолению препятствий, а подчас даже к компетентной реализации служебных норм в изменяющихся условиях деятельности. Ценностные каналы соединяют систему представительства  гражданских интересов со структурами  принятия решений. Поскольку ценностный уровень фиксирует включение этического компонента в механизм мотивации профессиональной деятельности ЛПР, то основное влияние ценностей на процесс формирования государственной политики выражено в деятельности ключевых фигур, контролирующих высшие этажи государственной власти и управления. Именно их ценностный выбор становится решающим звеном в выдвижении  государственных целей. В этом смысле  важнейшей задачей при формировании государственной политики является соединение государственных политико-ориентационных ценностей и индивидуальных приоритетов высших управленцев.

В работе анализируются иные параметры ценностной инициации принятия государственных решений. В этом контексте выделяются универсальные ценностные цели  государства (сохранение суверенитета, обеспечение территориальной целостности, поддержание порядка, толерантного отношения граждан к представителям других рас и проч.), а также ценности, фиксирующие политически  очерченные позиции (attitudes) и приоритеты ЛПР; показывается их влияние на политическую и административную деятельности органов управления. В этом контексте в диссертации обосновывается необходимость соответствия ценностных представлений управляющих потребностям времени и характеру национальных традиций и массовых умонастроений. Здесь же обосновывается модель согласования приоритетов и конкретных целей государственного управления, описываются технологии и процедуры встраивания ценностей в реальный механизм формирования государственной политики.

В § 5 «Идеология в механизмах формирования государственной политики» теоретически описывается управленческое место и роль этого идейного комплекса.

Используя выработанные ранее подходы, автор показывает, что конкретным и наиболее значимым проявлением связи  ценностей и управленческих практик является формулировка идеологических требований, закладываемых в основание государственных политик. С функциональной точки зрения концепт идеологии отражает место и роль идейно и предметно направленных представлений в процессе целеполагания. В идеологии сочетаются концептуальные  трактовки развития интересов государства и групп общества, модели и схемы принятия решений, требования к предметно очерченным действиям. Как совокупность прикладных идей, направляющих деятельность государственных органов идеология ориентирована на преодоление ограничений, закладываемых в идеальные модели.

Полемизируя с различными теоретическими подходами относительно природы и нынешнего места идеологии, автор показывает ее неустранимость из жизни современного общества, органическую встроенность этого способа интерпретации жизни в процесс формирования государственной политики, основные характеристики этого идейного комплекса. Рассмотрение государства в качестве особого носителя  общенациональных интересов и политического субъекта, дает возможность поднять вопрос о наличии и особенностях государственной идеологии.

Как показывается в диссертации, наличие этого идейного явления обусловлено  потребностью системы принятия государственных решений в наличии программно-ориентационных инструментов; необходимостью концептуальных ограничений для постановки конкретных  задач государственного развития; обязательностью поддержания в обществе определенного уровня солидарности граждан, что в свою очередь, задает прочность коммуникации государства и социума, внутреннюю целостность последнего.

Благодаря своей обще социальной ориентации, основной функцией государственной идеологии в конкретном обществе становится осуществление общеполитического контроля, подразумевающего достижение в обществе идейной солидарности управляющих и управляемых на базе ценностей и идей, способствующих консолидации общества и поддержанию правового порядка.

Функциональные основания государственной идеологии демонстрируют и ее основные качества. Ориентируясь на обще социальные основания государственного проектирования, государственная идеология выступает орудием не завоевания, а удержания и отправления высшей политической власти. Благодаря этим свойствам в своем практическом воплощении государственная идеология является не столько особой идейной конструкцией, сколько  «коммуникативным пространством» для всего множества существующих в обществе идеологий.32 В этом смысле государственная идеология противостоит противникам национального единства общества, космополитическим и экстремистским силам. В соответствии со своим статусом государственная идеология призвана селектировать влияющие на власть партийные конструкции, не допуская укоренения в государстве  разрушительных для него идей и концептов.

Ориентируясь на  цели и ценности, скрепляющие власть и общество, население и элиту, государственная идеология представляет собой по преимуществу идейно бессодержательную конструкцию, которая оформляет партийно-групповые цели и приоритеты, приспосабливая их для служения всему обществу в целом. Попытки же  утверждения в государстве идеологии, содержащей четкие идейные требования к организации власти и направлениям развития общества,  искажают профиль политической конкуренции, создают предпосылки для ограничений гражданских свобод, недопустимого вмешательства властей в жизнь человека.

В качестве идейных компонентов государственная идеология содержит гуманистические представления, носящие интерперсональный характер и направленные на утверждение прав человека на свободу, счастье, развитие и проявление всех его способностей; принципы и воззрения, направленные на обеспечение целостности государства и общества и стремящиеся объединить отечественное сообщество как внутренне интегрированное целое; взгляды, отражающие цивилизационную, социо- и политико-культурную особость населения, фиксирующие отличительные черты населения (как группы управляемых и управляющих) как локальной общности и т.д. Эти ориентиры носят самый общий характер, формируясь как бы поверх явных групповых преференций различных слоев населения. Сплачивая население, они задают наиболее общий, мало дифференцированный, но тем не менее вполне определенный  вектор эволюции государственной политики.

Раскрывая иные параметры государственной идеологии и ее управленческого места, автор показывает ее отличия от партийных и интегративных идеологий, возможности  повышения мобилизующего характера отечественных традиций, присущих россиянам духовных императивов. В этой связи показываются возможности рационального использования очищенной от мифических и националистических наслоений «русской  идеи», показываются пути  усиления ее объединяющей силы в деле  инициации широкого межцивилизационного полилога с другими народами. В то же время подчеркиваются ограничения ее функционирования в сфере государственного управления.

Приведенные доводы дают автору возможность говорить о необходимости применения ценностно-идеологического метода при анализе и разработке государственных политик. Такой подход фиксирует потребность  в интерпретации проблемных ситуаций с точки зрения  существующей у ЛПР ценностной картины происходящего (лежащей в основании их целенаправленных действий), обусловливает включение данного подхода в более широкий целе-рационально метод анализа и  формирования государственной политики.

В Главе 2 «Принятие решений как форма разработки и реализации государственных политик» описываются актуальные аспекты осуществления процесса  целеполагания. В этом контексте в § 1 «Принятие государственных решений:  проблемы и практики» исследуются актуальные проблемы в этом предметном поле, показываются пути повышения результативности механизмов разработки стратегий.

Исходя из того, что формирование государственных политики представляет собой форму и результат функционирования  масштабного механизма целеполагания, автор останавливается на вопросах определения характера принятия государственных  решений. В данном контексте в русле полемики с различными теоретическими подходами автор решает вопрос о соотношении рационального и феноменологического способов объяснения этого процесса.

Ограниченность, а главное слабую применимость феноменологических трактовок  процесса принятия решений, автор показывает применительно к профессиональным основаниям  деятельности ЛПР, роли норм и процедур, правил надзора и контроля, купирующих поведенческие девиации в процессе выработки и реализации государственных целей. В диссертации наглядно демонстрируется, что сама конструкция государственного управления предполагает подавление  субъективного произвола при оценке проблем и расчете действий. Все практикуемые государственными структурами технологии торга, поиска компромиссов и заключения соглашений, в конечном счете, направлены на разработку и осуществление  задач и целей, связанных с разумным и целесообразным в данной ситуации распределением ресурсов. И даже признавая справедливой критику в адрес рационализма, автор показывает, что в рамках государства речь идет не столько о принципиальной невозможности ЛПР рационально решать управленческие задачи, сколько о дефиците частичной, инструментальной рациональности.

Раскрывая рациональность как базовую процессуальную  характеристику государства, доминирующий способ целеполагания, автор обращает особое внимание на необходимость операционализации  показателей управленческих задач, фиксацию стандартов и регламентов для управленческих структур, четкое распределение ответственности за исполнением функций, количественное измерение показателей деятельности органов власти и управления. Подчеркивается, что только количественно просчитанные цели могут стать ориентирами конкретных шагов и акций. Отсутствие таких параметров – прямая предпосылка коррупции и казнокрадства. Для России расширение практики выдвижения количественно измеряемых целей при формировании разнообразных государственных политик является особо настоятельной задачей.

Конкретизация целей - как нормативная задача государственного управления - должна соотноситься с возможностями его субъектов и спецификой объекта, ресурсами и иными параметрами принятия решений. В этой связи в диссертации поддерживается позиция, что в российском государстве «в настоящее время целесообразен относительно больший акцент на децентрализованное использование индикаторов результативности властями каждого уровня в интересах эффективного исполнения ими своих полномочий, чем на построение иерархии индикаторов, прямо нацеленных на управление комплексными социально-экономическими результатами». 33

Раскрывая иные нормативно-прескриптивные аспекты формирования государственных политик, автор формулирует целе-рациональный подход к принятию государственных решений, предполагающий: постоянную ориентацию всех органов управления на предметно сформулированные и количественно описанные цели;  предварительный расчет ресурсов; подготовку квалифицированных кадров;  систематическое привлечение независимой экспертизы; установление четких компетенций и полномочий кадровых структур власти и управления (с установленными показателями их персональной ответственности); повышение уровня транспорентности процесса разработки решений; наличие организационных и переговорных механизмов для снижения издержек согласительного процесса; качественное снижение уровня отклонений  от норм служебной деятельности; наличие достаточных ресурсов у государства для поддержания нормативных форм политико-управленческой деятельности.

В плане развития рационально-целевого подхода в  § 2 «Принципы рациональной организации принятия решений»  выделяются компоненты, связывающие нормативные  и прикладные параметры деятельности государства в процессе целеполагания.

Как показывается в диссертации, поддержание рациональных оснований формирования государственных политик предполагает осуществление устойчивых требований к организации и действиям государственных органов и их контрагентов. Общий формат этих принципов определяет направленность действий государства на достижение обще социальных интересов. Одновременно задаваемые ими требования к различным группам управляющих (предполагая, в частности, применение тех или иных аналитических приемов, использование проективных технологий, методов согласования и координации действий и т.д.) призваны обеспечивать минимально необходимую результативность действий органов государственного управления. Эти принципы также выступают и предпосылкой согласования политико-управленческих акций органов власти и управления.

В диссертации обосновывается, что применение данных принципов обеспечивает  комплексный характер проектирования государственных политик, то есть, дает возможность не столько оптимизировать решение частных задач, сколько создавать обще нормативную архитектуру принятия государственных решений. С учетом такого рода принципов  можно  выстраивать полновесную конструкцию принятия решений, которая оказалась бы способной обеспечить технологически эффективное функционирование и  взаимодействие различных структур аппарата государственного управления (в том числе и его отдельных представителей).

В данном аспекте в работе исследуются политико-административные и аналитические принципы. В рамках первого типа принципов раскрывается организационное значение принципов учета и сбалансированности интересов, целевой диверсификации, последовательной институализации государственных политик, оптимизации финансового обеспечения решений, учета материально-технических средств реализации решений, учета кадров, информационного обеспечения целей государственных политик, учета перераспределительной активности органов власти. Среди аналитических принципов, позволяющих за счет использования рефлексивных технологий добиться повышения качества государственных решений, автор останавливается на характеристике  принципов мультиконцептуальности (предполагающего одновременное рассмотрение проблемных ситуаций в рамках различных теоретических моделей и когнитивных конструкций), полипараметричности (означающего необходимость учета  максимально разнообразных целей (подцелей) и задач, отвечающих интересам широкого и даже максимально возможного количества акторов), ценностного резонанса, системного подхода, учета обратных связей.

Показывается, что поддержание данных принципов в практике управления дает возможность поддерживать архитектуру государства как искусственной структуры, направленной на выполнение своей общественной миссии, а также оптимально организовать  систему управления, сориентированную на эффективное решение управленческих задач. Помимо этого практическое применение данных принципов совмещает институциональные и неинституциональные характеристики принятия решений, дает возможность сочетать  универсальные и страновые особенности при разработке государственных стратегий.        

В § 3 «Контрагенты государства как соучастники выработки государственных политик» в диссертации дается общая характеристика взаимосвязей властей с  партнерами, на постоянной основе участвующих в выработке стратегий.

В данной части работы обосновывается, что современная форма принятия государственных решений выступает как  результат сложного кооперативного взаимодействия, многосторонней коммуникации управленческих структур со своими контрагентами. Поддержание с ними деловых отношений рассматривается как форма рациональной организации процесса выработки государственных стратегий, поскольку контрагенты являются обладателями такого типа ресурсов и компетенций, которые невозможно игнорировать, ориентируясь на цели и ценности стабильности, социального мира и общественного блага. В свою очередь, заинтересованность контрагентов в поддержании постоянных контактов с государством расценивается как форма поведения, оптимизирующая их жизнедеятельность и способствующая снижению деловых и социальных рисков.

Обозначив исторические предпосылки формирования кооперативного типа принятия решений, автор акцентирует внимание на том, что обращение государства во вне может быть не только отражением сознательной позиции руководства, заинтересованного в повышении  эффективности своих действий и удовлетворении общественных запросов, но и вынужденной формой социального поведения. В этой связи  подчеркивается, что перед российским государством стоит задача недопущения как монопольного отправления власти, так и сугубо формального обращения власти к гражданским  партнерам, выхолащивающего суть взаимосвязей с общественностью.

В указанном контексте в работе оцениваются позиции и статусы государства, его возможности во взаимодействии с ресурсно обеспеченными группами. Показано, что в любой конфигурации таких коммуникаций государство как  управленческая структура должно сохранять свою ведущую роль. И лишь в отдельных случаях оно может уступать лидирующие позиции при решении того или иного конкретного вопроса.

       Подчеркивая, что управленческая роль сторонних партнеров государства  различна и их давление на государство может разниться в зависимости от характера решаемого вопроса и складывающейся ситуации, в работе раскрывается и описывается перечень контрагентов, их роль в формировании государственных политик. Оценивая их суммативное влияние, автор подчеркивает необходимость сохранения государством своей ведущей роли, воспрепятствования давлению (способному подменить обще коллективные цели и ориентиры деятельности государства), правильного определения роли теневых и полутеневых  контактов и т.д. В этой связи особым значением обладает правильное выстраивание «субправительственных моделей» (subgovernment group / policy subsystem), воспрепятствующих замкнутым, закрытым от общества системам взаимной поддержки бизнеса, политиков и государственных менеджеров, своеобразных «треугольников» и «многоугольников» власти.

       Говоря о проблемах, возникающих в области взаимоотношений государства со своими партнерами, автор анализирует различные модели роли общественности и интеллигенции в принятии решений, показывает значение стиля  взаимодействия партнеров, описывает формы общения гражданских структур с ключевыми фигурами в системе политического руководства и государственного управления, показывает изменения соотношения социальных и административных функций государства в этом измерении, а также другие аспекты проблемы.

Памятуя об искусственной природе государства, автор отмечает, что отношения государства с внешними контрагентами должны укладываться в систему – пусть и не вполне равновесных, но принципиально – сбалансированных контактов, выстроенных на основе Конституции и высших ценностей государства. Это должна быть не столько гармония позиций, сколько гармония интересов. В этом плане самым важным вопросом является создание нормативной системы, законным образом регулирующей многосторонние связи и отношения акторов, заинтересованных в участии в процессе формирования государственных стратегий.

В § 4 «Бизнес как партнер государства» раскрываются особенности взаимодействия корпораций (как наиболее мощного представителя российского капитала) с органами государственной власти и управления в современных условиях.

Отмечается, что крупный капитал постоянно оказывает существенное влияние на механизм формирования государственной политики и является не просто ведущим партнером государства, но и в известной степени определяющим его политику актором. Используя теоретический арсенал современных теорий, автор рассматривает сущностные и технологические, политические и функциональные аспекты взаимодействия государства и бизнеса, обозначает условия и формы обретения корпорациями административного капитала, показывает отличия  влияния корпораций на власть в зависимости от отраслей и секторов их взаимоотношений с государством. 

Проследив исторические формы (модели) взаимоотношений государства с российским бизнесом за последние два десятилетия, автор отмечает в них наличие  универсальных и специфических, страновых  характеристик. В этом контексте,  усовершенствовав модель отдельных российских ученых, автор выделяет и раскрывает властно-политические зависимости между государством и бизнесом; хозяйственно-экономические аспекты их взаимодействия; социальные аспекты таких деловых коммуникаций, а также морально-этические зависимости в бизнес-государственных отношениях. Особый акцент делается на консолидаризирующих ценностных  измерителях этих взаимосвязей, способных придать их институциональным контактам большую результативность, снизить негативные эффекты от механического перенесения на систему отечественного государственного управления внешних, заимствованных моделей.

В работе отмечается, что возникновение различных властно-управленческих полей бизнеса и государства свидетельствует о многоярусных зависимостях этих контрагентов. Причем в настоящее время особая роль бизнеса в современных условиях связана с его влиянием на структурирование политического пространства,  участием в стабилизации поля российской политики.

В диссертации раскрываются предпосылки, причины и формы становления наиболее перспективной в современных условиях модели взаимодействия этих контрагентов: государственно-частного партнерства. Как показывается в диссертации, содержательные основания этого типа контактов сегодня неразрывно связаны с борьбой с бюджетным дефицитом; финансированием проектов по структурной перестройке экономики; более справедливым перераспределением доходов в пользу общества; реализацией крупных инвестиционных проектов; снижением и перераспределением рисков между государством и бизнесом  и т.д.

Анализ рассматриваемой формы альянса проводится в рамках исследования динамики обновления и перестройки сложившейся архитектуры экономических и политических рынков, трансформации каналов и методов трансляции корпоративных интересов и возможностей взаимовлияния государства и бизнеса, анализа различных гипотетических вариантов развития их отношений, понимания  особенностей перспективной эволюции этих коммуникаций в краткосрочной перспективе.

В рамках работы особо рассматриваются проблемы взаимоотношений с государством естественных монополий, место и роль последних в деле сохранения государством своей обще социальной ориентации, обеспечения их коммерческой заинтересованности в реализации правительственных программ, повышении социальной ответственности. Здесь в качестве нормативной модели рассматривается корпоративное гражданство, перспективные формы сбережения и развития человеческого капитала. Исследуются также  инструменты согласования позиций естественных монополий и государства, формы и перспективы институализации лоббизма.

Показывая нормативные основания будущих взаимоотношений государства с бизнесом, автор обращает внимание на недопущение усиления корпорациями  политического размежевания в обществе или – за счет использования своих активов - навязывания своей воли институтам исполнительной власти. И то, и другое будет направлено  против стратегии развития сильного государства.

В главе 3 «Способы и технологии формирования государственной политики» раскрываются наиболее существенные стадии и технологии целеполагания, показываются резервы повышения уровня нормативно-процедурного обеспечения разработки государственных стратегий.

В § 1 «Стадиальные основания и процессуальные особенности механизма принятия государственных решений» уточняются наиболее существенные фазы и соответствующие способы разработки государственной политики.

Раскрывая особенности принятия решений как нелинейного процесса, автор - вслед за сторонниками стадиальной методологии – рационально структурирует  этот многоуровневый комплекс компонентов и функций. Поскольку в основании этого процесса лежат субъективные источники, в работе доказывается, что основным способом усиления рационального характера принятия  решений является повышение роли идейно-ценностных ориентиров на всех уровнях целеполагания. Столь же высоким значением обладают и процедурно-нормативные требования к органам и структурам государства. Акцент на этих компонентах дает автору возможность соединить проективную и результативную составляющие жизненного цикла государственных решений, выработать гибкие, но одновременно четко ориентированные схемы функционирования органов власти и управления, синтезировать организационно-процедурные требования с креативными подходами.

Действуя в рамках целе-рационального подхода, автор избирает в качестве критерия  структурирования процесса целеполагания последовательность решаемых задач. В данной связи в диссертации предлагается единая схема целеформирования и целереализации, которая обозначает общий контур принятия решений, обусловливает его целостность и дискретность. В качестве основополагающих параметров этого процесса рассматривается развитая система ценностей (составляющая духовную основу приемлемых для государства целей); наличие специальных гипотетических инструментов при аналитическом сопровождении решений; технологии обеспечения согласованных  действий акторов; четкость и надежность количественных показателей государственных устремлений; эффективные оценивающие процедуры.

В контексте анализа структурных и технологических параметров государственной политики, этапизация действий по ее формированию непосредственно связывается с используемыми на различных фазах целеполагания методами и способами решения задач (сохраняющих исходную ценностную направленность решений). Подчеркивая высокий статус количественно определяемых целей, автор останавливается на определении  факторов, обусловливающих взаимосвязь целевых и ценностных ориентиров органов власти и управления, идеальных представлений с конкретными действиями по их  достижению.

В рамках рассматриваемой в диссертации схемы этапизации принятия государственных решений автор анализирует ряд наиболее существенных аспектов, в частности, связанных с  идентификацией управленческих проблем; состоянием морально-этического поля, обусловливающего внутреннюю  взаимосвязанность и завершенность действий управленческих структур; определением перечня факторов, влияющих на постановку важнейших, ключевых проблем со всем присущим им шлейфом основных причин и обстоятельств разработки альтернатив и др. В этом контексте уточняется содержание стадий формализации управленческих решений; выработки целей (в том числе предварительных требований к их реализации), включающих понимание национальной специфики и необходимость достижения предела дискретности заданий; постановки задач и определения препятствий выполнения намеченных планов; прогнозирования и планирования деятельности органов власти и управления, а также некоторые иные, более частные параметры деятельности отдельных органов власти и управления.

Особое внимание на этапе выдвижения целей уделяется аналитическим процедурам, в частности особой стадии, предшествующей окончательной формулировке решений и их оформлению в официальных документах. Это стадия, предполагающая  использование технологий  моделирования управленческих действий, выступает как бы последней контрольной проверкой в структуре целеформирования и дает возможность существенного снижения отрицательных эффектов, минимизации противоречий между умозрительными целями и реальными возможностями государства. Анализируются в работе и механизмы обратных связей, технологии получения результирующей оценки реализованных решений и другие методы целеформирования и целереализации.

       Развивая намеченные выше подходы, автор в § 2 «Технологии и процедуры формирования государственной политики в российском обществе» обращается к характеристике методов и приемов, пронизывающих все стадии целеполагания: оценочным и венчурным технологиям деятельности госорганов.

       Подчеркивая их сквозной для принятия решений характер, автор выявляет  внутренние резервы их возможной рационализации, выстраивания их содержания в нормативном и формализованном формате, исключающем однозначно субъективно-волевые и политические подходы. Это представляется тем более важным, что  ряд авторитетных ученых оспаривает рациональный характер именно этих методов действий.

Так, определяя управленческий статус оценивания, автор раскрывает возможности  рационализации, разработки и применения соответствующих приемов деятельности. Признавая известную дискретность объектов и субъектов регулирования, создающую трудности для оценивания вклада управленческих структур, автор исследует вопрос сосуществования различных показателей и индикаторов (форм отчетности) решений, соотнесения критериев оценивания разнокачественных объектов. В этой связи в диссертации анализируются проблемы оценки государственной политики  на основании побочных критериев, давления сторонних структур, определения характера использования легализованных, но различных оценок. В этой связи показывается значение расширения контактов общества с государством и стимулирования открытости государственной политики; построения рейтинговых систем; индексации результатов и процессов; отбора критериев, отражающих исполнение установленных процедур и нормативов, а также допустимых этими требованиями новаций, позволяющих лучше выполнять установленные функции. В диссертации поднимается вопрос о разделении оценки качества государственной политики и оценки ее исполнения. Анализируя ряд авторитетных систем оценивания, автор показывает преимущества  и минусы индексации управленческих действий, оценки эффективности государственных организаций,  результативности администрирования, рационализации деятельности  институтов.

Принимая во внимание прикладной характер оценочных процедур, автор показывает необходимость интенсификации их применения, непрерывного включения в разработку  государственных стратегий. По мнению автора, необходимо не только совершенствовать  аналитические приемы, предполагающие осуществление мониторинга достигнутых результатов, контроль, использование программного анализа и других видов оценки  осуществляемой политики, но и создавать организационные условия для практического учета результатов этой деятельности. Шире надо  использовать и оценку качества управленческого труда отдельных лиц, прямо указывая на степень их ответственности за достигнутые результаты. Крупным резервом рационализации государственной политики является и влияние на оценочную деятельность общественности. В этом аспекте в работе показываются перспективные формы взаимодействия госструктур с гражданским обществом.

Обращаясь к характеристике венчурных и антикризисных технологий, автор рассматривает применение аналитических, организационных, юридических, социальных и коммуникативных технологий. Применительно к первым в диссертации анализируются методы повышения качества прогностической и проектной деятельности в структурах и органах управления. В частности, говорится о методах системного анализа, когнитивного моделирования, моделей циклического развития, культурологических исследованиях, а также других прогнозно-поисковых моделях и схемах, указывается на перспективность использования методик PSSI, BRC, WPRF, International Country Risk Guide и др., которые создают  высоко дифференцированную систему показателей венчурной составляющей. В этой связи также подчеркивается необходимость расширения количественного описания опасностей и угроз.

В рамках анализа организационных технологий автор обращается к анализу институциональных преобразований, предполагающих уточнение нормативного характера деятельности ЛПР, создание резервных Центров государственного управления,  специальных структур по управлению рисками и снижению негативных последствий управленческих решений, центров анализа рисков по отраслям и регионам, проектам и конкретным государственным программам.

Применительно к законодательным, юридико-правовым технологиям автор показывает возможности расширения этого круга норм и уточнение порядка их применения. Относительно характеристики социальных технологий в диссертации показывается роль подготовки профессиональных управленческих кадров, установления должных отношений с контрагентами государства, проведения просветительских мероприятий, направленных на более четкое понимание людьми венчурной природы государственного управления, а, следовательно, и понимания того факта, что не любое решение властей может привести к позитивному результату, и т.д.

В контексте анализа коммуникативных технологий в работе анализируются возможности выхода из кризисной ситуации за счет создания сетевых структур, межорганизационных и многоуровневых контактов ЦПР и сторон, вовлеченных в решение проблемной ситуации; направления создания возможностей для изменения функций органов власти, оптимизации перераспределения ресурсов, передачи полномочий на случай «выпадения» тех или иных структур из управленческой обоймы, сохранение приоритета (в трактовке ситуации, распоряжениях и проч.) за государственными структурами. Как показано в диссертации, новые сетевые коммуникации, инициируя эти институциональные формы, должны наладить  устойчивые контакты в реальном режиме конфликта, приблизить структуры управления к очагу кризиса. В этом контексте власти должны делать ставку на  повышение надежности информации, применимость получаемых знаний, поддержание устойчивых деловых контактов со всеми заинтересованными сторонами. В этой связи особой задачей является предотвращение (реальных и возможных) межведомственных конфликтов и особенно внутренних раздоров в действующей команде. Совместное применение этих технологий создаст надежные предпосылки рационализации  и оптимизации решений.

В § 3 «Политико-юридические технологии формирования государственных политик» дается анализ еще одного типа технологий, входящих в механизм формирования государственной политики.

Целиком и полностью осознавая правомочность использования тонких политических технологий при согласовании позиций и интересов властных и управленческих структур в лоне государства, автор доказывает необходимость акцентации нормативных, точнее - политико-юридических механизмов и технологий. Как показано в диссертации, по своей природе именно эти  процедуры и технологии способны в набольшей степени синтезировать возможности различных типов регулирования общественных отношений. Констатируя, что сегодня, несмотря на относительную системность правовой базы, ряд государственных решений принимается в условиях недостаточного юридического  обеспечения, автор подчеркивает, что эти технологии должны  прежде всего применяться в условиях, при которых отношения политических и административных структур государства обретают нестандартные очертания (нарастает неопределенность управленческих задач, меняется последовательность действий, трансформируются отношения властей со своими контрагентами и т.д.).

Обращаясь к вопросу соотношения юридических и политических методов регламентации при выработке государственных решений, автор обосновывает общую схему политико-юридической нормативистики, которая способна рационализировать весь процесс выработки государственных стратегий. Ее структуру составляют: Конституция, Федеральные конституционные законы, Доктрины, концепции, стратегии, Послания Президента, Указы Президента РФ, Федеральные законы, постановления Правительства РФ, а также иные правовые акты.

В целом такая внутренне взаимосвязанная система, по мнению соискателя, способна обеспечить  формирование целостного политико-правового пространства, в которых действуют институты публичной власти. Такая нормативистика должна стать не только благоприятной средой функционирования норм, процедур и технологий согласования позиций и выработки решений, но и непременным источником государственной политики, фактором инициации управленческих практик. За счет внутренней взаимосвязи указанных компонентов  повышается обязательность юридически закрепленных действий управленческих структур, исполнительных органов, растет качество решений, снижается роль неформальных коммуникаций, обладающих мощнейшим политико-административным эффектом. 

В работе показываются пути преодоления внутренней противоречивости системы формирования и реализации государственной политики в этом аспекте, сокращения изъянов нормативной базы,  издания соответствующих регламентов и инструкций, которые должны способствовать воплощению принципиальных установок и ценностей в действующем законодательстве Российской Федерации. На основе широкого эмпирического анализа регламентов и документов Государственной Думы и Правительства РФ в работе показываются причины низкой управленческой результативности  Стратегий, Программ и Доктрин. Соответственно намечаются пути выхода из такой ситуации, показываются резервы повышения соответствия правовых и политических документов, направления совершенствования законодательной деятельности Федерального Собрания РФ, исследуются формы преодоления разрывов в цепочке формирования различных  государственных политик, базирующихся на доктринальных политических инвективах.

В работе раскрывается положение, что формирование единой политико-юридической иерархии снизит чрезмерное разнообразие государственных акций, расщепляющих  централизованные усилия и ослабляющих силу государственного регулирования. В прикладном плане двигаться к решению этого вопроса можно было бы через принятие Закона «О правовых актах», который мог бы содержать нормы, раскрывающие стоящие перед государством задачи в средне-, кратко- и долгосрочных программных документах – посланиях Президента РФ, программных документах Правительства РФ, Доктринах и Концепциях. Среди аналогичных шагов отмечаются также такие меры, как введение принципа «авторства документов» (когда информация о разработчиках всех проектов законов и подзаконных актов будет находиться в открытом доступе), внесение изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (вводящих меры поощрения и наказания за тот или иной вклад в  подготовку правовых актов) и др.

В § 4 «Юридико-правовые аспекты регламентации принятия государственных решений» продолжается анализ данного типа технологий  формирования госполитики.

       Обращаясь к анализу собственно юридических сторон механизма формирования государственной политики, автор выделяет дополнительные основания для повышения уровня рационализации разработки государственных стратегий. Используя метод выборочной проблематизации, автор обращается к вопросам определения темпоральных параметров нормативно-правового регулирования (характеризующих различные параметры подготовки, легализации и внедрения  государственно-управленческих решений). В этой связи на широком эмпирическом материале показываются юридические резервы совершенствования процедур подготовки и внесения проектов Указов и распоряжений Президента РФ; взаимодействия Администрации Президента и федеральных легислатур; оптимизации времени принятия Законов в Государственной Думе; соотношения нормативной силы Указов Президента и Законов и т.д.

В связи с проведенным анализом автором предлагаются меры и направления совершенствования этих сторон механизма формирования государственных политик. В частности, предлагается ввести институт делегированного законодательства в России, что  позволило бы Президенту и Правительству РФ при издании нормативно-правовых актов (входящих в компетенцию парламента РФ) оставаться в правовых рамках и повышать  оперативность управления, не подвергаясь критике со стороны судебных инстанций.

В работе особо рассматриваются пути усовершенствования регламента работы Государственной Думы; деятельности института президентства и законодательных структур; поддержания должного баланса полномочий законодательных и исполнительных органов государственной власти; исследуются средства реализации правотворческого потенциала государственных решений; направления взаимодействия исполнительных структур с институтами  судебной власти; взаимоотношения  министерств при осуществлении законопроектной деятельности; демонстрируются условия усиления экспертно-научной поддержки  государственного управления и т.д.

В § 5 «Влияние административных реформ на формирование государственной политики» раскрываются проблемы формирования государственной политики в зависимости от попыток реформирования аппарата управления. В данном контексте раскрывается, как предпринятые шаги российского правительства в области административной реформы влияют на весь комплекс принятия решений, какие возникают задачи в деле дальнейшей рационализации целеполагания и поиска новых приемов принятия решений.

Освещая внутриполитические и социально-экономические предпосылки административной реформы, автор обращает внимание на то, что источником  этих изменений стали новые тенденции в развитии самого государства. Кратко показывая промежуточные результаты реформирования госаппарата, автор относит к причинам, препятствующим полной реализации намеченных планов, концептуальную непроработанность реформы; низкую политическую поддержку проекта и слабую информированность чиновников о целях трансформаций; недостаточность бюджетных ресурсов; формализацию начинаний, не меняющую повседневный стиль и характер деятельности органов власти; недооценку способов информационного сопровождения реформы; недостаточно высокий темп внедрения механизмов электронного администрирования и др. В то же время, в диссертации подчеркивается постепенность преобразований и необходимость более длительного периода для ответа на вопрос о правомерности поставленных целей и средств.

Раскрывая параметры реформы, автор показывает, что основной резерв  реформирования госаппарата заключается в изменении общей архитектуры политико-административных отношений. В целом такое положение означает несбалансированность взаимоотношений политических и административных структур, однозначный приоритет  политических органов при решении управленческих вопросов, дефицит публичности и конкурентности при постановке целей, низкий уровень коллегиальности и соревновательности в Государственной Думе, юридическую непроработанность процедур, регулирующих отношения политических и административных структур государства как таковых.

Таким образом, в основании механизма реформирования прежде всего стоят вопросы выработки  механизма согласования мнений политических и исполнительных институтов, сбалансированности их позиций при производстве решений и в процессе законопроектной работы, при практическом обсуждении решений; сокращения непубличных методов согласования позиций; упорядочения политического влияния контрагентов государства на выработку  стратегий; законодательного оформления структуры и легальных способов отстаивания коммерческих интересов; легализации представительства интересов регионов, отраслей, промышленных предприятий и организаций.

Особо автор останавливается на проблемах политического давления корпораций, формах лоббизма. В конечном счете, проведенный анализ приводит его к пониманию необходимости принятия  закона, который должен отформатировать весь процесс продвижения корпоративных  интересов, придать этому процессу правовой характер, создать условия для более широкого воздействия на власть различным группам граждан, а также их общественным объединениям.

В конечном счете, как показано в работе, успех административной реформы зависит от верного позиционирования политических структур и исполнительных органов государственной власти. В противном случае все масштабные задачи по перераспределению функций, организационным преобразованиям и другим начинаниям в сфере аппарата госуправления вряд ли дадут ожидаемые результаты. По крайней мере, в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Для понимания возможных перспектив в этой связи описываются возможные стратегии правящей элиты. Гипотетический характер этих стратегий показывает, что оценивать динамику реформ, влияющих на механизмы выработки государственных стратегий, целесообразнее в нормативном контексте.

В этом контексте переход к программно-целевому методу финансирования государственных проектов, управлению по результатам и соответствующим изменениям в бюджетировании, а также реализация других целей реформы - помимо своих организационных очертаний - связывается с  усилением системных оснований этих административных преобразований,  введением стандартов государственных услуг, разработкой административных регламентов, активизацией работы по информационному обеспечению госуправления, другими перспективными мероприятиями. Среди  предлагаемых автором мер, способных придать новый  импульс административной реформе, называется проведение долгосрочной политики по совершенствованию  морально-этических отношений в административных структурах. Активизация этих субъективных компонентов в системе государственного управления могла бы предопределить  ценностно ориентированные действия государственных менеджеров, шире вовлечь общественность, помочь сгладить многие конфликты и противоречия  в процессе целеполагания, предотвратить негативную эволюцию бюрократических структур.

В главе 4 «Основные направления и механизмы формирования государственной политики в транспортно-экономической сфере» описываются современные особенности выработки правительственных стратегий в данной области российской экономики.

В § 1 «Современные проблемы и практики формирования транспортной государственной политики» автор освещает источники, факторы и направления эволюции данного типа госстратегий.

Кратко показав значение этой во многом системообразующей отрасли, автор фиксирует политическое значение транспорта не только с точки зрения его экономического потенциала и воздействия на межотраслевые связи, но и как инструмента реализации национальных интересов России. Политическое значение транспортной сферы оценивается автором и с точки зрения необходимости восстановления транспортной инфраструктуры, произошедшей в результате потери значительной части соответствующей инфраструктуры после развала СССР, а также в связи с реализацией других крупных геоэкономических и трансграничных межкультурных проектов. Тем самым развитие транспорта предстает как особая составляющая политического процесса, чьи внутри- и внешнеполитические цели оказывают существенное влияние на разработку  государственных стратегий.

В диссертации подчеркивается безотлагательность решения назревших внешнеполитических и внутренних проблем, необходимость принятия срочных мер, объединенных единой системой политических решений, сбалансированным сочетанием государственных и групповых интересов, реализацией прав личности, продуманной стратегией транспортно-экономического развития с учетом его внутренних и внешнеполитических аспектов.

Выделяя показатели политического характера развития транспорта, автор  акцентирует, что в основе транспортной политики государства должны лежать  ценностно-идеологические ориентиры, в сумме своей задающие предельные ограничения активности государства в данной сфере и служащие базисом формирования нормативных требований и управленческих процедур. Чем сильнее эти ориентиры выражены в реальной деятельности правительства, тем транспортная политика больше соответствует миссии государства, выполнению им его обще социальных функций. Идеологические требования к государству конкретизируют и  усиливают взаимосвязь развития транспорта с общественными запросами и состоянием  отечественной экономики, условиями обеспечения безопасности граждан на транспорте, преодолением межрегиональных и трансграничных диспропорций, а также другими параметрами общественного развития.

В этой связи в диссертации показывается, что реализация перспективной для страны  идеологии  государственного развития прежде всего зависит от  обеспечения максимизации внутреннего спроса на транспортные услуги и расширения транзитных возможностей территории; укрепления гарантий транспортной доступности социальных благ; снижения степени рисков хозяйственной деятельности в части, зависящей от транспортных факторов; повышения уровня защищенности и безопасности граждан, обусловленную развитием транспортных систем. Предметные очертания идеологии выражены и в конкретных мерах транспортной политики (например, в снижении отрицательных эффектов неравномерного распределения населения по территории России, расширении железнодорожной сети на Сибирском и Дальневосточном направлениях, укреплении транспортных воз­можностей восточного региона, строительстве резервной Северо-Сибирской магистрали и т.д.).

Характеризуя комплекс мер по совершенствованию транспортной политики, автор останавливается на разработке нормативно-правовых документов, снижении внутренней противоречивости и создании целостного политико-правового и нормативно-управленческого массива требований (призванных регулировать развитие транспортной сферы в России), разработке  единой концепции решения государственных целей и задач, усилении целевого содержания стратегических документов (в частности Доктрин и Концепций).

В качестве принципиальных направлений совершенствования транспортной политики и повышения эффективности механизмов ее формирования в современных условиях в диссертации рассматривается повышение ресурсной обоснованности решений и соответствующего уровня финансирования. В этой связи автор анализирует возможности бюджетного финансирования, показывает внутренние и внешние резервы повышения поддержки отрасли, анализирует проблемы перехода от постатейного  финансирования к программно-целевому. 

В этой связи в работе описываются особенности формирования отраслевых Программ, в том числе и железнодорожного транспорта.  В данной связи показывается необходимость усиления взаимодействия властей с корпорациями, развития государственно-частного партнерства. На этом фоне прослеживается корреляционная связь между инвестициями в железнодорожный транспорт  и темпом прироста ВВП, определяются перспективные способы привлечения крупных частных инвестиций в ОАО «РЖД», раскрываются оптимальные формы развития внутриотраслевой и межотраслевой конкуренции, усиления стимулов для сокращения издержек и повышения качества услуг. Особое внимание уделяется совершенствованию организационно-управленческих структур и налаживанию кооперативных связей, повышению качества прогнозно-поисковых и планирующих механизмов (особенно разработке концепции социально-экономического развития общества на долгосрочную перспективу), механизмам использования потенциала общественности при обсуждении проектов, разработке правовых инструментов реализации государственно-частного партнерства, росту профессионализма лиц, проектирующих решения. В данном контексте выделяются факторы повышения конкурентоспособности транспортных предприятий на региональных и международных рынках, освещаются перспективы  конкуренции за мировые грузопотоки.

В конечном счете, диссертант приходит к выводу, что решить современные  проблемы и обеспечить более плавное вхождение в мировую экономику (без ущерба для собственных целей и общественных приоритетов) транспортная сфера и  ОАО РЖД могут только при целенаправленной поддержке государства.

       В § 2 «Геополитические проекты ОАО «РЖД» как составная часть внешнеполитических стратегий российского государства» описываются конкретные формы участия железнодорожников в решении важных внутри- и внешнеполитических проблем, превращения корпорации в активного агента государственной политики.

В этой связи отмечается, что для России развитие железнодорожных сетей всегда выступало ис­точником политического позиционирования страны в мире и международной системе разделения труда. И сегодня геополитическое положение позволяет Российской Федерации претендовать на одно из ведущих мест в транспортной инфраструктуре мира, играть важную роль в мировой экономической системе и на международной политической арене, выступая в качестве своеобразного моста между Европой, Азией и Америкой.34

Исходя из того, что реализация страной своего транспортного потенциала  неизбежно отражается на росте  международного авторитета России и ее политического влияния, автор подчеркивает, что развитие транспортной инфраструктуры способно сегодня компенсировать определенное отставание российской экономики в других областях и сферах. При этом признается, что транспортная инфраструктура в России - и особенно в ее восточных регионах -  развита явно недостаточно с точки зрения современных потребностей. Отмечается также и то, что возрастание возможностей для развития транспортно-железнодорожной отрасли осуществляется в условиях возрастающей конкуренции со стороны зарубежных государств, при попытках отторжения России от мировых грузовых и транспортных потоков.

В современных условиях практическое  решение геоэкономических задач предполагает последовательное совершенствование механизмов разработки и реализации корпоративных стратегий по всем направлениям разработки государственных политик. Раскрывая используемые корпорацией направления и механизмы формирования корпоративных стратегий, в работе раскрываются наиболее масштабные транспортные проекты ОАО «РЖД», реа­лизуемые в рамках трех основных геополитических осей, трансграничных коммуникаций России. В частности, показана роль железнодорожников по направ­лениям на Балтию и Европу, Северный Кавказ и Дальний Восток (с учетом как внутри-, так и внешнеполитических аспектов).

Наряду с этими направлениями деятельности освещены и разрабатываемые в настоящее время проекты создания нескольких международных транспортных коридоров (МТК), которые должны повысить роль и значение России как основного транспортного коридора между Европой и странами Азии. Это коридоры, создаваемые по маршруту Берлин-Варшава-Минск-Москва-Н.Новгород; Япония-Россия-Европа; а также Север-Юг. 

В связи с реализацией этих проектов в работе показываются основные проблемы, трудности во взаимодействии с внешними партнерами, особенности конкуренции, острые вопросы в области межгосу­дарственных отношений; анализируются аспекты участия  ОАО «РЖД» в международных компаниях, влияние этих планов на изменение геополитической архитектуры, особенности получения российским государством ресурсов внешнеполитического позиционирования и влияния.

Показано, что применительно к деятельности компании все эти мероприятия  неразрывно связаны с совершенствованием механизмов и технологий двоякого рода: обеспечивающих взаимодействие с государством; оптимизирующих процессы целеформирования и целереализации. В этой связи в работе освещаются проблемы отраслевого лоббизма, формы усиления количественно проработанных целей, в том числе информационно-аналитического обеспечения принятия ключевых решений, обеспечивающих встраивание России в трансконтинентальные и региональные экономические процессы. Показана центральная роль институтов в развитии механизмов и технологий управления, место лидеров, крупных государственных менеджеров в определении актуальных задач государственной транспортной политики, а также другие факторы,  способствующие единению позиций  государства и общества по рассматриваемому кругу вопросов.

В целом, освещая теоретические модели, предваряющие деятельность управленческих структур по реализации прикладных задач;  результаты операционализации отраслевых целей на уровне эмпирических данных;  рабочие, прикладные модели решения практических проблем, автор показывает возможность концептуализации особой отрасли политического знания – политологии транспорта. В этом смысле накопленный ОАО «РЖД» отечественный опыт в решении крупных государственных задач может стать дополнением тех представлений, которые складываются в рамках этой политико-управленческой дисциплины.

В Заключении подводятся основные выводы диссертации, дается ряд рекомендаций  по решению прикладных задач государственного управления.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

Монографии и брошюры

  1. О российской геостратегии в области транспортных коммуникаций в XVIII-XX вв. // Актуальные проблемы современной политической науки / Под ред. М.А.Василика, СПб., 2001 – авторский вклад 0,8 п.л.
  2. Геополитика в России: между Востоком и Западом (в соавторстве), СПб., 2001 – авторский вклад  2,3 п.л.
  3. Формирование геостратегий России. Транспортная составляющая, М., 2005 –  9,3 п.л.
  4. Формирование государственной политики в современной России: проблемы теории и практики, М., 2006 – 22,0 п.л.
  5. Политология транспорта, М.,2006 – 27,0 п.л.
  6. Современные проблемы геополитики России, М., 2006 – 1,3 п.л.
  7. Проблемы формирования государственной политики транспортной безопасности (в соавторстве), М., 2006 – авторский вклад 7,1 п.л.
  8. Энергетический вектор восточной геополитики России (в соавторстве), М., 2006 – авторский вклад 2,7 п.л.
  9. Постановка задачи разработки концепции экономической политики России (в соавторстве), М.,  2006 – авторский вклад  1,3 п.л.
  10. Государственная политика вывода России из демографического кризиса (в соавторстве), М., 2007  – авторский вклад 5,3 п.л.         
  11. Социальное измерение государственной экономической политики (в соавторстве), М.,  2007 – авторский вклад 2,6 п.л.

Публикации  в журналах, рекомендованных  ВАК Российской Федерации

  1. Государственное регулирование тарифов естественных монополий в условиях конфликта интересов // Власть, 2006, № 1 - 0,3 п.л.
  2. Актуальные проблемы формирования и реализации государственной политики как управленческой практики // Социально-гуманитарные знания, 2007, № 1 -  1,1 п.л.
  3. К вопросу о качестве государственной политики // Свободная мысль, 2007, № 5 -  1,0 п.л.
  4. Геополитические стратегии крупной корпорации как инструмент государственной политики России (на примере РЖД) // Вестник Московского университета, сер. 12, политические науки, 2007, № 3 - 0,5 п.л.
  5. Государственно-корпоративные геополитические стратегии для России ХХ1 века (транспортный аспект) // Вестник Московского университета, сер 21, управление (государство и гражданское общество), 2007, № 3 – 0,5 п.л.

Статьи в журналах, сборниках

  1. Транспортная стратегия и перспективы роста в условиях интеграции России в мировую экономику // Материалы  VIII международного экономического форума, СПб., 2004 - 0,3 п.л.
  2. Диалог цивилизаций: в поисках новой модели развития международных отношений // Мировой общественный форум «Диалог цивилизаций», Вестник, 2004, №1- 0,4 п.л.
  3. Формирование национальных интересов России: роль государственных ресурсов и геополитических параметров // Современное состояние военно-гражданских отношений и государственное управление сектором безопасности в России, М., 2004 – 0,5 п.л.
  4. Диалог цивилизаций как ресурс адекватного понимания мира // Мировой общественный форум «Диалог цивилизаций», Вестник,  2004, № 2 - 0,4 п.л.
  5. Развитие общенациональной транспортной корпорации: наши приоритеты // РЖД Партнер, М., 2005, № 2 (78) – 0,3 п.л.
  6. Об усилении властных полномочий // Проблемы современного государственного управления в России, М., 2006, №1 - 0,4 п.л.
  7. Политик и эксперт: взаимообусловленность действий // Проблемы современного государственного управления в России, М., 2006,  №1 -  0,1 п.л.
  8. Народная дипломатия как фактор мировой политики и инструмент межцивилизационного взаимодействия / От диалога цивилизаций к сотрудничеству и интеграции. Наброски проблемного анализа, М., 2006 – 0,9 п.л.
  9. Российское государство и бизнес: проблемы, противоречия и перспективы развития современных взаимоотношений // Государственное управление в ХХ1 веке: традиции и инновации, М., 2006. – 0,5 п.л.
  10. Цели бизнеса, государства и личности // Проблемы современного государственного управления в России, М., 2006,  №2 - 0,1 п.л.
  11. Ценностные и правовые основания политики государственно-частного партнерства // Проблемы формирования государственных политик в России, М., 2006 – 0,5 п.л.
  12. Для оздоровления государства нужны четкие критерии // Проблемы современного государственного управления в России, М., 2006,  №3. – 0,1 п.л.
  13. Демографическая миссия российского государства // Национальная идентичность России и демографический кризис, М., 2006 - 0,3 п.л. 
  14. Крупные корпорации (естественные монополии) в механизме принятия государственных решений // Проблемы современного государственного управления в России, М., 2006, № 4 -  1,9 п.л.
  15. Партнерство в механизме  государственного управления  как форма управления социально-экономическими процессами // Социс, 2007, № 2  – 1,0 п.л.
  16. Государственная идеология и национальная идея: конституционно-ценностный подход // Государство и право, 2007, № 5  -  0,9 п.л.
  17. Природные ресурсы России – путь к богатству или бедности. Экономические перспективы России.// Труды Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования, М., 2007,  № 8 -  1,0 п.л.
  18. Управление – это путь к цели // Проблемы современного государственного управления в России, М., 2007,  №3 -  0,1 п.л.

1 Гегель. Философия истории, Соч., М., 1935, т.VIII, с. 7.

2 Фукуяма Ф.  Сильное государство, М., 2006, с. 8-9.

3 Старк Д. Гетерархия: неоднозначность активов и организация разнообразия в постсоциалистических странах // Экономическая социология: новые подходы к институционализму и сетевому анализу, М., 2002, с. 90.

4 Соловьев С.М. Взгляд на историю установления государственного порядка в России до Петра Великого. Публичные лекции. Чтение первое // Чтения и рассказы по истории России, М., 1989, с. 164.

5 Encyclopedia of Policy Studies. Nagel S. (ed.) NY., 1994, p.872

6 Lerner D., H. Lasswell, eds. The Policy Sciences: Recent Developments in Scope and Method. Stanford, 1951.

7 Lasswell, H. Power and Personality. N.Y., 1948, p. 120

8 См.: Дегтярев А.А. Политический анализ как прикладная дисциплина: предметное поле и направления развития  // Полис, 2004 № 1.

9 Allison G., Zelikow P. Essence of Decision: Explaining the Cuban Missile Crisis. N.Y., 1999; Anderson J. Public Policymaking: An Introduction. Boston, 1994; Bachrach P., Barats M. Two Faces of Power// Power/ Ed. S. Lukes. Oxford; Cambridge, 1986; Dror Y. Public Policymaking Reexamined. New Brunswick; Oxford, 1989; Kelly R., Palumbo D. Theories of Policy Making// Encyclopedia of Government and Politics. Vol. 2// Ed. M. Hawkesworth, M. Kogan. L.; N. Y., 1992; Kingdon J. Agendas, Alternatives and Public Policies. N.Y., 1984; Hill M. The Policy Process in the Modern State. L., 1997; Lasswell H. Power and Personality. N.Y., 1948; Lynn L. Public Management as Art, Science and Profession. Chatam, 1996; Lindblom Ch., Woodhouse E. The Policy-Making Process. Englewood Cliffs, 1993; Narcisi C., Local Authority Decision Making: the Traders of Uffizi Gallery in Florence// Case Studies in Public Service Management/ Ed. A. Lawton, D. McKevitt. Oxford, 1996; Ostrom E. Governing the Commons: the Evolution of Institutions for Collective Action. N.Y., 1990; Peters B.G. Globalization, Institutions and  Governance // Governance in the Twentyfirst Century: Revitalizing the Public Service. Ed. by Peters B.G. and D.J.Savoie L. 2000; Peterson J. Playing the Transparency Game: Consultation and Policy-Making in the European Commission// Public Administration. 1995. Vol. 73. № 3; Sabatier P. Public Policy: Toward better Theories of the Policy Process// Political Science: Looking to the Future. Vol. 2/ Ed. W. Crotty. Evanston, 1991; Sabatier P. Top-down and Bottom-up Approaches to Implementation Research: a Critical Analysis and Suggested Synthesis// Policy Process/ Ed. M. Hill. L., 1994; Simon H. Administrative Behavior: A Study of Decision-Making Processes in Administrative Organizations, N.Y., 1997; Teisman G. Models for Research into Decision-Making Process: On Phases, Streams and Decision-Making Rounds// Public Administration. 2000. Vol. 78  №  4; Hilsman R. at al. The Politics of Policy Making in Defense and Foreign Affairs: Conceptual Models and Bureaucratic Politics. Englewood Cliffs, 1993; Hay C., Richards D. The Tangled Webs of Westminster and Whitehall: the Discourse, Strategy and Networking within the British Core Executive// Public Administration. 2000. Vol. 78. № 1; The Policy Cycle/ Ed. J. May, A. Wildavsky. Beverly Hills, 1978; Zelicow P. Foreign Policy Engineering: From Theory to Practice and Back Again// International Security. 1994. Vol. 18 № 2; Лоутон А., Роуз Э. Организация и управление в государственных учреждениях, пер. с англ, М., 1993 и др.

10 Bogason P., Toonen T. Introduction Networks in Public Administration // Public Administration 1998 vol. 76, № 2; Marsh J. Administration Practice, Organization Theory and Political Philosophy // Political Science and Politics, 1997, vol. 30, № 45 Rhodes 1992 и др.

11 Osborn D., Gaebler T. Reinventing Government. How the Entrepreneurial Spirit  is Transforming the Public Sector, N.Y., 1992; Jones L., Thompson F. Public Management Institutional Renewal for Twenty-First Century.  Stanford. 1999 и др.

12 Pierre J. Peters G. Governance, Politics and the State, N.Y. 2000; Rhodes R.A. Understanding Governance. Policy Networks, Governance, Reflexivity and Accountability. 1999 и др.

13 Балдин К.В., Воробьев С.Н. Управленческие решения: теории и технологии принятия, М., 2004; Вилкас Э., Майминас Е. Решение: теория, информация, моделирование, М., 1981; Гончаренко А.И. Прогнозирование и политика, К., 1993; Григонис Э.П. Государственный механизм России: история и современность, СПб., 2005; Дегтярев А.А. Принятие политических решений, М., 2004; Иванов В.Н и др. Технологии политической власти. Зарубежный опыт, Киев, 1994; Ларичев О.И. Теория и методы принятия решений, М., 2000; Литвак Б.Г. Разработка управленческого решения, М., 2000; Меркулов В.М. Политический механизм государственного управления как проекция политико-адсминистративной дихотомии // Сравнительное государственное управление: теория, реформы, эффективность, СПб., 2006; Миронов В.В., Зуб. А.Т. Принципы принятия управленческих решений в системе федеральных органов исполнительной власти, М., 2003; Политико-административное управление / Под ред. В.С.Комаровского, Л.В.Сморгунова, М., 2004; Руссо Т.Ю. Процесс принятия политических решений в США: институциональные аспекты. Дис. … канд.полит.наук, М., 2005; Системная аналитика и проблемы принятия решений, М., 1999; Соловьев А.И. Принятие государственных решений, М., 2004;  Титаренко В.А. Политические механимы управления в российском государстве, Дис. … докт.полит.наук, Саратов, 2005; Шабров О.Ф. Политическое управление: проблемы стабильности и развития, М., 1997; Цыгичко В.В. Руководителю о принятии решений, М., 1992; Якунин В.И., Сулакшин С.С Факторный анализ в формировании государственной политики / Проблемы формирования государственных политик в России: состояние и перспективы, М., 2006 и др.

14 Алиуллов Р.Р. Проблемы механизма государственного управления на современном этапе // Государство и право, 2005, № 3; Атаманчук Г.В. Теория государственного управления, М., 2005; Государственное управление и политика / Под ред. Л.В.Сморгунова, Спб.,  2002;  Государственная политика и управление. Концепции и проблемы государственной политики и управления / Под ред. Л.В.Сморгунова, М., 2006; Государственная политика и управление. Уровни, технологии, зарубежный опыт государственной политики и управления / Под ред. Л.В.Сморгунова, М., 2007; Государственное управление. Основы теории и организации / Под ред. В.Козбаненко, М., 2000;  Государственное управление: новые технологии, М., 2004; Джанда К., Бери Дж.М., Голдман Дж., Хула К.В. Трудным путем демократии, перевод с англ., М.,2006; Купряшин Г.Л., Соловьев А.И. Государственный менеджмент, М., 2004; Лобанов В.В.Анализ государственной политики, М., 2001; Лобанов В.В. Государственная политика: разработка и реализация, М., 2000; Медведев Н.П. Политико-административное управление: современная теория и новые подходы // Вестник РУДН, сер. Политология, 2003, № 4; Политико-административные отношения: кто стоит у власти ?, пер. с англ, М., 2005; Радченко А.И. Основы государственного и муниципального управления: системный подход, Ростов на Дону, 2001; Рейни Х.Дж. Анализ и управление в государственных организациях, пер. с англ., М., 2004; Эффективность государственного управления / Под ред. С.А.Батчикова, С.Ю. Глазьева, М., 1998; Бариев М.М. Институализация государственной молодежной политики в республике Татарстан. Дис. … канд.полит. наук, Казань, 2006 и др.

15 Радаев В.В. Понятие капитала, форма капиталов и их конвертация // Экономическая социология, М., 2002; Бойко С.С. Политический капитал российской корпорации и его влияние на региональный политический процесс. Дисс. … канд.полит.наук, М., 2005;  Кравченко А.И. Лоббизм в России // Социологические исследования, 1996, № 3; Маслова Е.Н. Финансово-промышленные группы как субъект региональных политических процессов в современной России. Дис. … канд.полит.наук., М., 2005; Перегудов С.П. Крупные российские корпорации в системе власти: от партнерства к патернализму ? // Вестник Московского университета, сер 21, управление (государство и общество), 2004, № 2; Перегудов С.П. Корпорации, общество, государство: эволюция отношений, М., 2003;  Табаков А.В. Особенности лоббистской деятельности в современной России. Дис. … канд.полит.наук., М., 2006; Толстых П.А. Практика лоббизма в Государственной Думе Федерального Собрания РФ, М., 2006 и др.

16 Anderson J. Public Policymaking. An Introduction. Boston. 1994; Birkland, Thomas. An Introduction to the Policy Process. Theories, Concepts and Models of Public Policy Making. M.E.Sharpe, 2001; Brewer, Garry  and Peter de Leon, The Foundations of Policy Analysis - Homewood, 1983; Weimer, David & Vining, Aidan. Policy Analysis. Concepts And Practice - Prentice Hall, Englewood Cliffs, 1992; Hogwood, B.W., & Gunn, L.A. Policy Analysis for the Real World. London: Oxford University Press. 1984; Gerston, Larry N. Public policy making: process and principles. NY, L., M.E.Sharpe, 1997; Dunn, William, Public Policy Analysis: An Introduction, Prentice-Hall, 1981; Quade, Edward. Analysis for Public Decisions, 2nd ed., NY., 1982; Мангейм Дж.Б., Рич Р.К. Политология. Методы исследования. М., 1997; Симонов В. Политический анализ, М., 2004; Туронок С.Г. Политический анализ, М., 2005 и др.

17 Ахременко А.С. Политический анализ и прогнозирование, М., 2006; А.А.Кокошин Стратегическое управление, М., 2003; Ожиганов Э.Н. Стратегический анализ политики, М., 2006; Почепцов Г.Г. Стратегический анализ, Киев, 2004; Попов В.М., Солодков Г.П., Топилин В.М. Системный анализ в управлении социально-экономическими и политическими процессами, Ростов на Дону, 2002; Рейни Х.Дж. Анализ и управление в государственных организациях, пер. с англ., М.,2004;  Туронок С.Г. Оценка государственной политики и задачи реформ: уроки зарубежного опыта // Вестник Московского университета, сер. 21., Управление (государство и гражданское общество), 2005, № 3 и др.

18 Бек У. Общество риска: на пути к другому модерну, М., 2000; Джус И.В. Политические риски: оценка, анализ, управление, Дис. … канд.полит.наук, М., 2002; Зубков В.И. Социологическая теория риска, М., 2003; Крохина Е.Е.Политические риски в механизме формирования государственной политики, Дис. … канд.полит.наук, М., 2006; Лапицкий В.Ф. Политический риск в управлении социальными конфликтами. Автореферат дис. … канд.полит.наук, М., 1992; Риск в социальном пространстве / Под ред. А.В.Мозговой, М., 2001; Яницкий О.Н. Экологическое движение в России. Критический анализ, М., 1996; Boin А., Hart Р., Stern Е., and Sudelius В. The Politics of Crisis management. Public Leadership under Pressur, Cambridge, 2005 и др.

19 Алескеров Ф.Т., Головщинский К.И., Клименко А.В. Оценки качества государственного управления // Моделирование в социально-политической сфере, 2007; Клименко А.В. Исполнительные структуры как объект мониторинга и оценки  // Проблемы современного государственного управления в России, вып. 4, М., 2007; Кокошин А.А. Стратегическое управление, М., 2003; Синюк В.Г., Шевырев А.В. Использование информационно-аналитических технологий при принятии управленческих решений, М., 2003; Стиглиц Дж. Ревущие девяностые, М., 2007, Ханс де Брюйн Управление по результатам, М. 2007; Хейес-Рот Ф., Уотерман Д., Ленат Д. Построение эксперт­ных систем. М., 1987; Denhardt R.B. Public administration. An action orientation. California. 1991; Proctor О.Р. Theoretical Basis for international Organisation Change Comments trom a Thirty Year Perspective // Journal of the Washington Academy of Sciences. 1992. Vol. 82. № 1; The White House World. Transitions, Organization, and Office Operation. Ed. by M.J.Kumar and T.Sullivan. Texas AGM Univ. Press, 2003 и др.

20 Гаман-Голутвина О.В. Политические элиты России: вехи исторической эволюции, М., 2006; Крыштановская О.В. Анатомия российской элиты, М., 2005; Денисенко И.Ф. Культура элиты и власть, Ростов на Дону, 2002; Лапина Н.Ю., Чирикова А.Е. Стратегии региональных элит: экономика, модели власти, политический выбор, М., 2002; Магомедов А. Политические элиты российской провинции // Мировая экономика и международные отношения, 1996, № 4; Л.фон Мизес Бюрократия, М.,  2006; Понеделков А.В. Политико-административные элиты России, Ростов на Дону, 2005; Соловьев А.И Культура власти российской элиты: искушение конституционализмом ? // Полис, 200; Элитологические исследования / Под ред. А.Понеделкова, А.М.Старостина, Ростов на Дону, 2006; Шихарев Н.П. Природа социального капитала: социально-психологический подход // Общественные науки и современность, 2003, № 2 и др.

21 Афанасьев М.Н. Невыносимая слабость государства, М., 2006; Государство в четырех языках / Под ред. О.Харкордина, Спб, 2002; Ильин В.В., Ахиезер А.С. Российская государственность: истоки, традиции, перспективы, М., 1997; Краснов Ю.К. Российская государственность: генезис, эволюция институтов, проблемы модернизации. Дисс. … докт.полит.наук., М., 2000; Лужков Ю.М. Путь к эффективному государству: план преобразования системы государственной власти и управления в Российской Федерации, М., 2002; М. ван Кревельд Расцвет и упадок государства, пер. с англ., М., 2007; Рогачев С.В. Российская государственность в системе трансформационных координат, М., 2000; В.Л.Романов Социальная самоорганизация и государственность, М., 2000; Севортьян Р. Государство как универсальный феномен и аналитическая конструкция // Мировая экономика и международные отношения, 1998, № 11; Фукуяма Ф. Сильное государство, перевод с англ., М., 2006;  Simmie J. King R. The state in action: public policy and politics. L.-N.Y. 1990 и др.

22 Галкин А.А., Красин Ю.А. Россия: Qua Vadis ? М., 2003; Гельман А.Я. Динамика постсоветских режимов в сравнительной перспективе // Полис, 2007, № 2; Зудин А.Ю. Режим Путина: контуры новой политической системы // Общественные науки и современность, 2003, № 2; Здравомыслов А.Г. Власть и общество в России: кризис 90-х годов // Общественные науки и современность, 2000, № 6; Медушевский А.Н. Демократия и авторитаризм: российский конституционализм в сравнительной перспективе, М., 1998; Расторгуев С.В. Смена моделей взаимоотношений власти и общества в России в ХХ веке // Государство и общество в России: генезис взаимоотношений, современное состояние, тенденции развития, М., 2003; Цыганков А.П. Современные демократические режимы: структура, типология, динамика, М., 1995; Шевцова Л.Ф. Режим Ельцина, М., 1999 и др.

23 Беляев А., Цыганков Д. Оценивая эффективность реформ: новые технологии оптимизации государственного управления / Вестник актуальных прогнозов, Москва, 2004 г., №11; Государственное управление в ХХ1 веке: традиции и новации, М., 2007; Купряшин Г.Л. Концептуальные основания административных реформ // Вестник Московского университета, сер 21, управление (государство и общество), 2004, № 2; Лексин В.Н., Лексин И.В., Чучелина Н.Н. Качество государственного и муниципального управления и административная реформа, М., 2006; Реформа государственной службы России / Под ред. Т.В.Зайцевой, М., 2003; Сморгунов Л.В. Административная реформа в России: автономия государства и его способности к управлению // Проблемы современного государственного управления в России, вып. 1(6), М., 2006; Сморгунов Л.В. Способности государства и современная административная реформа в России // Политология и политико-государственное управление в современной России, М., 2007; Антикоррупционная политика / Под ред. Г.А.Саторова, М., 2004; Беляев А., Цыганков Д. Оценивая эффективность реформ: новые технологии оптимизации государственного управления / Вестник актуальных прогнозов, Москва, 2004 г., №11 и др.

24  Алексеева Т.А., Капустин Б.Г., Пантин И.К. «Национальная идеология»: иллюзия или настоятельная потребность ? // Октябрь, 1997, № 1; Барышников Д.Н. Идеология в мировой политике // Политэкс, 2006, т. 2, № 4; Грабельников А.А. О российской государственной идеологии и информационной политике // Вестник МГУ, сер. 10, журналистика, 1998, № 6; Демидов А.И. Ценностные измерения власти // Полис, 1996, № 3; Май  А.В. Модели господствующей идеологии, Иерусалим, 1993; Малинова О.Ю. Концепт идеологии в современных политических исследованиях // Политическая наука, 2003, 3 4; Матц У. Идеология как детерминанта политики в эпоху модерна // Полис, 1992, №1-2; Соловьев А.И. Политическая идеология: логика исторической эволюции // Полис, 2002, № 3; Соловьев А.И. Идеология и культура: политические оппоненты современной эпохи // Политическая наука, 2003, № 4; Тузиков А.Р.  Идеология в рекламе и киберпространстве // Политическая наука, 2003, № 4; Хабибуллин А.Г., Рахимов Р.А. Идеологическая деятельность государства и типология государственности, Спб., 1998; Яковлев А.И. Государственная идеология, Калуга, 2001; Parsons T. An Approach to the Sociology of Knowledge. Transaction of the Fourth World Congress of Sociology. Milan. 1959; Van Dijk T.A. Ideologies and Discourse. A Multidisciplinary Introduction//htpp:// www.discourses.org/Unpublished/Ideology%20and%20discourse.pdf,2006; Freeden M. Ideologies and Political Theory. Oxford. 1996; Geertz C. Ideology as a Cultural System // In: Ideology. Ed by T.Eagleton. L.-N.Y. 1994 и др.

25 Авдеенкова М.П. Конституционно-правовая ответственность в России: проблемы становления и реализации: Дисс....канд. юрид. наук, М., 2003;  Вилисов М. В. Участие негосударственных организаций в процессе принятия политических решений: Дис. ... канд. полит. наук, М., 2004; Минашкин А.В. Некоторые проблемы нормотворчества федеральных министерств / История становления и современное состояние исполнительной власти в России, М., 2003; Оценка законов и эффективности их принятия. Материалы Международного семинара, 16-17 декабря 2002 года, г. Рязань, М. 2002; Конституция Российской Федерации: Проблемный комментарий / Отв. редактор В. А. Четвернин, М., 1997 и др.

26 Ross, John. Linking Europe: Transport Policies and Politics in the European Union - Prеger Publishers, 1998; Sustainable Transport. Ed by Rodney Tolley, CRC, 2003; Forman Richard T.T. Road Ecology: Science and Solutions - Island Press, 2002; Space and Transport in the World-System (Contributions in Economics and Economic History). Ed. by Paul S. Ciccantell (Editor), Stephen G. Bunker - Greenwood Press, 1998; Jensen Ole B. and Tim Richardson. Making European Space: Mobility, Power and Territorial Identity - Routledge 2004; Banister  D. Transport, the Environment and Sustainable Development - Routledge, 1993; Vigar, Geoff. Transport, Environmental Politics & Public Safety - Routledge, 2001; Vigar Geoff. The Politics of Mobility. Transport, the Environment, and Public Policy  - Spon Press. 2001; Hibbs John.  Transport Economics and Policy: A Practical Analysis of Performance, Efficiency and Marketing Objectives - Kogan Page Ltd 2003; Hibbs John. The Railways, the Market and the Government - Institute of Economic Affairs (IEA) 2006; Glaister Stephen, June Burnham , Handley Stevens , Tony Travers. Transport Policy in Britain (Public Policy & Politics) - Palgrave Macmillan; 2Rev Ed. 2006; Grant Susan, Colin Bamford. Transport Economics 4th Edition (Studies in Economics & Business) - Heinemann Educational Publishers; 4Rev Ed. 2006; и др. The Transport Issue (Issues S.) Ed by Craig Donnellan - Independence Educational Publishers. 2003; Cole Stuart  Applied Transport Economics: Policy, Management and Decision Making - Kogan Page Ltd; 3Rev Ed. 2005; Railways & International Politics. Ed. by T.G.Otte and K. Neilson. - Routledge, 2006; Sustainable Transport. Ed by Rodney Tolley. - CRC, 2003; Transport Projects, Programmes and Policies: Evaluation Needs and Capabilities (In Association With Iccr Contemporary Trends in European Social Sciences). Ed. by A. D. Pearman, Peter J. Mackie, John Nellthorp. - Ashgate Publishing, 2004; Handbook of Transport Strategy, Policy and Institutions: v. 6 Ed. by Kenneth J. Button, David A. Hensher -  2003 и др.

27 Аксененко Н.Е., Лапидус Б.М., Мишарин А.С Железные дороги России: от реформы к реформе / Ред. Дудорова О.А.,М.,2001; Белый О. В. Транспортная стратегия как инструмент развития экономики России // Транспорт и экономический рост. Восьмой международный экономический форум, СПб.,2004; Геополитические и социально-экономические проблемы создания международных транзитных транспортных коридоров / Под ред. А.П. Хоменко, Иркутск, 2004; Дунаев О.В., Кулакова Т.В. Интеграция российской транспортной системы в Евроазиатское экономическое пространство // Бюллетень транспортной информации. Март 2006 (129); Копылов Ю.М., Леонтьев Р.Г. Государственная транспортная политика начала 21-го века: Реформирование железнодорожного транспорта России. - М.: ВИНИТИ РАН, 2003; Кондратьев В. Б. Транспорт как фактор глобальной конкурентоспособности // Транспорт и экономический рост,  СПб., 2004; Лившиц В.Н., Браславский А.Л., Позамантир Э.И. Реформы на железнодорожном транспорте России. // Транспорт (наука, техника, управление), ВИНИТИ, № 4, М., 2003; Лившиц В.Н., Белоусова Н.И., Васильева Е.М. Реформирование естественных монополий в России (на примере транспорта) // Вестник университета, сер. управление на транспорте, изд. ГУУ, № 1(3), 2003; Левин Б.А., Галахов В.И. Концептуальные основы развития железнодорожного транспорта в новых экономических условиях,  М., РАПС МПС РФ, 1997; Левин Б.А., Галахов В.И. Стратегия развития железнодорожного транспорта и кадровой политики // Экономика железных дорог, №5, 1999; Левин Б.А., Галахов В.И. Человек в транспортной среде, М., 2000; Терешина Н.П., Богомолова О.А. Приоритеты транспортной политики и развитие внешней торговли России //  Бюллетень транспортной информации, Июль 2000 (61); Горбунов Н.И. Научное обоснование принятия решений при совершенствовании железнодорожной техники, Луганск, 2002; Сакульева Т.Н. , Качество управленческих решений на транспорте // Бюллетень транспортной информации, Октябрь, 2001 (76)  и др.

28 Ахиезер А.С. Россия: критика исторического опыта, М., 1994; Сапаровский Ю.С. Социокультурная динамика власти. Дисс…. канд.полит.наук., Екатеринбург, 2001; Смирнов Д. Ценностные ориентации политической элиты как фактор ее эффективности // Власть, 2007, № 2; Флиер А. Цивилизация и субцивилизации в России // Общественные науки и современность, 1993, № 6; Эггелинг В. Политика и культура при Хрущеве и Брежневе, М., 1990  и др.

29 См. Дрюри Г. Политические институты с точки зрения права // Политическая наука. Новые направления / Под ред. Гудина и Клингемана, М., 1999; Нисневич Ю.А., Платонов В.М. Слизовский Д.Е. Законодательная деятельность. Политико-правовой анализ, М., 2007; Сулакшин С.С., Вилисов М.В., Хрусталева Е.А. Государственно-частное партнерство в дорожной сфере / Проблемы правового регулирования дорожной деятельности в Российской Федерации, М., 2005. Выпуск № 2 (9) и др.

30 Сунгуров А.Ю. «Фабрики мысли» и центры публичной политики // Государственная политика и управление / Под ред. Л.В.Сморгунова, М., 2006; Шейдина И.Л. США: фабрики мысли на службе стратегии, М., 1973; Фабрики мысли и центры публичной политики: исследовательская функция / Под ред. М.Горного, СПб., 2005 и др.

31 М. ван Кревельд Расцвет и упадок государства, пер. с англ., М., 2007, с. 511.

32 Хабибуллин А.Г., Рахимов Р.А. Идеологическая деятельность государства и типология государственности, Спб., 1998, с. 83.

33 Якобсон Л.И. Бюджетная реформа: федерализм или  управление по результатам ?, М., 2006, с. 4.

34 Место транспорта России в мировой транспортной системе // Официальный сайт Министерства транспорта Российской Федерации, http://www.mintrans.ru/pressa/TransStrat_Gossovet_Rab_Groop_3.htm






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.