WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

СТАРОСТЕНКО Константин Викторович

ПОЛИТИЧЕСКОЕ МНОГООБРАЗИЕ В РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

Специальность 23.00.02 – политические институты,

этнополитическая конфликтология,

национальные и политические процессы и технологии

(политические науки)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора политических наук

Москва 2009

Диссертация выполнена на кафедре национальных и федеративных отношений Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации»

Научный консультант: 

Столяров Михаил Венедиктович

доктор политических наук, профессор

Официальные оппоненты:

Буренко Владимир Иванович

доктор политических наук, профессор

Прокошин Василий Алексеевич

доктор юридических наук, профессор

Соловьёв Александр Иванович

доктор политических наук, профессор

Ведущая организация:

Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД Российской Федерации

Защита состоится «17» декабря 2009 года в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 502.006.14 при Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации по адресу: 119606, г. Москва, пр-т Вернадского, 84, ауд. ____

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале научной библиотеки ФГОУ ВПО «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации» (1 учебный корпус).

Автореферат разослан «  » ноября 2009 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат политических наук, доцент Пистрякова С. А.

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования продиктована происходящей в России политической модернизацией, вызванной необходимостью создания и развития в стране современных демократических политических институтов и практик, направленных на совершенствование политической системы и повышение эффективности её функционирования. Изменения на уровне политико-правового регулирования деятельности органов государственной власти и взаимодействия их с обществом, хотя и находятся в прямой зависимости от системных общественно-политических преобразований, характеризуются значительными модификациями, что затрудняет воплощение в деятельность публичной власти политического многообразия. В силу этого многие существующие концепции, парадигмы общественно-политического развития нуждаются в переосмыслении, поиске новых путей, форм и способов разрешения возникающих социально-политических проблем.

Особую актуальность в этой связи приобретает необходимость анализа и осмысления политического многообразия как одного из ключевых факторов функционирования современной модели российской государственности; институционализации политической власти, политических институтов и различных общественных объединений; становления и развития субъектов государственного управления в условиях взаимодействия и представительства интересов.

Неслучайно, что политическое многообразие синхронизировано с общесистемными изменениями российского социума. Оно признано Конституцией РФ в качестве: основополагающего принципа федеративной основы и целостности государства; фактора демократизации общества и подлинного народовластия в стране; гарантии равенства прав и свобод граждан; механизма становления институтов, структур и элементов гражданского общества. В этих условиях важнейшее значение приобретает необходимость научного анализа и оценки системы взаимодействия субъектов в политике, которые отражают, аккумулируют и артикулируют плюрализм интересов, и государства, создающего правовые рамки и возможности их реализации.

Актуальность предпринятого исследования обусловлена также тем, что Российская Федерация, формируя новый тип государственности, оказалась без общественно значимого социального идеала и научно обоснованной, принятой большинством населения стратегической цели как осознанной приверженности переходу к демократии; добровольной мобилизации ресурсов для проявления гражданином себя как субъекта общественной жизни – субъекта коллективного действия, социально-политического согласия на некоторые ограничения прав и свобод и одновременно готовность воздействовать на принимаемые властью решения и деятельность политических институтов.

Одновременное протекание процессов совершенствования федерализма и целенаправленная реализация принципа политического многообразия субъектами Федерации имеет широкие возможности для превращения его в реально действующий механизм регулирования политических процессов, в частности, конкретизации обязанностей публичной власти, не допускающей любое вмешательство в реализацию субъектами Федерации принадлежащих им полномочий; дифференциации в зависимости от типа муниципального образования вопросов местного значения и сохранения полисубъектности в управлении. Это, в свою очередь, восполняет конституционные пробелы в согласовании  интересов центра и регионов с учётом гармоничного сочетания принципа «необходимого и достаточного» и принципа субсидиарности.

Содержательная сторона понятия «политическое многообразие», которое имеет двухосновную сущность («политическое» и «многообразие»), позволяет судить о мере включённости (отчуждённости) социально-политических групп, наций в целом в политику, в политические процессы легитимации власти и политических интересов. Оптимизированная актуальность, прежде всего, процессов демократизации и модернизации, протекающих в условиях переходного состояния общества и взаимопересекающихся социально-политических сетей власти и граждан, а также взаимонакладывающихся взаимодействий социально-политических групп в мире политики, обеспечивает целенаправленную деятельность политических институтов и включение их в более широкий политический контекст. Это дает возможность расширить индикаторы реализации принципа политического многообразия (многопартийность, плюрализм мнений, свобода выбора и ответственность за принимаемые решения, свобода и независимость деятельности СМИ, полисубъектность управления и т.д.); сформировать оптимальную систему взаимодействия гражданского общества и государства; создать необходимые условия и наличие определённой социальной среды, имеющей предпосылки индивидуальной и коллективной социализации, согласования интересов основных политических сил, что объективно повышает уровень политической стабильности и устойчивость развития Российской Федерации.

Однако, несмотря на очевидную актуальность и практическую значимость политического многообразия в политических процессах страны, широкое закрепление его в российском законодательстве, обращение к данному феномену в эмпирических политических процессах и сфере политико-правовых отношений в Российской Федерации явно недостаточно. Отсюда некоторая размытость и неопределённость понятия «политическое многообразие», что предопределяет его недостаточную изученность в отечественной и зарубежной политической науке.

Опыт последних лет неуклонно свидетельствует о том, что, во-первых, часть политиков и политологов считают принцип политического многообразия неприемлемым для России в связи с неполной урегулированностью вопросов, касающихся участия органов власти субъектов Федерации в управлении государством; во-вторых, отсутствует единая точка зрения в интерпретации теоретиками и практиками объективных условий, способствующих или препятствующих становлению данного принципа в контексте согласованного функционирования всех элементов институтов политической власти; в-третьих, до сих пор остается невыясненным: является ли принцип политического многообразия благом вообще и, в частности, как он соотносится с целью развития публичной власти в демократическом государстве.

Исчерпывающий ответ о значимости политического многообразия дан Президентом РФ Д.А. Медведевым в ежегодном Послании Федеральному Собранию РФ, где он особо выделил необходимость формирования новых демократических институтов, способных обеспечить участие граждан, политических партий и других общественных объединений в полисубъектном управлении государством. Следующим важным шагом в реализации инициатив Президента РФ, намеченных в Послании Федеральному Собранию РФ и касающихся изменения политико-правового контекста политического многообразия, явилось установление нового порядка наделения партии, победившей на выборах, правом выдвигать кандидатуру для утверждения в должности главы субъекта Федерации, новых принципов формирования и деятельности муниципалитетов, расширение представительства избирателей в Государственной Думе РФ.1

Несомненно, что инициативы Президента России Д.А. Медведева будут способствовать расширению ресурсной базы и более эффективной реализации принципа политического многообразия в федеративных отношениях, оптимизации реформирования институтов государства и структурирования гражданского общества, создании системы взаимодействия государственно-частного партнерства в политике и эскалации его влияния на фундаментальные демократические преобразования российского общества.

Суммируя сказанное, можно сделать вывод о том, что актуальность поставленной научной проблемы имеет важное теоретическое и практическое значение для современной Российской Федерации с учётом совершенствования взаимодействий «Центр-регионы», «государство–гражданское общество»; сохранения целостности страны с помощью реализации параллельно идущих социально-политических процессов, основанных на политическом многообразии, плюрализме мнений и полисубъектности управления.

Степень научной разработанности темы. Политика - отношения, касающиеся непосредственно власти; способ реализации запросов и потребностей, находящихся у руководства социальных групп; деятельность по артикуляции противоречивых интересов этих же социальных групп, но уже для совместного, неантагонистического существования, всегда привлекала внимание учёных, государственных деятелей, участников различных общественных объединений, населения. В этом смысле «политическое многообразие» является двухосновной «сущностно конкурентной концепцией», изначально предполагающей наличие множества интерпретаций и допускающей поливариантность разнообразных подходов к анализу его субъектно-объектной парадигмы. В связи с этим, автор исследовал данное понятие в разных политологических контекстах, опираясь на реальные эмпирические референты социально-политической практики.

В зарубежной науке накоплен значительный материал, опосредованно фиксирующий вопросы политического многообразия, поскольку до введения его в научный оборот существовали идеи, обосновывающие необходимость его материализации в реальных политических процессах - труды Г. Алмонда, У. Бека, Д. Белла, К. Боулдинга, М. Вебера, Э. Гидденса, Р. Даля, Т. Джефферсона, Д. Истона, К. Мангейма и др. Политическая роль данного феномена в рамках парадигмы транзитологии и демократизации современных обществ предполагает углубленный анализ и логическое дополнение.

В отечественном обществознании разработка избранной темы осуществлялась в аспекте публично-правовых отношений, основанных на представлениях о политической системе, политических институтах, устройстве государства, ответственности всех уровней и ветвей публичной власти перед обществом - это концепции Н.Я. Данилевского, В.С. Соловьёва, Б.Н. Чичерина и т.д. Теоретическое осмысление власти как системно-комплексного явления требует расширения вектора политологических подходов к предмету исследования, выявлению сущности ключевых понятий и устранению их нивелирования.

Первые истоки научного обоснования политического многообразия, как необходимого элемента правового государства, способного защитить индивида от тирании политической власти, обнаруживаются в работах учёных, занимающихся вопросами государства и права, - Г. Еллинек, Р. Иеринг, Б. Констан, Ф. Ницше, А. де Токвиль, а также проблемами повышения роли общественных объединений в политической системе - А. Лейпхарт, Р. Арон, А. Арато и др. Концепции авторов отражают фундаментальные общественно значимые формы взаимодействия социально-политических групп, практику управления организационными изменениями и инновациями, теоретическое осмысление этих процессов создаёт основу для дальнейшего прикладного исследования различных форм властеотношений в обществе.

Проблема включения политического многообразия в социально-политическую практику России стала наиболее актуальной после разрушения советского строя и утверждения политическим руководством страны курса на строительство правового демократического государства. В этот период выходит ряд работ ведущих российских исследователей - С.А. Авакьяна, М.А. Василика, А.В. Клюева, Е.В. Колесникова, - в которых излагаются взгляды, касающиеся сущности политического многообразия и возможности его активного применения в политической практике модернизирующегося российского общества. Методологические подходы этих учёных позволили автору выделить составляющие политического многообразия, или его «индикаторы», характеризующие современный контекст формирования властных институтов в Российской Федерации.

Основания для изучения тенденций и социальных условий развития политического плюрализма в российском обществе как научного фундамента политического многообразия в значительной степени заложены политологами В.А. Кулинченко и Ю.Л. Парникелем, важный вклад в исследование закрепления данного политического явления в российском праве внесли Ю.А. Проскворякова и А.А. Шантора. Теоретические положения учёных обусловили задачу перспективного научного анализа фундаментальных черт политического многообразия и сведение существующих методологических подходов в единую концепцию субцивилизационных форм демократизации и формирования полноценных социально-политических отношений.

Указанные выше направления исследований способствовали определению сущности политического многообразия «рекурсивно», исходя из совокупности контекстуальных составляющих, в связи с чем сформировались предпосылки его теоретической интерпретации на основе системно-комплексного подхода и анализа разновекторности интеграции и адаптации к реальному политико-правовому опыту, особенно в части взаимодействия субъектов и объектов в политике.

Различные аспекты организации взаимодействия федеральных и региональных органов власти в общетеоретическом плане и их нормативно-правовое обеспечение в контексте соблюдения политических прав и свобод граждан России в условиях становления институтов демократии и правового государства представлены в работах А.В. Агеева, М.В. Баглая, Т.М. Базиряна, Д.Н. Бахраха, Н.С. Бондаря, Л.А. Гущиной, А.А. Коноплевой, В.Н. Меркушева, Г.Л. Минакова, А.А. Подмарева, О.Ю. Рыбакова, М.В. Шугунова и др., внесших существенный вклад в понимание политического многообразия с учётом протекающих процессов цивилизационного значения и политики государства.

Исследованию политических проблем гражданского общества, задач его формирования в Российской Федерации, а также возможностей граждан в соучастии управлением государством посвящены труды Ю.А. Агафонова, М.М. Акулича, И.В. Андронова, А.А. Аузана, А.М. Беляева, А.М. Запорожца, А.И. Ковлера, В.В. Смирнова, В.И. Пантина, В.В. Лапкина, С.Л. Серебрякова, К.А. Струсь, В.Л. Тамбовцева, А.С. Федоркина, И.А. Халий и др., охватывающие многие аспекты и особенности деятельности общественных социально-политических объединений, формы активизации мобильности социальных групп и механизмы взаимодействия между ними. В то же время, закладываемые сегодня основы социально-политических партнёрских отношений между государством и неправительственными организациями в российской политологии изучены недостаточно.

Проблематика взаимодействия и разделения компетенций между законодательными, исполнительными и судебными органами на федеральном уровне как ключевыми субъектами формирования новой российской государственности сохранила центральное место в трудах Н.Я Алейникова, А.Г. Баженова, А.И. Барнашова, А.И. Бобылева, Н.Г. Горшковой, В.И. Ивакина, С.В. Комуткова, М.А. Краснова, В.С. Кронского, М.М. Курманова, С.И. Некрасова, Д.Л. Суркова, И.Д. Хутинаева, К.Б. Толкачева и др. Несмотря на то, что в этих работах авторы сделали акцент на соответствии предпринимаемых сегодня мер по организации взаимодействия федеральных и региональных органов государственной власти, вопросам содержания конституционных принципов и правовой базы общественно-политической практики России, концептуального выстраивания политико-правовых основ взаимодействия ведущих акторов политических процессов не уделяется достаточного внимания.

Достаточно интенсивные исследования в области отношений «Центр-регионы» с учётом трансформации институтов российского федерализма оптимизировали вопрос национальной (этнонациональной) политики государства, обеспечивающей гармоничное сочетание самостоятельности субъектов Федерации и целостности российского государства. В этой связи ученые - Р.Г. Абдулатипов, Л.Ф. Болтенкова, М.В. Глигич-Золотарева, Н.М. Добрынин, В.Г. Ермаков, А.Е. Жарников, Л.М. Карапетян, И.А. Умнова, А.А. Мацнев, Н.П. Медведев, В.А. Михайлов, В.В. Савельев, М.В. Столяров, Р.Ф. Туровский, М.Х. Фарукшин, В.Е. Чиркин, А.А. Чичановский, С.М. Шахрай и др. - доказали, что федеративная политика – это часть политики  государства в целом. Поэтому заявленный в этих исследованиях подход должен быть дополнен, по мнению диссертанта, конституционно-договорными отношениями между федеральными и региональными органами государственной власти, включающими в себя одновременно как процедуру федерального вмешательства в дела субъектов Федерации, так и государственную национальную политику.

Современная социокультурная обстановка предъявляет противоречивые требования к правовой базе многопартийности: с одной стороны, она должна задавать границы солидаризации, регулировать политическое участие; с другой стороны, более точно учитывать коллективные политические идентификационные практики, которые ретранслируют общественные регуляторы, трансформируя социально-правовые нормы. Особое значение в этом контексте приобретают исследования  В.И. Абрамова, Н.В. Анохиной, И.В. Анциферовой, М.В. Барабанова, В.Я. Гельмана, С.Е. Заславского, З.М. Зотовой, О.А. Кожевникова, В.И. Козодоя, Ю.Г. Коргунюка, А.Н. Кулика, Е.Ю. Мелешкиной, Н.Н. Седых, В.И. Тимошенко и др. При этом деятельность политических партий с падением значимости партийной идеологии в обществе отличается сервильностью и прагматичностью по отношению к власти, что требует дополнительного анализа.

Весьма существенными для выполнения диссертационного исследования явились положения, касающиеся политико-правовой природы системы взаимодействия институтов государства и гражданского общества по защите основ конституционного строя в динамике современного политического процесса, сформулированные А.А. Балабановым, К.В. Калининой, А.А. Мацневым, В.А. Михайловым, М.О. Мнацаканяном, С.А. Пистряковой, А.А. Прохожевым, И.Л. Шершнёвым и др., в которых акцент сделан на обеспечении национальной безопасности. Однако эта идея требует дальнейшего осмысления и решения в аспекте целостности и суверенности государства в контексте полисубъектного управления на всех уровнях обеспечения властных полномочий.

Существует ряд исследований, посвященных особенностям формирования представительства интересов через избирательную систему России и зарубежных государств в аспекте политического многообразия. К ним можно отнести труды Ф.Т. Алескерова, П.А. Астафичева, А.Ю. Бузина, Ю.А. Дмитриева, И.А. Журавлевой, А.В. Зиновьева, А.В. Иванченко, В.Б. Исраеляна, К.К. Макаревича, В.И. Лысенко, А.Е. Любарева, П. Ортешука, А.С. Петрова, И.С. Поляшова, С.Ю. Чудина и др., при этом целостная концепция представительства интересов через систему выборов в демократическом государстве, изложенная в работах учёных, требует уточнения.

Подчёркивая высокий научно-теоретичесий уровень исследований по отдельным вопросам политического многообразия и практике его реализации, автор обосновывает: несмотря на актуальность, данный феномен системно в отечественной политологии не анализировался. Новизна и сущностное своеобразие этого социально-политического явления, современные доктринальные вопросы, которые ставит политическая практика, требуют глубокого изучения, выдвигаемых на передний план политико-правовых аспектов реализации политического многообразия, которое, с одной стороны, отражает трансформационные процессы современной Российской Федерации; с другой – органически вписывается в сложившиеся концепты политологической науки. Это обстоятельство обусловило необходимость подвергнуть данный феномен политологическому анализу с привлечением системно-комплексного подхода.

Объектом исследования является политическое многообразие как феномен политических взаимодействий различных социальных групп в условиях становления новой российской государственности.

Предмет исследования – теоретическое оформление и специфика реализации политического многообразия в политике и политических процессах в Российской Федерации.

Цель диссертационного исследования – выявление теоретических основ и положений политического многообразия и практики его реализации, задающих ключевые направления институциональных изменений современного российского общества.

Для достижения поставленной цели в ходе исследования предполагается решить следующие задачи:

  • рассмотреть природу политического многообразия как общественно значимого социально-политического явления, функционирующего на базе политической конкуренции и при соблюдении социально-правового равенства;
  • определить сущность политического многообразия, включённого в кардинальное реформирование политической системы страны, выявить причины расхождения между его конституционно-правовым статусом и реальной практикой повышения активности субъектов политики в развитии российской государственности;
  • предложить индикаторы политического многообразия, характеризующие современный контекст формирования властных институтов в Российской Федерации;
  • изложить эволюцию принципа политического многообразия в зарубежной и отечественной науке, раскрыть его влияние на процесс институциональных трансформаций современного общества;
  • установить особенности образования новых институциональных норм политического многообразия в условиях становления новых субъектов и объектов в политике в Российской Федерации;
  • подвергнуть анализу систему взаимодействия «Центр-регионы» как условие функционирования и развития социальных институтов по защите основ конституционного строя в динамике современного политического процесса и обеспечении национальной безопасности российского общества;
  • выявить тенденции и специфику связи между общесистемными изменениями российского общества и развитием многопартийности как условия государственного партийного строительства;
  • осмыслить роль и место политического многообразия в формировании федеративных отношений в Российской Федерации как ключевого фактора обеспечения государственного управления в ситуации политической конкуренции;
  • раскрыть сущность и значение избирательной системы как механизма политико-правовых процедур народовластия;
  • выявить влияние разграничения предметов ведения и полномочий между уровнями власти в контексте совершенствования российской модели федерализма;
  • определить направления государственной национальной политики в условиях федеративного государственного устройства и этнополитического многообразия;
  • на основе анализа концептуальных моделей конвергенции российской политической элиты выявить особенности их отражения в политическом многообразии и российской системе политического представительства.

Гипотеза исследования. Автор полагает, что, несмотря на правовую регламентацию принципа политического многообразия в законодательстве Российской Федерации, предпринимаемые инициативы Президента РФ, практическую реализацию его в рамках социально-политических институтов России, он до сих пор не институционализирован в качестве составной части общегосударственной модели реализации политических интересов социальных групп, гаранта комплекса политических прав и свобод граждан.

Диссертант полагает, что политическое руководство России, сосредоточив внимание на укреплении вертикали власти; формировании лояльной для политической элиты избирательной системы; ограничении субъектов Федерации необходимой самостоятельности, задает специфику социально-политическим отношениям, изменяет политическую реальность современного российского общества, активно вводит новые и трансформирует существующие социально-политические отношения, что ведёт к изменению деятельности политических институтов. Всё это привело к снижению политической активности граждан, отчуждению большинства из них от политической жизни страны, сокращению политических партий и общественных движений.

В настоящий момент становление государственного управления в российском обществе не завершено, поэтому процесс институциональных изменений, в силу наличия неявных и неоднозначных проявлений политических факторов и процессов, также носит незавершенный характер. Хотя именно подлинная реализация политического многообразия, подразумевающего здоровую конкуренцию в политической сфере, сменяемость органов государственной власти в процессе свободных демократических выборов, их подотчётность и подконтрольность институтам гражданского общества способствует решению вопроса подлинной демократизации российского государства и созданию системы эффективного государственного управления.

Теоретико-методологическая основа диссертационного исследования представлена классическими и современными политическими доктринами, теоретико-практическими разработками в области политологии, социологии, конфликтологии, общей теории государства и права, конституционного и муниципального права. Это объяснятся тем, что обозначенные в диссертационной работе проблемы не могли быть разрешены только в рамках политологической теории. В ходе проведённого исследования был использован общенаучный диалектический метод познания и вытекающие из него научные методы: анализа и синтеза, исторический, сравнительного анализа и логический.

Ретроспективный анализ позволил автору определить специфику и эволюцию взглядов исследователей различных научных направлений на роль политического многообразия в политических процессах Российской Федерации. В основу систематизации факторов, средств и методов, направленных на совершенствование федеративного устройства и оптимизации функционирования институтов государственной власти в субъектах Российской Федерации, положены принципы системного и структурно-функционального анализа, моделирования политико-правовых процессов, а также методологический потенциал таких научных направлений, как юридическая антропология, этнология, социология и философия права.

Эмпирической базой диссертационного исследования послужили Конституция РФ, федеральные законы; нормативно-правовые акты субъектов РФ (конституции, уставы, законы); подзаконные акты (указы Президента Российской Федерации, акты палат Федерального Собрания, постановления Правительства РФ); подзаконные нормативно-правовые акты федерального и регионального уровней; нормативно-правовые акты РСФСР; итоговые решения Конституционного Суда РФ, монографии, публикации в научных и периодических изданиях, информационно-аналитические материалы, которые были подвергнуты анализу с позиций проблем политического многообразия.

Достоверность научных результатов обеспечивается применением методов, адекватных цели и задачам исследования; использованием результатов значительного количества политологических и социологических исследований, проведённых в России за последнее десятилетие.

Научная новизна определяется авторским подходом к исследованию теоретических основ политического многообразия и практики его реализации в Российской Федерации.

Диссертант на основе комплексного подхода рассмотрел и обосновал, что политическое многообразие как объективный социально-политический феномен непосредственно связан с формированием и реализацией разнообразных политических интересов различных социальных групп. Исходя из этого выявлено, что политическое многообразие способствует обеспечению на практике конституционных прав и свобод граждан, оптимизации деятельности политических партий, гармонизации функционирования законодательной, исполнительной и судебной власти, регулированию отношений Федерации и её субъектов в сфере совместного ведения и разграничении предметов ведения и полномочий между органами публичной власти всех уровней.

Рассматривая конституционные принципы как нормы, официально закрепляющие политические ценности, политические институты, механизмы государственно-правового ассемблирования общественных связей и отношений государственной власти и институтов гражданского общества, исследователь установил, что политологический подход к пониманию конституционного принципа политического многообразия в Российской Федерации окончательно не оформился, что является главной проблемой его реализации в политической практике.

Определяя «политический интерес» как осознанную потребность субъектов политических отношений по достижению разнокачественных целей в политических процессах и действиях, конечной целью которых является завладение политической властью или получение возможности оказывать на неё влияние, автор устанавливает, что именно различия в политических интересах социальных групп и являются необходимым основанием материализации принципа политического многообразия.

Анализируя подходы к исследованию принципа политического многообразия в зарубежной и отечественной науке, диссертант установил, что большинство современных учёных признают идею политического многообразия и прерогативу государства во внедрении её в деятельность субъектов политики. Однако, большинство исследований, касающихся различных аспектов данного феномена, явно неполны, непоследовательны и, в известной степени, априорны. В обществознании России термин «политическое многообразие» долгое время относился к разряду категорий политической идеологии, в результате чего в настоящий момент принцип политического многообразия не имеет достаточной научной разработанности.

В результате комплексного рассмотрения политико-правовой основы осуществления политического многообразия в России, установлено, что реализация данного принципа, закреплённого в Конституции РФ, не ограничивается только его прямым использованием, а осуществляется посредством более конкретных нормативно-правовых предписаний, зафиксированных в федеральном и региональном законодательстве, а также в нормативных и правовых актах муниципальных органов власти.

На основе изучения документов, регламентирующих обеспечение национальной безопасности Российской Федерации, докторант показал, что прогрессирует тенденция по минимизации роли и компетенции регионов в процессе обеспечения безопасности федеративного государства. Однако исследование показывает, что сегодня необходимо принятие единой, в определённой степени стандартизированной модели региональной безопасности с учётом специфики каждого отдельно взятого региона.

Автором доказано, что современные политические партии в Российской Федерации не являются в полной мере посредниками между государством и гражданским обществом. Этому не способствует формирующаяся в России многопартийность, которая не является реальным фактором политики и не отвечает принципу политического многообразия как действенного механизма, стимулирующего власть в интересах населения через конкуренцию в политической практике.

В рамках политологического подхода соискателем проанализирована система государственного управления и отмечается, что в условиях демократических процессов, данное управление можно именовать как «полисубъектное» - особый вид социального управления в демократическом государстве, рассчитанное на тесное взаимодействие социально-политических субъектов при наделении их необходимым объёмом политико-правовых полномочий. При этом ни государство, ни отдельно взятые социальные группы не должны и не могут обладать политической властью без согласия и участия народа как носителя суверенитета и единственного источника власти. В Российской Федерации полисубъектное управление, способствующее созданию нормальных условий согласованного функционирования всех ветвей и уровней власти, находится на стадии формирования.

В процессе исследования установлено, что в мировой практике не существует универсальной избирательной системы: господствующая элита любого государства всегда ориентирована на выбор той модели избирательной системы, которая принесёт ей преимущества на выборах и в реализации её собственных политических интересов. Существующая в Российской Федерации избирательная система не способствует в должной степени развитию политического многообразия, поскольку её основное назначение - самовоспроизводство власти, ограничение многопартийности и возможное регулирование плюрализма позиций и взглядов.

Проанализировав деятельность государства в аспекте разграничения предметов ведения и полномочий между уровнями власти, автор доказал, что на современном этапе становления российской государственности сохраняются нерешённые социально-политические проблемы федеративных отношений, вызванные незавершённостью процесса разграничения полномочий по предметам совместного ведения; несовершенством модели бюджетного федерализма.

В диссертационной работе обосновано, что для реализации политического многообразия в Российской Федерации, в выработке государственной этнонациональной политики, учитывающей разнообразные и многочисленные интересы этнонациональных сообществ, непосредственное участие должны принимать различные субъекты социально-политических отношений, непосредственными участниками данного процесса должны выступать сами нации и этнические общности.

Докторантом обосновано, что процесс конвергенции политической элиты в России имеет как позитивные, опирающиеся на реализацию политического многообразия, так и негативные, связанные с желанием федерального Центра укрепление политической вертикали власти, моменты.

Научная новизна нашла своё отражение в положениях, выносимых на защиту:

1. Политическое многообразие – объективный социально-политический феномен, который непосредственно связан с существующим многообразием политических интересов, имеющих отношение к жизнедеятельности граждан и их общественным объединениям. Реализация политического многообразия может реально обеспечивать конституционные права, свободы и личную безопасность граждан; оптимизировать их общественно-политическую активность и консолидацию общественно значимых политических интересов социальных групп; гармонизировать деятельность законодательной, исполнительной и судебной власти; сориентировать органы государственной власти  на принятие мер по реализации  законодательства в сфере совместного ведения и разграничении предметов ведения и полномочий между органами публичной власти всех уровней.

2. Политическому многообразию как конституционно-правовому принципу, обусловливающемуся определённым типом общественных отношений, присущи следующие черты: многопартийность; легальная оппозиция; регулярные общенародные свободные выборы в представительные органы государственной и муниципальной власти; деятельность выбранных или уполномоченных лиц в управлении государственной, региональной и муниципальной деятельностью; комплекс прав и свобод граждан, позволяющий им участвовать в общественно-политической жизни; равноправие и свобода идеологии; правовые формы взаимодействия субъектов политических отношений; наличие многообразных форм собственности и другое. Всё перечисленное автор относит к так называемым «индикаторам» принципа политического многообразия, свидетельствующими о его эффективной или нерезультативной реализации. Носителями принципа политического многообразия, определенными в Основном Законе страны, являются: органы государственной власти (федеральные, региональные), органы местного самоуправления, граждане и их объединения.

3. Понятие «политический интерес» является характеризующим не только избирательное отношение институциональных и социальных субъектов политики к общественно-политическим процессам, но и саму суть политической активности, основанной на политических целях и конкретных политических действиях по их достижению. Именно различия в политических интересах социальных групп и являются основанием материализации принципа политического многообразия.

4. Социально-политическое устройство любой страны представляет собой сложнейшую специфическую систему разнообразных правовых элементов, структур, институтов политической власти, обусловленных самобытностью социальных, экономических, культурно-политических условий жизнедеятельности конкретного народа или объединения народов. Это находит отражение в конституциях конкретных государств, которые представляют собой, с одной стороны, основополагающее начало общественно-политических отношений; с другой – ключевой элемент их конституционно-правового регулирования. Конституционно-правовые принципы каждой отдельно взятой страны подчиняют собой логически и юридически всё правовое содержание конкретного общества и издаваемых в целях его развития законов, именуемых конституционным многообразием. Принцип политического многообразия находится в тесной структурно-функциональной связи с принципами права.

5. Реализация принципа политического многообразия в Российской Федерации, закреплённого в Конституции РФ, не ограничивается только его прямым использованием. Основные правовые механизмы и направления его реализации закреплены в Указах Президента РФ, в нормативно-правовых предписаниях, в федеральном, региональном законодательстве, а также в нормативных и правовых актах муниципальных органов власти. Основной составляющей регулятивных и охранительных юридических средств реализации принципа политического многообразия являются политические права и свободы граждан Российской Федерации, а также возможность их свободной реализации.

6. Указ Президента РФ «О стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» имеет чисто внешнюю направленность. Государство как основной субъект обеспечения безопасности взяло под свой контроль и защиту все сферы общественного и государственного развития. Основополагающая роль в обеспечении национальной безопасности на втором уровне отводится федеральным округам, разрабатывающим и реализующим комплекс оперативных и долговременных мер по предотвращению угроз национальной безопасности при координирующей роли федерального Центра во взаимодействии с органами государственной власти субъектов Российской Федерации. Всё это свидетельствует о минимизации роли регионов, как субъектов Федерации, в процессе обеспечения национальной безопасности, и о дальнейшем укреплении вертикали власти.

7. В Российской Федерации политические партии могли бы стать посредником между государством и гражданским обществом, обладающим разнообразием политических интересов различных социальных групп, способным дифференцированно реализовать присущие им политические интересы. Однако, в России формирующаяся многопартийность, пока весьма далека от того состояния, при котором она могла бы выступать реальным фактором политики, а политические партии - играть действенную роль в качестве институциональных представителей и выразителей воли различных социальных и общественных сил в политико-властных процессах. Они практически отстранены от политической власти: не могут формулировать цели и задачи государственной политики, практически не оказывают воздействие на формирование и деятельность исполнительной власти. Не находя у партий защиты своим интересам, значительная часть населения испытывает потребность в патернализме государства, персонифицированного фигурой Президента РФ. К сожалению, поднятию авторитета и роли партий не содействует существующее российское законодательство.

8. Принцип политического многообразия, способствующий эффективной включённости всех ветвей и уровней государственной власти в равноправные отношения, имеет своим условием полисубъектное управление, подразумевающее порядок взаимодействия между субъектами власти. Полисубъектность управления, как главное условие реализации принципа политического многообразия, содействует созданию ситуации для согласованного функционирования на принципах демократии и федерализма властных структур всех уровней, что направлено на расширение и совершенствование сотрудничества как государственных органов между собой, так и государственной власти с политическими партиями, структурами гражданского общества и бизнес-элитами.

9. Говоря о механизме обеспечения политических прав и свобод личности в России, стоит отметить, что существующая в российском государстве система выборов не способствует развитию политического многообразия: во-первых, законодательство о выборах оказывает содействие дальнейшему усилению контроля федерального Центра над отбором кандидатов от партии власти; во-вторых, законодательство способствует усилению контроля над избирательным процессом; в-третьих, оно ограничивает возможность региональных властей и других общественно значимых социальных групп влиять на избирательный и законодательный процессы. Таким образом, система выборов в России ориентирована не на повышение активности участия населения в политической жизни страны, не на борьбу с административным произволом чиновников и махинациями при проведении выборов, а в большей степени - на укрепление вертикали власти, ограничение многопартийности и возможное управление ею, а тем самым, ограничение политического многообразия.

10. Принцип политического многообразия предполагает гармоничное сочетание самостоятельности субъектов Федерации с задачами по сохранению единства и целостности федеративного государства. Данный принцип способствует включению многообразных форм межбюджетных отношений, адекватному разграничению предметов ведения и полномочий между органами публичной власти всех уровней. Принцип политического многообразия отражает конституционное многообразие форм и методов разграничения полномочий, которое осуществляется Конституцией РФ, Федеративным и иными договорами.

11. В связи с тем, что современный мир приобретает свойства полисубъектного пространства, возрастает напряжённость в межнациональных и культурных отношениях в многонациональных государствах. Эволюция представлений о природе этносов и наций к настоящему времени сформировалась в виде разных подходов к интерпретации данных терминов. В Российской Федерации необходимо формирование этнонациональной государственной политики с учётом специфической особенности её федеративного устройства.

12. В Российской Федерации процесс конвергенции элиты имеет частично отрицательные аспекты, что явно тормозит эффективную реализацию принципа политического многообразия. Негативные аспекты российской конвергенции могут быть преодолены с помощью развития политического многообразия, которое обоснованно может стать основой российской конвергенции элит в аспекте повышения эффективности функционирования политической системы Российской Федерации.

Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что системно-комплексный анализ принципа политического многообразия в диссертационном исследовании позволил теоретически осмыслить понятие, истоки, сущность, место и роль этого принципа, как в теории права, так и в практическом регулировании общественных отношений. Выявлены и обобщены на теоретическом уровне основные аспекты, формы и механизмы практической реализации конституционно-правового принципа политического многообразия в Российской Федерации. Использованные научные подходы значительно углубляют и уточняют роль политического многообразия в регулировании общественно-правовых и социально-политических отношений, его реальное место в системе основных конституционных принципов. Наряду с общими положениями, в диссертации выявлены актуализированные проблемы, касающиеся реализации конституционного принципа политического многообразия в российском государстве, а также сформулирован ряд конкретных предложений, имеющих значение для его эффективного осуществления.

Практическая значимость диссертационного исследования. Положения и выводы диссертации предназначены для решения научно-практических проблем политико-правовой реализации конституционного принципа политического многообразия в Российской Федерации, они могут быть использованы законодательными и исполнительными органами государственной власти. Кроме того, результаты диссертации могут найти применение в дальнейшем научно-исследовательском процессе, касающемся вопросов эффективности государственного управления, развития многопартийности, а также совершенствования системы выборов в Российской Федерации и её субъектах. Сформулированные предложения и рекомендации значимы для политологов, юристов и государственных служащих. Результаты исследования могут быть применены в учебном процессе в высших учебных заведениях в преподавании политологии, основ государственного управления, теории государства и права и юриспруденции.

Апробация работы. Основные положения и результаты исследования апробированы на одиннадцати международных, двух всероссийских, пяти межрегиональных научных и научно-практических конференциях с участием ведущих ученых РАН и РАГС при Президенте РФ. Отдельные положения и выводы использованы автором при чтении курсов «Политология», «Национальная безопасность», «Государственное управление», «Философия социальных рисков». Основное содержание диссертации отражено в 38 научных работах, в том числе в четырех монографиях, пяти учебных и учебно-методических пособиях. Среди статей восемь опубликованы в периодических изданиях, входящих в перечень ВАК РФ, общим объемом более 40 печатных листов. Учебное пособие по политологии рекомендовано Департаментом кадровой политики и образования Министерства сельского хозяйства для подготовки специалистов в сельскохозяйственных вузах. Монография автора «Социально-политическая безопасность регионов Российской Федерации: состояние и угрозы» была признана лауреатом всероссийского конкурса в г. Сочи в 2008 г.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, четырёх глав, объединяющих двенадцать параграфов, заключения, списка использованных нормативных источников и научной литературы.

П. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность исследуемой проблемы, показывается степень её научной разработанности, формулируются объект и предмет исследования, его цель и задачи, выдвигается гипотеза, раскрывается теоретико-методологическая основа и эмпирическая база работы, её научная новизна, теоретическая и практическая значимость, указываются сферы и формы практического использования её результатов.

Глава первая – «Политическое многообразие: теоретико-методологический аспект» - посвящена анализу генезиса феномена «политическое многообразие»: выделены его основные измерения и характеристики, проанализирована роль и механизмы реализации в рамках современного политического процесса.

В первом параграфе – «Политическое многообразие: понятие, сущность, специфика реализации» - автор представил методологические основания политического многообразия, позволяющие осмыслить концептуализацию данного понятия, определить его теоретические и практические границы существования.

В современной политической науке проблема «универсального социального порядка» является ключевой в утверждении регламентированных социально-политических отношений, поэтому категория «политическое многообразие» в диссертации исследована во взаимосвязи с конституционно-правовыми принципами и политическими процессами, поскольку, с одной стороны, органы государственной власти утверждают правовые нормы и формируют политико-правовую систему общества; с другой - государство, представляя собой высшую форму политической власти, законодательно закрепляет за собой право легитимного насилия, что позволяет ему осуществлять политическое руководство обществом. С этих позиций охарактеризованы взаимодействия государственной и муниципальной власти России как единой системы, обеспечивающей властный акт между народом – источником власти и народом – потребителем этой власти; выявлена сущность и дано толкование понятию «публичность власти», которое автор определяет как осознанную приверженность избранным целям, как массовую добровольную мобилизацию народом своих ресурсов, как добровольное согласие на некоторые ограничения прав и свобод и одновременно готовность воздействовать в зависимости от обстоятельств на политические процессы и деятельность политических институтов.

Следуя основным методологическим положениям концепции «изменения и преемственности» (Д. Розенау), автор в процессе разработки избранной темы опирался на два фактора, предопределённых природой политического многообразия: во-первых, его двухосновное содержание – «политическое» и «многообразие»; во-вторых, многозначность и поливариантность, выделенных в качестве сущностной основы. В связи с этим интегрированным теоретико-методологическим концептом исследования явилась совокупность классических и современных подходов, теорий, моделей, представляющих политику в имманентных ей формах, структурах, функциях и позволяющих выявить не только сущностное, особенное и единичное в политической жизни государства, в формировании демократического типа управления, но и в политических процессах на уровне Российской Федерации и регионов, сделать некоторые прогнозные предположения.

В диссертации особое внимание уделено вопросам стабильности политической системы (Д. Истон, К. Боулдинг), «моделированию эволюции» (Н.Я. Данилевский), политической стратегии и процессу принятия решений (Р. Даль), общественной эволюции и применению элементов «демократического планирования» (К. Мангейм), рассогласованности между универсальными целями и традиционными этнонациональными ценностями (Г. Алмонд, Д. Белл, С. Верба, Л. Пая), развитию общества и государства через призму возникающих новых постмодернистских взглядов (Э. Гидденс, У. Бек). Это дало возможность автору расширить вектор политологических подходов к предмету исследования, с помощью системного подхода и комплексного анализа определить ключевые понятия и устранить их нивелирование (политика, субъект и объект политической деятельности, политический интерес, гражданское общество, общественные объединения и др.). Во-первых, диссертант определяет политику как отношения, касающиеся непосредственно власти, необходимой для реализации запросов и потребностей, находящихся у руководства социальных групп (классов, наций, партий и др.). Во-вторых, обосновывает, что политика - это деятельность по артикуляции противоречивых интересов опять-таки этих же социальных групп, но уже для совместного, неантагонистического существования. В-третьих, аргументирует, что субъект в политике непосредственно или опосредованно связан с политической деятельностью государства и власти, потенциально стремится ограничить их властно-бюрократические функции в общественно-политических процессах с помощью апелляции к населению. В-четвертых, приводит доказательства, что объект в политике – это политические отношения и процессы, политическая система с её институтами, социальные группы и личности, включённые в политический процесс, и политическая власть, на которую направлены действия субъекта в политике. В-пятых, делает обоснованный вывод, что большинство общественных объединений и ассоциаций как сообщества граждан, добровольно организовавшихся для решения одной или нескольких задач, осуществлявших взаимодействие гражданского общества и государства и подтверждающих своё право на создание и деятельность общественных объединений, не выражают волю государства и не относятся к сфере политики. Однако они приобретают политическую направленность в том случае, если объектом их интереса оказываются те или иные структурные элементы политической системы, либо когда интерес, являясь по природе не политическим, для своей реализации требует использования политической власти.

Автор полагает, что возникновение феномена «политическое многообразие» обусловлено необходимостью появления цивилизованной формы отстаивания классовых, групповых и индивидуальных интересов в системе политических отношений на базе консенсуса с государством и в рамках права и закона. Отмечается, что с этого момента по существу политика вторглась в сферу социально-правовых отношений, многообразие стало присуще политико-правовой сфере, социально-культурной жизни, экономике, религии, что оценивается не только положительно, но и подвергается критическому осмыслению.

Вслед за Х. Вольфом, А.И. Демидовым и рядом других авторов диссертант подверг анализу понятие «политический плюрализм», охарактеризовал рядом положенные с ним категории и выделил основные его признаки как принципа устройства правового государства: а) множественность взглядов, позиций, концепций, независимых и несводимых друг к другу и противостоящих монизму и дуализму; б) признание политической властью существования в обществе множества разнородных факторов и механизмов как противоборство и равновесие социальных групп; в) единство общества, достигаемое по коренным проблемам его развития, в условиях многообразия интересов политических, социальных, профессиональных, национальных, демографических групп, сопоставление и соизмерение этих позиций с политикой государства, с задачами экономики, социально-духовной жизни, национально-культурных отношений. Автор склонен придерживаться точки зрения, согласно которой подлинный смысл политического плюрализма - это признание множества разнородных политических факторов и механизмов исторического процесса, которые относительно самостоятельны, не соотнесены друг с другом по соподчиненности и иерархической зависимости.

Политический плюрализм некоторыми учёными сопряжён с идеей плюралистической демократии в западной интерпретации, обосновывающей превосходство буржуазной демократии и отвергающей её классовую сущность. Использование в политических процессах России политического плюрализма в данном толковании вряд ли эффективно разрешит поставленную нами проблему, так как он не соотнесен ни с политическими правами человека и гражданина, ни с политическим интересом социальных групп, которые составляют основу данного понятия. В этой связи для автора представляется важными концепция В.А. Кулинченко, систематизировавшего формы проявления плюрализма, выделившего в каждой из них общее, единичное и особенное с позиции характерных черт, свойств и функций и обосновавшего, что именно множественность как феномен обусловливает плюрализм мнений и существование многопартийности; вывод А.И. Демидова, подчеркивающего в толковании политического плюрализма множественность и совместимость интересов, без чего блокируется любой механизм реализации власти в обществе политическими средствами.

Наиболее полно понятие «политический плюрализм», по мнению автора, раскрыл Ю.Л. Парникель, подчеркнув его институциональные и иные черты как системы общественных отношений, охватывающей большие социальные группы (нации, классы, страты и др.) и функционирующей на основе юридической автономии субъектов политических отношений, баланса их экономических, политических и идеологических интересов при соблюдении социально-правового равенства. По существу, учёный концептуально конкретизировал элементы (социальные группы) внутри целого (общества), являющиеся политическими субъектами, выделил основу, связывающую их в состоянии «плюральности» между собой.

В параграфе подчеркивается особое место политического многообразия в аккумулировании и артикулировании интересов основных политических сил Российской Федерации, а также этнических и территориальных принципов при строительстве новой государственности, образующих базу для идеологического и политического плюрализма, гармонизации свободной конкуренции различных общественных объединений, гражданской ответственности и социального равновесия в обществе. На основании метода выделения существенных признаков, автор проанализировал и обосновал имеющиеся различия между политическим плюрализмом и политическим многообразием, доказал, что современная российская политическая практика демонстрирует особый вид политического многообразия. Выдвинуто и обосновано положение о том, что данный феномен по своей социально-политической значимости является составной частью общегосударственной модели реализации политических интересов социальных групп, гарантом комплекса политических прав и свобод граждан.

С точки зрения решения проблем политического многообразия четыре фактора последних двух десятилетий имеют особое значение. Во-первых, признание его большинством общества и создание благоприятных условий со стороны государства и политической власти для его полноценного функционирования. Во-вторых, последовательное развитие многопартийности, легальной политической оппозиции власти и различных форм соучастия субъектов и объектов в политике и управлении государством. В-третьих, совершенствование гражданского общества и самоуправления на основе принципа равенства прав гражданина при реализации избирательного права, защите национальных меньшинств, в целом механизма народовластия. В-четвёртых, полноценное функционирование системы вертикального разделения, взаимодействия и взаимного уравновешивания всех органов власти, согласования политик субъектов федеративных отношений в многонациональной Российской Федерации. Диссертант склонен утверждать, что политическое многообразие представлено в российской политической практике формально-правовым и формально-институциональным элементом политических сетей в динамике политического процесса, однако организационно оно до конца не оформлено, поэтому функционально не эффективно.

На основе результатов комплексного анализа представленных в диссертации теоретических концептов, автор полагает, что политическое многообразие рассматривается в политико-правовом контексте, с одной стороны, как политическая практика, основанная на праве и свободе отдельно взятой личности выражать собственные политические убеждения, отличные от государственной идеологии; с другой стороны, являясь важным компонентом политических отношений, создает предпосылки для интегрирования людей в большие социальные группы, добровольно организующихся на основе политического интереса, имеющего общественное значение, функционирующих на базе политической конкуренции и юридической автономии при соблюдении социально-правового равенства.

На взгляд автора, реализация политического многообразия в Российской Федерации, основанная на согласованном взаимодействии и соперничестве в политической сфере, позволит наиболее эффективно активизировать происходящие в российском обществе политические реформы в аспекте обновления политических институтов, деятельность которых направлена на формирование и функционирование демократических основ общественной жизни. Это, в свою очередь, снимет определённое социально-политическое противостояние и конфликтность в политике, экономике, в социальной сфере, повысит результативность поиска идентичности и новой коллективности, обеспечит стабильность российского общества.

Во втором параграфе – «Политическое многообразие как конституционно-правовой принцип» - автор раскрывает смысл споров и дискуссий, касающихся политического многообразия, включённого в кардинальное реформирование политической системы страны, выстраивание консенсусных конституционно-правовых отношений между субъектами Федерации, повышение активности субъектов политики в развитии российской государственности.

Диссертант отмечает, что основы концептуального подхода к политическому многообразию в политической практике России отражены в Конституции РФ 1993г. Статья 13 провозгласила идеологическое многообразие, многопартийность и ключевой для демократической жизни общества принцип политического многообразия, что предопределяет цели и задачи выстраивания новых политических отношений между субъектами политики Российской Федерации, предоставляет возможность гражданам самостоятельно избирать систему взглядов, представлений и следовать им. При этом автор подчеркивает, что сам институт государства сегодня является важным объектом реформирования, поэтому осмысление сущности, содержания и значимости политического многообразия, способного обеспечить интегрирующую и стабилизирующую функцию в системе политической власти и совершенствовании национальных и федеративных отношений, осуществляется с позиции анализа методологии исследования данного феномена.

В рамках эволюции политической динамики соискатель проанализировал понятие «конституционные принципы» как выраженные в конституциях конкретных государств общие основополагающие начала, определяющие содержание общественных отношений, являющихся объектом конституционно-правового регулирования, обосновал детерминированность их содержания объективными историческими и социальными закономерностями. Ключом к установлению диссертантом адекватного отражения потребностей человека (социальных групп) в системе государственного регулирования общественных отношений явились концепции Ш.Л. Монтескье о предопределении законов воспитания формой государственной власти и её идеологией; К. Маркса о существенной задаче государства в развитии демократического общества, которая состоит «не в подмене закона своей волей, а в открытии и формировании действительного закона».

Подчёркивается, что фиксация принципов регулирования общественно-политической деятельности в Основном Законе государства ещё не означает их окончательного перехода из сферы правосознания в практическую плоскость, если они не стали основой социально-политической деятельности граждан, или преднамеренно (сознательно) игнорируются субъектами политики. Эту особенность отметил Б.С. Эбзеев, считая, что для более эффективного регулирования отношений в сфере политики необходим пересмотр фундаментальных основ современного властно-институционального строительства России и замена их на более адекватные историческому опыту отечественной государственности и потребностям переживаемого страной периода государственно-политического развития.

При этом, как полагает автор, конституционные принципы не произвольные конструкции практической деятельности субъектов социально-политических отношений, это нормы, официально закрепляющие политические ценности, политические институты, механизмы государственно-правового ассемблирования общественных связей и отношений государственной власти с гражданским обществом и гражданами. Всё это актуализирует научные дискуссии по адаптации конституционных принципов к властно-институциональной модели развития России и объясняет повышенный интерес к плюрализму, корпоративизму, политическим сетям, что не всегда, с точки зрения соискателя, позитивно сказывается на итогах поиска оптимальных механизмов воздействия на политико-властные отношения и политический процесс.

Очевидно, именно это определяет различные методологические подходы к пониманию сущности конституционных принципов, вычленению базовых характеристик и установлению их роли в деятельности государства. К примеру, некоторые учёные их приоритетным качеством считают способность логически и юридически подчинять себе содержание конституции и издаваемые в её развитии законы; С.А. Авакьян выделяет принципы организации государства в его соотношении с личностью и гражданским обществом, тем самым, по мнению диссертанта, он увязывает общественную механическую солидарность граждан с сознательным и целесообразным формированием политического сообщества нового типа, приобретающего двойственную природу – сочетание органического целого и рационального конструкта.

На взгляд автора, с началом эпохи Модерна на первый план вышли договорные обязательства между людьми, которые эволюционировали в идею «общественного договора», где центром является система социально-политических отношений и субъективный смысл действия для самого деятеля. Обосновано, что ратифицирующийся новый общественный способ организации имеет установку на соблюдение прав человека и правовое государство, которое априори в соответствии с концепциями Т. Гоббса и Д. Локка должно соединить власть и заботу о своих гражданах.

Опираясь на концепции Ф. Бенетона, Л. Штрауса, Р. Арона и ряд других авторов, диссертант пришёл к выводу о том, что в современной политической науке при определении сущности объекта или предмета учёные стремятся получить знания «по образцу», или «интерпретировании с позиции исторической предопределённости, ситуационных утверждений», с помощью «способа радикального превосходства метода», что не всегда может быть адекватно реальности. В этом смысле теории «правового государства» (К.Т. Велькера, Р. фон Моля) и «социального государства» (Б. Венера, Г. Геллера, Т. Маршалла, Ф. Нойманна, Ю. Офнера, Г. Риттера, К. Ротшильда, О. Хоффе) имеют определённые издержки, поэтому использование их в правоприменительной практике не всегда даёт позитивный результат. Показано, что конституционные принципы, касающиеся формирования и функционирования Российской Федерации, сущности и структуры её политической системы, форм взаимодействия с обществом, социально-политическими объединениями, гражданами предельно абстрактны, рассчитаны на применение с помощью Научно-практического комментария к Конституции Российской Федерации.

На взгляд автора, вероятно для решения этой задачи Е.Ю. Бархатова проблему конституционных принципов рассматривает в контексте с конституционным строем Российской Федерации, разделив их на три группы: а) принципы основ организации государственной власти; б) принципы основ взаимоотношений государства и человека; в) принципы организации жизни гражданского общества. При этом не случайно, как полагает соискатель, имеется в виду не государство как таковое, а его политическая основа, реализуемая через народовластие, федерализм, верховенство права, признание прав и свобод человека в качестве высшей ценности.

Диссертант усматривает в наличии сдержек в становлении федерации в России, развитии демократии, реализации правовых и социальных функций существующей государственной власти, формировании эффективных механизмов взаимодействия государства и институтов гражданского общества недостаточное внимание субъектов политических процессов к конституционным принципам, в частности, к принципу политического многообразия как фундаментальному механизму политической практики реализации интересов разнообразных субъектов политических отношений.

В итоге автор формулирует положение о том, что политологический подход к пониманию конституционного принципа политического многообразия в Российской Федерации окончательно не оформился и чаще всего является предметом научных дискуссий. Указанные обстоятельства, а также широкомасштабные цели и задачи политической модернизации актуализируют внимание общества к политическим процессам, связанным с реализацией права граждан на политическое и идеологическое многообразие в аспекте свободы политических мнений и действий.

В третьем параграфе – «Основания и проблемы воплощения в жизнь принципа политического многообразия» - автор анализирует истоки, предпосылки и проблемы реализации принципа политического многообразия, выделяет тенденции и приоритеты осуществления этого процесса в Российской Федерации, обосновывает концептуальные положения по оптимизации общественно-политического участия граждан в развитии системы политической власти, её субъектов и институтов.

Отмечается, что основы современных научных подходов к сложившейся общественно-политической практике обусловлены объективно существующим многообразием политических интересов и порождённых ими политическими ориентациями, политическими позициями, взглядами различных субъектов политических отношений в политических процессах. Исходя из этого, автором проведён комплексный анализ связи между интересами и политикой, условиями и возможностями согласования и реализации интересов основных политических субъектов и объектов в политике с институтами гражданского общества. Обосновано: политическая власть – компонента функции деятельности самих органов власти, где концентрируется борьба за реализацию политических интересов, которые отражают, с одной стороны, убеждения и мнения различных социально-политических групп; с другой – действия государства по артикулированию этих интересов и созданию правовых рамок их материализации.

С этих позиций диссертантом проведён комплексный анализ научных подходов к выявлению сущности понятия «интерес» в сфере обществознания, отмечена при этом относительная ограниченность каждого из них в отдельности и одновременно выделено общее основание для его толкования – осознанная общественная потребность. Более развёрнутое определение данного феномена и с чем частично согласен автор, даёт А.Ж. Кусжанова, где интерпретация его природы представлена как психическое состояние субъекта; осознанное явление объективной реальности, относящееся к сфере общественного бытия; двойственность деятельности - единство объективного (содержание) и субъективного (форма); взаимосвязь и относительная автономия социальных явлений – материального и духовного. Отмечено, что подчинённость мира духовного «закону интереса» (К.А. Гельвеций) позволяет осознанно и заинтересованно выстраивать субъект-объектные отношения в удовлетворении той или иной социальной потребности, при соотнесении которых объект – средство, субъект – способ материализации механизма удовлетворения потребностей.

Понятие «политический интерес» является именно таким отражающим вышеперечисленные аспекты определением, характеризующим не только избирательное отношение институциональных и социальных субъектов политики к общественно-политическим процессам, но и саму суть политической активности, основанной на политических целях и конкретных политических действиях по их достижению. Именно различия в политических интересах социальных групп и являются основанием материализации принципа политического многообразия.

С этих позиций диссертантом дана классификация политических интересов; определена их качественная специфика, объект и предмет политического интереса; рассмотрена комбинация содержательных аспектов, имеющих социально-политическую направленность, способную занять главенствующее положение в выстраивании в России командно-партнёрских отношений: государство - общество, центр - регионы, государство - гражданское общество. Автор полагает, что конституционно-правовой принцип политического многообразия как функциональный элемент политической системы может стать эффективным механизмом, определяющим развитие политической основы общества.

В связи с этим, в диссертации обращается внимание на существенную особенность современных массовых интересов – обеспечение первичного уровня социально-политических потребностей (обыденных интересов), которые конституционно закреплены и состоят в обеспечении прав и свобод, личной безопасности, в повышении качества и уровня жизни. Сложившееся положение, на взгляд автора, обусловлено, с одной стороны, размытостью коллективной идентичности; с другой – аполитичностью культа потребления, в том числе и продукции политической деятельности. Следуя концептуальным положениям Б. Андерсона, В. Коннолли, Й. Фергусона, Р. Мансбаха, автор охарактеризовал коллективную идентичность как необходимый компонент функционирования общества, сочетающий одновременно социальный и психологический конструкт, обладающий конкретными ценностями и целями, влияющими на политическую основу, границы инклюзии и эксклюзии и базис для конструирования, а также определённой степенью институционализации и иерархичности. Отмечается, что коллективная идентичность - важный фактор восстановления политических интересов и политического ресурса граждан.

Исходя из этого, проанализированы субъекты политики как функциональные элементы политической системы, способствующие воспроизводству механизмов государственного управления в соответствии с качественным изменением её элементов и институтов, их свойств и функций; рассмотрена политико-правовая основа и особенности их деятельности в условиях наполнения демократическим содержанием государственных институтов; выделена реальная политическая инфраструктура, способная осуществить специфические интересы различных групп российского общества, при этом акцент сделан также на формы и методы давления корпоративных интересов, рассогласованность между традиционными национальными целями и задачами политической модернизации, создание опорных коалиций внутри социально-политических объединений и активных форм борьбы с властью.

На взгляд автора, развитие инфраструктуры единого информационного пространства страны и политической коммуникации в рамках политической системы и общества обусловят наличие интегрированного социально-политического сообщества и государства, объединённых легитимной властью. На основе анализа содержания доминирующих позиций социально-политических групп и взаимодействий с другими субъектами политической системы установлено, что их относительно автономное положение в обществе не только способствует формированию политических движений, в которые люди включаются в соответствии с политическими интересами и с определившимися социальными убеждениями, но и напрямую влияет на политический интерес в собственно публичной сфере.

Как считает диссертант, сложная в теоретико-методологическом аспекте категория «политический интерес» придает общесоциальную значимость тем ценностям и государственным атрибутам, из которых слагается устойчивость государства, гражданского общества и политической системы. Критическому осмыслению подвергнуты допущенные «перекосы» в нормативно-правовом обеспечении функционирования властно-политических институтов в условиях современных трансформаций и дисбаланса политических интересов, присутствующие на различных уровнях власти, что имеет тенденцию к распространению в разнообразных конфликтах, но пока успешно сдерживаемых федеральной властью.

С точки зрения автора, единственно правильным выходом из создавшегося положения может стать артикуляция и дифференциация политических интересов, а значит и реализация политического многообразия, способствующая оптимизации этого процесса. С учётом этого, в параграфе представлена идеальнотипическая концепция реализации политического многообразия в России, изложена методика её разработки, выделены структурные компоненты и содержательные критерии, представлены возможные позитивные итоги её реализации.

Во второй главе – «Генезис принципа политического многообразия в российской политической науке и практике» - автор проанализировал генезис понятия «политическое многообразие» в российской политической науке, раскрыл особенности эволюции его реализации в политической практике.

В первом параграфе – «Формирование принципа политического многообразия в зарубежной и отечественной науке» - автор систематизирует существующие научные концепции общественно-политических отношений, осмысливается место и роль политического многообразия в трансформации политических систем.

Сущность категории «политическое многообразие» связана с государственностью - сложным комплексом соподчинённых и взаимодействующих между собой элементов, структур, институтов публичной власти и компонентов гражданского общества, обусловленных политической, правовой, социально-экономической, духовно-нравственной спецификой жизнедеятельности конкретного народа. Отмечено, что каждое государство само определяет тип общественно-политических отношений, разрабатывает и закрепляет основные принципы конституционно-правового регулирования взаимоотношений государства, общества и человека.

Проблему становления новой российской государственности автор исследует во взаимосвязи решения трёх основных задач: 1) создание режима правового ограничения публичной власти и ответственности её политических институтов; 2) установление системы конституционных прав, свобод и обязанностей в контексте конституционно-правового регулирования статуса субъектов политики; 3) формирование новых общественно-политических отношений как согласование интересов всех субъектов политики на различных уровнях и в различных сферах общественной жизни. В качестве основы анализа выделено политическое многообразие, которое, с одной стороны, адаптировано к специфике социально-политической реальности; с другой – позволяет субъектам в политике достигать политические цели посредством регулирования политико-правовых отношений.

Проблему демократизации власти, стимулирования многообразия, развития общественно-политических объединений и полицентризма диссертант исследует во взаимосвязи с рядом политологических концепций зарубежных и отечественных учёных: плюралистической демократии (по Г. Ласки, Р. Далю, Р. Дарендорфу); элитного плюрализма (по Р. Миллсу и Ф. Хантеру); политического плюрализма (по Т.П. Желевской, С.А. Авакьяну, М.Г. Анохину, А.Н. Алисову, В.В. Богатырову, Г.А. Брукан и др.).

С точки зрения автора, в представленных выше концепциях принцип политического многообразия осознан: во-первых, как объективный феномен основополагающих политических процессов развития цивилизации; во-вторых, как основа коммуникативных социально-политических взаимодействий, предполагающих множественность и совместимость политических интересов во взаимоотношениях между субъектами политики; в-третьих, как неизбежный путь достижения согласия и понимания в создании оптимальной системы социально-политических отношений, выстраиваемой на полисубъектности управления, способствующей повышению результативности деятельности всех ветвей и уровней власти, формирующей у политических акторов чувство соучастия и ответственности в управлении государством и обществом.

Вслед за Г.Г. Водолазовым, А. Сабовым, Л.С. Явичем, В.И. Козодоем диссертант признаёт, что политический плюрализм, с одной стороны, выступает демократической уздой для «любых диктатур», являясь идеологией «более высокого социального достоинства»; с другой стороны, проявляется в форме политической анархии, разрушающей не только авторитарные и тоталитарные структуры, но и «саму единую социальную ткань». Вместе с тем, анализ согласования интересов основных социально-политических сил, проведённый автором, свидетельствует о том, что многие субъекты в политике склонны до сих пор полагать, что политический тип взаимодействий, основанный на плюрализме, нарушает права и свободы личности, а динамичное развитие политического многообразия деформирует общественно-политические отношения.

С точки зрения соискателя, критическое осмысление исследуемого феномена не всегда связано с его сущностным и общественным содержанием, а является следствием либо сохранения субъектами социально-политических отношений своей автономии по отношению к официальным институтам политической власти и государственного управления; либо желания учёных с помощью опоры на различные аспекты политического многообразия выработать стереотипизированные критерии его оценки; либо связать демократическое развитие России с зарубежным опытом, чаще всего - с «демократическим плюрализмом» (В.А. Кулинченко, Ю.А. Красин, А.А. Галкин, А.Н. Харитонов, В.П. Огородников и др.).

Признавая выводы учёных в значительной степени правомерными, диссертант склонен придерживаться точки зрения, согласно которой актуализация принципа политического многообразия не только увеличивает число субъектов политических отношений, но и способствует развитию технологии управления политической системой государства в целом. В этой связи представляется значимой точка зрения М.В. Баглая, А.П. Казимирчука, B.Н. Кудрявцева, В.В. Лапаевой, В.Л. Щегорцева, согласно которой большинство учёных признают идею политического многообразия и прерогативу государства во внедрении её в деятельность субъектов политики. Существовавшее до сих пор с их стороны определённое отчуждённое отношение к политическому многообразию, по мнению Ю.К. Толстого, Л.Е. Тиуновой и что поддерживает диссертант, объясняется тем, что политико-правовая характеристика, выражающая его специфику, место и функции в демократизации общественной жизни системно не изучалась. С одной стороны, проводимые исследования явно неполны, непоследовательны и, в известной степени, априорны; с другой – сам термин переведён в разряд категорий политической идеологии, в результате чего неоднократно предпринимались попытки превратить методы его анализа в методологию исследования и прогноза.

Как считает автор, личность приобретает и реализует роль субъекта общественных отношений через совокупность закреплённых за ней прав и свобод, приобретённых не иначе как в ходе реализации принципа политического многообразия, который связан с критическим пересмотром исторических обстоятельств и обоснованием политико-правовых идей и проблем в свете соответствующего наследия. Исходя из этого, соискатель на основании операционализации и логически обоснованного выявления сущности установил, что принцип политического многообразия имеет методологическое содержание.

Сегодня, с точки зрения диссертанта, политическое многообразие представляет собой, во-первых, объективный феномен основополагающих политических процессов развития цивилизации; основу коммуникативных социально-политических взаимодействий, предполагающих множественность и совместимость политических интересов во взаимоотношениях между субъектами политики; неминуемый путь достижения согласия и понимания в создании оптимальной системы социально-политических отношений, выстраиваемой на полисубъектности управления; во-вторых, методологическое основание обоснования и решения политико-правовых проблем в свете соответствующего наследия; «передаточное» звено между системой политических отношений и системой нормативно-правового регулирования. Содержательная сторона принципа политического многообразия – это своеобразная мера оценки действующего законодательства с позиции конституционно-правового регулирования общественных отношений, которая позволяет определить его в качестве совокупности основных начал, отправных идей, отражающих одноименное демократическое устройство политических отношений.

Во втором параграфе – «Утверждение и реализация принципа политического многообразия в Российской Федерации» - автор анализирует нормативно-правовую базу принципа политического многообразия, выявляет особенности его реализации в Российской Федерации.

Диссертант в рамках современного политического процесса осуществил анализ институционализации принципа политического многообразия в законодательстве, повседневной политической практике – в процессе взаимодействия субъектов и объектов в политике, в выстраивании отношений между государством и гражданским обществом. Отмечено, что не только с организационно-формальной, но и с содержательно-функциональной точки зрения этот принцип способствует достижению баланса между политикой и правом в различных социально-политических условиях, стабильному функционированию и повышению эффективности деятельности институтов государственной власти, принятию государством законов, гарантирующих определённую меру свободы и ответственности личности, легализации политических интересов.

На основе анализа работ зарубежных исследователей (Н. Луман, А. Найт, Ф. Хайек, Л. Фридмен и др.), в которых достаточно полно освещены вопросы каждодневного взаимовлияния политики и права, установлено, что детальная теоретико-методологическая проработка данного процесса на уровне отражения в конституциях государств является научной редкостью. К сожалению, исследования отечественных учёных в этой области тоже далеки от своего завершения и требуют глубокого научного осмысления и анализа. Однако диссертант солидарен с В.П. Лукиным, отмечающим, что в демократическом государстве основные права и свободы человека, как правило, провозглашаются в конституции, а конкретизируются законами и другими нормативными актами. Так, в Российской Федерации, принцип политического многообразия, закреплённый ст. 13 Конституции РФ, реализуется посредством более конкретных нормативно-правовых актов федерального и регионального законодательства, а также нормативными актами муниципальных органов власти.

Автор особо выделяет, что основные положения, гарантирующие реализацию принципа политического многообразия, находят своё отражение в Конституции РФ. Так, ст. 3 Конституции РФ определяет, что носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является её многонациональный народ, осуществляющий свою власть либо непосредственно, либо через органы государственной власти и органы местного самоуправления; высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы. В систему политических прав и свобод человека и гражданина в Конституции РФ включены: равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от убеждений и принадлежности к общественным объединениям (ст.19); свобода мысли и слова, свобода массовой информации и запрещение цензуры (ст. 29); право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов, и свобода деятельности общественных объединений (ст. 30); право собираться мирно без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование (ст. 31); право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей; избирать и быть избранными в органы государственной власти и местного самоуправления, а также участвовать в референдуме (ст. 32).

Данные конституционные уложения конкретизируются в федеральном законодательстве. Так Федеральный закон РФ 27 июля 2004г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» гарантирует гражданам России равный доступ к гражданской службе и равные условия её прохождения независимо от пола, расы, национальности, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям. Равный доступ граждан к осуществлению местного самоуправления  закреплён в Федеральном законе РФ от 6 октября 2003г. № 131 - ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Особым регулятивным политико-правовым механизмом реализации принципа политического многообразия является институт ограничения политических прав и свобод государственных служащих, суть которого заключается в запрете для данной категории граждан совершать определённый законом перечень действий, носящих политический характер. Такие запреты устанавливаются в целях политической независимости, беспристрастности представителей государственной власти, ориентации их деятельности на интересы всего общества.

Достаточно полно нормативно-правовая регламентация основ политического многообразия в аспекте права граждан на общественные объединения отражена в федеральных законах «Об общественных объединениях», «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», «О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений», «О политических партиях», «О некоммерческих организациях» и др.

Данные юридические акты постоянно редактируются с учётом требований политической реальности. Так, например, 28 апреля 2009 г. был принят Федеральный закон РФ «О внесении изменений в Федеральный закон «О политических партиях» в связи с поэтапным снижением минимальной численности членов политических партий». В соответствии с ним с 1 января 2010 г. до 1 января 2012 г. снижается регистрационная численность членов партии, а также предусматривается ротация руководителей коллегиальных органов политической партии, необходимость которой автор доказывает в своём исследовании. Также 5 апреля 2009г. были приняты Федеральный закон № 41-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и Федеральный закон «О политических партиях» и Федеральный закон № 42-ФЗ «О внесении изменений в статьи 25 и 26 Федерального закона «О политических партиях» и Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», дающие партиям, победившим на региональных выборах, право предлагать президенту кандидатуры на пост главы региона.

В целях защиты политических прав и свобод граждан от всевозможных нарушений, министерствами и агентствами, призванными следить за их соблюдением, изданы собственные правовые акты: Приказ Федеральной службы безопасности от 4 декабря 2000г. «Об утверждении Инструкции о порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан в органах Федеральной службы безопасности», Приказ Федерального агентства правительственной связи и информации при Президенте РФ от 27 марта 2000г. «Об утверждении Инструкции о порядке рассмотрения предложений, заявлений, жалоб и организации приёма граждан в федеральных органах правительственной связи», Приказ Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации от 5 октября 2001г. «Об утверждении Инструкции о порядке рассмотрения и разрешения писем, жалоб и заявлений граждан в федеральных органах налоговой полиции» и т.д.

Особое внимание автор уделяет рассмотрению реализации принципа политического многообразия в государственной сфере. На основе анализа Конституции РФ рассмотрена основа государственного устройства России, структура и принципы достижения целостности, разграничение полномочий между ветвями и уровнями власти. Комплексное изучение политико-правовой основы деятельности субъектов государственной власти позволило автору выявить систему «сдержек и противоречий» в их взаимодействии по вертикали и горизонтали, установить в этих процессах силовой баланс каждого из них, соотнести данный критерий с опытом мировой практики. Исследователь пришёл к выводу, что, во-первых, разделение государственной власти, система «сдержек и противовесов» в Российской Федерации не всегда самодостаточна и способна решать все проблемы государственной деятельности; во-вторых, модель института Президента в РФ, которая совмещает две позиции власти - «ограниченной» и «расширительной», не только не содержит гарантии против угрозы игнорирования иных институтов государственной власти и гражданского общества, но и опосредованно создаёт прецедент невыполнения принципа политического многообразия.

Одно из важнейших мест в реализации принципа политического многообразия в Российской Федерации, по мнению автора, отводится местному самоуправлению, правовую основу которого составляют общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации, Конституция РФ, федеральные конституционные законы и т.д. Основным законом, регулирующим деятельность органов местного самоуправления, является Федеральный закон от 6 октября 2003г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Диссертант отмечает, что местное самоуправление в России не только признаётся, но и гарантируется органами власти Федерации и её субъектов, причём гарантии местного самоуправления могут быть общеполитические, морально - этические, а также более конкретные - экономические, юридические, организационные и другие.

Таким образом, реализация принципа политического многообразия в Российской Федерации, закреплённого в Конституции РФ, не ограничивается только его прямым использованием, а осуществляется посредством более конкретных нормативно-правовых предписаний, закреплённых в федеральном и региональном законодательстве, а также в нормативных и правовых актах муниципальных органов власти. Основной составляющей регулятивных юридических средств реализации принципа политического многообразия являются политические права и свободы граждан Российской Федерации, а также возможность их свободной реализации.

В третьем параграфе - «Принцип политического многообразия в сфере обеспечения национальной безопасности» - автор акцентирует внимание на политико-правовой природе системы взаимодействия институтов государства и гражданского общества по защите основ конституционного строя в динамике современного политического процесса.

Отмечается, что одним из показателей, характеризующих развитие социума, является тесная взаимосвязь политики и права. Оптимальный баланс между этими феноменами достигается в том случае, если право легитимирует, способствует выражению и осуществлению политики, политика через институты государственной и политической власти, принимаемые законы становится правовой. На взгляд автора, данный подход является ключевым в политико-правовой практике России последних лет, определяющей соотношение права и политики в обеспечении национальной безопасности, сфокусированное в проблеме распределения предметов ведения и полномочий между федеральными и региональными органами государственной власти. Подчёркнуто, что подлинный смысл национальной безопасности в условиях федеративных отношений заключается в решении трёх взаимообусловливающих друг друга задач: во-первых, целостности и суверенности территории государства; во-вторых, эффективной реализации полисубъектного управления на всех уровнях обеспечения властных полномочий и уравновешивания властеотношений; в-третьих, соблюдении и защите прав и свобод человека и гражданина.

Исходя из этого, диссертант проанализировал основу политико-правового сотрудничества субъектов Федерации, механизм разграничения предметов ведения и полномочий между Федерацией, её субъектами и местным самоуправлением; рассмотрел в политико-правовом аспекте понятие «безопасность»; установил, что в его интерпретации не отражён такой вид государственной деятельности как взаимодействие федеральных и региональных органов власти и местного самоуправления. Подчёркивается, что безопасность россиянами воспринимается не более как своего рода философия жизни, не связанная с личной безопасностью (опасностью), материальными объектами или предметами окружающей среды, механизмами управления обществом. При этом отмечено, что данный феномен имеет исторически-необходимые корни: Платон и Аристотель объединяли соблюдение норм права, регулирующих отношения между людьми, с учением о государстве; Т. Гоббс - с заключением общественного договора; И.Ф. Брокгауз и И.А. Ефрон - с принудительной властью государства, до конца ХХ века «безопасность» в теории и социально-политической практике была исключительно прерогативой государства. В связи с тем, что данная категория длительный период не находилась в поле зрения учёных и что ею занимаются сегодня представители различных областей научного знания, проблемы её общественного функционирования являются дискуссионными.

Учитывая, что безопасность как социальный феномен относителен и смысловое значение приобретает только в связи с конкретными объектами или сферой человеческой деятельности, автор раскрыл сущность национальной безопасности; доказал, что национальная безопасность тесно связана с безопасностью политической системы государства, его суверенитетом, способна адекватно реагировать на любые реальные и потенциальные внешние угрозы и опасности.

На основе анализа содержания законодательной базы безопасности Российской Федерации, в частности, Конституции РФ, и в соответствии с ней Указов Президента РФ, федерального законодательства и субъектов Федерации, автор обнаружил политико-правовые издержки в правовом взаимодействии государства, его субъектов и местного самоуправления (асимметричность федеративных отношений; разностатусность субъектов Федерации, в наделении их различным объемом прав и полномочий; введение в политическую практику преимущественно законодательного способа разграничения предметов ведения и полномочий; усиление единства всех структур системы исполнительной власти и др.) и пришёл к выводу: Российская Федерация состоит из субъектов, являющихся суверенными, и не являющихся таковыми, что априори подразумевает их политико-правовое неравенство и тем самым нарушение принципа равноправной полисубъектности.

На взгляд автора, баланс интересов между федеральными органами власти и органами государственной власти субъектов Федерации может быть достигнут в рамках конституционного института совместного ведения и разграничения полномочий Российской Федерации и её субъектов в нескольких направлениях: во-первых, обсуждение органами власти двух уровней текущих вопросов социальной, экономической, политической жизни страны; во-вторых, корпоративное нормотворчество; в-третьих, разработка, подписание и создание условий для реализации договоров и соглашений между федеральными и региональными органами государственной власти; в-четвёртых, реализация процедуры федерального вмешательства в дела субъектов Федерации. Основанием для данных выводов явился анализ Указа Президента РФ от 12 мая 2009г. №537 «О стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2010 года», где зафиксировано, что ответственность за обеспечение национальной безопасности возлагается на органы государственной власти, неправительственные организации и общественные объединения.

С точки зрения диссертанта, безопасность России зависит не только от военного потенциала страны, но и системы национальной безопасности, представляющей собой совокупность интересов субъектов и объектов в политике. Отмечается, что отсутствие в выше указанном нормативно-правовом документе таких понятий как «региональный интерес» (интерес субъекта Федерации) и «национальная политика» (сближение интересов населяющих страну народов, налаживание их всестороннего сотрудничества), свидетельствует, с одной стороны, о том, что государство минимизирует роль регионов в процессе обеспечения национальной безопасности, поднимая решение этой проблемы на федеральный уровень; с другой – просматривается тенденция сокращения внутрисубъектной интеграции за счёт сбалансированного территориального развития Российской Федерации на основании провозглашённой юрисдикции и сокращения определённой компетенции органов региональной власти.

На взгляд автора, нельзя отрицать: обеспечение национальной безопасности - это комплекс мер политического, правового, экономического, военного, информационного, социального, национально-этнического, экологического и другого характера, и это общее дело государства и гражданского общества. Поэтому, по мнению исследователей и с чем согласен автор, в вопросах обеспечения национальной безопасности России настоятельно требуется разработка и принятие закона о национальной безопасности, которым дополнялась бы существующая законодательная основа деятельности по ее обеспечению в условиях полисубъектного управления.

В главе третьей – «Оптимизация принципа политического многообразия в условиях формирования новой российской государственности: проблемы и пути развития» - автор выявляет особенности и основные пути оптимизации принципа политического многообразия; обосновывает, что исследование проблем его детерминации требует «привязки» к ключевым элементам системы социально-политических отношений, переживающих кардинальную перестройку в ситуации формирования новой российской государственности.

В первом параграфе - «Реализация принципа политического многообразия в условиях многопартийности» - диссертант исходит из того, что в современной России сфера стратегического анализа политики и политических процессов представлена в теории и социально-политической практике недостаточно, тем не менее, характеризуется многоаспектностью и неоднозначностью. Политическое многообразие синхронизировалось с общесистемными изменениями российского общества и актуализировало комплекс противоречий, характерных для становления и развития многопартийности на общенациональном и региональном уровнях.

С методологических позиций системной динамики исследование политических процессов, по мнению автора, представляет собой измерение факторов политического взаимодействия, соотносимых с компонентами политической системы общества и политическими интересами социальных групп. Свойства политического процесса и его элементы существенно меняются при переходе от одного уровня к другому, при этом политическая специфика становится менее выраженной. Отмечается, что критериями формирования многопартийности в Западной Европе, как устойчивого института политической жизни, является парламентаризм; выход на политическую арену «низших классов»; расширение связи между всеобщим избирательным правом и развитием политических партий, различающихся между собой по принципам функционирования и радикализации целей; появление внепарламентских организаций, обладающих всеми признаками политических партий. По существу, сегодня процесс институциализации политических партий обнаруживается, во-первых, в конституционном закреплении их статуса; во-вторых, в детализации этого статуса на обычном законодательном уровне; в-третьих, во взаимодействии партий с гражданским обществом, опосредующим интересы населения в сфере государственной власти и выполняющим функции посредника между государством и обществом; в-четвёртых, в снятии противоречий между властью и оппозицией.

На взгляд автора, власть в любой её форме заинтересована в такой системе воспроизводства «оппозиционной политической деятельности», которая находит своё отражение либо в политическом участии граждан на уровне поддержания «необходимого» социального статуса власти, либо признаёт дискретность общества через присутствие в суггестивном поле властеотношений, либо непосредственно содействует рекуррентной потребности «комфортного управления обществом».

Концепция многопартийности разрабатывалась отечественными учёными до практической её реализации в России. Принципиально важными теоретическими положениями, определившими для диссертанта вектор исследования данной проблемы, явились выводы Б.Н. Чичерина о наличии у данного феномена двух противоположных сторон: позитивной - ориентация на общественный интерес и негативной - однонаправленный критический подход к деятельности правительства, допускающий в политике пиар-компаний и борьбу партий за собственный политический интерес; а также тезис Ю.С. Гамбарова о том, что любая политическая партия, как часть общества, может существовать и развиваться при демократии только при наличии других партий. Исходя из этого, автор считает сущностным основанием многопартийности - политическую конкуренцию, представляющую собой процесс усиления политической дифференциации, происходящий на различных уровнях организационно-политической деятельности и получающий своеобразное проявление во всех сферах жизнедеятельности общества.

Подчёркивается, что стимулом к изучению многопартийности и её составляющих элементов (партий) в политологическом аспекте послужила перестройка политической системы России с 1985 по 1991гг., а затем постперестройка – радикальное изменение перестроечных целей с 1991г. и по настоящее время. Соискатель, основываясь на работах отечественных учёных, даёт общую характеристику теоретико-методологических подходов к анализу многопартийности; выделяет специфику этапов её становления, роль в качественном изменении природы политических партий и приходит к следующим выводам: во-первых, многопартийность на государственном уровне в качестве правового принципа признана и закреплена ст. 13 п.3 Конституции Российской Федерации 1993г.; во-вторых, введение данного социально-политического феномена в обществоведческие дисциплины высших учебных заведений, издание политической литературы с освещением различных его аспектов в России и за рубежом, с одной стороны, положило начало разработки теории и практики многопартийности; с другой – выявило сдержки и противоречия интеграции её в политические процессы трансформирующегося государства.

С точки зрения автора, формирование модели ролевого участия политического многообразия в радикальном изменении политической системы России предполагает несколько уровней, среди которых стержневыми являются институциональный, организационный, административный, групповой, личностный. Применяя факторный анализ, диссертант установил неразрывную взаимосвязь политического многообразия с развитием российской государственности и обнаружил нерелевантность его демократическому политическому процессу.

Во-первых, приоритет в государственно-партийном строительстве отдаётся развитию представительных органов и принципам всеобщего избирательного права, используя слова Э. Гидденса, «слишком сильный упор сделан на политику», при этом, на первый план вышло индивидуальное лидерство без соотнесения со стратегическими политическими целями и ценностными установками партий. Во-вторых, для снятия противоречий между конституционным принципом многопартийности и реальной практикой его воплощения использован административный ресурс власти: принят ряд нормативно-правовых актов, в которых организационно-ролевые политические действия институтов и организаций либо запрещены; либо постоянно идёт корректировка правовых основ участия их в политической жизни общества, в том числе и механизма прохождения их представителей в органы государственной власти; либо существенно ограничиваются функции и полномочия политических партий в проведении конкурентной политики и осуществлении в соответствии с законодательством России политических инициатив; либо полная зависимость от интересов субъектов политического пространства и отдельных его составляющих, управляемых из единого политико-административного центра.

Применяя метод выделения существенных признаков, автор установил, что указанные выше обстоятельства в значительной степени способствовали, с одной стороны, отстранению политических партий от политической власти, формулирования целей и задач государственной политики формирования и осуществления контроля за деятельностью органов исполнительной власти, в том числе правительства и руководителей субъектов Федерации; с другой стороны, росту апатии к политике, функционированию политических партий и общественных объединений не только со стороны населения, но и у государственных служащих. Обосновано, что политические партии наряду с властной компетенцией используют «сферы контроля», «зоны влияния и интересов», «области давления», лоббирование и т.д., свидетельствующие о том, что они не несут ни моральной, ни гражданской ответственности за социальные последствия принимаемых ими решений. По существу, с падением значимости партийной идеологии в обществе, исчезли стимулы для партийной солидарности и идентичности, вместо их появились стимулы ожидания материальных благ взамен на позитивную оценку деятельности  верхних эшелонов власти.

Следуя концептуальным положениям В.А. Никонова и А.Н. Кулика, при анализе специфических черт развития многопартийности в России, автор заключает, что многопартийность - органичная составляющая общего внутриполитического курса государства. Однако деидеологизация и прагматизация партий, сервильность по отношению к власти, коммерциализация участия в законотворческой деятельности превратили их в своего рода организации различных лоббистских интересов, что способствует укреплению корпоративистской модели государства и системы признания, лицензирования, наделения монополией на представительство в обмен на полную лояльность.

Осмысливая положение, функциональное предназначение, возможности и жизнеспособность политических партий в России, соискатель предпринял попытку исследования данных проблем в демократиях Запада, опираясь на теоретические подходы К. Лоусона и П. Меркеля. По сути, как и в России, приоритет в демократическом политическом процессе имеет представительная система власти и свободные выборы как формы государственного устройства, в представительстве интересов народа предпочтение отдается альтернативным институтам политического участия - движения одной проблемы (single-issue movements), которые создаются во всех странах, и группы интересов, статус которых уподобляется статусу партий. По мнению диссертанта, преимущество в функционировании этих институтов по сравнению с партиями состоит в том, что они включают в себя определённый комплекс формально-организационных структур и перекрещивающихся сетей влияния.

Исходя из того, что интересы политики России не сформулированы в виде какой-либо стратегической доктрины, соискатель при анализе принципа политического многообразия использовал прогностический потенциал теории модернизации и концепции перехода к демократии, которые имеют значение причинного комплекса для выявления общественной значимости социально-политических действий государственной власти. Отмечается, что институционализация политического многообразия имеет ограничения, исходящие, с одной стороны, из установки федеральной власти через структурирование многопартийности сохранить целостность России и федеративные отношения, удержать императивные позиции центра, гарантируя определённый уровень благосостояния народа; с другой стороны, из общественного статуса партий как политических институтов, в соответствии с которым они не должны потенциально обладать таким ресурсом, чтобы стать сильными и завладеть государственной властью, и одновременно быть достаточно влиятельной консолидирующей силой, чтобы противодействовать укрепившейся региональной элите.

На взгляд автора, критерием баланса политических сил является не уменьшение полномочий у одних социальных институтов (бюрократия, элита, центр, регионы) и расширение функций у других (федеральные политические партии, СМИ), а конституционно-правовое взаимодействие государства и гражданского общества на основе принципа политического многообразия. Подчёркнуто, что противовесом политики государственной власти может быть: во-первых, оппозиция, сблокированная с региональной политической властью как совокупность формальных и сформированных на основе коммуникативного взаимодействия между акторами неформальных институтов; во-вторых, патернализм партии власти, которая, вторгаясь в дела и функции государства, находит новые источники привилегий и новые способы использования ресурсов государства в своих интересах; в-третьих, картельное объединение укоренившихся в политике партий, препятствующее развитию многопартийности и ограничивающее свободу конкуренции на социально-политическом пространстве субъектов политики через законодательство, регламентирующее участие партий в выборах и распределение дотаций, а также гарантирующее контроль над электронными СМИ и привилегированный доступ к ним; в-четвёртых, неформальная институционализация, которая стала специфической чертой российской политической  практики.

На основе анализа положений Федерального Закона «О политических партиях», многочисленных его комментариев политиками и юристами, автор доказал, что в своём истоке он направлен на «упорядочение» политического пространства - дефрагментацию многопартийности и преобразование её в жесткую конструкцию посредством централизации государственной власти и партийного строительства, унификации структуры и системы деятельности партий. Отмечается, что Закон выполнил важные политико-правовые функции: во-первых, регламентировано поле интересов, которые могут иметь партии в политическом процессе; во-вторых, не предполагается существование региональных партий; в-третьих, большинство непартийных структур (движений) и региональных объединений, ориентированных на политическое участие, были лишены в связи с упразднением понятия «политическое общественное объединение» политического статуса, поскольку с этого момента статусом политических партий стали наделяться лишь общероссийские объединения; в-четвёртых, партии приобрели федеральный статус, став необходимым элементом централизации власти в стране, таким образом, они усилили политику Центра в укреплении и совершенствовании федеративных отношений, что отвечает интересам консолидированного государственно-частного партнерства.

Автор полагает, что единственный механизм, стимулирующий власть в интересах населения – это политическое многообразие, предполагающее многопартийность, а, следовательно – конкуренцию в политической практике, как необходимое условие развития демократии и социальной направленности Российской Федерации.

Во втором параграфе - «Политическое многообразие в системе государственного управления в Российской Федерации: демократия и федерализм в теории и практике» - автор выявил место и роль политического многообразия как важного основания социально-политического развития современных обществ и как конструктивного фактора, способствующего трансформации государственного управления России; эмпирический материал, использованный диссертантом, имеет диагностический и проективный смысл. В соответствии с этим диссертант сгруппировал теоретические подходы к исследованию данного феномена с учётом его развития в трёх аспектах: демократизация – укрепление власти; федерализм – регионализм; публичность власти – диверсификация политического пространства.

Сформулированные логические основания позволили автору обосновать, что важным подходом к исследованию проблем сущности, природы, взаимосвязи социального и политического является политическая динамика, инициированная сегодня демократизацией и политическим управлением. С момента возникновения понятий «демократия» и «демократизация» учёные не прекращают дискуссии относительно их сущности. Определённое взаимоналожение обеих категорий связано с тем, что как демократия, так и демократизация в своем содержании имеют некое общее, но оно не даёт тождества. С точки зрения диссертанта, демократия – социально-политический конструкт, подлинный смысл её заключается в том, чтобы отразить структурно-функциональную сторону политики. Демократизация – это процесс, обладающий определённой идентичностью, способностью к мобилизации людей и их ресурсов во имя социально-политических целей и удовлетворения ценностей, а также вполне конкретной степенью институционализации и иерархичности. Современная демократия - это не столько комплекс идей и принципов свободы и справедливости, сколько комплекс норм, институтов и процедур, сформировавшихся на протяжении развития общества.

Автор принимает точку зрения В.М. Корельского и В.Д. Перевалова, рассматривающих современное демократическое государство как политическую организацию общества, обеспечивающую его единство и целостность посредством государственного механизма управления делами общества; как суверенную публичную власть, придающую праву общеобязательное значение, гарантирующую права, свободы граждан, законность и правопорядок; доказывает преимущество концепции «представительной демократии» Р. Даля, при которой необходимо наличие развитого гражданского общества, обусловливающего методологию и выработку новых подходов к демократизации государственного управления.

В рамках политологического подхода соискателем проанализирована сущность и структура государственного управления, и отмечается, что в условиях демократических процессов, данное управление можно именовать как «полисубъектное управление». По мнению диссертанта, полисубъектное управление - это особый вид социального управления в демократическом государстве, рассчитанное на тесное взаимодействие социально-политических субъектов при наделении их необходимым объёмом политико-правовых полномочий. Подчёркивается, что полисубъектность предполагает: ни государство, ни отдельно взятые социальные группы не должны и не могут обладать политической властью без согласия и участия народа как носителя суверенитета и единственного источника власти.

Последнее особенно важно, поскольку в контексте условий, намеченных правительством России, принцип «социализации государства» на первое место выводит личность в качестве носителя прав (личных, социально-экономических, политических) и обязанностей, состоящую в определённых взаимоотношениях с обществом и иными субъектами политики. Центральным звеном этого механизма выступает государство, поскольку его смысл и назначение состоит в обеспечении полноценного функционирования граждан и общества. Следовательно, создание единой и системно организованной взаимосвязи государства и гражданского общества, адекватной конституционно-правовым требованиям Российской Федерации, является главным звеном в процессах полисубъектного управления.

Обобщение и систематизация различных подходов к интерпретации сущности полисубъектного управления позволили автору наиболее полно вычленить и отразить фундаментальные характеристики гражданского общества России, его функциональное многообразие и определить как совокупность субъектов, институтов, учреждений, коллективных интересов и ценностей, которые реализуются в деятельности политических партий, общественных организаций и сообществ в сфере правовых, социально-экономических, культурных и других взаимодействий, развивающихся в рамках демократии независимо и автономно от государства. Именно гражданское общество способствует созданию многоуровневой и многофункциональной социальной инфраструктуры, в которой находят своё воплощение интересы всех групп и слоёв населения.

Обоснована точка зрения автора, что многие институты гражданского общества не стремятся иметь непосредственное отношение к выработке государственной политики, процессу принятия и осуществления политических решений, однако их развитая система вертикальных и горизонтальных связей является стимулирующим и мотивирующим фактором участия в политике. Политическая компонента участия гражданского общества в полисубъектном управлении, с одной стороны, является достаточно веским основанием развития политического плюрализма, функционирования так называемой «управляемой демократии» в российской политической практике; с другой – препятствием для полного огосударствления.

Для преодоления противоречий в развитии этих разнонаправленных процессов – становления полисубъектного управления и углубления тенденции отчуждения граждан от участия в политике будет способствовать, по мнению соискателя, политическая конкуренция; система сдержек и противовесов, исключающая взаимозависимость трёх самостоятельных ветвей государственной власти; заинтересованность государства в нахождении баланса между экономическим интересом олигархов и целями и задачами полисубъектного управления.

Подчёркнуто: попытка перевода полисубъектного управления на экономическое основание и оптимизация идеи формирования «среднего класса» пока не увенчалась успехом. Это явилось следствием того, что, во-первых, в основу выстраивания системы взаимосвязей субъектно-объектных отношений положены административно-территориальные и политические принципы; во-вторых, к участию формирования «среднего класса» и выстраиванию вертикали полисубъектного управления привлечены владельцы собственности, которые реализовали свой корыстный интерес; в-третьих, данный экономический интерес обеспечил не только передел общественной собственности, но и позволил олигархии «выстроить» вертикаль власти таким образом, где владельцы собственности, стремясь её защитить, стали (по чистой случайности) интерпретаторами идеологии социального государства. Автор полагает, что политическая элита находится в тесной взаимосвязи с владельцами собственности, экономические и политические интересы не могут существовать раздельно. Отмечено, что органы государственной власти России не достаточно заинтересованы в институциональных изменениях механизмов реализации принципов политического многообразия и полисубъектного управления.

Диссертант, подробно характеризуя особенности устройства государства, формы правления, специфику развития общества, административные взаимосвязи в системе управления, приходит к выводу о том, что государственное устройство можно определить как внутреннюю территориальную организацию государства, то есть систему его разделения на территориальные образования и систему взаимоотношений между центральной властью государства и территориальными образованиями. Соискатель обращает внимание на то, что понятие «федерализм»  в концепциях учёных рассматривается в политико-правовом контексте как форма и как принцип государственного устройства, на основании которых отношения строятся на договорных началах и воплощаются в государственных и общественных институтах (А. Гамильтон, Д. Джей, Дж. Мэдисон). В параграфе выделено несколько видов федерализма, классифицируемых по целям исследования, идеологическим установкам учёных, соответствию требованиям сетевых структур. Однако, по мнению соискателя, высоким потенциалом в полисубъектном управлении и оказанию влияния на политические процессы, в частности российского общества, обладает «политико-правовой федерализм» (В.Г. Каменская).

На основе анализа системы функционирования и представительства субъектов политических отношений в федеральном политическом процессе автор подчеркнул особое место России среди федеративных государств, выделив при этом, с одной стороны, большое количество субъектов Федерации, сочетание этнического и территориального принципов, асимметричный характер территориального устройства, преимущественное использование законодательного способа разграничения предметов ведения и полномочий; с другой стороны, усиленную вертикаль исполнительной власти, двунаправленность процесса взаимодействия субъектов государственной власти (центр – регионы, регионы – местное самоуправление), а также субъектов хозяйственной деятельности (государственные консорциумы – ассоциации – центр), учитывающих интересы центров социального партнерства и развитие горизонтальных связей.

Диссертант подчёркивает, что учёт указанных особенностей, исследование концепций и стратегий федеративного и регионального экономического, социального и политического развития, общих методологических подходов к согласованию интересов по отраслевым и функциональным направлениям позволил не только выделить оптимальные пути взаимодействия государства с институтами гражданского общества, но и проанализировать легитимность политических технологий, используемых в управлении государством и обществом, состояние и тенденции реализации принципа политического многообразия. Автор полагает: подлинный смысл федерализма состоит в обеспечении механизма гражданской свободы и самоуправления на всех уровнях властеотношений, функционирования системы вертикального разделения, взаимодействия, уравновешивания и эффективной реализации полисубъектного управления.

В этой части работы акцент сделан на исследовании структурно-организационной стороны федерализма в России, что позволило автору выделить несколько теоретических подходов к определению сущности взаимодействия субъектов федеративных отношений; выявить признаки, принципы, отличительные черты процессов демократизации деятельности субъектов федеральных и региональных связей; проследить логику дифференциации, интеграции и наделения полномочиями субъектов Федерации и рациональность «привязки» региональных политических процессов к интересам целостности государства, разноуровневости управления в соответствии с вертикальными и горизонтальными связями политических отношений; определить степень интеграции принципа полисубъектности в российское политическое пространство. На взгляд диссертанта, взаимодействие федеральных и региональных органов государственной власти представляет собой вид государственной деятельности, предполагающей согласованность действий при решении и выполнении публично значимых задач и находящей практическое выражение в контактах между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Федерации и их местного самоуправления, направленных на поддержание баланса интересов в рамках конституционного института совместного ведения Российской Федерации и её субъектов.

Подчёркнуто, что взаимодействие федеральных и региональных органов власти – непрерывный политико-правовой процесс, который включает в себя не только относительную автономность всех ветвей уровней государственной власти, но и их взаимное влияние, использование согласительных процедур, принятие при необходимости общеобязательных решений на основе единого сотрудничества и координации при ограниченном применении федерального контроля. Анализ вертикальных и горизонтальных отношений в политическом аспекте показал, что вертикальные (иерархические) связи представляют собой доминирующее соподчинение нижестоящих выше стоящим (местное самоуправление – региональные органы государственного управления – федеральные органы власти) и характеризуют централизацию и концентрацию государственного управления. Горизонтальные связи субъектов управления, относительно самостоятельных и равноправных по своим полномочиям в границах установленных законом предметов ведения, - это связи деловой конкуренции, координации и сотрудничества, что является показателем полисубъектности управления. В этой связи обосновывается точка зрения, что закономерным является решение ключевых общегосударственных задач, обладающих наиболее весомым политическим потенциалом, с помощью демократизации полисубъектного управления, позволяющего обеспечить политико-правовое регулирование федеративных отношений и процессов с учётом интересов субъектов вертикальной и горизонтальной структур власти.

В третьем параграфе - «Политическое многообразие как основа избирательной системы в Российской Федерации» - автор в рамках современного политического процесса осуществляет анализ и определяет институт выборов как совокупность политико-правовых процедур, способствующих развитию новых стратегий в системе реализации политического многообразия.

Автором отмечается, что в отечественной и зарубежной политической науке недостаточно полно отражен сложный характер демократизации выборов как приоритетного института участия граждан в политическом процессе. На данном этапе развития российского общества они лежат в основе создания механизмов социального равновесия в обществе, оптимального взаимодействия властных структур и населения. В связи с этим в исследовании обращается внимание на место и роль выборов в развитии плюрализма мнений, формировании многопартийности, функционального представительства в политике.

Делается вывод о том, что становление современной российской системы избирательных прав и свобод граждан связано с принятием 12 декабря 1993г. Конституции РФ, которая утвердила принципиально новую для России систему органов государственной власти и местного самоуправления, установив при этом, что высшим непосредственным выражением публичной власти народа служат свободные выборы и референдум. Отмечается, что наряду с закреплением гарантий механизмов сменяемости власти, определяющимися сроками полномочий выборных федеральных органов государственной власти, в Конституции РФ имеются и другие положения, связанные с развитием избирательных прав и свобод граждан, которые получили свою конкретизацию как в федеральном законодательстве о выборах, так и в законодательстве субъектов РФ. При этом в силу федеративного устройства России защита избирательных прав граждан находится в совместном ведении Российской Федерации и её субъектов.

Автор, раскрывая сущность выборов как средство материализации народовластия в демократическом государстве, оппонирует исследователям, утверждающим, что система выборов губернаторов преследует цель их ослабления, и только система назначаемости якобы не позволяет им быть «князьками» в регионах, и полагает, выбирая своих представителей, народ уполномочивает их на реализацию принадлежащей ему государственной власти, при этом одновременно осуществляет необходимый контроль за их деятельностью.

В результате проведённого анализа избирательной системы, которая создает правовые рамки политического волеизъявления граждан, соискатель выделил основополагающие принципы избирательного права (всеобщность, равное избирательное право, периодичность, прямые или непрямые выборы, тайна голосования); изучил разнообразные методы организации выборов в мировой практике и пришёл к выводу о том, что выборы в России ещё не стали институтом согласования интересов основных политических сил и механизмом мотивации активности граждан в политике. Детальное изучение выборов позволило автору расширить их традиционную классификацию (парламентские и президентские; всеобщие или частичные; национальные, региональные и местные; очередные или досрочные; альтернативные или безальтернативные; прямые или косвенные; основные или дополнительные) следующими разновидностями – честные и фальсифицированные, свободные и проведённые под давлением; раскрыть их сущностное содержание, обосновать причины и истоки распространения в современной политической практике. При этом диссертант подчёркивает, что избирательный процесс в Российской Федерации недостаточно отрегулирован; технология подсчёта голосов избирателей и подведение итогов голосования остается закрытой до официального заключения избирательной комиссии. Это дает основание полагать, что одним из показателей свободных выборов является гарантия таких политических прав как право на информацию и свобода выражения мнений.

На взгляд автора, принципиальное значение для избирательного права российских граждан имеет упорядочение его Конституцией РФ, сам процесс проведения выборов регулируется рядом специальных государственных документов, отвечающих мировым избирательным стандартам. Отмечается, что правоприменительная практика иногда не в полной мере соответствует положениям законодательной базы, так как структуры государственной власти пытаются приспособить механизм выборов к задачам собственного самовоспроизводства: параллельно с процессом улучшения избирательного законодательства идёт процесс отладки (упорядочивания) технологий административного управления выборами. Замена выборов назначением на определённые государственные должности (например, губернаторов), под видом наведения порядка во властных отношениях, сужает политические права и нарушает конституционное право и свободу граждан. Этому способствует, по мнению диссертанта, широкое толкование конституционных норм и пробельность в российском законодательстве.

На основе анализа Законов Российской Федерации, регулирующих выборы, которые принимаются один раз в четыре года (1995г., 1999г., 2002г., 2005г.), поправок к Федеральному конституционному закону «О референдуме Российской Федерации», Указа Президента РФ «Об утверждении Положения о порядке внесения и рассмотрения предложений о кандидатурах на должность высшего должностного лица (руководителя исполнительного органа государственной власти) субъекта Российской Федерации», автор доказывает, что происходящие изменения в избирательной системе России не оказывают существенного влияния на оптимизацию и реализацию принципа политического многообразия в условиях формирования новой российской государственности, не дают возможность политическим партиям реально влиять на ситуацию в стране, что вполне соответствует точке зрения Х. Майера, утверждающего, что это не соответствует демократии.

По мнению диссертанта, фрагментарные изменения в законодательных актах Российской Федерации в связи с повышением представительства избирателей в органах государственной власти не повлияют на развитие политического многообразия. Оптимизировать данный процесс позволит: во-первых, возможность создания в законодательном собрании Российской Федерации полноценных партийных фракций, способных реализовывать свои политические интересы; во-вторых, переход к смешанной избирательной системе, которая в настоящее время наиболее адекватна российской политической действительности; в-третьих, легитимизация минимальной явки избирателей для признания выборов состоявшимися, так как в соответствии с традиционной политической культурой России отказ от участия избирателей в выборах – своего рода протест (бойкот) против политики власти.

Автор отмечает, что негативно на процесс реализации политического многообразия в Российской Федерации сказывается усиление контроля федерального Центра над избирательным процессом, что ограничивает возможность региональных властей и других социально-политических групп активно влиять на избирательный процесс. Исследователь подчёркивает, что универсальных избирательных систем в мировой практике не существует: каждая имеет свои достоинства и недостатки, проблема состоит в том, что господствующая элита всегда ориентирована выбрать ту избирательную систему, которая принесёт ей преимущества на выборах и в реализации её собственных политических интересов.

В четвертой главе – «Особенности федеративного и регионального развития в зеркале политического многообразия» - проводится комплексный анализ становления и развития федерализма и национальных отношений, исследуются основные проблемы представительства власти на уровне Федерации и регионов, обосновываются концептуальные положения по перспективам реализации принципа политического многообразия.

В первом параграфе – «Разграничение предметов ведения и полномочий между уровнями власти как механизм реализации принципа политического многообразия» - исследуется политико-правовая природа и специфика двух основных форм сотрудничества государственных органов Российской Федерации и её субъектов в аспекте предпринимаемых мер по разграничению предметов ведения и полномочий в контексте государственного управления.

Отмечается, что принципиальным вопросом общественно-политической практики России является совершенствование модели федерализма, так как региональный уровень политической власти до сих пор вертикально и горизонтально не структурирован, в связи с чем его возможности влияния на содержание принимаемых политических решений и выбор методов их реализации используются не в полной мере. Однако от того, как будет протекать процесс становления институтов региональной политической власти, оптимизация их структур и механизмов взаимодействия с федеральными органами государственной власти, зависит демократизация политической жизни страны и регионов, их согласованные действия в национально-государственном и административно-территориальном устройстве Федерации.

Автор полагает, что ключевой проблемой любой федерации является её целостность, поддерживаемая оптимальной децентрализацией управления и системой блокирующих мер дезинтеграции. В параграфе проанализированы методологические подходы и соответствующие им политические практики, касающиеся установления и поддержания определённых отношений между институтами центральной и региональной власти, формирования нового политического пространства в субъектах Федерации, что позволило охарактеризовать две политико-правовые основы взаимодействия федеральных и региональных органов власти - конституционную и договорную, которые сыграли ключевую роль в федерализации государственного устройства России; в создании предпосылок для баланса интересов преимущественно в рамках конституционного института разграничения предметов ведения и полномочий.

С точки зрения соискателя, национально-государственное и административно-территориальное устройство Федерации, зафиксированный статус регионов и усиление их влияния на общеполитическую ситуацию в стране; признание субъектами верховенства федеральных законов как средства выражения и защиты общих интересов всего населения; ратификация полномочий каждой из сторон, а также провозглашение полноты государственной власти субъектов Российской Федерации вне пределов совместного ведения и предметов ведения Российской Федерации, - всё это в совокупности способствовало изменению политического содержания в системе разграничения предметов федерального и регионального совместного ведения; установлению в стране политики, направленной на реализацию принципа политического многообразия, поставило на повестку дня вопросы о равенстве в полисубъектном управлении.

В рамках концепции ведущей роли государства в инициировании и институционализации различных форм рационализации взаимодействия федеральных и региональных органов власти, характерных для России, диссертант отмечает, что: с одной стороны, государство заинтересовано в реализации принципа политического многообразия, подтверждает стремление к построению демократического политического пространства в условиях формирования новой российской государственности (глава 3 диссертации). С другой стороны, рационально-бюрократический подход к совместной деятельности по разграничению предметов ведения и полномочий между центром и регионами привнёс в природу федеративных отношений не только элементы договорённости, что позволяет избегать обострений между субъектами в политике, но в то же время создал предпосылки для противоречий между Федерацией и её субъектами.

Вслед за ведущими учёными Л.Ф. Болтенковой, М.В. Столяровым, В.Е. Чиркиным и рядом других авторов соискатель: во-первых, обосновал государственно-правовую природу разграничения предметов ведения и полномочий, связанную с государством и осуществляемой им властью; во-вторых, выделил позитивные стороны разграничения предметов ведения и полномочий как принципа взаимодействия федеральных и региональных органов государственной власти в условиях конституционно-договорных отношений в системе «Центр-регионы» и как механизма федеральной власти по достижению определённой цели, базирующейся на административном ресурсе, допускающим конфликтные ситуации, нарушение действующих норм, злоупотребление правами и служебными обязанностями; в-третьих, доказал, что на современном этапе становления российской государственности сохраняются нерешенные социально-политические проблемы федеративных отношений, вызванные незавершенностью процесса разграничения полномочий по предметам совместного ведения; несовершенством модели бюджетного федерализма; различием в темпах и качестве развития федерального и регионального законодательства.

По мнению автора, политическая интеграция в условиях федерализма относится к такой практике и конституционным нормам, которые позволяют обеспечить политическое многообразие и превратить его в реально действующий механизм, максимально конкретизирующий обязанности публичной власти; регулирующий и контролирующий её полномочия на федеральном уровне с синхронной децентрализацией исполнительно-распорядительных функций; не допускающий любого вмешательства в реализацию субъектами Федерации принадлежащих им полномочий; дифференцирующий в зависимости от типа муниципального образования перечень вопросов местного значения, самостоятельно выдвигаемых и решаемых населением.

В данном параграфе обосновывается, что конституционно предопределены четыре «блока» полномочий публичной власти: по предметам ведения Российской Федерации; по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации; по предметам ведения субъектов Российской Федерации; полномочия по вопросам местного значения. Принципиально важными являются предметы ведения, отнесённые к ведению Федерации, которые можно разделить на три основные группы: 1) способствующие обеспечению государственной целостности и единства системы государственной власти и гарантирующие сохранение России как демократического федеративного и правового государства; 2) обеспечивающие регулирование и защиту прав, закрепляющие направления экономического и социального развития российского государства и общества; 3) содействующие безопасности и независимости Российской Федерации вовне, т.е. в системе государств.

Что касается реализации трёх других «блоков» полномочий публичной власти, то они находят правовое воплощение не только в Конституции РФ, более конкретно и детально они прописаны в конституциях и уставах субъектов Федерации, где акцент сделан на специфику отдельно взятого региона. Дискуссии, касающиеся полномочий федерального центра, регионов и местного самоуправления, которые не сходят с повестки дня политиков до сих пор, могут быть разрешены с помощью целенаправленной реализации политического многообразия и сохранения полисубъектности в управлении. Этому способствует, с точки зрения соискателя, три обстоятельства: во-первых, Конституция РФ является «конституционной» (В.Д. Зорькин); во-вторых, при заключении Федеративного договора субъекты, подписавшие его, юридической самостоятельностью не обладали и осуществляли взаимодействие с Россией именно как её составные части; в-третьих, ключевой задачей государственной власти России сегодня является работа по разграничению сфер ведения между федеральными, региональными и местными уровнями власти, что нашло отражение в Послании Федеральному Собранию РФ Путина В.В. в бытность его Президентом РФ в 2002г.

Рациональное использование в совокупности вышеуказанных обстоятельств, как установлено автором, с одной стороны, восполнит конституционные пробелы в согласовании интересов центра и регионов; снимет накопившиеся противоречия между федеральным центром и его субъектами; будет способствовать постепенному «вплетению» содержания договоров, не выходящих за рамки конституционно-правовых отношений между Центром и регионами, в «законодательную ткань» федеративных отношений при сохранении дифференцированного подхода к субъектам со стороны Федерации. С другой стороны, в соответствии с основополагающим принципом конституционного федерализма договорное право не будет напрямую вмешиваться в сферы конституционного и законодательного регулирования, разграничение компетенции между федеральным центром и субъектами Федерации будет происходить с учётом гармоничного сочетания принципов «необходимого и достаточного» и субсидиарности. В этом, по мнению диссертанта, заключается настоятельная необходимость использования принципа политического многообразия в полисубъектном управлении Российской Федерацией. Эффективным звеном регулирования отношений в системе «федерация-субъект» является институт полномочных представителей Президента Российской Федерации, однако при использовании данного института в разграничении предметов ведения и полномочий между уровнями власти в качестве механизма реализации принципа политического многообразия необходимо определить пределы федерального вмешательства, а, следовательно, и потенциал полисубъектного управления.

Таким образом, механизм взаимодействия федеральных и региональных органов государственной власти требует совершенствования с учётом не только полномочий, но и публично-значимых функций, реализуемых государственной властью Российской Федерации и её субъектов. Принцип политического многообразия отображает конституционное многообразие форм и методов разграничения полномочий, закреплённое Конституцией РФ, Федеративным и иными договорами; гармоничное сочетание самостоятельности субъектов Федерации с задачами по сохранению единства и целостности федеративного государства; различные формы межбюджетных отношений, адекватные разграничению предметов ведения и полномочий между органами публичной власти всех уровней.

Во втором параграфе - «Государственная национальная политика в Российской Федерации в условиях политического многообразия» - автор рассматривает государственную национальную политику на базе современной цивилизационной идентичности.

Исходя из этого, диссертант предпринял попытку сгруппировать теоретические подходы к изучению государственной национальной политики  России с учетом её многонационального состава и полисубъектного управления: соблюдение прав человека; соблюдение прав граждан, этнической или национальной группы. С этих позиций  осуществлен системный подход к развитию этносов и наций как центральных субъектов современной государственной политики; определению путей и механизмов разрешения, возникающих в обществе национальных и этнических противоречий; поиску мер по укреплению сотрудничества в федеративных отношениях как одного из аспектов конституционной традиции и интерпретации; выявлению истоков и предпосылок для легитимации функционирования институтов политического многообразия.

В результате проведённого анализа системы субъектов, институтов, ценностей федеративных отношений, автор высказывает предположение о приоритете функционального детерминизма и концепции обратной связи динамических взаимодействий в структурировании многокритериальной политической среды, что выражается в расширении функций политической системы Федерации; качественно новом уровне интеграции её субъектов, необходимой для реализации этих функций; способности органов государственной власти обеспечить права человека и гражданина, этнической или национальной группы. Подчеркивается, что национально-федеративные отношения (Российская Федерация) и межгосударственный федерализм (Европейский союз) фундаментальным основанием в своём построении имеют политику федерального центра и субъектов федерации. Соискатель доказывает, что Российская Федерация – это своеобразная форма национально-территориального образования, для которой характерна определённая степень единства государства и общества, развитая публичная сфера, легитимность власти, высокая интегративная ориентация населения; при этом выделяются её базовые интересы - безопасность; внутренняя сплочённость и территориальная неделимость; суверенность экономического, военного, политического потенциала; устойчивость развития в долгосрочной перспективе, социальность, которые в совокупности своей способствуют сохранению целостности общества и государства, константному их функционированию.

В силу этих обстоятельств, по мнению диссертанта, единственной легитимной формой федеративной государственной политики является «этнонация». Наиболее обстоятельно к интерпретации понятия «этнонация» подошёл Р.Г. Абдулатипов, характеризуя её как историческую общность самобытного творчества и сотворчества больших групп людей, которые в результате своей социокультурной деятельности обретают общие языковые, духовные, этнографические черты материальной и духовной культуры, осознают свою этнонациональную идентичность и одновременно признают самобытность и идентичность других этнонаций. Этнонациональная общность людей, согласно позиции учёного, и с чем согласен автор, - это их социокультурное качество, сформированное в результате длительной социокультурной практики творчества и сотворчества больших общностей людей. Поэтому ни диктат классового и националистических подходов, ни сведение этнонациональных проблем к культуре и правам человека не дают жизнеспособную всеобъемлющую модель этнонациональной политики в многонациональном государстве, хотя в принципе они обеспечивают комплексный, системный подход к осмыслению нынешнего состояния этнонациональных отношений и формированию стратегии этнонациональной политики.

Диссертантом подчёркивается, что в отечественной политологической литературе при обозначении политики, проводимой в сфере национально-этнических отношений внутри государства, используются понятия «национальная политика» (Э.А. Баграмов), «этнополитика» (Л.М., Дробижева, Э.А. Паин). Соискатель придерживается позиции исследователей  Р.Г. Абдулатипова и С.В. Соколовского и именует данную политику «этнонациональной» в связи с двумя обстоятельствами: во-первых, исходя из асимметричности федеративного и национального устройства России; во-вторых, это снимает разночтение категорий: «национальная политика» - политика государства, адресованная развитию конкретных сфер деятельности страны («Национальные проекты»); «этнонациональная политика» как всесторонне обоснованная система действий и мер, осуществляемых государством в сфере национальных и этнических отношений, направленных на реализацию национальных интересов и разрешение национально-этнических противоречий.

С точки зрения автора, сущность понятия «этнонациональная политика» связана с «социальной средой», «территориальностью», с социально-политической солидарностью, со степенью гармонизации связей местной и государственной власти, с традициями и культурой населения. Проблема этнонациональной политики, учитывающей разнообразные и многочисленные интересы этнонациональных сообществ, в диссертации исследуется во взаимосвязи с рядом политологических концепций: этнополитика - составная часть не только политики государства, но и политических партий, организаций и объединений, социальных групп, указывающая стратегический курс в этническом (национальном) вопросе, в развитии межэтнических и межнациональных отношений (С.А. Прокофьев); этнос – это полноценный и равноправный субъект политических отношений; катализатор многих процессов не только в духовной, но и в экономической и политической сферах; этнические процессы конца ХХ века, вызванные протестным поведением со стороны представителей этносов процессами унификации и стандартизации бытия народов, приобрели более динамичный характер, оказывают существенное влияние на интенсивность трансформационных процессов в Российской Федерации (А.Я. Зарипов). В этом смысле предполагается наличие этнонациональных групп, каждая из которых отличается от других осознанной цивилизационной спецификой, чувством национального единства, привязанностью к социально-политическому сообществу на конкретной территории.

Диссертант полагает, что этнические группы, как правило, не ставят своей задачей обретение политической независимости, нации имеют более развитую идентичность, стремятся создать общественные объединения и политические партии по этническому признаку, выдвигают не только культурные, но и политические требования – самоопределения и суверенитета. В соответствии с этим этнонациональная политика государства в любой сфере не может быть единосистемной, так как она в многонациональном государстве выражает интересы разнообразных этнонациональных сообществ, служит политико-правовым ориентиром эффективной реализации принципа политического многообразия.

Автор полагает, что государственная национальная политика Российской Федерации отвечает современным требованиям: во-первых, включает стратегические задачи жизнедеятельности государства и реализацию интересов всех наций; во-вторых, идеологическая программа властеотношений – «суверенитет как политический синоним конкурентоспособности» - отмечает, что Россия открыта в глобальный мир, гражданское общество развивается и стабилизируется внутри страны. Однако соискатель обращает внимание на то, что этнонациональная политика, как и гражданское общество в России, находятся в стадии формирования и развития. Очевидно, вследствие слабой проработанности категориального аппарата данной области политико-правовых отношений, среди ученых, политиков и практиков нет единого подхода к толкованию категории «этнонациональная политика», издержки её реализации воспринимаются как характеристика сущностного основания, не вписывающегося в реальные федеративные отношения.

Диссертантом обосновано, что в выработке государственной этнонациональной политики, учитывающей разнообразные и многочисленные интересы этнонациональных сообществ, принимают активное участие различные субъекты социально-политических отношений, в том числе, непосредственными участниками данного процесса выступают и сами нации, и этнические сообщества. Главная задача государства – с помощью активно проводимой этнонациональной политики обеспечить единство между различными политическими, социальными, национальными, этническими, религиозными и иными группами, направить потенциал противоборствующих, в том числе и националистических, сил в одно созидательное русло, где ключевым звеном является плюрализм мнений и полисубъектное управление.

Автор склонен придерживаться точки зрения, согласно которой подлинный смысл этнонациональной составляющей в развитии всех сфер жизнедеятельности российского государства и общества, начиная с 1990г. и по настоящее время, утверждается в общественном сознании, ментальности, в революционной трансформации типа государственности, формировании полисубъектности управления, политического многообразия, и заключается в том, чтобы обеспечить механизм гражданской свободы и самоуправления на всех уровнях выстраивания федеративных отношений, функционирования системы вертикального и горизонтального разделения, взаимодействия и взаимного уравновешивания всех органов власти при соблюдении прав человека и гражданина.

Критически осмысливая эволюцию становления системы свободного самоопределения наций, соискатель приходит к выводу о том, что с ростом политической свободы человека возросла свобода национальная, с укреплением  прав и гарантий свободной личности  укрепились права и гарантии свободной национальности, иначе говоря, между свободой национальной и политической существует прямая взаимосвязь, ущемление одной из которых негативно сказывается на другой, вот почему замена политической свободы идеологией и пропагандистской демагогией привела в определённой степени к сепаратистским лозунгам, а затем и к экстремизму. Диктат классового и националистических подходов, а также сведение этнонациональных проблем только к культуре и правам человека не способствуют созданию эффективной модели этнонациональной политики в многонациональном государстве. Необходим комплексный, системный подход к осмыслению состояния этнонациональных отношений и формированию стратегии этнонациональной политики государства. Такая попытка осуществлена в Федеративном Договоре, Конституции Российской Федерации, Концепции государственной национальной политики Российской Федерации, а также в ряде федеральных законов, с помощью которых были преодолены процессы дезинтеграции; укреплены национальные отношения и стабилизировалась этнонациональная ситуация; Россия начала формироваться как демократическое, федеративное и многонациональное государство, её субъекты получили полноправие в правосубъектности.

В целом, по мнению докторанта, в результате проведённых мероприятий федеральному руководству России удалось предотвратить разрастание этнического сепаратизма, локализовать его и создать условия для спада этнического экстремизма. Однако, несмотря на это, все этнонациональные проблемы вследствие определённого их реактивного и фрагментарного характера, проводимой не всегда последовательной и несвоевременной государством национальной политики, решить не удалось. Сегодня на развитие этнонациональных отношений в России важное влияние продолжают оказывать геополитические и психологические последствия распада СССР, социально-экономические и политические проблемы, вызванные миграционными процессами, а также внешним воздействием диаспоральных сообществ, международных организаций, криминальных и террористических групп.

На взгляд автора, всё это в совокупности влияет на совершенствование государственной этнонациональной политики и вызывает объективную необходимость обновления стратегически выверенной Концепции этнонациональной политики Российской Федерации, где должно быть учтено: во-первых, развитие правовых и политических предпосылок, предопределяющих ответственность, принуждение и дозволенность в рамках Конституции РФ отношений между обществом и государственной властью; во-вторых, создание условий для более интенсивного формирования гражданского общества, социально-политических институтов, норм и правил функционирования федерального центра и регионов; в-третьих, воплощение идеи единства Федерации как формы сотрудничества государства с обществом и различными социальными группами на основе гражданских ценностей демократии, политической культуры и осознанного политического участия населения в процессах полисубъектного управления; в-четвёртых, сохранение баланса интересов этнонаций к самоопределению и объективному ходу интеграции российского общества в целом.

Исходя из этого, диссертант полагает, что современная этнонациональная политика России должна носить превентивный (предвидеть наиболее опасные  проблемы) и целостный (предусматривать решение проблем в рамках общегосударственной программы) характер; учитывать реальные разнообразные интересы и потребности реально существующих различных социальных общностей. При этом для разработки её ключевых положений и принципов необходимо участие институтов гражданского общества, многообразных социально-политических сообществ, как субъектов федеративных отношений.

В третьем параграфе - «Процесс конвергенции российских политических элит в модернизирующейся России: влияние политического многообразия» - рассматривается степень и специфика влияния политического многообразия на трансформацию российской политической элиты в процессе модернизации политической системы и общественных отношений в Российской Федерации.

Особенностью современного политического процесса в Российской Федерации является то, что с формированием новой государственности идёт становление политической элиты как основополагающего субъекта политики, имеющего политико-правовые ресурсы для принятия важнейших государствообразующих решений. Крушение старой, основанной на командно-административной основе и возникновение новой, опирающейся на волеизъявлении народа политической организации, привело к современным методам и средствам управления демократическими общественными отношениями, требующих наличия иных качеств у политических лидеров и владеющих новыми политическими технологиями.

В диссертации показана специфичность политической ситуации в России, которая характеризуется тесным переплетением правящих (политических) и господствующих (экономических) групп, принимающих непосредственное участие в разработке и реализации государственных решений, существуют и иные субъекты социально-политических и экономических отношений (политические партии, субъекты Федерации, этнонации и др.), оказывающие влияние на политику. Существование разнообразия акторов предполагает наличие в России определённого количества элитных групп (политических, экономических, партийных, региональных, национальных и т.д.), плюрализм интересов которых определяется общественным разделением труда, многообразием социальных структур общественной жизни. Несовпадение социально значимых интересов, особенно в политической сфере, предполагающей превосходство одних политических групп над другими, приводит к негативным последствиям, о чём свидетельствовали, например, политический кризис в 1992-1993 гг. и конфликт между представителями экономической и политической элиты в 1996 году. Автор полагает, что данные факты есть ничто иное, как борьба интересов, преодолеть которую возможно с помощью согласования этих интересов, наиболее результативным механизмом чего является конвергенция политических элит.

На основе системного подхода диссертант изучил труды Платона, Аристотеля, Конфуция, Т. Гоббса, Н. Макиавелли, Ш. Монтескье, Ф. Ницше, В. Парето, Г. Моске, Р. Михельса; дал определение понятию «политическая элита» - высший, привилегированный слой, наделённый полномочиями народа посредством демократических механизмов, осуществляющий функции управления и влияния в обществе; охарактеризовал основания интерпретации (макиавеллистский, статусно-функциональный, социально-классовый, ценностный, либеральный); обосновал сущностные черты данного социального слоя в России. При этом отмечено, что, концентрируя в своих руках значительный объём политической власти, политическая элита обеспечивает интеграцию, субординацию и отражение в политических и государственно-управленческих решениях интересы различных слоёв общества во имя поддержания, сохранения и упрочения социально-политической и экономической систем государства, которые, кстати, формируют, воспитывают и содержат эту элиту.

Вслед за Н.А. Барановым автор выделяет важнейшие черты политической элиты и приходит к выводу о том, что её нельзя рассматривать как некую институционализированную социальную систему с чётко определёнными границами, так как ни один документ не фиксирует её задач и функций. В связи с этим, по мнению соискателя, учёные не пришли к согласию по поводу критериев типологизации политической элиты: В. Парето и П. Бахрах поделили политическую элиту на правящую и неправящую (контрэлиту); Е.В. Охотский - в зависимости от выполняемых функций. О.В. Крыштановская осуществляет типологизацию элиты в соответствии с ветвями государственной власти, местоположением, родом занятий. Более того, она вместо понятия «политическая элита» вводит в научный оборот категорию «субэлита», имея в виду определенную социальную группу, подчеркнув, что борьба за власть на выборах происходит не между элитами, а между элитой и активными группами политического класса, стремящимися войти в элиту, или между частями элиты за сохранение своих позиций или их перераспределение. Диссертант считает, что модель элитного построения общества О.В. Крыштановской имеет ряд дискуссионных положений: во-первых, элита – высшая страта правящего класса, поэтому вряд ли к ней можно отнести группу лиц, пришедших к власти в результате военного переворота, или фальсификации итогов выборов; во-вторых, существует в любом обществе неформальная элита, которую исследовательница вообще не признаёт.

Не отрицая имеющиеся концепции типологизации элитного слоя общества (наследственная, ценностная, властная, функциональная, правящая, оппозиционная (контрэлита), открытая, закрытая, формальная, неформальная, высшая, средняя, местная, административная и т.д.), автор приоритет в этом вопросе отдает классической теории, систематизируя его в соответствии с наивысшими достижениями в той или иной области профессиональной деятельности, поскольку функция элиты заключается не только в инструментализации власти и управления, а и в производстве ценностей, символов, образцов, способствующих эффективному развитию государства и общества. Подчеркивается, что наиболее актуальной для современной России является типологизация элит, предложенная А. В. Понеделковым и А. М. Старостиным, и с чем согласен диссертант: властная элита, обладающая в данном обществе решающей властью и меритократическая элита, имеющая некие особые достоинства и личные качества. Оба типа элиты, с точки зрения соискателя, имеют прямое отношение к проблемам конвергенции.

В параграфе понятие «конвергенция элит» рассматривается соискателем как процесс согласованного сближения разобщённых политических элит в условиях переходного периода к демократии, вызванный необходимостью мобилизации масс для достижения успеха в электоральной гонке и осуществлении коалиционной политики. Основываясь на данном выводе, автор выделил положительные моменты данного процесса: объединение усилий партий на выборах (вплоть до слияния) для прохождения в органы государственной власти; конструктивную политику партии власти по отношению к оппозиции для решения ключевых для общества социально-политических и экономических вопросов.

Соглашаясь с С.П. Перегудовым, автор отмечает, что начало конвергенции элит было заложено ещё при президентстве Б.Н. Ельцина при разрешении конфликта между правительством и представителями финансово-промышленных групп, в результате стороны пришли к обоюдному согласию. Это было начало конвергенции российских политико-экономических элит.

Диссертант выделил и рассмотрел высшую политическую элиту России. Взяв за основу положение в системе власти и наделение полномочиями в сфере принятия политических решений, автор определил иерархическую структуру политической элиты: во-первых, Президент РФ и его окружение; во-вторых, элиты трёх самостоятельных ветвей власти; в-третьих, Государственная Дума РФ; в-четвёртых, региональные элиты субъектов Федерации; в-пятых, бизнес-элита; в-шестых, контрэлита; охарактеризовал каждую из групп, выделив структуру, социальный состав и ресурсный потенциал.

Основываясь на методологии классического институционализма, соискатель обосновал трансформацию идеологии конвергенции элит в современной России: смещение центров принятия решений и увеличение полномочий (президент - премьер); Государственная Дума РФ перестала быть органом, выражающим истинные интересы народа, сегодня в ней концентрируются необходимые политико-правовые проблемы для государственной исполнительной власти и бизнес-групп, что явно не способствует становлению и развитию политического многообразия в России.

Используя большое количество статистической информации и логические выводы, диссертант выделил специфические факторы и механизмы формирования российской политической элиты и её характерные черты, в частности: структурная неоднородность, проявляющаяся на уровне ценностных ориентаций; наличие определённых противоречий между политической элитой и бизнес-элитой на всех уровнях государственной власти; слабость внутренних и внешних взаимодействий между её отдельными звеньями, проявляющимися, например, в сложном контексте взаимоотношений между региональной и федеральной элитой.

Автор подчёркивает, что политическая модернизация в странах Запада в отличие от России была инициирована классом собственников - наиболее активной частью общества. Публичную власть формировали те, кто имел капитал, в России же экономические субъекты в девяностые годы ХХ века не представляли собой серьёзной социальной силы. Поэтому ключевым фактором конвергенции элит России сегодня продолжает оставаться политический капитал, который не только придает статус его владельцу, но и служит гарантом социального и экономического благополучия. При этом экономическое развитие не только определяет политический процесс, но, напротив, детерминировано политикой.

Диссертант полагает, что для описания российской элиты не может быть в настоящее время использована унифицированная модель, так как каждый её иерархический уровень имеет особые стержневые черты, которые отличаются в зависимости от территории и технологии формирования. Подчеркивается, что в большинстве регионов у власти находится либо элита бизнеса, либо сами губернаторы, став таковыми и приватизировав власть. Автор выделяет основные тенденции современной региональной элиты: стремление к большей однородности; желание идентифицировать свои интересы с системой государственных целей и приоритетов, а также выделяет её профессиональные качества и подготовленность к требованиям современного публичного политического дискурса.

В этой связи, по мнению диссертанта, особую актуальность приобретают проблемы конвергенции федеральных и региональных элит в условиях проведения в стране мер по совершенствованию федеративных отношений, которые имеют многоаспектный характер и направлены на реформу государственного управления. Одним из показателей является политико-правовая основа политической конвергенции. Диссертант отмечает в этом процессе негативные моменты, к которым можно отнести отмену выборов главы субъекта Федерации и введение процедуры назначения его на должность по представлению Президента РФ, так как явно прослеживается расширение полномочий федеральной власти и ограничение их у субъектов Федерации. Автор солидарен с О.В. Поповой, отмечающей, что назначение глав субъектов Федерации лишь легализует сложившуюся под прикрытием демократических и свободных выборов практику прихода к власти чиновников, поддерживаемых политическим истеблишментом в большей степени, чем избирателями, а процесс развёртывания «управляемой демократии» будет фактически способствовать поглощению региональной элиты федеральной. Что в корне не соответствует демократизации российского общества, нарушает принципы федерализма, исключает внедрение в политические отношения акторов политическое многообразие.

В данном параграфе подчеркивается, что негативно конвергенция элит сказывается на таких важных аспектах становления правового государства, как разделение государственной власти между тремя её самостоятельными ветвями, разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными и региональными органами государственной власти, поскольку представительная власть становится подконтрольной исполнительной, а отсутствие реальных контрольных функций у законодательных органов ведёт к превращению их в некое «продолжение» исполнительной власти, слившись с которой они перестают быть механизмом отстаивания интересов простого народа. Автор полагает, что в дальнейшем это грозит бесконтрольностью и произволом со стороны бюрократии по отношению не только к рядовым гражданам, но и к самим субъектам политической власти

Именно об этом свидетельствуют процессы конвергенции в сфере регулирования трудовых и связанных с ними экономических и политических отношений на основе равноправного взаимодействия и сотрудничества представителей наемных работников, работодателей и государства, основанных на трипартизме. Подчеркивается, что в крупных корпорациях профсоюзные организации и их руководство находятся большей частью в зависимости от руководства производства, поэтому ни о какой защите интересов работников речи быть и не может. В мелких и средних компаниях и предприятиях профсоюзы либо слабы, либо отсутствуют вовсе. В тоже время, незащищённым является и сам бизнес: без реальной поддержки гражданского общества он остается один на один в отношениях с властью, тем самым, попадая в почти полную зависимость от неё.

По мнению докторанта, негативные аспекты российской конвергенции могут быть преодолены с помощью развития политического многообразия, которое обоснованно может стать основой российской конвергенции элит, и, таким образом, эффективного функционирования политической системы Российской Федерации, её основных формирующихся политико-правовых институтов: верховенства права и закона, разделения государственной власти, независимости гражданского общества и его структур, партнёрства и взаимной ответственности индивида, гражданского общества, бизнеса и политической элиты.

В Заключении подводятся основные итоги проведённого исследования, формулируются общие теоретические выводы, практические рекомендации, определяются направления для дальнейшей работы над темой.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ИЗЛОЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ РАБОТАХ

Монографии

  1. Старостенко К.В. Конституционно-политическое многообразие: сущность и проблемы реализации в Российской Федерации / Монография. – Издательский Дом Р. Асланова «Юридический Центр», «Юридический Центр-Пресс», 2008. - 18,5 п.л.
  2. Сальников Е.В., Старостенко А.М., Старостенко К.В. и др. Методология изучения местного самоуправления в контексте конституционного и политического многообразия / Методология гуманитарных дисциплин и правопознание: Монография. – Орел: ОрЮИ МВД России, 2005. – 163 с. (авт. вклад - 1 п.л.)
  3. Старостенко К.В., Башкунов А.А. Социально-политическая безопасность регионов Российской Федерации: состояние и угрозы / Монография. – Орел: Издательство ОРАГС, 2007. – 11 п.л. (авт. вклад - 5,7 п.л.)
  4. Старостенко К.В. Политическое многообразие: пути реализации и ограничение в Российской Федерации / Монография. – Орел: изд-во Орел ГАУ, 2008 – 15,5. п.л.

Учебные и учебно-методические пособия

  1. Старостенко К.В. Национальная безопасность / Учебно-методическое пособие. Орел: Издательство ОРАГС, 2003. - 7,75 п.л.
  2. Старостенко К.В. Политическое многообразие в России: необходимость и проблема многопартийности // Учебно-методическое пособие для самостоятельной работы студентов / Под общей редакцией доктора экономических наук, профессора А.А. Мерцалова, доктора философских наук, профессора А.М. Старостенко. Орел: Изд-во ОРАГС. 2004. 468с. (авт. вклад - 0,7 п.л.)
  3. Старостенко К.В. Культурная компетентность: проблемы национальной политики и политического многообразия // Государственное и муниципальное управление. Учебно-методическое пособие для самостоятельной работы студентов / Под общей редакцией доктора экономических наук, профессора А.А. Мерцалова, доктора философских наук, профессора А.М. Старостенко. Орел: Изд-во ОРАГС. 2004. 468с. (авт. вклад - 0,9 п.л.)
  4. Старостенко К.В. Политология: Учебное пособие / Под ред. К.В. Старостенко – Орел: изд-во Орел ГАУ, 2005. – 18,4 п.л.
  5. Старостенко К.В. Введение в специальность «Государственное и муниципальное управление» / Учебно-методическое пособие - Орел: Издательство ОРАГС, 2006. - 5,75 п.л.

Статьи в периодических изданиях, входящих в перечень ВАК РФ, для публикации научных работ

  1. Старостенко К.В. Политическое многообразие как фактор оптимизации модернизации // Научные ведомости Белгородского государственного университета. – 2007. - № 8 (39). Вып. 4. - С. 145-149. (0,6 п.л.)
  2. Старостенко К.В. Проблема выборов в контексте политического многообразия в Российской Федерации // Власть. - 2008. - № 3. - С. 9-12. (0,8 п.л.)
  3. Старостенко К.В. Альтернативные выборы – основа реализации конституционного принципа политического многообразия // Актуальные проблемы российского права. - 2008г. - № 3 (8) - С. 49-56. (0,5 п.л.).
  4. Старостенко К.В.Обеспечение безопасности государства в условиях полисубъектного управления // Федерализм. – 2008. - № 1. - С. 27-36. (0,8 п.л.)
  5. Старостенко К.В. Политическое многообразие в условиях современной модернизации России // Вестник Тамбовского университета. Серия Гуманитарные науки. Тамбов. 2008. Вып 2. (58) С. 466-472. (0,5 п.л.)
  6. Старостенко К.В. Полисубъектное управление: взаимоотношение государства и гражданского общества // Среднерусский вестник общественных наук. – 2009. - № 3. (0,7 п.л.)
  7. Старостенко К.В. Плюрализм: некоторые проблемы теории // Право и политика. - 2009. (0,7 п.л.) – в печати.

Статьи и тезисы

  1. Старостенко К.В. Политический риск как объективный феномен реформационных процессов. Политическая стабильность общества в условиях реформ // Материалы «круглого стола» 20.05.98г. – Орел: Изд-во ОРАГС, 1998. (0,2 п.л.).
  2. Старостенко К.В. Политический риск как условие эффективности модернизационных процессов в России // Русская ментальность как социально-философская проблема на рубеже XX- XXI веков. Материалы международной научно-теоретической конференции 13-15 мая 1998г. Орел: Орел ГТУ, 1998. (0,2 п.л.).
  3. Старостенко К.В. Политический риск: проблемы моделирования // Социально-экономические и политические процессы в условиях корректировки курса реформ в регионах центра России (в оценках и проблемах молодежи). Материалы межвузовской конференции ученых (25.06.99). Орел: Изд-во ОРАГС, 1999. (0,3 п.л.).
  4. Старостенко К.В. Политический менталитет // Национальная идея как условие сохранения социокультурной самобытности и государственности. Международная научная конференция. Орел ГТУ. Орел: типография ОрелГТУ, 2000. (0,2 п.л.).
  5. Старостенко К.В. Политический риск и проблемы ментального мышления государственных служащих // Научно-популярный журнал «Образование и общество» № 1(7). 2000г. (0,5 п.л.).
  6. Старостенко К.В. Риск: проблемы конструктивного мышления // Международная конференция «Fundamental and applied technological problems of machine building» 28-30 September 2000. - (0,1 п.л.).
  7. Старостенко К.В. Новая парадигма социального управления // Реформирование государственной службы и обновление кадровой политики в органах власти. Материалы заседания «Круглого стола» Орел: Изд-во ОРАГС. 2004. (0,3 п.л.).
  8. Старостенко К.В. Политический риск: проблемы политико-правового популизма // Россия на пути к демократии и устойчивому развитию: характер общества и его способность к модернизации. Материалы международной научной конференции 1-3 апреля 2003 года. – Тула: Гриф и К, 2003. (0,1 п.л.).
  9. Старостенко К.В. Экологическое образование: социокультурные аспекты и противоречия // Регион в условиях перехода к устойчивой модели развития современного российского общества. Материалы межрегиональной научно-практической конференции. Ч. 2. - Брянск. 2004. (0,3 п.л.).
  10. Старостенко К.В. Демократия и проблемы полисубъектного управления обществом // Институциональная эволюция политической системы России в условиях административной реформы. Материалы межрегиональной конференции молодых ученых «Институты государственного управления как ресурс общественного развития современной России» 27-28 апреля 2004г. Под общей редакцией Васютин Ю.С. – Орел: Изд-во ОРАГС, 2004.- (0,4 п.л.).
  11. Старостенко К.В. Проблемы институциализации местного самоуправления России в условиях политического многообразия // Социальное управление: теория и практика в современной России. Материалы межрегиональной конференции молодых ученых «Институты государственного управления как ресурс общественного развития современной России (247-28 апреля 2004г.). Орел: Изд-во ОРАС. - 252с. (0,9 п.л.).
  12. Старостенко К.В. Политическое многообразие в системе национальной безопасности // Национальная идея в контексте модернизации российского общества: Материалы международной научно-теоретической Интернет - конференции (ноябрь-декабрь 2004 г.) – Орел: ОрелГТУ 2005. (0,4п.л.).
  13. Старостенко К.В. Культура, демократия и конфессиональное многообразие // Православная и отечественная культура: наука, образование, искусство: Материалы VII Всероссийского образовательного форума, посвящённого памяти Свт. Феофана (Вышинского Затворника) с участием Глинских чтений / Гл. научн. ред. Т.Г. Человенко. В 3-х т. Т. 1. Орёл: Изд-во ОРАГС, 2006. (0,5 п.л.).
  14. Старостенко К.В. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации // Ментальность, общество, экономика: проблемы развития России / Материалы международной научно-практической Интернет-конференции (ноябрь-декабрь 2005г.) – Орел: ОрелГТУ, 2006. (0,4 п.л.).
  15. Старостенко К.В. Духовный тоталитаризм: проблемы социальной динамики и национальной безопасности // Святоотечественное наследие: традиции религиозно-философской и педагогической мысли в России. Орел: Изд-во ОГУ, 2004. (0,5 п.л.).
  16. Старостенко К.В. Инновационные модели государственного и муниципального управления в контексте политических и административных процессов в России / Сборник материалов межрегиональной научно-практической конференции / Под общ. ред. Т.С. Болховитиной – Брянск: БрФ ОРАГС, 2007. (0,4 п.л.).
  17. Старостенко К.В. Полисубъектное управление обществом в контексте демократических транзитов // Наука, культура, общество. Научно-общественный журнал. - 2007. - № 1. - С. 93 - 96. (0,1 п.л ).
  18. Старостенко К.В. Система выборов в Российской Федерации : ограничение политического многообразия // Научно-практический журнал «Общество и право» Отпечатано в редакционно-издательском отделе Краснодарского университета МВД России. - 1(19)/ 2008. (0,6 п.л.).
  19. Старостенко К.В. Правовой плюрализм в условиях общесоциального прогресса российского общества // «Булгаковские чтения» II Международная научная конференция (памяти С.Н. Булгакова): сборник научных статей./ Под общ. Ред. Л.И. Пахарь.- Орел: ООО ПФ «Оперативная полиграфия». Изд-во ОГУ, 2008. (0,5 п.л.).
  20. Старостенко К.В. Региональная проекция полисубъектного управления // Настоящее и будущее регионов Центральной России: материалы Всерос. научн. конф. Курск, 21-22 мая 2009г. / гл. ред. Е.А. Когай; отв. ред. А.В. Кузнецов и Ю.М. Пасовец. – Курск – Курск. гос. ун-т, 2009. (0,4 п.л.).
  21. Старостенко К.В. Кадровый потенциал государственного управления в условиях политического многообразия в Российской Федерации // Формирование и развитие человеческих ресурсов в условиях социальной трансформации современного общества. Сборник научных трудов. – Орел: ОрелГТУ, 2009. (0,8 п.л.).
  22. Старостенко К.В. Дифференциация регионов как угроза социально-политической стабильности России // Россия в XXI веке: стратегия развития регионов: материалы XI международной научно-практической конференции: ОрелГТУ (февраль-март 2009г.) – Орел: ОрелГТУ, 2009. – 300с. (0,5 п.л.).

1 Указ Президента РФ № 441 от 23 апреля 2009 г. «Об утверждении Положения о порядке внесения и рассмотрения предложений о кандидатурах на должность высшего должностного лица (руководителя исполнительного органа государственной власти) субъекта Российской Федерации» // http://www.rg.ru/2009/04/28/ukaz-dok.html; Федеральный закон РФ № 94 от 12 мая 2009 г. «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с повышением представительства избирателей в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации» // http://www.rg.ru/2009/05/15/duma-dok.html




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.