WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

Российский государственный социальный

университет

На правах рукописи

Савченко Иван Сергеевич

парламентскАЯ дисциплинА:

ЗАКОНОМЕРНОСТИ И ФАКТОРЫ РАЗВИТИЯ

Специальность 23.00.02 – политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические

процессы и технологии

А в т о р е ф е р а т

диссертации на соискание ученой степени

доктора политических  наук

Москва 2007

Работа выполнена на кафедре политологии и социальной политики Российского государственного социального университета

Научный консультант:  доктор психологических наук, профессор

  Лаптев Леонид Григорьевич

Официальные оппоненты: доктор политических наук, профессор АНОХИН  Михаил Григорьевич;

доктор политических наук, профессор

ВОРОБЬЕВА Людмила  Михайловна;

академик РАО, доктор психологических наук

БОДАЛЕВ Алексей Александрович

Ведущая организация: Дипломатическая академия Министерства иностранных дел Российской Федерации, кафедра философии, политологии и культуры

Защита состоится « 24 »  октября 2007 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.341.02 в Российском государственном социальном университете по адресу: 129226, г. Москва, ул. Вильгельма Пика, д. 4, корпус 2, конференц-зал диссертационных советов.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российского государственного социального университета по адресу: 129226, г. Москва, ул. Вильгельма Пика, д. 4, корпус 3.

Автореферат разослан « 17 »  июля  2007 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета 

доктор философских наук,  профессор    Г.И.Авцинова

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Актуальность исследования. Развивающееся гражданское общество и государство постоянно совершенствуют свои институты и их деятельность. В настоящее время гражданское общество является комплексом общественных отношений, независимым от государства, но взаимодействующим с ним. Конституционное закрепление изменений, происходящих в общественном сознании, мнении, настроении, отношениях, действиях  и психологии людей обусловлены социально-экономическими преобразованиями.

В статье 3.1 Конституции Российской Федерации отмечено: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». Гражданское общество как негосударственные объединения граждан  служит целям удовлетворения их индивидуальных и  общих  интересов и потребностей ее членов. Общественные объединения и партии являются прямыми носителями политической власти. Важной миссией политической власти гражданского общества является формирование и развитие государственной власти как гаранта реализации целей, программ, интересов общества и его граждан.

Государство по нормам Конституции РФ призвано служить гражданскому обществу, быть гарантом личных прав и свобод человека, гражданина. Государство, являясь институтом  гражданского общества, реализует властные полномочия на правовой основе, обеспечивающей нормальное его функционирование, развитие и защиту интересов общества. Непосредственными субъектами государственной власти выступают федеральные государственные органы и органы государственной власти субъектов федерации или их уполномоченные в пределах, закрепленных Конституцией Российской Федерации.

Государственная  власть как система властных отношений привлекает усиливающее внимание различных наук, в том числе политологии. Особым объектом для познания политологии, политической психологией и других научных дисциплин выступает система представительной (законодательной) власти Российской Федерации. В ней представители регионально-электоральных групп через систему властных отношений и взаимодействие реализуют свои идеи, социальные представления, убеждения, предпочтения, потребности, требования с учетом состояния массового сознания, общественного мнения, настроения и определяют содержание парламентской деятельности и ее результаты.

Парламент как  политический институт – производная гражданского общества, одна из ветвей государственной власти, активно способствует установлению связи между государственными институтами власти и гражданским обществом, определению способов влияния на государство и содержание его действий с учетом предпочтений, потребностей и требований граждан.

Парламентская деятельность осуществляется в континууме взаимодействия общественных и политических институтов и строится на основе межличностных взаимоотношений ее субъектов. Разрабатываемые и принимаемые нормативно-правовые акты являются результатом парламентской деятельности и воплощают в себе идеи, общественное мнение и сознание, предпочтения, потребности, требования, политические установки лидеров, групп и других субъектов гражданского общества.

Исследование профессиональной дисциплины парламентской деятельности как центральной системы властных отношений вызвано усилением интереса общества к познанию ее сущности, основных механизмов и условий развития дисциплины в органах законодательной власти. 

Система профессиональной дисциплины парламентариев в контексте властных полномочий и отношений, которые складываются в процессе парламентской деятельности, определяет их направленность, характер и результаты. В динамике развития профессиональная дисциплина парламентской деятельности изменяется, сохраняет свою актуальность, принимает новые формы и требует новых решений.

Интересы повышения эффективности парламентской деятельности диктуют необходимость проведения системного анализа активности парламентариев: их труда, взаимоотношений и взаимосвязей, с учетом которых представляется возможным построение дисциплинарной системы, выступающей организационно-политическим и социально-психологическим механизмом оптимизации всего уклада труда парламентариев. 

Для системной ее оценки требуется научно обоснованное критериально-маркерное оценочное основание, включающее критерии, показатели, уровни, а также  маркеры, которые отражают принимаемую сторону этих критериев, показателей и уровней проявлений профессиональной дисциплины как основы организации и оптимизации парламентской деятельности и парламентских отношений.

Они могут быть разработаны с учетом  достижений политологии и политической психологии и выражать существенные признаки профессиональной дисциплины общего, частного и единичного уровней личностно-профессионального, социально-психологического и общеполитического характера. При этом важно учитывать недостаточную разработанность проблемы воздействия гражданского общества, регионально-электоральных групп и других институтов власти на профессиональную дисциплину парламентской деятельности.

Результаты исследований показывают, что, хотя среди парламентариев, по-прежнему, отдается приоритет та­ким ценностям, как причастность  к государственным и общественным делам, вместе с тем депутатская ответственность и творческая активность во взаимосвязях парламентариев с электоратом снижаются. Почти половина из более чем 1260 опрошенных депутатов в 1993-2006 гг. отмечали, что в настоящее время они выполняют лишь необходимый минимум депутатских обязанностей; 23% парламентариев указали на то, что для них политическая государственная карьера не имеет особого значения в сравнении с самоутверждением в крупном бизнесе и предпринимательстве; 42% респондентов связывают это с ограничениями в сочетании депутатской деятельности и их участием в бизнесе и предпринимательстве. В парламентской работе обозначается тенденция снижения ответственности парламентариев за принимаемые законы и претворение их в жизнь, ухудшение взаимодействия с избирателями.

Исследования парламентской деятельности указывают на заметное несоответствие подготовки многих депутатов и решаемых ими современных задач. Итоги самооценки готовности к реализации парламентских функций показывают, что 38% депутатов в реальных условиях способны выполнять их с тру­дом. Это свидетельствует о недостаточной сформированности социально-психической и профессиональной основы эффективной парламентской деятельности. Почти 85% депутатов указали на отставание  практики профессиональной депутатской деятельности от новых требований и научных рекомендаций, отмечая в числе причин данного явления несоответствие уровня развития личностно-профессиональных качеств состоянию профессиональной дисциплины.

Нами выявлен невысокий уровень сформированности общекорпоративной парламентской культуры и овладение системным подходом в парламентской деятельности. Имеет место также низкий уровень мотивации к профессиональному самосовершенствованию и самодисциплинированию. Недостаточно изучены организационно-политические и социально-психологические компонент парламентской  деятельности и не определено место в ней профессиональной дисциплины. Установлено, что все это не позволяет обеспечивать повышение уровня эффективности парламентской деятельности и авторитета парламентариев в обществе.

Результаты исследования показали, что по ряду причин имеет место и усиливается тенденция снижения уровня ценности парламентской дисциплины для многих депутатов (см табл. 1)1. Здесь максимальный рейтинг – 10 баллов.

Таблица 1

Место дисциплинированности в ряду ценностей

в парламентском корпусе

Личностная ценность

Ранг по личной значимости

Ранг по социальной значимости

Ранг по распространенности

Социальный статус

10

9

9

Социальные связи и партнерство

9

6

10

Лидерство

8

2

7

Приоритетность парламентской  деятельности

7

10

6

Нравственность

6

3

1

Профессионализм

5

7

4

Личное благополучие

4

1

8

Дисциплинированность

3

4

3

Ценность семьи

2

5

5

Ценность обязательств перед электоратом

1

8

2

Всего было опрошено 188 парламентариев  Совета Федерации и Государственной Думы Федерального Собрания РФ за 1993-2006 гг. В этот период усилилось отчуждение депутатов и лидеров комитетов, фракций от задач укрепления профессиональной дисциплины парламентской деятельности, которая из 10 приоритетных ценностей занимает  не ведущее место.

Учитывая то, что в системе профессиональной дисциплины парламентской деятельности политические властные претензии гражданского общества в определенной мере реализуются через полномочия государственной власти, через парламент, важно определить характер и особенности ее взаимосвязи с различными сторонами политической и государственной власти. В профессиональной деятельности в парламента России – в Совете Федерации и в Государственной Думе Федерального Собрания РФ, как свидетельствуют современная практика и результаты исследования, имеют место существенные противоречия между:

– имеющимся научным потенциалом, прежде всего политологии, определяющим успешность оптимизации парламентской деятельности и его невостребованностью в реальной политической практике;

– целью конституционной законотворческой миссией парламентской деятельности, ее результатами, принимаемыми законами, не все из которых становятся востребованными компонентами правовой основы функционирования, и развитием российского общества;

– потребностью парламентской деятельности иметь эффективные модели, алгоритмы, технологии для ее эффективного осуществления и недостаточно обоснованными практическими действиями парламентариев, за которые они не несут адекватной ответственности;

– обязанностью парламентариев поддерживать непрерывные связи с избирателями и отсутствием реальных возможностей и механизмов для эффективного взаимодействия и воздействия электората на деятельность субъектов представительной власти.

Неразрешенные противоречия обусловливают многочисленные недостатки в парламентской деятельности и требуют своего решения. Складывающаяся ситуация в профессиональной деятельности парламентариев характеризуется явным несоответствием  ее реального состояния критериям эффективности, задачам законотворчества и тем возможностям депутатов, которые не востребованы реальной практикой.

Таким образом, политологическом исследовании профессиональной дисциплины парламентской деятельности обусловлено острой практической необходимостью поиска решений по ее укреплении и призвано обеспечить кардинальное улучшение миссии субъектов представительной власти. С одной стороны, важно учитывать систему внешних и внутренних властных воздействий на парламентскую деятельность, а с другой стороны, – определять характер ее влияния на сознание, психологию, общественное мнение, социально-политическую жизнь и отношения в гражданском обществе, положение социальных групп и состояние конкретного человека. Это требует от политологии проведения системного анализа всех сторон парламентской деятельности, взаимодействия, общения, отношения, личностно-профессионального опыта конкретных парламентариев, парламентских групп действия наиболее существенных факторов, которые определяют  успешность функционирования представительной власти на всех уровнях.

Все это определяет практическую важность проблемы  профессиональной дисциплины парламентской деятельности, ее политологического исследования для разработки концепции ее развития. Проведенный анализ показывает фрагментарность политической теории профессиональной дисциплины парламентской деятельности, незавершенность познания и определения закономерностей личностной и нормативной регуляции профессионального поведения, механизмов интеграции норм в структуру парламентской дельности, а также потребность совершенствования существующего комплекса средств и условий профессиональной дисциплины на личностном и корпоративном уровнях как в тактическом, так и в стратегическом значении. Эти факторы обусловили практическую целесообразность проведения диссертационного исследования.

Состояние научной разработанности проблемы. Состояние дисциплины  и организованности выступает важным показателем стабильности общества, его консолидации, согласованности индивидуальных и корпоративных интересов в любой из социальных сфер, а поэтому ее всесторонний анализ входит в проблемную область теорий общественной стабильности, социальной интеграции и организации, которые стали интенсивно разрабатываться в конце XIX века под влиянием идей Э. Дюркгейма, Д. Дьюи, Я. Коменского, В.И. Ленина, Ч. Спенсера, П. Сорокина и других мыслителей, дифференцируясь на политологическую, социологическую, экономическую, социально-психологическую и другие отрасли.

Анализ  отмеченных отраслей наукознания указывает на то, что дисциплина является областью преимущественно психологического и педагогического познания. При этом в последние десятилетия интерес различных отраслей, прежде всего, политологической науки к дисциплине имеет тенденцию к снижению, следствием чего явился недостаточный удельный вес исследований в общем массиве публикаций по вопросам дисциплины.

Профессиональная дисциплина как научная и практическая проблема в сфере научных интересов политологов занимает не приоритетное место. Применительно к представительной власти федерального и регионального уровня она всесторонне не исследовалась политологией. До настоящего времени профессиональная дисциплина остается недостаточно изученной и требует проведения системных исследований всех основных ее сторон: общественно-политического и организационного статуса субъектов парламентской деятельности, регионально-электоральных групп, определяющих профессиональную готовность и подготовленность к осуществлению парламентской деятельности.

Для исследования профессиональной дисциплины парламентской деятельности полезными являются результаты анализа основных областей политологии и политической психологии, в которых изучались значимые для диссертационного  исследования проблемы.

В разработку организационно-политических и социально-психологических характеристик, технологий, условий и факторов различных видов профессиональной деятельности  заметный вклад внесли В.И. Аснин, В.Г. Зазыкин, Д.Р. Кадырбаева, И.А. Кудрявцев, Н.В. Кузьмина, Н.Д. Левитов, П.В. Малиновский, Е.К. Нурпеисов, К.К. Платонов, В.Ф. Пирожков, Г.М. Потанин, В.В. Путилин, А.П. Ситников, А.А. Смирнов, В.Д. Харченко и др.

Важным фактором эффективной профессиональной деятельности выступает профессионализм ее субъектов. Приоритет развития личности в системе профессионализации, а также проблемы направленности личности, ее профессионального самоопределения, профессиональной готовности рассматривались в трудах многих ученых. Полезными для исследования явились положения и выводы Б.Г. Ананьева, С.И. Архангельского, Ю.К. Бабанского, А.А. Бодалева, В.П. Беспалько, Е.А.Климова, Ю.Н. Кулюткина, А.Н. Леонтьева,  Б.Ф. Ломова, В.Н. Мясищева, К.К. Платонова, С.Л. Рубинштейна, В.Д. Шадрикова и др.

В контексте политологии и политической психологии осуществляется изучение условий и факторов развития  профессионализма и оптимизации профессиональной деятельности, выявляются аспекты взаимосвязи профессионализма и продуктивности творческой самореализации в деятельности кадров парламентариев. Профессиональная направленность рассматривается как социально обусловленная подструктура личности, связанная с прогрессивным развитием человека, мотивации его активности как субъекта профессиональной деятельности. Этот аспект проблемы исследовался в диссертации с учетом результатов, которые отразили в своих трудах А.А. Бодалев, А.А. Деркач,  В.Г. Зазыкин, Е.А. Климов, Н.В. Кузьмина, А.А. Реан, И.Н. Семенов, Ю.В. Синягин, Е.А. Яблокова и др.

Для дальнейшего анализа рассматриваемой проблемы имеют принципиальное значение результаты  исследований, посвященных формированию дисциплинарных основ профессиональной деятельности, полученные такими учеными, как А.А. Бодалев, Н.В. Борисенко, А.Д. Глоточкин, А.А. Деркач, М.И. Дьяченко, Э.Ф. Зеер, Е.М. Иванова, А.И. Китов, Е.А. Климов, Н.С. Пряжников, Э.П.Утлик и др.

Непосредственно политологические аспекты феномена дисциплины субъектов политики, в том числе представителей властных структур как системы властных отношений анализировалась с различных  сторон. А.А.Вартумян проанализировал особенности регионального политического процесса, выделяя механизмы властных отношений политических элит.  М.Ю.Мартынов на уровне местного самоуправления показал место самоорганизации во властных отношениях и предложил модель  взаимодействия местного самоуправления с политической системой общества. А.А.Калинин исследовал управленческий аспект политического управления в системе взаимодействия субъектов политики, выделяя стратегии и модели их поведения. О.Н.Полухин исследовал гражданственность как предмет политологического анализа, выделив многообразие ее проявлений, рассмотрел ее как фактор развития политических отношений, в том числе существенно влияющий на развитие парламентской дисциплины. В диссертации были учтены и другие результаты исследования политологов – М.Г.Анохина, О.А.Белькова, Т.Б..Дмитриева, С.Г.Кара-Мурзы, А.В.Костина, Б.И.Краснова, А.Ю.Мельвиля, Р.Г.Пихоя,  О.Ф.Шаброва и др.

Многообразие представительства в системе профессиональной дисциплины парламентской деятельности, организационно оформившегося в политические фракции и группы, создает противоречие в представлениях о путях развития государства и гражданского общества. Это обстоятельство влияет на дисциплину парламентариев и качество их профессиональной деятельности.

Следует отметить недостаточную изученность профессиональной дисциплины парламентской деятельности как системы, формирующейся под влиянием регионально-электоральных групп гражданского общества, институтов государства, различных лоббистских структур и межличностного взаимодействия. Важное место в изучении системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности занимают исследования, позволившие оценить основы предпочтений, потребностей и требований, деятельностной мотивации всех частей гражданского общества по проблемам законотворчества в Российской Федерации.

Для политологии определенный интерес имеют данные, показывающие сущностные особенности парламентской деятельности, раскрывающие характер и роль в ней профессиональной дисциплины субъектов данной деятельности, характеризующие различные предпочтения и требования к профессиональной дисциплине, место и роль мотивации парламентского труда, существенные психологические качества парламентариев и фракций, организационно-политические и социально-психологические условия развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности, на основе которых представляется возможным уточнить понятия и категории политологии. Отдельные характеристики данной стороны анализируемой проблемы, полезные для дальнейшего системного исследования, содержатся в трудах В.М. Герасимова, Г.В. Грачева, А.А. Деркача, А.С. Карпенко, В.Г. Зазыкина, А.А.Калинина, В.Б.  Ольшанского, Р.М.Романова, Э.П. Утлика, В.Е. Хиценко, Е.Б. Шестопал и др. В целом для развития политологического знания полученные результаты этих исследований носят фрагментарный характер и не позволяют полностью раскрыть сущностные характеристики феномена профессиональной дисциплины парламентской деятельности и обосновать концепцию ее развития в современных условиях.

Для развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности необходима концепция, продуктивная практика и условия ее развития, архитектоника которых могла бы полнее учитывать организационно-политические и социально-психологические ресурсы, а также особенности парламентариев и вовлекающая их в процесс система профессионального дисциплинирования. Следовало активизировать поиск модели, алгоритмов и технологий дисциплинирования, больше соответствующих реально привлекаемых в рабочих ситуациях в парламенте, госструктурах и в обществе в целом. Необходим научный анализ имплицитных принципов дисциплины, среди которых есть политически и психологически неадекватные: размывание нравственных основ дисциплины парламентской деятельности; единообразие, ведущее к подавлению индивидуальности; приоритетность личностного, группового над общим и даже над законом; закрытость и даже отказ от публичного обсуждения важных вопросов профессиональной дисциплины парламентариев; коллизии между дисциплинарными нормами и практикой, требующие воздействий на парламентариев, соответствующих уровню проявленной ими недисциплинированности.

Таким образом, не использованный ресурс политической теории и практики развития профессиональной дисциплины, неясность закономерностей, механизмов и условий ее интеграции в структуру парламентской деятельности, а также настоятельная потребность совершенствования всей архитектоники - модели, алгоритма и технологии, механизмов и условий дисциплины обусловили выбор темы диссертационного исследования. При этом учитывается высокая практическая значимость профессиональной дисциплины для парламентской деятельности и недостаточная ее научная разработанность.

Цель исследования: выявить сущность, особенности и механизмы профессиональной дисциплины парламентской деятельности и разработать концепцию ее развития.

Объект исследования: профессиональная деятельность субъектов представительной власти.

Предмет исследования - закономерности, тенденции, особенности, механизмы профессиональной дисциплины парламентской деятельности и условия ее развития.

Гипотезы исследования. Основная гипотеза  исследования,  выдвинутая в соответствии с его целью, состоит в предположении о том, что реальное состояние функционирования институтов представительной законодательной власти не в полной мере соответствует ожиданиям и требованиям электората российского гражданского общества. Многие причины недостаточно эффективного влияния парламента на различные стороны жизни общества обусловлены неразрешенностью существенных противоречий в парламентской деятельности, которые могут более успешно преодолеваться на основе улучшения профессиональной дисциплины. Из общей гипотезы вытекают частные:

1. Развитие профессиональной дисциплины парламентской деятельности может  обеспечиваться, опираясь на теорию, которая позволяет реализовать системный подход и метод в познании и совершенствовании парламентских отношений между  субъектами этой деятельности. Разработка социально-политической концепции  профессиональной дисциплины парламентской деятельности, которая рассматривается в качестве основных положений политической теории и может дать  научное  обоснование  творческого синтеза достижений политической науки и продуктивной практики для развития и совершенствования парламентских отношений, основным проявлением которых выступает профессиональная дисциплина парламентской деятельности.

2. Выявление закономерностей,  механизмов и  условий профессиональной дисциплины парламентской деятельности может послужить основой  не  только  для создания модели,  алгоритма и технологии ее развития,  но и  для определения условий создания эффективной дисциплинарной системы. Развитие профессиональной дисциплины парламентской деятельности определяется эффективностью организационно-политических и социально-психологических механизмов, которые обеспечивают определенный уровень этой деятельности. Наиболее существенные  механизмы профессиональной дисциплины определяют ее характер и направленность развития, проявляя себя как индивидуальные и корпоративные  структуры, процессы регуляции связей, отношений, поведения и действий субъектов парламентской деятельности в интересах совместного достижения ее цели и задач.

3. Создание и привлечение потенциала конструктивной дисциплинарной системы основывается на концепции, раскрывающей сущностные признаки, механизмы, закономерности, тенденции и условия ее эффективного функционирования и развития. Это во многом будет определять  действенность личностно-профессиональной и нормативной саморегуляции парламентского поведения депутатов, индивидуальной и групповой профессиональной дисциплинарности, проявляющихся и детерминирующих все стороны парламентской деятельности.

4. Системная оценка, учитывающая влияние основных внутренних и внешних факторов, оптимизация структур дисциплинарной системы в интересах повышения эффективности ее влияния на деятельность парламентариев необходимы и могут быть достигнуты при наличии инновационного оценочного основания, создании организационно-политических и социально-психологических условий и коррекции процессов функционирования и развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

5. Организационно-политическими и социально-психологическими условиями развития профессиональной  дисциплины парламентской деятельности являются: актуализация позитивной  дисциплинарной мотивации, повышение ценности дисциплинированности для депутатов и парламентских объединений, вовлеченных в дисциплинарную деятельность; совершенствование системы организационно-политического и социально-психологического обеспечения  функционирования парламента.

Подтверждение выдвинутой в ходе диссертационного исследования гипотезы,  в основе которой содержится идея интеграции достижений современной теории и эффективной практики в сфере парламентских отношений, способна показать теоретическую значимость, жизненную необходимость и практическую возможность развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

Задачи исследования:

  1. Проанализировать развитие политологического знания о  дисциплине и обосновать методологию системного исследования профессиональной дисциплины парламентской деятельности.
  2. Исследовать особенности, тенденции и механизмы функционирования современной профессиональной дисциплины парламентской деятельности как проявление  парламентских отношений.
  3. Экспериментально изучить организационно-политические и социально-психологические  механизмы  личностно-профессиональной и нормативной регуляции, саморегуляции парламентских отношений и поведения депутатов, выражающих закономерности и тенденции индивидуальной и групповой профессиональной дисциплины парламентской деятельности.
  4. Разработать концепцию развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности в рамках дисциплинарной системы парламентских отношений.
  5. Обосновать систему критериев, показателей и уровней как системного оценочного основания для определения эффективности развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности и выдвинуть требования по его использованию  в системе парламентских  отношений. 
  6. Определить организационно-политические и социально-психологические условия развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности, обусловливающие оптимизацию дисциплинарной системы, труда, отношение к ним депутатов и утверждение их позитивного имиджа.
  7. Обосновать практические выводы, рекомендации и научно-методические материалы для организации эффективного обеспечения процесса развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

Теоретико-методологические основы исследования. Диссертация базируется на основополагающих методологических положениях и принципах политологии и смежных с ней наук:  единство сознания и деятельности; субъектная активность; комплексная обусловленность развития и самореализации, основанная на сочетании системного, структурно-функционального, уровневого подходов, позволяющих выделить общенаучный, частный, единичный уровни познания и др.; конкретных концепциях, теориях, положениях и выводах – современная теория парламентаризма (И.В.Воробьев, И.В.Гоптарева, В.Г.Казаков, М.В.Лазарев, А.Ю.Мордовцев, Л.Ю.Парникель, Г.В.Пушкарева, Р.М.Романов и др.); концепция парламентской культуры (В.С.Баев, И.В.Воробьев, Д.А.Ежов, А.А.Керимов, Н.П.Леоненкова, С.А.Петушкин, М.С.Танцура); отечественная теория деятельности (А.Н. Леонтьев, К.К. Платонов, С.Л. Рубинштейн, Э.П. Утлик, В.Д. Шадриков); результаты  изучения отношений, совместимости и противостояния (Г.М. Андреева, Т.А.Астемиров, В.Д.Байрамов, В.Г.Казаков, Ю.М.Куприна, А.Ф. Лазурский, В.Н. Мясищев, Н.Н. Обозов, Б.Ф. Парыгин, И.И.Санжаревский, Л.В.Чиконова, Т. Шибутани); разнополярном конфликтологическом подходе к изучению межличностных, межгрупповых отношений (А.Я. Анцупов, В.В. Ковалев, И.А.Краюшкин, С.В. Круткин, С.Х.Мергасова, М.Х.Мириханов, Е.А.Мирошниченко, Е.А.Наумова, А.И. Шипилов); результаты исследований процессов оптимизации деятельности и взаимоотношений (А.И. Донцов, А.И. Гончаров, Н.В. Гришина, А.Л. Журавлев, В.Ф. Перевалов, Э.П. Утлик, В.В. Федотов).

Системный  подход в исследовании базируется на идеях, которые выдвинули и разработали П.К. Анохин, Р. Аккоф, В.И. Садовский, А.И. Уемов, В.Д. Шадриков и др.; положениях и рекомендациях о структурно-функциональном анализе профессиональной деятельности и труда в целом (Л.И. Анцифе­рова, А.А. Деркач,  Е.М. Иванова, Е.А. Климов, П.А. Корчемный, К.К. Платонов, В.А. Пономаренко, А.В. Филиппов и др.) и опирается на результаты анализа конкретных видов  деятельности (Ю.М. Забро­дин, А.Н. Леонтьев, Л.И. Уманский и др.); принципы личностного подхо­да, субъект-субъектного взаимодействия и продуктивного общения (К.А. Абульханова, Б.Г. Ананьев, А.А. Бодалев, Р. Бернс, Л.С. Выготский, А.Г. Ковалев,  Б.Ф. Ломов,  В.Н. Мясищев, А.В. Петровский, Л.А. Петровская, Ф. Роджерс, С.Л. Рубинштейн и др.); общепсихологические основы творчества, развития и ценностной ориентации  (Г. Айзенк, А.В. Брушлинский,  И.С. Кон, А.В. Матюшкин, И.Н. Семенов,.М. Теплов, Д.Н. Узнадзе, Х. Хекхаузен  и др.); конкретные подходы в анализе профессиональной деятельности (А.А. Деркач,  А.Л. Журавлев,  Р.Л. Кричевский,  Е.С. Кузьмин,  А.Ю. Панасюк,  В.Ф. Перевалов,  А.Л. Свенцицкий, А.В. Филиппов, А.П. Черны­шев, В.А. Ядов и др.).

Источниками для разработки теоретико-методологических основ диссертационного исследования стали: положения С.Л. Рубинштейна о внешней и внутренней обусловленности человеческой активности, о роли психики в жизни и деятельности людей; концепция просоциального поведения (Я. Рейковский и др.); теория социальных установок личности и идеи С.Г. Якобсона о ключевой роли положительной самооценки (самоуважения) в формировании нравственного поведения; теории Ж. Пиаже, Н. Колберга о стадиях развития нравственности и моральных суждений личности, идеи Н.Д. Бутовского, И. Маслова, Д.П. Парского и А. Свечина об организационно-политических и социально-психологических особенностях национальных и социально-исторических типов дисциплинарных систем; социально-политические основы, теория группы, данные о поведении личности в группе, конформизме, о функциях групповых норм, ролевых структур, управленческих факторов и референтных групп, о закономерностях атрибуции и оценивания их в межличностных отношениях.

На основе отмеченных положений реализован системный подход. Это дало возможность охватить в единстве основные организационно-политические и социально-психологические факторы, определяющие  качество и состояние профессиональной дисциплины. Условием системности является использование идей и методов политологии, политической психологии и теорий развития субъектов парламентской деятельности и их эффективной самореализации.

Методологический аппарат и инструментарий исследования. Анализ положений и выводов, сделанных учёными позволили выделить методологические принципы исследования. В соответствии с ними, выдвинутыми целью и задачами диссертации была применена исследовательская стратегия системного подхода и целостная исследовательско-развивающая технология для обеспечения охвата в единстве основных организационно-политических и социально-психологических факторов, определяющих  качество и состояние профессиональной дисциплины.

Используемый системный подход и метод объединил в соответствии с целостной методологией познания, парламентской деятельности и парламентских отношений общенаучные, междисциплинарные и частнонаучные методы исследования, эксперимента и их развития. В числе общенаучных методов исследования были применены в первую очередь историко-диалектический, логический метод, синтез, анализ. В состав методов вошли социально-политический мониторинг, организационные игротехники, теоретические семинары и целевые практикумы. Частнонаучные методы использованы из политологии, социологии, психологии, педагогики и других наук, это – формирующий эксперимент, лонгитюдный анализ, методы диагностики и другие.

Для решения задач, поставленных в исследовании, использовались методики: тест ценностных ориентаций М. Рокича; тест-опросник самоотношения В.В. Столина и С.Р. Пантилеева; тест изучения терминальных ценностей (ОТеЦ) И.Г. Сенина; тест интерперсональной диагностики Т. Лири; патохарактерологический диагностический опросник А.Е. Личко; тест рисуночных ассоциаций С. Розенцвейга; тест цветовых выборов М. Люшера; томский опросник ригидности Г.В. Залевского; многофакторный личностный опросник FPI, модифицированный А.А. Крыловым и Т.И. Ронгинской; опросник стиля саморегуляции поведения В.И. Моросановой. Кроме этого, применялись анкетирование, наблюдение, политическое, консультирование, ролевые игры.

Автором привлечены специально созданные программы, техники и процедуры изучения организационно-политических и социально-психологических компонентов дисциплинарной системы (методика тестирования личностной дисциплинированности,  процедуры оценки групповых дисциплинарных структур парламента, программы изучения значимых поступков депутатов и мероприятий, процедура комплексной оценки дисциплинарной системы фракции, комитета, комиссии парламента и др.);   программы наблюдения, предметом которого служили дисциплинарные действия депутатов, интервью, анкетирование, экспертные оценки, модифицированный тест неоконченных дисциплинарных суждений,  авторский тест оценки профессиональной и  дисциплинарной компетентности, стиля дисциплинарной деятельности парламентариев, метод дисциплинарных задач и конкретных ситуаций, психологический анализ законов и документов законотворчества, различных текстов парламента по вопросам профессиональной дисциплины парламентской деятельности (контент-анализ), анализ результатов и последствий проявлений дисциплинированности в деятельности,  поведении и отношениях  парламентариев. В констатирующем и формирующем экспериментах  исследованы политические регионально-электоральные группы, общественные, регионально-электоральные нормы, влияющие  на характер и динамику дисциплинарного парламентского процесса. Полученные экспериментальные данные были подвергнуты математической обработке с применением корреляционного, кластерного и факторного анализа.

Исследование строилось в соответствии с проблематикой и логикой развития парламентской деятельности в РФ. Замысел исследования состоял в том, чтобы используя результаты развития теоретических представлений о структуре дисциплинарной системы и разработки процедур тестирования компонентов этой структуры, экспериментально проверить рабочие гипотезы путем сопоставления нормативных характеристик реального поведения и данных тестирования параметров в экспериментальных и контрольных группах парламентариев. Основной способ проверки гипотез представляет собой исследовательско-развивающий эксперимент, включающий диагностический мониторинг в контрольных и экспериментальных группах парламентариев, которые эмпирически дифференцировались на три категории: парламентарии, не имеющие дисциплинарных отступлений от регламента деятельности и участвующие в мероприятиях по укреплению дисциплины парламентской деятельности; парламентарии, допускающие отступления от регламента; парламентарии, не проявившие активности в соблюдении регламента парламентской деятельности. Всего за период 1990-2006 гг. проведено 30 серий таких измерений (констатирующий эксперимент). При этом применена стандартная схема эксперимента: после первичных замеров дисциплинарных факторов в экспериментальной и контрольной группах в экспериментальном реализовалась программа актуализации дисциплинарных структур в процессе коммуникативно-дисциплинарных  тренингов. Последующие измерения явились материалом для оценки истинности разрабатываемых представлений о содержании экспериментальных переменных и взаимосвязях между ними.

Использование результатов развития теоретических представлений об организационно-политических и  социально-психологической структуре профессиональной дисциплины парламентской деятельности и разработке процедур оценки ее компонентов позволило  экспериментально проверить рабочие гипотезы через изучение путей и способов формирования регионально-электоральных групп, политической поляризации мировосприятия и мировоззрения граждан, сопоставления нормативных характеристик реального профессионального поведения парламентариев (обычный, транзитный критерий – предпочтения, потребности, требования регионально-электоральных групп) и данных оценки законотворческой, законодательной их деятельности (парламентариев, групп, фракций парламента).

Эмпирическую базу исследования составили более 3200 парламентариев – представителей различных уровней власти, из числа которых 357 – штатные сотрудники Федерального Собрания и представительных органов субъектов РФ, а также помощники депутатов, руководители местных органов власти.  Основной  экспериментальной базой стали Совет Федерации и Государственная Дума ФС РФ,  а также депутаты законодательных органов власти субъектов РФ, были определены  12  контрольных и 9 экспериментальных групп.  На этой базе проведен формирующий  эксперимент.  В процессе исследования собрано и  обработано 9429 анкет,  проведено  тестирование 897 парламентариев.

В констатирующем эксперименте участвовали народные депутаты Российской Федерации созыва 1990-1993 гг., в последующем – депутаты Государственной Думы  и члены Совета Федерации ФС РФ четырех созывов с 1993 по 2006 гг. как  субъекты политической и государственной власти, находящиеся в совокупности связей, отношений для выполнения  парламентской  деятельности, механизмом и фактором которой выступает профессиональная дисциплина.  В формирующем эксперименте по выявлению сущности, механизмов и особенностей профессиональной дисциплины парламентской деятельности, разработке и апробации концепции ее развития было привлечено более 320 депутатов и сотрудников ФС РФ.  При этом использовались данные государственной статистики, стенограммы, документы СФ и ГД ФС РФ, ЦИК РФ, материалы эмпирических исследований, программы политических партий и литературные источники.

Основные этапы охватывают более, чем пятнадцатилетний период. На первом этапе исследования (1990-1993 гг.) осуществлялась работа по выявлению раз­личных сторон профессиональной деятельности  парламентариев и особенностей парламентской деятельности и парламентских отношений .

На втором этапе (1994-1998 гг.) проводилась интенсивная науч­но-исследовательская работа по изучению практики профессиональной де­ятельности различных субъектов парламентского труда. В этот период про­веден анализ сущности и особенностей профессиональной дисциплины парламентской деятельности. 

На третьем этапе (2000-2003 гг.) разрабатывались теоретико-методологические положения, составившие базу социально-политической теории профессиональной дисциплины парламентской деятельности. Их ба­зой стали результаты анализа идей, обобщений и выводов отечествен­ных и зарубежных ученых различных областей знания. Они положены в основу социально-политической теории, определившую характер модели, алгоритма и технологии развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

На четвертом этапе (2003-2006 гг.) апробировались модель, алгоритм и технология развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности, изучались ее закономерности, механиз­мы, условия и факторы. Результаты исследования использованы при разработке нормативных, учебных, учебно-методических, других материалов и рекомендаций.

В ходе исследования решена научная проблема,  которая заключалась в разработке основ социально-политической теории профессиональной дисциплины парламентской деятельности, раскрывающей закономерности, сущность и особенности,  с учетом которых проводилось  обоснование социально-политической концепции ее развития как компонента парламентских отношений, условия и фактора их совершенствования.

Основные научные результаты, полученные лично соискателем, и их научная новизна.

В диссертации  отражены: особенности парламентской деятельности, раскрыты характер и роль в ней профессиональной дисциплины субъектов данной деятельности; охарактеризованы различные предпочтения и требования, предъявляемые к профессиональной дисциплине; обоснованы место и роль мотивации парламентского труда; выявлены существенные личностно-профессиональные качества парламентариев и систематизированы социально значимые функции; указаны организационно-политические и социально-психологические условия развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности; введены в научный оборот новые эмпирические данные, с помощью которых уточнены понятия и категории политической теории, получившие системное отражение в авторской концепции развития профессиональной  дисциплины парламентской деятельности. Они составляют теоретическую основу решения актуальной политической проблемы и представляют новое научное направление политологии:  политология властных отношений.

Исследование профессиональной дисциплины парламентской деятельности как  особых властных отношений позволило получить новые системные политологические знания.

1. Аргументированно показано, что развитие политологического знания о  дисциплине за период новейшей истории российского парламентаризма опирается на накопленные в политологии и смежных науках теоретические и эмпирические данные  о политических отношениях, которые систематизированы за период, начиная с первой половины ХIХ века. Это позволило выявить широкий спектр организационно-политических и социально-психологических сторон дисциплины, опираясь на которые разработана теория профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

Установлено, что политическая теория профессиональной дисциплины парламентской деятельности ориентируется на методологические принципы: организационно-политической и социально-психологическая детерминация характера и направленности  дисциплины; активность дисциплинирования в процессе парламентской деятельности и отношений; развитие профессиональной дисциплины парламентской деятельности на индивидуальном и групповом уровнях;  субъектная регламентация дисциплины  как проявление свободы, защищенности и ответственности депутата; нормативность и множественность (плюрализм) механизмов дисциплинирования и непрерывность дисциплинарного воздействия. С их учетом в диссертации раскрываются особенности, тенденции и механизмы функционирования современной профессиональной дисциплины парламентской деятельности как проявление  парламентских отношений.

Обоснована методология политологического исследования, объединяющая подход, принципы, методы, исследовательско-развивающий инструментарий и процедуры его использования для познания феномена профессиональной дисциплины и основных компонентов дисциплинарной системы, исходя из научной и практической целесообразности прогнозируемых результатов.

2. Впервые проведен анализ генезиса и современного состояния профессиональной дисциплины парламентской деятельности как проявление парламентских отношений. Это позволило раскрыть взаимосвязь предпочтений, потребностей, требований депутатов как представителей  регионально-электоральных групп гражданского общества в парламенте, а также определить особенности воздействия на них властных и других институтов общества, которые определяют характер и направленность развития профессиональной дисциплины как проявления парламентских отношений.

Доказано, что сущность профессиональной дисциплины парламентской деятельности проявляется  через индивидуальные и корпоративные структуры и процессы регуляции связей, отношений, поведения и действий субъектов парламентской деятельности в интересах достижения ими совместной цели, обусловленных воздействиями на соответствующие индивидуальные и групповые  структуры, а также связи между ними.

3. Экспериментально изучены характеристики личностно-профессиональной и нормативной регуляции и саморегуляции парламентского поведения депутатов, определяющие закономерности, тенденции, особенности и механизмы индивидуальной и групповой профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

Примененный “деятельностный” взгляд на профессиональную дисциплину парламентской деятельности как совокупность личностно и нормативно детерминированных отношений и действий позволил экспериментально установить проявление  в этой деятельности через механизмы ее регуляции и саморегуляции, выступающих самостоятельным структурным образованием. Экспериментально выявлены особенности структуры многофакторной дисциплинарной системы, ее направленность и характер функционирования.

Определены сущностные признаки, закономерности развития дисциплинарной системы парламентской деятельности как совокупности нормативно-упорядочивающих механизмов с развивающимися тенденциями использования множества профильных механизмов профессионального дисциплинирования. Показано, что в процессе парламентской деятельности система дисциплинирования парламентариев включает в себя самодисциплинирование депутатов, дисциплинирование со стороны регионально-электоральных групп гражданского общества и институтов государства.

4. Впервые разработана концепция развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности как дисциплинарной системы парламентских отношений. Концепция раскрывает сущность, содержание профессиональной дисциплины, а также архитектонику, объединяющую модель, алгоритм, технологию, критериально-маркерное оценочное основание и систему оптимизации процесса повышения дисциплинированности парламентариев.

Показано, что дисциплинарная система представляет собой архитектонику, которая реализует функции нормативно-управленческого регулирования дисциплинарности как процесса и результатов проявления дисциплинированности субъектов парламентской деятельности. Здесь состояние дисциплины является результатом индивидуальной и групповой дисциплинированности, обеспечиваемой активным целенаправленным управленческим воздействием на индивидуальном и групповом уровнях, взаимоотношениями в парламентской корпорации.

Охарактеризована дисциплинарная система, в которой выделены:  характер парламентской деятельности и парламентских отношений, влияющих на содержание норм; структура и функции дисциплинарной деятельности, определяемые субъектной принадлежностью или персональным составом; соотношение между организационно-политическим, властно-управленческим нормативным, и социально-психологическими способами дисциплинирования; типы дисциплинарной мотивации, которые обусловливают характер выполнения  распределенных обязанностей между парламентариями и депутатскими объединениями.

Установлено, что дисциплинарная система тесно связана со всеми компонентами парламентской деятельности и отношений, проявляясь как официальная и неофициальная (теневая) система конкурентных парламентских взаимосвязей. При этом неофициальные системы, дополняя официальную, активно на нее влияют, выражая интересы неофициальных субъектов.

5. Разработана система критериев, показателей и уровней как системное оценочное основание для определения эффективности развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности, раскрывающая наиболее общие  признаки дисциплинированности парламентариев, а также раскрыты механизмы субъективного восприятия депутатами этих заданных эталонов, на  которые они должны ориентироваться в парламентских отношениях, поведении и действиях. Они представлены как системные маркеры. Организационно-политические и социально-психологические условия, регламентирующие порядок их использования, призваны обеспечить максимальную конгруэнтность разработанных критериев, показателей и уровней эффективности парламентской деятельности и субъективно привлекаемых на их основе индивидуальных маркеров.

6. Аргументированно  раскрыты условия развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности, которые определяют оптимизацию дисциплинарной системы парламентских отношений и труда депутатов, утверждение их  позитивного имиджа. Выявленные условия во взаимосвязи проявляются через актуализацию позитивной  дисциплинарной мотивации, повышение ценности дисциплинированности для депутатов и парламентских объединений, вовлеченных в дисциплинарную деятельность, эффективное социально-психологического обеспечения функционирования дисциплинарной системы.

7. Обоснованы практические выводы, рекомендации и научно-методические предложения для организации эффективного социально-психологического обеспечения процесса развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

Теоретическая значимость исследования заключается в решении научной задачи по исследованию сущности, особенностей и механизмов профессиональной дисциплины парламентской деятельности и разработке концепции ее развития как дисциплинарной системы; в экспериментальном изучении развития дисциплинарной системы парламентской деятельности и определении сущностных признаков, закономерностей, тенденций и механизмов ее функционирования; обосновании критериально-маркерного оценочного подхода и научно обоснованных требований к его использованию для определения эффективности влияния структур дисциплинарной системы на характер деятельности парламентариев; в выявлении характеристик личностно-профессиональной саморегуляции и нормативной регуляции парламентского поведения депутатов и парламентских отношений.

В диссертации разработана теоретическая модель развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности, выявлено влияние индивидуальных и групповых особенностей парламентариев на социально-психологическую совместимость депутатов, парламентских фракций и групп, других  социальных объединений  гражданского общества, включающих и оппозицию. Они обогащают политологию в области властных отношений между субъектами парламентской деятельности, регионально-электоральными группами, гражданским обществом, государственной властью, определяющими характер и направленность развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

В научный оборот введены новые эмпирические данные, на базе которых сформулированы понятия и категории, которые в совокупности с другими новыми данными составили основу  теории профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

Практическое значение исследования заключается в том, что разработанная концепция развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности, апробированные ее основные компоненты – теоретическая модель, алгоритм и технология достижения цели, а также реализованный критериально-маркерный оценочный подход, введенные понятия категориального аппарата, авторские методики и процедуры  позволяют повышать уровень функционирования дисциплинарной системы в соответствии с интересами парламентского труда.

Апробированные результаты исследования могут быть успешно использованы для разработки руководящих документов, научно-методического обеспечения парламентской деятельности и ее социально-психологического сопровождения. Разработанный инструментарий позволяет осуществлять социально-психологическое сопровождение профессиональной деятельности парламентариев и повышать ее эффективность с учетом воздействия различных детерминант – реальных условий и факторов.

Содержание материалов исследования может быть использовано в качестве научно-методической основы для разработки учебно-методических пособий и рекомендаций, предназначенных для оптимизации профессиональной деятельности парламентариев. Оно является актуальным для профессиональной подготовки депутатов.

Предложенный адаптированный и практически апробированный инструментарий социально-психологического сопровождения парламентской деятельности может быть использован в целях ее оптимизации. Успешному достижению этих целей способствуют материалы публикаций и методические разработки.

Объективность и достоверность исследования обеспечиваются всесторонней методологической и теоретической базой исследовательской концепции, ее опорой на основополагающие исходные теоретико-методологические позиции, органической связью с данными политологии о парламентской деятельности, парламентских отношений и непосредственно профессиональной дисциплины. Принципиальными являются теоретические положения о месте и роли личности парламентария как субъекте профессиональной деятельности и парламентских отношений, психологии управления и другие знания психологической науки. С их учетом применен комплекс научно обоснованных методов и процедур, соответствующих особенностям изучаемого предмета и характеризующихся требуемой  валидностью и надежностью, достаточной величиной выборки и статистической достоверностью количественных данных, полученных посредством эффективных процедур, развернутым качественным анализом исследовательского материала, практической проверкой выводов и предложений. Разработанные  теоретические основы профессиональной дисциплины выстраивалась на достаточно достоверных, проверяемых научных и эмпирических данных, обоснована методологически и фактологически, аргументирована с позиции результатов научного поиска  и эксперимента, анализа фактического материала. Непосредственно в исследовательско-экспериментальной работе применен адаптированный и апробированный инструментарий, использовано математическое и программное обеспечение, достигнут высокий уровень совпадения экспериментальных данных с разработанными положениями, выводами и рекомендациями.

Положения, выносимые на защиту.

Основные положения политической теории профессиональной дисциплины парламентской деятельности разработаны на основе методологических принципов: системной обусловленности развития профессиональной дисциплины; непрерывного дисциплинирования в процессе парламентской деятельности и парламентских отношений; множественности (плюрализма) механизмов развития дисциплины в рамках дисциплинарной системы; персональной и корпоративной ответственности за проявление дисциплинированности депутатов; оптимизация процесса развития профессиональной дисциплины.

1. Разработанное теоретико-методологическое основание развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности, которое синтезирует широкий спектр научных положений политологии, сложившихся на основе методологического плюрализма, раскрывающие сущность, особенности и механизмы профессиональной дисциплины парламентской деятельности, доминирующие в ней тенденции, характер влияния организационно-политических и условий и факторов на ее развитие.

Методология политологического исследования, исходя из научной и практической целесообразности прогнозируемых результатов, объединяет закономерности, подходы, принципы, методы, исследовательско-развивающий инструментарий и процедуры его использования в познании профессиональной дисциплины с учетом ее особенностей как системы парламентских отношений, разворачивающихся в парламентской деятельности, основой развития которых выступает дисциплинарная система.

Теоретические и методологические основы концепции развития системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности позволяют определить исходную базу формирования гипотезы, направления и модели развития профессиональной дисциплины и способствуют достижению стабильности в гражданском обществе и государстве.

  1. Генезис и современное состояние профессиональной дисциплины парламентской деятельности проявляется как особые парламентские отношения, обусловленные индивидуальными ценностями, предпочтениями, притязаниями, действиями и поведением конкретного депутата, а также определяемые воздействием парламентариев, регионально-электоральных групп гражданского общества и других субъектов этих отношений. Среди них особое социально-психологическое воздействие на политические отношения парламентариев оказывают Президент Российской Федерации, властные и другие институты общества, которые определяют направленность и характер развития профессиональной дисциплины.

Сущность профессиональной дисциплины парламентской деятельности проявляется  через индивидуальные и корпоративные структуры и процессы регуляции связей, отношений, поведения и действий субъектов парламентской деятельности в интересах достижения ее совместной цели и воздействия на соответствующие личностно-профессиональные структуры. Она раскрывается в развитии при выполнении законотворческих функций  субъектами парламентской деятельности, при исполнении ими политических полномочий во  взаимодействии с регионально-электоральными группами и другими субъектами гражданского общества и выступает механизмом гармонизации складывающихся политических отношений.

  1. Особенности личностно-профессиональной и нормативной регуляции и саморегуляции парламентского поведения депутатов определяют закономерности, тенденции и механизмы, индивидуальной и групповой профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

Закономерности развития дисциплинарной системы парламентской деятельности, ее сущностные признаки проявляются через систему дисциплинирования парламентариев, которая включает в себя самодисциплинирование и дисциплинирование депутатов, регионально-электоральных групп гражданского общества, институтов государства и развитие профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

Особенности профессиональной дисциплины парламентской деятельности как системы субъектно-властных отношений, находят свое отражение в деятельности  и в ее результатах - в разрабатываемых законах, постановлениях и других правовых актах. Закономерное их проявление в процессе создания законопроекта и последующего принятия содержания самого закона обусловлено действием механизмов трансформации субъектами законотворческой деятельности межличностных, корпоративных и более широких социальных отношений, в которых феномен директивности существенно влияет на характер и направленность профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

4. Концепция развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности  раскрывает сущность, содержание профессиональной дисциплины и представлена в виде системной архитектоники, объединяющей модель, алгоритм, технологию, критериально-маркерное оценочное основание и систему оптимизации процесса повышения дисциплинированности парламентариев.

В рамках разработанной концепции организационно-политическая модель развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности позволяет на основе учета закономер­ностей проявления дисциплинированности осуществить интеграцию выдвинутых положений и выводов в целостную систему представле­ний об оптимизации парламентских отношений и парламентской деятельности. Модель как системное описание стратегии и практики достижения выдвинутой цели представлена тремя блоками: структурно-содержательными компонентами профессиональной дисциплины парламентской деятельности; организационно-политическими и социально-психологическими компонентами; регуляционно-функциональными компонентами, включающими алгоритм и технологию деятельности по развитию дисциплинированности депутатов. Системообразующим приоритетом данной модели выступает вы­сококомпетентный депутат, проявляющий себя как гармонично развивающийся индивид, субъект парламентской деятельности, личность и индивидуальность.

В модели системно взаимосвязаны гностическое, конструктивно-проектировочное, деятельностно-коммуникативное, критериально-маркерное оценочное и оптимизационное звенья, которые определяют содержание и организацию функционирования дисциплинарной системы. Алгоритм, выступающий в виде обоснованных правил выполнения действий и способов развития профессиональной дисциплины, придает ему процессуальную упорядоченность и целеустремленность. Технология развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности, объединяющая стратегию, тактику и технику дисциплинирования, способствует на практике повышению ее уровня.

Созданный алгоритм развития профессиональной дисциплины определяет порядок и правила реализации дисциплинарных функций в системе парламентских отношений, наилучшим образом отвечающих целям парламентской деятельности и индивидуальным возможностям депутатов. Технология раскрывает стратегию, тактику и технику поведения и действий депутатов, в целом парламента в реализации дисциплинарных функций. При этом определены научные основы оптимизации сложившейся практики развития профессиональной дисциплины профессиональной деятельности.

  1. Система критериев, показателей и уровней эффективности развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности представляет собой системное критериально-маркерное оценочное основание. Оно объединяет критерии, показатели и уровни дисциплинированности парламентариев, а также маркеры, выступающие механизмом их субъективного восприятия субъектами парламентской деятельности,  которые  используются конкретным депутатом  для оценивания себя и других, складывающиеся отношения, поведение и действия, направленность развития и проявления профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

Интегральный критерий выражает главный признак дисциплинированности депутата – сформированность профессиональной культуры парламентской деятельности и конструктивных взаимоотношений.  Частные критерии, раскрывая конкретные стороны дисциплины депутата, выражают существенные признаки продуктивности привлечения реальных возможностей для развития профессиональной дисциплины депутатов: законотворческая эффективность депутата; эффективность функционирования дисциплинарной системы в процессе парламентской деятельности и парламентских взаимоотношений; действенность социально-психологического обеспечения парламентского труда. Показатели  выполняют роль конкретного эталона для оценки продуктивности процесса дисциплинирования депутатов. Их использование дает возможность объективно охарактеризовать уровни продуктивности функционирования дисциплинарной системы.

Совокупность критериев и показателей разработана для всесторонней оценки реальных результатов развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности, которые характеризуются определенным уровнем ее соответствия интегральному критерию. Высокий уровень развития дисциплины способствует всестороннему развитию профессиональной культуры парламентской деятельности и конструктивных взаимоотношений и позволяет обеспечить достижение максимального результата парламентского труда на основе высокой мотивации, оптимального стиля парламентской деятельности; средний уровень профессиональной дисциплины обеспечивает депутату стабильную профессиональную деятельность и парламентские взаимоотношения в депутатском корпусе и с электоральными группами населения, низкий уровень профессиональной  дисциплины означает избирательное  проявления мотивации парламентской деятельности, рассогласованность структуры личностно значимых приоритетов, отношений, поведения и конкретных действий с требованиями выдвигаемых критериев.

Дисциплинированность на конкретных уровнях продуктивности ее развития и сформированности проявляется как развивающееся системно-личностное образование, охватывающее дисциплинарное мышление и мотивацию, социально-психологическую готовность к активному дисциплинированию и самодисциплинированию, определенную нормативность индивидуального и группового поведения парламентариев, включает: владение элементами теории профессиональной дисциплины парламентской деятельности; совокупность креативных и нормативных навыков, интегрированных в структуру парламентской деятельности и отношений; навыки ролевого дисциплинарного взаимодействия; эмоционально-волевую подготовленность к адекватной дисциплинарной оценке и самооценке для оптимизации дисциплинарной системы.

Организационно-политические и социально-психологические требования, регламентирующие порядок использования критериально-маркерного оценочного основания призваны обеспечить максимальную конгруэнтность разработанных критериев, показателей и уровней дисциплинированности парламентариев с их субъективным восприятием, выраженном в индивидуальных маркерах, которые используются в реальном процессе оценивания.

  1. Организационно-политические и социально-психологические условия развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности определяют оптимизацию дисциплинарной системы в процессе труда депутатов, утверждение их  позитивного имиджа и системно проявляются через актуализацию позитивной  дисциплинарной мотивации, повышение ценности дисциплинированности для депутатов и парламентских объединений, вовлеченных в дисциплинарную деятельность, эффективное социально-психологического обеспечения функционирования парламента.

Создание таких условий предполагает: осознание и задействование субъектами парламентской деятельности механизмов, зависимостей и факторов, определяющих содержание и динамику развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности как основы их дисциплинарной  компетентности; оптимизацию дисциплинарной системы парламентской деятельности и механизмов ее функционирования; социально-психологическое обеспечение дисциплинарной деятельности парламентариев; овладение депутатами эффективной практикой самодисциплинирования на основе психокоррекции личной недисциплинированности.

  1. Разработанные практические выводы, рекомендации и научно-методические материалы апробированы и могут быть полезны для организации эффективного социально-психологического обеспечения процесса развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности

В качестве предпосылок, свидетельствующих о наличии крупного вклада в политологию, можно рассматривать:

- наличие неразрешенных противоречий, новых сложных и неординарных проблем в парламентской деятельности и парламентских отношениях, реально присутствующих и проявляющихся в связи с углублением модернизации российского общества и государства, которые актуальны и требуют всестороннего познания и решения;

- выраженность в рамках объекта политологии собственного предмета, состоящего в феноменологии властных отношений, в которых депутаты развиваются, самореализуются в системе политических, организационно-правовых и личностно-профессиональных регламентаций, обусловливающих характер и направленность развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности;

- построение развернутой теоретико-методологической базы для моделирования целостного процесса парламентских отношений и парламентской деятельности, основным механизмом оптимизации которого выступает профессиональная дисциплина, развиваемая в рамках дисциплинарной системы;

- развитие моделей, исследовательско-развивающих технологий и практических разработок, актуальных для  внедрения в систему парламентской деятельности и парламентских отношений как технологии ее социально-психологического сопровождения;

- создание системы учебных курсов по теоретическим и прикладным вопросам совершенствования системы властных отношений.

В общей совокупности результаты исследования, полученные на основе реализации системного подхода, являются свидетельством вклада в политологию. Разработанная теория раскрывает сущность, закономерности и тендеции властных отношений и может рассматриваться в качестве нового научного направления. Она отвечает научным критериям фундаментальности, актуальности, современности, перспективнос­ти, самостоятельности.

Апробация и практическая реализация основных положений.

1. Теоретико-методологические положения и выводы, полученные автором на основе теоретического анализа и экспериментальной работы, докладывались и были опубликованы в сборниках материалов, среди них: 11 публикаций - в рецензируемых научных журналах и изданиях, внесенных в Перечень ВАК Минобрнауки  РФ; в материалах шести  Парламентских слушаниях Государственной думы и Совета Федерации Федерального Собрания РФ (1999, 2000, 2002, 2003, 2005, 2006),  трех  Международных конгрессах (Москва, 2004,2005,2006), двух Международных научных конференциях  (Ульяновск, 2004, Москва, 2005), двух Всероссийских  конгрессах  (Москва, 2005, 2006), двух  Межвузовских научно-практических конференциях (Москва, 2003, Москва, 2004), двух  Годичных чтениях МГСУ и РГСУ (2004, 2005), Научно-практической  конференции МГСУ (2004), двух  Теоретических  семинарах молодых ученых  Гуманитарного университета (Екатеринбург, 2003, 2004).

2. Полученные выводы, рекомендации и обобщения по актуальным проблемам развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности, разработанные в диссертации, применены автором при непосредственном участии в разработке 7 законопроектов в Верховном Совете РФ и Государственной Думе ФС РФ в периоды 1990-1993 и 1993-2004 гг.,  а также учтены в Докладах Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации «О состоянии законодательства в Российской Федерации» в 2005 и 2006 гг. и положены в основу семинаров по обмену опытом эффективной парламентской деятельности для руководителей аппаратов представительных органов власти, депутатов, субъектов РФ и Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации в 1994-2005 гг., нашли отражение в регламентах, регулирующих деятельность парламентариев Совета Федерации Федерального Собрания РФ и использованы при разработке 16 учебных пособий в период 2003-2006 гг.

3. Составленная автором модель профессиональной деятельности парламентария принята в качестве типовой модели для оптимизации труда парламентариев Совета Федерации Федерального собрания  РФ и рекомендована для внедрения в парламентскую практику на заседании круглого стола представителей Федерального собрания РФ «Проблемы эффективности этики и парламентской деятельности» 17 апреля 2007 года. Здесь были одобрены в качестве концептуальной основы для оптимизации парламентских отношений обоснованные автором модель, алгоритм и технология развития профессиональной дисциплины  парламентской деятельности. Идеи непрерывного социально-психологического сопровождения парламентской деятельности положены в основу предложений по созданию психологической службы в Федеральном Собрании РФ.

Материалы исследований и методические разработки включены в обязательные курсы РГСУ "Основы профессиональной деятельности субъектов политики", «Организационная акмеология», «Основы политических коммуникаций».

Разработанный исследовательско-развивающий инструментарий, который включает авторские аналитико-прогностические, организационно-коммуникативные, формирующие и коррекционно-развивающие программы и методики, применен не только в диссертационном исследовании, но и составил основу учебного пособия "Проблемы социальной политики и деятельности в социальной сфере". Многие из них успешно используются политологами в практической работе.

4. Материалы диссертационного исследования нашли отражение в 48 научных публикациях общим объемом более 150,5 печатных. По различным направлениям диссертационного исследования автор более 250 раз выступал с научными сообщениями, лекциями и докладами перед депутатами Федерального Собрания РФ, законодательными собраниями субъектов РФ, в муниципальных образованиях России, перед профессорско-преподавательским составом высших учебных заведений, практическими политологами и психологами. Кроме того, под научным руководством и при непосредственном участии соискателя написаны отчеты по пяти НИР. 

Структура диссертации соответствует логике исследования. Она состоит из введения, четырех глав, заключения, списка источников и литературы (367 наименований). В текст работы включены 26 таблиц, 16 диаграмм.

2. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении изложена проблема исследования, обоснованы актуальность и целесообразность проведения теоретического анализа и экспериментальной работы, рассмотрены основные характеристики научного аппарата: цель, объект, предмет, гипотеза, задачи и теоретико-методологическое основание и методы исследования, положения, выносимые на защиту, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, степень апробации и внедрения в практику полученных результатов.

В первой главе «профессиональнАЯ дисциплинА современного парламентаризма КАК ПОЛИТОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА»  анализируются теоретико-методологические вопросы профессиональной дисциплины парламентской деятельности. В ней раскрывается генезис и современное состояние проблемы исследования, анализируются различные аспекты профессиональной дисциплины как системы парламентских отношений, представлена многофакторная система профессиональной дисциплины парламентской деятельности, требования по оцениванию продуктивности ее развития.

Всесторонний анализ источников научной информации показал, что  проблема дисциплины и организованности входит в проблемную область политологии, философии, социологии и других гуманитарных наук. Под влиянием идей Э. Дюркгейма, Д. Дьюи, Ч. Спенсера, П. Сорокина и других ученых политологическая наука ведет активное исследование различных сторон проблемы дисциплины. Профессиональная дисциплина как научная и практическая проблема в сфере научных интересов политологов изучена недостаточно, а в отношении представительной власти федерального и регионального уровня она политологией в прямой постановке не исследовалась.

Вместе с тем для исследования профессиональной дисциплины парламентской деятельности полезными являются результаты анализа, использование которых позволяет проанализировать ее как целостный феномен и разработать научную концепцию ее укрепления как компонента парламентских отношений и  конструктивной основы эффективной парламентской деятельности.

Выделяя приоритет парламентариям как субъектам профессиональной деятельности, важно использовать полезные для исследования положения и выводы Б.Г. Ананьева и А.А. Бодалева о познании человека как индивида, личности, субъекта деятельности и индивидуальности, теоретические выводы  Е.А.Климова, А.Н. Леонтьева, К.К. Платонова, С.Л. Рубинштейна, В.Д. Шадрикова о системе включенности человека в деятельность и профессиональные отношеня. Важное место занимают разработки, которые раскрывают дисциплинарные основы профессиональной деятельности. Их обоснованию посвящены исследования А.Д. Глоточкина, А.А. Деркач, Э.Ф. Зеера,  Е.А. Климова, Э.П.Утлик и др.

Проблемы становления института парламентаризма в современной России и непосредственно особенности взаимодействия депутатского корпуса и Аппарата Государственной Думы анализирует И.В.Воробьев. Ему удалось раскрыть такие стороны проблемы профессиональной дисциплины, как организационно-политическое регулирование с привлечением ресурса регламнта деятельности законодателей. 

Другие политологические аспекты феномена дисциплины субъектов политики как системы властных отношений анализировались с различных  сторон  А.А.Вартумяном. В его работах раскрывается действие механизмов регулирования парламентской деятельности и профессиональной дисциплины как  важного политического процесса, в котором проявляются властные отношения и взаимодействия политических элит. При дальнейшей разработке данного аспекта исследуемой проблемы нами также учтены результаты, полученные  Т.А.Астемировым, который предложил политические модели и технологии развития федеративных отношений в современных условиях

Полезными для исследования явились проанализированные А.А.Калининым особенности регулирования парламентской деятельности с использованием ресурса  политического управления в процессе взаимодействия субъектов политики. При этом полученные результаты дополняют интересные данные, которые получены Ю.М.Куприной, которая раскрыла политико-правовые основы разграничения предметов ведения между Российской Федерацией и ее субъектами в условиях реформирования федеративных отношений. Выделив многообразие властных отношений и их проявлений, О.Н.Полухин приблизился к анализу парламентской дисциплины как особых политических отношений, им проанализирована гражданственность как фактор развития политических отношений.

Нами учтены результаты исследований Е.А.Мирошниченко, показавшей природу социокультурной детерминированности развития политических отношений в современной России, и  Н.П.Леоненковой, которая определила зависимость эффективности парламентской деятельности и взаимоотношений между парламентариями от развития парламентской культуры в российском обществе в условиях демократического развития. Рассматривая парламентскую деятельность и проявление в ней дисциплинированности парламентариев важно понимать открытость для всего общества данного процесса. Здесь полезными стали положения и выводы С.А Петушкина, который в своих исследованиях раскрыл роль парламента в развитии федеративных отношений в многонациональной России. Для выявления истоков природы  профессиональной дисциплины парламентской деятельности были учтены выводы И.И.Санжаревского, показавшего актуальность пропорциональности в системе политических отношений власти и общества. Нами учитывались также результаты анализа Л.В.Чиконовой о месте политико-правового регулирования и развития субъектов парламентской деятельности Российской Федерации как субъектов совершенствования федеративных отношений. При этом С.Х. Мергасова раскрыла место и роль политико-правовых механизмов оптимизации федеративных отношений в Российской Федерации. Развивая данное направление, И.Б. Гоптарева предложила политическую концепцию федерализма, показав его  теоретические истоки и актуальность для современности, а  Н.М.Мириханов вскрыл природу и тенденции реформирование федеративных отношений в России. Во всех исследованиях авторы частично касались анализа дисциплины субъектов политики как особого вида политических отношений.

Многообразие представительства в системе профессиональной дисциплины парламентской деятельности, организационно оформившегося в политические фракции и группы, создает противоречие в представлениях о путях развития государства и гражданского общества. Это обстоятельство влияет на дисциплину парламентариев и качество их профессиональной деятельности. Отдельные стороны этой проблемы раскрываются Н.В.Пшеничниковым, который показал место российских парламентских партий как в региональном политическом процессе, так и в системе политических отношений, Р.А.Кандыбой, выделившим и раскрывшим в них особенности функционирования института политических партий в период трансформации российского общества, Е.В.Пономаренко, охарактеризовавшем влияния партий  на развитие политических отношений, в том числе особенности влияния на них либерально-консервативных партий России и др.

Для исследования определенный интерес имеют данные, показывающие сущностные особенности парламентской деятельности, раскрывающие характер и роль в ней профессиональной дисциплины субъектов ее деятельности. Отдельные характеристики этой стороны анализируемой проблемы, полезные для дальнейшего системного анализа, содержатся в трудах В.М. Герасимова, А.С. Карпенко, В.Г. Зазыкина, А.А.Калинина, В.Б.  Ольшанского, Р.М.Романова, Э.П. Утлика, Е.Б. Шестопал и др. В целом для развития политологических знаний полученные результаты этих исследований носят фрагментарный характер и не позволяют полностью раскрыть сущностные характеристики феномена профессиональной дисциплины парламентской деятельности и обосновать концепцию ее развития в современных условиях.

Анализ исследований позволил углубленно изучить различные стороны профессиональной дисциплины парламентской деятельности как системы, формирующейся под влиянием регионально-электоральных групп гражданского общества, институтов государства, различных лоббистских структур и межличностного взаимодействия, с учетом предпочтений и потребностей всех частей гражданского общества, законотворческой мотивации парламентариев.

Разработанная на основе теоретического анализа методология исследования феномена профессиональной дисциплины объединила подход, принципы, методы, исследовательско-развивающий инструментарий и процедуры его использования. Для познания профессиональной дисциплины привлечены востребованные политологические, социологические, социально-психологического знания с учетом объекта анализа основных компонентов дисциплинарной системы, научной и практической целесообразности прогнозируемых результатов.

Предложенная методология исследований парламентской деятельности неразрывно связана с комплексом политологических исследований субъектов политики, политических регионально-электоральных групп с их представителями, лидерами, парламентариями, парламентскими общностями и возможностями влиянием на них общества и институтов власти. Все они определяют характер парламентской деятельности и парламентских отношений. Наиболее важным проявлением системы парламентских отношений выступает профессиональная дисциплина депутатов, парламентских объединений и других органов законодательной власти.

При анализе развития и современного состояния проблемы исследования  установлено, что система профессиональной дисциплины парламентской деятельности сформировалась на идеях и традиционных нормах общественной морали и нравственности гражданского общества, известных еще в цивилизациях древности, а также на конституционных принципах, стратегии законодательной деятельности – эти ограничители в значительной мере влияют на психологию парламентариев.

Исследования в рамках политологии профессиональной дисциплины парламентской деятельности в ее развитии дали возможность выявить в ней существенные признаки:

- развитие теории и методологии профессиональной дисциплины объективно обусловлено потребностями  развитием гражданского общества и государства, совершенствованием властных отношений и законотворческой деятельности;

- профессиональная дисциплина парламентской деятельности сочетает представительную и законодательную функции, полномочия политической и государственной власти;

-  по мере развития гуманитарно-правового компонента общественного и государственного устройства видоизменяется профессиональная дисциплина;

- конкретные профессионально-дисциплинарные решения и реальное состояние профессиональной парламентской деятельности создают и дополняют законы, основанные на предпочтениях потребностей, требований регионально-электоральных групп гражданского общества, а также формируют базис для их дальнейшего развития;

- профессиональная дисциплина парламентской деятельности политически, нравственно, организационно и психологически зависима от предпочтений, потребностей, требований гражданского общества и институтов государства, создающих мотивационную основу ее жизнедеятельности.

Политология,  исследуя  профессиональную дисциплину парламентской деятельности, рассматривает ее в качестве особых проявлений парламентских отношений, которые существенно влияют на законотворчество, в котором  проявляются три главные функции современного парламента – представительство, законодательство и контрольная функция. В последние годы cформировалась профессиональная дисциплинарная культура, традиции и общественное мнение на базе больших регионально-электоральных групп, на их фоне набирали силу гуманистические тенденции. С позиций политической психологии проанализирован массив законопроектов, деятельности парламентариев по их разработке за  период с 1993 года по 2 декабря 2006 года.

Результаты исследования показали, что теоретической базой практического профессионального дисциплинирования парламентариев и их парламентской деятельности служит комплекс наук, в котором место политологии еще не определено в достаточной мере, но интерес к ней объективно нарастает вместе с ростом информационного вооружения цивилизации, учитывая то, что политология призвана оказать научное и практическое содействие в решении проблем, имеющих место в профессиональных дисциплинарных системах. В этой связи в исследовательское поле включены следующие проблемы, которые играют  важную роль в регулировании профессионального дисциплинирования: условия эффективности мер профессионального парламентского дисциплинирования;  механизм воздействия норм и положений нормативно-правовых актов, регулирующих профессиональную деятельность парламентария, фракций, парламента; причины индивидуальной и групповой парламентской недисциплинированности и др.

При непосредственном политологическом анализе феномена профессиональной дисциплины парламентской деятельности были реализованы две схемы выбора и классификации проявления дисциплинарных структур в парламентских отношениях – зависимые и независимые характеристики. Анализируемые характеристики рассматривались как независимые переменные, а признаки реального поведения и деятельности парламентариев оценивались на основе сравнения соблюдения или нарушения регламента парламентской деятельности  как зависимые переменные; реально сложившиеся дисциплинарные структуры принимались за зависимые переменные, а параметры предшествующего дисциплинарного опыта – как независимые переменные (процедура "ex post facto").

Комплекс переменных, с которыми осуществлялась исследовательская работа, составили: личностная дисциплинированность парламентария – первая главная (результирующая) переменная; групповая дисциплинированность – вторая главная (результирующая) переменная; дисциплинарный климат в фракции, комитете, комиссии парламента – промежуточная переменная; дисциплинарно-управленческий комплекс руководителей парламента и его комитетов и комиссий  – переменные второго уровня; замещающие структуры; состояния участников дисциплинарного процесса, случайным образом влияющие на главные переменные; разработанность и состояние политико-правовой базы, регламентирующих парламентскую деятельность – совокупность организационно-политических переменных; реальные условия парламентской деятельности, благоприятствующие или препятствующие соблюдению регламента.

Для уточнения места и роли парламентариев и фракций, парламента в целом в оптимизации парламентской деятельности  в диссертации определены этапы идентификации, формирования и консолидации, то есть совместных действий: этап идентификации – период предварительного накопления гражданским обществом информации о выборах, период декларирования партиями, организациями, лидерами, инициативными группами своих программ; этап формирования – поляризация гражданского общества и идентификация индивидов по субъективно-психологическим признакам с большими политическими регионально-электоральными группами, сформировавшимися на идеологических основаниях; этап консолидации – период обозначения, делегирования политическими регионально-электоральными группами своих представителей в систему профессиональной дисциплины парламентской деятельности. Каждый из них имеет свои особенности и механизмы реализации.

Показано, что профессиональная дисциплина парламентской деятельности раскрывается в следующем: а) самодисциплине; б) профессиональном дисциплинировании; в) нормативности профессиональной деятельности по предпочтениям, потребностям общепарламентских, электоральных и государственных институциональных волеизъявлений; г) профессиональной дисциплинарной деятельности с учетом реальных политических обстоятельств в гражданском обществе.

К факторам развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности отнесены: персональная профессиональная дисциплинированность парламентариев; общественно-политические (межличностные, межгрупповые) профессионально-дисциплинарные структуры и процессы; профессионально-организационные управленческо-психологические факторы; государственное влияние; другие условия, благоприятствующие профессиональному, нормативному поведению.

В диссертации предложена система профессиональной дисциплины, включающая компоненты: динамические объекты профессионального дисциплинирования, в качестве которых выступают такие разновидности парламентского поведения (деятельности), как самостоятельное, автономное, внешнеуправляемое, исполнительское, персональное, групповое и фракционное поведение; способы дисциплинирования, адекватный своему объекту; комплексы специфических нормативно-мотивационных и характерологических структур, навыков выполнения регламентных, упорядочивающих операций, ориентированных на процессы нормативно-правовой организации профессионального парламентского поведения, деятельности; эффективно функционирующий механизм.

Систему профессиональной дисциплины предложено строить в соответствии с принципами, конкретизирующими идею адекватности: справедливости и нравственности; определении ограничений прав и свобод, вытекающих из условий нормативной парламентской деятельности; законотворческой целесообразности; модернизации системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности; оптимальной регламентации профессиональной деятельности парламентариев; всестороннего обеспечения процесса дисциплинирования; активной дисциплинарной мотивации.

В соответствии с поставленной целью, выдвинутой гипотезой и задачами, обоснованы и апробированы модель, алгоритм и технология развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности. Для их разработки были изучены по этой проблеме результаты исследования, положения и выводы различных авторов. Их политологический анализ позволил сделать вывод о том, что несоответствие ее уровня выдвигаемым требованиям выступает одной из существенных предпосылок неразрешенности противоречий в современном законотворчестве. Это в значительной степени обусловлено недостаточно эффективным функционированием существующей дисциплинарной системы.

В целом результаты всестороннего анализа различных сторон исследуемой проблемы были взяты за основу разработки четырехкомпонентной модели (индивидуально-личностный, когнитивный, мотивационно-ценностный и коммуникативно-деятельностный компоненты) развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности. Разработанная модель  развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности представлена на рис. 1. Разработанная модель включает  критерии, показатели и уровни, использование которых дает возможность оценить эффективность развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности. Она определяет стратегию и практику привлечения ресурса дисциплинарной системы для развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности.  В ней выделены основные компоненты и взаимосвязи между ними, которые раскрывают ее структурно-функциональный состав и назначение. Сущностные признаки профессиональной дисциплины парламентской деятельности определили основу содержания структурных и функциональных компонентов разработанной с модели.

Представленная модель учитывает особенности процесса реализации миссии депутата, возложенной на него избирателями. Как показало исследование, это составляет основу успешности целенаправленной деятельности по развитию профессиональной дисциплины парламентской деятельности и выступает ведущим фактором повышения ее уровня.

Результаты исследования показали, что сущность профессиональной дисциплины парламентской деятельности раскрывается  через индивидуальные и корпоративные структуры и процессы регуляции связей, отношений, поведения и действий субъектов парламентской деятельности в интересах достижения ее совместной цели, обусловленных воздействиями на соответствующие личностно-профессиональные  структуры парламентария. Признаки ее проявляются в развитии при выполнении  депутатами парламентской деятельности  в системе межличностных отношений, взаимоотношений с регионально-электоральными группами и другими субъектами гражданского общества Профессиональная дисциплина парламентской деятельности разворачивается в рамках дисциплинарной системы в конкретной нормативно и личностно регламентированной ситуации и регулируется индивидуальными и групповыми ценностями, установками, мотивами и другими факторами. Все это учитывалось при разработке критериального оценочного компонента модели, в частности, интегрального критерия продуктивности развития профессиональной дисциплины, который детализировался и уточнялся через частные критерии и соответствующие  им показатели.

Рис. 1. Системная модель  развития профессиональной  дисциплины парламентской деятельности

.

Такое критериальное основание является системным и во взаимосвязи выражает общие, частные и единичные  признаки дисциплинированности парламентариев, а маркеры играют роль механизмов субъективного восприятия депутатами этих заданных эталонов, на  которые они должны ориентироваться в парламентских отношениях, поведении  и действиях.  Система критериев и показателей представлена в таблице №2.

Для всех этих компонентов критериального оценочного основания разработано целевое  функциональное предназначение.  Роль интегрального и частных критериев состоит в системной презентации наиболее общих признаков для определения уровня продуктивности развития профессиональной дисциплины депутатов.  Показатели выполняют роль конкретных эталонов при оценке продуктивности этого процесса. Их использование дает возможность объективно охарактеризовать уровни продуктивности функционирования дисциплинарной системы, которая определяет  сформированность профессиональной культуры депутатов в парламентской деятельности и конструктивных взаимоотношениях.

Таблица  2.

Критерии и показатели развития  профессиональной дисциплины

парламентской деятельности

ИНТЕГРАЛЬНЫЙ КРИТЕРИЙ

(выражает сформированность профессиональной культуры парламентской деятельности и конструктивных взаимоотношений)

ЧАСТНЫЕ КРИТЕРИИ (выражают существенные признаки продуктивности привлечения реальных возможностей для развития профессиональной дисциплины депутатов)

Законотворческая  эффективность депутата

Эффективность функционирования дисциплинарной системы в процессе парламентской деятельности и парламентских взаимоотношений

Действенность социально-психологического сопровождения труда депутатов

ПОКАЗАТЕЛИ

1. Целенаправленность активность депутатов в реализации законотворческой миссии и развитии парламентской дисциплины  (парламентская и дисциплинарная деятельность депутатов). 

2. Осознанность депутатом социально ценностных приоритетов: своей личности как, ценности для общества; активной депутатской миссии; высокой профессиональной культуры парламентаризма.

3. Мотивация  парламентского труда и оптимизации всех его сторон (парламентской деятельности, парламентских отношений, личностного развития).

1. Осознанность депутатами: дисциплинарной деятельности, активности дисциплинирования и самодисциплинирования, социально-психологического сопровождения парламентского труда.

2. Совершенство механизмов индивидуальной и корпоративной дисциплины.

3. Действенность условий для развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

4. Результативность профилактики наркотической зависимости - степень достижения педагогами-психологами поставленной  цели и задач профилактики наркотической зависимости подростков.

    1. Осознанность субъектами парламентской деятельности развития  профессиональной дисциплины и привлечения для этого социально-психологического ресурса через социально-психологическое сопровождение парламентского труда.

2.Совершенствование системы социально-психологического сопровождения.

3. Создание условий для организации эффективного функционирования системы социально-психологического сопровождения.

Результаты экспериментального исследования различных сторон развития  профессиональной дисциплины парламентской деятельности дали возможность с использованием критериев и показателей  в конкретных  ситуациях оценить реальные уровни сформированности профессиональной культуры депутатов парламентской деятельности и конструктивных взаимоотношениях в конкретных  ситуациях, которые нами охарактеризованы как низкий, средний или высокий.

Так, высокий уровень сформированности профессиональной культуры депутатов проявляется в их неприятии отступлений от критериев дисциплинированности и активном участии в дисциплинарной деятельности. Депутат, проявляющий себя на таком уровне, значительно влияет на профессиональную дисциплину парламентской деятельности. Высокий уровень проявляется в сформированности культуры эффективного парламентского труда и здорового образа жизни депутатов, которая в диссертации рассматривается по уровням проявления как совершенная, достаточная и недостаточная, приоритетное место отводится  анализу ее проявления в области профессиональной дисциплины. По разработанным критериям и показателям данному уровню соответствует не более 17% депутатов.

Средний уровень продуктивности развития профессиональной дисциплины определяет достаточно высокий уровень личной дисциплинированности депутата, который, однако, активного участия в дисциплинарной деятельности не принимает. Большинство  парламентариев, количество которых превышает 72%, занимают к вопросам развития профессиональной дисциплины в депутатской среде именно такую позицию. Низкий уровень продуктивности развития  профессиональной дисциплины парламентской деятельности проявляют  пассивное отношение депутатов к организации дисциплинарной деятельности, которые допускают нарушения регламента  парламентского труда, парламентских отношений, низкую ответственность перед избирателями.  Почти 11% депутатов в период своей депутатской деятельности проявляют низкий уровень участия в дисциплинарной деятельности и допускают существенные отступления от норм и этики парламентской деятельности и парламентских отношений.

В процессе экспериментальной работы была прослежена динамика представленности депутатов, которые относились к различным уровням. В частности, в процессе целенаправленной работы с депутатами экспериментальных групп имела место позитивная динамика изменения уровней сформированности профессиональной культуры депутатов парламентской деятельности и конструктивных взаимоотношениях в конкретных  ситуациях. Для этого были разработаны развивающие программы, включающие развитие теоретических знаний о дисциплинарной деятельности, коммуникативно-тренинговые, информационно-корректирующие технологии, призванные  повысить практические навыки дисциплинирования и самодисциплинирования депутатов. В экспериментальных работах особое внимание отводилось также актуализации организационно-политических и социально-психологических ресурсов и привлечения их в систему дисциплинирования в рамках социально-психологического сопровождения парламентского труда и парламентских отношений.

В результате реализации развивающих программ представленность депутатов, которые оценивались на  высоком уровне,  возросла до 24-27%, то есть увеличение составило почти  на 10%. На среднем уровне она достигала более 70%. При этом имело место сокращение количества депутатов более, чем на 7-12%, которые  были отнесены к низкому уровню продуктивности развития профессиональной дисциплины.

Полученные результаты проведенной экспериментальной работы свидетельствуют о том, что личностно-профессиональные возможности парламентариев в развитии профессиональной дисциплины остаются не востребованными. Их привлечение наиболее эффективно при использовании политических технологий. 

В ходе экспериментального исследования различных сторон  развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности  были изучены особенности ее проявления. Полученные данные позволили установить, что дисциплинированность на конкретных уровнях продуктивности ее развития проявляется как развивающееся системно-личностное образование, охватывающее дисциплинарное мышление, мотивацию и социально-психологическую готовность к активному дисциплинированию и самодисциплинированию. Она существенно обусловлена нормативностью индивидуального и группового поведения парламентариев и характеризуется: владением основами политической теории профессиональной дисциплины парламентской деятельности; креативными и нормативными навыками, механизмами парламентской деятельности и отношений; навыками ролевого дисциплинарного взаимодействия; эмоционально-волевой устойчивостью и подготовленностью к адекватной дисциплинарной оценке и самооценке дисциплинированности как основы  для оптимизации дисциплинарной системы.

Результаты теоретического анализа и эмпирические данные позволили системно представить теоретико-методологическое основание концепции развития профессиональной дисциплины  парламентской деятельности. В нем  синтезированы востребованные теоретические и методологические положения, раскрывающие сущность, особенности и механизмы профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

Разработанные положения теория профессиональной дисциплины парламентской деятельности базируются на методологических принципах. В их числе такие принципы, как: системная детерминация характера и направленности  дисциплины; активность дисциплинирования в процессе парламентской деятельности и отношений; развитие профессиональной дисциплины парламентской деятельности на индивидуальном и групповом уровнях;  субъектная регламентация дисциплины  как проявление свободы, защищенности и ответственности депутата; нормативность и множественность (плюрализм) механизмов дисциплинирования и непрерывность

дисциплинарного воздействия. С их учетом в диссертации раскрываются особенности, тенденции и механизмы функционирования современной профессиональной дисциплины парламентской деятельности как проявление  парламентских отношений. Впервые разработана концепция развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности как дисциплинарной системы парламентских отношений

Основу разработанной теории составила концепция развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности как дисциплинарной системы парламентских отношений. Она раскрывает сущность, содержание профессиональной дисциплины и представлена в виде системной архитектоники, объединяющей модель, алгоритм, технологию, критериально-маркерное оценочное основание и систему оптимизации процесса повышения дисциплинированности парламентариев. В ней отражены возможности дисциплинарной системы на основе понимания закономерностей и механизмов нормативной регламентации и личностно-корпоративной регуляции намерений, действий и поведения депутатов в законотворчестве и парламентских отношениях.

Во второй главе «Закономерности, особенности и тенденции функционирования дисциплинарной системы парламентской деятельности» раскрываются организационно-политические предпосылки регуляции парламентского поведения депутатов, исследуются механизмы индивидуального и группового дисциплинирования парламентариев, обосновываются особенности регуляции дисциплинированности субъектов парламентской деятельности и излагаются тенденции ее изменений в процессе парламентской деятельности.

Обосновано, что характеристики особенностей функционирования дисциплинарной системы в условиях парламентской деятельности освещают личностно-профессиональную и нормативную саморегуляцию парламентского поведения, особенности процессов и структур коллективного парламентского самодисциплинирования и дисциплинарного управления в общей системе парламентской деятельности. В системе профессиональной дисциплины парламентской деятельности выделены следующие особенности самодисциплинирования: парламентарий не испытывает внешних воздействий на свое поведение и деятельность (автономность, самостоятельность); совместная парламентская деятельность не изменяет индивидуального поведения парламентария (включенность); поступок, деятельность парламентария реализует конкретное поручение руководителя, но инициатива и мотивация принадлежат им обоим (прямое дисциплинарное управление).

Всесторонний анализ  характеристик личностно-профессиональной саморегуляции и нормативной регуляции парламентского поведения депутатов позволил определить особенности, механизмы, закономерности и тенденции индивидуальной и групповой профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

Для анализа проблемы использован деятельностный  подход в исследовании профессиональной дисциплины парламентской деятельности. Он позволил выделить совокупность личностно и нормативно детерминированных отношений и действий,  экспериментально установить их проявление  в

парламентской  деятельности через механизмы ее регуляции и саморегуляции, выступающих в качестве самостоятельного структурного образования. Экспериментально выявлены особенности структуры многофакторной дисциплинарной системы, направленность и характер ее функционирования.

При этом установлено, что профессиональная дисциплина парламентской деятельности раскрывается через дисциплинарную мотивацию, желание и стремление следовать предпочтениям, потребностям, требованиям регионально-электоральных групп гражданского общества, внутрипарламентских отношений, то есть социально одобренным нормам. Эта мотивация содержательно опирается в основе на регионально-электоральную или корпоративную, в большей степени партийную позицию парламентария, которая является итогом внутреннего решения им вопроса об отношении к гражданскому обществу и социальным ценностям.

Содержанием мотивации профессиональной дисциплины парламентской деятельности является уважение к закону, морали, системе управления и учреждениям, предназначенным для обеспечения справедливости и порядка в Российской Федерации. В диссертации особо подчеркнуто, что признание всех этих норм – необходимое условие развития мотивов деятельности в системе профессиональной дисциплины.

В определенной степени дисциплинарная мотивация конкретизируется данными об отношении парламентариев к регламенту и нормативно-правовым документам, принятым большинством депутатского корпуса, что подтверждается данными о голосовании за принятие регламента ГД РФ (табл. 3).

Таблица 3.

Голосование за принятие регламента ГД РФ

ГД РФ

1993–1995 гг.

1995–1999 гг.

1999–2003 гг.

2003–по н.в.

1-й созыв

69,7%

2-й созыв

92,3%,

3-й созыв

82,4%

4-й созыв

77,8%

Результаты исследования показали, что система профессиональной дисциплины парламентской деятельности в критических ситуациях должна быть достаточно высокого уровня. Низкий уровень профессиональной дисциплинарной мотивации из-за недооценки нормативно-правовых актов частично объясняется тем, что регламент и другие нормативные акты, регулирующие деятельность парламента, разрабатываются без привлечения общественности и широкого обсуждения, а поэтому остаются чужими для регионально-электоральных групп и партий.

Особенности профессиональной дисциплины парламентской деятельности имеют характер личностной самоидентификации (с коллегами, руководителями, фракциями парламента, парламентом) и проявляются двояко. С одной стороны, как поведенческая – личностно-ролевая идентификация по предпочтениям, потребностям, требованиям партий и фракций, то есть эмоционально побуждаемое подражание конкретным поступкам, структуре или общему стилю группового поведения, профессиональной деятельности объекта

идентификации. С другой стороны, как дисциплинарная коррекция поведения – самоидентификация мотивируется уважением к личности (объекту идентификации), опасением разрушить установившиеся отношения и потерять доверие.

Результаты исследования позволили выявить устойчивые признаки проявление межличностных идентификационных мотивов как внутренних направляющих, побуждающих и регулирующих механизмов дисциплинирования депутатов, которые имеют важное значение для повышения уровня дисциплинирования несмотря на то, что они избирательны и действуют там, где есть положительные ориентиры.

В соответствии со способами стратегии парламентской деятельности нами было выделено три модуса проявления депутатами личностно-профессиональной активности: обладания, социальных достижений и служения, которые и определяют, как, каким образом используются, проявляются различные индивидуальные особенности в парламентской деятельности и парламентских отношений.

Выделив три модуса депутата, можно отметить, что при первом и последнем личностно-профессиональные отношения близки по смыслу к выделенным Э.Фроммом модусам “иметь” и “быть”. Второе жизненное отношение является как бы промежуточным, переходным.

Выделенные С.Л. Рубинштейном два способа существования человека и соответственно два отношения человека к жизни являются основой для разработки понятия о модусах и соответствующих способах регуляции профессиональной дисциплины парламентской деятельности депутата (см. табл. 4).

Закономерным проявлением субъектной природы депутата выступает взаимообусловленное проявление всех трех выделенных модусов.  При этом в его сущностной природе в приоритетном проявлении имеет место модус служения,  что позволяет депутату выходить за пределы своих актуальных и наличных возможностей.

В диссертации исследованы индивидуальный, групповой (фракционный) и общепарламентский дисциплинарный механизмы. Результаты анализа  индивидуальной и  групповой дисциплинарности парламентской деятельности можно отметить, что  в них проявляются не только сущностные признаки развития профессиональной дисциплины.

Таблица 4.

Система отношений личности  при разных модусах жизнедеятельности

Отношение

депутата

Модус обладания

Модус социальных достижений

Модус служения

Отношение к себе.

Реализация потребностей в соответствии с депутатским статусом и  возможностями.

Зависимость от парламентских отношений.

Строгое подчинение личного интереса требованиям дисциплины.

Отношение к другим депутатам.

Авторитарно-административное.

Карьеризм во имя своего интереса, соперничество.

Гармоничные отношения в рамках уставных и нравственных норм.

Отношение к

парламентской деятельности и дисциплине.

Прагматическое выполонение .

Внешняя

демонстративная дисциплинированность.

Творческое выполнение требований дисциплины.

Те из них, которые устойчиво повторяются, выражают закономерности развития дисциплинарной системы парламентской деятельности. Их действие  основывается на совокупности нормативно-упорядочивающих механизмов с развивающимися тенденциями использования множества профильных механизмов профессионального дисциплинирования.

В процессе парламентской деятельности система дисциплинирования парламентариев проявляется в самодисциплинировании депутатов, дисциплинировании со стороны фракций, парламента и регионально-электоральных групп гражданского общества и институтов государства.

Все это дает основание для вывода о том, что процессы индивидуального, группового и общепарламентского самодисциплинирования и дисциплинирования являются реализацией комплекса сложнейших личностно-профессиональных образований: ценностного ядра, профессиональной дисциплинарной ролевой структуры, традиций (обычаев), профессиональной дисциплины парламентской деятельности и внутрипарламентской нормы профессиональной дисциплины, образующих в совокупности общепарламентские и фракционные критерии, маркеры профессиональной дисциплины.

Общепарламентское самодисциплинирование занимает в функциях системы профессиональной дисциплины связующее положение: опираясь на индивидуальные профессионально-дисциплинарные процессы, оно влияет на них и в то же время является объектом для профессионального дисциплинарного управления.

В парламенте и во фракциях взаимодисциплинирование принимает вид межличностных отношений, личностно-групповых, «фракция – парламентарий». Совместное нормативное регулирование поступков парламентариев и парламентских общностей, поддержка индивидуальной и групповой профессиональной дисциплины на коллегиальных началах межфракционного и межличностного согласия есть взаимодисциплинирование.

Управление системой профессиональной дисциплины заключается в организации и обеспечении эффективной парламентской деятельности как системы. Оно является нормализующим процессом, поддержкой и коррекцией процессов само- и взаимодисциплинирования, формирования и совершенствования их механизмов, а также решением таких задач, как нормативное структурирование вновь организуемой деятельности парламентариев и упрочение саморегулирующихся форм повседневной профессиональной деятельности. Подготовленность к решению профессиональных дисциплинарных задач и авторитет руководителя в парламенте являются основой профессионального дисциплинарного управления.

Третья глава «направления и факторы развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности» посвящена  возможностей развития дисциплинированности парламентариев. Эти возможности заключаются в эффективной реализации ресурса основных направлений и факторов дисциплинирования субъектов законотворческой деятельности, таких как модернизация дисциплинарной системы парламентской деятельности, учет оппозиционарности, как механизма развития парламентской дисциплины, индивидуальных и групповых факторов преодоления профессиональной недисциплинированности парламентариев, а также актуализации взаимодетерминации профессиональной дисциплины и парламентской деятельности депутатов

Для этого были изучены  различные проявления дисциплинарной системы парламентской деятельности, выявлена динамика взаимосвязи дисциплинарности и характера деятельности парламентариев, а также влияние дисциплинарных событий на продуктивность парламентской деятельности депутатов.

Исходя из разработанной концепции развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности, анализировались ее аспекты: социально-мотивационный, субъектной принадлежности, деятельностной основы, системы оценивания, оптимизации дисциплинарной деятельности парламентариев в соответствии с требованиями институтов гражданского общества и государства.

Результаты исследования динамики взаимосвязи дисциплинарности и характера деятельности парламентариев позволяют расценивать дисциплинарные события как факторы развития  продуктивности парламентской деятельности депутатов.

Анализ результатов законотворчества депутатов Государственной Думы ФС РФ как основного направления их деятельности показал, что за последние 11 лет ежегодно ими вносится в среднем по 499 законопроектов. После  всестороннего их обсуждения по  вносимым законопроектам ежегодно принималось по 70-75 законов. В 2006 году по инициативе депутатов Государственной Думы было принято 108 законов – это лучший показатель за период 1996 – 2006 годов. За последние 3 года (2004 – 2006 гг.) депутаты Государственной Думы четвертого созыва стали авторами 291 закона – это также лучший показатель для любого трехлетнего периода на протяжении 11 лет (см. рис.5).

Исследование механизмов и условий повышения результативности законотворческой деятельности депутатов показало, что научное основание в значительной степени заключается в утверждении устойчивой тенденции укрепления профессиональной дисциплины законотворческой деятельности и дисциплины конструктивных парламентских отношений. Установлено, что это происходит на основе повышения уровня дисциплинарной компетентности парламентариев. Экспериментально доказано: накопление политологических знаний формируется от внешнего, динамического аспекта активности парламентариев к внутренним детерминирующим и реализующим факторам – различным способам функционирования психики, организации психических процессов, выступающих в виде личностных и общественно-групповых структур (качеств, свойств, установок, навыков, черт).

В процессе эксперимента выявлена закономерность постадийной трансформации результатов перехода от модуса обладания к модусу достижений и к модусу служения  в прогрессивно изменяющиеся уровни дисциплинированности в соответствии с эффективностью дисциплинарной  деятельности.

В оценке этой зависимости с использованием разработанных критериев и показателей нами учтен уровневый подход, предложенный А.А. Деркачом, Н.В. Кузьминой. Исследуемые зависимости охарактеризованы по следующим уровням: репродуктивный;  адаптивный;  локально-моделирующий; системно-моделирующий. Результаты исследования показывают, что в зависимости от того, какой уровень профессиональной дисциплины  проявляет депутат, его результат парламентской деятельности существенно различается.

Проведение в процессе экспериментальной работы коррекционно-развивающих программ, социально-психологических тренингов, аутотренингов и самокоррекции  позволило существенно повысить профессиональную дисциплину парламентариев. Это существенно повлияло на результативность парламентской  деятельности. Установленные зависимости между уровнями дисциплинированности депутатов и результатами парламентской деятельности в динамике представлены в таблице 5.

Рис. 5. Реализация прав законодательной инициативы  депутатами Государственной Думы ФС РФ в 1996-2006 гг.

В исследовании особенностей индивидуальной и групповой дисциплинированности парламентской деятельности обращено внимание на то, что групповые, фракционные действия регулируются нормативно-правовыми актами, положениями и нормами в такой же степени, как индивидуальные и системные. Субъектом их регулирования являются фракции системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности или независимые, неформальные совокупности парламентариев, связанные с межличностными и межгрупповыми отношениями и выполняющие отдельные функции. При этом групповые, фракционные действия субъектов профессиональной дисциплины парламентской деятельности достаточно жестко регламентированы (действия во фракции, участие в различных групповых мероприятиях типа фракционных совещаний и собраний).

Таблица 5.

Динамика изменения  зависимости между уровнями дисциплинированности и результатами парламентской деятельности депутатов

(начало/окончание эксперимента)

Результативность парламентской

деятельности

Уровень профессиональной дисциплины (%участников)

высокий

средний

низкий

репродуктивная

18/15

32/21

27/22

адаптивный

24/19

26/23

29/33

локально-моделирующий

34/35

25/27

23/27

системно-моделирующий

24/31

17/29

11/18

Организационно-политическими и социально-психологическими механизмы, которые определяют состояние профессиональной дисциплины выступают личностная и групповая профессиональная дисциплина рядовых парламентариев и дисциплинарная компетентность руководителей. Именно они обеспечивают при благоприятных социально-политических, материально-технических, экономических и организационных условиях профессиональный парламентский порядок.

В качестве эффективных механизмов модернизации дисциплинарной системы парламентской деятельности исследованы оппозиционарность в развитии профессиональной дисциплины, а также индивдиуальная и групповая регуляция и психокоррекция профессиональной недисциплинированности.

Исследование показало, что проявления недисциплинированности депутатов имеют многообразные формы: личные дисциплинарные проступки, неконсолидированность,  нарушения регламента парламентской деятельности, отсутствие взаимодействия с избирателями, законотворческая пассивность и др. На результаты парламентской деятельности наиболее существенно влияет проявление законотворческой пассивности. 

Характеристика законотворческой пассивности как проявления недисциплинированности депутатов Государственной Думы ФС РФ четвертого созыва представлена в табл. 6.

Из приведенных данных видно, что в законотворческом процессе не участвует 35,5% депутатов, при этом прослеживается тенденция нарастания пассивности в депутатском корпусе. Особенно это характерно для внефракционных депутатов – одномандатники, среди которых данный показатель за 2000-2003 гг. возрос с 41,4% до 52,8%. Данное нарушение требует существенной социально-психологической коррекции и профилактики.

Исследование причин отмеченного и других нарушений профессиональной дисциплины указывает на то, что во многом это обусловлено недостаточным уровнем коммуникативной культуры депутатов. Иначе говоря, развитие профессиональной дисциплины во многом определяется коммуникативной стратегией депутата. Учет этого позволило привлечь возможности социально-психологического тренинга для системного повышения коммуникативной компетентности депутатов.

Кроме того, социально-психологический тренинг с депутатами, проявляющими законотворческую пассивность обеспечил существенную социально-психологическую коррекцию и профилактику отмеченного вида недисциплинированности. Всего в тренинге участвовало 60 парламентариев. Из них 54 мужчины и 6 женщин в возрасте от 35 до 55 лет. Опыт парламентской деятельности составил 3 – 12 лет. Программа тренинга была рассчитана  на 48 часов из расчета 4 часа в неделю в течение 12 недель и реализовывалась в 2004-2005 гг.. Задания тренинга предполагали их выполнение как в аудитории, так и в процессе депутатской деятельности.

Основной задачей социально-психологического тренинга было сформировать коммуникативную компетентность депутатов, обеспечивающую им снижение уровня недисциплинированности, прежде всего связанной с законотворческой пассивностью. Для этого у парламентариев формировались умения публичного социально-психологическими техниками аттракции, манипуляции и интеракции. Вырабатывались стратегии усиления эффекта, преодоления препятствий, избегание технологических неудач и формировались приемы, позволяющие

Недисциплинированность депутатов, проявляющаяся в  Таблица 6.

законотворческой пассивности депутатов, в %

ГД в
целом

Е-ЕР

КПРФ

ЛДПР

О-ЕР

СПС

ЯБЛ.

АПДГ

НД

РР

Вне
фракц.

2000

35,3

9,8

16,6

62,3

28,9

44,2

42,1

28,7

34,0

34,8

41,4

2001

35,9

18,8

28,7

52,0

30,9

46,9

37,3

29,6

38,4

36,8

39,8

2002

37,1

37,9

35,3

36,4

31,8

41,9

38,9

37,7

35,7

36,7

47,3

2003

33,7

40,5

40,9

37,8

40,6

43,9

43,0

35,0

40,3

42,5

52,8

Созыв
в целом

35,5

26,7

30,4

47,1

33,0

44,2

40,3

32,7

37,1

37,7

45,3

решать эти задачи в процессе законотворческой деятельности и парламентских отношений. Участники тренинга овладевали функциями политической рекламы (информационной, социализирующей, критикующей).

В соответствии с гипотезой предполагалось, что такая организация социально-психологического тренинга позволит обеспечить рост коммуникативной компетентности депутатов. Результаты тренинга анализировались в построенном для этих целей в моделируемом пространстве (рис. 3).

Данная модель позволяла наметить пять основных направлений, по которым предлагалось оценить рост коммуникативной компетентности депутатов в ходе социально-психологического тренинга. Оценивание осуществлялось группой независимых экспертов, в которую входили психолог-консультант и политтехнолог со стажем работы более 10 лет, два руководителя аппарата Государственной Думы ФС РФ.  Итоговые результаты тренинга (третий замер) представлены на рис. 4.

Рис. 3. Модель пятифакторного социально-психологического пространства.

Полученные итоговые результаты экспертной оценки показывали, что наиболее эффективным направлением развития коммуникативной компетентности депутатов стало формирование целенаправленной коммуникации (5 баллов), развитие у них основных компонентов коммуникативной компетентности, а именно: лингвистического, дискурсивного, прагматического, стратегического, социально-перцептивного элементов. Данные измерения осуществлялись с помощью тестирования.

Рис. 4. Результаты тренинга в многомерной пятифакторной модели

(экспертная оценка в конце тренинга)

На диаграмме (рис. 5а, б) показано соотношение сформированности компонентов коммуникативной компетентности депутатов в начале и в конце тренинга. Каждый компонент оценивался по 10-балльной системе

Результаты показали, что наблюдалась положительная динамика в развитии всех компонентов коммуникативной компетентности депутатов. Все это определило их более эффективную коммуникативную  стратегию в законотворческой деятельности и в парламентских отношениях, реализация которой  позволило существенно снизить уровень недисциплинированности среди данной группы депутатов (см. рис.6).

Как видно из рисунка, наиболее заметный рост наблюдался в области формирования стратегии избегания – технологии неудач (с 1,9 до 4,6). Значительно возросло качество стратегии для усиления коммуникативного эффекта (с 3,1 до 4,5). Несколько меньше выражен рост показателей

. преодоления препятствий в ходе парламентских отношений. Однако и в этой области стратегий наблюдались улучшения (с 3,3 до 3,9 баллов).

.

Рис. 5а. Соотношения компонентов коммуникативной компетентности

депутатов в начале тренинга

Рис. 5б. Соотношения компонентов коммуникативной компетентности

депутатов в конце тренинга

Экспериментальная работа показала, что социально-психологический тренинг является эффективным средством развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности, в том числе в социально-психологической коррекции проявлений недисциплинированности

Рис. 6. Результаты формирования коммуникативных стратегий депутатов

в процессе социально-психологического тренинга

Развитие профессиональной дисциплины определяется как внешними, так и  ситуационными факторами, то есть изменениями в потребностях, требованиях и условиях парламентской деятельности, так и внутренними процессами развития и роста личности – новыми мотивационными и познавательными возможностями. В процессе исследования выявлена особая роль оппозиционарности.

Результаты исследования показали, что оппозиционарность, выступающая как системное проявление активности оппозиции, проявляет себя в качестве одной из закономерностей развития гражданского общества и его институтов. В развитии профессиональной дисциплины она играет роль эффективного механизма расширения проблемного поля и выявления новых ресурсов развития парламентской дисциплины. В этом проявляется сложная двойственная природа оппозиционарности, в которой многогранно синтезированы социально-политические ценности, интересы, мотивы, позиции и действия различной принадлежности депутатов, фракций, регионально-электоральных групп.

В своем развитии парламентарии переживают ситуации, требующие преодоления трудностей, которые обусловлены содержанием профессиональных дисциплинарных требований, неблагоприятной обстановкой в парламенте, типологическими особенностями собственной личности, сопротивляемостью нормативному порядку организации профессиональной деятельности, отношениями с коллегами.

Наряду с социально-психологическим механизмами исследованы личностно-профессиональные условия развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности. Их роль прослежена в обеспечении оптимизации дисциплинарной системы парламентских отношений и труда депутатов, повышении уровня дисциплинированности субъектов парламентской деятельности, в утверждении их  позитивного имиджа. Выявленные условия системно проявляются через актуализацию позитивной  дисциплинарной мотивации, повышение ценности дисциплинированности для депутатов и парламентских объединений, вовлеченных в дисциплинарную деятельность, эффективное социально-психологического обеспечения функционирования дисциплинарной системы. Это динамический результат парламентской деятельности, парламентариев, фракций, парламента и системно-структурного дисциплинирования в итоге –  определяющее их профессиональное состояние и качество.

В заключении диссертации представлены  основные обобщающие выводы и положения, выявленные в ходе диссертационного исследования. Они свидетельствуют о том, что научная гипотеза нашла подтверждение, поставленная цель и задачи реализованы в полном объеме. На основе полученных результатов сделаны следующие выводы.

1. Результаты  анализа политологического знания о дисциплине, противоречий, трудностей и недостатков в дисциплинарной деятельности в системе парламентских отношений объективно обусловливают актуальность разработки теории и продуктивной практики развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности. Система политологических знаний о профессиональной дисциплине парламентской деятельности востребована для политологии и практическими потребностями развития современных парламентских отношений.

Теория профессиональной дисциплины парламентской деятельности разработана на основе методологических принципов в соответствии с научными критериями фундаментальности, актуальности, современности, перспективности и  самостоятельности. Разработанная теория профессиональной дисциплины парламентской деятельности раскрывает научные и технологические основы продуктивного решения важной для политологии научной и практической задачи. Она вместе с другими достижениями политологии расширяет теоретико-методологическое основание для повышения организованности гражданского общества и его институтов.

В разработанных научных положениях раскрывается сущность профессиональной дисциплины парламентской деятельности, закономерности, механизмы и условия  ее развития. Профессиональная дисциплина субъектов парламентской деятельности раскрывается на индивидуальном и корпоративном уровнях, воздействуя на структуры и процессы, регулируя их состояние, связи, отношения, поведение и действия в интересах достижения совместной цели.

Профессиональная дисциплина проявляется  в психогенезе при выполнении законотворческих функций  субъектами парламентской деятельности, при исполнении ими политических полномочий в процессе взаимодействия с регионально-электоральными группами и другими субъектами гражданского общества и выступает механизмом гармонизации складывающихся политических отношений.

2. Особенности, тенденции и механизмы проявления и развития профессиональной дисциплины раскрываются в развитии при выполнении субъектами парламентской деятельности  законотворческих функций, в процессе  исполнении ими политических полномочий, в системе межличностных и межгрупповых  отношений, взаимоотношений с регионально-электоральными группами и гражданским обществом. Она разворачивается в рамках нормативно и личностно регламентированной ситуации и регулируется индивидуальными и групповыми ценностями, установками, мотивами и другими факторами.

Состояние профессиональной дисциплины отдельного парламентария, фракции и парламента как субъектов парламентских отношений в целом  определяется действием механизмов ее развития: мотивацией личностно и нормативно регулируемого профессионального поведения, деятельности и отношений; активной дисциплинарной деятельностью, обеспечивающей развитие профессиональной дисциплины; самокоррекцией и коррекцией недисциплинированности.

Динамический аспект системы профессионального парламентского дисциплинирования составляют профессиональные, дисциплинарные, нормативные функции парламентариев, дифференцированные по структурной, служебной, должностной иерархии, задачам и личностно-профессиональным качествам субъектов парламентской деятельности. Основными дисциплинарными функциями являются: индивидуальное и групповое профессиональное самодисциплинирование; властное (внешнее) нормативное дисциплинирование; всестороннее нормативно-дисциплинарное обеспечение, дисциплинарная психокоррекция. Выполнение этих функций в системе индивидуальной и групповой дисциплинарной деятельности обеспечивает социально-психологическую регуляцию парламентской деятельности и парламентских отношений в интересах обеспечения их соответствия заданным критериям, характеризуя динамику системы дисциплинарной парламентской деятельности.

3. Новые введенные в научный оборот эмпирические данные  раскрывают механизмы  личностно-профессиональной и нормативной регуляции, саморегуляции парламентских отношений и поведения депутатов, выражающих закономерности и тенденции индивидуальной и групповой профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

При этом сформированный “деятельностный” подход в развитии профессиональной дисциплины парламентской деятельности, проявляющийся во взаимосвязанных личностно и нормативно детерминированных действиях и парламентских отношениях, позволил экспериментально раскрыть механизмы ее регуляции и саморегуляции, которые выступают самостоятельными структурными образованиями в  многофакторной дисциплинарной системе.

Дисциплинарная система охватывает все основные парламентской деятельности и парламентских отношений, механизмами функционирования которой выступают межличностные  официальные и неофициальные отношения. Совокупность развивающихся нормативных и неформальных регуляционных механизмов определяет характер профессионального дисциплинирования.

Выявленные механизмы личностно-профессиональной и нормативной регуляции и саморегуляции профессиональной дисциплины проявляют себя как устойчиво повторяющиеся признаки  трансформации в парламентские отношения,  деятельность  и ее результаты  индивидуальных, групповых, общепарламентских и регионально-электоральных групповых предпочтений, настроений,  интересов и требований. В качестве ведущей закономерности выявлена стадийность проявления особенностей личностно-профессиональной регуляции и саморегуляции  индивидуальной и групповой дисциплинированности, механизмами которой выступают  самоидентификация депутатов по доминирующим групповым идеям и программам, индивидуальная и групповая поляризация регионально-электоральных групп, объединение различных фракций в  парламенте, синтезирующее  совокупность поливариантного парламента

Результаты исследования показали, что механизм корпоративной дисциплины парламентариев основывается на системе  личностной дисциплинированности депутата и проявляется через: групповую дисциплинарную установку, объектом которой являются принципы и нормы  профессиональной дисциплины парламентской деятельности; дисциплинарно-ролевое образование, охватывающее совокупность взаимосвязанных ролей, обусловленных требованиями внутрикорпоративного дисциплинирования; корпоративные дисциплинарные традиции и обычаи; норма дисциплины, устанавливающая уровень дисциплинированности требуемый, от депутата. Групповая дисциплинарная структура позволяет приводить групповые поступки в соответствие с корпоративными правилами и компенсирует проявления индивидуальной недисциплинированности депутатов.

Ключевое место в дисциплинарной деятельности принадлежит дисциплинарным функциям. Их выполняют сами депутаты, депутатские фракции и в целом парламент. Исследование показало, что к таким функциям следует отнести: подкрепление индивидуального и группового самодисциплинирования (контроль, стимулирование, оценка); развитие индивидуальной и групповой дисциплинированности; регламентирование парламентской деятельности; совершенствование парламентских отношений; создание условий, мотивирующих развитие профессиональной дисциплины; совершенствование дисциплинарной системы парламент в полном объеме.

Экспериментально установлено, что дисциплинарное развитие субъектов парламентской деятельности обеспечивается включением в систему их ценностей принципов и норм парламентской деятельности и отношений. Признаками закономерного проявления устойчивого развитие дисциплинированности выступают мотивированная активность самодисциплинирования и дисциплинирования, сформированность автоматизмов нормативного поведения, сопротивляемости негативным воздействиям, оптимизация дисциплинарной деятельности и снижение психологической "цены" дисциплины и дисциплинарных нагрузок.

Механизмы дисциплинарной коррекции проявляют себя в нормативно-ценностной коррекции – развитии самоконтроля и самооценки субъектом парламентской деятельности собственного поведения и внесением изменений в индивидуальную систему норм и принципов, когнитивную сферу, рефлексию, эмоционально-волевую стабильность, проявлении дисциплинарной активности.

4. Разработанная и системно представленная концепция развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности как главное содержание разработанной теории выступает научной предпосылкой для укрепления общественной стабильности и социальной интеграции. Она раскрывает характер дисциплинарной системы и является теоретическим отражением сущности, закономерностей, механизмов и условий нормативной регламентации и личностно-корпоративной регуляции намерений, действий и поведения депутатов в законотворчестве и парламентских отношениях.

В рамках разработанной концепции представлена модель развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности. Она позволяет на основе закономерностей проявления сущности  дисциплинированности осуществить интеграцию выдвинутых положений и выводов в целостную систему представлений, которые объединены с целью оптимизации парламентских отношений и парламентской деятельности. Модель как системное характеристика стратегии и практики достижения поставленной цели содержательно представлена тремя блоками: структурно-содержательные компоненты профессиональной дисциплины парламентской деятельности; организационные компоненты; регуляционно-функциональные компоненты, включающие алгоритм и технологию деятельности по развитию дисциплинированности депутатов.

В модели системно и во взаимосвязи представлены гностический, конструкторско-проектировочный, деятельностно-коммуникативный, критериально-маркерный оценочный и оптимизационный компоненты, которые определяют содержание и организацию функционирования дисциплинарной системы. Алгоритм, выступающий в виде обоснованных правил выполнения действий и способов развития профессиональной дисциплины, придает ему процессуальную упорядоченность и целеустремленность. Технология развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности, объединяющая стратегию, тактику и технику дисциплинирования, способствует на практике повышению ее уровня.

Основные новые теоретические и экспериментальные данные системно раскрываются в новых и уточненных понятиях: 

– категория «профессиональная дисциплина парламентской деятельности», раскрывающая ее сущность, которая проявляется  через индивидуальные и корпоративные структуры и процессы регуляции связей, отношений, поведения и действий субъектов парламентской деятельности в интересах достижения ее совместной цели и воздействия на соответствующие структуры. Она раскрывается в развитии при выполнении законотворческих функций субъектами парламентской деятельности, при исполнении ими политических полномочий во  взаимодействии с регионально-электоральными группами и другими субъектами гражданского общества и выступает механизмом гармонизации складывающихся политических отношений;

категория «дисциплинарная система» характеризует структурно-функциональный состав - принятые нормы, субъектную принадлежность и персональный состав депутатов, определяющих характер профессиональной дисциплины; содержание дисциплинарной деятельности, особенности распределения обязанностей между парламентариями и депутатскими объединениями; соотношение между нормативным, властно-управленческим и социально-психологическими способами дисциплинирования и самодисциплинирования; систему дисциплинарной мотивации в процессе парламентской деятельности и отношений; условия развития профессиональной дисциплины в рамках разработанных модели, алгоритма и технологии;

- категория «модель развития профессиональной дисциплины» раскрывает совокупность взаимосвязанных компонентов - гностического, конструктивно-проектировочного, деятельностно-коммуникативного, критериально-маркерного оценочного и оптимизационного звеньев, которые определяют содержание и организацию функционирования дисциплинарной системы.

- категория «алгоритм развития профессиональной дисциплины»  характеризует систему обоснованных правил, определяющих направленность и порядок выполнения действий и использования способов развития профессиональной дисциплины парламентариев, придавая дисциплинарной деятельности процессуальную упорядоченность и целеустремленность;

- категория «технология развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности» раскрывает научные основы стратегии, тактики и техники процедур привлечения ресурсов, средств и методов, способствует на практике повышению ее уровня;

- категория  «критериально-маркерное оценочное основание развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности» характеризует  систему критериев, показателей и уровней эффективности достижения цели, а также маркеры, выступающие механизмами их субъективного восприятия и  использования конкретным депутатом  для оценивания себя и других, складывающихся отношений, поведения и действий профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

5. Для  оценки продуктивности  развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности разработана система критериев, показателей и уровней эффективности развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности, которая  представляет собой системное критериально-маркерное оценочное основание. В нем разработанные  критерии, показатели и урони дисциплинированности парламентариев выражают основные признаки достижения цели, а маркеры выступают механизмом их субъективного восприятия субъектами парламентской деятельности. Они используются конкретным депутатом  для оценивания себя и других, складывающихся отношений, поведения и действий, выступающих основными детерминантами направленности развития и проявления профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

С использованием системы критериев, показателей и уровней представляется возможным всесторонне оценивать дисциплинированность. На конкретных уровнях продуктивности ее развития и сформированности дисциплинированность проявляется как развивающееся системно-личностное образование, охватывающее дисциплинарное мышление и мотивацию, социально-психологическую готовность к активному дисциплинированию и самодисциплинированию, определенную нормативность индивидуального и группового поведения парламентариев, включает: владение элементами теории профессиональной дисциплины парламентской деятельности; совокупность креативных и нормативных навыков, интегрированных в психологическую структуру парламентской деятельности и отношений; навыки ролевого дисциплинарного взаимодействия; эмоционально-волевую подготовленность к адекватной дисциплинарной оценке и самооценке для оптимизации дисциплинарной системы .

Разработанные требования регламентируют порядок использования критериально-маркерного оценочного основания и обеспечивают максимальную конгруэнтность разработанных критериев, показателей и уровней дисциплинированности парламентариев с их субъективным восприятием, выраженном в индивидуальных маркерах, которые используются в реальном процессе оценивания.

6. Условия развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности определяют оптимизацию дисциплинарной системы в процессе труда депутатов, утверждение их  позитивного имиджа и системно проявляются через актуализацию позитивной дисциплинарной мотивации, повышение ценности дисциплинированности для депутатов и парламентских объединений, вовлеченных в дисциплинарную деятельность, эффективное социально-психологического обеспечения функционирования парламента. Создание таких условий предполагает: всестороннее осознание субъектами парламентской деятельности механизмов, зависимостей и факторов, определяющих содержание и динамику развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности, как основы их дисциплинарной  их компетентности; оптимизация дисциплинарной системы парламентской деятельности; совершенствование механизмов нормативной базы дисциплинарной системы; создание критериальной основы оценивания профессиональной дисциплины парламентской деятельности и комплекса оценочных процедур дисциплинарной деятельности для ее оптимизации;  социально-психологическое обеспечение дисциплинарной деятельности парламентариев; овладение депутатами эффективной практикой самодисциплинирования на основе психокоррекции личной недисциплинированности.

Разработанные практические выводы, рекомендации и научно-методические материалы апробированы и могут быть полезны для организации эффективного социально-психологического обеспечения процесса развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности

7. Результаты теоретического анализа и эмпирического исследования позволяют внести ряд практических предложений, направленных на развитие профессиональной дисциплины парламентской деятельности в рамках дальнейшего исследования проблемы и оптимизации парламентской деятельности и парламентских отношений.

На основе проведенной экспертизы нормативной, профессиональной дисциплинарной инфраструктуры и с учетом полученных результатов реализовать эффективные  меры по  соблюдению гарантий, прав и обязанностей субъектами парламентской деятельности, созданию условий для оптимизации дисциплинарной деятельности и утверждения лучших профессиональных дисциплинарных традиций в парламенте.

Для системного социально-психологического сопровождения парламентской деятельности целесообразно создание научно-исследовательского и коррекционно-развивающего центра для изучения, научно-методического сопровождения  и оптимизации парламентской деятельности и парламентских отношений.

В интересах повышения роли политологии в развитии профессиональной дисциплины парламентской деятельности в рамках заявленного нового научного направления «политология властных отношений» целесообразно продолжить исследование таких актуальных сторон проблемы, как:

– концепция оптимизации властных отношений  в современных законодательных органах;

–модель и технология развития парламентских отношений и взаимодействия в системе открытого взаимодействия субъектов парламентаризма современного  гражданского общества;

– личностно-профессиональные и корпоративные предпосылки оптимизации парламентской деятельности и парламентских отношений;

– политико-правовые условия эффективного функционирования  дисциплинарной системы в органах законодательной власти;

– организационно-политические основы мониторингового оценивания и оптимизации  функционирования  дисциплинарной системы в системе .

Для организации дальнейших исследований по отмеченным направлениям целесообразно рассматривать систему профессиональной дисциплины парламентской деятельности в качестве центральной системы парламентских отношений, которая  определяет характер развития всех сторон парламентской деятельности и отношений. Полученные в диссертационном исследовании результаты могут явиться конкретной научной и эмпирической основой.

3. Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

Монографии:

  1. Савченко И.С.Проблемы здорового образа жизни: инновационно-креативный подход к здоровье сохраняющему  развитию.– М.: Изд. РГСУ, 2007 (14,0/ 2,5 п.л.), в соавт. с  Н.Н.Алалыкиной, О.А.Нестерчук.
  2. Савченко И.С. Политическая власть: механизм профессиональной парламентской деятельности / Монография. – М.: Изд-во «Интеграция», 2006. – 312 с. (18,3 п.л.).
  3. Савченко И.С. Профессиональная дисциплина парламентской деятельности: теоретико-методологический аспект / Монография. – М.: Агентство «Издательский сервис», 2006. – 148 с. (8,1 п.л.).
  4. Савченко И.С. Политическая имиджелогия / Монография. – М.: Изд-во «Гном и Д», 2006. – 120 с. (7,0/2,7 п.л.), в соавт. с Лаптевым Л.Г.
  5. Савченко И.С. Профессиональная дисциплина парламентской деятельности / Монография. – М.: Изд-во «Интеграция», 2005 – 269 с. (15,7 п.л.).
  6. Савченко И.С., Профессионализм политической деятельности / Монография. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2004. – 192 с. (11,2/4,0 п.л.), в соавт. с Жуковым В.И., Лаптевым Л.Г.
  7. Савченко И.С. Оппозиционарность в российском обществе: социально-психологический анализ / Монография. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – 72 с. (4,2/2,1 п.л.) в соавт. с Лаптевым Л.Г.).

Публикации в изданиях, входящих в перечень рецензируемых

научных журналов и изданий ВАК РФ:

  1. Савченко И.С. Психогенез взаимосвязи профессиональной дисциплины и особенностей парламентской деятельности // Прикладная психология и психоанализ. – 2006. – № 3. – С. 24–40 (1 п.л.).
  2. Савченко И.С. Проблемы оценки эффективности управления кадрами// Социальная политики и социология. – 2006. – № 2. – С. 101–107 (0,15 п.л.).
  3. Савченко И.С. Проблемы развития политической культуры современного руководителя// Социальная политики и социология. – 2006. – № 2. – С. 131-138 (0,15 п.л.).
  4. Савченко И.С. Акмеологические особенности имиджа политического лидера// Социальная политики и социология. Спец. выпуск. – 2006. – № 2. – С. 151-154 (0,15 п.л.).
  5. Савченко И.С. Особенности современной электоральной коммуникации и ее место в управлении социально-политическими процессами //Социальная политики и социология.– 2006. – № 2. – С. 187–190 (0,15 п.л.).
  6. Савченко И.С. Социально-психологические особенности проявлений дисциплинарной системы парламентской деятельности // Прикладная психология и психоанализ. Приложение. – 2005. – 20 с. (1,1 п.л.).
  7. Савченко И.С. Индивидуальная и групповая дисциплинарность парламентской деятельности и ее социально-психологические особенности // Прикладная психология и психоанализ. Приложение. – 2004. –19 с. (1,1 п.л.).
  8. Савченко И.С. Социальная акмеология: проблемы и перспективы развития // Ученые записки Российского государственного социального университета. – 2004. – №3 (41). – С. 11–17 (0,4 п.л.).
  9. Савченко И.С. Динамика взаимосвязи дисциплинарности и характера деятельности парламентариев // Прикладная психология и психоанализ. – 2003. – 21 с. (1,2 п.л.).
  10. Савченко И.С. Акмеологические особенности политического лидера //Социальная политики и социология. – 2006. – № 2. – С. 151–154 (0,25 п.л.).
  11. Савченко И.С. Проблемы оценки эффективности оценки управления // Социальная политики и социология. – 2006. – № 2. – С. 101–106 (0,25 п.л.).

Научные труды и материалы конференций:

  1. Савченко И.С. Проблемы развития политической культуры современных руководителей // Национальные проекты и социальное образование: опыт и проблемы подготовки кадров для социальной сферы: VI Всероссийский социально-педагогический конгресс, 2006, г. Москва. – М.: Агентство «Социальный проспект», 2006. – С. 131–138 (0,25 п.л.), в  соавт. с Лаптевым Л.Г
  2. Савченко И.С. Индивидуальная и групповая дисциплинарность парламентской деятельности и социально-психологические особенности // Матер. VI Всероссийского социально-педагогического конгресса, 6–7.06.2006 г., г. Москва / Под общ. ред. В.И. Жукова. – М.: Ритм, 2006. – С. 59–67 (0,6 п.л.).
  3. Савченко И.С. Психогенез взаимосвязи профессиональной дисциплины и парламентской деятельности депутатов в системе социальных отношений // Матер. VI Всероссийского социально-педагогического конгресса, 6–7.06.2006 г., г. Москва. – М.: Изд-во РГСУ, 2006. – С. 36–45 (0,6 п.л.).
  4. Савченко И.С. Вербальные проблемы в системе властных отношений // Язык и культура: Пленар. доклады III Междунар. науч. конф., 23–25.09.2005 г., г. Москва. – М.: Северный город 7, 2005. – С. 46–47 (0,1 п.л.).
  5. Савченко И.С. Профессиональная дисциплина парламентской деятельности как фактор развития социального партнерства // Социальное партнерство: проблемы взаимодействия человека, общества, государства: Матер. IV годичных науч. чтений РГСУ 29–30.01.2005 г., г. Москва. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2005. – С. 19–23 (0,25 п.л.).
  6. Савченко И.С. Профессиональная деформация и становление профессиональной идентичности // Актуальные педагогические проблемы высшего социального образования: Развитие взаимодействия в рамках «университетской профильной кафедры»: Сб. матер. межфакультет. науч.-практ. конф. РГСУ, 19.05.2004 г., г. Москва. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2004. – С.56–59 (0,15 п.л.).
  7. Савченко И.С. Гуманизация и политическое поведение электората в избирательном процессе // Актуальные проблемы гуманизации современного социального образования: Матер. III годичных чтений Гуманитарного факультета МГСУ, 24–25.01.2004 г., г. Москва. – М.: РИЦ «ЦентрАрт», 2004. – С. 116–120 (0,4/0,2 п.л.).
  8. Савченко И.С. Проблема творческого развития личности // Сб. трудов участников междунар. науч.-практ. конф., 12-14.05.2004 г., г. Ульяновск. – М.– Ульяновск: УлГУ, 2004. – С. 368–374 (0,4/0,2 п.л.), в соавт. с Федоровой Е.В.
  9. Савченко И.С. Гуманизация как процесс овладения искусством убеждающего воздействия в политической коммуникации // Актуальные проблемы гуманизации современного социального образования: Матер. III годичных чтений Гуманитарного факультета МГСУ, 24-25.01.2004 г., г. Москва. – М.: РИЦ «ЦентрАрт», 2004. – С. 137–143 (0,4 п.л.).
  10. Савченко И.С. Развитие акмеологической культуры субъекта деятельности как ключевое направление гуманизации его развития // Актуальные проблемы гуманизации современного социального образования: Матер. III годичных чтений Гуманитарного факультета МГСУ, 24–25.01.2004 г, г. Москва. – М.: РИЦ «ЦентрАрт», 2004. – С. 44–47 (0,2 п.л.).
  11. Савченко И.С. Развитие взаимодействия в рамках «университетской профильной кафедры» РГСУ // Актуальные педагогические проблемы высшего социального образования. – М.: ГУП ЦРП «Москва – Санкт-Петербург», 2004. – С. 56–59 (0,2/0,1п.л.), в соавт. с Алалыкиной Н.Н.
  12. Савченко И.С. Особенности политического поведения электората в избирательном процессе // Актуальные проблемы отечественной политической теории и практики: Сб. науч. стат. и матер. молодых ученых. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – C. 88–94 (0,4 п.л.).
  13. Савченко И.С. Связи с общественностью в социальной акмеологической практике // Проблемы акмеологического «Альфа» и «Омега»: Матер. К 80-летию академика Алексея Александровича Бодалева. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – С. 58–68 (0,8/0,4 п.л.), в соавт. с  Перелыгиной Е.Б.
  14. Савченко И.С. Феномен акмеологической культуры современного человека // Проблемы акмеологического «Альфа» и «Омега»: Матер. К 80-летию академика Алексея Александровича Бодалева. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – С. 88–92 (0,3/0,15 п.л.), в соавт. с Черным Ю.А.
  15. Савченко И.С. Социально-психологические проблемы системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности // Стенограмма заседания Комиссии Совета Федерации по Регламенту и организации парламентской деятельности Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации. 17.05.2007 – С. 9–18 ( 0,3 п.л.)

  Учебники и учебные пособия:

  1. Савченко И.С. Основы социально-психологических исследований: Учеб. для вузов / Под общ. ред. А.А. Деркача, Л.Г. Лаптева. – М.: Гардарики, 2007. – 334 с. (19,4/9,7 п.л.).
  2. Савченко И.С.Проблемы психосоциальной работы в социальной сфере. Учебное пособие  под ред. В.И. Жукова, Л.Г.Лаптева.- М.: Изд. РГСУ, 2007 (9,0/ 2,5 п.л.).
  3. Савченко И.С. Психология профессиональной дисциплины парламентской деятельности: Учеб. пособие / Под общ. ред. В.И. Жукова. – М.: Изд-во РГСУ «Союз», 2006. – 280 с. (16,3/8,2 п.л.), в соавт. с Лаптевым Л.Г.
  4. Савченко И.С.. Профессионализм деятельности: теоретические основы и актуальные проблемы: Учеб. пособие. Т. 2 – М.: Изд. дом. «ЭКО», 2005. – 144 с. (8,4 /2,8 п.л.) в соавт. с  Лаптевым Л.Г.
  5. Савченко И.С. Акмеологические основы эффективных политических коммуникаций: Учеб. пособие. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – 108 с. (6,3/2,1 п.л.) в соавт. Жуковым В.И.).
  6. Савченко И.С. Государственная кадровая политика и управленческий аппарат: Учеб. пособие. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – 120 с. (7,0/2,3 п.л.), в соавт. с Жуковым В.И., Турчиновым А.И.
  7. Савченко И.С. Методология и методика социально-психологических исследований: Учеб. пособие. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – 156 с. (9,1/3,0 п.л.), в соавт. с Козловым В.В.
  8. Савченко И.С. Общая теория управления и стиль политического руководства: Учеб. пособие. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – 132 с. (7,8/2,6 п.л.), в соавт. с Жуковым В.И., Чернавиным Ю.А.
  9. Савченко И.С. Организационная акмеология: Учеб. пособие. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – 132 с. (7,8/2,6 п.л.),  в соавт. с Жуковым В.И.,  Синягиным Ю.В.
  10. Савченко И.С. Политический менеджмент: Учеб. пособие. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – 104 с. (6,0/2,0 п.л.), в соавт. с Нестерчук О.А.
  11. Савченко И.С., Психология развития, акмеология: Учеб. пособие. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – 156 с. (9,1/3,0 п.л.).
  12. Савченко И.С. Политолого-психологический мониторинг политических процессов: Учеб. пособие. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – 156 с. (9,1/3,0 п.л.), в соавт. с Авциновой Г.И., Жуковым В.И., Новиковым В.В.
  13. Савченко И.С. Политолого-психологический мониторинг политических процессов: Учеб. пособие. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – 156 с. (9,1/3,0 п.л.) в соавт. с Жуковым В.И. Нестеренко Н.А.
  14. Савченко И.С. Политическая регионалистика: Учеб. пособие. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – 132 с. (7,7/2,6 п.л.), в соавт. с Жуковым В.И., Мартыновой М.Ю.
  15. Савченко И.С. Психология политической рекламы, агитации и пропаганды: Учеб. пособие. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – 72 с. (4,2/2,1 п.л.).
  16. Савченко И.С. Акмеологические основы эффективных политических коммуникаций: Учеб. пособие. – М.: Альтекс; Изд. дом. «ЭКО», 2003.–120 с. (7,0/2,3).

Зак.331. Подп. к печати 16.07.07 г. Печ. л. 2,25

Тираж 100 экз. Бумага офсетн. Формат 60х84 1/16

Изд.комплекс РГСУ «Союз», 107392, Москва, Лосиноостровская 24,  .


1 Савченко И.С. Психогенез взаимосвязи профессиональной дисциплины и особенностей парламентской деятельности // Прикладная психология и психоанализ. – 2006. – № 3. – С. 24;  Доклад Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации 2006 год. «О состоянии законодательства в Российской Федерации» – М.: Совет Федерации, 2007.– С. 218.– С.39.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.