WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Романова Людмила Михайловна

НАЦИОНАЛЬНЫЙ СУВЕРЕНИТЕТ

В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ:

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ

23.00.02 – политические институты,

этнополитическая конфликтология, национальные

и политические процессы и технологии

(юридические науки)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание
ученой степени доктора юридических наук

Ростов-на-Дону – 2009

Работа выполнена в федеральном государственном

образовательном учреждении высшего профессионального

образования «Ростовский юридический институт МВД России»

Научный консультант:   доктор философских наук, профессор

  Верещагин Виктор Юрьевич

Официальные оппоненты: доктор политических наук

Дугин Александр Гельевич;

доктор юридических наук, профессор

Любашиц Валентин Яковлевич;

доктор юридических наук, профессор

Мордовцев Андрей Юрьевич

Ведущая организация: федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Волгоградская академия МВД России»

Защита состоится 15 декабря 2009 года в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д. 203.011.01 по юридическим наукам при федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Ростовский юридический институт МВД России» по адресу: 344015, г. Ростов-на-Дону, ул. Маршала Еременко, 83, ауд. 502.

       

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Ростовский юридический институт МВД России».

Автореферат разослан 14 ноября 2009 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета  Мясников А.П.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы диссертационного исследования. Определяющей цивилизационной тенденцией современности является глобализация, которая в своей сущности есть сближение различных частей человечества, его интеграция в целостную систему финансово-экономических, общественно-политических и культурных связей на основе новейших средств телекоммуникации и информационных технологий. Имея истоки в ценностях и институтах западноевропейской политико-правовой культуры, глобализация выражает планетарный характер деятельности современного человека, унификацию его ценностей, политических и правовых институтов, распространение передовых технологий и методов ведения хозяйства, как правило, проявляющихся в модернизации и вестернизации в большинстве стран мира.

Несмотря на значительный положительный потенциал формирования институциональных оснований устойчивого развития человечества, сегодня глобализация все чаще оценивается как вызов современности, прежде всего угрожающий реконструкцией сложившегося образа жизни большинства народов мира, институциональных основ политических и правовых систем, демократических институтов, детерминированных современной концепцией прав и свобод человека. В данном контексте вполне обоснована озабоченность самых разных цивилизационных и культурных ареалов человечества, народов, представляющих различные правовые и политические традиции.

Очевидно, что широкий спектр угроз глобализации исходит из ее унифицирующего потенциала, стирающего различия между народами, особенностями их социальных, политических и правовых систем, экономической жизни, культуры, расцениваемого как угроза национальным интересам. Коренное переустройство системы мирового порядка, сложившейся после Второй мировой войны и получившей название «Вестфальский мир», сегодня является основным итогом этого процесса.

Между тем Всеобщая декларация прав человека 1948 года как основной международный правовой документ, закрепляющий принципы и нормы мирового порядка, есть не что иное, как декларация прав народов на их государственность, самобытность их культуры и образа жизни, которые в институционально-правовой форме выражены в национальном суверенитете, являющемся необходимым и достаточным условием существования современных государств. Однако именно он выступает основным объектом атаки глобализации, а его ослабление и дальнейшая реконструкция ее адептами – необходимое условие устойчивого развития народов мира. 

В настоящее время становится очевидной слабая разработанность темы национального суверенитета, отсутствие научной методологии и системы знаний, позволяющих дать адекватную научную оценку процессам суверенизации современных государств в условиях глобализации, определить их институциональные формы в контексте трансформации системы международных отношений, выработать эффективную государственную политику в данной сфере, направленную на защиту национальных интересов с учетом особенностей современных тенденций политико-правовой институционализации национального суверенитета.

Таким образом, актуальность заявленной темы диссертационного исследования обусловлена новыми историческими условиями существования суверенных государств, целесообразностью теоретического переосмысления национального суверенитета в контексте анализа политико-правовой природы глобализационных процессов  и концентрации исследовательского внимания на суверенитете как институциональной матрице государства, которая является его неотъемлемой и необходимой константой даже в условиях глобализации.

Степень научной разработанности проблемы. Проблема национального суверенитета давно является предметом пристального внимания философов, политологов, социологов, юристов. Между тем институционально-правовой анализ национального суверенитета в контексте глобализации, несмотря на его актуальность, в качестве отдельного исследования не проводился, что представляется существенным пробелом в данной сфере научных исследований суверенитета как политико-правового института. В то же время детальная разработанность многих аспектов обозначенной проблемы позволяет сформировать эффективный методологический инструментарий ее изучения.

Существенное влияние на институциональную трактовку суверенитета оказали исследования таких классиков политико-правовой мысли, как Н. Макиавелли, Ж. Боден, Г. Гроций, Т. Гоббс, Дж. Локк, Ж.-Ж. Руссо, Ф. Гизо, Жозеф де Местр, Ж. Маритен, К. Шмитт, которые и определили основные методологические принципы его изучения.

Необходимо признать системообразующее значение для современных исследований суверенитета междисциплинарного политико-правового подхода, обобщающего отечественные и зарубежные интерпретации государственного суверенитета, представленного в работах отечественных мыслителей – К.П. Победоносцева, Б.Н. Чичерина, В.П. Кавелина, Л.А. Тихомирова, П.И. Новгородцева, а также в трудах их последователей – Н.Н. Алексеева, Н.А. Бердяева, И.А. Ильина, Е.Н. Трубецкого, Н.И. Палиенко, А.С. Ященко, внесших большой концептуально-категориальный вклад в изучение проблем институционализации суверенитета в контексте анализа исторического опыта национальных государств, самобытности их государственности и культуры.

Следует отметить работы современных авторов, в которых сформулированы институциональный, теоретико-правовой, антропологический, социально-правовой подходы к анализу проблемы суверенизации государственной власти в современных условиях, – С.С. Алексеева, П.П. Баранова, В.М. Баранова, В.В. Дорогина, А.И. Денисова, В.А. Дрожжина, А.А. Контарева, А.Ю. Мордовцева, А.И. Овчинникова, Д.Ю. Шапсугова, В.Ю. Шпака и др.

Национальные политико-правовые феномены проблемы определения сущностных характеристик этноса, этничности, «государства-нации» успешно разрабатываются Э. Геллнером, Б. Андерсоном, Дж. Хоскингом, Э.Д. Смитом, Э. Хобсбаумом, Г. Коном, К. Хюбнером, У. Альтерматтом, Ю. Бромлеем, В. Тишковым, В.Ю. Верещагиным, С. Арутюновым, Н. Гиренко, Р. Абдулатиповым, Л. Дробижевой, И. Кудрявцевым, С. Лурье, Л.Л. Хоперской и др.

Общая и отраслевая теории глобализации в их институциональном политико-правовом измерении представлены в трудах Дж. Белла,
П. Бергера, Е. Масуда, Дж. Нейсбита, И. Валлерстайна, Р. Робертсона, Дж. Розенау, М. Уотерса, М. Фезерстоуна, Д. Шолте, Ж. Бодрияра,
Д. Хелда, Д. Гольдблатта, Э. Макгрю, Дж. Перратона, И.Л. Бачило,
У. Бека и др. Исследования национального суверенитета в рамках глобальной конфликтологии с учетом особенностей его политико-правовой институционализации осуществили З. Бжезинский, С. Хантингтон, Ф. Фукуяма, А.Г. Дугин, А.С. Панарин, И.И. Лукашук, В.Л. Иноземцев, И.Ф. Кефели, А. Неклеса, Н.Г. Биндюков и др.

Обоснованию правового институционализма, разработке институционально-правовой теории национального суверенитета посвящены труды А.А. Матюхина, С.Г. Кирдиной, А.С. Автономова, А.А. Белова,
Б.П. Елисеева, Д.А. Керимова, Г.В. Клейнера, А.В. Нестеренко, В.С. Нерсесянца, С.А. Пашинина, А.Е. Тилле, Г.В. Швекова, а также М. Вебера, Р. Даля, Д. Дьермейера, К. Кребила, Д. Норта, Г. Пимерса, Р. Тейлора,
Р. Халла, Л. Оппенгеймера, Мориса Ориу, Б. Бади, П. Бирнбаума,
Ж. Бюрдо, М. Дюверже, Ж. Ренара, Т. Веблена, Д. Норта, Т. Парсонса.

Несмотря на достаточно большой объем работ, посвященных данной проблеме, национальный суверенитет и влияние на него современных глобализационных процессов не рассматривались в качестве предмета самостоятельного и системного политико-правового анализа, что делает своевременным и актуальным настоящее диссертационное исследование.

Объектом диссертационного исследования являются национальные государственно-правовые формы.

Предметом диссертационного исследования выступает институциональная политико-правовая трансформация национального суверенитета в контексте современных глобализационных процессов.

Цель и задачи диссертационного исследования. Цель диссертационного исследования заключается в политико-правовом анализе трансформации национального суверенитета и особенностей его структурно-институционального конструирования в условиях современного глобального политико-правового процесса.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

– критически оценить методологический инструментарий политико-правового исследования суверенитета;

– интерпретировать суверенитет как политико-правовую категорию;

– выявить основные этапы государственно-правового развития института национального суверенитета;

– идентифицировать политико-правовой статус институтов национальной суверенной власти;

– дать политико-правовое обоснование институциональным формам национального суверенитета;

– определить роль децизионизма в системе политико-правовых технологий обеспечения суверенитета;

– концептуализировать политико-правовую природу национального государства;

– систематизировать основные политико-правовые тенденции глобализационных процессов;

– выявить политические и правовые причины кризиса института государственного суверенитета в условиях современной глобализации;

– показать институциональное содержание имперской формы национального суверенитета;

– выяснить интеграционные особенности политико-правовой системы Евросоюза как национально-государственной формы суверенитета;

– определить перспективы суверенной демократии как политико-правовой формы российской национальной государственности.

Научно-теоретическая и методологическая основа диссертационного исследования. Специфика и сложность заявленной темы обусловили применение целого комплекса общенаучных и частнонаучных методов познания, в числе которых: анализ, синтез, сравнение, аналогия, дедукция, индукция, абстракция, а также сравнительно-правовой, юридико-конфликтологический, формально-юридический, метод политико-правового моделирования.

Методологическую основу диссертационного исследования составила парадигма институционально-правового анализа, сформированная на базе классической теории институтов, ориентированной на их многомерный анализ, в рамках которого детерминирующее институциональное значение имеют не только относительно устойчивые нормативные образования, но и различные модели ценностей и значений, опосредующие нормативно-правовую регуляцию общественных отношений.

Системный подход, в соответствии с которым политические и правовые отношения рассматриваются как целостные множества институционально связанных элементов, где их полнота и непротиворечивость  определяют состояние всей системы, играет концептуальную роль в процессе исследования. При этом важное методологическое значение имеет положение о том, что тип поведения политико-правовой системы обусловлен ее внутренними свойствами и характером институциональных связей между элементами, позволяющими объяснить различные виды и формы государственно-правовой суверенизации.

Поскольку авторская концепция касается выявления и осмысления закономерностей трансформации национального суверенитета и особенностей его структурно-институционального политико-правового конструирования в условиях современного глобального процесса, то основными выступают методы описания и анализа ситуаций, обусловленных историческими особенностями политико-правового пространства, экспертные методы (научный и историографический дискурс), методы сравнительного (компаративистского) анализа.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в следующем:

– обоснована методология правового институционализма как наиболее адекватного подхода к политико-правовому исследованию суверенитета;

– дано категориальное определение суверенитета как политико-правового института;

– выявлены основные этапы государственно-правового развития института национального суверенитета в контексте эволюции политико-правовых отношений;

– раскрыта политико-правовая природа, содержание, структура и функции института суверенитета;

– дано политико-правовое обоснование институциональным формам национального суверенитета;

– выявлена институционально-правовая и политическая природа децизионизма, его правоупорядочивающее значение в условиях регулятивной слабости позитивного права, институционализирующего суверенитет;

– систематизированы основные тенденции политико-правовой институционализации суверенитета в контексте современной глобализации;

– дана политико-правовая оценка основным подходам к институциональному конструированию суверенитета, культивируемым современным научным дискурсом;

– определено институциональное содержание имперской формы национального суверенитета, ее политико-правовое значение в условиях современной глобализации;

– показаны интеграционные возможности политико-правовой системы Евросоюза как национально-государственной формы суверенитета;

– обоснованы перспективы суверенной демократии как политико-правовой формы российской национальной государственности.

       Основные положения, выносимые на защиту:

1. Институционализм является наиболее эффективным подходом в познании суверенитета как политико-правового института в рамках его исторической и социокультурной обусловленности, поскольку предполагает трактовку суверенитета не как результата прямой детерминации нормативно-правовой системы, а как деятельности институциональных субъектов, опосредованной всей системой нормативной регуляции, включая мораль, традиции, обычаи и др. Правовой институционализм в познании суверенитета ориентирован не на его идеальную модель, как правило, ведущую к рецептивному формированию нормативно-правового обеспечения, а на реально складывающиеся политико-правовые отношения в данной сфере, что соответствует требованиям теоретико-правовой и методологической корректности. 

2. Суверенитет есть политико-правовая категория, отражающая связь между существующими институциональными политическими и правовыми условиями жизнедеятельности личности, общества и государства и национальными интересами, обусловленными тенденциями социально-экономической, политической и культурной жизни. Реализация суверенитета осуществляется в форме институционально-правового регулирования прав и свобод человека и гражданина, обеспечивающего  стабильность государственной власти, устойчивое развитие и создание условий для самореализации личности. Защита суверенитета требует институционального обеспечения, включающего в себя долгосрочную государственную политику, институционально-правовое поле и систему организаций, интегрированных в качестве ее субъекта.

3. Отношения национального суверенитета – это совокупность связей между людьми, которые возникают по поводу реализации интересов личности, общества и государства в рамках исторически сложившейся политической и правовой систем. Отношения суверенитета определяются содержанием экономических, политических, правовых и культурных отношений, характеризующих конкретную общественную и государственную системы. К их основным группам относятся свобода, равенство, гражданство, публичная власть и государственная целостность, имеющие институционально-правовое закрепление в законодательстве. Участниками отношений суверенитета выступают: человек и гражданин, органы государственной власти и общественного самоуправления, общественные, международные и межправительственные организации. Институциональными субъектами суверенитета являются личность, общество и государство, объектом – права и свободы человека, стабильность государственной власти и устойчивость социально-экономического развития. Складывающиеся в обществе отношения суверенитета лежат в основе политико-правового процесса, который представляет собой деятельность институциональных субъектов суверенитета, отражающую приоритеты экономического развития, концептуализируемую государственной политикой, осуществляемую путем реализации принципа законности и направленную на защиту национальных интересов.

4. Институт национального суверенитета представляет собой совокупность правовых норм, регулирующих отношения суверенизации государственной власти, включает в себя суверенитет личности, общества и государства и формируется как система нормативно-правовой совокупности в соответствии с объектами правового регулирования отношений суверенитета . Правовое оформление суверенитета представляет собой процесс легитимации национальных интересов, реализации свободы личности, народовластия, независимости, обеспечения стабильности государственной власти и территориальной целостности государства.

5. Национальный суверенитет – вид суверенитета, предметом регулирования которого являются отношения независимости и самостоятельности государственной власти, институциональная возможность проводить самобытную государственную политику от имени всего общества (нации). Институционально-правовая структура национального суверенитета формируется в контексте национального и международного правового порядка как итог политико-правового процесса, протекающего на глобальном, региональном и национальном уровнях. Практика институционализации национального суверенитета легализует следующие институционально-правовые формы: реальный суверенитет как способность государства самостоятельно проводить внутреннюю, внешнюю и оборонную политику, заключать и расторгать договоры,  вступать или не вступать в отношения стратегического партнерства;  легальный суверенитет как правовая возможность защиты национального суверенитета посредством национальной и международной легитимации суверенного пространства государства;  суверенитет как институционально закрепленная возможность государственной власти принимать решение – осуществлять властные полномочия; имперский суверенитет как социоцентристская медель структурирования жизненно важных интересов, где определяющее значение имеет доминирование государственных интересов над личностными; интеграционная национально-государственная форма суверенитета как добровольное ограничение суверенитета государств и передача суверенных прав в компетенцию наднациональных образований международного характера; суверенная демократия как институциональное свойство национального суверенитета, характеризующегося внутренним суверенитетом (эффективность проведения внутренней государственной политики), взаимозависимым суверенитетом (охрана государственных границ), международным юридическим суверенитетом (взаимное признание суверенитета государств), вестфальским суверенитетом (невмешательство во внутреннюю политику государств).

6. Децизионизм как правоупорядочивающий институт регулирует отношения суверенитета государственной власти в условиях чрезвычайных обстоятельств, когда контекст позитивного права не позволяет принимать адекватные сложившейся ситуации решения, осуществляет политико-правовую легитимацию властно-волевого характера управления, основанного на абстрактно-правовых принципах и мотивированного национальными интересами. Согласно принципу целесообразности децизионизм является политико-правовой технологией реализации суверенитета личности, общества и государства, не институционализированной юридически.





7.  Глобализация в качестве характеристики современного цивилизационного процесса представляет собой форму интеграции человечества в целостную систему на базе ценностей западноевропейского гуманизма, идеологически обеспечивающего политико-правовой процесс, протекающий на национальном, региональном и глобальном уровнях. Как политико-правовой феномен глобализация выступает фактором унификации политики национальных государств на основе норм современной концепции прав и свобод человека, результатом которой становится универсализация западноевропейских и американских ценностей и интересов в форме правовой легитимации неолиберальной идеологии. В сфере политики и права основные тенденции глобализационных процессов связаны с редукцией этнических и культурных прав и свобод, доминированием наднациональных институтов, деятельность которых обусловлена интересами транснациональных корпораций, ограничением социального законодательства в общем объеме национального законодательства, защищающего права и свободы человека. Общим политико-правовым вектором глобализации является ограничение суверенитета личности, общества и государства.

8. Современный процесс глобализации, унифицируя международное политико-правовое пространство, создает институциональные условия для ограничения государственного суверенитета путем реконструкции и изменения политического значения и роли международных институтов, о чем свидетельствует реконструкция международного правового порядка, основанного на принципах Ялтинско-Потсдамской системы международных отношений, прав и свобод человека, закрепленных Всеобщей декларацией прав человека 1948 года. Девальвация ценностей международной правовой системы, прямое и косвенное нарушение норм международного права и игнорирование воли международных институтов по вопросам соблюдения прав и свобод человека рядом государств приводят к кризису института национального суверенитета, обозначающему стратегию космополитичности той или иной государственности. В этих условиях политико-правовая институционализация национального суверенитета осуществляется посредством реализации национальными правовыми системами таких его институциональных форм, как имперская, интеграционная и суверенная демократии, применение которых обусловлено особенностями социокультурных и правовых традиций стран, конкретно-историческими условиями политического процесса.

9. В политико-правовом дискурсе доминируют институционально-правовой и деонтологический подходы к построению национальной и международной систем обеспечения суверенитета. Институционально-правовой подход провозглашает концепцию прав и свобод человека в качестве основной нормативно-правовой базы институционализации суверенитета, которая свою политическую и международно-правовую реализацию находит в вестфальской модели мира. При этом суверенитет национальных государств является главным институциональным императивом этого подхода, гарантирующим реализацию интересов личности, общества и государства, стабильность международного правопорядка. Деонтологический подход культивирует идею реализации интересов экономически развитых стран путем реагирования всеми возможными силами и средствами на прямые и косвенные угрозы в соответствии с критерием целесообразности, при этом ставится под сомнение институциональная значимость концепции прав и свобод человека. Основными недостатками этого подхода являются, во-первых, недооценка национальных интересов суверенных государств в построении системы глобальной безопасности; во-вторых, игнорирование нравственных и политических последствий применения силы, юридически не санкционированной мировым сообществом; в-третьих, фактическое нарушение действующей структуры международного права.

Вариантом возможного ответа на этот вызов глобализации может стать институционализация космополитического государства, легализующего индифферентное отношение к признаку национальности и допускающего законодательно закрепленное толерантное сосуществование наднациональных идентичностей.

10. Имперская институционально-правовая форма национального суверенитета основана на доминировании политико-правовых идеалов и ценностей, легитимирующих институциональную ориентацию интересов личности на общественные и государственные интересы. В политико-правовом измерении имперскую форму национального суверенитета следует рассматривать как институт универсальной интеграции этнических, культурных, территориально-политических образований в рамках когерентности субъективных прав и обязанностей, обеспеченной суверенитетом верховной власти, идеологической совокупностью идей и институционально-правовых принципов ее суверенизации, основой которых является гармоничное сочетание интересов личности, общества и государства при ведущей институциональной роли государства в защите и реализации наднациональных интересов.

  Имперский принцип организации государственной власти есть форма суверенизации, содержащая ряд политико-правовых элементов,
в числе которых: державность как аксиологическое доминирование института государства, отождествление процесса суверенизации с усилением государственной власти в качестве гаранта стабильности политической жизни и социально-экономического развития, защиты интересов многонационального народа; этнокультурный элемент, состоящий в политико-правовом доминировании государствообразующего этноса, культура которого сыграла определяющую роль в формировании государственности; политическая и институционально-правовая абсолютизация формы государственности, исторически сложившейся на соответствующем геополитическом пространстве, и стремление к ее распространению на другие территории.

11. Европейский союз представляет собой интеграционную национально-государственную форму, которую следует рассматривать как закономерный этап суверенизации в условиях глобализации, особый способ политико-правовой защиты национальных интересов группы стран, предполагающий передачу части их суверенитета надгосударственным институциональным субъектам. Формирование и институционально-правовое развитие Евросоюза показывают, что его внутренней основой является совокупность исторически сложившихся социальных и культурных особенностей европейских государств, их образ жизни, политическая, правовая и социокультурная идентичность как институциональное условие унификации их политико-правового пространства. Внешней основой интеграции выступает обусловленный глобализационными процессами конфликт интересов национальных государств, преодоление которого в условиях трансформации международно-правового порядка возможно лишь посредством интеграционной формы суверенизации.

Институциональное формирование Европейского союза как интеграционной формы суверенизации включает в себя несколько исторических этапов: первым этапом является унификация политико-правового пространства присоединившихся стран на основе взаимоприемлемых критериев интеграционной национально-государственной формы; вторым – геополитическое расширение; третьим – современным этапом – дальнейшая унификация институтов государственного управления, детерминирующая ограничение национального суверенитета в пользу надгосударственных политико-правовых субъектов. 

12. Суверенная демократия – это одна из форм нелиберальной эгалитарной демократии, где политическая, экономическая и общественная свобода отдельного человека ограничивается интересами общества в целях укрепления государственного суверенитета. Суверенная демократия может рассматриваться как политико-правовой проект российской национальной государственности, адекватно решающей задачи укрепления национального суверенитета в условиях глобализации. Данная институциональная форма учитывает условия реформирования российской государственности (федерализация, вестернизация, либерализация) и реализует политико-правовую модель национального суверенитета в рамках основанного на защите и обеспечении прав и свобод человека и гражданина равноправного сочетания суверенитета личности, общества и государства, где реализация суверенитета государства выступает необходимым условием обеспечения национальных интересов. 

Научно-теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования заключается в сформулированных выводах о правовой, политической и социокультурной природе национального суверенитета, особенностях его современного политико-правового конструирования, институциональных закономерностях формирования, определении перспектив институционально-правового обеспечения национальных интересов в контексте современной глобализации посредством суверенизации национальных государств.

Результаты исследования могут быть использованы при дальнейшем изучении проблем институционализации суверенитета национальных государств в условиях глобализации, а также политико-правовых механизмов его формирования в современных условиях. Актуальность и новизна положений, обосновываемых контекстом диссертационного исследования, их методологическое значение для формирования государственной политики в данной сфере позволяют применять многие обобщающие выводы настоящей работы, в том числе в практической деятельности органов государственной власти и управления положения, касающиеся институционально-правовых и организационных характеристик национального суверенитета как одного из факторов обеспечения национальной безопасности.

Представляются практически значимыми результаты и выводы исследования, которые могут быть использованы для дальнейшего совершенствования российского законодательства, регулирующего сферу суверенизации, в практике преподавания теории государства и права, конституционного (государственного) права, юридической региональности, а также спецкурсов по государственно-правовым дисциплинам.

Апробация результатов диссертационного исследования. Основные положения диссертации отражены в двух монографиях, докладах и сообщениях автора на международных, всероссийских, региональных и межвузовских конференциях, а также при проведении всех видов занятий в Ростовском юридическом институте МВД России.

Структура диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, четырех глав, объединяющих двенадцать параграфов, заключения и списка литературы.

       

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

       

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, определяются его объект и предмет, цель и задачи, обосновывается методология исследования, характеризуется новизна, формулируются положения, выносимые на защиту, научно-практическая значимость диссертации, приводятся сведения о апробации результатов исследования.

Первая глава «Суверенитет как политико-правовой институт: теоретико-методологический анализ», состоящая из трех параграфов, посвящена концептуальным и методологическим проблемам анализа суверенитета, вопросам категориального определения данного явления политико-правовой действительности, генезису его институционального развития.

В первом параграфе «Институционализм как методологический инструментарий политико-правового исследования суверенитета» представлен теоретико-методологический инструментарий политико-правового исследования суверенитета, в рамках которого обозначен правовой институционализм в качестве корректной методологии анализа проблемы.

Рассматривая суверенитет как политико-правовой институт, автор обращает внимание на то обстоятельство, что в современной политико-правовой науке отсутствует эффективная методология, адекватная реалиям его эмпирического существования, тенденциям институционально-правовой трансформации в контексте международной системы отношений. 

Автор обосновывает научную позицию, согласно которой выделение детерминационных взаимосвязей в качестве основного методологического принципа анализа феноменов политической и правовой действительности, характерное для марксистской теории, является не только слабо эффективной методологией анализа современных состояний суверенитета, но и не позволяет обозначить сущностные признаки его исторической и политико-правовой трансформации.

Анализируя институциональную методологию исследования, применяемую в сфере экономического, социологического знания, автор полагает, что в юридическом понимании институт – это феномен, призванный обеспечить преемственность системы государственной власти, последовательность нормативного регулирования общественных отношений. В данном контексте автор рассматривает институты как первичные социальные структуры, а право – в качестве отрефлектированных в человеческом сознании и закрепленных в юридических нормах форм реализации этих социальных структур в тот или иной исторический период. По мнению автора, это означает невозможность внедрения в правовую систему той или иной юридической нормы, которая не соответствовала бы сложившейся институциональной структуре общества.

В диссертации обоснованно утверждается, что институционально-правовая методология есть инструментарий, объединяющий методы и приемы исследования процессов правовой институционализации с целью формирования объективного, всестороннего, системного институционально-правового знания. Так, в рамках диссертационной работы правовой институционализм автор рассматривает как метод познания политико-правовых явлений и, соответственно, методологию политико-правового исследования суверенитета. 

Таким образом, автор приходит к выводу, согласно которому под институционализмом следует понимать наиболее эффективный подход в познании суверенитета как политико-правового явления. Он позволяет исследовать феномен суверенитета как целенаправленную деятельность институциональных субъектов в контексте системы нормативной регуляции, включающей мораль, традиции, обычаи и др. Так, автор обосновывает, что институционализм ориентирован не на идеальную модель суверенитета, как правило, ведущую к рецептивному формированию его нормативно-правового обеспечения, а на реально складывающиеся общественные отношения в сфере суверенизации. С методологической точки зрения такой подход наиболее соответствует требованиям теоретической и методологической корректности.

Во втором параграфе «Суверенитет как политико-правовая категория: проблемы определения» исследуется категориальное значение суверенитета в системе политико-правовых категорий, выделяются наиболее существенные признаки его политико-правовой институциональной определенности как совокупности правовых норм, регулирующих общественные отношения в соответствии с предметом правового регулирования.

В диссертации отмечается, что проблема суверенитета, вопросы концептуального определения данного понятия, равно как и теоретико-методологических следствий, для формирования внутригосударственных пространств и международной системы правоотношений являются первостепенными, учитывая его фундаментальное значение в структуре политико-правового порядка. Тем не менее анализ политико-правового дискурса, проведенный в диссертации, позволяет утверждать, что сегодня отсутствует единый подход к рассмотрению процесса становления и развития данного политико-правового института.

Этим объясняется необходимость категориального определения суверенитета, позволяющего выделить его из совокупности феноменов политико-правового порядка, решая проблему унификации его содержательных компонентов в контексте политико-правовой практики. Анализируя концептуально-терминологический ряд, используемый в методологии политико-правовых исследований, автор показывает, что отсутствие категориального определения суверенитета является методологическим пробелом, не позволяющим эффективно решать исследовательские задачи в данной сфере.

Автором обоснована научная позиция, согласно которой отождествление суверенитета как политико-правового явления с функционированием государственной власти, традиционное для политико-правовой науки, не отвечает его институционально-правовой сущности, сужая до уровня одного измерения. Суверенитет гораздо шире и богаче в институционально-правовом плане политического процесса, включает нормативно-правовые группы обеспечения соответствующих правовых статусов не только государства, но также общества и личности.

Автор полагает, что такое понимание суверенитета соответствует политико-правовой практике современности, в рамках которой легитимация прав личности, общества и государства на институциональном уровне реализуется как эквивалентность их ценностного и нормативно-правового значения в системе нормативно-правовой регуляции. Поэтому независимость и самостоятельность как главные свойства суверенитета присущи и государству, и названным субъектам в контексте защиты и реализации прав и свобод человека и гражданина, как правило, имеющих конституционное закрепление в национальных правовых системах. Отождествление суверенитета с суверенитетом государства является не просто теоретическим нюансом научного дискурса, а политическим подходом, следствием которого может быть институциональная реконструкция демократических институтов, ведущая к доминированию воли государства в ущерб интересам личности и общества на основе нарушения институциональной соразмерности отношений гражданского общества и государства. 

Обобщая подходы и точки зрения на проблему, автор полагает, что в контексте задач настоящего исследования суверенитет следует рассматривать как политико-правовую категорию, отражающую связь между существующими институциональными политическими и правовыми условиями жизнедеятельности личности, общества и государства и национальными интересами, обусловленными тенденциями социально-экономической, политической и культурной жизни страны. По мнению автора, реализация суверенитета осуществляется в форме институционально-правового регулирования прав и свобод человека и гражданина, обеспечивающего стабильность государственной власти, устойчивое развитие и создание институциональных условий для самореализации личности. Защита суверенитета требует институциональной разработки долгосрочной государственной политики, легализации национальных интересов как доминирующих.

В третьем параграфе «Генезис института национального суверенитета, основные этапы его государственно-правового развития» предпринято исследование суверенитета в системе общественных отношений, раскрыто содержание института суверенитета, систематизированы  основные этапы его государственно-правового развития.

Категориальное определение суверенитета соответствует установленной связи его с другими явлениями общественной жизни, что позволяет изучить особенности институционально-правовой регуляции данной сферы. Автор обосновывает положение, согласно которому отношения суверенитета есть не что иное, как совокупность связей между людьми, которые возникают по поводу реализации интересов личности, общества и государства в рамках исторически сложившихся политической и правовой систем. Отношения суверенитета являются частью системы общественных отношений – экономических, политических, правовых и культурных, характеризующих общественную и государственную системы. К их основным группам относятся: свобода, равенство, гражданство, публичная власть и государственная целостность, имеющие институционально-правовое закрепление в законодательстве. Участниками отношений суверенитета выступают: человек и гражданин, органы государственной власти и общественного самоуправления, общественные, международные и межправительственные организации. Субъектом отношений суверенитета являются личность, общество и государство, объектом – права и свободы человека, стабильность государственной власти и устойчивость социально-экономического развития. Складывающиеся в обществе отношения суверенитета – основа политико-правового процесса, который представляет собой деятельность субъектов суверенитета, отражающую приоритеты экономического развития, концептуализируемую государственной политикой, осуществляемую с учетом реализации принципа законности.

В связи с этим автор полагает, что институт суверенитета не может существовать оторвано от политико-правовой практики, он является ее обобщением в виде соответствующей нормативно-правовой совокупности, направленной на правовое регулирование соответствующей сферы отношений с учетом интересов личности, общества и государства. Поэтому институт суверенитета представляет собой совокупность правовых норм, регулирующих отношения суверенитета, а его содержание и структура имеют политико-правовую природу и определяются исторически сложившимися политической и правовой системами общества. Так, институционально-правовая структура суверенитета включает суверенитет личности, общества и государства и формируется как система нормативно-правовой регуляции в соответствии с объектами правового регулирования отношений суверенитета, включая совокупность правовых норм, регламентирующих права и свободы человека и гражданина, обеспечивающих государственную целостность и стабильность государственной власти.

Обращаясь к анализу генезиса института суверенитета, рассматривая подходы к проблеме, сформулированные в трудах Ж. Бодена, Т. Гоббса, Ж.-Ж. Руссо, Ж. де Местра, Ж. Маритена, К. Шмитта, и исторические коллизии, связанные с формированием института суверенитета в странах Западной Европы и России, автор показывает, что правовая институционализация суверенитета – это процесс политико-правовой легитимации жизненно важных интересов личности, общества и государства, основанная на ценностях государственной политики институционально-правовая форма реализации свободы личности, народовластия, независимости и стабильности государственной власти, территориальной целостности государства.

Во второй главе «Национальный суверенитет как государственно-правовая институциональная форма», состоящей из трех параграфов, исследуется процесс суверенизации государственной власти, дается правовое обоснование классификации национального суверенитета, предпринимается анализ политико-правовых механизмов защиты и реализации национального суверенитета.

В первом параграфе «Политико-правовой статус институтов национальной суверенной власти» анализируются классические и современные подходы к проблеме суверенизации, осуществляется идентификация политико-правового статуса институтов суверенной власти.

Анализируя политико-правовой статус институтов национальной суверенной власти, автор исходит из положения о том, что история человечества есть история развития человеческой свободы. При этом отношения власти и свободы составляют политическую основу правоотношений. Таким образом, процесс суверенизации институтов государственной власти происходит в пространстве отношений власти и принуждения. В этом контексте различие между обществом и государством состоит в характере национальной суверенной власти, где само государство есть завершение общества и основное институциональное условие обеспечения свободы в нем.

Так, суверенное государство следует рассматривать в качестве высшей формы общежития, поскольку оно формирует институциональные условия для интеграции общественного целого, когда верховная власть трактуется как представитель общественной воли. Такое подчинение частных воль воле общественной есть основа суверенитета и правового порядка в обществе, где право – это юридическая форма выражения общественного блага.

Обращаясь к опыту политико-правового анализа проблемы, автор акцентирует внимание на трудах Б. Чичерина, представившего классификацию форм верховной власти как институциональных принципов ее суверенизации. По мнению автора, особое значение для анализа проблемы суверенитета имеет концепция простоты власти Б. Чичерина, согласно которой суверенная власть может быть основана только на одном простом принципе – демократии, аристократии или монархии, поскольку сочетание нескольких форм власти нарушает ее институциональное единство, нивелирует цель учреждения государства.

Автор полагает, что данный концептуально-методологический принцип может быть эффективно применен в анализе современного института суверенитета в условиях модернизации общества и государства, когда рецептивно-правовые технологии в реформировании политической и правовой систем играют важную роль. При этом очевидно, что соединение различных принципов и идей власти в процессе модернизации транзитивных обществ, к которым следует отнести и Россию, деструктивно влияет на единство и стабильность, ослабляя институт суверенитета. В данном контексте весьма значимым является положение о том, что источником политической жизни и, соответственно, формы власти выступает не какая-либо политико-правовая доктрина или закон, а вся жизнь и сознание народа. Таким образом, суверенизация верховной власти обусловлена особенностями культуры, образа жизни народа, его политической и правовой истории, которые предопределили исторический выбор ее институциональной формы.

Обращаясь к анализу концепций Гегеля, Ж. Бодена, Еллинека, Гирке, С. Краснера, Дж. Марча, Дж. Олсена, автор отмечает крайнюю противоречивость их учений, связанную с исторической «конъюнктурой» и политическими пристрастиями авторов. Между тем существенным авторским выводом является положение об исторической изменчивости институционализации суверенной власти, что, по его мнению, и иллюстрирует данный историко-правовой и политический научный контекст. Так, современные ученые пытаются обосновать институциональные деструкции суверенизации верховной власти, объясняя это глобализационными процессами либо выделяя различные институциональные формы суверенитета. По мнению автора, такая ситуация требует политико-правового осмысления классификации национального суверенитета.

Во втором параграфе «Правовое обоснование классификации национального суверенитета» в рамках институционально-правового анализа типологизации национального суверенитета проводится классификация его институциональных форм.

Опираясь на научные положения, сформулированные в предыдущих разделах диссертационного исследования, автор подчеркивает, что суверенитет как правовой институт структурируется в соответствии с предметом регулирования относительно устойчивых нормативно-правовых совокупностей и в политико-правовом процессе представлен как суверенитет личности, общества и государства. По мнению автора, национальный (государственный) суверенитет наиболее интересен в контексте политико-правовых трансформаций.

Автор обосновывает научное положение о том, что национальный суверенитет представляет собой вид суверенитета, предметом регулирования которого выступают отношения независимости и самостоятельности государственной власти, институциональная возможность проводить независимую государственную политику от имени всего общества (нации). Институционально-правовая структура национального суверенитета формируется в контексте национального и международного правового порядка и является итогом политико-правового процесса, протекающего на глобальном, региональном и национальном уровнях.

В диссертации подчеркивается важное значение для реального функционирования национального суверенитета и его институционально-правового исследования процесса генезиса его различных форм, обусловленных конкретно-историческими условиями суверенизации государственной власти. Автор утверждает, что институциональные формы – это прямое или опосредованное внешнее выражение базовых институтов, задающих социетальную природу общества. В контексте концептуального анализа научных подходов к политико-правовому конструированию форм суверенитета, реальной практики суверенизации государственной власти, представленного в трудах А. Кокошина, Н. Гаранджи,
К. Шмитта, Ю. Боярса и др., суверенизации Европейского союза, в диссертации показано, что практика институционализации национального суверенитета культивирует следующие институциональные формы:

– реальный суверенитет как способность государства самостоятельно проводить внутреннюю, внешнюю и оборонную политику, заключать и расторгать договоры,  вступать или не вступать в отношения стратегического партнерства;

–  легальный суверенитет как правовая возможность защиты национального суверенитета посредством национальной и международной легитимации суверенного пространства государства; 

– суверенитет как институционально закрепленная возможность государственной власти принимать решение – осуществлять властные полномочия;

– имперский суверенитет как социоцентристская медель структурирования жизненно важных интересов, где определяющее значение имеет доминирование государственных интересов над личностными;

– интеграционная национально-государственная форма суверенитета как добровольное ограничение суверенитета государств и передача суверенных прав в компетенцию наднациональных образований международного характера;

– суверенная демократия как институциональное свойство национального суверенитета, характеризующегося внутренним суверенитетом (эффективность проведения внутренней государственной политики), взаимозависимым суверенитетом (охрана государственных границ), международным юридическим суверенитетом (взаимное признание суверенитета государств), вестфальским суверенитетом (невмешательство во внутреннюю политику государств).

В третьем параграфе «Децизионизм как властно-волевой правоупорядочивающий институт» анализируется процесс легитимации властно-волевых принципов обеспечения суверенитета, особое внимание уделяется идентификации децизионизма в системе политико-правовых технологий защиты суверенитета.

Автор указывает, что защита жизненно важных интересов личности, общества и государства как основа государственной политики в сфере правовой институционализации суверенитета не всегда имеет достаточное обоснование в рамках складывающейся правовой системы. По мнению автора, это в полной мере применимо к проблеме обеспечения суверенитета, когда в особых ситуациях чрезвычайного характера обеспечение целостности государства, интересов личности и общества выступает на первый план.

Автор полагает, что правовая норма, играющая важную роль в функционировании государственной целостности, тем не менее, не является главным элементом политико-правового порядка, выступая в качестве формы упорядочивания общественных отношений наряду с другими системами нормативной регуляции. Политико-правовой порядок основан на властно-волевом решении, а не на норме. Именно этим объясняется возможность изъятия в особых ситуациях правовых норм из системы нормативно-правового регулирования, отступления верховной власти от нормативно-правового контекста в целях обеспечения национальных интересов – суверенитета.

В диссертации обосновывается положение об ограниченности некоторых аспектов идеологии правовой государственности в обеспечении суверенитета. Автор полагает, что понятие «правовое государство» описывает чрезвычайную ситуацию, в рамках которой государство ведет борьбу за право с позиции права и от имени права. Поэтому сам принцип суверенитета формален, а его реализация в виде институционально-правового обеспечения не может быть полной.

В диссертации в качестве концептуального преодоления одномерности идеологии правовой государственности рассматривается децизионизм как вид рационально-этатистской интерпретации аксиологического основания суверенитета.

Анализируя децизионизм в институциональном измерении, автор приходит к выводу, что его следует трактовать как правоупорядочивающий институт, регулирующий отношения суверенитета государственной власти в чрезвычайных обстоятельствах. В данных условиях позитивное право не позволяет принимать адекватные сложившейся ситуации решения. Поэтому политико-правовая легитимация властно-волевого характера управления, основанного на абстрактно-правовых принципах и мотивированного национальными интересами, требует правоупорядочивающей деятельности. В то же время, учитывая принцип целесообразности, децизионизм может рассматриваться как эффективная политико-правовая технология реализации суверенитета личности, общества и государства.

В третьей главе «Национальное государство и глобализация: институционально-правовой аспект взаимодействия», состоящей из трех параграфов, исследуется процесс суверенизации национальной государственности в условиях глобализации, анализируются институциональные следствия глобальных трансформаций, происходящих на международном и национальном уровнях и влияющих на политико-правовую легитимацию суверенитета.

В первом параграфе «Национальное государство: возникновение, политико-правовая природа, концептуальные версии» предпринимается концептуальный анализ политико-правовой природы национального государства, исторических форм его генезиса в различных социокультурных и политических контекстах.

Исследуя институционально-правовую природу национального государства, автор обращается к теоретико-методологическим аспектам его анализа. По его мнению, в политико-правовой науке сложилась исследовательская традиция интерпретации национального государства. Раскрывая ее основные моменты, диссертант подробно рассматривает концепции национального государства, представленные в трудах юристов и политологов, и полагает, что, определяя национальное государство, ученые солидарны в том, что это фундаментальная категория политико-правовой науки, описывающая исторически сложившееся, независимое централизованное государство. Однако существуют значительные разночтения в понимании его сущностно-видовых признаков. Так, в научной литературе нет единого мнения о том, что оказало решающее воздействие на процесс национально-государственного строительства. Такие классики политико-правовой мысли, как М. Вебер, И. Валлерстайн, Э. Геллнер, К. Деч и др., отечественные ученые – В.А. Тишков, Ю.М. Бородай, Э.А. Поздняков, В.Н. Шевченко, полагают, что в процессе нациеобразования ведущая роль принадлежит государству. Другие, напротив, формирование современных государств связывают с личностью (например, У. Альтерматт, У. Коннор, Х. Линц, А. Степан и др.).

Обобщая сложившиеся в литературе подходы и точки зрения, автор предлагает свое решение проблемы. По его мнению, процесс генезиса национального государства представляет собой движение от этнического содержания понятия «нация-государство» к политическому и гражданскому. При этом не столь институционально важно, что было первично – нация или государство. Обращаясь к анализу фактографического материала, автор показывает, что после 1918 года новые политические образования нельзя было рассматривать как нации-государства. Так, в Чехословакии чехи и словаки составляли около 64,8 % населения, немцы – 23,6 %, рутены – 3,6 %, евреи – 1,4 %, другие – 6,7. В Польше насчитывалось 69,2 % поляков, 14,3 % украинцев, 7,8 % евреев, 3,9 % русских и 3,9 % немцев. Очевидно, что формирование новых государств в данный период нельзя рассматривать как результат движения наций.

В диссертации в качестве концептуального ядра современного национального государства выделяются две компоненты:

– национальные государства есть многонациональные образования, обладающие высоким уровнем гражданской идентификации;

– национальные государства выступают основным институтом политико-правовой системы общества.

В диссертации уделено внимание и этнической идентификации населения в процессе формирования государственности. Автор обоснованно утверждает, что этнокультурная составляющая играет важную роль в становлении государства. В этом смысле следует подчеркнуть значение государствообразующего этноса в генезисе институтов госдарственной власти, форм управления и др. Тем не менее автор поясняет, что данная проблема не относится к теме национального государства, поскольку термин «национальное» в данном случае не имеет этнического содержания. Понятие национального государства следует отождествлять с понятием суверенного государства, обладающего собственной территорией, самостоятельной внутренней и внешней политикой, однородностью политической и правовой систем.

Во втором параграфе «Основные политико-правовые тенденции глобализационных процессов» исследуются основные политико-правовые тенденции глобализационных процессов, их влияние на институционализацию суверенитета национальных государств.

По мнению автора, глобализация – наиболее существенный фактор, оказывающий влияние на формирование современных государств, трансформирующий многие институты, основным среди которых является институт суверенитета. Глобализация в диссертации рассматривается как процесс становления универсальных связей, охватывающих, помимо взаимодействия природы и общества, все стороны общественной жизни, включая экономику, политику, право, культуру, образование, язык, идеологию, мировоззрение, ценностные установки.

В диссертации делается концептуальный акцент на том, что значение современных глобализационных процессов состоит в институционализации на уровнях международного, регионального и национального права универсальных связей и отношений, организующих мировое сообщество в системное целое.

Опираясь на политико-правовой дискурс, обращаясь к анализу исторического опыта, автор полагает, что глобализационные процессы являются закономерным этапом становления человеческой цивилизации и ключ к пониманию ее природы следует искать на социетальном уровне, в трансформации того общественного устройства, в котором она существует и развивается. При этом автор подчеркивает необходимость признания объективной обусловленности, закономерности появления на соответствующем историческом этапе глобализационных тенденций. В данном контексте их негативная оценка является односторонней и неконструктивной, поскольку целостный и взаимосвязанный мир не может не иметь соответствующих ему признаков и атрибутов.

Отмечая значение современной глобализации во всех сферах жизнедеятельности человека, автор озабочен тем обстоятельством, что юристы не проявили должного интереса к изучению влияния глобализации на государство и право, которое возрастает, сказываясь на их характере и функциях. По мнению автора, глобализация в праве обусловлена формированием новых отношений и, соответственно, выражена в унификации правовых норм и институтов, имплементируемых национальными правовыми системами.

В диссертации обосновывается научная позиция, согласно которой глобализация, рассматриваемая как цивилизационный процесс, прошла несколько этапов в своей эволюции. Она характеризуется культурантропологической соотнесенностью с западной цивилизацией, и мировоззренческой основой этого процесса выступают стереотипы западноевропейского персоноцентристского гуманизма. Политико-правовой формой глобализации является модернизация обществ транзитивного типа, к числу которых относится и Россия. Вместе с тем автор полагает, что особенностью современного этапа глобализации является противоречие, возникающее между тенденцией унификации правовых систем в рамках концепции прав и свобод человека и тенденцией ограничения значительной части прав и свобод, определяемой интересами транснациональных корпораций, роль которых в глобализационном процессе постоянно возрастает. 

В целом автор приходит к выводу о том, что глобализацию следует трактовать как характеристику цивилизационного процесса интеграции человечества в целостную систему на основе ценностей западноевропейского гуманизма как идеологического обоснования политико-правового процесса, протекающего на национальном, региональном и глобальном уровнях. В политико-правовом контексте глобализация есть не что иное, как унификация национальных государств в форме правовой легитимации либеральной идеологии. Рассматривая основные тенденции глобализационных процессов, автор связывает их с редукцией этнических и культурных прав и свобод, доминированием наднациональных институтов, деятельность которых обусловлена интересами транснациональных корпораций, ограничением социального законодательства в общем объеме национального законодательства, защищающего права и свободы человека.

В третьем параграфе «Кризис института государственного суверенитета в условиях глобализации» исследуется институциональная политическая и правовая составляющие кризиса института государственного суверенитета в условиях современной глобализации.

Обосновывая кризисное состояние института государственного суверенитета, автор исходит из того, что глобализация, характеризующаяся гомогенизацией и универсализацией мира, угрозой разрушения национальных границ в традиционном смысле, стимулирует политико-правовую концептуализацию содержания понятия «суверенитет» в качестве оппозиции интерпретациям «устаревания» суверенитета национальных государств, вынужденных его редуцировать в пользу международных институтов и транснациональных корпораций. В глобализационные процессы вовлечены все регионы мира как в вертикально-субординационно структурированный процесс. В этих условиях идея отмирания суверенитета становится средством идеологического манипулирования национальным самосознанием в интересах доминирующих ступеней глобализационной вертикали.

Автор приходит также к выводу о том, что в современном политико-правовом дискурсе преобладает институционально-правовой и деонтологический подходы к построению национальной и международной систем обеспечения суверенитета. Институционально-правовой подход провозглашает концепцию прав и свобод человека в качестве основной нормативно-правовой базы легитимации национального суверенитета. При этом суверенитет национальных государств является главным институциональным императивом этого подхода, который гарантирует реализацию интересов личности, общества и государства, стабильность международного правопорядка на основе норм и принципов Всеобщей декларации прав и свобод человека 1948 года.

Деонтологический подход культивирует идею реализации интересов экономически развитых стран Запада путем реагирования всеми возможными силами и средствами на прямые и косвенные угрозы в соответствии с критерием целесообразности. При этом ставится под сомнение институциональная значимость указанной концепции прав и свобод человека.

Автор полагает, что политико-правовая апология «конца государственного суверенитета» объясняется кризисом современного общества. Разделяя подход Ю. Хабермаса к структурному анализу данного кризиса, автор обосновывает его истоки особенностями глобализационных процессов и выделяет основные его составляющие:

– экономический кризис, ответом на который стал рост вмешательства государства в сферу экономики;

– кризис рациональности, состоящий в неспособности государства примирить различные интересы капитала, проявляющийся как кризис легитимности государства;

– мотивационный кризис (кризис человеческой заинтересованности), вызванный ростом государственной власти и технократического контроля, протекающий на уровне социальной интеграции и сопровождающийся разрушением демократических институтов, ростом бюрократии.

Тем не менее, по мнению автора, очевидно, что идеология ограничения национального суверенитета отражается в политико-правовой трансформации мирового порядка, в котором все большую роль начинает играть идея однополярного мира, не совместимая с существованием крупных суверенных государств, не вписывающихся в его структуру.

В целом автор приходит к ряду выводов. По его мнению, унифицируя международное политико-правовое пространство, глобализация создает институциональные условия ограничения государственного суверенитета, в частности такая тенденция выражена в реконструкции, изменении политического значения и роли международных институтов. Следствием данного процесса является коренное переустройство современного международного правового порядка, основанного на принципах Ялтинско-Потсдамской системы международных отношений, прав и свобод человека, закрепленных Всеобщей декларацией прав человека 1948 года. Данное состояние международной правовой системы автор называет кризисом института государственного суверенитета, что подтверждают девальвация ценностей современной международной правовой системы, прямое и косвенное нарушение норм международного права и игнорирование воли международных институтов по вопросам соблюдения прав и свобод человека рядом государств.

В четвертой главе «Институционально-правовые формы суверенитета в условиях эволюции национального государства», состоящей из трех параграфов, исследуется процесс суверенизации национальных государств в условиях глобализационных процессов, основное внимание уделяется анализу институционально-правовых форм суверенитета, культивируемых политико-правовым процессом.

В первом параграфе «Имперская институционально-правовая форма национального суверенитета» раскрывается институциональное содержание имперской формы национального суверенитета, ее значение в современном политико-правовом процессе.

Автор исходит из положения о том, что имперская институционально-правовая форма национального суверенитета предполагает доминирование общественных идеалов и ценностей, ориентацию в политико-правовой практике интересов личности на государственные интересы. Имперская парадигма национального суверенитета есть совокупность идей и институционально-правовых принципов государственной власти, основанных на гармоничном сочетании интересов личности, общества и государства и ведущая институциональная роль государства, обеспечивающего защиту и реализацию наднациональных интересов.

  В классической традиции имперский принцип организации государственной власти означает объединение в одной державе больших территорий, выступающих в качестве этническо-культурных компонент. Однако содержание данного принципа гораздо глубже и как форма суверенизации содержит ряд других элементов, в частности элемент державности, состоящий в аксиологическом доминировании института государства, отождествлении процесса суверенизации с усилением государственной власти как гаранта стабильности политической жизни и социально-экономического развития, защиты интересов многонационального народа. Важным представляется этнокультурный элемент, состоящий в идеологическом ангажировании государствообразующего этноса, культура которого сыграла определяющую роль в формировании государственности. В качестве компоненты имперского принципа выступает также абсолютизация формы государственности, исторически сложившейся на соответствующем геополитическом пространстве.

Автор акцентирует внимание на том, что, хотя эпоха империй в ее классическом понимании позади, имперская институционально-правовая форма национального суверенитета продолжает играть существенную роль в современном политико-правовом процессе. Не встречаясь в чистом виде, данная форма широко распространена в различных ареалах мира, являясь эффективной политико-правовой технологией защиты и реализации национального суверенитета. В диссертации обоснованно утверждается, что в целом следует признать за США ведущую роль в культивировании данного принципа в формировании и проведении внутренней и, тем более, внешней политики, прежде всего состоящей в абсолютизации значения американской государственности для всего мира, позиционировании себя как лидера современного цивилизационного процесса. Автор подчеркивает, что за этим кроется не что иное, как способ суверенизации, частично использующий имперскую институционально-правовую форму национального суверенитета.

Во втором параграфе «Евросоюз как интеграционная национально-государственная форма» исследуются особенности политико-правовой системы Евросоюза как интеграционной национально-государственной формы суверенитета.

По мнению диссертанта, Евросоюз представляет собой характерный пример государственно-правовой суверенизации в условиях глобализации. Так, под влиянием интеграционных тенденций многие страны соглашаются на добровольное ограничение собственного национального суверенитета, передавая часть своих прав в компетенцию наднациональных образований. В настоящее время 25 европейских стран являются государствами – членами Европейского союза, который представляет собой новое по своей политико-правовой природе явление, поскольку в истории человечества не существовало подобных примеров союза государств, характеризующегося строгой подчиненностью общим законам и целям, где ни одно из них не претендует на роль абсолютного лидера.

По мнению автора, данный союз – яркое проявление институциональной закономерности суверенизации. За относительно небольшой исторический промежуток времени Европейский союз превратился в интеграционную организацию с универсальной компетенцией, обладающую собственным управленческим аппаратом и осуществляющую деятельность в различных сферах общественной жизни – социально-экономической, политической, правоохранительной, гуманитарной и др.

Исторический экскурс, предпринятый в диссертации, показывает, что конфликт интересов европейских государств всегда рассматривался в качестве нормы политико-правового процесса. Интеграция европейских государств в условиях глобализации, когда данная ситуация дополняется конфликтом интересов ее агентов, является условием реализации их суверенитета путем объединения усилий по его совместной защите. Автор полагает, что институциональное формирование Европейского союза как интеграционной формы суверенизации далеко от завершения. Между тем очевидно, что данный опыт представляет собой закономерную тенденцию суверенизации в условиях современной глобализации.

В третьем параграфе «Суверенная демократия как политико-правовой проект российской национальной государственности» анализируются перспективы политико-правовой институционализации российского национального суверенитета в контексте кризиса института государственного суверенитета.

Автор исходит из того, что современные институциональные формы суверенизации обусловлены двумя основными факторами, имеющими политико-правовое значение в процессе формирования и функционирования национальных государств. Одним из них является фактор глобализации, который как закономерная цивилизационная тенденция содержит нигилистический потенциал в отношении традиционной государственности, его институтов, важнейшим из которых признается институт суверенитета. Другим – социокультурный, исторический опыт народов, формирующих государственные институты, который с необходимостью включает в себя политико-правовые формы и технологии суверенизации государства. Данные факторы обусловливают основные тенденции и формы, в рамках которых осуществляется процесс государственного строительства, институционально-правового генезиса форм суверенитета в условиях эволюции национального государства.

В диссертации показано, что основные политико-правовые технологии реализации тех или иных форм суверенитета осуществляются в процессе реформирования. Особую значимость данный процесс приобрел в результате распада Советского Союза, когда вектор трансформации политико-правовых систем стран социалистического лагеря был направлен на институционализацию легитимируемых как универсальные институтов демократических режимов либерального толка. Данный процесс в диссертации понимается как универсализация политико-правового пространства соответствующих государств, основным следствием которой являлось нивелирование института суверенитета. Очевидно, что потеря значительной доли суверенитета в различных государствах расценивалась по-разному, но большинство из них усматривали в этом угрозу национальным интересам. Данное обстоятельство стало начальной точкой движения по формированию новых форм суверенизации – например, интеграционную национально-государственную форму. Другой формой, по мнению автора, является суверенная демократия, которая в условиях современной государственности может рассматриваться в качестве политико-правового проекта российской национальной государственности.

Обобщая результаты проведенного анализа, автор приходит к выводу, что политико-правовая институционализация национального суверенитета в условиях глобализации возможна посредством реализации национальными правовыми системами таких его институциональных форм, как имперская, интеграционная и форма суверенной демократии, применение которых должно быть обусловлено особенностями социокультурных и правовых традиций стран, конкретно-историческими условиями политического процесса. Суверенная демократия, согласно авторской позиции, представляющая собой одну из форм нелиберальной эгалитарной демократии, в рамках которой особенность режима политической, экономической и общественной свободы личности состоит в ее ограничении интересами общества и государства, в целях укрепления государственного суверенитета. Анализ политико-правовых практик применения данного режима свидетельствует о том, что суверенная демократия может рассматриваться как политико-правовой проект российской национальной государственности. Автор аргументирует тезис о том, что эта политико-правовая технология суверенизации в контексте глобализации и исторически сложившихся особенностей российской государственности  является наиболее адекватной реализации задач укрепления национального суверенитета.

В заключении диссертации подводятся итоги исследования, излагаются выводы, предложения и рекомендации, намечаются перспективы дальнейшего институционально-правового исследования проблемы национального суверенитета в условиях глобализации.

По теме диссертационного исследования автором опубликованы следующие работы:

Монографии:

1. Романова Л.М. Политико-правовая трансформация национального суверенитета в глобализационных процессах. Ростов н/Д, 2008. –
7 п.л.

2. Романова Л.М. Институционально-правовые формы суверенитета в условиях эволюции национального государства. Ростов н/Д, 2009. – 8,3 п.л.

Статьи, опубликованные в изданиях Перечня ВАК Минобрнауки России:

3. Романова Л.М. «Суверенная демократия» как политико-правовая категория // Философия права. 2006. № 4. – 0,4 п.л.

4. Романова Л.М. Национальный суверенитет России в условиях глобализации // Философия права. 2007. № 1. – 0,4 п.л.

5. Романова Л.М. Национальный суверенитет в глобализационных процессах // Философия права. 2007. № 3. – 0,4 п.л.

6. Романова Л.М. Россия в условиях государственно-правовой глобализации // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2007.
№ 1. – 0,8 п.л.

7. Романова Л.М. Национальный суверенитет и глобализация: грани соприкосновения // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2007. № 3. – 0,45 п.л.

8. Романова Л.М. Национальный суверенитет России: понятие, принципы // Философия права. 2007. № 4. – 0,4 п.л.

9. Романова Л.М. Современные политико-правовые трансформации суверенитета // Философия права. 2008. № 1. – 0,3 п.л.

10. Романова Л.М. Кризис идеи суверенитета и политико-правовые гарантии его существования // Юристъ-Правоведъ. 2008. № 4. – 0,4 п.л.

11. Романова Л.М. Диктатура как форма реализации суверенитета (по К. Шмитту) // Юристъ-Правоведъ. 2008. № 6. – 0,6 п.л.

12. Романова Л.М. Институционализм как методологический инструментарий политико-правового исследования суверенитета // Юристъ-Правоведъ. 2009. № 2. – 0,5 п.л.

Статьи и другие публикации:

13. Землянухина Л.М. Нравственные проблемы сопротивления злу силой // Проблемы самобытности России в творчестве И.А Ильина: Тезисы докладов и сообщений участников чтений. Ростов н/Д, 1995. – 0,2 п.л.

14. Романова Л.М. Проблемы экономической безопасности России в условиях глобализации // Региональная власть: политико-правовые аспекты реализации и осуществления: Межвузовский научный сборник. Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2007. – 0,7 п.л.

15. Романова Л.М. Государственная политика России в отношении национальных меньшинств // Регулирование миграционных процессов в Российской Федерации: политические, юридические и правоохранительные аспекты: Материалы Международной научно-практической конференции. Ростов н/Д: ФГОУ ВПО РЮИ МВД России, 2007. –
0,4 п.л.

16. Романова Л.М. Незаконная миграция: политико-правовой анализ // Регулирование миграционных процессов в Российской Федерации: политические, юридические и правоохранительные аспекты: Материалы Международной научно-практической конференции. Ростов н/Д: ФГОУ ВПО РЮИ МВД России, 2007. – 0,4 п.л.

17. Романова Л.М. Политика России в отношении национальных меньшинств // Национальная идентичность, права человека и этнических меньшинств в условиях глобализации: Материалы Международного научно-практического семинара. Таганрог: Изд-во Таганрогского гос. пед. ин-та, 2007.  – 0,4 п.л.

18. Працко Г.С., Романова Л.М. Суверенная демократия, права человека и новый мировой порядок // Порядок общества: идеал в истории политико-правовой мысли и современность: Сборник научных трудов. Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2007. – 0,4 п.л.

19. Романова Л.М. Параметры порядка в архитектуре мирового сообщества // Порядок общества: идеал в истории политико-правовой мысли и современность: Сборник научных трудов. Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2007. – 0,3 п.л.

20. Романова Л.М. Глобальная и региональная геополитическая безопасность России // Национальная безопасность и правопорядок: Сборник материалов Международной научно-практической конференции. Таганрог: Изд-во Таганрогского гос. пед. ин-та, 2007. – 0,3 п.л.

21. Романова Л.М. Роль либеральной элиты в российской десуверенизации (концепция А.С. Панарина) // Элиты и будущее России: взгляд из регионов: Сборник материалов Международной научно-практической конференции. Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2007. – 0,2 п.л.

22. Романова Л.М. Права человека и суверенная демократия в контексте нового мирового порядка // Порядок общества: актуальные проблемы социально-правовой теории: Межвузовский научный сборник. Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2008. – 0,3 п.л.

23. Романова Л.М. Суверенная демократия, права человека и новый мировой порядок // Порядок общества: идеал в истории политико-правовой мысли и современность: Межвузовский научный сборник. Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2007. – 0,4/0,2 п.л. (в соавторстве)

24. Романова Л.М. Параметры порядка в архитектуре мирового сообщества // Порядок общества: идеал в истории политико-правовой мысли и современность: Межвузовский научный сборник. Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2007. – 0,5 п.л.

25. Романова Л.М. Роль глобализации в «размывании» национального суверенитета // Порядок общества: актуальные проблемы социально-правовой теории: Межвузовский научный сборник. Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2008. – 0,9/0,6 п.л. (в соавторстве)

26. Романова Л.М. Современные политико-правовые трактовки глобализации // Рубикон: Сборник работ молодых ученых. Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2008. Вып. 48. – 0,3 п.л.

27. Романова Л.М. Генезис идеи суверенитета в политико-правовых работах Карла Шмитта // Актуальные проблемы философии социально-гуманитарных наук. Ростов н/Д: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ АПСН, 2008. – 0,4 п.л.

28. Романова Л.М. Миграционная угроза национальному суверенитету в глобализационном контексте // Миграционные процессы на Юге России: реалии, проблемы, перспективы: Сборник материалов Международной научно-практической конференции. Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2008. Ч. 2. – 0,4 п.л.

29. Романова Л.М. К вопросу о роли коррумпированной политической элиты в десуверенизации страны // Актуальные проблемы борьбы с коррупцией: Сборник материалов Международной научно-практической конференции (Ростов-на-Дону, 19–20 июня 2008 года). Ростов н/Д: ФГОУ ВПО РЮИ МВД России, 2008. Ч. 1. – 0,4 п.л.

30. Романова Л.М. К вопросу о совместимости суверенитета и глобализации // Рубикон: Сборник научных работ молодых ученых. Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2008. Вып. 49. – 0,75 п.л.

31. Романова Л.М. Демографические и миграционные процессы в условиях глобализации // Миграционный правопорядок: Сборник материалов Международной научно-практической конференции (Ростов-на-Дону, 23–24 октября 2008 года). Ростов н/Д: ФГОУ ВПО РЮИ МВД России, 2008. Ч. 1. – 0,4/0,2 п.л. (в соавторстве)

32. Романова Л.М. Миграция, суверенитет, глобализация: взаимосвязи и точки соприкосновения // Миграционный правопорядок: Сборник материалов Международной научно-практической конференции (Ростов-на-Дону, 23–24 октября 2008 года). Ростов н/Д: ФГОУ ВПО РЮИ МВД России, 2008. Ч. 1. – 0,4 п.л.

33. Романова Л.М. Нравственность молодого поколения как ресурс стабильного развития страны // Молодежь как инновационный ресурс развития современного российского общества: Сборник тезисов докладов межрегиональной научно-практической междисциплинарной конференции студентов и молодых ученых Юга России. Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2008. – 0,4 п.л.

34. Романова Л.М. Национальный суверенитет в контексте международно-правового нигилизма // Порядок общества и правовой нигилизм: Межвузовский научный сборник. Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2008. –
0,45 п.л.

35. Романова Л.М. Суверенитет как основной признак национального государства // Рубикон: Сборник научных работ молодых ученых. Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2008. Вып. 50. – 0,4 п.л.

36. Романова Л.М. Соотношение национальных интересов и национального суверенитета в России в условиях глобализации // Рубикон: Сборник научных работ молодых ученых. Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2008. Вып. 50. – 0,2 п.л.

37. Романова Л.М. Политико-правовое влияние глобализации на национальный суверенитет // Материалы диссертационных исследований докторантов, адъюнктов, аспирантов и соискателей: Сборник научных трудов. Таганрог: Изд-во Таганрогского гос. пед. ин-та, 2009. Ч. 1. – 0,4 п.л.

38. Романова Л.М. Разработка понятия суверенитета Жозефа де Местра // Материалы диссертационных исследований докторантов, адъюнктов, аспирантов и соискателей: Сборник научных трудов. Таганрог: Изд-во Таганрогского гос. пед. ин-та, 2009. Ч. 1. – 0,6 п.л.

39. Романова Л.М. Исторический генезис политико-правовых взглядов на суверенитет // Правовой порядок: Межвузовский научный сборник. Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2009. – 0,7 п.л.

40. Романова Л.М. Воздействие экономической глобализации на национальный суверенитет // Донской юридический институт: Ученые записки. Ростов н/Д: Изд-во ДЮИ, 2009. Т. 35. – 0,6 п.л.

41. Романова Л.М. Проблемы совместимости суверенитета и глобализации // Вестник Таганрогского государственного педагогического института. Гуманитарные науки. Таганрог: Изд-во Таганрогского гос. пед. ин-та, 2009. № 1. Специальный выпуск. – 0,4 п.л.

42. Романова Л.М. Национальное государство: проблемы определения // Право и современность: Сборник научно-практических статей. Саратов: СЮИ МВД России, 2009. Вып. 4. Ч. 1. – 0,5 п.л.

43. Романова Л.М. Институционализм в изучении  современных политико-правовых процессов // Политическая наука на Юге России: итоги двадцатилетнего развития: Сборник материалов Международной научно-практической конференции (Ростов-на-Дону, 11–12 марта 2009 года). Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2009. Вып. 2. – 0,4 п.л.

44. Романова Л.М. Глобализация и государство: сущностные проблемы современности // Политическая наука на Юге России: итоги двадцатилетнего развития: Сборник материалов Международной научно-практической конференции (Ростов-на-Дону, 11–12 марта 2009 года). Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2009. Вып. 2. – 0,4/0,2 п.л. (в соавторстве)






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.