WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ГАЙДУК Вадим Витальевич

ИНСТИТУТ ФЕДЕРАЛИЗМА:

ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

Специальность 23.00.02 – политические институты и процессы,

этнополитическая конфликтология,

национальные и политические процессы и технологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора политических наук

Москва

2008

Диссертационная работа выполнена на кафедре национальных и федеративных отношений ФГОУ ВПО «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации».

Научный консультант -                БОЛТЕНКОВА Любовь Федоровна,

доктор юридических наук, профессор.

Официальные оппоненты:        СТОЛЯРОВ Михаил Венедиктович,

доктор политических наук, профессор,

заслуженный деятель науки Татарстана;

КЕРИМОВ Александр Джангирович,

доктор юридических наук, профессор;

ХАЛИПОВ Вячеслав Филиппович,

доктор философских наук, профессор,

заслуженный деятель науки России.

Ведущая организация -       Российский университет дружбы

народов, кафедра политических наук

Защита состоится 26 июня 2008 г., в 14.00 часов на заседании диссертационного Совета Д-502.006.14 по политическим наукам в ФГОУ ВПО «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации» по адресу: 119606, г. Москва, пр. Вернадского, д. 84, 1 уч. корпус, ауд. 3340.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации».

Автореферат диссертации размещен на сайте ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации (http://vak.ed.gov.ru) 26 марта 2008 г. и на Интернет-сайте ФГОУ ВПО «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации» (http://www.rags.ru) 26 мая 2008 г.

Автореферат разослан  26 мая 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного Совета                                С.А. Пистрякова

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Изучение и анализ проблем федерализма в России представляет собой важнейшее направление как политической, так и юридической наук, связанных с решением комплекса крупных по своему масштабу задач укрепления конституционного строя.

В настоящее время с учетом специфики изучения новейшей российской истории и противоречивости политико-правовых процессов на постсоветском пространстве продолжает оставаться недостаточно разработанным институт федерализма. Это, во многом, связано с тем, что процесс совершенствования федеративных отношений и формирования соответствующего законодательства, адекватного целям и задачам современного общества, носит незавершенный характер. Идеи федерализма все в большей степени осознаются и воспринимаются гражданами как ведущий фактор строительства демократических правовых государств, как необходимое условие дальнейшего развития системы прав и свобод человека и гражданина, укрепления институциональных структур правового демократического государства и гражданского общества.

       Теория федерализма относится к группе универсальных государственно-правовых теорий, развивающих и обогащающих практику государственного строительства будь то в России, или в любом другом государстве – федеративном, претендующем быть таковым, и даже унитарном. Именно в силу универсальности, многогранности теория федерализма находит себе возможность воплощения в разных государствах, причем, одновременно, параллельно. Разумеется, реальное воплощение элементов федерализма в разных государствах, приводит к возникновению особенностей, специфики. Процесс осмысления специфики конституционного строительства в России сталкивается с рядом теоретико-методологических проблем, и, в частности с необходимостью разработки категорий, образующих устойчивую и, в то же время, постоянно развивающуюся политическую систему.

Представляется, что данная задача актуальна не только для России, но и ряда других государств на постсоветском пространстве (может быть даже для них в большей степени). Ведь то, что в России уже сложилось, в других государствах, возможно, найдет применение гораздо позже. Такая политическая потребность в настоящем времени и в будущем актуализирует необходимость разработки, уточнения многих понятий.

К таким понятиям относится, прежде всего, понятие «института федерализма». Автор диссертации связывает его с системой политических и правовых традиций, идей, взглядов, определяющих общественный и государственный строй и выраженных в нормах, обычаях и правовом сознании этого общества.

Сегодня институт федерализма развивается далеко не в простых условиях. Разрушение и трансформация многих идеологических, нравственных и правовых ценностей на постсоветском пространстве и в современной России вызывают необходимость консолидации политического и правового сознания, политической и правовой культуры общества. Именно поэтому, по мнению автора диссертации, федерализм может стать сегодня такой ценностно-ориентирующей теорией, которая выступает объединяющей идеей и важным элементом правосознания граждан.

Рост значимости федеративных проблем, а также их постоянная актуализация, вызваны фундаментальными процессами, происходившими и происходящими в России, среди которых следует выделить:

  • сформировавшийся новый опыт государственного строительства и правового регулирования после принятия Конституции Российской Федерации 1993 года, усиление ее роли в проведении политико-правовых реформ;
  • возрастающее значение Конституции Российский Федерации в обеспечении единого экономического и правового пространства страны; укрепление основ конституционного строя; создание системы приведения нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации в соответствие с Конституцией России и федеральным законодательством;
  • достижение такого уровня политико-правового развития, при котором новые для России конституционные институты действуют все более эффективно, например, некоторые институты законодательной, исполнительной и судебной власти, институт федерализма, институт конституционного контроля и другие;
  • активизация теоретической мысли в сфере конституционного регулирования, федеративного устройства, приток новых идей, выработанных на современном отечественном опыте;
  • вовлечение России в активный международный обмен федеративными идеями и ценностями «ближнего» и «дальнего зарубежья», необходимость совершенствования политико-правовых основ государственности в условиях геополитических «вызовов» и др.

       Важнейшей российской внутригосударственной проблемой, требующей осмысления, является тенденция свёртывания процесса федерализации, практика унитаризации и централизации, имевшая место в исторический период, начиная с 2000-2002 гг. Однако, в настоящее время, в условиях трансформации политической системы, смены главы государства и, в целом, обновления политико-правовой надстройки в России на гражданское общество возлагается серьёзная задача концентрации позитивных демократических сил и планомерного внедрения федералистской идеи в государственно-правовую и социальную материю, развитие института федерализма.

       В данном процессе немаловажную и даже значительную роль сыграет наука. Поэтому, вектором развития России должна стать не политическая целесообразность, не интерес каких-либо лоббистских сил, а общесоциальная справедливость, критерии которого разрабатываются наукой. Именно её достижения должны лечь в основу формирования института федерализма и государственного строительства в целом.

       В постсоветском политическом поле серьёзную роль играет российский фактор во взаимоотношениях между странами бывшей советской федерации, в которых сказываются разносторонние и разнонаправленные тенденции и проблемы. На них отражаются как положительные приобретения, так и отрицательные результаты строительства новых моделей государственности в постсоветский период. К первым можно отнести обретение странами СНГ независимости, что вызвало процесс особой самоидентификации, причём не только национальной, а также планомерной интеграции в мировые процессы. Ко вторым можно отнести углубляющийся экономический кризис в странах СНГ, несбывшиеся надежды этих стран относительно свобод и демократии, распад СССР привёл к становлению авторитарных режимов, по методам властвования, не сильно отличающихся от советских.

       Серьёзным вызовом времени являются сложные геополитические процессы, связанные с активизацией США в постсоветском пространстве, проблемы, связанные с управляемыми ею, через различные фонды, так называемыми «оранжевыми», «розовыми» революциями. Альтернативой подобной глобализации может стать постепенное строительство глобального сообщества, основанного на сотрудничестве, взаимопомощи и справедливости, что и составляет суть федерализма.

       Наступает эпоха транснациональных обществ и государств. Геополитическое положение России определяется исходя из признания многополярности мира, её срединным месторазвитием между востоком и западом, севером и югом. России, в новом глобализующемся мире, необходим союз с государствами такими, как Китай, Индия, а также странами мусульманского мира, выступающими против прозападной (проамериканской) модели глобализма – либерального глобализма.

Однако необходимо не столько противостояние отрицательным проявлениям западной модели глобализации, сколько использование конструктивного опыта западного федерализма, в целях развития института федерализма в России, а также на уровне СНГ, ибо само по себе противостояние, противоборство – не свойство федерализма.

       Вне зависимости от наличия проблем в постсоветском пространстве, СНГ продолжает своё существование. Некоторую активизацию этого процесса доказывает неофициальный саммит стран СНГ (февраль 2007 г.), на котором участвовали все представители государств-участников. В дальнейшем для активизации роли данного межгосударственного образования, необходимы решительные шаги в сторону использования института Федерализма, инкорпорации в Российскую цивилизацию Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии. Будущее СНГ на новом витке развития будет определяться пониманием наднациональной и надгосударственной роли СНГ, осознанием особой миссии России в региональном объединении и интеграции в глобальные процессы1.

       Таким образом, при последовательном и поступательном развитии СНГ, с использованием элементов федерализма, закладывается основа для становления особого геополитического региона, соседствующего с не менее весомым и значимым – европейским, в общемировой политической интеграции, основанной на идеях федерализма.

       Важным источником актуализации данной темы является то обстоятельство, что проводимая на данном историческом этапе в Российской Федерации политическая и административная реформы, осуществляются с учетом опыта и традиций прошлого. В связи с этим исключительную важность представляет концептуальное обеспечение проводимых преобразований с позиций прошлого, настоящего и будущего России, чему и служит институт федерализма.

Институт российского федерализма рассматривается автором диссертации с точки зрения его исторического развития, традиций и практики применения его основных идей. Однако, как уже отмечалось, Россия развивается не в изоляции от проблем и нужд мирового и, прежде всего, постсоветского пространства. Как российская практика накладывает свой отпечаток на процессы в государствах СНГ, так и их внутренние процессы «заставляют» хотя бы на уровне науки корректировать, уточнять, развивать различные аспекты федерализма. Однако последнее делается российскими учеными недостаточно.

В связи с этим, актуальность изучения института федерализма в данный период возрастает не только с теоретико-познавательных позиций, но и в прикладном плане, поскольку многие предлагавшиеся ранее проекты политико-правовых преобразований созвучны с реалиями сегодняшнего дня и способствуют утверждению принципиально новых федеративных ценностей, в режиме политического и идеологического плюрализма.

Федералистская идея в процессе своего эволюционного развития выходит за рамки государственного устройства и начинает превращаться в форму общественного устройства, вбирая под свою регулятивную компетенцию большое множество общественных отношений – начиная с местных публичных отношений и заканчивая деятельностью национально-культурных автономий и различных общественных движений. 

В условиях построения правового демократического государства, федерализм, как один из его основных принципов (так как федерализм – это и вертикальное направление разделения государственной власти), является своеобразным плацдармом для внедрения данной идеи в политико-правовую жизнь и общественные отношения.

Достаточно важным представляется необходимость анализа теории и практики политико-правового развития в контексте воплощения в жизнь тех или иных федеративных конструкций, соотношения между декларированными и юридически оформленными элементами института федерализма и их каждодневного воплощения.

Актуальность темы определяется и тем, что проводимый в России в рамках административной реформы процесс разграничения предметов ведения и полномочий является своего рода индикатором эффективности функционирования института федерализма. При этом главной целью законодателя должно быть такое разграничение предметов ведения и полномочий между различными уровнями государственной власти, в соответствии с которым решение общегосударственных задач осуществлялось бы на том уровне власти, который способен реализовать их наиболее рационально, в соответствии с принципом субсидиарности.

Таким образом, одной из важнейших задач развития российской государственности было и остаётся совершенствование института федерализма, что осознаётся на высших эшелонах власти. В своём последнем Послании Федеральному Собранию 26 апреля 2007 года Президент Российской Федерации В.В. Путин высказал мысль о том, что одним из главных критериев политической культуры и развития общества является увеличение объема полномочий региональных и местных властей. Комментируя результаты формирования института федерализма, Президент России отметил, что «сегодня децентрализация полномочий в сфере государственного управления достигла в России самого высокого за всю ее историю уровня»2. Продолжая свою мысль на расширенном заседании Государственного Совета Российской Федерации В.В. Путин, подводя итоги своей деятельности на посту Президента России, подчеркнул, что за последние годы «было проведено четкое разграничение полномочий Федерации, регионов и местного самоуправления, с одновременной передачей большей части функций в сфере социально-экономического развития на региональный и местный уровень, с определением их финансовой и материальной базы. По сути, произошла серьезная децентрализация властных полномочий»3.

В последние годы велась целенаправленная и во многом успешная работа по развитию федеративных отношений. Однако еще многое предстоит сделать, сохраняя преемственность курса, что уже находит своё отражение в деятельности нового Президента России Д. А. Медведева. Так, выступая в Институте современного развития (18 марта 2008 г.) Д.А. Медведев отметил, что «…власть сегодня не нуждается ни в комплиментах, ни в каком-то «облизывании» со стороны экспертного сообщества, напротив – власть нуждается в открытом, полноценном, публичном обсуждении всех тех проблем, которые копятся в обществе…»4

Актуальность исследования доказывает и тот факт, что из 17 политических партий только 2 делают исключительный акцент на федерализме: Народная партия Российской Федерации и Коммунистическая партия Российской Федерации, подчеркивая особую значимость учета интересов субъектов Федерации в экономике и политической сфере страны. А самая крупная партия – «Единая Россия» не заостряет внимания на проблеме федерализма. Возможно это происходит потому, что лидер партии В.В. Путин в проводимой им политике на посту Президента страны, а также в посланиях и многочисленных выступлениях доказал свою приверженность федералистским ценностям.

Бесспорную потребность в применении института федерализма как идеи воплощающей социальный и межэтнический компромисс, показывают события в Косово. На данном примере, как никогда, видны преимущества федералистского пути разрешения межнациональных и территориальных проблем, противостоящего сепаратизму и радикализму. Для разрешения подобных конфликтов может быть применён так называемый «татарстанский вариант» разрешения политико-правовых проблем, в основе которого лежит идея межэтнического компромисса, договоренности и субсидиарности. Но для того, чтобы идеи федерализма «работали» в мировом пространстве, нужно изучать институт федерализма и вырабатывать рекомендации в соответствии с мировыми процессами.

Отмеченное, в совокупности, свидетельствует о том, что изучение теории, истории и практики становления и развития института федерализма является крайне своевременной исследовательской задачей.

Степень научной разработанности темы. Политико-правовая наука сегодня испытывает недостаток работ, посвященных анализу института федерализма, как с точки зрения его историко-правовой эволюции, так и формирования институциональных характеристик; по-прежнему наблюдается дефицит комплексного исследования института федерализма, его концептуально-теоретических основ.

       В своем исследовании автор опирается на разработки политической регионалистики, которая в России стала интенсивно развивающимся направлением политической науки Авторами научных разработок в этой области являются А.Баранов, И.Бусыгина, В.Гельман, А.Дахин, В.Ковалев, А.Кузьмин, А.Магомедов, А.Макарычев, Н.Медведев, В.Нечаев, С.Рыженков и др.5 Политическая регионалистика поэтапно складывается в одно из важнейших направлений российской политической науки. В ее рамках исследовано немало конкретных вопросов и проблем. В частности большое внимание уделяется проблематике российского федерализма и региональных политических процессов. Однако ощущается недостаток работ, рассматривающих отношения между центром и регионами в рамках института федерализма в комплексе и с учетом разнообразного мирового опыта.

В России наиболее развит политико-правовой анализ института федерализма, осуществляемый преимущественно юристами (И.Барциц, Л. Болтенкова, А.Васильев, Н.Добрынин, А.Керимов, И.Конюхова (Умнова), М. Глигич-Золотарева, Ю.Краснов, С.Шахрай и др.)6. Проводятся исследования российского федерализма, его истории, особенностей, распространены международные сравнения (Р.Абдулатипов, А.Аринин, С.Валентей, Г. Губогло, А.Захаров, В.Зорин, К. Калинина, Г.Каменская, Л.Карапетян, В. Лысенко, Г.Марченко, В.Михайлов, М.Столяров, М.Фарукшин и др.7). В работах Р.Абдулатипова возник термин «федералогия» для обозначения целого научного направления. В недавнем прошлом заметным направлением были исследования советского федерализма (А.Лепешкин), перспективы федерализма в России разрабатывались и до революции (А.Ященко, проекты декабристов).

Необходимо особо отметить политологические исследования института федерализма. Общая их черта, в отличие от государственно-правовых работ, - акцент на неформальных практиках взаимодействий субъектов политики, на межполитических отношениях. Методологическую основу анализа дает школа сравнительного федерализма. Так, Д.Дж. Элазар трактовал федерализм как совокупность разнообразных видов территориального устройства политий8. Весьма важна идея континуитета форм государственного устройства по П. Кингу9, что разрушает схему «унитарное государство – федерация-конфедерация», облегчает анализ гибридных форм.

Институт российского федерализм анализируется методами сравнительной политологии (А. Салмин, Л. Сморгунов, И. Бусыгина, А. Захаров, И. Гоптарева и др.)10, а также политической географии (Л. Смирнягин, Н. Петров, В. Колосов, Р. Туровский)11. Самостоятельную научную традицию имеет сравнительное государствоведение (В. Чиркин, М. Фарукшин, А. Медушевский, А. Зиновьев, И. Конюхова (Умнова)12.

Концепции федеративных отношений в политической науке России противоречивы. Сложились традиции поддержки асимметричной этнической федерации (Р. Абдулатипов, Л. Карапетян, Р. Евзеров)13 и, напротив, симметричной территориальной модели (С. Митрохин, Н. Добрынин, В. Филиппов)14. В 1990-х гг. преобладала поддержка договорного типа федерации (Л. Болтенкова, В. Лысенко, Р. Хакимов, М. Столяров)15. Ныне популярна модель конституционной федерации (А. Зиновьев, Н. Добрынин, И. Конюхова (Умнова) и др.)16. Высказываются противоречивые мнения о «путинских» реформах федерации: от радикальной поддержки (В.Иванов) и даже проектов унитаризации (А.Зубов)17 до резкой критики рецентрализации (Н. Петров, А. Медушевский и др.)18.

       Исследования института федерализма в мире и многонациональной России смыкаются с этнополитологической проблематикой (Ю.Арутюнов, Л.Дробижева, В.Зорин, Л.Терновая, Э.Паин, А.Празаускас и др.). В этой связи необходимо принимать во внимание существующие в мировой науке концепции национализма (Э.Геллнер, А.Смит, Б.Андерсон), включая примордиализм (В.Колосов), поскольку проблемы этничности, национальной идентичности и ее политизации оказывают огромное влияние на формирование государств и их регионов.

       В российской науке интересны и важны сопоставления федерализма и имперского строя (С.Каспэ), обсуждения российского исторического выбора - дискуссии о выборе между федерализмом и унитаризмом и смысле российского федерализма (А.Зубов, А.Салмин)19. Кроме того, часто встречаются работы по отдельным странам, на которых специализируются авторы, - США (Г.Каменская, М.Саликов), Канаде (А.Захаров, А.Мелкумов), Германии (И.Бусыгина, В.Васильев, С.Леванский), Австрии (В.Рыкин), странам Латинской Америки (А.Тихонов), Индии (Н.Семенова) и др.20 Большое значение для разработки института федерализма имеет издание энциклопедий (примером служит энциклопедия «Федерализм», выпущенная Издательством Московского Университета в 2000 г.) и специальных периодических изданий (журнал «Федерализм», переводной журнал «Федерации» и др.).

       Исходя из предмета исследования, большой интерес представляет учет попыток обосновать меняющуюся роль пространственных факторов на институт федерализма в современном глобализующемся мире. В этой связи полезными для данного исследования являются подходы рассматривающие трансформационные процессы института федерализма в глобализующемся мире (В.Буянов, Ю.Гаврилов, Г.Гольдин, В.Дахин, А. Михайленко, Р.Явчуновская,)21, теории постиндустриального общества (Д.Белл, Дж.Гэлбрейт и др.) и связанные с ними футурологические изыскания (Э.Тоффлер и др.), концепция критической геополитики (Дж. О’Тоайль), работы постмодернистов в области социологии, политологии и теории международных отношений (концепция гиперпространства и др.), исследования глобализации и альтерглобализации - в связи с проблемой «выживания» национального государства и суверенитет (В.Иноземцев, В. Коллонтай, Н.Косолапов, А.Кустарев, В.Кувалдин, Н.Симония, С.Чугров и др.), проблематика экополитологии (А.Костин)22. В этих работах даны интересные ответы на вопросы об изменении роли пространства, территории, региона в условиях пространственно-временного сжатия.

Компаративный метод доказал высокую продуктивность, о чем свидетельствуют сравнительные исследования института федерализма (Г. Алмонд, С.Верба, Р.Инглхарт и др.23). В отечественной науке в этой связи большой интерес представляют работы В.Гельмана, Г.Голосова, С. Патрушева, Ю.Пивоварова, Л.Сморгунова и др., проект «Политический атлас современности» А.Мельвиля, М.Ильина, Е.Мелешкиной, Ю. Полунина и др.24 Проблематика компаративных исследований затрагивает сравнение федеративных моделей (Д.Элейзер, П.Кинг, Р.Уоттс, В.Чиркин, Г.Каменская и др.), местного самоуправления (А.Нортон, А.Черкасов и др.)25. В то же время сравнение моделей института федерализма остается недостаточно развитым: акценты обычно сделаны или на общие характеристики политических систем, или на частные аспекты отношений Федерального центра и регионов (федерализм, местное самоуправление).

       Проведение компаративного исследования с углубленным изучением России сделало необходимым обращение автора к философским, политологическим, социологическим и культурологическим исследованиям в области россиеведения, раскрывающим особенности института российского федерализма, русской политической и культурной специфики, проблематику особого пути и русской идеи, русского характера, национальной идентичности, государственной, национальной и интегративной идеологии и т.п. Наиболее полезными в этой связи оказались классические произведения русских философов (Н.Бердяев, И.Ильин, Н.Лосский, С.Франк и др.), работы Т.Алексеевой, А.Вдовина, Б.Капустина, А.Ковалева, А. Панарина, И.Пантина, В.Соловья и др.

       В целом анализ многочисленных источников, так или иначе касающихся заявленной темы, убеждает автора во фрагментарности используемых подходов, само число которых весьма велико, что создает потребность в интегральном подходе, основанном на политологических методах, но неизбежно, учитывая специфику предмета, использующем междисциплинарный подход.

Объектом исследования являются политические и конституционно-правовые общественные отношения, складывающиеся в процессе становления, развития и функционирования института федерализма в глобализующемся мировом сообществе и в России.

Предметом диссертационного исследования являются различного рода (политические, правовые, исторические, философские) идеи, воззрения, позиции в мировой и российской политико-правовой мысли, государственно-правовые традиции и исторический опыт, современная практика функционирования института федерализма, отраженная в политико-правовых документах.

Целью диссертационного исследования является научное обобщение достижений российской и зарубежной политико-правовой мысли в области федерализма, характеристика составляющих элементов института федерализма, выявление закономерностей и преемственности в развитии российского федерализма. Цель диссертационного исследования определила постановку и необходимость решения следующих задач:

  1. Сформулировать понятие «институт федерализма» с учетом российских политико-правовых идей, исторических традиций и практики их реализации.
  2. Проследить генезис теории федерализма; раскрыть специфику методологии федерализма на современном этапе.
  3. Показать процесс использования элементов федерализма в истории России; рассмотреть опыт строительства института федерализма в советский период.
  4. Выявить исторические особенности формирования института федерализма в России; показать историческую преемственность федеративных традиций в науке и практике.
  5. Рассмотреть и проанализировать политико-правовые проблемы становления института федерализма в современных условиях.
  6. Изучить роль федералистского правосознания сознания в формировании института федерализма.
  7. Обосновать значение оптимального разграничения предметов ведения и полномочий между федеральной и региональной властью как условия развития института федерализма в России; раскрыть вопросы реализации двухуровневой законодательной политики в федеративном государстве.
  8. Проанализировать опыт конституционного реформирования в России с целью разработки сценариев развития института российского федерализма.

Теоретико-методологическая основа диссертационного исследования представлена различными группами научных методов: общенаучными, общелогическими, частно-научными.

Диалектический, конкретно-исторический, социологический, системно-структурный методы позволили не только проанализировать и обобщить основные концепции федерализма, но и на их основе выстроить теорию федерализма, которая учитывала бы как исторические, политические, так и теоретико-юридические реалии и перспективы. Автор диссертации считает, что политические и правовые факты необходимо рассматривать в конкретных исторических условиях, учитывая социально-экономический, культурный и политический уровни развития страны.

Конкретно-исторический метод использован при сравнительном исследовании динамики формирования и эволюции содержания и понимания института федерализма в России.

Системно-структурный метод позволяет рассматривать федерализм как синергетическую саморазвивающуюся систему и проанализировать всю сложность и многогранность входящих в нее элементов. Данный метод также использован для рассмотрения государственных учреждений и правовых институтов России в их взаимосвязи и взаимозависимости, а также для определения места и роли каждого из них в системе российского федерализма.

Социологический метод позволил раскрыть причинно-следственные связи между явлениями политико-правовой действительности. Кроме того, данный метод обеспечивает сравнение политико-правовых и социальных институтов и их критическую оценку в системе российского федерализма.

В диссертации широко использован междисциплинарный подход, позволяющий выявить теоретические и историко-правовые аспекты понятия «институт федерализма».

Помимо вышеуказанных методов, приемов и способов изучения, в диссертации применялся также арсенал частно-научных методов исследования (сравнительно-правовой, нормативно-логический, формально-юридический, метод толкования и юридической герменевтики). Сравнительно-правовому анализу подвергнуты не только нормативно-правовые акты, изданные в различных исторических условиях, но и ряд конституционных теорий в России и Западной Европе.

       Эмпирическая база диссертационного исследования включает следующие типы источников: официальные нормативно-правовые акты (конституции, законы и др.) стран из используемой выборки, России и ее субъектов федерации, законодательство СССР и РСФСР; послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию, программы политических партий, тексты выступлений политических деятелей, научные статьи и монографии, другая научная литература по теме исследования, как отечественная, так и зарубежная; материалы круглых столов, научных и научно-практических конференций; официальные и информационные Интернет-сайты исследуемых стран; верифицируемые данные средств массовой информации о политических процессах; электоральная статистика и материалы анализа избирательных кампаний в России и других исследуемых странах, в т.ч. в региональном разрезе; социологические данные российских и зарубежных организаций; демографическая статистика, включая данные переписей населения в России в 1989 и 2002 гг. в региональном и муниципальном разрезе; социально-экономическая статистика по России и другим странам в региональном разрезе; архив экспертных интервью, проведенных автором в России, регионах и других странах; собственная база данных диссертанта по политическим процессам в регионах; материалы полевых исследований, проведенных диссертантом в регионах России и других стран; опыт личного включенного наблюдения деятельности государственных и муниципальных органов, политических партий, отдельных политических акторов, проведения избирательных кампаний в регионах.

Особую группу источников представляют зарубежные научные монографии и публикации по проблемам формирования и эволюции российского и западного федерализма на иностранном языке, которые переведены автором диссертации и впервые использованы на русском языке.

Специальной информационно-правовой базой явились материалы Автоматизированной системы обеспечения законопроектной деятельности Государственной Думы (АСОЗД), официальные сайты органов государственной власти, сайт совместного проекта ЕС и России «Институциональный, правовой и экономический федерализм в Российской Федерации» – www.federalism.ru.

Основная гипотеза исследования. Формирование и развитие института федерализма является важнейшей предпосылкой становления подлинного федерализма в условиях сложносоставного общества и крупной территории государства (что особенно актуально для России). Оптимальное разграничение предметов ведения и полномочий является основой для стабильного развития Российской Федерации и регионов, необходимым условием достижения социального и межэтнического мира, целостности государства на базе универсального принципа компромисса.

Федеративное государство в процессе эволюционного развития выходит за пределы государственного устройства и трансформируется в форму общественного устройства, распространяясь на различные виды и формы общественных отношений – по вопросу субъектности органов местного самоуправления в системе федерализма, а также деятельности национально-культурных автономий и различных общественных движений.

Научная новизна диссертационной работы определяется авторским подходом к исследованию института федерализма через призму пространства, времени, политико-правовых теорий, оказавших воздействие на практику государственного строительства.

1. На основе проведенного анализа теории, истории и опыта федерализма диссертант уточнил определение понятия «институт федерализма», основанное на эмпирическом материале формирования федерализма в России, а также данных, полученных в результате экстраполяции знаний из других областей науки. Принята во внимание его общая трактовка как категории, выражающей отношения между властью, гражданским обществом и личностью.

2. Диссертант обосновал необходимость рассмотрения института федерализма как системы, представленной в трех взаимосвязанных элементах: федеративных идей; федеративных учреждений в их историческом становлении; федеративных норм в их практической реализации.

3. На основе проведенного исследования диссертант аргументирует вывод, что содержание, сущность, ценности федерализма могут играть методологическую роль.

4. Диссертант, анализируя практику государственного строительства в федеративных государствах, определяет разделение государственной власти между Федерацией и ее субъектами как распределение государственно-властных полномочий между различными уровнями государственного управления – федеральным и субъектов Федерации.

5. Автор диссертации формулирует конституционно-правовые принципы разделения государственной власти между Российской Федерацией и ее субъектами: суверенитет Федерации и самостоятельность в пределах конституционных полномочий ее субъектов, сочетание территориального и этнического принципов построения Федерации, «симметрии» и «асимметрии», субсидиарность, разграничение предметов ведения и полномочий между Федерацией и ее субъектами, гарантированность взаимных прав и обязанностей.

6. Диссертант обосновал необходимость понимания института федерализма как комплексного межгосударственного явления в условиях глобализации человеческой цивилизации, использование иностранного опыта федерализма, в особенности при формировании Европейской федерации.

В результате исследования была обоснована необходимость организации межгосударственных отношений как в регионах, так на более глобальном уровне, исключительно на основе компромисса, опираясь на научные достижения политико-правовой науки и практики формирования федеративных государств и межгосударственных образований.

7. Диссертант доказал объективную необходимость конструктивной интеграции внутри СНГ, а также формирования межгосударственных образований в Евразийском регионе.

Диссертационное исследование позволило сформулировать и обосновать следующие основные теоретические положения и выводы, выносимые автором на защиту, в которых конкретизирована научная новизна исследования:

1. Институт федерализма - это система политико-правовых идей, взглядов, традиций и институтов, базирующихся на принципах согласия, мира, добровольных договоренностей, справедливости, - определяющих общественный и государственный строй, закрепляющий отношения власти, государства и личности, порождаемые конституционным опытом различных исторических стадий развития государства и общества и выраженные в политических документах, правовых нормах и обычаях, политико-правовом сознании этого общества. Это система представлений, определяющая границы активности государства и его органов в регулировании различных сфер общественной жизни.

2. Институт федерализма – система, выраженная, представленная  в трех взаимосвязанных элементах - федеративных идей; федеративных учреждений в их историческом становлении; федеративных норм в их практической реализации. На развитие этой системы оказывают влияние экономические, политические, географические, этнические факторы и исторические особенности развития государства и общества.

3. Институт федерализма - это относительно обособленная группа, комплекс политических норм, устанавливающая и регулирующая однородные общественные отношения в сфере делегирования, разграничения и осуществления государственной власти, предметов ведения (компетенции) и полномочий между органами государственной власти по вертикали (между Федеральным центром и субъектами Федерации), а также общественные отношения с участием представителей определённых национальных групп в этнически сложных обществах.

4. Федерализм в методологическом плане содержит теоретическое обоснование государственно-правовых процессов в их историческом развитии и практическом воплощении, а также влияет на принятие решений в сфере политико-правового регулирования общественных отношений. Практической функцией федерализма можно считать то, что из него выводятся критерии, по которым определяются системность и ценность новых институтов, а, в конечном счете, тенденций и целей конституционного развития, ориентируясь на мирные, ненасильственные процессы.

5. Разделение государственной власти между Федерацией и ее субъектами – это не что иное, как распределение государственно-властных полномочий между различными уровнями государственного управления.

Такой подход может обеспечить, с одной стороны, единство и целостность всего многонационального государства, с другой стороны, относительную самостоятельность образующих его территориальных и этнотерриториальных единиц, позволяющую более эффективно и оперативно управлять ими, учитывать своеобразие этнических и региональных условий. Разделение государственной власти между Федерацией и ее субъектами, по мнению диссертанта, является основополагающим признаком федеративной модели государственного устройства.

6. Конституционно-правовыми принципами разделения государственной власти между Российской Федерацией и ее субъектами являются: суверенитет Федерации и самостоятельность в пределах конституционных полномочий ее субъектов, сочетание территориального и этнического принципов построения Федерации, «симметрии» и «асимметрии», субсидиарность, разграничение предметов ведения и полномочий между Федерацией и ее субъектами, гарантированность взаимных прав и обязанностей;

7. Договорные отношения между органами государственной власти различных уровней – определенный политико-правовой компромисс во взаимоотношениях федерального Центра и его субъектов - эффективное средство преодоления противоречий и центробежных тенденций. Именно так этот методологический постулат (по мнению автора) можно рассматривать применительно к России.

На современной фазе развития федерализма в России дальнейшее заключение Договоров и Соглашений между федеральным Центром и субъектами Федерации может обеспечить укрепление государственности.

8. Будущее российского федерализма диссертант видит в планомерном внедрении договорного начала в политико-правовые отношения, без нарушения принципов конституционно-договорного федерализма, с приоритетом Федеральной Конституции.

9. Перспективы развития института федерализма в России автор диссертации видит в нескольких плоскостях, а именно: расширение и углубление конституционных идей, с учетом исторических особенностей развития российского федерализма, расширение социальной основы и демократизация политического режима, основанного на взаимодействии институтов публичной власти и структур гражданского общества; совершенствование системы гарантий и защиты конституционного строя и Конституции Российской Федерации с помощью, как органов власти, так и развивающихся структур и институтов гражданского общества.

10. Определяя значение конституционной реформы для перспектив развития российского федерализма, автор диссертации делает вывод о том, что она возникает в противовес кризису, как процесс, способный вывести государство и общество из кризисной ситуации и привести к стабильному состоянию и общественному согласию. Важнейшим вопросом конституционной реформы является вопрос распределения полномочий между различными уровнями.

11. Необходимо разработать на федеральном уровне Концепцию развития федеративных отношений на ближайшую перспективу (до 2020 года), на базе которой, с учетом добровольности, проводить дальнейшее укрупнение субъектов Федерации (в соответствии с исторически сложившимися хозяйственно-экономическими районами России), с целью обеспечения большей эффективности управления Российской Федерации.

Закрепить в Концепции нормы допустимости слияния субъектов Федерации, а также численные пределы их укрупнения, во избежание тенденции к расширению властных амбиций, вследствие повышения уровня политического и экономического развития укрупненного субъекта Российской Федерации, что опасно для единства страны.

12. Главным условием поступательного развития мировой цивилизации является планомерное внедрение в практику межгосударственных отношений принципов федерализма, как единственной возможности избежать межгосударственные и межэтнические конфликты, на основе  гуманистической идеи социального компромисса. На этой основе должны выстраиваться межгосударственные отношения в различных регионах глобализующегося мира, будь то Европа или СНГ.

13. Приоритетным направлением развития СНГ должен стать вектор на большее сближение стран-участников, упрочение внутренней структуры Содружества и его субъектов, за счёт включения в его состав территорий, тяготеющих к России: Приднестровье, Южная Осетия, Абхазия.

14. Развитие Евразийского региона, частью которого является СНГ, зависит от эффективности интеграции России и государств, разделяющих  модель глобализации, основанную на многополярности мира.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что ее автором внесен определенный вклад в разработку теории федерализма, способствующий дальнейшему развитию институтов публичной власти и гражданского общества, в условиях федеративного государства и государства, становящегося на путь федерализма. Полученные результаты стали определенным вкладом в научную разработку проблем политологии, науки теории государства и права, конституционного права, истории политико-правовой мысли и могут быть использованы для дальнейшего научного анализа как теоретических основ права и государства, так и практики федеративного строительства в России.

Практическая значимость работы состоит в том, что основные положения диссертации могут быть использованы в учебном процессе при преподавании таких дисциплин, как «Политология», «Теория права и государства», «Конституционное право России». Выводы и рекомендации способствуют более полному и глубокому пониманию конкретных проявлений и тенденций института федерализма в России.

Проведенный анализ расширяет и углубляет знание истоков российского федерализма, позволяет уточнить подходы к решению современных политико-правовых проблем России, совершенствовать конституционное законодательство, дает возможность принимать более взвешенные решения при разработке конституционных реформ на современном этапе.

Апробация результатов диссертационного исследования. Диссертационная работа обсуждена и рекомендована к защите на кафедре национальных и федеративных отношений Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации.

Предварительная разработка темы и отдельных положений диссертации была проведена при подготовке автором научных монографий: «Федеративное государство: конституционно-правовое регулирование отношений между Российской Федераций и ее субъектами» (М., «Палеотип», 2004 г.), Федерализм, как конституционно-правовая основа российской государственности (Уфа, БАГСУ, 2007 г.), Институт федерализма: вопросы теории (М., «Note Bena», 2008 г.).

Результаты диссертационного исследования используются в процессе научно-исследовательской и преподавательской деятельности в ГОУ ВПО «Башкирская академия государственной службы и управления при Президенте Республики Башкортостан», других ведущих ВУЗах России, а также в докладах и выступлениях диссертанта на научных и научно-практических конгрессах, конференциях и семинарах.

Структура работы. Поставленная проблема, объект, предмет и цели диссертации предопределили внутреннюю логику и структуру данной работы. Диссертация состоит из введения, четырёх глав, объединяющих шестнадцать параграфов, заключения, списка используемых источников и научной литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, определяется степень ее научной разработанности, указываются объект, предмет, цель и задачи диссертационной работы, ее теоретическая и методологическая база, сформулированы научная новизна и основные положения, выносимые на защиту, показана их теоретическая и практическая значимость, отмечаются результаты апробации проведенного исследования.

Глава первая - «Возникновение и эволюция института федерализма» - аргументирует концептуальный замысел диссертации и посвящена теоретическим (§ 1) и методологическим (§ 2) аспектам института федерализма, вопросам генезиса теории федерализма (§ 3), анализу современного мирового опыта федеративного строительства (§ 4).

Прежде всего, автор, рассматривая вопрос о сущности института федерализма, дает его научную дефиницию. Сущность федерализма автор диссертации связывает с сущностью самого человека, со временем разросшегося в многомиллиардное человечество.

Сущность человека, обусловленная его социальной природой, в качестве одного из своих проявлений имеет стремление к социализации и институциональному бытию. Именно это детерминирует возникновение различных социальных институтов от семей до государств, развитие которых привело к возникновению особого политико-правового института – института федерализма.

Одним из важнейших вопросов института федерализма является проблема семантики. Вне зависимости от наличия различных подходов, тем не немее, институт федерализма можно определить как категорию, выходящую за рамки государственности и находящуюся на стыке различных отраслей знания.26

Общество не может обойтись без социальных, а затем и политических институтов, т. е. устойчивых социальных или политических установлений, учреждений, объединений и общностей, выполняющих необходимые для общества социальные либо политические функции.

Человечество не может жить, трудиться, не объединяясь по потребностям и интересам, целям. Социальные и политические институты возникают в силу биологических, социальных, политических и других причин в силу объективной необходимости.

Социальный институт - совокупность норм, предписаний и требований, связанных с определенной организационной структурой, посредством которых общество контролирует и регулирует деятельность людей в наиболее важных сферах общественной жизни. Социальными институтами являются: собственность, государство, политические партии, семья, церковь, трудовые организации, учреждения образования и воспитания, наука, средства массовой информации.

Исторически первым социальным институтом были родовые общины. Род представлял собой группу (общность) людей, объединенных кровным или предполагаемым родством, общей собственностью, совместным трудом и уравнительным распределением. Данный социальный институт был весьма устойчивым и жизнеспособным. Он обеспечивал выживание людей, которые еще во многом зависели от природных сил и могли существовать только на базе коллективного хозяйственно-социального единства. Роды существовали и функционировали многие тысячелетия, они объединялись в более крупные социальные институты - племена. Позднее появились религиозные объединения (ордена и др.), торгово-купеческие гильдии и иные социальные институты. Исторически первым политическим институтом, самым важным и крупнейшим, стало государство. По мере усложнения общества и развития демократии возникают новые социально-производственные (кооперативы), социально-политические (профсоюзы), политические (политические партии) и другие институты.

Вместе с человеческим обществом возникает социальная власть как его неотъемлемый и необходимый элемент. Она придает обществу целостность, управляемость, служит важнейшим фактором организованности и порядка. Иными словами, это систематизирующий элемент, обеспечивающий обществу жизнеспособность. Под воздействием власти общественные отношения становятся целенаправленными, приобретают характер управляемых и контролируемых связей, а совместная жизнь людей становится организованной.

Эволюция социально-политического института – государства приводит к тому, что в период буржуазно-демократических революций, в процессе институционализации (возникновение стабильных образцов социального взаимодействия, основанного на формализованных правилах) возникает идея федерализма, которая была впервые воплощена как форма государственного устройства в политико-правовом опыте США. В дальнейшем данный институт стал развиваться и совершенствоваться.

В процессе исследования, диссертант приходит к выводу, что понятие федерализма как социального института является настолько многогранным, что при попытках изучения и анализа этого феномена необходимо четко определить, что, собственно говоря, в каждом конкретном случае является предметом изучения.

В исследованиях феномена федерализма ведущее место принадлежит политико-правовым аспектам изучения. Но также важными являются и экономические, политические, этноконфессиональные, этнокультурные и социальные составляющие федерализма.

Сущность института федерализма выявляется в категориях социальных отношений и их последствий. При данном подходе в социологическом анализе института федерализма предметом исследования могут являться такие социальные феномены, как субъективные представления о федерализме различных социальных категорий населения; их отношение к идеям федерализма в том субъективном смысле, который каждый индивид вкладывает в это понятие (что, впоследствии, может объективироваться на поведенческом уровне); выявление типических социальных групп населения в их отношении к идеям федерализма и т.д. Словом, все то, что можно условно объединить понятием «социальная база федерализма».

Важной проблемой института федерализма является проблема семантики. Диссертант даёт разграничение данного понятия от сходных и близких с ним политико-правовых явлений.

Категорию «институт федерализма» следует отождествлять с понятием федерализм в узком смысле. Институт федерализма – это, прежде всего, социальный институт и, следовательно, он обладает всеми свойствами, присущими общественным институтам. Федерализм же – это категория характеризующая определённую идею, учение о федеративном государстве, а с другой стороны – широкое социальное явление, основанное на началах самоуправления и субсидиарности.

Федерализм также рассматривается и как образ жизни, как способ сочетания единства и децентрализации в общественных отношениях различных форм государственности – от конфедерации и федерации до региональных государств и местного самоуправления.

Иногда федерализм рассматривается также и как теория федеративной формы государственного устройства, а конкретное федеративное государство – в качестве ее реализации и воплощения. При таком подходе институт федерализма как государственно-правовое явление фактически отождествляется с научной теорией об этом явлении, конституционно-правовая действительность и ее отражение в научном знании отождествляются, что мы считаем методологически неверным.

В ряде работ институт федерализма исследуется одновременно как принцип, режим и форма государственного устройства (И. А. Умнова)27. Федерализм также понимается как принцип, режим и форма государственного устройства, позволяющие обеспечить единство и плюрализм государственной и общественной власти в условиях ее территориальной организации на нескольких уровнях (М. В. Глигич-Золотарева)28. Однако эти два понятия можно и различать между собой, так как второе понятие выделяется из других форм государственного устройства.

Мы считаем, что использование понятия «федерализм» как синонима «федерации» просто недопустимо, т.к. в широком смысле федерализм включает в себя совокупность двух основных элементов: формы государственного устройства и идеи, положенных в основу федеративного устройства, которые воплощаются в соответствующих политико-правовых принципах.

Отсутствие единого определения этих понятий приводит к тому, что в настоящее время в научной литературе получило распространение более расширенное толкование, что приводит к более расплывчатому пониманию терминов. Так, децентрализация, регионализация и автономизация административно-территориальных образований той или иной страны иногда выдаются за федерализацию или за форму федеративного государства. В то же время важнейшие ее черты – такие как разделение государственной власти по вертикали и организация взаимодействий двух уровней власти, почти не рассматриваются отдельными учеными. Такая политика, в итоге не воплощается в конкретных социальных институтах федерализма.

Мы считаем, что понимание института федерализма, даже в его узком смысле, должно носить комплексный характер. И, поэтому, данный институт нельзя рассматривать только в рамках одной конкретной науки. Необходимы системное всеобъемлющее и всеохватывающее исследование и построение целостной модели федерализма, которая включает элементы всех научных дисциплин, изучающих федерализм. При таком подходе федерализм исследуется как системное явление, включающее в себя политическую, экономическую и правовую составляющие.

Анализ различных научных интерпретаций категории «федерализм» выявляет, что данным термином разными учеными обозначаются различные похожие понятия. Мы же можем в основном согласиться с тем (как пишет В. А. Черепанов)29, что федерализм как политико-правовое явление необходимо отделить, произвести сужение данного понятия и ограничить объем, во-первых, политико-правовой материей и, во-вторых, теми правовыми явлениями, которые относятся именно к федеративному, а не к иному (унитарному или конфедеративному) устройству государства, в тоже самое время не отрицая федерализм как форму общественного устройства, воплощённого в разных проявлениях института федерализма. В этом смысле необходимо обратить внимание на особую методологическую роль федерализма и способность воздействия учения на политико-правовую материю.

Федерализм рассматривается не только, как методологическое понятие, но и как явление, имеющее методологическое значение для всей политико-правовой науки и общества. В диссертационном исследовании федерализм рассматривается как соединение этих двух подходов. С одной стороны, федерализм может выступать как способ, с помощью которого изучается как предмет политико-правовой науки, с другой – федерализм имеет широкую мировоззренческую интерпретацию, определяя не только формальные рамки взаимодействия государственной власти и гражданского общества, но и являясь ориентиром в развитии всего общества.

Диссертант отмечает, что методология института федерализма тесным образом связана с методологией науки, но не совпадает с ней. Методология федерализма определяется как система, которая не сводится к составляющим ее компонентам, а имеет свои собственные закономерности развития. Благодаря этому происходит планомерное разделение властей по горизонтали на законодательную, исполнительную и судебную и по вертикали между федерацией и её субъектами, что закладывает основы для эффективного функционирования системы сдержек и противовесов и создаёт режим ограниченности государственной власти.

Диалектическая взаимосвязанность федералистской идеи и теории правового государства обуславливает методологическую природу федерализма в вопросах установления первенства закона перед властью, права перед политикой. Безоговорочное и полное господство права, его норм, ценностей и идеалов предполагает неукоснительное выполнение закона со стороны всех субъектов политических отношений и, в особенности, федералистских отношений, составляющих базу института федерализма.

Параллельно этому, происходят противоположные процессы, когда в результате реализации методологической функции федерализма в политической организации общества создаются условия для успешного функционирования правовой и политической системы страны в интересах государства и личности, Федерации и её субъектов, а также воплощение демократических идеалов в жизнь, начинают способствовать формированию подлинного, «реального» федерализма.

Таким образом, автор диссертации приходит к выводу, что федерализм, носит универсальный характер: его можно рассматривать и как метод познания государственно-правовой действительности, и как метод создания норм и договоров, как источников права, и как метод применения норм права через механизм устройства власти и ее взаимодействия с обществом.

Федерализм выступает как важнейшее направление внедрения в общественно-политические отношения идеалов права и демократии. Универсальность федерализма позволяет обозначить его методологическую роль в приращении политических и юридических знаний.

К вышеизложенным выводам автор приходит в результате рассмотрения проблем возникновения теории федерализма, как многогранного политико-правового явления. Вопросы генезиса федерализма следует рассматривать в единстве с генезисом идеи ограничения государственной власти, которая обосновывается ещё у Аристотеля, Эпикура и Полибия. Однако основоположником идеи следует считать Дж. Локка, взгляды которого развивал М. Падуанский. А целостный вид учению придал Ш.Л. Монтескье. Первым указал на необходимость ограничения государственной власти Г. Елинек.

Теоретическое оформление идеи происходит в период буржуазно-демократических революций, в обстановке борьбы с абсолютизмом, в период утверждения прав и свобод человека. Движение за федеративное устройство не просто сопутствовало буржуазной революции. Оно являлось её содержанием в виде борьбы за права и свободы не только человека, но и провинций, земель, регионов, национальных окраин. Это подчёркивает генетическое родство федерализма, демократии и правового государства.

Американский федерализм возникает на волне глубинных процессов демократизации общества. Он явился следствием развития гражданского общества, интенсификации хозяйственной деятельности, осознания прав человека и национального (народного) суверенитета. В духовной жизни эта тенденция проявилась в виде стремления к свободе и самоуправлению.

Возникновение теории федерализма связанно с теорией разделения власти, как важнейшей формы ограничения государственной власти, ставшей серьёзным аргументом борьбы против всевластья государства.

Важной вехой в сложном процессе разделения власти стало образование США и принятие Конституции 1787 года. По ней власть разделялась не только по горизонтали на законодательную, исполнительную и судебную, но и по вертикали между центром и субъектами. Следует заметить, что впервые разделение полномочий между ветвями государственной власти сложилось ещё в Англии в ХІІІ в. в соответствии с Великой Хартией вольностей 1215 года.

В литературе родоначальником теории федерализма в целом (многогранном) измерении считается И.Альтузиус (1562-1638 гг.), разработавший «федеральную теорию народного суверенитета» на основе принципа согласия. Он считал, что федерация учреждалась в результате иерархического возвышения новообразованного союза над меньшими по размерам союзами – начиная с семьи вплоть до государства.

Дж. Локк, государственную власть разделял на законодательную, исполнительную и федеративную. Тем самым, мыслитель вскрыл политико-правовой механизм построения федеративного государства. Поэтому Дж. Локка можно считать основоположником теории государственного федерализма. Развитие теории федерализма осуществляется в трудах А. Гамильтона, Д. Мэдисона и Дж. Джея.

Генезис теории федерализма теснейшим образом связан с проблемой суверенитета, вопросов политико-правового статуса, полномочий и компетенции федерации и её составных частей.

Согласно теории разделённого суверенитета, федеративное государство – это форма разделения суверенитета, которая понимается в свете разделения властей и компетенции между органами государственной власти федерации и её субъектов; он делится между Федерацией и её членами соответственно закреплённой доле государственной власти и полномочий, он не принадлежит в отдельности на Федерации, ни её субъектам. Данная концепция господствовала почти до конца ХІХ в.

Согласно теории государств-членов, суверенитет принадлежит субъектам федерации, которые имеют права нуллификации и сецессии. Представителями данного подхода являются Д. Кальхаун, М. Зейдель.

На рубеже ХІХ-ХХ вв. стала утверждаться теория исключительного суверенитета федерации (унитарная теория федерализма). Согласно подходу, субъекты федерации не являются суверенными государствами, а суверенитет един и неделим. Субъекты федерации признаются государствами, несмотря на отсутствие суверенитета (П. Лабанд, Г. Елинек). Сторонником неделимости суверенитета был Ж. Боден. Не признавал суверенитета членов федерации  К. Маркс.

Четвёртая теория отрицает не только суверенитет субъектов федерации, но даже их государственный характер.

Диссертант приходит к выводу, что институт федерализма как политико-правовой феномен, возникает именно в период буржуазно-демократических революций, в период борьбы с абсолютизмом. Поэтому проблему генезиса условно говоря, государственного федерализма следует рассматривать в единстве с генезисом идеи ограничения государственной власти.

В результате исследования, диссертант приходит к выводу, что возникновение и развитие института федерализма идёт в одном русле со становлением идеи правовой государственности и движется в магистральном общесоциальном направлении восхождения к праву.

Для общества и государства, в целом, федерализм представляет собой инструмент подчинения государства обществу и праву, служит важнейшим средством, направляющим деятельность государства на утверждение и развитие общественно-признанных ценностей и утверждения социального компромисса

Данный вывод подтверждается анализом теории и практики становления института федерализма в зарубежных странах. На основе анализа автор диссертации также приходит к выводу, что западноевропейский опыт не мог не оказать влияния на формирование российского федерализма, не исключая при этом самобытности российского федерализма. Причем влияние прослеживается как при формировании политико-правовых основ Российской государственности начала XX в., так и в современный период.

Федеративные государства находятся под влиянием различных моделей федерализма, характерных для различных стран. Нередко то или иное федеративное государство причисляют к определённой модели федерализма (американская, германская и другие модели федерализма).

Так, например, общим является то, что государственный характер территориальных единиц, составляющих федеративное государство (субъектов федерации), выражается в наличии у них своей конституции (как правило), своего парламента, правительства, иногда особой судебной системы и военизирован­ных формирований (например, в США), часто своего гражданства, государственных символов – герба, флага, гимна. Субъекты федераций обычно имеют паритетное или пропорциональное представительство в федеральных парламентах. То же можно сказать о высших территориальных единицах таких стран, как Италия, Испания. В некоторых странах конституции содержат нормы, направленные на недопущение преобладания какого-либо субъекта федерации в иных федеральных органах (ч. 1 ст. 96 Конституции Швейцарской Конфедерации).

В Германии процесс образования федерации проходил в условиях монархического государства, объединившего различные по форме государственные образования – от свободно самоуправляющихся городов (3) – до феодальных государств (22). Отличительной чертой федераций Латинской Америки является то, что «федеративная идея и практика возобладали в период становления национальных государств».

Первые федерации были созданы с использованием только территориального принципа образования, т. е. на основе объединения территорий без учета этнических характеристик народонаселения, хотя в границах создаваемых федеративных государств проживали компактно существующие определенные этнические группы (например, в Швейцарии – итальянское, немецкое, французское население). На структуре субъектов федеративных государств в ХIХ веке лишь в единичных случаях сказывался национальный фактор. Лишь в ХХ веке федеративное устройство государства стало рассматриваться как способ разрешения этнических проблем.

Особенный интерес при сравнительном исследовании зарубежных федераций представляет вопрос о праве на сецессию. Практически ни одна из действующих ныне федеральных конституций не признает за субъектами  федераций данное право. Так, например, в прошлом веке в Швейцарии, (тогда ещё конфедерация) были подавлены попытки сецессии. Известны, однако, и успешные сецессии, осуществленные как мирным, так и вооруженным путем. Так, например, вполне мирно, к удовольствию обеих сторон, отделился в 1965 году Сингапур от Малайзии.

Диссертант, в результате исследования, приходит к выводу, что разграничение компетенции между центральной властью и субъектами федерации – это основа и условие нормального функционирования институциональных механизмов федерации.

Глава вторая - «Формирование института федерализма в России» посвящена вопросам протофедеральных отношений в российской истории (§ 1), проблемам становления института федерализма в период предшествующий Октябрьской революции 1917 года (§ 2), и в Советский период(§ 3), а также рассматриваются и анализируются исторические особенности института федерализма в постсоветской России (§ 4).

Изложение материала данной главы начинается со времен Древней Руси. Анализируя труды известных историков права - В.И.Сергеевича, А.Д. Градовского - диссертант приходит к выводу, что даже вечевой быт в России имеет определенные зачатки традиций федерализма, при понимании его как механизма взаимодействия между княжеской властью и догосударственным обществом. В Киевской Руси для системы социального регулирования было характерно сохранение во многих сферах общественной жизни мононормативного регулирования через традиции, обычаи, мифы и религию. Российская политическая и правовая система своими корнями уходит в глубокие пласты национальной культуры и государственности. Древнейшими источниками русского права были обычаи славянских племен, которые в IV—VII вв. объединялись в особые территориально-государственные общности - Земли. Достаточно важным, но не всегда учитывающимся современными исследователями права древней России фактором является то обстоятельство, что наряду с обычаями и традициями на Руси был весьма распространен договор, как источник права и регулирования отношений догосударственного общества.

Следует отметить, что в Новгороде с особой четкостью проявляются зачаточные формы традиций российского федерализма: институт непосредственной демократии - Вече; договорные отношения между народом и князем. Широкое местное самоуправление позволяет утверждать о древнерусской полисной демократии и народовластии в самом широком их проявлении.

Диссертант рассматривает Боярскую думу как один из основных институтов раннего представительного правления, функционирующего на презентативной основе и отмечает, что к началу XVI в. на Руси сложилась сословно-представительная форма власти.

На данном этапе происходит существенное изменение властеотношений, принципиально меняющих их суть. Традиционные договорные отношения между князьями, между князем и обществом сменяются на подданство, т. е. полное подчинение воле Московского князя. Договорные отношения отходят на второй план, а затем и вовсе исключаются из методов регулирования властеотношений.

Институт представительства верховной власти, основанный на родовом принципе, вечевой институт и Боярская дума значительно обогатили мировую практику федерализма. Пришедшие им на смену единовластные формы престолонаследия, Земские соборы, Уложенные комиссии и различные сословные совещания требовали других форм представительства, непосредственного волеизъявления народа, которые соблюдали преемственность своей организации предшествующим формам раннего федерализма.

Рассматривая Земские соборы в России как сословно-представительный институт, диссертант отмечает их принципиальное отличие от западноевропейских сословных собраний. Российские Земские соборы в договорные отношения с государем не вступали, не являлись противодействующей государю силой и носили миролюбивый характер, несмотря на это Земские соборы сыграли огромную роль в развитии конституционно-представительных учреждений России, имея четкую преемственность с ранними формами демократии Древней Руси.

Последующая «судьба» института федерализма рассматривается через призму становления системы высшей государственной власти в Российской Империи, социально-политические предпосылки государственно-правовых реформ XIX в., а также анализируется дальнейшее развитие данного института.

Петровские реформы стали попыткой соединить самодержавно-крепостническое государственное устройство России с некоторыми движениями Западной Европы в развитии права.

В либеральной политико-правовой литературе значительное место занял вопрос о перспективах реформирования государственной власти в начале XX в. Как кадеты, так и октябристы, указывали на необходимость учитывать национальные традиции, культурные и социальные особенности народа при выборе формы государственной власти. Либералы исходили из приверженности русского народа монархическим традициям. В связи с этим отвергались возможности установления в стране республики. Государственный строй России, по их мнению, необходимо было преобразовать на принципах конституционной монархии. Первым шагом на пути реформирования политической системы должен был стать созыв представительного законодательного учреждения - парламента.

Провозглашением Манифеста 17 октября 1905 года не исчерпывается переход к конституционному строю. Перед государственной властью теперь стояли две основные задачи, решение которых только и могло обеспечить такой переход: достичь соглашения с умеренными элементами общества и подготовить основные законы конституционного характера, которые царь теперь обязался дать. Назвать Основные государственные законы в редакции от 23 апреля 1906 года Конституцией в точном смысле этого слова нельзя, ибо такие основополагающие принципы федерализма, как народный суверенитет и разделение власти в указанном нормативном акте отсутствовали. Вместо народного суверенитета презюмировался суверенитет монарха, идея разделения власти не была прописана в силу того, что устанавливалась дуалистическая октроированная монархия.

Если же посмотреть на вопросы федерализма шире, не только с позиций конструирования власти, то элементы федерализма проявлялись и иногда активно, в способах формирования самой Империи. Россия территориально расширялась, в основном двумя путями: военный (завоевание) и политический (добровольный). В составе Российской империи имелись этнотерриториальные вкрапления, в виде автономного Касимовского ханства, Кантонного управления в башкирском крае, самоуправляющейся Польши и Финляндии, которые создавали основы для формирования института федерализма в России.

То, что было накоплено Россией в области федерализма, не «пропало даром» в советский период. Первые руководители Советского государства - революционеры, отрицая вначале принципы федерализма для России, затем перешли на его основы в построении  государства, решая задачу «собирания» территории бывшей империи. Не случайно одними из первых документов были приняты в январе 1918 г.: «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа» и Постановление «О федеральных учреждениях Российской республики».

В Конституции РСФСР 1918 года вопросы федерации получили дальнейшее развитие. Был закреплён принцип советской организации федеративного устройства направленного на решение национального вопроса. Поэтому делался акцент на развитие автономных форм национальной государственности в республиках, входящих в состав первых федераций.

В Конституции СССР 1924 года, как и в последующих ее редакциях (1936 г. и 1977 г.) и, соответственно, в конституциях союзных и автономных республик, текст соответствовал ленинским взглядам на устройство союза.

СССР был создан на первом Съезде Советов, проходившем 30 декабря 1922 года. В Конституции СССР добровольность объединения республик в одно федеративное государство обеспечивалась как политической гарантией – признанием суверенности и равноправия каждой нации в составе союзного государства, так и юридической гарантией – правом свободного выхода национальных республик из Союза. Эти конституционные положения были закреплены и в Конституциях СССР и 1936, и 1977 годов.

Советский федерализм в своём развитии прошёл ряд этапов. Первый - «ленинско-сталинский» этап (октябрь 1917 г. – первая половина 1953 г.) был периодом становления советской государственности  Конституция СССР 1936 г. помимо глав IV и VI, посвященных союзным республикам, содержала главу VII, определявшую прерогативы высших органов государственной власти автономных советских социалистических республик. Важным этапом в государственном строительстве РСФСР стало принятие Конституции РСФСР 1937 года, которая закрепила состав автономной части России: 17 автономных республик и 6 автономных областей, но лишь упомянула о наличии национальных округов. В Конституции в самых общих чертах определялся правовой статус автономной республики и автономной области.

На втором – «хрущевском» этапе развития СССР, когда были ослаблены идеологические основы, после 1956 г. были приняты решения о расширении прав союзных республик, в том числе и в принятии собственного законодательства. Получило развитие двухступенчатая структура отраслевого законодательства.

Однако реальное состояние законотворческого процесса и законодательства, хотя формально не противоречило этой схеме, фактически оказалось целиком унитарным..

Третий этап (1965 г. – 1984 г.) – «брежневский» – это время дальнейшей централизации власти. Именно в этот период было проведено законодательное закрепление в Конституции СССР 1977 года той системы Советской власти, которая просуществовала до конца 80-х гг. ХХ века и в основных чертах перешла «по наследству» новой России, сохраняясь в немного модернизированном виде на первом этапе ее становления (до 1993 года).

Четвертый этап (с марта 1985 г. по декабрь 1991 г.) – «горбачевский» связан с отказом в конечном итоге руководства страны от идеологических прикрытий и постепенным превращением законодательных (советских) органов в центре и на местах в истинно демократические институты государственной власти.

В целом, институт федерализма в Советский период выражается в следующих чертах: его идеологическом характере, однопартийности, руководящей роли Коммунистической партии, бюрократическом централизме, указном правотворчестве, пролетарском интернационализме. Демократический пик своего развития институт советского федерализма получил в период построения так называемого развитого социализма.

Таким образом, СССР формально обладал всеми признаками федерации, но и вбирал в себя элементы унитаризма и конфедерализма. Это смешение создавало качественно новую ситуацию, не известную в прошлой мировой практике государственного строительства и политического устройства. Конфедерация всегда имеет два вектора развития: в сторону федерализма или в сторону распада. Все зависит от того, какая тенденция на данном историческом этапе имеет больше шансов для реализации. Унитаристская направленность политики центра только усиливала потенциально заложенные в конфедеративном начале возможности разрушения государственного единства, что в конечном итоге и произошло.

Анализируя и сопоставляя дореволюционный период и советскую эпоху развития государственности, автор делает вывод об исторических особенностях и тенденциях характерных для формирования института федерализма в условиях нашей страны, которые можно сгруппировать, следующим образом:

- элементы традиций федерализма были заложены еще в Древней Руси и проявлялись в обычном праве древнерусского общества, характерными чертами которых являлись договорные отношения между князем и обществом;

  • самоуправление играло огромную роль в развитии отношений между властью и обществом, традиционно базирующемся на общинных формах труда и быта свободных общинников;
  • главным достоинством непосредственной демократии в России было формирование традиционного общества, где личностное начало было инкорпорировано в общинном начале;
  • для России характерной особенностью является то, что элементы федерализма (такие как самоуправление, народное представительство, непосредственная демократия) сформировались раньше, чем появи­лась Конституция в формальном выражении через нормативно-правовой акт. Оформление данных традиций в писаной Конституции произошло гораздо позже, но фактическое проявление основ федерализма имело место без его нормативного закрепления и стало основой писаной Конституции в последующем;
  • выдающееся значение для института федерализма имеет договорной механизм складывания Российской империи, Российской цивилизации, вобравшей в себя сотни, тысячи культур, оттенков цветов и направлений, которое сформировало политико-правовую надстройку института федерализма;
  • советский федерализм – есть ничто иное, как продолжение традиций истории, но в новых геополитических обстоятельствах, в которых федеративное построение общества  и государства нашла своё легальное воплощение в Основном законе страны, поставив федерализм на новый уровень. В новых геополитических обстоятельствах федерализм в Советском государстве стал развиваться как политико-правовая идеология строительства государства, что позволило в современных процессах интеграции в международные федералистские процессы опираться о прочную политико-правовую основу.

Институт современного российского федерализма - это организационно выраженная система, определяющая механизм властных отношений в обществе, учитывающая культурно-организационный опыт в области устройства отношений государства и общества, граждан и политических структур, основывающаяся на совокупности национальных традиций, порожденных опытом различных исторических стадий. Этот опыт имеет огромное неиссякаемое значение для уяснения природы института российского федерализма, объяснения многих проблем политико-правового развития на современном этапе, а также выработки перспектив дальнейшего развития российской государственности.

Глава третья «Политико-правовые проблемы функционирования института федерализма в современных условиях» включает общую характеристику политико-правовых основ института российского федерализма (§ 1), анализ сложившейся модели федерализма (§ 2); рассматриваются проблемные моменты системы разделения властей в её «вертикальном» срезе (§ 3), доказывает, что двухуровневая законодательная политика есть одна из важнейших форм выражения государственной политики федеративного государства (§ 4).

Глава начинается общей характеристикой политических и правовых основ института федерализма в России, важнейшее место среди которой занимает Конституция Российской Федерации, как политико-правовой фундамент демократического государства.

Российская модель федерализма - конституционно-договорная модель. В этом словосочетании, как в лингвистическом, так и в политико-правовом смысле, упор делается на слово «конституционный». Конституция Российской Федерации является основой государственного и общественного строя, она содержит базовые принципы федеративной государственности России.

В принятой на референдуме 12 декабря 1993 г. Конституции России получило чёткое отражение федеративное устройство России. Однако она закрепила более централизованный характер государственного устройства по сравнению с Основным Законом Российской Федерации в редакции 1992 г. Федеративный договор 31 марта 1992 г. и инкорпорированный в Основной Закон страны, по мнению многих учёных-политиков и практиков, имел недостатки, обусловленные особой политической ситуацией сложившейся во время его подписания. Заключению Договора сопутствовали центробежные тенденции, возникла опасность распада государства. Однако очевидно, что договор носил компромиссный характер, ставший платформой, на которой удалось объединить расползающиеся края, области, автономии и республики.

Договоры и приложения к ним, опирались на Декларации о государственном суверенитете, как акте учредительной власти народа. Однако принятая Конституция России 1993 г. несколько урезала полномочия республик и передала их России. Тем не менее, каждая глава Конституции РФ пронизана идеей федеративного государственного устройства, однако непосредственно повещенная данному вопросу, имеется только одна – глава 3 «Федеративное устройство».

Федеративная природа государства самым непосредственным образом проявляется в структуре, компетенции и порядке (процедурах) деятельности федеральных органов государственной власти и, соответственно, находит отражение в нормах глав 4–7 Конституции Российской Федерации. Это касается Президента России (ст. 80, 83, 85, 88, 89, 93), Федерального Собрания – в особенности Совета Федерации (ст. 95, 100, 101, 102, 104-108), Правительства Российской Федерации (ст. 114).

Федеративный характер государства нашел отражение и в нормах Основного закона, посвященных конституционным поправкам и пересмотру Конституции. В этот процесс органично и очень тесно включены субъекты Федерации (ст. 134, 135, 136, 137). В «Заключительных и переходных положениях» Конституции России указано, что в случае несоответствия положений Федеративного договора положениям нового Основного закона страны действуют положения Конституции Российской Федерации (п. 1).

Стабильность и динамизм любой федерации во многом зависит от чёткого распределения предметов ведения и полномочий между федерацией и субъектами. В основу их разграничения должны быть положены критерии государственного значения и меры управляемости, позволяющие  установить характер и объёмы ведения собственно федерации и субъектов. А федеральному Центру, необходимо сосредоточить в своих руках не максимальное, а оптимальное количество функций.

Реформирование института федерализма является неотъемлемым условием становления подлинного федерализма в России. Важнейшим этапом формирования политико-правовой базы института федерализма в России явилась внутригосударственная договорная практика, которая к моменту подписания последнего договора (договор с Москвой – 16 июня 1998 г.) охватила 46 субъектов Федерации включила 42 договора. Данные договора и соглашения между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, служили для многих субъектов Федерации инструментом укрепления и легализации их особого положения. Однако они, во многом противоречили Конституции России и федеральному законодательству, для преодоления которых стала проводиться реформа под председательством Д. Козака. В итоге к июню 2003 г. было прекращено действие 33 договоров с 34 регионами, а новые поправки в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» превратили его в «федеративный кодекс», установивший политико-правовые основы института федерализма в России.

Отрицательное отношение к подобной асимметрии возродила идею губернизации России, мыслимая, как упразднение республик и превращение их в административно-территориальные образования. Однако гораздо разумнее было бы уравнять субъекты Федерации в правах, а не в бесправии, путём поднятия статуса краёв и областей до уровня республик.

Развитие договорных федеративных отношений не стоит на месте. В этом контексте почти революционным является подписание Договора с Республикой Татарстан 2007 г. Реформа государственной власти не привела к исключению данного источника в качестве регуляторов федеративных отношения, однако предусмотрела особый порядок вступления в силу: путём утверждения Федеральным собранием и только по вопросам совместной компетенции Российской Федерации и её субъектов. Логическим продолжением данного процесса явилось бы подписание подобного Договора с Республикой Башкортостан, что может открыть новый этап в развитии федеративного государства в России и становления Российской модели федерализма, с весомой ролью договора как одного из основ института федерализма в России.

Что касается моделей федерализма, то современная Российская Федерация совмещает в себе черты различных моделей федерации, даже исключающих друг друга, что и придает ей своеобразный характер.

К примеру, в Конституции содержатся положения характеризующие Россию как центристскую федерацию (п. 2 ст. 77, пп. 1,4 ст.78). Россия также имеет черты и дуалистической федерации (ст. 73, пп. 4 и 6 ст. 76). В статьях 71, 72 указаны предметы совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, по которым, в основном, приняты федеральные законы, а законы субъектов Федерации по данному предмету не могут противоречить федеральному законодательству (п. 5 ст. 76 и п. «а» ст. 71). Таким образом, основные законодательные полномочия сосредоточены на уровне Федерации, что соответствует законодательной модели федерации, которая, тем не менее, не является универсальной в мире.

У субъектов федерации могут быть сосредоточены все исполнительные функции, что также является одной из основных черт законодательной федерации (ст. 83, 84, 86, 87, 89, п. «а», «б», «в», «г», «д», «е», п. 1 ст. 114). Федеральные органы исполнительной власти по соглашению с органами власти субъектов Федерации могут передавать им осуществление части своих полномочий, если они не противоречат Конституции РФ и федеральным законам (п. 2 ст. 78).

Не утихают споры учёных о «симметричной» или «асимметричной» природе Российской Федерации. Противоречие было заложено непосредственно в Конституции, в которой, исходя из одной статьи, Россию можно истолковать как симметричную федерацию (ч. 1 ст. 5, ч. 4), а исходя из другой – как асимметричную (ч. 2 ст. 5, ч. 3 ст. 11).

Равноправие субъектов выражается в равном представительстве всех субъектов Федерации (независимо от размера территории и численности населения) в Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации (по два представителя), а также в порядке формирования Государственного Совета России, который состоит из высших должностных лиц (руководителей высших исполнительных органов) всех субъектов Федерации. Непонятным в этом смысле становится смысл ч. 5 ст. 66 Конституции России, позволяющий с помощью федерального конституционного закона, по взаимному согласию Российской Федерации и ее субъекта, изменять его статус. Равноправие также выражается в ст. 71, 72, 73, распространяющей равные режимы предметов ведения.

Асимметричность в федерации возникает на основе заключения двусторонних договоров, что однако не влечёт за собой изменения конституционного статуса симметричности, то есть их конституционно-правового равноправия как главного принципа федерализма. Вне зависимости от теоретических споров является самоочевидным фактом то, что субъекты Российской Федерации неравноправны.

Процессы становления модели федеративного государства видны при анализе этапов развития российской государственности в постсоветской период. Первый этап (12 июня 1990 г. - 1994 г.) ;сопровождался процессом распада СССР, образованием Российской Федерации, парадом суверенитетов, подписанием 31 марта 1992 года Федеративного Договора, принятием в 1993 году Конституции России и подписанием в 1994 году Договоров о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов.

Инкорпорация Федеративного Договора 1992 году в действующую тогда Конституцию РСФСР 1978 г. позволила говорить о договорной федерации в России. Однако принятая Конституция в 1993 году имела стратегическое значение в определении направления дальнейшего развития федерализма в России. Она возвысилась над Договором и подчинила его себе. Так сменилась модель федерации в России с договорной на конституционно-договорную (Конституция Российской Федерации признала в качестве источников регулирования федеративных правоотношений Федеративный Договор и иные договоры и соглашения); были заложены основы унитаристского федерализма.

После принятия Конституции России 1993 года, вновь возобладала договорная практика регулирования федеративных правоотношений. Вновь маятник федерализма качнулся в сторону договорной модели (1994 г. -2000 г). С момента прихода к власти В.В. Путина, развитие федерализма в России пошло по пути укрепления основ государственного федерализма. Первым реальным шагом в этом направлении является подписание Указа Президента РФ № 849 от 13 мая 2000 года, которым были учреждены семь федеральных округов и полномочные представители в них. Полпреды сыграли огромную роль в приведении в соответствие регионального законодательства с федеральным. Однако их роль в последние годы не следует переоценивать, но и недооценивать ее нельзя. С этой даты начинается новый этап развития института федерализма (от 2000 г. и до сегодняшних дней).

Важной вехой в становлении централистской модели федеративного государства в России является также внесение изменений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», в соответствии с которыми: Президент России предлагает кандидатуру главы субъекта высшему законодательному (представительному) органу субъекта Федерации, который принимает соответствующее решение (однако роль законодательного (представительного) органа в наделении полномочиями руководителя субъекта Федерации оказалось формальной); глава региона может быть отрешён в связи с утратой доверия Президента Российской Федерации и за ненадлежащее исполнение своих полномочии.

Путём внесения изменений в вышеуказанный закон происходит окончательное смещение в сторону конституционно-договорного федерализма: предусматривается наличие отдельной главы, посвящённой принципам разграничения полномочий между Российской Федерацией и её субъектами, вместо признанного утратившим силу Федерального закона «О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации».

Особую роль в формировании института федерализма осуществляет местное самоуправление. Конституционная модель местного самоуправления в России предусматривает отделенность от государства. Однако местное самоуправление включается в систему федерализма как его завершающее звено. Реформирование власти в России привело к тому, что главы регионов получили право предупреждать о несоответствии , а затем и отрешать местных глав, распускать представительные органы местного самоуправления.

Важной составляющей реформы В.В.Путина является учреждение Государственного Совета, как совещательного органа, в котором Президент России, задаёт тон, собирает Совет, когда необходимо и выслушивает советы по заданным вопросам. Данный орган был необходим для обеспечения связи Центра и регионов, обкатки различных замыслов и проектов, как место диалога федеральной и местной власти.

С 2003 г. начался процесс укрупнения субъектов России. В настоящее время пока сложно научно оценить значение данного процесса, однако является очевидным, что эффективность построения института федерализма в современных условиях будет во многом зависеть от правильного территориального устройства соответствующего социально-экономическим, географическим, национально-территориальным и иным условиям, отвечающим запросам времени. И процесс укрупнения может оказаться полезным.

Для института российского федерализма в современный период характерны проблемы разделения власти между Федерацией и её субъектами, которые необходимо рассматривать в вертикальном срезе. Анализ данных проблем современных проблем разделения государственной власти между Российской Федерацией и её субъектами доказывает положение о возможности разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов Конституцией, Федеративным и иными Договорами.

Однако внутригосударственная договорная практика разграничения предметов ведения и полномочий между Федерацией и её субъектами во многом была перекрыта законодательным регулированием.

Конституции РФ фиксирует важнейшие государственно-правовые атрибуты государственности субъектов Российской Федерации и различия между ними в этом контексте (ч.2 ст.5). Республика наделена правом иметь свою Конституцию, что, впрочем, признавалось и обеспечивалось и прежними Конституциями России. Республики имеют свое законодательство, т.е. они обладают правом в установленных пределах принимать собственные законы. Это делается по вопросам, находящимся в их ведении или входящим в сферу совместного ведения с Российской Федерацией, в соответствии с Конституцией России и федеральными законами.

Федеративное устройство Российской Федерации основано на разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации. В этом заключается принцип разделения властей между Российской Федерацией и ее субъектами, последовательная реализация которого гарантирует необходимую самостоятельность и полновластие государственных органов в установленных границах.

Разграничение предметов ведения и полномочий осуществляется Конституцией России (ст. 71, 72, 73), Федеративным и иными Договорами о разграничении предметов ведения и полномочий, а в системе исполнительной власти – с помощью Соглашений.

Диссертант приходит к выводу, что если принцип разграничения предметов ведения и полномочий есть константа федеративного устройства, то его воплощение происходит с учетом конкретных исторических реалий и находится в развитии во времени, в пространстве и по кругу субъектов Федерации. Таким образом, в процессе политико-правового развития России сложилась специфическая модель федерализма, сохраняющая главный признак федеративной модели государства - принцип разделения государственной власти между федеральным Центром и его субъектами.

Важной чертой института федерализма является двухуровневость осуществляемой государством данного типа законодательной политики, центральным направлением которого является законотворчество. В федеративном государстве законотворческий процесс имеет свои характерные черты, среди которых одной из основных является одновременное формирование двухуровневого законодательства – федерального и субъектов Федерации. Принимаемые законы должны учитывать двухуровневые политические процессы, происходящие в федеративном государстве.

Двухуровневое законотворчество в федеративном государстве – это сложное многоотраслевое образование, в котором много несогласованностей, конфликтующих норм и институтов, где одновременно действуют разноуровневые акты, переплетаются вертикальные и горизонтальные тенденции. В России этот процесс все еще не стабилизирован, не всегда согласован между Федеральным центром и его субъектами. Политические и правотворческие процессы идут бок о бок и взаимо-детерминированы. Это ярко проявляется на примере России.

Сложные политико-трансформационные процессы, происходившие на протяжении 15 лет, характеризующиеся переходом от социалистического уклада к капиталистическому, с одной стороны нашли отражение в законотворческой деятельности, а с другой стороны – эти процессы сами были вызваны к жизни принятием и реализацией новых законодательных актов.

Модель развития двухуровневой законодательной политики в значительной мере предопределена типом развития государственности и условиями развития общества. Мировой опыт показывает, что в различные периоды развития федеративного государства преобладают разные модели федерализма, а следовательно, и разные уровни законодательной компетенции Центра и регионов и уровни взаимного влияния государственной политики и законотворческого процесса.

Двухуровневая законодательная политика  федеративного государства – это процесс законодательной деятельности федерального парламента и парламентов субъектов федерации (легислатур), осуществляющих свою деятельность на основе конституционных и/или договорных положений о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании законодательных полномочий. Законотворчество легислатур определяется влиянием общефедеральных политических процессов, законотворческой деятельностью федерального парламента и направлениями политики органов власти субъекта федерации.

Большое значение для существования федерации имеет установление принципов разграничения законодательной компетенции между центром и субъектами. Субъекты федерации наделяются, в пределах установленной для них компетенции, правом издания законодательных актов. Принцип приоритета общефедерального закона является всеобщим для всех без исключения федераций, и соответствующие нормы закреплены в конституциях.  Законотворческая деятельность парламентов двух уровней («центр–регион») в федеративном государстве отражает и законодательно закрепляет государственную и региональную политику, существующие реалии и перспективу развития во всех сферах жизни общества. Причем, особенно ярко этот процесс проявляется в периоды реформирования государства, что мы видим на примере Российской Федерации. В то же время существует практика, когда парламенты законодательно (де-юре) закрепляют уже существующие де-факто политические и исторические реалии.

В результате изучения законотворческой политики Российской Федерации и её субъектов автор диссертации пришёл к выводу, что в Российской Федерации сегодня идут два параллельных двухуровневых взаимосвязанных процесса: по горизонтали – усиление центральной и региональной исполнительной власти с одной стороны  и с другой – снижение  роли и влияния палат Федерального Собрания, региональной власти (в том числе и российских легислатур) на развитие государства и территорий. В современных политических условиях, благодаря широкому использованию центральными органами исполнительной власти административного ресурса в период выборов депутатов в Государственную Думу, активному вмешательству в законотворческую деятельность палат Федерального Собрания Российской Федерации при принятии необходимых исполнительной ветви власти законов, усилилось влияние исполнительной власти на законотворческий процесс. Закономерность протекания этого процесса для общества, которое продолжает переживать сложные политико-трансформационные процессы, на наш взгляд, очевидна, но (выйдя за пределы «разумного») может привести к новой трансформации государства в сторону унитаризма.

Глава четвёртая «Взаимодействие двух уровней власти в Российской Федерации в условиях конституционной реформы» рассматривает систему разделения государственной власти в федеративных государствах (§ 1), федеративное правосознание как часть общественного сознания, отражающую отношение общества к идеям и ценностям федерализма (§ 2), политико-правовое и институциональное обеспечение разделения государственной власти между Российской Федерацией и ее субъектами (§ 3), конституционную реформу и сценарии развития института федерализма (§ 4).

Глава начинается с анализа системы разделения государственной власти между Федерацией и ее субъектами, отличающая федеративное государство от унитарного и роли в развитии института федерализма. Важнейшим свойством и признаком федеративного государства является разделение власти между Федерацией и ее субъектами. Это выражается в том, что наряду с государственной властью федерального уровня существует и уровень государственной власти субъектов Федерации. Единая государственная власть, носителем которой является весь народ, в федеративном государстве делится между двумя разноуровневыми системами органов власти.

Американский правовед Л. Фридмэн вслед за «Отцами-основателями» Конституции США подчеркивает, что основной задачей конституции федеративного государства является создание «системы сдержек и  противовесов», при которой существовало бы не только взаимное уравновешивание и контроль между тремя ветвями государственной власти на горизонтальном уровне, но и «по вертикали».

Таким образом, основным признаком института федерализма является распределение всей полноты государственной власти между Федерацией и ее субъектами. В различных федерациях это осуществляется по-разному и, как правило, находит свое выражение в следующем: в разных способах распределения предметов ведения и полномочий между Федерацией и ее субъектами; в объеме этих полномочий; в том, что всегда к сфере исключительной компетенции Федерации отнесены наиболее важные вопросы; в принципе верховенства федерального права (в том числе в сфере совместных полномочий).

Разграничение компетенции между центральной властью и субъектами Федерации – основа и условие нормального функционирования институциональных механизмов Федерации. Разделение государственной власти между Федерацией и ее субъектами предполагает наличие на каждом уровне власти (федеральном и его субъектов) своих институтов, правового обеспечения их деятельности, а также  определенных финансовых средств, достаточных для осуществления стоящих перед ними задач.

Центр и субъекты Федерации получают свои полномочия либо путем наделения, либо путем признания за каким-либо уровнем власти полномочий, «оставшихся» от другого уровня. То, на какой уровень передается остаточная компетенция, обычно зависит от способа возникновения Федерации. Как правило, остаточную компетенцию получает тот уровень, который при возникновении Федерации «пожертвовал» своими полномочиями и властью.

Важнейшей проблемой разделения государственной власти между Федерацией и ее субъектами является нахождение оптимальной модели взаимодействия разных уровней государственной власти, некоего их баланса, обеспечивающего должное качество управления общественными процессами.

Наличие дисбаланса между уровнями государственной власти всегда опасно для государства. Так, чрезмерное усиление функций федеральной власти ведет к излишнему централизму, игнорированию интересов субъектов Федерации. Ответной реакцией на унитаризацию Федерации всегда является рост протестных настроений, сепаратистские стремления не только региональных политических элит, но и значительной части населения регионов. Дисбаланс же в пользу субъектов Федерации ведет к неизбежному ослаблению единства государства, игнорированию общенациональных интересов региональными элитами, стремлению регионов к обретению суверенности и даже сецессии. Распад Советского Союза, Чехословакии, Югославии достаточно явно продемонстрировал опасность для судеб федеративного государства подобного рода дисбаланса разных уровней государственной власти.

Таким образом, разделение государственной власти между Федерацией и ее субъектами в федеративном государстве реализуется лишь в том случае, если оно соответствующим образом обеспечивается конституционными нормами Федерации и ее субъектов, наличием реального разграничения их властных полномочий и деятельностью институтов государственной власти, наделенных властными полномочиями. Поэтому именно наличие вертикального разделения государственной власти доказывает существование в России института федерализма.

Федеративное правосознание выступает важнейшим фактором реализации федеративных идей в России, является частью общественного и основой правового сознания, отражающая отношение общества к идеям и ценностям федерализма.

В период конституционно-правовых реформ и преобразований особенно актуально встает вопрос о недостаточно развитом и фрагментарно сформировавшемся федеративном правосознании, отличающемся противоречивостью и радикальностью. Это обусловлено, прежде всего, разрывом единого духовно-правового пространства, когда ранее господствовавшие правовые ценности оказываются отринутыми, а в отношении новых еще не сложился общесоциальный консенсус.

Автор диссертации выделяет следующие особенности федеративного правосознания:

  • на формирование федеративного правосознания оказывает большое влияние Конституция Российской Федерации, которая является законом не только государства и общества в целом, но и регулятором всех политико-правовых отношений в государстве;
  • федеративное правосознание несет в себе представления, взгляды относительно тех федеративных отношений, которые являются базовыми, основополагающими и образующими фундамент всякого здания сложной системы социальных связей. Эти отношения являются системообразующими, оформляющими целостность общества;
  • федеративное правосознание является неотъемлемым элементом политико-правового регулирования, поскольку соизмеряет действия индивида с установленными государством конституционно-правовыми предписаниями, регулирует поведение человека через конституционные принципы и нормы;
  • федеративное правосознание формируется также не только на основе Конституции Российской Федерации, но и на основе международных норм в области прав человека, которые оказывают влияние на развитие национального законодательства;
  • федеративное правосознание в российских условиях, так же как и федерализм имеет глубокие исторические корни и традиции;
  • федеративное правосознание советского общества отождествлялось с официальной государственной идеологией, которая имела нормативное закрепление во всех советских Конституциях.

Таким образом, федеративное правосознание следует рассматривать шире, чем отношение личности и общества к федеративным нормам, институтам и Конституции в целом. Специфика российского федеративного правосознания заключается в отношении населения к тем федеративным традициям, идеям и историческим проявлениям их в практике конституционного строительства, которые формируются в течение длительного периода времени и, если общество при оценке своей государственной истории бросается из одной крайности в другую, то мы можем констатировать факт нестабильности, а иногда и отсутствия какого-либо федеративного правосознания. А потеря ориентиров правосознания не менее опасна, чем дезорганизация правореализующей деятельности.

Федеративное правосознание есть часть института федерализма. Это - два взаимосвязанных и взаимовлияющих друг на друга явления; поэтому институт федерализма, рассматриваемый в работе как сложная система взаимодействия государства и гражданского общества, основанная на правовых традициях, порождаемых опытом различных исторических стадий, является основой формирования российского федеративного правосознания, укорененного в сознании и психологии российского народа, в его исторических, юридических, культурных и этических традициях.

Вопрос о политико-правовом и институциональном обеспечении разделения государственной власти между Федерацией и её субъектами необходимо рассматривать через призму существующей в Российской Федерации системы разграничения предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами.

В своей совокупности органы Российского государства образуют систему органов государственной власти Российской Федерации. В связи с федеративным государственным устройством России в данную систему входят органы государственной власти Российской Федерации и органы государственной власти ее субъектов. Названная система предполагает единство в организации и деятельности всех имеющихся в России органов государственной власти. Следствием осуществляемых реформ в сфере государственного управления стала явно наметившаяся тенденция к ревизии сложившейся системы двусторонних договоров между органами государственной власти Федерации и ее субъектов.

Таким образом, процесс реформирования системы государственного управления в России предполагает дальнейшее развитие и совершенствование федерализма, наполнение реальным правовым содержанием конституционных деклараций о федеративной форме государственного устройства России. Совместные усилия федерального Центра и субъектов Федерации должны быть направлены на поиск и реализацию наиболее оптимального вертикального разделения государственной власти между Федеральным центром и регионами и создание адекватной ей системы политико-правового и институционального обеспечения.

Несомненный интерес представляет конституционная реформа и перспективы развития института федерализма, ибо модернизация института федерализма, в частности, существующей её модели, является насущной общенациональной задачей. Однако спектр направлений конституционной реформы предельно широк. Это и закрепление новой системы разделения властей, и изменение субъектного состава и укрупнения российских регионов, укрепления вертикали власти, и совершенствование системы взаимно ответственности Федерального центра и его субъектов.

Одним из вариантов и направлением реформы является стратегия стабильности Конституции России, без вмешательства в текст Основного закона. В таком случае, регулирование политико-правовых отношений происходит посредством фактической конституции и договорными методами. Подобный вариант вполне приемлем для современной России, так как имел место с 1994 года (практика заключения Договоров между Российской Федерацией и ее субъектами).

Метод внесения поправок в Конституцию (Основной закон ФРГ), так же как и стратегия стабильности (США), распространён во многих зарубежных странах. Однако Конституция России характеризуется сложным порядком внесения изменений (ст.ст. 108, 136). Главным недостатком данной стратегии является то, что не все преобразования могут быть осуществлены указанным путём, в виду наличия ч. 2 ст. 16 Конституции России, стоящей на страже основ конституционного строя.

Существует также возможность принятия новой Конституции. Однако в данном случае необходим взвешенный подход к модернизации Конституции, находящий своё выражение в поэтапном развитии конституционных процессов.

В результате исследования диссертант прогнозирует сценарии дальнейшего развития института российского федерализма, которые выглядят следующим образом:

1. Самым маловероятным является распад страны, которому препятствуют внутренние факторы. В России при всем ее разнообразии нет ни одного крупного и очевидного территориально-политического раскола, четко выраженного на карте. Самый главный возможный раскол «центр – периферия» на карте не выражен, он имеет вертикальный характер. Особенностью региональной структуры являются анклавность, смешанный характер сообществ. Критическим фактором полного распада может стать только очень жесткое воздействие внешних сил в сочетании с внутренними ошибками.

2. Маловероятным является создание полностью централизованного государства. В существующей ситуации это может быть только недолговечная идеократия.

3. Одним из возможных вариантов смены модели является сценарий создания «реального федерализма» в его российской модификации. К этой модели проще прийти, учитывая опыт созданных в 1990-е гг. институтов.

4. Другим возможным сценарием является локализованная демократия, возможно – с элементами территориально-политической асимметрии на региональном уровне. Эта модель наиболее адекватна современному состоянию России, но требует радикальной реформы, инициированной опять-таки властными элитами, т.к. речь идет о принципиально иной, не федеративной, но основанной на демократических процедурах модели баланса.

5. Наиболее вероятным является инерционный сценарий, устойчивость которого задана гибкостью ограниченного федерализма в сочетании с федералистским мышлением, прежде всего политической элиты. Данная гибкость является обратной стороной его аморфности, несовпадения с мировыми аналогами.

В Заключении подводятся основные итоги проведённого исследования, формулируются общие теоретические выводы, определяются направления для дальнейшей работы над темой.

Проблема федерализма является одной из важнейших в современном мире, ставшем на путь демократии, гуманизма и прав человека. Период становления теории федерализма приходится на эпоху буржуазно-демократических революций; именно в это время происходит борьба с всевластьем государства, осознаются и возвышаются права и свободы человек. Федералистское движение шло в шаг с буржуазной революцией и являлось её содержанием, когда утверждались не только права и свободы человека, но и провинций, земель, регионов, национальных окраин.

Сложное Российское государство (общество) до 1918 года никогда не было федеративным. Однако федерализм был в генах российского государственного организма, которые нет-нет да давали о себе знать в форме автономного Касимовского ханства, самоуправляющейся Польши и Финляндии, кантонного управления в Башкирском крае, способах формировании империи.

В результате многовекового развития России, в 1918 году  государство оформляется в федеративную форму устройства, однако советский опыт федерализма, из-за невероятного искажения идеи, на практике вновь привёл к торжеству централизованного начала. Тем не менее, федерализм немыслимый вне идеи демократии и правового государства, с распадом Советского Союза, вновь стал одним из основных проблем государственного и общественного развития.

Диалектическая борьба унитаризма и федерализма привела к осознанию примата демократических ценностей, венцом которого в таком сложном многонациональном обществе и крупном в территориальном плане государстве, как России, стало его федеративное устройство.

Россия, собранная в начале 1990-гг. на основе договорного начала, получила новый шанс на существование. Однако не удалось ещё в полном объёме сформировать механизм института федерализма.

Для новейшего периода истории человечества федерализм становится не только оплотом территориальной демократии, на него возлагается решение сложного национального вопроса. В этом смысле федерализм становится серьёзной альтернативной этносепаратизму. Большой гуманистический потенциал учения состоит, прежде всего, в том, что он представляет собой форму социального компромисса, способного предотвратить социальные катаклизмы.

В то же время обнадёживает тенденция отхода от унитаристического понимания судьбы Российской Федерации, о чём свидетельствует подписание Договора с Республикой Татарстан 2007 г. Таким образом, в результате эволюционного развития происходит становление института федерализма в российских условиях.

Методологически, федерализм, с одной стороны, может выступать как способ, с помощью которого изучается предмет политико-правовой науки, с другой – федерализм имеет широкую мировоззренческую интерпретацию, определяя не только формальные рамки взаимодействия государственной власти и гражданского общества, но и являясь ориентиром в развитии всего общества, проводником идей демократии и правового государства, формировать особое федералистское правосознание, как необходимое условие построения федеративного государства в российских условиях.

Весьма дискуссионной в литературе является вопрос о модели современного института федерализма. Как правило, в федеративном государстве отражается несколько моделей федерализма. Так и российская конструкция института федерализма вмещает в себя такие модели как законодательная, центристская, конституционно-договорная и прочие, каждая из которых имеет свои проявления. По мнению диссертанта, в современной России функционирует конституционно-договорная модель, с явным приоритетом Конституции Российской Федерации.

В результате исследования диссертант приходит к выводу, что основу федеративного устройства в современных условиях должны составлять не только отношения между Российской Федерацией её субъектами, но сложные социальные отношения в сфере местной власти, политико-правовые отношения национально-культурных автономий.

Эффективность формирования института федерализма на современном этапе развития российской государственности будет зависеть от формирования политики, основанной на идее социального и межэтнического компромисса, планомерной и взвешенной интеграции России в глобальное политическое пространство. Роль научной мысли в этом сложном процессе будет проявляться в том, что современная политология должна вырабатывать подлинно деидеологизированные идеи оптимизации сложной российской государственности.

Результаты научных изысканий при этом не должны будут зависеть от политической конъюнктуры, стремления некоторых научных деятелей оправдать местничество «научными» методами, а также поисков мнимых преимуществ унитаризма и централизма.

Развитие института федерализма в Российских условиях должно привести к возникновению особого федералистского правосознания, как части института федерализма, особенностью которого должно стать понимание федерализма как ценности и условия существования Российской цивилизации, формирование политической установки личности на федералистский патриотизм и чувство Родины, вне зависимости от того, где родился гражданин России  – в Республике Башкортостан или Калиниградской области. Причём составляющим патриотизма должно стать чувство гордости и ответственности за всё многообразие России в его единстве.

Вопрос о том будет ли в России реально действовать институт федерализма во многом будет зависеть как ни парадоксально это звучит, от неполитизированности политической науки, научной разработанности идеи социального и межэтнического компромисса, как единственно возможного метода разрешения сложного клубка внутригосударственных и межнациональных проблем, а также воплощения соответствующих идей в жизнь практиками федерализма, выработки соответствующего механизма.

Эффективность построения в России федеративного государства невозможно без использования конструктивного опыта федерализма западных стран, укрепления интегративных связей в постсоветском политическом пространстве, а также планомерной интеграции в региональные (Евразийский регион) и  глобальные федералистские процессы.

Естественной потребностью реформирования российской государственности на современном этапе является построение модели реального федерализма, отвечающего историческим традициям и современному состоянию страны, позволяющей установить гармоничные отношения между субъектами Федерации и Федеральным центром на основе справедливого и демократичного разделения государственной власти, что отвечает требованиям строительства в России правового государства.

Основные положения диссертационного исследования отражены

в следующих научных публикациях автора:

I.  Монографии:

  1. Гайдук, В.В. Федеративное государство: конституционно-правовое регулирование отношений между Российской Федераций и ее субъектами // Гайдук В.В. – М.: Изд-во Палеотип, 2004. – 144 с. – 9 п.л.
  2. Гайдук, В.В. Федерализм, как конституционно-правовая основа российской государственности // Гайдук В.В. – Уфа: РИО БАГСУ, 2007. – 207 с. – 13 п.л.
  3. Гайдук, В.В. Институт федерализма: вопросы теории // Гайдук В.В. // М.: NOTE BENA, 2008. –  350 с. – 22 п.л.

П. Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованы ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации:

  1. Гайдук, В.В. Налоговая система Башкортостана: правовые основы / Гайдук В.В., Багаев Г.В. // Экономика и управление. 1998. - № 1. - С. 29-33. – 0,3 п.л. (авторский объем – 0,1 п.л.).
  2. Гайдук В.В. Федерация и регионы: канадский опыт и российские реалии / Гайдук В.В., Лаврентьев С.Н. // Экономика и управление. – 2005. - № 3. – С. 14-18. – 0,3 п.л. (авторский объем – 0,2 п.л.).
  3. Гайдук В.В. Институт федерализма: понятие, сущность и методология / Гайдук В.В. // Право и политика, 2008. - № 4 (100). – 0,6 п.л.
  4. Гайдук, В.В. Понятие и роль этнического фактора в политико-правовых процессах / Гайдук В.В.// Этносоциум и межнациональная культура, 2008. - № 3. – 0,5 п.л.
  5. Гайдук, В.В. Есть ли будущее у двухуровневой правовой системы российского федерализма? / Гайдук В.В. // Государственная служба. 2008 - № 3. – 0,45 п.л.
  6. Гайдук, В.В. Формирование института федерализма в постсоветской России / Гайдук В.В. // Право и политика, 2008. - № 5 (101). – 0,5 п.л.
  7. Гайдук, В.В. Договорные отношения в процессе становления института федерализма в постсоветской России / Гайдук В.В.// Этносоциум и межнациональная культура, 2008. - № 4. – 0,5 п.л.
  8. Гайдук, В.В. Двухуровневая законодательная политика федеративного государства / Гайдук В.В. // Право и политика, 2008. - № 6 (102). – 0,5 п.л.
  9. Гайдук, В.В. Конституционно-правовые основы образования новых субъектов Российской Федерации /Гайдук В.В. // Социально-гуманитарные знания. 2008. - № 8. - 0,6 п.л.

Ш. Научные статьи и разделы в монографиях:

  1. Гайдук, В.В. Российский федерализм и разделение государственной власти по вертикали / Гайдук В.В. // Проблемы становления и развития государственности Республики Башкортостан: коллективная монография. – Уфа: РИО БАГСУ, 2000. – С. 113-125 – 0,8 п.л.
  2. Гайдук, В.В. Регион и региональная государственная власть в Российской Федерации (на примере Республики Башкортостан) / Гайдук В.В. // Проблемы государственного строительства и права. Ч. 2 / Под общ. ред. Г.В. Мальцева. М.: Изд.центр РАГС, 2002.- С. 188-199. - 0,7 п.л.
  3. Гайдук, В.В. Совершенствование института федерализма в современных условиях: геополитический аспект / Гайдук В.В. // Политика и общество, 2008.- № 3 . – 0,4 п.л.

IV. Публикации в сборниках материалов научных конференций:

  1. Гайдук, В.В. Разделение властей – основа правового государства / Гайдук В.В. // Конституция Российской Федерации и Конституции Республики Башкортостан в действии: материалы конференции, посвященной 4-й годовщине принятия Конституции Российской Федерации и Конституции Республики Башкортостан, 9 декабря 1997 г., г. Уфа: РИО БАГСУ,  - Уфа, 1998. – С. 5-10. – 0,4 п.л.
  2. Гайдук, В.В. Конституционное регулирование межбюджетных отношений в Республике Башкортостан / Гайдук В.В. // Конституция Республики Башкортостан: история, теория, практика: материалы республиканской научно-практической конференции, посвященной 5-й годовщине принятия Конституции Республики Башкортостан, 22 декабря 1998 г., г. Уфа: РИО БАГСУ,  – Уфа, 1999.- С. 227-229. - 0,1 п.л.
  3. Гайдук, В.В. Федеративные основы разделения властей в Российской Федерации / Гайдук В.В. // «Студент и научно-технический прогресс»: Государство и  право: материалы ХХХVII Международной научной студенческой конференции  г. Новосибирск, СибГАС, 1999. – С. 3-4. - 0,1 п.л.
  4. Гайдук, В.В. Становление российского парламентаризма: региональный аспект / Гайдук В.В. // Становление парламентаризма в Республике Башкортостан: проблемы и решения: материалы V республиканских общественно-политических чтений, посвященных 9-й годовщине принятия Декларации о государственном суверенитете Республики Башкортостан, 8 октября 1999 г., г. Уфа. – Уфа: РИО БАГСУ, 1999. – С. 77-80. - 0,25 п.л.
  5. Гайдук, В.В. Местное самоуправление в структуре федеративного государства / Гайдук В.В., Лаврентьев С.Н. // Местная власть: материалы республиканской научно-практической конференции «Проблемы совершенствования деятельности органов местной власти Республики Башкортостан», 12 ноября 1999 г.,  г. Уфа. – Уфа: РИО БАГСУ, 2000. – С. 115-121. -0,4 п.л. (авторский объем – 0,2 п.л.)
  6. Гайдук, В.В. К демократическому федерализму – через договора центра и субъектов Федерации / Гайдук В.В., Лаврентьев С.Н. // Роль договорных отношений в формировании российского федеративного государства: история и современность: сборник научных статей. - Уфа: РИО БАГСУ, 2000. – 0,3 п.л. (авторский объем – 0,15 п.л.)
  7. Гайдук, В.В. Договорной принцип федерализма и опыт его реализации в Республике Башкортостан: история и современность / Гайдук В.В. // Республика Башкортостан в составе обновляющейся Российской Федерации: десять лет государственного развития: материалы республиканской научно-практической конференции, посвященной 10-й годовщине принятия Декларации о государственном суверенитете Республики Башкортостан, 6 октября 2000 г., г. Уфа. – Уфа: РИО БАГСУ, 2000. – С. 86-91. - 0,3 п.л.
  8. Гайдук, В.В. Конституционный процесс в Башкортостане: новый этап / Гайдук В.В., Лаврентьев С.Н. // Развитие конституционного законодательства в Республике Башкортостан: материалы республиканской научно-практической конференции, 19 декабря 2000 г., г. Уфа. – Уфа: РИО БАГСУ, 2001. – С. 94-98. – 0,3 п.л. (авторский объем – 0,2 п.л.)
  9. Гайдук, В.В. Развитие российского  федерализма в контексте реформирования системы государственного управления / Гайдук В.В. // Развитие Республики Башкортостан в условиях укрепления российской государственности: материалы VII республиканских общественно-политических чтений, посвященных 11-й годовщине принятия Декларации о государственном суверенитете Республики Башкортостан, 5 октября 2001 г., г. Уфа. – Уфа: РИО БАГСУ, 2002. – С. 81-84. – 0,2 п.л.
  10. Гайдук, В.В. Современные проблемы разделения государственной власти между Российской Федерацией и ее субъектами / Гайдук В.В. // Вертикаль власти: оптимизация взаимодействия федерального, регионального и местного уровней властей в современной России: материалы IХ республиканских общественно-политических чтений, посвященных 12-й годовщине принятия Декларации о государственном суверенитете Республики Башкортостан, г. Уфа. – Уфа: РИО БАГСУ, 2002. – С. 122-127. -0,4 п.л.
  11. Гайдук, В.В. Модель Башкортостана в развитии федеративных отношений / Гайдук В.В. // Современные этнополитические и этносоциальные процессы в России: модель Республики Башкортостан: материалы межрегиональной научно-практической конференции. – Уфа: Информреклама, 2004. - С. 73 – 78. -0,4 п.л.
  12. Гайдук, В.В. Реформа системы государственного управления в России: федеративный аспект / Гайдук В.В., Загидуллин Р.И. // Конституционный строй Российской Федерации: закономерности и принципы развития: материалы республиканской научно-практической конференции, посвященной 10-летию Конституции Российской Федерации, декабрь 2003 г.,  г. Уфа. – Уфа: РИО БАГСУ, 2004. – С. 85 - 91. – 0,4 п.л. (авторский объем - 0,25 п.л.)
  13. Гайдук, В.В. Конституция Российской Федерации: проблемы реализации в современных условиях / Гайдук В.В. // Конституционно-правовое развитие Республики Башкортостан в условиях реформы политической системы Российской Федерации: материалы республиканской научно-практической конференции, 22 декабря 2004 г., г. Уфа. – Уфа: РИО БАГСУ. – 2005. С. 38-44. - 0,4 п.л.
  14. Гайдук, В.В. Права субъектов Федерации во взаимоотношении с федеральными органами государственной власти / Гайдук В.В. // Общие вопросы организации и взаимодействия органов власти Российской Федерации и ее субъектов: сборник научных статей международной российско-канадской конференции, 20-21 апреля 2005 г., г. Уфа: РИО БАГСУ, – 2005. – С. 94 - 101. - 0,5 п.л.
  15. Гайдук, В.В. Особенности современной административной реформы и ее влияние на федеративные отношения в России / Гайдук В.В. // Административная реформа (региональный уровень): российский и европейский опыт: материалы международной научно-практической конференции, 30 сентября – 1 октября 2005 г., г.Ростов н/Д. – Изд-во СКАГС. 2005. – С. 155-166. -0,75 п.л.
  16. Гайдук, В.В. Конституционно-правовые основы институтов гражданского общества в Республике Башкортостан / Гайдук В.В. // Взаимодействие государства и гражданского общества в современной России: сборник научных статей студентов, аспирантов и докторантов республиканской научно-практической конференции, 12 мая 2005 г., г. Уфа: РИО БАГСУ, 2005 – С. 3 - 7. - 0,3 п.л.
  17. Гайдук, В.В. Политико-правовые проблемы развития взаимоотношения региона и федерального центра / Гайдук В.В. // Социально-экономические и политические аспекты развития субъектов Российской Федерации: сборник научных статей. – Уфа: РИО БАГСУ, 2005. – С. 5-9. - 0,3 п.л.
  18. Гайдук, В.В. Роль Республики Башкортостан в становлении и развитии российской государственности / Гайдук В.В. // Роль и место субъекта Российской Федерации в политической, экономической и социальной модернизации страны: материалы ХII республиканских общественно-политических чтений, посвященных 15-й годовщине принятия Декларации о государственном суверенитете Республики Башкортостан, 7 октября 2005 г., г. Уфа. – Уфа: РИО БАГСУ, 2006. – С. 23-31. – 0, 5 п.л.
  19. Гайдук, В.В. Конституционно-правовые условия устойчивого развития российского региона / Гайдук В.В. // Политические и социально-экономические условия устойчивого развития российского региона: сборник научных статей, посвященных 10-летию Научно-исследовательского центра проблем управления и государственной службы, 27 октября 2005 г., г. Уфа. – Уфа: РИО БАГСУ, 2005. С.____- 0,5 п.л.
  20. Гайдук, В.В. Тенденции и перспективы развития двухуровневой законодательной базы российского федеративного государства / Гайдук В.В. // Конституционно-правовое регулирование и политическая практика реализации административной реформы в Российской Федерации и её субъектах: сборник научных статей республиканской научно-практической конференции, 23 декабря 2005 г., г. Уфа. – Уфа: РИО БАГСУ, 2006. – С. 206-216. - 0,6 п.л.
  21. Гайдук, В.В. Значение договорной практике в конституционно-правовом строительстве Российской Федерации / Гайдук В.В. // Россия и Башкортостан в условиях глобальных трансформаций: материалы республиканской школы-семинара молодых ученых. – Уфа: РИО РУНМЦ МО РБ, 2006. – С. 64-66 – 0,1 п.л.
  22. Гайдук, В.В. Политико-правовое обеспечение федеративного устройства в постсоветской России / Гайдук В.В. // Национальная политика и культура в современных условиях: материалы Всероссийской научно-практической конференции, 7 декабря 2006 г.: в 2-х частях. – Уфа: Изд-во Гилем, 2006. – Ч.1 – С.33-40 – 0,5 п.л.
  23. Гайдук, В.В. Особенности формирования федеративных отношений / Гайдук В.В. // Башкортостан в составе России: диалектика взаимодействия: сборник научных статей республиканской научно-практической конференции, чтений, 6 октября 2006 г., г. Уфа. - Уфа: РИО БАГСУ, 2007.  – С.____ - 0,5 п.л.
  24. Гайдук, В.В. Трансформация местных элит в условиях муниципальной реформы / Гайдук В.В., Лаврентьев С.Н. // Элиты и будущее России: взгляд из регионов. Выпуск первый: сборник материалов международной научно-практической конференции, 12-13 октября 2007 г., Ростов-н/Д, Изд-во СКАГС, 2007 г. – С. 275-278 – 0,2 п.л. (авторский объем -0,1 п.л.).
  25. Гайдук, В.В. Субъект Федерации как фактор стабилизации межнациональных отношений / Гайдук В.В. // Этнокультурные и этнополитические процессы в ХХI веке: материалы международной научно-практической конференции, 13 декабря 2007 г., г. Уфа. – Уфа: Гилем, 2008. – 0,7 п.л.
  26. Гайдук, В.В. Конституционно-правовые принципы установления компетенции субъектов федерации (в рамках предметов совместного ведения) / Гайдук В.В. // Мировой и российский опыт договорных отношений центра и регионов в практике государственного строительства: материалы всероссийской научно-практической конференции, 24 декабря 2007 г., г. Уфа. – Уфа: Мир печати, 2008. – 0,6 п.л.

Автореферат диссертации на соискание

ученой степени доктора политических наук

Гайдука Вадима Витальевича

Тема диссертационного исследования:

ИНСТИТУТ ФЕДЕРАЛИЗМА:

ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

Научный консультант:

доктор юридических наук, профессор

Болтенкова Любовь Федоровна

Изготовление оригинал-макета

Гайдук В.В.

Подписано в печать  «____» мая  2008 г. Тираж 100 экз.

Усл. п.л. _____

Отпечатано в ПМБ ФГОУ ВПО «РАГС при Президенте РФ».

Заказ № _______

119606, г. Москва, пр-т Вернадского, 84


1 Российская  газета, 2008. –  26 февраля. 

2 Российская газета – 2007. - 27 апреля. - № 4353

3 Российская газета – 2008. - 9 февраля. - № 4585.

4 Официальный Интернет-сайт избранного Президента Российской Федерации Д.А. Медведева

5 См.: Баранов А.В., Вартумян А.А. Политическая регионалистика. Вып. 1-5. М., 2004-2005; Бусыгина И.М. Политическая регионалистика. М., 2006; Гельман В.Я., Рыженков С.И. Политическая регионалистика: от общественного интереса к отрасли знания // Социальная наука в России. М., 1998; Гельман В.Я. Региональная власть в современной России: институты, режимы и практики // Полис, 1998, №1; Ковалев В.А. Политическая регионалистика как новое направление исследований в российском обществоведении. Сыктывкар, 1999; Кузьмин А.С., Мелвин Н.Дж., Нечаев В.Д. Региональные политические режимы в постсоветской России: опыт типологизации // Полис, 2002, №3; Макарычев А.С. Федерализм эпохи глобализма: вызовы для региональной России // Полис, 2000, №5; Медведев Н.П. Политическая регионалистика. М., 2005; Россия регионов: трансформация политических режимов. Под ред. В.Гельмана, С.Рыженкова, М.Бри. М., 2000 и др.

6 См.: Барциц И. Н. Конституционно-правовое пространство России: формирование и динамика. – М., 2001; Болтенкова Л.Ф. Развитие федерализма в России: вопросы теории, истории и социально-политической практики. М. 2004; Глигич-Золотарева М.В. Правовые основы федерализма. М., 2006; Добрынин Н.М. Новый федерализм: модель будущего государственного устройства, Новосибирск, 2003; Конюхова И.А. Современный российский федерализм и мировой опыт. М., 2004; Керимов А.Д. Современное государство. М., 2007; Краснов Ю. Федерализм в современной России. Проблемы становления. М., 1993; Шахрай С.М. Конституционное правосудие в системе российского федерализма. СПб., 2001.  и др.

7 См.: Абдулатипов Р.Г. Федералогия. М., 2004; Аринин А.Н., Марченко Г.В. Уроки и проблемы становления российского федерализма. М., 1999; Аринин А.Н. Федерализм власти и власть федерализма. М., 1997; Валентей С.Д. Федерализм: российская история и российская реальность. М., 1998; Захаров А.А. E Pluribus Unum. Очерки современного федерализма. М., 2003; Институт губернатора в России: традиции и современные реальности. М., 1997; Каменская Г.В. Федерализм: мифология и политическая практика. М., 1998; Карапетян Л.М. Федеративное устройство Российского государства. М., 2001; Лысенко В.Н. Развитие федеративных отношений в современной России. М., 1995; Столяров М.В. Федерализм и державность: российский вариант. М., 2001; Компетенция власти. М., 2006; Фарукшин М.Х. Современный федерализм: российский и зарубежный опыт. Казань, 1998 и др.

8 Элейзер Д. Дж. Сравнительный федерализм // Полис. – 1995. – № 5. – С.106-115.

9 Кинг П. Классифицирование федераций // Полис. – 2000. – № 5. – С.7-18.

10 Салмин А.М. Российская Федерация и федерация в России // МЭиМО. – 2002. – № 2. – С.40-60; № 3. – С.22-35; Сморгунов Л.В. Современная сравнительная политология. – М., 2002; Бусыгина И.М. Федерализм и местное самоуправление в России / И.М. Бусыгина, А.А. Захаров. – М., 2003; Захаров А.А. E Pluribus Unum: Очерки современного федерализма. – М., 2003; Гоптарева И.Б. К вопросу о типах федеральных систем // Полит. наука. – 2003. - № 3. – С.187-207.

11 Смирнягин Л.В. Российский федерализм: парадоксы, противоречия, предрассудки. – М., 1998; Петров Н.В. Федерализм по-российски // Pro et contra. – 2000. - № 1; Колосов В.А. Геополитика и политическая география / В.А. Колосов, Н.С. Мироненко. – 2-е изд. – М., 2005; Туровский Р.Ф. Центр и регионы: проблемы политических отношений. – М., 2006.

12 Чиркин В.Е. О сущности субъекта федерации: традиции и реалии // Государство и право. – 2003. – № 7. – С.5-9; Фарукшин М.Х. Федерализм: теоретические и прикладные аспекты. – М., 2004; Медушевский А.Н. Сравнительное конституциональное право и политические институты. – М., 2002; Зиновьев А.В. Концепция радикальной реформы федеративного устройства России // Изв. вузов. Правоведение. – СПб., 2002. – № 6. – С.57-68; Умнова И.А. Конституциональные основы современного российского федерализма. – М., 2000.

13 Абдулатипов Р.Г. Указ. соч.; Карапетян Л.М. Федеративное устройство Российского государства. – М., 2001; Евзеров Р.Я. О соучастии политологов в решении проблем федерализма в современной России // Проблемы федерализма: российский и мировой опыт. – М., 2003. – С.62-89.

14 Митрохин С.С. Предпосылки и основные этапы децентрализации государственной власти в России // Центр-регионы – местное самоуправление. – М.; СПб, 2001. – С.47-87; Добрынин Н.М. Указ. соч.; Филиппов В.Р. Критика этнического федерализма. – М., 2005.

15 Болтенкова Л.Г. Развитие федерализма в России. – М., 2005; Лысенко В.Н. Современные тенденции и перспективы федеративных отношений в России // Политическая регионалистика: теория и практика. – М., 2003. – С.36-43; Хакимов Р.С. Асимметричность Российской Федерации: взгляд из Татарстана // Регионология. – 1997. - № 2; Столяров М.В. Указ. соч.

16 Зиновьев А.В. Указ. соч.; Добрынин Н.М. Указ. соч.; Конюхова И.А. Структура Российской Федерации: современное состояние и перспективы совершенствования // Государство и право. – 2007. – № 2. – С.37-45.

17 Иванов В. Путин и регионы: централизация России. – М., 2006; Зубов А.Б. Унитаризм или федерализм (к вопросу о будущей организации государственного пространства России) // Полис, 2000, №5. - С.32-54.

18 Федеральная реформа 2000-2003 / Под ред. Н.В. Петрова. – М., 2003. – Т.1; Медушевский А.Н. Указ. соч.; Саква Р. Российский федерализм на перепутье // Сравнительное конституционное обозрение. – 2005. – № 1. – С.173-182.

19 См.: Зубов А.Б. Указ. соч.; Каспэ С.И. Суррогат империи: о природе и происхождении федеративной политической формы // Полис, 2005, №4; Салмин А.М. Российская Федерация и федерация в России // МЭиМО, 2002, №2. С. 40-60; МЭиМО, 2002, №3. С. 22-35.

20 См.: Бусыгина И.М. Германский федерализм: история, современное состояние, потенциал реформирования // Полис, 2000, №5; Васильев В.И. История германского федерализма // Новая и новейшая история, 1998, №3. С. 27-49; Лебедева Э.Е. Опыт федерализма в третьем мире и Россия // МЭиМО, 1995, №2; Леванский С.А. Германия: федерализм в мононациональном государстве // Полис, 1995, №5; Мелкумов А.А. Канадский федерализм: теория и практика. М., 1998; Павличук Е.И. Федеральная реформа Бельгии // Полис, 1995, №5; Рыкин В.С. Австрийский федерализм: прошлое и настоящее. М., 1998; Саликов М.С. Сравнительный федерализм США и России. Екатеринбург, 1998; Тихонов А.А. Федерализм в странах Латинской Америки. М., 1979.

21 См.: В.С. Буянов Россия и кавказский регион // Геополитика. – М., 2007; Гаврилов Ю.Н. Регионализация как метод выживания в глобализующемся мире // Глобализация и Россия: Сборник научных статей, РАГС, М., 2007; Гольдин Г.Г. ОБСЕ и Приднестровье. – Учебное пособие. // Г.Г. Гольдин, В.В. Матяш – М., Дип. Академия МИД РФ, 2000; Дахин В.Н. Глобализация и культурно-идеологический кризис современного мира // Глобализация и перспективы современной цивилизации. М., КМК, 2005; Михайленко А.Н. СНГ: быть или не быть? М., 2007; Явчуновская Р.А. Миграционная политика России // Глобализация и Россия: Сборник научных статей, РАГС, М., 2007 и др.

22 См.: Коллонтай В. Эволюция западных концепций глобализации // МЭиМО, 2002, №1; МЭиМО, 2002, №2; Косолапов Н. Россия: территория в пространствах глобализирующегося мира // Мировая экономика и международные отношения, 2005, №7; Костин А.И. Экополитология и глобалистика. М., 2005 и др.

23 См.: Comparative Politics. A Theoretical Framework. N.Y., 2004.

24 См.: Голосов Г.В. Сравнительная политология. СПб, 2001; Сморгунов Л.В. Сравнительная политология. СПб, 1999; Мельвиль А.Ю. «Политический атлас современности»: замысел и общие теоретико-методологические контуры проекта // Полис, 2006, №5; Мельвиль А.Ю., Ильин М.В., Мелешкина Е.Ю. и др. Опыт классификации стран // Полис, 2006, №5 и др.

25 См.: Кинг П. Классифицирование федераций // Полис, 2000, №5; Черкасов А.И. Сравнительное местное управление: теория и практика. М., 1998; Чиркин В.Е. Современное федеративное государство. М., 1997; Chandler J.A. Comparative Public Administration. Routledge, 2000; Federal Systems of the World. Ed. by Elazar D. L., 1991; Norton A. International handbook of local and regional government. 1994; Duchaceck I. Comparative federalism: territorial dimension of politics. Lanham, 1987; Watts R.L. Comparing Federal Systems. Montreal, 1999 и др.

26 Туровский Р.Ф. Политическая регионалистика. – М.: ГУ ВШЭ, 2006. – С. 88-95.

27 Умнова И.А. Конституционные основы современного российского федерализма. М.: Дело, 2000. С. 88-89.

28 Глигич-Золоторёва М.В. Правовые основы федерализма. – М.: Юристъ, 2006. С. 16-18.

29 Черепанов В. А. Теория российского федерализма. Учеб. пособие. М.: МЗ-ПРЕСС, 2005. С. 32, 33.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.