WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Сеидов Шахрутдин Гаджиалиевич

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННЫХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ: ПОЛИТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ РАЗВИВАЮЩЕГОСЯ МИРА

Специальность 23.00.04 —

политические проблемы международных отношений

и глобального развития

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора политических наук

Москва – 2009

Диссертация выполнена на кафедре мировой и российской политики философского факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Официальные оппоненты:

доктор политических наук,

профессор В.В. Барис

доктор политических наук,

профессор А.Г. Задохин

доктор философских наук,

профессор П.А. Цыганков

Ведущая организация:

Российский университет дружбы народов

Защита состоится «25» февраля 2009 г. в 15 ч. 00 м. на заседании Диссертационного совета по политическим наукам Д 501.001.47 при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова по адресу: 119991, ГСП-1, Москва, Ломоносовский пр-т, д. 27, корп. 4, ауд. А518.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале Отдела диссертаций Фундаментальной библиотеки МГУ имени М.В. Ломоносова (сектор «А», 8-й этаж, к. 812) по адресу: Ломоносовский проспект, д. 27.

Автореферат разослан «___»_____________2009 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета,

кандидат политических наук,

доцент                                                                        А.В. Федякин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Мы живем в эпоху стремительного взаимного проникновения и быстрого усиления взаимодействий государств в экономической, социальной, политической, идеологической и культурной областях. Начало XXI века ознаменовано новыми научно-техническими переворотами. Знания, интеллект, технологии становятся важнейшими экономическими активами. Информационная революция, базирующаяся на компьютеризации и глобальной сети телекоммуникаций, преобразует человеческое бытие. Она сжимает время и пространство, открывает и расширяет границы, создает возможность ускоренно передавать информацию, позволяет устанавливать контакты в любой точке земного шара и тем самым усиливает взаимозависимость участников международных отношений. Эти изменения можно выразить следующим образом: глобализация — модернизация. Безусловно, глобализация стала одним из важнейших процессов в мире и оказывает огромное влияние на дальнейшие перспективы развития человечества в целом. Она затрагивает все области общественной жизни, включая экономику, право, политику, международные отношения, социальную сферу, экологию, и вносит коррективы в развитие всего мирового сообщества.

Существенной проблемой в рамках возникающего в наши дни мирового информационного пространства является непропорциональное использование возможностей информационных средств и технологий. Сегодня политологи, социологи, экономисты согласны с утверждением, что многие развивающиеся страны вошли в XXI в. как дискриминируемая часть мирового сообщества, и им очень трудно самостоятельно переломить негативные тенденции, сложившиеся в социальном, экономическом и технологическом развитии. Причем это связано не столько с военно-политическими кризисами или неквалифицированным управлением, сколько во многом с диспропорциями в системе международных отношений в целом.

Тем не менее, влияние освободившихся стран на мировую политику и экономику сегодня возрастает. Их население все больше включается в активную социальную деятельность, все больше испытывает на себе растущую интернационализацию общественной жизни. Развитые страны Запада стремятся к тому, чтобы этот важный процесс не выпал из-под их контроля. Главным проводником такой политики выступали и выступают средства массовой информации (СМИ). Последние в условиях научно-технического развития оказывают все более глубокое влияние на жизнь общества. Коммуникационная революция, расширившая арсенал информационных средств, повысившая их эффективность, дает возможность для глобального воздействия на сознание. Сохранившаяся экономическая отсталость освободившихся стран, нехватка материальных, финансовых, технических и других ресурсов делает этот глобальный информационный поток односторонним, превращает его в орудие политического и идеологического давления на эти страны.

Степень научной разработанности темы. Проблема влияния информационных процессов на развитие международных связей развивающихся стран в условиях глобализации еще не исследована в полной мере, т.к. только в последнее время эта проблема обрисовалась достаточно отчетливо и стала представлять серьезный научно-практический интерес.

В своем исследовании автор, прежде всего, опирается на разработки в области политологии, касающиеся исследований современных политических процессов и международных отношений в условиях глобализации.

Существует также большой круг научной литературы по социально-экономическим и политическим проблемам развивающихся стран. Внимание к этим проблемам привлекает многих исследователей, в тематике работ которых - единство и многообразие развивающихся стран (М.А. Чешков), их новое место и роль в мировой политике и экономике (И.Д. Иванов, И.Н. Зорина, Э.М. Федотов), экономический рост и социальный прогресс (В.Л. Шейнис, А.Я. Эльянов, Н.З. Волчек), перспективы революционного процесса в развивающихся странах (К.Л. Майданник, А.Э. Азарх, Г.С. Акопян), их идеология и политика, противоречия в массовом сознании обществ развивающихся стран Азии и Африки (В.Г. Хорос) 1.

Изменившиеся условия и реальности на рубеже XX-XXI вв. поставили новый ряд проблем, связанных с глобализацией, с глобальными процессами и вызовами человечеству. Этим проблемам посвятили свои исследования и научные труды многие отечественные ученые (политологи, социологи, специалисты по международным отношениям): А.Г. Володин, Г.К. Широков (начала, тенденции и перспективы глобализации); Н.В. Загладин, В.Л. Иноземцев (глобализация в целом и перспективы исторического развития; глобализация и ее значение для устойчивого развития), М.В. Ильин (институциональные изменения), А.В. Назарчук (этические проблемы глобализации); А.В. Сеидов (проблемы международного права в условиях глобализации). Следует отметить глубокие исследования факторов развития экономики в развивающихся странах Азии, Африки и Латинской Америки с использованием анализа многочисленных статистических данных, которые проводили Л. Фридман и С. Кузнецова, П. Цветов. М.А. Чешков, Ю.В. Шишков, А.Л. Эльянов, А.Д. Саватеев, В.Л. Иноземцев, Н.В. Загладин 2.

Глобальные процессы и изменения на политической карте мира, а также изменения во внутренней и внешней политике развивающихся стран вызвала необходимость осмысления сущности и перспектив происходящих процессов  с позиций различных общественных наук. Среди них следует отметить: теории мирового порядка, где наиболее известные - теория «конца истории» (Ф. Фукуяма) и теория «столкновения цивилизаций» (С. Хантингтон), теории межгосударственного сотрудничества (Э. Милнер - условия межгосударственного сотрудничества; Р. Пауэлл - значение состояния международной стратегической среды для межгосударственного сотрудничества). При этом, по мнению диссертанта, необходимо переводить проблематику существующих межгосударственных различий в большей степени в плоскость научных исследований коммуникационных процессов и информатизации общества, благодаря которым складываются предпосылки не только для усиления, но и, возможно, для качественного изменения такого сотрудничества3.

Среди отечественных ученых-политологов, специалистов по международной отношениям, мировой экономике большой вклад в теоретическое осмысление глобальных политических процессов вносят А.Д. Богатуров, А.В. Виноградов, А.Г. Володин, Н.В. Загладин, В.Л. Иноземцев, Б.Г. Капустин, А.И. Неклесса, А.П. Цыганков, П.А. Цыганков, Н.А. Косолапов, Н.А. Костин, А.Н. Чумаков4.

Исследования современных международных отношений проводятся обычно в рамках экономического, политического, в последнее время — правового анализа. Новым важным направлением исследования является изучение геополитических процессов и систем, современных тенденций геополитики (И.А. Василенко), геополитических контуров России (В.В. Барис), становления гео-политико-информационных систем (Э.К. Василевский)5.

В частности, А.И. Костин исследует соотношение понятий «международный порядок» и «мировой порядок», подчеркивая при этом системный характер глобальных проблем современности и политические аспекты глобализации. Особое внимание А.И. Костин уделяет исследованию политических аспектов становления глобальной информационной среды 6.

Другим направлением научных разработок, на которое опирается автор в данном исследовании, явились проблемы информатизации общества, информационного общества в целом, которые также приобрели глобальный характер.

Вопросы формирования информационного пространства, проблемы и

перспективы информатизации общества множатся в поле проблем развития нового миропорядка. Уже с конца XX в. по настоящее время этому посвящен ряд исследований, как зарубежных (М. Кастельс, Ф. Уэбстер, Г. Шиллер), так и отечественных (В.А. Писачкин. И.Е. Поверинов, И.Н. Панарин, А. Евтух, А.Д. Еляков, Н.В. Загладин, В.П. Макаров, И.С. Мелюхин, В. Мельянцев) специалистов7.

Еще в 80-е гг. в научной литературе обсуждались проблемы информационного воздействия на массовое сознание в мировом масштабе (В.П. Агафонов, Е.Ч. Андрунас, Г.Н. Вачнадзе, Л. Доброхотов, В. С. Комаровский). Среди этих работ выделяются те, предметом исследования которых был т.н. «информационный империализм» (Ю. Магарин, Л.И. Дзэконова, Я.Н. Засурский). Изменившиеся условия и формирование новых типов международных отношений, новая расстановка сил на мировой арене привели к тому, что хотя это понятие отошло в прошлое, но появились другие однопорядковые в сущности определения, к примеру, «информационные войны».Новые понятия актуальны в условиях создания всемирного информационного пространства, когда значительно увеличиваются возможности коммуникаций с помощью современных информационных технологий и средств связи (компьютеры, Интернет, электронная почта). Средства и методы «информационной войны» рассматриваются в работах Н.Л. Волковского, И.Н. Панарина, А.Д. Елякова,

Н.А.Костина8.

Все это тоже имеет большое значение для диссертационного исследования, поскольку увеличение возможностей коммуникаций часто означает возрастание вероятностей политических конфликтов, а не только позитивного развития международных отношений. В этом аспекте важное значение для систематизации способов и форм международного взаимодействия имеют работы А.Г. Задохина, А.Ю. Низовского, П.А. Цыганкова, посвященные исследованию причин и факторов современных конфликтных взаимоотношений9.

Современные исследования требуют отследить эволюцию, процессы развития, истоки и факторы изучаемых явлений. В данном контексте довольно основательными и полезными для методологического обоснования настоящего исследования представляются многие концепции циклического развития, предложенные в свое время как экономистами (Н.Д. Кондратьев), так и социологами (П.А.Сорокин). Довольно удачный выход на современные глобальные процессы имеется в теории И. Валлерстайна, а также в работах В.И. Пантина (циклическо-волновой подход к анализу политического развития), В.В. Лапкина (моделирование политического развития на основе

изучения ритмов, циклов, волн), А.П. Кабаченко (исследование закономерностей мировой политики), Е.Н. Мощелкова (переходные политические процессы)10.

Важное значение для политологических исследований приобретает проблематика политической географии, получившая дальнейшее развитие в исследовании роли экономических и социокультурных факторов территориального характера в развитии отдельных стран и регионов. В русле подобных исследований, прежде всего, надо отметить такую важную концепцию, как идея социального равновесия (Д.Лал), созданную на основе синтеза политико-географических и политико-исторических исследований 11.

Из практических исследований большой вклад в эмпирические исследования современных международных отношений внесли научные проекты: «Политический атлас современности» (А.Ю. Мельвиль, М.В. Ильин, Е.Ю. Мелешкина, 2005); «Мировые цивилизации в глобализирующемся мире» (руководители – В.Г. Хорос, Е.Б. Рашковский, 2002-2007 гг.) и др.12

Непосредственно к этим направлениям примыкает и политическая регионалистика. В контексте нашей диссертации можно выделить, в частности, исследования основных условий и факторов формирования государств-наций на примере Западной Европы (И.М. Бусыгина), типологии российских регионов (Н. Зубаревич); факторов, влияющих на вовлеченность регионов в международные дела (А.Г. Гранберг). Все это, а также проблемы, поднимаемые в работах Р.Ф. Туровского, Н.П. Медведева, сыграло важную роль в методологическом обосновании и создании инструментария данного исследования13.

Значительный интерес у современных политологов вызывают процессы модернизации, характерные не столько для развитых, сколько для развивающихся стран. Анализ этих процессов может послужить основой для разработки сценариев развития ряда стран Азии, Африки и Латинской Америки. Такие научные проблемы являются предметом исследования в научных трудах К.С. Гаджиева, А.Ю. Мельвиля и И.Н. Тимофеева, М.А. Потапова, Э.С. Дабагяна и др.14

Развитие информационных технологий в развивающихся странах, информационной инфраструктуры в них является предметом исследований для многих современных специалистов (И. Абрамова, Д. Поликанов, Л. Фридман, С. Кузнецова, Ю.В. Шишков). Можно отметить, что интерес к развитию информационной инфраструктуры уже с середины 80-х гг. был характерным для отечественных исследователей, среди работ которых можно найти исследования печати, СМИ в таких странах, как Турция, Эфиопия, страны Тропической Африки. Все это тоже имело большое значение для диссертационного исследования, т.к. позволило отследить эволюцию развивающихся стран в направлении к информационному обществу. В настоящее время необходимо исследовать, как формируется и под влиянием каких факторов, с чьим участием реализуется информационная политика15.

Для диссертационного исследования важное значение имела систематизация факторов, под влиянием которых складывался и изменялся  образ России в общественном сознании народов и правительств не только развивающихся, но и развитых стран. Исследованию эволюции этого образа, проявлению причин его изменения, возможным прогнозам такого изменения в будущем посвящено много работ современных отечественных политологов и других специалистов (В. Мартьянов, А.Ю. Маруев, В.О. Рукавишников, Э.Г. Соловьев и А.Н. Смирнов, И.В. Следзевский)16.

Развитие информационных процессов в мире привело к тому, что с середины 80-х гг. в документах ООН и ЮНЕСКО все чаще стали появляться решения по вопросам развития коммуникаций, обмена информацией, а в 2002 г. был принят такой важный документ, регулирующий международные взаимоотношения в аспекте информационного пространства, как Окинавская хартия глобального информационного общества.

Проведение сравнительного исследования с углубленным изучением специфики развивающихся стран в аспекте информатизации вызвало необходимость обратиться к философским, культурологическим, социологическим, политологическим исследованиям, раскрывающим общие закономерности системного подхода к внешнеполитическим отношениям, к расширению и усилению коммуникаций, к институциональным изменениям в мире. Наиболее полезными при этом оказались работы таких ученых, как Т.де Монбриаль (система мира), К. Уолтс (системная теория международной политики), М. Бреше (международные системы), Д. Рюэль (типы моделирования в истории) В этом же аспекте надо отметить важное значение взаимосвязи космологических концепций и политического устройства, которую глубоко исследовал Д.Лал.17.

Анализ степени разработанности проблемы убеждает в том, что нужен синтезированный подход, основанный на политологических методах, но, с учетом специфики предмета исследования, использующий междисциплинарные возможности.

Все это создает теоретико-методологическую базу для такой важной, но мало исследованной научной проблемы, как возможности конструирования внешней политики и международных отношений не только с учетом глобальных процессов, но и с учетом новых статусов и позиций тех стран, которые в прошлом не играли сколько-нибудь значительной роли в мировых политических взаимоотношениях и процессах, а логика их развития значительно отличалась от тех тенденций и закономерностей, что проявили себя в развитых странах. Таким образом, назрела необходимость внимательного изучения институциональных форм и тенденций развития взаимоотношений развивающихся стран со всеми другими странами, институционализации их внутренней и внешней политики, которая, возможно, призвана сыграть большую роль в решении глобальных проблем, с которыми столкнулось человечество на рубеже XX-XXI вв.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются развивающиеся страны в условиях формирования информационного общества.

Предметом исследования являются возможности и факторы влияния информационных процессов на статус развивающихся стран в системе международных отношений на современном этапе формирования информационного общества.

Цели и задачи диссертационного исследования. Цель диссертационного исследования: выявление логики развития внешнеполитических отношений развивающихся стран в условиях формирования глобального информационного общества, тех проблем и возможностей, которые создаются для них в новых обстоятельствах, в условиях движения к многополярному миру.

Для реализации данной цели автором были поставлены следующие задачи:

  1. Конкретизировать содержание понятия информационно-политического пространства и в политологическом аспекте определить его основные измерения.
  2. Адаптировать методологию системного подхода для политологического анализа информационных процессов.
  3. Проанализировать возможности циклического подхода для изучения эволюции внешнеполитических отношений, сопоставленной с информационными и коммуникационными процессами.
  4. Исследовать факторы, влияющие на уровень информационного развития стран «третьего мира».
  5. Осуществить моделирование возможного развития внешнеполитических отношений развивающихся стран в складывающемся глобальном информационном обществе.
  6. Исследовать влияние информационного («цифрового») неравенства развитых и развивающихся стран (и среди развивающихся стран) на формирование информационно-политического пространства.
  7. Определить типологию развивающихся стран по характеристикам  информационных процессов и по вероятности их перехода к информационному обществу.

Рабочая гипотеза исследования. В современном мире формируется информационно-политическое пространство как система, которая характеризуется качественно новыми внешнеполитическими отношениями участников. Структура участников во многом определяется различными наднациональными и внегосударственными (а не только государственными), а также региональными измерениями.

На формирование информационного общества в развивающихся странах влияют факторы научно-технического, экономического, социально-политического характера. Возникает информационно-политическая дифференциация, которая отражает разные возможности формирования информационного общества в развивающихся странах, а также разные возможности участия в международных отношениях, формирующихся в условиях развития глобальных информационных процессов. По названным признакам возможно создать классификацию различных групп развивающихся стран: страны с хорошими (перспективными), слабыми и с вариативными (переменными) возможностями развития информационной инфраструктуры и информатизации общества.

Информационные процессы влияют на развитие коммуникаций названных участников, а также воздействуют на жизненный цикл развития отдельных территорий и регионов. На основе циклического характера развития многих глобальных процессов может существенно измениться расстановка нынешних акторов на мировой арене. Ряд развивающихся стран (в Юго-Восточной Азии, в Африке – ЮАР, в Латинской Америке) займет более передовые позиции в современном мире и в международных отношениях. Сейчас создаются экономические и политические условия для формирования новых полюсов во главе с данными государствами. Возможно, это приведет к новой поляризации мира, где одним из устойчивых полюсов будут содружества (блоки) развивающихся стран Юго-Восточной Азии, Африки и Латинской Америки.

Методологические основания исследования. При разработке концепции диссертационного исследования использовались работы отечественных и зарубежных политологов, специалистов по политической социологии, по социологии международных отношений, экономистов, философов. Поскольку проблемы перехода развивающихся стран к информационному обществу в политологическом аспекте недостаточно исследованы и возможно создание информационной политологии как особого научного направления, в процессе  работы были осуществлены интеграция и апробация подходов и методов общей политологии, теории международных отношений, а также методов используемых в таких научных направлениях, как геополитика, социология информационных процессов.

По некоторым направлениям данного исследования успешно применим индуктивный метод, т.е. обобщение и систематизация эмпирического материала (например, определение типологии стран в зависимости от уровней развития информационной инфраструктуры и факторов этой зависимости).

По другим направлениям целесообразно было применить дедукцию, которая выразилась в апробировании общепризнанных концепций (например, цикличности явлений и процессов) для исследования изменений во внешнеполитических отношениях развивающихся стран. Это помогает сделать научное предвидение о линиях изменения роли развивающихся стран как участников международных отношений в условиях глобализации.

Наиболее важное теоретико-методологическое значение для данного исследования получил системный метод, распространенный и в отечественной политологии, и в зарубежной (Тьерри де Монбриаль, К. Уолтс, М. Бреше, Д. Рюэль). По мнению автора данного диссертационного исследования, этот метод полезен для разработки концепции информационно-политических систем (ИПС) и информационно-политических структур, входящих в данные системы.

В непосредственной связи с системным методом автор диссертации использует процессный подход, который имеет два основных, четко выраженных направления. Во-первых, это концепция социальных результатов, которые можно объяснить большим числом самых разных процессов с соответствующим им равновесным состоянием (Д.Лал). Во-вторых, это различные теории информационных процессов и их влияния на экономическую, социальную, политическую и культурную сферы жизни общества ( М.Кастельс, Г.Шиллер, В.А Писачкин).

Для решения задач диссертационного исследования автору необходимо было проанализировать и обобщить различные подходы, применяемые к исследованию процесса глобализации и глобальных тенденций мирового развития. Среди этих подходов – социально-философский, с позиций которого можно понять изменение системы международных взаимосвязей (Н.В.Загладин, М.А.Чешков). Важное значение имеет сделанный С.Хантингтоном вариант прогноза «конфликта цивилизаций». Данный подход позволяет исследовать онтогенез информационных процессов в мире, и, в данном случае, в развивающихся странах.

Другим важным подходом является циклический, основные варианты которого также проанализированы в диссертационном исследовании. Для данного диссертационного исследования наиболее важное методологическое значение имеют: классификация общественных циклов и ритмов (П.А.Сорокин); историческая динамика развивающихся стран (М.А.Чешков); концепция волнообразных этапов глобализации (И.Валлерстайн, В.И.Пантин, А.Н.Чумаков).

Исследование взаимосвязей между развитием информационной инфраструктуры, информационными процессами, с одной стороны, и социально-экономическим развитием стран Азии, Африки и Латинской Америки (ААЛА), распределением их политических статусов в мире, их внешнеполитическими отношениями – с другой, предполагает использование политологических принципов максимального различия и максимального сходства систем (Дж. Мангейм, Р. Рич). На основе этих принципов проводилось исследование большой выборки территориально (а также экономически и политически) неоднородных государств. Результатом явилась классификация государств по уровням и показателям «цифрового» неравенства и по возможностям перехода к информационному обществу.

В данном исследовании автор также использовал институциональный подход, с позиций которого необходимо было исследовать новый мировой информационный порядок (НМИП), нормы и стандарты которого значимы для формирования современного миропорядка, связанного  со многими глобальными процессами. Особенно полезными в методологическом отношении оказались принятые в современной политологии категории «международный порядок», «мировой порядок» (А.И. Костин, П.А. Цыганков, С.В. Кортунов), «мировое интегрирующее развитие» по отношению к развивающимся странам (А.С. Солоницкий).

В настоящем исследовании использованы статистические методы для оценки уровня внутреннего разнообразия групп развивающихся стран в отношении информационного («цифрового») неравенства. Оценка проводилась с использованием известных статистических функций (дисперсия, среднее квадратичное отклонение). Для классификации стран ААЛА в информационно-политическом пространстве использовались вычисления статистических коэффициентов корреляции. В качестве статистической базы использовались статистические показатели подушевых доходов, численности населения, развития информационной инфраструктуры и др.

Эмпирическая база исследования включает следующие типы источников: официальные документы, принятые на сессиях Генеральной Ассамблеи (ГА) ООН; международные аналитические документы о внедрении информационно-коммуникативных технологий (ИКТ), в том числе, в развивающихся странах; научная литература, монографии, статьи по теме исследования; материалы «круглых столов», научно-практических конференций,  официальные Интернет-материалы и документы ООН; статистические данные, опубликованные в статистических сборниках и ежегодниках.

Источниковая база исследования. Основными источниками данного диссертационного исследования являются:

— научные работы современных теоретиков системного и реалистического подходов в политологических исследованиях международных отношений;

— работы отечественных и зарубежных исследователей о роли и месте развивающихся стран в современном мире;

—научная литература по проблемам глобализации, глобальных процессов, характерных для современного мира;

— работы современных специалистов (политологов, социологов, экономистов, философов), анализирующих различные аспекты формирования информационного общества и распространения информационных процессов в глобальном масштабе;

— документы и доклады, рассмотренные и принятые на заседаниях Генеральной ассамблеи Организации объединенных наций (ГА ООН), посвященные вопросам информатизации различных сфер жизни общества за последние 20 лет;

— правовые документы (российские и международные) по вопросам создания системы информационной безопасности, опубликованные в научной и публицистической литературе, а также в электронных источниках;

— информация органов российской государственной и международной статистики об динамике основных экономических показателей, а также показателей развития информационной инфраструктуры.

Положения, выносимые на защиту:

1. Существует взаимосвязь трех важных современных глобальных процессов: развития информационного общества, изменения полярной концепции мира, появления мегатрендов цивилизации. Информационные ресурсы приобретают геополитическое значение, создают основу для ускоренного взаимодействия обществ с различными политическими системами и социокультурными традициями. Это приводит к новым формам взаимодействия, в том числе к информационной зависимости, поскольку еще нет международных норм и санкций, защищающих информационную безопасность общества.

Политическое пространство приобретает новые масштабы и характеристики, а содержание формирующегося информационного пространства получает значение и смысл политического, и это тоже происходит в глобальных масштабах.

2. Развитие информационных процессов приводит к тому, что политическое пространство становится информационным, а информационное - все более политизируется, приобретает характер информационально-политической системы. Такое информационно-политическое пространство имеет свои основные три уровня: территориальный, региональный и глобальный.

Информационные процессы влияют на внешнеполитические отношения развивающихся стран в том смысле, что приобретают и заставляют последних принять новые институциональные очертания и существенно изменить внешнеполитические отношения.

3. Существуют основные измерения информационно-политического пространства:

-информационно-инфраструктурное, связанное с традиционным разделением и с внедрением ИКТ в разные сферы жизни общества на территориях конкретных государств и регионов;

-информационно-коммуникативное, образованное осями взаимоотношений не только традиционных политических акторов, таких, как государство, но и акторов, появившихся сравнительно недавно, хотя очень активных (это, в частности, новые политические и религиозные движения). Такая усиленная активность во многом становится возможной за счет того, что возникают новые информационно-политические отношения, которым на службу поставлены информационные процессы;

-коммуникативно-политическое, обусловленное теми внешнеполитическими отношениями, в которых активно участвуют (и активно вступают новые) политические акторы, среди которых - внегосударственные, межгосударственные организации и наднациональные структуры (со своими институциональными нормами, правилами, моделями поведения).

4. Благодаря взаимодействию информационного и политического пространств, происходит формирование новых информационно-политических систем (ИПС), которые образуются как сочетание информационных процессов, внутри- и внешнеполитических отношений в определенных геополитических системах. ИПС имеют свои сущностные характеристики: определенные территории (региональные и государственные); характер коммуникаций, который может различаться в зависимости от объекта коммуникаций (объектом могут быть, например, государства – развивающиеся, или качественно другие – развитые.

5. Существует определенная неоднородность в распределении информационной инфраструктуры даже среди развивающихся стран. В условиях формирования информационно-политического пространства это влечет за собой и информационно-политическую дифференциацию. Информационное неравенство в условиях экономических и социальных различий, противоречий в политических отношениях, неравных возможностей развития информационной инфраструктуры приводит к неравным возможностям политического влияния на мировые процессы и внешнеполитические отношения. Одни государства оказываются в роли активной стороны, предлагают (и даже пытаются заставить) принять те образцы политических режимов, государственного устройства, формы правления, которые считают наиболее прогрессивными со своей точки зрения. Они действуют с помощью информационных технологий, СМИ на общественное сознание, пропагандируют свои моральные ценности, значение своего образа жизни. Другие государства оказываются в роли пассивной стороны, но их группы также неоднородны (страны ААЛА).

6. Информатизация становится важным фактором поляризации мира, но эта поляризация в современных условиях приобретает новые черты. Современный мир пока еще однополярен, но различия в информационном пространстве (наряду, разумеется, с другими факторами) создают основу и необходимость для перехода к его многополярности. Речь, конечно, прежде всего, идет об объединенной Европе, Китае, России (в разных сочетаниях). Но вырисовываются контуры и для создания еще двух возможных полюсов: в Южной и Юго-Восточной Азии, и в Латинской Америке. Первый из них имеет основу в экономических возможностях, второй связан в большей мере с внешнеполитическими основаниями. Оба этих аспекта взаимосвязаны.

На основе циклического характера развития многих явлений в экономической и политической жизни может произойти существенное изменение в системе мирового порядка. Это может проявить себя в вертикальном (а не только в горизонтальном) измерении, и выразиться в том, что изменится расстановка сильных и слабых акторов. Ряд развивающихся стран перейдет на боле сильные позиции, но не одновременно и по-разному: в экономическом  пространстве - ряд стран Южной и Юго-Восточной Азии, в политическом – латиноамериканские страны. Могут сложиться новые политические полюса и группировки остальных развивающихся стран вокруг этих полюсов.

7. Своеобразное «столкновение» цивилизаций приведет к тому, что мир приобретет структуру, которая внешне может проявлять себя как биполярная (например, развитые и развивающиеся страны), но эта структура будет также неоднородной, особенно среди развивающихся стран, где возможно формирование своей многополярной структуры.

В наши дни  начинается группирование развивающихся стран вокруг тех, которые берут на себя роль лидеров. Это усиливается и возможностями формирования внегосударственных и наднациональных организаций и движений.

В связи с воздействием экономических, политических и социокультурных факторов на развитие информационной инфраструктуры и на информационные процессы в развивающихся странах возможно выделить следующие группы среди развивающихся стран:

- страны с благоприятными перспективами развития информационной инфраструктуры и с возможностями успешного применения средств, методов и принципов коммуникаций для становления институциональных норм, правил, кодексов внутриполитических отношений;

- страны с ограниченными возможностями развития информационной инфраструктуры, с высоким авторитетом традиций и с предпочтением этих традиций в формировании внешнеполитических отношений;

- страны с вариативными возможностями развития информационной инфраструктуры, но стремящиеся институционализировать формирующиеся внутриполитические и внешнеполитические отношения в соответствии с интересами своей государственности и своего политического развития.

Это определяет варианты прогнозов развития внешнеполитических отношений среди развивающихся стран. Возможны следующие варианты прогнозов такого развития: усиленная кооперация; скрытая конкуренция; неустойчивое партнерство.

8. Необходима новая концепция — политический конструктивизм, которая объясняет изменение поляризации современного мира через воздействие информационных процессов на международные отношения. Эти отношения сегодня становятся информационально-политическими и проявляют себя в формирующемся информационно-политическом пространстве. При этом выделяются источники, факторы, ускоряющие механизмы, формы существования и способы формирования новых взаимоотношений на мировой арене.

Научная новизна исследования:

1. Конкретизированы содержание информационно-политического пространства с учетом развития не только политических, но и информационных процессов в современном мире, возможности институционального и коммуникативного подходов к внешнеполитическим отношениям (как частному виду международных отношений). Определена структурная неоднородность развивающихся стран по возможностям их перехода к информационному обществу.

2. Уточнены основные измерения информационно-политического пространства: информационно-инфраструктурное, информационно-коммуникативное, коммуникативно-политическое. Установлено, что основой для формирования этих трех измерений являются:

- экономическое развитие и возможности внедрения информационных технологий (определяющие информационную стратификацию);

- возможности интенсивных и быстрых коммуникаций различных политических акторов, в том числе на внегосударственном и наднациональном уровне (определяющие информационно-политическую дифференциацию);

- формирование региональных внешнеполитических структур со своими принципами коммуникации, внешнеполитических отношений, статусом в мире (определяющие вероятность новой расстановки политических сил в условиях глобализации), с более активным участием развивающихся стран.

3. Для решения задач диссертационного исследования адаптирован и доработан системный подход, используемый в политологии. С позиций этого подхода предложена концепция информационно-политических систем (ИПС), образующих единое информационно-политическое пространство. Формирование таких систем связано с усилением коммуникаций, с возникновением новых политических сил и деятелей в условиях глобализации, и оно осуществляется на следующих уровнях:

а) на уровне политических движений и организаций внутри страны;

б) на уровне межгосударственном - на территории региона, в пределах континента;

в) на наднациональном и внегосударственном уровне - в глобальных масштабах.

4. Для комплексного исследования роли информационных процессов во внешнеполитических отношениях предлагаются основы теории информационно-политической дифференциации. Различия в развитии информационной инфраструктуры в разных группах развивающихся стран рассматриваются  с использованием принципов максимального различия и максимального сходства стран (Дж. Мангейм).

5. Для разработки моделей и прогнозов использован циклический подход. С позиций этого подхода предложена концепция факторов, которые влияют на становление порядка поляризации и получают решающее значение сегодня в отношении развивающихся стран:

1) принцип сильной государственности,

2) утверждение системы информационной безопасности, которое переходит в требование информационно-политической безопасности для сохранения национального менталитета, культуры, государственных традиций развивающихся стран,

3) религиозная основа.

5. Предложена концепция политического конструктивизма, объясняющая возможности и направления изменений полярности мира в информационно-политическом аспекте.

Теоретическая и практическая значимость диссертации. Предложенные автором подходы к исследованию информационных процессов в развивающихся странах, полученные выводы составляют методологическую основу для дальнейшего анализа и прогнозирования изменений в международных (внешнеполитических) отношениях на базе выявления значения информационных процессов и возможностей перехода этих стран к информационному обществу.

Теоретическая значимость диссертации состоит в том, что в ней разработана и использована методология применения политологических подходов к исследованию изменений во внешней политике (на примере развивающихся стран), рождаемых условиями формирования глобального информационного пространства и активных информационных процессов, идущих неравномерно в странах с разными уровнями социально-экономического развития и с различными политическими системами.

Результаты, материалы и выводы исследования могут быть полезны для теоретико-методологического обоснования аналогичных исследований по политологии и политической социологии. Основные положения и материалы диссертации могут применяться в учебном процессе, в преподавания ряда учебных дисциплин в вузах («Политология», «Социология политики», «Методы исследования международных отношений в политологии», «Теория международных отношений» и др.).

Апробация диссертации. Диссертация обсуждена на кафедре мировой и российской политики философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова и рекомендована к защите. Итоги исследования получили апробацию на ряде международных и Всероссийских научных конференций  по проблемам развития современных международных отношений, по вопросам становления и развития международных правовых норм, факторам и условиям информатизации общества: «Нации в меняющемся мире» (Тарту, 1989); (Москва, 2005); «Глобальные тенденции и развитие социальных отношений», «Тенденции и противоречия развития российского права на современном этапе», «Культура и власть» (Пенза, 2008). По теме диссертации опубликованы две монографии: «Информационные процессы в развивающихся странах» (Пенза: Пензенский государственный университет, 2006), «Информационные процессы в условиях глобализации» (Пенза: Пензенский государственный университет, 2008), статьи в научных журналах и сборниках, издания обзорной информации, учебное пособие «Информационные процессы и развитие современных международных отношений» (Пенза, Пенз. гос. ун-т, 2008).

Структура диссертации определяется целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка литературы. Список использованной литературы включает в себя 341 наименование.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении раскрыта актуальность темы диссертации, охарактеризована степень разработанности научной проблемы, сформулированы цель, задачи, рабочая гипотеза, представлены объект и предмет исследования, сформулированы новизна результатов и основные положения, выносимые на защиту, раскрыты теоретико-методологические основы и охарактеризована эмпирическая база исследования, а также – теоретико-практическая значимость и апробация полученных результатов на практике.

В первой главе «Теоретико-методологические основания исследования роли информатизации в современном мире» разрабатывается авторский подход к исследованию формирующегося информационно-политического пространства, с использованием существующих политологических, философских, политико-социологических концепций.

Среди таких концепций автор выделяет и структурирует те, которые имеют свою специфику в отношении предмета диссертационного исследования. В главе дана авторская классификация названных концепций и подходов:

1. Социально-философский подход, который позволяет выделить глобальные тенденции мирового развития, среди которых - тенденция к расширению и углублению взаимосвязей между народами и государствами в условиях усиления роли и значения массовых коммуникаций. Социально-философский подход помогает исследовать филогенез информационных процессов в мире, раскрыть устойчивые внутренние взаимосвязи составных частей политики, определить возможности приспособления системы к изменяющимся условиям внешней среды.

2. Подход со стороны концепций циклического развития различных сфер общественной жизни. На основе этого подхода в историческом существовании развивающихся стран можно выделить отдельные эпохи формирования, становления, трансформации, образующие большие исторические циклы. Надежную методологическую основу, по мнению автора, составляет описание исторической динамики развивающихся стран.

3. Сравнительный подход. Его сущность представлена как сопоставление однотипных политических явлений, которые развиваются в разных  странах и в различных культурных средах. Предметом и материалом для сравнения служат: развитие экономики по основным показателям, развитие информационной инфраструктуры по таким же показателям, интенсивность взаимодействий в политической сфере. Результаты сравнений позволяют не только вывести классификацию и типологию развивающихся стран по возможностям их перехода к информационному обществу, но и определить тенденции информационных процессов в них, причем такие тенденции, которые указывали бы на формирование информационно-политического пространства.

4. Системный подход в применении к международным отношениям. Основными принципами являются: равновесие и динамика развития процессов в сфере международных отношений.

5. Институциональный подход. Он тоже имеет свою специфику в отношении развивающихся стран и информационных процессов в них. Этот подход обосновывает анализ модернизации международных отношений и должен помочь определить, какие новые стандарты, нормы, правила внешнеполитических взаимоотношений характерны для развивающихся стран друг с другом и с развитыми странами, где существуют более высокие уровни развития информационной инфраструктуры, интенсивность коммуникаций, другие отличные характеристики информационных процессов. С позиций этого же подхода в качестве методологического основания используется определение международного порядка, приводятся и анализируются понятия миропорядка.

Понятие миропорядка и содержание этого понятия становятся исходными при определении информационно-политического пространства.

Еще одно содержание миропорядка – в глобальном смысле – требует обратиться к процессу и условиям глобализации в их информационных аспектах.

В социально-философском плане важное значение для решения задач исследования, по мнению автора, имеет принцип единства и многообразия мира. На основе этого принципа возможно предположить, что возникшая глобальная нестабильность в настоящее время означает, что начинается формирование новых полюсов, которые образуются группами стран, отдельными регионами (а не только государствами, как это было в ХХ веке). Этот процесс пока носит скрытый характер и на данный момент времени выражается через ситуацию неопределенности в мире. Вероятнее всего, что формирование таких полюсов может охватить многие развивающиеся страны, часть которых будет активно участвовать в данном процессе.

На взгляд автора, влияние информационных процессов на развитие внешнеполитических отношений развивающихся стран можно отнести к классам интерсоциальных и антропосоциальных глобальных проблем.

В этой же главе для теоретического анализа информационных процессов и для выявления их значения в качестве методологических обоснований рассматриваются известные теории информационного общества и теории создания глобального информационного пространства как зарубежных, так и отечественных авторов. Для эмпирического исследования приводятся материалы докладов, сделанных на заседаниях руководящих органов ЮНЕСКО и ООН и посвященных анализу информационных процессов в современном мире.

В итоге делается вывод о геополитических измерениях процесса формирования и последующего развития информационного общества, что проявляется во влиянии информационных процессов на социокультурные, политические традиции общества, на функционирование всей политической системы государства.

Другое измерение – информационно-коммуникативное выражает себя в разнообразии и неоднородности коммуникативных процессов не только в развивающихся странах по сравнению с развитыми, но и в самих развивающихся стран в сравнении друг с другом (по группам и по регионам). Таким выражением является новый мировой информационный порядок, который, на взгляд автора, следует охарактеризовать как частное направление нового миропорядка, формирующегося в условиях глобализации. В диссертации исследуются проблемы равновесия в информационном обмене между развитыми и развивающимися странами, прослеживается эволюция внедрения средств массовой информации (СМИ) и информационно-коммуникативных технологий (ИКТ), начиная с 60-х гг. ХХ века. Проанализированы факторы, влияющие на интенсивность массовых коммуникаций в развивающихся странах во второй половине ХХ века. Это – появление новейших информационных технологий, их проникновение во все сферы жизни общества, интенсивное формирование информационного сектора экономики, рост информационных потоков и увеличение их влияния на жизнь общества в международном масштабе. Уже в 70-80-е гг. проявляется еще одно измерение информационно-политического пространства – коммуникативно-политическое. Одновременно закладываются основы для информационного неравенства, которое существенно сказывается на переходе развивающихся стран к информационному обществу.

Далее с позиций циклического подхода рассматриваются процессы развития внешнеполитических отношений через становление и развитие глобальных связей и отношений, смена двух типов развития – от традиционалистского к техногенному. С этих позиций появилась возможность выделить большие циклические периоды в развитии внешнеполитических отношений развивающихся стран с другими и друг с другом.

Важное методологическое значение для диссертационного исследования имеют политические прогнозы И. Валлерстайна: об уменьшении способности государств поддерживать внутренний порядок и о перспективе ослабления государственности в развитых странах; о новых трудностях в соблюдении баланса интересов всех членов международного сообщества; о расширении количества и роли внегосударственных групп и организаций, в которые граждане могут обращаться при необходимости (если, например, государство не может защитить их интересы и права). То, что во внешнеполитических отношениях на смену баланса сил приходит баланс интересов, причем всех членов международного сообщества, на взгляд автора, также говорит об усилении интенсивности коммуникаций и повышении роли массовых коммуникаций в политическом пространстве, которое все более информатизируется. Происходит становление новых отношений, которые, на наш взгляд, возможно назвать информационально-политическими.

Вторая глава «Формирование единого информационного пространства: тенденции и противоречия» посвящена анализу информационных процессов и рассмотрению создающихся информационно- политических систем с позиций системного и институционального подходов. В этой главе вводится понятие информационно-политических систем (ИПС), образующих информационно-политическое пространство, и формулируются их признаки. К таким признакам относятся:

-определенные территории (региональные и государственные) со своими характеристиками экономического и социально-политического и информационного развития, со своими политическими организациями;

-характер коммуникаций, который проявляется как во внутриполитических, так и во внешнеполитических взаимосвязях и отношениях;

-развитие систем по типам жизненных циклов, которые не только не совпадают для различных ИПС, но и вообще значительно отличаются и могут оказаться противоположными (например, начало и развитие жизненных циклов для одной ИПС может по времени совпадать с окончанием жизненного цикла для другой);

-различные модели регулирования такого развития, причем возможности этого регулирования также отличаются в зависимости от информационно-коммуникативной базы, необходимой для такого регулирования.

В диссертации подчеркивается, что именно глобализация придает системные качества и соответствующую структуру взаимоотношениям всех стран, которые активно (или менее активно) проявляют себя на мировой арене в зависимости от своего международного статуса в мире.

В данной главе автор анализирует сущность глобализации, с учетом сложности, многообразия, единства и противоречий мира и приходит к выводу о том, что информационное воздействие развитых стран на мировые процессы будет преобладать благодаря их международным статусам, авторитету, более развитой информационной инфраструктуре, но оно будет приобретать новые формы. Будут усиливаться интеграционные процессы, возникать все новые международные союзы, группы, чему будет способствовать усиление интенсивности международных коммуникаций, в том числе на основе новых ИКТ.

В этой же главе анализируются возможности перехода развивающихся стран к информационному обществу. Характеризуются его признаки, на основе материалов конференций ООН по вопросам о применении ИКТ в целях устойчивого развития анализируются возможности внедрения ИКТ в развивающихся странах. Выявляется, как геополитические условия и низкий уровень социально-экономического развития мешают внедрению ИКТ в широких масштабах, Все это приводит к неравенству в доступе к новым ИКТ, известному под названием «цифровое неравенство» или «цифровой разрыв». На взгляд автора, более уместно использование другого термина - «информационное неравенство». Это понятие в наибольшей степени подходит для обозначения неравномерности информационных процессов не только в отношениях между развитыми и развивающимися странами, но и среди групп самих развивающихся стран.

В диссертации показано, что именно такое информационное неравенство является одним из важных факторов информационного воздействия и даже информационного противоборства. Это воздействие имеет однонаправленный характер со стороны более развитых стран в сторону к развивающимся. В настоящее время в науке сформулированы понятия информационного противоборства, воздействия, информационного оружия и безопасности, но пока не решена и даже еще точно не определена в отношении развивающихся стран проблема обеспечения информационной безопасности. Основное внимание в подходе к этой проблеме необходимо уделить государству с его политическими интересами и его различными информационно-инфраструктурными базами. На взгляд автора, возникает противоречие, которое определено в диссертации таким образом. В процессе становления информационного общества именно государство должно играть роль координатора деятельности различных субъектов и своей целенаправленной политикой способствовать интеграции своих граждан в информационное общество в глобальных масштабах. При этом приходится отстаивать свои интересы и в мировом информационном пространстве. Но благодаря усилению коммуникации возникает множество международных политических, экологических и других движений, которые приобретают надгосударственный характер, хотя их деятельность бывает различной. Невозможно ограничить массовые коммуникации на внегосударственном уровне, так как эти отношения между политическими, экологическими и другими организациями также приобрели международный характер. Но бесконтрольное функционирование всей системы массовых коммуникаций может создавать угрозу для информационной безопасности страны, народа, тем более, что эти коммуникации все более явно политизируются.

В третьей главе «Информационные процессы в развивающихся странах и эволюция международных отношений» анализируются этапы и факторы информационных процессов в развивающихся странах, на основе чего автором дается классификация развивающихся стран по информационно-инфраструктурным показателям. В качестве методологических принципов исследования используются принципы максимального различия систем и максимального сходства систем.

В связи с этим автором ставятся задачи: исследовать, как развивался и сейчас развивается рынок телекоммуникационных, информационных технологий, продуктов и услуг в развивающихся странах; сформированы ли государственные структуры, ответственные за создание и развитие информационных технологий; существует ли в общественном мнении понимание актуальности перехода к информационному обществу.

Поскольку становление единого информационного общества происходит в условиях формирования единой системы мирового хозяйства, то на этой основе в диссертации дается сравнение и анализ информационных процессов и их факторов за основные два периода, которые выделяют современные политологи. Это – раскол мира на две системы, находившиеся в состоянии антагонистического единства (вторая половина ХХ в.) и переход к глобализации рыночной экономики (конец ХХ – начало ХХ1 вв.). В работе анализируются экономические показатели развивающихся стран, в том числе, темпы роста валового внутреннего продукта (ВВП), объемы заграничных инвестиций и т.п. Отмечается, что уже в 70-80-х гг. имело место увеличение масштабов экономической эксплуатации, в частности, за счет роста внешней задолженности развитым странам. И, вместе с тем, в эти же годы создавалась и основа для более быстрого развития одних стран (Бразилия, Индия, Сингапур, Гонконг) по сравнению с другими. Во многом это, безусловно, происходило и за счет того, что многие западные монополии вкладывали свои капиталы не только в добывающую, но и обрабатывающую промышленность, создавая тем самым возможность использовать передовые технологии и в развивающихся странах. Но даже такое экономическое взаимодействие развитых и развивающихся стран принимало характер своеобразного экономического рычага давления Запада на страны, освободившиеся от колониальной зависимости. Со временем прежние силовые методы все в большей степени заменялись идеологическими, как правило, через пропаганду ценностей западного образа жизни. Вместе с тем, все это уже с 80-х гг. проявило себя и в теоретическом аспекте: предлагаемые развивающимся странам модели буржуазно-демократического развития, соответствующие концепции модернизации и т.п. Многие социально-философские концепции несли значительную идеологическую нагрузку и в том смысле, что по-разному объясняли роль информации в процессах социального развития. Безусловно, в них выделялась роль информации как важного ресурса и подчеркивалось, что овладение этим ресурсом имеет большое значение для общественного управления, в целом для перспектив общественного развития. Предсказывалось наступление постиндустриальной или информационной эры нашей цивилизации (Дж. Андерла), возможность формирования нового типа общества (Х.Элдридж), невиданные до сих пор социальные трансформации для всего человечества (Е. Масуда). Но вместе с тем уже в 80-е гг. становится ясным, что именно неравномерное распределение информационных средств между развитыми и развивающимися странами создает главную основу для, как это называлось  в то время, «информационного империализма». Главными средствами воздействия были печать, фильмы, реже – другие СМИ, известные в то время (радио и телевидение). Производство и передача такой информации наиболее эффективно были налажены в американском агентстве ЮСИА, примеры деятельности которого в развивающихся странах приводятся в диссертации. Печать, фильмы, радио были основными информационными технологиями. Со временем к воздействию СМИ на массовое сознание добавляется воздействие рекламы. Автором подчеркивается, что время господства таких СМИ, как печать, реже – радио, еще реже – телевидение и реклама, приходилось на то время, когда мир имел биполярную структуру, а осмысление глобализации и глобальных процессов проявляло себя как научные предвидения, прогнозы и модели развития мира. Однако уже в тот период были заложены основы для значительного разрыва в развитии информационной инфраструктуры, который потом превратился в информационное неравенство (прежде всего, между развитыми и развивающимися странами). На примере взаимоотношений развитых стран с развивающимися странами Азии, Африки и Латинской Америки в сфере информационного обмена показано, что этот обмен чаще всего имел однонаправленный характер, при котором развитые страны преследовали, прежде всего, свои цели и соблюдали свои интересы, пропагандируя ценности своего образа жизни, политической системы, массовой культуры. Создание соответствующего общественного мнения у населения развивающихся стран в отношении информационных процессов преследовало следующие цели:

- создать прозападно ориентированные стереотипы сознания у той части населения, которая еще не имела достаточного социального опыта (в частности, у молодежи);

- вызвать забвение (эрозию) национальных культурных образцов, религиозных норм, моральных предписаний и правил (особенно у той части населения, которая могла быть недовольна существующими политическими режимами и социально-экономическими условиями жизни в данном государстве).

Далее в диссертации исследуется «цифровой разрыв» между развитыми и развивающимися странами, который наступил на следующем этапе, т.е в условиях глобализации. Приводятся данные по различиям в количествах пользователей Интернет, персональных компьютеров, мобильных телефонов. При этом делается вывод о том, что информационные процессы на рубеже 1990-х гг.- начала 2000-х гг. стали проявлять себя не только в количественном выражении: прежде всего, изменилось качество и скорость коммуникации. Стал возможным не только межгосударственный уровень коммуникаций на больших расстояниях, но и индивидуальный, групповой, корпоративный, что перевело информационные отношения в иные измерения. Информационные процессы продолжали выполнять традиционные функции, к которым, однако, добавились еще и новые, рожденные растущим участием граждан в разработке управленческих решений, интеграцией отдельных политических движений и организаций в межгосударственные отношения, стремлением внегосударственных организаций участвовать в решении глобальных (например, экологических) проблем. Смысл происшедшей эволюции, по мнению автора диссертации, можно выразить в следующем. Изменился, причем значительно и качественно, способ коммуникации людей, а также уровни этой коммуникации. Если еще в середине ХХ в. связи между государствами и народами в основном определялись и были ограничены территорией, местом расселения, то на новом этапе эти взаимосвязи все больше стали определяться информационной инфраструктурой, уровнем ее развития, отношением людей к ИКТ, возможностями внедрить эти ИКТ в жизнь. Поэтому, на взгляд автора, сегодня информационные процессы в конкретных странах нецелесообразно сравнивать только по показателям обеспеченностью печатью, радио, по разветвленности информационных агентств и т.п. Бесспорно то, что в наши дни с помощью компьютера, имеющего выход в Интернет, пользователь может за короткое время получить столько информации, на сбор и распространение которой ранее потребовалось бы много времени целому информационному агентству. Но это же приводит к такому усилению коммуникаций (в том числе в политической сфере), которое неизмеримо повышает ответственность перед обществом, рождает и новые сложности, поскольку в информационно-политическом пространстве объединяются многочисленные группы людей со своими политическими интересами, установками, мотивами деятельности.

Одной из важных задач данного диссертационного исследования является определение способов и моделей перехода развивающихся стран к информационному обществу, а также исследование и прогнозирование тех возможных внешнеполитических отношений, которые могут сложиться в глобальных масштабах в результате усиления и качественного изменения коммуникаций. Эти превращения, прежде всего, происходят в таком измерении информационно-политического пространства, как коммуникативно-политическое. На взгляд автора, важную роль в этом аспекте играет неоднородность развития информационных инфраструктур, информационное неравенство не только между развитыми и развивающимися странами, но и меду развивающимися странами разных регионов. Такая неоднородность является показателем внутренней вариативности информационно-инфраструктурного и информационно-коммуникативного измерений. Чтобы отследить эволюцию в названных измерениях и в тенденциях информационного неравенства, автор использует вычисление дисперсии, среднего квадратичного отклонения, коэффициента вариации по соответствующим математическим формулам. В качестве исходного материала исследуются показатели обеспеченности печатью, радио и телевидением в расчете на 1000 чел. населения в развитых и развивающихся странах, по соответствующим континентам и регионам (Африка, Америка, Азия, Европа, Океания, Северная Америка, Латинская и Центральная Америка), по данным первоначально на 1984-1985 гг., т.е. на первый этап развития информационных процессов в глобальных масштабах. По результатам вычислений оказывается, что наименьшая неоднородность наблюдалась по показателям распространения печати. Увеличение неоднородности имело место по показателям распространения радио среди населения. И наибольшая неоднородность выявлялась по показателям распространения телевидения.

Тенденция, заложенная еще в 80-е гг., сохранилась и в последующие годы. В диссертации приводятся показатели распространенности персональных компьютеров и Интернета, которые во многом успешно заменяют прессу, радио, телевидение. Из сравнения этих показателей на начало XXI века для ряда стран, расположенных в Азии, Африке и в Латинской Америке, можно видеть, что информационная инфраструктура стала значительно различаться по показателям своего развития не только для этих регионов в целом, но и для отдельных стран.

Так, можно заметить значительную неоднородность показателей, характерных для африканских стран. Следствием такой неоднородности оказывается значительный разрыв в уровне компьютерной грамотности и информационной культуры населения.

Уже по этим показателям можно предвидеть, что наиболее уязвимым в развитии информационной инфраструктуры для развивающихся стран станет распространение аппаратуры, изготовленной с применением новых микропроцессорных и других технологий. Можно предвидеть также, что цифровое (и информационное) неравенство будет не только сохраняться, но и увеличиваться за счет разницы в изобретении и внедрении новых технологий распространения информации. И более того, растет значение факторов (например, неравномерное развитие самих развивающихся стран), которые уже приводят и со временем усилят это информационное неравенство между самими развивающимися странами.

Автор сравнивает показатели распространения персональных компьютеров на 1000 чел., количества пользователей Интернет по выборочным группам африканских стран (Алжир, Ангола, Египет, Марокко, Нигерия, Судан, Танзания, Эфиопия, ЮАР) и латиноамериканских (Аргентина, Боливия, Бразилия, Чили, Мексика). Наибольшая неоднородность по этим показателям оказывается среди названных африканских стран Это указывает на неоднородность, усиленную даже по сравнению с неоднородностями развитых и развивающихся стран в 1984-1985 гг.

Такой же резкой оказывается и неоднородность по числу пользователей Интернет. Все это позволяет сделать вывод, что на африканском континенте существуют большие группы стран с неравными возможностями перехода к информационному обществу, с неодинаковыми уровнями коммуникаций и с разными формами активного участия граждан в политической жизни своих стран, а также с различными возможностями выхода на уровень международных коммуникаций.

Выяснено, что показатели неоднородности характерны для латиноамериканских стран.

В начале XXI в. такие тенденции не только сохранились, но и получили свое дальнейшее развитие. Согласно статистическим данным ООН, в современных азиатских странах прослеживается лидирующая роль кабельного и спутникового телевидения, Интернета и мобильной телефонной связи, что связано не только с ростом медиа-рынков, но и с ответами на современные «вызовы» телекоммуникационного прогресса, охватывающего разные секторы – как перемены в экономике, так и в международных отношениях.

В целом в диссертационном исследовании выявлены причины информационного неравенства, к которым относятся: высокий уровень неграмотности населения, языковой барьер, низкий уровень жизни, низкие подушевые доходы и низкие экономические показатели, характерные для экономики всей страны, которые не позволяют конкретному государству закупить и внедрить новые ИКТ в больших масштабах, а организациям и гражданам – приобрести и использовать ИКТ в своей жизнедеятельности.

В четвертой главе «Информационные процессы в мире как основа нового мирового информационного порядка и дальнейших политических изменений» исследуются факторы информационного неравенства, определяется типология развивающихся стран по возможностям их перехода к информационному обществу, анализируются проблемы создания информационной безопасности стран в условиях глобализации.

Социально-экономические особенности развивающихся стран исследуются на основе сравнения таких показателей, как валовой внутренний продукт (ВВП) на душу населения, доходы на душу населения. По приведённым статистическим показателям (на 2002-2003 гг.) автором выделены группы стран в таких регионах, как Азия, Ближний и Средний Восток (отдельно), Латинская Америка, Северная Африка. Сопоставление с классификацией стран, представленной в «Политическом атласе» (А.Ю. Мельвиль, 2005), приводит к выводу о том, что разные возможности развития информационного пространства обусловлены не только цифровым неравенством и экономическими различиями, но и связаны с различными политическими системами, с различными информационно-политическими отношениями.

Далее в работе выявляется характер взаимосвязей между показателями экономического развития и показателями развития информационной инфраструктуры в развивающихся странах. На основе расчета коэффициента ранговой корреляции этих показателей делаются следующие выводы.

1) Существует сильная обратная связь между показателями ВВП и численности населения (Гs=-0,83). Рост населения (особенно в африканских развивающихся странах) может играть роль фактора, ограничивающего рост ВВП. Увеличение ВВП происходит в последние годы в основном за счет экспорта сырья, ресурсов, в т.ч. человеческих в развитие страны.

2) Прослеживается аналогичная сильная обратная связь между численностью населения и подушевым ВВП развивающихся стран (Гs = -0,83), что имеет такое же объяснение. Кроме того, подушевой доход не дает представления об истинных размерах душевых доходов представителей разных слоев, и в условиях значительной социальной стратификации наблюдаются весьма значительные различия в показателях доходов для представителей разных слоев общества.

3) Обнаруживается более слабая обратная связь между ВВП и численностью населения в 1980-1990-х гг. (Гs = -0,33) и значительно усилившаяся обратная связь этих же показателей в 1990-1998 гг. (Гs = -0,9). Это указывает на то, что глобализация, может приводить к новым формам экономической зависимости. Такая зависимость может внешне приобретать вид помощи, но в условиях, когда современные информационные средства воздействия сначала ускоряют формирование коммуникаций и затем передают информацию, на основе которой формируются соответствующие стереотипы в массовом сознании, через которые возможно воздействовать на культуру общества (не всегда позитивно).

Коэффициент ранговой корреляции между значениями доходов на душу населения и числом персональных компьютеров (ПК) на 1000 чел. населения в странах Африки равен 0,86. Коэффициент ранговой корреляции для этих же показателей, вычисленный для групп стран Латинской Америки, равен 0,67. Такие значение данного коэффициента указывают на то, что существует значительная экономическая дифференциация и социальное расслоение не только внутри общества, представляющего население данных стран, но и внутри групп стран, входящих в эти две выделенные группы стран Африки и Латинской Америки.

Коэффициент ранговой корреляции значений доли доходов населения в ВВП и числа пользователей Интернет для африканских стран равен 0,05. Этот же коэффициент для аналогичных показателей в латиноамериканских странах равен -0,6.

Данные коэффициенты корреляции указывают на взаимосвязь возможностей пользования Интернет и доходов населения, что характерно для общества с существенной экономической дифференциацией и значительным социальным расслоением населения.

На этой основе в диссертации выделяются различные группы развивающихся стран по возможностям развития информационной инфраструктуры: страны с хорошими, ограниченными и вариативными возможностями. Такие различия могут влиять на внедрение информации в разные сферы жизни общества, что определяет неравные возможности самих развивающихся стран в процессе перехода к информационному обществу.

На основе результатов проведенных исследований автор представляет классификацию развивающихся стран по их возможностям перехода к информационному обществу, которую можно представить в виде таблицы 1.

Таблица 1.

Вероятности перехода к  информационному обществу

Информационная

инфраструктура

Образовательный

потенциал

населения

Возможности

политических

коммуникаций

Значительная

Развитая

Достаточно

высокий

Большие

Незначительная

Слаборазвитая

Невысокий

Малые

Возрастающие

Недостаточно развитая, но есть

перспективы

развития

Недостаточно высокий

Небольшие, но есть

перспективы их

увеличения

Далее в диссертации показано, что различия и классификация развивающихся стран по возможностям перехода к информационному обществу создают основу и для другой классификации – группировки развивающихся стран вокруг тех, которые могут выступить вначале в качестве экономических и политических лидеров, а затем – сами могут сформировать основу для полярного перераспределения мира, причём это перераспределение произойдёт прежде всего в информационно-политическом пространстве. В качестве методологической основы для необходимого анализа использованы принципиальные положения, с помощью которых в 2005 г. А.Ю. Мельвиль и др. (МГИМО (У)) разработали многомерную типологию современных политических систем и режимов для 192 стран мира («Политический атлас современности»). К таким принципиальным положениям относятся: признание нелинейного характера современного политического развития, признание множества измерений современной политики, значение национального уровня современной политической организации, роль ключевых факторов и их влияния на национальные политии в структуре их взаимосвязей. С помощью вторичного анализа статистических данных были исследованы социально-экономические и информационные различия для групп стран, входящих в данный «Политический атлас». На основе данного анализа автором сделаны следующие выводы.

-Для стран, входящих в группу различий по проекции национального выживания и его качества, оказываются значительными различия и по развитию информационной инфраструктуры. Страны, для которых высокое качество жизни важнее, чем международное влияние, не стремятся к господству в виртуальном пространстве массовых коммуникаций (в Интернете).

-Страны, с авторитарными режимами сильны именно своей государственностью, которая позволяет им создать основу для относительно стабильного развития, их политические коммуникации, скорее, будут направлены внутрь, чем во вне, и окажутся замкнутыми.

-Небольшая группа стран (Гватемала, Колумбия, Тонга) выбирают очень сильную государственность, пренебрегая качеством жизни населения, В эту группу входят страны с почти неразвитой информационной инфраструктурой. Это затрудняет возможность массовых коммуникаций с передовыми и вообще с другими странами, политическими движениями, международными организациями.

-По различиям в международном влиянии выделяются очень малая группа стран, но в нее входят Индия и Китай. Можно предположить, что достаточно развитая информационная инфраструктура, большие возможности в мире массовых коммуникаций, устойчивый или возрастающий авторитет в международных отношениях создают предпосылки для новой расстановки на мировой арене и для значительного повышения политических статусов стран этой группы.

По результатам этого же вторичного анализа сделано распределение количества стран (за исключением небольших островных государств) по показателям качества жизни, внутренних и внешних угроз, потенциала международного влияния.

На основе результатов такой классификации сделан вывод о характере существующей расстановки сил на мировой арене. Две североамериканские страны (США и Канада) имеют наиболее сильные и устойчивые позиции – относительно высокое качество жизни, достаточные основания институциональных основ демократии, относительно низкие внутренние и внешние угрозы по сравнению с большинством развивающихся стран.

Но из сравнения этих же данных показателей можно видеть, что выделяется достаточно большое количество азиатских стран, которые имеют относительно высокий потенциал международного влияния, относительно низкие внутренние и внешние угрозы, относительно высокий индекс качества жизни. В Латинской Америке также выделяется ряд государств с аналогичными  показателями. Можно предположить, что, если произойдёт новое изменение структуры мира, то возникнет большая вероятность того, что полюсами станут не отдельные государства, а их экономические содружества (блоки) или группы государств, объединенные рядом расположенными территориями и сходными политическими системами. И это может иметь место в регионах Азии, Латинской Америки, Северной и Южной Африки.

В диссертации охарактеризованы факторы такого перераспределения полярности в будущем: сильная государственность; необходимость объединения с целью создания системы информационной безопасности для сохранения культуры и государственных традиций развивающихся стран; религиозная основа.

Новые участники концентрируются вокруг намечающихся сейчас центров (страны ИБСА, а на уровне сообществ – НЕПАД, МЕРКОСУР, АТЭС). Баланс сил, необходимость и требование равновесия приводят к перераспределению полюсов, к переходу от однополярного (в прошлом биполярного) мира к многополярному. Образуются новые полюса, происходит перераспределение полюсов. Образование новых качественных характеристик осуществляется в процессе политического конструирования международных отношений в соответствии с новыми глобальными вызовами, т.е. воздействиями всей глобальной среды на систему созданных международных отношений. Важным условием такого конструирования становится информатизация общества. Участники – это, прежде всего, информационно-политические системы, которые проявляются на различных уровнях:

- макроуровень – в масштабах всей современной цивилизации,

- мезоуровень – отдельные географические и геоинформационные регионы,

- микроуровень – в данном случае – взаимодействия только двух стран или другого количества стран, которое остается закрытым для всех других участников.

Кроме этого, появляется еще метауровень взаимодействия. Это появляющиеся международные надгосударственные, наднациональные организации, которые при развитии современных ИКТ могут получить доступ к информационно-политическому пространству и создавать свои институциональные нормы и правила в нем.

В этой же главе исследуются проблемы информационной безопасности государств в условиях глобализации. Отмечается, что в состоянии неустойчивости сейчас находится правовая основа для регулирования политических отношений, возникших в информационной сфере, поскольку информационное пространство все больше приобретает черты политического, межгосударственного.

Дается авторское определение информационной агрессии. Это несанкционированный ввод большого объема информации в информационное пространство других государств, с использованием передовых информационных и коммуникационных технологий (ИКТ), в следующих целях:

- манипулирование общественным мнением, т.е. воздействие на него в своих интересах;

- отрицательное воздействие на общественное сознание (осуждение национальных и религиозных традиций, обычаев, правил этикета, принятых в культуре данного общества);

- отрицательное воздействие на общественное поведение населения (призывы к забастовкам, погромам, отказу от участия в выборах).

На примере разработанных документов – «Концепции формирования информационного общества в России» и «Доктрины информационной безопасности РФ» определяются принципы регулирования развивающегося информационного пространства, к которому переходят и развивающиеся страны. При этом в области внешней политики создается новый тип отношений – информационный. К таким принципам относятся:

- использование ИКТ для укрепления отношений социального партнёрства с другими государствами;

- создание условий для интеграции других стран в мировое информационное пространство с целью социокультурного развития;

- введение юридической ответственности за нарушение информационной безопасности, которая должна стать нормой международного права;

- систематический контроль управленческих решений, принятых в информационной сфере и касающихся интересов других государств в мировом сообществе.

В Заключении автор делает основные выводы и представляет прогнозную модель развития информационно-политических отношений развивающихся стран и изменения их внешнеполитических статусов в мире.

Публикации автора

Автором опубликовано около 50 научных и учебно-методических работ, в том числе 33 по теме диссертационного исследования. Наиболее важные из них представлены ниже.

Монографии:

  1. Информационные процессы в развивающихся странах. Пенза: Изд-во Пенз. гос. ун-та, 2006. – 15,54 п.л.
  2. Информационные процессы в условиях глобализации. Пенза: Изд-во Пенз. гос. ун-та, 2008. – 14,43 п.л.

Учебное пособие:

3. Информационные процессы и развитие современных международных отношений. Пенза: Изд-во Пенз. гос. ун-та, 2008. – 8,8 п.л.

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК:

4. Информационное общество и правовые проблемы информационной безопасности // Правовая политика и правовая жизнь, 2007, № 4. С. 44-49.

5. Геополитические аспекты информатизации общества // Право и политика. 2007, № 12 (96). С. 88-91.

6. Теоретико-методологические подходы к исследованию информационных процессов в развивающихся странах // Вестник Московского университета. Серия 12. Политические науки.. 2007. № 6. С. 68-73.

7. Формирование информационного общества в развивающихся странах // Право и государство: теория и практика. 2007, № 12 (36).

8. Формирование единого информационного пространства в условиях региона: методологический аспект // Регионология. 2008, № 1. С. 217-220.

9. Информационное общество и изменения внешнеполитических отношений в современном мире // Право и политика. 2008, № 1 (97). С. 87-90

10. Роль информационных процессов в изменении современных международных отношений // Известия вузов. Поволжский регион. Общественные науки. 2008, № 1. С. 98-105.

11. Влияние информатизации на изменения внешнеполитических отношений в современном мире // Правовая политика и правовая жизнь. 2008, № 2. С. 29-36.

12. Современные информационно-политические системы и их влияние на международные отношения // Право и политика. 2008. № 6 (102). С. 1407-1412.

13. Развитие информационного общества: тенденции в геоинформационном аспекте // Право и политика. 2008. № 10. С. 2444-2449.

Статьи в других журналах и научных сборниках:

14. Информационная экспансия капитала в освободившиеся страны // Социальная ответственность ученых и идеологическая борьба. М., 1989 (в соавторстве с Лучиновой С.М.).

15. Проблемы борьбы освободившихся стран против информационного империализма // Новое политическое мышление и социально-экономические проблемы развивающихся стран. М., 1990.

16. Информационная ситуация в развивающихся странах в 1960-1980-е гг. и политика мирового сообщества // Актуальные проблемы политики и права. Вып. 1. Пенза: Изд-во Пенз. гос. ун-та, 1999. С. 4-12 (в соавторстве с Саломатиным А.Ю.).

17. Воздействие глобализации на внутригосударственное право/ Модернизация права: зарубежный и отечественный опыт. М., 2004 (в соавторстве с Сеидовым А.В.).

18. Проблема применения экономической силы в современном международном праве // Теоретический и научно-практический журнал. Организатор производства. 2004, № 2 (7). С. 42-46 (в соавторстве с Сеидовым А.В.).

19. Участие развивающихся стран в формировании информационного пространства. Пенза: ИИЦ Пенз. гос. ун-та, 2003. С. 3-47.

20. Особенности и факторы процесса информатизации в развивающихся странах. Пенза: ИИЦ Пенз. гос. ун-та, 2004. С. 3-48.

21. Информационная инфраструктура развивающихся стран как условие создания информационно-политических систем. Пенза: ИИЦ Пенз. гос. ун-та, 2006. С. 3-42.

22. Проблемы формирования мирового информационного пространства в конце ХХ века. Пенза: ИИЦ Пенз. гос. ун-та, 2006. С. 3-43.

23. Информационные процессы и возможности их влияния на глобальные тенденции в будущих международных отношениях. ИИЦ Пенз. гос. ун-та, 2007. С. 3-40.

24. Информатизация различных сфер общества и ее влияние на международные отношения. Пенза: ИИЦ Пенз. гос. ун-та, 2007. С. 3-35.

25. Этапы и факторы формирования общественного мнения в современном информационном обществе. Пенза: ИИЦ Пенз. гос. ун-та, 2007. С. 3-38.

26. Формирование глобального информационного пространства: тенденции и противоречия. Пенза: ИИЦ Пенз. гос. ун-та. 2007. С. 3-50.

27. Исследование содержания и критериев политической свободы в информационном обществе // Политика и общество. Пенза, 2008. (В печати.)

28. Влияние информационных процессов на международные отношения в условиях глобализации // Эволюция общественных отношений в процессе российской модернизации: социентальный и региональный аспекты. Сборник статей. Пенза, 2008.


1 Чешков М.А. Осмысливая развивающийся мир // Мировая экономика и международные отношения. 2000. №№ 4, 5; Развивающиеся страны в современном  мире: новая сила в мировой политике и экономике / И.Д.Иванов, И.Н. Зорина, Э.М. Федотов. М.., 1986; Развивающиеся страны в современном мире: пути революционного процесса / К.Л. Майданник, А.Э. Азарх, Г.С. Акопян. М., 1986; Развивающиеся страны : экономический рост и социальный прогресс / В.Л. Шейнис, А.Я. Эльянов, Н.З. Волчек. М., 1983; Хорос В.Г. Противоречивый характер массового сознания и развивающиеся страны Азии и Африки.М.,1984; Эльянов А.Я. «Третий мир» в третьем тысячелетии // Азия и Африка сегодня 2001. № 1.

2 Володин А.Г., Широков Г.К. Глобализация: начала, тенденции, перспективы. М., 2002; Загладин Н.В. Глобализация в контексте альтернатив исторического развития // Мировая экономика и международные отношения. 2003. № 8; Иноземцев В.Л. Концепция глобализации и теория устойчивого развития / Глобализация. Цивилизационные и гуманитарные аспекты. М.. 2001; Ильин М.В. Политическая глобализация: институциональные изменения / Грани глобализации. М., 2003; Назарчук А.В. Этика глобализирующегося общества. М., 2002; Саватеев А.Д. Мифы глобализации и национально-культурные реальности Африки // Азия и Африка сегодня. 2005. № 12; Сеидов А.В. Международное право в эпоху глобализации. М., 2005; Фридман Л., Кузнецова С. Глобализация: развитие и развивающиеся страны // Мировая экономика и международные отношения (МЭМО). 2000. №№ 10, 11; Цветов П. Глобализация и Восток // Азия и Африка сегодня. 2004. № 10; Чешков М.А. Возрождение Востока и развивающиеся страны в мировом контексте // МЭМО. 2007. № 11; Шишков Ю.В. Демографический переход и экономический рост // МЭМО. 2005. № 8; Эльянов А. Глобализация и расслоение развивающихся стран // МЭМО. 2005. № 4.

3 Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. 1996. /Пер. с англ. М., 2003; Агаев Э.Т. Крылов С.А. 116 государств в движении неприсоединения // Международная жизнь. 2006. № 4; Панов П.В. Политическое сообщество: конструирование и институционализация // Политические исследования (ПОЛИС). 2007. № 1; Мегатренды мирового развития / Под ред. М.В. Ильина, В.Л. Иноземцева. М., 2001.

4 Богатуров А.Д., Виноградов А.В. Анклавно-конгломеративный тип развиия. Опыт транссистемной теории / Восток-Запад-Россия. Сб. ст. М., 2001: Володин А.Г., Широков Г.К. Глобализация: начала, тенденции, перспективы. М., 2002; Загладин Н.В. Глобализация в коньексье альтернатив исторического развития // МЭМО. 2003. № 8; Иноземцев В.Л. Концепция глобализации и теория устойчивого развития; Капустин Б.Г. Современность как предмет политической теории. М., 1998: Костин Н.А. Теория сегодня. 2004. № 10; Чешков М.А. Возрождение Востока и развивающиеся страны в мировом контексте // МЭМО. 2007. № 11; Шишков Ю.В. Демографический перехд и экономический рост // МЭМО. 2005. № 8; Эльянов А. Глобализация и расслоение развивающихся стран // МЭМО. 2005. № 4;

4 Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. 1996. /Пер. с англ. М., 2003; Агаев Э.Т. Крылов С.А. 116 государств в движении неприсоединения // Международная жизнь. 2006. № 4; Панов П.В. Политическое сообщество: конструирование и институционализация // Политические исследования (ПОЛИС). 2007. № 1; Мегатренды мирового развития / Под ред. М.В. Ильина, В.Л. Иноземцева. М., 2001.

4 Богатуров А.Д., Виноградов А.В. Анклавно-конгломеративный тип развиия. Опыт транссистемной теории / Восток-Запад-Россия. Сб. ст. М., 2001: Володин А.Г., Широков Г.К. Глобализация: начала, тенденции, перспективы. М., 2002; Загладин Н.В. Глобализация в коньексье альтернатив исторического развития // МЭМО. 2003. № 8; Иноземцев В.Л. Концепция глобализации и теория устойчивого развития; Капустин Б.Г. Современность как предмет политической теории. М., 1998: Костин Н.А. Теория информационной борьбы. М., 1996: Неклесса А.И. Управленческий хаос: движение к нестандартной системем мировых отношений // МЭМО. 2002. № 9; Цыганков П.А., Цыганков А.П. Социология международных отношений. М., 2006: Чумаков А.Н. Глобализация. Контуры целостного мира. М., 2005.

5 Василенко И.А. Геополитика современного мира. М., 2006; Барис В.В. Геополитические контуры России М., 2002; Василевский Э.К. Информационные технологии: масштабы и эффективность использования // МЭМО. 2006. № 5.

6 Костин А.И. Экополитология и глобалистика. М., 2005.

7 Кастельс М. Информационная эпоха: экономика. Общество, культура. М., 2000; Уэбстер Ф. Теория информационного общества. М., 2004; Шиллер Г. Манипуляторы сознанием. М. 1980; Мелюхин И.С. Информационное общество. М., 1999; Писачкин В.А., Поверинов И.Е. Информационное пространство социума: структура, трансформация и региональная специфика. Саранск, 2005: Панарин И.Н. Технология информационной войны. М., 2003. Еляков А.Д. Информационная революция продолжается // МЭМО. 2006. № 8; Загладин Н.В. Глобальное информационное общество и Россия // МЭМО. 2005. № 7; Евтух А. Информационная эпоха и актуальные проблемы экономики // МЭМО. 2005. № 4; Макаров В.П. Формирование глобального информационного пространства // Вестник Моск. Ун-та. Сер. 18. Социология и политология. 2005. № 3; Мельянцев В. Информационная революция – «феномен мировой экономики» // МЭМО. 2001. № 2.

8 Агафонов В.П. «Культурный империализм» без грима. М., 1985; Андрунас Е.Ч. Бизнес и пропаганда (система контроля крупного капитала США над средствами массовой информации). М., 1986; Вачнадзе Г.Н. Агрессия против разума: информационный империализм. М., 1988;. М., 2001; Доброхотов Л., Комаровский В. Идеологическое противоборство. М., 1988; Магарин Ю. Информационный империализм и его классовая сущность // Международная жизнь. 1986. № 4; Дзэконова Л.И. Как экспортируется «информационный империализм»? // Вестник Моск. Ун-та. Сер. 10. Журналистика. 1986. № 4; Засурский Я.Н. На повестке дня – информационный империализм // Вестник Моск. Ун-та. Сер. 10. Журналистика. 1986. № 4; Волковский Н.Л. История информационной войны. М., 2005; Костин Н.А. Теория информационной борьбы. М., 1996; Панарин И.Н. Информационная война и власть; Еляков А.Д. Информационные технологии и современная война // Свободная мысль. 2008. № 1.

9 Задохин А.Г. Международные отношения на Балканах (вторая половина XX века): национализм и конфликты. М., 2002; Задохин А.Г., Низовский А.Ю. Пороховой погреб Европы: Балканские войны XX века. М., 2000; Цыганков П.А. Международные отношения. Теории, конфликты, движения, организации. М., 2008.

10 Сорокин П.А. Обзор циклических концепций социально-исторического процесса // Социологические исследования. 1998. № 12; Валлерстайн И. Миросистемный анализ: введение. М., 2006; Лапкин В.В. Ритмы, циклы, волны: проблемы моделирования политического развития // ПОЛИС. 2002. № 4: Пантин В.И. Циклы и волны как феномен социального развития. М., 1997; Кабаченко А.П. Циклические и волновые закономерности в истории мировой политики // Вестник Моск. Ун-та. Сер.12. Политические науки. 2007. № 2; Мощелков Е.Н. Переходные процессы в России: опыт ретроспективно-компаративного анализа социальной и политической динамики. М., 1996.

11 Лал Д. Непреднамеренные последствия. М., 2007.

12 Мельвиль А.Ю. Политический атлас современности // Политические исследования. 2006. № 5: Мировая экономика и международные отношения. 2008. № 8.

13 Бусыгина И.М. Политическая регионалистика. М., 2006;Зубаревич Н.В. Изменение роли и стратегий крупного бизнеса в регионах России / В сб.: региональные процессы в современной России. М., 2002; Международные и внешнеэкономические связи субъектов РФ / Под ред. Акад. РАН А.Г. Гранберга. М., 2001; Туровский Р.Ф. Политическая регионалистика. М., 2006; Медведев Н.П.Политическая регионалистика. М., 2002.

14 Гаджиев К.С. Геополитика. М., 1997; Гаджиев К.С. К полицентрическому миропорядку // ПОЛИС. 2007. № 4; Гаджиев К.С. Вестернизация или особый путь модернизации? // ПОЛИС. 2008. № 4; Мельвиль А.Ю., Тимофеев И.Н. Россия 2020: альтернативные сценарии и общественные предпочтения // ПОЛИС. 2008. № 4; Потапов М.А., Салицкий А.Н., Шахматов А.В. Возрождение Азии: Горизонты модернизации. М., 2007; Дабагян Э.С. «Левый поворот» в Латинской Америке // Свободная мысль. 2008. № 2.

15 Абрамова И., Поликанов Д. Африка в век информационных технологий: возможность прорыва // Азия и Африка сегодня. 2001. № 8; Фридман Л., Кузнецова С. Глобализация: развитие и развивающиеся страны // Мировая экономика и международные отношения. 2000. № 11; Шишков Ю.В. Глобализация – враг или союзник развивающихся стран // Мировая экономика и международные отношения. 2000. № 4.

16 Мартьянов В. Россия в меняющемся мире // свободная мысль. 2007. № 6; Маруев А.Ю. Международные отношения: геополитический анализ и прогнозирование // Свободная мысль. 2007. № 4; Рукавишников В.О. Холодная война, холодный мир. Общественное мнение в США и Европе о СССР, России, внешней политике и безопасности Запада. М., 2005; Соловьев Э.Г., Смирнов А.Н. Международный имидж современной России: дефицит привлекательности или дефицит идей // ПОЛИС. 2008. № 5; Следзевский И.В. Ментальные образы в международных сопоставлениях и моделировании глобального будущего // Общественные науки и современность. 2008. № 4.

17 Монбриаль Т.де. Действие и система мира / Пер. с фр. М.2005; Ruelle David Hasard et chaos Paris Odile Jacob 1991; Лал Д. Непреднамеренные последствия. М., 2007.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.