WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

                                                         УДК 323.28

ЛУППОВ ИГОРЬ ФЕДОРОВИЧ

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ТЕРРОРИЗМУ

В УСЛОВИЯХ РАЗВИТОЙ ДЕМОКРАТИИ:

АНАЛИЗ ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОГО ОПЫТА

Автореферат  диссертации

на соискание ученой степени доктора политических наук

по специальности 23.00.04 политические проблемы международных отношений и глобального развития

(политические науки)

Санкт-Петербург

2009

Работа выполнена на кафедре политологии

ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«Российский государственный педагогический университет имени А.И.Герцена»

Официальные оппоненты: доктор политических наук, профессор

                                Ачкасова Вера Алексеевна

                               

доктор философских наук, профессор

                                Косов Юрий Васильевич

                               

  доктор политических наук, профессор                         Ланцов Сергей Алексеевич

Ведущая организация:  Академия ФСБ России

Защита состоится «_____»_______________2009 года в _____час._____мин.

на заседании совета Д 212.199.14 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Российском государственном педагогическом университете  им. А.И.  Герцена  по адресу: 191186, г. Санкт- Петербург,  наб. р. Мойки, 48, корп. 20, ауд. 307.

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке Российского государственного педагогического университета им. А.И.Герцена

Автореферат разослан «_____»______________2009 года

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                                Абаканова В.А.

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ.

Актуальность темы исследования

Основные тенденции развития политического процесса в современном мире связаны с высоким уровнем угроз, причем во многих случаях они носят глобальный характер, затрагивают все страны и континенты в равной степени, в связи, с чем требуют выработки достаточно универсальных механизмов противодействиям им. Наряду с глобальными экологическими и техногенными катастрофами к данной категории угроз, безусловно, относится и опасность совершения террористических актов, которые все чаще становятся причиной гибели сотен, а иногда и тысяч людей, крупномасштабных материальных и финансовых потерь, нарушения баланса политических сил в национальном, региональном или общемировом масштабе. Ответные действия в таких случаях носят также беспрецедентный характер и требуют взаимодействия самых различных организаций многих стран.

Трагедия 11 сентября 2001 года в США ознаменовала собой новый этап в эволюции терроризма и потребовала поиска эффективных путей противодействия феномену, уже получившему название «чумы ХХI века». Следует, однако, учитывать, что при всей специфике современного терроризма  само по себе  использование террора как средства политической борьбы и террористическая деятельность как один из возможных вариантов достижения определенных политических целей использовались многократно, более того, они часто становились причиной радикальных изменений в ходе мирового политического процесса.

Соответственно, по мере развертывания спирали террористического насилия шел и поиск наиболее эффективных путей противостояния ему. Однако в связи с этим возникает закономерный вопрос о степени соответствия применяемых в борьбе с терроризмом средств принципам современного демократического правового государства.

Особый  интерес в этом плане представляет, на наш взгляд, опыт развитых демократий Западной Европы. Связано это со следующими обстоятельствами.

Во-первых, на протяжении большей части ХХ века именно Европа была местом наибольшей террористической активности.

Во-вторых, в тот или иной период времени в этом регионе были зафиксированы действия всего спектра террористических организаций, отличавшихся друг от друга по целям, идеологиям, принципам организации, стратегии и тактике осуществляемого террора.

В-третьих, несмотря на практически постоянную угрозу терроризма, западноевропейские государства сохранили свой либерально-демократический характер  и, в целом, поддерживали высокий уровень стабильности своих политических систем и режимов.

В-четвертых, противодействие терроризму в Западной Европе рассматривалось не только как функция государства, но и как  объект контроля со стороны институтов гражданского общества, что требовало от властей особого внимания к адекватности и соизмеримости своих контртеррористических действий в сочетании с их эффективностью.

Таким образом, опыт развитых демократий Европы, совершенных ими ошибок и достигнутых успехов, факторов, оказавших влияние на достигнутые результаты,  может и должен быть востребован всеми, кто готов активно противостоять глобальной угрозе терроризма в ХХI веке.

Степень разработанности  темы исследования. 

Собственно анализу характера современных террористических организаций, а также их предшественников – террористических групп и объединений второй половины XX столетия – посвящены многочисленные исследования, рассматривающие политические, экономические, правовые, технологические, социальные аспекты данной проблемы. Особый интерес в этом плане представляют, на наш взгляд, работы И.Александра, Ю.Антоняна, О. Белькова, Ж. Бодрияра, В. Василенко, Б. Дженкинса, А.Джорджа, Э. Иззадуста, Е. Кожушко, С.Комбса, Ю.Косова, М.Креншоу, Б. Крозье, С.Ланцова, У. Лакера, Д.Лонга, В.Лукина, Г. Мирского, Х. Мюнклера, П.Олсона, М.Требина,  П.Уилкинсона, Дж.Уордлоуа, Л.Ховарда, Д.Чартерса, А.Шмидта.

Значительное внимание уделяется изучению этносепартистского терроризма, в  первую очередь деятельности таких организаций, как ЭТА и ИРА. Наибольший интерес в этом плане представляют, с нашей точки зрения, работы Дж. Арраса, Г. Волковой, Н. Грибина, Г. Кенена, П. Крусанова,  Я. Новикова, М. Орловой, Е.Поляковой, Н.Серовой, Е.Черкасовой. Л. Макферлейна, П.Вудворта и ряд других.

Проблемам «революционного» терроризма посвящены работы  Е. Алексеенковой, Е.Кругловой, Е.Пастухова,  А.Джеймисона, А.Ландабасо, М.Майера, О.Салливана, Б.Хогефельда и некоторых других авторов. Специфика исламского терроризма применительно к Западной Европе  анализируется в работах Е.Бондаревой, А.Кронина, А.Глиза, Э.Хусейна, П.Симса.

В то же время, как в отечественной, так и в зарубежной научной литературе просматривается определенная закономерность – степень разработанности проблем терроризма намного выше, чем уровень исследования политики, средств и методов противостояния террористической угрозе и определения путей повышения ее эффективности. Отдельные аспекты контртеррористической политики развитых демократий находят свое отражение в работах таких российских исследователей, как Г.Алексеевская, А.Козырев, В.Луков, Г.Лукьянцев, И. Николаев, Н.Нарочницкая, Ю.Панков,А.Сафонов, А.Тарасов  И.Хлебников, Ю.Федотов.  Значительный интерес в этом отношении представляет исследование группы авторов – специалистов по вопросам национальной безопасности, нашедшее свое отражение в книге «Международный терроризм: борьба за геополитическое господство» под ред А.В.Возженикова, а также сборник научных трудов «Европа. XXI век. Европа и США перед вызовом терроризма», подготовленный в 2003 году отделом Западной Европы и Америки ИНИОН РАН. Комплексный подход к проблеме контртерроризма характерен для докторской диссертации Грачева С.И., хотя ряд выводов и предложений автора носит, на наш взгляд, спорный характер.

Наибольший интерес из зарубежных исследований представляют работы И.Алексадра, Л.Блока, П.Чока, Дж.Фореста, Л.Гиббона, Х.Гринуэйа, П.Шермана, сборники под редакцией Д.Спенса,Х.Такера и К.фон Хиппеля.

В то же время определенная ограниченность проведенных в русле заявленной нами темы исследований, связана, на наш взгляд, со следующими моментами. Во-первых, в центре внимания российских исследователей находится, главным образом, опыт США и в ряде случаев – Израиля. Рассмотрение опыта противостояния терроризму в Европе, чаще всего, ограничивается какой-либо одной страной и одним видом терроризма. Как правило, речь идет о борьбе с ИРА и ЭТА или в исторической ретроспективе с РАФ и Красными бригадами. Во-вторых, крайне мало исследований посвящено решению проблемы исламского терроризма в Западной Европе. В-третьих, временные рамки исследований не охватывают периода после террористических актов в Мадриде 2004 года и Лондоне 2005 года. В-четвертых, с одной стороны, представляется вполне естественным особое внимание, которое уделяется в последние годы борьбе с исламским терроризмом, однако представляется, что забывать о необходимости противодействия террористическим силам иной идеологической направленности явно преждевременно. В-пятых, недостаточное внимание уделено анализу взаимодействия между европейскими государствами на уровне ЕС, его проблемам и перспективам.

Следует также отметить, недостаточную, на наш взгляд, проработанность в концептуальном плане такой острой и дискуссионной проблемы как возможность сочетания эффективной борьбы с терроризмом и соблюдения прав и свобод гражданина и человека.

Все это и предопределило базовую направленность нашего исследования, целью которого стала выработка на основе анализа западноевропейского опыта концептуальных подходов к повышению эффективности политики противодействия терроризму в условиях демократического правового государства.

Задачи исследования

  • Дать анализ основных теоретических подходов к пониманию терроризма как сложного комплексного социально-политического явления глобального значения;
  • Определить базовые характеристики присущие современному терроризму;
  • Выявить причины широкого распространения терроризма в условиях развитых демократий Западной Европы;
  • Определить основные стратегии демократического государства по противодействию различным видам современного терроризма
  • Дать сравнительную характеристику применяемым на практике инструментам контртерроризма, которыми располагает демократическое государство;
  • Выявить факторы, определяющие эффективность контртеррористической политики Европейского Союза.

Объект исследования: государственная политика западноевропейских демократий по противодействию терроризму.

Предмет исследования: противоречия, возникающие в процессе определения и реализации контртеррористической политики в условиях демократического правового государства.

В качестве методологической основы исследования использован междисциплинарный подход, включающий исторический анализ причин возникновения и развития современного терроризма, сравнительный политико-правовой анализ стратегии и тактики противодействия терроризму со  стороны демократических государств Западной Европы, конфликтологический анализ.

Терроризм и политика противодействия ему рассматриваются с позиций мультипарадигмальности, допускающей наличие нескольких равноправных парадигм, каждая из которых дает лишь определенный угол рассмотрения данного аспекта социально-политической действительности и не может претендовать на абсолютность и самодостаточность.

Продуктивным для оценки деятельности органов государственной власти по противодействию терроризму представляется использование системного и структурно-функционального подходов.

Новизна исследования заключается в следующих полученных результатах:

  1. Обоснована необходимость мультипарадигмального подхода к изучению терроризма.
  2. Разработана методология «воронки причинности» применительно к идентификации источников современного терроризма для определения стратегии противодействия проводимой им политики насилия и устрашения.
  3. На основе комплексного анализа западноевропейского опыта уточнены основные компоненты контртеррористической деятельности в условиях развитой демократии.
  4. Определены базовые факторы, детерминирующие степень эффективности контртеррористической политики демократического правового государства.
  5. Выявлены глубинные противоречия между функционированием  эффективной системы противодействия терроризму и правами человека и обоснованы пути смягчения этих противоречий.
  6. Дана оценки степени скоординированности контртеррористической деятельности в рамках Европейского Союза, сопоставлена результативность базовых форм сотрудничества в условиях общеевропейской  интеграции.

Гипотеза исследования:  эффективность политики противодействия терроризму в условиях демократического правового государства детерминируется оптимальным для данной конкретно-исторической ситуации соотношением «жестких» и «мягких» методов контртеррористической и антитеррористической деятельности на основе принципов адекватности и соразмерности, нацеленных на разрешение или, по крайней мере, перевод в ненасильственное русло того социального конфликта, который предопределил выдвижение соответствующих целей людьми и организациями, обратившимися для их достижения к терроризму.

Положения, выносимые на защиту:

1.В основе борьбы с терроризмом должно лежать четкое осознание специфики этого феномена, того вызова, который  он бросает государству как основному политическому институту. Однако в условиях Западной Европы терроризм направлен не только на разрушение соответствующей государственной машины, но и на подрыв самого образа жизни общества с его приверженностью идеалам либерализма, гарантией прав и свобод человека и гражданина, культом толерантности и уважения личности.

2.Терроризм всегда есть следствие наличия определенного социального конфликта. Даже тогда, когда характер этого конфликта представляется очевидным, необходимо помнить о том, что, как правило, обращение к терроризму вызвано целым комплексом причин не только социального, но и личностно-психологического характера. 

3.Противодействие терроризму является сегодня одной из главных задач по обеспечению национальной безопасности. Соответственно, государственная политика должна ставить своей целью предотвращение и разрешение тех конфликтов, которые потенциально могут спровоцировать террористическую деятельность.

4.В рамках государственной политики противодействия терроризму можно выделит два базовых направления: контртеррористическое и антитеррористическое.

Основная задача контртерроризма – борьба с причинами террора, ведущая роль в которой отводится политическим средствам, с помощью которых возможен перевод конфликта, лежащего в основе терроризма, в ненасильственное русло. Иначе говоря, управление конфликтом.

Основная задача антитерроризма – борьба с проявлениями и ликвидация последствий террористических актов. Ведущую роль в ней призваны сыграть соответствующие органы государственной власти – спецслужбы, правоохранительные структуры, судебная власть и т.п.

В то же время при всей правомерности такого разделения на практике оно не всегда возможно, поскольку и в том, и в другом случае в основе осуществляемых мероприятий лежат принципиальные политические решения.

5.Существует глубинное противоречие между требованиями эффективности антитеррористических действий и соблюдением прав и свобод человека и гражданина.  В данном случае мы можем говорить о реально существующем конфликте между правами большинства и меньшинства.

6. Базовыми принципами противодействия терроризму в демократическом обществе являются подотчетность и соразмерность действий силовых структур, адекватность используемых средств и методов конкретной ситуации и уровню террористической угрозы. Только в этом случае государство может рассчитывать на поддержку общества, которая, как показывает, опыт Западной Европы, является необходимым условием эффективности противодействия терроризму. 

7. Стратегия и тактика борьбы с терроризмом должна базироваться на выявлении реальных, а не просто декларируемых целей соответствующих террористических организаций. При националистическом (этно-сепаратистском) терроризме главная задача заключается в переводе  конфликта в русло переговорного процесса.  При «революционном» – основной акцент должен делаться на том, чтобы развенчать сам миф революционности,  предложить иную идеологию, сконструировать иной политический миф. При конфессиональном терроризме особое значение приобретает борьба с радикализмом  внутри самой конфессии.

8. Вне зависимости от идеологических оснований терроризма в рамках контртеррористической политики необходимо:

  • обратить особое внимание на работу с молодежью, в первую очередь студенческой;
  • сделать  ставку на поддержку аналогичных по своей идеологической (конфессиональной) направленности умеренных политических сил, осуждающих насилие;
  • проводить целенаправленную работу по разрушению мифологии терроризма, в том числе не допускать действий, способствующих героизации террористов в общественном мнении.

       9. Повышение эффективности антитеррористической деятельности органов государственной  власти в условиях демократического политического режима зависит от:

  • Четкости и однозначности политического решения (заказа);
  • Оптимального сочетания контр и анти террористических мер;
  • Степени доверия к государству и его спецслужбам со стороны граждан;
  • Профессионализма и технического обеспечения всех, задействованных в антитеррористических операциях лиц;
  • Системности проводимых мероприятий;
  • Координации действий и готовности к сотрудничеству:
    • Между различными ведомствами и спецслужбами одного государства;
    • Между спецслужбами различных государств в рамках двухстороннего, регионального или глобального сотрудничества.

10. Поскольку терроризм все больше превращается в транснациональный феномен, то, соответственно, возрастает и роль международного сотрудничества. Однако его эффективность напрямую зависит от способности сторон отодвинуть в этом вопросе идеологические и межгосударственные противоречия на второй план, не только на словах, но и на деле рассматривая терроризм как глобальную  угрозу человеческой цивилизации.

Теоретическая значимость  диссертационного исследования определяется разработкой теоретико-методологической  основы определения и реализации политики противодействия терроризму со стороны демократической политии, выразившейся, в частности, в выявлении:

  • наиболее подверженных вовлечению в террористическую деятельность индивидуумов, групп и организаций;
  • общего и особенного в контртеррористической стратегии в зависимости от политических целей и идеологических оснований соответствующих террористических организаций;
  • соотношения «жестких» и «мягких» методов противодействия терроризму;
  • «болевых точек» в реализации контртеррористической политики с точки зрения соблюдения прав человека;
  • принципов взаимоотношений между государством и гражданским обществом в процессе определения, реализации и оценки политики противодействия терроризму.

Практическая значимость  работы связана с тем, что в ней содержатся конкретные предложения и рекомендации по совершенствованию методов противодействия терроризму и практики их применения. Основные положения и выводы могут быть использованы в работе органов государственной власти, местного самоуправления политических партий и общественных организаций по научному обоснованию новых и уже действующих механизмов контртеррористической борьбы.

Представленные в диссертации результаты анализа и выводы автора могут быть использованы в процессе преподавания курсов, спецкурсов и спецсеминаров по политологии и политической социологии, государственной политике и управлению.

Апробация результатов исследования.

Основные положения диссертации прошли апробацию в ходе Международной научно-практической конференции ««Новая Россия: проблема доверия в современном российском политическом сообществе» (Москва, май 2007 года), ежегодных Международных научно-практических конференций «Реальность этноса» (Санкт-Петербург, апрель 2008 года, апрель 2007 года, апрель 2005 года),  5-я Всероссийскойя научно-теоретической конференции «Россия в глобальном мире» (Санкт-Петербург, 2007), Всероссийской научно- теоретической конференции «Природа терроризма и психология человека на историческом фоне его угрозы» (Санкт-Петербург, 2007), Межвузовской научно-практической конференции «Межэтнические столкновения в поликультурной студенческой среде и пути их разрешения» (Санкт-Петербург, 2007и  2008), Всероссийской научно-практической конференции «Философия глобалистики и геополитики» (Санкт-Петербург, 2007), Герценовских чтений 2007 и 2008 годов (Санкт-Петербург), а также в практике работы автора в государственных структурах, обеспечивающих национальную безопасность страны. 

По теме диссертационного исследования опубликовано 29 печатных работы, из них 2 монографии и 8 статей в рецензируемых журналах из списка ВАК. Общий объем – 51,1 п.л.

       Структура диссертации. Работа состоит из введения, шести глав, заключения и библиографии, насчитывающей 305 источников.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, характеризуется степень ее научной изученности, определяется объект и предмет, цель и задачи исследования, раскрывается его теоретическая и методологическая основа, аргументируется новизна, теоретическая и практическая значимость работы, формулируются положения, выносимые на защиту, оценивается апробация исследования и кратко характеризуется его структура.

Первая глава «ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ТЕРРОРИЗМУ» посвящена обоснованию базовых концептуальных подходов к изучению терроризма и определению политики противодействия ему.

В первом параграфе «Терроризм: понятие, сущность, содержание» дается анализ дискуссий по вопросу о природе терроризма как социально-политического феномена.

Первая проблема, с которой сталкиваются  и исследователи, и практикующие политики, это определение самого понятия «терроризм». В настоящее время существует множество определений, категорий и восприятий этого термина. Исследователи отмечают сложность процесса выработки на строгой теоретической основе определения понятия «терроризм», адекватного сложности данного феномена, его многоаспектности и исторической изменчивости.

Данная научная проблема существенно затрудняет формирование достаточной и прочной нормативной правовой базы для оценки отдельных преступных деяний как террористических, хотя соответствующие законы существуют в большинстве стран, в значительной степени затронутых террористическими проявлениями.

В то же время, несмотря на различия в определениях существует и ряд общепризнанных моментов, а именно: политическая мотивированность, осуществление группой, а не одиночками, отдельные акты являются частью более широкого стратегического плана, направленность на гражданских лиц, не форма ведения военных действий. Однако существует и ряд спорных моментов, сущность дискуссий и авторская позиция по которым отражены в диссертации.

Можно предположить, что в ближайшее время вряд ли стоит ожидать выработки общепринятого понимания терроризма, что связано, с одной стороны, с идеологической обусловленностью оценки данного феномена, с другой - столкновением не только различных концептуальных подходов, но и разнообразных методологий.

Терроризм как многогранный феномен обладает чрезвычайно сложной структурой, его различные формы переплетаются и часто смыкаются между собой. В свою очередь, терроризм произрастает из политического экстремизма приверженности к крайним взглядам и действиям в политической борьбе.

Главный смысл поиска определения понятия терроризма заключается в выявлении его важных черт, особенностей проявления актов устрашения, что позволило бы наметить наиболее эффективные пути, средства и методы борьбы с ним. Исходя из этого, необходимо в первую очередь обратить внимание на следующие внутренне присущие терроризму характеристики.

Во-первых, главная цель террористов заключается в том, чтобы оказать влияние на социально-психологический климат в обществе, порождая атмосферу страха, отчаяния и негативизма в отношении правящего режима, не способного обеспечить безопасность своих граждан. Именно это, в конечном счете, позволяет оказывать давление на власть, добиваясь принятия нужных террористам политических решений.

Во-вторых, высокий уровень общественной опасности терроризма определяется не только нанесенным в результате его действий конкретным ущербом и человеческими жертвами, но и нарушением нормального функционирования жизнедеятельности общества, влекущим за собой политическую дестабилизацию.

В-третьих, для того, чтобы добиться своих целей, терроризму необходима публичность, позволяющая воздействовать на сознание и поведение не только круга людей, подвергшихся непосредственно атаки, но и распространить его на общество в целом.

Поскольку для обеспечения эффективного противодействия терроризму очевидна необходимость выявления конкретного характера террористической угрозы, то во втором параграфе «Политический терроризм: общее и особенное» основное внимание уделено определению набора типологических признаков, позволяющих охарактеризовать анализируемое наиболее общее явление (инвариант) с достаточной четкостью и разграничить его  отдельные проявления (варианты) в зависимости от их специфики.

В диссертации дается краткая характеристика основных типологий терроризма, базирующихся на следующих типологических признаках:

  • С точки зрения влияния на межгосударственные отношения и гражданства субъектов террористической деятельности, терроризм подразделяют на государственный, внутренний и международный.
  • По характеру влияния на политические процессы выделяют сплачивающий, демонстрационный, конфронтационный и провокационный терроризм. 
  • Характеристика основных методов воздействия, используемых теми или иными террористическими группами или движениями, позволяет различать: терроризм с использованием физического насилия; терроризм, сопряженный с уничтожением материальных ценностей; терроризм с применением методов морально-психологического насилия.
  • Средства, используемые при осуществлении террористических актов, являются основой разделения на традиционный и технологический терроризм.
  • В зависимости от внутренней структуры различаются террористические организации, формирующиеся по иерархическим принципам, и те, где взаимоотношения строятся на горизонтальной основе: цепочка, звезда, сеть.
  • Весьма условной, хотя и достаточно часто используемой является типология, основанная на выделении типов терроризма по регио­нам его возникновения и осуществления — «европейский», «латиноамерикан­ский», «ближневосточный».

По мнению автора для определения стратегии противодействия терроризму наиболее важной представляется типологизация терроризма по целям, которые, как правило, обосновываются с точки зрения определенной идейно-политической платформы. Целесообразным представляется выделение «революционного», «этносепаратистского/национа­листического»,  и «религиозного» терроризма, основанного на соответствующей экстремистской идеологии.

Оценивая различные типологии террористических организаций, необходимо учитывать интенсивные изменения, которые происходят с терроризмом по следующим позициям:

  • по темпам роста числа совершенных террористических актов и тяжести их последствий;
  • по уровню организованности и развитию: от террористов-одиночек до создания террористических групп, крупных организаций, политических террористических формирований и даже транснациональных террористических объединений;
  • по материально-техническому и финансовому обеспечению и развитию: от применения огнестрельного оружия до применения взрывных устройств,  взрывов и средств массового поражения при помощи мировых центров финансирования террористических акций;
  • по национальным и транснациональным масштабам террористической деятельности, когда терроризм «движется» от единичного места преступления до охвата целых городов, стран, регионов;
  • по степени тяжести наступивших последствий и числу человеческих жертв
  • по характеру и объему целей: от убийств отдельных лиц до свержения легитимных властей, разрушения государств и фактического уничтожения целых народов;
  • по расширению социальной базы терроризма, когда под знамена террористов становятся не только отдельные организации, политические, националистические и религиозные объединения, а целый народ (нередко обманутый) или его значительные слои.

В связи с этим особое внимание в диссертации уделено понятию «современный терроризм», отражающему специфику так называемой «четвертой волны» терроризма. Она определяется следующими ключевыми моментами:

1.Опасностью получения террористами в свои руки оружия массового поражения. 

2. Возможностью использования информационных и компьютерных технологий для создания террористических сетей и совершенствования тактики террористических групп. 

3. Усилением деструктивного характера воздействия терроризма на общество благодаря средствам массовой информации.

4.Обострением проблемы соотношения эффективного противодействия терроризму с базовыми принципами либеральной демократии.

Кроме того, в современных условиях мы можем наблюдать развертывания процесса постепенной идейной (а иногда и функциональной) интеграции всех направлений политического терроризма: левой направленности, призывающего к разрушению несправедливого грабительского капиталистического государства; праворадикального, призывающего к разрушению неспособного поддерживать порядок и защитить собственный народ от мигрантов государства, конфессионального, призывающего разрушить неэффективное секуляризованное государство, заменив его религиозно ориентированным, этносепаратистского (националистического), призывающего, если не разрушить, то разделить государство, выделив из него новое национальное государственное образование. В любом случае доминирующей идеей становится разрушение современного государства, что максимально сближает террористические группы и экстремистские течения с группами антиглобалистского движения, также враждебно настроенного по отношению к тому социально-политическому и экономическому порядку, который интенсивно формируется в начале XXI столетия.

       Третий параграф «Источники современного терроризма: базовые концептуальные подходы» посвящен проблеме адекватного определения источников террористической угрозы. Несмотря на то, что проблемам политического насилия, в том числе непосредственно терроризму посвящено множество работ, единства по вопросу причин, вызывающих его к жизни, не достигнуто. Объясняется это, на наш взгляд, следующими обстоятельствами:

  1. Практически невозможно проконтролировать достаточное число переменных, задействованных в этом процессе, подвергнув тщательному изучению лишь несколько из них.
  2. Изучение условий, при которых может возникнуть терроризм, представляет собой лишь часть уравнения. Терроризм – это не исключительно реакция на условия внешней среды; это также результат стратегического решения политических акторов.
  3. Различные виды терроризма могут быть вызваны различными факторами.
  4. На выводы о причинах терроризма оказывает влияние позиция самого исследователя, его научные предпочтения, субъективные политические пристрастия и антипатии.
  5. Часто не учитывается фактор силы идей, заставляющих людей действовать далеко не рациональным путем.

Несмотря на всю сложность изучения и анализа причин терроризма – именно это является ключевым моментом в процессе выработки стратегии антитеррористической деятельности. Неправильная оценка в этом вопросе может привести к трагическим политическим последствиям.

В диссертации анализу подвергаются наиболее распространенные в современной научной литературе точки зрения на источники терроризма, дается оценка сильных и слабых сторон политологического, организационного, физиологического, психологического подходов. Делается вывод о том, что наиболее плодотворным с научной точки зрения является так называемый мультиказуальный подход,  подчеркивающий, что терроризм является результатом  действия разноплановых факторов психологического, экономического, политического, религиозного и социологического характера. Поскольку причины терроризма весьма разнообразны, постольку попытаться объяснить его лишь одним фактором приведет к упрощению ситуации и, в конечном счете, окажется ошибочным.

В диссертации обосновывается и раскрывается многоуровневая методология анализа причин терроризма:

  • Первый уровень: роль индивидуума (личностный, индивидуальный).
  • Второй уровень: группа или организация.
  • Третий уровень: роль государства.
  • Четвертый уровень: международная система

Интегрировать различные точки зрения на причины возникновения и распространения терроризма, а также уровни анализа позволяет предлагаемая автором концепция «воронки причинности»: на наиболее общем и самом отдаленном от конкретного выбора в пользу террористической деятельности уровне находятся те параметры глобализирующейся системы международных отношений, которые могут порождать идеологическую основу для оправдания терроризма; затем идут порождающие социальный протест социально-экономические детерминанты и фундаментальные политические переменные, присущие конкретному государству; за ними следуют специфические формы и методы влияния организации на поведение индивидуума;  наконец, наиболее близкий источник решений – психологические особенности конкретного индивида, решившегося на террористический акт.

В четвертом параграфе «Противодействие терроризму как функция современного государства» рассматриваются основные направления, средства и методы, которые в принципе используются государственной властью для снижения или устранения террористической угрозы.

Особо подчеркивается, что политика противодействия терроризму предполагает активное участие в ее разработке, реализации и оценке не только государственных структур, как силового блока, так и социально-экономической направленности, но и  институтов гражданского общества, без поддержки которого невозможно одержать победу над терроризмом. Она осуществляется на всех уровнях политики – от локального до глобального. В то же время, несмотря на процессы глобализации, основным актором в противодействии современному терроризму остается национальное государство.

В диссертации обосновывается авторская позиция, заключающаяся в том, что политика противодействия терроризму любого государства включает в себя, как правило, два взаимосвязанных аспекта – контртеррористический, в рамках которого речь, прежде всего, идет о политическом разрешении того конфликта, который послужил непосредственной причиной развертывания террористической деятельности, и собственно антитеррористический, базирующийся на формировании действенной системы по выявлению, обезвреживанию и прекращению деятельности террористов, центральное место в которой отводится спецслужбам и правоохранительным органам соответствующей страны и институтам координации их деятельности в международном масштабе. Такого рода антитеррористическая система борется не столько с причинами, порождающими терроризм, сколько с его проявлениями.

       Основной проблемой при формировании действенной системы противодействия терроризму является определение оптимальных инструментов, при применении которых будет достигнут желаемый результат.

       В общем виде перед теми, кто определяет политику противодействия терроризму, существует возможность выбора из следующих основных вариантов.

       Использование силы является результатом принятия решения о проведении жесткой линии, позволяющей применение оружия против террористов и тех, кто их поддерживает.  Задача использования военных и военизированных структур может ранжироваться от периодического  нанесения точечных ударов до систематического массированного уничтожения членов террористических организаций и ее инфраструктуры. Разновидностями такого рода вариантов будут выступать:

  • Военные удары по целям, связанным с деятельностью террористов;
  • Военные интервенции;
  • Специальные операции, целью которых является уничтожение лидеров и разрушение инфраструктуры террористических организаций.

Наряду с силовыми операциями или вместо них широкое распространение имеют оперативные мероприятия спецслужб, которые избегают использования методов прямого насилия и не носят военного характера. Речь идет об агентурном проникновении в руководящие органы террористических организаций, дезинформации террористов, «войне» в киберпространстве. Основная задача – получить достоверную и своевременную информацию о намерениях террористов.

Защитные мероприятия призваны затруднить террористам доступ к потенциальным целям.

Экономические санкции используются для наказания государств, являющихся спонсорами терроризма. Цель состоит в том, чтобы заставить эти страны изменить свою политику в отношении поддержки терроризма, либо вообще отказаться от нее.

Варианты умиротворения представляют собой «мягкие» методы, которые позволяют проводить политику противодействия терроризму без обращения к оружию или репрессиям. Цели такого рода умиротворяющих действий зависят от специфики внешней среды террористических организаций. В качестве наиболее типичных примеров  можно привести следующие варианты.

Дипломатические методы, которые  предполагают вступление с террористами в переговоры для достижения приемлемого варианта разрешения конфликта. Дипломатические решения могут относиться к  ликвидации специфической террористической ситуации (например, переговоры с террористами при захвате заложников) или ко всему конфликту в целом.

Социальные реформы представляют собой попытку позитивной реакции на те реально существующие социальные проблемы, которые подтолкнули к террористическим действиям. Цель заключается в том, чтобы ликвидировать сами причины, породившие терроризм.

Уступка может носить сугубо ситуационный характер, когда требования террористов, выдвинутые при проведении конкретной акции,  удовлетворяются, или общий характер, когда в целом власть вынуждена практически капитулировать перед террористами, которые в результате достигают своих целей.

Ключевую роль в современных условиях, особенно тогда, когда речь идет о демократическом правовом государстве, играют правовые методы противодействия терроризму. Особое значение имеют контртеррористические законы, которые должны обеспечить защиту общества, интересов государства и ввести в русло уголовного права действия террористов, как правило, объявляющих себя политическими борцами, а не уголовными преступниками.

В диссертации анализируются положительные и отрицательные стороны каждого из обозначенных выше вариантов.

       В целом, вне зависимости от специфики угрозы политика противодействия терроризму в современных условиях должна быть направлена на решение следующих задач:

  • эффективная и постоянная  защита граждан от деятельности террористических организаций силами государственных органов, межгосударственных структур и усилиями самих граждан;
  • выявление  и устранение политических, экономических и социокультурных причин, порождающих использование  в политической борьбе методов устрашения;
  • лишение террористических организаций возможности рекрутирования новых членов, перекрытие источников финансирования, уничтожение материально-технических  и информационных  баз;
  • изоляция или уничтожение высшего руководства, координирующего сетевую структуру террористических организаций, руководителей региональных и местных подразделений,
  • разрушение транснациональных связей международного терроризма.

Современная политика противодействия терроризму должна основываться, прежде всего, на мерах по предотвращению самой террористической угрозы. В этом плане можно сказать, что вся государственная политика должна носить контртерористический характер, предупреждая и разрешая те конфликты, эскалация которых может привести к использованию терроризма как средства политической борьбы.

Таким образом, противодействие терроризму становится одной из важнейших функций современного демократического государства, условием сохранения его базовых характеристик, в том числе, таких как приверженность основополагающим принципам правового государства, призванного защищать права и свободы человека и гражданина.

Вторая глава «ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИЙ ТЕРРОРИЗМ:  БАЗОВЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ» включает в себя два параграфа.

В первом параграфе «Специфика эволюции западноевропейского терроризма во второй половине ХХ века» дается анализ характера террористической угрозы в тот период, когда именно Западная Европа стала приобретать репутацию одного из наиболее подверженных терроризму регионов земного шара.

Большая часть внутреннего терроризма в период между 1968 и 1989 годом являлась отражением этнополитических конфликтов в Северной Ирландии и Испании, где в качестве основного требования со стороны меньшинства было требование сецессии. 

       Международный терроризм в Западной Европе характеризовался двумя особенностями. Большая часть осуществленных террористических актов была либо связана с проблемами Ближнего Востока, либо была направлена против целей, ассоциировавшихся с США.

       Несмотря на то, что западноевропейский терроризм имеет глубокий корни, во второй половине ХХ века он приобрел ряд качественно новых характеристик, которые дают основание отнести его к начальному этапу формирования того политического феномена, который мы, уже в начале ХХI века называем современным терроризмом.

Западноевропейские государства впервые столкнулись с широкомасштабной целенаправленной террористической деятельностью только тогда, когда после Второй мировой войны начала разворачиваться антиколониальная борьба. В это период произошли три ключевых изменения в феномене терроризма Западной Европы, которые продолжают быть присущи ему и по сей день:

  • серьезное расширение круга лиц, которые стали восприниматься в качестве «законной» мишени для террористов;
  • попытки философского оправдания насилия;
  • успех трех антиколониальных движений, в которых важную роль играла террористическая деятельность: сионистской организации «Ирган», НФО в Алжире и EOKA на Кипре.

Ответ на вопрос о том, почему именно Западная Европа, один из самых благополучных с точки зрения социально-экономической ситуации и социокультурной толерантности регионов мира, оказался одновременно и одним из наиболее подверженных террористической угрозе, в диссертации связывается с двумя аспектами.

       Во-первых, это достаточно широкое распространение в Западной Европе двух политических целей, борьба за достижение которых служила оправданием терроризму: реализации права наций на самоопределение и осуществления мировой пролетарской революции против мира капитала.

Во-вторых, именно в Западной Европе сложилась крайне благоприятная для организации террористической деятельности обстановка, характеризующаяся следующими основными факторами:

  • Западная Европа представляет собой компактную в географическом отношении территорию с прекрасной транспортной инфраструктурой и со все более легкими для пересечения границами. 
  • Именно здесь, руководствуясь незыблемыми для либеральной демократии принципами свободы слова и, соответственно, свободы средств массовой  информации, террористы имеют возможность наиболее широко распространять свои идеи и взгляды.
  • Высокая степень индустриализации Западной Европы ведет к тому, что для террористов в этом регионе имеется множество потенциальных объектов для атаки.
  • Этноконфессиональная, социокультурная и политическая гетерогенность западноевропейских обществ в определенной  степени облегчает террористам задачу «спрятаться» в регионе.
  • Западная Европа характеризуется  определенными морально-философскими традициями, которые не могут не повышать эффективность использования здесь терроризма для достижения политических целей.

Позитивные изменения, которые произошли для Западной Европы в 1990-ые годы, главными из которых стало исчезновение советского блока, положившее конец противостоянию Западной и Восточной Европы, не только не привело к исчезновению или, по крайней мере, к ослаблению терроризма, а наоборот сделало западноевропейские страны еще более уязвимыми перед этим видом политического насилия.

       В Западной Европе в 1990-ые годы ситуация с терроризмом характеризовалась наличием ряда разнонаправленных тенденций. С одной стороны, угроза, исходящая от революционного ультралевого терроризма, резко снизилась после распада советского блока. Развенчание мифа, лежавшего в основе их идеологии, потеря самого смысла антиимпериалистической борьбы (по крайней мере, на том историческом этапе) привела к тому, что это направление западноевропейского терроризма почти сошло на «нет». Однако на смену ультралевому терроризму пришел терроризм ультраправый, базирующийся на ксенофобии.

       Противоречивые тенденции наблюдались в этносепаратистском терроризме. В начале 1990-х годов снизился уровень насилия, связанный с баскским сепаратизмом. Однако ситуация в Северной Ирландии продолжала еще долгое время  оставаться крайне тяжелой. Да и, как показало дальнейшее развитие событий, снижение активности ЭТА оказалось лишь временным затишьем.  Одновременно начал наблюдаться рост угрозы этносепаратистского терроризма на Корсике. В целом, можно сделать вывод о том, что националистический терроризм этнического меньшинства продолжал оставаться одной из наиболее серьезных угроз для Западной Европы.

В 1990-ые годы произошла и трансформация международного исламского терроризма, характер и цели которого претерпели существенные, если не сказать, кардинальные  изменения.

Дальнейшей активизации террористической активности способствовало не только сохранение  старых, нерешенных конфликтов и эскалация новых, но и облегчение условий для деятельности террористических организаций.

Прежде всего, надо отметить тот факт, что в результате резкой дестабилизации политической и социально-экономической жизни на посткоммунистическом пространстве  доступ к оружию для террористов стал значительно более легким.  Кроме того, террористические группировки получили возможность привлекать к своей деятельности высококвалифицированных профессионалов из числа бывших военных и представителей спецслужб, а также ученых-разработчиков оружия массового поражения бывшего коммунистического блока, оказавшихся невостребованными в новых независимых государствах.

Параллельно с этим шел процесс стирания границ внутри Европейского Союза. В стремлении в целях торгово-экономического процветания и продвижения вперед к осуществлению на практике мечты о Единой Европе, соображения безопасности оказались отодвинутыми в сторону. И только позднее стало очевидным, что отказ от таможенного и паспортного контроля неминуемо приводит к  созданию более благоприятных условий для деятельности различного рода криминальных элементов, в том числе террористов.

       Во втором параграфе «Терроризм XXI века в контексте европейской интеграции» содержится анализ современной ситуации.

В диссертации дается развернутая характеристика основных террористических угроз для Европы начала XXI века.

Прежде всего, отмечается активизация так называемого «исламского» терроризма, приведшего к самым крупным террористическим актам за всю историю Европы, не считая взрыва американского самолета над Локберри, взрывов 2004 года в Мадриде и 2005 года в Лондоне.

В диссертации подчеркивается, что исламистскую террористическую угрозу Европе следует рассматривать в более широком политическом контексте. В связи с этим необходимо обратить внимание на следующие моменты.

Во-первых, ключевым фактором является идеологическое и организационное развитие «Аль-Каиды» как центрального звена современной сети международного терроризма.  Западная Европа воспринимается исламскими террористами в качестве ближайшего союзника США, особенно это относится к тем странам, которые присоединились к военным операциям США в рамках «войны с терроризмом». В свою очередь, опасность ситуации во Франции обусловлена не столько поддержкой США, сколько событиями в Алжире.

Во-вторых, в результате массовой иммиграции страны Западной Европы, которые еще несколько десятилетий назад были довольно однородными, сегодня отличаются мультиэтническим и мультиконфессиональным характером своего населения. Особенно стремительно увеличивается количество мусульман. Принципиально важным моментом является то, что в отличие от прошлых лет значительная часть мусульманских мигрантов и их потомков теперь не проявляет желания интегрироваться в новую для себя среду.

В-третьих, одним из основополагающих принципов либеральной демократии является неукоснительное соблюдение прав и свобод человека и гражданина. Среди них - свобода слова, вероисповедания и права на объединение. Именно этими правами до недавнего времени практически беспрепятственно пользовались исламские радикалы. 

В-четвертых, при рекрутировании новых членов исламистские террористические группировки широко использовали объективно существующие социально-экономические проблемы европейских мусульман.

В то же время в диссертации ставится закономерный вопрос, представляет ли именно исламский терроризм основную угрозу Западной Европе, или, на самом деле, ситуация выглядит далеко не столь однозначной. На основе анализа документов и статистических данных Европола делаются следующие выводы:

1.Несмотря на отсутствие в 2006-2008 годах серьезных террористических актов со стороны исламистов, данная угроза сохраняется.

2.Выбор целей для ударов зависит от того, какие политические или идеологические задачи стремится решить данная террористическая  организация. Исламские террористы стремятся вызвать массовую гибель людей. Корсиканские сепаратисты наносят удары, направленные против тех. кого они считают «чужаками» и принадлежащей им собственности. Баскские сепаратисты выбирают в  качестве мишеней людей и объекты, ассоциирующиеся с властью испанского государства и бизнеса, поддерживающего целостность страны. Ультралевые террористы, главным образом, стремятся нанести удар по символам капиталистического строя и традиционного буржуазного общества.

3. Центральным для деятельности террористических организаций остается вопрос финансирования. Источники финансирования терроризма достаточно разнообразны.  Значительная часть поступает в качестве доходов от различных видов преступной деятельности, начиная с мошенничества и заканчивая похищениями людей и грабежами, а также заказными убийствами. Среди легальных источников следует, прежде всего, отметить различного рода благотворительные фонды и организации. При этом методы, используемые для финансирования своей деятельности исламскими группировками и террористическими организациями иного характера, сильно различаются. В целом, можно говорить о том, что именно исламисты располагают наибольшими финансовыми ресурсами.

4. Интернет остается одним из ключевых факторов, облегчающих деятельность террористических групп.

5.Активность ультралевых террористов возрастает, о чем свидетельствует и увеличение числа соответствующих инцидентов, и расширение их географии. Большинство леворадикальных группировок в ЕС стремятся координировать свою деятельность и выступают с аналогичными лозунгами и требованиями.

6. Инциденты, вызванные действиями ультраправых, рассматриваются большинством западноевропейских государств не как террористические, а пока лишь как экстремистские.

7. Основными методами террористической деятельности выступают взрывы и поджоги. При этом все чаще используются самодельные взрывные устройства, что является результатом действия двух разнонаправленных факторов. С одной стороны, практически во всех странах произошло ужесточения контроля за всеми видами вооружений и взрывчатых веществ, используемых армией и силовыми  структурами, а также теми, которые находятся в свободной продаже. С другой стороны, в Интернете существует множество сайтов, которые содержат конкретные рекомендации по изготовлению различного рода взрывных устройств.

8. На ситуацию в странах Западной Европы непосредственное влияние оказывает развитие событий в наиболее подверженных политическому насилию регионах, находящихся за пределами Европы.

В целом, можно говорить о том, что в  последние годы несмотря на сохранение угрозы терроризма, ситуация в Западной Европе в данном отношении представляется относительно стабильной.

В третьей главе «ЭТНОСЕПАРАТИСТСКИЙ ТЕРРОРИЗМ И ПРОБЛЕМА СОХРАНЕНИЯ ЦЕЛОСТНОСТИ ГОСУДАРСТВА» подчеркивается, что одним из наиболее стабильных источников терроризма является нерешенный этнополитический конфликт, связанный с компактным территориальным проживанием этнического меньшинства в рамках определенного национального государства. Поскольку  с наибольшей  остротой этой проблемы столкнулись три западноевропейских страны –Великобритания, Испания и Франция, то именно им и посвящены соответствующие параграфы данной главы.

В первом параграфе «Борьба с североирландским терроризмом в Великобритании» особо подчеркивается, что, несмотря на определенные военно-тактические успехи, перевести конфликт в ненасильственное русло удалось только после того, как британские власти осознали тот факт, что основной упор в борьбе с терроризмом должен быть перенесен в сферу стратегических политических решений.

В прошлое ушла породившая терроризм ИРА дискриминация католического меньшинства, постепенно стираются социально-экономические различия между католиками и протестантами. Последовательная реализация принципов правового государства, ставка на политический компромисс стало одной из главных предпосылок стабилизации ситуации в провинции. В течение всего периода противостояния североирландскому терроризму британское государство постоянно усиливало деятельность своих антитеррористических органов, однако без политического решения добиться снижения уровня насилия не удавалось. В то же время именно военное и полицейское давление на террористов заставило их идти на переговоры и политические уступки. Отсюда делается вывод, что именно сочетание политических и собственно антитеррористических мер, оказалось наиболее эффективным.

Во втором параграфе  «Противостояние испанского государства и ЭТА: борьба за единство страны» раскрывается опыт противодействия одному из наиболее ярких примеров этнического терроризма - баскским сепаратистам из ЭТА.

Борьба с ЭТА в условиях жестко авторитарного политического режима генерала Франко носила исключительно репрессивный характер. Однако новые демократические правительства Испании, осознавая наличие серьезных этнополитических конфликтов на территории страны, один из которых и стал питательной средой для терроризма, стали предпринимать последовательные шаги по учету особых интересов национальных меньшинств Испании. В 1978 году в новой Конституции страны было зафиксировано положение об Испании как «государстве автономий», представляющем собой особую модель государственно-территориального устройства.

Политика противодействия баскскому терроризму ведется по следующим основным направлениям:

  • Дальнейшее расширение автономии Страны Басков;
  • Опора на умеренные националистические силы в данном регионе;
  • Попытки наладить переговорный процесс с лидерами ЭТА;
  • Консолидация испанского общества  по вопросу о недопустимости использования терроризма как средства достижения политических целей;
  • Стремление при проведении жесткой силовой политики по отношению к ЭТА не выходить за рамки существующего в стране правово­го пространства;
  • Проведение более продуманной антитеррористической стратегии органами государственной власти, акцентирующей свое внимание не только собственно на боевых ячейках ЭТА, но и предусматривающей конкретные мероприятия по разрушению всей сетевой структуры поддержки терроризма, включающей в себя политические партии, благотворительные организации, социальные структуры, бизнес и средства пропаганды;
  • Усиление межгосударственного сотрудничества в борьбе с терроризмом, прежде всего с Францией.

Как показывает опыт прошедших десятилетий, централизованное тоталитарное государство не смогло успешно противостоять баскским сепаратистам, и вместо того чтобы уничтожить это движение оно лишь вызвало поддержку населением «борцов за свободу». Демократическая децентрализованная Испании пока также не смогла дать однозначный ответ на поставленный ЭТА вопрос, однако в значительной степени сумела изолировать ЭТА от поддержки обще­ственного мнения, перевести проблему баскского сепаратизма в русло политического урегулирования.

       Третий параграф «Франция и корсиканский сепаратизм: попытки политического урегулирования» посвящен анализу политики французского государства в отношении террористических организаций острова Корсика.

Главной политической линией в борьбе с корсиканским терроризмом стал курс на постепенное предоставление Корсики большей автономии в рамках единого французского государства. Однако все попытки французской власти включить корсиканских сепаратистов в политический процесс и нейтрализовать террористов происходят на фоне не прекращающейся террористической деятельности праворадикальных группировок острова.

Французское правительство не раз предпринимало попытки организовать и провести переговоры с корсиканскими националистами, чтобы положить конец кровавой войне. Параллельно Париж всячески пытался разрешить конфликт на острове, разрабатывая бесконечные программы экономической помощи Корсике, выполнение которых в большинстве своем сводилось к выделению бюджетных  средств, которые потом на месте разворовывались.

Корсика остается одной из самых трудных проблем Франции. При этом позиции политических сил страны по корсиканскому вопросу полярны. С точки зрения одних наблюдателей, проект по Корсике отвечает «современному взгляду на демократию» и является «наименьшим злом» по сравнению с продолжающимися беспорядками. Другие эксперты, напротив, полагают, что правительство своими действиями поощрило сепаратистов. Некоторые политики видят в правительственном плане расширения полномочий местной власти на Корсике покушение на республиканские устои.

       Пытаясь урегулировать  ситуацию  на Корсике, центральные власти чередовали жесткие меры (как, например, запрет в 1983 году Фронта национального освобождения Корсики) с уступками относительно умеренным направлениям националистического движения. При этом французское правительство вне зависимости от своей партийной принадлежности воздерживалось от применения вооруженной силы против националистов, предпочитая различные варианты диалога. Однако парадокс создавшейся ситуации заключается в том, что чем больше уступок делается правительством Франции корсиканским националистам, тем настойчивее они требуют полной независимости, и тем активнее подкрепляют свои требования террористическими методами.

Кроме того, ощутимым следствием правительственных проектов реорганизации статуса Корсики стал заметный рост требований со стороны целого ряда других французских регионов, также стремящихся к национальной самобытности. Представители Французской Басконии, Бретани или Савойи также потребовали статуса, аналогичного тому, который предоставлен Корсике. Проявление сепаратизма в крайних формах особенно усиливается в Бретани, где были сформированы и действуют вооруженные группы.

               Четвертая глава «ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ «РЕВОЛЮЦИОННОМУ ТЕРРОРИЗМУ» КАК УСЛОВИЕ СОХРАНЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СТАБИЛЬНОСТИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА» посвящена опыту борьбы с ультраправым и ультралевым терроризмом.

               В диссертации особо подчеркивается необходимость учитывать тот факт, что хотя именно террористическая деятельность ультралевых привлекла к себе наибольшее внимание, ее нельзя рассматривать в отрыве от действий их политических противников - праворадикальных, неофашистских группировок. Особенно это важно, когда речь идет о таких наиболее затронутых «революционным» терроризмом странах, как ФРГ и Италия. 

       В первом параграфе «Федеративная Республика Германия: политика нейтрализации ультралевого и ультраправого терроризма» анализируются причины радикализации студенческого движения, обращения  ряда его  активистов к террору против государства. Особое внимание обращено на ошибки, допущенные на начальном этапе государством, приведшим к эскалации политического насилия.

       Во-первых, власти ФРГ не смогли вовремя осознать тот факт, что к концу 1960-х годов в Западной Европе выросло первое послевоенное поколение, которое по-новому сформулировало вопросы морали и этики относительно действий своих родителей во время Второй мировой войны и военных действий в целом. Война во Вьетнаме стала катализатором антиамериканских настроений по всему миру, а принадлежность своей страны к блоку НАТО, в котором неоспоримым лидером были именно США, провоцировало негативизм в отношении государственной политики.

Во-вторых, засилье бывших нацистов в государственном аппарате порождало неприятие существующего политического порядка и отчуждения образованной молодежи от государства.

В-третьих, именно эскалация насилия со стороны государства по отношению к антивоенному движению привела, по мнению многих исследователей, к началу бескомпромиссной борьбы «красных» террористов против «империалистической гидры». 

       Противодействие леворадикальному терроризму в ФРГ, главным образом, было нацелено на обеспечение эффективной антитеррористической деятельности, в рамках которой во главу угла ставилась задача обнаружения и ареста ключевых членов организации. Правительство делало ставку на «сильное» государство, отказывающееся вести какие-либо переговоры с террористами или идти на компромисс с ними.

В целом, политика противодействия терроризму строилась с учетом двух главных уроков германской истории. Во-первых, как показала Веймарская республика, демократическое правовое государство не должно допускать такого положения дел, когда враги конституционного строя используют закон для подрыва основ государственности. Во-вторых, печальный опыт нацистской Германии доказал необходимость того, чтобы организации, отвечающие за безопасность государства, находились под строгим парламентским контролем, и сбор информации был ограничен рамками минимальной достаточности.

Однако между этими двумя положениями, как показала практика, существует определенное противоречие. Меры, принятые для борьбы с терроризмом, были достаточно жесткими для либерального государства. Представителям органов государственной власти было дано право действовать, во многих случаях, «по собственному усмотрению». Оказание поддержки террористам, а также реклама терроризма были запрещены; человека стало можно арестовать и при отсутствии криминальной деятельности (то есть криминальные намерения тоже стали наказываться). Работа полиции, направленная на предвидение дальнейших действий террористов и их блокирование, была нацелена на предотвращение террористических актов, нанося при этом определенный ущерб либеральным основам политической жизни страны.

В 1998 году РАФ заявила о своем самороспуске. Однако такое решение не было лишь результатом эффективного противодействия леворадикальному терроризму со стороны органов власти ФРГ. Представляется, что при всей успешности разгрома властями террористического подполья, не этот фактор оказался решающим. В свое время поимка и содержание под стражей лидеров РАФ первого поколения не только не остановила, а, наоборот, расширила ряды организации. Главной причиной, по мнению автора, было разрушение того мифа о «справедливом мире» и «государстве–враге», который вдохновлял революционеров-террористов.

               Во втором параграфе «Стратегия напряженности» в Италии и пути выхода из нее» дается оценка эволюции контртеррористической политики итальянского государства, выявляются ее проблемы и противоречия.

               Для характеристики периода 1970-первой половины 1980-х годов в Италии, когда был осуществлен целый ряд серьезных террористических актов с большим числом жертв, часто используется термин «свинцовые годы». При этом проблема заключалась не только в том, что целый ряд ультраправых и ультралевых террористических организаций, самой известной из которых были Красные бригады, организовывали убийства, взрывы, похищения, но и в том, что сами итальянские власти пытались использовать эту ситуацию в своих политических целях, придерживаясь так называемой «стратегии напряженности», представлявшей собой метод контролирования общественного мнения с помощью страха, пропаганды и искаженной информации. 

       В целом, опыт противодействия «революционному» терроризму в Италии характеризуется рядом провалов и в то же время рядом успехов. Изначально, контртеррористическая деятельность органов государственной власти была безуспешной из-за:

  • связей между некоторыми звеньями государственного аппарата и ультраправыми террористами;
  • отсутствия адекватной оценки со стороны правительства деструктивного потенциала Красных бригад;
  • грубой, непродуманной реакции на террористические акты, приведшей к недемократическим действиям, вызывавшим сомнения в адекватности и адресности применения силы;
  • неспособности оценить эффект эскалации насилия в результате соперничества ультралевых и ультраправых террористических группировок.

В то же время эффективными с точки зрения противодействия  терроризму оказались такие действия итальянского правительства, как:

  • координация деятельности спецслужб и правоохранительных органов;
  • создание сил специального назначения, натренированных на освобождение заложников;
  • принятие и реализация на практике законов «pentiti», которые усиливали внутренние процессы дезинтеграции террористических организаций и привели к тому, что многие члены покинули их.

Как и другие либеральные демократии, Италия столкнулась с необходимостью найти баланс между свободой и безопасностью. Спецподразделения раздвинули рамки приемлемых методов и характера действий для демократического правового государства. Однако, в  конечном счете, Италии удалось выстроить эффективную систему противодействия терроризму, которая позволила, уничтожив Красные бригады, сохранить базовые гражданские свободы и уважение прав человека. С одной стороны, в стране осуществлялось беспощадное и планомерное уголовное преследование террористов, аресты и судебные процессы. С другой стороны, итальянское государство стремилось всячески стимулировать боевиков разоружиться и присоединиться к борьбе с их бывшими товарищами. Постоянные противоречия внутри самих Красных бригад, стремление реформировать спецслужбы с тем, чтобы избавиться от тайных сторонников неофашизма, четкая координация действий полиции и введение в действие законов «pentiti» – все это вместе взятое позволило положить конец активной деятельности Красных бригад.

В  то же время организационный разгром Красных бригад не стал концом их истории. Однако согласно официальной позиции итальянских властей, между современными радикальными группами, называющими себя «Красные бригады», и боевой ультралевой организацией, ответственной за совершение множества терактов в 70-ых годах прошлого века, нет прямой связи. Действительно, «возрождение» Красных бригад не предполагает в обязательном порядке их организационной преемственности с левыми террористами прошлых десятилетий. Речь идет, прежде всего, об их идейной связи, о готовности использовать те же методы политического насилия, преследуя аналогичные цели.

Пятая глава «ЕВРОПА В БОРЬБЕ ПРОТИВ «ИСЛАМСКОГО» ТЕРРОРИЗМА» раскрывает основные направления противодействия новой террористической угрозе, носящей международный характер, на современном этапе.

       После террористических актов 11 сентября 2001 года в США угроза так называемого «исламского» терроризма,  стала очевидной для правительств Западной Европы, и заставила их по-новому взглянуть на проблемы противодействия этой угрозе. Именно в начале XXI века начинается процесс масштабного реформирования систем обеспечения национальной безопасности. Принимаемые в этой сфере политические решения определялись как общими задачами борьбы с терроризмом, так и спецификой накопленного ранее контртеррористического опыта. В диссертации более подробно рассматриваются реформы, проведенные в тех западноевропейских государствах, которые считают себя наиболее вероятными мишенями для исламского терроризма.

       В первом параграфе «Политика «нулевой терпимости» и реалии мультикультурного общества во Франции» анализируется контртеррористическая политика французского правительства, которая базируется на богатом опыте противостояния терроризму.

Террористическая угроза во Франции, начиная с 1980-х годов, исходила, главным образом, от трех основных типов политического терроризма. В начале этого периода наибольшую активность проявляли террористические группы, вдохновляемые радикальными ультралевыми взглядами и ставящие перед собой «революционную» цель – уничтожение капиталистической системы и борьбу с американским «империализмом». Однако крупнейшая из них «Аксьон Директ» не смогла добиться во Франции хотя бы такого же уровня популярности, как родственные ей Красные бригады в Италии или РАФ в ФРГ. К концу 1980-х годов французские власти смогли свести на «нет» террористическую активность ультралевых.

Гораздо меньших успехов удалось добиться в борьбе с двумя другими видами терроризма.

Однако если в решении проблемы с этносепаратистским терроризмом, прежде всего на Корсике французское правительство делает основной акцент на политические средства разрешения конфликта, то в противостоянии международному терроризму, который применительно к Франции имеет свою специфику, поскольку непосредственно связан с колониальным прошлым страны и сохраняющимися французскими интересами в Северной Африке, во главу угла ставится силовое решение проблемы. 

Новые подходы к контртеррористической политике нашли свое отражение в подготовленной французским правительством и опубликованной в 2006 году «Белой книге» «Франция против терроризма»1

. Ее появление было обусловлено сразу несколькими причинами. Во-первых, тем, что, по оценке французских экспертов, террористическая угроза Франции еще никогда не была столь большой. Вторая оценка экспертов касается масштабов этой угрозы, они называют ее стратегической, поскольку она угрожает интересам Франции повсеместно на всей планете. В-третьих, появление этой работы связано с быстротой, с которой видоизменяется и трансформируется сама террористическая угроза.

Главным средством борьбы с терроризмом авторы называют работу по предупреждению террористических актов. Для этого предлагается ряд мер оперативно-разыскного и военного характера, а именно:

  • усиление контроля за электронными средствами связи, облегчение доступа спецслужб к различным государственным и частным базам данных;
  • усиление контроля за вызывающими подозрения иностранцами, прибывающими в страну;
  • активное задействование национальной армии  для отражения террористической угрозы как в самой Франции, так и за ее пределами;
  • обеспечение слежения за воздушной обстановкой, постоянной готовности к перехвату подозрительных воздушных целей, а также авиалайнеров, на борту которых вспыхнули «беспорядки»;
  • продолжение практики заключения двусторонних соглашений по воздушной безопасности с ближайшими соседями для совершенствования системы обнаружения подозрительных воздушных целей.

       В диссертации дается анализ основным структурным элементам антитеррористической системы современной Франции. Особое внимание уделено способам координации их деятельности, а также роли судебной системы в противодействии терроризму. Отмечается наличие отработанной системы, комплекса действий, которые должны быть предприняты в случае осуществления террористической атаки, нашедших свое отражение в плане «Вижипират».

Французское антитеррористическое законодательство - одно из самых строгих в мире, что дает возможность властям проводить жесткую политику по отношению ко всем лицам, которые представляют потенциальную террористическую угрозу. Именно превентивные удары позволяют предотвращать террористические акты и препятствовать образованию террористических сетей в стране. Силовые структуры страны активно пользуются услугами информаторов, внедряют агентов в радикальные исламистские группы.        

       Однако французские власти отчетливо понимают, что одними антитеррористическими методами обеспечить победу над исламским терроризмом невозможно. В этом вопросе необходимо достижение общественного согласия, поддержка используемых силовых мер гражданами Франции. И именно это оказывается наиболее сложным.

       Наличие во французском обществе значительного числа людей, готовых к экстремистским действиям, убедительно продемонстрировала  прокатившаяся по Франции волна погромов осенью 2005 года. Большинство наблюдателей убеждено, что проблема здесь заключается не только в социальных проблемах иммигрантов «второго поколения», но и в нежелании мусульманской общины Франции не только ассимилироваться, но и даже интегрироваться во французское общество.

       Для того чтобы облегчить процесс поиска взаимопонимания между правительством и мусульманским сообществом в 2003 году был создан Французский Совет мусульманской веры. Именно на эту организацию власти делали особую ставку, надеясь на помощь умеренного мусульманского духовенства в предотвращении исламского «джихада» на территории Франции. Однако в 2008 году  к власти в ней пришли представители радикального ислама.

       Второй параграф «Механизмы снижения террористических рисков в политике ФРГ» посвящен реформам в сфере внутренней безопасности, осуществленным в последние годы в Германии.

       События 11 сентября 2001 года и последующие террористические акты в Мадриде и Лондоне заставили германские власти по-новому посмотреть на уже сложившуюся систему противодействия терроризму, ранее нацеленную, главным образом, на борьбу с «революционным» терроризмом в его ультраправом и ультралевом вариантах.

Правительством ФРГ был подготовлен пакет мер по укреплению безопасности стран, получивший по имени министра внутренних дел Отто Шили название «Каталоги Отто». В соответствии с ним был осуществлен ряд реформ институционального, правового и финансового плана, позволивших повысить эффективность деятельности всех звеньев системы противодействия терроризму. В числе первоочередных мер в соответствии с «Каталогом Отто» были приняты следующие решения:

  • резко повышался уровень мер безопасности в аэропортах;
  • произошло усиление контроля над финансовыми потоками;
  • в уголовный кодекс ФРГ включена новая статья, предусматривающая уголовное преследование пособников террористических и экстремистских организаций не только внутри страны, но и за рубежом;
  • отменена так называемая «религиозная привилегия» для общественных организаций и объединений, в соответствии с которой экстремистские организации могли маскироваться под религиозные сообщества,  которые по закону нельзя было запретить;
  • принято решение о том, что граждане ФРГ первыми в ЕС получат новые заграничные паспорта, содержащие биометрические данные и сканированные отпечатки пальцев владельца;
  • начиная с 2002 года, было принято 17 законов, касающихся расширения компетенции  криминальной полиции (БКА), и усиления контроля за иностранцами.

Целый ряд предпринятых правительством в целях борьбы с терроризмом действий, однако, вызвал серьезную обеспокоенность общественности. Особо острые дискуссии развернулись вокруг «Закона о защите от опасностей мирового терроризма с помощью Федеральной криминальной полиции», который открыл путь к ведению государством электронной слежки и обысков в личных и корпоративных компьютерах.

Как и в других странах, противодействие терроризму – это, в первую очередь, не техническая, а политическая проблема. А для ФРГ она дополнительно усугубляется рядом моментов, истоки которых нужно искать в ее прошлом. Во-первых, идеологическим основанием послевоенной Германии была всеобъемлющая приверженность принципу уважения других. До недавнего времени именно в ФРГ из всех западноевропейских стран легче всего было получить политической убежище. В 1980-ые годы в ФРГ прошли горячие дискуссии по поводу того, как следует относиться к турецкому меньшинству. Консервативная часть западногерманского общества, представляемая христианскими демократами выступала за политику ассимиляции. Левая часть политического спектра страны считала, что интеграции будет вполне достаточно. Именно этот мульткультуралистский подход тогда победил, и, как выяснилось уже в начале ХХI века породил ряд крайне серьезных проблем.

Другая проблема связана с глубоко укоренившимся в общественном сознании Германии недоверии к спецслужбам. И печальный  опыт третьего рейха, и деятельность «Штази» привели к тому, что рядовые граждане ФРГ в предшествующие десятилетия делали вид, что живут в стране «свободной от шпионов». И хотя германские спецслужбы в целом представляли, что проповедуют исламские радикалы в мечетях, религиозных и культурных центрах, они не высказывали особого беспокойства по этому поводу. Но даже если бы они хотели провести против них какие-нибудь запретительные, тем более силовые, акции, вряд ли они могли рассчитывать на общественную поддержку. Даже после 11 сентября 2001 года более жесткие законы об иммиграции и расширение компетенции спецслужб, как мы видели, вызывает сопротивление в обществе.

Наконец, надо сказать о внешнеполитическом аспекте противодействия терроризму. Здесь особо следует отметить решение ФРГ принять непосредственное участие в наземной операции в Афганистане, присоединившись тем самым к антитеррористической коалиции и в военном отношении. Что же касается Ирака, то здесь ФРГ заняла достаточно четкую позицию несогласия с действиями Администрации США. Именно ситуация с Ираком четко продемонстрировала, что, как и многие европейцы послевоенного поколения, сегодняшняя политическая элита ФРГ придерживается иной, чем США точки зрения на стратегию противодействия терроризму.

Третий параграф «Великобритания в борьбе против исламского терроризма» посвящен стратегии и тактики контртерроризма на Британских островах в начале XXI века.

Процесс совершенствования британской системы контртеррористической деятельности идет постоянно, что связано, с одной стороны, с изменением самого характера террористических угроз, с другой  - с появлением новых политических, финансовых, информационных и технологических возможностей у государства.

Значительные корректировки системы контртерроризма были проведены после событий 11 сентября 2001 года и волны террористических актов в Лондоне в июле 2005 года.

Следует подчеркнуть, что наряду с принятием конкретных решений по повышению эффективности антитеррористической системы британским правительством была разработана долгосрочная контртеррористическая стратегии, получившая краткое название «Contest».  В марте 2009 года была обнародована обновленная версия этого программного документа. Противодействие терроризму, по мнению его разработчиков, должно вестись по четырем основным  направлениям: «предотвращение», «преследование», «защита» и «готовность».

Документ определяет в качестве противника тех, кто «отвергает права, которыми наделены, в том числе, они сами, презирает ценности и институты нашей парламентской демократии, нарушает закон и сеет нетерпимость».

В качестве приоритетных выделены следующие задачи:  

  • обеспечение безопасности общества и сведение к минимуму возможностей нарушения повседневных условий жизни; 
  • обеспечение гарантии того, что люди и организации, как в государственном, так и в частном секторах, отвечающие за защиту от террористов и ликвидацию последствий террористических актов, могли эффективно выполнять свои обязанности; 
  • доведение до сведения всех компаний и организаций степени террористической угрозы и обеспечение условий, гарантирующих принятие этими компаниями и организациями необходимых, адекватных угрозе мер безопасности для защиты своей собственности, персонала и авуаров. 

В то же время, как и во Франции и в ФРГ, британскому  правительству приходится решать ряд сложных политических проблем, связанных с проживанием на Британских островах значительного числа мусульман. При этом если французские власти концентрируют свое внимание на решении проблем социальных низов мусульманской общины страны, то в Великобритании угроза исламского терроризма, в первую очередь, связывается с университетскими сообществами. 

Как показывает мировая практика, существует четыре  основных аспекта связи университетов с проблемой терроризма.

Во-первых, университеты облегчают процесс получения визы иностранными студентами и служат для них своего рода прикрытием их пребывания в стране.

Во-вторых, университеты обеспечивают обучение будущих террористов по целому ряду технических специальностей, знания по которым могут быть применены для проведения террористических актов.

В-третьих, в университетских лабораториях может быть получен доступ к материалам – химическим, биологическим, электронному оборудованию, которые могут быть использованы для террористических действий. 

Наконец, именно в университетах происходит радикализация определенной части студенчества, приобщения ее к политическому экстремизму, рекрутирование членов террористических организаций. И хотя среди террористов собственно студенты составляют не столь значительную часть, как показывает анализ, университетские годы играют важную роль в становлении будущего террориста.

Именно в Великобритании эта проблема проявилась наиболее отчетливо.

До недавнего времени британское университетское сообщество не хотело признавать факта распространения исламского экстремизма в студенческой среде. Резкое неприятие вызвало предложение правительства усилить контроль за студенческими кампусами и наложить ограничения на определенные виды деятельности.

В то же время надо признать реальное существование весьма сложной для демократического общества дилеммы: следует ли до последнего придерживаться принципов свободы слова или это та редкая ситуация, когда оправдана цензура, поскольку общепризнано существование связи между некоторыми формами исламистской пропаганды и терроризмом.

Шестая глава «ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ТЕРРОРИЗМУ: ОБЩЕЕВРОПЕЙСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ» посвящена анализу процессов, происходящих на уровне Европейского Союза.

В первом параграфе «Контртеррористическая политика Европейского Союза: проблемы и перспективы» дается оценка эффективности объединения усилий европейских стран в борьбе против терроризма.

       Государства-члены ЕС предприняли ряд мер по противодействию международному терроризму, однако их результаты оказались неоднозначными.

Сам процесс европейской интеграции носит неравномерный характер. Государства-члены ЕС с гораздо большей охотой идут на ограничение своего суверенитета в экономической сфере, чем в политической. Страны ЕС ратифицировали Амстердамский договор, в соответствии с которым были созданы структуры и механизмы, способствующие сотрудничеству в судебной и правовой сферах, такие как  Европейское полицейское ведомство (Европол- EUROPOL) и специальное подразделение Евроюст (EUROJUST) в составе прокуроров национальных государств, судей и офицеров полиции – своего рода прообраз Европейской прокуратуры. Толчком для принятия решения о создании Евроюста послужили именно террористические атаки на «башни-близнецы» и Пентагон в США 11 сентября 2001 г.

Особенно интенсивно пошел процесс выработки общей контртеррористической политики внутри Европейского Союза после террористических актов  2004 и 2005 года.

В декабре 2005 года Совет министров юстиции ЕС одобрил новую стратегию контртерроризма2. Ее основная цель заключается в том, чтобы в четкой и ясной форме раскрыть общественности политику Европейского Союза в сфере борьбы с терроризмом. В рамках стратегии обозначено четыре главных задачи: предупредить, защитить, преследовать и отвечать. Речь идет о том, чтобы установить тесное сотрудничество между членами ЕС в различных сферах деятельности с целью предупреждения терроризма.

       В диссертации дается анализ наиболее важных моментов осуществляемых в настоящее время в рамках ЕС антитеррористических действий, среди которых:

  • введение в январе 2004 года Европейского ордера на арест;
  • совершенствование системы координации действий членов ЕС, в рамках которой основной акцент делается на обмене информацией между странами ЕС;
  • усиление внимания к проблемам безопасности на границах Европейского Союза;
  • осуществление мер по получению дополнительной информации, необходимой для борьбы с терроризмом, от телефонных компаний и Интернет провайдеров;
  • принятие мер по повышению уровня готовности органов власти и рядовых граждан к предупреждению и отражению возможной террористической атаки;
  • активизация деятельности по противодействию финансированию терроризма;
  • разработка и реализация конкретных мер, направленных на предотвращение радикализации и рекрутирования молодежи террористическими организациями;
  • разработка и принятие плана действий по искоренению причин терроризма, то есть направленных на решение тех экономических и политических проблем, которые становятся питательной почвой для исламского фанатизма.

       В то же время следует подчеркнуть, что, несмотря на предпринимаемые усилия, по-прежнему существует целый ряд проблем, приводящих к снижению эффективности совместной контртеррористической деятельности.  Главным образом, это связано со слабым сотрудничеством между государствами-членами ЕС и специализированными европейскими агентствами, такими как Европол и Евроюст, Причины этого кроются в глубоко укоренившихся различиях в национальных идентичностях, историческом опыте и национальных интересах и приоритетах отдельных стран.

Во-первых, существует общее нежелание государств предоставлять финансовую помощь и уступать часть своего политического суверенитета европейским контртеррористическим агентствам.

       Во-вторых, доминирует общая неготовность обмениваться информацией спецслужб из-за боязни нанести тем самым ущерб национальной безопасности.

       В-третьих, на попытки создать общеевропейское разведывательное сообщество и соответствующую культуру оказывают значительное влияние внешние акторы. В первую очередь, здесь необходимо отметить исторически тесные связи между США и рядом членов ЕС, что вызывает ряд вопросов у других стран Европейского Союза, относящихся к такого рода сотрудничеству с Америкой  с серьезной долей опасения.

       В-четвертых, существуют национальные различия в качестве работы правоохранительных органов и спецслужб.

       В-пятых, реформа правоохранительных органов и спецслужб в посткоммунистических странах проводится непоследовательно и медленно. Практически основу правоохранительных органов и спецслужб в этих странах по-прежнему составляют люди, получившие соответствующую подготовку в Советском Союзе или с его помощью. А это вызывает опасения у «старых» членов ЕС, что Россия сохраняет там достаточно прочные позиции, имея доступ к не предназначенной для нее информации.

В-шестых, даже если происходит обмен информацией между членами ЕС, национальные бюрократические структуры  нередко препятствуют быстрому реагированию, которое является необходимым для предотвращения террористической атаки.

       В-седьмых, быстрому  и точному анализу разведывательных данных мешают лингвистические различия. 

Наконец, Евроюст сталкивается с огромными проблемами, вызванными существенными различиями в правовых системах стран-членов ЕС. Они касаются, как уголовного права, так и уголовно-процессуальных норм.        Контртерроризм в Европейском Союзе стоит перед дилеммой. С одной стороны, цель создания ЕС – образование возможно более тесного союза с устранением границ для свободного передвижения людей, товаров и услуг, что в реальности создает крайне благоприятные условия для международного терроризма. С другой стороны, для того, чтобы  предотвратить и победить  международный  терроризм, необходимо усилить трансграничное сотрудничество внутри ЕС и в то же время усилить контроль за пересечением границ и финансовыми трансакциями, тем самым подрывая ключевые ценности самого Европейского Союза.

       Второй параграф «Эффективность контртеррористической политики и права человека» посвящен одной из ключевых проблем политики противодействия терроризму в условиях западноевропейской либеральной демократии.

Для успешной борьбы с терроризмом необходимо достижение определенного консенсуса не только между различными государствами, но и между государством и обществом в отдельной, конкретно взятой стране. При этом необходимо учитывать два ключевых момента. Во-первых, принципы либеральной демократии требуют, чтобы государство действовало против терроризма. Во-вторых, любые ответные меры,  предпринимаемые государством, должны соответствовать либерально-демократической концепции конституционной власти. Таким образом, идеальным вариантом является нахождение таких контртеррористических средств, которые одновременно являлись бы эффективными и приемлемыми.

В диссертации на основе сравнительного анализа крупнейших западноевропейских государств раскрывается сущность проблем с соблюдением либеральных принципов в четырех основных сферах контртеррористической политики: разработке и принятии антитеррористического законодательства, использовании военизированных антитеррористических подразделений, проведении  разведывательных операций  и государственном контроле за СМИ.

На основе проведенного анализа делаются следующие выводы:

  1. Очевидно существование противоречий между принципами либеральной демократии и эффективностью контртеррористической политики государства.
  2. Степень приемлемости тех или иных конкретных действий напрямую зависит от уровня террористической угрозы: чем этот уровень выше, тем на более жесткие ограничения либеральных свобод готово государство и общество.
  3. Во всех случаях отхода от обычной политико-правовой практики требуется наличие конкретной, осознаваемой общественностью угрозы.
  4. Даже в крайних случаях имеются определенные ограничения, налагаемые на действия органов государственной власти.
  5. В конечном счете, приемлемым будет признано только то, что  принесет успех в борьбе с терроризмом, но не разрушит основы современного правового государства.

В Заключении содержатся выводы и рекомендации по итогам проведенного исследования.

Как показывает анализ западноевропейского опыта определение и реализация политики противодействия терроризму должна строиться с учетом следующих базовых оснований.

Во-первых, в современных условиях любое государство, даже то, где не отмечена террористическая активность, должно систематически проводить профилактическую работу, включающую в себя:

  • политические меры по предупреждению и разрешению тех социальных конфликтов, которые при их эскалации могут  привести к росту экстремистских настроений и использованию различных форм насилия;
  • выявление потенциальных источников террористической угрозы (людей, групп, организаций);
  • активную работу по формированию демократической политической культуры, для которой, в частности, характерно неприятие насилия в качестве инструмента достижения своих политических целей.

Во-вторых, в случае наличия реальной террористической угрозы необходимо сконцентрировать внимание на:

  • сборе и анализе информации, касающейся конкретного террористического акта, специфики террористической деятельности в целом;
  • выявлении конкретных лиц и групп, осуществляющих террористическую деятельность;
  • анализе базовых характеристик террористической организации, ее кадровых, материальных и финансовых ресурсов, специфике внутригрупповых отношений и психологической характеристике лидеров и рядовых членов;
  • определении характера конфликта, повлекшего за собой использование терроризма для достижения соответствующих политических целей.
  • принятии  ключевых политических решений, закладывающих основу стратегии противодействия терроризму;
  • определении тактики контртерроризма, выборе конкретных инструментов, форм и методов, конкретизации в соответствии с этим круга задействованных акторов. 

Принципы функционирования демократического правового государства требуют при определении и реализации политики противодействия терроризму стремиться к достижению консенсуса между государством и обществом по вопросу стратегии и тактики контртерроризма.

При этом особенно важным представляется:

  • Создание такой правовой базы, которая с одной стороны, обеспечивала бы неотвратимость наказания за терроризм, с другой, исключала бы (или, по крайней мере, сводила бы к минимуму) возможность злоупотреблений и нарушений со стороны субъектов контртеррористической деятельности, ведущих к нарушению прав человека.
  • Налаживание конструктивного сотрудничества со СМИ с целью выработки общих подходов к освещению проблем терроризма и борьбы с ним, что способствовало бы формированию в обществе атмосферы нетерпимости к политическому насилию как средству достижения целей.
  • При выборе конкретных инструментов, форм и методов противодействия терроризму последовательно соблюдать принципы результативности, адекватности конкретной ситуации, минимальной достаточности применения силы, приемлемости политико-культурным и морально-этическим нормам, господствующим в данном обществе.

В диссертации подчеркивается, что учет и творческое использование опыта западноевропейских демократий по противодействию терроризму особенно важен для России, создающей с Европейским Союзом «общее пространство безопасности» в рамках концепции «четырех общих пространств».

Взаимодействие РФ и ЕС, в первую очередь, стран Западной Европы в борьбе с терроризмом осуществляется по целому ряду направлений и в рамках различных форм сотрудничества.

В то же время в диссертации отмечается, что создание общего пространства свободы, безопасности и правосудия сталкивается с большими трудностями. Причиной этого является не только недоверие сторон друг другу как наследие времен «холодной войны», политика двойных стандартов, но и нередко встречающееся недопонимание принципиальных подходов и принципов, которыми руководствуется каждая из сторон, и которые являются результатом развития конкретно-исторической ситуации в каждой из стран, задействованных в совместной контртеррористической деятельности. Именно поэтому столь важно осознавать, что лежит в основе тех политических решений, которые принимаются каждым из западноевропейских государств и Европейским Союзом в целом, в сфере противодействия современному терроризму.

Основные публикации по теме диссертации

Монографии

1.Луппов И.Ф. Западноевропейские демократии в борьбе против терроризма. – Монография. СПб: Книжный дом. – 2009 (май) – 19 п.л.

2.Луппов И.Ф., Грибанова Г.И. Противодействие терроризму как функция современного государства: опыт западноевропейских демократий (в соавторстве). – Монография. Сыктывкар: КРАГСиУ. – 2009 (июнь)  – 11/7 п.л.

Научные статьи, научно-практические материалы

3. Луппов И.Ф. Анализ причин терроризма как основа контртеррористической политики. //Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И.Герцена. 2009. (апрель)  № 99 0,9 п.л.

4. Луппов И.Ф. Контртеррористическая политика Европейского союза: проблемы и перспективы. //Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И.Герцена. 2009. (май) №101 0,6 п.л.

5. Луппов И.Ф. Современный терроризм как политический феномен.//Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И.Герцена. 2009. (июнь)  № 103 0,6 п.л.

6. Луппов И.Ф. Контртерроризм и либеральная демократия: в поисках политического решения//Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 6. Философия. Политологи. Культурология. Право. Международные отношения. 2009. (июнь)  Вып.2. 0,8 п.л.

7. Луппов И.Ф. Борьба с терроризмом и проблема соблюдения прав человека //Вестник Пермского университета. 2009. (июнь) №2 (6). 0,9 п.л.

8. Луппов И.Ф. Источники современного терроризма: основные концептуальные подходы //Вестник Башкирского университета. 2009. (июнь) №3. 0,6 п.л.

       9. Луппов И.Ф. Контртеррористическая политика: проблема определения источников современного терроризма// Сборник трудов Института ФСБ России.- 2009. (май)  №2. 0,8 п.л.

10. Луппов И.Ф. Стратегия противодействия современному терроризму: опыт Великобритании// Сборник трудов Института ФСБ России. 2009. (май)  №2 0,6 п.л.

11. Луппов И.Ф. Актуальные проблемы правового обеспечения предотвращения этнополитических конфликтов в современной России //Реальность этноса. Глобализация и национальные традиции образования в контексте Болонского процесса. Материалы VII Межвузовской научно-практической конференции.- СПб.: Астерион, 2005 – 0,2 п.л.        

       12. Луппов И.Ф. Либеральная демократия в борьбе против терроризма //Герценовские чтения 2006. Актуальные проблемы социальных наук. – СПб: РГПУ, 2006. – 0,4 п.л.        

       13. Луппов И.Ф. Специфика изменения политического доверия в условиях чрезвычайной ситуации //Новая Россия: проблема доверия в современном российском политическом сообществе. М.:РГГУ. – 2007. –         0,4 п.л.

       14. Луппов И.Ф. Роль образования в предотвращении этнополитических конфликтов в современной России //Реальность этноса. Педагогическое образование как важнейший фактор сохранения и развития культуры северных народов. Материалы IХ Международной научно-практической конференции. – СПб.: Астерион, 2007. – 0,4 п.л.        

15. Луппов И.Ф. Политическая специфика современного терроризма //Жизнь и безопасность. Экология. – 2007. – №1-2. – 0,6 п.л.        

16. Луппов И.Ф. Основные зарубежные подходы к изучению современного терроризма // «Россия в глобальном мире. 5-я Всероссийская научно-теоретическая конференция.  – СПб: СПбГПУ, 2007. – 0,4 п.л.        

       17. Луппов И.Ф. Эволюция современного терроризма //Природа терроризма и психология человека на историческом фоне его угрозы. – СПб: СПбГПУ, 2007. – 0,5 п.л.        

       18. Луппов И.Ф. Борьба с североирландским терроризмом: опыт Великобритании //Герценовские чтения 2007. Актуальные проблемы социальных наук. – СПб: РГПУ, 2007. – 0,5 п.л.        

       19. Луппов И.Ф. Проблема борьбы с терроризмом и современные университеты //Межэтнические столкновения в поликультурной студенческой среде и пути их разрешения. Материалы межвузовской научно-практической конференции. – СПб: РГПУ, 2007. – 0,6 п.л.        

       20. Луппов И.Ф. О проблеме безопасности и толерантности в современном обществе //Философия глобалистики и геополитики. Материалы  всероссийской научно-практической конференции. – СПб: БГТУ, 2007. – 0,3 п.л.        21. Луппов И.Ф. Актуализация проблем соотношения внутренней безопасности и толерантности // Век информации. Материалы международного постоянно действующего научно-практического семинара. – СПб: СПбГУ, 2007. – 0,3 п.л.

22. Луппов И.Ф. Этнический фанатизм как основа политического терроризма//Реальность этноса. Образование и гуманитарные технологии интеграции этнической, этнорегиональной и гражданской идентичности. Материалы Х Международной научно-практической конференции. – СПб.: Астерион, 2008. – 0,3 п.л.        

23. Луппов И.Ф. Роль посредничества в переходе на позиции толерантности// Межэтнические столкновения в поликультурной студенческой среде и пути их разрешения. Материалы научно-практической конференции. – СПб: РГПУ, 2008. – 0,3 п.л.        

24. Луппов И.Ф. Теоретико-методологические основы изучения современного терроризма //Герценовские чтения 2008. Актуальные проблемы социальных наук. – СПб: РГПУ, 2009. (февраль) – 0,4 п.л.        

25. Луппов И.Ф. Роль университетских сообществ в борьбе с современным терроризмом //ПОЛИТЭКС. Политическая экспертиза. – 2009. (март– Т.5 – №1 – 0,6 п.л.

Учебники и учебные пособия

       26. Луппов И.Ф., Галкин А.М., Романьков А.В., Фефелин В.А. Наружное наблюдение (учебник) – М.: Академия ФСБ,  2005. – 32/5,3 п.л.

       27. Луппов И.Ф., Вульфович Р.М., Грибанов В.В., Грибанова Г.И., Торлопов В.А.  Основы государственного управления (учебное пособие). – Сыктывкар: КРАГСиУ. – 2007. – 16/4,1 п.л.

       28.Луппов И.Ф., Тарасов А.П. Рабочая тетрадь по курсу «Политология» ч.1. Информационно-методические материалы для студентов. –СПб: СПбГПУ, 2006. – 7/3,5 п.л.        


1 The French White Paper on defence and national security http://www.elysee.fr/download/?mode=press&filename=Dossier_de_presse_LBlanc_DSN_en_anglais.pdf

2 The European Union Counter-Terrorism Strategy.  http://ue.eu.int/uedocs/cms_Data/docs/pressdata/en/jha/87257.pdf

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.