WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ГАЛКИНА ЕЛЕНА ВЯЧЕСЛАВОВНА

ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО

В  ПОЛИТИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Специальность 23.00.02 Политические институты, процессы и

технологии

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора политических наук

Краснодар 2010

Работа выполнена на кафедре политологии и социологии ГОУ ВПО

«Ставропольский государственный университет»

Научный консультант:  доктор философских наук, профессор

                         Медведев Николай Петрович

Официальные оппоненты:  доктор политических наук, профессор

                        Ильичёва Людмила Ефимовна

  доктор политических наук, профессор

Савва Михаил Валентинович

доктор политических наук, доцент

  Досина Наталья Викентьевна 

Ведущая организация:        Астраханский государственный университет

Защита состоится «28» октября  2010 года в 13 часов 00 мин. на заседании совета Д 212.101.11 по защите докторских и кандидатских  диссертаций  при Кубанском государственном университете по адресу: 350040, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149, ауд. 231.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Кубанского государственного университета.

Автореферат диссертации разослан « » сентября 2010 года.

Ученый секретарь

Совета по защите докторских и кандидатских

диссертаций доктор политических наук,

доктор исторических наук, профессор  А.В. Баранов

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы исследования обусловлена тенденциями современного политического процесса в России, важную роль в котором играет формирование гражданского общества. Проблематика гражданского общества, его сущности, форм и путей становления стала особенно актуальной в условиях постсоветских трансформаций российского общества.

Гражданское общество не может существовать без взаимодействия с правовым государством. Именно данное взаимодействие обеспечивает условия формирования взаимной ответственности всех субъектов политического процесса.

В постсоциалистических трансформациях существуют противоречия и угрозы. Среди них можно выделить: неготовность общества к демократическому режиму, что может привести к дефициту легитимности власти, спровоцировать разочарование масс и элит, создать условия для возникновения  тоталитарных и авторитарных режимов. Тем не менее, именно демократия является сегодня наиболее эффективной формой политического согласования и обоснования интересов граждан, гарантий их прав и свобод.

Постсоциалистическое общество не может ускоренно перейти к консолидированной демократии. Необходимо пройти стадию либерализации через разновидности переходных режимов. Они расположены в интервале от консолидированной демократии до гибридных режимов, в частности, «делегативной демократии», «элитарной демократии», «демократуры» и др.1

Дискуссии о гражданском обществе в России ведутся не первый год. Зачастую они страдают расплывчатостью, поскольку их участники исходят из противоположных ценностных и идеологических принципов. На наш взгляд, хотя сегодня еще не развеяны сомнения по поводу дееспособности, характера и роли российского гражданского общества, всё же можно говорить о его становлении.

Гражданское общество, его национальные модели и институты следует рассматривать в контексте политического пространства, которое носит конкретно-исторический и дискретный характер. К сожалению, в современной политической науке сохраняется разрыв между теоретико-методологическими исследованиями гражданского общества и анализом его современных политических институтов и практик функционирования. На преодоление этого разрыва и направлена наша работа.

Степень научной разработанности проблемы. Политические аспекты функционирования гражданского общества в России являются междисциплинарной проблемой. Теоретические основы ее анализа созданы в трудах зарубежных и российских исследователей в сфере политологии, философии, социологии, истории, юриспруденции, других социогуманитарных наук.

В политической науке гражданское общество исследовано достаточно глубоко. Проблемы гражданского общества и его институтов привлекали внимание исследователей, начиная с Древнего мира. Они нашли отражение в трудах Аристотеля, Н. Макиавелли, Т. Гоббса, Дж. Локка (L - концепция), Ш.-Л. Монтескье (М-концепция) и др.2 Базовые философские и политические теории гражданского общества разрабатывались И. Кантом, Г.В.Ф. Гегелем, К. Марксом, Ф. Энгельсом, М. Вебером, А. Грамши и др.3.

       Системный подход к гражданскому обществу восходит к трудам зарубежных исследователей: Т. Парсонса, Д. Истона, К. Дойча, Г. Алмонда, Н. Лумана, К. Поппера и др.4 Это позволило всесторонне осмыслить феномен гражданского общества и его взаимоотношение с государством.

       Многообразие политических процессов, функционирующих в политическом пространстве, в западной и американской политической традиции стало изучаться в связи с осмыслением феномена социального пространства. Последнее анализировалась в концепциях П. Бурдье, П. Сорокина, Ю. Хабермаса, М. Фуко, М. Кастельса, Н. Лумана и др.5

Современное осмысление политического пространства связано с концепцией глобального гражданского общества в работах Х. Анхайера, М. Глазиуса  и М. Калдор и т.д. Идея глобального гражданского общества представляется ими как «пространство идей, ценностей, институтов, организаций, сетей и индивидов, находящееся между семьей, государством и рынком и действующее поверх границ обществ, государств и экономик»6.

Новейшие труды зарубежных исследователей посвящены концептуальным основам в контексте устойчивого развития и перспективам развития глобального гражданского общества. Это работы Дж. Александера, Дж. Бартелсона, К. Бэкстренда, А. Бенеси, М. Кастельса, Дж. Кейна, Р. Липшутца, Дж. Рагги и др.7

       Проблемы политического функционирования гражданского общества гораздо глубже разработаны зарубежными исследователями, нежели российскими. Это обусловлено тем, что на Западе гражданское общество возникло значительно раньше, чем в России, активнее развивается, и граждане получают от него больше пользы. Значительных результатов в изучении гражданского общества добились такие аналитики, как  Ю. Хабермас, Дж.Л. Коэн,  Э. Арато, К. Шмитт, Р. Шмиттер, Р. Саква, Й. Шумпетер, Дж. О' Доннелл, Дж. Кин, Я. Лей и др.8 В их трудах  исследуются как основные институты гражданского общества, так и динамика их политических трансформаций в различных странах. Работы этих специалистов в основном посвящены взаимодействию государства и гражданского общества через политическое участие граждан, оптимизации форм взаимодействий.

       Ряд современных зарубежных политологов  (С. Хендерсон, Д. Смит, Д. Браун, Дж. Браун, С. Деспосато, К. Мерсер, С. Чен и др.) обращает внимание на некоммерческие организации гражданского общества, работающие в России. Не существует единой точки зрения по поводу их влияния (от незначительного до нарастающего) на развитие гражданского общества9.

       Зарубежные эксперты, такие как С. Белл, М. Лавалетте, Ч. Рамфорд, С. О’Рорке, Л. Томасен, Р. Тусалем, Л. Фергюсон и другие10 продолжают исследования нормативных моделей демократии (партиципаторной, делегативной, либеральной, управляемой, совещательной и т.д.), поиск наиболее оптимальной из них в контексте развития гражданского общества.

       Российская модель гражданского общества исследуется в работах А.А. Галкина, О.В. Гаман-Голутвиной, Ю.А. Красина, И.Б. Левина, И.В. Орловой, С.Н. Пшизовой, В.Т. Пуляева и др.11

       Формированию и выработке концептуальных подходов к гражданскому обществу в современной России значительное внимание уделили политологи: Е.В. Белокурова, К.С. Гаджиев, Г.Г. Дилигенский, А.В. Дука, С.П. Перегудов, Ю.М.  Резник и др.12 Ими проделана большая работа в методологическом плане, намечены основные пути разработки проблемы. В то же время в современной политической науке многие аспекты изучения гражданского общества остаются дискуссионными ввиду отсутствия синтезной теории гражданского общества. Это касается и самого понятия «гражданское общество», представленного в широком спектре трактовок: от «третьего сектора» до политического явления или процесса.

       Достаточно оптимистичными в оценках гражданского общества и его перспектив в России являются труды Я.А. Пляйса, С.А. Абакумова, А.И. Подберезкина, Н.Ю. Беляевой, Ф.М. Бородкина, М.П.  Ненашева, О.П. Салтыковой, С.В. Рогачева и др.13 В качестве структуры гражданского общества они определяют сети общественных ассоциаций и организаций, независимых от государства и служащих для представительства интересов граждан во власти, а также защищающих их от нее. Их работы посвящены формированию диалоговых механизмов между государством и институтами гражданского общества.

Взаимодействию государственной власти с такими ведущими институтами гражданского общества, как независимые СМИ, общественное мнение, общественная экспертиза уделяется внимание в исследованиях Е.Е. Рябцевой, О.И. Воронцовой, Д.В. Акаева, Г.В. Пушкарёвой, М.Н. Грачёва, С.Г. Кара-Мурзы, А.М. Цуладзе, А.П. Шадриковой и др.14

       Деятельности нового института обратной связи гражданского общества с государством – Общественной палаты при Президенте РФ – посвящено еще не так много исследований. Среди них – работы С.А. Абакумова, Ю.А. Гнусаревой, А.И. Подберезкина, Н.В. Петрова, А.Ф. Радченко, Ю.Г. Чернышова и др.15 В их работах раскрываются механизмы взаимодействия института российских общественных палат с государственной властью, как на федеральном уровне, так и в регионах.

       Внимание таких специалистов, как А.М. Жаворонков, В.И. Ларин, Е.В. Малиновская, Г.А. Пядухов, А.Ю. Сунгуров, А.И. Сухарев, В.Н. Якимец и др.16 обращено на сотрудничество НКО с органами государственной власти. Основные механизмы такого взаимодействия рассмотрены также в работах Т.А. Васильевой, С.А. Гладковой, Л.Е. Ильичёвой, М.А. Мельникова, С.В. Рогачева, М.В. Саввы и др.17 Ими использовалась методология неоинституционализма для исследования природы НКО.

Согласно неоинституциональной парадигме, институты гражданского общества рассматриваются как доказательство того, что общественные затраты по их созданию и существованию должны быть меньше затрат, возникающих при их отсутствии. Большое значение уделяется концепции политических сетей, в том числе, и в глобальном гражданском обществе. В этом направлении выделяются по значимости работы исследователей С.Г. Айвазовой, Е.А. Гвоздевой, С.Г. Кирдиной,  Л.Я. Машезерской, Т.В. Павловой, П.В. Панова, С.В. Патрушева, В.Д. Нечаева, А.Д. Хлопина и др.18

Следующим направлением анализа являются исследования роли гражданского общества в современных политических процессах постсоциалистических стран. Этому посвящены работы А.Ю. Мельвиля, Л.И. Никовской, А.И. Соловьева, С.С. Сулакшина  и других политологов19.

В российской науке категория «политическое пространство» недостаточно разработана. Впервые его анализ проведен в исследовании А.С. Панарина, М.В. Ильина20. Установлены основные компоненты структуры политического пространства, уровни, степень институционализации. Позже этот феномен анализировали А.А. Дегтярёв, К.С. Гаджиев, А.И. Соловьев, Р.Ф. Туровский, А.И. Щербинин, В.П. Мохов, Л.Е. Бляхер, М.Д. Данилов и др.21

Крайне мало изучены проблемы, касающиеся путей развития гражданского общества в России. Это объясняется во многом инновационностью содержания, трудностью, новизной и малоразработанностью в политической науке данной сферы. Среди немногочисленных работ можно выделить исследования Г.И.  Вайнштейна, А.Г. Володина, В.Я. Гельмана, А. Ю. Зудина,  Б.Г. Капустина, А.Н. Медушевского, С.А. Панкратова, О.Ф. Шаброва и др.22

Вопросы развития местного самоуправления в условиях формирования гражданского общества освещались в работах А.А. Акмаловой, В.К. Бочкарева, Н.М. Великой, Т.Л. Воронько, А.Н. Дементьева, В.Г. Ермакова, А.В. Захарова, О.А. Калашниковой, А.В. Кружкова, В.Д. Нечаева, Ю.Г. Семигина, Л.Г. Швец и др.23        

Ценностные ориентации россиян в контексте формирования российского гражданского общества выявлены в работах С.Н. Соломатовой, О.Н. Гундарь, Г.В. Косова, Н.П. Медведева, С.В. Цирель, М.В. Черныш, З.Т. Голенковой, В.В. Витюка, Ю.В. Гридчина, А.И. Черных, Л.М. Романенко и др.24 На основе эмпирических исследований ценностей гражданского общества выделены основные доминанты его развития в современной России.

Конфликтологическая парадигма в функционировании гражданского общества, конфликтные аспекты взаимодействия государства и гражданского общества в России раскрыты в исследованиях В.И. Мукомеля, А.В. Лубского, Л.И. Никовской, Э.И. Паина, Л.М. Романенко, Е.И. Степанова, А.И. Стребкова, В.Н. Якимца и др.25

Взаимосвязь гражданского общества и иных демократических традиций и институтов, соблюдения прав и свобод гражданина, участия граждан в политическом процессе нашли отражение в работах С.С. Андреева, Н.А. Баранова, А.Г. Володина, Б.Ю. Кагарлицкого, С.В. Калашникова, Г.Л. Кертмана, С.А. Кислицына, Ю.А. Красина, Н.Ю. Лапиной и др.26

Достаточно новым является изучение гражданского общества в контексте обеспечения безопасности и процессов глобализации. Как мегатренд, определяющий основные тенденции политических отношений, глобализация отражает процессы нарастания взаимозависимости государств, формирования глобального гражданского общества. Можно отметить исследования В.И. Василенко, Н.В. Досиной, Р.В. Евстифеева, В.Н. Лукина, В.Ю. Суркова, А.И. Сухарева, А.И. Чумакова, О.Н. Яницкого и др.27

Попытки разработать модели устойчивого развития России под углом зрения деятельности институтов гражданского общества предприняты А.В. Брега, Е.И. Глушенковой, И.В. Джусом, В.Н.  Кузнецовым, М.А. Мунтяном, В.К. Левашовым, А.Г. Гранбергом, М.М. Цикановым, Е.С. Шопхоевым, А.Д. Урсулом, Р.Г. Яновским и др.28

Политическое пространство делят на локальный (макрополитика), региональный (микрополитика) и глобальный (мегаполитика) уровни.29

Феноменология политического пространства Юга России и роль институтов гражданского общества в постсоветских политических трансформациях рассматриваются в работах А.В. Дмитриева, А.В. Баранова, А.А. Вартумяна, П.Л. Карабущенко, Р.Х. Усманова, Н.В. Гришина, М.В. Саввы, Е.В. Саввы, А.А. Киселёвой и др.30

Конфликтологический аспект функционирования институтов гражданского общества в Южном макрорегионе России раскрывают работы В.А. Авксентьева, М.А. Аствацатуровой, С.М. Воробьева, А.М. Ерохина, Б.Д. Иванникова, Г.Г. Матишова, В.М. Юрченко  и др.31 Исследователи отмечают, что становление и функционирование институтов гражданского общества на Юге России происходит замедленно, что связано с традиционным характером политических институтов и норм, полиэтничным и поликонфессиональным составом населения, этнополитическими конфликтами и т.д.

Как считают В.А. Авксентьев, Г.Д. Гриценко, А.В. Дмитриев, С.Ю. Иванова, Н.П. Медведев, Г.В. Косов, И.В. Юрченко и другие исследователи32, на Юге России необходимо принятие более действенных мер по формированию толерантности, борьбе с ксенофобией и экстремизмом, что обеспечит предпосылки развития институтов гражданского общества. Государственные инициативы должны сочетаться с гражданской активностью самого общества.

        Анализ научной разработанности темы показывает, что в политико-прикладном аспекте институты и активность гражданского общества в современной России исследованы недостаточно. Большинство исследователей рассматривают разрозненные аспекты проблемы, недостаточно акцентируя внимание на политической компоненте функционирования гражданского общества.

Таким образом, несмотря на наличие научной традиции анализа темы, сохраняется настоятельная потребность в исследованиях системного характера, позволяющих интерпретировать гражданское общество в политико-институциональном и деятельностном аспектах современной динамики в структуре политического пространства.

Объект диссертационного исследования - гражданское общество в современной России.

Предмет диссертационного исследования - структура, механизмы функционирования, принципы организации и тенденции развития гражданского общества в политическом пространстве современной России.

Хронологические рамки исследования: с 1991 г. по 2010 г. Начальная дата обусловлена процессами становления постсоветской российской государственности. На протяжении данного двадцатилетия совершается формирование основных политических институтов гражданского общества.

Географические рамки исследования: охвачена территория Российской Федерации в целом. В исследовании предпринята попытка сравнить функционирование институтов гражданского общества на уровнях политического пространства современной России: национальном, региональном и локальном (муниципальном). Сравнение институтов гражданского общества происходит также на национальном и наднациональном уровнях (мировые  и российские тенденции), макрорегиональном (РФ и Южный макрорегион) и региональном (case-study Ставропольского края) уровнях политического пространства.

Цель и задачи диссертационного исследования. Цель работы – определить современное состояние и выявить тенденции развития гражданского общества в политическом пространстве России.

В связи с этим автор ставит перед собой следующие задачи:

  1. определить и охарактеризовать основные модели гражданского общества в  политическом пространстве;
  2. определить сущность, роль и функции гражданского общества в структуре современного политического пространства;
  3. выявить специфические черты гражданского общества в российском политическом пространстве;
  4. раскрыть характер функционирования гражданского общества в условиях демократического политического процесса;
  5. охарактеризовать влияние современных трендов политического процесса на функционирование гражданского общества;
  6. установить признаки и проявления элементов глобального гражданского общества как политического феномена;
  7. выделить формы взаимовлияния институтов гражданского общества и государственной власти в политическом пространстве современной России;
  8. раскрыть механизмы взаимодействия институтов гражданского общества и государства в сфере обеспечения национальной безопасности Российской Федерации;
  9. выявить роль местного самоуправления в функционировании гражданского общества в трансформирующейся России.

       Теоретико-методологическая основа диссертационного исследования. В диссертационной работе применяется совокупность принципов и методов, позволяющих реализовать цели и задачи, обеспечить достоверность полученных результатов.

       В основу исследования положен полипарадигмальный подход к изучению гражданского общества, который включает в себя ряд методологических концепций и парадигм. Полипарадигмальный подход исходит из системного анализа политического пространства современной России.

       Исследование строится на основе принципа восхождения от абстрактного к конкретному. Это получило выражение в структуре и содержании работы, в названиях  глав и параграфов.

       В работе использован диалектический метод, который позволил анализировать гражданское общество в его последовательном развитии и взаимодействии с другими феноменами политического процесса.

       Также применены общенаучные принципы системности, объективности, историзма, что позволило изучить гражданское общество не изолированно, а в качестве важной компоненты политического процесса.

       В диссертации использовался нормативно-ценностный подход, что позволило выяснить значение ценностей демократии для гражданского общества и динамики формирования гражданской позиции россиян.

       При анализе российских и зарубежных концептов гражданского общества применялся сравнительный (компаративистский) подход (Г. Алмонд, Дж. Пауэлл, К. Стром и др.33), позволяющий выявить существенные отличительные признаки этих парадигм, рассмотреть их взаимосвязь, выявить черты сходства и различия.

       Автором применялся также междисциплинарный подход, т.к. исследование построено на стыке различных гуманитарных наук: политологии, социологии, философии, теории государственного управления, правоведения, психологии, экономики, культурологии и т.д.

       Транзитивный подход как методология  перехода от авторитарного режима к демократическому дополняется неоинституциональным подходом, раскрывающим роль и взаимодействие институтов государственной власти и гражданского общества, а также бихевиоралистским подходом (Г. Лассуэлл, Ч. Мерриам, Е.Б. Шестопал34), позволяющим выделить закономерности участия граждан в политическом процессе.

       В параграфах, затрагивающих вопросы структурной организации деятельности гражданского общества, применяются элементы социально-политического моделирования (Ю.М. Плотинский35), контент-анализа и метода анализа конкретных ситуаций (case-study),  позволяющих проверить и доказать ряд выводов работы.

       Изучение  политического процесса и роли институтов гражданского общества в нем потребовало обращения к системному подходу (основоположниками  которого являются Т. Парсонс, Д. Истон, К. Дойч, Г. Алмонд и др.36).

       Рассмотрение специфики различных моделей гражданского общества в политическом пространстве обусловило необходимость применения структурно-функционального подхода (Н. Луман, Э. Гидденс, Ш.Н. Эйзенштадт и др.37).

       Использована методология политической динамики, согласно которой политический процесс может рассматриваться и как элемент политической системы, и как перманентная трансформация политических структур (А. Бентли, Д. Трумэн, Г. Алмонд, Г. Пауэлл, Р. Далтон, К. Стром, А.Ю. Шутов и др.38). 

       Неоинституционализм (П.В. Панов, С.В. Патрушев, С.Н. Градировский, Б.В. Межуев, А.И. Сухарев и др.39) также широко применялся в исследовании, он достаточно эффективен (особенно, его нормативная модель в работах Д. Норта, Г. Саймона и др.40) в анализе специфики функционирования институтов гражданского общества, выявлении особенностей институциональных усложнений в условиях постсоветских трансформаций.

       В работе также использована рискогенная парадигма (У. Бек, З. Бауман, А.Ю. Мельвиль, О. Яницкий41), которая позволила сформулировать роль и значение институтов гражданского общества в обеспечении политической безопасности и снижении политических рисков в российском обществе.

Эмпирическую основу диссертации составили следующие виды источников: 1) нормативно-правовые акты; 2) статистические данные; 3) материалы социологических исследований; 4) экспертные оценки исследователей; 5) публикации в СМИ; 6) данные Интернет-сайтов; 7) документы международных межправительственных и неправительственных организаций; 8) материалы и доклады Общественной палаты РФ и региональных общественных палат и советов.

       Нормативно-правовую базу  исследования составляют нормативно-правовые акты РФ, зарубежных государств, международных организаций. Особое значение для раскрытия темы имеют Конституция Российской Федерации, Концепция национальной безопасности РФ, Концепция внешней политики РФ, Стратегия развития России до 2020 г., Стратегия национальной безопасности РФ до 2020 г. и иные законы  и нормативные акты РФ. Автор диссертации также изучил Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации за 2002–2009 гг. Анализ нормативно-правовой базы позволил выявить основные тенденции взаимоотношений государства и гражданского общества на современном этапе политического развития России.

       Статистические данные, размещенные на официальных сайтах Министерства юстиции Ставропольского края, Комитета Ставропольского края по делам национальностей и казачества, Интернет-портале органов государственной власти Ставропольского края, Национальном Интернет-портале противодействию терроризму «Россия Антитеррор» и др. относительно количества зарегистрированных политических партий, общественных объединений, НКО, СМИ дали возможность установить динамику развития  институтов гражданского общества в РФ в целом и в Южном макрорегионе, в частности.

               Проанализированы материалы социологических исследований Фонда «Общественное мнение» (опрос «Проблемы развития современного российского общества» в 2007, 2008 г. в 76 субъектах РФ), Государственного университета – Высшей школы экономики (Всероссийское исследование по гражданскому обществу,  2007 г.), «Левада-Центра» (опрос «Восприятие россиянами европейских ценностей», февраль 2007 г.),  ВЦИОМ (опрос по гражданскому обществу, июнь 2008 г., объем выборочной совокупности 665 чел. в 21 субъекте РФ), Института социологии РАН (опрос «Российская идентичность в социологическом измерении», сентябрь 2007 г., объем выборочной совокупности 2000 чел. в возрасте 16-65 лет во всех типах поселений территориально-экономических районов РФ), ЦИРКОН (опросы «Третий сектор РФ: оценка влиятельности» в 2007-2008 гг. Опросы представителей НКО, органов власти и бизнес-структур проводились в 16 регионах РФ), Социологического центра Российской академии государственной службы (мониторинг «Народ и власть», январь 2007 г., общенациональная выборка в 24-26 субъектах РФ, объем выборочной совокупности 2400 чел.). Перечисленные опросы позволили установить степень институционализации гражданского общества и его основных элементов в массовом сознании россиян.

       Для выявления региональных особенностей гражданского общества на Юге России были проанализированы материалы экспертного опроса, проведенного Северо-Кавказской академией государственной службы в январе 2009 г., объем выборочной совокупности 295 чел. в 13 субъектах федерации на Юге России и в г. Москве. Также изучены итоги опроса с личным участием автора  «Реализация инновационного образовательного проекта в университете», октябрь 2009 г., объем выборочной совокупности 577 чел., проведенного центром социологических исследований Ставропольского государственного университета.

       Экспертные оценки исследователей, а также публикации в СМИ  (А.Г. Кучерены, Э.А. Памфиловой, М.А. Слободской, В. Клауса и др.42), помогли раскрыть ценностные ориентации населения в сфере гражданской активности, отразили противоречивые позиции к привлечению общественных организаций, к общественной экспертизе и др.

       Анализ данных Интернет-сайтов, документов международных межправительственных (СНГ, БРИК, ШОС, ОБСЕ, АТЭС, НАФТА и др.) и неправительственных организаций (Гринпис, АТТАК и др.) позволил выявить новейшие тенденции в развитии глобального гражданского общества, их влияние на обеспечение национальной безопасности РФ.

       Материалы и доклады Общественной палаты РФ (с 2005 по 2010 гг.)43 и региональных общественных палат и советов (в том числе, Совета старейшин при Государственной Думе Ставропольского края, Молодёжной общественной палаты Ставропольского края и др.) помогли автору установить основные направления функционирования общественной экспертизы, как на федеральном, так и региональном уровнях политического пространства современной России.

Научная новизна диссертации заключается в следующем:

- определены и охарактеризованы основные модели гражданского общества в  политическом пространстве;

- определены сущность, роль и функции гражданского общества в структуре современного политического пространства;

- выявлены специфические черты гражданского общества в российском политическом пространстве;

- раскрыт характер функционирования гражданского общества в условиях демократического политического процесса;

- охарактеризовано влияние современных трендов политического процесса на функционирование гражданского общества;

- установлены признаки и проявления элементов глобального гражданского общества как политического феномена;

- выделены формы взаимовлияния институтов гражданского общества и государственной власти в политическом пространстве современной России;

- раскрыты механизмы взаимодействия институтов гражданского общества и государства в сфере обеспечения национальной безопасности Российской Федерации;

- выявлена роль местного самоуправления в функционировании гражданского общества в трансформирующейся России.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Концептуально определены и обоснованы три основные модели гражданского общества. Первая, западная, модель строится на основе принципов и институциональных форм гражданского общества в Западной Европе, в которой учитываются права и свободы граждан, признается их равенство в рамках законов, реализуются идеи социальной справедливости, применяются демократические механизмы общественного управления, гарантирующие равенство возможностей субъектов политики, обеспечено разделение властей и политический плюрализм. Вторая модель характерна для стран Востока. Она отражает синтез традиционных институтов самоорганизации  и заимствованных институтов демократического модернизированного типа. Важное значение в институциональном строении общества на Востоке уделяется общине, конфессиональным, этническим и территориальным объединениям. Импорт институтов западного типа остается неорганичным, вызывает мутацию демократических институтов и их адаптацию к традиционализму институциональной матрицы. Третья модель, характерная для современной России, сочетает признаки традиционализма и западных институтов гражданского общества. Их баланс более модернизирован  и органичен, чем в странах Востока. Российская модель базируется на сохранении  государственного патернализма по отношению к гражданскому обществу. Она сочетает традиции восточной и западной моделей, привнеся свои специфические черты, связанные с интеллектуальными и социокультурными традициями, обусловленные российской политической практикой.
  2. Гражданское общество определено как совокупность негосударственных институтов (общественные объединения и движения, некоммерческие организации, политические партии, фонды, ассоциации, СМИ, бизнес и т.д.), функционирующих на основе принципов добровольности, равноправия, реализации законных прав и свобод личности. Феномен гражданского общества  анализируется на трёх уровнях политического пространства: национальном, региональном и локальном. Структура гражданского общества, включающая институциональную компоненту, коммуникативные практики, социокультурные ценности и нормы, в политическом пространстве имеет по преимуществу добровольно-координационный характер. В отличие от государ­ства, в нем преобладают не вертикальные отношения господства и подчинения, а горизонтальные отно­шения конкуренции, противоборства, а также солидарности, со­трудничества, корпоративизма между свободными и юридически равноправными партнерами. Организации гражданского общества возни­кают в результате свободного волеизъявления и добровольного согласия равных субъектов, являются самоор­ганизующимися и самоуправляемыми. Вертикальные отношения при этом не исключаются, но горизонтальные являются ос­новополагающими и доминируют.

Политическое пространство имеет множество измерений: геополитическое, электоральное, публичное, коммуникативное и др. Деление политического пространства по территориально-пространственному принципу определяет национальные, региональные и локальные особенности функционирования политических институтов, в том числе, структурных компонентов гражданского общества. Институциональные аспекты политического пространства проявляются в его структурировании, дифференциации на отдельные элементы, что ведет к фрагментации  политических практик публичной активности. Роль гражданского общества в структуре политического пространства представляется в агрегации и артикуляции частных интересов граждан. Функции институтов гражданского общества в политическом пространстве определены как политическое посредничество, реализация интересов индивидов и социальных объединений, политическая социализация, рекрутирование элит.

  1. В современной России в значительной мере реализуется патерналистская модель взаимодействия институтов гражданского общества и государства. Последнее поддерживает еще не окрепшее гражданское общество, давая ему стимулы совершенствования. Институциональными формами данной поддержки являются: Совет при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, инициирование многочисленных гражданских форумов, создание общественных палат и советов, поддержка и финансирование проектов некоммерческих организации и др. Становление гражданского общества в политическом пространстве современной России, происходящее при весомом участии государства, приобретает форму конструирования гражданского общества, что выразилось в государственной поддержке социально ориентированных некоммерческих организаций.

Совершенствование системы государственного управления, развитие системы местного самоуправления, борьба с коррупцией, снижение уровня бюрократизации смогут эффективно проходить только при участии граждан и их объединений.

               4. Установлено, что в условиях консолидации общества и власти наиболее приемлемы партнерские взаимоотношения гражданского общества и современного демократического государства. Для консолидации демократических процессов необходимо эффективное гражданское общество, обладающее влиятельной ресурсной базой и устойчивыми институтами. Определена возрастающая роль институтов гражданского общества в решении актуальных проблем политической жизни на всех уровнях пространства: национальном, региональном и локальном.

               Участие институтов гражданского общества в демократическом политическом процессе происходит посредством ассоциативных и институциональных групп, что прививает гражданам навыки и формы сотрудничества, которые необходимы для функционирования гражданского общества в современных условиях. Угрозами развитию гражданского общества в условиях демократических трансформаций являются глобальные проблемы человечества, в том числе, международный экстремизм и терроризм, которые активизировались за последнее время. Свобода СМИ, ограничение политических прав и свобод граждан, рост влияния корпоративных интересов и организаций влекут за собой явные угрозы по отношению к гражданской активности. Основой решения этой важнейшей проблемы, позволяющей сбалансировать полюса антиномии гражданского и корпоративного интересов, может  стать поддержка и развитие публичной сферы как открытого форума для диалога политических сил.                                5.Основными трендами современного политического процесса являются модернизация, локализация, глобализация, неолиберальные, анти- и альтерглобалистские тенденции, политические трансформации, электронная демократия, медиакратия и др. Автором установлено противоречивое влияние трендов на развитие гражданского общества. Под их воздействием укрепляются некоторые институты  гражданской активности, например, политические партии. В то же время, формируется медиакратия, неформальные политические практики оказывают значительное влияние на жизненное пространство граждан, оставляя всё меньше поля для свободы рационального выбора.

Выделим влияние современных трендов политического процесса на развитие гражданского общества: усиление гражданского общества и его политической активности; возникновение глобальных сетей, связывающих граждан в различных странах мира в рамках неформального управления; стремление к вытеснению негосударственными акторами государств с позиций ведущих акторов мировой политики; ослабление роли национальных государств в мире; развитие глобального гражданского общества; увеличение количества и глубины социально-политических и экономических рисков; возникновение глобальных проблем и угроз безопасности; усиление борьбы с экстремизмом и терроризмом; построение «общества безопасности», одним из институтов которого является гражданское общество.

6. Важным вектором глобализации является  распространение принципов гражданского общества на наднациональном уровне, что создаёт условия для укоренения глобального гражданского общества. Структуры гражданского общества - общественные организации и движения, некоммерческие организации, электронные СМИ и др. активно втягиваются в процессы глобального управления, глобальных сетей, участвуя в деятельности глобальных форумов, саммитов и др. Их объединяет стремление в решении глобальных проблем современности, независимость в экономической и политической сферах от государственной поддержки, участие в процессах глобального управления. Обострившиеся  глобальные проблемы современности, в том числе, борьба с международным экстремизмом и терроризмом, обеспечение национальной и международной безопасности, решаются совместно рядом государств и международными негосударственными структурами, в том числе, и глобальным гражданским обществом. Глобализация распространяет идентификацию с глобальным сообществом в различных регионах мира, ускоряет коммуникации, дает возможности усиления роли глобального гражданского общества в практике политического управления. Институты глобального гражданского общества расширяют свой диапазон направлений деятельности от обеспечения безопасности до экологических и социально-политических проектов в глобальном масштабе.

7. Выявлено, что основными институтами гражданского общества в современной России являются общественные  организации и движения, политические партии, некоммерческие организации, общественное мнение, общественная экспертиза, СМИ, институт свободы слова, бизнес и др. Ресурсная база наиболее весома у политических партий и общественных организаций, менее политически  ресурсными являются СМИ, институт общественного мнения, общественной экспертизы, институт свободы слова и др. Формами взаимовлияния институтов гражданского общества и российской государственной власти являются: общественные советы, региональные и федеральные общественные палаты, гражданские форумы, институт омбудсмена, формы политического давления в виде гражданского неповиновения и протеста, солидарности, лоббизм и др.

Отношения органов государственной власти и гражданского общества в современной России являются противоречивыми. Взаимоотношения внутри гражданского общества строятся преимущественно по горизонтали, а в государстве – по вертикали. Однако они не изолированы друг от друга. Взаимодействие государства и гражданского общества постоянно генерирует и воспроизводит противоречие, связанное с плюрализмом (многообразием) гражданской сферы и суверенностью государственной власти. Участие граждан в процессах формирования гражданского общества и государства остается «слабым местом» трансформации в современной России. Диалоговые площадки между представителями государственной власти и общественными объединениями закрепляются в современной России с большим трудом. Система государственной власти дистанцируется от общества, что вызвано традициями политического администрирования и недоверия к демократическим институтам. Влияние институтов гражданского общества на государственную политику, в свою очередь, незначительно.

8. В современном политическом пространстве России значительно возрастает роль гражданского общества в обеспечении национальной безопасности и снижении социально-политических рисков. Диалектически взаимосвязанными целями политического развития является, с одной стороны, укрепление государственности и обеспечение безопасности, а с другой – построение гражданского общества, которое бы отстаивало законные интересы и права граждан. Эти две тенденции конкурируют, в то же время, оказываясь в партнёрских взаимоотношениях, сотрудничают между собой. Для обеспечения безопасности и стабильности во всех сферах общественной жизни необходимо реальное функционирование институтов гражданского общества. Политическая практика доказывает, что эффективность реформ зависит не только от желания высокостатусных акторов, но и от готовности самого общества. В процессе взаимодействия гражданского общества и органов государственной власти происходит учет интересов разнообразных социальных и политических сил. Недоверие к существующим политическим институтам растет. Гражданское общество предлагает альтернативные механизмы взаимодействия с государственными структурами: потенциал работы с населением общественных институтов, некоммерческих организаций, гражданских инициатив, независимых СМИ, института общественного мнения и др. В рамках гражданского общества создаются институты для защиты граждан. Ведущее предназначение гражданского общества состоит в достижении консенсуса между различными общественными силами и интересами. Возникшие межгрупповые и институциональные взаимодействия снижают политическую напряженность.

9. Роль местного самоуправления в функционировании гражданского общества в трансформирующейся России повышается в связи с императивом реализации непосредственной демократии. Институты местного самоуправления удовлетворяют потребности гражданского общества в самоорганизации, а также восполняют дефицит регулирующих функций государства, снижают степень его вмешательства в частные дела. Обладая статусом самостоятельного субъекта политики, местное самоуправление является эффективным институтом гражданского общества. Хотя местное самоуправление имеет достаточно широкие закрепленные в российском законодательстве полномочия, они нуждаются в расширении. Политический потенциал муниципальной демократии раскрывается не только через взаимоотношения с государством, но и во взаимоотношениях с общественными объединениями, политическими партиями и другими институтами гражданского общества. Для эффективного участия органов местного самоуправления в становлении гражданского общества необходимо совершенствование институциональных и нормативных основ местного самоуправления в России, обеспечение его финансовой рентабельности. Привлечение институтов гражданского общества к разработке стратегических политических решений в РФ повысит легитимность, транспарентность политической власти.

Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что его материалы и выводы могут быть применены при совершенствовании концепций и алгоритмов анализа институтов гражданского общества, при разработке российской модели гражданского общества.

       Важное теоретическое значение имеет решение проблем эффективного функционирования и развития гражданского общества в современной России.  Автором проблема решается с применением концепта «политического пространства», что соответствует традициям социокультурного подхода.

Теоретическая значимость работы состоит в обосновании неоинституционального подхода к исследованию процессов формирования и совершенствования гражданского общества. Сформулированные выводы и рекомендации могут быть использованы при определении стратегического курса и выборе главных ориентиров, способных обеспечить эффективное развитие гражданского общества в современной России. Результаты исследования могут быть полезны при достижении оптимизации взаимоотношений  между органами государственной власти и институтами гражданского общества.

Значимость исследования определяется возможностью использования его теоретико-методологических положений для системного исследования институтов гражданского общества в глобализируемом мире. Концепция гражданского общества в политическом пространстве вносит вклад в развитие теорий политической структурации общества, актор – центричного подхода к исследованию политических институтов.

Практическая  значимость  диссертации заключается в том, что материалы исследования могут быть использованы органами государственной власти РФ во взаимодействиях с институтами гражданского общества; органами местного самоуправления при реализации демократического участия граждан в политике; институтами гражданского общества (Общественной Палатой РФ, региональными общественными и молодежными палатами, политическими партиями, общественными организациям и движениями и др.) при определении направлений своей деятельности, разработке программ и иных нормативных документов.

Материалы исследования могут быть применены в преподавании дисциплин «Сравнительная политология», «Институциональная политология», «Политические отношения и политический процесс в современной России» и спецкурсов  «Социально-политические системы современности», «Новые политические технологии», при подготовке учебно-методических пособий по теме диссертации.

       Апробация результатов научного исследования. Основные результаты диссертационного исследования апробированы на следующих научных форумах: VIII Международной научной конференции «Политическая культура и политические процессы в современном мире: методология, опыт эмпирического исследования» памяти проф. Л.Н. Когана (Екатеринбург, 2005 г.); Четвертом и Пятом Всероссийских конгрессах политологов (Москва, 2006 и 2009 гг.); Международной научной конференции «Актуальные проблемы современного политического процесса» (Санкт-Петербург, 2007 г.); Международной научно-практической конференции «Информационное сопровождение геополитической безопасности территорий Юга России и Прикаспийского региона» (Астрахань, 2010 г.); Международной межвузовской научной конференции «Россия и современный мир: проблемы политического развития» (Москва, 2009 г.), Всероссийской научно-практической конференции «Россия в процессе модернизации: социально-политические аспекты» (Армавир, 2010 г.); региональной научно-практической конференции «Молодежь в современной социокультурной среде региона» (Ставрополь, 2008 г.)  Всего докладов и выступлений на международных конференциях – 21, всероссийских конференциях – 18, на других конференциях – 16. Отдельные результаты и выводы диссертационного исследования в выступлениях и тезисах изложены и опубликованы в материалах «круглых столов», конгрессов, международных, всероссийских и региональных конференциях. Всего принято участие в 52 научных форумах.

Результаты исследования нашли отражение в 85 научных публикациях общим объемом более 81 п.л., в том числе 6 монографиях (2 из них – авторские), 79 научных статьях, из них 12 статей в периодических научных изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ.

Апробация материалов диссертации проведена также в публикации главы «Гражданское общество» в учебном пособии «Политология» (2007 г.), рекомендованном УМО по классическому университетскому образованию в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению «Политология».

Материалы диссертационного исследования использованы при разработке программ и чтения курсов по выбору «Международные организации и их роль в современном геополитическом пространстве», «Социально-политические системы современности», «Политический менеджмент», «Новые политические технологии», «Политический экстремизм в современном мире» для студентов юридического, исторического, экономического, географического, психологического факультетов Ставропольского государственного университета.

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры политологии и социологии ГОУ ВПО «Ставропольский государственный университет».

Структура диссертационного исследования. Работа состоит из введения, трех глав, включающих девять параграфов, заключения, библиографического списка. Структура исследования реализует проблемно-логический принцип.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, анализируется степень ее научной разработанности, формулируется объект и предмет, определяются цель и задачи, теоретико-методологическая и эмпирическая база работы, характеризуется ее научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, мотивируется теоретическая и практическая значимость полученных результатов, оценивается степень апробации исследования, кратко характеризуется структура работы.

В первой главе «Теоретико-методологические основы изучения гражданского общества и его роли в политическом пространстве», состоящей из трех параграфов, на основе политического анализа сравниваются концептуальные подходы к определению сущности и содержания гражданского общества, выявляется содержание структурных элементов гражданского общества в политическом пространстве современной России.

       В первом  параграфе первой главы «Эволюция моделей гражданского общества в политическом пространстве» проведен анализ представлений о понятии и сущности гражданского общества, базируясь на социокультурном подходе. Автором проанализировано развитие гражданского общества в политическом пространстве преимущественно на примере трех основных моделей: западной, восточной и российской.

В Древнем Востоке были заложены основы гражданских взаимоотношений, роли человека в обществе, политического управления и гражданского общества.

Обращаясь к исследованиям гражданского общества на Западе, автор отмечает, что в период Античности категория «гражданское общество» уходит своими корнями к идее «полиса». Платон, Аристотель и Цицерон в концепт полиса включали политику (общие дела) и политическое общество. Автором проанализированы основные концептуальные подходы к феномену гражданского общества, пристальное внимание уделено работам Дж. Локка, Ш.-Л. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо, Т. Пейна, Т. Джефферсона, И. Канта, Г.В.Ф. Гегеля, К. Маркса, Ф. Энгельса, М. Вебера, А. Грамши и др.

Критиками современного гражданского общества на Западе являлись Х. Арендт, К. Шмитт, Р. Козеллек, Ю. Хабермаса, Н. Луман и др.

Компромиссный вариант концепции гражданского общества предложили американские ученые в 90-х гг. ХХ в. (М. Уолзер, И. Шапиро, А. Макинтайр и др.). Ими подчёркивалось то, что государство не обладает ни необходимым знанием, ни потенциалом для демократического переустройства каждой из сфер гражданского общества, поэтому государству отводится посредническая роль. Его задача во взаимоотношениях с гражданским обществом – укрепление границ между ними. Данные исследователи возлагают на государство контрольную и регулирующую роль как в структурировании того, что происходит в различных сферах гражданского общества, так и в отношениях между такими сферами.

Автором делается вывод о том, что модель гражданского общества на Западе и США характеризуется следующими признаками. Отстаивается естественное право человека на жизнь и свободную деятельность. Признается равенство граждан в рамках единых для всех законов. В общественное сознание проникает идея социальной справедливости. Отстаиваются демократические механизмы общественного управления, которые создавали бы гарантии равенства возможностей социально неравных субъектов. Обосновывается положение разделения власти в целях преодоления абсолютизма и формирования правового государства. Гражданское общество – это важнейшая основа демократического государства. Европейский опыт изучения этого феномена показывает, что уровень сформированности гражданского общества отражает степень развития демократии. Стабильность же демократического процесса зависит от того, в какой мере политические институты отражают потребности гражданского общества, своевременно реагируя на протекающие в нем процессы. Современное гражданское общество, дифференцированное и плюралистическое, нуждается в политической культуре, достаточно зрелой, чтобы воспринять и благоприятные перспективы, и риск, связанные с правами и обязанностями гражданина в условиях либерализма и демократии.

На Востоке в конце ХХ в. огромную роль стал играть ислам. Как религия, ислам имел государственный статус и был символом легитимизации власти, но в конце прошлого века его стали использовать как прямой инструмент политики и борьбы за власть. Именно в это время в исламе стали преобладать политические приоритеты, а в политических приоритетах - антизападные настроения. Востокоцентризм, как мировоззренческая установка, утверждал, что именно Восток, а не Европа является центром мировой культуры и цивилизации. Востокоцентристские настроения особенно усилились к 60-м гг. ХХ столетия с распадом колониальной системы и образованием новых государств, в которых стало набирать силу гражданское общество.

       В проведенном исследовании доказывается, что политические и культурные традиции Востока, которые определенным образом впитало в себя российское гражданское общество, отражают патерналистские тенденции в отношениях государства и общества в России, значительное внимание в которых до сих пор уделяется религиозности, коллективному началу, «общинности» и страху  инноваций. Российская модель гражданского общества впитала в себя традиции восточной и западной моделей, привнеся свои исключительные российские черты, связанные с интеллектуальными традициями, созданными славянофилами и западниками, а также обусловленные российской политической действительностью.

       Во втором параграфе первой главы «Гражданское общество в структуре современного политического пространства: сущность, роль и функции» представлены структурные элементы авторской концепции гражданского общества в политическом пространстве современной России.

       Социальное и политическое пространство непосредственно связаны между собой. На это обращали свое внимание П. Бурдье, Э. Гидденс, Э. Дюркгейм, Г. Зиммель, О. Конт, Я. Морено, П. Сорокин, М. Фуко и др. Эти  авторы заложили основу реляционистсткой концепции социально-политического пространства.  В противовес «субстанциональной» она рассматривает пространство через призму свойств и отношений объектов. Фактически, здесь заложено понимание пространства через его структурные характеристики  – совокупность отношений между формирующими пространство объектами.

       Исходя из позиций П. Бурдье по отношению к социальному пространству, можно имплицировать его подход на политическое пространство. Последнее, соответственно, можно определить, с одной стороны, как совокупность институтов и ресурсов государственной власти, осуществляющих легитимное управление и контроль за отдельными его единицами, с другой стороны, негосударственных структур, социально-политических сил гражданского общества (политические партии, общественные организации и движения, группы интересов), международных социальных движений и агентов геополитики (транснациональные корпорации (ТНК) и др.), осуществляющих давление и влияние на эту территорию.

Автор подчёркивает, что такая дефиниция не отражает всего многообразия смыслов политического пространства. Роль национальных государств в мире подвергается корректировке. На глобальное пространство наступают негосударственные структуры: ТНК, неформальные международные ассоциации и организации. Границы политического пространства размываются, сжимаются и т.д. Политическое пространство прерывисто, неоднородно, дискретно. Для политического пространства XXI в., по мнению ряда российских учёных, в том числе  В.А. Волкова, Д.В. Афиногенова, Г.В. Косова, объединяющим фактором будут являться экологические проблемы, подталкивающие людей к объединению и активным действиям без учёта официальных границ, что должно привести к образованию новых политических общностей и формированию новых политических пространств.

       Согласно авторской концепции, гражданское общество в российском политическом пространстве представляет собой совокупность негосударственных институтов (общественные организации и движения, некоммерческие организации, политические партии, фонды, ассоциации и т.д.), не в полной мере взаимодействующих с государственной властью, но потенциально настроенных на партнерские отношения с государством по приоритетным направлениям общественной жизни российского общества. Гражданское общество рассматривается на трёх уровнях политического пространства: национальном, региональном и локальном.

Структура гражданского общества в опосредованном виде является отражением взаимовлияния  основных сфер деятельности людей и существующего со­циаль­но-классового деления общества. Сама по себе она складывает­ся в ре­зультате взаимодействия свободных (суверенных, авто­номных) субъектов гражданского общества. В целом, гражданское обще­ство основано на балансе их интересов.  Поэтому первостепенное значение при характеристике его структуры принадлежит функциональному анализу, который в состоянии раскрыть указанный характер объединения людей в сообщества, характер их членства в такой специфической человеческой общности, как граждан­ское об­щество.

Политическое пространство имеет множество измерений: геополитическое, электоральное, публичное, коммуникативное и др. Деление политического пространства по территориально-пространственному принципу определяет национальные, региональные и локальные особенности функционирования политических институтов, в том числе, и структурных компонентов гражданского общества. Региональные аспекты политического пространства проявляются в его структурировании, дифференциации на отдельные элементы.

Современный политический континуум автор делит на глобальный, региональный и локальный уровень. Соответственно, гражданское общество (имеется в виду российская модель) функционирует на этих трёх уровнях и измерениях. Сравнение институтов гражданского общества проводится в нашем диссертационном исследовании на национальном и наднациональном уровнях (мировые  и российские тенденции), макрорегиональном (РФ и Южный макрорегион, соответственно) и региональном (Ставропольский край) уровнях политического пространства.

Отмечается, что для гражданского общества характерны четкая расчлененность, разветвление общественных связей и интересов, динамичная структурализация социально-политической жизни, с выходом на ясное сознание социально-политических интересов и устремлений различных социальных групп, классов, идейных программ, форм деятельности и т.д.

Структура гражданского общества в политическом пространстве имеет по преимуществу горизонтальный характер. В отличие от государ­ства, в нем преобладают не вертикальные связи (подчиненности), а горизонтальные. В гражданском обществе складываются отно­шения (конкуренции, противоборства, а также солидарности, со­трудничества, корпоративизма) между свободными и юридически равноправными партнерами. Организации гражданского общества возни­кают в результате свободного волеизъявления и добровольного согласия (договора) равных субъектов (партнеров, контрагентов), являются самоор­ганизующимися и самоуправляемыми. Вертикальные свя­зи при этом не исключаются, но горизонтальные связи являются ос­новополагающими и, безусловно, доминируют.

В третьем  параграфе первой главы «Специфика становления гражданского общества в российском политическом пространстве» представлен подробный анализ российской модели гражданского общества, начиная от политических традиций Псковской и Новгородской республик, заканчивая современными тенденциями в сфере гражданского общества. Автор отмечает, что Россия вступила на путь строительства гражданского общества значительно позже, чем Западная Европа и США. Проблема становления гражданского общества в России гораздо сложнее, чем представляется изначально. Исторический опыт ее чрезвычайно многообразен. В многовековой истории становления государства Российского наблюдаются две тенденции развития – авторитарная (консервативно-охранительная) и демократическая. Первая тенденция связана с монархическим правлением, авторитаризмом; вторая – с развитием демократии.

Считаем, что огромное значение для становления гражданского общества сыграли реформы Александра II во второй половине XIX в. Несмотря на замедленность, вызванную спецификой условий, в России шел процесс становления идеи гражданского общества и ее воплощения. Он был прерван революционными событиями октября 1917 г. и установлением тоталитарного политического режима, полностью вытеснившего теоретические и практические элементы гражданского общества в российской политической системе. Тоталитаризм блокировал любую гражданскую инициативу, не допускал оппозиции. Поэтому о гражданском обществе в тоталитарном советском государстве не могло быть и речи.

Авторитаризм также не допускал развитие гражданского общества. Декларировалось в официальных партийно-государственных документах создание бесклассового общества, всенародного государства. В стране функционировали общественные организации (профсоюзы, комсомол, студенческое, школьное самоуправление, творческие союзы, общества изобретателей и рационализаторов и др.), но все они были под жестким контролем со стороны коммунистической партии и власти, носили неполитический характер.

Эпоха «перестройки» М.С. Горбачева приоткрыла возможности для формирования ростков гражданского общества. С середины 1980-х гг. ХХ в. страна вступила в полосу глубокого реформирования фундаментальных основ своего общественного устройства. Начиная с  распада СССР в 1991 г. для России начался новый позитивный период становления  гражданского общества.  Если граждане бывшего СССР либо вообще не знали о гражданском обществе, либо имели о нем весьма туманные представления, то в современной России - это одно из общепринятых понятий. В конце ХХ столетия Россия начала путь модернизации, суть которой состояла в переходе от авторитарных тенденций к демократическому правовому государству и гражданскому обществу.

Относительно оценки уровня развития современного гражданского общества в России, в научной литературе существуют различные точки зрения. Многие авторы указывают на начальный этап формирования гражданского общества в России (Я.А. Пляйс, В.Г. Хорос  и др.). Другие ученые (И.И. Кальной, Е.В. Петренко, В.Д. Нечаев и др.) считают, что гражданское общество в современной России уже сформировано, достигло определенной степени развития и  находится на пути к демократическим аналогам постсовременности. Современное российское гражданское общество преодолевает значительные трудности своего становления, находясь в диалоговом сотрудничестве с государством.

В работе делаются выводы о том, гражданское общество в современной России делает хотя и существенные, но первые шаги; ста­новление гражданского общества в России имеет свою специфику, но в целом развивается в направлении, по которому прошли демократические страны Запада. Построение гражданского общества в современной России – это объективный, поступательный, но двигающийся медленными темпами процесс. Реальное полнокровное функционирование гражданского общества в РФ возможно лишь при активном участии новой демократической элиты, включении ее интеллектуального потенциала в проведение реформ в стране, при активном содействии этому процессу системы государственной власти.

       Автором выделены принципиальные направления, способствующие институционализации гражданского общества в РФ: формирование и развитие новых экономических отношений, включающих плюрализм форм собственности и рынок; возникновение разнообразных форм трудовых ассоциаций, социальных  и культурных объединений, общественно-политических движений, составляющих основные институты гражданского общества; создание экономических, социально-политических и духовных предпосылок для творческой самореализации личности; борьба с коррупцией; формирование  развитой и разветвленной системы участия населения в государственном управлении и системе местного самоуправления; укрепление и создание среднего класса; обеспечение возможности выдвигать общественными объединениями альтернативных решений в противовес решениям органов государственного управления, законодательным путем гарантировать их рассмотрение в соответствующих органах; активизация деятельности независимых общественных средств массовой информации, легитимных органов общественного (гражданского) контроля за законодательной и исполнительной властью. В реализации этих основных направлений, по нашему мнению, и кроются основные проблемы дальнейшего развития и укрепления российского гражданского общества.

Вторая глава «Гражданское общество и политический процесс в современном мире», состоящая из трех параграфов, выстроена через призму полипарадигмального подхода: рассматриваются процессы демократического транзита, важнейшие тренды мирового развития, влияние глобальных процессов на трансформацию гражданского общества в политическом пространстве, концепты глобального гражданского общества.

       В первом параграфе второй главы «Трансформация гражданского общества и демократический политический процесс» проведен анализ взаимосвязи демократического процесса и гражданского общества.

       Отмечается, что в середине 90-х гг. XX столетия наблюдалось растущее массовое стремление государств к демократическим моделям развития, как результат широких культурных влияний, прежде всего западного цивилизационного типа. Нет совершенных демократий (об угрозах демократии писали С.П. Хантингтон, Дж. Линц, А. Степан и др.), мы можем рассматривать объем или степень развития демократии.

Процессы конца XX – начала XXI вв. продемонстрировали, что построить демократическое государство можно лишь на прочной основе гражданского общества, в котором  граждане вовлечены в социальные и политические взаимодействия, свободные от контроля и регулирования со стороны государства. Формирование правового государства и гражданского общества – это единый взаимосвязанный процесс функционирования демократического общественного устройства. В современной России он происходит на фоне сложных и противоречивых общественных преобразований, недостаточно проработанных, что вызывает значительные трудности и недовольство населения. Серьезными препятствиями на пути развития гражданского общества в политическом пространстве современной России является коррупция, криминализация, бюрократизация общества. Борьба с их засильем активизировалась по инициативе Президента РФ, но этого явно недостаточно, необходима активная позиция самих граждан.

В диссертации автор обращается к политическим реалиям гражданского общества в нашей стране. По его мнению, существуют положительные сдвиги в процессе его становления. За несколько лет реформ возникли политические партии (в 2009 г. официально зарегистрировано Министерством Юстиции РФ 7 политических партий, 4 из них входят в парламент), неправительственные организации, объединения, ассоциации, центры, союзы, фонды, движения, отвечающие характеристикам гражданского общества. Они также появились во всех сферах общественной жизни: экономической, социальной, политической, духовной и др. Сферы и направления деятельности гражданских организаций в России чрезвычайно многообразны. Участие в ассоциативных и институциональных группах прививает гражданам такие политические  навыки и формы отношений сотрудничества, которые необходимы для хорошо функционирующего общества. Именно активная вовлеченность общественности в разнообразные группы интересов подготавливает благодатную почву для дальнейшего развития демократии.

В диссертационной работе подчеркивается, что гражданское общество разрушает монополию на власть государственных деятелей, уравнивает ее с властью частных лиц и независимых организаций. Гражданское  общество по отношению к государству использует весь арсенал компенсаторных средств в виде создания независимых общественных организаций, массовых общественных движений, независимых СМИ. В конечном итоге, это приводит к корректировке, а затем и изменению государственной политики или созданию новых законов, заимствованию властными структурами  демократических принципов, методов по усилению контроля за соблюдением государственными органами и их представителями правовых процедур.

Возникновение разноплановых некоммерческих организаций (НКО) позволяет создавать благоприятные условия для становления жизнеспособных и гибких общественных структур, возрождение традиций, различных форм добровольческой активности, направленной на достижение социально значимых целей. НКО, будучи основанными, в том числе, на частной собственности, действуют в общественных интересах, обеспечивают доступ к общечеловеческим ценностям, отстаивают принцип плюрализма и равных возможностей для всех членов общества.

Диссертант приходит к убеждению, что для полноценного развития любого демократического государства (или стремящегося к демократии) необходимо действенное гражданское общество, выступающее партнером государственной власти, помогающее ему в условиях кризиса и нестабильности. Гражданское общество в современном политическом пространстве есть важнейшая составляющая демок­ратического государства. Степень развития гражданского общества отражает уровень развития демократии. Уровень развития демок­ратии в свою очередь зависит от того, в какой мере развито гражданское общество, а стабильность демократического процесса – от того, в какой мере политические институты отражают потребности гражданского обще­ства, своевременно реагируя на протекающие в нем процессы. Демократия воплощается в институтах, отношениях, культуре, которые коренят­ся в гражданском обществе, в исторически сложившейся и относи­тельно устойчивой системе социальных связей, ценностных ориен­таций, норм общественного поведения.

Автором подчеркивается, что для развития гражданского общества и современного демократического государства наиболее приемлемы партнерские взаимоотношения на основе консолидации общества и власти. Для дальнейшего функционирования демократических процессов необходимо действенное гражданское общество, выступающее партнером государственной власти, помогаю­щее ему в условиях кризиса и нестабильности.

       Во втором  параграфе  второй  главы «Современные тренды политического процесса и их влияние на гражданское общество» определяются роль и значение влияние основных тенденций мирового развития на гражданское общество.

В настоящее время Россия все более активно интегрируется в мировое сообще­ство, вовлекаясь в процесс глобализации, которая является одной из объектив­ных тенденций мирового развития, затрагивает все сферы человеческой деятельности, в том числе и политическую.

Интеграция и фрагментация, глобализация и регионализация – это взаимодополняющие процессы, а точнее, две стороны одного и того же процесса общемирового перераспределения суверенитета, власти и свободы действий. Между ценностями глобализации и групповыми ценностями существует определенная симметрия, позволяющая им свободно взаимодействовать в рамках глобализации. Процессы глобализации довольно легко преодолевают государственные границы и способны влиять на любую со­циальную общность в любом уголке мира.

Модернизация жизненного мира явилась стимулом и базисом та­кого нового мощного процесса, как глобализация, которая способствует становлению качественно однородного пространства. Именно в условиях модернизации закладываются основы гражданского общества как процесса распределения гражданских и политических прав.

       Ряд стран мира, в том числе, и РФ, оказались перед необходимостью самоопределения – либо вырабатывать собственное новое представление о гло­бализации, либо следовать западному – неолиберальному – проекту глобализа­ции. Следование западным стандартам приводит к кризису идентичности, сопровождается новыми рисками утраты легитимности, так как процессы глобализации постоянно подрывают легитимность политических систем и структур управления. Россия и мировое сообщество вынуждены искать новые механизмы взаимопони­мания, строить по-новому диалог. Россия продолжает линию открыто­сти внешнему миру при одновременном внимании к необходимости со­хранить свое право на идентичность, целостность и укрепление суверени­тета.

В диссертации отмечается, что глобализация имеет свои плюсы и минусы, что, в свою очередь, отражается и на развитии граждан­ского общества. Указывая положительные моменты, подчеркнем, что под воздействием глобализационных процессов крепнет и глобальное гражданское общество – негосударственная международная структура, решающая важней­шие социально-политические и экономические вопросы на мегауровне. Глобализация также вызвала обострение международной конкуренции, что в экономической сфере приводит к снижению цен, в свою очередь, ведет к устойчивому экономическому росту, к разработке и внедрению новых передовых технологий. В целом, глобализация может улучшить положение всех партнеров на рынке, получающих возможность, увеличив производство, повысить жизненные стан­дарты. Конечным результатом глобализации должно стать общее повыше­ние благосостояния в мире. Это, в свою очередь, относится и к негосудар­ственным структурам – элементам гражданского общества. Глобализация является существенным фактором распространения демократии и усиле­ния требований политических свобод, где они еще не гарантированы.

Вместе с тем, процессы глобализации чреваты негативными последст­виями и потенциальными социально-политическими и экономическими рисками. Несправедливое распределение благ от глобализации порождает угрозы конфликтов на региональном, национальном и между­народном уровнях. Во всех этих случаях соперничающие стороны активно используют так называемые силы «транснационального гражданского об­щества». Глобализация влечет потенциальную региональную и глобальную нестабильность из-за взаимозависимости национальных эко­номик на мировом уровне.

Проведенный в главе анализ позволяет определить то, что процессы модернизации, глобализации, политических трансформаций, неолиберальные, анти- и альтерглобалистские тенденции мирового развития и другие современные тренды различны по своим источникам, динамике, степени управляемости, масштабам политических и социокультурных изменений. Среди них достаточно отчетливо выделяется глобализация, которая сформировала более острое ощущение принадлежности к глобальному сообществу для людей в различных регионах мира, ускорила глобальные коммуникации, дала потенциальные возможности усиления роли глобального гражданского общества в проекте мирового демократического управления.

Автор выделил следующие тенденции влияния современных мировых трендов на развитие гражданского общества: усиление самого гражданского общества и его социально-политической активности; возникновение глобальных сетей, связывающих граждан в различных регионах мира в рамках неформального управления; стремление к вытеснению негосударственными акторами государств с позиций главных субъектов мировой политики; ослабление роли национальных государств в мире; появление глобального гражданского общества – негосударственной структуры, построенной на принципах свободы объединений и самовыражения; увеличение количества и глубины социально-политических и экономических рисков; возникновение глобальных проблем и угроз безопасности, в борьбу с которыми активно подключаются институты гражданского общества; усиление борьбы с экстремизмом и терроризмом; выработка определенных шагов в целях построения «общества безопасности», одним из агентов которого является гражданское общество; и др.

       В третьем  параграфе второй  главы «Глобальное гражданское общество: структурные компоненты и направления его деятельности» проведен анализ научных представлений о понятии и сущности нового мирового проекта по строительству глобального гражданского общества.

Отмечается, что термин  «мировое (глобальное) гражданское общество» сегодня ши­роко используется не только исследователями, но и политиками, публици­стами, общественными деятелями при характеристике текущих или буду­щих событий мировой политики. Глобальное гражданское общество стало необхо­димым средством, которое должно помочь ориентироваться во все более усложняющемся мире, исправить присущие ему недостатки, вернуть госу­дарству некоторые из утраченных им властных функций и осуществлять их во благо всех.

       Определено, что возникновение и распространение концепции «глобального граждан­ского общества» в 90-е гг. XX в. было вызвано к жизни тремя причинами: 1) возрождением концепции гражданского общества в Центральной Ев­ропе; 2) осознанием хрупкости мировой системы, созданием и деятельностью экологических объединений и движений за мир; 3) широким распространением мнения о том, что с распадом коммунистической системы мир получает новый мировой порядок.

Автор сделал вывод о том, что появление концепции глобального гражданского общества можно объяснить общими интересами человечества в защиту от глобальных уг­роз и вызовов – нарушение прав человека, распространение наркомании, экологические бедствия, исчерпаемость природных ресурсов, угрозы раз­рушения «общего достояния» человечества в области культуры и социаль­ной безопасности, проблемы политического экстремизма, терроризма и др. Глобальные угрозы ставят под вопрос выживание человечества, открывая тем самым возможности для действий на международном уровне.

       Идея глобального гражданского общества в той или иной степени и с теми или иными нюансами получила поддержку предста­вителей всех крупных теоретических течений международно-политиче­ской науки. На сегодняшний день большинство теоретиков глобального граждан­ского общества придерживаются двух основных выводов. Первый из них состоит в том, что рассматриваемое понятие не обладает  большой анали­тической операциональностью. Второй вывод касается того, что «приход» глобального гражданского общества не за горами, но рано го­ворить о том, что оно существует уже сегодня (американский политолог М. Шехтер и др.).

На взгляд автора, глобальное гражданское общество только набирает силы на международной арене. Как и сама глобализация, это объективно сложившееся понятие, игнорировать которое бесполезно. Оно связано с дина­мическими процессами в мировой политике, а именно с негосударствен­ным сектором, транснациональными корпорациями, неправительствен­ными структурами. Таким образом, глобальное гражданское общество все активнее претендует на особую политическую роль в мире.

Выделены три показателя (индикатора) глобального граждан­ского общества. Первым можно считать рождение «глобализированного среднего класса», представители которого проживают в крупных космополитических агло­мерациях – мировых мегаполисных архипелагах, владеют английским язы­ком, часто выезжают за границу и все меньше времени связаны с какой-либо национальной принадлежностью. Второй показатель  – возникновение мирового права, основой которого становятся универсальные этические принципы и которое отказывается от соблюдения национального суверенитета, служившего ба­зовым принципом международного права. В качестве третьего показателя формирующегося глобального граж­данского общества можно привести возросшую роль «мирового общест­венного мнения» в условиях информационной прозрачности.

Рассматривая  концепцию «глобального гражданского общества»  автор пришел к выводу, что она зачас­тую играет роль не только теории, но и идеологии, используется как средство в соперничестве интересов (например, США, как супердержавы, и РФ) и как инструмент в реализации и реабилитации неолиберального политического проекта, пренебрегающего националь­ными традициями, геополитическими и культурными особенностями неза­падных и неамериканских интересов.

       На взгляд автора, в глобальном пространстве институты гражданского общества су­ще­ствуют, адаптируясь к проблемам, существующим в нем, помогают ре­шать насущные социально-политические задачи, глобальные проблемы со­временности. Растущие контакты меду людьми в масштабах всего мира содействуют осознанию того, что все мы являемся частью глобального сообщества. Это зарож­дающееся чувство взаимозависимости, верности единым универсальным ценностям и солидарности между людьми на всей планете можно было бы направить на построение системы демократического глобального управле­ния.

       России необходимо минимизировать риски глобальной дестабилиза­ции. Для этого нужно уяснить, как сохранить и упрочить суверенитет и це­лостность страны, одновременно гарантировав ее гражданам индивиду­альные права и свободы, делающие их полноценными гражданами миро­вого гражданского общества.

       Подводя итоги главы, автор подчеркивает, что конфигурация современного мироустройства меняется в сторону партнёрских отношений со всеми игроками на мировом уровне взаимоотношений, этому свидетельствуют последние саммиты «Большой двадцатки», сессии Генеральной Ассамблеи ООН, переговоры России и США по ПРО и т.д. Россия стремится к многополярному мироустройству, а не к ситуации, когда будет увеличиваться политическая гегемония США. РФ строит свои отношения со странами на основе меж­дународного сотрудничества, построения глобального гражданского обще­ства. Последнее можно представить как совокупность акторов международного сообщества (некоммерческие организации (НКО), неправительственные организации (НПО), международные неправительственные организации (МНПО) и др.), которые независимы от правительств национальных государств. Их объединяет стремление в решении глобальных проблем современности, независимость в финансовой и политической сферах от государственной поддержки, участие в глобальном управлении.

       Влияние современных трендов мирового развития (модернизации, глобализации, неолиберальных, анти- и альтерглобалистских тенденций, политических трансформаций и др.) на гражданское общество повлекло за собой то, что интенсифицировался процесс интеграции гражданского общества в систему глобального управления. Глобальное гражданское общество на современном этапе создает определенные механизмы борьбы с политическими рисками, столь распространенными в глобальном сообществе (например, посредством проведения Граж­данских форумов, саммитов, диалоговых площадок и т.д.).        

В третьей главе «Институциональные формы функционирования  гражданского общества в политическом пространстве современной России», состоящей из трех параграфов, выявляются особенности функционирования и развития институтов российской модели гражданского общества на национальном, региональном и локальном уровнях политического пространства.

       В первом  параграфе третьей  главы «Институты гражданского общества и российская государственная власть: формы взаимовлияния в политическом пространстве» содержится анализ деятельности политических партий, НКО, общественных объединений, движений, ассоциаций и других институтов гражданского общества в современной России на национальном, региональном и локальном уровнях политического пространства. Автор приходит к выводу, что общественные инициативы развиваются параллельно с усилиями государственных структур, однако органы власти не всегда готовы к этому диалогу, особенно на паритетных условиях.

Отмечается, что политическая роль гражданского общества непосредственно связана не с контролем над властью или ее захватом, а с влиянием, проводником которого являются демократические ассоциации и свободная дискуссия в интеллектуальных кругах. Современное гражданское общество создается с помощью определенных форм самоконституирования и самомобилизации. Сферы и направления деятельности гражданских организаций чрезвычайно многообразны. Диапазон общественной добровольческой деятельности институтов и организаций гражданского общества чрезвычайно широк. Прежде всего, это защита прав граждан и правовое просвещение, охрана природы и экологическая защита, помощь инвалидам, больным детям, одиноким старикам, жизненное устройство выпускников детских домов, защита прав потребителей, работа с детьми и подростками из неблагополучных семей и многое другое. Все это создает хорошие предпосылки для укрепления позиций гражданского общества на современном этапе.

Становление организационных структур и увеличение потенциала общественных организаций поставили на повестку дня поиск наиболее эффективных форм и методов их взаимодействия с органами власти. Президент РФ акцентирует свое внимание на таких важных направлениях сотрудничества, как привлечение общественности к обсуждению законопроектов, как сочетание государственных и негосударственных форм контроля за деятельностью органов государственной власти.

Сегодня важно взаимное доверие  и открытость, скоординированность и подлинное сотрудничество власти и общества. Зачастую, контакты органов власти с общественными объединениями особенно регионального и местного уровня носят конъюнктурный характер, обусловленный, в частности, необходимостью общественной поддержки в избирательных кампаниях. А важнейшие вопросы социально-экономического развития регионов решаются кулуарно, без привлечения общественности.

Неосведомленность населения о существующих в стране гражданских организациях и – часто – недоверие к ним, отсутствие веры в результативность их деятельности обусловлены несколькими обстоятельствами – прежде всего тем, что в основном эта деятельность носит локальный характер. Действительно, гражданские организации содействуют решению проблем конкретных групп населения в масштабах городов и регионов, а точнее, оказывают помощь конкретным людям, в эти группы входящим. Людей, такой помощи не получивших и вообще с гражданскими организациями непосредственно не контактировавших, в России, естественно, подавляющее большинство. И в условиях крайней атомизации российского общества, слабости межгрупповых и межрегиональных связей опыт общественных организаций остается за пределами горизонтов массового сознания.

Одним из главных условий полноценного взаимодействия органов власти с институтами гражданского общества является информационная открытость. Отмечается, что власть со своей стороны  старается создать механизмы обратной связи с обществом. Это и общественные приемные приближенных к ней политических партий, и периодические социологические опросы, ежегодные Послания Президента РФ, регулярные телеконференции главы государства, интервью многочисленным средствам массовой информации, бесчисленные круглые столы с участием представителей государства, волеизъявление избирателей на выборах. Но государственные институты не могут «сверху» создать и тем более навязать действенные каналы обратной связи с общественным мнением.

В настоящее время от гражданской позиции и активности самих россиян, обще­ственных и некоммерческих организаций и гражданских союзов, предста­вителей делового сообщества, электронных и печатных СМИ, института общественной экспертизы и других ин­ститутов гражданского общества во многом зависит, насколько власть бу­дет готова прислушиваться к общественному мнению, на него реагировать и вносить коррективы в свои действия. От этого зависит сколь эффективно российский гражданин как свободная личность сможет реализовать свои деловые, творческие, интеллектуальные, политические и иные гражданские инициативы, востребованные самой властью во имя общей цели – создания сильного правового государства и развитого гражданского общества экономически и духовно свободных личностей.

Автором делается вывод о том, что проблема взаимодействия власти и общества – ключевая в процессе государственного строительства. В свою очередь, нельзя не учитывать того, что отношения власти и гражданского общества сложны. Текущая ситуация характеризуется тем, что гражданский сектор нужен власти как легитимация самой власти, как элемент управления социумом. Отношения же гражданского общества к государству иное, оно понимается больше как прямая заинтересованность в институционализации горизонтальных и вертикальных связей. Развивая систему «власть – гражданское общество» органы власти повышают эффективность осуществления своих властных функций и, вместе с тем, способствуют реализации потенциала свободной личности, ее потребностей в социальном действии.  При этом расширяются условия для удовлетворения разнообразных экономических, профессиональных, этнических, региональных, демографических, религиозных и иных интересов граждан, складывается атмосфера доверия и сотрудничества между ними. В совокупности это обеспечивает высокую жизнестойкость государства и общества, усиливает стимулы для саморазвития страны.

Доказывается, что власть и общество заинтересованы в «превентивных шагах», которые предохранили бы их от бесконечного роста противоречий, заложили каналы действенной обратной связи и завязали реальный диалог государства и развивающегося гражданского общества. Гражданское общество для укрепления своих позиций должно обладать целым набором важных параметров. Прежде всего, оно должно располагать бесспорным авторитетом в России – в противном случае, сказанные слова не будут услышаны ни властью, ни широкими общественными кругами. Кроме того, чрезвычайно важны такие параметры, как относительная политическая и финансовая независимость (в первую очередь, от самой власти), отсутствие однозначной ангажированности, связывающей общественные организации или иные институты гражданского общества с избранным «спонсором» и его узкими интересами, четко заявленная и проводимая ориентация на национальные интересы, широкая представительность и, наконец, доказанная дееспособность. У российских гражданских организаций не так много времени для того, чтобы заявить о себе, но, тем не менее, ряд важных тенденций уже налицо и может быть выявлен с полной достоверностью.

Взаимоотношения гражданского общества и государственной власти являются осевыми в характеристике политического пространства современной России. Партнёрские отношения между ними выстраиваются исходя их следующих принципов: принцип качественной изменчивости (государственная власть определяет траектории и стратегии развития гражданского общества, а гражданское общество, в свою очередь, инициирует стратегии государственной политики); принцип преемственности (учёт исторически сформировавшихся форм взаимодействия гражданского общества и государства); принцип солидаризации (основа отношений гражданского общества и государственной власти – общие интересы социальных и политических сил). Разумное сочетание этих принципов, их соотношение позволит наладить более жизнеспособный диалог общества и власти на современном этапе.

       Во втором параграфе третьей главы «Взаимодействие институтов гражданского общества  и государства в обеспечении национальной безопасности» проведенный анализ позволил выявить то, что в Российской Федерации развивается в значительной мере патерналистская модель взаимодействия государства и институтов гражданского общества. Государство поддерживает  еще не созревшее гражданское общество, давая ему стимулы для развития и совершенствования (например, совет при Президенте РФ, инициирование государственной властью проведения многочисленных гражданских форумов, создания общественных палат, поддержки и финансирования ряда проектов НКО и др.).

       Считаем, что в современных условиях значительно возрастает роль гражданского общества в обеспечении безопасности и снижении социально-политических рисков. Одной из главных целей развития является, с одной стороны, укрепление государственности и обеспечение безопасности, а с другой – построение гражданского общества, которое бы отстаивало интересы и права граждан. Эти две достаточно мощные тенденции, соприкасаясь, в то же время, конкурируют между собой. Для обеспечения безопасности и стабильности во всех сферах общественной жизни необходимо реальное функционирование механизмов и институтов гражданского общества. Социально-политическая практика показывает то, что эффективность реформ зависит не только от желания властей их провести, но и от готовности самого общества.

       Выявлены современные тенденции в развитии гражданского общества в политическом пространстве России. Институты гражданского общества существуют в социуме, адаптируясь к проблемам, существующим в нем, помогая решать насущные социально-политические задачи, глобальные проблемы современности. Некоммерческие организации – один из главных субъектов гражданского общества – активно работают в сфере адаптации, снижения политических рисков в обществе для человека. Гражданское общество, в свою очередь, создает определенные механизмы борьбы с политическими рисками. Недоверие к существующим политически институтам и организациям в политическом пространстве современной России растет. Здесь на помощь в решении социально-политических проблем приходит гражданское общество, которое предлагает альтернативные общественные институты, не связанные с «государственной машиной» (например, институт НКО, который в современной России достаточно развит, всевозможные организации гражданских инициатив, НПО – неправительственные организации и др.). В недрах гражданского общества создаются институты для защиты граждан от рисков, организуются структуры так называемых жертв риска – общности людей, защищающие здоровье и безопасность некоторых групп общества. Существуют также общности граждан, которые тем или иным способом пытаются ослабить риски, угрожающие здоровью и жизни своих близких и обществу в целом (союзы солдатских матерей, общественные фонды поддержки и развития гражданского общества, экологические движения и др.).

       Отмечается, что российские политические партии, являясь связующим звеном между гражданским обществом и государственной властью, в условиях рискогенности современного общества, представляют и отстаивают интересы различных слоев населения. В программах они предлагают сценарии выхода страны из социально-экономического и политического кризиса, стараясь, тем самым, снизить политические риски в обществе.

       Важно подчеркнуть, что снижение социально-политических рис­ков в современном российском обществе возможно в связи с перерас­пределением права принятия решений по горизонтальным и верти­кальным структурам государственной власти и делегированием полномочий структурам гражданского общества. Минимизация рискового спектра возможна в условиях взаимодействия между различными участни­ками современного политического процесса, государственными и не­государственными акторами в условиях диалога культур.

       В целом, сущностной характеристикой гражданского общества является сочетание и учет интересов разнообразных социальных и политических сил, сочетание которых предопределяет  столкновения, конфликты между ними, дополняющиеся противоречиями между частными и государственными интересами. Но вместе с тем, главное предназначение гражданского общества состоит в достижении консенсуса между различными социальными силами и интересами. Возникающие связи между ними в определенной степени снижают социальную напряженность, которая, в противном случае, могла бы разъединять людей. В недрах современного гражданского общества со всей очевидностью проявляется тенденция в сторону противодействия рискам и обеспечения национальной безопасности.

Третий  параграф  третьей  главы «Роль местного самоуправления в функционировании гражданского общества в трансформирующейся России» посвящен анализу местного самоуправления в структуре гражданского общества.

Автором отмечается, что развитая система самоуправления в социуме является важнейшим звеном в построении гражданского общества в нашей стране. Вместе с тем, без функционирования гражданского общества невозможно построить реальную демократию в государстве. Так, самоуправление, гражданское общество и демократия – это взаимосвязанные и взаимообусловленные процессы в политическом пространстве современной России.

Сегодня к местному самоуправлению в России проявляется повышенное внимание еще и потому, что в 2003 г. был принят в новой редакции Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», который вступил в действие с января 2006 г.  Однако не все субъекты федерации одинаково активно подключились к реализации этого закона. Пилотными проектами с 2005 г. по реализации положений закона на практике стали Ставропольский край и Новосибирск. На их опыт ориентировались остальные регионы РФ, учтя многие сложности реализации закона о местном самоуправлении.

Местное самоуправление имеет специфические локальные особенности, отличные от федерального и регионального уровней. Специфика деятельности органов местного самоуправления – это требования оперативности, быстрого реагирования на изменяющиеся условия жизни, потребности населения, необходимость решения самых сложных социальных проблем. Отмечается, что органы местного самоуправления – это способ децентрализации власти и управления, это принцип и критерий демократизации и демократии.

Считаем, что сущность местного самоуправления раскрывается в том, что в стране наряду с интересами личности и государства признаются и гарантируются местные интересы, связанные с решением вопросов жизнедеятельности населения. При этом, муниципальные интересы рассматриваются не как подчиненные государственным, а как равноправные. Так, обладая статусом самостоятельного субъекта управления, местное самоуправление является равноправным партнером гражданского общества, способным создать условия для максимально эффективной реализации местных интересов и потребностей. Местное самоуправление получает свободу в решении всех социальных, экономических, политических и других вопросов местного значения и наделяется полномочиями, затрагивающими практически все стороны жизни местных коллективов.

Автором делается вывод, что местное самоуправление – это организация власти на местах, предполагающая самостоятельное решение населением вопросов местного значения. Это означает, что государство признает местное самоуправление в качестве самостоятельного и независимого уровня осуществления народом принадлежащей ему власти. Однако система местного самоуправления – это не государство в государстве: она интегрирована в общую систему управления делами государства и общества, считается институтом гражданского общества, обладает определенной автономией. Местное самоуправление как основа гражданского общества  – ближе всего к народу, не находится в иерархических связях с какими-либо структурами, строит свою деятельность при принятии решений только в соответствии с законом, что гарантирует его деятельность от любого вмешательства извне.

Диссертант  занимает критичную позицию по отношению к функционированию органов местного самоуправления в современной России. Действительно, государственные структуры, которые ежегодно разрабатывают и выполняют федеральные, региональные и местные социальные программы, не полностью справляются со своей задачей, или же эта работа не эффективна. И без взаимодействия государственных и общественных организаций нельзя решить многие социальные проблемы. С привлечением общественных, неправительственных организаций их можно решать наиболее  эффективно.

В то же время в стране  формируется опыт территориального управления, ориентированный на регулирование общих целей и задач в средне- и долгосрочной перспективе муниципальных образований. За годы реформ создано более 100 союзов и ассоциаций различных уровней, которые дают возможность не только учитывать интересы населения, формулировать их претензии, но и лоббировать их решения через органы власти различных уровней. Все эти объединения являются фундаментом становления местного самоуправления, хотя пока недостаточно прочным.

Отмечается, что слабость институтов гражданского общества и местного самоуправления в России свидетельствует о том, что наша страна «выбивается» из общемировых тенденций. Это находит свое конкретное выражение, в частности, в том, что на общефедеральном уровне слабость институтов гражданского общества не позволяет контролировать принятие и реализацию политических решений, эффективно бороться с коррупцией, обновлять национальную элиту и др., на региональном уровне слабость местного самоуправления является сдерживающим фактором роста среднего и мелкого бизнеса и др.

Автор доказывает, что развитие гражданского общества невозможно без эффективного использования института местного самоуправления. В настоящее время становится все более ясно, что никакая общественная проблема не может быть решена без активного участия местного самоуправления, без придания ему статуса главного звена в управлении обществом. Являясь низовым структурным звеном власти, местное самоуправление, по нашему мнению, наиболее продуктивно может реализовать полномочия граждан в сфере управления делами общества, поскольку оно стоит ближе всего к населению, живет его интересами и решает конкретные вопросы его жизнедеятельности. Однако эти возможности используются недостаточно эффективно. Значительная часть граждан не имеет четкого представления о возможностях местного самоуправления в различных сферах общественной жизни. Хотя местное самоуправление имеет достаточно широкие закрепленные в законе полномочия, которые, как показывает политическая практика, тем не менее, нуждаются в расширении, исходя из процессов, происходящих на местах.

       Диссертант приходит к выводу, что принципиальным направлением в развитии гражданского общества в РФ является наличие разветвленной системы участия населения в государственном управлении и местном самоуправлении, способном удовлетворить не только внутренние потребности гражданского общества в самоорганизации, но и брать под свой контроль регулирующие функции государства, снижать степень его вмешательства в частные дела. Для эффективного участия органов местного самоуправления в становлении гражданского общества необходимо совершенствование самого местного самоуправления, решение вопросов его финансового обеспечения для решения поставленных задач. Привлечение институтов гражданского общества к разработке важных политических решений в стране повысит легитимность, подотчетность процесса принятия решений.

В Заключении сформулированы основные выводы исследования гражданского общества в политическом пространстве современной России, обобщены важнейшие результаты, намечены главные направления дальнейшего, более глубокого изучения данной проблемы.

       Проведенный анализ позволяет выделить современные тенденции в развитии гражданского общества в политическом пространстве России. Диссертационное исследование представлено через призму полипарадигмального подхода: рассматриваются процессы демократического транзита, важнейшие тренды мирового развития, влияние глобальных процессов на трансформацию гражданского общества в политическом пространстве, концепты глобального гражданского общества, рискогенная парадигма, устойчиво – безопасное развитие и др.

       Авторская концепция гражданского общества выстроена в дискурсе политического пространства современной России. Показано влияние важнейших трендов мирового развития, таких как демократизация, модернизация всех сфер жизни общества, происходящих в условиях противоположно направленных векторов цивилизационного развития: глобализации и локализации. Рассмотрение становления и развития гражданского общества в современной России через призму политического пространства, органически включающего в себя многообразие политических институтов и процессов, выводит исследование гражданского общества на уровень широкого полипарадигмального подхода, в котором политическое пространство приобретает статус всеобщего объекта политической науки и центрального принципа политического анализа. Становление гражданского общества при таком подходе предстаёт как закономерный и необходимый этап развития любого общества, обретения обществом качеств самоорганизуемого и самоуправляемого социума.

       В Российской Федерации развивается в значительной мере патерналистская модель взаимодействия государства и институтов гражданского общества. Государство опекает еще не созревшее гражданское общество, давая ему стимулы для развития и совершенствования (например, совет при Президенте РФ, инициирование государственной властью проведение многочисленных гражданских форумов, создания Общественной палаты, поддержки и финансирования ряда проектов НКО и др.). Партнерские взаимоотношения гражданского общества и государства наиболее приемлемы для современного демократического общества.

       Отметим, что в современных условиях интересы некоторых институтов гражданского общества не вполне согласуются с интересами самого общества, поскольку апеллируют лишь к принципу независимости от государства и не учитывают того, что оно, в целом, является отражением интересов всего общества. Обеспечение национальной безопасности требует зачастую пресечения безответственных действий НКО и других акторов гражданского общества, прикрываемых лозунгами о свободе, демократии и правах человека.

       Считаем, что именно участие граждан в процессах формиро­вания гражданского об­щества и государства остается «слабым местом» в современной России. Диалоговые площадки между представителями государственной власти и общественными объединениями – главным субъектом граждан­ского общества – строятся в современной России с большим трудом. Власть дистанцируется от общества выстроенной властной верти­калью, которая неплохо работает в сложившихся российских условиях. Изменение законодательства в области некоммерческих объединений, от­мена выборов губернаторов плохо сочетаются с попытками государствен­ной  власти либерализировать современную российскую политическую систему, а лишь усиливают вертикаль власти. В связи с этим, го­сударственной власти следует более бережно относиться к институтам гражданского общества, которые и без того недостаточно окрепли на демо­кратической почве в РФ.

Одним  из принципиальных направлений в развитии гражданского общества в РФ является наличие разветвленной системы участия населения в государственном управлении и местном самоуправлении, способном удовлетворить не только внутренние потребности гражданского общества в самоорганизации, но и брать под свой контроль регулирующие функции государства, снижать степень его вмешательства в частные дела.

Несовершенство законодательных норм, регулирующих функционирование гражданского общества, остается рас­тущим фактором социально-политического риска для российского обще­ства. И только объединение усилий гражданского общества и государства смогут помочь России выйти из сложного транзитивного со­стояния и перейти к прочной демократической основе политического про­цесса.

       В современных условиях значительно возрастает роль гражданского общества в обеспечении безопасности и снижении социально-политических рисков. Одной из главных целей развития является, с одной стороны, укрепление государственности и обеспечение безопасности, а с другой – построение гражданского общества, которое бы отстаивало интересы и права граждан. Эти две достаточно мощные тенденции, соприкасаясь, в то же время, конкурируют между собой. Для обеспечения безопасности и стабильности во всех сферах общественной жизни необходимо реальное функционирование механизмов и институтов гражданского общества. Социально-политическая практика показывает то, что эффективность реформ зависит не только от желания властей их провести, но и от готовности самого общества. Условием устойчивого развития российского общества является укрепление государственности и построение гражданского общества, как формы реальной консолидации общества и власти, способной обеспечить национальную безопасность, а также реализацию интересов и прав граждан.

Власть должна учитывать этот настоятельный политический запрос государства и гражданского общества. Понимая значимость этого, органы власти уделяют всё большее значение привлечению населения к делам государственного управления. Свидетельством этому являются создание Совета при Президенте РФ по содействию развитию гражданского общества и правам человека, вошедшие в практику Гражданские Форумы на федеральном и региональном уровнях, на которых обсуждаются в той или иной мере проблемы гражданского общества.  Власть стала открыто строить диалог с гражданскими объединениями, политическими партиями, СМИ о насущных проблемах социальной, политической и экономической жизни страны. Одним из важных результатов разнообразных форумов, своеобразным их катализатором стало создание и деятельность Общественной Палаты при Президенте РФ и региональных общественных палат, которые являются одними из движущих механизмов взаимодействия власти и общества в современных условиях. Гражданское общество постепенно усиливает ресурсы влияния в России. Названные обстоятельства делают тему работы актуальной.

       Рекомендации по итогам исследования состоят в следующем.

  1. Сформулированные выводы могут быть использованы в деятельности по обеспечению стратегического курса и выборе главных ориентиров поступательного развития гражданского общества в современной России.
  2. Результаты исследования могут быть полезны для оптимизации взаимоотношений  между органами государственной власти и институтами гражданского общества. Целесообразно продолжать практику диалоговых площадок между институтами государственной власти и общественными объединениями, некоммерческими организациями, СМИ, что будет способствовать достижению сотрудничества в социально-политической сфере, расширению консолидации общества и власти.
  3. Как показывает политическая практика, институты гражданского общества всё больше доказывают свою способность оказывать помощь государству, выступать партнёром в сфере обеспечения как личностной, так и национальной безопасности. Государственной власти в стратегии противодействия экстремизму и терроризму в настоящее время следует больше внимания уделять гражданским инициативам, исходящим снизу, привлекать общественные организации и движения, НКО и другие институты гражданского общества к сотрудничеству по насущным политическим и социальным проблемам общественного развития.
  4. Органам государственной власти на федеральном и региональном уровнях политического пространства следует увеличить финансирования (в форме системы российских грантов и др.) для поддержки социально ориентированных НКО, решающих конкретные проблемы помощи отдельным группам населения, в том числе, защищающим их гражданские права.
  5. Требуется дальнейшее совершенствование местного самоуправления, его финансового обеспечения, создание условий для повышения эффективности его участия в становлении гражданского общества.
  6. Государственной власти совместно с институтами гражданского общества и бизнесом необходимо сокращать коммуникационные барьеры, оптимизировать их взаимоотношения в межсекторном взаимодействии, что усилит процессы развития гражданского общества в условиях дальнейшей модернизации России.
  7. Исходя из мировой и российской политической практики правомерно утверждать, что гражданское общество в России может сложиться только тогда, когда будут реализованы основные параметры соответ­ствующего ему типа правовой культуры и массового правосознания. Целесообразно повысить роль и ответственность СМИ, неправительственных организаций, общественных объединений, политических партий в разъяснительной и общественной работе по созданию положительного имиджа российского гражданского общества и демократического государства. Это будет способствовать нормализации политических и социаль­ных отношений в России, ее выхода из затянувшегося кризиса.

III. ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ ОПУБЛИКОВАНО 85 НАУЧНЫХ РАБОТ СОИСКАТЕЛЯ ОБЩИМ ОБЪЕМОМ 81 П.Л.:

Монографии:

        1. Галкина Е.В. Становление гражданского общества в современной России: политологический анализ / Под ред. Медведева Н.П. – Ставрополь: ООО «Мир данных», 2008. – 264 с. (16,48 п.л.).
        2. Галкина Е.В. Институционализация гражданского общества в контексте современных политических трансформаций / Под науч. ред. Г.В. Косова. – Ставрополь: ООО «Мир данных», 2010. – 172 с. (10,75 п.л.)
        3. Галкина Е.В. Гражданское общество в России: современное состояние и тенденции развития // Галкина Е.В., Косов Г.В., Паслер О.В. Гражданское общество в России: модели, традиции, тенденции развития / Под науч. ред. Г.В. Косова.  – Ставрополь: «Ставролит», 2010. – С. 83-266. (17,82 / 10 п.л.).
        4. Галкина Е.В. Роль институтов гражданского общества в обеспечении безопасности Ставропольского края // Пути и средства обеспечения безопасности Северного Кавказа / Под общ. ред. Д.А. Еделева и Н.П. Медведева. – Пятигорск: Изд-во РИА-КМВ, 2009. – С. 276-298. (14,88 / 1,2 п.л.).
        5. Галкина Е.В. Гражданское общество: сущность, политологический анализ и структурная характеристика // Научные исследования: информация, анализ, прогноз / Под общ. ред. О.И. Кирикова. – Воронеж: Изд-во Воронежск. гос. пед. ун-та, 2006. – Кн. 10. – С. 35-51. (27,5 / 1,2 п.л.).
        6. Галкина Е.В. Трансформация идей и условия реализации гражданского общества в России // Философия, вера, духовность: истоки, позиция и тенденции развития. / Под общ. ред. О.И. Кирикова. – Воронеж: Изд-во Воронежск. гос. пед. ун-та, 2006. – Кн. 8. – С. 176-190. (14,1 / 1,1 п.л.).

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах по перечню,

утвержденному ВАК  РФ:

        1. Галкина Е.В. Гражданские форумы как форма развития гражданского общества в современной России // Вестник Ставропольского государственного университета. – 2006. – Вып. 44. – С. 212-219. (0,65 п.л.).
        2. Галкина Е.В. Гражданское общество и развитие демократических практик в современной России // Гуманитарные и социально-экономические науки. – Ростов-н/Д, 2006. – № 6. – С. 137-141. (0,5 п.л.).
        3. Галкина Е.В. Гражданское общество в условиях современного общества риска: опыт теоретической конструкции и российская практика // Безопасность Евразии. – 2007. – № 2. – С. 133-140. (0,6 п.л.).
        4. Галкина Е.В. Местное самоуправление и гражданское общество в современной России: проблемы функционирования // Социология власти: Журнал социологического центра РАГС. – 2007. – № 1. – С. 87-96. (0,7 п.л.).
        5. Галкина Е.В. Роль гражданского общества в обеспечении безопасности и снижении социально-политических рисков в современной России // Социально-гуманитарные знания. – 2007. –  № 11. – С. 169-176. (0,5 п.л.).
        6. Галкина Е.В. Некоммерческие организации в РФ как фактор консолидации общества и власти // Социально-гуманитарные знания. – 2008. –  № 11. – С. 4-10. (0,5 п.л.).
        7. Галкина Е.В. Некоммерческие организации и власть: из опыта взаимоотношений на современном этапе // Социология власти: Журнал социологического центра РАГС. – 2008. – № 4. – С. 182-189. (0,5 п.л.).
        8. Галкина Е.В., Косов Г.В. Укрепление вертикали власти и проблемы развития гражданского общества в РФ // Власть. – 2008. –  № 9 (сентябрь). – С. 3-5. (0,5 / 0,35 п.л.).
        9. Галкина Е.В. Глобализация и гражданское общество: основные тенденции взаимодействия // Аспирантский вестник Поволжья. – Самара, 2009. – № 1-2. – С. 162-166. (0,55 п.л.).
        10. Галкина Е.В. Гражданское общество в сфере глобальной тенденции противодействия экстремизму и терроризму // Аспирантский вестник Поволжья. – Самара, 2009. – № 5-6. – С. 171-175. (0,6 п.л.).
        11. Галкина Е.В. Демократия и гражданское общество (поиск оптимальных моделей и путей развития) // Власть. – 2009. – № 4. – С. 42-45. (0,5 п.л.).
        12. Галкина Е.В., Конопелько И.В. Формирование гражданского общества и укрепление институтов демократии как основа развития современной России // Социально-гуманитарные знания. – 2009. – № 9. – С. 35-40. (0,5 / 0,35 п.л.).

Статьи:

        1. Галкина Е.В. Самоуправление в ус­ловиях гражданского общества в Россий­ской Федерации // Проблемы становления местного самоуправле­ния в Ставропольском крае. Матер. ре­гио­н. науч.-практ. конф. (6 июня 2003 г.). – Ставро­поль: Изд-во «Пресса», 2003. – С. 12-15. (0,35 п.л.).
        2. Галкина Е.В. Гражданское обще­ство и демократиче­ские транзиты // Социокультурные, поли­тические и этнические проблемы современного российского общества: Матер. 49-й науч.-методич. конф. «Университетская наука – региону». – Став­рополь: Изд-во Ставроп. гос. ун-та, 2004. – С. 25-28. (0,35 п.л.).
        3. Галкина Е.В. Самоуправление, гра­жданское обще­ство и проблемы демо­кратии в со­вре­менной России // Местное самоуправле­ние: вчера, сегодня, завтра. – Ставрополь: Изд-во «Пресса», 2004. – С. 48-55. (0,45 п.л.).
        4. Галкина Е.В. Гражданское общество через призму исторической памяти Запада // Историческая память и социальная стратификация. Социокультурный аспект: Матер. XVII Междунар. науч. конф., Санкт-Петербург, 16-17 мая 2005 г.: В 2 ч./ Под ред. С.Н. Полторака. – СПб.: Нестор, 2005. - Ч. 1. – С. 13-17. (0,4 п.л.).
        5. Галкина Е.В. Взаимодействие политической власти и гражданского общества на современном этапе // Местное самоуправление в истории российской государственности. Сб. ст. / Под ред. Н.Д. Судавцова. – Ставрополь: Изд-во «Пресса», 2005. – С. 11-26. (1 п.л.).
        6. Галкина Е.В. Местное самоуправление и гражданское общество в современной России: проблемы актуализации // Социально-экономическое и политическое развитие Северного Кавказа и местное самоуправление. Сб. ст. – Ставрополь: ООО «Мир данных», 2005. – С. 19-37. (1,25 п.л.).
        7. Галкина Е.В. Новая российская элита и построение гражданского общества // Интеллектуальная элита России: история, современность, перспективы. Матер.  38-й  Всерос. заоч. науч. конф. / Под ред. С.Н. Полторака. – СПб.: Нестор, 2005. – С. 325-327. (0,35 п.л.).
        8. Галкина Е.В. Политические партии, гражданские инициативы и выборы в современной России: региональный аспект // Сравнительное изучение парламентов и опыт парламентаризма в России: выборы, голосование, репрезентативность. Матер.  Всерос. науч. конф., посвящ. 100-летию принятия закона о выборах депутатов I Государственной Думы. СПб., 15-16 декабря 2005 г. – СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского гос. ун-та, 2005.  – С. 167-172. (0,35 п.л.).
        9.   Галкина Е.В. Проблемы взаимосвязи государства и гражданского общества // Калмыкия – субъект Российской Федерации: история и современность: Матер. рос. науч. конф. (6-7 октября 2005 г.). – Элиста: Изд-во Калмыц. гос. ун-та, 2005. – С. 165-168. (0,35 п.л.).
        10. Галкина Е.В. Проблемы формирования гражданского общества в современной России // Матер. VIII междунар. науч. конф. «Политическая культура и политические процессы в современном мире: методология, опыт эмпирического исследования» памяти проф. Л.Н. Когана. В 2-х т. –  Т.1. – Екатеринбург: Изд-во Уральск. гос. университета, 2005. – С. 38-42. (0,35 п.л.).
        11. Галкина Е.В. Развитие государственности и гражданского общества в современной России // Местное самоуправление в России: история и современность. Сборник материалов / Под ред. Судавцова Н.Д. – Ставрополь: ООО «Мир данных», 2005. – С. 34-43. (0,65 п.л.).
        12. Галкина Е.В. Россия в контексте современных векторов мирового развития // Глобальное versus локальное: российская провинция в условиях глобализации (философские, социологические, социокультурные и политические проблемы): Сб. ст. и тез. межрегион. науч.- практ. конф. НГГТИ (Невинномысск, 28 апреля 2005). – Невинномысск: Изд-во Невинномыс. гос. гуманитар.-техн. ин-та, 2005. – С. 139-149. (0,65 п.л.).
        13. Галкина Е.В. Трансформация национальных интересов России в условиях глобализации // Актуальные проблемы социогуманитарного знания. Сб. науч. тр. / Под ред. О.С. Новиковой. – М.: «Век книги - 3», 2005. – Вып. XIV. – С. 28-30. (0,45 п.л.).
        14.   Галкина Е.В. Трансформация поня­тия «гражданское об­щество» в системе со­временного политоло­гического знания // Модернизация отече­ственного педагогиче­ского образования: проблемы, подходы, решения: Сб. науч. тр. Ч. 1. «Концептуальные и ценностно-смысло­вые основания выс­шего педагогического образования» / Отв. ред. А.К. Юров. – Та­ганрог: Изд-во Таган­рог. гос. пед. ин-та, 2005. – С. 35-354. (0,35 п.л.).
        15. Галкина Е.В. Формирование граж­данского обще­ства как условие ус­тойчи­вого развития России на современ­ном этапе // Социально-политиче­ские процессы в трансформирующемся российском обществе. Матер. 50-й юби­лейной науч.- мето­дич. конф. преподавателей и сту­дентов СГУ «Уни­вер­ситетская наука - ре­гиону». – Ставро­поль: Изд-во Ставроп. гос. ун-та, 2005. – С. 48-51. (0,35 п.л.).
        16. Галкина Е.В. Генезис идей по реализации гражданского общества в России в XIX столетии // Идеи романтизма и прагматизма в истории Российского государства: Матер. 41-й Всерос. заоч. науч. конф. / Под ред. С.Н. Полторака. – СПб.: Нестор, 2006. – С. 42-47. (0,35 п.л.).
        17. Галкина Е.В. Глобальное гражданское общество: к постановке проблемы // Человек в контексте своего времени: опыт историко-психологического осмысления: Матер. XX Междунар. науч. конф., Санкт-Петербург, 18 – 19 декабря 2006 г.: В 3 ч. / Под ред. С.Н. Полторака. – СПб.: Нестор, 2006. – Ч.1. – С. 172-177. (0,35 п.л.).
        18. Галкина Е.В. Гражданское общество и государственная власть: тенденции развития на Юге России // Каспийский регион: политика, экономика, культура. – 2006. – № 1 (8). – Астрахань: Изд-во Астрахан. гос. ун-та, 2006. – С. 34-42. (0,85 п.л.).
        19. Галкина Е.В. Гражданское общество в контексте глобализации: теория и современные тенденции // Человек и общество: на рубеже тысячелетий: междунар. сб. науч. тр./ Под общ. ред. О.И. Кирикова. – Воронеж: Изд-во Воронежск. гос. пед. ун-та, 2006. – Вып. XXXVI. – С. 6-13.(0,55 п.л.).
        20. Галкина Е.В. Гражданское общество как фактор снижения уровня рискогенности современного российского общества // Противодействие терроризму и обеспечение гражданского мира и согласия в регионе конфликта: сб. матер. науч.- практ. конф., 12 мая 2006 г. – Ставрополь: Изд-во Ставроп. ф-ла Краснодарс. ун-та Ф КУ МВД РФ, 2006. – Ч. 1. – С. 214-221. (0,5 п.л.).
        21. Галкина Е.В. Грани взаимодействия гражданского общества и общества риска // Научная мысль Кав­каза. – Ростов-н/Д: Изд-во Северо-Кавказского науч. центра высшей школы. – Приложение. – 2006. – №6 (90). – С. 35-51. (0,5 п.л.).
        22. Галкина Е.В. Демократические ценности и тенденции развития гражданского общества в современной России // Динамика нравственных приоритетов человека в процессе его эволюции: Матер. XIX Междунар. науч. конф., Санкт-Петербург, 15-16 мая 2006 г.: В 2 ч. – Ч. 2. / Под ред. С.Н. Полторака. – СПб.: Нестор, 2006. – С. 285-289. (0,35 п.л.).
        23. Галкина Е.В. Новые тенденции в развитии российских политических партий в системе взаимоотношений государственной власти и гражданского общества // Актуальные проблемы управления, политики и права: сб. науч. ст. – Ставрополь: Изд-во «Сервисшкола», 2006. – С. 270-281. (0,65 п.л.).
        24. Галкина Е.В. Общественная палата как инструмент взаимодействия гражданского общества и государственной власти в современной России // Философия в XXI веке: междунар. сб. науч. тр./ Под общ. ред. О.И. Кирикова. – Вып. 10. – Воронеж: Изд-во Воронежск. гос. пед. ун-та, 2006. – С. 174-182. (0,6 п.л.).
        25. Галкина Е.В. Общественные объединения как основной субъект гражданского общества: теория и практика в современной России // Человек и общество: на рубеже тысячелетий. Междунар. сб. науч. тр. / Под общ. ред. О.И. Кирикова. – Воронеж: Изд-во Воронежск. гос. пед. ун-та, 2006. – Вып. XXXV. – С. 74-86. (0,8 п.л.).
        26. Галкина Е.В. Политические партии, гражданское общество и государственная власть в современной России: проблемы взаимодействия // Человек и общество: на рубеже тысячелетий. Междунар. сб. науч. тр./ Под общ. ред. О.И. Кирикова. – Воронеж: Изд-во Воронежск. гос. пед. ун-та, 2006. – Вып. XXXV. – С. 91-101. (0,65 п.л.).
        27. Галкина Е.В. Проблемы миграции и построение гражданского общества на Юге России // Политическая миграциология: Сб. науч. статей. – Вып. 2. / Под ред. Г.В. Косова, Ю.Г. Ефимова. – Ставрополь: Изд-во Северо-Кавказского гос. тех. ун-та, 2006. – С. 9-18. (0,65 п.л.).
        28. Галкина Е.В. Толерантность как условие построения гражданского общества на Юге России // История России как многоконфессионального государства: Матер. 42-й Всерос. заоч. конф. / Под ред. С.Н. Полторака. – СПб.: Нестор, 2006. – С. 133-137. (0,35 п.л.).
        29. Галкина Е.В. Точки соприкосновения гражданского общества и общества риска: к постановке проблемы // Общество безопасности – альтернатива обществу риска. Матер. 51-й науч.- мето­дич. конф. преподавателей и сту­дентов СГУ «Уни­вер­ситетская наука - ре­гиону». / Под общ. ред. Медведева Н.П. – Ставро­поль: Изд-во Ставроп. гос. ун-та, 2006. – С. 50-55. (0,45 п.л.).
        30. Галкина Е.В. Глобализация, гражданское общество и глобальные сети // Электронная культура и новые гуманитарные технологии XXI века: матер. междунар. науч.-практ. конф. (Астрахань, 5-7 июня 2007 г.) / Отв. ред. Е.Е. Рябцева. – Астрахань: ООО КПЦ «ПолиграфКом», 2007. – С. 117-120. (0,5 п.л.).
        31. Галкина Е.В. Глобальное гражданское общество: проблемы становления и развития в процессе обеспечения безопасности // Проблемы обеспечения национальной безопасности, гражданского мира и согласия в контексте глобализационных вызовов и угроз постсовременности: Сб. докладов и статей междунар. науч.-практ. конф. НГГТИ (Невинномысск, 30 марта 2007 г.). – Невинномысск: Изд-во Невинномысск. гос. гуманитар.-тех. ин-та, 2007. – С. 61-69. (0,9 п.л.).
        32. Галкина Е.В. Глобальное гражданское общество: теория и современная практика // Философия в XXI веке: междунар. сб. науч. тр./ Под общ. ред. О.И. Кирикова. – Вып. 14. – Воронеж: Изд-во Воронежск. гос. пед. ун-та, 2007. – С. 204-212. (0,6 п.л.).
        33. Галкина Е.В. Гражданское общество в изменяющейся России: некоторые тенденции и перспективы // Актуальные социально-политические и этнокультурные проблемы Ингушетии. Сб. науч. ст. / Науч. ред. И.М. Сампиев. – Магас: Изд-во Ингушск. гос. ун-т, 2007. – С. 75-94. (1 п.л.).
        34. Галкина Е.В. Гражданское общество в условиях глобализации // Русь, Россия, Советский Союз: опыт и уроки развития международных связей: Матер.  45-й Всерос. заоч. науч. конф. / Под ред. С.Н. Полторака. – СПб.: Нестор, 2007. – С. 91-94. (0,3 п.л.).
        35. Галкина Е.В. Гражданское общество и правовое государство: проблемы становления в России (политологический аспект) // Россия и современный мир: проблемы политического развития. Матер. III Междунар. межвуз. науч. конф. Москва, 12-13 апреля 2007 г. – Ч. 1. / Под ред. Д.В. Васильева. – М.: Ин-т бизнеса и политики, 2007. – С. 128-137. (0,66 п.л.).
        36. Галкина Е.В. Гражданское общество и толерантность на юге России // Публичное пространство, гражданское общество и власть: Опыт развития и взаимодействия / Редкол.: А.Ю. Сунгуров (отв. ред.) и др. – М.: РАПН; РОССПЭН, 2007. – С. 56-67. (0,5 п.л.).
        37. Галкина Е.В. Институты гражданского общества в обеспечении безопасности Северо-Кавказского региона // Вестник Центра Исследований проблем терроризма. – Ставрополь: Изд-во Ставроп. ф-ла Краснодар. ун-та МВД РФ, 2007. – №3 (13). – С. 65-67. (0,4 п.л.).
        38. Галкина Е.В. Культура толерантности в современном гражданском обществе // Эволюция духовных ценностей в отечественной и мировой истории: Матер. 48-й Всерос. заоч. науч. конф. / Под ред. С.Н. Полторака. – СПб.: Нестор, 2007.  – С. 102-107. (0,4 п.л.).
        39. Галкина Е.В. Легитимность политической власти и проблемы развития гражданского общества в современной России // «Новая Россия»: проблема доверия в современном российском политическом сообществе: сб. науч. ст. – Ч. 1. – М.: Рос. гос. гуманитар. ун-та, 2007. – С. 44-53. (0,6 п.л.).
        40. Галкина Е.В. Новые формы публичного диалога государства и гражданского общества в современной России // Человек и общество: на рубеже тысячелетий: междунар. сб. науч. тр./ Под общ. ред. проф. О.И. Кирикова. – Вып. XXXVII. – Воронеж: Изд-во Воронежск. гос. пед. ун-та 2007. – С. 35-40. (0,45 п.л.).
        41. Галкина Е.В. Партийное строительство в сфере взаимоотношений государственной власти и гражданского общества в современной России // Россия и мир: история, политика, культура: сб. науч. тр. / Под ред. С.В. Осипова, Т.В. Петуховой. – Ульяновск: Изд-во Ульяновск. гос. техн. ун-та, 2007. – С. 21-26. (0,4 п.л.).
        42. Галкина Е.В. Политическая социализация молодежи через призму гражданской активности (уроки парламентских выборов 2007 г.) // Социализация молодежи в современном российском обществе. Матер. 53-й науч.- мето­дич. конф. преподавателей и сту­дентов СГУ «Уни­вер­ситетская наука – ре­гиону». / Под общ. ред. Медведева Н.П. – Ставро­поль: Изд-во «Репринт», 2008. – С. 14-17. (0,35 п.л.).
        43. Галкина Е.В. Правовое государство и гражданское общество: проблемы взаимосвязи (российский вариант) // Человек и общество: на рубеже тысячелетий: междунар. сб. науч. тр./ Под общ. ред. О.И. Кирикова. – Воронеж: Изд-во Воронежск. гос. пед. ун-та, 2007. – Вып. XXXIX. – С. 21-29. (0,65 п.л.).
        44. Галкина Е.В. Российский парламентаризм: исторический опыт и современная политическая практика // Матер. круглого стола «Российский парламентаризм: история и современность». Астрахань, 8 июня 2007 г. / Отв. ред. Е.Е. Рябцева.  – Астрахань: Издат. дом «Астраханский университет», 2007. – С. 39-44. (0,4 п.л.).
        45. Галкина Е.В. Социально-политическая динамика гражданского общества в современной России // Социально-политическая реальность и социодинамика современного российского общества. Матер. 52-й науч.- мето­дич. конф. преподавателей и сту­дентов СГУ «Уни­вер­ситетская наука - ре­гиону». / Под общ. ред. Медведева Н.П. – Ставро­поль: Изд-во Ставроп. гос. ун-та, 2007. – С. 13-20. (0,45 п.л.).
        46. Галкина Е.В. Толерантность и гражданское общество в борьбе с современными социально-политическими рисками // Россия и Восток: проблемы толерантности в диа­логе цивилизаций: матер. IV Междунар. науч. конф. (Астрахань, 3-5 мая 2007 г.): в 2 ч./ Отв. ред.: П.Л. Карабущенко, Л.В. Баева. – Ч. 2. – Астрахань: Издат. дом «Астраханский университет», 2007. – С. 149-155. (0,55 п.л.).
        47. Галкина Е.В. Февральская революция 1917 года как путь к созданию гражданского общества в России // Февральская революция: путь к демократической России: Сб. ст. – Ставрополь: Изд-во Невинномысск. гос. гуманитар.-тех. ин-та, 2007. – С. 52-57. (0,35 п.л.).
        48. Галкина Е. В. Public relations в сфере гражданского общества: опыт взаимопроникновения // PR-технологии в информационном обществе: Матер. IV Всерос. науч.- практ. конф. Санкт-Петербург, 30-31 марта 2007 г. – СПб.: Изд-во Санкт-Петербургс. гос. политехн. ун-та, 2007. – Ч. 1. – С. 196-203. (0,4 п.л.).
        49. Галкина Е.В. Государство как инструмент самоорганизации гражданского общества в современной России // Политика XXI века: преемственность и инновации в России и в мире: Матер. междунар. науч. конф., г. Санкт-Петербург, 23-24 мая 2008 г. – Ч. 2. – СПб.: Балт. гос. техн. ун-т, 2008. – С. 52-57. (0,4 п.л.).
        50. Галкина Е.В. Гражданское общество, глобализация и борьба с международным терроризмом: взгляд из России // Россия и современный мир: проблемы политического развития. Матер.  IV Междунар. межвуз. науч. конф. Москва, 10-12 апреля 2008 г. – Ч. 1. / Под ред. Н.В. Кузнецовой. – М.: Ин-т бизнеса и политики, 2008. – С. 208-221. (0,72 п.л.).
        51. Галкина Е.В. Современное гражданское общество и национальный вопрос: региональный аспект // Вестник Калмыцкого института гуманитарных исследований. – 2008. – № 1. – С. 22-25. (0,4 п.л.).
        52. Галкина Е.В. Формирование гражданского общества и укрепление государственной власти: проблемы взаимовлияния в современной России // Человек и общество: на рубеже тысячелетий: междунар. сб. науч. тр. / Под общ. ред. О.И. Кирикова. – Воронеж: Изд-во Воронежск. гос. пед. ун-та, 2008. – Вып. XL. – С. 30-40. (0,8 п.л.).
        53. Галкина Е.В. Глобальные тенденции в сфере взаимоотношений гражданского общества и государства // Проблемы глобальной политики и безопасности современной России: Матер. междунар. науч. конф., г. Санкт-Петербург, 28-29 мая 2009 г. – Ч. 1. – СПб.: Балт. гос. техн. ун-т, 2009. – С. 17-22. (0,35 п.л.).
        54. Галкина Е.В.  Гражданское общество в контексте глобализационных тенденций: угрозы функционированию и современные тренды развертывания // Современность: социокультурный и политико-экономический абрис: Сб. науч. ст. / Под ред. Г.В. Косова, С.Ш. Цагикяна. – Ереван: Изд-во Российско-Армянского (Славянского) ун-та, 2009. – Вып. 3. – С. 184-192. (0,5 п.л.).
        55. Галкина Е.В. Гражданское общество и безопасность личности в современных условиях социально-политической нестабильности // Народы России: историко-психологические аспекты межэтнических и межконфессиональных отношений: Матер. XXV Междунар. науч. конф., г. Санкт-Петербург, 12-13 мая 2009 г. / Под ред. С.Н. Полторака. – СПб.: Нестор, 2009. – С. 313-318. (0,35 п.л.).
        56. Галкина Е.В. Гражданское общество и политическая социализация молодежи в современной социокультурной среде региона // Молодежь в современной социокультурной среде региона: Матер. регион. науч.- практ. конф. – Ставрополь: Изд-во «Возрождение», 2009. – С. 35-41. (0,45 п.л.).
        57. Галкина Е.В. Деятельность институтов гражданского общества в работах политологов Юга России // Политическая наука на Юге России: итоги двадцатилетнего развития». Сб. матер. междунар. науч.- практ. конф. 11-12 марта 2009 г. – Ростов-н/Д: Изд-во Северо-Кавказс. акад. гос. службы, 2009. – Вып. 1. – С. 308-312. (0,3 п.л.).
        58. Галкина Е.В. Партнёрство государства и институтов гражданского общества в противодействии экстремизму // Противодействие этническому и религиозному экстремизму на Северном Кавказе. Матер. межрегион. науч.-практ. конференции (11-14 ноября 2009 г.). – Майкоп: Изд-во Адыгейск. гос. ун-та, 2009. – С. 75-81. (0,4 п.л.).
        59. Галкина Е.В. Политические партии и перспективы развития российского гражданского общества // Общественные организации Юга России в контексте становления гражданского общества: история, проблемы и перспективы развития: Матер. регион. науч.- практ. конф. (15-16 октября 2009 г.). – Ставрополь: Изд-во Ставроп. гос. ун-та, 2009. – С. 135-141. (0,35 п.л.).
        60. Галкина Е.В. Права и свободы личности в условиях формирования гражданского общества в РФ // Россия: история идей и людей. Матер. 56-й Всерос. заоч. науч. конф. / Под ред. С.Н. Полторака. – СПб.: Нестор, 2009. – С. 183-186. (0,35 п.л.).
        61. Галкина Е.В. Проблемы политического участия в контексте глобализации // Российско-болгарская дружба и сотрудничество: традиции, современность, перспективы. Матер. Междунар. науч.-практ. конф. – Ставрополь: Изд-во Ставроп. гос. ун-та, 2009. – С. 218-226. (0,4 п.л.).
        62. Галкина Е.В. Социально-политическая безопасность города Ставрополя в контексте  гражданской активности // Теоретико-методологические и прикладные аспекты анализа устойчивого развития и безопасности региона. /  54-я  науч.- методол. конф.  «Уни­вер­ситетская наука – ре­гиону»: сб. матер. / Под общ. ред. Н.П. Медведева. – Ставро­поль: Изд-во «Ставролит», 2009. – С. 9-14. (0,35 п.л.).
        63. Галкина Е.В. Частная жизнь граждан и власть в условиях современной России // Российская политика XXI века: неполитические потенциалы политического: Матер. Междунар. науч. конф., 23-24 апреля 2009 г. – М.: Изд-во Рос. гос. гуманитар. ун-та, 2009. – Ч.1. – С. 165-179. (0,72 п.л.).
        64. Галкина Е.В. Война и гражданское общество // Российская научно-практическая конференция «Вклад регионов Юга России в Победу в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», 21-22 апреля 2010 г.: материалы. – Элиста: Изд-во Калмыц. гос. ун-та, 2010. – С. 117-119. (0,35 п.л.).
        65. Галкина Е.В. Гражданское общество и реформа местного самоуправления в городе Ставрополе // Политическая идеология, модернизация и безопасность – факторы устойчивого развития современной России: 55-я науч.- методол. конф. «Университетская наука – региону»: сб. науч. ст. – Ставрополь: Изд-во «Ставролит», 2010. – С. 14-22. (0,45 п.л.).
        66. Галкина Е.В., Конопелько И.В. Патриотизм в контексте проблем сохранения и развития человеческого капитала: национальный и региональный уровни // Россия в процессе модернизации: социально-политические аспекты: Матер. Всерос. науч.-практ. конф. (5-6 марта 2010 г.). В 3 т. / Науч. ред. А.А. Вартумян. – Армавир: Ред.-изд. центр Армавирск. гос. пед. ун-та, 2010. – Т. 2. – С. 45-51. (0,65 / 0,45 п.л.).
        67. Галкина Е.В. Роль гражданского общества в обеспечении национальной безопасности РФ: теория и политическая практика // Матер. междунар. науч.-практ. конф. «Информационное сопровождение геополитической безопасности территорий Юга России и Прикаспийского региона» / Под ред. Е.Е. Рябцевой. – Астрахань: Издат. дом «Астрахан­ский университет», 2010. – С. 82-93. (0,8 п.л.).

  1 Cox R. Civil Society as Turn of the Millennium: Protests for an Alternative World Order // Review of International Studies. - 1999. - № 25. - P. 10-11; Schmitter P.C. The Conceptual Travels of Transitologists and Consolidologists: How Far East Should They Attempt to Go? // Slavic Review. - 1994. - Vol. 53. - № 1.

  2 Аристотель. Политика // Политика. Наука об управлении государством. - М., 2003. - С. 307-584; Гоббс Т. Философские основания учения о гражданине. – М., 2001; Локк Дж. Два трактата о правлении // Локк Дж. Соч.: В 3 т. - М., 1988. - Т. 3. - С. 262 – 406; Макиавелли Н. Государь. Искусство стратегии. – М., 2008; Монтескье Ш.-Л. О духе законов. – М., 1999 и др.

  3 Кант И. Метафизика нравов // Кант И. Собр. соч. - Т. 4. - Ч. 1. - М., 1965; Гегель Г.В.Ф. Политические произведения. - М., 1978; Маркс К. Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - Т.8; Вебер М. Избранные произведения. - М., 1990; Грамши А. Избранные произведения. – М., 1980 и др.

4 Алмонд Г. Сравнительная политология сегодня. Мировой обзор / Г. Алмонд, Дж. Пауэлл, К. Стром, Р. Далтон. - М., 2002; Истон Д. Категории системного анализа политики // Антология мировой политической мысли. - М., 1997. - Т.II. - С. 630-642; Парсонс Т. Система современных обществ. - М., 1997; Поппер К. Открытое общество и его враги. - М., 1992; Deutsch K. Social Mobilization and Political Development // American Political Science Review. – 1961. – Vol. 55; Luhman N. Political Theory in the Welfare State. - Berlin, 1990; etc.

5 Бурдье П. Социальное пространство: поля и практики. – М.; СПб., 2005; Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. – М., 1992;  Гидденс Э. Устроение общества: Очерки теории структурации. – 2-е изд. – М., 2005; Хабермас Ю. Политические работы. – М., 2005; Кастельс М. Информационное общество: экономика, политика, культура. - М., 2003; Фуко М. Принуждать и наказывать. – М., 1993; Luhmann N. Ends, Domination and System // The Differentiation of Society. – N.Y., 1982; etc.

  6 Anheir H., Glasius M., Kaldor M. Global Civil Society. – Oxford, 2001. - P. 17.

  7 Alexander J.C Global Civil Society // Theory, Culture and Society. – 2006. – Vol. 23. – May. – P. 521-524; Bartelson J. Making Sense of Global Civil Society // European Journal of International Relations. – 2006. – Vol. 12. – September. – P. 371-395; Bckstrand K. Democratizing Global Environmental Governance? Stakeholder Democracy after the World Summit on Sustainable Development // European Journal of International Relations. – 2006. – Vol. 12. – Dec.  – P. 467-498; Benessaieh A. Seven Theses on Global Society: A Review Essay // Cultural Dynamics. – 2003. – Vol. 15. – March. – P. 103-126; Castells M. The New Public Sphere: Global Civil Society, Communication Networks, and Global Governance // The Annals of the American Academy of Political and Social Science. – 2008. – Vol. 616. – March. – P. 78-93; Keane J. Global Civil Society? – Cambridge, 2003; Lipschutz R.D. Power, Politics and Global Civil Society// Millennium. Journal of International Studies. – 2005. – Vol. 33. – June. – P. 747-769; Ruggie J.C. Reconstitution the Global Public Domain – Issue, Actors, and Practices // European Journal of International Relations. – 2004. – Vol. 10. – December. – P. 499-531; etc.

8 Коэн Дж.Л., Арато Э. Гражданское общество и политическая теория. - М., 2003; Кин Дж. Демократия и гражданское общество. - М., 2001; Лей Я. Гражданское общество, демократия и закон // Проблемы становления гражданского общества в России. Материалы науч. семинара. – М., 2003. – Вып. 3. – С. 5-7; О’Доннелл Г. Делегативная демократия // Век XX и мир. - 1994. - № 2 - 3. – С. 52-69; Саква Р. Режимная система и гражданское общество в России //  Полис. - 1997. - № 1. - С. 61-82; Хабермас Ю. Политические работы. – М., 2005; Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия. – М., 1995; Schmitter P. C. The Conceptual Travels of Transitologists and Consolidologists: How Far East Should They Attempt to Go? // Slavic Review. - 1994. - Vol. 53. - № 1; etc.

9 Brown D.S., Brown J.Ch., Desposato S.W. Who Gives, Who Receives, and Who Wins? Transforming Capital Into Political Change Through Nongovernmental Organizations // Comparative Political Studies. – 2008. – Vol.41. - №1. – Р. 24-47; Henderson S.L. Selling Civil Society: Western Aid and the Nongovernmental Organization Sector in Russia // Comparative Political Studies. – 2002. – March. – Vol. 35. – P. 139-167; Mercer C. NGOs, Civil Society and Democratization: a Critical Review of Literature // Progress in Development Studies. – 2002. – Jan. – Vol. 2. – P. 5-22; Smith D.H., Shen C. The Roots of Civil Society: A Model of Voluntary Association Prevalence Applied to Date on Larger Contemporary Nations // International Journal of Comparative Sociology. – 2002. - April. – Vol. 43. – P. 93-133; etc.

  10 Bell C., O’Rourke C. The People’s Peace? Pease Agreements, Civil Society, and Participatory Democracy // International Political Science Review. – 2007. – June. – Vol. 28. – P. 293-324; Lavalette M., Ferguson L. Democratic Language and Neo-Liberal Practice: The Problem with Civil Society // International Social Work. – 2007. – July. – Vol. 50. – P. 447-459; Rumford Ch. European Civil Society or Transnational Social Space?: Conceptions of Society in Discourses of EU Citizenship, Governance and the Democratic Deficit: an Emerging Agenda // European Journal of Social Theory. – 2003. – Feb. – Vol. 6. – P. 25-43; Thomassen L. Within the Limits of Deliberative Reason Alone: Habermas, Civil Disobedience and Constitutional Democracy // European Journal of Political Theory. – 2007. – April. – Vol. 6. – P. 200-218; Tusalem R.F. A Boon or a Bane? The Role of Civil Society in Third-and-Fourth-Wave Democracies // International Political Science Review. – 2007. – June. – Vol. 28. – P. 361-386; etc.

11 Красин Ю.А., Галкин А.А. Гражданское общество: путь к стабильности // Диалог. - 1992. - № 3. - С. 73-76; Галкин А.А. Гражданское общество в России: формы существования и основные виды деятельности // Публичное пространство, гражданское общество и власть: Опыт развития и взаимодействия. – М., 2008. – С. 68-81; Гаман-Голутвина О.В. Мировой и отечественный опыт реформ государственного управления // Политическое управление и публичная политика XXI века: Государство, общество и политические элиты. – М., 2008. – С. 56-83; Левин И.Б. Гражданское общество на Западе и в России // Полис. - 1996. - № 5. - С. 107-119; Орлова И.В. Перспективные формы развития институтов гражданского общества // Государство, НКО и бизнес: процесс взаимодействия: Материалы междунар. науч.- практ. конф. / Ред. коллегия: Т.А. Васильева, С.А. Гладкова. – М., 2007. – С. 56-63; Пшизова С.Н. Гражданское общество важно для нас как система // Проблемы становления гражданского общества в России. Материалы науч. семинара. – М., 2003. – Вып. 3. – С. 76-78; Пуляев В.Т. Движение к гражданскому обществу: российский вариант // Социально-гуманитарные знания. - 2000. - № 1. - С. 3-18 и др.

12 Белокурова Е.В. Концепция гражданского общества в российском прочтении. Обзор публикаций последних лет // Граждане и власть: проблемы и подходы. - М.; СПб., 2001. - С. 28-47; Гаджиев К.С. Концепция гражданского общества:  идейные истоки и основные вехи формирования // Вопросы философии. - 1991. - № 7. - С. 19-36; Дилигенский Г.Г. Существует ли в России гражданское общество? // Поговорим о гражданском обществе. Серия «Хроника социологических наблюдений» / Сост. Е.В. Петренко. - М., 2001. - С. 14-24; Дука А.В. Методологические вопросы изучения гражданского общества и государства // Гражданское общество – в поисках пути. Приложение к журналу «Северная Пальмира». / Под ред. А.Ю. Сунгурова.  –  СПб., 1997. - С. 9-29; Перегудов С.П. Гражданское общество в политическом измерении // Мировая экономика и международные отношения. - 1995. - № 2. - С. 74-85; Резник Д. Гражданское общество как идея // Социально-гуманитарные знания. - 2002. - № 4. - С. 108-118 и др.

13 Абакумов С.А. От Гражданского Форума до создания Общественной Палаты РФ (2001-2005 гг.). – М., 2005; Беляева Н.Ю. Гражданские ассоциации и государство // Социс. - 1995. - № 11. - С. 109-114; Бородкин Ф.М. Третий сектор в государстве благоденствия // Мир России. - 2004. - № 2. - С. 67-116; Пляйс Я.А. О сущности, возникновении и этапах развития гражданского общества вообще и в России, в частности // Ценности гражданского общества в современной России: матер. Междунар. науч.- практ. конф., состоявшейся 22-24 июня 2007 г. – Казань, 2007; Он же. Политология в контексте переходной эпохи в России. – М., 2009. – С. 267-278; Рогачев С.В. Социальная консолидация общества: механизм межсекторного ресурсного взаимодействия // Государство, НКО и бизнес: процесс взаимодействия: Материалы междунар. науч.- практ. конф. – М., 2007. – С. 20-33 и др.

  14 Рябцева Е.Е. Имидж государства, национальная безопасность и внешняя политика сквозь призму общественного мнения // Актуальные проблемы социогуманитарного знания. Сб. науч. трудов / Отв. ред.О.С. Новикова и др. – М., 2006. – Вып. XV. – Ч. 3. – С. 82-84; Воронцова О.И. Телевидение как канал политической коммуникации: региональный аспект: Автореф. дис… канд. полит. наук. – Астрахань, 2009; Акаев Д.В. Интернет-сообщества: место и роль в политическом процессе социума: Автореф. дис… канд. полит. наук. – Саратов, 2009; Пушкарёва Г.В.  Политические предпочтения: психология медиавоздействия // Демократия, управление, культура: проблемные измерения современной политики. Политическая наука: Ежегодник, 2006. – М., 2006. – С. 436-455; Грачёв М.Н. Средства массовой информации в социально-политическом поле // Вестник Российского университета дружбы народов. – Сер. Политология. – 2000. – №2; Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. – М. 2002; Цуладзе А.М. Политическая мифология. – М., 2003; Шадрикова А.П. Стратегическая модель деятельности для организаций гражданского общества // Тезисы докладов. V Всероссийский конгресс политологов «Изменения в политике и политика изменений: стратегии, институты, акторы». Москва, 20-22 ноября 2009 г. – М., 2009. – С. 464-465 и др.

  15 Гнусарева Ю.А. Общественная Палата Российской Федерации как новый институт гражданского общества // Власть. – 2008. - № 8. – С. 19-23; Петров Н.В. Общественная палата: для власти или для общества? // Pro et Contra. – 2006. – Т. 10. - № 1. – С. 40-58; Подберезкин А.И., Абакумов С.А. Гражданское общество и будущее Российского государства: в поиске эффективного алгоритма развития. - М., 2005; О деятельности Общественной палаты Российской Федерации в 2006-2007 гг. / Под ред. А.Ф. Радченко. – М., 2008; Чернышов Ю.Г. Общественная палата: «симуляция» или институт гражданского общества в России? // Публичное пространство, гражданское общество и власть: Опыт развития и взаимодействия. – М., 2008. – С. 33-43 и др.

16 Малиновская Е.В. Переселенческие НКО: классификация, виды и объемы деятельности, возможности поддержки, типы проектов // Гражданское общество: взгляд изнутри / Сб. статей. – М., 2002. - С. 143-17; Пядухов Г.А., Ларин В.И., Жаворонков А.М. НКО и межсекторное взаимодействие на муниципальном уровне. – Пенза, 2006; Сунгуров А.Ю. Организации–посредники в структуре гражданского общества (Некоторые проблемы политической модернизации России) // Полис. - 1999. - № 6. - С. 34-48; Сухарев А.И. Институциональная НПО-политика: роль и функции неправительственных, некоммерческих организаций в современном мире // Безопасность Евразии. – 2005. - № 2. – С. 457-463; Якимец В.Н. Место и роль некоммерческих организаций России в формировании гражданского общества // Материалы Российского научно-общественного форума «Формирование гражданского общества как национальная идея России XXI века» 14-16 дек. 2000 г. - СПб., 2000 и др.

17 Ильичёва Л.Е. Оптимизация взаимоотношений бизнеса и власти // Государство, НКО и бизнес: процесс взаимодействия. – М., 2008; Она же. К вопросу эволюции взаимоотношений власти  и бизнеса. Неправительственные некоммерческие организации и общественное просветительское движение: История. Опыт. Перспективы.- М., 2008; Мельников М.А. Формирование некоммерческого партнерства как основы управления местным развитием (от глобального – к локальному) // Безопасность Евразии. – 2006. - № 3. – С. 376-382; Рогачев С.В. Социальная консолидация общества: механизм межсекторного ресурсного взаимодействия // Государство, НКО и бизнес: процесс взаимодействия / Материалы междунар. науч.-практ. конф. / Ред. кол.: Т.А. Васильева, С.А. Гладкова. – М., 2007. – С. 20-33; Савва М.В. Диалог общества и власти как механизм профилактики экстремизма // // Тезисы докладов. V Всероссийский конгресс политологов «Изменения в политике и политика изменений: стратегии, институты, акторы». Москва, 20-22 ноября 2009 г. – М., 2009. – С. 365 и др.

18 Кирдина С.Г. Институциональные матрицы и развитие России. - Новосибирск, 2001; Роль институтов гражданского общества в демократизирующихся политических системах / Под ред. В.Д. Нечаева. – М., 2007; Патрушев С.В., Айвазова С.Г., Машезерская Л.Я., Павлова Т.В., Хлопин А.Д. и др. Власть и народ в России: повседневные практики и проблема универсализации институционального порядка // Полития. – 2003. - № 2 и др.

19 Мельвиль А. Ю. О траекториях посткоммунистических трансформаций // Полис. - 2004. - № 2; Мировые процессы, политические конфликты и безопасность / Редкол.: Л.И. Никовская (отв. ред.) и др. - М., 2007; Соловьев А.И. Цивилизация versus политика. Российские иллюстрации // Власть. – 2007. - № 8. – С. 10-11; Проблемы становления гражданского общества в России. Материалы науч. семинара. / Науч. ред. С.С. Сулакшин. - М., 2003. - Вып.2 и др.

  20 Ильин М.В., Панарин А.С. Философия политики. – М., 1994; Панарин А.С. Философия политики. – М., 1996; Ильин М.В. Ритм и масштабы перемен (о понятиях «процесс», «изменение» и «развитие» в политологии) // Политические исследования. – 1993. - №2; Он же. Типы и разновидности политик мирового развития // Политическая наука. Власть и демократия в условиях глобализации. Сб. науч. трудов. / Ред. и сост. Верчнов Л.Н. – М., 2004. - № 1. - С. 7-21.

  21 Дегтярёв А.А. О логике исследования в политической науке // Политология и современный политический процесс. – М., 1990; Он же. Политический анализ как прикладная дисциплина: предметное поле и направления развития // Полис. – 2004. - №1; Гаджиев К.С. Концепция гражданского общества:  идейные истоки и основные вехи формирования // Вопросы философии. - 1991. - № 7. - С. 19-36; Соловьев А.И. Политическая коммуникация: к проблеме теоретической идентификации // Полис. – 2002. - №3; Туровский Р.Ф. Бремя пространства как политическая проблема России // Логос. – 2005. - №1. – С. 124-171; Щербинин А.И. Политический мир во времени и пространстве // Политические исследования. – 1994. - №6; Мохов В.П. Топология политического пространства. – Пермь, 2002; Бляхер Л.Е. Российский политический дискурс и концептуализация становящегося политического пространства // Полис. – 2002. - №3; Данилов М.Д. Возможности использования категории «политическое пространство» для изучения политических партий // Партии и партийные системы в современной России и послевоенной Германии / Отв. ред. Я.А. Пляйс. – М.; Ростов-н/Д, 2004. – С. 348-357 и др.

  22 Вайнштейн Г.И. Формирование гражданского общества в России: надежды и реальность. // Мировая экономика и международные отношения. - 1998. - № 5. - С. 22-34; Володин А.Г. Гражданское общество и модернизация в России (Истоки и современная проблематика) // Полис. - 2000. - № 3. - С. 104-106; Гельман В.Я. Трансформация в России: политический режим и демократическая оппозиция. - М., 1999; Зудин А.Ю. Режим В. Путина: контуры новой политической системы // Общественные науки и современность. - 2003. - № 2. - С. 67-84; Капустин Б.Г. Современность как предмет политической теории. – М., 1998; Медушевский А.Н. Насколько универсальна модель гражданского общества // Проблемы становления гражданского общества в России. Материалы науч. семинара / Науч. ред. С.С. Сулакшин. - М., 2003. - Вып. 1. - С. 23-24; Панкратов С.А. Политическая модернизация России в контексте устойчивого развития (теоретический аспект): Автореф. дис… д-ра полит. наук. – Краснодар, 2006; Шабров О.Ф. Реформа государственной службы: открытость и эффективность? // Социология власти. – 2005. – Т. 5. - № 3 и др.

  23 Акмалова А.А. Особенности самоуправления в Российской Федерации. Теория вопроса и опыт регулирования. – М., 2002; Бочкарев В.К. Местное самоуправление в России: проблема становления. – М.; Пенза, 2004; Великая Н.М. Основные тенденции политического участия в местном самоуправлении // Социс. - 2003. - № 8; Воронько Т.Л. Модель «многосоставной демократии» и готовность в современной России к ее принятию представительной властью на местном уровне // Актуальные проблемы российской политологии и российского политического управления. – Ростов-н/Д, 2005; Дементьев А.Н. Местное самоуправление как один из уровней осуществления публичной власти // Центр – регионы – местное самоуправление. - М.; СПб., 2001. - С. 106-113; Ермаков В.Г. Местное самоуправление в России: традиции и современный опыт законодательного регулирования. - Елец, 1999;  Захаров В.А. Формы взаимодействия муниципальных органов власти и общественных объединений // Социология власти. – 2008. - № 5. – С. 135-142; Калашникова О.А. Реформа местного самоуправления: особенности проблемы реализации в Краснодарском крае: Автореф. дис… канд. полит. наук. – Краснодар, 2009; Кружков А.В. Роль местного самоуправления в российской системе власти // Форум 2003. Социум и власть / Отв. ред. Г.Ю. Семигин. - М., 2003. - С. 223-238; Нечаев В.Д. Основные тенденции в институциональной организации местного самоуправления в современной России // Полития. - 2006. - № 4. - С. 22-44; Швец Л.Г. Управленческие ресурсы «властной горизонтали» в контексте современной российской административной реформы // Вестник Московского ун-та. – Сер. 12. Политические науки. – 2007. - №6. – С. 74-77 и др.

24 Соломатова С.Н. Ценностные ориентации россиян в процессе формирования гражданского общества в современной России // Социально-гуманитарные знания. – 2007. - № 6. – С. 69-80; Гундарь О.Н., Косов Г.В., Медведев Н.П. и др. Толерантность  как  основа  социальной  безопасности. - М.; Ставрополь, 2002; Цирель С.В. Какие силы могут создать гражданское общество в России? // Неприкосновенный запас. - 2003. - № 2 (28); Черныш М.Ф. К проблеме эмпирических исследований гражданского общества // Проблемы формирования гражданского общества. - М., 1993. - С. 151-159; Голенкова З.Т., Витюк В.В., Гридчин Ю.В., Черных А.И., Романенко Л.М. Становление гражданского общества и социальная стратификация // Социс. - 1995. - № 4. - С. 14-24 и др.

  25 Лубский А.В. Конфликтогенные факторы на Юге России: методология исследования и социальные реалии. – Ростов-н/Д, 2005; Толерантность против ксенофобий / Под ред. В.И. Мукомеля и Э.А. Паина. – М., 2005; Никовская Л.И., Якимец В.Н. Место и роль конфликта во взаимодействии государства, бизнеса и гражданского общества // Конфликтология. – СПб., 2004. - № 1; Романенко Л.М. Конфликтологические проблемы построения гражданского общества // Конфликты в современной России. - М., 1999. - С. 100-104; Степанов Е.И. Конфликтные факторы становления многопартийности в процессе развития гражданского общества в России // Проблемы соот­ветствия партийной системы интересам гражданского общества современ­ной России. / Отв. ред. В.Г. Игнатов. - Ростов-н/Д, 2004. - Вып. 1. – С. 46-66; Стребков А.И. Роль конфликтологических знаний в формировании культуры гражданского общества // Конфликтология. – СПб., 2004. - № 1 и др.

  26 Андреев С.С. Политический режим и политическая демократия // Социально-политические науки. - 2002. - № 2-3; Баранов Н.А. Эволюция современной демократии: политический опыт России: Автореф. дис… д-ра полит. н. – СПб., 2008; Он же. Инновационное развитие и суверенная демократия // Политика XXI века: преемственность и инновации в России и в мире: Матер.  междунар. науч. конф., г. Санкт-Петербург, 23-24 мая 2008 г. – СПб., 2008. – Ч. 2. - С. 27-33;  Володин А.Г. Гражданское общество и модернизация в России (Истоки и современная проблематика) // Полис. - 2000. - № 3. - С. 104-106; Кагарлицкий Б.Ю. Управляемая демократия: [Россия, которую нам навязали]. – Екатеринбург, 2005; Калашников С.В. Система конституционных гарантий обеспечения прав и свобод граждан в условиях формирования в России гражданского общества // Государство и право. - 2002. - № 10; Кертман Г.Л. Традиционалистская реинтерпретация демократических институтов в российской политической культуре // Форум 2003. Социум и власть. - М., 2003. - С. 29-44; Кислицын С.А. Формирование гражданского общества в условиях российской демократической реформации. – Ростов-н/Д, 2005; Красин Ю.А. Метаморфозы демократии в изменяющемся мире // Полис. – 2006. - № 4. – С. 127-138; Лапина Н.Ю. Гражданское общество и демократия: грани противоречий // Проблемы становления гражданского общества в России. Матер. науч. семинара. - М., 2003. - Вып. 1. - С. 34-36 и др.

  27 Василенко В.И. Влияние гражданского общества на безопасность России в условиях глобализации. – М., 2006; Досина Н.В. Учёт гендерного фактора при изучении глобализации // Россия и современный мир: проблемы политического развития. Тезисы IV Междунар. межвуз. науч. конф. г. Москва, 10-12 апреля 2008 г. / Под ред. Д.В. Васильева, И.В. Убоженко. – М., 2008. – С. 260-261; Евстифеев Р.В. Российский путь к эффективному государству: политическая траектория России в контексте новой генерации глобальных вызовов в начале XXI века // Политика XXI века: преемственность и инновации в России и в мире: Матер. междунар. науч. конф., г. Санкт-Петербург, 23-24 мая 2008 г. – СПб., 2008. – Ч. 2. - С. 76-82; Лукин В.Н. Глобализация и международный терроризм: политический анализ рисков и стратегия обеспечения безопасности. – М., 2006; Сурков В.Ю. Основные тенденции и перспективы развития современной России. – М., 2007; Сухарев А.И. Институциональная политика: Политология взаимодействия легитимной и теневой сферы в глобальном мире. – М., 2004; Чумаков А.И. Глобализация. Контуры целостного мира. – М., 2005; Яницкий О.Н. Транснационализация гражданского общества: на при­мере неправительственных экологических организаций в трех постсовет­ских странах // Мир России. - 1999. - № 1-2. - С. 135-150 и др.

  28 Брега А.В. Политические риски: основные подходы исследования и управления // Безопасность Евразии. – 2005. - № 2. - С. 653-657; Глушенкова Е.И. Проблемы формирования политической модели устойчивого развития России // Вестник Моск. ун-та. – Сер. 12. Полит. науки. – 2002. - № 2. – С. 63-76; Джус И.В. Политические риски: оценка, анализ и управление. – М., 2006;  Кузнецов В.Н. Общенациональная цель: безопасность и благополучие человека – как фундаментальная проблема российских общественных наук. О некоторых дискуссионных аспектах новой интерпретации миссии российской социологии в XXI веке. – М., 2004; Новая парадигма развития России в XXI веке: Комплексные исследования проблем устойчивого развития: идеи и результаты. – 2-е изд. / Под ред. В.К. Левашова и др. – М., 2000; Мунтян М.А., Урсул А.Д. Глобализация и устойчивое развитие. – М., 2003; Стратегия и проблемы устойчивого развития в России в XXI в. / Под ред. А.Г. Гранберга, В.И. Данилова-Данильяна, М.М. Циканова, Е.С. Шопхоева. – М., 2002; Яновский Р.Г. Становление мировоззрения XXI века как фундаментальная проблема общественных наук // Безопасность Евразии. – 2005. - № 2. – С. 207-217 и др.

  29 Дегтярёв А.А. О логике исследования в политической науке // Политология и современный политический процесс. – М., 1990; Он же. Политический анализ как прикладная дисциплина: предметное поле и направления развития // Полис. – 2004. - №1; Гаджиев К.С. Концепция гражданского общества:  идейные истоки и основные вехи формирования // Вопросы философии. - 1991. - № 7. - С. 19-36; Соловьев А.И. Политическая коммуникация: к проблеме теоретической идентификации // Полис. – 2002. - №3; Туровский Р.Ф. Бремя пространства как политическая проблема России // Логос. – 2005. - №1. – С. 124-171; Щербинин А.И. Политический мир во времени и пространстве // Политические исследования. – 1994. - №6; Мохов В.П. Топология политического пространства. – Пермь, 2002; Бляхер Л.Е. Российский политический дискурс и концептуализация становящегося политического пространства // Полис. – 2002. - №3; Данилов М.Д. Возможности использования категории «политическое пространство» для изучения политических партий // Партии и партийные системы в современной России и послевоенной Германии / Отв. ред. Я.А. Пляйс. – М.; Ростов-н/Д, 2004. – С. 348-357 и др.

  30 Дмитриев А.В., Карабущенко П.Л., Усманов Р.Х. Геополитика Каспийского региона: Взгляд из России. – Астрахань, 2004; Усманов Р.Х., Карабущенко П.Л. Региональные политические процессы: партии, лидеры, общество // Астрахань – XXI век: социокультурная регионалистика.  – Астрахань, 2007; Баранов А.В. Акторы региональных политических процессов в постсоветской России: система взаимодействий: Автореф. дис… д-ра полит. наук. – Волгоград, 2007; Он же. Политико-территориальные лакуны Юга России (сравнительный анализ) // Тезисы докладов. IV Всероссийский конгресс политологов «Демократия, безопасность, эффективное управление: новые вызовы политической науке». Москва, 20-22 окт. 2006 г. – М., 2006. – С. 22-23; Вартумян А.А. Региональный политический процесс в современной России: Динамика, тенденции, особенности: Автореф. дис… д-ра полит. наук. – М., 2005; Гришин Н.В. Политическое пространство как объект теоретических и прикладных политических исследований: Автореф. дис… канд. полит. наук. – Волгоград, 2001; Киселёва А.А. Роль некоммерческих организаций в формировании и развитии гражданского общества в России: на примере Краснодарского края: Автореф. дис… канд. полит. наук. – Краснодар, 2008; Савва М.В., Савва Е.В. Проблемы взаимодействия гражданского общества и власти на Юге России в контексте административной реформы // Человек. Сообщество. Управление. – Краснодар, 2006. - №4. – С. 73-79 и др.

  31 Авксентьев В.А. Проблемы формирования нового образа неконфликтных этнических отношений в Северо-Кавказском регионе // Этнические проблемы современности. – Ставрополь, 1999. – Вып. 5. - С. 16-20; Аствацатурова М.А. Общественный диалог в системе институтов гражданского общества в полиэтническом регионе // Проблемы становления гражданского общества на Юге России: Матер. всерос. науч.-практ. конф. (15-16 апр. 2005 г.). - Ставрополь, 2005. - С. 310-316; Ерохин А.М., Черникова В.Е., Воробьев С.М. и др. Формирование гражданского общества в трансформирующейся социокультурной реальности Юга России. – Ставрополь, 2009; Проблемы региональной безопасности в полиэтничной среде. Вып.1. Информационная безопасность / Отв. ред. В.М. Юрченко. - Краснодар, 2009; Матишов Г.Г., Батиев Л.В., Пащенко И.В. Атлас социально-политических проблем, угроз и рисков Юга России. Т. IV. Причины и обстоятельства роста напряженности, поиск путей стабилизации на Северном Кавказе: Спец. вып. – Ростов-н/Д, 2009; Региональные конфликты и проблемы безопасности Северного Кавказа / Отв. ред. Г.Г. Матишов, В.А. Авксентьев. – Ростов-н/Д, 2008; Юрченко В.М. Стратегия развития современного российского государства: приоритетные национальные проекты и права граждан. – Краснодар, 2006 и др.

32 Угрозы безопасности России на Северном Кавказе / Под общ. ред. Н.П. Медведева и П.В. Акинина. – Ставрополь, 2004; Авксентьев В.А., Гриценко Г.Д, Дмитриев А.В. Региональная конфликтология: концепты и российская практика – М., 2008; Юрченко И.В. Безопасность как базовый концепт политической стратегии инновационного развития современной России. – Краснодар, 2008; она же. Вызовы и угрозы национальной и региональной безопасности Российской Федерации в политико-информационном пространстве. – Краснодар, 2009.

33 Алмонд Г. Сравнительная политология сегодня: Мировой обзор/Г. Алмонд, Дж. Пауэлл, К. Стром, Р. Далтон. – М., 2002.

34 Lasswell H. The Structure and Function of Communication in Society // The Communication of Ideas. – N.Y., 1995; Мерриам Ч. Новые аспекты политики // Антология мировой политической мысли. В 5 т. – Т. 2. Зарубежная политическая мысль. XX век. – М., 1997; Шестопал Е.Б. Перспективы демократии в сознании россиян // Общест­венные науки и современность. - 1996. - № 2. - С. 45-60.

35 Плотинский Ю.М. Теоретические и эмпирические модели социальных процессов. – М., 1998.

36 Parsons T. The System of Modern Societies. - Englewood Cliffs, 1971; Almond G., Verba S. The Civil Culture. - Boston, 1963; Истон  Д. Категории  системного анализа  политики  //  Антология  миро­вой  политической  мысли. - М., 1997. - Т. 2; Deutsch K. Social Mobilization and Political Development // American Political Science Review. – 1961. – Vol. 55; etc.

37 Giddens A. The Consequences of Modernity. – Stanford, 1990; Luhmann N. Political Theory in the Welfare State. – Berlin, 1990; Эйзенштадт Ш.Н. Парадокс демократических режимов: хрупкость и изменяемость // Полис. – 2002. – № 2-3 и др.

38 Bentley A. The Process of Government. A Study of Social Pressures. – New Brunswick – L., 1995; Трумэн Д. Процесс государственного управления: политические интересы и общественное мнение // Теория и практика демократии. Избранные тексты. - М., 2006. - С.306-312; Алмонд Г., Пауэлл Дж., Стром  К., Далтон Р. Сравнительная  политоло­гия  сегодня. Мировой обзор. - М., 2002; Шутов А.Ю. Политический процесс. – М., 1994 и др.

39 Институциональная политология: Современный институционализм и политическая трансформация России. / Под ред. С.В. Патрушева. – М., 2006; Панов П.В. Институциональные основания устойчивости и фрагментации политического порядка в постсоветской России. - Пермь, 2008; Политическая наука в России: проблемы, направления, школы (1990-2007 гг.) / О.Ю. Малинова (отв. ред.), С.В. Патрушев, Я.А. Пляйс, В.В. Смирнов. – М., 2008; Градировский  С.Н., Межуев Б.В.  «Глобальное гражданство» и пределы демократизации // Политическая наука. Власть и демократия в условиях глобализации. Сб. науч. трудов. / Ред. и сост. Верчнов Л.Н. – М., 2004. - № 1. - С. 22-29; Сухарев А.И. Институциональная НПО-политика: роль и функции неправительственных, некоммерческих организаций в современном мире // Безопасность Евразии. – 2005. – № 2. – С. 457-463 и др.

40 Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. – М., 1997; Саймон Г. Рациональность как процесс и продукт мышления // THESIS: теория и история экономических и социальных институтов и систем. – М., 1993. – Вып.3 и др.

41 Beck U. Risk Society. Toward a New Modernity. – L., 1992; Бауман З. Глобализация. Последствия для человека и общества. / Под ред. Е.В. Яновской. – М., 2004; Мельвиль А.Ю. О траекториях посткоммунистических трансформаций // Полис. - 2004. - № 2; Яницкий О.Н. Россия: риски и опасности переходного общества. – М., 1998.

42 Кучерена А.Г. Меньше трех не собираться. Создание Общественной палаты приближает граждан к власти // Российская газета. – 2004. – 12 ноября; Памфилова Э.А. Прекратится ли давление чиновников на российские некоммерческие организации? // www.sovetpamfilova.ru. 15.10.2007; Слободская М.А. Чиновники относятся к идее общественных советов формально // Информационный бюллетень Общественной палаты РФ. – 2008. - №6(18); Клаус В. Чешский путь трансформации экономики // Проблемы теории и практики управления. - 1994. - № 6. - С. 6-10 и др.

43 См.: Информационные бюллетени Общественной палаты РФ. – М., 2008-2010. - № 15-23; Официальный сайт Общественной палаты  при Президенте РФ // www.oprf.ru; О деятельности Общественной палаты Российской Федерации в 2006-2007 гг. / Под ред. А.Ф. Радченко. – М., 2008; Эмпирические исследования гражданского общества: сб. матер. общественных слушаний (24.09.08) / Сост. А.М. Лопухин. – М., 2008 и др.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.