WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

 

На правах рукописи

КОНЯХИН Геннадий Владимирович

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЖИЛИЩНАЯ ПОЛИТИКА В СССР И ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ: ПОЛИТОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

Специальность 23.00.02 политические институты,

процессы и технологии

Автореферат диссертация

на соискание ученой степени

доктора политических наук

Москва 2011

Диссертация выполнена на кафедре политических наук

Кемеровского государственного университета

Научный консультант:        доктор политических наук, профессор

                                       Панов Анатолий Иванович

Официальные оппоненты:

                                       доктор политических наук, профессор

                                       Феофанов Константин Анатольевич

                                       доктор политических наук, профессор

                                       Суворов Владимир Леонидович


                                       доктор исторических наук, профессор

                                       Утенков Вячеслав Матвеевич

Ведущая организация:        Институт социологии РАН

                                       

       Защита состоится «20» декабря 2011 г. в 15.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.155.14 по политическим наукам при Московском государственном областном университете по адресу: г. Москва, ул. Фридриха Энгельса, д.21а, ауд. 305.

       С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного областного университета (г. Москва, ул. Радио, д.10а).

Автореферат разослан «___» _____________ 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                        А.В. Абрамов

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИСЕРТАЦИИ

Актуальность исследования. Специфические условия деятельности людей, уровень развития общества порождают потребности личности и социальных групп как социальных субъектов. Еще основоположники марксизма неоднократно подчеркивали, что первая предпосылка всякого человеческого существования заключается в том, что люди, чтобы быть в состоянии «делать историю», должны иметь возможность жить, то есть удовлетворять относительно элементарные (витальные) потребности - в пище, питье, жилище, одежде и т.д. Размеры же так называемых необходимых потребностей, равно как и способы их удовлетворения, сами представляют собой продукт истории и зависят в большой мере от культурного уровня страны1.

На всех этапах исторического развития человеческой цивилизации жилищная проблема была одной из наиболее важных: иметь жилище – базовая потребность homo sapiens. Но решение этой проблемы в разных странах и у разных народов осуществлялось и осуществляется на основе различных подходов и с разными уровнями сложности. Здесь следует выделить два перманентно актуальных момента. С одной стороны, жилищная проблема – явление многостороннее, комплексное и динамичное, одни вопросы в ней назревают, обостряются и доминируют, другие отходят на второй план, исчезают либо порождают новые (достаточно обратить внимание на динамику спроса на жилье, его стоимость и т.д.). С другой стороны, (и это ключевой момент) проблема обеспечения граждан доступным и достойным жильем в любой стране является краеугольным камнем социальной политики, и уровень, на котором эта проблема решается, непосредственно отражает заботу власти о благосостоянии граждан и, как следствие, о благополучии общества в целом.

И десятилетия назад, и сегодня в нашей стране обещаний официальных властей решить эту проблему в исторически короткие сроки было много. Каждому советскому и уже постсоветским поколениям, согласно неоднократно выдвигаемым высшим руководством концепций и стратегий, уже давно можно было бы жить в отдельной благоустроенной квартире или собственном доме. Однако реалии таковы, что проблема жилищного строительства и обеспечения населения жильем остается проблемой номер один. Разумеется, популистские обещания  дискредитируют власть, подвергают сомнению ее компетентность не только в способности на практике решить данную проблему, но и в оценке ее масштабов и реальных сроков решения.

Но дело не только в этом. И в советский, и постперестроечный периоды из года в год объемы жилищного строительства увеличивались, а недостаток жилья, тем не менее, становился хроническим. Почему это происходило, если сама сущность жилищной проблемы давно всем ясна? Может быть, государство проводило ошибочную социальную политику в области жилищного строительства? Или сам институт государственного обеспечения жилищной системы оказался несостоятельным? А, может быть, виновата сама специфика жилья, которое, с одной стороны, является рыночным товаром, а с другой – социальной услугой, вследствие чего необходимы переосмысление мировоззренческих ориентиров, переоценка ценностей и анализ тех средств, которые использовались для решения практических задач в области жилищного строительства? Впрочем, таких вопросов может быть множество. Но в любом случае на них необходимы адекватные ответы, которые помогли бы разрешить в России пресловутый «жилищный вопрос».

Вхождение в XXI век для России знаменуется началом нового курса государства на повышение уровня благосостояния населения и удовлетворение социальных нужд и потребностей граждан. Заявленные социальные инициативы в сфере здравоохранения, образования, жилищной политики, агропромышленного комплекса являют собой ориентацию государства на инвестиции в человека и объявлены национальными приоритетами в государственной политике. Это означает, что на этих направлениях должны быть сконцентрированы главные усилия всех ветвей и уровней власти.

Казалось бы, сегодня для этого сложились необходимые благоприятные условия. Во-первых, накоплены значительные финансовые ресурсы, которые могут быть направлены на решение социальных задач без угрозы инфляции. Во-вторых, укрепление государственной власти, в частности, новая система избрания руководителей субъектов федерации, создали новые административные возможности для согласованных действий всех ветвей и уровней государственной власти, что абсолютно необходимо для успеха таких масштабных проектов. В-третьих, государство перешло на трехлетнее бюджетное планирование, что расширяет горизонты экономического планирования и вселяет уверенность в завтрашнем дне. В-четвертых, для обеспечения координации усилий всех участников проектов создан Совет по реализации приоритетных национальных проектов и демографической политике во главе с Президентом. В состав Совета вошли представители всех уровней исполнительной и законодательной властей, гражданского общества, эксперты; обеспечивается «обратная связь» с обществом посредством мониторинга реального изменения ситуации, «горячих линий», работа парламентского и общественного контроля. Наконец, в-пятых, у обозначенных приоритетов нет оппонентов - все основные политические силы страны сходятся в том, что именно на них должны быть сосредоточены усилия государства. Тем не менее, жилищный вопрос приобретает все большую остроту.

Сегодня, по официальным данным Совета при Президенте России по реализации приоритетных национальных проектов и демографической политике, две трети россиян не удовлетворены жилищными условиями; каждая четвертая семья проживает в плохих или очень плохих жилищных условиях; в очереди на получение квартир стоят около 4,5 млн. семей, а время ожидания в очереди составляет по-прежнему 15-20 лет2. До сих пор люди живут в «коммуналках», общежитиях семейного типа, деревянных домах. Для них переезд в красивые дома с просторными и светлыми квартирами – самая заветная мечта.

       По данным социологических опросов, к началу реализации национального проекта общая потребность населения России в жилье составляла 1 570 млн. кв. метров. Чтобы удовлетворить ее, жилищный фонд надо увеличить на 46,1%. Реально ли это, если общий объем жилищного строительства, например, в 2004 году составил лишь 41,2 млн. кв. м, что в 1,5 раза меньше, чем в 1990 году3?

Следует подчеркнуть, что в жилищной сфере старые методы и подходы, которые и раньше не решали «квартирный вопрос» для большинства, теперь вообще не работают. Но при этом для основной части работающего населения необходимо обеспечить возможности приобретения жилья на рынке, одновременно  гарантируя предоставление социального жилья малоимущим.

       К сожалению, мировой экономический кризис, затронувший практически все страны мира, в том числе и Россию, резко осложнил проблемы на рынке недвижимости и вызвал процессы, которые способны полностью изменить мировую финансовую систему. Как отмечают специалисты Института глобализации и социальных движений (ИГСО), после цикла первых биржевых обвалов еще в январе-феврале 2008 года российские банки начали всерьез ощущать недостаток платежных средств, а практически двукратное ускорение инфляции усилило негативную динамику, породив сбои в функционировании финансовых институтов, от которых полностью зависит система ипотечного кредитования в России4. Поэтому еще до конца 2008 года в РФ вполне обоснованно ожидали первого падения на рынке жилой недвижимости, вызванное национальным кризисом ипотеки, что однозначно негативно сказалось на реализации программ жилищного строительства.

Стратегия реализации национального проекта «Доступное и комфортное жилье – гражданам России» - стержня государственной жилищной политики - включает в себя ряд направлений, из которых наиболее важными являются: повышение доступности жилья; увеличение объемов ипотечного жилищного кредитования; увеличение объемов жилищного строительства и модернизация объектов коммунальной инфраструктуры; выполнение государственных обязательств по предоставлению жилья категориям граждан, установленных федеральным законодательством. Все они – исключительно социально ориентированы, но, к сожалению, социально не реализованы.

Степень научной разработанности проблемы. Проблема государственной жилищной политики является традиционным объектом внимания со стороны зарубежных и отечественных авторов, рассматривавших различные ее аспекты. Если же  конкретизировать направления разработки проблемы в трудах представленных и других авторов, то можно выделить несколько группы источников, раскрывающих определенные аспекты взаимосвязи социальной политики и ее сердцевины: жилищной политики - с политической системой общества; политические установки социальных проектов и программ - с их экономическим обеспечением; опыт западных государств в сфере жилищного строительства - с возможностями его использования на российской почве и другие направления.

Первая группа – это работы, посвященные правовым основам формирования и функционирования жилищной политики. Здесь следует выделить таких ученых, как И.И. Андрианов, В.А. Арбузов, С.К. Бабкин, А.Ю. Бушев, В.И. Вишневская, В.П. Грибанов, Л.Ю. Грудцына, И.Н. Исрафилов, С.А. Калачева, Е.А. Киндеева, С.М. Корнеев, П.В. Крашенинников, В.Н. Литовкин, И.Б. Марткович, Е.В. Норкина, Л.М. Пчелинцева, П.И. Седугин, Трушин, С.В. Тычинин и других5.

Вторая группа – социально-экономические проблемы и механизмы реализации государственной жилищной политики. В российской экономической литературе, особенно в последнее время, стало уделяться достаточно внимания анализу положения в жилищной сфере. В работах Т. Белкиной, Е.Л. Березиной, О.Э. Бессоновой, О.А.Кириковой, К.В. Кияненко, Н.Б. Косаревой, В.В. Кутузова,  А.С. Пузанова, Н.В. Родионовой, П.В. Сокола, Е.Н. Соколовской, И.Э. Файзулина и других рассматриваются вопросы финансирования жилищного строительства, разработки схем жилищного кредитования, проводится анализ потенциального платежеспособного спроса на жилье, особенностей ипотечного жилищного кредитования6.

Третья группа – научные труды, посвященные отдельным социальным и социально-политическим аспектам государственной жилищной политики и ее реализации. Здесь плодотворно работали и работают ученые, политики, практики М.А. Бесхмельницын, Ф.Э. Бурджалов, Р.М. Вульфович, К.П. Глущенко,  В.Н. Горелов, В.К. Гуртов, Н.А. Денисов, Е.В. Коновалова, С.И. Круглик, М.Г. Меерович, С.А. Попов, А.С. Старовойтов, Н.Е. Тихонова и другие7

Четвертая группа - исследования отечественных и зарубежных ученых8, в которых отражена практика реализации государственной жилищной политики в европейских странах и США, достаточно подробно анализируется политико-экономическое  функционирование жилищного сектора, взаимодействия спроса и предложения жилья, государственная политика в области стимулирования жилищного строительства.

Пятая группа – монографические и диссертационные исследования, поднимающие наиболее актуальные проблемы жилищного строительства в экономических, социологических, исторических, юридических и политических науках. В этих работах жилищная политика рассматривается как прямые воздействия политических структур на жилищную систему, направленные на ее сохранение или изменение, так и косвенное влияние на нее иных политических решений. Подчеркивается, что жилищный политический институт имеет, как правило, двухуровневую структуру: центральный и локальный уровни. Реже встречается трехуровневое устройство - через взаимодействие национальных, региональных и местных органов власти. В зависимости от типа жилищной системы центр тяжести политических решений находится на уровне либо центральной власти, либо местных органов. В исторической ретроспективе жилищная политика рассматривается в работах М.Г. Мееровича, Н.Б. Лебиной, А. Черных. Используя статистические исследования и исторические данные, они описывают послереволюционную жилищную практику, возникновение домов-коммун и коммунальных квартир, состояние жилищного фонда, результаты жилищного передела, исследуют проблемы практик коммунальной жизни в макроконтексте советской модернизации. Социальную направленность государственной жилищной политики исследуют С.В. Воронин, А.И Гранько, Е.Ш. Гонтмахер, В.К. Кармен, М.Д. Щербакова и другие9.

Обобщая степень разработанности проблемы в современной отечественной и зарубежной литературе, можно сделать следующие выводы. Во-первых, избранная тема не рассматривалась еще в качестве самостоятельного докторского диссертационного исследования. Во-вторых, современная российская практика жилищного строительства испытывает острую потребность в концептуальном обеспечении по многим направлениям ее преобразования и совершенствования. В-третьих, большинство существующих работ направлено на исследование отдельных аспектов реформы жилищного сектора России, на анализ становления и функционирования рынка жилья, либо на изучение проблем жилищно-коммунального хозяйства, в то время как комплексное исследование жилищной проблемы в стране с политологических позиций предпринимались только отдельными исследователями. Недостаточно исследованы также проблемы формирования жилищной политики в условиях рыночной экономики. Таким образом, налицо несоответствие между актуальностью проблемы исследования и ее отражением в источниках зарубежных и отечественных ученых. Все это и многое другое требует научного анализа и объяснения.

Научная проблема диссертации заключается в политологическом анализе феномена государственной жилищной политики, ее сущности, содержания, социальных факторов и причин детерминации, обосновании императивов и приоритетов на каждом историческом этапе социального развития СССР и постсоветской России. При этом диссертант исходит из сущностного положения, определяющего государственную жилищную политику как деятельность государства, направленную на решение жилищной проблемы и реализацию права граждан на жилье10.

Объектом исследования является собственно государственная жилищная политика советского и постсоветского периодов в СССР и современной России, а предметом ее политологический анализ, способствующий научному осмыслению политического содержания деятельности государства по реализации конституционного права граждан на жилье.

Полный, глубокий и логичный анализ диссертационной темы требует четкого и ясного формулирования целей и задач исследования.

Цель исследования состоит в политологическом анализе содержания, основных направлений, стратегических императивов и приоритетов советского и постсоветского государства в области жилищного строительства, взаимосвязи изменений государственной жилищной политики с трансформациями политического режима в СССР и постсоветской России, выявлении и определении комплексных мер и рекомендаций по совершенствованию жилищной политики в ее социальном измерении.

Достижение основной цели исследования потребовала решения следующих задач:

  • определить сущность жилищной политики, правовые основы и роль государства в осуществлении конституционного права граждан на жилье;
  • обосновать государственную жилищную политику как политический инструмент в строительстве нового общества;
  • обобщить практику реализации государственной жилищной политики в западных странах в качестве рационального опыта для современной России;
  • исследовать изменения в государственной жилищной политике как результат трансформаций политического режима в СССР и современной России;
  • охарактеризовать особенности реализации государственной жилищной политики в условиях становления рыночной экономики в постсоветской России;
  • проанализировать практику ипотечного жилищного кредитования, сложившуюся в рамках реализации Федеральной целевой программы «Жилище»;
  • раскрыть политический смысл смены стратегических императивов и приоритетов государственной жилищной политики России в конце ХХ – начале XXI вв.;
  • выявить политические проблемы и социальные перспективы реализации современной политики российского государства в области жилищного строительства.

Теоретико-методологической основой диссертации послужили труды классиков политической науки, политической философии, политической социологии, политического менеджмента по исследуемой проблеме. Способ работы в данном исследовании обусловлен трудностями самого предмета: его комплексность заставляет отказаться от того, чтобы предписывать специфические способы исследования какой-либо одной специальной дисциплины, и, в то же самое время, ни один вид интегрируемого материала не должен быть господствующим.

Следует отметить, что прикладное исследование жилищной политики государства, как правило, является междисциплинарным, поскольку в его фундамент наряду с моделями политической системы попадает также изучение действия факторов ее внешней среды – экономических, психологических, социокультурных и прочих, требующих систематического привлечения выводов других фундаментальных наук. Поэтому прикладное политологическое знание в подобном ракурсе выступает вовсе не как эклектичное соединение конкретно-эмпирических выводов различных дисциплин, а, скорее, как технологический синтез разных абстрактных моделей, объединенных в единую картину, позволяющую дать теоретическую интерпретацию той или иной конкретной политической ситуации и как бы «встроить» в нее сам социальный субъект.

В ходе исследования использованы методы изучения сложных социальных объектов: системный подход, системный анализ, единство исторического и логического, общенаучные методы обобщения, применявшиеся как для работы с научной литературой, посвященной различным аспектам деятельности советского и постсоветского государства в области жилищного строительства, так и для анализа текущих материалов.

Научная новизна исследования заключается:

  • в выявлении роли государства в осуществлении конституционного права граждан на жилье в советский и постсоветский периоды развития российского общества;
  • в обосновании жилищной политики как специфического политического инструмента государства в общей практике строительства нового общества в СССР и России;
  • в выявлении прямой взаимосвязи трансформаций политического режима и изменений в государственной жилищной политике в советский и постсоветский периоды;
  • в результатах анализа и обобщения практики жилищного строительства в зарубежных странах в качестве рационального опыта для современной России;
  • в выявлении особенностей реализации государственной жилищной политики в условиях становления рыночных отношений в современном российском обществе;
  • в раскрытии политического смысла смены стратегических императивов и приоритетов государственной жилищной политики России 90-х гг. ХХ – первого десятилетия  XXI вв.;
  • в обосновании политической ангажированности и экономической несостоятельности выдвинутых государством в первом десятилетии XXI века социальных проектов и программ жилищного строительства.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Содержание жилищной политики в СССР и России и в советский, и в постсоветский периоды определялось многими факторами, главный из которых всегда был связан с политической идеологией советской власти. Суть жилищной проблемы (жилищного кризиса) состоит не в том, что жилья хронически не хватает, а в том, что жилищная подсистема советского общества многие десятилетия функционировала на основе абсолютного доминирования в ней института государственного обеспечения.

2. Государственная жилищная политика как часть политики социальной в деятельности политического руководства страны являлась специфическим политическим инструментом строительства нового общества в СССР и России, поставившим людей в прямую зависимость от условий, масштабов, темпов и т.д. государственного жилищного строительства и создавшим уникальную ситуацию социального иждивенчества населения, которое перестало мыслить улучшение своих жилищных условий без опоры на государство.

3. Государственная жилищная политика динамична, изменчива, подвержена конъюнктуре. Любые политические трансформации оказывают непосредственное влияние на ее содержание, формы и механизмы реализации. Ее структура складывается из основных направлений, в целом (а не только в сфере жилищного строительства) копирующих систему социальных функций государства, а также механизмов реализации этих функций, в качестве которых могут выступать различные (причем не только государственные) структуры, нормы и принципы.

4. Практика жилищного строительства показывает, что идеального разрешения жилищной проблемы в мире не существует. Однако без опоры на государство жилищный вопрос не может быть разрешен,  поскольку только государство: а) формирует законодательно-правовую базу и саму жилищную политику, проводит мероприятия по реформированию жилищной сферы; б) регулирует развитие частного предпринимательства в жилищной сфере и удерживает под контролем резкие колебания строительного производства; в) осуществляет адресную помощь в приобретении и строительстве жилья отдельным категориям населения и социальную поддержку посредством субсидий на оплату жилья и коммунальных услуг малоимущим слоям населения.

5. На каждом этапе строительства нового общества в СССР и России государство определяло основные императивы и приоритеты государственной жилищной политики. Неизменными при этом оставались четыре приоритета: а) этатистский подход к решению жилищных вопросов, государствоцентризм, отчуждавшие людей от участия в решении задач обеспечения населения жильем; б)  экономический прагматизм, базировавшийся на удешевлении жилищного строительства; в) дифференциация социального распределения жилья, усиление тенденций социального неравенства в распределении квартир в соответствии с «государственными интересами»; г) тотальная детерминация государства в вопросах управления жилищным фондом, отстранение граждан от управления своим жильем.

6. В 90-е гг. ХХ века социалистическая направленность императивов и приоритетов жилищной политики сменилась на либеральную, которую характеризовало отсутствие баланса между деятельностью государства в направлении социальной защиты незащищенных категорий граждан и стимуляцией той части населения, которая была способна на самостоятельное решение жилищной проблемы. Наибольший же эффект, как показывает мировая практика, может иметь нахождение баланса между социальной защитой незащищенных категорий граждан и государственной поддержкой остального населения при учете факторов демографического, социального, политического, экономического, климатического и иного характера.

7. Реализация государственной жилищной политики в первом десятилетии нового столетия идет с учетом новых социальных приоритетов: 1) удовлетворение жилищных потребностей населения без существенного участия федерального центра и привлечения значительных объемов бюджетных средств; 2) адресность оказания помощи государства в приобретении жилья отдельными категориями населения. Первый приоритет  свидетельствует о том, что государство окончательно сняло с себя ответственность за обеспечение жильем всех социальных слоев общества, второй – выделяет отдельные категории граждан, подпадающих под адресную поддержку государства.

8. Все государственные, федеральные, региональные программы в области жилищного строительства имеют определенную преемственность с точки зрения их политизированности, популистских лозунгов и утопичности. Принятые и реализуемые в первом десятилетии Национальный проект «Доступное и комфортное жилье – гражданам России»,  Федеральные целевые программы  «Жилище» на 2002-2010 гг. и на 2011-2015 гг., в полном объеме выполненными быть не могут: либерально направленная государственная жилищная политика не даст необходимого эффекта при неразвитой либеральной экономике, низкой социальной защищенности большинства населения страны и обилии нерешенных социальных проблем.

Теоретическую базу исследования составляют труды отечественных и зарубежных ученых, материалы научных дискуссий, в которых содержатся принципиальные положения и оценки деятельности государства в области жилищного строительства и обеспечения граждан жильем. Важнейшей аналитической основой работы служили декреты советской власти в первые послереволюционные годы, постановления правительства СССР и правительства постсоветской России, федеральное законодательство, нормативно-правовые акты субъектов федерации, монографическая и справочная  литература, официальные материалы интернет-сайтов Президента РФ, Правительства РФ, Правительства Москвы и других субъектов Российской Федерации.

Эмпирическую базу диссертации составляют результаты конкретных социологических исследований, проведенных специалистами Всероссийского центра исследования общественного мнения (ВЦИОМ), Фонда общественного мнения им. Ю. Левады, Института социально-политических исследований РАН, самим автором. Особую группу эмпирических данных исследования составляют результаты анализа и обобщения конкретных фактов, контент-анализ документов, источников,  печатных и электронных средств массовой информации, посвященных вопросам выработки и реализации политики российского государства в области жилищного строительства.

Достоверность и обоснованность результатов исследования обеспечивалась исходными методологическими позициями, анализом научных публикаций по проблеме, использованием апробированных методов эмпирического исследования, оперированием данными социологических исследований на репрезентативных выборках, стремлением автора к объективности оценок и избеганию крайностей в выводах и  надуманного переноса западных реалий в сфере жилищного строительства на российскую действительность.

  1. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

В структурном плане диссертация включает введение, четыре главы, заключение и список литературы. Во введении дается обоснование актуальности темы диссертационного исследования, характеризуется состояние ее разработанности в научной литературе, формулируются научная проблема, объект, предмет, цель, задачи, гипотеза, новизна и положения, выносимые на защиту. Первая глава  –  «Теоретические основы исследования государственной политики жилищного строительства в советской и постсоветской России» состоит из трех параграфов.

Первый параграф «Государственная политика в области жилищного строительства: сущность, правовые основы, роль государства» отражает существующие в науке подходы к государственной жилищной политике, ее сущность, содержание, правовые основы, место и роль институтов государства в ее осуществлении.

В решении вопроса о сущности жилищной политики разногласий у специалистов, исследующих эту область социальной сферы, нет – все, в конечном итоге, сходятся на том, что это деятельность государства, направленная на решение жилищной проблемы и реализацию права граждан на жилье11. Автор понимает под жилищной политикой деятельность государственных и муниципальных образований по обеспечению граждан качественным жильем как путем прямого участия в строительстве или субсидирования приобретения жилья, так и с помощью создания эффективных механизмов, способствующих самостоятельному решению гражданами жилищной проблемы. Такое определение дает точную оценку направлениям, которые включает в себя государственная жилищная политика. Конечно, это далеко не все направления, которые реализуются, как на федеральном, так и на региональном уровнях, - на самом деле их гораздо больше, но в этом определении довольно четко отражена специфика деятельности государства в жилищной сфере.

Активное участие государства и местного самоуправления в решении проблемы обеспечения граждан жильем предусмотрено и гарантировано Конституцией РФ. Статья 40 основного закона относит право на жилище к числу фундаментальных прав человека и гражданина, которое не может быть ограничено даже в условиях чрезвычайного положения (ст.56). Часть 3 ст.40 Конституции РФ закрепляет новую роль государства и органов местного самоуправления на рынке жилья, которая сведена к содействию жилищному строительству и его поощрению, а также юридическому регулированию отношений, связанных с удовлетворением жилищных потребностей общества, определению состава жилищного фонда социального использования для социально незащищенных слоев населения и других лиц12.

Жилье – это самое дорогостоящее социальное благо. Жилищная сфера – это не только экономика, но и, в большей степени, сфера социальной жизни общества. Обеспечивая одни из самых важных потребностей человека, она является неотъемлемой частью государственной политики в целом. Неотъемлемым принципом этой политики должна быть общая доступность удовлетворения жилищных потребностей на основе создания разнообразных форм предложения и кредитования жилья для дифференцированного его приобретения в соответствии с экономическим и социальным положением семей и отдельных граждан. Именно поэтому государство выступает инициатором и поддерживает местные власти в развитии так называемого социального жилья, чтобы дать малообеспеченным группам населения возможность снять жилье по доступным им ценам. Социальное жилье, таким образом, не распределяется по рыночным принципам, хотя оно может принадлежать как государству и местным органам власти, так и частным фирмам. Рынок не может обеспечить потребности низкодоходных групп населения, поэтому в обществе всегда будут группы населения, нуждающиеся в поддержке государства в решении своих жилищных проблем13.

Сегодня российское правительство, очевидно, стремится свернуть свое вмешательство в решение жилищного вопроса и переложить его на плечи граждан-собственников. При этом утверждается, что если человек владеет жильем, то он будет лучше заботиться о нем. Верно. Но только в том случае, если у этого человека будут для этого соответствующие средства. В результате современная российская жилищная политика складывается под воздействием двух основных факторов. Во-первых, в условиях перехода к рынку российское общество сталкивается с проблемой социальной поляризации, концентрации бедности и богатства. Частное строительство на продажу быстро развивается, в то время как рыночные цены на новое жилье и поддержание старого жилого фонда достаточно высоки. В результате доступ к жилью становится проблематичным для населения, которое не может себе позволить его купить. Во-вторых, перенос жилищного бремени с государства на человека и семью отражает сдвиги в оказании социальных услуг в сторону рыночного видения социальной политики. Относительная роль частного и государственного секторов изменяется: частный сектор все больше замещает государственный. Продвижение рыночных принципов стало определяющим фактором развития жилищного сектора.

В Российской Федерации сегодня можно выделить несколько основных способов влияния государства на жилищную политику и систему жилищного строительства в целом.

1. Формирование законодательно-правовой базы по принципиальным подходам к реализации жилищной политики. Создание правовой основы, регулирующей все направления деятельности органов государственной власти в области жилищного законодательства - это стержень всей системы жилищного строительства, имеющий большое результативное влияние на развитие жилищной политики.

2. Координация основных мероприятий реформы жилищной сферы с другими проводимыми реформами, обеспечение согласованности действий на федеральном, региональном и местном уровнях.

3. Регулирование и контроль. Государство регулирует развитие частного предпринимательства в жилищной сфере через систему стимулирования льготного налогообложения, конкурсного привлечения для выполнения отдельных функций. Регулирование также необходимо в сфере инженерной инфраструктуры, где имеет место монопольный характер производства (водоснабжение, энергоснабжение, транспорт и т.д.). Государственные органы разрешают таким организациям получать разумную прибыль, но ограничивают их возможности повышать цены, поскольку общество зависит от предоставления такого рода услуг.

4. Стабилизация и развитие. Государственные органы пытаются удержать под контролем резкие колебания строительного производства от роста к спаду, устанавливая льготные налоговые условия, формируя соответствующее, адекватное рынку правовое обеспечение, осуществляя расходы на жилищное строительство и инженерную инфраструктуру.

5. Непосредственное обслуживание. Здесь, очевидно, следует отметить систему технического обслуживания и содержания жилищного фонда, которая, получая значительную роль дотаций из местных бюджетов, по существу является государственной.

6. Прямое воздействие. Государство осуществляет социальную поддержку в виде жилищных субсидий на оплату жилья и коммунальных услуг, а также приобретение и строительство жилья через программы адресной помощи малоимущим, военным, мигрантам.

Второй параграф первой главы - «Государственная жилищная политика как политический инструмент в строительстве нового общества в России».  Государственная жилищная политика как часть политики социальной, и в деятельности политического руководства страны, и в жизни людей, строивших коммунизм, играла исключительно важную роль. Для одних она была олицетворением не столько заботы, сколько обязанности государства в решении самого насущного вопроса – обеспечения жильем, для других - служила мощным политическим инструментом манипуляции общественным сознанием в виде сугубо материальных стимулов. Остановимся на этом подробнее.

С самых первых своих шагов Советская власть проводила в жизнь идею централизации управления. Изначально в этом нет ничего плохого: последствия войн, революций, политики «военного коммунизма» были катастрофическими не только сами по себе, но и для состояния «жилищного вопроса». Централизация управления в этих условиях вполне может быть оправдана. Другой вопрос, как она осуществлялась и в каких целях. Строгая централизация всех вопросов, связанных с жильем, установление нормы жилой площади, реквизиция помещений для размещения правительственных и общественных учреждений, введение системы ордеров, вселений, выселений и «уплотнений», проводимые административными мерами, ленинские антиэкономические декреты 20-х годов об освобождении от оплаты за продовольствие, транспорт, топливо и жилье14, приобретшие политическую окраску, и не изжитое до настоящего времени проживание руководящих партийных и государственных работников в государственных домах с низкой оплатой стоимости проживания, абсолютная незаинтересованность жильцов, вселившихся в «буржуйские дома», в сохранении своего жилья и его фактическая бесхозность – это лишь малая толика того, к чему привело огосударствление в жилищном вопросе в самом начале революционного преобразования «старого мира». Переход к новой экономической политике (НЭП) стал объективным свидетельством несостоятельности и иллюзий о том, что ликвидация частной собственности и рыночных отношений автоматически приведет к решению всех социальных проблем, в том числе жилищного вопроса. Чем закончился НЭП - общеизвестно.

Почему же тогда государство столь целенаправленно проводило политику централизации управления во всех сферах жизнедеятельности общества? Ответ на этот вопрос несложен: политическая власть должна обладать монопольным правом определять, что, кому и сколько причитается, а граждане должны ждать, пока государство выделит то, что им полагается согласно принципам социализма.

Наглядным подтверждением этого является знаменитое Постановление ЦИК и СНК СССР от 17 октября 1937 года «О сохранении жилищного фонда и улучшении жилищного хозяйства в городах», в котором фактически была сформулирована суть новой жилищной политики периода консолидации тоталитарного режима: власть не намерена терпеть существование каких-либо «бесконтрольных» объединений граждан, тем более в такой важнейшей для любого человека области, как жилье. Именно поэтому данное Постановление отменяло все нормативные акты, направленные на поддержку жилищной кооперации. Непосредственное управление государственным жилищным фондом и полная ответственность за его сохранность возлагалась на местные Советы и на государственные учреждения и предприятия в отношении домов, находящихся в их ведении (что породило новую, дошедшую до наших дней проблему «ведомственного жилья»). Таким образом, Постановление 17 октября 1937 года решало политическую задачу: весь жилищный фонд должен использоваться исключительно в интересах власти.

Практика централизованной государственной жилищной политики, наложившаяся на трудные предвоенные и исключительно тяжелые военные и послевоенные годы, не могла не обострить и без того кризисное положение в области обеспечения населения жильем, получение которого в эти годы полностью зависело от властных структур - переход к новой жилищной политике стал крайне необходим. «Хрущевская оттепель» предоставляла для этого благоприятные политические условия, что нашло отражение в Постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 31 июля 1957 года «О развитии жилищного строительства», в котором была поставлена задача: в ближайшие 10-12 лет ликвидировать недостаток жилья для трудящихся15. Только централизованным путем эту задачу решить было невозможно, поэтому жилищная политика была переориентирована на содействие самостоятельным инициативам граждан по решению жилищных проблем. Результат не замедлил сказаться: к концу 60-х годов строительная индустрия набрала столь высокие темпы, что потенциально могла удовлетворить потребности населения в жилье не только из расчета стандартных норм, но и из расчета «количество проживающих плюс одна комната», то есть учесть потребительский спрос людей.

Казалось бы, ключ к решению жилищной проблемы найден: функционирование института государственного обеспечения в жилищной системе параллельно с институтом частного предпринимательства. Однако именно здесь таится опасность потери всемогущества власти в вопросах обеспечения населения жильем: жилищный вопрос должен иметь остроту, а спрос на жилье должен быть абсолютным, иначе монополия власти будет разрушена. Не случайно к началу 70-х годов было заметно снижено строительство кооперативного жилья, а общие объемы финансирования в жилищное строительство имели ярко выраженную нисходящую тенденцию. Немаловажную роль играла и некоторая переориентация строительства жилых зданий: в 70-е гг. строилось примерно в 5 раз больше общежитий и ведомственного жилья, то есть такого жилья, которое не принадлежало конкретно проживающим в нем лицам. Одновременно появилось так называемое «элитное жилье», подчеркивавшее социальный статус его владельцев, но распределялось оно на безвозмездной основе. В результате дифференциация населения на «простых смертных» и «избранных» при распределении жилья усилилась, а само распределение вновь стало одной из важнейших функций на всех уровнях государственного управления.

Основной тенденцией в жилищной политике времен «застоя» стало стремление государства вернуть себе позиции монопольного управления распределением жилья. Парадоксальный факт: искреннее убеждение «государство должно дать квартиру»  сформировало не менее устойчивое мнение «государство дало квартиру – пусть оно о ней и заботится». Это – имманентный результат социального иждивенчества, говорящий об утрате и государством, и  основной массой населения чувства хозяина, рачительного отношения к эксплуатируемому жилью.

Таким образом, на всех исторических этапах социалистического и коммунистического строительства содержание жилищной политики государства определялось политической идеологией советской власти, в которой стержнем было огосударствление собственности, а сама жилищная политика служила политическим инструментом манипулирования общественным сознанием в деле строительства нового общества в СССР и России.

В третьем параграфе первой главы «Государственная жилищная политика в западных странах: рациональный опыт для России» обобщается опыт западноевропейских государств и США в области жилищного строительства. Расширение горизонтов научного анализа до международного масштаба открывает перспективы для более полного и объективного отражения не только социальных диспропорций и искажений, допущенных нашим государством в ходе осуществления жилищной политики в предшествующие десятилетия, но также и для беспристрастной оценки перспектив проводимой сегодня жилищной политики.

       Если классифицировать основные варианты осуществления жилищной политики в различных странах, то в качестве основных ее типов будут выступать либеральный (либерально-реформистский), консервативный (неоконсервативный) и социалистический16. (Пересмотр курса жилищной политики, его изменение в направлении либеральной или консервативной ориентации имеет определенный циклический характер, связанный с приходом к власти политических сил соответствующей ориентации)17.  Первые два подхода характерны для стран с рыночной экономикой. Патерналистский подход наиболее активно реализовывался в социалистических странах в 60-е – 80-е годы прошлого века. Его особый вариант - «жилье-раздаток» был характерен для СССР18.

       В 50-70 годы ХХ века в Великобритании, Норвегии, США, Германии, Голландии, Швеции, Австралии осуществлялась жилищная политика, основанная на либеральных принципах.

В США основным направлением государственной жилищной политики и решения жилищной проблемы стало максимальное облегчение доступа к кредитам для большинства населения. Развитие ипотечного кредитования имело общенациональное значение и оставалось приоритетным направлением государственной жилищной политики, которая добавлялась комплексом правовых актов, умелым регулированием налоговой системы, протекционистскими мероприятиями, государственными ассигнованиями в жилищное строительство, поддержкой каждого американца в реализации его мечты о собственном доме19. Механизм решения жилищного вопроса в США включал: а) обеспечение платежеспособного спроса на рынке жилья поддержкой людей с низкими доходами посредством программы жилищных ваучеров; б) создание ссудно-сберегательных ассоциаций, осуществлявших кредитование граждан, желающих приобрести недвижимость на средства, внесенные самими членами этих организаций20. В результате жилищный бум к 60-м годам перешел в стадию устойчивого роста, длящуюся и поныне. В 1950г. владельцами собственного жилья были уже 55% американских домохозяйств, в 1960г. их число выросло до  61.9%, в 1980г. - до 64.4%, в 2000г. - до 67,4%21.

Главным содержанием жилищной политики европейских государств в первые послевоенные десятилетия было преодоление острой нехватки жилищ, вызванной разрушением жилищного фонда.  Главным средством решения проблемы – наращивание масштабов жилищного строительства.  Жилища строились, в основном, местными властями высокими темпами и чуть ли не на любой свободной территории.  Государства на этом этапе были основными действующими лицами жилищного рынка22.

В Германии главной целью, которую преследовало государство при модернизации жилищной политики, было поощрение застройщиков к строительству новых домов. Основными инструментами при этом были: а) кредитование и субсидирование коммерческих фирм, некоммерческих ассоциаций домостроителей и кооперативов для строительства жилья (в обмен на льготную ссуду частные и общественные организации обязывались часть построенного жилья сдать в аренду семьям с доходами ниже определенного уровня); б) предложение земли под строительство по низким ценам; непосредственное участие государства в жилищном строительстве с прямым бюджетным финансированием23. Социальная рыночная система позволила в короткие сроки восстановить весь утраченный в ходе Второй мировой войны жилищный фонд, а затем в значительной степени модернизировать его и решить жилищную проблему многих категорий граждан. Многие страны до сих пор широко используют опыт социально-рыночной жилищной политики Германии.

       Значительное увеличение форм и объемов государственного участия в решении жилищной проблемы населения,  ассигнований в жилищное строительство на основе реализации общелиберальных принципов в экономической политике государств наблюдалось в период 60-х - начала 70-х годов в Великобритании, Франции, Швеции. Так, в Англии в 50-е -60-е годы государственные ассигнования на жилищное строительство возросли почти в 10 раз. При участии государства осуществлялись крупномасштабные строительные проекты, из всего вводимого в строй нового жилья  свыше 90% строилось с участием государства24.  Частный застройщик получал лицензию на участие в жилищных программах только при согласии на фиксированную цену продажи и на строительство домов ограниченной площади (до 140 кв. м). К концу 70-х годов в Англии муниципалитет владел 33% всего жилого фонда, в результате приватизации которого с 1979 по 1987 гг. доля квартир и жилых домов, находящихся в частной собственности, увеличилась с 57% до 62%25.

       Консервативная жилищная политика была достаточно противоречива. Одной из наиболее удачных в мире, по мнению международных экспертов, оказалась шведская жилищная программа «Одного миллиона жилищ», (1964г.), позволившая решить задачу обеспечения граждан жильем высокого качества26. Программа предполагала сооружение одного миллиона жилищ в течение 10 лет. Несмотря на то, что амбициозная и утопическая политическая цель программы, связанная с воспитанием «хороших граждан демократического общества», не была достигнута, важнейшая ее часть была выполнена: в указанные сроки было построено около 1.006.000 новых жилищ27.

Таким образом, во всех европейских государствах и США в самые тяжелые годы решающую роль в осуществлении жилищного строительства брало на себя государство: оно законодательно регулировало все процессы, связанные со строительством жилья, поддерживало через систему налогообложения банки, выдающие кредиты на жилищное строительство, выделяло земельные участки под индивидуальное жилье, поощряло создание ассоциаций и иных организаций, способствовавших решению жилищной проблемы в стране. Исключительно важным является тот факт, что, «уходя» из социальной подсистемы рынка, государство не теряло общий контроль над ситуацией и сохраняло за собой важные роли, функции и механизмы воздействия на жилищную систему в целом. 

Во второй главе «Изменения в государственной жилищной политике как результат трансформаций политического режима в России» в первом параграфе «Государственные приоритеты в области жилищного строительства в послевоенный период» раскрываются характерные черты государственной жилищной политики с середины 40-х до конца 50-х гг. ХХ века.

Приоритетной послевоенной задачей было восстановление разрушенного хозяйства, прежде всего, промышленности и аграрного производства: в этих условиях  жилищная политика не могла быть политическим приоритетом. Вместе с тем, послевоенную жилищную политику нельзя рассматривать как стихийную и детерминированную лишь необходимостью восстановления разрушенного войной жилья. В деятельности государства, его органов и должностных лиц в сфере жилищной политики четко просматривается определенная стратегическая линия. К ее характерным чертам следует отнести:                

Первое. Государствоцентризм, этатистский подход к решению жилищных вопросов. Государство не только взяло на себя решение жилищных проблем граждан, но и, по сути, присвоило себе право самостоятельно (без учета их мнения) формулировать эти проблемы. Во  главу угла при формулировке целей, формировании и осуществлении жилищной политики ставились исключительно интересы государства. Так, Указ Президиума ВС СССР от 28 августа 1948г. 28 давал право купить или построить для себя на праве личной собственности жилой дом в один или два этажа с числом комнат от одной до пяти включительно как в городе, так и вне города; получить в бессрочное пользование отводы земельных участков для строительства индивидуальных домов. Но уже следующим Указом от 2 февраля 1949г.29 право застройки как самостоятельное вещное право перестало существовать30, то есть, по сути, была ликвидирована какая-либо юридическая база для частного предпринимательства. Социально-политическим последствием реализации этой меры стало исчезновение прослойки застройщиков и ликвидация всех остатков рынка жилья и невозможность реализовать право на индивидуальную застройку в городах, поскольку основным и практически единственным застройщиком стало государство.

Второе. «Экономический прагматизм». На политику в области городского строительства накладывала естественный отпечаток необходимость скорейшего восстановления разрушенных городов. В результате, проблема восстановления жилищного фонда решалась, по преимуществу, на основе политики «экономического прагматизма»: за счет удешевленного многоэтажного строительства. Экономический прагматизм оказался эффективным только в узко экономическом, но не в социальном отношении. Разрушенный жилой фонд страны к началу 50-х годов был практически восстановлен, но обеспечить население благоустроенным жильем не удалось: построенные 102,8 млн. кв. м. жилья в городе и 2,7 млн. домов в деревне не сняли проблему обеспечения жильем 25 миллионов человек, лишившихся его во время войны31.

Третье. Социальное неравенство в распределении квартир. Жилищная система не просто отражает основные направления социального неравенства – она, как  справедливо отмечают авторы монографии «Государственная жилищная политика: социальное измерение»32, усиливает и закрепляет его. Есть определенные группы населения, которые стабильно имеют больше шансов на лучшее жилье, расположенное в элитных районах и элитных домах, и социальные группы и слои, которые однозначно «претендуют» на худшее жилье, ветхое, неудобное, малогабаритное и т.д. Понятно, что закономерности функционирования бюрократии обеспечат такое положение дел, когда лучшее и худшее жилье будет распределяться в соответствии с социальной, политической и экономической властью в обществе в самом широком смысле. Так было в течение всего советского периода реализации государственной жилищной политики. Построенное жилье распределялось в соответствии с «государственными же интересами».

Четвертое. Устранение граждан от управления своим жильем.

Еще до войны инструментом управления жилищным фондом стали управления домами, отстранив граждан от процесса принятия решений, что вело к безразличному отношению жильцов к свои домам. Результат не замедлил сказаться - проводимая государством этатистская жилищная политика вызвала нарастание двух следующих тенденций: социальной апатии граждан, встречавших препятствия со стороны государства в решении своих жилищных проблем (вплоть до прекращения этих попыток); и формированию  «психологии временщика», проживающего в доме, но не являющегося его ответственным и полноправным хозяином.

Пятое. «Проникновение» государственной жилищной политики в содержание национальной политики. Одной из постоянных мер национальной политики тоталитарного режима бала депортация социальных групп и целых народов. До середины 50-х годов депортациям подверглись 15 народов и более 40 народностей; около 3,5 млн. человек были переселены из родных мест, многие погибли во время депортации33, более 800 тыс. депортированных оказались в Сибири. Дома, квартиры и комнаты, в которых проживали депортированные до переселения, конфисковалось, после чего ими распоряжалось государство. Сами же депортированные лица, добравшиеся до места назначения, практически не имели возможности решить жилищную проблему. К концу 40-х годов спецпереселенцы были «прикреплены» к местам поселения (запрещено самовольно покидать места спецпоселений), и в дальнейшем решение жилищных проблем практически полностью легло на их плечи.  Таким образом, цинизм проводимой политики заключался в том, что депортации усугубляли жилищные проблемы там, куда прибывали спецпереселенцы, но одновременно за счет конфискованного у депортированных жилья способствовали разрешению жилищной проблемы в местах, откуда они выселялись. Жилищный кризис еще более обострился в связи с тем, что в города хлынул поток колхозников, получивших паспорта и искавших работу, – возникла проблема так называемых «лимитчиков»34.

Таким образом, в 40-50-е гг. наличие мощных репрессивных рычагов поддержания стабильности политического режима гарантировало политическому руководству страны, что даже при критически минимальном уровне социальной поддержки населения государством, социальная неустроенность граждан не перерастет в социальное недовольство и не вызовет дестабилизации политической обстановки, что позволило государству минимизировать количество ресурсов, вкладываемых в социальное обеспечение населения.

В 60-е гг. началось производство сборных малоэтажных домов, позволившее преодолеть кризис в жилищном строительстве35.         За десять лет «хрущевской оттепели» в стране было построено более 13 тыс. пятиэтажек, благодаря чему не только  были расселены бараки и коммуналки, но большинство нуждающихся приобрели долгожданное жилье, был реализован приоритет посемейного заселения квартир.

Разумеется, нельзя идеализировать период «оттепели». Но нельзя не видеть и ее важнейшего политического итога: реализация хрущевской жилищной стратегии позволила устранить и на долгое время деактуализировать опасность внутриполитической дестабилизации. Иными словами, главная внутриполитическая задача по укреплению политического режима и удержанию политической власти партийной элиты  была решена посредством реализации экономически прагматичной социально ориентированной жилищной политики. Причем именно социальная  политика «оттепели» создала некоторый запас прочности для советского режима, который был исчерпан к началу 90-х годов ХХ века.        Второй параграф второй главы «Государственные приоритеты жилищной политики середины 60-х – середины 80-х гг. ХХ века» характеризует период, традиционно именуемый «застоем».

       В эти годы вопросы организации жилищного строительства и обеспеченности населения жильем рассматривались преимущественно во взаимосвязи с общими направлениями социального развития. Государственная политика в области строительства жилья не была преемственной по отношению к политике, проводимой в период «оттепели» - государство постепенно отошло от хрущевских принципов строительства: на основе новых норм комфортности и экономичности были разработаны  серии домов, внедрение которых сделало производство жилья белее длительным и дорогостоящим (подорожало в 1,5 раза), резко снизились объемы жилищного строительства. Негативным следствием стал резкий рост злоупотреблений служебным положением в сфере административного и ведомственного управления. Автор утверждает: уже в конце 60-х гг. были «отработаны» коррупционные схемы нецелевого расходования бюджетных средств в сфере жилищного строительства36.

       В общем итоге, к основным чертам жилищной политики рассматриваемого исторического периода относятся: 

       1) постепенный переход от реальной социальной нацеленности жилищной политики к ее подмене политическими декларациями и лозунгами.        В Третьей Программе КПСС на ближайшие 10–15 лет перед государством ставилась задача обеспечения каждой семьи «благоустроенной квартирой, соответствующей требованиям гигиены и культурного быта»37. Однако тезис «каждой семье – отдельную квартиру» так и не  стал ни социальным проектом, ни конкретной программой, обеспеченной в экономическом отношении, оставшись одним из самых знаменитых советских лозунгов периода громких политических деклараций в условиях социально-экономической стагнации. В результате к началу Перестройки в СССР в очереди на получение жилья состояли 14 млн. семей (40 млн. человек). Наибольшее число нуждающихся находилось в РСФСР – более 8 млн. семей, 30 млн. кв. м (17% всего жилищного фонда России) оказалось размещенным в ветхих и аварийных строениях, более 14% государственного и муниципального жилищного фонда России нуждалось в неотложном ремонте38;

2) формирование в общественном сознании и стратегиях общественного поведения стереотипов патерналистского отношения к жилищной политике государства (жилье получают вне зависимости от личных усилий), гражданской апатии (повлиять на «ход» жилищной очереди практически невозможно), бесхозяйственного отношения к жилью (жилье не мое – государственное, пусть оно о нем и заботится);

3) доминирование административно-командного способа принятия решений в сфере жилищной политики и номенклатурно-олигархического принципа в распределении жилья.        В политическом сознании граждан сложился и постепенно укрепился стереотип «льготы номенклатуры». Уже в период рыночных реформ начала 90-х годов стереотип «льготы номенклатуры» активно использовался самой номенклатурой для отвлечения общественного сознания от важных политических шагов. Разжигая в массах ненависть к немыслимым льготам номенклатуры, идеологи сумели направить эту ненависть не на личности и не на социальную группу, а именно на статус члена номенклатуры, порожденный советским строем. Стереотип неприязни к нетрудовым доходам постепенно подменился стереотипом неприязни к номенклатуре;

4) нарастание коррупционных явлений в сфере жилищного строительства и распределения жилья (возникшие на экономической почве планового нерентабельного советского хозяйства);

5) сужение базы для частной инициативы граждан в сфере жилищного строительства, кооперации, управления многоквартирными жилыми домами.        «Частное собственничество» и мещанство оказывается политически неприемлемым, противоречащим политике партии и правительства и постепенно пресекается правовыми, административными, экономическими мерами39.

Таким образом, жилищная политика  середины 60-х – середины 80-х гг. ХХ века должна рассматриваться в контексте общей государственной политики. В ней отражаются все те тенденции и принципы, которые характеризуют стратегии развития государства, политической системы в целом, и реализуются общеполитические приоритеты, определяемые руководством партии и советского государства: если в послевоенной жилищной политике явственно просматриваются приоритеты и тенденции, характеризующие сталинскую тоталитарную политику в целом,  а жилищная политика периода «оттепели» отражает изменение политического курса, ориентацию на достижение социально ориентированных целей в том виде, как они понимались руководством страны в 50-60-е годы, то в жилищной политике периода «застоя» отражаются административно-командные принципы руководства, отстранение гражданина от управленческих процессов на всех их уровнях, расширение базы для финансовых злоупотреблений, номенклатурно-олигархическая ориентация в распределении жилья.

Третий параграф второй главы «Государственная жилищная политика в России в период Перестройки» раскрывает проблемы, накопившиеся в предшествующий период социально-экономического развития страны и оказавшиеся тем отрицательным политическим и социально-экономическим «балластом», избавление от которого стало основным политическим императивом политики периода Перестройки.  К началу 80-х годов в экономической сфере СССР начал все в большей степени проявляться дефицит всего материального. Первые ростки социального недовольства, еще не артикулированные и не оформленные в определенные социально-политические требования, проявлялись в форме социально-политической апатии и безразличия.

       Подобные гражданские настроения усугублялись остротой жилищной проблемы. К началу 80-х годов существовало уже несколько параллельных очередей из ожидающих получение жилья: очереди «очередников», «льготников» и «ветеранов» выстроились на десятки лет вперед и непрерывно росли. В конце 70-х годов государство перешло к решению жилищной проблемы, выбрав путь 40-летней давности: создание временного жилья. При непрерывном росте метража различного рода общежитий, жилищная проблема не только не разрешалась, но и все сильнее отражалась на общественных настроениях, вызывая социально-политический  нигилизм, апатию, неверие в обещания государства, которые постепенно приобретали политическую окраску.

       Перед государством остро встала необходимость формирования и реализации новой жилищной политики. К этому периоду существовали определенные предпосылки, обусловливающие не только необходимость, но и возможность  выработки новых приоритетов и принципов жилищной политики. Системный анализ этих предпосылок позволял обнаружить и наметить те пути преодоления кризиса в жилищной сфере, которые подсказывала сама логика развития социально-политических процессов в стране. К числу этих предпосылок относились следующие.

       Во-первых, за предыдущие периоды отечественной истории постепенно произошло почти полное устранение граждан от процесса застройки и «перекладывание» на государство всей нагрузки по строительству и обеспечению населения жильем. Во-вторых, государство оказалось не в силах выполнить возложенных на себя обязательств по обеспечению всех граждан жильем, прежде всего, из-за нехватки бюджетных средств и индустриальных мощностей. В-третьих, граждане самоустранились от процесса решения жилищной проблемы, базисным принципом отношения населения к государственной жилищной политике, строительству и распределению жилья стали иждивенчество40. В-четвертых, принцип предоставления жилья практически полностью был вытеснен из государственной жилищной политики и сменился принципом распределения жилья. В-пятых, советская система государственной эксплуатации жилищного фонда показала свою неэффективность: расходы квартиросъемщиков на  коммунальные платежи составляли не более 3-5% от расходов домохозяйства и перекрывали расходы на содержание и ремонт жилья не более чем на 20%, остальные 80% средств поступали из государственных источников, но остаточный принцип финансирования жилищной сферы не обеспечивал воспроизводственной функции жилья.  В-шестых, значительную часть жилья составлял так называемый «ведомственный фонд», застройка и эксплуатация которого не входила в число хозяйственных приоритетов предприятий, эксплуатировалось наименее эффективно, в результате чего превратилось в наиболее изношенную часть жилищного фонда.

       Таким образом, в период Перестройки назрели все - экономические, политические, социокультурные предпосылки для того, чтобы нагрузка, связанная с деятельностью по удовлетворению потребности населения в жилье, постепенно переносилась с государства на население, а финансирование этого процесса, хотя бы частично, осуществлялось не за счет общественных фондов потребления, а за счет собственных средств граждан. Но необходимой полноценной правовой базы для приобретения гражданами жилья в частную собственность создано не было. Меры государства в этой области были половинчатыми, недостаточными и часто запоздалыми. В итоге реализация назревшей еще к началу 80-х годов необходимости формирования института частной собственности на жилье, откладывалась государством в течение более чем десяти лет. Такой государственный подход иллюстрирует суть закономерности, отмеченной Ч.У. Фельдтом: «То, что экономически необходимо, политически невозможно, а когда это делается политически возможно, то экономически – слишком поздно»41.

В третьей главе «Жилищная политика в постсоветской России в конце ХХ века: смена стратегических императивов и приоритетов» в первом параграфе «Политические мифы и социально-экономические реалии государственной жилищной политики в 90-е гг. ХХ века» аргументированно показано, что жилищная политика осуществлялась сквозь призму политической идеализации процессов демократизации и либерализации всех сфер общественной жизни, раскрепощения частной экономической инициативы и т.д. Деятельность государства в сфере жилищной политики осуществлялась по нескольким основным направлениям, реализация которых не всегда шла взаимосогласованно.

В 1993 году вместо провалившейся программы «Жилище-2000» была принята новая ГЦП «Жилище», в которой констатировалось неудовлетворительное состояние дел с обеспечением граждан жильем. Отметим: авторы Программы с некоторой степенью политического лукавства «складывают» с государства ответственность за такое положение дел, специально выделяя, что «… кризисное состояние жилищного сектора во многом вызвано объективными обстоятельствами, связанными с переходом от жесткого государственного управления к рыночной экономике, отказом государства от монопольной роли инвестора, подрядчика, собственника в сфере жилья».  Официальным заявлением о том, что «… в сознании уже нескольких поколений утвердилось отношение к жилью как к бесплатно предоставляемому государством социальному благу…»42, государство конституировало окончание целой эпохи в жилищной политике – эпохи обеспечения граждан жильем - и фиксировало переломное изменение ее вектора: социалистическая направленность, определявшая императивы и приоритеты жилищной политики в СССР и советской России,  сменяется либеральной, значительно сокращающей социальные обязательства государства.

Социальная ориентированность жилищной политики выражалась в том, что в ходе  выполнения  программных мероприятий люди с низким и средним достатком должны были получить возможности для значительного улучшения жилищных условий43. Эта политически значимая цель изначально была очередной политической декларацией, поскольку в Программе не обозначалось никаких конкретных мер по ее реализации. Более того, тональность Программы в большей степени соответствовала патетической тональности декретов, нежели сухой стилистике социально-политических программ. Эти обстоятельства позволяют сделать вывод, что Программа «Жилище» 1993 года была элементом политической риторики и имела в большей степени политическую, чем социально-политическую направленность.

Наряду с политизированностью, важнейшей особенностью Программы «Жилище» 1993 года была ее социальная утопичность, которая делала ее сходной с предшествующей Программой «Жилище-2000»:  предоставление людям с небольшим достатком возможности для приобретения жилья в собственность объективно ничуть не менее утопическая задача, чем обеспечение каждой семьи квартирой к 2000 году. Как отмечают специалисты, даже в самых богатых странах семьи с низкими доходами не могут приобрести жилье самостоятельно. Для них доступность последнего обеспечивается за счет общественного сектора жилищного фонда и стимулирования строительства дешевых доходных домов, квартиры в которых предназначены для сдачи в аренду этой категории граждан44.

Таким образом, идея о том, что малоимущие могут приобрести в собственность недвижимость, является одним из социально-политических «миражей» 90-х годов - население с низким уровнем доходов было занято выживанием в непрерывно осложняющихся социально-экономических условиях и без ощутимой государственной поддержки не могло приобрести жилье или улучшить жилищные условий. Плановые задания довести объемы ввода жилья в эксплуатацию к 1995 году до 50-56 млн. кв. метров45 не выполнялись, в стране продолжалось сокращение объемов жилищного строительства. Поэтому в целях оптимизации деятельности государства 29 марта 1996 года Президентом РФ был подписан Указ «О новом этапе реализации государственной целевой Программы «Жилище»46, в котором были поставлены задачи, свидетельствующие об очередном изменении императивов и приоритетов государственной жилищной политики: а) обеспечение возможности (курсив мой – К.Г.В.) улучшения жилищных условий для семей со скромным и средним достатком путем внедрения в практику долгосрочных жилищных кредитов на приемлемых условиях; б) предоставление субсидий на строительство и приобретение жилья, оказание помощи в развитии индивидуального жилищного строительства и других мер государственной поддержки граждан, нуждающихся в жилье; в) расширение прав органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления в улучшении жилищных условий граждан, в проведении жилищной реформы и др.47        Заметим, что перечисленные в Указе меры ничуть не более конкретны, чем меры, предусмотренные Программой: в Указе также прослеживаются элементы политической патетики, характерной для социальной политики 90-х гг. Кроме того, в 90-е годы усилились миграционные процессы из стран ближнего зарубежья, что еще более осложняло решение жилищной проблемы. Поэтому закономерно, что ни один из приоритетов не был полностью реализован, а срок выполнения Программы был продлен до 2001 года48.

На фоне практического прекращения государственного финансирования строительства жилья одной из мер, благодаря которой предполагалось решить часть проблем жилищной политики, было привлечение к застройке акционерных обществ и предприятий «новых форм собственности», а к строительному финансированию - частных, в том числе, иностранных инвесторов. В России начал формироваться рынок строительных услуг, в котором по причинам технологического, финансового, правового порядка российские фирмы не выдерживали конкуренции49.  Разумеется, экспансия иностранных коммерческих фирм и инвесторов не могла упростить решения жилищной проблемы в стране: их деятельность была ориентирована на  получение по возможности максимальной прибыли. Стоимость жилья резко возросла и приблизилась к уровню цен в тех странах, где доходы семей составляли в год не менее 30 тыс. дол.,50 а объем жилищного строительства в городах России оказался одним из самых низких в мире, сопоставимым  с объемом строительства в Танзании, Нигерии, Мадагаскаре51. Одновременно увеличилось строительство элитного жилья, абсолютно недоступного для основной массы населения, нуждающегося в улучшении жилищных условий. Таким образом, «уход» государства из жилищного строительства и передача целой строительной индустрии «на откуп» частным фирмам и инвесторам имманентно отразились на социально-политических настроениях граждан,  большая часть которых утратила надежду на действенность социальных рычагов по решению жилищной проблемы.

Во втором параграфе третьей главы «Государственная жилищная политика России в условиях становления рыночной экономики в начале XXI века» представлен критический анализ деятельности государства в области жилищного строительства, показывающий, что жилищная политика в этот период в большей степени, чем другие направления внутренней социальной политики была нацелена на предотвращение социальной напряженности и, соответственно, на удержание и укрепление государственной власти. Как правило, и в советский, и в постсоветский периоды государство качественно меняло подходы к жилищной политике в сторону повышения уровня ее социальной ориентированности в те моменты социально-политического развития, когда нерешенность жилищной проблемы (в совокупности с другими социальными проблемами) становится настолько острой, что грозит перерастанием в социальную и даже политическую напряженность. 

В условиях перехода к рынку доля капитальных вложений государства в данный сектор экономики сократилась с 85% в конце 80-х годов до 20% в конце 90-х годов52. Разгосударствление целой отрасли иллюстрирует тенденцию, в рамках которой государство не утратило, а самостоятельно отказалось от главного рычага проведения политики «обеспечения» жильем: государственной застройки и раздачи квартир социально незащищенным категориям граждан. При всех отмеченных недостатках «раздатка», этот подход был и остается наиболее социально ориентированным и социально эффективным: бюджетные вложения имеют самый прямой социальный и политический эффект.

Объективные количественные показатели жилищной сферы в конце ХХ века в России были удручающими.  Из общего объема жилищного фонда России 62,1% зданий были старше 30 лет; 3,1% - ветхий и аварийный фонд, в котором проживало более 2,5 млн. человек; более 15 млн. человек проживало в панельных зданиях, построенных в 50-60 гг., около 40 млн.  человек - в неблагоустроенных квартирах; средняя обеспеченность жильем в России составляла 19,7 кв. м на человека - это в 2-3 раза меньше, чем в развитых странах (например, Мадрид - 24, Париж, Лондон - 32, Стокгольм – 40 кв. м на человека)53.

Таким образом, в конце 90-х годов новое руководство страны вынуждено было определить новые стратегические императивы и приоритеты государственной жилищной политики XXI века. Эта политика вырабатывалась в условиях необходимости стабилизации социально-политической обстановки и рассматривалась как инструмент такой стабилизации, поэтому ее вектор по отношению к политике предшествующего руководства страны должен был быть повернут от леволиберального к социальному направлению - в леволиберальной жилищной политики не только «не встретились», но и «разошлись» возможности гражданина, с одной стороны, и предложения со стороны рынка жилья, с другой. Поэтому предполагалось достичь повышения уровня «социальной ориентированности» жилищной политики и искомого социально-политического эффекта посредством реализации двух взаимосвязанных императивов: а) повышения объемов и качества жилищного строительства (то есть увеличения и удешевления предложения на рынке жилья); б) повышения возможностей граждан по приобретению жилья (то есть увеличения платежеспособного спроса на рынке жилья). Основным приоритетным направлением государственной жилищной политики была избрана поддержка ипотечного кредитования.        Однако реализация этого приоритетного направления жилищной политики до сих пор не принесла искомого социального эффекта. Следует подчеркнуть, что на словах  государство было нацелено на достижение баланса между экономическими и социальными интересами, однако в реальности социальные интересы были принесены в жертву экономическому росту. Развитие ипотечного кредитования развивалось по уже упомянутому принципу, согласно которому «власть решает экономические задачи при социальных ограничениях»54. Согласно экспертным подсчетам специалистов «Фосборн Хоум» (компании-ипотечного брокера), чтобы купить в кредит однокомнатную московскую квартиру стоимостью 200 тысяч долларов, в 2008 году необходимо было зарабатывать не менее 4500-5000 долларов в месяц и накопить 40 тысяч на первоначальный взнос. Стоимость жилья, как правило, была еще выше, а  реальные требования к заемщикам были также почти невыполнимы: доход не менее 6000-7000 долларов, и... наличие квартиры под залог55.

В 2008 году, с началом мирового финансово-экономического кризиса, ситуация в сфере ипотечного кредитования еще более осложнилась: банки подняли процентные ставки настолько, что они вообще стали «неподъемными» для потенциальных заемщиков, особенно с учетом нестабильности личных доходов56. Объем ипотечного рынка во втором полугодии 2008 года упал в два раза по сравнению с показателями первого полугодия. Иными словами, декларации «доступности» ипотеки остались декларациями: для большинства граждан России ипотека  недоступна.

Таким образом, анализ основных направлений государственной жилищной политики начала XXI века показывает: несмотря на заявленную социальную переориентацию, устойчиво сохранялся принятый в 90-е годы вектор либерализации - основным приоритетом государственной политики осталась поддержка ипотечного жилищного кредитования, которое не могло принести ощутимого социального эффекта при существующем уровне доходов населения России. Однако самый главный итог, по мнению автора, состоит в том, что был  накоплен негативный социально-политический эффект от реализации государством либеральной жилищной политики, который лишь усиливался в силу исчерпанности социально-психологический эффекта леволиберального мифотворчества и веры в него населения. Тем не менее, настоящий уровень социальности жилищной политики воспринимается представителями политической элиты как достаточный для удержания и укрепления политической власти, чему способствуют, с одной стороны, пассивность гражданского общества (обусловленная такими компонентами политической культуры общества, как патернализм, апатия, социально-политический нигилизм, посттоталитарный страх), и, с другой стороны, наличие у государства дополнительных рычагов воздействия на социально-политическую обстановку, что в общем итоге позволяет не пересматривать стратегию социальной политики вообще и жилищной политики, в частности.

В третьем параграфе третьей главы «Ипотечное жилищное кредитование как стержень государственной жилищной политики в условиях рыночной экономики» автором проводится основная мысль о том, что переход к рыночным отношениям совершенно по-новому поставил вопрос о приобретении жилья в собственность и механизмах финансирования строительства. Провозглашенная в начале нового столетия система ипотечного жилищного кредитования до настоящего времени остается главным приоритетом в реализации государственной жилищной политики.

Согласно проведенному Фондом «Института экономики города» анализу, решать жилищную проблему рыночными способами, приобретая или строя жилье, в этот период (2003г.) психологически были готовы 28,5%; только 6% готовы были арендовать жилье или обменять его на лучшее; 7% составляли очередники, которые продолжают надеяться на бесплатное получение квартиры; 19% - не рассчитывали на получение социального жилья. Тем не менее, при условии частичной поддержки государства использовать рыночные механизмы были готовы 49% респондентов57. Наглядная картина этого положения представлена в таблице 1.

Таблица №1

Характеристика улучшения жилищных условий населением страны

(по состоянию на конец 2003 года)58

Удовлетворены жилищными условиями

Хотят получить жилье по очереди или в порядке расселения

Хотят улучшить жилищные условия путем приобретения (строительства) жилья на рынке

Хотят улучшить жилищные условия другими способами

Не видят никаких возможностей улучшить свои жилищные условия

Без оказания государственной помощи

39,0%

7,1%

28,5%

6,2%

19,2%

При оказании государством частичной помощи в приобретении (строительстве) жилья

39,0%

2,7%

49,3%

2,1%

6,9%

Разумеется, чтобы обеспечить людей недорогим жильем, нужно, больше строить. Но темпы строительства в России до недавних пор оставались очень невысокими. Точечная застройка исчерпала себя и «не делала погоды» на строительном рынке, а масштабные проекты по строительству новых микрорайонов невозможно было реализовать из-за нехватки земельных участков, градостроительной документации в муниципалитетах и, главное, отсутствия подготовленной коммунальной инфраструктуры: просто выделить земельный участок  мало - построенные на нем здания станут жильем, если к ним проведены свет, тепло, вода и т.д.

Расширение рынка ипотеки вначале сопровождалось увеличением количества кредитных организаций, реализующих программы ипотечного кредитования, – только в 2006 г. было более 400 банков, выдававших ипотечные кредиты. Кредиты по стандартам Агентства по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК) в рамках федеральной системы ипотечных кредитов выдавали 250 банков. С 1 января 2006 года АИЖК были введены новые кредитные продукты со сниженной процентной ставкой (до 11% годовых).

Однако желания наших сограждан улучшить жилищные условия в эти годы явно не совпадали с их возможностями - только 1,5% населения пользовались ипотечными кредитами. (Для сравнения: в странах Западной Европы до 70% населения живут в домах и квартирах, купленных в кредит, в США - около 50%. Ежедневно в банки, работающие на этом рынке, обращаются по 250-300 человек за консультацией о том, как получить деньги на квартиру)59

. Отечественную ипотеку не сравнить пока ни с европейской, ни с американской, поскольку ее объемы меньше в десятки раз.

В России получить кредит на покупку недвижимости практически могут лишь люди с крупным официальным доходом, но им ипотечный кредит, как правило, не нужен. Действительно же нуждающиеся в улучшении своих жилищных условий не могут его получить (ввиду слишком малого размера, рассчитанного от их совокупного дохода). Тем самым спрос со стороны тех слоев населения, которые могут получить ипотечный кредит по существующим в России условиям, крайне мал, а большой объем спроса со стороны остальной части населения не может быть удовлетворен в силу высокой рискованности кредитования. Таким образом, налицо явная несбалансированность спроса и предложения на ипотечные кредиты.

Таким образом, при выдвижении системы ипотечного кредитования в качестве основного инструмента реализации задач жилищной политики в условиях рынка, не разрешенным остался главный вопрос - достижение баланса между социальной защитой незащищенных категорий граждан и государственной поддержкой остального населения при учете факторов демографического, социального, политического, экономического, климатического и иного характера.

       Четвертая глава «Реализация государственной жилищной политики в первом десятилетии XXI века: проблемы и перспективы» содержит критический анализ социальных проектов и программ в области жилищного строительства и реализации конституционного права граждан на жилье. В первом ее параграфе «Федеральная целевая программа «Жилище» на 2002-2010 гг.: социально-политическая сущность и экономическое обеспечение» представлена реализация основной цели, задач и особенностей реализации государственной жилищной политики в период с 2002 по 2010 гг.60

В указанной Программе содержалось очень важное, с политической точки зрения, признание, по сути, являющееся признанием неэффективности проводившейся в 90-е годы рыночной либеральной жилищной политики: «Несмотря на создание основ функционирования рынка жилья, приобретение, строительство и наем жилья c использованием рыночных механизмов на практике пока доступны лишь ограниченному кругу семей - семьям с высокими доходами»61 (курсив мой К.Г.В.). Однако в качестве основных причин назывались не низкие доходы населения, не объективная невозможность для большинства российских граждан решить жилищную проблему без ощутимой поддержки государства, а неразвитость самих рыночных институтов, инфраструктуры рынка жилья и ипотечного жилищного кредитования, высокий уровень рисков и издержек на этом рынке»62. Именно такое – либеральное - понимание сути жилищной проблемы обусловило постановку основной цели - достичь практически небюджетного функционирования жилищной сферы.63

Проанализируем основные индикаторы Программы, поскольку именно они как артикулированный ожидаемый социально-политический эффект в наибольшей степени отражают ее социально-политическую сущность.

Первый индикатор: повышение жилищной обеспеченности с 20 кв. м на человека до 21,7 кв. м. В количественном отношении оно является странным: это слишком незначительный социальный эффект для базовой государственной программы, тем более что в развитых странах этот показатель на порядки выше: в Великобритании - 32, в Германии- 35, в Швеции - 40, а в США – более 70 кв. м на человека64. К тому же в российских условиях даже относительно большая площадь не всегда связана, а иногда  никак не связана с хорошими (комфортными) жилищными условиями. Так, в 2006г. при средней обеспеченности жильем примерно 20 кв. м на человека, 18% россиян имели лишь часть коммунальных удобств, а еще 12% их вообще не имели (81% последних проживали в собственном доме, а остальные, как правило, в общежитии)65. Таким образом, в российских условиях количественные показатели обеспеченности жилой площадью как свидетельство социальной благоустроенности и достойного уровня жизни изначально неприемлемы в силу их неадекватности реальному положению дел в жилищной сфере. 

Второй индикатор: повышение доступности приобретения жилья. Диссертант вслед за Н.П. Кошманом, К.К. Глинским, В.Н. Пономаревым считает необходимым обратиться к вопросу, в разрешении которого во многом скрывается политическая сущность всей государственной жилищной политики: что понимают авторы программы под термином «доступное жилье»?  В международной практике он имеет однозначное толкование социальной направленности и трактуется как возможность обеспечения адекватным жильем тех категорий населения, которые не могут самостоятельно его приобрести на рыночных условиях, то есть как синоним социального жилья66. Изучение программы «Жилище» приводит к выводу, что под доступностью понимается достижение такого состояния жилищного рынка, при котором будет обеспечен достаточный выбор, чтобы удовлетворить спрос всех платежеспособных граждан. Иными словами, авторы программы вновь заложили в основу целеполагания государственной политики либеральное понимание доступности жилья.  Таким образом, на основе либерального подхода снова предпринимается попытка «свести» спрос и предложение, то есть решить задачи государственной политики посредством оптимизации исключительно рыночных механизмов.

       Третий индикатор: новый императив жилищной политики – ее адресность. Суть адресной политики состоит в направлении усилий государства по социальной поддержке «в узкое русло». Так, бюджетные средства как бы «не распыляются», а используются для решения четко очерченного круга социальных проблем строго определенных и немногочисленных  категорий населения (из девяти подпрограмм, входящих в Программу «Жилище», восемь являются программами адресной поддержки)67. Однако адресная социальная поддержка вообще и то ее понимание, которое отражено в рассматриваемой Программе, вызывает ряд вопросов и замечаний.        Во-первых, не вполне понятен принцип финансирования адресных программ: к примеру, на подпрограмму «Государственный жилищный сертификат» отведено более 100 млрд. рублей, на «Субсидии для граждан, выезжающих из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей», - около 14 млрд. руб., а на «Переселение граждан Российской Федерации из ветхого и аварийного жилищного фонда» - 845 млн. руб.68 Представляется, что  логика распределения бюджетных средств отражает не столько экономический расчет, сколько политические приоритеты. Во-вторых, не полностью учитывается материальное положение, реальный доход семей – получателей льгот, актуальный уровень социальной защищенности человека и семьи. В итоге часть бюджетных средств расходуется на поддержку тех, кто в этом реально не нуждается или даже не заслуживает, что способствует росту административных злоупотреблений.

       Четвертый индикатор: создание условий для улучшения демографической ситуации в стране. Обещания авторов программы создать условия для улучшения демографической ситуации посредством реализации определенных мер в сфере жилищной политики с самого начала являются ничем иным как политическими лозунгами, не подкрепленными ни теоретическими изысканиями, ни ресурсами к их реализации69.  Этот же вывод относится и к другим государственным программам, обещающим воздействовать на демографическую ситуацию (например, «Материнский капитал»): объективные демографические закономерности и тенденции развития демографической ситуации в России однозначно указывают на то, что посредством этих программ можно решить социально-политические задачи, но невозможно корректировать процессы депопуляции и разводимости.

Таким образом, анализ индикаторов социально-политической эффективности Программы «Жилище» на 2010-2012 гг. показывает, что этот документ, как и предшествующие две программы с тем же названием, носит в большей степени политический, нежели социально-политический характер. Этот вывод подтверждается также тем обстоятельством, что сама Программа состоит из элементов, которые если и связаны в единую систему, то именно по такому принципу: обеспечение жильем нескольких категорий должно легитимизировать уход государства (как института управления) и государственного бюджета (как источника финансирования) из процесса решения жилищной проблемы населения. Причем именно такой результат зафиксирован в программе как ожидаемый и желаемый для обозримой перспективы.

       Во втором параграфе четвертой главы «Выполнение обязательств государства по обеспечению жильем отдельных категорий граждан: политические задачи и социальные итоги» внимание автора сконцентрировано на выполнении обязательств государства перед отдельными категориями граждан. Данный императив изначально нес серьезнейшую политическую нагрузку: легитимация либеральной политики и «компенсация» в глазах общественного мнения откровенных провалов других ее направлений – поддержки ипотечного кредитования и стимуляции застройки. В его анализе кроется ключ к оценке конечной социально-политической эффективности государственной жилищной политики нынешнего руководства страны.

       Оставляя за рамками подробности выполнения государством своих обязательств перед этими категориями граждан, остановимся лишь на наиболее значимых особенностях их реализации. Программа «Государственные жилищные сертификаты» для военнослужащих имеет ряд экономических ограничений: а) при расчете суммы субсидии используется нормативная, а не рыночная стоимость жилья; б) жилищный сертификат при переселении в крупные города реализуется как правило, на вторичном рынке жилья; в) промежуток времени между заключением предварительного договора и подписанием договора купли-продажи часто превышает срок действия сертификата; г) сертификат практически невозможно «конвертировать» (безналичный расчет); д) банки не заинтересованы выдавать увольняемым в запас военнослужащим кредит из-за неопределенности их дальнейшего трудоустройства и платежеспособности; е) нарушения порядка выдачи и реализации сертификата70.

       Государство несет аналогичные обязательства также перед гражданами, работавшими на комплексе Байконур. Это самая немногочисленная группа - всего 481 человек, что позволяет строить прогнозы, что 105 человек получат квартиры в течение ближайших лет, остальные - по мере отъезда с космодрома и выделения средств на программу их отселения71.

       Сложнее складывается ситуация в отношении ликвидаторов катастрофы на Чернобыльской АЭС и других радиационных аварий. Это самая многострадальная категория. Некоторые ликвидаторы аварии на «Маяке», которая произошла еще в 1957 году, ждут квартир от государства по 50 лет72. Ликвидаторы аварии на Чернобыльской АЭС также ждут получение квартир  по 20-25  лет.

Еще одну категорию составляют вынужденные переселенцы (их чуть больше 39 тыс. человек73, к 2010 году проблема обеспечения жильем вынужденных переселенцев была решена лишь на 13%) и переселенцы, уезжающие с Крайнего Севера (пять категорий: переселенцы из закрытых поселков, северяне-инвалиды I и II групп, пенсионеры, безработные и те, кто проработал на Севере более 15 лет; к 2010 году        получить Жилищные сертификаты и купить жилье на «Большой земле» смогли лишь  4,5% переселенцев из районов с трудными условиями проживания). 

       Обеспечение жильем следующей категории граждан РФ – ветеранов войны - являет собой пиковую точку жилищной политики. Ее достижение могло бы стать основанием для того, чтобы государственная власть и олицетворяющие ее чиновники получили социально-политическую индульгенцию: смогли хотя бы частично оправдать в глазах гражданского общества провалы всех жилищных программ последних 15 лет, а также всю их общую либеральную направленность. Сегодня ветеранов войны осталось менее 1 млн. человек, абсолютному большинству из них было уже более 80 лет. По словам председателя комитета Совета Федерации по социальной политике Валентины Петренко, по всей России в улучшении жилищных условий нуждается 52 191 ветеран74(учтены только те, кто встал на учет до 1 марта 2005 г.). Министр регионального развития РФ В.Ф. Басаргин в выступлении на совещании 18 февраля 2010 года «О мерах по обеспечению жильем ветеранов Великой Отечественной войны и развитию жилищного строительства на среднесрочную перспективу» отметил, что на 1 января 2010 года за счет федерального бюджета улучшили жилищные условия 22 737 ветеранов Великой Отечественной войны. В итоге, по его словам, из числа ветеранов, вставших на учет до 1 марта 2005, осталось обеспечить 6078 человек. Простые арифметические вычисления данных, приведенных В. Петренко и В.Басаргиным, показывают, что министр, по всей видимости, лукавит: согласно заявлению В.Петренко в 2009 год нуждались в улучшении жилищных условий 52 191 ветеран войны, 22 737 из которых к концу года были обеспечены новой жилплощадью, следовательно, осталось обеспечить 29 454 ветеранов, однако, у министра эта цифра почти в 5 раз меньше – 6 078 человек.

       Таким образом, на сегодняшний день Российская Федерация в лице органов государственной и региональной властей не выполнила взятых на себя обязательства по обеспечению жильем ни перед одной из категорий, в том числе ветеранов Великой Отечественной войны.

Третий параграф четвертой главы  имеет символическое название: «Доступное и комфортное жилье  - гражданам России» как недоступный социальный проект». Осуществление мероприятий указанного проекта было рассчитано на три этапа: подготовительный (2005 г.), первый (2006-2007 гг.) и второй этапы (2008-2010 гг.). На первом этапе Президент России определил четыре приоритета реализации Проекта: увеличение объемов ипотечного жилищного кредитования; повышение доступности жилья; увеличение объемов жилищного строительства и модернизация объектов коммунальной инфраструктуры; выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем установленных категорий граждан75.

       Представляется, что на фоне общей либеральной политики национальный проект «Доступное и комфортное жилье – гражданам России» в целом и адресные программы - в первую очередь, изначально задумывались как маленькая победоносная война не в социальной, а исключительно в политической сфере.

Справедливости ради, следует отметить, что первые итоги реализации нацпроекта выглядели привлекательно: прирост объемов строительства только в 2006 году составил 116% по сравнению с тем же периодом предыдущего года. Объем ипотечного кредитования достиг 260 млрд. рублей - вдвое выше прогноза на 2006 год; более 20 тыс. семей военнослужащих получили жилищные сертификаты, 22 тыс. молодых семей смогли приобрести жилье с помощью государственной субсидии на первоначальный взнос76.

Однако сегодня стало вполне очевидно, что большинству россиян рассчитывать на светлое жилищное будущее пока не следует. По данным социологических опросов, к началу реализации проекта общая потребность населения России в жилье составляла 1 570 млн. кв. метров. Чтобы удовлетворить ее, жилищный фонд необходимо увеличить на 46,1%. Насколько реальным это было тогда и является ли реальным сегодня? Обратимся к цифрам и проведем самый простой анализ объемов жилищного строительства в Российской Федерации, запланированных этой программой (см. таблицу 2).

Таблица 2

Объем жилищного строительства в Российской Федерации

за 2000-2010гг.77

Объем

введенного в эксплуатацию жилья

(млн. кв. м)

Годы

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

30,3

31,7

33,8

36,4

41,0

43,6

50,6

61,2

64,1

59,8

58,1

Реальная потребность согласно нацпроекту

1 млрд. 570 млн. кв. м

Всего

введено в эксплуатацию жилья за 2000-2010 гг.

446, 499 млн. кв. м

Средний объем вводимого в эксплуатацию жилья за 2000-2010 гг.

40,59 млн. кв. м

Если из общей потребности населения в жилье (1 млрд. 570 млн. кв. м) вычесть то, что введено в эксплуатацию за 2000-2010 гг. (446,499 млн. кв. м), разница составит 1 млрд. 123 млн. 501 тыс. кв. м. Даже если не учитывать тенденцию к снижению объемов вводимого в эксплуатацию жилья в последние годы78, взять за основу среднегодовой объем за 2000-2010 гг. и поделить на нее «оставшуюся разницу» (необходимого для удовлетворения запросов населения в жилье объема), для выполнения заданий нацпроекта «Доступное и комфортное жилье – гражданам России» потребуется еще почти 30 лет.

        Политическая, а не социальная нацеленность национального проекта «Доступное и комфортное жилье – гражданам России» (равно как и других социальных проектов), а также политическая весомость их информационной составляющей, подтверждаются нереалистическим и мифологизированным характером задач, которые ставились перед проектами. Национальный проект «Доступное и комфортное жилье – гражданам России» с самого начала имел две основных составляющих: реальную (социально нацеленную) и пропагандистскую. Основная политическая нагрузка по укреплению политического режима, поддержанию социально-политической стабильности в обществе путем формирования и закрепления  лояльных проводимой политике стереотипов  общественного мнения изначально была возложена государственными идеологами не на сами программы, а именно на их информационно-пропагандистское сопровождение, негативный результат которого не замедлил сказаться. Понятно, что власть должна найти очередной выход из создавшегося положения, которое фактически означает провал национального проекта. И государство нашло его: постановлением от 17 декабря 2010 года №1050 Правительство Российской Федерации утвердило новую федеральную целевую программу (ФЦП) «Жилище» на 2011-2015гг. (общий объем финансирования – 620,69 млрд. руб.). Обратим внимание на ее основные целевые индикаторы.

Таблица 3.

Основные индикаторы программы «Жилище» на 2011-2015гг79

.

Наименование индикатора

2011

2012

2013

2014

2015

1.

Уровень обеспеченности населения жильем (на конец года, кв. м. на человека)

22.8

23.1

23.4

23.8

24.2

2.

Доля семей, имеющих возможность приобрести жилье, соответствующее стандартам обеспечения жилыми помещениями, с помощью собственных и заемных средств  (в процентах)

19

23

25

27

30

3.

Количество молодых семей, улучшивших жилищные условия (в том числе с использованием ипотечных кредитов и займов) при оказании содействия за счет средств федерального бюджета, бюджетов субъектов РФ и местных бюджетов (нарастающим итогом, тыс. семей)

33.7

66.9

101.4

135.9

172

4.

Годовой объем ввода жилья

(млн. кв. м)

63

67

70

79

90

5.

Доля ввода жилья, соответствующего стандартам экономкласса, в общем объеме ввода жилья (в процентах)

40

45

50

55

60

6.

Доля ввода малоэтажного жилья в общем объеме ввода жилья (в процентах)

50

55

60

60

60

7.

Количество граждан, относящихся к категориям, установленным федеральным законодательством, улучшивших жилищные условия (нарастающим итогом, тыс. семей)

16.5

33.9

48.5

67.7

86.9

За 2011-2015гг. в целом должно быть сдано в эксплуатацию 369 млн. кв. м  жилой площади (см. таб.2, п.5), что значительно меньше построенного жилья за 2000-2010 гг. (446,499 млн. кв. м). Даже если предположить, что за период 2016-2020 гг. будет построено в полтора раза больше - примерно 550 млн. кв. м – все равно общий десятилетний показатель (2011-2020 гг.) составит 922 млн. кв. метров, что не покроет оставшуюся разницу запланированного нацпроектом объема (1 млрд. 570 млн. кв. м) - дефицит составит примерно 648 млн. кв. м, для ликвидации которого при сохраняющихся темпах строительства потребуется еще не менее 10-12 лет. Государство имеет официальные обязательства по обеспечению жильем только 1,2 млн. семей, значит, все остальные нуждающиеся в жилье или в его улучшении должны решать эту проблему самостоятельно, в лучшем случае – при некотором содействии государства. Кроме того, от 40 до 50%  россиян не относятся к категории малоимущих (потому бесплатную квартиру от государства получить не могут), но их текущие доходы невысоки, у них нет необходимых накоплений, и, следовательно, они не могут самостоятельно приобрести квартиру даже при максимальной поддержке государства. Вывод очевиден: нацпроект оказался декларативным документом - провал  его состоит в том, что колоссальные бюджетные ресурсы брошены преимущественно на развитие рыночных механизмов приобретения жилья.

Эта ошибка косвенно признана правительством страны, которое, не оставляя надежды к 2020 году выйти на уровень ввода 140 млн. кв. м жилья, приняло новое стратегическое решение: развитие не рынка жилья, как было раньше, а жилищного строительства. Заложенные в него инструменты реализации усиливают роль государства в развитии массового жилищного строительства и тем самым вступают в противоречие с рыночными (либеральными) устоями российской экономики. Основные положения новой стратегии жилищного строительства могут быть сведены к следующим положениям: впервые губернаторам будут выдаваться плановые годовые задания по объемам строительства на пятилетку; основной упор в жилищном строительстве будет сделан на строительстве малоэтажного жилья экономкласса; земли под строительство жилья экономкласса будут выделяться практически бесплатно; инженерную инфраструктуру под жилье обяжут обеспечить соответствующих монополистов, а застройщикам ограничат цену реализации. Иными словами: рыночные регуляторы жилищного строительства замещаются плановыми задания по строительству конкретного жилья. Невыполнение плановых заданий однозначно грозит чиновникам отставкой.

Таким образом, ход реализации этого (и иных) социальных проектов однозначно указывает на то, что они должны были принести не столько социальный эффект в виде качественного скачка в решении жилищной проблемы национального масштаба, сколько политический эффект в виде укрепления лояльного отношения населения к государственной власти, принятия либерального вектора социальной политики и закрепления конвенциональных способов политического (прежде всего, электорального) поведения. Достижение искомого политического эффекта изначально ориентировано не на теоретический, а на иррационально-психологический уровень общественного политического сознания, в котором должны были отразиться не столько реальные социальные результаты политики – факты и цифры, указывающие на ее социальную неэффективность (их можно было бы подвергнуть теоретическому критическому анализу), сколько мифологемы, воспринимаемые на уровне политических эмоций.

Автор не является противником либерализации государственной жилищной политики как таковой, однако, в ней есть два неразрешенных важных противоречия. Первое связано с соотношением социально ориентированных целей социальной политики, основной задачей которой должно быть обеспечение благосостояния всех категорий граждан, и одновременным уходом государства из процесса социального обеспечения и социальной поддержки в решении жилищных проблем населения. Второе противоречие состоит в том, что либеральная социальная политика не может дать необходимого социального эффекта при неразвитой либеральной экономике, низкой социальной защищенности большинства населения и обилии нерешенных социальных проблем.

В заключении излагаются теоретические выводы, результаты и практические рекомендации исследования, раскрывающие сущность, социально-политическое содержание и особенности государственной жилищной политики в СССР и современной России, подчеркивается, что жилищная политика должна осуществляться государством не только исходя из определенных принципов и социальных целей, направленных на обеспечение граждан жильем, но и в соответствии с определенными экономическими, политическими и ситуативными условиями и в реальности является результирующей многих факторов. По существу жилищная политика является не только обобщенной функцией государства, но и обобщенным механизмом его функционирования - реальным механизмом достижения социальных целей в сфере жилищного строительства и реализации неотъемлемого права граждан на жилье.

       

3. ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ И ЕГО АПРОБАЦИЯ

Научно-практическая значимость диссертационного исследования определяется, прежде всего, тем, что в нем использован политологический метод анализа теоретических проблем разработки государственной жилищной политики и ее использования как политического инструмента в практике строительства нового общества в СССР и России. Теоретические выводы и рекомендации диссертационного исследования могут быть использованы в целях повышения эффективности современной государственной жилищной политики в постсоветской России. Исключительно практический характер и конструктивную значимость имеют положения, выводы и рекомендации диссертанта, связанные с критическим анализом и оценкой политического содержания выдвинутых руководством страны социальных проектов, программ в области жилищного строительства и реализации конституционного права граждан на жилье.

Основные идеи и положения диссертации излагались автором перед депутатами Законодательного собрания Кемеровской области, на Пятом и Шестом Международных форумах «Стратегия развития жилищного строительства в России» (ноябрь 2010 г., май 2011 г., г. Москва), на II Международной научной конференции «Гуманитарные науки и современность» (г. Москва, 1 августа 2011 г.), перед слушателями и студентами Кемеровского государственного университета, Московского государственного областного университета и внедрены в научную и проектную деятельность Научно-внедренческого центра Международного исследовательского института (акт №11-08/37-38 от 30.08.2011г. В практическом отношении социально значимыми являются, прежде всего, рекомендации, которые подразделяются на две группы и предполагают решение ряда задач на уровне государственных (федеральных) исполнительных органов власти и на уровне муниципальных и местных органов власти и управления.

Основные результаты диссертационного исследования изложены автором в четырех монографиях,  научных статьях, в том числе в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ. Общий объем публикаций по теме диссертации составляет 49,37 п.л. Основные теоретические положения диссертации изложены в следующих публикациях.

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации:

  1. Коняхин Г.В. Политика коммерциализации жилищного строительства в России и ее социальные последствия //Вестник МГОУ. Серия «История и политические науки». – 2010. - №3. – С.141-144 (0,6 п.л.).
  2. Коняхин Г.В. Правовая база государственной жилищной политики в России в первое десятилетие XXI века //Вестник МГОУ. Серия «Юриспруденция». – 2010. - №3. – С.13-19 (0,6 п.л.).
  3. Коняхин Г.В. Государственная жилищная политика России в 90-х гг. ХХ в.: мифы и реальность //Социально-гуманитарные знания. – 2010. - №5. – С.94-103 (0,8 п.л.).
  4. Коняхин Г.В. Ипотечное жилищное кредитование в современной России: pro et contra //Социально-гуманитарные знания. – 2010. - №6. – C.139-151 (0,8 п.л.).
  5. Коняхин Г.В. Государственный жилищный сертификат для военнослужащих: политические мифы и экономические реалии //Вестник Военного университета. – 2010. - №3. – С.76-80 (0,3 п.л.).
  6. Коняхин Г.В.  Жилищная политика в России: «… а воз и ныне там» //Вестник МГАДА. Серия «Философские, социальные и естественные науки». – 2011. - №1. – С.66-75 (0,7 п.л.).
  7. Коняхин Г.В. Государственная жилищная политика в советской России: политологическая ретроспектива //Вестник МГАДА. – 2011. - №3. – С.77-83 (0,5 п.л.)
  8. Коняхин Г.В. Недоступный проект «Доступное и комфортное жилье…» //European social science journal Европейский журнал социальных наук. – 2011. – 3;. – С.317-324 (0,5 п.л.).

Монографии:

  1. Коняхин Г.В. Ипотечное жилищное кредитование в России: сущность, механизм, актуальные проблемы. - М.: Изд-во МГОУ, 2009. - 124 с. – 8,1 п.л.
  2. Коняхин Г.В. Государственная жилищная политика в постсоветской России: императивы и приоритеты. – М.: Изд-во МГОУ, 2010. – 154 с. – 9,53 п.л.
  3. Коняхин Г.В. Жилищная политика в России в ХХ веке: аналитическая ретроспектива. – М.: Изд-во МГОУ, 2011. – 130 с. - 8,25 п.л.
  4. Коняхин Г.В. Государственная политика жилищного строительства в России. – М.: Изд-во МГОУ, 2011. – 279 с. – 17,44 п.л.

Публикации в других изданиях:

  1. Коняхин Г.В. Опыт решения жилищной проблемы в некоторых европейских странах //Social science Общественные науки: Всероссийский научный журнал. – 2011. №2. – 226-234 (0,5 п.л.).
  2. Коняхин Г.В. Государственная жилищная политика в России: сущность, проблемы, пути решения //Ориентир: Сб.науч. трудов кафедры социальных наук и государственного управления МГОУ. Вып.12. – М.: Изд-во МГОУ, 2011. – С.27-38 (0,75 п.л.).

1 Подробнее см.: Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология. - Соч. – 2-е изд. – Т.3. – С.26-27;  Маркс К., Энгельс Ф. Капитал. – Соч. – 2-е изд. - Т.23. – С.182.

2 См.: Памятка участника подпрограммы «Обеспечение жильем молодых семей» ФЦП «Жилище». – М., 2007. – С.5.

3 См.: Там же.

4 См.: Карташов В., Кагарлицкий Б.,  Романенко Ю., Герасимов И. Кризис глобальной экономики и Россия //http://www.realtypress.ru/search/Kvart/49.html

5 См.: Андрианов И.И. Жилищное законодательство: практические вопросы. - М., 1988; Арбузов В.А. Как осуществляется право граждан на жилище. - Л., 1987; Бушев А.Ю., Городов О.А., Губаева А.К. Комментарий к Жилищному кодексу Российской Федерации (постатейный). – М.: Проспект, 2008; Жилищное право России. - М.: Эксмо, 2005; Крашенинников П.В. Право собственности и иные вещные права на жилые помещения. - М.: Статут, 2000; Норкина Е.В. О некоторых проблемах правового обеспечения национального проекта «Доступное жилье» на территории Российской Федерации // Человек и закон. - 2007. - № 4; Пчелинцева Л.М. Как регулируется обеспечение жильем военнослужащих//Журнал российского права. - 1999.- № 2; Седугин П.И. Жилищное право. - М.: Норма, 2004; Трушин Е.В., Макаров Г.П. Жилищные проблемы граждан и их законодательное разрешение в новом Жилищном Кодексе Российской Федерации. – М.: Научный центр профсоюзов, 2006.

6 Березина Е.Л. Особенности жилищно-накопительного кооператива как механизма приобретения жилья населением // Налоги. Инвестиции. Капитал. – 2006. - №1-3; Бессонова О.Э., Кирдина С.Г., О'Салливан Р. Рыночный эксперимент в раздаточной экономике России. - Новосибирск: Изд-во НГУ, 1996; Кирикова О.А. Система жилищного обеспечения военнослужащих, финансовый аспект и финансирование // Финансы. - 2006. - № 12. - С.19-22; Кияненко К.В. Жилище в США: актуальные проблемы и национальная жилищная политика // Жилищное строительство. - 2005. - №1. – С.24-31; Косарева Н., Туманов А. Об оценке доступности жилья //Вопросы экономики. - 2007. - №7. - С.118-135; Кутузов В.В.  Воспроизводство жилья в условиях социально-ориентированной рыночной экономики («Жильё для всех и рынок»). - М.:ЦНИИЭП жилища, 1994. – 134 с.; Пузанов А. Жилищная политика в России - мифы, заблуждения и реальность //Имущественные отношения в РФ. – 2006. – 20 октября. – С.12-35; Соколовская Е. Развитие рынка социального жилья: экономико-правовые аспекты // Проблемы теории и практики управления. - 2009. - № 7. - С.54-60; Файзуллин И.Э. Экономико-математическое моделирование факторов, определяющих уровень доступности жилья (на примере Республики Татарстан) // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. - 2010. - № 13. - С.74-80.

7 Бесхмельницын М. Роль государства в обеспечении доступности жилья для населения России // Проблемы теории и практики управления. - 2005. - № 6. - С.15-21; Бурджалов Ф.Э. Современная социальная политика: между планом и рынком. - М., 1996. - 238 с.; Вульфович Р.М. Социально ориентированная жилищная политика в городах Европы и России // Управленческое консультирование. - 2007. - № 2. - С.41-55; Глушенко К.П. Программа «Жилище»: критический взгляд /Глушенко К.П., Кибалов Е.Б. // ЭКО. - 1996. - № 12. - С.82-95; Горелов В.Н. Жилищный вопрос как социальная проблема. Из истории создания ЖСК // Социально-гуманитарные знания. - 2004. - № 1. - С.262-275; Гуртов В.К. Жилье России - XXI век. Национальный проект «Доступное и комфортное жилье - гражданам России» и перспективы развития жилищного строительства. – М.: Статус, 2009. – 415с.; Денисов Н.А. Современная жилищная политика России и пути ее совершенствования // Уровень жизни населения регионов России. - 2010. - № 10. - С.5-8; Коновалова Е.В. Механизмы решения жилищной проблемы как часть современной социальной политики // Уровень жизни населения регионов России. - 2009. - № 3. - С.112-116; Круглик С.И. Приоритетный национальный проект «Доступное и комфортное жилье - гражданам России» - стержень государственной жилищной политики // Пpомышленное и гpажданское стpоительство. - 2006. - №7. - С.36-38; Меерович М.Г. Наказание жилищем: жилищная политика в СССР как средство управления людьми (1917-1937 годы). – М.: РОССПЭН, 2008. – 303 с.; Попов С. Об особенностях реализации государственной жилищной политики в России на современном этапе // Власть. - 2009. - № 11. - С.51-54; Старовойтов А.С. Социальное жилье в современной России - миф или реальность? //ПОИСК. – 2006. - № 3. – С.21-27; Тихонова Н.Е. Жилищная обеспеченность и жилищная политика в современной России // Социологические исследования. – 2007. - №1. - С.71-81.

8 Barlow J., Duncan S. Success and Failure in Housing Provision. European Systems Compared. Oxford, Pergammon Press, 1994. P.47; King P. Limits of Housing Policy: A Philosophical Investigation. London: Middlesex University Press, 1996. P.172; Pirie M. Reasons for privatization // Privatization and the welfare state: Implications for consumers and the workforce. Ed. by Morgan Ph. Aldershot, 1997. P.21-22; Oxley M. Economics, Planning and Housing. Basingstoke: Palgrave, 2004; Oxley M. Competition and Social Housing in Europe. Economic Affairs, 2008. Vol.28. N2. June. 2008; Бирюков В.А. Опыт решения жилищной проблемы в развитых странах // Уровень жизни населения регионов России. - 2010. - № 10. - С.58-68; Вульфович Р.М. Социально ориентированная жилищная политика в городах Европы и России // Управленческое консультирование. - 2007. - № 2. - С.41-55; Головина М.А. Жилищный кризис в США после окончания второй мировой и политика правительства // Экономическая история. Проблемы и исследования. - М., 1987. - С.216-217; Гутник В.П. Социальное рыночное хозяйство: опыт Германии //Общество и экономика. - 1997. - №1-2. - С.65; Ежевский Д.О. Изменение роли и функций органов местного самоуправления в Великобритании в ходе муниципальных реформ конца ХХ - начала ХХI веков // Право и политика. - 2005. - №5.

9 Воронин  С.В. Формирование социальной политики в условия реформирования жилищно-коммунального хозяйства: Автореф. дис. … к.э.н.. – М, 2005; Гранько А.И. Модернизация политической системы и ее влияние на жилищную политику современной России: Автореф. дис. ... канд. полит. наук. - Ярославль, 2004; Государственная жилищная политика: Социальное измерение. – М.: КД ЛИБРОКОМ, 2009. – 285 с.; Кармен В.К. Жилищная политика в современной России: Автореф. дис. ... кан. полит. наук. - М., 2005; Кошман Н.П., Пономарев В.Н. и др. Концепция социальной жилищной политики и социального жилья в Российской Федерации. – М.: Граница, 2007. - 206 с.; Меерович М.Г. Социально-культурные основы осуществления государственной жилищной политики в РСФСР: 1917-1941: Автореф. дис. … докт. истор. наук. – Иркутск, 2004; Файзуллин Т.Ф. Институционализация ипотеки как формы решения жилищной проблемы: Автореф. дисс. … канд. социол. наук. – Уфа, 2008; Щербакова М.Д. Формирование социально ориентированной жилищной политики в условиях демократического транзита: Дис. … канд. полит. наук. – СПб., 2008. – 185 с.

10 Из всей совокупности проблем жилищной политики автор главное внимание сосредоточивает на вопросах государственной политики в области жилищного строительства как основы реализации конституционного права граждан на жилье.

11 См., например: Кошман Н.П., Пономарев В.Н. и др. Концепция социальной жилищной политики и социального жилья в Российской Федерации. – М.: Граница, 2007; Лазарова Л. Особенности подхода к жилищной политике // Экономист. – 2006. - № 10; Титов А.А. Жилищное право Российской Федерации. – М.: Юрайт-Издат, 2008.

12 В Конституции не перечислены, естественно, все, для кого сохранится планово-распределительная система выделения жилья: это должны предусматривать федеральные законы и законы субъектов Федерации, как действующие, так и будущие.

13 Подробнее см.: Oxley M. Economics, Planning and Housing. Basingstoke: Palgrave, 2004.

14 См.: Декреты советской власти. - М.: Изд-во политической литературы, 1957. - Т.1. - С.133.

15 См.: СП СССР. - 1957. -  № 16. - Ст.162.

16 Большинство авторов в качестве главных оснований для классификационного разделения жилищной политики, помимо типа экономики, принимают приоритетные подходы государства к решению жилищной проблемы, а также нацеленность государственных институтов на ликвидацию того или иного вида дефицита жилья.

17Кияненко К.В. Введение в проблематику современного рыночного жилища. – Вологда: Изд-во ВоГТУ, 2002. – С.156.

18 Бессонова О. Жилище: рынок и раздача // ЭКО. -1992. - №4. - С.83-85.

19 Квасов А.С. Крупнейшие экономические кризисы. Феномен государственно-монополистической экономики //Всемирная история. – М, 2008. – С.46.

20 См.: Государственная жилищная политика: социальное измерение. – С. 230.

21 Волков В.  Агентство Washington ProFile. Дом, который построил дядюшка Сэм  //Учительская газета. – 2005. – 30 августа.

22 Кияненко К.В. Введение в проблематику современного рыночного жилища. – С.130.

23 См.: Государственная жилищная политика: социальное измерение. – С.240.

24 Simmie, J.M.  Citizens in Conflict. The sociology of town planning. - London: Hutchinson & Co, 1974. P.96.

25 Scoffham E.R. The Shape of British Housing. New York: Longman Inc., 1984. Р.20.

26 Жилищная политика местных властей: уроки западноевропейского опыта и реформы в России. – С.53; Кутузов В.В.  Воспроизводство жилья в условиях социально-ориентированной рыночной экономики («Жильё для всех и рынок»). - М.:ЦНИИЭП жилища, 1994 и др.

27 Кутузов В.В. Воспроизводство жилья в условиях социально-ориентированной рыночной экономики. – С. 134.

28 См.: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1948 года «О праве граждан на покупку и строительство индивидуальных жилых домов» //Ведомости Верховного Совета СССР. - 1948. - №36.

29 См.: Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 2 февраля 1949 г. «О внесении изменений в законодательство РСФСР в связи с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 августа 1948 года «О праве граждан на покупку и строительство индивидуальных жилых домов» //Собрание постановлений и распоряжений Совета Министров РСФСР. -1949.  - №1. - Ст.6.

30 Киндеева Е.А. Государственная регистрация прав на объекты незавершенного строительства //Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование. – 2001. - №1 – С.18.

31 Вагин В. Социология города. - М.: Московский общественный научный фонд, 2000. – С.143.

32 См.: Государственная жилищная политика: социальное измерение. – С.87.

33 Бугай Н.Ф. Л.Берия - И.Сталину: «Согласно Вашему указанию...». - М., 1995. - С.5, 6.

34 См.: Там же.

35 См.: Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 31 июля 1957 года «О развитии жилищного строительства» //Собрание постановлений Правительства СССР 1957. - № 9. - С.332-338.

36 Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 3 февраля 1970 г. № 91 «О серьезных нарушениях государственной дисциплины в городском строительстве и жилищном хозяйстве» //СП СССР. – 1970. - №4.

37 См.: Материалы XXII съезда КПСС. - М., 1962. - С.190.

38 См.: Экономика и жизнь. - 1995. - № 42.

39 После некоторого всплеска личной инициативы граждан в начале 60-ых, в 80-ых она снова сузилась. Доля ЖСК в новом строительстве колеблется в пределах 5-6%, доля индивидуального жилищного строительства непрерывно снижается, и в 1980-1985 годах составляет менее 12%. (См.: Как стал бесхозным русский дом. Жилищный вопрос и историческая логика его решения //Т. Говоренкова, А. Жуков, Д. Савин, А. Чуев. - Информационно-аналитический портал «Socpolitika.ru»).

40 Первые основательные работы о причинах кризиса принадлежат О. Бессоновой, считающей, что кризис был вызван доминированием государственного сектора и государственным институтом распределения жилья. Такой же точки зрения придерживаются Р. Страйк, Н. Косарева, Б. Рено. (См.: Бессонова О.Е. Жилище: рынок и раздача. - С.83-85; Рено Б. Жилищная система бывшего Советского Союза: почему она нуждается в рыночных реформах // Вопросы экономики. – 1993. - №7. - С.14-20;  Страйк Р., Косарева Н. Реформа жилищного сектора России (1991-1994). - М., 1994. - 183 с.

41 Цит. по: Ясин Е. Политическая экономия реформы ЖКХ. – М.: Дело, 2007. – С.17.

42 О Государственной целевой программе «Жилище»: Постановление Совета Министров-Правительства РФ от 20 июня 1993 г. № 595 //Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. - 1993. - № 28. - Ст. 2593.

43 См.: Там же.

44 См.: Без налаживания систем строительства дешевого жилья для сдачи в аренду семьям с низкими доходами невозможно становление рынка недвижимости и преодоление дефицита жилья. (Подробнее см.: Вагин В.В. Русский провинциальный город: ключевые элементы жизнеустройства // Мир России. – 1997. - №4. - С.86).

45 См.: О Государственной целевой программе «Жилище»: Постановление Совета Министров - Правительства РФ от 20 июня 1993 г. № 595 //Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. - 1993. - № 28. - Ст. 2593.

46 См.: Указ Президента РФ «О новом этапе реализации государственной целевой Программы «Жилище» // Свод Законов РФ. - 1996. - № 19. - Ст. 1254.

47 См.: Указ Президента РФ «О новом этапе реализации государственной целевой Программы «Жилище» // Свод Законов РФ. - 1996. - № 19. - Ст. 1254.

48 См.: Свод Законов РФ. - 2001. - № 2. - Ст.183.

49 Так, в 1992 году было введена норма об обязательном государственном лицензировании строительных предприятий, и многие российские  строительные тресты не справилось с возникшими юридическими проблемами, усугублявшимися финансовым кризисом. В то же время процедуру лицензирования проходили в десятки иностранных строительных фирм. (См.: Пчелинцев О. Жилищная ситуация и перспективы институциональных изменений // Вопросы экономики. - 1994. - №10. – С.18).

50 Подробнее см.: Вагин В.В. Русский провинциальный город: ключевые элементы жизнеустройства // Мир России. – 1997. - №4; Шкаратан О.И. От центра империи к национальной столице / Мир России. 1994. - Том III. (1); Хорев Б.С., Безденежных Б.А., Быкова Н.В. Мировой урбанизм на переломе. – М.: Изд-во Моск. гос. ун-та, 1992.

51 См.: Вагин В.В. Русский провинциальный город: ключевые элементы жизнеустройства. – С.53.

52 См.: Куда идет Россия. Белая книга реформ. С.276 -278.

53 См.: См.: Куда идет Россия. Белая книга реформ. С.276 -278.

54 Цит. по: Смирнягин Л. Трудное будущее российских городов. - С.56-71.

55 См.: Там же.

56 См.: Колташов В. На жилищном рынке без перемен/www.realtypress.ru/intervjyu/13-03-2009.html.

57 См.: Основы ипотечного кредитования / Науч. ред. и рук. авт. кол. Н.Б. Косарева. – М.: Фонд «Институт экономики города», ИНФРА-М, 2007. – С.38.

58 См.: Там же. – С.39.

59 См.: Основы ипотечного кредитования. – С.38.

60 См.: Постановление Правительства РФ №675 «О федеральной целевой программе «Жилище» на 2002-2010 годы» //Собрание законодательства Российской Федерации. – 2001. - №39. - Ст.3770; 2006. - №6. - Ст.694.

61 См.: Там же.

62 Постановление Правительства РФ N 675 «О федеральной целевой программе «Жилище» на 2002-2010 годы» //Собрание законодательства Российской Федерации. – 2001. - №39. - Ст.3770.

63 См.: Там же.

64 Куда идет Россия. Белая книга реформ. С.278.

65 См.: Тихонова Н.Е., Акатнова М.Е., Седова Н.Н. Жилищная обеспеченность и жилищная политика в современной России //Социологические исследования. – С.73.

66 В документах ООН термин «доступность» (affordability)» жилья трактуется следующим образом: «Доступным жильем называется жилье стандартного качества, предоставляемого по более низким ценам, чем в целом оно предлагается на местном жилищном рынке. В это понятие может включаться субсидируемое арендное жилье, субсидируемое дешевое частное жилье, в том числе жилье в долевой собственности, и в некоторых рыночных ситуациях дешевое жилье для продажи. (См.: Старовойтов А.С. Социальное жилье в современной России - миф или реальность? //ПОИСК. – 2006. - №3. – С.21).

67 См.: Постановление Правительства РФ №675 «О федеральной целевой программе «Жилище» на 2002-2010 годы» //Собрание законодательства Российской Федерации. – 2001. - №39. - Ст. 3770.

68 См.: Там же.

69 Демографические процессы столь же объективны, сколь и индетерминированы социальной политикой. Из четырех демографических процессов: рождаемости, смертности, брачности, разводимости лишь один – смертность – подвержен корректировке посредством мер социальной политики в сфере здравоохранения. Еще в начале ХХ века стало научной аксиомой, что демографические процессы и уровень социальной обеспеченности населения не коррелируют между собой. (См.: Bongaarts J., Potter R.G. Fertility, Biology, and Behavior. An Analysis of the Proximate Determinants. N.Y. et al., 1983).

70 За годы реализации федеральной целевой программы «Жилище» и подпрограммы «Жилищные сертификаты» было выявлено и официально признано более 550 нарушений со стороны чиновников, повлекших уголовные преследования. (См.: Социальное жилье: что слышно нового для льготников? //Горячая линия недвижимости. – 12.11.07).

71 Хмелев М. Кто и когда получит «Доступное жилье» // Известия. – 2009. – 16 марта.

72 См.: Там же.

73 Закон РФ от 19 февраля 1993 г. №4530-I «О вынужденных переселенцах» //ФЗ О беженцах. Закон РФ «О вынужденных переселенцах». – М.: Омега-Л, 2007. – 52 с.

74 Цит. по: Панкрашин В. Российские ветераны войны никак не въедут в отдельные квартиры // Русская служба ВВС. – 2009. - 22 июня.

75 Направления, основные мероприятия и параметры приоритетного национального проекта «Доступное и комфортное жилье – гражданам России» //Утверждены президиумом Совета при Президенте Российской Федерации по реализации приоритетных национальных проектов (протокол  № 2 от  21 декабря  2005 г.).

76 См.: Жилье, доступное не всем http://www.spbnovostroyka.ru/analitics/20070625.php

77 Рассчитано по данным Росстата.

(см.: http://www.ards-c.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=401

78 В 2011 г. объем жилищного строительства в РФ (за январь-апрель) также сократился по сравнению с аналогичным периодом прошлого года (на 6.7%). Об этом говорится в материалах Росстата. В январе в России было построено 2.6 млн. кв. м (на 16.3% меньше, чем годом ранее), в феврале 2.7 млн. кв. м (на 6.4% меньше), в марте 4 млн. кв. м (на 13.5% больше), в апреле 3.1 млн. кв. м. (на 17.9% меньше). При этом снижение объема строительства происходило на фоне роста цен на жилье.

79 См.: Программа «Жилище» на 2011-2015гг. http://fcp.economy.gov.ru/cgi-bin/cis/fcp.cgi/Fcp/ViewFcp/View/2011/324

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.