WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ЧАПУРКО  ТАТЬЯНА  МИХАЙЛОВНА

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

В СФЕРЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ И ИНТЕРЕСОВ
НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

Специальность 23.00.02 – политические институты,

этнополитическая конфликтология,

национальные и политические

  процессы и технологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора политических наук

Ростов-на-Дону – 2008

Работа выполнена  на кафедре политологии и этнополитики

Северо-Кавказской академии государственной службы  

Научные консультанты:  Заслуженный деятель науки РФ,

доктор политических наук, профессор

Понеделков Александр Васильевич

доктор политических наук, профессор

  Старостин Александр Михайлович

Официальные оппоненты:  доктор политических наук, профессор

Матвеев Роальд Федорович

доктор политических наук, профессор

Савва Михаил Валентинович

доктор политических наук,
доктор юридических наук

Иванников Иван Андреевич

Ведущая организация:  Московский государственный  университет
им. М.В. Ломоносова

Защита состоится 1 июля 2008 г. в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д 502.008.02 по политическим наукам при Северо-Кавказской академии государственной службы по адресу: 344002, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 70, аудитория № 514.

С диссертацией можно познакомиться в библиотеке Северо-Кавказской академии государственной службы.

Автореферат разослан «____» мая 2008 года.

Отзывы на автореферат, заверенные печатью, просим присылать по адресу: 344002, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 70, к. 304.

Ученый секретарь

диссертационного совета

  Агапонов А.К.

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы диссертационного исследования. Во все времена и во всех странах дети считались одной из наиболее важных групп общества, поскольку подрастающее поколение являлось гарантией продолжения государственности. Несмотря на это реально права и интересы детей стали защищаться государством только в ХХ веке.

В зависимости от типа политической системы и экономических возможностей общества разные страны создавали национально ориентированные модели защиты детства. Политические и социальные особенности таких моделей в значительной мере определяются господствующей в той или иной стране политической культурой.

Вместе с тем необходимо признать отсутствие моделей в полной мере отвечающих реалиям XXI века. Находящаяся во власти элита предпочитает неполитизировать вопросы, связанные с защитой прав и интересов подрастающего поколения. Отсутствие же политических решений застарелых проблем рано или поздно приводит к социальным конфликтам, имеющим далеко идущие политические последствия.

Подтверждением указанного тезиса являются прокатившиеся в последние годы во Франции, Дании, Германии и ряде других стран молодежные бунты, в которых принимали участие подростки иммигрантского происхождения. Политическое руководство указанных стран под давлением общественности было вынуждено принять стратегические решения, направленные на профилактику такого рода конфликтов. Рано или поздно соответствующий опыт западных стран придется учитывать и российской элите.

На протяжении всего ХХ века особенности отечественного политического дискурса в сфере защиты прав и интересов детей были обусловлены низким уровнем жизни значительной части населения страны. В постсовременной России сентябре 1995г. вступили в действие «Основные направления государственной социальной политики по улучшению положения детей в Российской Федерации до 2000г. (национальный план действий в интересах детей)», в которых были определены приоритетные направления в области жизнедеятельности детей: укрепление правовой защиты, охрана их здоровья, поддержка детей, находящихся в особо трудных обстоятельствах, противодействие перманентно возникающим угроза и т.д. В связи с завершением срока действия упомянутого документа, был разработан и принят «Национальный план действий в интересах детей до 2010 г.», в котором названные приоритетные направления получили дальнейшее развитие.

Кроме общегосударственных нормативно-правовых актов, каждый из субъектов Российской Федерации, в зависимости от имеющихся национально-демографических и природно-географических особенностей принимает собственные программные документы, в которых учитывается региональный политический дискурс в рассматриваемой нами сфере. В сумме же документы федерального центра и регионов формируют нормативную базу, на основе которой осуществляется государственная политика в сфере защиты прав и интересов детей.

Системный анализ политических практик свидетельствует, что существующие законы в значительной степени носят декларативный характер. Декларативность в первую очередь обусловлена тем фактом, что провозглашаемый представителями элиты курс лишь косвенным образом затрагивает экономические аспекты государственной политики. Государство как политический институт в недостаточной мере выполняет возложенные на него функции гаранта соблюдения прав и интересов подрастающего поколения.

В указанном контексте достаточно показательно, в стране демографические процессы имеют крайне неблагоприятные сочетания: высокую смертность, низкую рождаемость, рост числа разводов, увеличение числа детей, рожденных вне брака, ухудшение состояния здоровья подрастающего поколения, рост подростковой преступности и т.д. Ежегодно в России из-за ссор с родителями кончают жизнь самоубийством около двух тысяч подростков. По оценкам Московского исследовательского центра по правам человека, около 50 тыс. детей ежегодно убегают из дома по причине домашнего насилия.

Около 2 млн детей избивают родители, в некоторых случаях побои заканчиваются гибелью ребенка. Достаточно показательно, что две трети осужденных несовершеннолетних правонарушителей избивались родителями в детстве. Около 7 тыс. детей в год становятся жертвами сексуальных преступлений.

Политики все чаще поднимают вопрос о создании на уровне Федерации системы адресной социальной помощи детям из малообеспеченных семей и так называемым детям из группы риска, позволяющей обеспечить гарантированное Конституцией страны право на образование и т.д. В соответствии с принятыми Правительством РФ решениями, до 2010 г. в России будут закрыты 400 детских домов, общее число учреждений для детей-сирот сократится до 1370. Реструктуризации сети детских домов будет осуществляться поэтапно с одновременным развитием семейных форм устройства детей.

Развитие патронатной системы это одно из многих направлений,
в которых наша страна использует накопленный за рубежом опыт. Проблема перманентного изменения политики государства в сфере защиты прав и интересов детей актуальна не только для России. Рост социальных притязаний юношества приводит в постиндустриальных обществах Запада к проникновению в повседневность такой формы организации семейных отношений, как контракт. Практически везде политологи сталкиваются с проявлениями феномена депривации детства, под которым понимается нарушение глубинных связей между миром ребенка и миром взрослых, всем остальным окружающим детей миром.

Одной из важнейших политических новаций государства в сфере консолидации деятельности различных политических акторов в вопросах защиты прав и интересов детей стало появление в регионах страны института Уполномоченного по правам ребенка. Уполномоченный осуществляет сотрудничество с Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации, действующими в регионах государственными структурами, некоммерческими организациями и общественными объединениями и отдельными гражданами.

Несмотря на то, что Федеральным конституционным законом «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» определяется, что Уполномоченный способствует совершенствованию законодательства Российской Федерации о правах человека и гражданина и приведению национального законодательства в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, реальный механизм для осуществления всего вышеперечисленного отсутствует. Ответом на возникшие дисфункции системы государственной помощи детям и стало появление института Уполномоченного по правам ребенка.

Нередко деятельность как государственных, так и негосударственных акторов по защите прав детей основывается не на научно обоснованном подходе, а скорее на принципах «политического романтизма»1. Для общества же важны как сами политические действия, так и формируемая на основе научных знаний политическая повестка дня2.

Все вышеупомянутое свидетельствует об актуальности рассматриваемой в диссертационном исследовании проблематики. В настоящее время развитие государственной политики в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних сталкивается с концептуальными проблема, выход из которых может быть найден в рамках политологических исследований.

Степень разработанности проблемы. Изучение системных качеств политики государства находится в основе политологических исследований. Корпус соответствующих научных текстов обширен. В частности,
в отечественной политологии системные исследования государственной политики и роли в их принятии и реализации элиты были осуществлены Г.К. Ашиным, Г.В. Атаманчуком, А.В., Дукой, О.В. Гаман-Голутвиной, В.Г. Игнатовым, Е.В. Охотским, П.А. Карабущенко, О.В. Крыштановской, А.К. Магомедовым, М.Х. Фарукшиным, А.В. Понеделковым, A.M. Старостиным и другими авторами3.

Государственная политика в отношении детства не может рассматриваться изолированно, вне базовых процессов трансформации современного российского общества, изучавшихся Т.И. Заславской, Р.В. Рывкиной,
А.С. Панариным и др. Теоретической базой исследования послужили работы специалистов в психологии риска и принятия государственных решений в условиях неопределенности и риска (А.П. Альгин, А.К. Белоусова, Ю.А. Жуков, Ю.А. Зубок, Ю. Козелецкий, А.А. Кондрацкий, Т.В. Корнилова, А.Г. Костинская, В.А. Петровский, Г.Н. Солнцева и др.).

Связанный с защитой прав и интересов несовершеннолетних политический дискурс в его классической трактовке получил отражение в работах таких зарубежных исследователей, как М. Мид, Ф. Арьес, Р. Зидер,
П. Бюхнер, Генри Жиро, Г.-Г. Крюгер и М. Дюбуа, Кр. Лэш, Б. Франклин, Л. Хардинг, Л. Фокс и ряда других авторов. В работах зарубежных авторов: Р. Бенедикта, Д. Габриано, Н. Постмана, М. Кохрана, Х. Цахера,
Л. Розениайера, Д. Рихтера, Х. Хенгста, К. Лонгфеллоу раскрывают закономерности и механизмы формирования феномена детства. При этом признается, что взрослые фактически сконструировали юность как политическую технологию, предназначенную для поддержания в обществе политического и социально-морального порядка.

Разнообразие подходов социальной политики в отношении детства и
к анализу ее направлений и содержания нашло отражение в трудах
В.Н. Бобкова, Н.А. Волгина, Ю. Е.Волкова, И.А. Григорьевой, В.И. Елевой, В.И. Жукова, И.Г. Зайнышева, В.М. Капицына, В.В. Колкова,
Г.И. Осадчей, П.Д. Павленка, В.Г. Попова, Т.Ю. Сидориной, С.Н. Смирнова, В.Ф. Уколова, Е.И. Холостовой, Ф.И. Шаркова, И.Ми ряда других авторов)4. Проблемы детства изучались в исследованиях М.С. Астоянц, А.Ф. Ачильдиева, С.А. Беличева, С.И. Григорьева, Л.К. Грачева, Н.С. Данакина, Л.Л. Мехришвили, Ю.А. Клейберга, A.M. Панова, Г.Г. Силласте, Т.В. Шеляг, Ю.Г. Эланского, Е.Р.Смирновой.

Вопросы социальной защиты детей-сирот, проблемы их образования, трудоустройства, жилищного обеспечения и другие социальные аспекты их жизнедеятельности исследовались и исследуются в рамках изучения семьи как социального и политического института. В частности, данной проблематикой активно занимаются М.Л. Аракелова, Т.А. Гурко, И.Ф. Дементьева, А.Н. Елизаров, Г.Г. Силласте, Г.И. Осадчая, Е.Г. Смирнова,
В.В. Форсова, Д.С. Барашкова, Е.М. Рыбинский, Л.В. Кузнецова, М.И. Несмеянова, Л.А. Селянина, В.Н. Лыков, В.В. Смирнов, М.А. Журавлева, И.Л. Шатилов С.Ю. Барсукова, С.В. Кочеткова, О.Г. Исупова и других.

Дисфункции государственной системы защиты прав детей наиболее наглядно проявляются в процессах социальной адаптации детей в сиротских учреждениях (см. работы И.Ф. Дементьева, В.И. Каверина, М.Ю. Михайлина, Н.М. Медведева, И.Б, Назарова), а также изучении бездомных детей
(Е.Б. Бреева, Л.Т. Дулинова, Е.Г. Слуцкий, С.А. Стивенсон, Л.М. Самохиной5). Большой корпус исследований посвящен взаимосвязи права и политики применительно к молодежи. В частности, Г.И. Забрянским и Е.Н. Савинковой была изучена практика регионального программирования мер предупреждения преступности несовершеннолетних. Проведя анализ уголовного законодательства РФ, посвященного преступлениям в сфере против семьи и несовершеннолетних, Д.З. Зиядова пришла к выводу, в соответствии с которым права и интересы несовершеннолетних, реализующиеся в процессе развития и социализации, требуют особой охраны. Не менее важен и тезис Т.П. Папковой о том, что расширение правового поля в сфере предупреждения правонарушений несовершеннолетних и формирование системы такого предупреждения происходит за счет международных норм и стандартов

Вместе с тем, анализ изученной литературы позволяет сделать следующие выводы:

  • традиционные концептуальные подходы к содержанию понятия «социальная политика» не соответствуют современным реалиям, потребностям и уровню общественного развития;
  • практически отсутствуют исследования политики государства в сфере защиты прав и интересов детей как сложной социально-политической системы;
  • недостаточно учитывается влияние зарубежных неправительственных акторов на формирование политики современной России в вопросах защиты детства;
  • не нашли отражения в отечественной политологии исследования процессов институциализации в регионах структур Уполномоченного по правам ребенка;
  • изученная автором литература не содержит оценки практик дискурса элиты в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних, как на федеральном, так и на региональном уровнях.

В современной России отсутствуют диссертационные политологические исследования, посвященные проблемам становления нового для страны института Уполномоченного по правам ребенка. Актуальность темы и фактическое отсутствие ее комплексной разработки обусловили выбор темы диссертационного исследования.

Объект исследования – система государственной политики современной России в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних.

Предмет исследования – процессы формирования и реализации государственной политики современной России в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних.

Цель исследования – выявление сущностных тенденций формирования и реализации государственной политики современной России в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних, предложить политические инструменты повышения ее эффективности.

Задачи исследования:

- предложить авторское видение дефиниции государственная политика в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних;

- изучить возможности использования в качестве политологического исследовательского инструмента термина «правовой статус несовершеннолетних»;

- выявить особенности применения базового политологического понятия «права человека» применительно к детям;

- изучить возможность использования опыта западных стран в вопросах осуществления в современной России эффективной государственной политики в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних;

- выявить основной тренд развития за рубежом государственной политики в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних в контексте взаимодействий государства и структур гражданского общества;

- дать обобщенную оценку политики российского государства в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних, а также охарактеризовать ее базовые элементы;

- охарактеризовать эффективность государственной политики в вопросах социальной безопасности несовершеннолетних;

- выявить особенности региональной политики в сфере защиты прав и интересов детей;

- выявить особенности взаимодействий на уровне субъектов федерации власти и структур гражданского общества по проблематике защиты прав и интересов несовершеннолетних;

- установить особенности институционализации нового для России политического института – института Уполномоченного по правам человека в контексте защиты прав детей;

- описать основные структурные элементы политического института - Уполномоченного по правам ребенка;

- выявить мотивы сопротивления части региональных элит институциализации структур Уполномоченного по правам ребенка.

Теоретико-методологическая основа исследования. Диссертационное исследование выполнено на базе классической теории политических институтов Э. Дюркгейма, М. Вебера, Т. Парсонса, М. Дюверже, ориентированной на многомерный и многофакторный анализ политических и социальных процессов в обществе. В качестве концептуального подхода выбран системный анализ (Г. Лассуэл). Сравнительно-исторический метод позволил выявить общее и частное в политике СССР и современной России, а также западных стран в сфере дискурса защиты детства. При этом изменение статуса детства изучалось в контексте изменения взаимодействий субъектов процесса социализации, а также политического порядка общества.

Автором использованы конструкты «активного общества» Ю. Хабермаса и Р. Дарендорфа, «общества риска» У. Бека, концепция «диффузной поддержки» политических институтов Д. Истона, политической культуры различных стран Г. Алмонда и С.Верба, а также «дилемма различия», описанная политологом М. Миноу. Рассматривая вопросы становления государственной системы, регулирующей социальную защиту интересов несовершеннолетних, автор ориентировалась на теорию конструирования социальной реальности П. Бергера и Т. Лукмана.

В качестве аналитического инструмента учета экономических аспектов формирования государственной политики в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних использовался теоретический подход известного зарубежного политолога Б. Бэрри, в рамках которого речь идет об «экономическом» характере власти, рассматривая его в терминах «выигрыша» и «проигрыша». При изучении роли структур гражданского общества
в формировании государственной политики в сфере защиты прав и интересов детей использована классификация циклов эволюции общественных движений О. Рамштадта.

Эмпирическую базу для авторских оценок и обобщений составляют результаты собственных исследований автора, результаты социологических исследований ВЦИОМ, ФОМ и других исследовательских организаций. Политические факты брались из публикаций отечественных и зарубежных политологов, а также из собранных автором эмпирических
данных.

Научная новизна диссертации в содержательном плане состоит
в следующем:

- предложено авторское видение дефиниции государственная политика в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних;

- доказано несовершенство использования в качестве политологического исследовательского инструмента термина «правовой статус несовершеннолетних» и внесены предложения по уточнению указанной дефиниции;

- установлен, что права человека применительно к детям концептуально должны восприниматься как двухуровневая система, включающая международный и национальный уровни;

- предложено на основе использования опыта западных стран в вопросах осуществления эффективной государственной политики в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних создать соответствующие учебные специализации и разработать программу осуществления научных исследований;

- установлено, что в странах с развитыми демократиями основным трендом развития государственной политики в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних является перераспределение властных ресурсов между государством и негосударственными акторами в пользу последних;

- политика российского государства в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних оценена как неэффективная, а ее элементы не интегрированы на системном уровне;

- установлена неэффективность государственной политики в вопросах социальной безопасности несовершеннолетних и предложено разработать в этой сфере специальную государственную программу;

- выявлено, что на уровне регионов страны политика в сфере защиты прав и интересов детей не является гомогенной, а существующий в субъектах федерации механизм реализации такой политики несовершенен и нуждается в ускоренной модернизации;

- установлено, что современной России в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних наблюдается дисфункция во взаимодействии государства и структур гражданского общества, специализирующихся в вопросах помощи детям, в рамках которой региональная элита не желает передачи части властных полномочий и ресурсов специализированным некоммерческим организациям;

- установлено, что в процессе институционализации нового для России политического института – института Уполномоченного по правам человека на региональном уровне произошли процессы институционализации политического актора – Уполномоченного по правам ребенка, способного консолидировать деятельность различных ведомств и структур гражданского общества в вопросах защиты прав и интересов детей;

- описаны основные структурные элементы нового для России политического института – Уполномоченного по правам ребенка;

- выявлены мотивы сопротивления части региональных элит институциализации структур Уполномоченного по правам ребенка, к числу которых относится нежелание изменений конфигурации власти и связанной с этим процессом перераспределением ресурсов.

Наиболее существенные научные результаты, полученные лично соискателем и выносимые на защиту:

1. Под государственной политикой в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних понимается система экономических, организационных, административных, правовых мер, осуществляемых государством как политическим институтом, а также муниципальными образованиями и иными акторами, направленная на предотвращение (смягчение последствий) неблагоприятных воздействий на подрастающее поколение со стороны социальной среды. При этом защита прав и интересов несовершеннолетних рассматривается как составная часть происходящего в стране политического процесса.

2. В современной России правовой статус несовершеннолетних граждан России не зафиксирован в едином законодательном акте. Отсутствие единого подхода в терминологии, характеризующей социально-правовой статус ребенка в обществе и государстве, влечет разногласие не только в нормативной базе, но главное вносит определенную несогласованность в практическую деятельность политиков различного уровня. Для исправления указанной дисфункции предлагается разработать и принять на федеральном уровне такой законодательный акт.

3. При формировании в России политики в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних, права человека применительно к детям концептуально должны восприниматься как двухуровневая система. Первый уровень определяется заключенным страной международными соглашениями и необходимостью их безукоснительного соблюдения. Второй уровень определяется готовностью политической элиты стимулировать политическое действие по развитию указанных прав.

4. В развитых странах проблемы связанные с детством рассматривают как междисциплинарные и межведомственные. Утверждаемые на государственном уровне стандарты предоставления социальных услуг подразумевают существование независимых инспекций, обеспечивающих контроль и гарантирующих эффективное использование всех выделяемых на решение проблем несовершеннолетних ресурсов. Представляется целесообразным перенять зарубежный опыт подготовки и переподготовки кадров социальных работников занимающихся защитой прав и интересов детей, а также опыт организации научных исследований, результаты которых находят применение в выработке политической линии государства в отношении подрастающего поколения.

5. В развитых странах основным трендом развития государственной политики в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних является перераспределение властных полномочий и ресурсов государства в пользу структур гражданского общества и некоммерческого сектора. Для контроля эффективности использования обществом ресурсов в развитых странах сформировался и легитимирован новый политический институт – институт Уполномоченного по правам ребенка, а также разработаны этические кодексы в которых отражены особенности политики общества по отношению к несовершеннолетним.

6. В современной России имеются основные элементы механизма защиты прав и интересов несовершеннолетних. Вместе с тем существующие элементы не интегрированы на системном уровне, позволяющем вести речь о существовании комплексной политической линии государства, соответствующей требованиям XXI века в вопросах защиты прав и интересов несовершеннолетних. Интегрированная система защиты прав и интересов несовершеннолетних должна включать следующие базовые элементы: правовые механизмы, ориентированные на своевременное выявление, профилактику, а в необходимых случаях и привлечение к ответственности юридических и физических лиц нарушающих права несовершеннолетних; полноправную государственную структуру, обладающую необходимыми полномочиями для межведомственной координации осуществления государственной политики в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних; координационную структуру организаций гражданского общества, ориентированную на защиту интересов и прав несовершеннолетних; систему подготовки, переподготовки и аккредитации кадров социальных работников в сфере защиты интересов и прав несовершеннолетних; систему каналов медийной коммуникации, позволяющих обеспечивать обсуждение общественно-значимых проблем в сфере безопасности жизнедеятельности детей и подростков, а также влиять на формирование сообществ по интересам защиты детей включающих в свой состав родителей и социальных работников.

7. Существующее состояние в обществе обязывает государство искать и использовать любую возможность охраны и защиты интересов несовершеннолетних от пагубного, негативного воздействия на них взрослых лиц, а также повысить эффективность противодействия участию несовершеннолетнего населения в организованной преступности. Решение указанной задачи видится в разработке и реализации государственной программы по обеспечению социальной безопасности несовершеннолетних.

8. На уровне регионов страны политика в сфере защиты прав и интересов детей не является гомогенной, а существующий в субъектах федерации механизм реализации такой политики несовершенен. Основными недостатками существующего в регионах политического дискурса является слабая мотивированность элиты на решение носящих концептуальный характер экономических, социальных и юридических проблем в этой сфере, фактическое отсутствие институциализированных каналов формирования общественного мнения по проблематике защиты детства, недостаточность выделяемых ресурсов и низкую квалификацию работающих в этой сфере специалистов.

9. В современной России в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних наблюдается дисфункция во взаимодействии государства и структур гражданского общества, специализирующихся в вопросах помощи детям. В большинстве субъектов федерации региональная элита не желает передачи части властных полномочий и ресурсов некоммерческим организациям, недостаточно мотивируется волонтерская деятельность населения, при этом в силу объективных причин не способна обеспечить соответствующий уровень поддержания в работоспособном состоянии и развития существовавшей во времена СССР системы

10. В процессе институционализации нового для России политического института – института Уполномоченного по правам человека на региональном уровне произошли процессы институционализации политического актора, способного консолидировать деятельность различных ведомств и структур гражданского общества в вопросах защиты прав и интересов детей. Таким актором в части регионов страны стал Уполномоченный по правам ребенка. Поскольку деятельность по защите прав несовершеннолетних имеет свою специфику, представляется целесообразным законодательно закрепить существование института Уполномоченного по правам ребенка на уровне Российской Федерации.

11. К числу основных структурных элементов политического института Уполномоченного по правам ребенка, влияющих на обеспечение политического порядка. указанных элементов относятся: существование нормативной базы, позволяющей легитимировать деятельность Уполномоченного; зафиксированное в общественном сознании политическое обоснование деятельности  института; существование социальных групп, нуждающихся в политических и юридических решения Уполномоченного, а также структур гражданского общества готовых осуществлять с Уполномоченным скоординированную деятельность; наличие устойчивой совокупность норм, ценностей, образцов поведения, технологических приемов политической деятельности, обеспечивающих удовлетворение общественной потребности.

12. Основным мотивом сопротивления части региональных элит институциализации структур Уполномоченного по правам ребенка является нежелание изменений конфигурации власти и связанной с этим процессом перераспределением ресурсов. Деятельность Уполномоченного основывается на принципах дуальности власти и правозащиты, что противоречит сложившемуся в регионах политическому порядку.

Научно-практическая значимость исследования. Результаты, полученные в диссертации, могут быть использованы при разработке государственной политики в сфере защиты прав и интересов детей, при разработке нормативных актов касающихся деятельности Уполномоченного по правам ребенка, в преподавании курса «Политология».

Апробация работы. Результаты исследования докладывались на международных научно-практических конференциях: «Власть. Право. Толерантность» (7-8 октября 2004 г., г. Краснодар); «Формирование гражданского общества в современной России: проблемы и перспективы» (2005 г., г. Краснодар); «Социальное партнерство как способ достижения гражданского согласия и социального мира, обеспечения стабильности общества» (2006 г., г. Краснодар); «Современная социально-экономическая трансформация России: ориентиры и итоги в контексте глобализации и регионализации» (5-6 сентября 2006 г., г. Сочи (Адлер)); «Обеспечение прав ребенка – обеспечение развития общества России» (сентябрь 2006 г., г. Москва); «Актуальные проблемы безопасности в условиях конфликтной ситуации на Юге России» (16-17 ноября 2006 г., г. Краснодар); были опубликованы в статьях и тезисах научных докладов, в том числе и в журналах из списка рекомендованных ВАК РФ. Основные положения и выводы диссертационного исследования были обсуждены и апробированы на заседаниях кафедры политологии и этнополитики Северо-Кавказской академии государственной службы.

Структура работы. Диссертация общим объемом 290 страниц состоит из введения, пяти глав (включающих 12 параграфов и семь таблиц), заключения. Библиография содержит 274 названия.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, освещается степень ее разработанности, определяется цель и задачи исследования, его предмет и объект, рассматриваются теоретико-методологические основы исследуемой проблемы, фиксируется ее научная новизна и выносимые на защиту положения.

Во введении к первой главе диссертационного исследования – «Теоретико-методологические основы исследования государственной политики защиты прав и интересов несовершеннолетних граждан как социально-демографической группы» соискатель замечает: «Ни в одном государстве политика социальной защиты несовершеннолетних граждан как социально-демографической группы никогда не входила в число приоритетных интересов элиты. Вопросы удержания власти, развития экономики и политической системы затмевали проблематику обеспечения прав и законных интересов, входящих в самостоятельную жизнь граждан.
И только в случае явной угрозы политическому порядку со стороны толп беспризорников (как это было в СССР после гражданской или отечественной войн) или кризиса семьи как социального института государства с угрозами демографической безопасности государства элита обращала внимание на возникновение подобного рода угроз, вынуждая лидеров государства принимать решения по перераспределению общественного богатства.

Без учета теоретической составляющей можно проводить государственную политику, но такая политика изначально обречена на провал, поскольку не опирается на фундамент накопленных знаний. Знания же в рассматриваемой диссертантом сфере являются результатом анализа политических практик. И только в процессе синтеза лучшего из упомянутых практик, можно обеспечить современную политическую линию социальной защиты несовершеннолетних. Способствовать выработке объективных критериев оценки политического действия как раз и призвана методология исследования, рассмотрению базовых элементов которой и посвящена первая глава.

    1. Анализ методологических и политико-идеологических подходов к проблеме защиты прав и интересов несовершеннолетних граждан. Проблема методологических и политико-идеологических подходов к изучению политических явлений в гуманитарном знании чрезвычайно важна и не случайно, что автор именно с нее начинает изучение состояния и перспектив развития социальной защиты  несовершеннолетних  граждан в современной России. Поиск оптимального выбора исследовательского инструментария ведется не только в России, но и в других странах.

В соответствии с распространенным в гуманитарных науках дискурсом, несовершеннолетние граждане рассматриваются как определенная социальная общность, конкретнее говоря, как социально-демографическая группа, характеризующаяся спецификой условий и образа жизни, своими специфическими чертами жизнедеятельности, потребностями и интересами, которые и требуют защиты со стороны общества и его институтов. В свою очередь, государство рассматривается как политический институт. Конституция и политические институты, государственные структуры, отношения государства и групп интересов в сфере защиты прав детей – все это структурирует политический процесс.

Перед тем как представить существующие в политической науке методологические подходы к изучаемой проблематике, диссертант определила смысловое наполнение базовых дефиниций – «несовершеннолетние» и «социальная защита», а также соответствующих областей применения и механизмов реализации. В контексте заявленной соискателем проблематики социальная защита прав и интересов несовершеннолетних рассматривается как составная часть происходящего в стране политического процесса. В свою очередь, механизм государственного управления защитой интересов и прав несовершеннолетних напрямую связан с условиями эффективного функционирования политической системы.

Системный подход является теоретической и методологической основой системного анализа, позволяющего применительно к рассматриваемой в диссертации проблематике выявить угрозы правам и интересам несовершеннолетних. Используя сравнительно-исторический метод политологического исследования, соискатель приходит к выводу, в соответствии с которым на протяжении всей истории человечества отношение к детям претерпевало значительные изменения.

В настоящее время ребенок из полностью бесправного существа, принадлежащего всецело своим родителям, становится субъектом общественных и правовых отношений. При этом несовершеннолетние практически не способны самостоятельно защищать свои права и отстаивать собственные интересы, и, следовательно, нуждаются в особой, усиленной защите общества и государства, формы и методы которой оформляются в виде государственной политике по отношению к этой социально-демографической группе населения. Важен учет политического дискурса акторов, имеющих отношение к принятию стратегических решений рассматриваемой соискателем проблемы.

В терминах современной политологической науки речь идет о привлечении к защите прав и интересов детей ресурсов не только государства, но и так называемого «активного общества». В наиболее законченном виде проблемы «активного общества» предстают в концепциях Ю. Хабермаса и Р. Дарендорфа. Именно общественность является важным актором в вопросах легитимации государственной политики в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних.

Одной из острых тем в легитимации политических практик власти выступает тема справедливости и обоснованности применения властных полномочий в сфере делинквентного поведения детей и подростков. В последние годы усиливается проявление подросткового вандализма, снижается раскрываемость преступлений, совершенных в общественных местах, увеличивается ущерб, наносимый государством подростками.

С точки зрения соискателя, в транзитивных обществах дискурс государственной политики смещается от решения нравственных и социальных задач, к задачам экономическим. Соответственно, в условиях рыночной экономики политическая власть не оперирует (или оперирует незначительно) проблематикой защиты прав и интересов несовершеннолетних, как не соответствующей экономическим категориям реальной политики. Поэтому важным направлением деятельности государства, политический партий, общественных объединений, других субъектов общественных отношений должна быть политика развития несовершеннолетних, целью которой является воздействие на социальное развитие и социальную защиту несовершеннолетних. Концепции государственной политики защиты прав и интересов несовершеннолетних членов общества должны различаться по той роли, которую государство играет в обеспечении их прав.

Под государственной политикой в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних понимается система экономических, организационных, административных, правовых мер, осуществляемых государством как политическим институтом, а также муниципальными образованиями и иными акторами, направленная на предотвращение (смягчение последствий) неблагоприятных воздействий на подрастающее поколение со стороны социальной среды. При этом защита прав и интересов несовершеннолетних рассматривается как составная часть происходящего в стране политического процесса.

Круг проблем социально-демографической группы, переживающей период становления социальной зрелости и входящей в мир взрослых, требует адаптации к нему и будущему обновлению. Границы данной группы размыты и подвижны. Подробнее на эту тему соискатель ведет речь во втором параграфе первой главы «Несовершеннолетние как социально-демографическая группа, их социально-правовой и политический статус». Численность детей в России составляет 35,9 млн или 24,5 % общей численности населения страны. Однако значение этой группы населения определяется не столько масштабами, сколько ролью, которую она играет в жизни общества. В детском возрасте закладывается фундамент личности, формируются ее основные качества: физическое и психическое здоровье, культурный, нравственный и интеллектуальный потенциал.

Методологически автор диссертации ориентируется на понимание несовершеннолетних как социально-демографической группы, являющейся, с одной стороны, объектом политического процесса, а с другой - его субъектом (не случайно во всем мире подростки являются объектом пристального интереса политических экстремистов самой разной ориентации). В условиях транзитивного российского общества, рассмотренные в компаративном контексте практики позволяют избежать ошибок, накопленных политиками в странах с развитыми экономиками.

В зависимости от возрастной структуры общества государство регулирует направление имеющихся в его распоряжении ресурсов. Решения о направлении ресурсов принимается высшим политическим руководством страны.

Соискатель приводит факт, в соответствии с которым в современной России почти 40% подростков, особенно на селе, не имеют возможности получить общее среднее образование, поскольку вынуждены заниматься трудовой деятельностью, помогая родителям решать остро стоящие экономические проблемы. Для решения указанной проблемы автор диссертации считает необходимым принятие политического решения о создании системы адресной социальной помощи детям из малообеспеченных семей и так называемым детям из группы риска, позволяющей обеспечить гарантированное Конституцией страны право на образование и т.д.

Хотя в современной России отсутствует зафиксированная в отдельном документе стратегия и тактика государственной политики в сфере защиты прав и интересов детей и подростков, тем не менее, базовые положения, касающиеся закрепления прав этой категории граждан, закреплены в целом ряде законов. В частности, речь идет о Семейном Кодексе РФ, Административном кодексе РФ, Уголовном кодексе РФ, Трудовом Кодексе РФ и ряде других документов. Автор рассматривает указанную законодательную с точки зрения ее соответствия целостной государственной политике, которую необходимо разработать в соответствии с требованиями  нынешнего уровня экономического и политического развития страны.

Кроме общегосударственных нормативно-правовых актов, каждый из субъектов Российской Федерации, в зависимости от имеющихся национально-демографических и природно-географических особенностей, создает собственную градации возрастных периодов детства и систему социально-правового регулирования защиты и охраны их интересов. Как отмечает диссертант, отсутствие единого подхода в терминологии, характеризующей социально-правовой статус ребенка в обществе и государстве, влечет разногласие не только в нормативной базе, но, главное, вносит определенную несогласованность в практическую деятельность.  Обоснование тех или иных политических решений должно учитывать тончайшие нюансы возраста детей и подростков, чего как раз и не наблюдается в практике отечественных политиков. К примеру, в стране долгие годы не может институциализироваться ювенальная юстиция и т.д.

С точки зрения соискателя, необходимо внести в закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», где термин «ребенок» означает лицо до достижения им возраста 18 лет (совершеннолетия), терминологическую градацию, а именно: новорожденным признать детей первого года жизни; малолетними признать детей в возрасте от 1 года до 14 лет и несовершеннолетними признать лиц в возрасте от 14 до 18 лет.

1.3. Права и свободы несовершеннолетних как политическая категория. Одним из направлений политической линии государства по отношению к подрастающему поколению является защита прав и свобод этой части граждан.

Акцент на политической линии государства не случаен. У значительной части элиты и представителей научного сообщества защита прав и свобод несовершеннолетних, чаще всего воспринимается сквозь призму юриспруденции и педагогики. Не акцентируя внимание на очевидности междисциплинарного подхода к данной проблематике, диссертант останавливается на политической компоненте.

Как показано по тексту параграфа, юридические нормы, в лучшем случае, отражают вчерашний день политики государства по отношению к вопросам защиты прав и законных интересов несовершеннолетних, в худшем же – не соответствуют международным нормам. В условиях транзитивного общества политическая линия государства подвержена влиянию множества носящих ситуативный характер факторов: экономического положения страны, соотношению сил основных групп внутри элиты, необходимости соответствовать решениям международных объединений, в которые входит страна и т.д. и т.п.

Под защитой прав несовершеннолетних понимается защита политических, социальных, юридических и экономических прав этой группы граждан в случае их нарушения. Защита права граждан на социальное обеспечение в России, как и сами эти права, имеет конституционную основу, т.е. политически обоснованы. Для обеспечения прав и свобод человека (особенно это относится к защите прав ребенка) необходима четко скоординированная система правовых механизмов и процедур их реализации, которая в настоящее время в современной России фактически находится в стадии становления.

Современное понимание прав человека состоит в том, что правовую ответственность за соблюдение прав человека несет именно правительство и находящаяся во власти элита. В разных культурах права человека, в том числе и права детей, политиками воспринимаются сквозь призму господствующих политического и социокультурного дискурсов.

Дети в силу своего возраста и связанных с ним особенностей психического, физического и интеллектуального развития, а также в условиях объективно существующей ограниченной дееспособности не могут в большинстве случаев самостоятельно обращаться за защитой своих прав и законных интересов. От их лица действуют законные представители ребенка (родители, опекуны, директора детских учреждений и пр.). В случае нарушения прав ребенка самими законными представителями, а также в случае, когда они не отстаивают нарушенные права ребенка, ребенок остается беззащитным.

Права подрастающего поколения не являются политической константой. Восприятие политических прав детей простирается от характеристики их как «полуграждан», «меньше чем граждан» и до «граждан-в-ожидании»6.

На взгляд автора диссертации, при формировании в России политики в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних, применительно к детям права человека концептуально должны восприниматься как двухуровневая система. Первый уровень определяется заключенным страной международными соглашениями и необходимостью их безукоснительного соблюдения. Второй уровень определяется готовностью общества стимулировать политическое действие по развитию указанных прав.

В России еще только предстоит создать правовую основу государственной политики в отношении несовершеннолетних. В рамках западного исследовательского дискурса социальная защита несовершеннолетних понимается не как акт благосклонности взрослых по отношению к детям, а как реализация установленных обществом прав, при условии развития личности молодого гражданина. В этом проявляется политическая составляющая системы социальной защиты. Соответственно должен быть ориентирован механизм государственного управления защитой интересов и прав несовершеннолетних.

Во второй главе диссертационного исследования «Опыт и проблемы защиты прав и интересов несовершеннолетних в России и за рубежом» автор отмечает, что и в России в экономически развитых странах очень много общих проблем в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних.  Вместе с тем, зарубежный опыт будет полезен только в том случае, если предлагаемые политические и социальные паттерны будут востребованы социумом с учетом господствующей в обществе политической культуры.

2.1. Опыт зарубежных государств в сфере социальной защиты несовершеннолетних, как политическая детерминанта становления соответствующего механизма государственного управления в современной России. В этом параграфе исследования соискатель рассматривает опыт зарубежных государств в сфере реализации государственной политики по социальной защите несовершеннолетних, как детерминанту становления соответствующего механизма государственного управления в современной России. Как автор по тексту параграфа показывает на многочисленных примерах, во многом развитие моделей и механизмов обеспечения прав и интересов несовершеннолетних, определяется зарубежным опытом и политическим дискурсом, и потому изучение трендов развития позволяет выявить пути совершенствования отечественной системы соблюдения прав несовершеннолетних. 

На взгляд диссертанта, система социально-правовой защиты в идеале должна быть социально сконструирована политиками и оформлена в соответствующих программных политических документах. Поскольку политика государства в отношении защиты прав и интересов детей должна учитывать нормы Конвенции о правах ребенка, соискатель подробно рассматривает содержащиеся в этом документе группы основных направлений жизнеобеспечения несовершеннолетних, в которых нашел отражение политический дискурс международного сообщества в рассматриваемой в диссертационном исследовании сфере. В указанном международном документе права ребенка тесно увязаны с обязанностью государства обеспечить для своих граждан эффективное соблюдение норм политического и социального порядка.

В результате формируемый в современной России социальный и политический порядок в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних впитывает накопленный человечеством опыт социального и политического регулирования. Политическая компонента этого порядка реализуется, в частности, в рамках принятия и реализации на региональном уровне законов «О гарантиях прав ребенка».

Автору диссертации представляется, что в силу трудности экономического положения значительной части населения России, а также из-за особенностей социокультурных отношений проблема ресурсного обеспечения подрастающего поколения еще не нашла должного отражения в рамках господствующего в современной России политического дискурса. Во многом этот дискурс определяется сильными параллелями между детством родителей и их детей. Вместе с тем в постсовременности и родители, и дети сталкиваются с новыми вызовами, связанными с большей самостоятельность несовершеннолетних в выборе их судьбы и сферы профессиональной деятельности.

Неадекватные экономические, социальные и иные ресурсы, финансовая неустойчивость и неопределенность в выборе дальнейшего жизненного пути – это только некоторые из проблем, с которыми несовершеннолетним приходится иметь дело. Проблемы, стоящие перед молодыми гражданами, усиливаются системными и процедурными бюрократическими процедурами государственных структур, включая недостаточное планирование процесса социализации. В случае же конфликтных ситуаций у молодых людей выявляется нехватка знаний об их политических и социальных правах, недостаточная компетентность при обращении за восстановлением нарушенных прав в суд и т.д. Такого рода процессы имеют долговременные последствия.

В контексте европейской интеграции многоуровневое управление,
в том числе и в сфере обеспечения прав детей непосредственно затрагивает граждан в их повседневной жизни. Вследствие этого можно судить о характере трансформации государства как основного института в представлениях политической науки. В развитых странах политический дискурс взаимодействия государства как социального института и семьи, как институциональной основы соблюдения прав несовершеннолетних, основывается на примате сотрудничества7, а не использования репрессивных инструментов воздействия. В развитых странах системы защиты прав и интересов несовершеннолетних это, в первую очередь, сложные системы, разработанные с учетом национальных особенностей, учитывающие высокий уровень благосостояния общества в целом и опирающиеся на квалифицированных работников патроната и профилактики правонарушений.

Как соискатель показывает на многочисленных примерах, даже высокие показатели интеграции указанных систем в жизнь общества и в политику государства в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних не гарантируют отсутствия периодически возникающих дисфункций. Эти дисфункции в первую очередь обусловлены не столько системными характеристиками, сколько базируются на просчетах функционирования семей, отличающихся в первую очередь, уровнем культуры и толерантности.

Просчеты, о которых идет речь, в развитых странах осознаются как связанные с несовершенством человеческой природы. Тем не менее, представителями гуманитарных наук постоянно ведется поиск возможных вариантов профилактики дисфункциональности семьи и в этом контексте можно вести речь о расширении инструментов влияния государства.

Как показывает практика, даже в экономически развитых странах хорошо оплачиваемые профессиональные социальные работники могут наносить детям вред, когда нарушают нормы профессиональной этики в отношениях с несовершеннолетними. Постоянное совершенствование этических кодексов – одно из важнейших направлений деятельности государственных структур, отвечающих за эффективность социальной поддержки несовершеннолетних.

Если же вести речь об основном политическом принципе механизма государственного управления в сфере защиты интересов и прав несовершеннолетних в экономических развитых странах, то это принцип интеграции и координации деятельности всех министерств и ведомств имеющих отношение к указанной проблематике. При этом все предоставляемые государством социальные услуги стандартизированы и сертифицированы.

Диссертант особо подчеркивает – речь идет не только координации деятельности государственных структур по властной горизонтали, но и об эффективном межведомственном взаимодействии по вертикали. В развитых странах рассматривают проблемы связанные с детством как междисциплинарные и межведомственные.

Кроме того, государство в качестве важнейшего инструмента решения существующих проблем ориентируется на взаимодействие с неправительственными организациями, основной вид деятельности которых заключается в защите прав и интересов несовершеннолетних. Поэтому, несмотря на существующие бюрократические проволочки, чиновники заинтересованы в контактах со структурами гражданского общества, поскольку на это их ориентирует политическое руководство страны. На взгляд соискателя, упомянутый политический дискурс чрезвычайно важен для повышения эффективности государственного управления в современной России не только в сфере защиты прав детей.

Утверждаемые на государственном уровне стандарты предоставления социальных услуг подразумевают существование независимых инспекций, обеспечивающих контроль и гарантирующих эффективное использование всех выделяемых на решение проблем несовершеннолетних ресурсов. Не стоит подчеркивать, что вся вышеуказанная деятельность находится под контролем структур гражданского общества, а факты коррупции носят единичный характер. Безусловно, к нынешнему уровню социальной защиты несовершеннолетних экономически развитые государства шли не одно десятилетие.

Социальные услуги несовершеннолетним могут предоставляться государственными структурами как самостоятельно, так и с привлечением неправительственных организаций, а также частного бизнеса. В развитых странах идут по второму пути, при этом, несмотря на рыночный характер экономики, частный бизнес привлекается только в исключительных случаях, когда качество предоставления услуги не может быть достигнуто иным образом. В данном случае повышенные расходы обусловлены необходимостью удовлетворения потребностей несовершеннолетних и обеспечения их прав. В любом случае, государство оставляет за собой функции координатора оказания социальных услуг.

Вместе с тем было бы ошибкой идеализировать сложившуюся развитых странах систему государственного управления защитой прав и интересов несовершеннолетних. Соответствующие нормативные акты должны быть не только приняты на уровне уполномоченных структур, но и пройти институционализацию в общественном сознании, стать частью ценностной ориентации населения. Оптимизация таких политических практик является составной частью политики государства.

2.2. Неправительственные группы давления как инструмент международного воздействия на процессы государственного и политического управления защитой прав и интересов детей в современной России. Нормативные акты, о которых соискатель вела речь в предыдущем параграфе исследования, являются важным инструментом обеспечения политики государства в сфере защиты прав и интересов подрастающего поколения. Вместе с тем продвижение в сознании населения нового видения места детей в современном обществе, в том числе и в рамках «народной дипломатии» во многом определяется неправительственными структурами, а также государственными чиновниками – Уполномоченными по правам ребенка. В данном параграфе подробно рассмотрены особенности политических практик соответствующих неправительственных структур.

При этом диссертант констатирует, что весь потенциал независимых институтов по правам ребенка как влиятельного коллективного голоса в защиту прав детей во всем мире еще только предстоит реализовать. Это сотрудничество подразумевает участие в нем как взрослых, так и детей.

Во многих случаях, участие детей на практике реализуется в форме присутствия несовершеннолетних на консультативных встречах, конференциях и иных публичных мероприятиях. При этом достаточно редко формат таких взаимодействий  подразумевает гарантии реального участия несовершеннолетних в принятии решений.

Несмотря на вышеупомянутый недостаток, деятельность международных неправительственных структур с каждым годом оказывается все большее влияние на выработку национальными правительствами и организациями гражданского общества единой политики в сфере защиты прав детей. В качестве одного из таких примеров диссертант упоминает разработку стандартов европейской сети уполномоченных по правам детей (ENOC) для независимых учреждений по защите прав детей.

Политика в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних является частью общегуманитарного дискурса в обеспечении прав всех граждан, независимо от их возраста и социального положения. Россия как член Совета Европы строит свою политику в сфере защиты прав детей с учетом обязательств взятых при вступлении в эту политическую организацию.

Во всем мире негосударственные организации и ассоциации, защищающие права детей, относятся к фундаменту институциализированной политической системы. Эти структуры различными формами и методами влияют на формирование политики государства в той или иной сфере. При этом оценка институтов власти осуществляется не исходя из легитимности самого института, но с точки зрения принимаемых в защиту детей политических решений и формируемой политическими акторами повестки дня для общества.

Ведя речь о неправительственных группах давления как инструменте международного воздействия на процессы государственного и политического управления защиты прав и интересов детей в современной России, диссертант подразумевает, что именно «активная общественность» является важной силой в современном политическом процессе. Применительно к рассматриваемой нами теме необходимо вести речь о трансляции культуры благотворительности зарубежными неправительственными группами в российское политическое и социальное пространство.

Небольшая в количественном отношении «активная общественность» вполне совместима по влиянию на трансформацию политики государства в вопросах защиты прав и интересов детей с юридически закрепленными основными конституционными свободами, однако противоречит существующим в настоящее время политическим теориям, в которых доминируют «фундаментально-демократические иллюзии». В рамках протекающих при участии общества и граждан политических процессов и возникает политический порядок.

Вместе с тем, как диссертант показывает на многочисленных примерах, в современной России именно хаос силовых воздействий государственных акторов оказывает дисфункциональное влияние на координацию деятельности неправительственных организаций занимающихся защитой прав детей. В последние годы в связи с феноменом «цветных революций» у российской элиты возник синдром неприятия западной помощи в сфере развития гражданского общества. Не рассматривая этот синдром применительно ко всему гражданскому обществу, а всего лишь учитывая его негативные последствия для развития международного сотрудничества в вопросах защиты прав и интересов детей, диссертант приходит к выводу о реальности опасности подмены соответствующего понятийного аппарата. Такая подмена может негативно сказаться на использовании зарубежного опыта при формировании политики государства в сфере оказания помощи несовершеннолетним.

Государственная политика в сфере защиты прав и интересов подрастающего поколения должна интегрировать международный опыт, национальные традиции воспитания детей, а также ресурсные возможности неправительственных организаций. Слабая развитость в современной России потенциала добровольческой деятельности является негативным аспектом в формировании системы защиты детства и помощь международных структур в организации такой формы участия может стать важным элементом гуманизации социума.

В предисловии к третьей главе диссертационного исследования «Становление современной российской государственной системы, регулирующей защиту прав и интересов несовершеннолетних» диссертант отмечает, что в современной России система социальной и правовой защиты детства была во многом унаследована от СССР. Изменение экономического и политического устройства государства в последние десятилетия не сопровождались мерами по трансформации механизмов защиты прав и интересов детей, что, впрочем, не означает отсутствия отдельных решений руководства страны. Сегодня необходимо вести речь не столько о целенаправленной государственной политике в этой сфере, сколько о необходимости социального конструирования инструментов нового политического дискурса.

3.1. «Особенности функционирования в России системы социальной защиты прав и интересов несовершеннолетних на современном этапе политического развития общества». Определение основных задач и направлений функционирования системы социальной защиты интересов несовершеннолетних является, прежде всего, действием политическим, поскольку основывается на принятии решений, связанных с перераспределением ресурсов, которыми в данный момент обладает общество. Эта функция принадлежит государству, как актору определяющему политическую линию.

Принцип недискриминации обязывает агентов государства разрабатывать соответствующие политические модели, в рамках которых несовершеннолетние могли бы выразить свои взгляды на различные проблемы, в том числе и относительно политики государства в сфере защиты интересов детей. На взгляд соискателя, в демократическом государстве интегрированная система защиты прав и интересов несовершеннолетних должна включать следующие базовые элементы:

- правовые механизмы, ориентированные на своевременное выявление, профилактику, а в необходимых случаях и привлечение к ответственности юридических и физических лиц нарушающих права несовершеннолетних;

- полноправную государственную структуру, обладающую необходимыми полномочиями для межведомственной координации осуществления государственной политики в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних в современной России (структуру Уполномоченного по правам ребенка), а также соответствующие структуры на региональном и муниципальном уровнях, деятельность которых должна координироваться указанной федеральной структурой;

- координационную структуру организаций гражданского общества, ориентированную на защиту интересов и прав несовершеннолетних;

- систему подготовки, переподготовки и аккредитации кадров социальных работников в сфере защиты интересов и прав несовершеннолетних;

- систему каналов медийной коммуникации, позволяющих обеспечивать обсуждение общественно-значимых проблем в сфере безопасности жизнедеятельности детей и подростков, а также влиять на формирование сообществ по интересам защиты детей включающих в свой состав родителей и социальных работников.

Основной проблемой в реализации на практике вышеуказанной концепции является дисфункция ценностной ориентации различных слоев общества, задействованных в реализации государственной политики в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних. Примеров дисфункциональности механизма государственного управления достаточно много и, потому необходимо вести речь не просто о дисфункции, но о системной дисфункции. Автор диссертации раскрывает приведенный тезис на примере обсуждения в обществе идеи развития альтернативных способов воспитания с одновременным упразднением интернатов.

Речь идет не только о готовности федеральной и региональной элиты реализовывать на практике социально значимые программы, но и принятии необходимых организационных мер. В частности, на взгляд соискателя, не способствует повышению эффективности функционирования системы социальной защиты интересов несовершеннолетних, сложившееся распределение ответственности за состояние дел в этой сфере между федеральными акторами. В результате несогласованных действий чиновников много лет на обочине законотворческой деятельности находится принятие закона об органах ювенальной юстиции. Кроме того, принимаемые нормативные акты плохо согласуются с реалиями практической деятельности по защите прав и законных интересов детей и подростков.

Не менее сложная ситуация складывается с принятием и реализацией на практике политических решений в сфере развития патронатных форм воспитания детей, оставшихся без попечения родителей. Несмотря на тот факт, что на уровне высших государственных чиновников не один год идет речь об ориентации на патронатные формы содержания детей-сирот, в федеральном законодательстве до сих пор не прописана такая форма семейного устройства, как патронат.

В настоящее время вопреки Конвенции ООН о правах ребенка и российскому законодательству, интернатная система способствует тому, что ребенок превращается из самостоятельного субъекта права в объект власти представителей государства. Рассматриваемая соискателем проблема, по ее мнению, из организационной давно переросла в политическую, затягивание же принятия кардинальных мер приводит к нарастанию угроз в сфере национальной безопасности. На федеральном уровне необходима разработка комплексной программы повышения мотивации большинства безнадзорных на прекращение асоциального образа жизни.

На сегодняшний день политический дискурс властных структур ориентирован скорее на защиту общества в тех ситуациях, когда увеличивается степень агрессивности действий несовершеннолетних, чем на соблюдение законных прав детей и подростков. Маргинальные же общественные объединения нередко используют несовершеннолетних как инструмент решения политических задач давления на действующую власть.

3.2. «Безопасность личности несовершеннолетнего как составляющая социальной безопасности России». Государственная политика в сфере обеспечения прав и законных интересов несовершеннолетних в качестве одного из важнейших элементов должна включать вопросы социальной безопасности подрастающего поколения. Дети являются одной из наименее защищенных групп населения, поэтому обязанностью государства как политического института является выработка соответствующей политической линии в вопросах социальной безопасности. В свою очередь, социальная безопасность является частью более общего понятия - национальная безопасность страны.

Кризисные социальные условия сегодня в обществе, неблагополучные тенденции преступности и особенно тревожные демографические процессы – все это дает основание прогнозировать возможность сохранения высокого уровня опасности интересам несовершеннолетних. Существенные положительные изменения социальных условий в отношении несовершеннолетних и их семей в стране пока невозможны по многим экономическим и политическим причинам.

Одной из проблем социально-правовой защиты интересов несовершеннолетних, соискателю видится отсутствие государственного учета, как самого факта наличия детей в стране, но и их ролевого статуса обществе, а также учета ресурсной обеспеченности социальной защиты этой группы населения. Особенно ярко данный тезис проявляется в отношении государства к феноменам беспризорности и безнадзорности несовершеннолетних.

Автор уже ранее отмечала отсутствие единой политики в разработке, принятии и гармонизации законодательства в сфере защиты прав и интересов подрастающего поколения. В частности, неадекватность современным реалиям норм социального контроля, отраженных в соразмерности норм материальной, административной и уголовной ответственности, не сдерживает фактов делинквентного поведения.

Существующее состояние в обществе обязывает государство искать и использовать любую возможность охраны и защиты интересов несовершеннолетних от пагубного, негативного воздействия на них взрослых лиц, а также повысить эффективность противодействия участию несовершеннолетнего населения в организованной преступности. Решение указанной задачи автору диссертации видится в разработке и реализации государственной программы по обеспечению социальной безопасности несовершеннолетних, реализация которой возможна лишь с учетом особенностей социально-правовой политики в целом, и несовершеннолетних в частности. Реализация предлагаемой диссертантом программы возможна лишь с учетом тех особенностей социально-правовой политики противодействия преступностью в целом, и несовершеннолетних в частности, которые соответствуют особенностям этой преступности и личностям несовершеннолетних правонарушителей, а также преступности взрослых в отношении несовершеннолетних. При разработке и реализации государственной политики в рассматриваемой сфере важно понять существующие причинно-следственные связи нарушения политического и социального порядка.

В первую очередь необходимо вести речь об остаточном принципе финансирования деятельности в ювенальной сфере, что расценивается диссертантом как детерминанта реальной угрозы социально-политической безопасности. Вместе с тем, как показывает практика, даже при профицитном бюджете дополнительные доходы редко направляются на решение существующих проблем в сфере социальной защиты интересов детей и подростков. Такая ситуация может быть объяснима недостаточной развитостью политической культуры представителей законодательной и исполнительной власти, в рамках которой сиюминутные экономические интересы затмевают необходимость стратегического планирования развития населения в целом и решения проблем детей как наименее защищенной социальной группы.

На взгляд автора диссертации, необходимо политическое решение о направлении части профицита общефедерального и региональных бюджетов на решение существующих проблем в сфере социальной защиты несовершеннолетних. При этом выделение средств должно носить нормативный характер и направляться на решение застарелых проблем.

Вышеперечисленные угрозы социальной безопасности несовершеннолетних объясняются ослаблением в современной России управленческих воздействий, направленных на организацию системной работы по защите основных прав ребенка, гарантированных международными и российскими нормативными правовыми актами, Конституцией РФ – прав детей на полноценную семью, достойное материальной обеспечение, защиту от жестокого обращения, всеобщее обеспечение прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, отсутствуют гарантии детям на экстренную помощь в трудной жизненной ситуации. В результате в обществе растет социальная напряженность, вызванная как кризисом такого важного социального института, как институт семьи, так и ростом связанной с экономическими проблемами аномии.

Во введении к четвертой главе диссертационного исследования «Основные элементы механизма обеспечения на региональном уровне политики государства в сфере социальной и правовой защиты несовершеннолетних» соискатель отмечает, что регионы занимают важное
место в вопросах реализации политики государства в сфере социальной и правой защиты несовершеннолетних. При этом регионы рассматриваются как политические и экономические акторы, обладающие кадровыми и материальными ресурсами, а также принимающие важнейшие решения в сфере разработки и функционирования инфраструктуры помощи подрастающему поколению.

Именно на региональном уровне выявляется и нейтрализуется большая часть угроз правам детей. Кроме того, регионы выступают в качестве генераторов изменений в вопросах общегосударственной ювенальной политики.

4.1. «Региональные политические дискурсы защиты прав и интересов несовершеннолетних (акторы, основные элементы механизма, проблемные аспекты)». Рассмотрение региональных политических дискурсов защиты прав и интересов несовершеннолетних диссертант начинает с изучения исторических особенностей становления соответствующих региональных систем. В регионах вектор политической направленности в вопросах социальной помощи детям перманентно изменяется как в рамках общего изменения ситуации в стране, так и с учетом региональных особенностей.

С точки зрения автора диссертации в наши дни на региональном уровне социально-политическими детерминантами государственного управления защитой интересов и прав несовершеннолетних в современной России являются:

- ухудшение демографической ситуации, связанное с кризисом рождаемости в конце 80-х, начале 90-х годов ХХ века;

- низкий уровень жизни значительной части населения, влияющий на рост числа асоциальных и неблагополучных семей, в которых родители не обременяют себя заботой о собственных детях;

- отсутствие системы объективных социальных индикаторов эффективности расходования бюджетных средств, направляемых на мероприятия по защите интересов и прав несовершеннолетних;

- недостаточное развитие органов ювенальной юстиции и низкий профессиональный уровень работающих в них сотрудников.

Для решения вышеуказанных проблем на уровне регионов разрабатываются региональные программы и концепции защиты прав и интересов несовершеннолетних. Соискатель подробно рассматривает достоинства и недостатки ряда региональных программ защиты детства.

Как автор уже ранее отмечала, в стране отсутствует система подготовки переподготовки специалистов профессионально занимающихся вопросами защиты прав и интересов несовершеннолетних. Особенно ярко негативные последствия указанной дисфункции государства проявляются на региональном уровне.

Региональная политика в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних во многом определяется либо личным вниманием первого лица субъекта федерации, либо приближенностью к руководителю чиновника которому поручено курировать эти вопросы. В свою очередь указанные акторы воспринимают формирование государственной политики в сфере защиты детства однобоко, исходя из предметной области, в которой они получили образование: педагогической, психологической, юридической и т.д. Вместе с тем в политологии общеизвестно, что эффективная политика может разрабатываться и реализовываться только как междисциплинарный конструкт.

Данный конструкт конкурирует в политическом поле с иными общественно значимыми конструктами. Соответственно, должны быть движущие силы способные влиять на формирование региональной политики в отношении подрастающего поколения как приоритетной для развития общества. Имеющие отношение к защите прав и интересов несовершеннолетних представители региональной элиты относятся диссертантом к действующим силам. Для того чтобы в рамках конкретного региона определить направленность политического действия применительно к сфере защиты интересов детей применяют методологию, аналогичную той, которая используется для выявления потенциала субъектов политической власти.

При рассмотрении механизма формирования региональной политики в сфере защиты интересов несовершеннолетних, необходимо учитывать присущий государственным чиновникам стиль управления развитием территорий и решения социальных проблем. Применительно к рассматриваемой нами проблематике необходимо вести речь о понимании губернатором важности наличия канала «обратной связи» в сфере обеспечения прав и законных интересов детей, не перекрытого своими же чиновниками, на подведомственной ему территории.

К сожалению, в России до настоящего времени не легитимировался институт лоббирования общественно значимых интересов. Поэтому, ведя речь о механизме реализации региональной политики, необходимо вести речь не только о формальном механизме, зафиксированном в соответствующих региональных нормативных актах, но о влиянии на формирование политического дискурса неформальных отношений региональных акторов. Поэтому неслучайно, что в современной России очень мало регионов, в которых программно-целевой подход в вопросах детства стал нормой управленческих практик.

Как на уровне федерации, так и на уровне регионов фактически отсутствует централизованная система учета беспризорных и безнадзорных категорий детей. Достаточно показательно, что отечественные политики нередко путают указанные термины, что является косвенным свидетельством низкой компетентности в сфере ювенальной проблематики. Тем не менее, даже имеющиеся в этой сфере статистические данные позволяют вести речь, как о региональной специфике, так и необходимости принятия политических мер для исправления ситуации с беспризорными и безнадзорными категориями детей.

В настоящее время защитой прав и интересов детей на уровне региона занимается комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав при администрации субъекта федерации, а в районах (городах) - муниципальные комиссии. Автор диссертации подробно рассматривает особенности политических практик деятельности указанных комиссий.

Основными недостатками существующего в регионах политического дискурса является слабая мотивированность элиты на решение носящих концептуальный характер экономических, социальных и юридических проблем в этой сфере, фактическое отсутствие институционализированных каналов формирования общественного мнения по проблематике защиты детства, недостаточность выделяемых ресурсов и низкую квалификацию работающих в этой сфере специалистов.

4.2. «Неправительственные организации как элемент механизма обеспечения на региональном уровне политики государства в сфере социальной и правовой защиты несовершеннолетних». Рассматривая место и роль неправительственных организаций как элемента механизма обеспечения на региональном уровне политики государства в сфере социальной и правовой защиты несовершеннолетних, диссертант исходит из приоритета принципа самоорганизации такой деятельности. При этом государство как политический институт должно создать правовые, политические и экономические условия, способствующие проявлениям гражданской активности взрослых в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних граждан. Только в таком случае можно вести речь об эффективной совместной деятельности направленной на благо детей.

В современной же России действующий во всех сферах жизни общества и при этом превратно понимаемый принцип «вертикали власти», вдобавок усиленный угрозами возникновения «цветных» революций, в последние годы привел к усилению контроля чиновников над структурами гражданского общества. Результатом стало снижение активности общественников, в том числе и в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних.

Автор диссертации высказывает и по тексту параграфа доказывает гипотезу, в соответствии с которой в современной России в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних наблюдается дисфункция во взаимодействии государства и структур гражданского общества, специализирующихся в вопросах помощи детям. Особо подчеркивается, что дисфункция, о которой идет речь, не означает прекращения деятельности некоммерческих организаций в рассматриваемой сфере. Скорее необходимо вести речь о невостребованности государством потенциала добровольческого участия граждан в решении общественно значимых проблем. Указанная дисфункция возникла в результате непонимания значительной частью чиновничества особенностей взаимодействий с некоммерческими организациями.

Базовым аналитическим инструментом для анализа дискурса взаимодействий государства и структур гражданского общества, действующих в сфере защиты интересов и прав несовершеннолетних, является понятие «политическое участие». На уровне общества в целом концепция «соучастия» нацелена на вовлечение основных организаций, движений и групп, составляющих инфраструктуру гражданского общества, в управленческий процесс.

Именно организованная общественность помогает гражданам получать сведения о существующих проблемах в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних, вовлекать в процессы оказания помощи новых волонтеров и влиять на формирование общественного мнения. В данном случае именно в рамках общественной сферы индивиды вовлекаются в коллективное действие, в рамках которого граждане осуществляют политические и нравственные выборы при условии существования альтернатив. Результатом становится повышение эффективности государственной политики.

Негосударственные организации даже при недостаточности материально-технической базы обладают значительными политическими ресурсами. Автор диссертации рассматривает некоммерческие организации как политических акторов, даже, несмотря на тот факт, что в их уставах не говорится о политической деятельности. Политическое начало в данном случае проявляется во влиянии деятельности организаций по защите прав детей на формирование и реализацию государственной политики в этой сфере.

Как известно, цель любой политической деятельности состоит в том, чтобы разделить и использовать политическую власть в политических структурах и учреждениях. Это представление подразумевает, что структуры современного общества так или иначе встроены в современное коллективное политическое действие, и эти акторы объединяются, или собираются объединиться, в социальные и политические структуры, представляющие интересы некоторой политической или социальной группы, в качестве которой мы рассматриваем несовершеннолетних. Эти акторы, через существующие каналы и учреждения, предпринимают усилия, направленные на формирование в обществе политической повестки дня и принятие властными структурами решений, затрагивающих интересы детей. В этом контексте структуры гражданского общества рассматриваются нами либо как участники политической элиты, либо как лоббисты интересов детей. Важно отметить, что существующие неправительственные организации даже не ставят вопрос о перераспределении властных полномочий в сфере решения существующих проблем. В лучшем случае все ограничивается призывом к власти вести диалог и не более того.

С точки зрения диссертанта в контексте рассматриваемой ею проблематики, представляется целесообразным открытие центров компетенции в сфере новых направлений занятости детей и подростков. Требует развития и практика коалиционного взаимодействия неправительственных организаций в интересах  детей и молодежи, а также стимулирование гражданских инициатив в интересах детей и  активизации в этом направлении местных сообществ. Развитие социального партнерства неправительственных организаций и государственных структур в реализации государственной политики в интересах  детей региона позволяет расширить практики участия самих детей и молодежи в правозащитной и социальной работе.

В отличие от западных стран в современной России волонтерская деятельность не слишком распространена. Как на общефедеральном, так и на региональном уровне в лучшем случае власти не мешают некоммерческим организациям оказывать помощь детям. Появление Общественной палаты РФ и региональных общественных палат практически никак не повлияло на изменение отношения элиты к не приносящей выгоды общественной деятельности.

В пятой главе «Институт омбудсмана как новый политический институт современной России  в сфере защиты прав и интересов детей» автор диссертации рассматривает функционирование двух новых для современной России политических институтов – института Уполномоченного по правам человека и института Уполномоченного по правам ребенка. Оба упомянутых института в большей или меньшей мере ориентированы на защиту прав и интересов несовершеннолетних, и процессы становления этих институтов были взаимосвязаны.

5.1. Институты Уполномоченного по правам человека и Уполномоченного по правам ребенка (омбудсмана) в современной России: общее и частное (политологический аспект). Появление указанных институтов не случайно, и отражает потребность трансформации политической линии государства в вопросах поддержания социального и политического порядка по отношению к защите прав личности.

Первым из указанных политических институтов в современной России был создан институт Уполномоченного по правам человека. Сотрудникам структур Уполномоченного по правам человека приходилось среди прочего заниматься и защитой интересов и прав несовершеннолетних. Со временем достаточно остро стал вопрос о выделении в качестве самостоятельного субъекта политического процесса Уполномоченного по правам ребенка.

Несмотря на прошедшее в ряде регионов разделение сфер деятельности, структуры Уполномоченного по правам человека продолжают заниматься проблемами детства, хотя и в меньшей степени. По мнению соискателя в данном случае мы имеем дело с объективно пересекающимися полями политической и социальной деятельности.

Основное отличие в практиках деятельности двух омбудсманов состоит в том, что в отличие от взрослого человека в рамках норм действующего законодательства ребенок не может самостоятельно отстаивать нарушенные права. Поэтому Уполномоченный по правам ребенка как представитель института власти представляет интересы несовершеннолетних в конфликтных ситуациях. Далее по тексту параграфа диссертант последовательно рассматривает смысловое наполнение дефиниции омбудсман, существующую в современной России правовую базу, на основе которой функционируют вышеуказанные политические институты, а также особенности решаемых задач и форм координации деятельности региональных Уполномоченных по правам ребенка.

Политическая составляющая в деятельности омбудсмана проявляется уже в момент определения его властных полномочий. Сегодня около ста государств мира имеют такой политический институт, хотя в зависимости от политического устройства государства, степени развития институтов демократии и гражданского общества институт омбудсмана обладает различной компетенцией, правовым статусом, организационными формами, возможностями воздействия. Тот факт, что институт омбудсмана носит преимущественно политический характер, косвенным образом подтверждает практика становления этой новой институциональной формы на постсоветском пространстве. В настоящее время отсутствует устоявшийся взгляд на оптимальную модель выдвижения кандидатуры на должность Уполномоченного по правам ребенка, статус которого определяется в зависимости от преобладания в региональных парламентах и областных администрациях тех или иных политических сил.

5.2. «Политические особенности институциализации в современной России структур Уполномоченного по правам ребенка». В современной России особое место в деятельности по созданию механизма реальной защиты прав детей принадлежит институту омбудсмана в его новой трактовке, т.е. применительно к ребенку, а не к гражданину вообще. По состоянию на ноябрь 2007 г. Уполномоченные по правам ребенка работали в 38-ти регионах России, причем за два года их число резко изменилось только после заседания Госсовета, на котором поднималась данная проблематика. По тексту параграфа автор диссертации рассматривает особенности становления в регионах этого нового политического института.

Уполномоченные по правам ребенка действуют не только на уровне регионов, но и в муниципальных образованиях. Введение должности муниципального Уполномоченного позволяет администрации муниципального образования иметь полную, объективную, всестороннюю информацию  о реальном положении детей в городе или районе, оперативно решать социальные проблемы детей, заботиться об их физическом и духовном здоровье, решать вопросы обучения и воспитания, развития юных дарований, а также их дальнейшего профессионального образования и трудоустройства.

Институт Уполномоченного по правам ребенка нормативно обладает существенно большей независимостью, чем областные комиссии, создаваемые по проблемам защиты детства и материнства, а также комиссии по правам человека при главах администраций субъектов РФ. Поскольку в ходе практической деятельности Уполномоченный по делам ребенка выявляет существующие нарушения и добивается их устранения, такая активная деятельность нередко вызывает недовольства ряда руководителей исполнительной власти. Возникающие конфликты обусловлены различиями между публично декларируемыми чиновниками целями своей деятельности и латентными интересами, а также нежеланием перераспределять властные полномочия. Нежелание перераспределять полномочия нередко маскируется лозунгам о вреде структурных перемен.

Если принять во внимание обширность территории страны и наличие специфики региональных политических режимов, становится понятно, что отработать формы и приемы защиты прав и законных интересов ребенка индивидуализированному органу, каким является уполномоченный по правам ребенка, первоначально проще на уровне отдельных субъектов Российской Федерации и муниципальных образований. Проходящий в субъектах федерации процесс институциализации этого нового политического и социального института выявил не только общественную потребность в политическом акторе, способном консолидировать усилия в сфере защиты детства, но и нежелание части бюрократии перераспределить властные полномочия. Вместе с тем наблюдается и ясно выраженное желание федерального центра поддержать эту политическую инновацию.

Для того чтобы завершить в России процесс институциализации структур Уполномоченного по правам ребенка, по мнению диссертанта представляется целесообразным учреждение такой структуры на федеральном уровне. В связи с вышеуказанным автором исследования выдвинут ряд предложений.

5.3. Политические особенности функционирования института Уполномоченного по правам ребенка в субъекте Федерации (на примере Краснодарского края). Рассматривая политические особенности функционирования института Уполномоченного по правам ребенка в субъекте Федерации на примере Краснодарского края, автор исследования акцентирует внимание на основных структурных элементах политического института уполномоченного по правам ребенка, влияющих на обеспечение политического порядка. К числу указанных элементов, выявлению которых был посвящен предыдущий параграф исследования, относятся:

- существование нормативной базы, позволяющей легитимировать деятельность Уполномоченного;

- зафиксированное в общественном сознании политическое обоснование деятельности  института;

- существование социальных групп, нуждающихся в политических и юридических решения Уполномоченного, а также структур гражданского общества готовых осуществлять с Уполномоченным скоординированную деятельность;

- наличие устойчивой совокупность норм, ценностей, образцов поведения, технологических приемов политической деятельности, обеспечивающих удовлетворение общественной потребности.

Политические особенности функционирования института Уполномоченного по правам ребенка в субъекте Федерации определяются в рамках дискурса главы региона и представителей властвующей элиты. Введение должности Уполномоченного приводит, с одной стороны, к перераспределению властных и иных ресурсов между управленческими структурами в той или иной форме имеющими отношение к проблематике детства, а с другой – в регионе появляется политический актор несущий ответственность за консолидацию сил общества в сфере защиты прав и интересов детей. Принятие нормативной базы организации деятельности Уполномоченного является политическим актом, поскольку фиксирует перераспределение на уровне региона властных полномочий в рассматриваемой нами сфере деятельности госструктур. Опыт функционирования Уполномоченного в Краснодарском крае свидетельствует о важности новой структуры для консолидации деятельности государства и некоммерческих акторов занимающихся проблемами несовершеннолетних.

В заключении диссертационного исследования подводятся итоги, обобщаются результаты и формируются основные выводы диссертационного исследования, которые свидетельствуют о выполнении поставленных задач, а также описываются наиболее важные перспективы дальнейших исследований.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

а) монографии:

  1. Чапурко Т.М. Государственная политика в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних в транзитивном обществе. – Краснодар, 2008. – 15,6 п.л.
  2. Чапурко Т.М. Становление социально-правовой защиты интересов несовершеннолетних. – Краснодар: Кубанский социально-экономический институт, 2004. – 10 п.л.
  3. Чапурко Т.М. Безопасность несовершеннолетних (социолого-уп-равленческий и правовой аспекты). – Краснодар, 2004. – 12 п.л.
  4. Чапурко Т.М. Уголовная ответственность несовершеннолетних / Энциклопедия уголовного права. Т. 11. – Издание проф. Малинина. – СПб ГКА, СПб., 2008. – 5,5 п.л. 
  5. Чапурко Т.М. Уголовно-правовая охрана интересов семьи и несовершеннолетних и пути повышения ее эффективности. – Краснодар: Краснодарский юридический институт МВД РФ, 2002. – 8,9 п.л.
  6. Чапурко Т.М. Уголовно-правовые проблемы предупреждения преступлений несовершеннолетних. – Краснодар: Южный институт менеджмента, 2000. – 6 п.л.

б) статьи в ведущих журналах:

  1. Чапурко Т.М. Особенности становления политического института Уполномоченного по правам ребенка в современной России // Право и Политика. № 3. 2008. – 1,5 п.л.
  2. Чапурко Т.М. Иллюзии и реальность государственной политики в сфере защиты прав и интересов несовершеннолетних // Власть. № 3. 2008. – 0,8 п.л.
  3. Чапурко Т.М. Особенности функционирования в России системы социальной защиты прав и интересов несовершеннолетних на современном этапе политического развития общества // Право и политика. № 4. 2008. – 0,5 п.л.
  4. Чапурко Т.М. Вопросы политики обеспечения безопасности несовершеннолетних от вовлечения в совершение преступлений в современном российском обществе // Социально-гуманитарные знания. № 4. 2008. – 0,5 п.л.
  5. Чапурко Т.М. Проблемы определения общественной опасности насилия и жестокости в посягательствах на малолетних и несовершеннолетних в современном российском законодательстве // Общество и право. № 4. (в соавт.). 2008. – 0,8 п.л.
  6. Чапурко Т.М. Безопасность несовершеннолетнего как составляющая социальной безопасности России // Общество и право. № 3. 2008. – 0,5 п.л.
  7. Чапурко Т.М. О некоторых противоречиях обеспечения социально-правовой защиты прав и  интересов несовершеннолетних Трудовым законодательством Российской Федерации // Труд и социальные отношения: наука, практика, образование. № 4. 2008. (в соавт.). – 0,5 п.л.
  8. Чапурко Т.М. Предупреждение преступлений несовершеннолетних как вопрос социально-правовой политики защиты их прав и интересов в Краснодарском крае // Социально-гуманитарные знания. № 7. 2006. – 0,6 п.л.
  9. Чапурко Т.М. Становление социально-правовой защиты интересов несовершеннолетних // Правоведение. № 1. 2005. – 0,3 п.л.
  10. Чапурко Т.М. Социально-правовая оценка статуса несовершеннолетнего в истории и на современном этапе // Общество и право. № 1 (7). 2005. – 0,5 п.л.
  11. Чапурко Т.М. Безопасность несовершеннолетних – идеология Российского общества и государства // Безопасность. № 9. 2003. – 0,7 п.л.

в) статьи, доклады, тезисы:

  1. Чапурко Т.М. Социально-правовые проблемы предупреждения преступлений несовершеннолетних // Актуальные проблемы социально-гуманитарных наук: Сборник научных трудов социологического факультета Московского педагогического государственного университета. – М., 1995. – 0,25 п.л.
  2. Чапурко Т.М. Некоторые вопросы охраны прав и законных интересов несовершеннолетних при становлении социального порядка в России // Материалы Первой Всероссийской межвузовской научной конференции 11-12 ноября 2002 г. «Становление нового социального порядка в России». КЮИ МВД РФ. Краснодар, 2000. – 0,3 п.л.
  3. Чапурко Т.М. Взаимодействие субъектов государственной системы органов профилактики правонарушений среди несовершеннолетних // Материалы региональной научно-практической конференции «Проблемы профилактики правонарушений среди несовершеннолетних». Комитет по делам молодежи администрации Краснодарского края, ГУВД КК, КЮИ МВД РФ. Краснодар, 2000. – 0,3 п.л.
  4. Чапурко Т.М. К вопросу о социальном обеспечении безопасности несовершеннолетних// Проблемы юридической науки и правоприменительной деятельности. Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 4. Кубанский государственный аграрный университет. Краснодар, 2003. – 0,25 п.л.
  5. Чапурко Т.М. К вопросу о проблемах социально-правовой защиты интересов детей в Российской Федерации // Проблемы юридической науки и правоприменительной деятельности / Межвузовский сборник научных трудов. Кубанский государственный аграрный университет. Серия Право. Вып. 5. Краснодар, 2004. – 0,4 п.л.
  6. Чапурко Т.М. Проблемы обеспечения социально-правовой защиты интересов несовершеннолетних трудовым законодательством Российской Федерации // Трудовой кодекс Российской Федерации: практика, проблемы применения / Материалы краевой научно-практической конф. Краснодар, 2004. – 0,25 п.л.
  7. Чапурко Т.М. Тенденции развития морали и права, регулирующие интересов несовершеннолетних в современном мире / Материалы 2 краевой конф. Уполномоченного по правам ребенка в Краснодарском крае «О положении детей в Краснодарском крае», ноябрь 2004 г. – 1,0 п.л.
  8. Чапурко Т.М. Социально-правовая защита интересов детей
    в гражданском обществе // Формирование гражданского общества в современной России: проблемы и перспективы / Материалы международной научно-практической конф. – Краснодар, 2005. – 0,4 п.л.
  9. Чапурко Т.М. Проблемы безопасности несовершеннолетних
    в Российском обществе // Современное Российское общество: проблемы безопасности, преступности, терроризма / Материалы Всероссийской научно-практической конф., 19-20 мая 2005 г. – Краснодар, – 0,7 п.л. 
  10. Чапурко Т.М. Социально-правовая защита интересов и предупреждение преступлений несовершеннолетних мигрантов / Новые криминальные реалии и реагирование на них / Под ред. А.И.Долговой. Российская криминологическая ассоциация. – М., 2005. – 0,3 п.л.
  11. Чапурко Т.М. Безопасность несовершеннолетних в России / Сб. научных трудов научно-практической конференции 19-20 мая 2005 г. Краснодарский юридический институт МВД России. 2005. – 0,5 п.л. 
  12. Чапурко Т.М. Несовершеннолетние граждане России и социально-правовые процессы становления их статуса по Конвенции о правах ребенка / Материалы конференции «О соблюдении и защите прав, свобод и законных интересов ребенка в Краснодарском крае», проводимой Уполномоченным по правам ребенка в Краснодарском крае 9-10 ноября 2005г. – Краснодар, 2006. – 0,3 п.л.
  13. Чапурко Т.М. Обеспечение безопасности несовершеннолетних – составная часть государственной политики России // Научный журнал КубГАУ (Электр. ресурс). – Краснодар: КубГАУ, 2007. № 25 (1). – 0,5 п.л.
  14. Чапурко Т.М. Безопасность несовершеннолетних как составная часть государственной политика Российской Федерации // Сб. трудов «Актуальные проблемы безопасности в условиях конфликтной ситуации на Юге России» / Международная научно-практическая конф. КГУ. – Краснодар, 2006. – 0,8 п.л. 
  15. Чапурко Т.М. Социально-экономические и социально-правовые основы защиты детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в современной России // Сб. научных ст. Ч. 1. Материалы Международной научной конф.: «Современная социально-экономическая трансформация России: ориентиры и итоги в контексте глобализации и регионализации» (Сочи (Адлер) 5-9 сентября 2006 г.). 2006. – 0,5 п.л.
  16. Чапурко Т.М. К вопросу о социально-правовой защите интересов несовершеннолетних в России в период политических реформ / Вопросы совершенствования Российского законодательства и правоприменительной практики УИС / Материалы межвузовского научно-практической конф. 5-6 апреля 2007 г. – Краснодар, 2007. – 0,8 п.л. 
  17. Чапурко Т.М. Безопасность несовершеннолетних: государственная политика и российская национальная идея // Тенденции развития современного права: теоретические и практические проблемы: Сб. ст. по материалам международной научно-практической конф. 18 мая 2007 г. Т. 2. – Краснодар, 2007. – 0,9 п.л. 
  18. Чапурко Т.М. Социально-экономические и социально-правовые проблемы защиты детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в национальной политике России: современность и взгляд в историю // Ученые записки. Выпуск 4. Сб. научн. и научно-методических тр. Северо-Кавказского филиала Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия правосудия» В 2-х т. Т. 1. – Краснодар, 2007. (в соавт.). – 1,9 п.л.

г) публикации прикладного характера, подтверждающие
внедрение результатов исследования в учебный процесс
и практику государственного управления

  1. Чапурко Т.М. Криминологическая характеристика преступности несовершеннолетних и ее предупреждение уголовно-правовыми средствами. Учебное пособие. Краснодарский юридический институт МВД. – Краснодар, 2000. – 8,0 п.л.
  2. Чапурко Т.М. Корыстно-насильственная мотивация личности преступника (по материалам Краснодарского края). Научно-практическое пособие. Академия труда и социальных отношений. – Краснодар, 2002. (в соавт.). – 4 п.л.
  3. Чапурко Т.М. Глава 29. Преступность несовершеннолетних./ Криминология: Учебник для вузов / Под ред. проф. А.И.Долговой. Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности «Юриспруденция». – М., 2005. – 1,2 п.л.
  4. Чапурко Т.М. Преступность несовершеннолетних. Лекция. Рекомендовано Кузбасским филиалом Владимирского юридического  института ФСИН России. – Краснодар, 2006. (в соавт.). – 4 п.л.
  5. Чапурко Т.М. Преступность несовершеннолетних / Криминология: Учебник для вузов. Глава 29 / Под ред. проф. А.И. Долговой. Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности «Юриспруденция». – М., 2007. – 1,2 п.л.
  6. Чапурко Т.М. Криминологическая характеристика и предупреждение преступности несовершеннолетних женского пола. – Краснодар, 2007. (в соавт.). – 4 п.л.
  7. Чапурко Т.М. Особенности насильственной преступности несовершеннолетних (региональные аспекты Краснодарского края и Кемеровской области) // Черные дыры в Российском законодательстве. 2006. (в соавт.). – 0,5 п.л. 

Текст автореферата размещен на сайтах: ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации – www.vak.ed.gov.ru; Северо-Кавказской академии государственной службы – www.skags.ru.

_________________________________________________

Формат 60х84/16. Гарнитура Times New Roman.

Усл. п.л. 2,6. Тираж 100 экз. Заказ №

Ризограф СКАГС. 344002. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 70.


1 См. Sartori G. The essence of the political in Carl Schmitt // The Journal of theoretical politics. 1989, Vol. 1. Sage publications.

2 Palonen, Kari  Four times of politics: Policy, Polity, Politicking and Politicisation. Alternatives: Global, Local, Political, Mar/May 2003, Vol. 28 Issue 2. pp. 171-186.

3 Понеделков А.В. Политико-административные элиты России в середине 90-х г.г. ХХ в. и 10 лет спустя (теоретический и прикладной аспекты анализа). –Ростов-на-Дону: СКАГС, 2005; Магомедов А.К. Политическая элита российской провинции // Мировая экономика и международные отношения. 1994. № 4; Крыштановская О.В. Трансформация старой номенклатуры в новую российскую элиту // Общественные науки и современность. 1995. № 1 и др.

4 См. Григорьева И.А. Социальная политика и социальное реформирование в России в 90-х гг. -СПб. 1998; Социальная политика: парадигмы и приоритеты. Под общ. ред. В.И. Жукова - М.: Изд-во МГСУ «Союз», 2000; Смирнов С.Н. Региональные аспекты социальной политики. - М.: Гелиос АРВ, 1999; Холостова Е.И. Социальная политика. -М.: СТИ МГСУ, 2000.

5 См. Самохина Л.М. Личность несовершеннолетнего в совершении вандализма // Проблемы права. 2006. № 4.

6 См. Bessell S. Children, Human Rights and Social Policy: Is Citizenship the Way Forward? / Рaper presented to Crawford School Seminar Series. 2006

7 См. Petrie S., James A.L. Partnership with Parents, / In The Child Protection Handbook. -London 1999; Elizabeth Harlow and Steven M. Shardlow. Safeguarding children: challenges to the effective operation of core groups // Child & Family Social Work, 2006, vol. 11, № 1. РР. 65–72.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.