WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Газизова Альфия Ильдусовна

СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ ВЫСШЕЙ

ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ШКОЛЫ ТУРЦИИ

(В КОНТЕКСТЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОБЛЕМ МОДЕРНИЗАЦИИ ОБРАЗОВАНИЯ)

13.00.08 – Теория и методика профессионального образования

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора педагогических наук

Ижевск 2010

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Казанский государственный технологический университет»

Научный консультант:

доктор педагогических наук, профессор

Гурье Лилия Измайловна

Официальные оппоненты: 

доктор педагогических наук, профессор

Червова Альбина Александровна

доктор педагогических наук, профессор

Валеева Роза Алексеевна

доктор психологических наук, профессор

Леонов Николай Ильич

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Военный университет Министерства обороны РФ» (г.Москва)

 

Защита диссертации состоится  17 декабря 2010г. в 11-00 часов на заседании диссертационного ДМ 212.275.02 при Удмуртском государственном университете по адресу: 426034, г. Ижевск, ул. Университетская, 1, корп. I, ауд. 001.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки Удмуртского государственного университета по адресу: г. Ижевск, ул. Университетская, 1, корп.2.

Автореферат разослан «____» ________  2010 г.

Ученый секретарь 
диссертационного совета 

кандидат психологических

наук, доцент                                                                Э.Р. Хакимов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. В современном мире тесное взаимодействие науки, образования и производства становится  стратегической целью и необходимым условием инновационного развития экономики и повышения, таким образом, конкурентоспособности государства. Его эффективность во многом обусловлена усилением профессиональной и интеллектуальной подготовки специалистов, повышением инновационной восприимчивости в практической деятельности,  что закономерно актуализирует вопросы качественного изменения высшей школы.

Усиливающиеся общемировые тенденции интернационализации образования неизбежно ведут к пересмотру образовательных парадигм с перспективой создания единого открытого образовательного пространства. Подписание в конце 90-х годов ХХ столетия европейскими странами ряда важнейших документов, касающихся развития высшего образования (Сорбонская и Болонская декларации, в частности), свидетельствует о том, что движение к созданию единого европейского образовательного пространства есть ничто иное, как следование общемировым тенденциям развития общества.

Вместе с тем, вхождение в Болонский процесс практически всех европейских стран, а с 2003 года и России, породив массу дебатов, так и не привело к выработке единой концепции развития высшего профессионального образования. В связи с этим особенно актуальной представляется проблема изучения опыта развития высшей школы в странах, которые имеют сходные с Россией цели, задачи и особенности развития.

В связи с ускорением темпов мирового развития наблюдается потребность в сравнительных исследованиях во всех областях, имеющих отношение к модернизации образования и изменениям в обществе в целом. В последние десятилетия в мире отмечается значительный рост интереса и расширение географии сравнительных исследований, как в теоретическом, так и в практико-ориентированном аспекте. Во многом повышенное внимание к сравнительным исследованиям вызвано факторами глобализации и развитием информационных технологий, которые требуют как теоретического осмысления, так и исследования возможностей и способов практической адаптации систем образования к новым условиям. Расширение масштабов практико-ориентированных исследований вызвано также возрастающим спросом на информацию о новых практиках и моделях образовательных систем.

Учитывая состояние и особенности подходов в области сравнительных исследований, мы сосредоточили свое внимание на изучении опыта быстро развивающейся Турции, которая имеет позиции сходства с Россией по многим направлениям. Они заключаются в установлении в начале XX века новых социально-политических моделей (социализма и кемализма), определивших на десятилетия принципы развития общества, в том числе системы образования; избрании и реализации «догоняющей модели» модернизации с сохранением национальной независимости (В.Г.Федотова); определении стратегических приоритетов в пользу активной интеграции, сотрудничества и лидерства во влиятельных международных структурах; ориентации на реализацию евразийской модели эффективного партнерства с Западом и Востоком; усилении позиции в качестве крупнейших экономических систем мира (членство в G-20); последовательной модернизации высшей школы в контексте болонских реформ; долговременном взаимоукрепляющем развитии экономических, исторических и культурных отношений (особенно с регионом Поволжья).

Турция, как и Россия, ориентирована на повышение конкурентоспособности и формирование инновационного общества на основе взаимодействия науки, образования и производства, испытывает сильное влияние общеевропейских интеграционных тенденций и характеризуется поиском оптимального соответствия между сложившимися традициями и новыми требованиями, связанными с вхождением в европейское образовательное пространство. Турция является  единственной мусульманской страной, которая участвует в создании европейского образовательного пространства (с 2001г.). Будучи заинтересованной, с одной стороны, в сохранении собственной национальной и культурной идентичности, и с другой – в оптимальном использовании опыта европейских стран в модернизации высшей школы, Турция накопила опыт решения связанных с общим контекстом проблем, который  представляет большой интерес и для нашей страны.

В то же время, отечественные исследователи практически не обращались к опыту Турции и в целом комплексные исследования направлений, проблем, стратегий развития современной турецкой высшей школы не проводились.

Анализ состояния научных исследований и практики осмысления и использования зарубежного опыта позволил сформулировать  противоречие между необходимостью создания в России такой системы высшего образования, которая соответствовала бы требованиям перехода к инновационному развитию, с одной стороны, и сохраняла  преемственность с лучшими традициями отечественной высшей школы, и доминирующей ориентацией на изучение и использование опыта США, Западной Европы, недостаточным уровнем изучения опыта других стран, таких как Турция, имеющих сходные с Россией задачи и условия развития.

Данное противоречие определило проблему исследования: каковы основные стратегии и особенности развития высшей школы Турции в условиях взаимодействия науки, образования и производства, способствующие  инновационному развитию страны.

Актуальность и недостаточная разработанность проблемы определили выбор темы исследования: «Стратегии развития высшей профессиональной школы Турции (в контексте исследования проблем модернизации образования)».

Цель исследования: выявить и обосновать основные стратегии развития высшей профессиональной школы Турции в условиях взаимодействия науки, образования и производства в период 1980гг. XX в. - начало XXIв.

Объект исследования: процесс становления и развития высшего образования Турции.

Предмет исследования: основные стратегии, направления и особенности развития высшего профессионального образования в Турции, способствующие его интеграции в европейское образовательное пространство и инновационному развитию страны на основе взаимодействия науки, образования и производства.

Для достижения цели в исследовании нами поставлены следующие задачи:

  1. Установить основные характеристики, формы и особенности взаимодействия науки, образования и производства в Турции на современном этапе, обусловливающие переход страны к инновационному развитию.
  2. Проанализировать проблемы и особенности подготовки специалистов в высшей школе Турции в условиях перехода к экономике знаний.
  3. Раскрыть факторы и особенности доступа к высшему профессиональному образованию, определяющие возможности Турции в формировании кадрового потенциала.
  4. Выявить особенности и основные характеристики стратегии управления системой высшего профессионального образования Турции.
  5. Раскрыть стратегии и механизмы обеспечения качества в сфере высшего профессионального образования Турции. 
  6. Провести теоретический анализ основных подходов в обеспечении качества подготовки профессорско-преподавательского состава высшей школы.
  7. Раскрыть сущность, содержание и особенности стратегии  интернационализации высшего образования в Турции в контексте интеграции в европейское образовательное пространство.
  8. Обосновать возможности учета турецкого опыта в отечественной системе высшего образования.

Методологической основой исследования являются философские концепции в сфере образования (Б.С.Гершунский, В.С.Розов, П.Г.Щедровицкий); современные методологические разработки по истории образования (М.В.Богуславский, С.Ф.Егоров, М.А.Захарищева, Г.Б.Корнетов, З.И.Равкин, А.А.Романов); работы по методологии сравнительного педагогического исследования (Е.И.Бражник, Б.Л.Вульфсон, Г.Г.Джуринский, З.А.Малькова, О.Н.Олейникова, К.И.Салимова, М.А.Соколова, М.Т.Трегубова, К.Н.Цейкович, B.Holmes, P.GАltbach, G.P.Kelly и др.).

Теоретическую базу исследования составили:

  • научные труды по проблемам современного развития высшего образования (Б.Л.Агранович, Е.А.Баева, В.И.Байденко, В.Беляев, В.А.Бордовский, Е.В.Вашурина, М.В.Волынкина, Л.Гребнев, Л.И.Гурье, Ю.Давыдов,  В.М.Жураковский, А.Иванов, А.А.Кирсанов, А.К.Клюев, М.Кольчугина, В.В.Кондратьев, Я.И.Кузьминов, Г.Лазарев, Г.А.Лукичев, И.Майбуров, М.Малица, Г.В.Мухаметзянова, Я.М.Нейматов, В.С.Никольский, Е.Г.Осовский, Ю.П.Похолков, Ф.Л.Ратнер, С.И. Родзин, З.С.Сазонова, Р.Сейнер, В.Сенашенко, С.Смирнов, H.Bhorat, T.Brunch, B.R.Clark, J.L.Davies, W.Isserstedt, J.Kettunen, D.A.Kirby, J.Knight, A.L.Lerner, M.Miclea, G.Neave, F.L.Newman, K.B.Powar, G.Rhoades, P.Scott, B.Sporn, R.G.Sultana, R.Veld, Ch.Tauch, P.Zgaga и др.);
  • исследования по вопросам развития высшего профессионального образования в Турции, раскрывающие:

– направления развития высшего образования в Турции (Х.Х.Ез, A.Aydogan, B.Aydagul, G.A.Baskan, U.Bayindir, .Behll, J.Frey, S.Hatakenaka, E.Hirsch, H.A.Koer, Y.Kondakci, .Oktik, M.zuurlu, E.Tatar, E.Torol, B.B.Yaar и др.);

– историю развития высшего образования Турции и становление системы управления (A.Barblan, H.Dodd Clement, K.Guruz, J.Enders, Z.Erden, M.T.Hatipolu, N.Hasanov, O.Kaynak, S.Kaptan, N.kten, A.nc, Z.ni, S.Savran, E.Tademirci, Widmann Horst и др.);

– вопросы качества образования (Ю.Колер, N.G.Borahan, L.David, L.Harvey, T. Holm,  F.Mizikaci и др.);

– проблемы подготовки преподавателей турецкой высшей школы (C.H.Aydin, F.A.Ersoy, S.Eretin, A.Hizal, I.Kabaki, C.Latchem, J.P.Murray, H.F.Odabai, Y.Steinert и др.);

– вопросы интернационализации и межкультурной коммуникации (Б.Яловецки, T.Aysit, Y.Baruch, B.Bilecen, T.J.Chen, .Demirel, M.Doan, C.Dustmann, N.D.Gngr, W.Isserstedt, .Iiiok, J.M.Johnson, J.A.Large, T.Oguskan, .zden, A.Tansel и др.);

–  взаимосвязь науки и образования (A.Bilsel, A.Dikba, .Kaitibai, M.Kk, M.zden, L.Soete, O.Vardar и др.);

Исследование обеспечено комплексом источников:

  • законодательные документы и нормативно-правовая документация  (законы, постановления, типовые положения и т.п.);
  • отчеты и аналитические материалы национальных (Совет высшего образования, Научный и исследовательский совет Турции, Турецкая академия наук, Фонд технологического развития, Организация по развитию малого и среднего бизнеса, Ассоциация качества, Союз торгово-промышленных палат, Турецкая ассоциация промышленников и предпринимателей и др.) и международных организаций (Всемирный Банк, ЮНЕСКО, Европейская ассоциация университетов, Совет Европы, Организация экономического сотрудничества и развития);
  • материалы отдельных учебных заведений (стратегические планы, учебные планы, образовательные программы);
  • публикации периодической и педагогической печати по исследуемой проблеме в рассматриваемый период; 
  • электронные ресурсы, сайты высших учебных заведений Турции.

Комплексный характер исследования обусловил необходимость использования при написании работы трудов представителей смежных отраслей знаний по экономике, истории, культуре, изучавших те или иные аспекты обозначенной проблемы.

В процессе исследования автор руководствовался комплексом методов исследования, включающим сравнительно-сопоставительный и ретроспективный анализ, а также методы образовательной статистики. Одним из основных применяемых методов явился системно-структурный анализ, позволивший раскрыть объект исследования во взаимосвязи с другими системами и процессами. В диссертации использованы результаты исследований и аналитической деятельности автора на основе общенаучных методов (анализ, синтез, сравнение, систематизация, классификация, обобщение), а также включенного метода непосредственного наблюдения во время пребывания в Турции (университеты Ege, Marmara, Istanbul Technical University) в городах Стамбул, Измир, Самсун; беседы с руководителями, администраторами, преподавателями, студентами университетов.

Исследование осуществлялось в три этапа:

    • подготовительный этап (2005-2006гг.) – включал определение исходных положений исследования, основных направлений исследовательской работы и возможных первоисточников по развитию высшего профессионального образования в Турции; подбор и анализ психолого-педагогической, методической, экономической, социологической литературы отечественных и зарубежных ученых; анализ нормативно-правовых документов по реформированию высшей школы в европейской зоне;
    • аналитический этап (2006-2008гг.) – был посвящен определению ключевых позиций исследования, его понятийно-терминологического  поля; изучению и анализу национальных и международных аналитических документов и материалов в области реформирования турецкой высшей школы в триаде «наука-образование-производство»; изучению проблем образования во время пребывания в Турции; представлял апробацию полученных результатов;
    • этап синтеза и обобщения (2008-2010гг.) – состоял в обобщении, систематизации полученных результатов исследования, уточнении теоретических и эмпирических выводов,  подведении итогов исследования.

Замысел исследования состоит в следующем. Становление высшей школы в условиях глобализации и ускорения интеграционных процессов одним из ключевых и динамичных элементов инновационной инфраструктуры требует исследования возможностей и способов ее адаптации к новым условиям с учетом общемировых тенденций развития общества. Поэтому актуальность и потребность в проведении сравнительных исследований, осмыслении собственного опыта развития высшей школы в сопоставлении с иным становится все более очевидной. Анализ образовательной ситуации в Турции в условиях взаимодействия науки, образования и производства позволяет увидеть новые возможности выбора наиболее эффективных образцов организации и осуществления научно-образовательной деятельности для своей системы, вариантов решений идентичных проблем и моделей развития, стимулирует возникновение новых идей и приоритетов для уточнения собственной политики и практики реформирования.

Научная новизна исследования  заключается в том, на основе крупномасштабного  системного анализа широкого массива национальных и международных программных, нормативно-правовых, аналитических документов и материалов в области высшего профессионального образования Турции в период 1980гг. XX в. - начало XXIв. :

  1. выявлен, систематизирован и обоснован комплекс экономических, политических, социальных, культурно-исторических факторов, обусловливающих особенности взаимодействия науки, образования и производства в Турции и доминирование таких его форм, как создание инновационной инфраструктуры (технопарки, инкубаторы и др.), участие бизнес-сообщества в управлении вузами, в организации научно-образовательной деятельности;
  2. выделены и раскрыты концептуальные основы и сущностные характеристики новой модели как целевого ориентира формирования стратегий развития высшей школы Турции в направлении интеграции в европейское образовательное пространство (идея построения сильного турецкого государства на основе модернисткой политической идеологии Кемаля Ататюрка; евразийская доктрина, определяющая Турцию как региональную державу и лидера тюркских народов, культурный и образовательный центр тюркского мира; религиозные принципы ислама в его демократической версии; идеи индустриального развития (инновационного развития) на основе традиционных исламских ценностей, предполагающие интеграцию в западное общество с сохранением турецкой идентичности и менталитета;
  3. определены противоречия, проблемы и особенности подготовки кадров высшей квалификации в современной Турции, которые способствуют переходу к новой модели научно-образовательной деятельности высшей школы, соответствующей требованиям инновационного развития экономики и сохранения культурной самобытности;
  4. раскрыта динамика, направления и особенности  развития управления высшим профессиональным образованием в Турции, которые обусловлены противоречивым воздействием ряда тенденций (стремление к институциональной автономии, расширению свобод, диверсификации, демократизации, инициируемых процессом интеграции в европейское образовательное пространство, и усиление централизации, унификации, стандартизации, администрирования) и новые подходы, направленные на совершенствование структуры внутреннего управления с целью капитализации научной репутации вуза, стимулирования спроса на образование продвинутого уровня, развития перспективной модели научно-образовательной деятельности на каждом цикле обучения;
  5. выявлен и раскрыт ряд противоречий (между высоким спросом на высшее профессиональное образование со стороны растущего сегмента молодежи и недостаточным количеством вузов, предоставляющих качественное образование; между существованием единого типа высшей школы и  высокой степенью гетерогенности вузов (по уровню развития, конкурентоспособности, качеству образовательных услуг); между ориентацией спроса на узкий сегмент наиболее престижных университетов и централизованным распределением абитуриентов в вузы, обусловливающих специфику проблемы доступности высшего образования в Турции и особенности стратегии его обеспечения;
  6. выявлены новые подходы, положенные в основу стратегии и механизмов обеспечения качества высшего профессионального образования в Турции (ведущая роль институциональной оценки (самооценки), формирование внутривузовской культуры качества, рекомендательный характер независимой внешней оценки, участие представителей студенчества в деятельности всех органов аккредитации,  оценка качества согласно международным стандартам и др.), способствующие позитивной динамике развития турецкой высшей школы;
  7. систематизированы и раскрыты  основные направления повышения качества профессионально-педагогической деятельности профессорско-преподавательского состава турецкой высшей школы, реализуемые в рамках стратегии повышения качества образования (повышение научной квалификации; развитие педагогической (методической) квалификации; изменение условий доступа, продвижения и аттестации преподавателей, учитывающих  современные требования к их деятельности; развитие иноязычной компетенции);
  8. раскрыты особенности процессов интернационализации высшей школы Турции, имеющих двустороннюю ориентацию (с одной стороны, на западноевропейские страны и США, с другой стороны – на страны постсоветского пространства и Восточной Европы),  характеризующиеся  доминированием английского языка и развитием англоязычной системы высшего образования, усилением академической мобильности, что, с одной стороны, способствует  повышению качества образования, укреплению роли Турции в качестве поставщика образовательных услуг для ряда стран, а с другой – обусловливает феномен интеллектуальной миграции;
  9. в результате системного анализа опыта развития высшей профессиональной школы Турции выделены и охарактеризованы конструктивные идеи и подходы, которые могут быть учтены при формировании стратегий развития отечественной высшей школы и их реализации в условиях ее реформирования и интеграции в европейское образовательное пространство:
    • усиление рыночного регулирования взаимодействия науки, образования и производства посредством проведения совместных научных исследований, развития инновационной инфраструктуры, увеличения удельного веса финансирования университетских исследований промышленностью, развития партнерства в подготовке специалистов к инновационной деятельности;
    • усиление позиции и роли университетов в развитии национального научно-инновационного комплекса посредством концентрации исследований в вузах, преимущественного внимания к исследовательской деятельности, увеличения финансирования вузовской науки;
    • системная интеграция высшей школы в европейские структуры  посредством развития многоуровневого образования, развития процедур академического признания квалификаций, создания системы обеспечения качества на основе международных стандартов, развития академической мобильности с повсеместным применением ECTS и приложения к диплому;
    • введение новых моделей управления высшей школой с переходом к оценочной роли государства (введение института попечительства на всех уровнях управления, стратегического планирования в вузах, целевого финансирования);
    • развитие новых подходов в обеспечении качества образования на основе мировых стандартов (развитие внутривузовской системы обеспечения качества, привлечение международных экспертов и студенчества к внешней оценке, использование международных стандартов и дескрипторов квалификации бакалавра и магистра и др.) и разносторонняя подготовка преподавателей к профессионально-педагогической деятельности;
    • сбалансированное развитие интернационализации через активизацию международного сотрудничества по разным направлениям развития образования и науки (расширение мобильности, усиление англоязычной подготовки студентов, подготовка выпускников к инновационной деятельности с привлечением иностранных специалистов и др.). 

Теоретическая значимость исследования:

        • определен широкий социально-экономический и культурно-исторический контекст исследуемой проблемы, что соответствует современному уровню сравнительных педагогических  исследований и обогащает теорию профессиональной педагогики знаниями смежных наук, таких как экономика, социология, история, культурология, политология, этнология и др.;
        • раскрыт целостный процесс развития системы высшего профессионального образования Турции на современном этапе (80-е года ХХ века – начало ХХI века), который  отражает как общие, так и особенные для этой страны условия и проблемы взаимодействия науки, образования и производства, ориентированного на инновационное развитие;
        • представлен системный анализ стратегий развития высшего профессионального образования Турции, который создает предпосылки для объективного осмысления аналогичных проблем и стратегий развития высшего профессионального образования в РФ;
        • обогащены научные представления и расширена сфера научно-педагогических знаний в области педагогики зарубежных стран, образовательного менеджмента, педагогики высшей школы за счет выявленных, систематизированных, обоснованных тенденций,  стратегий и особенностей развития системы высшего образования в Турции;
        • в научный оборот введены работы зарубежных, в том числе турецких исследователей, информационно-статистический материал, электронные источники, документы, которые до настоящего времени не использовались в российской педагогической теории и практике.

Практическая значимость исследования определяется тем, что выводы и материалы исследования и разработанное на их основе учебное пособие используются при создании спецкурсов и учебно-методических материалов по тематике сравнительных исследований в процессе профессиональной подготовки лингвистов-преподавателей в Нижнекамском муниципальном институте (кафедра ЮНЕСКО «Теория образования в поликультурном обществе»), в также в системе повышения  квалификации преподавателей высшей профессиональной школы в Центре подготовки и повышения квалификации преподавателей вузов Поволжья и Урала при КГТУ (г.Казань),  профессиональной переподготовки кадров в Камской государственной инженерно-экономической академии (г.Набережные Челны) и Набережночелнинском государственном педагогическом институте. Материалы исследования в дальнейшем могут быть использованы при: разработке программ развития высшего профессионального образования в РФ; определении направлений и содержания международного сотрудничества в сфере образования и разработке международных программ и проектов; проведении сравнительных и иных исследований проблем развития высшего образования в контексте европейской интеграции.

Достоверность и обоснованность полученных научных результатов исследования обеспечена опорой на современные методологические позиции, идеи отечественных и зарубежных ученых в рассматриваемой области, позволившие придать междисциплинарный (экономика, социология, история, культурология, политология, педагогика) характер исследованию;  большим объемом анализируемых отчетов и документов и разнообразием привлеченных источников; использованием научных методов исследования, адекватных логике системного анализа; научной апробацией результатов исследования на международных, всероссийских, межрегиональных конференциях.

На защиту выносятся следующие положения:

      1. Развитие взаимодействия науки, образования и производства в Турции в период с 1980гг. ХХ века  до настоящего времени, с одной стороны, явилось адекватной реакцией на ряд острых социально-экономических проблем (неплотная промышленная сеть, низкий уровень производительности труда и инновационной активности предприятий, нехватка квалифицированных кадров и т.п.), с другой стороны,  было  обусловлено воздействием позитивных предпосылок и факторов (развитие новых отраслей промышленности, приоритетная поддержка государством инновационной деятельности, активное участие в международных научно-исследовательских программах, усиливающаяся интеграция системы высшего образования в европейское образовательное пространство, рост числа университетов и их исследовательского потенциала и др.). Наибольшее развитие получили такие формы взаимодействия, как консультирование; совместная научно-исследовательская (научные проекты) и образовательная деятельность (целевые программы, тренинги), как в рамках  инновационной инфраструктуры (технопарки, инкубаторы), так и вне ее; участие бизнес-сообщества в управлении вузами (институты попечительства, наблюдательные советы), создании новых образовательных структур (частные предпринимательские университеты), финансировании научных и образовательных проектов. Особенности взаимодействия науки, образования и производства в современной Турции определяются расхождением в целевых ориентациях, интересах и позициях партнеров вследствие общей незаинтересованности профессорско-преподавательского состава в сотрудничестве, его оторванности от проблем регионального бизнес-сообщества, зависимости  карьеры преподавателя высшей школы от публикации научных результатов, а не проведения инновационных разработок и их коммерциализации – со стороны вузов; невысокого инновационного потенциала преобладающих в стране предприятий среднего и малого бизнеса; недостаточной финансовой поддержки инновационных инфраструктур.
      2. Концептуальной базой создания современной образовательной модели в Турции является комплекс мировоззренческих, идеологических, культурологических идей и подходов, включающий: идеи построения сильного турецкого государства на основе принципов модернисткой политической идеологии Кемаля Ататюрка; евразийскую доктрину, определяющую Турцию как региональную державу и лидера тюркских народов вследствие их этнической, культурной, духовной и языковой общности; религиозные принципы ислама в его демократической версии (равенства, справедливости, выборности власти); идеи индустриального развития (инновационного развития) на основе традиционных исламских ценностей.
      3. Особенности взаимодействия науки, образования и производства определяют реализуемую в современной Турции модель профессиональной подготовки специалистов, для которой характерны следующие проблемы: 1) несоответствие уровня подготовки кадров высшей квалификации требованиям работодателей в ключевых секторах экономики; 2) низкий уровень готовности выпускников к инновационной деятельности; 3) неудовлетворенный социальный спрос на качественное высшее образование. Особенности организации подготовки трудовых ресурсов обусловлены поэтапным переходом к новой модели научно-образовательной деятельности, включающей обеспечение единства теоретической (инновационно-ориентированные курсы) и практической (проектные разработки, выполнение квалификационных работ в условиях реального производства) подготовки к инновационной деятельности; обеспечение единства образовательной и научной деятельности (внедрение результатов научных исследований в процесс обучения), междисциплинарное и международное сотрудничество, участие бизнес-сообщества в осуществлении учебного процесса. 
      4. Система управления высшим образованием в современной Турции характеризуется противоречивым сочетанием двух тенденций: стремлением к институциональной автономии; партисипативному управлению (привлечение бизнес-сообщества к управлению – через развитие института попечительства, наблюдательных советов и др.; студенчества – через органы самоуправления); диверсификации моделей высшей профессиональной школы на основе организационно-правовых форм, принципов деятельности и целевых ориентаций; использованию современных инструментов управления (целевое финансирование, стратегическое планирование и др.), инициируемые процессом интеграции в европейское образовательное пространство, с одной стороны, и усилением центральной роли государства в управлении высшей школой, стремлением к определению места личности, унификации и стандартизации форм (единый тип вуза – университет), принципов развития, требований к процессу и результатам деятельности вузов; ограничением академических свобод вузов, отражающие традиционные подходы и ценности турецкого общества, с другой.

Стратегическими приоритетами в модернизации управления высшей школой на современном этапе определены: повышение институциональной автономии; сокращение финансовой зависимости университетов от государства; повышение академической свободы университетов и совершенствование структуры внутреннего управления для капитализации научной репутации учреждения, стимулирования спроса на образование продвинутого уровня, развития перспективной модели научно-образовательной деятельности; повышение адаптации университетов к изменяющимся условиям.

5. В основе проблемы обеспечения доступности высшего профессионального образования в Турции лежит ряд противоречий: между высоким спросом на высшее профессиональное образование со стороны растущего сегмента молодежи и недостаточным количеством вузов, предоставляющих качественное образование; между существованием единого типа высшей школы и  высокой степенью гетерогенности вузов (по уровню развития, конкурентоспособности, качеству образовательных услуг); между ориентацией спроса на узкий сегмент наиболее престижных университетов и централизованным распределением абитуриентов в вузы.  Являясь одной из ключевых, стратегия обеспечения доступности ВПО строится на основе расширения сектора высшего образования (увеличение количества университетов), развития системы обеспечения качества образования для устранения различий в подготовке специалистов в университетах, расширения частного сектора.

6.  Стратегия обеспечения и оценки качества образования в Турции носит поэтапный характер: на первом этапе (с середины 1990гг.) происходила адаптация британской модели оценки качества к условиям турецких университетов; на втором этапе – адаптация системы стандартов ISO, внедрение модели Всеобщего менеджмента качества (TQM), аккредитация образовательных программ в международных организациях, оценка турецких вузов Европейской ассоциацией университетов (c 2000г.); на третьем этапе – внедрение ежегодной внутренней (институциональной) оценки, внешней экспертизы каждые пять лет, участие студентов в процедуре оценки, публикация результатов и международное сотрудничество (с 2005г.). Стратегически приоритетное направление реализуемой модели обеспечения качества заключается в ведущей роли институциональной оценки (самооценки) и формировании культуры качества учреждения.

7. Решение основных проблем, связанных с качеством профессионально-педагогической деятельности преподавателей вузов, реализуется по четырем направлениям: 1) повышение научной квалификации (направление докторантов на учебу в зарубежные университеты, развитие совместных докторских программ, организация в ведущих турецких университетах докторских программ подготовки преподавателей для региональных вузов и др.); 2) развитие педагогической (методической) подготовки через организацию в вузах краткосрочных курсов по планированию процесса обучения и оценке его результатов, организацию повышения квалификации с помощью Интернет-ресурсов, наставничество, самообразование; 3) изменение условий доступа, карьерного продвижения и аттестации преподавателей (введение минимального требования как наличие степени доктора философии, преимущественное внимание к исследовательской деятельности, публикации в международных журналах и др.); 4) развитие иноязычной компетенции (введение высоких требований к уровню владения языком (преимущественно английским), которые во многом определяют их продвижение по службе; тестирования: необходимость ведения занятий на иностранном языке, квалификационных экзаменов, написание статей на иностранном языке и др.).

8. Стратегия интернационализации, усиления академической мобильности, способствуя интеграции турецкой системы высшего образования в европейское образовательное пространство, повышению ее качества, в сочетании с совокупностью экономических, социальных, культурных факторов, проблем и особенностей страны (высокий социальный спрос на высшее образование, который рассматривается как «социальный лифт»; чрезвычайный разброс вузов по качеству образования; отсутствие возможности для абитуриента выбрать вуз; доминирование англоязычного образования и т.д.) обусловливает  феномен интеллектуальной миграции.

9. Концептуальная идея нашего исследования заключается в том, что учет опыта формирования и реализации стратегий развития высшего образования в Турции позволяет принимать более аргументированные и обоснованные решения относительно реформирования  образовательных систем, определения его приоритетных направлений, избегать нежелательных результатов другим странам, в том числе и России. Реализуемые в Турции стратегии развития высшего профессионального образования включают следующие  конструктивные идеи: 1) активизация сотрудничества университетов с бизнес-сообществом и усиление рыночного регулирования взаимодействия науки, образования и производства посредством проведения совместных научных исследований, развития инновационной инфраструктуры, увеличения финансирования университетских исследований промышленностью, развития партнерства в подготовке специалистов к инновационной деятельности; 2) усиление позиции и роли университетов в развитии национального научно-инновационного комплекса посредством концентрации исследований в вузах, преимущественного внимания к исследовательской деятельности, увеличения финансирования вузовской науки; 3) системная интеграция высшей школы в европейские структуры  (единопакетная реализация положений Болонской декларации и при их тесной взаимосвязи);  4) введение новых моделей управления с переходом от регулирующей роли государства к оценочной (введение института попечительства, стратегического планирования в вузах, целевого финансирования); 5) развитие новых подходов в обеспечении качества образования на основе мировых стандартов и разносторонняя подготовка преподавателей к профессионально-педагогической деятельности; 6) сбалансированное развитие интернационализации через активизацию международного сотрудничества по разным направлениям развития образования и науки (расширение мобильности, усиление англоязычной подготовки студентов, профессиональная подготовка с привлечением иностранных специалистов и др.).

Апробация результатов исследования.

Основные выводы и результаты исследования заслушивались, обсуждались на методологических семинарах Центра подготовки и повышения квалификации преподавателей вузов Поволжья и Урала при Казанском государственном технологическом университете; также на 45 международных, всероссийских и региональных конференциях и семинарах по проблемам высшего профессионального образования в городах Москва (2008), Санкт-Петербург (2007, 2008), Екатеринбург (2007, 2008), Казань (2007, 2008), Ижевск (2007, 2008), Барнаул (2008), Владимир (2008), Томск (2008), Красноярск (2008), Набережные Челны (2007, 2008, 2010), Нижнекамск (2008), Пенза (2007, 2008), Пермь (2008), Пятигорск (2007), Петрозаводск (2007), Ростов-на-Дону (2007, 2008), Сочи (2007), Анапа (2007), Омск (2008), Тобольск (2007), Тольятти (2007), Тамбов (2008).

Структура диссертации состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованных источников, включающего 412 наименований (в том числе 279 на английском и турецком языках), 12 таблиц, 15 приложений. Общий объем текста – 383с.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность проблемы исследования, определены цель, объект, предмет исследования, сформулирована гипотеза, поставлены задачи, раскрыта научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, приведены сведения об апробации и внедрении результатов исследования, изложены основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Предпосылки и концептуальные основы модели  высшего профессионального образования Турции и его взаимодействия с наукой и производством» отражены результаты исследовательской работы, раскрывающие особенности взаимодействия науки, образования и производства в Турции, его основные формы и факторы влияния на реализацию данного процесса в рассматриваемый период; рассмотрены проблемы и перспективные стратегии профессиональной подготовки специалистов; раскрыты особенности реформирования высшей профессиональной школы Турции в контексте европейской интеграции.

Взаимодействие науки, образования и производства выступает действенным инструментом устойчивого развития и национальной конкурентоспособности в условиях глобализации и становления информационного общества.  С конца XX – начала XXI века практически все государства, в том числе Турция и Россия, развивают условия для эффективного взаимодействия науки, образования и производства, основу которых составляет формирование нового частно-государственного механизма в рамках перехода к инновационным формам жизнедеятельности в соответствии со стратегическими целями и проблемами, обусловленными контекстом.

В диссертации раскрыты благоприятные предпосылки достижения конкурентного преимущества Турции в обеспечении взаимосвязи в триаде «наука-образование-производство», в числе которых развитие новых отраслей промышленности; рост экономики и инициативы бизнес-сообщества в научно-исследовательской деятельности; приоритетная поддержка государством инновационной деятельности (стимулирование сотрудничества образования и промышленности через налоговые послабления, гранты, создание совместных центров; интенсивное развитие инновационной инфраструктуры, финансирование научно-исследовательских проектов в промышленных целях) и определение национальной инновационной стратегии; членство Турции в международных организациях и активное участие в их научно-исследовательских и экономических программах; рост числа университетов и их научно-исследовательского потенциала. Значимым фактором в активизации взаимодействия в Турции, в отличие от России, явилось  вступление этой страны в Таможенный союз ЕС и Всемирную торговую организацию (середина 1990гг.), которое, в сочетании с быстро изменяющимися под влиянием глобализации рыночными условиями,  обусловило вложение бизнес-сектором капитала в научные исследования, обогащение традиционных связей между вузами и предприятиями новыми типами отношений. 

В диссертации показано, что существенное влияние на взаимодействие науки, образования и производства в Турции оказывает совокупность целого ряда объективных факторов, анализ и обобщение которых позволяет более полно понять его специфику. Ключевым фактором для страны является качество главной производительной силы – человеческих ресурсов, ибо ее дешевизна во многих случаях сопровождается низкой квалификацией, не соответствующей требованиям высокотехнологичных процессов. Человеческий потенциал отражает достижения в переходе к инновационным формам жизнедеятельности, а значит, требует интенсивного развития с учетом как дополнительных инвестиций в высшее образование, так и скоординированных действий всех заинтересованных сторон (правительства, политических деятелей, государственных органов, частного сектора, академического и научного сообщества) для взаимовыгодного сотрудничества, которое, со своей стороны, подчиняясь законам взаимосвязи общества и рынка, оказывает воздействие на трудовые ресурсы, определяя стратегию их развития.

Степень взаимодействия заинтересованных сторон в развитии инновационного общества и экономики во многом обусловлена специфическими социально-экономическими и политическими условиями. Проведенное нами исследование позволило включить в число основных следующие условия: преобладание социального спроса на подготовку выпускников первого уровня высшего образования (бакалавров) в ущерб научным исследованиям; изменения макроэкономических тенденций; низкий уровень производительности труда, инновационной активности предприятий (особенно в традиционных секторах экономики) и финансирования ими исследовательских проектов; неплотная промышленная сеть, затрудняющая коммерциализацию знания; несовершенство нормативно-правовой базы и инструментов проведения инновационной политики; особенности политической системы (чрезмерная централизация и контроль государства).

Особенности национального контекста в сочетании с благоприятными факторами определили развитие определенных форм взаимодействия промышленности и высшей школы в рассматриваемый период. Среди них основная доля приходится на совместную научно-исследовательскую  и образовательную деятельность (научные проекты, тренинги, целевые программы, руководство диссертационными работами в условиях реального производства и др.), создание инновационной инфраструктуры (технопарки, инкубаторы); участие бизнес-сообщества в управлении вузами через институты попечительства, создании новых университетов, финансировании научных и образовательных проектов в промышленных целях. Изучение форм взаимодействия свидетельствует о повышении уровня участия делового сообщества Турции, как в выработке инновационной политики, так и в ее реализации посредством внедрения разных схем поддержки инновационных проектов и инициатив.

Наибольшая активность в инновационной деятельности в Турции характерна для новых отраслей (по интенсивности развития: ИТ-оборудование и оргтехника, автомобильная промышленность, радио и телекоммуникационное оборудование, машины и оборудование для разных отраслей промышленности, резиновая и пластмассовая промышленность, медицинское и оптическое оборудование, печатная и бумажная, деревообрабатывающая, химическая, горнодобывающая отрасли промышленности и др.) и предприятий (преимущественно крупных), заинтересованных в создании конкурентоспособной продукции и ее продвижении на мировом и внутреннем рынках, что влечет за собой повышенный спрос на знания и умения, новые специальности; увеличение общего объема научных работ и количества исследователей.  Динамичная внешняя среда, таким образом, усиливая значимость высшей школы, обусловливает необходимость определения приоритетов, расстановки акцентов в ее развитии, преобразования классических университетов в инновационные.

В Турции переход высшей школы к качественно новой модели развития связан, с одной стороны, с усилением позиции и роли университетов в развитии научно-инновационного комплекса страны (рост количества публикаций и объема затрат на развитие вузовской науки), с другой стороны, с их недостаточно эффективным сотрудничеством с предприятиями, ограничивающим возможности прямого воздействия вузов на темпы инновационного развития. Особенности взаимодействия науки, образования и производства определяются следующими позициями:

  • расхождения в целевых ориентациях, интересах и позициях партнеров и отсутствие взаимных материальных выгод от расширения связей;
  • невысокий инновационный потенциал (мотивационный, материальный, информационный, кадровый) преобладающих в экономике предприятий малого и среднего бизнеса;
  • недостаточная финансовая поддержка инновационных инфраструктур (технопарков, инкубаторов и технологических центров университет-промышленность и др.);
  • общая незаинтересованность профессорско-преподавательского состава в сотрудничестве, его оторванность от проблем бизнес-сообщества;
  • условия карьерного продвижения ученых, слабо  ориентирующие на проведение инновационных разработок и их коммерциализацию.

Благоприятные предпосылки и развивающиеся формы взаимодействия науки, образования и производства, вместе с тем, обусловливают изменение характера частно-государственного партнерства в развитии инновационной деятельности и подготовке кадров. В России они связаны с реструктуризацией высшей школы путем выделения в ней группы федеральных и национальных исследовательских университетов, ростом патентной активности, созданием в вузах системы (отделов) трансфера знаний, инновационных парков и на их основе инновационных программ и др.; в Турции – с созданием предпринимательских университетов, разработкой и внедрением совместных программ подготовки специалистов, высокой динамикой расширения научно-исследовательского потенциала высшей школы (рост суммарной научной продуктивности, участие в международных программах и др.), ростом финансирования исследований промышленностью. Стратегически приоритетные направления  связаны со стимулированием сотрудничества университетов и предприятий (научное сопровождение, консультирование, информационная поддержка предприятий малого и среднего бизнеса со стороны вузов); активизацией разработки, финансирования совместных прикладных проектов и их коммерциализации; расширением инновационной инфраструктуры и международного сотрудничества в сфере науки и образования; реформированием научно-образовательной деятельности университетов.

На основе анализа широкого спектра работ турецких и зарубежных ученых (B.Aydagul, U.Bayindir, G.A.Baskan, B.Bilecen, N.G.Borahan, N.D.Gngr, S.Hatakenaka, E.Hirsch, M.Kaynar, H.A.Koer, .Iiiok, B.B.Yaar,  Х.Х.Ез, A.Barblan, S.Elci, Z.Erden, K.Guruz, M.Hatipolu, O.Kaynak, F.Mizikazi, O.Vardar, A.N.Vorkink, S.B.Tantekin-Ersolmaz, Смбат Ованнисян, Л.Р.Сюкияйнен, Р.Мевланзаде, Д.Робинсон и др.) нами выделены основные концептуальные положения и идеи модернизации высшей школы Турции, положенные в основу при разработке комплекса стратегий развития отдельных ее подсистем. К ним мы относим следующие: 1) идея построения сильного турецкого государства на основе модернисткой политической идеологии Кемаля Ататюрка, включающая 6 основных принципов: республиканизм (идеал конституционной демократической республики), национализм (идеал национального государства, патриотически воспитывающего своих граждан в духе преданности титульной нации), народность (борьба против классового неравенства и сословных привилегий), лаицизм (светский характер государства и отделение государства от ислама), государственное регулирование (построение смешанной экономики при лидирующей роли государства), реформизм (курс на вестернизацию и борьбу с пережитками традиционного общества, опора на прогресс и просвещение); 2) евразийская доктрина, определяющая Турцию как региональную державу и лидера тюркских народов, культурный и образовательный центр тюркского мира; 3) религиозные принципы ислама в его демократической версии, включающие: спра­вед­ли­вость и за­конность; равенство мусульман и отсутствие жестких социальных границ в обществе; пре­зу­мп­ция невиновности; значимость общественного мнения и общественных институтов в функционировании государственной власти и регулировании механизмов ее деятельности; выборность власти; совещательность сис­те­мы ис­пол­ни­тель­ной власти и т.д.; 4) идеи индустриального развития (инновационного развития) на основе традиционных исламских ценностей, предполагающие интеграцию в западное общество с сохранением турецкой идентичности и менталитета.

Основными характеристиками современной модели турецкой высшей школы являются следующие:

  • доминирующая роль государства в управлении высшей школой, выражающаяся в централизации, ограничении академической свободы и автономии вузов, доминирование государственного сектора высшего образования;
  • сочетание светского характера высшего образования, американизации его структуры с идеологией индустриального развития на основе исламских ценностей и развития турецкой ментальности, что выражается в существовании унитарной (единой) институциональной структуры высшей школы (университет) при динамичном развитии частных вузов некоммерческой направленности, расширении доступности высшего образования и т.д.;
  • приоритетное развитие  научно-исследовательского потенциала высшей школы, что позволяет ей играть роль центра фундаментальной науки в стране;
  • использование современных западных стратегий внутривузовского управления (принципы стратегического планирования, целевого финансирования и т.д.), согласующихся с принципами исламской идеологии (выборность руководства среднего звена, партисипативное управление с привлечением всех партнеров и т.д.)
  • высокая степень гетерогенности университетов в уровне развития, конкурентоспособности и качестве предоставляемых услуг;
  • в высшей школе реализуется двухуровневое высшее образование – бакалавр/магистр с доминированием первой ступени;
  • эффективность и качество деятельности высшей школы определяется формированием культуры качества в высшей школе, основанном на  совершенствовании вузовской системы обеспечения и оценки качества;
  • усиление интернационализации высшего образования (сотрудничество с иностранными специалистами в вопросах обеспечения качества, признания квалификаций, развития совместных программ и мобильности, подготовке кадров к инновационной деятельности, расширение научных связей и изучения иностранного языка как важнейшей составляющей образовательных программ профессиональной подготовки).
  • развитие интегрированных научно-образовательных программ подготовки специалистов (в сотрудничестве с зарубежными коллегами, представителями бизнес-сообщества);

В ходе исследования выделены стратегии качественного изменения высшего образования с повышением возможностей научной и образовательной подготовки и их взаимосвязи. Они нацелены на модернизацию управления высшей школой, обеспечение доступности образования, развитие системы обеспечения качества высшего профессионального образования, повышение уровня профессионально-педагогической подготовки преподавателей, развитие интернационализации и мобильности в сфере образования и науки. Их эффективная реализация в сочетании с корректировкой поведения согласно меняющейся внешней среде и в гармонии с идеологией и местной культурой в значительной мере определяет прогресс во взаимодействии науки, образования и производства и подготовке специалистов к инновационной деятельности.

Эти приоритеты, во многих позициях сопоставимые со стратегиями развития отечественного образования, открывают новые возможности для развития трудовых ресурсов. В Турции совершенствование системы профессиональной подготовки специалистов представляет вопрос особой значимости, определяемый множеством факторов, в числе которых центральное место занимают низкий уровень качества и производительности труда, образования, в частности незначительный охват взрослого населения высшим образованием;  структурная неустойчивость между целью высшего образования, его содержанием и квалификациями, востребованными рынком труда и инноваций; большие различия между университетами в уровне развития, конкурентоспособности и качестве предоставляемых услуг; растущие требования современных предприятий к уровню компетенций специалиста; актуальность развития регионального рынка инноваций и подготовки кадров, отвечающих долгосрочным региональным потребностям.

Выявленные особенности взаимодействия науки, образования и производства определяют реализуемую в Турции модель подготовки специалистов, для которой характерны следующие проблемы: несоответствие уровня подготовки кадров высшей квалификации требованиям работодателей в ключевых секторах экономики; неудовлетворенный социальный спрос на качественное высшее профессиональное образование. Ключевой в современных условиях и общей для России и Турции является проблема готовности выпускников вузов к инновационной деятельности. Следствием этих проблем в Турции являются трудности, связанные с: 1) трудоустройством молодых специалистов в соответствии с профилем подготовки и уровнем квалификации; 2) их низким уровнем конкурентоспособности на рынке труда в отличие от других образовательных и возрастных групп специалистов; 3) снижением возможностей реализации их профессионального и личностного потенциала.

Важно отметить, что в Турции качественные характеристики учебных заведений, по сравнению с Россией, гораздо в большей степени различаются рынком труда, что актуализирует вопросы адаптации абитуриентов к новым условиям профессионального самоопределения, повышения уровня конкурентоспособности вузов на внутреннем и международном рынках образовательных услуг, обеспечения сильных связей между сферой занятости и образовательными программами для удовлетворения потребностей растущей экономики.

В диссертации показано, что стратегическое направление в развитии высшей школы Турции связано с переходом к новой модели научно-образовательной деятельности на основе частно-государственного партнерства, которая включает:

  • обеспечение единства теоретической и практической подготовки к инновационной деятельности (внедрение широкого спектра инновационно-ориентированных курсов в сотрудничестве с зарубежными экспертами, проектных разработок);
  • обеспечение единства образовательной и научной деятельности (внедрение результатов научных исследований в процесс обучения);
  • сотрудничество университетов и бизнес-сообщества в вопросах организации и проведения обучения (теоретические курсы, выполнение квалификационных работ в условиях реального производства, интернатура), оценки качества подготовки выпускников, управления университетом (выработка стратегии развития вуза);
  • междисциплинарное и международное сотрудничество в разработке и проведении учебных курсов.

Важной составляющей указанной стратегии является развитие компетентности будущего профессионала-исследователя посредством выполнения магистерских и докторских диссертационных работ в условиях реального производства с активным привлечением к соруководству проектами представителей бизнес-сообщества, что находит все большую поддержку на государственном уровне. Исследование показало, что реализация проектов с учетом передовых наукоемких технологий способствует, с одной стороны, повышению качества обучения и усилению мотивации студентов на высокие результаты в учебе и успешную карьеру в конкретной компании, с другой стороны, – выявлению перспективных инновационных идей, их превращению в бизнес-проекты и дальнейшей реализации в рамках предприятий, а также интеграции вузов в региональный контекст взаимодействия, что для Турции, как и для России, является относительно новым направлением. Так, в отечественной практике уже наблюдается реализация курсов и образовательных программ по инноватике («Управление инновациями»); разработка инновационных проектов путем кооперирования исследований студентов различных специальностей в рамках факультета; комплексная разработка инновационных проектов студентов разных факультетов для выполнения инновационной межкафедральной выпускной квалификационной (дипломной) работы и т.д.

Перспективные стратегии развития высшей школы и подготовки специалистов к инновационной деятельности в Турции, как и в России, в целом, связаны с системным реформированием высшего образования. На современном этапе оно характеризуется поиском оптимального соответствия между особенностями, сложившимися традициями в турецкой высшей школе и новыми веяниями в свете ее интеграции в европейское образовательное пространство, взаимодействие которых определяет пути обновления системы. Приобщение к западным ценностям и институтам и связанные с этим фундаментальные трансформации в сфере образования не являются для Турции совершенно новой ориентацией, само становление системы высшего образования связано с традициями европейских университетов. Логическое продолжение сотрудничества в рамках реализации идей Болонской декларации (с 2001г.) представляет реальный инструмент решения множества стратегических задач, также обогащение методов работы вузов общеевропейским опытом и развитие интернационализации высшего образования, что в конечном итоге, способствует повышению уровня подготовки трудовых ресурсов.

Особенностью реформирования турецкой высшей профессиональной школы, в отличие от российской, является системная реализация положений болонской декларации (развитие многоуровневого образования, совершенствование процедур академического признания и периодов обучения, развитие совместных программ, рост академической мобильности с повсеместным применением ECTS, приложения к диплому) и их тесная взаимосвязь. Вопрос обеспечения качества образования как одного из системообразующих аспектов проводимых реформ впервые в истории турецкой школы решен путем создания национальной модели обеспечения качества. Актуальными направлениями, требующими дальнейшего совершенствования, определены обучение в течение жизни, развитие национальной структуры квалификаций, улучшение социального измерения на основе обеспечения общедоступности образования.

Наибольшее продвижение достигнуто турецкой высшей школой в вопросах обеспечения многоуровневого образования (бакалавриат/ магистратура/докторантура) и совершенствования его содержания, что обусловлено реализацией в стране с 1960гг. двухуровневой модели. Бакалавриат в Турции является базовым и наиболее востребованным типом и уровнем высшего образования, что свидетельствует об ориентации университетов преимущественно на обучение и традиционные методы преподавания. Это не лучшим образом отражается на научной деятельности вузов, затрудняет сокращение  дисбаланса спроса и предложения на специалистов с исследовательской степенью и наращивание научного потенциала, заявленного в качестве одного из ключевых приоритетов высшей школы. В связи с этим, реализуется стратегия стимулирования спроса на образование продвинутого уровня посредством совершенствования учебной деятельности с включением исследовательского компонента во все циклы обучения, обеспечения междисциплинарного подхода в обучении, введения проектных разработок, развития магистерских и докторских программ в сотрудничестве с промышленностью, совместных программ с европейскими партнерами, расширения мобильности докторантов по схеме «семестр в зарубежном вузе», определения общих и специальных компетенций у докторантов в соответствии с запросами профильной научно-исследовательской или прикладной сферы и др.

В целом в стратегии развития высшей школы Турции в условиях усиления интеграции в европейское образовательное пространство  обобщенно можно выделить следующие составляющие: а) формирование научно-исследовательской культуры для развития инноваций (совершенствование обучения на третьем цикле обучения); б) формирование культуры качества учреждений (совершенствование внутривузовской системы обеспечения и оценки качества); в) расширение взаимовыгодного международного сотрудничества по ключевым направлениям реформ; г) повышение роли университетов  в достижении стратегических целей Турции и удовлетворении ожиданий общества (совершенствование системы управления высшей школой, в частности обеспечение автономии вузов).

Во второй главе «Управление системой высшего образования Турции как фактор ее модернизации» представлен историко-ретроспективный анализ развития управления системой высшего профессионального образования в Турции, раскрыты основные характеристики стратегии управления высшей школой на современном этапе и особенности обеспечения доступа к высшему образованию.

Модернизация системы высшего образования в Турции в соответствии с тенденциями европейской интеграции и стратегическими государственными задачами требует качественного изменения системы ее управления, чему благоприятно способствует развитие разнообразных управленческих подходов и технологий в мире. В то же время, сложность и множественность стоящих перед университетом задач на современном этапе свидетельствуют о необходимости организационной трансформации управления с учетом специфики турецкой действительности.

Нами проведен ретроспективный анализ  развития системы управления высшей школой Турции. В диссертации показано, что этот процесс  детерминирован взаимодействием сложного комплекса социокультурных, политических, лингвистических и религиозных факторов, обусловившее выбор вариантов решений и моделей. В 1933 году Турецкая Республика определила университет как типичное европейское учреждение, ответственное перед Министерством национального образования. Республиканское правительство (1946г.) ввело понятие университетской автономии, понимаемое как формирование органов внутреннего управления на основе выборов ректоров и деканов профессорско-преподавательским составом, которое было расширено и юридически подкреплено в Конституции (1960гг.). Понятия планирования и координации в высшем образовании были введены в 1971 году, но турецкие университеты оставались тогда неподотчетными. Последние законодательные изменения (1981г.) основали университетское управление, представляющее сочетание англо-американской и континентальной европейской (преимущественно немецкой) моделей, в основе которых лежат различные варианты взаимодействия заинтересованных в управлении вузами сторон (государства, академической олигархии, общества и рынка).

Исследование динамики развития системы управления высшей школой Турции показало, что поэтапное внедрение каждой новой модели управления в разные периоды  символизировало модернизацию образования, которая выразилась во внедрении академических подходов, стилей, принципов организации и деятельности разных школ (французской, немецкой, американской), оказывающих и сегодня достаточно сильное влияние на развитие турецкой высшей школы. Наиболее значимым с позиции болонских реформ представляется опыт введения в Ближневосточном техническом университете (1960гг.) модели с новой формой организационного управления (советы попечителей) и стратегического видения (двухуровневая система обучения), воплотившей принцип демократизации, внедрение рыночных механизмов в управление вузом и ознаменовавшей понимание автономии в англо-американской традиции, которая воплощает многие черты актуальных на сегодня предпринимательских университетов.

Совершенствование управленческих технологий в системе высшего образования привело к формированию в современной Турции модели, для которой характерны следующие особенности:

  • развитие института попечительства в системе внутреннего управления, ознаменовавшее развитие предпринимательских структур и сотрудничество университетов с деловыми кругами и обществом;
  • введение членов попечителей в национальный орган управления высшим образованием – Совет высшего образования, ознаменовавшее переход к англо-саксонской модели управления;
  • диверсификация моделей высшей школы на основе разных организационно-правовых форм (государственные и частные), принципов деятельности как результат внедрения континентальной и англо-американской моделей университетского управления, и целевых ориентаций (на образование и исследование);
  • введение разных механизмов утверждения ректора университета в должность: назначение (англо-американский тип управления) и выборность (традиция следовать принципу коллегиальности);
  • установление единого типа высшей школы (университет);
  • централизованный прием студентов на первый цикл обучения и их распределение в вузы;
  • введение модели финансирования, основанной на взаимосвязи целей университета и государственных ассигнований, и стимулирование диверсификации источников дополнительного дохода;
  • реализация принципов стратегического управления вузом;
  • введение представителей студенческих советов в структуру внутреннего управления университетов.

Проведенное исследование показало, что система управления высшим образованием в Турции в соответствии с национальными особенностями характеризуется внутренним противоречием в результате воздействия двух тенденций: с одной стороны, стремлением к институциональной автономии; управлению на основе взаимодействия науки, образования и производства; диверсификации моделей высшей школы; использованию современных инструментов управления (целевое финансирование, стратегическое планирование, учреждение студенческих советов), инициируемых процессом интеграции в европейское образовательное пространство; с другой стороны, усилением центральной роли государства в управлении высшей школой, стремлением к унификации и стандартизации форм, требований к процессу и результатам деятельности вузов; ограничением академических свобод вузов, отражающих традиционные подходы и ценности турецкого общества.

Для систематизации происходящих изменений в сфере высшего профессионального образования Турции нами был проведен анализ соответствия деятельности вузов ключевым принципам Великой хартии университетов, позволивший выделить проблемы в управлении высшей школой и направления его совершенствования. Государство играет центральную роль в регулировании, финансировании и мониторинге (напрямую – посредством законов, косвенно – через бюджетные инструменты), что затрудняет реализацию принципа институциональной автономии и достижение приоритета личности в обществе (статус государственного служащего преподавателей, ограничение академических свобод, централизованное распределение студентов в вузы), усиливает внутрисистемные различия между частным и государственным образованием, замедляет выход турецкой высшей школы на конкурентные позиции. Государственные университеты вынуждены полагаться на общенациональные доктрины и следовать идеологическим установкам, в то время как частные вузы имеют относительно большую автономию в ведении финансово-административных дел, что позволяет им стать полноправными субъектами рыночных отношений, вырабатывать собственную стратегию развития, и ограниченную – в решении академических вопросов в силу регулярной аккредитации образовательных программ на соответствие основным академическим требованиям и структурам, определяемым законом. Приоритетные направления в модернизации управления высшей школой Турции связаны с повышением институциональной автономии государственных вузов; сокращением финансовой зависимости университетов от государства и совершенствованием экономических механизмов их развития.

Ориентация турецких университетов преимущественно на обучение (программы бакалавриата) и традиционные построения замедляет развитие научно-инновационных разработок и отдаляет результаты профессиональной подготовки от насущных потребностей бизнеса-сектора. В связи с этим особо значимым направлением в обеспечении единства образования и науки является повышение академической свободы университетов и улучшение структуры внутреннего управления для:

а) совершенствования модели научно-образовательной деятельности на каждом цикле обучения (внедрение в учебные курсы результатов научной деятельности, вовлечение студентов в проектные разработки, привлечение к преподаванию известных ученых и представителей бизнес-сообщества, выполнение квалификационных работ в условиях реального производства);

б) капитализации научной репутации учреждения (определение приоритетных направлений, координация и структурирование индивидуальных исследований, их объединение в общую научную деятельность университета, демонстрация результатов исследований);

в) стимулирования спроса на образование продвинутого уровня и увеличения количества исследователей, преимущественно с докторской степенью (создание «научных лицеев», развитие интереса к науке как возможному роду деятельности, поддержка и продвижение молодых ученых, увеличение финансирования научных проектов).

В Турции академические свободы традиционно ограничены, что проявляется в зависимости вузов от государства при решении академических вопросов, организации образовательной деятельности, назначении преподавателей на академические должности и изменении условий их карьерного продвижения. Растущая конкуренция между университетами (государственными и частными) связана с ужесточением требований к научной деятельности преподавателя, ущемляющих его свободы в исследовании. В отношении реализации принципа интегрирующей сущности университетов исследование показало, что турецкие вузы имеют важное культурное и политическое значение в международном формате и большой потенциал в мобилизации общества и бизнес-структур в профессиональной подготовке специалистов, обусловленный высоким доверием общества университетам и высокой оценкой принадлежности студентов и преподавателей к академическому миру.

В диссертации раскрыта проблема дисбаланса спроса и предложения на высшее образование, в основе которой лежит противоречие  между высокой степенью гетерогенности вузов в уровне развития, конкурентоспособности, качестве предоставляемых услуг и централизованным распределением абитуриентов в вузы при ориентации социального спроса на узкий сегмент наиболее престижных университетов, а также условия, затрудняющие ее разрешение. Стратегия повышения доступности высшего образования в Турции нацелена на расширение сектора высшего образования (увеличение количества университетов); развитие эффективной системы обеспечения качества образования для устранения различий в подготовке  специалистов в университетах; создание условий для конкуренции вузов на потребительском рынке и рынке академического труда с целью повышения их конкурентоспособности и научно-образовательного потенциала; расширение частного сектора (создание частных университетов), который характеризует стабильный темп развития, ориентация на академические требования и приоритеты государства, некоммерческая направленность.

В России повышение доступности качественного образования  связано с существенным  расширением сети российских вузов в целом (с середины 1990гг.) и географии Единого государственного экзамена (ЕГЭ), что расширило доступ к образованию для выпускников сельских школ, малых и средних городов; введением института социальной стипендии для поддержки студентов из малообеспеченных семей; обеспечением возможности получения двух типов стипендий – социальной и академической (стипендии за высокие результаты в учебе).

В третьей главе – «Стратегии обеспечения качества высшего профессионального образования в Турции» – раскрыты направления, особенности создания национальной системы обеспечения качества и ее взаимосвязь с признанием академических квалификаций; стратегии и механизмы обеспечения и оценки качества на современном этапе; раскрыты направления повышения качества профессионально-педагогической деятельности преподавателей вузов.

На современном этапе переход учебных заведений на новые механизмы функционирования, связанные с повышением их ответственности за качество осуществляемой деятельности, переносом акцентов с процедур внешнего контроля на основе национальных систем аккредитации на внутреннюю самооценку, как наиболее прогрессивную форму саморегуляции вуза, отражает одну их общих тенденцией развития систем с государственным и негосударственным управлением оценкой качества.

В диссертации показано, что в Турции, которая в отличие от России исторически не имела национальной системы обеспечения качества образования, в настоящее время реализуется новый подход к повышению качества. До середины 1990-х годов управление качеством было частью неформальных саморегулирующихся механизмов академического сообщества, не являющихся предметом специальной ответственности и не связанных с внешней оценкой. Объективные факторы, такие как развитие общества знаний, интернационализация и глобализация, активное проникновение рыночных факторов в высшую школу, поиск совместимости систем в соответствии с Болонской декларацией, обусловили активизацию деятельности по разработке национальной модели.

Создание системы обеспечения и оценки качества образования в Турции  носит поэтапный характер.  С середины 1990 гг. на государственном уровне происходила адаптация британской модели оценки качества к условиям турецких университетов (первый этап), на институциональном уровне – адаптация системы стандартов обеспечения качества ISO, внедрение модели Всеобщего менеджмента качества (TQM), реализация принципов качества на административном уровне, аккредитация образовательных программ в международных организациях (Аккредитационный инженерно-технологический совет США и др.), оценка турецких университетов Европейской ассоциацией университетов и в целом развитие культуры качества в системе образования (второй этап).  Ориентация ведущих турецких университетов на международное признание в сочетании с положительным опытом  «эквивалентизации» в 1999-2001 гг. инженерных программ четырех ведущих университетов Турции (Ближневосточный технический университет, Босфорский университет, университет Билкент, Государственный технический университет) Аккредитационным инженерно-технологическим советом США (ABET) оказали определяющее воздействие на переход университетов к процессам самооценки на основе заданных критериев (стандартов) и развитию внутривузовской системы обеспечения качества (по опыту американской образовательной системы). Сотрудничество ведущих университетов с ABET обусловило создание национальной Ассоциации оценки и аккредитации технических программ (MUDEK), ставшей впоследствии партнером Европейской сети аккредитации программ технического образования. Опыт аккредитации образовательных программ в  международных организациях привел к внедрению методов и моделей аккредитационного анализа в высшем образовании Турции и созданию национальной модели в данной сфере (третий этап).

Современная национальная система обеспечения качества в Турции в соответствии с Берлинским коммюнике (2003г.) основана на пяти ключевых компонентах системы оценки, представленных в таблице 1.

Управление качеством или определение стандартов и критериев для процедур внутреннего и внешнего обеспечения и оценки качества находятся в сфере ответственности независимого координирующего агентства – Комиссии  академической оценки и улучшения качества в учреждениях высшего образования (YDEK). Она же аккредитует независимые национальные агентства, непосредственно осуществляющие внешнюю оценку качества, что символизирует новацию и одновременно требует достижения определенной стадии зрелости системы менеджмента качества в силу многолетней взаимосвязи самооценки турецких университетов с внешней оценкой со стороны международных экспертов.

Исследование показало, что основой стратегии управления качеством является институциональная самооценка и систематическое улучшение качества образования и деятельности университета в целом, повышение его конкурентоспособности в рамках установленных миссий и автономии, что принципиально отличает ее от российской модели, где ключевую роль традиционно играет внешняя оценка (аккредитация) посредством государственных стандартов. Внутривузовская система обеспечения качества в Турции основана на ежегодном стратегическом плане и ориентирована на строгое выполнение структурными подразделениями своих обязанностей, что практически полностью возлагает на вузы ответственность за обеспечение качества, формирование культуры качества. Стратегический план учреждения представляет собой отправную точку национальной системы, иллюстрирующий степень его автономии.

Таблица 1.

Национальная система обеспечения и оценки качества в Турции

Национальная система обеспечения и оценки качества в Турции

Компоненты системы

Механизмы функционирования системы

1. Ежегодная внутренняя

оценка

  • академическая оценка и улучшение качества
  • стратегическое планирование
  • институциональная оценка (самооценка)
  • периодический обзор результатов и улучшение качества (совершенствование образовательных программ, определение мер поощрений и др.)

2. Внешняя экспертиза

каждые пять лет

  • отчет о внутренней оценке
  • обзор результатов внешней оценки (выдача Сертификата качества на 5 лет).
  • публикация результатов
  • последующие мероприятия по обеспечению качества

3. Участие студентов в процедуре оценки

  • участие  представителя Национального союза студентов  в деятельности центрального координирующего агентства (YDEK)
  • участие представителя студенческого совета  во внутренней оценке и улучшении качества  образования  (в составе Совета академической оценки и улучшения качества),  подготовке отчетов самооценки
  • частичное участие студентов в управлении национальными агентствами,  во внешней оценке качества и принятии решений
  • участие в качестве наблюдателя и консультанта  во внешней оценке качества

4. Публикация результатов

  • публикация результатов внутренней оценки качества образования
  • публикация результатов внешней оценки качества  образования

5. Международное сотрудничество

  • вовлечение иностранных специалистов в процесс внешней оценки национальных агентств
  • привлечение зарубежных экспертов или наблюдателей для внешней оценки учебных заведений или образовательных программ
  • членство в международных организациях (например, членство MUDEK с 2005 года в Европейской сети аккредитации программ технического образования (ENAEE) и в ENQA)
  • участие в международных программах институциональной оценки (EUA, ABET)
  • использование международных стандартов и критериев оценки и аккредитации, а также разработанных на международном уровне дескрипторов квалификации бакалавра и магистра

Стратегически приоритетные аспекты реализуемой модели заключаются: в рекомендательном характере независимой внешней оценки, подтверждающей значимую роль и место университетов в оценочной системе, их ответственность по отношению к заинтересованным сторонам (государству, работодателям, студентам); участии представителей студенчества в деятельности практически всех органов аккредитации Турции, во многом способствующий диалогу высшей школы с потребителями образовательных услуг в вопросах управления качеством; активном расширении международного сотрудничества в данной сфере, что в значительной мере способствует сближению и сопоставимости научно-образовательных систем в европейском пространстве, их содержания, технологий обучения и оценки знаний студентов.

Что касается России, система управления и оценки качества образования на национальном уровне, сложившаяся в 1990гг., в последние годы также подверглась реструктуризации, которая отражает, с одной стороны,  заинтересованность государства следовать общеевропейским образовательным стандартам и выражается во введении ежегодного мониторинга качества подготовки студентов и выпускников, поощрении развития культуры качества в вузах (ежегодное проведение Федеральной службой по надзору в сфере образования конкурса внутривузовских систем обеспечения качества), ежегодном представлении вузами отчетов по основным направлениям деятельности в Центральный банк данных государственной аккредитации, с другой стороны, – доминирование внешней государственной оценки и контроля качества (аккредитация на основе ГОС), что сдерживает развитие культуры качества в вузах. Что касается международного сотрудничества в рассматриваемой области, то здесь оно ограничено членством в международных организациях и аккредитацией (эквавалентизацией) отдельных образовательных программ в зарубежных агентствах.

Система обеспечения качества неразрывно связана с признанием академических квалификаций – механизмом повышения мобильности студентов  и их вхождения в общеевропейский рынок труда, и реализуется  в Турции в соответствии с Лиссабонской конвенцией (1997г.), на основе тесного сотрудничества с международными организациями, с повсеместным применением европейских инструментов признания (с 2005-2006 уч. г.), что способствует повышению международного доверия к институциональной/программной аккредитации в стране. Приложения к диплому выдаются студентам на всех трех уровнях обучения, система ECTS используется непосредственно для обеспечения возможности зачета курсов, изученных в одном вузе, другим учебным заведением (функция трансфера).

Особое место в практике признания квалификаций в Турции занимают совместные образовательные программы. Они позволяют повышать уровень подготовки трудовых ресурсов на основе тесного взаимодействия университетов в научно-образовательном процессе, способствуют развитию системы обеспечения качества образования на основе двух культур. В работе раскрыты характерные особенности первых проектов (на уровне бакалавриата), разработанных  в сотрудничестве с неевропейском партнером – Государственным университетом штата Нью-Йорк США (SUNY), которые легли в основу создания совместных магистерских и докторских программ с европейскими партнерами. В РФ совместные программы не имеют широкого распространения, что затрудняет ее интеграцию в европейские структуры и развитие мобильности.

Стратегические задачи Турции и России по обеспечению качества образования тесно взаимосвязаны с качеством академического ресурса высшей школы. В Турции проблемой является нехватка в университетах преподавательских кадров, в России – старение педагогических кадров; общей проблемой является недостаточный уровень их педагогической подготовки.

Кадровые проблемы в университетах Турции во многом обусловлены жесткими требованиями к квалификации преподавателей (наличие степени доктора философии (Ph.D), отражающее высокий статус научного исследования), также высоким уровнем соотношения «преподаватель-студент», большой учебной нагрузкой, низким уровнем заработной платы, которые затрудняют обеспечение качества образования, комплектование региональных университетов квалифицированными преподавателями в условиях расширения сектора высшего образования и повышение их конкурентоспособности.

В основе проблем, связанных с компетентностью научно-педагогических кадров, лежит отсутствие единых требований к качеству преподавания, педагогического образования у большинства преподавателей, стимулов к повышению квалификации вследствие действующих условий продвижения академических деятелей по службе (приоритет научной деятельности в предметной области, высокий уровень иноязычной компетенции), наличие гарантированной работы независимо от реализации в профессиональной деятельности (в силу статуса государственного служащего). Исследование показало, что решение основных проблем, связанных с повышением качества профессионально-педагогической деятельности преподавательского состава в рамках стратегии повышения качества образования в Турции, реализуется по четырем направлениям (Табл.2)

В целом обеспечение университетов преподавателями все еще остается актуальной проблемой для Турции, что обусловлено как недостаточно высоким уровнем исследовательской культуры, качества обучения, нехваткой специалистов для руководства квалификационными проектами, так и невозвращением молодых ученых в страну по завершении обучения за границей. Смягчение требований к квалификации преподавателей в пользу универсальности и многопрофильности, которые в большей степени могли бы способствовать повышению качества обучения, представляет другой не менее значимый вопрос.

В диссертации показано, что развитие педагогической квалификации академического состава в Турции осуществляется лишь в отношении молодых преподавателей, в дальнейшем оно ограничено исключительно научной деятельностью в предметной области и повышением иноязычной компетенции, что не всегда означает высокий уровень педагогического мастерства в преподавательской деятельности, а значит и систематическое улучшение качества образования на основе самооценки всех аспектов деятельности и формирование культуры качества. Вместе с тем, исследование показало рост заинтересованности и потребности преподавателей в развитии педагогических компетенций, методической культуры, творческом саморазвитии, освоении образовательных инноваций и профессионального мастерства, т.е. создании системы повышения квалификации (специальные программы, центры подготовки преподавателей, привлечение специалистов из разных областей научного знания, стажировки за границей и др.). В целом стратегия повышения качества профессионально-педагогической деятельности преподавателей в Турции ориентирована  на усиление научно-исследовательского потенциала страны и расширение международного сотрудничества в сфере науки и образования.

Таблица 2

Направления повышения качества профессионально-педагогической деятельности преподавателей вузов в Турции

Направления повышения качества профессионально-педагогической деятельности преподавателей турецкой высшей школы

  1. Повышение научной квалификации
    • Направление докторантов на учебу в зарубежные университеты (в том числе реализация программы по схеме «семестр в зарубежном вузе»)
    • Развитие совместных докторских программ с зарубежными университетами
    • Организация в ведущих университетах докторских программ системы подготовки преподавателей для региональных вузов (научные исследования, докторские программы)
    • Открытие в университетах новых докторских программ и допуск к академическим и исследовательским должностям своих выпускников
  1. Развитие педагогической (методической) квалификации
    • Организация краткосрочных курсов по планированию процесса обучения  и оценке его результатов (в рамках программ третьего цикла обучения)
    • Организация курсов повышения квалификации с помощью Интернет-ресурсов
    • Наставничество (реализация модели «мастер-ученик»)
    • Самообразование (наблюдение за преподавательской деятельностью опытных коллег)
  1. Изменение условий доступа, продвижения и аттестации преподавателей
    • Введение минимального требования к соискателям на академическую должность (наличие степени доктора философии (Ph.D)
    • Преимущественное внимание к исследовательской деятельности в предметной области
    • Публикации в международных научных журналах
    • Оценка деятельности преподавателя в вузе (отчет о работе, опрос студентов, разработка новых курсов, международная деятельность)
  1. Развитие иноязычной компетенции преподавателей
    • Введение высоких требований к уровню владения языком (необходимость разработки программ и ведения занятий на иностранном языке, квалификационных экзаменов)
    • Введение тестирования на знание иностранного языка
    • Написание статей на иностранном языке

В четвертой главе – «Интернационализация высшего образования как фактор его конкурентоспособности» – раскрыты проблемы, содержание и особенности стратегии интернационализации и академической мобильности в высшей школе Турции; особенности иноязычной подготовки студентов и требования к компетенции преподавателей; особенности интеллектуальной миграции; исследованы подходы и возможность «переноса» зарубежного опыта в условия отечественной системы высшего профессионального образования.

Концепция интернационализации не является новой для университетов, высшее образование всегда было проникнуто духом интернационализма и межнационального сотрудничества с целью взаимообогащения и обмена опытом. Цели развития интернационализации и академической мобильности в Турции и России во многом схожи и связаны не столько с расширением сотрудничества в рамках двусторонних (многосторонних) соглашений, сколько с реальной интеграцией национальных научно-образовательных систем в европейскую, включением в глобальные сети обмена студентами, преподавателями, изучением опыта ведущих университетов. Вместе с тем, несмотря на значительный прогресс процессов интернационализации в рассматриваемых странах (информационное обеспечение, участие в европейских программах, создание системы грантов или стипендиальных программ и др.), динамика ее развития в Турции является достаточно высокой, но одновременно низкой в сравнении с ведущими зарубежными центрами.

Исторически сложившаяся четкая прозападная ориентация внешней политики Турции (с 1923г.) представляет важный фактор активизации международной деятельности университетов, приобретения общеевропейской перспективы и более частого использования английского языка. В диссертации показано, что на современном этапе интернационализация высшего образования в Турции, как одно из важных условий его конкурентоспособности на международной арене, характеризуется двусторонней ориентацией: с одной стороны, на сотрудничество с европейскими странами и США, с другой  стороны, – со странами постсоветского региона и восточной Европы, что вызвано социально-политическим, историческим и экономическим контекстом, ресурсами, приоритетами, стремлением турецкого государства использовать удобное географическое положение для активного продвижения системы высшего образования и культуры за рубежом.

Активизация международного сотрудничества Турции с европейскими странами обусловлена интеграцией в европейское образовательное и научное пространство. Имеющиеся благоприятные предпосылки связаны с использованием европейских инструментов признания квалификаций, близостью образования международным стандартам, поддержкой научно-образовательной миграции и усилением англоязычной подготовки студентов практически с первых циклов обучения. Турция является членом множества международных организаций, принимает активное участие в их программах и проектах европейских вузов. В России эти процессы характеризует недостаточный динамизм, и основной проблемой является отсутствие соответствующей государственной поддержки и недостаточная активность и готовность самих вузов к функционированию в международной научно-образовательной среде.

Вместе с тем, развитие мобильности в Турции как необходимого элемента формирования качественно новых трудовых ресурсов носит односторонний характер, что приводит к дисбалансу между регионами во взаимообмене представителями академического сообщества. Трудности в расширении мобильности связаны с рядом специфических факторов, в числе которых:

          1. недостаточная привлекательность турецкого научно-образовательного пространства для зарубежных коллег в силу отсутствия фундаментальной науки и статуса международного центра образования;
          2. ориентация университетов преимущественно на образовательные приоритеты в ущерб научно-исследовательской работе;
          3. ограниченная институциональная автономия в развитии предпринимательской деятельности (привлечение иностранных специалистов) и проведении совместных проектов на основе собственной стратегии развития международной деятельности;
          4. неудовлетворительное финансирование программ академической мобильности, что затрудняет поддержание имиджа турецкой высшей школы на мировом образовательном поле.

Неудовлетворенный социальный спрос на высшее образование (особенно на получение степени бакалавра), отток интеллектуальных ресурсов за границу для получения исследовательской степени (за счет государственных и частных стипендий) и их невозвращение в Турцию по завершении обучения (интеллектуальная миграция) также создают неблагоприятный фон для укрепления позиции турецкой школы. В то же время, несмотря на сохранение данной тенденции, можно наблюдать и обратный процесс, который связан с академическим обменом на основе соглашений о сотрудничестве, организацией обучения  в рамках программ мобильности ЕС, совместных и целевых программ (повышение научной квалификации), стажировок или приглашением зарубежных специалистов в целях подъема общего уровня и престижа вуза. Но в целом динамика развития предпринимательской активности университетов на рынке академического труда остается недостаточно высокой. Сложившаяся ситуация определяет стратегически приоритетные направления: реализация государственной политики в развитии интернационализации и экспорта образовательных услуг с учетом геополитических, научно-образовательных и социально-экономических интересов страны, и принятие мер по повышению привлекательности турецкого пространства высшего образования (информация в зарубежных СМИ и Интернете, деятельность посольств и представительств, создание специальных программ и др.); увеличение финансирования программ мобильности и улучшение инфраструктуры научной деятельности; расширение автономии университетов.

Развитие двусторонней академической мобильности в Турции связано с активизацией международного сотрудничества в центральноазиатском регионе (1990гг.), что обусловлено международными геополитическими тенденциями на Кавказе и в Средней Азии, предоставившими стране уникальную возможность изменить свою роль в регионе и стать культурным и образовательным центром тюркского мира. Основные ее направления связаны с учреждением программы стипендий для обучения иностранных студентов; установлением научно-образовательных связей с зарубежными вузами; внедрением программ изучения турецкого языка для академических деятелей; организацией научно-учебных командировок (стажировок) турецких преподавателей в зарубежные вузы; развитием программ обмена студентами и др., которые способствуют активному продвижению модели турецкой школы за рубежом, развитию экспорта образовательных услуг.

В целом Турция опережает многие мусульманские и восточноевропейские страны с точки зрения «импорта» иностранных студентов за счет обучающихся из стран постсоветского пространства. Однако, несмотря на высокую динамику развития процессов интернационализации, она исторически остается активным потребителем европейского и мирового рынка образовательных услуг и это обусловливает необходимость совершенствования ее механизмов и инструментов.

Россия, напротив, традиционно являлась привлекательной для граждан разных стран, однако здесь наблюдается постепенная утрата позиций. В последние годы наблюдается снижение потока иностранных студентов, вместе с тем, доля учащихся из России в высшем образовании стран ОЭСР ежегодно увеличивается как результат несбалансированного развития интернационализации. В такой мобильности минимальна доля совместных программ и это зачастую приводит не к обмену знаниями и талантами, а к утечке мозгов, что характерно для Турции.

Важным направлением интернационализации высшего образования является развитие многоязычности, что особенно значимо в условиях  усиливающихся в мировом масштабе интеграционных тенденций в науке, образовании, производстве. Практическое владение иностранным языком, с одной стороны, создает благоприятные предпосылки для обучения в рамках образования европейских университетов и повышения качества рабочей силы, с другой стороны,  представляет хороший шанс для успешного вхождения личности в профессиональное пространство, улучшения ее профессиональных возможностей, роста социального статуса. Особенностями стратегии интернационализации высшей школы Турции на современном этапе являются: доминирование английского языка в научном и бизнес-сообществе и его превращение в неотъемлемый компонент профессиональной подготовки специалистов; расширение и совершенствование языковой подготовки на всех уровнях образования, что обусловливает новые требования к уровню лингвистической компетенции преподавателей.

В диссертации показано, что совершенствование иноязычной подготовки специалистов в Турции исторически представляет предмет серьезного внимания государства (Закон о высшем образовании, стратегия развития высшего образования) и академических кругов на институциональном уровне и реализуется посредством:

  • развития англоязычной системы высшего образования, включая два ведущих университета с англоязычной системой обучения – Middle East Technical University и Boazii (Турция имеет вторую по величине англоязычную систему высшей школы в Европе);
  • разработки и активного внедрения в университетах академических программ, коммуникативно-ориентированных и профессионально-направленных курсов на английском языке;
  • проведения и руководства докторских исследований на английском языке в соответствии с мировыми тенденциями и публикацией их результатов в научных журналах;
  • внедрения курсов по обучению менее распространенных языков в рамках международных программ и реализация модели обучения полностью на французском языке (университет Galatasaray).

Особую значимость владение иностранным языком приобретает на продвинутых циклах обучения, что связано, во-первых, с необходимостью развития научного потенциала для становления Турции частью европейской области научных исследований, во-вторых, с наращиванием инновационного потенциала на основе взаимодействия науки, образования и производства (разработка нововведений с выходом на международный рынок, проведение совместных проектов), в-третьих, с кадровым обеспечением турецких университетов преподавателями, в том числе для руководства докторскими диссертациями на английском языке, в-четвертых, с перспективой карьерного роста специалистов.

Расширение практики преподавания на иностранных языках обусловливает новые требования к уровню иноязычной компетенции преподавателей, который во многом определяет их продвижение по службе (тестирование, написание статей на иностранном языке), наращивание научного и инновационного потенциала Турции (разработка и внедрение совместных проектов), расширение международного сотрудничества на разных уровнях и направлениях (обеспечение качества образования, развитие совместных образовательных программ и академической мобильности, признание квалификаций и др.) и повышение привлекательности научно-образовательного поля Турции в целом. Важно отметить, что в новых условиях продвижения и аттестации преподавателей языковой барьер преодолевается уже на ранних этапах академической карьеры, а все сообщество включено в обмен идеями с англоязычными коллегами.

Взаимодействие специфики культурной, экономической и образовательной ситуации в Турции и тенденции интернационализации имеет следствием интеллектуальную миграцию, которая актуализирует: 1) нехватку специалистов с исследовательской степенью, с одной стороны, для осуществления педагогической деятельности в новых университетах (в условиях расширения сектора высшего образования), с другой стороны, для активизации научной деятельности в контексте  интеграции в европейскую область научных исследований и развития в стране научно-инновационных разработок; 2) недостаточно эффективное развитие двусторонней мобильности академического сообщества, затрудняющее перенос в страну новых методов и зарубежного передового опыта научно-образовательной деятельности. Особенность интеллектуальной миграции в Турции заключается в невозвращении студентов на родину после периодов обучения за рубежом и трудоустройстве в принимающей стране, что ведет к потере кадрового потенциала и подрыву национальных стратегических ресурсов, столь необходимых для развития инновационной экономики. Стратегические подходы к сдерживанию миграции интеллектуального капитала связаны с: реализацией политики системной модернизации высшего образования; установлением тесного взаимодействия с наиболее развитыми странами в плане сотрудничества их образовательных систем; стимулированием возвращения специалистов на родину и улучшением их профессиональной позиции и др.

Учитывая состояние и особенности подходов, развивающихся в области сравнительных исследований, опираясь на ее базис и используя соответствующие методы, мы сосредоточили свое внимание на изучении и системном анализе состояния, стратегий и особенностей развития системы высшего профессионального образования Турции во взаимосвязи с внешними факторами (экономическими, политическими, социальными и культурными и др.), выявлении ее конкурентных преимуществ и слабых сторон, ее роли в формировании инновационного общества и экономики, исходя из целей, стоящих перед отечественной системой высшего образования, и стратегий, связанных с их реализацией на различных уровнях системы. Подвергая анализу опыт Турции в области высшего образования, мы соотносили его со стратегическими приоритетами в отечественном образовании. Такой подход, используемый в сравнительных исследованиях, способствует как осмыслению и идентификации действующих направлений и тенденций, так и поиску адекватных решений идентичных проблем.

Используемая нами схема анализа включала, прежде всего, выявление проблемных зон отечественной системы высшего образования, обусловленных двумя основными процессами, проходящими на разных уровнях системы образования, – переходу  к инновационным формам жизнедеятельности, одной из которых является взаимодействие науки, образования и производства для подготовки востребованных экономикой специалистов, и интеграции высшей школы страны в европейское образовательное пространство со всеми вытекающими для системы последствиями. Возникновение проблемных зон тесно связано с особенностями взаимодействия экономических, политических, социальных и культурных факторов, которые определяют конфигурацию  проблемной зоны и ее специфику в России и Турции. Анализируя влияние внешних факторов в их взаимосвязи на состояние и направления развития определенного сегмента системы высшего образования, мы стремились раскрыть суть и основной вектор реализуемых приоритетов, и их воздействие на модель этого сегмента или подсистемы. При этом мы исходим из того, что даже в странах близких друг другу, как географически, так и по уровню социально-экономического развития, самые общие тенденции и стратегии развития  системы образования проявляются, как правило, в своеобразных формах, а значит, игнорирование национального своеобразия чревато созданием искусственных «универсальных» схем и рекомендаций.

Исследование особенностей развития высшей школы Турции, исходя из  анализа проблемных зон отечественного образования, позволило выявить перспективные стратегии их решения в турецкой высшей школе, представляющие интерес с позиции реформирования российской системы в контексте европейской интеграции и повышения национальной конкурентоспособности.

  • Первая стратегия связана с усилением рыночного регулирования взаимодействия науки, образования и производства, повышающего эффективность цепочки «познание-обучение-применение». В основе активизации частно-государственного партнерства в Турции лежат такие факторы, как активное проведение совместных научных исследований в целях повышения качества продукции (членство Турции в ВТО и Таможенном Союзе ЕС); рост поддержки бизнес-сообществом развития инновационной инфраструктуры (крупные технопарки объединяют частные предприятия, существуют на средства из внебюджетных источников, включая иностранные); увеличение удельного веса финансирования университетских исследований промышленностью (15-22%), значительно превышающего аналогичные инвестиции в развитых странах (Канада, Бельгия, Германия); развитие партнерства в подготовке специалистов к инновационной деятельности, которое выражается в участии бизнес-сообщества в создании университетов, финансировании научных проектов, управлении вузами, реализации научно-образовательной деятельности.

Для России более характерно государственное стимулирование взаимодействия, особенности которого выражаются в недостаточных финансовых вложениях, отсутствии опережающего законодательного организационно-правового сопровождения, для большинства программ характерна преимущественно отраслевая направленность, что не стимулирует кооперацию инновационных инфраструктур, создаваемых различными ведомствами и фондами. Исследование показало, что в России обозначенные направления практически не развиты, взаимодействие находится на начальном этапе этого процесса, инициированного скорее высшей школой, нежели предприятиями, большинство которых, инерционно предпочитая традиционный путь развития, не высказывают явного желания сотрудничать и осуществлять инвестиции в научные разработки.

  • Вторая стратегия предполагает усиление позиции и роли университетов в развитии научно-инновационного  комплекса страны, которое отражается в повышении суммарной научной продуктивности университетского сектора исследований и увеличении финансирования вузовской науки. В России на фоне международных сопоставлений особенно видна недооценка значения развития науки в высшей школе. Большинство российских вузов реализуют приоритет образовательной деятельности; их вклад в науку остается пока незначительным. Большая часть государственных средств реализуется академической (РАН и другие академии) и прикладной (отраслевые НИИ, КБ и др.) сферами науки. Турции, как и экономически развитым странам, присуща значительная концентрация исследований в университетах, а также преимущественное внимание к исследовательской деятельности, выражаемое в установлении прямой зависимости карьерного роста преподавателей от участия в исследованиях и, особенно, от числа персональных публикаций. В то же время, ощутимые результаты в плане количественных показателей не всегда взаимосвязаны с их практической направленностью, что впрочем свойственно и для России, и требует  принятия дальнейших мер.
  • Третья стратегия связана с системной интеграцией высшей школы в европейские структуры, т.е. обеспечением целостности в ее реформировании, которая предполагает, что цели достигаются, а задачи решаются только в случае единопакетной реализации положений болонской декларации. Особого внимания в реформировании отечественного образования заслуживает изучение опыта в реализации традиционно сильной позиции Турции – многоуровневого образования, в частности особенностей внедрения программ бакалавриата (общее высшее образование, его восприятие рынком труда) и продвинутого уровня (сотрудничество с промышленностью в выполнении квалификационных работ и проектных разработок, развитие совместных программ, иноязычная подготовка студентов и др.).
  • Четвертая стратегия связана с введением новых моделей управления с переходом к оценочной роли государства (институты попечительства на всех уровнях управления, стратегическое планирование, целевое финансирование). Попечители в университетах и центральном уровне управления Турции, обладающие реальной властью в осуществлении общим руководством вузов и определении политики в сфере высшего образования, в отличие от коллегиальных ученых советов в российских вузах и Министерства образования, состоящих исключительно из академических сотрудников, в значительной степени содействуют на институциональном уровне развитию автономии, местной инициативы, сотрудничества с бизнес-сектором, на государственном –  повышению эффективности решения социально-экономических задач. Введение стратегического планирования деятельности университета в российских условиях представляется эффективным с позиции развития автономии вузов (в контексте болонских реформ), достижения конкурентных преимуществ в зависимости от основных направлений их развития. Преимущество целевого финансирования заключается в стимулировании диверсификации источников  дополнительного дохода, а значит, и развития предпринимательских начинаний вузов, проведения ими маркетинговых исследований и определения стратегии развития, что означает улучшение внутреннего управления.
  • Пятая стратегия выражается в развитии новых направлений в обеспечении качества (развитие внутривузовской системы обеспечения качества, привлечение международных экспертов и студенчества к внешней оценке и др.) и разносторонней подготовке преподавателей к профессиональной деятельности. Само становление системы обеспечения качества в Турции связано с развитием внутренней самооценки, которая обладает диагностической силой, носит стратегический характер, позволяет оценить качество управления, содействует активному вовлечению в процесс персонала вуза, что значимо и для отечественной системы образования. Разносторонняя подготовка преподавателей (повышение научной, педагогической квалификации, развитие языковой компетенции) отражает их интегрирование в международную академическую среду, где востребованы специфические инфраструктурные навыки научно-образовательной деятельности (сопутствующие экономические, научно-технические, социальные, лингвистические навыки обеспечения совместной деятельности), определяющие новые подходы в подготовке специалистов к инновационной деятельности.
  • Сбалансированное развитие интернационализации, как шестая стратегия, в Турции проявляется в активизации международного сотрудничества по разным направлениям развития образования и науки: расширение мобильности (участие в научно-образовательных проектах зарубежных вузов и организаций, расширение стажировок, развитие стипендиальных программ и др.), усиление англоязычной подготовки, принятие мер по сдерживанию миграционных тенденций, подготовка специалистов к инновационной деятельности с привлечением зарубежных специалистов. Особый интерес для отечественной системы представляет опыт международного сотрудничества в обеспечении качества (участие иностранных экспертов во внешней оценке качества, аккредитация образовательных программ в зарубежных организациях), развития совместных программ на всех уровнях обучения, подготовки преподавательского корпуса и др., которые способствуют интеграции в европейские структуры.

В то же время, в развитии высшей школы Турции в соответствии с национальным контекстом прослеживаются противоречивые направления, которые, на наш взгляд, следует учитывать в процессе принятия решений в отечественной системе образования, в частности: 1) теоретическая ориентированность исследовательской работы, обусловленная условиями карьерного продвижения преподавателей, противоречит потребностям экономики в практической направленности результатов исследований и их коммерциализации; 2) ограниченная институциональная автономия затрудняет переход университетов на конкурентные условия деятельности и удовлетворение социального спроса на высшее образование; 3) условия приема студентов в вузы  (централизованные экзамены и распределение абитуриентов), затрудняют обеспечение доступности образования; условия доступа преподавателей на академические должности (наличие степени доктора философии) замедляют расширение сектора высшего образования; 4) определение места представителей академического сообщества в структуре высшей школы (условия приема студентов в вузы, назначение преподавателя на должность, ограничение академической свободы, идеологические установки и др.) препятствует достижению приоритета личности в обществе; 5) особенности интернационализации в соответствии с национальным контекстом (односторонний характер академической мобильности, доминирование англоязычного образования, высокий социальный спрос на высшее образование и др.) обусловливают развитие интеллектуальной миграции.

В Заключении диссертации подведены общие итоги исследования и сформулированы основные выводы.

  1. В ходе анализа научных исследований, политических документов и состояния практики в области высшего профессионального образования Турции выявлена зависимость развития высшей школы, ее взаимодействия с наукой и производством от общих политических, социальных, экономических и культурных предпосылок,  факторов, идей, которые в своей совокупности представляют собой концептуальный базис современной модели высшей школы.
  2. Модель турецкой высшей школы представляет собой итог взаимодействия идей индустриального развития на основе исламских ценностей, построения сильного турецкого государства в качестве регионального лидера, культурного центра тюркского мира.
  3. Особенности профессиональной подготовки специалистов в Турции обусловлены поэтапным переходом к новой модели научно-образовательной деятельности вуза, направленной на обеспечение единства теоретической и практической подготовки к инновационной деятельности; обеспечение единства образовательной и научной деятельности, междисциплинарное и международное сотрудничество; участие бизнес-сообщества в осуществлении учебного процесса. 
  4. Развитие системы управления высшей школой, испытывающей влияние двух противоположных факторов – процессов интеграции в европейское образовательное пространство и  сохранения традиционной для Турции центральной роли государства в управлении высшей школой и ограничения академических свобод, определяет стратегию повышения институциональной автономии, сокращения финансовой зависимости университетов от государства, совершенствования структуры внутреннего управления.
  5. Высокая степень гетерогенности вузов в уровне развития, конкурентоспособности, качестве предоставляемых услуг; условия приема абитуриентов в вузы; ориентация социального спроса на узкий сегмент престижных университетов определяют стратегию обеспечения доступности образования.
  6. Развитие системы обеспечения и оценки качества образования, в основе которого лежат поэтапная адаптация и внедрение международных подходов к оценке качества образования, сотрудничество с аккредитационными агентствами и создание национальной модели определяют стратегию формирования культуры качества учреждения.
  7. Основные направления повышения качества профессионально-педагогической деятельности преподавателей в рамках данной стратегии связаны с изменением условий их аттестации, повышением научной квалификации, развитием педагогической (методической) подготовки и иноязычной компетенции. реализуемые в рамках стратегии повышения качества образования
  8. Высокая динамика процессов интернационализации и академической мобильности в контексте европейской интеграции в соответствии с национальным контекстом способствует повышению качества подготовки специалистов и, в то же время, приводит к усилению интеллектуальной миграции.
  9. Изучение опыта турецкой высшей школы в условиях ее взаимодействия с наукой и производством обусловило выявление конструктивных идей и стратегий, учет которых приобретает особый смысл и целесообразность в процессе реформирования  отечественного образования в контексте европейской интеграции и взаимодействия с наукой и производством.

Проведенное исследование позволяет заключить, что стратегии развития высшей школы Турции определенным образом могут быть использованы при решении таких актуальных для отечественного образования проблем, как активизация частно-государственного партнерства в подготовке специалистов; наращивание исследовательского потенциала университетов и формирование культуры их качества; совершенствование моделей управления вузом; активизация международного сотрудничества.

Основные положения и результаты исследования отражены в 70 публикациях автора, в числе которых:

Публикации в журналах, включенных в реестр ВАК
Министерства образования и науки РФ

  1. Газизова А.И. Модели управления в высшем образовании Турции и институциональная автономия / А.И. Газизова // Казанский педагогический журнал. – 2007. – №5. – C.88-94.
  2. Газизова А.И. Из опыта создания национальной системы обеспечения качества высшего образования в Турции / А.И. Газизова // Высшее образование сегодня. – 2008. – №1. – С.32 -36.
  3. Газизова А.И. Интернационализация и академическая мобильность в Турции как необходимые элементы инновационной образовательной и научной траектории / А.И.Газизова // Образование и наука. Известия Уральского отделения Российской Академии Образования. – 2008. – №2. – С.88 –97.
  4. Газизова А.И., Гурье Л.И. Из опыта развития многоуровневого высшего образования в Турции // А.И.Газизова, Л.И. Гурье // Вестник Казанского технологического университета. – 2008. – №4. – С.158-164.
  5. Газизова А.И. Докторские программы как третья ступень образования в Турции – участнице Болонского процесса / А.И.Газизова // Сибирский педагогический журнал. – 2008. – №9. – С.307-317.
  6. Гурье Л.И., Газизова А.И. Проблемы подготовки преподавателей вузов в Турции / Л.И. Гурье, А.И. Газизова // Высшее образование в России. – 2008. – №10. – С. 115-120. 
  7. Газизова А.И. На пути к формированию предпринимательского университета в Турции / А.И.Газизова // Сибирский педагогический журнал. – 2008. – № 14. – С.312-319.
  8. Газизова А.И. Инвестиции в образовании и человеческий капитал как движущие силы экономического роста в Турции / А.И. Газизова // Вестник Челябинского государственного педагогического университета. – 2009. – №3. – С. 35-44.
  9. Газизова А.И. Развитие системы «наука-образование-производство»  в Турции  как ключ к  созданию национальной инновационной системы / А.И. Газизова // Образование и наука. Известия Уральского отделения Российской Академии Образования. – 2009. – № 4. – С.111-119.

Монографии, учебные пособия

  1. Газизова А.И. Формирование научно-исследовательской культуры в Турции  через партнерство образования и промышленности / А.И.Газизова // Современные образовательные технологии: психология и педагогика: монография / Е.Ю.Аронова, М.А.Бирюкова, А.И.Газизова и др. / Под общ. ред. С.С.Чернова. – Новосибирск: ЦРНС – Изд-во «СИБПРИНТ», 2008. – С.183-197.
  2. Газизова А.И. Высшее профессиональное образование Турции в контексте европейской интеграции / А.И. Газизова. – Казань: Изд-во Казан. гос. ун-та, 2008. – 166 с. 
  3.   Газизова А.И. Стратегия взаимодействия науки, образования и производства в Турции / А.И. Газизова. – Наб. Челны: Изд-во Камс. гос. инж.-экон. академии, 2008. – 135 с.
  4. Газизова А.И. Высшая школа в контексте Болонского процесса: турецкий вариант / А.И. Газизова, Л.И. Гурье: учебное пособие для системы повышения квалификации преподавателей вузов. – Казань: РИЦ «Школа», 2009. – 48с.

Статьи в сборниках научных трудов и журналах

  1. Газизова А.И. Тенденции развития системы современного  турецкого высшего образования (в контексте европейской интеграции) / А.И. Газизова // Вестник науч. трудов Нижнекамского филиала Московского гуман.-эконом. института. – Казань: ЗАО «Новое знание», 2007. – С.262-271. 
  2.   Газизова А.И. Академическая свобода как фундаментальный принцип в жизни университета и правительства Турции / А.И. Газизова // Социогуманитарный вестник. – 2008. – №2. – С.22-25.
  3. Газизова А.И. Вопросы обеспечения доступности высшего профессионального образования в Турции / А.И.Газизова // Альманах современной науки и образования. – Тамбов: «Грамота», 2008. – № 10 (17): Педагогика, психология, социология и методика их преподавания. Ч.2. – С.51-53.
  4. Газизова А.И. Высшая школа Турции: различия в образовательном потенциале и ресурсах государственных и частных университетов / А.И.Газизова // Актуальные вопросы современной науки / Сборник научных трудов / Под общ. ред. С.С.Чернова. – Выпуск 4. – Кн.1. – Новосибирск: ЦРНС - Изд-во «СИБПРИНТ», 2008. – С.111-116.
  5. Газизова А.И. Международное сотрудничество турецких университетов по развитию совместных дипломов / А.И.Газизова // Образование в техническом вузе в XXI веке: междунар. межвуз. науч.-метод. сборник / ГОУ ВПО «Камская гос. инж.-экон. акад.» – Вып. 2. – Набережные Челны: Изд-во Кам. гос. инж.-экон. акад., 2008. – С.63-66.
  6. Газизова А.И. Образовательные технологии как инструмент профессионального развития преподавателей вузов Турции / А.И.Газизова  // Образование в техническом вузе в XXI веке: междунар. межвуз. науч.-метод. сборник / ГОУ ВПО «Камская гос. инж.-экон. акад.» – Вып. 3. – Набережные Челны: Изд-во Кам.гос. инж.-экон. акад., 2008. – С. 19-20. 
  7. Газизова А.И. Реализация принципов Великой Хартии Универ­ситетов в Турции / А.И.Газизова // Вестник НГПИ: сборник науч.-метод. трудов. Вып.11. – Набережные Челны: НГПИ, 2008. – С.7-13.
  8. Gazizova A.I. Degree system in Turkey within the Bologna reforms / A.I.Gazizova // International journal of experimental education. – 2008. – №3. – P.89-90. (ISSN 1996-3947).
  9. Газизова А.И. Бизнес-сообщество как эксперт качества профессионального образования в Турции / А.И. Газизова // Альманах современной науки и образования. – Тамбов: «Грамота», 2009. – № 4 (23) : Педагогика, психология, социология и методика их преподавания. Ч.2. – С. 38-41.
  10. Газизова А.И. Выполнение Лиссабонской конвенции о признании квалификаций высшего образования в Турции / А.И. Газизова  // Актуальные вопросы современной науки / Сборник научных трудов (Выпуск 6) / Под. общ. ред. С.С.Чернова. – В 3-х кн. – Кн.3. – Новосибирск: ЦРНС – Издательство «СИБПРИНТ», 2009. – С. 30-35.
  11. Газизова А.И. Перспективы развития инновационных процессов в сферах образования и промышленного производства Турции / А.И. Газизова  // Актуальные вопросы современной науки / Сборник научных трудов / Под. общ. ред. С.С.Чернова. – Выпуск 5. – Кн.2. – Новосибирск: ЦРНС –Издательство «СИБПРИНТ», 2009. – С. 73-80.
  12. Газизова А.И. Стратегия развития науки в Турции в условиях экономического роста / А.И.Газизова // Научная жизнь. – 2009. – №1. – С.34-38.

Материалы научных конференций

  1. Газизова А.И. Англоязычные академические программы в Турции и международная мобильность: взаимосвязь и взаимовлияние / А.И. Газизова // Языки и культуры народов мира в лингводидактической парадигме (Лемпертовские чтения – IX). Сборник статей по материалам междунар. научно-метод. симпозиума «Языки и культуры народов мира в лингводидактической парадигме». (Пятигорск, 30-31 мая 2007 г.). – Пятигорск: ПГЛУ, 2007. – С.92-96.
  2. Газизова А.И. Мобильность студентов и преподавателей высшей школы Турции в контексте европейской интеграции / А.И. Газизова // Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики // Гуманитарные науки и образование. Ч.2.: Материалы междунар. науч. конф. (Тольятти, 18-21 апреля). – Тольятти: Волжский ун-т им. В.Н.Татищева, 2007. – С.109-118.
  3. Газизова А.И. Партнерство университетов с промышленными предприятиями: турецкий опыт / А.И. Газизова // Новые тенденции в международной академической мобильности и формировании инновационной образовательной среды России (Материалы V Всеросс. конф. и XV Всеросс. школы-семинара «Интеграция университетов России в мировое образовательное  и научное пространство с учетом региональных особенностей»).  (Анапа, Новороссийск, 21-29 сентября 2007г.).  – Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2007. – С.89-93.
  4. Газизова А.И. Управление высшим образованием в Турции: проблемы и перспективы / А.И. Газизова // Педагогика, лингвистика и информационные технологии: материалы Междунар. науч.-практ. конф. (Елец, 20-23 сентября 2007г.) – Елец: ЕГУ им. И.А.Бунина, 2007. – Том 2. – С.38-45.
  5. Газизова А.И. Турецкий опыт международной коллегиальности и сотрудничества в области образования / А.И.Газизова // Образование и межнациональные отношения: теория и социальная практика: Материалы междунар. науч.-практ. конф. (Ижевск, 14-16 ноября). – Ижевск: ГОУ ВПО «УдГУ»,  2007. – С.150-153.
  6. Газизова А.И. Аккредитация технических программ турецких университетов международными организациями / А.И.Газизова // Технические университеты: интеграция с европейскими и мировыми системами образования: Материалы III Междунар. конф.(22-24 апреля 2008г., Ижевск). В 2т.Т.1. – Ижевск: Изд-во ИжГТУ, 2008. – С.127-133.
  7. Газизова А.И. Взаимодействие образования, науки и бизнеса в области профессиональной подготовки специалистов в вузах Турции / А.И. Газизова // Практика корпоративного антикризисного управления и проблемы интеграции образования, науки и бизнеса: сборник научных трудов междунар. науч.-практ. конф. (Москва, 1 февраля 2008г.).– Москва: МЭСИ, 2008. – С.35-39. 
  8. Газизова А.И. Иностранные языки и межкультурная коммуникация в современном образовательном пространстве Турции / А.И. Газизова // Проблемы межкультурной коммуникации в теории языка и лингводидактике: Материалы III Междунар. науч.-практ. конф., посвященной 55-летитю ЛИИН (ФИЯ) БГПУ (11-12 октября 2007, Барнаул). – Барнаул:  БГПУ, 2008. – С. 66-70.
  9. Газизова А.И. Интеграция в западную систему ценностей как направление в образовательной теории и практике Турции / А.И. Газизова // Исследование мира и миротворческий дискурс в системе образования: Материалы II междунар. конф. ( Томск, 14-16 июня 2007г.) – Томск: Изд-во ТГПУ, 2008. – С.179-182.
  10. Газизова А.И. Качественные преобразования современной турецкой высшей школы в контексте анализа политики и стратегии развития государства / А.И.Газизова // Мир-Язык-Человек: Материалы междунар. науч.-практ. конф. (Владимир, 27-29 марта 2008г.). – Владимир: ВГГУ, 2008. – С.485-494.
  11. Газизова А.И. Место и роль преподавателя высшей школы Турции в обществе знаний и наукоемкой экономике / А.И. Газизова // Управление и общество: Материалы III Всерос. научно-практ. конф. 14 мая 2008г. – Тамбов: Изд-во Тамбовского филиала ОРАГС, 2008. – С.243-247.
  12. Газизова А.И. Модернизация турецких университетов в контексте перспектив развития экономики страны / А.И.Газизова // Наука и образование: Материалы VII Междунар. науч. конф. (14-15 марта): В 4ч. / Беловский институт (филиал) ГОУ ВПО «Кемеровский гос. университет». – Белово: ООО «Канцлер», 2008. – Ч.2 – С.157-160.
  13. Газизова А.И. Неравная конкуренция между учреждениями высшего профессионального образования Турции / А.И. Газизова // Педагогический менеджмент и прогрессивные технологии в образовании: сборник статей XV Междунар. науч.-метод. конф. – Пенза: Приволжский Дом знаний, 2008. – С.37 - 40.
  14. Газизова А.И. Реализация принципа единства образовательной и научной деятельности в учреждениях высшего профессионального образования Турции / А.И.Газизова // Турция – Татарстан: на пути к стратегическому партнерству: мат-лы Международной науч.-практ. конф., (Казань, 23 ноября 2007г. ) – Казань: Познание, 2008. – С.126-131.
  15. Газизова А.И. Рыночные силы в высшем образовании Турции / А.И. Газизова // Молодежь и наука: проблемы, поиски, решения. Проблемы и перспективы развития бизнеса и экономики. Т.1: сборник материалов междунар. науч.-практ. конф. студентов, аспирантов и докторантов  23 сентября 2008г. – Омск: Изд-во АНО ВПО «Омский экономический институт», 2008. – С.181-184.
  16. Газизова А.И. Стратегический план развития университета в Турции / А.И. Газизова // Гуманитарные науки в современном мире: Материалы междунар.науч.-практ.Internet-конф. (07 апреля-31 июля 2008г.). – Тамбов: Изд-во Чеснокова А.В., 2008. – С.39-43.
  17. Газизова А.И. Утечка интеллектуального капитала Турции в условиях межкультурного взаимодействия / А.И.Газизова //  Проблемы межкультурных коммуникаций в содержании социогуманитарного образования: состояние, тенденции, перспективы: в 2 ч. / КГУКИ; материалы Междунар. науч.конф., Казань, 17-18 апреля 2008. – Казань: Изд-во КГУКИ, 2008. – Ч.1. – С.113-115.
  18. Газизова А.И. Формирование единого коммуникативного пространства в Турции в условиях интеграционных процессов в системе образования / А.И.Газизова // Турция – Татарстан: на пути к стратегическому партнерству: мат-лы Международной науч.-практ. конф., 23 ноября 2007г. – Казань: Познание, 2008. – С.131-135.
  19. Газизова А.И. Реформы высшей школы в России и Турции: сравнительный анализ / А.И.Газизова // Иностранные языки в образовательном пространстве современного вуза: сб. материалов междунар. науч.-практ. конф. ( Набережные Челны, 23 апреля 2010г.). – Набережные Челны: Лаб. операт. полиграфии, 2010. – С.199-204.
  20. Газизова А.И. К вопросу о возможности учета опыта Турции  в процессе реформирования отечественного высшего образования / А.И.Газизова // Наука, технологии и коммуникации в современном обществе: материалы Респ. науч.-практ. конф. с междунар. участием (8-12 февраля 2010г., Набережные Челны). – Набережные Челны: Лаб. операт. полиграфии, 2010. – Т.1. – С.372-374.



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.