WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Грусман Владимир Моисеевич

Музей в системе формирования

национально-государственной идеи

Специальность 13.00.05 – Теория, методика и организация социально-культурной деятельности

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора педагогических наук

Санкт-Петербург

2007

Работа выполнена на кафедре социально-культурной деятельности Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств.

Научный консультант        доктор культурологии, профессор,        заслуженный работник культуры РФ        М.А.Ариарский

Официальные оппоненты        доктор философских наук, профессор,        заслуженный деятель науки РФ        В.А.Шульц

       доктор культурологии, профессор,

       заслуженный работник культуры РФ

       А.И.Голышев

       доктор педагогических наук, профессор,        заслуженный работник культуры РФ        

       Н.В.Нагорский

Ведущее учреждение        Академия государственной службы

Защита состоится 9 октября 2007 года в 14 часов на заседании Диссертационного совета Д 210.019.02 по присуждению ученой степени доктора наук при Санкт-Петербургском государственном университете культуры и искусств по адресу: 191186, Санкт-Петербург, Дворцовая наб., д.2.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств

Автореферат разослан «___»_____________2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат педагогических наук,

доцент                Т.М.Казовская

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Стабильность, благополучие и успешное развитие любой страны связаны с четким определением своего лица; с наличием ясных, осознанных и принятых широкими массами целей; с национально-государственной идеей, которая объединяет все население, побуждает патриотические чувства и стимулирует социальную активность людей. Особенно актуальной национально-государственная идея представляется для России начала XXI века, пережившей болезненный распад Советского Союза, глубокий кризис 90-х годов прошлого столетия, а главное, потерю идеалов, которыми жили и в которые верили несколько поколений россиян.

Историки, социологи, социальные психологи, политологи, культурологи, педагоги и представители других наук еще многие годы будут изучать феномен СССР, где подавлялось любое свободомыслие, репрессировались миллионы ни в чем неповинных граждан, где людей лишали своего «Я» и превращали в винтики, вмонтированные в жесткий механизм, отрабатывавший директивы КПСС, где железный занавес ограждал человека от мировой цивилизации, но в то же время, люди поддержали пафос индустриализации, проявили невиданный патриотизм в период Великой Отечественной войны против фашизма, а самое существенное, с энтузиазмом восприняли идеи «страны, идущей впереди всего человечества и прокладывающей единственно правильный путь к всеобщему братству, свободе и процветанию».

Можно спорить насколько национально-государственная идея в эпоху сталинизма была реальностью или мифом или в какой мере понятия «коллективизм», «интернационализм», «дружба народа», «единая социальная общность - советский народ» соответствовали действительному состоянию общественного развития страны, но нельзя игнорировать факт того, что пропагандистская машина КПСС сумела объединить граждан страны такими идеалами, ради которых дети так называемых «врагов народа» отказывались от них, а узники «Гулага» считали свой арест ошибкой отдельного следователя и готовы были отдать жизнь за Сталина.

Едва правящая элита СССР из фанатиков коммунизма «переродилась», утратила способность аккумулировать настроения и запросы масс и подорвала идеологическую общность с народом, а концепции коммунизма перестали выполнять функции национально-государственной идеи, СССР развалился. Хотя, по сути, социалистические идеи у подавляющего числа граждан страны пережили и перестройку конца 80-х, и события августа 1991 года и шоковую терапию реформаторов.

Любая страна, любое общество могут успешно развиваться лишь при наличии целевых установок, объединяющих людей во имя близкой и осознанной ими идеи.

История цивилизации свидетельствует, что многоэтнические, неоднородные по составу населения государства самоопределяют себя как единые нации. Культура, язык, религия большинства предопределяют ханьский компонент в китайской нации, английский в британской, русский в российской. Испанская нация интегрирует кастильцев, басков, каталонцев, другие этносы и именно это, в первую очередь, обеспечивает стабильность, согласие и благоприятные перспективы развития страны.

Научный анализ особенностей становления и развития российской государственности позволяет утверждать, что Россия – это национальное государство с многоэтнической российской нацией, соединившей в себе русских, татар, башкир, бурятов, представителей десятков иных народов, населяющих нашу огромную страну.

Понятие российский народ берет свое начало с Петра I и получило свое развитие у М.В.Ломоносова, Н.М.Карамзина, П.Б.Струве, С.Ю.Вите, П.Н.Милюкова. Общность россиян сложилась на основе единых исторических и социальных ценностей, культуры, языка, патриотических чувств. Российская идентичность стала основополагающей для граждан страны. Однако государственная солидарность, государственный язык и иные общегосударственные символы никак не ущемляют прав разных народов на сохранение и упрочение своих национально-культурных традиций.

Россия начала ХХI века, отказавшаяся от коммунистических иллюзий видит идеалы и эталоны своего развития в интеграции непреходящих ценностей отечественной культуры и европейского качества жизни. В стране успешно реализуются национальные программы в области экономики, политики, образования, демографии, административного управления. Мы успешно преодолели угрозу распада Российской Федерации, укрепили Вооруженные силы, добились существенных успехов во внешней политике. Сегодня с особой остротой встала проблема утверждения национальной идентичности и управления этнокультурным многообразием, что может и должно найти себя в национально-государственной идее, которая станет эффективным средством консолидации общества как исторически целого и объединении народов России в стремлении обеспечить духовный и социально-экономический прогресс. Однако решение этой задачи встречает немалые трудности. С крушением Советского Союза и его идеологии россияне потеряли веру в единую социальную общность – советский народ – такую консолидирующую идею как быстрое построение светлого будущего. Людям необходима новая идентификация, основанная на новой национально-государственной идее, но эту идею необходимо научно обосновать, а главное, донести до разума и сердца каждого жителя страны, осознавая это, приходится учитывать, что сегодня в России есть немало сил, которые не осознают современные реалии или заняли националистические позиции.  По данным социологических опросов до 15% подростков ныне готовы войти в группировки скинхедов, а еще 10% сочувствуют им. Все это свидетельствует о наличии острой идеологической, нравственной, научной и воспитательной проблемы, связанной с необходимостью обосновать четкую и доступную сознанию каждого национально-государственную идею, донести ее до сознания широких масс и привести систему воспитания социальных групп общества и, в первую очередь, молодежи в соответствие с этой идеей.

В формировании и пропаганде национально-государственной идеи, равно как и в создании соответствующей системы воспитания, призваны принять участие все, кто осознает ее значимость, владеет теорией и историей вопроса, видит ее сущность, обладает креативным мышлением и способом предложить программу, достойную великой и самобытной державы. Этим сегодня достаточно активно занимаются многие социальные институты - от Государственной думы и Администрации Президента до Российской академии наук и ведущих институтов российских масс-медиа. Значительное место среди них занимают музейные учреждения, которые в силу своей природы обязаны сохранять и пропагандировать ценности отечественной истории и культуры, участвовать в разработке и популяризации национально-государственной идеи.

В Западной Европе, в США, Канаде и, в первую очередь, в России музей XXI века стал непреходящим фактором духовной жизни общества, центром отбора, атрибуции, сохранения и экспонирования историко-культурного наследия, институтом формирования исторического сознания и нравственно-эстетической культуры. Музеи заняли особое место в изучении истории зарождения, становления и развития культуры народов, входящих в Российскую Федерацию, в исследовании предметного и природного окружения человека, в распространении ретроспективной, этнографической информации, в обогащении содержания и форм образовательной деятельности, способствующей раскрытию национально-культурных традиций, в создании материальной базы познавательного туризма, в интеллектуальном наполнении досуга. Для миллионов семей - это неотъемлемый элемент свободного времяпрепровождения, средство общения с раритетами прошлого и настоящего.

Благодаря хранящимся в музейных собраниях памятникам истории, культуры и природной среды, транслирующим первоисточники знаний и эмоционального воздействия, обеспечивается преемственность и непрерывность культурно-исторического развития духовной жизни, воссоздаются исторические реалии, человек вовлекается в мир ожившей истории, утверждает свое национальное самосознание, а главное, осмысливает  духовные  ценности,  лежащие  в  основе  национально-государственной идеи, которая помогает определить место страны в мировой цивилизации и увидеть перспективы своего развития.

Роль и место музея в жизни общества нашли свое отражение в Федеральных Законах Российской Федерации «Основы законодательства Российской Федерации о культуре» (1992, 1999 годы), «О музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» (1996 год), «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» (2002 год) и иных директивных документах в многочисленных исследованиях и публикациях российских и зарубежных ученых, в учебных пособиях, материалах научных конференций и иных формах отражения и осмысления совокупного опыта музейной деятельности.

Одним из ведущих в стране центров, связанных с изучением и наглядным отражением многовековой истории России как национального государства с многоэтнической российской нацией является Российский этнографический музей.

Более чем за столетие своего существования он накопил богатый опыт поиска, научной оценки, сохранения и использования историко-культурного наследия народов России в отражении многовекового процесса становления и развития социальной общности, освоившей огромную территорию от Калининграда и Новороссийска до Анадыря и Владивостока.

Степень разработанности проблемы.

Развитие современного дискурса о национальной идее начинается с середины 90-х гг. XX века. К 1996 году - времени вторых президентских выборов, в результате которых Б.Ельцин был избран на второй срок - в России накопилось огромное количество неразрешенных проблем, требовавших той или иной формы их общенациональной сублимации. Именно тогда появился известный призыв президента к интеллигенции; требуется Идея для России.

Прежде всего, общественные деятели, политики, философы обратились к существовавшей в XIX - начале XX вв. традиции публичного обсуждения национального вопроса на страницах печатных изданий. Тема «национального» стала «модной», а ее обсуждение приобрело массовый характер.

В 1996-1997 г.г. «Российская газета» организовала на своих страницах общенациональный конкурс «Идея для России».

Понятие  «русская идея» употреблялось в конце XIX в, многими представителями отечественной философской школы (Ф.М.Достоевский. Н.А.Бердяев, В.В.Розанов, B.C.Соловьев). Однако попытка смоделировать «новую русскую идею» с помощью современных СМИ придала классической теме русской философии довольно определенный политический подтекст: понятие «русская идея» сегодня чаще всего появляется в рамках разговора о восстановлении империи в дореволюционном или советском варианте.

«Русская идея» активно эксплуатируется коммунистами. Проповедуя идейное наследие Ленина, они активно апеллируют к «русской идее», православию, неославянофильству.

Одним  из  наиболее  важных источников  национально-государственной  идеи России, несомненно, являются социально-философские размышления политиков, писателей и философов XIX - начала XX вв. Основные исследовательские гипотезы, следующие из анализа данных концепций это:

1. «Русская Идея» рассматривается как небо на земле (идеи, развиваемые В.С.Соловьевым, Н.А.Бердяевым, И.А.Ильиным).

  1. «Русская Идея» рассматривается как «МЫ-мировоззрение» (С.Л.Франк).
  2. «Русская Идея» рассматривается как сверхиндивидуальная демократия или самодержавная республика (В.В.Розанов, Н.И.Алексеев).

Ю.С.Пивоваров и B.C.Библер рассматривают знаменитую формулу С.С.Уварова  «Православие-Самодержавие-Народность» как  основу  национальной идеи России. При этом центральным, главным  элементом  этой формулы объявляется Самодержавие (Власть, Держава, Государство), а грани «религиозность-народность» - гранями государственности как основы общественной жизни.

Г.Н.Пак предлагает выразить национальную идею России формулой «Взаимопонимание - Взаимодействие - Державность». При этом под державностью имеется в виду понятие, «синонимичное понятию государственности, государственного начала, приоритета интересов целостности, единства и величия государства. А условия ее достижения - взаимопонимание и взаимодействие субъектов Российской Федерации и составляющих их этнических общностей».

В.Н.Торопов выделяет три ключевые идеи-концепции русского самосознания, представляющих собой определенные «нравственные императивы» национальной русской идеи:

- единство в пространстве и сфере власти («Повесть временных лет», «Слово о полку Игореве» как наиболее представительные выразители этой идеи);

- единство во времени и в духе, т.е. идеи духовной преемственности («Слово о законе и благодати»);

- святость как высший нравственный идеал поведения, жизненной позиции.

Для ряда современных ученых характерно стремление выделить какой-либо один – внешний или внутренний определяющий источник формирования национально-государственной идеи. С точки зрения Д.Г.Малыхина, таким источником является географический фактор: для России характерно «свое особенное сочетание территориальных условий, существенно отражающихся на национальном быте и порядке.

По мнению В.В.Стрыгина, содержание и обоснование русской национальной «сверхидеии» образует уникальность основополагающих принципов русской нации.

Положение об «избранности» русской нации как источнике формирования «русской идеи» поддерживается также А.Г. Арбатовым, с точки зрения которого в своей основе русская идея - это «идея власти России над другими славянскими и неславянскими этносами, в той или иной мере входившими в «естественные границы» поздней Российской Империи и Советского Союза.

Распространенным является так называемый «религиозный», «православный» взгляд на формирование российской национальной идеи, согласно которым она существует столько же, сколько существует сама нация; она возникает в «божьем замысле» и раскрывается в ее истории.

Ряд исследователей выделяют коммунистическую идею как фактор формирования национально-государственной идеи России. По утверждению И.Б.Чубайса, коммунистическая идея – это компиляция из Библии  и Маркса, приправленная лозунгами политико-прагматического характера.

В большинстве стран мира государство представляет собой не какую-либо нацию, а сообщество всех граждан, живущих в рамках его территории. Территория нации совпадает с территорией государства. Но не нация определяет территорию, а наоборот, территория - нацию; не нация предопределяет границы государства, а государство - границы нации. В основе многих наций лежит не предыдущая форма определенной этнической общности, а территориальная общность, объединившая в своем составе несколько этнических групп. В.А. Тишков считает, что понятие «национальная государственность» как общая территория проживания одного или нескольких народов в рамках государства требует изменения интерпретации: в международной практике многих современных государств - в отличие от отечественной политологии и юриспруденции - понятие «национальная государственность» имеет общегражданский смысл, т.е. «нация» и «государство» выступают как синонимы.

Термин «общенациональная идея» также  прочно вошел в юридическую, философскую, историческую, социологическую литературу. При этом имеются в виду национальные интересы Российского общества и государства в целом, а не отдельных народов, населяющих страну. По мнению К.Д.Коркмасовой, правильнее говорить не о «русской национальной идее, а о «Российской общенациональной идее», имея в виду идеологическую и политико-правовую общность народов федеративной России. В таком виде общенациональная идея способна привести к общенациональному согласию, достижению разумного компромисса в обществе, сплотить его ради достижения общей        цели в развитии общества.

Актуальность национально-государственной идеи предопределила активность исследователей гуманитарного и обществоведческого профиля, которые ныне сосредоточили внимание на разработке:

- национально-государственной идеи России как Русской идеи (С.Фомин, А.Васильев);

- национально-государственной идеи России как общероссийской идеи (И.И.Валеев, А.П.Бутенко, Л.Н.Кочеткова, И.М.Чудинова);

- национально-государственной идеи  как идеи национальной интеграции (И.Б.Чубайс);

- национально-государственной идеи России как производной от структуры национального менталитета (А.М.Новиков);

- национально-государственная идея России как диалектическая связь национального и общечеловеческого (В.С.Нерсесянц);

- национально-государственная идея России как способ определения нового места российского государства в современном мире (М.В.Ильин, Г.В.Осипов);

- национально-государственная идея как совокупность взаимосвязанных и взаимозависимых уровней (системный подход) (А.А.Сизов, А.И.Владимиров).

Этот перечень не исчерпывает все направления научного и политического поиска, однако и приведенные выше данные говорят об исключительном интересе к этой проблеме.

Рассмотрение музея как компонента системы формирования и популяризации национально-государственной идеи обусловило необходимость определить степень научного осмысления этого аспекта исследования, обратившись к научным трудам в области культурологии, музееведения, психологии, педагогики и, в первую очередь, теории и методики социально-культурной деятельности. В центре этого анализа оказались Н.Ф.Федоров  и Т.Фуко, которые сумели увидеть в музее социальный институт, способный существенно обогатить сложившееся представление о роли и месте музея в разработке, отражении и продвижении национально-государственной идеи.

Серьезный вклад в исследование проблемы внесли Е.Г.Артемьев, Г.П.Бутиков, М.И.Бурдыкина, Е.Г.Ванцлова, Л.Е.Востряков, Г.В.Вилинбахов, С.С.Гейченко, М.Б.Гнедовский, А.И.Голышев, В.П.Грицкевич, М.Е.Каулен, Е.Н.Корчагин, В.М.Крылов, И.М.Кузинец, А.В.Лебедев, И.Т.Майстровская, Н.В.Нагорский, С.М.Некрасов, Н.А.Никишин, Т.П.Поляков, А.М.Разгон, Б.А.Столяров, А.А.Сундиева, Л.М.Шляхтина, Ф.И.Шмит, Э.А.Шулепова, Т.Ю.Юренева, М.Ю.Юхневич и другие специалисты.

Особое место в разработке национально-государственной идеи средствами музейной деятельности заняли научные коллективы Российского института культурологии во главе с К.Э.Разлоговым, Государственного Эрмитажа во главе с М.Б.Пиотровским, Историко-культурных заповедников «Царское Село» и «Петергоф» во главе с И.П.Саутовым и В.В.Знаменовым, Государственного русского музея во главе с В.А.Гусевым, Музея изобразительных искусств им.А.С.Пушкина во главе с П.А.Антоновой, музейного комплекса «Исаакиевский собор» во главе с Н.В.Нагорским. Немало сделано в этом направлении Государственным историческим музеем (директор И.А.Шкурко, Владимиро-Суздальским музеем-заповедником (директор А.И.Аксенова, Томским областным краеведческим музеем (директор Э.И.Черняк, Дарвиновским музеем (директор А.И.Клюкина), Всероссийским музеем А.С.Пушкина в Москве (директор Е.А.Богатырев) и др.

На развитие музейного дела, направленного на участие в формировании и пропаганде национально-государственной идеи значительное влияние оказали труды С.С.Аверинцева, Б.Г.Ананьева, М.А.Ариарского, М.М.Бахтина, Г.М.Бирженюка, Л.С.Выготского, Д.М.Генкина, П.С.Гуревича, И.А.Ивлиевой, С.Н.Иконниковой, М.С.Кагана, А.П.Маркова, Н.Д.Никандрова, И.А.Новиковой, Ш.З.Санатулова, Ю.А.Стрельцова, А.А.Сукало, Б.А.Титова, В.Е.Триодина, Д.И.Фельдштейна, А.Я.Флиера, Н.Н.Ярошенко и других культурологов, психологов, педагогов, которые способствовали разностороннему раскрытию потенциальных возможностей музея в решении насущных для государства и общества социальных проблем.

Музеи России накопили огромный опыт созидательно-творческой деятельности, обрели возможность опереться на выводы многочисленных исследований, которые предопределили в начале ХХI века качественный прорыв в использовании информационных технологий и иных факторов повышения эффективности конструктивного воздействия на посетителей. Однако, при всем этом далеко не решены многие методологические и технологические проблемы включения музейных институтов в решение стержневых задач общественного развития и, в первую очередь, такой социально-значимой и актуальной проблемы формирования национально-государственной идеи.

Сложившееся противоречие между потенциальными возможностями включения музейных учреждений в систему разработки, отражения и популяризации национально-государственной идеи и неразработанностью методологии и методики их реализации обусловили целесообразность осуществить теоретико-эмпирическое социально-педагогическое исследование.

Цель которого выявить механизм включения музея в систему формирования национально-государственной идеи.

Из этой цели вытекали задачи:

  1. Исследовать сущность национально-государственной идеи и источники ее формирования.
  2. Проанализировать роль Русской идеи в становлении концепции национально-государственного развития дореволюционной России.
  3. Суммировать трактовки национально-государственной идеи России в истории отечественной науки и современных социально-философских исследованиях.
  4. Обосновать стратегию формирования национально-государственной идеи России.
  5. Выявить сущность и природу российской интеллигенции.
  6. Определить роль и место интеллигенции в разработке Российской национально-государственной идеи.
  7. Раскрыть креативный потенциал музея как компонента системы формирования национально-государственной идеи России.
  8. На примере Российского этнографического музея разработать и апробировать методологию и методику включения музейных институтов в систему формирования национально-государственной идеи России.
  9. Обобщить опыт реализации методологии и методики разработки, отражения и популяризации национально-государственной идеи России средствами музейной деятельности.

Объектом исследования стали музеи России, как социальные институты, обладающие потенциальными возможностями участия в системе формирования национально-государственной идеи.

Предмет исследования – социально-педагогический процесс включения музея в разработку, отражение и популяризацию национально-государственной идеи России.

Базой опытно-экспериментального исследования стал Российский этнографический музей.

Базой сравнительного анализа послужили государственный музей-заповедник «Царское Село», музейный комплекс «Исаакиевский собор», Московский государственный Дарвиновский музей, Государственный музей истории религий, Музей антропологии и этнографии им.Петра Великого (Кунсткамера).

Источниковую базу исследования составили документы и материалы Российского исторического архива; отделы рукописей и редких книг Российской национальной библиотеки; Российского государственного архива литературы и искусства; архивов Российского этнографического музея, музейного комплекса «Исаакиевский собор», музея-заповедника «Царское Село», государственного музея истории религии; инструктивные документы Федерального Агенства по культуре и кинематографии.

Исходная рабочая гипотеза исследования строилась на том, что Россия сможет в  полной  мере  возродить  свое  исторически сложившееся величие и занять достойное место в мировой цивилизации XXI века, если сможет одновременно с фронтальным развитием экономики и ростом ВВП сформировать и реализовать национально-государственную идею, которая бы:

-  соответствовала        общечеловеческим ценностям третьего тысячелетия;

- отвечала требованиям формирующегося информационно-креативного общества;

- используя профессиональный менеджмент, нанотехнологии и другие эффективные средства производства и управления обеспечивала конкурентоспособность в мировой экономике;

- учитывала и оптимизировала интересы всех населяющих ее
народов  и народностей,  всех религиозных  конфессий,  всех  социально-
демографических групп населения и их субкультур;

- отражала национально-культурные традиции и менталитет россиян,
удовлетворяла особенностям  их идентичности,  подчеркивала  их  уникальное место в современной цивилизации.

Включение музея в систему формирования и реализации национально-государственной идеи России будет успешным, если он будет активно способствовать удовлетворению этих условий, используя свои научные и аттрактивные возможности.

Методология исследования  строилась на системно-ориентированном подходе, предопределяющем взаимосвязь философско-культурологических (П.С.Гуревич, С.Н.Иконникова, М.С.Каган, Э.В.Соколов, А.Я.Флиер и др.) и психолого-педагогических (Б.Г.Ананьев, Л.С.Выготский, Н.Д.Никандров, Д.И.Фельштейн и др.) концепций развития культуры, общества и личности, на отражении этого в процессе разработки, внедрения и реализации национально-государственной программы России.

Опора на культурно-исторические (А.Г.Асмолов, В.П.Зинченко, Д.С.Лихачев, А.П.Марков, А.М.Панченко и др.) и культурно-аксиологические (В.П.Борисенков, М.С.Каган, А.Н.Леонтьев  и др.) концепции; на принципы историзма и гуманизации общественных отношений (В.И.Вернадский, Н.К.Рерих, А.П.Валицкая, В.В.Краевский и др.) позволили проследить глубокие качественные изменения в функциях музейной деятельности в ХХ веке, увидеть их генезис от отбора и хранения к отбору, хранению и трансляции ценностей истории и культуры, возможности и необходимости использовать их потенциал в процессе формирования национально-государственной идеи.

Системно-структурный подход к анализу роли и места музея в духовной жизни общества дал возможность раскрыть специфику этого социального института в современных условиях диалектического единства глобализации и локализации, определить объективные возможности органичного соединения общечеловеческих ценностей культуры с непреходящими ценностями национально-культурных традиций.

Методология исследования ориентирована на рассмотрение музея как элемента более широкой региональной и общенациональной системы, где утверждает себя единая национально-государственная идея и в соответствии с ней реализуются внутренние механизмы музейной деятельности, направленной на поиск, отбор, атрибуцию, экспозицию и распространение ценностей истории и культуры, вовлечения посетителей в культуросозидающее творчество, на формирование у них культурной памяти, исторического сознания и национально-культурного менталитета.

Методика и организация исследования строилась на системе взаимосвязанных и взаимодополняющих методов социологического, культурологического, социально-психологического и, главным образом, педагогического анализа, которые позволили осуществить разностороннее изучение проблемы и проследить сложный, диалектический процесс включения музея в систему разработки, отражения и популяризации национально-государственной идеи России.

Посредством структурно-функционального и сравнительного анализа было проанализировано более 1300 оригинальных документов, архивных материалов и научных публикаций. Ряд документов впервые стали предметом обобщения и вошли в научный оборот.

Широко применялись педагогические методы прямого и опосредованного наблюдения, изучения объективной документации, профессиональной и общественной экспертизы.

В центре исследования был формирующий социально-педагогический эксперимент в Российском этнографическом музее по включению этого социального института в систему разработки национально-государственной идеи России, отражения ее сути в музейных экспозициях и просветительной деятельности.

Важнейшая особенность организации исследования проявилась в том, что автор, как директор Российского этнографического музея, в течение семи лет возглавлял научный коллектив, состоящий из научных сотрудников музея, которые в соответствии с разработанной докторантом методологией и методикой исследования, приняла на себя разработку конкретных аспектов единой проблемы. За 7 лет опытно-экспериментальной работы было проведено более 100 семинаров и рабочих обсуждений, в процессе которых проходил обмен информацией, уточнение и корректировка общей программы исследований и вытекающих из нее частных методик научного анализа. Доклады конкретных исполнителей и подведение итогов промежуточных этапов исследования осуществлялись на ежегодных научных конференциях.

Под руководством докторанта и в соответствии с разработанной им методологией и методикой в Санкт-Петербургском университете культуры и искусств было выполнено 12 дипломных работ, которые анализировали различные аспекты разработки национально-государственной идеи и участия в этом процессе музейных учреждений.

Достоверность исследования и его научных результатов была обеспечена ясностью и четкостью исходных методологических позиций; широтой и типичностью базы исследования; фундаментальностью, многоаспектностью и длительностью опытно-экспериментальной работы; открытостью формирующего социально-педагогического эксперимента и высоким профессионализмом участников его экспертной оценки; соответствием методики и организации исследования его целям и задачам.

Апробация исследования осуществлялась посредством 18 научных отчетов о его итогах, с которыми автор выступал на коллегии Федерального Агенства по культуре и кинематографии; на научной конференции, посвященной 100-летию Российского этнографического музея; на Съезде музеев РФ, на международных конференциях во Франции, Германии, США, Испании, Нидерландах, Бельгии, Норвегии, на двух конференциях в Санкт-Петербургском государственном университете культуры и искусств.

Значительное место в апробации исследования заняли три общественных обсуждения монографии автора «Музей в системе  формирования национально-государственной идеи» (СПб, 2007, - 264 с.), на которых, в общей сложности, выступили 26 специалистов музейного дела, ученых, аспирантов, читателей, проявивших интерес к проблеме.

Существенную роль в обеспечении обратной связи сыграли многочисленные публикации в средствах массовой информации, которые осветили разностороннюю деятельность Российского этнографического музея в рамках широкой проблемы формирования национально-государственной идеи России.

В 2001-2007 годах автору неоднократно предоставлялась возможность продемонстрировать ход и итоги опытно-экспериментальной работы Российского Этнографического музея в Москве на рабочих совещаниях в Федеральном Агенстве по культуре и кинематографии и творческих встречах руководителей музейных учреждений.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования проявилась в утверждении нового направления теории, методики и организации социально-культурной деятельности, позволяющем использовать потенциал культурологии, теории управления и педагогики в формировании национально-государственной идеи России музейными средствами.

В процессе исследования обоснована оригинальная концепция музея как социального института, включенного в решение кардинальных проблем общественного и государственного развития, в разработку, отражение и популяризацию национально-государственной идеи России. Концепция ориентирована на расширение социальных функций музейных учреждений, на их рассмотрение как компонентов культурной среды, интегрирующей исторически сложившиеся национально-культурные традиции, духовные ценности современности и факторы, предопределяющие смысл существования и перспективы развития нации, ее роль и место в человеческом сообществе и решении глобальных проблем формирующейся информационно-креативной цивилизации.

Исследование дало возможность раскрыть синергетический феномен организационно-педагогической технологии разработки, отражения и популяризации национально-государственной идеи России средствами музейной деятельности, позволившей, опираясь на интерактивные методы вовлечения посетителей в социально-культурное творчество, расширить круг активных участников ее формирования и реализации.

Практическая значимость исследования проявилась в реализации в Российском этнографическом музее и ряде других музейных учреждений страны социально-педагогической концепции включения музея в систему разработки, экспозиционного отражения, общественного обсуждения и популяризации национально-государственной идеи России.

Выводы исследования позволяют любому музею и, в первую очередь, этнографическим музеям использовать обоснованную в диссертации и успешно апробированную в процессе опытно-экспериментальной работы технологию вовлечения посетителей в социально-культурное творчество, связанное с формированием и осуществлением национально-государственной идеи России.

Исследование обогатило музейную практику эффективными интерактивными методами, обеспечивающими органичную связь просвещения с вовлечением  людей в социально-культурное творчество, в процессе которого историко-культурные знания преобразуются в нравственные убеждения и патриотическую гражданскую позицию.

На основе исследования разработан спецкурс, который успешно читается на факультете культурологии Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Новое направление теории, методики и организации социально-культурной деятельности – культурология, менеджмент и педагогика формирования национально-государственной идеи России средствами музейной практики.
  2. Социально-педагогическая концепция включения музея в систему разработки, экспозиционного отражения, общественного обсуждения и популяризации национально-государственной идеи России, основанная:

  - на восприятии музея как социального института, которому имманентно присуще отражать стержневые и наиболее актуальные проблемы культуры, личности и общества;

       - на способности музея объяснять историческую судьбу и смысл существования данной нации, формировать национальную память, историческое сознание, общественно-значимые знания, социально-культурный опыт; транслировать непреходящие ценности национальной культуры, интегрирующей в себе общечеловеческие достижения мировой цивилизации и национально-культурные традиции в их единстве и многообразии;

       - на учете культуросозидающего потенциала этнографических музеев, репрезентующих материальную  культуру населяющих страну народов, воспитывающих уважение к прошлому, настоящему и будущему многонационального и многопрофессионального государства, формирующих чувство единения и родства народов;

       - на реализации музейной функции трансляции природного и культурного наследия, обеспечения культурной ориентации и культурной идентификации на всех уровнях современного общества.

3. Синергетический феномен организационно-педагогической технологии разработки, отражения и популяризации национально-государственной идеи России средствами музейной деятельности, который:

- соответствует общечеловеческим ценностям третьего тысячелетия;

       - отражает национально-культурные традиции и менталитет россиян;

       - отвечает требованиям формирующегося информационно-креативного общества;

       - учитывает и оптимизирует интересы всех населяющих страну народов и народностей, всех религиозных конфессий, всех социально-демографических групп и их субкультур;

       - подчеркивает уникальное место россиян в современной цивилизации и удовлетворяет требованиям их идентификации.

Ведущим стрежнем этой технологии выступают взаимодополняющие интерактивные методы просвещения, включения посетителей музея в различные формы социально-культурного творчества, способствующего преобразованию историко-культурных знаний в нравственные убеждения, нормы и принципы жизнедеятельности, и методы стимулирования их социально-культурной активности.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении раскрывается актуальность проблемы, анализируется степень ее разработанности, концентрируется внимание на сложившихся противоречиях, которые обусловили целесообразность исследования, направленного на выявление путей и средств их преодоления. Формулируются цель, задачи, объект, предмет, источники и базы исследования; его исходная рабочая гипотеза; методология, методика и организация научного поиска; научная новизна, практическая значимость, достоверность, апробация результатов исследования. Введение завершается положениями, выносимыми на защиту.

В первой главе «Сущность и источники национально-государственной идеи» дается сложившееся толкование понятия «национальное самосознание», «национальная культура», «национальная идея», «национально-государственная идея».

По мысли Н.С.Трубецкого, истинное национальное самоопределение и национальное самопознание неразрывно связано с национальным самопознанием, которое помогает преодолеть национальный эгоцентризм:

Истинное самопознание укажет человеку (или народу) его настоящее место в мире, покажет ему, что он - не центр Вселенной, не пуп земли… От постижения своей собственной природы человек или народ путем углубления самопознания приходит к сознанию равноценности всех людей и народов. А выводом из этих постижений является утверждение своей самобытности, стремление быть самим собой. Ибо тот, кто самого себя не познал, не может, не умеет быть самим собой.

В главе подчеркивается, что если культуру рассматривать как уровень духовной жизни общества, то необходимо сказать о том, что «национальная культура» учитывает влияние на культуру национального характера данного народа. Поэтому национальных культур столько же, сколько культурных национальностей. Особое значение здесь имеет и понятие «культурной ментальности», включающее в себя идеи, значения, ценности, эмоциональные ощущения или упорядоченные системы мышления, составляющие духовное содержание культурных явлений и влекущие за собой изменение внешней стороны культуры: предметов, событий, материальных форм, в которых воплощается внутренний опыт1.

Национальное самосознание и национальная культура служат ценностным основанием национальной идеи как своеобразной «кристаллизации» духовной атмосферы, характеризующей тот или иной этап развития страны, народа.

Национальная идея в обществе выполняет ряд социальных функций, наиболее важными из которых являются:

  • аксиологическая функция (установление общих ценностей).
  • телеологическая функция (определение «коллективного бессознательного»).
  • коммуникативно-интегративная функция (сплочение людей, предоставление возможности общаться в русле единой идеи).

компенсаторная функция (избавление от чувства неудовлетворенности).

Национальная идея может выражаться в разных жанрах - от исторических трактатов и государственных конституций до кратких политических лозунгов и народных поговорок. Однако для народа, имеющего длительную историю развития, богатый духовный и культурный опыт, национальная идея представляет собой относительно четко сформулированную, более или менее аргументированную историософскую позицию, объясняющую смысл существования данной нации.

Однако на современном этапе социально-политического развития общества национальная идея превращается в принцип, на основании которого строится вся национальная политика, как внутренняя, так и внешняя. Только имея такой принцип, государство может определять приоритеты внешней политики, союзников и противников, характер внутриполитических, социальных, экономических и культурных программ, развертывать систему вооруженных сил и т.д. Сегодня национальная идея как особый инструмент национальной политики, определяющий историко-политическую траекторию государства, трансформируется в национально-государственную идею, и эта трансформация необходимо предполагает четкую, тщательно разработанную формулировку, учитывающую специфику национального самосознания, национальной культуры, а также неартикуллированных параметров национальной идеи.

Россия - не просто некий искусственный конгломерат территорий, наций, народностей, этносов, а единый нерасчленимый организм с общим для всех его членов жизненным пространством (по Соловьеву, Россия - «семья народов»2). Народы и территории, вошедшие в состав Российского государства на разных этапах его формирования - независимо от того, как это произошло, добровольно или насильственным путем, на основе договорных или иных актов - уже в течение длительного времени составляют неразрывные части единого культурно-исторического и политико-экономического пространства. Сущностное содержание русской идеи - полинациональность, органическое соединение различных народов, культур, традиций, конфессий и т.д. В этом единстве оказались органически скрепленными единые государственность, социокультурная система, единый образ жизни, с одной стороны, этнонациональный, конфессиональный, национально-культурный плюрализм - с другой. Исходя из этого, по мнению современных ученых и мыслителей, при определенных условиях современные социополитические процессы могут стать отправной точкой как государственного и духовного возрождения России, восстановления единого государственного сознания, так и возрождения национального самосознания многочисленных населяющих ее народов. Эти два начала не противоречат друг другу, а взаимодействуют.

Термин «русская идея» впервые введен Ф.М. Достоевским в 1860 г. - в ней он видел синтез всех лучших идей, которые развивает Европа «в отдельных своих национальностях».

Наиболее последовательное и всестороннее осмысление проблемы русской идеи мы находим в работах русского философа В. Соловьева - он первым в отечественной литературе посвятил этому вопросу специальную и достаточно обширную статью, которую так и назвал «Русская идея».

Как указывает Н.А. Бердяев Русская религиозная идея по существу своему есть идея вселенская и всечеловеческая, она обращена в мировую ширь… Русская религиозная идея связана с объединением Востока и Запада в единый христианский духовный мир… Христианство вступает в возраст, когда подобно средневековью должен образоваться единый духовный космос, единое духовное человечество.

Акцент на самобытности русской идеи и особости исторической миссии России присутствует и в философии И. Ильина. Русская идея в его трактовке «есть идея сердца... сердца, созерцающего свободно и предметно; и передающего свое видение воле для действия, и мысли для осознания и слова. Вот главный источник русской веры и русской культуры. Вот главная сила России и русской самобытности. Вот путь нашего возрождения и обновления».

Своеобразным «социологическим» итогом эволюции учений о русской идее выступает теория «интегрального» («идеалистического») социокультурного строя П. Сорокина, который  определяет исторический процесс как становление трех периодически сменяющих друг друга социокультурных суперсистем: чувственной, умозрительной и интегральной. Каждая из суперсистем отличается определенным способом постижения реальности, типом социально-политической, экономической, религиозно-нравственной и правовой организации, а также совокупностью высших смысложизненных норм и ценностей.

Национально-государственная идея - указывается в главе -  представляет собой сложный феномен, который на данном этапе философского осмысления и научных разработок не имеет однозначного, целостного определения. Именно поэтому более целесообразным представляется системно-ориентированный подход, предполагающий исследование основных факторов, рассматриваемых как источники и одновременно базовые составляющие национально-государственной идеи России. Исходя из анализа литературы, мы можем выделить пять главных факторов, к которым в той или иной форме обращались русские философы, историки, социологи. Прежде всего, это внешние для национальной идеи факторы - географический и исторический. Кроме того, существуют факторы, которые можно отнести к внутренним, сущностным свойствам национально-государственной идеи: это так называемый феномен «русской души»; православие как религия, в значительной степени повлиявшая на историческое и культурное развитие России; а также соборность - качество, определяемое многими исследователями как специфически русское.

Объединяющая нацию идея в современной России имеет настолько многообразные смысловые воплощения, что многие ученые, философы, социологи ставят вопрос о возможности формирования какого-либо комплексного представления о ней. При этом самым «нейтральным» и способным объединить все современные смыслы стал термин «национально-государственная идея». Это понятие «удобно» для использования в сфере публичной политики: в отличие от других идеологически связанных категорий, оно представляет собой tabula rasa, поскольку степень его неясности в сфере публичной политики чрезвычайно высока: подавляющее количество употреблений выражений, связанных с национальной идеей, приходится на контексты неопределенности. Кроме того, понятие «национальная идея» в политических дискуссиях имеет скорее положительные, чем отрицательные коннотации.

Вторая глава «Становление и развитие национально-государственной идеи России» раскрывает современные взгляды на эту проблему.

В главе подчеркивается, что идеологизация общественного сознания, заключающаяся в формировании национально-государственной идеи, сопряжена с выработкой не одной всеобъемлющей и монопольной квазиидеологии, а плюралистического созвездия взаимосвязанных идеологий, вызревших в цивилизационном самосознании, перетасованных национальными и культурными синтезами, но окончательно оформившиеся как идеологии частных социальных группировок и политических организаций.

Анализируя стратегии формирования национально-государственной идеи России, особое внимание исследователи уделяют понятию «нация». Следует отметить, что в настоящее время данное понятие, а также понятия, связанные с ним, носят дискуссионный характер, что оставляет свободу интерпретации при обсуждении проблемных терминов в дискуссиях, в которых принимают активное участие ученые, политики, общественность3. Научные споры имеют незавершенный характер: в общественных науках не существует единообразия понятий «этнос», «этничность», «этническая группа», «народ», «нация» и т.п. Кроме того, в условиях различных конкретно-исторических ситуаций значения этих понятий могут иметь принципиальные различия и относительную условность.

Под нацией понимается также политэкономическая форма этнической общности, формирование которой связано с утверждением капитализма, с преодолением феодальной раздробленности. Общепризнанными признаками нации являются единство территории, общность языка, экономической жизни и, как следствие всего этого, общность психического склада, национального характера. Таким образом, представители одной нации, не имеющие общих предков и общего этнического происхождения, являются приверженцами общих ценностей, интересов, целей.

Общенациональная идея способна привести к общенациональному согласию, достижению разумного компромисса в обществе, сплотить его ради достижения общей цели в развитии общества. Национальная идея не имеет своей направленностью подчеркивание национальной исключительности того или иного народа, «расовой чистоты» или превосходства одной нации над другой. Общенациональная идея представляет собой определенный тип человеческой солидарности в достижении поставленной цели общественного согласия. При всем разнообразии трактовки национальной идеи все сходятся на том, что под национальной идеей понимается совокупность общенациональных ценностей. Национальная идея дает нации цель, сплотить и мобилизовать ее активность, она призвана вдохновлять нацию, быть действенной. Однако, представляется что, Российская национальная идея должна быть денационализированной: это должна быть идея нации-государства, а не нации-этноса.

Исходя из этого при формировании национально-государственной идеи закономерно возникает вопрос о роли государства в обеспечении приоритетов национальной идеологии в области культуры, образования и воспитания. Система образования в условиях кризиса духовности становится стратегическим фактором выживаемости и дальнейшего существования Российской цивилизации в целом. По мнению большинства исследователей, власть еще не осознала последствий своего гибельного пренебрежения к нуждам образования. Так, разрушение сущностных основ цивилизации в сознании подрастающего поколения разрушает государство. Самоуничтожение можно во многом предотвратить, обратив самое пристальное внимание к проблеме возрождения традиционной духовности, менталитета, культуры в новом поколении. Основными целями образования, таким образом, становятся воспроизводство цивилизационной национально-личностной идентификации человека и цивилизационно-опережающее образование.

С точки зрения современных исследователей, национально-государственная идея России должна отвечать следующим критериям:

- целостность (содержание базовых ценностей как цели личного и государственного бытия человека);

- способность заинтересовать (то есть отражать коренные интересы личности, народа и государства и быть понятной им);

- понятность миру;

- стремление к объединению, неконфронтационность;

- перспективность в развитии;

- понятность в своей стратегии и механизмах программного воплощения;

- способность обеспечивать получение первых позитивных результатов как точек роста в ближайшем будущем;

- способность служить базовой основой согласия в обществе и единой координационной платформой практической деятельности всех органов власти;

- способность к толерантной интеграции, снижающей напряженность всех форм противостояния (идейных, социальных, этнических, демографических, территориальных и т.п.) и укореняющей ценности, общие для граждан Российской Федерации.

- способность к мобилизации, снимающей эффекты социальной фрустрации и апатии, стимулирующей активность, инициативу, разного рода конструктивную деятельность и созидательные акции.

- способность к преобразованию, дающая ценностное обоснование происходящих в стране изменений и ориентирующей на перспективу.
Кроме того, в существующем идеологическом контексте национальная идея:

- не может быть политической; наоборот, она должна иметь вид политически нейтральной, но при этом дающей критерии для различения политических действий;

- не может быть этнической (например, «русской»), а должна обосновывать оптимальные формы этнического сосуществования и взаимодействия;

- не может быть конфессиональной (например, «православной» и даже «христианской»), а должна предполагать равноправие церквей и верований, включая принципиальную нерелигиозность;

- не может быть чисто доктринальной, а должна иметь очевидную связь с практическими, непосредственно наблюдаемыми и осязаемыми жизненными реалиями - воплощаемыми программами, спонтанными инициативами, самодеятельными инновациями и т.д.

Глава завершается обоснованием основных функций национально-государственной идеи России, которые призваны: превратить интерес россиян к национальной идее в процесс ее заинтересованного формирования, а, затем, принятия и реализации в общепринятом виде; объединить всех россиян в «российскую нацию», определить для всего мира лицо, устремления и дела российской нации, выразив то, чего стремится достичь российский народ в обозримом будущем. Национальная идея российского народа должна быть понятна и примерна для народов других стран.

Национальная идея российского народа в общепринятом виде должна быть воспринята всеми соотечественниками, живущими за пределами России и она должна оказывать через них влияние на формирование и развитие национальных идей стран, гражданами которых они являются, в которых они живут.

Национальная Идея должна выражать идею пользы для каждого конкретного человека. Именно сейчас состояние российского общества таково, что можно перейти от некоторых отвлеченных идей всеобщей пользы к идее пользы для каждого человека.

Национальная идея должна выражать приоритеты мировоззрения, общие для людей всех национальностей и всех конфессий, живущих в России. Каждый россиянин должен найти в этой формуле выражение тех принципов построения жизни, в которые он верит, как член той или иной политической партии, как представитель определенной социальной группы как религиозный человек, или которым он следует, как верный укладу жизни своего этноса.

Глава третья – «Интеллигенция и ее роль в формировании национально-государственной идеи» - начинается с констатации понятия «интеллигенция».

Формирование и эволюция феномена интеллигенции проходила в истории нашей страны под сильнейшим воздействием дискуссий в среде самой «думающей части общества». В центре споров стояла проблема: что такое интеллигенция - социально-экономическая или социально-этическая категория? С учетом акцентов расстановки сил в этих дискуссиях определялись линии поведения представителей «народа» и «власти» по отношению к интеллигенции, а также интеллигенции по отношению к власти, государству и «народу». Эти отношения, в свою очередь, стали определять вес, значение, место интеллигенции в жизни общества, в политике государства.

На сегодняшний день интеллигенции как социальному, культурному и политическому феномену посвящено большое количество российских и зарубежных исследований. Однако при этом до сих пор отсутствует более или менее рационализированное определение данной общественной группы. Основную проблему при этом, как показывает анализ литературы, составляет выбор «родового» признака интеллигенции (уровень образования, характер и содержание труда, выдающиеся интеллектуальные и творческие способности, высокая духовность, нравственность, гражданственность и т.п.).

В большинстве известных исследований, посвященных определению термина «интеллигенция», указывается на его российское происхождение — считается, что он был введен П. Д. Боборыкиным (1836-1921) в 1866 г. По мнению А. И. Арнольдова, данная общественная группа получила свое название впервые в русском языке и по исходному смыслу связывалась с латинским глаголом intellego (преобразованное interlego) — различать, понимать, разуметь. Отсюда рождение отглагольного существительного intelligentsia — понимание, разумение, способность разъяснять идеи и предметы, а также ум, разум4.

Другой позиции по поводу происхождения этого термина придерживается американский исследователь российской истории Р. Пайпс, согласно которому, этимологические корни термина лежат в Западной Европе, где еще в первой половине XIX в. в результате латинизированной адаптации французского intelligence и немецкого intelegencz, образовалось слово «интеллигенция». Отметим, при этом, что в содержательном отношении его понимание интеллигенции как «образованных, просвещенных элементов общества» в принципе сходно с интерпретацией Арнольдова.

Д.С. Лихачев определяет понятие интеллигенции как чисто русское, а содержание его преимущественно как ассоциативно-эмоциональное. По его мнению, интеллигент — представитель профессии, связанной с умственным трудом (например, врач, ученый, художник, писатель), и человек, обладающий «умственной порядочностью».

К интеллигенции, по мнению Лихачева, принадлежат только люди свободные в своих убеждениях, не зависящие от принуждений экономических, партийных, государственных, не подчиняющиеся идеологическим обязательствам. Основной принцип интеллигентности — интеллектуальная свобода, свобода как нравственная категория.

Трудность определения термина «интеллигенция» приводит к слишком широкому его толкованию, а иногда — подмене его другими, родственными, понятиями. Так, в советский период истории нашего государства интеллигенция определялась как общественная прослойка, состоящая из людей умственного труда. К ней относили инженеров, техников и других представителей технического персонала, врачей, адвокатов, артистов, учителей и работников науки, большую часть служащих152. По мнению А.И. Солженицына, не получив четкого определения интеллигенции, наука как будто перестала нуждаться в нем. Как указывает автор, под этим словом может пониматься весь образованный слой — те, кто получил образование выше семи классов школы. Исходя из этого, он предлагает то, что опрометчиво называется «интеллигенцией», называть «образованщиной».6

С точки зрения М. Ю. Лотмана, основным недостатком большинства определений интеллигенции является их упрощенность и прямолинейность. Большинство рассуждений об интеллигенции демонстрирует один и тот же подход: выделяются некоторые признаки интеллигенции (как правило, негативного свойства), которые генерализируются. При этом «обыч­но каждый из выделяемых признаков в отдельности сомнения не вызывает, однако стоит сложить их вместе, как мы получаем картину не просто эклектич­ную, но внутренне противоречивую: интеллигент оказывается одиночкой-сек­тантом, вечнорефлексирующим фанатиком и т. п.

Любые попытки сформулировать жесткие социальные или морально-этические критерии принадлежности к интеллигенции обречены на провал, так как, с одной стороны, представители практически любой социальной общности (группы, классы, слои и т.п.) могут в той или иной мере обладать общепризнанными интеллигентскими признаками, а с другой — сама интеллигенция включает в себя группы, обладающие признаками других социальных общностей. Например, рабочий, профессионально занимающийся рационализаторской деятельностью и активно участвующий в политической жизни, может быть назван интеллигентом. И наоборот, «профессиональный интеллигент», являясь одновременно собственником средств производства и наемным работником умственного труда (что в современном обществе встречается довольно часто), может одновременно рассматриваться и как представитель буржуазии и как представитель рабочего класса.

Однако, исходя из анализа литературы, можно выделить ряд направлений изучения феномена интеллигенции, позволяющих если не определить, то осуществить социально-оправданную идентификацию данной социальной группы:

1) структурно-функциональное определение, осуществляющее соотнесение деятельности того или иного субъекта социальных отношений в каждой конкретной ситуации с социально-инновационной функцией;

2) исторический анализ, исходящий из того, что представления о том, что такое интеллигенция, имеют процессуальный характер, то есть естественным образом эволюционируют в зависимости от конкретно-исторической ситуации в каждом конкретном обществе;

3) дискурсный анализ, позволяющий представить социальную группу через выявление наиболее значимых элементов ее социально-культурного дискурса.

Формирование в России постиндустриального «информационного» общества, сопровождает изменениями в социальной структуре общества. Основываясь на этой идее, многие западные и российские журналисты, философы и социологи предсказывают радикальную трансформацию, а порой говорят о неминуемой смерти интеллигенции, называемой «анахроническим явлением XX века», которой не будет места в структуре общества нового века.

Интеллигенция в современном обществе претерпевает изменения и как феномен культуры — сегодня в образовании на первое место становится не культура, а информация, исходя из чего количественный и качественный рост интеллигенции прекращается.

Современный кризис интеллигенции в большей мере определен переходом к новому обществу, чем некими политико-экономическими проблемами современной России. Это состояние следует, скорее, называть переходным периодом, сопровождающимся неким духовным кризисом, чем упадком в смысле качественного понижения в развитии. Подобный кризис имел место в начале XX века и был описан в сборнике «Вехи», а также в книге Н. А. Бердяева «Духовный кризис интеллигенции». Современный кризис очень похож на кризис, описываемый русскими философами.

Несмотря на это, в «новой» России по-прежнему есть два полярных слоя людей, условно называемых «интеллигенцией» и «народом». «Интеллигенция» обладает гражданским сознанием, исторической интуицией, чувством «социальной ответственности». «Интеллигенция» умеет голосовать, то есть умеет выбирать наименьшее зло. «Народ» — голосует стихийно, иррационально. Кроме того, по оценкам ряда исследователей, вся интеллектуальная элита России, как и сто пятьдесят лет назад, разделена на два больших лагеря. Это «западники» и «славянофилы».

«Западники» верят, что достаточно сделать «евроремонт» в политической системе, экономике, социальной психологии — и в России наступит процветание, обладают гипертрофированным комплексом неполноценности по отношению к Америке и Европе, потому они никогда «не дерзают» говорить о Великой России. «Славянофилы», напротив, сильны в вопросах теоретических. Они мечтают о сильной, независимой России. Но на вопрос, как этого добиться, отвечают: нужно покаяться. Важно отметить, что к славянофилам принадлежит не только православная интеллигенция, но и интеллигенция «левая» их мечта — возрождение великой России в границах Советского Союза.

Современной интеллигенции необходимо пересмотреть свои во многом патриархальные позиции. С переходом к новому типу общества устареют многие этические установки, еще пропагандируемые сегодня. Для сохранения себя интеллигенция должна отказаться от некоторых своих убеждений и принять веяния нового времени.

В четвертой главе - «Музеи как индикаторы и проводники национально-государственной идеи» - в первую очередь раскрывается роль и место музея в системе формирования нравственно-эстетической культуры.

В главе подчеркивается, что человечество стремится осмыслить каждый шаг своего развития, оценить достоинства и проблемы каждой ступени сложнейшего и противоречивого процесса становления ци­вилизации, сформировать у подрастающих поколений историческую память, национальное самосознание, нравственно-эстетическую культуру; и решить эту задачу в первую очередь призваны музеи как центры хранения и пропа­ганды непреходящих ценностей истории и культуры.

Современная наука исходит из того, что если генетическое воспроиз­водство людей предопределяется наследственностью, то основу развития духовной жизни составляет непрерывный процесс передачи из поколения в поколение опыта и знаний, материализованной формой которых, в част­ности, выступают ценности истории и культуры, которые интегрированы в музеях. Памятники разных эпох, раритеты флоры и фауны, художественные и мемориальные ценности, отраженные в музеях разного профиля, приобретают особую значимость, если учесть, что специфика человеческого мышления проявляется в том, что оно не может воспроизвести историю вне учета знаний, накопленных многовековым опытом, одной из форм выражения которого становится экспозиция историко-мемориального, художественного, естественнонаучно­го или иного музея.

Как хранилища материальных и духовных ценностей музеи за послед­ние столетия утвердили себя как особый тип научно-просветительных учре­ждений, которые отражают социальный подход к познанию, осмыслению и отражению мира. Развитие науки, успехи системы образования, появление информационных технологий побудили рост знаний, вызвали новые духов­ные потребности, изменили современный мир и его музеи. Наука и социаль­ная практика XXI века ставят перед собой задачу сохранить мировое насле­дие, использовав его для нравст­венно-эстетического воспитания новых поколений. А это в свою очередь требует сознания единого духовного пространства, координации работы всех музейных учреждений, деятельность которых должна быть направлена на достижение гармонии человека с его окружающей средой и сложившими­ся национально-культурными традициями. Пропагандируя ценности исто­рии и культуры, музеи мира стремятся обеспечить их эффективное исполь­зование. Они учитывают, что мышлению современного человека присущ «историзм», отражающий противоречивую диалектику общественного развития.

Особое значение сегодня приобретают историко-мемориальные, крае­ведческие, естественно-научные, литературные музеи, которые обладают способностью «оживить» время, приблизить исторические события или яв­ления к духовной жизни современного общества.

Для России, равно как иных государств, функционирование музеев почти невозможно без широкой поддержки общества, его активного участия. Частное собирательство было одной из первых фаз музейного строительства во всем мире. На всех этапах развития музейного дела доста­точно четко прослеживается его культуросозидающая функция, что в опре­деленной степени было присуще еще музейонам, посвященным древнегре­ческим музам и божествам. Принципиальной особенностью музейонов было экспонирование историко-мемориальных ценностей и создание условий для их широкого обзора. В этом проявилась одна из конструктивных функций музея, способствовавших превращению национального достояния в средство историко-патриотического и нравственно-эстетического воспитания людей.

Даже самый общий анализ становления и развития музеев России свидетельствует, что основой их функционирования всегда выступала взаи­мосвязь научно-исследовательской, реставрационно-охранительной, худо­жественно-экспозиционной и культурно-просветительной деятельности. В разные периоды наблюдались перекосы в сторону формирования одного из этих направлений музейной работы, что вызывало общее снижение ее эффективности. Однако в целом принципиальная направленность системы музейной деятельности, как правило, строилась на единстве составляющих ее компонентов, которые предопределили «лицо» музея как комплексного института отбора, оценки, реставрации, хранения, экспонирования и пропа­ганды ценностей истории и культуры.

Му­зеи начала XXI века - это социально-культурные институты формирующе­гося информационного общества, деятельность которых детерминируется и глобальными проблемами столетия, и особенностями собственно российско­го общества, переживающего сложный период экономического, политиче­ского и духовного развития после развала СССР и тяжелого кризиса 1990-х го­дов.

Отличительной особенностью всех форм работы музейного учрежде­ния на современном этапе развития является то, что музей сегодня уже не просто научное учреждение (как это было в XIX веке), или научно-просветительное учреждение (каковым он являлся в недавнем прошлом). Сегодня музей реализует свои функции как определенный механизм социо­культурной коммуникации, способствующий воспроизводству культуры и взаимодействию различных культурных общностей. Музей призван интег­рировать и сохранять огромный багаж культурно-исторического опыта, ак­тивизируя процессы передачи и обмена информации не только между поко­лениями и различными культурами, но и между различными социальными группами.

В процессе диалога между музеем и посетителем сталкиваются раз­личные концепции. Все участники этого диалога обладают особым взглядом на исследуемые проблемы. Совокупность этих взглядов определяет специ­фическую среду музейного пространства. Здесь понятия «преемственность» и «наследие» приобретают ту реалистичность и «фактурность», которых практиче­ски невозможно достигнуть в традиционном процессе социально-культурной трансляции.

Совокупный опыт функционирования музеев разного профиля свиде­тельствует о широком многообразии форм социально-культурной деятель­ности, которые направлены на решение актуальных задач историко-патриотического и нравственно-эстетического воспитания посетителей, мно­гое из которых преобразуются из объекта воздействия в субъект социально-культурного творчества. Сюда относятся кружки и циклы занятий для до­школьников и учащейся молодежи, зрелищно-досуговые мероприятия, дело­вые игры, работа с пенсионерами, образовательные курсы для самодеятель­ного населения и многое другое.

Специфика XXI века проявляется в том, что социально-культурные функции музея все более концентрируются на реализации культуросозидающих, культурохранительных и культуротворческих задач, вытекающих из специфической роли музея в формирующемся информационном обществе. Музей позволяет не только работать с разными возрастными и социальными группами, но и обладает многообра­зием способов воздействия на аудиторию, когда процесс приобретения зна­ний стимулируется чувственным восприятием и эмоциональными пережи­ваниями от изучения собранных в музее раритетов и иных ценностей исто­рии и культуры. Как научно-просветительное учреждение музей изначально существует в двух ипостасях. С одной стороны, он ориентирован на специ­фическую научную деятельность, проявляющуюся в определенной модели исследовательских функций (отбор, атрибуция, хранение, создание экспозиций). В общественном сознании музей воспринимается как учреждение культурно-просветительного характера, где действуют уже совсем другие законы и правила функционирования. В этом плане музей воспринимается посредством реализации педагогической функции, обеспе­чивающей его способность раскрыть посетителям свои собрания и экспози­ции, донести до сознания последних их социальную и художественную цен­ность. Таким образом, в музее проявляется многоаспектная природа соци­ально-культурной деятельности, в свою очередь интегрирующая в себе реставрационно-хранительную, экспозиционно-просветительную и культуро-творческую функции.

Совместный опыт деятельности музейных учреждений как компонентов системы формирования и распространения национально-государственной идеи подтверждает гипотезу, исходящую из того, что музей в силу своей природы предрасполагает к участию в решении этой более чем значительной задачи зрелого общества, стремящегося научно отобразить свое место в мире и перспективы своего развития.

Одной из основных форм музейной коммуникации, способствующей трансляции национально-государственной идеи, является музейная педагогика. Она соответствует тенденции гуманизации образования, которая обусловлена отходом от традиционной педагогической технологии. Задача совре­менного образования — не передача знаний, то есть информации о предмете, но овладение разнообразными способами получения информации и, главное, ее восприятия, усвоения и творческого использо­вания. Музейно-педагогические программы решают образовательные задачи музейными средствами, являются одним из путей изменения образовательной пара­дигмы, перехода от сциентистской системы к гуманистической.

Национально-государственная идея становится существенным фактором общественного развития, когда она непосредственно включается в социальную действительность. Включение происходит как на уровне государства и его политических институтов, так и на уровне различных центров духовной жизни, где особое место занимают музеи. Как указано в пятой главе - «Российский этнографический музей как институт разработки и популяризации национально-государственной идеи» - принятая в России классификация музеев подразделяет их на естественнонаучные, технические, художественные, искусствоведческие, литературные и исторические (включающие в себя общеисторические, военно-исторические, этнографические; археологические; музеи истории религии; исторически персональные; исторические монографические; и др.). Таким образом, этнографический музей рассматривается как часть группы исторических музеев. Однако этнографический музей представляет собой особый социально-культурный институт современного общества, принципы деятельности и функции которого значительно отличаются от музеев других видов.

Для этнографического музея главенствующее положение занимает культурная ориентация и идентификация, тогда как трансляция культурного и природного наследия будет выступать латентной функцией. Данная особенность связана с важной спецификой деятельности этнографического музея — ее связи с межкультурной коммуникацией.

Сложный, многоаспектный характер явления межкультурной коммуникации и его динамики обусловливает междисциплинарный характер его исследований, важнейшую роль в реализации которых играет этнографический музей. Его деятельность направлена на исследование, систематизацию и трансляцию общих и специфических законов и закономерностей развития и функционирования исторически определенных культурных систем, а также механизмов действия и форм проявления этих законов в повседневной жизни индивидов и социальных групп.

Этнографический музей в современном обществе необходимо рассматривать как особый тип музеев, обеспечивающий реализацию межкультурной коммуникации и, следовательно, представляющий собой значимый социально-культурный феномен, имеющий в своей основе триаду: Культура – Личность – Общество.

Становление этнографического музея как социального института можно представить в виде сменяющих друг друга этапов:

  • Возникновение потребности в сохранении достижений человечества в сферах национальной культуры.
  • Наличие общих целей того или иного сообщества. В частности, возникновение и развитие музеев происходит тогда, когда совпадают цели общества и отдельных сообществ и отдельных личностей.
  • Появление ценностей и правил поведения. С развитием этнографического музея формируется новое ценностное отношение к прошлому, объективированное в музейных предметах.
  • Ценности и музейные правила поведения закрепляются в морали и праве: деятельность этнографического музея способствует повышению толерантности в обществе к представителям других этнических групп посредством демонстрации культурного разнообразия, в границах Федеративного государства.

Действия человека по сохранению социокультурного наследия различных монокультур постепенно приобретают статус привычных, типизируются и институализируются. Устойчивая типизация музейных действий ведет к их функционально-ролевой дифференциации.

Этнографический музей является важным социальным институтом современного общества, способствующим не только поддержанию культурной идентичности различных социальных групп, но и структурированию феноменов реальности повседневной жизни каждого индивида. Однако существует и еще один, не менее важный аспект рассмотрения данного социального установления: являясь значимым каналом межкультурной коммуникации, этнографический музей представляет собой социально-коммуникационный институт.

До появления коммуникационного подхода музееведческие представления были в основном сфокусированы на музейных собраниях и на институциональной организации музейной деятельности. Коммуникационный подход, выступавший первоначально как «апология посетителя», добавил к этому еще одну фокусировку — на музейной аудитории.

В современном обществе этнографический музей реализует свои функции как определенный механизм социокультурной коммуникации, способствующий воспроизводству культуры и взаимодействию различных культурных общностей. Он интегрирует и сохраняет культурно-исторический и социальный опыт, социально значимое знание (Прежде всего в его овеществленной форме) и социальную память, активизируя процессы передачи и обмена информации между поколениями, различными культурами, социальными группами.

Эта относительно новая, социально-коммуникационная, функция музея связана с тем, что в современном обществе постепенно сменяется мотивация его посещения: большинство людей приходят сюда не только получать знания, но и проводить свой досуг. В ответ на новые потребности в музееведении появилась теория «музейной коммуникации» и концепция «открытого музея». В соответствии с ними, главным в деятельности музеев становится трансляция и «доставка» овеществленной культурной информации в максимально востребованном виде, пригодном для потребления в процессе проведения досуга: информация должна подаваться максимально интересно и привлекательно для того, чтобы посетитель захотел потратить часы своего досуга на ее потребление.

Этнографический музей как социально-коммуникационный институт в современном обществе можно рассматривать как:

- пространство коммуникации, приспособленное для взаимодействия широкого круга и большого количества коммуникантов, оснащенное необходимым материально-техническими средствами и профессиональным сервисом;

- место встречи субъектов коммуникации, доступное как для тех, кто владеет информацией и заинтересован в ее распространении, так и для тех, кто в этой информации нуждается;

- коммуникативный узел — место приема, обработки, сортировки, хранения, перераспределения, переадресации и доставки историко-культурной, художественной, естественно-научной, краеведческой и прочей информации и др.

Функционирование и развитие этнографического музея как социального и коммуникационного института наиболее точно отвечает условиям современного общества и потребностям человека в эпохе постмодерн. В рамках этого института существует множество направлений социокультурной и научно-просветительной деятельности без которых не может осуществляться эффективная трансляция социальной памяти, социокультурного опыта и социально значимого знания. Все эти направления «совпадают относительно основных целей музея, которые заключаются в создании условий, способствующих ценностному осмыслению человеком природного мира, истории и культуры»7.

Этнографический музей начала XXI века — это социально-культурный институт формирующегося информационного общества, деятельность которого детерминируется и глобальными проблемами столетия, и особенностями собственно российского общества. В современном мире он воспринимается символом культуры, хранителем традиций и коммуникационным каналом, обеспечивающим трансляцию социальной памяти, межпоколенной трансмиссии социокультурного опыта и социально значимого знания. Это особое научное и культурное учреждение, которое выбирает и собирает природные и общественные объекты, являющиеся подлинными ценностями, использующимися в научных и культурных целях. Музей формирует культурную среду социума; его работа направлена на воспитание чувства общественного и национального самосознания; через свои выставки и мероприятия музей обращается к каждому посетителю, эмоционально воздействуя на аудиторию, образовывая и развлекая одновременно. Таким образом, одним из наиболее значимых аспектов деятельности современного этнографического музея является формирование национально-культурной идентичности индивидов и групп, а также воспитание толерантности в обществе. Другими словами, современный этнографический музей связан с реализацией тех или иных аспектов национально-государственной идеи России.

Этнографический музей представляет собой сложный механизм, обеспечивающий участие особой ретроспективной информации в «картине мира» современного человека. Он выступает как посредник между индивидом и культурной средой, донося «своими средствами до индивида комплекс духовных ценностей, идей, эмоций, присущих данному этносу, его традиций. Тем самым музей включает индивида в культурно-исторический процесс»8. Эмоционально и когнитивно воздействуя на посетителя, он вызывает к себе интерес и способствует стремлению углубиться в изучение прошлого, исследование исторических корней своего народа. Таким образом, деятельность этнографического музея непосредственно связана с аккумулированием и трансляцией социальной памяти, социокультурного опыта и социально значимого знания. Для более полного понимания роли и функций музея в современном обществе необходимо раскрыть данные понятия.

На современном этапе деятельности этнографического музея наиболее важным становится акцент на воспитании уважения к прошлому, настоящему и бу­дущему многонационального и многоконфессинального государства; на развитии чувства единения и родства народов, стремления каждого человека к общему делу, созданию справедливого общества. Эти процессы, в свою очередь, имеют многовековое философско-теоретическое осмысление в культуре, осмысление которых позволяет более глубоко реализовать их в практике музейной деятельности.

Деятельность Российского этнографического музея связана с реализацией концепции Н.Ф. Федорова о музее как институте формирования и популяризации национально-государственной идеи. Федоров подчеркивает, что музей — это выражение памяти общей для всех людей как собора всех жи­вущих, памяти, неотделимой от разума, воли и действия. Деятельность музея в данном случае выражается в собирании и восста­новлении, а не в хранении только.

Музей не может быть пассивным, страдатель­ным, равнодушным выражением раздора и безучастным к утратам, из него происходящим, он не может быть и собором идеалистов, безучастных к раздору и к утратам, живущих воспоминаниями внемирного существования и жажду­щих возвратиться в него, как это было в музее Платона. Музей не может быть собором и реалистов, поддерживающих то самое, что производит раздор и утраты, не может быть он, наконец, и хранителем памятников раздора, как это видим в товарных кабинетах, промышленных музеях, юридических архивах, служащих выражением не памяти доброй, а злопамятства.

Музей представляет собой сложный механизм, обеспечивающий участие ретроспективной информации в «картине мира» современного человека. Он выступает посредником между индивидом и культурной средой, донося своими средствами до индивида комплекс духовных ценностей, идей, эмоций, присущих данному этносу, его традиций. Тем самым музей включает индивида в культурно-исторический процесс. Необходимо отметить, что современный музеи в целом, а Российский Этнографический музей в частности, эмоционально и когнитивно воздействуя на посетителя, вызывают к себе интерес и способствуют стремлению углубиться в изучение прошлого, исследование исторических корней своего народа.

Существенное место в деятельности этнографического музея формулируется в концепции М.Фуко, которая представляет собой совокупность рассуждений, направленных на объяснение исторических процессов, понимание взаимосвязи власти, государственной политики и деятельности социальных институтов, анализ способов познания настоящего и прошлого. Несмотря на то, что значительная часть теоретических построений философа связана с исследованием языковых и мыслительных структур, многие положения его концепции являются адекватным аналитическим инструментом для обоснования деятельности этнографического музея, связанного с отражением национально-государственной идеи и реализации ее социальных функций, наиболее важными из которых являются:

  • аксиологическая функция (установление общих ценностей)
  • телеологическая функция (определение «коллективного бессознательного»)
  • коммуникативно-интегративная функция (сплочение людей, предоставление возможности общаться в русле единой идеи)
  • компенсаторная функция (избавление от чувства неудовлетворенности, связанного с текущими социальными проблемами).

В Заключении указывается, что многолетнее теоретико-эмпирическое исследование «Роль и место музея в системе формирования национально-государственной идеи» не решило и не могло решить всего комплекса сложившихся в этой сфере социально-значимых и актуальных задач. Однако итоги осуществленного исследования убедительно свидетельствуют, что результатом его стало существенное продвижение в разрешении возникших вопросов.

Результатом исследования стала социально-педагогическая концепция включения музея в систему разработки, отражения, общественного обсуждения и популяризации национально-государственной идеи России.

Важным результатом опытно-экспериментальной работы стало успешное апробирование технологии использования музея как социального института, обеспечивающего формирование и реализацию национально-государственной идеи России.

Опыт развития музейного дела в России достаточно убедительно показал, что, опираясь на подлинные памятники материальной и духовной культуры, музеи включаются в формирование национально-государственной идеи тем, что обеспечивают достоверность и убедительность экспозиции. Превращая документы истории и образцы культурной деятельности в средства информационно-логического и эмоционально-образного воздействия, музеи помогают людям, вступившим в третье тысячелетие, осваивать новую информацию. Благодаря своей уникальной возможности использовать исторические раритеты и шедевры художественной культуры, музеи обладают огромным культуросозидающим потенциалом и способны играть существенную роль в формировании национально-государственной идеи, в решении злободневных проблем развития духовной жизни общества.

Список работ, опубликованных по теме диссертации

Монографии:

1. Грусман В.М. Музей в системе формирования национально-государственной идеи / В.М. Грусман. -  СПб .: ООО «Деловая полиграфия», 2007. - 264 с. [17 п.л.]

2. Грусман В.М. Становление и развитие социально-культурных функций российских музеев / В.М. Грусман. – СПб. : 2001. – 262 с.  [17 п.л.]

Коллективные монографии, в которых соискатель выступает в качестве руководителя проекта:

3. Русские крестьяне. Жизнь. Быт. Нравы. Материалы «Этнографического бюро» князя В.Н.Тенишева. Т. 1. Костромская и Тверская губернии. - СПб.: ООО «Деловая полиграфия»,  2004. -568 с.  [35 п.л.]

4. Русские крестьяне. Жизнь. Быт. Нравы. Материалы «Этнографического бюро» князя В.Н.Тенишева. Т. 2. Ярославская губерния, часть 1. – СПб. : ООО «Навигатор», 2006. – 608 с. [37 п.л.]

5. Русские крестьяне. Жизнь. Быт. Нравы. Материалы «Этнографического бюро» князя В.Н.Тенишева. Т. 2. Ярославская губерния, часть 2. – СПб. : ООО «Навигатор», 2006. – 552 с. [34.5 п.л.]

6. Русские крестьяне. Жизнь. Быт. Нравы. Материалы «Этнографического бюро» князя В.Н.Тенишева. Т. 3. Калужская губерния. - СПб.: ООО «Деловая полиграфия»,  2005. – 648 с.

7. Русские крестьяне. Жизнь. Быт. Нравы. Материалы «Этнографического бюро» князя В.Н.Тенишева. Т. 4. Нижегородская губерния. - СПб. : ООО «Навигатор», 2006. – 412 с. [30 п.л.]

8. На грани миров. Шаманизм народов Сибири. Альбом. – М. : ИПЦ «Художник и книга», 2006. – 296 с.

9. Концепция программы развития Российского этнографического музея (2001-2010 годы). – СПб., 2000. – 78 с. [5 п.л.]

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

10. Современные праздники и обряды народов СССР (в соавторстве с Э.С. Яглинской) // Советская этнография. – 1977. - №3. –  [0.3 п.л.]

11. Показ отдельных аспектов советского образа жизни в Государственном музее этнографии народов СССР (в соавторстве с Э.С. Яглинской) // Советская этнография. – 1982. - №3. [0.45 п.л.]

12. Музей как институт формирования исторической памяти // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. – 2007. - №8 (35) [0.6 п.л.]

13. Музей как институт трансляции социально значимого знания // Вестник МГУКИ. – 2007. - №1. - [0.6 п.л.]

14. Социально-культурные аспекты национально-государственной идеи России // Вестник ЧГАКИ. – 2005. - №2 (8). - [0.75 п.л.]

15. Реализация культурно-исторической направленности деятельности музеев в обществе XXI века // Этносоциум и межнациональная культура. – 2007. – №6. - [0.4 п.л.]

16. Роль интеллигенции в формировании национальной идеи // От Древней Руси до современной России. – СПб. : ООО «Русская коллекция СПб», 2006. - [0.5 п.л.]

Тезисы докладов:

17. Национальное и интернациональное содержание этносоциальных процессов в зоне Байкало-Амурской магистрали // Музей и этнографические проблемы современности. Материалы конференции. - Л. , 1984. - [0.3 п.л.]

18. Реализация социально-культурных функций музеев в условиях формирования информационного общества XXI века // Материалы VI Конгресса этнографов и антропологов России. – СПб., 2005. -  [0.2 п.л.]

19.Концептуальные временные выставки в Российском этнографическом музее // Этническая история народов России X-XX вв. Материалы конференции. – СПБ.: Гос. Университет, 1993. - [0.2 п.л.] 

20. Этнические особенности социалистического образа жизни и их экспозиционное воплощение в Государственном музее народов СССР: опыт и перспективы (в соавторстве с Э.А. Корсун и Н.М. Романовой) // Проблемы общей этнографии и музеефикации. Материалы конференции. – Л.: Наука, 1987. -  [0.2 п.л.] 


1 Сорокин П.А. Социальная и культурная динамика: Исследование изменений в больших системах истины, этики, права и общественных отношений. — СПб.: РХГИ, 2000. С. 40.

2 Соловьев В.С. Сочинения в 2 т. — М.,1989. 246.

3 Тишков В.А. Очерки теории и политики этничности в России. — М., 1997.

4 Арнольдов А.И. Человек в мире культуры. Введение в культурологию. М.,1992. С. 152.

12 Краткий философский словарь /Под ред. М. Розенталя, П.Юдина/. — Ленинград: Гос.изд-во политической литературы, 1954.

6 Солженицын А.И. Образованщина // Новый мир,-1991,№5.

7 Грусман В.М. Становление и развитие социально-культурных функций музеев. СПб., 2001. С. 75.

8 Нагорский Н.В. Музей как институт социально-культурной деятельности. СПб., 1998. С.12.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.