WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Чикун Владимир Иванович

ЗАКОНОМЕРНОСТИ ИЗМЕНЧИВОСТИ ЖИВОТА,

ЕГО ПЕРЕДНЕЙ СТЕНКИ И ИХ ЗНАЧЕНИЕ В

СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ

14.00.02 – анатомия человека,

14.00.24 - судебная медицина

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени
доктора медицинских наук

Красноярск – 2009

Работа выполнена на кафедре судебной медицины ИПО, в ГОУ ВПО «Красноярский государственный медицинский университет имени профессора В.Ф.Войно-Ясенецкого Министерства здравоохранения и социального развития РФ».

На базе КГУЗ Красноярское краевое бюро судебно-медицинской экспертизы

Научные консультанты:

доктор медицинских наук, профессор Горбунов Николай Станиславович

доктор медицинских наук, профессор Новоселов Владимир Павлович

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор  Пуликов Анатолий Степанович

доктор медицинских наук, профессор  Шарайкина Евгения Павловна

член-корр. РАМН, профессор  Пиголкин Юрий Иванович

Ведущая организация:

ГОУ ВПО Алтайский государственный медицинский  университет

Защита состоится «____» _______________2009 г. в ____ часов на заседании диссертационного совета Д 208.037.02 при Красноярском государственном медицинском  университете имени профессора В.Ф.Войно-Ясенецкого (660022, г. Красноярск, ул. Партизана Железняка, д.1).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Красноярского государственного медицинского  университета имени профессора В.Ф.Войно-Ясенецкого.

Автореферат разослан «____» ___________2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат медицинских наук, доцент  Л.В. Кочетова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность проблемы. Идентификация личности представляет собой одну из наиболее актуальных проблем судебной медицины, поскольку имеет непосредственное и важное значение для правоохранительных органов (Ю.И. Пиголкин с соавт., 2006; P.C. Molenaar, 2002; A. Schmeling et al., 2003). По данным В.И. Акопова (2001) и H. Koyama et al. (2002), личная идентификация человеческих останков составляет приблизительно 10% от количества аутопсий любого судебного эксперта.

В последние годы чаще стали назначаться сложные экспертизы при расследовании катастроф и событий с массовыми человеческими жертвами, возрастает миграция населения, нарастает организованная преступность, участились военные конфликты, что значительно повышает роль судебной медицины и, в частности, судебно–медицинской идентификации личности (Е.Г. Шалдяева, 1999; Г.А. Пашинян с соавт., 2002, 2004). Обнаружение трупов неизвестных лиц, расчлененных и скелетированных останков и дальнейшее проведение судебно–медицинской экспертизы по представленным объектам неизменно сопровождается решением ряда вопросов, поставленных следствием и в конечном итоге преследующих цель идентификации личности.

Трудность идентификации личности конкретного человека заключается в большом многообразии исследуемых объектов, обширности экспертной работы и многочисленности методов, разных по технологии, сложных по выполнению и оценке результатов. В процессе отождествления личности используются общие (пол, возраст, рост, расовая принадлежность, генетические свойства тканей) и частные (аномалии развития, индивидуальные особенности строения скелета, последствия травм, операций и т.д.) признаки личности. Объем идентификационной информации зависит от количества исследуемых объектов, степени фрагментации скелета, числа примененных методов и диагностических методик. Лишь многоплановое исследование большого числа идентификационных признаков достоверно приводит к идентификации личности конкретного человека (Ю.И. Пиголкин с соавт., 2002; И.М. Алпатов с соавт., 2002; А.Х. Аманмурадов с соавт., 2003).

В настоящее время в литературе накоплен значительный материал по определению половой, ростовой и возрастной принадлежности по костям определенной анатомической области, зубной формуле, антигенным свойствам тканей, методом геномной идентификации личности (С.С. Абрамов, 1996; П.Л. Иванов с соавт., 2002, 2004; S.S. Rocha et al., 2003; M. Mhler et al., 2006). Работами последних лет созданы основы для нового направления в судебно–медицинской идентификации личности – судебно–медицинской соматологии (В.Н. Звягин, 2001). Задачей данного направления является определение размерных характеристик тела и его отдельных сегментов по костным останкам. При этом подчеркивается, что актуальным при определении тождества личности является изучение геометрии отдельных органов и частей тела (Г.А.Пашинян, С.И.Гажва, 2001). Совершенно невозможным является решение экспертных вопросов по идентификации пола, роста, возраста, региона проживания, национальности и личности по останкам неизвестных без предварительных исследований анатомических особенностей частей и всего тела людей (Ю.В. Зазулин, М.И. Бахметьев, 2003; В.Н. Звягин, М.А. Григорьева, 2006; K.L. Gruspier, M.S. Pollanen, 2000; A. Ozaslan et al., 2003).

Однако, несмотря на очевидные успехи, в настоящее время личность неизвестных устанавливается по останкам лишь в 20–25% (А.В. Савушкин, О.П. Коровянский, 1996; Г.А. Пашинян, Е.С. Тучик, 1997). Эта проблема еще более обостряется в связи с увеличением количества заказных убийств, вооруженными конфликтами и террористическими актами (Р.В. Бабаханян, Е.С. Бушуев, 2005). Поэтому для судебно–медицинской практики необходимы дальнейшие исследования новых постмортальных закономерностей (И.С. Гусев, 1980; В.Н. Звягин, М.А. Григорьева, 2006).

Учитывая, что судебно–медицинская антропология востребована и интенсивно развивается (М.А. Григорьева, 2004) в качестве объекта исследования выбрана такая недостаточно изученная часть тела, как живот и его передняя стенка. В литературе имеется много работ, посвященных изучению размеров передней брюшной стенки, топографии, строения и функции её мышц, иннервации и кровоснабжению (В.Ш. Вагапова, 1970; М.К. Каримов, 1973; Т.Ф. Лаврова, 1979), их особенностей у людей с разными формами живота и типами телосложения у взрослых (Н.С. Горбунов, 1983–2007; М.Н. Мишанин, 2001; Л.В. Купер, 2004; И.А. Мишанина, 2004), а также у детей и подростков (А.Ю. Андреева, 2004; О.С. Масленникова, 2004). Однако живот и передняя брюшная стенка в качестве объектов идентификации личности в судебно–медицинской практике использовались ограничено.

В Красноярском краевом бюро судебно–медицинской экспертизы совместно с кафедрами оперативной хирургии с топографической анатомии и судебной медицины Красноярского государственного медицинского  университета на протяжении последних 5 лет интенсивно разрабатывается новое направление – судебно–медицинская абдоминология. В рамках данного направления показана возможность использования живота и его передней стенки в качестве идентификационных объектов (В.И. Чикун, 2002–2007; Г.А. Краснопеева, 2005; В.Ф. Моисеев, 2006; С.А. Афанасьев, 2007).

Если учесть, что в основе многих методов идентификации личности лежит частная антропология, как отрасль морфологии человека, то и абдоминология имеет право на существование в судебной медицине.

Цель: установить половые, возрастные, конституциональные и региональные особенности морфометрических показателей живота, передней брюшной стенки у трупов мужчин и женщин для повышения значимости результатов судебно–медицинской идентификации.

Задачи:

– определить размеры передней брюшной стенки и формы живота у трупов мужчин и женщин, выявить их половые и возрастные отличия;

– установить размеры передней брюшной стенки и формы живота у трупов людей разных типов телосложения, выявить их конституциональные особенности;

– изучить размеры передней брюшной стенки и формы живота у трупов мужчин  г. Красноярска и  г. Абакана, выявить их региональные особенности;

– определить корреляционные взаимоотношения между антропо– и лапарометрическими показателями,  разработать уравнения регрессии для абдоминальной идентификации роста, веса, возраста, конституциональной принадлежности и времени наступления смерти;

– выявить частоту встречаемости максимальных и минимальных значений антропо– и лапарометрических показателей, определить критерии для абдоминальной идентификации пола, региона проживания и причины смерти.

Новизна исследования. Впервые у трупов мужчин и женщин получены сведения о форме и конфигурации живота, передней брюшной стенки, о неодинаковой степени вариабельности их размеров, об их свойствах изменяться в различные сроки постмортального периода. Обладают новизной возрастные и региональные особенности конфигурации поверхности и размеров передней брюшной стенки у трупов людей, проживавших в различных климато–географических условиях. Новыми являются корреляционные взаимоотношения между размерами мягкого остова передней стенки живота и параметрами скелета, о степени сопряженности с различными типами телосложения. На основании анализа полученных данных разработаны методики абдоминальной идентификации пола, возраста, роста, веса, типа телосложения, региона проживания, времени наступления и причины смерти. Данной работой открывается новое направление в судебной медицине – судебно–медицинская абдоминология.

Теоретическая и практическая значимость. Проведённое исследование позволило получить информацию о форме и конфигурации живота и передней брюшной стенки у трупов мужчин и женщин, их взаимосвязи с антропометрическими показателями в различные сроки после наступления смерти. Полученные данные имеют важное практическое значение и могут быть использованы в танатологии при описании живота и его повреждений, определении пола, роста, веса, конституциональной принадлежности и региона проживания неизвестных, а также причины и давности наступления смерти, идентификации личности.

Основные положения, выносимые на защиту.

1.        Размеры передней брюшной стенки, формы живота, частота встречаемости их максимальных и минимальных значений у трупов мужчин и женщин обладают половым диморфизмом.

2.        Размеры передней брюшной стенки и формы живота у трупов мужчин и женщин, достоверные корреляционные связи между лапаро – и антропометрическими показателями обладают возрастной и конституциональной специфичностью.

3.        Размеры передней брюшной стенки, формы живота и частота встречаемости их максимальных и минимальных значений у трупов мужчин обладают региональной специфичностью.

4.        Размеры передней брюшной стенки, формы живота, частота встречаемости их максимальных и минимальных значений у трупов мужчин и женщин отличаются в зависимости от постмортального периода и причины смерти.

Апробация работы. Материалы диссертации докладывались на итоговой научной конференции «Вопросы сохранения и развития здоровья населения Севера и Сибири» ГУ НИИ медицинских проблем Севера СО РАМН (Красноярск, 2005), на 12–м международном Российско–Японском конгрессе (Красноярск, 2005), на Всероссийской конференции с международным участием (Санкт-Петербург, 2005), на методологическом семинаре (Красноярск, 2006), на заседании Ученого Совета ГУ НИИ медицинских проблем Севера СО РАМН (Красноярск, 2006), на международной конференции «Актуальные вопросы судебно-медицинской экспертизы отравлений» (Красноярск, 2007),  на П-м международном научном семинаре «Сомато-психический статус современного человека» (Красноярск, 2008), на межрегиональной научно-практической конференции (Томск, 2008)., на заседаниях Красноярского отделения ВОСМ (Красноярск, 2005-2008).

Публикации. По теме диссертации издано 12 монографий, опубликовано 45 научных работ и 1 патент на изобретение.

Структура и объём диссертации. Диссертация состоит из введения, обзора литературы, объектов и методов исследования, пяти глав собственных исследований, заключения, выводов, практических рекомендаций и списка литературы. Работа изложена на 315 страницах машинописного текста (основного текста 198 страниц) и включает 108 рисунков и 12 таблиц. Список литературы состоит из 401 отечественных и зарубежных источников.

ОБЪЕКТЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Комплексное антропо- и лапарометрическое обследование тела, живота и передней брюшной стенки 1669 трупов мужчин и женщин юношеского, первого и второго периодов зрелого возраста (17-60 лет) оказалось информативным и позволило изучить постмортальные особенности, раскрыть их значение для судебно-медицинской экспертизы при идентификации неизвестного.

Антропометрическое исследование трупов включало определение типов телосложения по разным конституциональным схемам. По классификации В.Н. Шевкуненко (1935), по В.М. Черноруцкому (1925), по Таннеру (J. Tanner, 1986), по Rees-Eysenck (L. Rees, H.J. Eisenk, 1945). Форма живота и конфигурация передней брюшной стенки изучалась с помощью лапарометрической методики Н.С. Горбунова и М.Н. Мишанина (1999-2005), в основу которой положен способ определения размеров передней брюшной стенки Т.Ф. Лавровой (1979), а также определения формы живота по В.М. Жукову (1972). Лапарометрическая методика включает определение размеров передней брюшной стенки и живота в трех анатомических плоскостях (фронтальной, сагиттальной, горизонтальной) по прямой штангенциркулем, по кривизне поверхности курвиметром и на поверхности основания.

Во фронтальной плоскости из продольных размеров определяли: высоту передней брюшной стенки, высоту верхней и нижней половин, высоту эпи-, мезо- и гипогастральной областей. Ширину передней брюшной стенки измеряли между нижними точками Х ребер, на уровне пупка, на уровне крыльев подвздошных костей, между верхними передними подвздошными остями, между лобковыми бугорками. Степень западения боковых границ эпигастральной области выявляли по разнице между эпигастральным и подгрудинным углами. Западение или выпячивание боковых поверхностей мезогастральной области на уровне пупка и крыльев подвздошных костей определяли с помощью индекса поперечных размеров (IP ≤ 98,4 – боковые поверхности западают, индекс IP ≥ 101,6 - распластываются).

В сагиттальной плоскости измеряли основание-передние и основание  - задние размеры живота. Конфигурацию определяли по отношению передней границы профиля передней брюшной стенки к линии, проведённой между основанием мечевидного отростка и верхним краем лонного сочленения (при положительных - выпячивание, при отрицательных – западение).

В горизонтальной плоскости получали кривые поперечных сегментов путём измерения кривизны передней брюшной стенки универсальным профилометром ( Н.С.Горбунов с соавт., 2004) на уровне Х рёбер, пупка, крыльев подвздошных костей и верхних передних подвздошных остей. Размеры окружности поперечных сечений передней брюшной стенки определяли курвиметром вдоль полученных кривых на всех уровнях. Асимметрию передней брюшной стенки справа и слева от передней срединной линии определяли по значениям полуплощадей поперечных сегментов брюшной стенки на соответствующих уровнях.

Площади фаса и профиля передней брюшной стенки находили расчётным путём. Объём живота рассчитывали, как произведение площади фаса передней брюшной стенки по кривизне поверхности и средней толщины живота. Плотность живота – отношение веса к объёму живота. Кроме этого, рассчитывали величины эпигастрального, гипогастрального (угол схождения паховых связок), и надлонного углов.

Индекс надчревья определяли, как отношение высоты эпигастральной области к её ширине х 100. Мезогастральный индекс – отношение высоты мезогастральной области к её средней ширине х 100. Индекс подчревья – отношение высоты гипогастральной области к её ширине х 100. Вертикальный индекс – отношение высоты передней брюшной стенки (d3) к длине туловища х100. Индекс профиля - отношение основание - передних размеров живота на уровне Х рёбер к уровню верхних передних подвздошных остей х 100. Индекс фаса живота по В.М. Жукову (1971) - отношение ширины передней брюшной стенки по прямой на уровне Х рёбер к ширине уровня верхних передних подвздошных остей х100. С учётом данного индекса определяются три основные формы живота и по три подтипа в каждой крайней форме.

Обследование трупов проводилось в отделении экспертизы трупов (заведующий В.Ф. Моисеев) Красноярского краевого бюро СМЭ (начальник - к.м.н., доц. В.И. Чикун).

Перечисленными методиками обследовано 1669 трупов- европеоидов  мужчин и женщин, юношеского, I и II периодов зрелого возраста (17–60 лет). Смерть обследуемых не связана с патологией живота и передней брюшной стенки. Трупы до обследования хранились в одинаковых условиях, в холодильнике при температуре +2оС.

Полученные в ходе исследования данные позволяют разработать новые способы определения пола, возраста, роста, веса, конституциональной принадлежности, давности и причины смерти, которые могут быть использованы криминалистами при сложных экспертизах. Полученные в ходе исследования данные обрабатывались на персональном компьютере типа Pentium IY с использованием программы «Постмортальная лапарометрическая диагностика» для СУБД Ms Access 10.0, пакета анализа Ms Excel 10.0, Statistica for Windows 6.0, Primer of Biostatistics Version 4.03 by Stanton A. Glantz.

Каждый (из 139) показатель живота и передней брюшной стенки оценивался на нормальность распределения по тесту Колмагорова -Смирнова. При нормальном распределении ряда данных применяли параметрические, а при ненормальном - непарометрические методы обсчета. В работе использовались методы вариационной статистики. Вычисляли среднее арифметическое значение (М) и его ошибку (m), среднее квадратическое отклонение (), коэффициент вариации (). Для всех количественных величин применили корреляционный анализ: параметрических данных – по коэффициенту Пирсона, непарометрических – Спирмена. Оценивалась парная зависимость каждого параметра по значению коэффициента корреляции r. При значении коэффициента корреляции r 0,7 связь между признаками расценивалась как сильная, при коэффициенте 0,5r<0,7 – зависимость средней силы, при 0,3r<0,5 – слабая степень корреляции и при значении r<0,3 – связь между признаками отсутствует. Для определения давности наступления смерти выявлялись линейные и полиномиальные уравнения регрессии.

С помощью лапаро -, соматометрического и статистического методов исследования у трупов мужчин и женщин изучены половые, возрастные, конституциональные и региональные особенности размеров и конфигурации передней брюшной стенки и живота, их постмортальная изменчивость, показано значение полученных данных в судебно-медицинской практике при определение пола, возраста, роста, веса, типа телосложения, давности и причины смерти.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Проведенное лапарометрическое исследование 488 трупов мужчин и 455 трупов женщин второго периода зрелого возраста (36-60 и 36-55 лет) выявило существенные половые особенности вариабельности и значений размеров передней брюшной стенки и живота (табл. 1). Большинство (73,3%)

Таблица 1.

Отличительные особенности размеров передней брюшной стенки у трупов мужчин и женщин второго периода зрелого возраста (36-60 лет)

Показатели


Мужчины (n=488)

Женщины (n=455)

M±m

M±m

I. Продольные фасные размеры

(п- по прямой, о- на основании, к- по кривизне), в см

Высота передней брюшной
стенки, (dist. xiphopubicalis)

п

36,89±0,150,001

8,57

35,96±0,150,001

8,59

к

37,52±0,150,001

8,61

35,89±0,150,001

8,67

Расстояние от мечевидного отростка до пупка, (dist. xiphoumbilicalis)

п

19,86±0,110,001

12,34

18,92±0,110,001

12,58

о

19,72±0,110,001

11,97

19,08±0,110,001

12,68

к

19,92±0,110,001

11,85

18,89±0,110,001

12,49

о

17,01±0,090,001

11,82

17,46±0,080,001

10,19

к

17,6±0,090,001

11,42

17,0±0,080,001

10,53

Высота эпигастральной области, (dist. xiphobicostarum)

п

14,81±0,090,001

12,83

14,15±0,090,001

13,86

о

14,73±0,090,001

13,03

14,19±0,090,001

13,89

к

14,88±0,090,001

12,84

14,09±0,090,001

13,84

Высота гипогастральной области, (dist. bispinpubicalis)

п

9,84±0,090,01

21,24

9,29±0,190,01

22,93

о

9,76±0,10,05

21,72

9,21±0,190,05

23,56

II. Поперечные фасные размеры (п- по прямой, к- по кривизне), в см

Ширина передней брюшной стенки:

2-й уровень (dist. bicostarum),
плоскость эпигастральной области

п

25,01±0,130,001

11,23

24,23±0,180,001

15,52

к

29,72±0,220,001

15,78

28,37±0,250,001

18,96

4-й уровень
(dist. bicristarum), плоск. мезог.обл.

попереч. сечения

п

25,21±0,190,001

15,71

26,65±0,240,001

18,42

к

28,05±0,260,001

19,14

30,51±0,340,001

23,01

к

38,11±0,250,01

13,88

39,12±0,270,01

14,42

5-й уровень (dist. bispinarum),
плоскость гипогастральной области

п

24,94±0,110,001

9,3

25,87±0,170,001

14,23

к

28,07±0,180,001

13,61

29,75±0,310,001

19,23

6-й уровень (dist. pubicalis)

п

6,78±0,040,001

11,65

7,02±0,050,001

13,68

к

7,03±0,030,001

10,81

7,26±0,040,001

12,81

III. Профильные размеры, в см (с- стрелка прогиба, пп- показатель прогиба,
оп- основание-передние, оз- основание-задние)

Передне-задние размеры:

1-й уровень

оп

21,83±0,090,001

9,44

21,07±0,10,001

10,25

2-й уровень

оп

21,18±0,120,05

12,0

20,79±0,120,05

12,17

5-й уровень

с

3,53±0,090,01

56,09

3,93±0,110,01

58,83

6-й уровень

оп

18,73±0,090,01

11

19,13±0,110,01

12,65

IV. Площади передней брюшной стенки, в см2

Площадь поперечного сегмента:

2-й уровень,
над плоскостью эпигастр.обл.

левая половина

49,67±1,150,05

50,3

45,6±1,230,05

57,11

правая половина

49,36±1,170,01

51,3

44,8±1,240,01

58,59

общая

99,02±2,30,05

50,37

90,4±2,460,05

57,63

3-й уровень,
над плоскостью мезогастр.обл.

левая половина

47,8±1,20,05

51,86

52,33±1,380,05

54,4

правая половина

47,69±1,15

49,86

50,86±1,34

54,45

общая

95,49±2,340,05

50,45

103,04±2,70,05

54,02

4-й уровень,
над плоскостью мезогастр.обл.

левая половина

40,52±1,110,001

56,89

49,3±1,580,001

66,02

правая половина

40,44±1,130,001

57,92

50,35±1,590,001

65,24

общая

80,95±2,220,001

56,89

99,65±3,150,001

65,22

5-й уровень,
над плоскостью гипогастр.обл.

левая половина

34,12±0,980,001

61,87

43,0±1,430,001

69,36

правая половина

34,86±1,010,001

62,36

42,96±1,430,001

69,54

общая

68,98±1,970,001

61,67

85,95±2,850,001

69,16

Площадь фаса и профиля передней брюшной стенки:

Эпигастральной области

профиля

36,47±0,80,01

47,19

32,6±0,830,01





54,06

на основании

184,35±1,520,001

18,04

171,19±1,770,001

21,95

плоскостная

197,51±1,760,001

19,22

183,89±2,060,001

23,68

по кривизне

221,16±2,140,001

20,93

201,78±2,350,001

24,59

V. Углы, в градусах

Надлонный

104,68±0,520,001

10,99

109,63±0,60,001

11,72

Гипогастральный

86,86±0,550,001

13,87

92,0±0,690,001

15,92

Наклон паховых связок

46,57±0,270,001

12,95

44,0±0,340,001

16,64

VI. Индексы асимметрии поперечных сечений

3-й уровень

101,7±0,790,001

16

97,19±0,870,001

18,14

5-й уровень

105,79±1,440,01

29,24

99,90±1,330,01

27,02

VII. Индексы поперечных размеров

3-й уровень

мезогастр. обл.

102,47±0,50,001

10,47

97,73±0,510,001

10,77

4-й уровень

мезогастр. обл.

100,59±0,750,001

15,41

96,32±0,720,001

15,34

VIII. Индексы живота

Фаса

100,64±0,460,001

10,08

93,94±0,450,001

10,3

Профиля

108,76±0,230,001

4,74

105,31±0,240,001

4,87

Подчревья

39,22±0,370,001

20,81

35,93±0,40,001

23,91

IX. Общие показатели

Объём живота, в л

17,38±0,240,001

20,49

15,44±0,480,001

10,21

Примечание: М±м3,4,5- различия достоверны (при Р<0,05; 0,01; 0,001) в зависимости от пола.

лапарометрических показателей сильнее варьирует у женщин и в 7,2 раза таких показателей меньше у мужчин. У трупов мужчин отмечается преобладание продольных и поперечных, фасных и профильных размеров передней брюшной стенки, западение боковых поверхностей и овоидная форма живота. У женщин передняя брюшная стенка отличается большим выпячиванием, распластанностью боковых поверхностей, а форма живота - расширяющаяся вниз умеренно.

Отличия в размерах передней брюшной стенки и неодинаковая их вариабельность у трупов мужчин и женщин отразились на частоте встречаемости их форм живота (рис. 1). У трупов мужчин в 2,6 раза чаще,

Рис. 1. Распределение форм живота у трупов мужчин и женщин.

чем у женщин, встречается форма живота, расширяющаяся вверх, в равных долях – овоидная, но в 1,8 раза реже - форма живота, расширяющаяся вниз.

Выявлены половые особенности взаимоотношения частоты форм живота с типами телосложения по В.Н. Шевкуненко, В.М. Черноруцкому и Rees-Eisenk. У трупов мужчин с увеличением длины туловища уменьшается в 5,7 раза доля форм живота, расширяющихся вверх и больше в 2,4 раза – расширяющаяся вниз, а у женщин - в 1,3 раза уменьшается доля формы живота, расширяющейся вниз, но в 2,3 раза больше овоидная. С уменьшением окружности грудной клетки у мужчин уменьшается в 1,9 раза доля формы живота, расширяющейся вверх и увеличивается в 1,4 раза – расширяющейся вниз, а у женщин увеличивается в 6,0 раз форма живота, расширяющаяся вверх и снижается в 1,1 раза – расширяющаяся вниз. С уменьшением поперечного диаметра грудной клетки у мужчин уменьшается в 2,0 раза доля формы живота, расширяющейся вверх и увеличивается в 1,4 раза – расширяющейся вниз, а у женщин уменьшается в 1,7 раза овоидная форма живота.

Возрастные изменения размеров, конфигурации передней брюшной стенки и формы живота, выявляли при сравнительном анализе одинаковых показателей у мужчин первого (n=346) и второго (n=488) периодов зрелого возраста (22-60 лет), а также и у женщин первого (n=198) и второго (n=455) периодов зрелого возраста (21-55 лет). Установлено, что большинство (65,7%) показателей передней брюшной стенки и живота у трупов мужчин первого периода зрелого возраста (21-35 лет) сильнее варьирует и в 3,9 раза таких показателей меньше у более зрелых. У первых также отмечаются меньшие значения продольных и поперечных, фасных и профильных размеров брюшной стенки, площади ее областей и сегментов, незначительная распластанность боковых поверхностей и расширяющаяся вниз умеренно форма живота (рис. 2). У трупов мужчин второго периода зрелого возраста

А.  Б.

Рис. 2. Конфигурация передней брюшной стенки и ее поперечных сегментов у трупов мужчин первого /А/ и второго /Б/ периодов зрелого возраста во фронтальной и горизонтальной плоскостях (вид спереди).

(36-60 лет) отмечается преобладание большинства размеров передней брюшной стенки, меньшие угловые значения и овоидная форма живота.

У трупов молодых мужчин в 1,6 раза реже встречается форма живота, расширяющаяся вверх, в 2,4 раза – овоидная, но в 1,8 раза чаще - форма живота, расширяющаяся вниз. С увеличением длины туловища (по классификации В.Н. Шевкуненко) уменьшается доля форм живота, расширяющихся вверх у молодых мужчин в 6,3 раза, у более зрелых – в 5,7, наоборот, увеличивается в 1,6 и 2,4 раза – расширяющаяся вниз. С уменьшением окружности грудной клетки (по классификации В.М. Черноруцкого) у молодых мужчин уменьшается в 2,3 раза, а у зрелых – в 1,9 раза доля формы живота, расширяющейся вверх, в 7,3 и 1,8 раза – овоидная, но увеличивается в 1,8 и 1,4 раза – расширяющейся вниз. С уменьшением ширины плеч (по классификации Д. Таннера) у молодых мужчин уменьшается в 2,8 раза, а у зрелых - в 1,2 раза доля формы живота, расширяющейся вверх, но увеличивается в 7,4 и 1,1 раза – расширяющейся вниз. С уменьшением поперечного диаметра грудной клетки (по классификации Rees-Eisenk) у молодых и зрелых мужчин уменьшается в 2,7 и 1,9 раза соответственно доля формы живота, расширяющейся вверх и, наоборот, увеличивается в 1,8 и 1,4 раза – расширяющейся вниз.

У трупов женщин первого периода зрелого возраста (21-35 лет) отмечается большая вариабельность размеров передней брюшной стенки и преобладание угловых показателей. У трупов женщин второго периода зрелого возраста (36-55 лет) отмечается преобладание продольных и поперечных, фасных и профильных размеров передней брюшной стенки, площадей ее областей и поперечных сегментов (рис. 3). У трупов молодых

А. Б.

Рис. 3. Конфигурация передней брюшной стенки и ее поперечных сегментов у трупов женщин первого /А/ и второго /Б/ периодов зрелого возраста во фронтальной и горизонтальной плоскостях (вид спереди).

женщин в 1,5 раза реже встречается форма живота, расширяющаяся вверх, в 1,4 – овоидная, но в 1,2 раза чаще - расширяющаяся вниз. С уменьшением окружности грудной клетки (по классификации В.М. Черноруцкого) у молодых женщин уменьшается в 2,3 раза доля формы живота, расширяющейся вверх и в 7,3 раза – овоидная, но увеличивается в 1,2-1,8 раза – расширяющаяся вниз, а у зрелых женщин, наоборот, увеличивается в 2,4-6,1 раза форма живота, расширяющаяся вверх, снижается в 3,8-5,3 раза – овоидная и в 1,3-1,4 раза - расширяющаяся вниз.

Конституциональные изменения размеров передней брюшной стенки и живота, конфигурации и формы выявляли у трупов мужчин (n=665) и женщин (n=455) второго периода зрелого возраста (36-60 лет) с использованием классификации L. Rees, H.J. Eisenk. Проведенное сравнительное исследование выявило стабильность большинства (46,9%) показателей передней брюшной стенки и живота у трупов мужчин пикнического типа телосложения, среднюю вариабельность – у нормостеников, а большую в 2,2-2,6 раза – у астеников. У трупов мужчин пикнического типа телосложения отмечаются большие значения продольных и поперечных, фасных и профильных размеров передней брюшной стенки, площади ее областей и сегментов, незначительная распластанность боковых поверхностей и овоидная форма живота. У трупов мужчин астенического типа телосложения отмечаются минимальные значения почти всех размеров передней брюшной стенки, большее западение боковых поверхностей, правосторонняя асимметрия и форма живота, расширяющаяся вниз умеренно. У трупов мужчин нормостенического типа телосложения средние значения размеров передней брюшной стенки.

У трупов мужчин пикнического телосложения чаще (в 48,1%) встречается форма живота, расширяющаяся вверх, в 5,3 раза реже встречается овоидная и в 1,1 – расширяющаяся вниз (рис. 4). У трупов

Рис. 4. Конституциональные особенности распределения форм живота у трупов мужчин второго периода зрелого возраста (36-60 лет).

мужчин нормостенического и астенического телосложения форма живота, расширяющаяся вверх, встречается в 26,7% и 24,4% случаев, овоидная - в 2,7 и 1,7 раза реже, но в 2,4-6,5 раза чаще - расширяющаяся вниз. Форма живота, расширяющаяся вверх, чаще встречается у трупов мужчин пикнического типа телосложения, а у нормо - и астеников - в 1,8-2,0 раза реже. Овоидная форма живота, наоборот, у пикников встречается реже, а у нормо - и астеников – в 1,1-1,6 раза чаще. Форма живота, расширяющаяся вниз, также реже встречается у пикников, а у нормо - и астеников – в 1,4-1,5 чаще.

Стабильность большинства (56,7%) показателей брюшной стенки и живота отмечается у трупов женщин пикнического типа телосложения, средние значения вариабельности - у женщин нормостенического типа, а большая в 2,8-5,9 раза вариабельность характерна для астеников. У трупов женщин пикнического типа телосложения отмечаются большие значения продольных и поперечных, фасных и профильных размеров передней брюшной стенки, площади ее областей и сегментов, незначительная распластанность боковых поверхностей и расширяющаяся вниз умеренно форма живота. У трупов женщин астенического типа телосложения отмечаются минимальные значения почти всех размеров передней брюшной стенки, большая кривизна реберных дуг, более вытянутые и узкие эпи- и гипогастральная области. У трупов мужчин нормостенического типа телосложения средние значения размеров передней брюшной стенки.

У трупов женщин пикнического телосложения редко встречается форма живота, расширяющаяся вверх (10,4%) и овоидная (6,5%), но в 7,8-12,8 раз чаще – расширяющаяся вниз (рис. 5). У трупов женщин нормостенического

Рис. 5. Конституциональные особенности распределения форм живота у трупов женщин второго периода зрелого возраста (36-55 лет).

и астенического телосложения форма живота, расширяющаяся вверх, встречается в 17,3% и 9,0% случаев, овоидная - в 3,4 и 2,4 раза реже, но в 4,5-22,9 раза чаще - форма живота, расширяющаяся вниз. Форма живота, расширяющаяся вверх, чаще встречается у трупов женщин нормостенического типа телосложения, а у пикников и астеников - в 1,3-2,4 раза реже. Овоидная форма живота, у пикников встречается чаще, а у нормо - и астеников – в 1,6-2,7 раза реже. Форма живота, расширяющаяся вниз, также чаще встречается у пикников, а у нормо - и астеников – в 1,4-1,5 раза реже. Следовательно, у трупов женщин выявляются незначительные конституциональные особенности частоты встречаемости форм живота.

Для выявления региональных особенностей форм живота и конфигурации передней брюшной стенки проведено сравнительное лапарометрическое исследование 488 трупов мужчин-европеоидов, проживавших в г. Красноярске и 302 трупов мужчин-европеоидов, проживавших в г. Абакане Республики Хакасия (400 км южнее г. Красноярска). Все исследуемые трупы - мужчины второго периода зрелого возраста (46,41±0,24 и 44,98±0,63 лет). Большинство (62,1%) лапарометрических показателей сильнее варьирует у трупов мужчин Республики Хакасия и в 1,8 раза таких показателей меньше у мужчин г. Красноярска (табл. 2). У трупов мужчин г. Красноярска отмечается

Таблица 2.

Региональные особенности размеров передней брюшной стенки у трупов мужчин второго периода зрелого возраста (36-60 лет)

Показатели


г. Красноярск

(n=488)

г. Абакан

(n=302)

M±m

M±m

I. Продольные фасные размеры (п- по прямой, о- на основании, к- по кривизне), в см

Высота передней брюшной
стенки, (dist. xiphopubicalis)

п

36,89±0,150,001

8,57

33,1±0,190,001

10,06

о

36,73±0,150,001

8,63

32,65±0,190,001

10,35

к

37,52±0,150,001

8,61

33,7±0,190,001

9,97

Расстояние от мечевидного отростка до пупка, (dist. xiphoumbilicalis)

п

19,86±0,110,001

12,34

18,27±0,150,001

14,56

о

19,72±0,110,001

11,97

18,02±0,160,001

15,26

к

19,92±0,110,001

11,85

18,46±0,150,001

14,35

Расстояние от пупка до верхней точки лонного сочленения,
(dist. umbopubicalis)

п

17,22±0,090,001

11,44

15,08±0,090,001

10,81

о

17,01±0,090,001

11,82

14,62±0,090,001

10,81

к

17,6±0,090,001

11,42

15,24±0,090,001

10,63

Высота эпигастральной области, (dist. xiphobicostarum)

п

14,81±0,090,001

12,83

10,87±0,120,001

19,13

о

14,73±0,090,001

13,03

10,62±0,130,001

20,52

к

14,88±0,090,001

12,84

10,97±0,120,001

19,05

Высота мезогастральной области, (dist. bicostbispinarum)

п

12,38±0,130,001

21,97

14,95±0,150,001

16,93

о

12,22±0,130,001

22,34

14,69±0,140,001

16,95

к

12,79±0,130,001

21,34

15,19±0,150,001

16,85

Высота гипогастральной области, (dist. bispinpubicalis)

п

9,84±0,090,001

21,24

7,54±0,080,001

17,37

о

9,76±0,10,001

21,72

7,34±0,080,001

17,99

II. Поперечные фасные размеры (п- по прямой, к- по кривизне), в см

Ширина передней брюшной стенки:

2-й уровень (dist. bicostarum),
плоскость эпигастральной области

п

25,01±0,130,001

11,23

22,2±0,20,001

15,36

к

29,72±0,220,001

15,78

25,19±0,30,001

20,61

3-й уровень
(dist. umbilicalis), плоск. мезог.обл.

попереч. сечения

п

25,6±0,170,001

13,32

23,22±0,240,001

17,83

к

29,15±0,250,001

17,42

26,23±0,340,001

21,81

плоскостная

п

24,99±0,110,001

9,28

23,44±0,130,001

9,56

4-й уровень
(dist. bicristarum), плоск. мезог.обл.

попереч. сечения

п

25,21±0,190,001

15,71

22,64±0,220,001

16,43

к

28,05±0,260,001

19,14

25,27±0,290,001

19,23

плоскостная

п

24,98±0,10,001

9,01

23,96±0,110,001

8,01

диаметр таза

п

30,48±0,140,001

10,23

27,97±0,090,001

5,65

к

38,11±0,250,001

13,88

33,09±0,180,001

9,46

5-й уровень (dist. bispinarum),
плоскость гипогастральной области

п

24,94±0,11

9,3

24,65±0,11

7,71

к

28,07±0,180,001

13,61

26,96±0,160,001

10,24

6-й уровень (dist. pubicalis)

п

6,78±0,040,001

11,65

4,75±0,050,001

20

к

7,03±0,030,001

10,81

5,1±0,050,001

17,44

III. Профильные размеры, в см (с- стрелка прогиба, пп- показатель прогиба,
оп- основание-передние, оз- основание-задние)

Передне-задние размеры:

1-й уровень

оп

21,83±0,090,001

9,44

22,34±0,110,001

8,78

2-й уровень

с

4,58±0,10,001

45,19

2,74±0,120,001

78,95

пп

0,58±0,050,001

201,3

0,26±0,090,001

612,8

оз

0,68±0,050,001

103,6

1,14±0,050,001

78,82

3-й уровень

с

4,26±0,090,001

47,42

2,96±0,130,001

74,57

оп

21,14±0,120,001

12,35

20,41±0,160,001

13,57

оз

1,32±0,050,01

59,79

1,53±0,050,01

61,6

4-й уровень

с

4,07±0,090,001

46,46

2,94±0,120,001

72,15

пп

0,21±0,050,001

560,9

0,28±0,10,001

617,5

оп

20,23±0,110,001

12,31

19,28±0,150,001

13,22

оз

1,32±0,050,001

60,03

0,68±0,040,001

110,9

5-й уровень

с

3,53±0,090,001

56,09

2,78±0,10,001

63,63

оп

19,49±0,110,001

11,95

18,5±0,130,001

11,89

оз

0,24±0,030,001

170,5

0,07±0,020,001

385,2

6-й уровень

оп

18,73±0,090,001

11

17,21±0,090,001

8,95

IV. Площади передней брюшной стенки, в см2

Площадь поперечного сегмента:

2-й уровень,
над плоскостью эпигастр.обл.

левая половина

49,67±1,150,001

50,3

31,4±1,330,001

71,41

правая половина

49,36±1,170,001

51,3

29,75±1,280,001

72,78

общая

99,02±2,30,001

50,37

61,14±2,60,001

71,7

3-й уровень,
над плоскостью мезогастр.обл.

левая половина

47,8±1,20,001

51,86

37,42±1,390,001

62,59

правая половина

47,69±1,150,001

49,86

38,54±1,380,001

60,44

общая

95,49±2,340,001

50,45

75,96±2,760,001

61,07

4-й уровень,
над плоскостью мезогастр.обл.

левая половина

40,52±1,110,001

56,89

30,64±1,090,001

60,08

правая половина

40,44±1,130,001

57,92

30,65±1,120,001

61,59

общая

80,95±2,220,001

56,89

61,29±2,190,001

60,14

5-й уровень,
над плоскостью гипогастр.обл.

левая половина

34,12±0,980,001

61,87

27,68±0,880,001

54,29

правая половина

34,86±1,010,001

62,36

27,18±0,950,001

59,45

общая

68,98±1,970,001

61,67

54,87±1,810,001

55,97

Площадь фаса и профиля передней брюшной стенки:

Эпигастральной области

профиля

36,47±0,80,001

47,19

17,75±0,860,001

84,46

на основании

184,35±1,520,001

18,04

119,35±2,120,001

30,75

плоскостная

197,51±1,760,001

19,22

129,91±2,370,001

31,71

по кривизне

221,16±2,140,001

20,93

140,12±2,790,001

34,54

Мезогастральной области

профиля

51,95±1,170,01

48,66

45,57±1,80,01

68,53

на основании

305,1±3,380,001

24,03

345,16±4,150,001

20,84

плоскостная

310,07±3,380,001

23,47

355,13±4,260,001

20,83

по кривизне

370,03±4,360,001

25,39

397,77±5,360,001

23,38

Гипогастральной области

профиля

21,55±0,550,001

55,4

13,18±0,40,001

53,02

на основании

155,48±1,770,001

25,05

108,1±1,280,001

20,63

плоскостная

161,37±1,930,001

25,73

110,27±1,320,001

20,79

по кривизне

173,61±2,170,001

27

121,31±1,490,001

21,35

Общая

профиля

110,02±2,180,001

42,71

76,52±2,740,001

62,2

на основании

644,91±4,290,001

14,44

572,55±5,560,001

16,85

плоскостная

668,81±4,580,001

14,77

595,26±5,770,001

16,81

по кривизне

764,88±6,260,001

17,66

659,16±7,590,001

19,96

V. Углы, в градусах

Эпигастральный

80,93±0,440,001

11,82

92,93±0,670,001

12,49

Подгрудинный

66,29±0,540,001

17,79

83,26±0,880,001

18,34

Эпиг.-подгрудинная разница

14,65±0,430,001

63,89

9,7±0,730,001

129,6

Надлонный

104,68±0,520,001

10,99

118,72±0,550,001

8,07

Гипогастральный

86,86±0,550,001

13,87

107,45±0,660,001

10,7

VI. Индексы асимметрии поперечных сечений

5-й уровень

105,79±1,440,001

29,24

98,19±2,020,001

34,6

VII. Индексы поперечных размеров

3-й уровень

мезогастр. обл.

102,47±0,50,01

10,47

99,06±1,080,01

17,54

4-й уровень

мезогастр. обл.

100,59±0,750,001

15,41

94,49±1,310,001

20,23

VIII. Индексы живота

Фаса

100,64±0,460,001

10,08

90,31±0,810,001

15,49

Профиля

108,76±0,230,001

4,74

113,45±0,440,001

6,79

Вертикальный

67,75±0,280,001

9,11

62,7±0,310,001

8,61

Надчревья

59,63±0,480,001

17,54

48,46±0,580,001

20,59

Подчревья

39,22±0,370,001

20,81

29,9±0,330,001

19,13

IX. Общие показатели

Объём живота, в л

17,38±0,240,001

20,49

14,04±0,20,001

24,57

Примечание: М±м3,4,5- различия достоверны (при Р<0,01; 0,001) в зависимости от региона проживания.

преобладание продольных и поперечных, фасных и профильных размеров передней брюшной стенки, площадей ее областей и сегментов, распластанность боковых поверхностей и овоидная форма живота. У трупов мужчин г. Абакана отмечается большая вариабельность лапарометрических показателей, противоположность асимметрии, преобладание значений углов эпи- и гипогастральной областей, западение боковых поверхностей и расширяющаяся вниз умеренно форма живота.

Неодинаковая вариабельность размеров передней брюшной стенки у трупов мужчин г. Красноярска и г. Абакана отражается на региональных особенностях частоты встречаемости их форм живота. У трупов мужчин г. Красноярска в 1,9 раза чаще, чем у мужчин г. Абакана, встречается форма живота, расширяющаяся вверх, в 3,1 раза – овоидная, но в 1,9 раза реже - форма живота, расширяющаяся вниз. У всех мужчин реже всего встречается овоидная форма живота, у мужчин г. Красноярска чаще - расширяющаяся вверх, а у мужчин г. Абакана – расширяющаяся вниз.

При судебно-медицинской экспертизе останков важным является идентификация пола, возраста, роста, веса, конституциональной принадлежности, региона проживания, давности и причины смерти. Идентификация пола неизвестного по его останкам в значительной степени зависит от объема материала, представленного для экспертизы. Диагностика пола неизвестного по туловищу не вызывает серьезных проблем и проводится при визуальном осмотре первичных половых признаков. Серьезные затруднения половой идентификации могут возникнуть при наличии фрагментов тела при значительных разрушениях тела (взрыв, авиакатастрофа и др.). В этой ситуации важен поиск новых критериев полового диморфизма всех частей тела.

В этой связи нами проведено лапарометрическое исследование 585 трупов мужчин и 582 женщин в возрасте от 21 до 60 лет. У всех лапарометрических показателей выявлены средние значения (М) и среднее квадратическое отклонение (). На основании сигмального (±1) отклонения определены крайние (минимальные – меньше М-1 и максимальные - больше М+1) и средние значения каждого показателя. Установлено, что минимальные значения толщины жировой складки в эпи- (меньше 0,72 см), мезо- ( меньше 0,95 см) и гипогастральной (меньше 0,64 см) областях в 2,7-11,1 раза чаще (91,7%, 72,9% и 81,6%) выявляются у трупов мужчин, а у трупов женщин в 1,5-4,4 раза чаще (61,1%, 60,0% и 81,6%) – максимальные (больше 2,58 см, 2,39 см и 0,04 см).

Минимальные значения высоты передней брюшной стенки (меньше 31,48 см), выпячивания (меньше 1,82 см) и площади эпигастральной области по плоскости (меньше 127,71 см2) и по кривизне поверхности (меньше 129,53 см2) также чаще (67,5%, 66,3%, 63,8% и 66,8%) встречаются у трупов мужчин и в 1,8-2,1 раза реже – у трупов женщин. У трупов мужчин в 1,8 раза чаще (64,8%) встречаются средние значения поперечного размера передней брюшной стенки на уровне подвздошных остей (22,35-28,33 см), а у трупов женщин в 4,6 раза чаще (82,0%) – максимальные (больше 28,33 см).

Информативными диагностическими показателями оказались основание передний размер живота, его индекс фаса, профиля и подчревья минимальные значения (меньше 19,72 см, 83,15, 101,72 и 26,8) которых в 1,5-3,8 раза чаще (79,1%, 67,6%, 62,2% и 60,3%) встречаются у женщин, а максимальные величины (больше 23,92 см, 107,71, 115,52 и 43,5) в 1,5-5,9 раза чаще (61,4%, 66,9%, 85,6% и 60%) – у мужчин.

Ценным показателем является и площадь поперечного сегмента передней брюшной стенки на уровне подвздошных остей, минимальные (меньше 25,89 см2) и средние (25,89-125,91 см2) значения которой в 1,2-1,4 раза чаще (54,9% и 58,9%) встречаются у мужчин, а максимальные (больше 125,91 см2) в 4,0 раза чаще (80,1%) – у женщин. Наоборот, минимальные значения индекса асимметрии (меньше 83,72) и поперечных размеров передней брюшной стенки на уровне пупка (меньше 26,8) в 1,3-1,5 раза чаще (56,4% и 59,7%) выявляются у женщин, а максимальные (больше 120,96 и 43,5) в 2,6-2,7 раза чаще (73,3% и 72,3%) – у мужчин.

Значимым в судебно-медицинской практике является поиск критериев оценки возраста неизвестных. В связи, с чем проведен корреляционный и регрессионный анализ результатов исследования 1669 трупов мужчин и женщин в возрасте от 16 до 60 лет. В результате корреляционного анализа выявлены средней силы (0,7>r0,5 при p<0,05) достоверные взаимосвязи между лапарометрическими показателями и однолетними возрастными интервалами. Так, однолетние возрастные интервалы обратно коррелируют с высотой поясничного изгиба, эпигастрально - подгрудинной разницей и с индексом Пинье, а прямая взаимосвязь – с величиной подгрудинного угла (рис. 6). Следовательно, для определения возраста неизвестного трупа с точностью до 1 года необходимо определить высоту поясничного изгиба (r2 = 0,3; r = -0,57, p = 0,00003; Возрастной интервал = 65,4 - 12,9 х Высота поясничного изгиба, в см), индекс Пинье (r2 = 0,3; r = -0,6, p = 0,000002;

Рис. 6. Характер взаимосвязи величины подгрудинного угла с возрастными 1-летними интервалами.

Возрастной интервал = 64,37 - 1,46 x Индекс Пинье), величину подгрудинного угла (r2 = 0,3; r = 0,6, p = 0,0000006; Возрастной интервал = -57,3 + 1,4 x Подгрудинный угол, в град.).

При расследовании уголовных дел важным является установление роста и веса потерпевшего по его останкам. Кроме этого, рост и вес неизвестного важен и для дальнейшей конституциональной идентификации. 

Проведенное исследование выявило средней силы (0,7>r0,5 при p<0,05) достоверные корреляционные связи у роста с поперечным размером передней брюшной стенки на уровне Х-х ребер, пупка и подвздошных гребней, основание - передними размерами живота, площадями поперечного сегмента передней брюшной стенки на уровне пупка, высотой передней брюшной стенки, площадью эпи-, мезо- и гипогастральной областей, объемом живота. Сильные (0,9>r0,7 при p<0,05) достоверные корреляционные связи у роста с длиной туловища, основание - передним размером живота на уровне основания мечевидного отростка (рис. 7) и с весом живота. Следовательно, для определения роста с точностью до 1 см необходимо измерить длину туловища (r2 = 0,7; r = 0,8, p = 0,0000; Рост, в см = -45,0 + 4,1 x Длина туловища, в см) и основание-передний размер живота на уровне основания мечевидного отростка (r2 = 0,4; r = 0,7, p = 0,0000005; Рост, в см = 34,1 + 6,5 х Основание-передний размер живота, в см).

При диагностике веса неизвестного выявлено достаточное количество средних и сильных корреляционных связей с лапарометрическими показателями. Так, сильные (0,9>r0,7 при p<0,05) корреляционные связи у веса с жировой складкой мезо- и гипогастральной областей (рис. 8), на подвздошном гребне и ости, основание-передним размером живота на уровне лонного сочленения и объемом живота. Следовательно, для диагностики веса

Рис. 7. Характер взаимосвязи основание-переднего размера живота на уровне основания мечевидного отростка с ростом.

Рис. 8. Характер взаимосвязи толщины жировой складки гипогастральной области с весом.

неизвестного необходимо определить толщину кожно-жировой складки мезогастральной (r2 = 0,5; r = 0,7, p = 0,0000; Вес, в кг = 58,2 + 8,5 x Толщина кожно-жировой складки, в см), гипогастральной (r2 = 0,6; r = 0,8, p = 0,0000; Вес, в кг = 60,1 + 10,5 x Толщина кожно-жировой складки, в кг) областей, подвздошном гребне (r2 = 0,6; r = 0,8, p = 0,0000; V = 60,1 + 10,5 x Толщина кожно-жировой складки, в см) и ости (r2 = 0,6; r = 0,8, p = 0,0000; Вес, в кг = 62,3 + 16,7 x Толщина кожно-жировой складки, в кг), основание-передний размер живота на уровне лонного сочленения (r2 = 0,5; r = 0,7, p = 0,0000; Вес, в кг = -16,3 + 5,1 x Основание-передний размер, в см) и объем живота (r2 = 0,6; r = 0,7, p = 0,0000; Вес, в кг = 35,4 + 2,5 х Объем живота, в л).

При судебно-медицинской экспертизе останков неизвестных мужчин и женщин важным является идентификация типа телосложения. При идентификации типа телосложения по В.Н. Шевкуненко необходимо знать индекс относительной (к росту) длины туловища (х 100). Проведенный корреляционный и регрессионный анализы выявили у индекса Шевкуненко сильные связи (0,9>r0,7 при p<0,05) с поперечными размерами передней брюшной стенки на уровне подвздошных гребней и остей, основание-задним размером живота на уровне подвздошных остей, площадью поперечного сегмента на уровне Х-х ребер, площадью мезогастральной области, величиной эпигастрального угла, вертикальным индексом живота и индексом надчревья. Функциональные связи (1,0>r0,9 при p<0,05) у индекса Шевкуненко с длиной туловища, весом (рис. 9) и плотностью живота.

Рис. 9. Характер взаимосвязи веса живота с индексом Шевкуненко.

Следовательно, для определения типа телосложения по В.Н. Шевкуненко, необходимо вычислить индекс относительной длины туловища по поперечному размеру передней брюшной стенки на уровне подвздошных гребней (r2 = 0,5; r = 0,7, p = 0,0002; Индекс Шевкуненко = 8,9+0,1 x Поперечный размер, в см), основание-задний размер живота на уровне подвздошных остей (r2 = 0,5; r = -0,7, p = 0,007; Индекс Шевкуненко = 1,9 - 0,1 x Основание-задний размер, в см), величине эпигастрального угла (r2 = 0,5; r = 0,7, p = 0,0002; Индекс Шевкуненко = -30,4 + 0,7 x Эпигастральный угол, в град), индексу надчревья (r2 = 0,5; r = -0,7, p = 0,0003; Индекс Шевкуненко = 67,0 - 0,7 x Индекс надчревья), длине туловища (r2 = 0,9; r = 0,9, p = 0,0000; Индекс Шевкуненко = -2,6 + 0,6 x Длина туловища, в см) и весу живота (r2 = 0,8; r = 0,9, p = 0,0003; Индекс Шевкуненко = 10,7 + 1,0 x Вес живота, в кг).

Для идентификации типа телосложения по В.М. Черноруцкому необходимо определить индекс Пинье. У индекса Пинье отмечается средней силы (0,7>r0,5 при p<0,05) взаимоотношения с толщиной кожно-жировой складки в мезо- и гипогастральной областях, на подвздошном гребне и ости, шириной передней брюшной стенки на уровне пупка и подвздошного гребня, основание-передними размерами живота на всех уровнях и объемом живота. Сильные (0,9>r0,7 при p<0,05) корреляционные взаимосвязи отмечаются у индекса Пинье с весом живота (рис. 10), обхватом грудной клетки и с

Рис. 10. Характер взаимосвязи веса живота с индексом Пинье.

индексом Rees-Eisenck. Следовательно, для идентификации типа телосложения по В.М. Черноруцкому необходимо определить индекс Пинье по толщине кожно-жировой складки в мезогастральной области (r2 = 0,3; r = -0,6, p = 0,0000; Индекс Пинье = 31,2 - 11,5 x Толщина кожно-жировой складки), основание-переднему размеру живота на уровне Х-х ребер (r2 = 0,4; r = -0,6, p = 0,0000; Индекс Пинье = 113,7 - 4,8 x Основание-передний размер живота, в см), весу живота (r2 = 0,5; r = -0,7, p = 0,0000; Индекс Пинье = 101,1 - 4,5 x Вес живота, в кг) и обхвату грудной клетки (r2 = 0,6; r = -0,7, p = 0,0000; Индекс Пинье = 159,3 - 1,6 x Обхват грудной клетки, в см).

Для идентификации типа телосложения по Д. Таннеру необходимо определить индекс разницы ширины плеч и таза (х 3). Корреляционный и регрессионный анализ выявил, что средней силы (0,7>r0,5 при p<0,05) связи у индекса Таннера с шириной передней брюшной стенкой на уровне Х-х ребер, основание-передним размером живота на уровне пупка и подвздошных гребней, с верхней половиной и всей высотой передней брюшной стенки (рис. 11) и объемом живота. Сильные связи (0,9>r0,7 при p<0,05) у индекса Таннера отмечаются с высотой брюшной стенки, основание-задним размером живота на уровне основания мечевидного отростка и Х-х ребер и индексом фаса живота. Следовательно, при абдоминальной диагностике типа телосложения по Д. Таннеру необходимо определить индекс разницы ширины плеч и таза (х 3) по высоте передней брюшной стенки (r2 = 0,5; r = 0,7, p = 0,0000; Индекс Таннера = -974,6 + 93,3 x Высота передней брюшной стенки, в см), основание-заднему размеру живота на уровне основания мечевидного отростка (r2 = 0,6; r = 0,8, p = 0,0000; Индекс Таннера = -1182,1 + 90,6 x Основание-передний размер, в см) и Х-х ребер (r2 = 0,7; r = 0,8, p = 0,0000; Индекс Таннера = -1164,5 + 89,9 x

Рис. 11. Характер взаимосвязи высоты передней брюшной стенки с индексом Таннера.

Основание-передний размер, в см), индексу фаса живота (r2 = 0,5; r = 0,7, p = 0,0000; Индекс Таннера = -911,3 + 18,1 x Индекс фаса живота).

Для идентификации типа телосложения по L. Ree, H.J. Eisenck необходимо определить индекс отношения роста (х 100) к поперечному диаметру грудной клетки (х 6). При корреляционном и регрессионном анализах установлено, что у индекса Rees-Eisenck сильная (0,9>r0,7 при p<0,05) взаимосвязь с поперечным диаметром грудной клетки и индексом Пинье (рис. 12). Следовательно, возможна идентификация типа телосложения

Рис. 12. Характер взаимосвязи индекса Пинье с индексом Rees-Eisenck.

по L. Ree, H.J. Eisenck после определения поперечного диаметра грудной клетки (r2 = 0,6; r = -0,8, p = 0,0000; Индекс Rees-Eisenck = 189,4 - 3,1 x Поперечный диаметр грудной клетки, в см), а при наличии только передней брюшной стенки – после определения индекса Пинье (r2 = 0,5; r = 0,7, p = 0,0000; Индекс Rees-Eisenck = 97,7 + 0,3 x Индекс Пинье).

Идентификация региона проживания неизвестного по его останкам составляет одну из сложнейших задач судебно-медицинской науки. В этой связи проведено лапарометрическое исследование 488 трупов мужчин-европеоидов, проживавших в г. Красноярске и 302 трупов мужчин-европеоидов, проживавших в г. Абакане Республики Хакасия (400 км южнее г. Красноярска). Все исследуемые трупы - мужчины второго периода зрелого возраста (43,05±0,5 и 45,09±0,62 лет).

У всех лапарометрических показателей выявлены средние значения (М) и средне квадратические отклонения (). На основании сигмального (±1) отклонения определены крайние (минимальные – меньше М-1 и максимальные - больше М+1) и средние (М-1 - М+1) значения каждого показателя. В последующем выявлена частота встречаемости минимальных, средних и максимальных значений каждого (из 126) лапарометрического показателя и их отличия у трупов мужчин и женщин по z-критерию.

При анализе обобщенных результатов каждого показателя тела установлено, что минимальные значения толщины кожно-жировой складки в эпи- (до 0,72 см), мезо- (до 0,95 см) и гипогастральной (до 0,64 см) областях в 1,5-8,3 раза чаще (89,2%, 77,4% и 59,9%) выявляется у трупов мужчин г. Абакана. Средние значения толщины кожно-жировой складки в эпи- (0,72-2,58 см), мезо- (0,95-2,39 см) и гипогастральной (0,64-2,04 см) областях в 1,9-2,2 раза чаще (68,5%, 66,5% и 65,2%) выявляется у трупов мужчин г. Красноярска. Максимальные значения толщины кожно-жировой складки в эпи- (больше 2,58 см) и мезогастральной (больше 2,39 см) областях в 1,7-2,8 раза чаще (62,9% и 73,5%) встречаются у мужчин г. Абакана, а в гипогастральной области (больше 2,04 см) - в 1,7 раза чаще (63,0%). у трупов мужчин г. Красноярска.

Минимальные значения высоты верхней половины передней брюшной стенки (до 16,13 см), всей ее высоты (до 31,48 см) и эпигастральной области (до 10,77 см) в 3,6-9,4 раза чаще (78,2%, 84,1% и 90,4%) выявляются у трупов мужчин г. Абакана. Средние значения высоты верхней половины передней брюшной стенки (16,13-21,23 см), всей ее высоты (31,48-38,24 см) и эпигастральной области (10,77-16,13 см) в 1,1-1,3 раза чаще (51,4%, 52,9% и 57,0%) выявляются у трупов мужчин г. Красноярска. Максимальные значения высоты верхней половины передней брюшной стенки (больше 21,23 см), всей ее высоты (больше 38,24 см) и эпигастральной области (больше 16,13 см) в 1,9-19,8 раза чаще (66,0%, 82,7% и 95,2%) выявляются у трупов мужчин г. Красноярска.

Минимальные значения ширины передней брюшной стенки на уровне Х-х ребер (до 20,31 см) в 10,2 раза чаще (91,1%) выявляются у трупов мужчин г. Абакана, а на уровне передне-верхних подвздошных остей (до 22,35 см) – в 1,5 раза чаще (60,0%) у мужчин г. Красноярска. Средние значения ширины передней брюшной стенки на уровне Х-х ребер (20,31-27,95 см) в 1,1 раза чаще (52,3%) выявляются у трупов мужчин г. Красноярска, а на уровне передне-верхних подвздошных остей (до 22,35-28,33 см) – в 1,2 раза чаще (54,0%) у мужчин г. Абакана. Максимальные значения ширины передней брюшной стенки на уровне Х-х ребер (больше 27,95 см) и передне-верхних подвздошных остей (больше 28,33 см) в 4,0-5,3 раза чаще (84,0% и 80,0%) выявляются у трупов мужчин г. Красноярска.

Минимальные значения выпячивания эпи- (до 1,82 см) и мезогастральной (до 1,93 см) областей в 4,4-5,4 раза чаще (84,3% и 81,6%) выявляются у трупов мужчин г. Абакана. Средние значения выпячивания эпи- (1,82-6,64 см) и мезогастральной (1,93-6,51 см) областей в 1,1-1,2 раза чаще (53,6% и 52,7%) выявляются у трупов мужчин г. Красноярска. Максимальные значения выпячивания эпи- (больше 6,64 см) и мезогастральной (больше 6,51 см) областей в 3,9-4,4 раза чаще (81,6% и 79,7%) выявляются у трупов мужчин г. Красноярска.

Минимальные значения площади поперечного сегмента эпи- (до 32,69 см2) и мезогастральной (до 44,98 см2) областей в 3,4-7,0 раза чаще (87,5% и 77,5%) выявляются у трупов мужчин г. Абакана. Средние значения площади поперечного сегмента эпи- (32,69-141,97 см2) и мезогастральной (44,98-153,14 см2) областей в 1,1 раза чаще (52,4% и 53,3%) выявляются у трупов мужчин г. Красноярска. Максимальные значения площади поперечного сегмента эпи- (больше 141,97 см2) и мезогастральной (больше 153,5 см2) областей в 2,6-4,2 раза чаще (80,7% и 72,0%) выявляются у трупов мужчин г. Красноярска.

Минимальные значения профильной (до 52,4 см2), плоскостной (до 508,88 см2) и по кривизне поверхности (до 576,07 см2) площади передней брюшной стенки в 2,9-7,3 раза чаще (88,0%, 76,6% и 74,4%) выявляются у трупов мужчин г. Абакана. Средние значения профильной (52,4-153,14 см2) и плоскостной (508,88-713,4 см2) площади передней брюшной стенки в 1,1-1,2 раза чаще (54,2% и 51,2%) выявляются у трупов мужчин г. Красноярска, а по кривизне поверхности (576,07-861,51 см2) - равны. Максимальные значения профильной (больше 153,14 см2), плоскостной (больше 713,4 см2) и по кривизне поверхности (больше 861,51 см2) площади передней брюшной стенки в 2,3-3,0 раза чаще (75,0%, 69,5% и 71,0%) выявляются у трупов мужчин г. Красноярска.

Информативными диагностическими показателями оказались эпигастральный и подгрудинный углы передней брюшной стенки минимальные значения (до 72,93° и до 55,88°), которых в 1,8-4,2 раза чаще (80,6% и 64,6%) встречаются у трупов мужчин г. Красноярска. Средние значения эпигастрального (72,93-97,07°) и подгрудинного (55,88-87,9°) углов в 1,2-1,7 раза чаще (53,5% и 62,8%) встречаются также у трупов мужчин г. Красноярска. Максимальные значения эпигастрального (больше 97,07°) и подгрудинного (больше 87,9°) углов в 3,5-10,1 раза чаще (77,6% и 62,8%) встречаются у трупов мужчин г. Абакана.

Ценными показателями являются и индексы фаса и профиля живота. Так минимальные значения индекса фаса живота (до 83,15) в 10,5 раз чаще встречаются у трупов мужчин г. Абакана, а средние (83,15-107,71) и максимальные (больше 107,71) значения в 1,3-2,1 раза больше у мужчин г. Красноярска. Наоборот, минимальные (меньше 101,72) и средние (101,72-115,52) значения индекса профиля живота в 1,4-2,3 раза чаще встречаются у мужчин г. Красноярска, а максимальные (больше 115,52) в 6,4 раза чаще – у мужчин г. Абакана.

Повышенное внимание в судебно-медицинской практике, особенно при расследовании уголовных дел, вызывает определение времени наступления смерти. Точность и достоверность данной экспертизы в значительной степени зависит от объекта исследования. Если для целого трупа разработано большое количество методов идентификации постмортального периода, то в отношении отдельных частей и тканей тела данные литературы ограничены.

В связи, с чем проведен корреляционный и регрессионный анализ результатов исследования 1669 трупов мужчин и женщин в возрасте от 16 до 60 лет. Корреляционный анализ выявил обратные достоверные и сильные (0,9>r0,7 при p<0,05) связи между одночасовыми интервалами (в первые 6 часов после смерти) и толщиной кожно-жировой складки в эпи-, мезо- и гипогастральной областях и на подвздошном гребне, высотой верхней и нижней половинами передней брюшной стенки, мезо- и гипогастральной областями, высотой всей передней брюшной стенки, шириной передней брюшной стенки на уровне Х-х ребер, пупка и подвздошных остей, степенью выпячивания передней брюшной стенки на всех уровнях, площадью сегмента передней брюшной стенки на уровне Х-х ребер, пупка, подвздошных гребней и остей, площадью эпи-, мезо- и гипогастральной областей и всей передней брюшной стенкой по прямой и по кривизне поверхности, величиной эпигастрального, надлонного и гипогастрального углов, индексом объема живота и вертикальным индексом живота.

Прямая достоверная и сильная (0,9>r0,7 при p<0,05) взаимосвязь у одночасовых интервалов в первые 6 часов после смерти с основание-задними размерами живота на уровне лонного сочленения, показателями прогиба передней брюшной стенки на всех уровнях и индексом подчревья. Обратная достоверная и функциональная (1,0>r0,9 при p<0,05) взаимосвязь у одночасовых интервалов с выпячиванием передней брюшной стенки на уровне подвздошных гребней и величиной подгрудинного угла (рис. 13). Прямая достоверная функциональная (1,0>r0,9 при p<0,05) взаимосвязь у одночасовых интервалов с основание-передними размерами живота на уровне основания мечевидного отростка, Х-х ребер, пупка, подвздошных гребней и остей.

Судебно-медицинский эксперт с помощью двухкратных измерений (с интервалом в 1 час) толщины кожно-жировой складки в эпи-, мезо- и гипогастральной (r2 = 0,7; r = -0,8, p = 0,0479; ПМП = 11,5 - 5,2 x Толщина кожно-жировой складки, в см) областях и на подвздошном гребне (r2 = 0,6; r = -0,8, p = 0,08; ПМП = 8,7 - 2,9 x Толщина кожно- жировой складки, в см), высоты верхней (r2 = 0,6; r = -0,8, p = 0,08; ПМП = 40,5 - 1,9x Высота верхней половины передней брюшной стенки, в см) и нижней половин передней брюшной стенки, мезо- и гипогастральной

Рис. 13. Характер взаимосвязи величины подгрудинного угла с одночасовыми интервалами в первые 6 часов после смерти.

областей, высоты всей передней брюшной стенки (r2 = 0,7; r = -0,8, p = 0,04; ПМП = 40,5 - 1,03 x Высота передней брюшной стенки, в см), ширины передней брюшной стенки на уровне Х-х ребер (r2 = 0,6; r = -0,8, p = 0,05; ПМП = 35,4 - 1,3 x Ширина передней брюшной стенки, в см), пупка и подвздошных остей, основание-передних размеров живота (r2 = 0,9; r = 0,9, p = 0,0003; ПМП = -45,7 + 2,4 x Основание-передний размер живота, в см) и степени выпячивания передней брюшной стенки (r2 = 0,8; r = -0,9, p = 0,02; ПМП = 12,9 - 2,2 x Выпячивание эпигастральной области, в см) на всех уровнях, площади сегмента передней брюшной стенки на уровне Х-х ребер (r2 = 0,7; r = -0,8, p = 0,03; ПМП = 11,3 - 0,2 x Площадь поперечного сегмента эпигастральной области, в см2), пупка, подвздошных гребней и остей, площадью эпи-, мезо- и гипогастральной областей и всей передней брюшной стенкой по прямой и по кривизне поверхности, величиной эпигастрального (r2 = 0,6; r = -0,8, p = 0,06; ПМП = 44,8 - 0,4 x Эпигастральный угол, в град), подгрудинного (r2 = 0,8; r = -0,9, p = 0,01; ПМП = 30,1 - 0,3 x Подгрудинный угол, в град), надлонного и гипогастрального углов, индекса объема живота (r2 = 0,5; r = -0,7, p = 0,1; ПМП = 98,8 - 0,8 x Индекс объема живота), вертикального индекса живота и индекса подчревья (r2 = 0,7; r = 0,8, p = 0,05; ПМП = -22,5 + 0,5 x Индекс подчревья) с высокой точностью (до 1 часа) может определить время наступления смерти.

Очевидно, в результате трупного окоченения в первые часы после смерти происходят значительные достоверные изменения формы и конфигурации живота и передней брюшной стенки. Эти изменения характеризуются уменьшением продольных и поперечных фасных размеров передней брюшной стенки, значений площадей ее областей и поперечных сегментов, угловых величин и, наоборот, увеличением основание-передних размеров живота, что позволяет проводить абдоминальную диагностику постмортального периода.

Актуальным в судебной медицине является также поиск новых диагностических критериев причины смерти при сложных экспертизах. С целью выявления подобных критериев со стороны размеров живота и передней брюшной стенки все трупы мужчин разделены на три группы в зависимости от причины смерти: (Т71) механическая асфиксия от сдавления органов шеи петлей (n=157), (Т51.0) токсическое действие этанола (n=157) и (I24.8) острая коронарная недостаточность (n=157).

У всех лапарометрических показателей выявлены средние значения (М) и средне квадратические отклонения (). На основании сигмального (±1) отклонения определены крайние (минимальные – меньше М-1, максимальные - больше М+1) и средние (М-1 - М+1) значения каждого показателя. В последующем выявлена частота встречаемости минимальных, средних и максимальных значений каждого (из 126) лапарометрического показателя и их отличия у трупов мужчин, умерших от разных причин.

При анализе обобщенных результатов каждого показателя тела установлено, что минимальные значения толщины кожно-жировой складки в эпи- (до 0,72 см) и мезогастральной (до 0,95 см) областях в 1,2-2,4 раза чаще (44,9% и 42,3%) выявляются у мужчин, умерших от отравления этанолом. Средние значения толщины кожно-жировой складки в эпи- (0,72-2,58 см) и мезогастральной (0,95-2,39 см) областях в 1,1-1,4 раза чаще (38,6% и 37,2%) выявляется у мужчин, умерших от асфиксии. Максимальные значения толщины кожно-жировой складки в эпи- (больше 2,58 см) и мезогастральной (больше 2,39 см) областях в 3-6 раза чаще (72,0% и 61,1%) встречаются у мужчин, умерших от острой коронарной недостаточности.

Минимальные значения высоты верхней половины передней брюшной стенки (до 16,13 см), всей ее высоты (до 31,48 см) и эпигастральной области (до 10,77 см) в 1,4-2,2 раза чаще (43,1%, 45,3% и 42,7%) выявляются у трупов мужчин, умерших от отравления. Средние значения высоты верхней половины передней брюшной стенки (16,13-21,23 см), всей ее высоты (31,48-38,24 см) и эпигастральной области (10,77-16,13 см) в 1,1-1,3 раза чаще (51,4%, 52,9% и 57,0%) выявляются одинаково у трупов мужчин независимо от причины смерти. Максимальные значения высоты верхней половины передней брюшной стенки (больше 21,23 см), всей ее высоты (больше 38,24 см) и эпигастральной области (больше 16,13 см) в 1,9-19,8 раза чаще (43,9%, 47,3% и 57,1%) выявляются у мужчин, умерших от асфиксии.

Минимальные значения ширины передней брюшной стенки на уровне Х-х ребер (до 20,31 см) в 1,4-2,3 раза чаще (46,6%) выявляются у трупов мужчин, умерших от отравления, а на уровне передне-верхних подвздошных остей (до 22,35 см) – в 1,1-1,7 раза чаще (40,3%) у мужчин, умерших от асфиксии. Средние значения ширины передней брюшной стенки на уровне Х-х ребер (20,31-27,95 см) и на уровне передне-верхних подвздошных остей (до 22,35-28,33 см) независимо от причины смерти у мужчин встречаются одинаково. Максимальные значения ширины передней брюшной стенки на уровне Х-х ребер (больше 27,95 см) в 1,1-1,5 раза чаще (38,0%) выявляются у мужчин, умерших от острой коронарной недостаточности, а на уровне передне-верхних подвздошных остей (больше 28,33 см) в 1,2-2,3 раза чаще (84,0% и 80,0%) выявляются у мужчин, умерших от асфиксии.

Минимальные значения высоты поясничного изгиба на уровне Х-х ребер (меньше 0,19 см) в 1,1-2,3 раза чаще (42,9%) выявляются у мужчин, умерших от асфиксии. Средние (0,19-1,95 см) и максимальные (больше 1,95 см) значения изгиба в 1,3-2,5 раза чаще (52,0% и 42,3%) выявляются у мужчин при отравлении этанолом. Минимальные значения основание-переднего размера живота на уровне Х-х ребер (меньше 19,0 см) в 1,4-2,6 раза чаще (48,1%) выявляются у мужчин при отравлении. Средние значения показателя одинаково встречаются у всех мужчин независимо от причины смерти. Максимальные значения основание-переднего размера живота (больше 23,54 см) в 1,7-2,1 раза чаще (48,5%) встречаются у мужчин, умерших от острой коронарной недостаточности.

Минимальные значения площади поперечного сегмента гипогастральной области (до 25,9 см2) в 1,3-2,0 раза чаще (43,8%) выявляются мужчин, умерших от отравления. Средние значения площади (25,9-125,9 см2) независимо от причины смерти с одинаковой частотой выявляются у всех мужчин. Максимальные значения площади поперечного сегмента (больше 125,9 см2) в 1,1-1,9 раза чаще (40,6%) выявляются у мужчин, умерших от асфиксии.

Минимальные значения плоскостной (до 508,9 см2) и по кривизне поверхности (до 576,1 см2) площади передней брюшной стенки в 1,3-3,1 раза чаще (51,8% и 47,5%) выявляются у трупов, умерших от отравления. Максимальные значения плоскостной (больше 713,4 см2) и по кривизне поверхности (больше 861,5 см2) площади брюшной стенки в 1,1-2,3 раза чаще (41,6% и 43,9%) выявляются у мужчин, умерших от асфиксии.

Информативными диагностическими показателями оказались эпигастральный и подгрудинный углы передней брюшной стенки минимальные значения (до 72,9° и до 55,9°), которых в 1,2-4,1 раза чаще (54,3% и 44,1%) встречаются у мужчин, умерших от асфиксии. Средние значения эпигастрального и подгрудинного углов с одинаковой частотой встречаются у всех мужчин независимо от причины смерти. Максимальные значения эпигастрального (больше 97,1°) и подгрудинного (больше 87,9°) углов в 1,2-2,6 раза чаще (38,3% и 46,5%) встречаются у трупов мужчин, умерших от острой коронарной недостаточности.

Минимальные значения индекса профиля живота (меньше 101,7) в 2,7-3,2 раза чаще (59,3%) встречаются у мужчин, умерших от асфиксии, а минимальные значения индекса надчревья (меньше 44,2) в 1,2 раза чаще (38,2%) – при острой коронарной недостаточности. Средние значения индексов с одинаковой частой встречаются у всех мужчин независимо от причины смерти. Максимальные значения индекса профиля (больше 115,5) в 1,1-2,0 раза чаще (41,0%) выявляются у мужчин, умерших от отравления, а индекса надчревья (больше 67,6) в 1,6-4,2 раза чаще (53,2%) – при асфиксии.

Ценными показателями являются объем живота и частота встречаемости типа телосложения по В.М. Черноруцкому. Так, минимальные (меньше 10,6 л) и средние (10,6-17,7 л) значения объема живота в 1,4-4,3 раза чаще (61,9% и 45,4%) выявляются у мужчин, умерших от отравления этанолом. Максимальные значения (больше 17,7 л) в 2,6-4,3 раза чаще (61,9%) отмечаются у трупов мужчин, умерших от острой коронарной недостаточности. Астенический и нормостенический типы телосложения в 1,3-2,8 раза чаще (47,2% и 39,8%) встречаются у трупов мужчин, умерших от асфиксии, а гиперстенический в 1,4-2,4 раза чаще (46,5%) – при острой коронарной недостаточности.

Таким образом, проведенное исследование доказывает возможность использования размеров живота и передней брюшной стенки в качестве дополнительных диагностических критериев для достоверной диагностики пола, возраста, роста и веса, конституциональной принадлежности, региона проживания, времени и причины смерти.

Выводы

1. Для трупов мужчин характерно преобладание (P<0,05–0,001) продольных и поперечных, фасных и профильных размеров передней брюшной стенки, западение боковых поверхностей и у них в 2,6 раза чаще выявляется форма живота, расширяющаяся вверх, а у женщин – больше (в 7,2 раза) вариабельность лапарометрических показателей, выпячивание и распластанность брюшной стенки, в 1,8 раза чаще выявляется расширяющаяся вниз, форма живота.

2. У трупов мужчин и женщин первого периода зрелого возраста (21–35 лет) отмечается большая (в 2,1–3,9 раза) вариабельность лапарометрических показателей, меньшие (P<0,05–0,001) значения продольных и поперечных, фасных и профильных размеров брюшной стенки, площади ее областей и сегментов, расширяющаяся вниз, форма живота. У мужчин и женщин второго периода зрелого возраста (36–60 лет) в отличии от более молодого возраста отмечается преобладание большинства размеров передней брюшной стенки и овоидная форма живота.

3. У трупов мужчин и женщин пикнического типа телосложения отмечаются большие (P<0,05–0,001) значения продольных и поперечных, фасных и профильных размеров передней брюшной стенки, площади ее областей и сегментов, незначительная распластанность боковых поверхностей, овоидная и форма живота, расширяющаяся вниз умеренно. У представителей астенического телосложения большая (в 2,2–5,9 раза) вариабельность и минимальные значения почти всех размеров передней брюшной стенки, большее западение боковых поверхностей, расширяющиеся вниз умеренно, значительно и предельно формы живота, а у нормостеников – средние значения.

4. Для трупов мужчин г. Красноярска характерно преобладание (P<0,05–0,001) продольных и поперечных, фасных и профильных размеров брюшной стенки, площадей ее областей и сегментов, распластанность боковых поверхностей и овоидная форма живота, у мужчин г. Абакана – большая (в 1,8 раза) вариабельность лапарометрических показателей, переменная асимметрия, преобладание угловых значений, западение боковых поверхностей и расширяющаяся вниз форма живота. У мужчин г. Красноярска в 1,9 раза чаще, чем у мужчин г. Абакана, встречается форма живота, расширяющаяся вверх, в 3,1 раза – овоидная, но в 1,9 раза реже – форма живота, расширяющаяся вниз, более сопряженные с типами телосложения по классификации В.Н. Шевкуненко и Д. Таннера.

5. Возраст трупов мужчин и женщин имеет средней силы достоверные корреляционные связи (0,7>r>0,5 при P<0,05) с высотой поясничного изгиба, величиной эпигастрального угла, эпигастрально–подгрудинной разницей и индексом Пинье.

6. Рост трупов мужчин и женщин имеет сильные достоверные корреляционные связи (0,9>r0,7 при p<0,05) с длиной туловища, основание–передними размерами и весом живота, а вес тела – с толщиной кожно–жировых складок передней брюшной стенки, основание–передними размерами и объемом живота.

7. Индекс Шевкуненко трупов мужчин и женщин имеет сильные достоверные связи (0,9>r0,7 при p<0,05) с поперечными размерами передней брюшной стенки, основание–задними размерами живота, площадью поперечного сегмента и величиной угла эпигастральной области, вертикальным индексом живота и индексом надчревья, а функциональная (1,0>r0,9 при p<0,05) – с длиной туловища, весом и плотностью живота.  Индекс Пинье имеет сильные достоверные корреляционные связи (0,9>r0,7 при p<0,05) с весом живота, обхватом грудной клетки и индексом Rees–Eisenck,  индекс Таннера – с высотой передней брюшной стенки, основание–задними размерами и индексом фаса живота, а  индекс Rees–Eisenck – с поперечным диаметром грудной клетки и индексом Пинье.

8. Время наступления смерти мужчин и женщин имеет сильную достоверную (0,9>r0,7 при p<0,05) связь с толщиной кожно–жировых складок брюшной стенки, высотой и шириной ее половин и областей, степенью выпячивания и площадью поперечных сегментов, основание–задними размерами живота, величиной эпигастрального, надлонного и гипогастрального углов, вертикальным и индексом фаса живота, а функциональная (1,0>r0,9 при p<0,05) – с основание–передними размерами живота и величиной подгрудинного угла.

9. У умерших от асфиксии максимальные (>М+1) значения продольных размеров передней брюшной стенки, площади ее поперечных сегментов и отделов, индекса надчревья, минимальные (<М–1) – высоты поясничного изгиба, углов эпигастральной области, индекса профиля, чаще в 1,3–2,8 раза встречается нормо– и астенический типы телосложения; у умерших от отравленний – минимальные значения толщины кожно–жировых складок, продольных и поперечных размеров брюшной стенки, площади ее сегментов и отделов, основание–передних размеров, индексов и объема живота, максимальны – высоты поясничного изгиба, а для умерших от острой коронарной недостаточности – максимальные значения толщины кожно–жировых складок, углов эпигастральной области, основание–передних размеров, индекса профиля и объема живота, чаще в 1,4–2,4 раза встречается гиперстеническое телосложение.

Практические рекомендации

1.        Лапарометрические показатели являются дополнительными диагностическими критериями и могут учитываться при идентификации общих признаков, региона проживания, давности и причины смерти.

2.        Используя уравнения линейной регрессии возможно определение возраста неизвестного по высоте поясничного изгиба (r2 = 0,3258; r = –0,5708, p = 0,00003; Возрастной интервал = 65,3715111 – 12,9317339 х Высота поясничного изгиба, в см), индексу Пинье (r2 = 0,3122; r = –0,5587, p = 0,000002; Возрастной интервал = 64,3681479 – 1,4627843 x Индекс Пинье) и величине подгрудинного угла (r2 = 0,3313; r = 0,5756, p = 0,0000006; Возрастной интервал = –57,3398071 + 1,40405123 x Подгрудинный угол, в град.).

3.        Используя уравнения линейной регрессии возможно определение роста неизвестного по длине туловища (r2 = 0,7175; r = 0,8, p = 0,0000;  Рост, в см = –45,0318787 + 4,0914138 x Длина туловища, в см) и основание–переднему размеру живота на уровне основания мечевидного отростка (r2 = 0,4406; r = 0,7, p = 0,0000005; Рост, в см = 34,0942728 + 6,46057625 х Основание–передний размер живота, в см), а веса – по толщине кожно–жировой складки передней брюшной стенки (r2 = 0,5153; r = 0,7179, p = 00,0000; Вес, в кг = 58,1471805 + 8,49094264 x Толщина кожно–жировой складки, в см) и объему живота (r2 = 0,5833; r = 0,7637, p = 00,0000; Вес, в кг = 35,3755758 + 2,47345085 х Объем живота, в л).

4.        Используя уравнения линейной регрессии возможно определение типа телосложения по В.Н. Шевкуненко неизвестного по величине эпигастрального угла (r2 = 0,5030; r = 0,7092, p = 0,0002; Индекс Шевкуненко = –30,4282378 + 0,703672878 x Эпигастральный угол, в град), и весу живота (r2 = 0,8582; r = 0,9264, p = 0,0003; Индекс Шевкуненко = 10,7193983 + 0,988020194 x Вес живота, в кг), ), по В.М. Черноруцкому – по весу живота (r2 = 0,5230; r = –0,7232, p = 00,0000; Индекс Пинье = 101,094128 – 4,48215564 x Вес живота, в кг) и обхвату грудной клетки (r2 = 0,5557; r = –0,7454, p = 00,0000; Индекс Пинье = 159,334764 – 1,64544103 x Обхват грудной клетки, в см), по Д. Таннеру – по высоте передней брюшной стенки (r2 = 0,5210; r = 0,7218, p = 0,00000001; Индекс Таннера = –974,556018 + 93,3619436 x Высота передней брюшной стенки, в см) и индексу фаса живота (r2 = 0,4907; r = 0,7005, p = 0,00000004; Индекс Таннера = –911,319296 + 18,0594304 x Индекс фаса живота), по L. Ree, H.J. Eisenck – по поперечному диаметру грудной клетки (r2 = 0,6303; r = –0,7939, p = 00,0000; Индекс Rees–Eisenck = 189,453379 – 3,0808273 x Поперечный диаметр грудной клетки, в см) и индексу Пинье (r2 = 0,5202; r = 0,7212, p = 00,0000; Индекс Rees–Eisenck = 97,6984048 + 0,32591759 x Индекс Пинье).

5.        Используя уравнения линейной регрессии возможно определение давности наступления смерти у трупов мужчин и женщин с точностью до 1 часа (при Р<0,05) с помощью толщины кожно–жировой складки в эпи–, мезо– и гипогастральной (r2 = 0,6652; r = –0,8156, p = 0,0479; ПМП = 11,4816984 – 5,22008432 x Толщина кожно–жировой складки, в см) областях, высоты верхней (r2 = 0,5847; r = –0,7647, p = 0,0766; ПМП = 40,5413749 – 1,96129319 x Высота верхней половины передней брюшной стенки, в см) и нижней половин передней брюшной стенки, ширины передней брюшной стенки на уровне Х–х ребер (r2 = 0,6470; r = –0,8044, p = 0,0537; ПМП = 35,3644569 – 1,31215632 x Ширина передней брюшной стенки, в см), пупка и подвздошных остей, основание–передних размеров живота (r2 = 0,9710; r = 0,9854, p = 0,0003; ПМП = –45,687228 + 2,40726537 x Основание–передний размер живота, в см), величины эпигастрального (r2 = 0,6184; r = –0,7864, p = 0,0636; ПМП = 44,8035378 – 0,458699296 x Эпигастральный угол, в град.) угла, индекса объема живота (r2 = 0,4912; r = –0,7009, p = 0,1208; ПМП = 98,8429853 – 0,829632648 x Индекс объема живота).

6.        Распределение лапарометрических показателей по вариантам (минимальные – меньше М–1, средние – М–1 – М+1 и максимальные – больше М+1) значений может помочь в определении пола, региона проживания, причины смерти.

7.        На основании проведенных исследований в Красноярском краевом бюро судебно–медицинской экспертизы создана сетевая компьютерная программа «Биометрия». После быстрого (5 минут) измерения экспертом (экспертами в каждой секционной) предварительных данных (30) и ввода их в компьютер, программа моментально печатает биометрический паспорт, содержащий полную антропо – и лапарометрическую характеристику (цифровую – 150 показателей, качественную – тип телосложения, форма живота и графическую – схематические рисунки тела, живота) трупа, что позволяет оптимизировать решение судебно–медицинских экспертных вопросов.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Горбунов Н.С., Чикун В.И., Илларионова А.В. Соединительнотканный остов передней брюшной стенки. – Красноярск, 2003. – 94 с.
  2. Чикун В.И., Горбунов Н.С., Краснопеева Г.А., Мишанин М.Н. Особенности посмертных изменений форм живота и размеров передней брюшной стенки у людей // Актуальные проблемы морфологии: Сборник научных трудов. – Красноярск, 2003. – С. 206.
  3. Чикун В.И., Горбунов Н.С., Краснопеева Г.А., Мишанин М.Н. Судебно-медицинская абдоминология // Актуальные проблемы морфологии: Сборник научных трудов. – Красноярск, 2003. – С. 207.
  4.   Чикун В.И., Горбунов Н.С., Мишанин М.Н., Мишанина И.А., Масленникова О.С. Половая изменчивость форм живота // Актуальные проблемы морфологии: Сборник научных трудов. – Красноярск, 2003. – С. 207-208.
  5. Горбунов Н.С., Чикун В.И., Мишанин М.Н., Масленникова О.С. Формы живота у юношей // Актуальные проблемы морфологии: Сборник научных трудов. – Красноярск, 2003. – С. 54.
  6. Горбунов Н.С., Каспаров Э.В., Чикун В.И., Илларионова А.В., Фокин Д.В. Атлас эхографического строения соединительнотканного остова передней брюшной стенки. - Красноярск, 2004. - 148 с.
  7.   Горбунов Н.С., Самотесов П.А., Киргизов И.В., Чикун В.И., Илларионова А.В., Евдокимова Е.Ю. Ультрасонография – безопасный неинвазивный метод отображения анатомии и гистологии передней брюшной стенки // Сибирское медицинское обозрение. – 2003. - № 4 (29). – С. 16–20.
  8.   Горбунов Н.С., Чикун В.И., Мишанин М.Н., Илларионова А.В. Ультразвуковое исследование передней брюшной стенки // Материалы IY Восточно-сибирской гастроэнтерологической конференции, YII Республиканской терапевтической конференции /Под ред. - д.м.н.. проф. Цуканова В.В. - Абакан, 2004. - С. 189-195.
  9.   Горбунов Н.С., Виссарионов В.А., Сурков Н.А., Чикун В.И., Мишанин М.Н., Илларионова А.В. Микроскопическая эхоструктура передней брюшной стенки // Актуальные проблемы морфологии: Сборник научных трудов. - Красноярск, 2004. - С. 71-74.
  10. Мишанина И.А., Горбунов Н.С., Чикун В.И., Мишанин М.Н. Влияние деторождения на локальную конфигурацию передней брюшной стенки // Актуальные проблемы морфологии: Сборник научных трудов. - Красноярск, 2004. - С. 182-186.
  11. Мишанина И.А., Горбунов Н.С., Чикун В.И., Мишанин М.Н., Токарская И.В. Локальная конфигурация передней брюшной стенки у женщин с различными формами живота // Актуальные проблемы морфологии: Сборник научных трудов. - Красноярск, 2004. - С. 186-187.
  12. Чикун В.И., Горбунов Н.С., Мишанин М.Н., Моисеев В.Ф., Афанасьев С.А., Краснопеева Г.А. Основы абдоминальной судебно-медицинской идентификации личности // Актуальные проблемы морфологии: Сборник научных трудов. - Красноярск, 2004. - С. 269-271.
  13. Горбунов Н.С., Винник Ю.С., Чикун В.И., Мишанин М.Н., Илларионова А.В. Топические особенности микроэхоструктуры соединительнотканного остова передней брюшной стенки // Сибирское медицинское обозрение. - 2004. - № 1. (30). - С. 22- 26.
  14. Мишанин М.Н., Горбунов Н.С., Чикун В.И., Мишанина И.А. Конституциональная изменчивость формы живота у женщин в зависимости от количества родов // Материалы Y Международного конгресса по интегративной антропологии. - Винница, 2004. - С. 197-199.
  15. Горбунов Н.С., Чикун В.И., Мишанин М.Н., Моисеев В.Ф., Краснопеева Г.А., Афанасьев С.А. Лапарометрические особенности в судебно-медицинской идентификации личности // Современные аспекты фундаментальной и прикладной морфологии: Материалы Всероссийской научной конференции с международным участием. - Санкт-Петербург, 2004. - С. 59-61.
  16. Горбунов Н.С., Киргизов И.В., Мишанин М.Н., Чикун В.И. Конституциональная изменчивость // Вопросы сохранения и развития здоровья населения Севера и Сибири: Материалы итоговой научной конференции. - Красноярск, 2004. - Вып. 3. - С. 88-90.
  17. Чикун В.И., Горбунов Н.С., Мишанин М.Н., Моисеев В.Ф., Краснопеева Г.А. Актуальность судебно-медицинской идентификации личности // Вопросы сохранения и развития здоровья населения Севера и Сибири: Материалы итоговой научной конференции. - Красноярск, 2004. - Вып. 3. - С. 135-137.
  18. Чикун В.И., Горбунов Н.С., Мишанин М.Н., Моисеев В.Ф., Краснопеева Г.А. Обоснование абдоминальной судебно-медицинской идентификации личности // Вопросы сохранения и развития здоровья населения Севера и Сибири: Материалы итоговой научной конференции. - Красноярск, 2004. - Вып. 3. - С. 138-139.
  19. Чикун В.И., Горбунов Н.С., Афанасьев С.А., Моисеев В.Ф., Краснопеева Г.А., Мишанин М.Н. Абдоминальная идентификация // Морфология. - 2004. - Т. 126, № 4. - С. 135.
  20. Чикун В.И., Горбунов Н.С., Мишанин М.Н., Краснопеева Г.А., Афанасьев С.А., Моисеев В.Ф. Абдоминальная судебно-медицинская идентификация личности // Актуальные проблемы морфологии: Сборник научных трудов. - Красноярск, 2004. - С. 269-272.
  21. Чикун В.И., Горбунов Н.С., Мишанин М.Н., Краснопеева Г.А., Афанасьев С.А., Моисеев В.Ф. Определение костных границ передней брюшной стенки по фотографии потерпевшего при абдоминальной идентификации личности // Актуальные вопросы судебной медицины и экспертной практики: Сборник научных трудов. - Красноярск, 2004. - С. 118-120.
  22. Чикун В.И., Горбунов Н.С., Мишанин М.Н., Краснопеева Г.А., Афанасьев С.А., Моисеев В.Ф. Основы абдоминальной судебно-медицинской идентификации личности // Сибирское медицинское обозрение. - 2004. - № 2-3. С. 7-13.
  23. Горбунов Н.С., Чикун В.И., Мишанин М.Н., Мишанина И.А. Женский живот (формы, размеры, изменчивость). - Красноярск, 2004. - 125 с.
  24. Чикун В.И., Горбунов Н.С., Манчук В.Т., Мишанин М.Н., Масленникова О.С. Живот детей и подростков        (размеры, формы, изменчивость). – Красноярск, Типография КрасГМА, 2004. – 112с.
  25. Чикун В.И., Горбунов Н.С., Мишанин М.Н., Краснопеева Г.А. Абдоминальная идентификация мужчин. - Красноярск, 2005. - 135 с.
  26. Чикун В.И., Горбунов Н.С., Мишанин М.Н., Моисеев В.Ф., Краснопеева Г.А., Афанасьев С.А., Шишкина Ю.В. Постмортальная изменчивость передней брюшной стенки // Вопросы сохранения и развития здоровья населения Севера и Сибири: Мат. итог. науч.-практич. конф. с межд. участ. - Красноярск, 2005. - Вып. № 4. - С. 233-235.
  27. Чикун В.И., Горбунов Н.С., Мишанин М.Н., Моисеев В.Ф., Краснопеева Г.А., Афанасьев С.А., Шишкина Ю.В. Частота поступления неизвестных трупов в Красноярское бюро СМЭ в аспекте идентификации личности // Вопросы сохранения и развития здоровья населения Севера и Сибири: Мат. итог. науч.-практич. конф. с межд. участ. - Красноярск, 2005. - Вып. № 4. - С. 236-237.
  28. Чикун В.И., Горбунов Н.С., Самотесов П.А., Киргизов И.В., Мишанин М.Н., Кутилов С.В. Живот детей при хроническом толстокишечном стазе. -Красноярск: Типография КрасГМА, 2005. – 96с. 
  29. Чикун В.И., Горбунов Н.С., Народов А.А., Куликова О.В. Живот при энцефало-миело-полирадикуло-невропатии. -Красноярск: Типография КрасГМА, 2005. – 124с.
  30. Чикун В.И., Горбунов Н.С., Мишанин М.Н., Моисеев В.Ф., Афанасьев С.А., Краснопеева Г.А., Шишкина Ю.В. Постмортальная изменчивость размеров передней брюшной стенки // Актуальные проблемы морфологии: Сборник научных трудов. - Красноярск, 2005. - С. 220-221.

31. Чикун В.И.,Горбунов Н.С., Мишанин М.Н., Моисеев В.Ф., Краснопеева Г.А., Афанасьев С.А., Шишкина Ю.В.Частота поступления неизвестных трупов в Красноярское бюро СМЭ в аспекте идентификации личности  // Вопросы сохранения и развития здоровья населения Севера и Сибири: Мат. итог. науч.- практич. конф. с межд. участ. - Красноярск, 2005. - Вып. № 4. -С. 236-237.

32.  Чикун В.И., Горбунов Н.С., Мишанин М.Н., Моисеев В.Ф., Краснопеева Г.А., Афанасьев С.А., Шишкина Ю.В. Постмортальная изменчивость передней брюшной стенки  Вопросы сохранения и развития здоровья населения Севера и Сибири: Мат. итог. науч.- практич. конф. с межд. участ. - Красноярск, 2005. - Вып. № 4. С. 233-235.

  1.   Чикун В.И., Горбунов Н.С., Самотесов П.А., Мишанин М.Н., Моисеев В.Ф., Краснопеева Г.А., Афанасьев С.А. Абдоминальная идентификация постмортального периода // Сибирское медицинское обозрение. - 2006. - № 3 (40). - С. 58-63.
  2. Горбунов Н.С., Чикун В.И., Самотесов П.А., Мишанин М.Н., Горбунов Н.С., Почекутов А.В. Асимметрия передней брюшной стенки. - Красноярск, 2006. - 131 с.
  3. Чикун В.И., Горбунов Н.С., Самотесов П.А., Моисеев М.Н. Постмортальный живот женщин. - Красноярск, 2006. - 130 с.
  4.   Горбунов Н.С., Каспаров Э.В., Самотесов П.А., Чикун В.И., Киргизов И.В., Мишанин М.Н. Абдоминология в докладах. - Красноярск, 2006. - 104 с.
  5. Горбунов Н.С., Самотесов П.А., Каспаров Э.В., Чикун В.И., Гребенникова В.В. Абдоминология в вопросах и ответах. - Красноярск, 2006. - 102 с.
  6. Горбунов Н.С., Чикун В.И., Самотесов П.А., Мишанин М.Н., Горбунов Д.Н. Асимметрия конфигурации и строения передней брюшной стенки // Актуальные проблемы морфологии: Сборник научных трудов. - Красноярск, 2006. - С. 43-48.
  7. Горбунов Н.С., Самотесов П.А., Чикун В.И., Мишанин М.Н., Почекутов А.В. Асимметрия конфигурации передней брюшной стенки // Сибирское медицинское обозрение. - 2006. - № 3 (40). - С. 52-57.
  8. Горбунов Н.С., Самотесов П.А., Чикун В.И., Мишанин М.Н., Почекутов А.В., Кузнецов В.Ю. Асимметрия конфигурации и строения передней брюшной стенки // Морфология. – Т. 129, № 4. – 2006 . – С. 39.
  9.   Чикун В.И., Горбунов Н.С., Самотесов П.А., Мишанин М.Н., Моисеев В.Ф. Форма живота и конфигурация передней брюшной стенки у трупов женщин // Морфология. – Т. 129, № 4. – 2006 . – С. 136.
  10.   Чикун В.И., Горбунов Н.С., Самотесов П.А., Мишанин М.Н., Афанасьев С.А. Посмертная изменчивость живота и передней брюшной стенки // Морфология. – Т. 129, № 4. – 2006 . – С. 136.
  11. Горбунов Н.С., Самотесов П.А., Чикун В.И., Горбунов Д.Н. Асимметрия строения соединительнотканного остова передней брюшной стенки // Сибирское медицинское обозрение. - 2006. - № 4 (41). - С.
  12. Чикун В.И., Горбунов Н.С., Самотесов П.А., Мишанин М.Н., Куликова О.В. Конфигурация передней брюшной стенки у мужчин с энцефалополирадикулоневропатией // Акт. Пробл. Морфологии: Сб. научн. тр. / под ред. Проф. Н.С. Горбунова – Красноярск: Типография КрасГМА, 2006. – С. 48 – 51.
  13. Чикун В.И., Афанасьев С.А., Горбунов Н.С., Краснопеева Г.А., Моисеев В.Ф. Идентификация личности неизвестных трупов в Красноярском бюро СМЭ // Акт. вопр. теории и практ. суд.-мед. эксп.: Сб. научн. тр., посвященный 55-летию Красноярского краевого бюро СМЭ. – Красноярск, 2006, Вып. 4. – С. 162 – 164.
  14. Чикун В.И., Горбунов Н.С., Самотесов П.А., Афанасьев С.А. Абдоминальная диагностика причины смерти мужчин // Сибирское медицинское обозрение. - 2007. - № 1 (42). - С. .
  15. Чикун В.И., Горбунов Н.С., Афанасьев С.А. Основы абдоминальной диагностики причины смерти. – Красноярск, 2007. – 107 с.
  16. Горбунов Н.С., Самотесов П.А., Николаев В.Г., Чикун В.И., Почекутов А.В. Судебно-медицинская антропология. – Красноярск, 2007. – 133 с.
  17.   Горбунов Н.С., Самотесов П.А., Чикун В.И., Почекутов А.В. Региональные анатомические стандарты тела мужчин // Сибирское медицинское обозрение. - 2007. - № 2 (43). - С. 79-85.
  18.   Чикун В.И., Горбунов Н.С., Афанасьев С.А. Анатомические и судебно-медицинские особенности живота у мужчин Республики Хакасия // Актуальные проблемы морфологии: Сборник научных трудов. – Красноярск, 2007. - № 6. – С. 144-147.
  19. Чикун В.И., Горбунов Н.С., Мишанин М.Н. Региональные особенности определения типа телосложения мужчин Морфологические ведомости.- Москва, 2008. №1-2. - С. 148-149.
  20.   Чикун В.И. Лапарометрические особенности мужчин, умерших от различных причин Морфологические ведомости.- Москва, 2008. №1-2. - С. 164-165.
  21.   Чикун В.И., Горбунов Н.С., Самотесов П.А., Мишанин М.Н. Региональные особенности форм живота и размеров передней брюшной стенки Клиническая анатомия и экспериментальная хирургия.-Оренбург, 2008.- Вып. № 8. - С. 52-54.
  22. Чикун В.И., Горбунов Н.С., Самотесов П.А., Мишанин М.Н.,  Региональные особенности форм лапапарометрических показателей передней брюшной стенки Ученые записки Санкт-Петербурского государственного медицинского университета им. акад. И.П.Павлова. - Санкт-Петербург, 2008. Том.15, №3. - С. 57-59.
  23. Чикун В.И., Горбунов Н.С., Самотесов П.А., Мишанин М.Н., Попов В.Л. Особенности взаимосвязи антропо- и лапапарометрических показателей, их значение в судебно-медицинской практике Ученые записки Санкт-Петербурского государственного медицинского университета им. акад. И.П.Павлова. - Санкт-Петербург, 2008. Том.15, №3. - С. 59-63.
  24. Чикун В.И. Абдоминальный метод судебно-медицинской идентификации личности Сибирский медицинский журнал.- Томск, 2009. Вып №1. - С. 45-46.
  25. Чикун В.И., Горбунов Н.С., Самотесов П.А. Антропометрия, как метод оценки различных видов танатогенеза Сибирское медицинское обозрение. – Красноярск, 2009. - № 1. С.64 -69.                                                        58.  Пат.  2267292 Российская Федерация, МПК А 61 В 8/08, А 61  К 31/721.  Способ ультразвукового исследования рубцового склероза мышц передней брюшной стенки [Текст] /Гобунов Н.С., Киргизов И.В., Мишанин М.М.,Чикун В. И., Илларионова А.В.; заявитель и патентообладатель Красноярская гос. мед. академия. - №2004121890, заявл. 2004.07.16; опубл. 2006.01.10, опубл. Бюл. №1.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.