WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

КУРИЛОВ

Игорь Николаевич

ВОЗРАСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РЕПАРАТИВНОГО ПРОЦЕССА

В КОЖЕ И КОСТНОЙ ТКАНИ

(экспериментальное  исследование)

14.00.53 - геронтология и гериатрия

Автореферат

диссертации  на соискание  учёной степени

доктора  медицинских  наук

Санкт-Петербург-2010

Работа выполнена в отделе фундаментальных исследований Челябинского государственного института лазерной хирургии МЗСР РФ и лаборатории возрастной клинической патологии Санкт-Петербургского института биорегуляции и геронтологии СЗО РАМН

Научные консультанты:

доктор медицинских наук, профессор

Рыжак Галина Анатольевна

заслуженный деятель науки РФ,

доктор медицинских наук, профессор

Попов Геннадий Константинович

Официальные оппоненты:

заслуженный деятель науки РФ,

доктор медицинских наук, профессор

Кветной Игорь Моисеевич 

доктор медицинских наук, профессор

Королькова  Татьяна Николаевна

доктор медицинских наук, профессор

Кочиш  Александр Юрьевич

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Санкт-Петербургская государственная медицинская академия им. И.И. Мечникова»

Защита диссертации состоится «___» __________ 2010 г. в _____ часов на заседании Диссертационного Совета Д 601.001.01 в Санкт-Петербургском институте биорегуляции и геронтологии СЗО РАМН по адресу: 197119, Санкт-Петербург, пр. Динамо, 3.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Санкт-Петербургского института биорегуляции и геронтологии СЗО РАМН.

Автореферат разослан «___»___________2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного Совета,

доктор биологических наук, доцент Козина Л.С.

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность  проблемы

Первые годы настоящего столетия характеризуются огромным интересом теоретиков и клиницистов к изучению потенциальных возможностей стволовых костномозговых клеток. Это связано с тем, что костномозговые предшественники способны дифференцироваться не только в гемопоэтические клетки и клетки костного скелета, но и в клетки других тканей организма. Всё это определяет возможность восстановления регенераторного характера практически всех видов тканей при повреждении.

Решение этого вопроса возможно при непосредственном применении экспериментального моделирования и знания закономерностей развития костного мозга в различные периоды морфогенеза. Именно это обусловливает обострившийся интерес исследователей к закономерностям морфологического и физиологического становления костного мозга. В последнее время всё больше и больше звучат высказывания о том, что возникла острейшая необходимость в интерпретации уже давно описанных процессов морфо- и гистогенеза с физиологических позиций. Эта проблема существует давно [Lash J., Whittaker J.R., 1974], но в последние годы характеризуется потребностью в глубоком проникновении в эти процессы, а именно, крайне необходимым является развитие биохимической и физиологической интерпретаций этих явлений. Основные схемы дифференцировки и пролиферации клеток при первичном развитии тканей остаются в потенциале зрелого функционирующего организма. Вот это и обусловило выбор темы диссертационной работы на примере регенераторной и восстановительной возможностей костного мозга, которые могут быть использованы в различных отраслях медицины.

Костный мозг млекопитающих локализуется внутри костного скелета. Наибольшая функциональная активность отмечается в эпифизах трубчатых костей, где костная ткань представлена в виде сетчатой структуры. Такое анатомическое соседство не случайно, поскольку костномозговая и костная ткани проявляют функциональную взаимозависимость. Прежде всего,  костномозговые стволовые клетки способны дифференцироваться как в кроветворные циркулирующие элементы, так и образовывать остеобласты. Во-вторых, кровоснабжение костного мозга и кости имеет прямое соединение. Венозные синусы костного мозга обеспечиваются кровью из питающих артерий кости и периостальной капиллярной сети [Brooks P., 1961]. Следует также подчеркнуть, что остеокласты являются производными гемопоэтических клеток, моноцитов/макрофагов. В то же время, сетчатая структура эпифизов трубчатых костей обеспечивает формирование микроокружения для эффективного кроветворения. Всё перечисленное выше даёт некоторым авторам право определять функциональную взаимозависимость костный мозг - костная ткань  как функциональную единицу [Compston J.E., 2002]. В самом деле, это положение подтверждается многими исследованиями в области экспериментальной гематологии. Так, экстрамедуллярная трансплантация костного мозга всегда сопровождается развитием очагов кроветворения с сопутствующим образованием в этой области костной ткани [Фриденштейн А.Я., Лурия Е.А., 1980]. Данный феномен является объективным критерием того, что для полноценного функционирования ткань костного мозга нуждается во взаимодействии с поверхностью эндоста.

В аспекте излагаемого вопроса актуальным представляется изучение репаративного потенциала костного мозга при различных формах повреждения. Подобные ситуации могут возникнуть как при травматических воздействиях, так и после оперативных вмешательствах по поводу остеомиелита и удаления эпифизарных кист трубчатых костей. Особый интерес должен представлять возможный способ устранения дефекта в плоских костях черепа с помощью трансплантированных сингенных клеток костного мозга. Не менее важно морфологическое исследование микроокружения после проведения цитостатической терапии при различных гематологических заболеваниях.

Осмыслению базисных процессов, лежащих в основе репарации костного мозга и костной ткани, и посвящено настоящее исследование. Нами на основе различных экспериментальных моделей представлен материал, освещающий важность клеточно-клеточных взаимодействий и возможности ускорения репаративного процесса при повреждении кожи и костной ткани под действием ряда ростковых факторов, содержащихся в экстрактах эмбриональных тканей.

Наибольшее значение проблема стимуляции репаративных процессов в различных тканях  имеет при старении организма, поскольку снижение резервных возможностей стареющего организма влечет за собой замедление процессов репарации во всех органах и тканях. Это диктует необходимость поиска эффективных и безопасных средств для стимуляции пролиферативных процессов в поврежденных тканях с целью ускорения заживления повреждений кожи и костной ткани, которые наиболее часто встречаются у людей пожилого и старческого возраста и существенно снижают качество их жизни.

Цель и задачи исследования

Целью настоящего исследования явилось изучение влияния экстрактов эмбриональных тканей, содержащих биологически активные пептиды, и пептидного биорегулятора хондролюкса на регенераторные процессы при повреждении кожных покровов и костного скелета у старых животных.

       Для достижения поставленной цели было необходимо решить следующие задачи:

1. Изучить особенности регенеративного процесса на модели эксцизионных ран и ожогов кожи и механических повреждений костного скелета у старых животных.

2. Выявить основные звенья в развитии репаративного процесса у старых животных, тормозящие полноценное восстановление поврежденных тканей.

3. На основе морфологических и биохимических методов оценить возможности регуляции межклеточных взаимодействий экстрактами эмбриональных тканей.

4. Изучить эффекты аппликации экстрактов эмбриональных тканей и пептидного биорегулятора хондролюкса на длительность и качество регенерации кожи в области эксцизионных ран.

5. Изучить эффекты аппликации экстрактов эмбриональных тканей и пептидного биорегулятора хондролюкса на длительность и качество регенерации костной ткани при повреждении трубчатых и плоских костей у старых животных.

6. Установить отсутствие отдаленных побочных эффектов у старых животных при применении экстракта эмбриональных тканей и пептидного биорегулятора.

7. Обосновать возможность использования экстрактов эмбриональных тканей для проведения экспериментальных работ по созданию препаратов, стимулирующих репаративные процессы при старении.

8. Обосновать эффективность применения пептидного биорегулятора хондролюкса для ускорения регенерации тканей при повреждениях кожи и костной ткани при старении.        

Положения, выносимые на защиту

1. При старении снижается скорость и ухудшается качество репаративных процессов, протекающих в коже и костной ткани.

2. Заживление эксцизионных кожных ран у старых животных замедляется за счёт удлинения раннего периода репаративного процесса, обусловленного задержкой начала образования грануляционной ткани.

3. Аппликация на область эксцизионной раны или термического ожога экстракта эмбриональных хрящевой и костной тканей существенно улучшает количественные и качественные показатели  процесса заживления кожных ран у старых животных.

4. Применение пептидного биорегулятора хондролюкса в виде аппликаций на поврежденную кожную поверхность у старых животных способствует ускорению процессов репарации в коже и образованию мягкого эластичного рубца.

5.  У старых животных отмечается медленное восстановление костного дефекта и слабая активация стромальной ткани по периферии костного дефекта.

6. Пептидный биорегулятор хондролюкс и хрящевая пластинка, помещённые на область костного дефекта, существенно сокращают срок восстановления повреждённой кости по типу эндохондрального остеогенеза за счёт ускоренной мобилизации и активации стромальных элементов в зоне повреждения.

7. Применение пептидного биорегулятора хондролюкса в виде аппликаций на область костного дефекта усиливает пролиферацию клеток костной ткани и ускоряет репаративный процесс в трубчатых и плоских костях.

8.  Применение аппликаций экстракта эмбриональных хрящевой и костной тканей и пептидного биорегулятора хондролюкса в качестве стимуляторов репаративного процесса при повреждении кожного покрова и дефектов костного скелета не вызывает в организме старых животных признаков атипичного роста, что подтверждается морфологическим мониторингом через 6 месяцев после окончания лечения.

9.  Ускорение репаративных процессов при повреждении кожи и костной ткани при старении может служить дополнительным показанием к применению лекарственного средства хондролюкса.

Научная новизна исследования

Результаты исследования восстановительного процесса при заживления эксцизионных ран кожи и дефектов костного скелета у старых животных показали значительное снижение количественных и качественных характеристик пролиферативного процесса при старении. Установлено, что заживление эксцизионных и термических повреждений кожи у старых животных значительно замедляется за счёт пролонгирования раннего периода репаративного процесса, замедления миграции клеток крови и снижения активации резидентных макрофагов и фибробластов в месте повреждения. В связи с этим время начала образования грануляционной ткани в зоне эксцизионных ран у старых животных отстает от этого показателя у молодых животных.

Впервые установлено, что среди различных эмбриональных экстрактов наиболее выраженными хемоаттрактивными свойствами обладает экстракт эмбриональных хрящевой и костной тканей, который содержит биологически активные пептиды, обладающие пролиферативной активностью.

Впервые показано, что аппликации с экстрактами эмбриональных хрящевой и костной тканей или пептидного биорегулятора хондролюкса на область эксцизионного или термического повреждения кожи существенно ускоряют медленно развивающийся репаративный процесс у старых животных за счет уменьшения времени до начала образования грануляционной ткани и ускорения неоангиогенеза.

Установлено, что восстановление костного дефекта у старых животных характеризуется медленным течением и сниженной активацией элементов стромальной ткани по периферии дефекта. Сокращение срока восстановления поврежденной кости у старых животных путем эндохондрального остеогенеза достигается применением пептидного биорегулятора хондролюкса и хрящевой пластинки, помещённых на область костного дефекта плоских костей черепа, за счёт ускорения мобилизации и активации стромальных элементов в зоне повреждения.

В экспериментальной модели трансплантации костного мозга в брыжейку тонкого кишечника показано, что клетки костного мозга являются источником образования остеобластов, которые формируют костный футляр для очага костного мозга, что выражается в росте миелоидного и эритроидного ростков кроветворения.

Доказано, что применение аппликаций с экстрактом эмбриональных хрящевой и костной тканей или пептидного биорегулятора хондролюкса в качестве стимуляторов репаративного процесса при повреждении кожного покрова и дефектов костного скелета не вызывает в организме старых животных побочного действия.

Практическая значимость результатов исследования

Установлено, что репаративные процессы в коже и костной ткани при старении существенно замедляются. Показано, что экстракты эмбриональных тканей обладают хемоаттрактивными свойствами и содержат биологически активные пептиды, обладающие пролиферативным действием, которые наиболее выражены у экстракта эмбриональных хрящевой и костной тканей. Доказано, что при аппликации экстракта эмбриональных хрящевой и костной тканей достигается ускорение репаративных процессов при повреждении кожи и костных дефектах у старых животных. Отсутствие побочного действия позволяет рекомендовать использовать экстракты эмбриональных тканей в качестве основы для разработки лекарственных средств, ускоряющих репаративные процессы при повреждении кожи и костной ткани при старении.

Установлена эффективность применения пептидного биорегулятора на основе экстракта из хрящевой ткани телят - хондролюкса для ускорения репаративных процессов при повреждении кожи и костной ткани при старении.

Долгосрочное морфологическое мониторирование показало отсутствие патологических процессов в организме старых животных после применения экстракта эмбриональных хрящевой и костной тканей или пептидного биорегулятора хондролюкса в виде аппликаций на поврежденную поверхность до полного заживления дефекта кожи или костной ткани.

Доказанные эффективность и безопасность применения экстракта эмбриональных тканей позволяет рассматривать его в качестве основы для разработки средств стимуляции репаравтиных процессов при старении.

Установленное ускорение репаративных процессов при эксцизионном и термическом повреждениях кожи и костных дефектах при аппликациях на поврежденную поверхность пептидного биорегулятора хондролюкса позволяет рекомендовать расширение показаний к его применению.

Связь с планом НИР

Работа выполнена в соответствии с планом НИР Челябинского государственного института лазерной хирургии Минздравсоцразвития РФ и Санкт-Петербургского института биорегуляции и геронтологии СЗО РАМН.

Публикации

По теме диссертации опубликовано 28 печатных работ, в том числе 8 статей в журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ для опубликования результатов диссертационных исследований.

Объем и структура диссертации

Диссертация изложена на 223 страницах машинописного текста и состоит из введения, обзора литературы, 7 глав, посвященных описанию материалов и методов исследования, изложению собственных результатов исследования и их обсуждению, выводов, практических рекомендаций, списка литературы. Список литературы содержит 220 источников, в том числе 42 отечественных и 178 зарубежных авторов. Работа иллюстрирована 7 таблицами и 95 рисунками.

Апробация результатов исследования

Основные материалы исследования доложены на следующих конференциях и конгрессах: 2 и 3 Российских конгрессах по патофизиологии (Москва, 2001, 2004), Всероссийском совещании  «Биокерамика в медицине» (Москва, 2006), Всероссийском совещании  «Биокерамика в медицине» (Москва, 2006), II, III, IV Международных научно-практических геронтологических конференциях «Пушковские чтения» (Санкт-Петербург, 2006, 2007, 2008),  IV Всероссийской научно-практической конференции «Общество, государство и медицина для пожилых» (Москва, 2007), XIV Российском национальном конгрессе «Человек и лекарство» (Москва, 2007), Всероссийском совещании  «Биокерамика в медицине» (Москва, 2006),Международном Конгрессе «Социальная адаптация, поддержка и здоровье пожилых людей в современном обществе» (Санкт-Петербург, 2007), VI Европейском конгрессе по геронтологии (Санкт-Петербург, 2007), XII Конференции «Пожилой больной» (Москва, 2007), Межрегиональной научно-практической конференции «Медицинские проблемы пожилых» (Йошкар-Ола, 2007), Конгрессе «Человек и здоровье» (Санкт-Петербург, 2008).

Основное содержание работы

Материалы и методы исследования

       

Экспериментальные  животные

  Основу настоящего исследования составили экспериментальные наблюдения, выполненные на животных, полученных из вивария Челябинской государственной медицинской академии (ЧГМА). 

Все исследования проведены на 90 беспородных кроликах обоего пола в возрасте 36-48 мес. с массой тела 4,5-5,5 кг (старые животные). Все животные до и во время проведения эксперимента содержались в условиях стационарного вивария на стандартном пищевом рационе при свободном доступе к воде.

       В пределах каждой возрастной группы по каждому виду экспериментальных животных проводили разделение на животных, у которых моделировали какое-либо повреждение, и на животных, у которых повреждение сочеталось с экспериментальным терапевтическим воздействием.

Все исследования с участием животных проводили в строгом соответствии с требованиями Хельсинкской декларации Всемирной медицинской ассоциации 1964 г. с изменениями от 1975, 1983 и 1989 гг.

       Исследование  регенераторной способности плоских костей

Регенераторную способность плоских костей черепа изучали по авторской методике [Курилов И.Н. и соавт., 2008]. Кролику в теменной области производили трепанацию черепа (площадь дефекта равна 22 см). Состояния наркоза достигали введением кетамина в дозировке 0,5 мг/кг. Кровотечение из эмиссариев останавливали электрокоагуляцией. Пластика костного дефекта производили сингенным хрящом из рёберно-грудинного сочленения, вложенным между двумя слоями тонко нарезанной гемостатической губки (по типу “сэндвича”). Операционные раны ушивали послойно с соблюдением правил аспетики и антисептики. Контрольные гистологические исследования и рентгенографию черепа проводили последовательно с интервалом в 7 дней с момента операции вплоть до полного замещения дефекта костной ткани.

Исследование регенераторной способности трубчатых костей

Изучение регенераторной способности трубчатых костей проводили по авторской методике [Курилов И.Н. и соавт., 2000, 2001, 2005]. Животному, находящемуся в состоянии наркоза (кетамин, 0,5 мг/кг), в площадку бедра (послойно вскрывая все ткани) вводили тефлоновую фистулу длиной 0,5 см оригинальной конструкции [Курилов И.Н. и соавт., 1997, 1998], которая шёлковой лигатурой фиксировалась к бедренной кости. Раны ушивали послойно с соблюдением правил асептики и антисептики. Контрольные гистологические исследования нарастающего костного мозга проводили последовательно с интервалом в 7 дней после оперативного вмешательства.

Изучение регенераторной способности трансплантированного сингенного костного мозга in vivo

Исследование регенераторной способности костного мозга проводили на авторской модели культивирования сингенного костного мозга в брыжейке тонкого кишечника кролика [Курилов И.Н. и соавт., 2000, 2001]. Состояния наркоза достигали введением кетамина в дозировке 0,5 мг/кг.  После удаления шерстяного покрова с передней брюшной стенки и области скакательного сустава кролика животному производили срединную лапаротомию с доступом к брыжейке тонкого кишечника. Из эпифиза бедра забирали цельный костный мозг в количестве 1 мл и тотчас же вводили шприцем, содержащим 4 ЕД гепарина, между листками брыжейки вблизи сосудистых аркад. Операционные раны ушивали послойно с соблюдением правил асептики и антисептики.

       Оценку результатов производили последовательно с интервалом в 7 суток после оперативного вмешательства при релапаротомиях визуально (по цвету трансплантата) и гистологически (эктопические очаги гемопоэза иссекали).

Моделирование экспериментальных повреждений кожи у лабораторных животных

  Модель эксцизионных ран

Симметричные участки кожи экспериментального животного (55 см) вручную освобождали от шерстяного покрова. Состояния наркоза достигали введением кетамина в дозировке 0,5 мг/кг. Хирургическим зажимом типа “Москит” кожу по центру участка захватывали и приподнимали, после чего хирургическими ножницами на обоих участках производили выстригание кожи на всю глубину вплоть до фасции.

       Оценку результатов производили визуально ежедневно и гистологически последовательно с интервалом в 7 дней от момента операции.

  Модель ожога

  Симметричные участки кожи экспериментального животного (55 см) вручную освобождали от шерстяного покрова. Состояния наркоза достигали введением кетамина в дозировке 0,5 мг/кг. Раскаленным предметом на коже создавали участок ожога диаметром  2 см у кролика.

       Оценку результатов производили визуально ежедневно и гистологически последовательно с интервалом в 7 дней от момента ожога

Гистологические методы исследования

Гистологическое исследование проводили общепринятым методом. Для этого кусочки кожи, брыжейки и костной ткани фиксировали в 10% нейтральном формалине (рН 7,2) и заливали в парафин. Обзорную окраску проводили гематоксилином и эозином. Коллагеновые и эластические волокна окрашивали пикрофуксином по ван Гизону.

Электронно-микроскопический метод исследования

Для электронно-микроскопического исследования были взяты биоптаты из дна и краевых отделов раневого дефекта, а также рубцовая ткань. Извлеченные образцы тканей с помощью лезвия нарезали на кусочки размером  1 мм3 в капле глютаральдегида (2,5%). Для фиксации использовали смесь Карновского, состоящую из 25% раствора глютаральдегида (10 мл), 40% раствора формальдегида (5 мл) и 0,1 М раствора фосфатного буфера рН 7,2-7,4 (85 мл). Материал фиксировали в смеси Карновского в течение 2 ч при комнатной температуре с последующей дофиксацией в 1% растворе четырехокиси осмия в течение 1 ч при комнатной температуре.

После промывки и обезвоживания в спиртах восходящей крепости образцы ткани пропитывали и заливали в смесь эпонов, состоящей из двух составных компонентов: смеси А - 62 мл эпона 812 и 100 мл DDSA (додецил-янтарный ангидрид) и смеси В - 100 мл эпона 812 и 89 мл MNA (метил-надик ангидрид). Полную смесь эпонов готовили из 2,5 мл смеси А, 2,5 мл смеси В и 0,15 мл (4 капли) отвердителя DMP-30 (2, 4, 6 три(диметил-аминометил)-фенол). Полимеризацию залитого материала проводили в течение ночи в термостатах при температуре 37°С и затем в течение 24 ч при температуре 58°С.

Ультратонкие срезы (толщиной 150-50 нм) готовили на ультрамикротоме LKB-7A (LKB, Швеция) с применением аппарата для изготовления стеклянных ножей KNIF - MARKER LKB-91 (LKB, Швеция). К ножу прикрепляли специальные ванночки, наполненные дистиллированной водой, на поверхность которой срезы переходили при резке.

Полученные таким образом ультратонкие срезы монтировали на «бленды» - медные сетки диаметром до 3 мм, которые имели на своей поверхности отверстия диаметром 0,01 мм, что позволяло исследовать в электронном микроскопе 8-10 полей зрения. Для избежания деформации срезов при действии электронного луча предварительно на чистые сетки наносили опорную пленку из раствора формвара, на которую снимали срезы с поверхности воды.

Для электронно-микроскопического исследования срезы на блендах контрастировали сначала 4,5% раствором уранилацетата в течение 10 мин. с тщательной последующей промывкой сеток дистиллированной водой, затем еще в течение 10 мин. цитратом свинца по модифицированному методу Рейнольдса в присутствии едкого натра для поглощения СО2 также с последующей промывкой.

       Электронно-микроскопические исследования проводили на электронном микроскопе JEM - 100S (JEOL, Япония) в трансмиссионном режиме.

Компьютерный анализ электронно-микроскопических изображений

Морфометрический анализ ультраструктуры фибробластов на архивированных электроннограммах проводили с использованием программного обеспечения «Видеотест-Морфология 5.0». Анализировали по 10 электронно-микроскопических изображений фибробластов эксцизионной раны на 7, 14, 21 и 28 сутки заживления (соответственно, без введения хондролюкса – контроль и при введении пептида). Анализ электроннограмм проводили при увеличении 4500. Определяли объемную плотность органоидов (Vv) – митохондрий, шероховатого эндоплазматического ретикулума, рибосом, лизосом и микропиноцитозных везикул (МПВ) в % от общего объема цитоплазмы. Указанный параметр является общепринятым при изучении ультраструктурных признаков функциональной активности клеток.

Статистическую обработку результатов электронно-микроскопического исследования проводили с помощью компьютерной  программы  STATISTICA 5.0 (Statsoft).

Экстракты эмбриональных тканей

В работе использовали 14-дневные куриные эмбрионы. Скорлупу яиц обрабатывали 70% раствором этилового спирта, после чего скорлупу разбивали, грудную и брюшную полости зародышей вскрывали, а затем осторожно извлекали зародышевые органы: печень, сердце и сосудистый пучок, хрящевую и костную ткани. Полученные органы раздельно гомогенизировали в стеклянном ручном гомогенизаторе в присутствии среды RPMI с глутамином, центрифугировали в течение 10 минут при скорости вращения 5000 об/мин., надосадочную жидкость аккуратно сливали и разводили средой RPMI с глутамином в 2 раза, после чего трижды замораживали и оттаивали. Полученные комплексные препараты из эмбриональной печени, эмбрионального сердца и эмбриональной хрящевой и костной тканей разливали по стерильным флаконам и хранили при температуре  - 20С.

Препараты использовали в виде аппликаций на поверхность ожога или раны экспериментальных животных при перевязках, производимых ежедневно.

Методы изучения экстрактов эмбриональных тканей

Определение хемотаксической активности нейтрофилов в периферической крови

       Под эфирным наркозом у крыс из глазного сосудистого пучка получали 4-5 мл крови. Кровь стабилизировали гепарином (125 ед/мл) с добавлением 6%-ного раствора декстрана в соотношении 4:1. Для получения лейковзвеси кровь отстаивали в темостате в течение 30 мин. Плазму наслаивали на двойной градиент плотности фиколл-урографина: плотность нижнего градиента составляла 1,095 г/см3, плотность верхнего градиента – 1,077 г/см3; объём верхнего и нижнего градиентов по 1 мл, объём плазмы – 2-3 мл. Полученную жидкость центрифугировали в центрифужной пробирке в течение 40 мин при скорости вращения 1500 об/мин. Пипеткой снимали кольцо нейтрофилов (объём около 1 мл) и трёхкратно отмывали 2 мл раствора Хэнкса по 7-10 мин при 1500 об/мин. Полученные нейтрофилы взвешивали в 100 мл питательной среды 199 и ресуспендировали пипетированием, после чего вносили в лунки агарозного геля по 10-15 мкл. В соседние лунки вносили изучаемые вещества (экстракт эмбриональной печени, экстракт эмбриональных хрящевой и костной тканей, экстракт эмбрионального сердца и сосудистого пучка).

В качестве контроля оценивали хемотаксис нейтрофилов к С5а компоненту комплемента, к Staphylococcus aureus штамма 209 и к среде 199. Агарозный гель с хемоаттрактантами инкубировали в термостате в течение  2,5 часов при температуре 37оС в среде с повышенным содержанием СО2 (5%). По окончании инкубации материал фиксировали в 47% растворе формалина в течение 30 мин. Стёкла промывали проточной водой, высушивали. Учёт результатов исследования проводили микроскопическим методом с помощью окулярного микрометра при увеличении 70. Измеряли 2 зоны миграции: к хемоаттрактанту (а) и от него (в). Индекс хемотаксиса (ind) вычисляли как соотношение а/в. При значении индекса хемотаксиса более 1 хемотаксис считали положительным, при значении индекса 1 хемотаксис - сомнительным, при значении индекса менее 1 хемотаксис считали отрицательным.

Определение протеолитической активности эмбриональных экстрактов

Определение активности коллагеназ проводили методом прямой зимографии.

Приготовление геля: на водяной бане готовили 1% гель агарозы на фосфатном буфере (рН 8,0) с добавлением 2 мл глюконата кальция на 100 мл буфера и 0,1% желатина. Сразу после приготовления гель заливали в «сэндвич» из стёкол, ширина зазора между которыми (1 мм) была ограничена пластиковыми пластинами. По периметру «сэндвич» герметизировали клейкой лентой.

Проведение зимографии: через 0,5 ч после застывания гель осторожно снимали со стёкол, помещали в чашку Петри и наносили пробы тканей куриного эмбриона (экстракт эмбриональной печени, экстракт эмбриональных хрящевой и костной тканей, экстракт эмбрионального сердца и сосудистого пучка), в качестве контроля использовали ткань печени взрослой крысы. Чашку Петри закрывали и помещали в термостат при температуре 37С на 16 часов.

Фиксация и окраска: после отмывания геля в водопроводной воде осуществляли фиксацию зимографической картины в 20% растворе уксусной кислоты. Окрашивание геля производили красителем кумасси блу (состав красителя: 0,5 г кумасси блу, 20 мл 20% раствора уксусной кислоты, 5 мл изопропилового спирта, 10 мл 70% этилового спирта, воды водопроводной до 100 мл). Время окрашивания составляло 20 мин.

Затем проводили отмывку геля в смеси 70% этилового спирта и 20% раствора уксусной кислоты в соотношении 1:1 в течение 10 мин, после чего гель отмывали в 5% растворе уксусной кислоты в течение 1 ч.

Оценку коллагеназной активности тканей проводили путём измерения диаметра зон обесцвечивания геля.

Содержание белка в экстрактах эмбриональных тканей

Белок в экстрактах куриных эмбриональных тканей определяли микрометодом с реактивом Бенедикта.

Принцип метода: раствор белка в щелочной среде связывается с ионами меди, содержащимися в реактиве Бенедикта, и даёт продукт реакции фиолетового цвета. Интенсивность окраски пропорциональна содержанию белка.

Для приготовления реактива Бенедикта 17,3 г цитрата натрия  и 10 г карбоната натрия растворяли в 50 мл дистиллированной воды при нагревании, не доводя до кипения (раствор а). Раствор фильтровали и доводили объём раствора до 85 мл дистиллированной водой. 1,73 г сульфата меди растворяли в 10 мл дистиллированной воды (раствор б). Растворы а) и б) объединяли в общий объём в мерной колбе, доводя до 100 мл дистиллированной водой.

Для определения содержания белка в экстрактах эмбриональных тканей к 0,1 мл исследуемой жидкости добавляли 1,9 мл дистиллированной воды и  2 мл 6% раствора NaOH. Раствор тщательно перемешивали и добавляли 0,2 мл реактива Бенедикта. Встряхивали и через 15 минут фотометрировали на спектрофотометре СФ-46 в ультрафиолетовом свете при длине волны 330 нм.

Для построения калибровочного графика готовили ряд рабочих стандартных растворов альбумина с концентрациями 0,1; 0,5; 1,0; 1,5; 2,0; 4,0; 6,0; 8,0 г/л. Рабочие стандарты обрабатывали по той же методике, как и пробы экстрактов, и по данным спектрофотометрирования строили калибровочный график, по которому определяли содержание белка в экстрактах эмбриональных тканей в г/л.

Пептидный биорегулятор

Для ускорения репарационных процессов в коже и костной ткани применяли пептидный биорегулятор Хондролюкс®, представляющий собой препарат полипептидной природы, получаемый путем экстракции из хрящей крупного рогатого скота  не старше 12-месячного возраста или свиней. В состав Хондролюкса входят полипептиды с молекулярной массой от 75 до 846 Да. В медицинской практике используется в виде прозрачного бесцветного раствора для инъекций.

Результаты экспериментального изучения показали, что Хондролюкс оказывает тканеспецифическое действие, проявляющееся в стимуляции роста эксплантатов хрящевой и костной тканей молодых и старых крыс в органотипических культурах. Кроме того, Хондролюкс проявляет остеопротекторное действие, выражающееся в нормализации минеральной плотности костной ткани крыс в экспериментальной модели остеопороза, вызванного овариоэктомией, и хондропротекторное действие, выражающееся в препятствовании развитию дегенеративно-дистрофических изменений в хрящевой ткани суставной поверхности в экспериментальной модели посттравматического остеоартроза у крыс [Поворознюк В.В. и соавт., 2007].

На основании результатов экспериментального изучения предполагается эффективность применения Хондролюкса для лечения дегенеративно-дистрофических заболеваний позвоночника и суставов (остеохондроза, остеоартроза и др.), а также для лечения и профилактики остеопороза. В настоящее время Хондролюкс находится на стадии клинического изучения [Патент РФ № 2302872. 2007].

Методы статистической обработки результатов исследования

Статистическую обработку результатов исследования проводили по стандартным программам для персональных компьютеров. Использовали специализированные пакеты прикладных программ для медико-биологических исследований (“Statistica-5.0” и “Microsoft Exсell”), обеспечивающих выполнение общепринятых математико-статистических методов (расчет параметров вариации признаков, t-критерий Стьюдента для зависимых равновеликих и независимых разновеликих выборок) [Григорьев С.Г. и соавт., 2002].

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Характеристика биологической активности и биохимического состава экстрактов из эмбриональных тканей

Процесс старения организма характеризуется значительным снижением активности иммунной системы, а также снижением темпов и качества обменных процессов. В этой связи резервные возможности стареющего организма значительно ограничены при восстановлении целостности тканей после повреждения. Принимая во внимание всё вышеперечисленное, актуальной задаченй является необходимость моделирования механизмов, которые могли бы ускорить и усилить по выраженности вялотекущий репаративный процесс у старых особей с помощью применения биологических активаторов. Таковыми, на наш взгляд, представляются различные биологические субстанции (пептиды, цитокины, факторы роста и т.д.), обладающие свойством стимулировать миграцию клеток, их паракринную функцию, синтез необходимых для репаративного процесса компонентов.

Для реализации поставленной задачи нами избраны экстракты из эмбриональных тканей 14-дневных куриных эмбрионов (экстракт эмбриональной печени, экстракт эмбриональных хрящевой и костной тканей, экстракт эмбрионального сердца и сосудистого пучка). Ниже приводятся данные некоторых биохимических показателей и биологической активности перечисленных выше эмбриональных тканей.

Содержание белка в экстрактах эмбриональных тканей

Данный показатель использовали в качестве основного маркера для приготовления препаратов из экстрактов, которыми лечили эксцизионные раны. Таким образом удавалось получить экстракт определённой концентрации и выявить оптимальную дозу, которая может быть использована в экспериментальной модели.  В таблице 1 приводятся данные по содержанию общего белка в экстрактах эмбриональных печени, сердца и хрящевой и костной тканей.

Таблица 1

Содержание белка в экстрактах эмбриональных тканей

Экстракт

Содержание белка, г/л

Экстракт эмбриональной печени

13,2±1,32

Экстракт эмбрионального сердца и сосудистого пучка

7,6±0,81

Экстракт эмбриональных хрящевой и костной тканей

9,2±0,96

Протеолитическая активность экстрактов эмбриональных тканей

Протеолитические ферменты, выделенные из экстрактов эмбриональных тканей, представляют интерес в аспекте возможной деградации белковых молекул. В наших экспериментах этот показатель является прямым маркёром образования пептидных молекул различной величины, которые содержат в своём составе стимуляторы пролиферации, миграции и дифференцировки клеток. Эти сведения дают нам возможность констатировать факт присутствия биологических активаторов в полученных экстрактах.

Таблица 2

Протеолитическая активность экстрактов эмбриональных тканей

Экстракт

Диаметр зоны обесцвечивания  № 1, мм

Диаметр зоны обесцвечивания  № 2, мм

Диаметр зоны обесцвечивания  № 3, мм

Экстракт эмбриональной печени

6,8±0,08

9,2±0,31*

7,7±0,28*

Экстракт эмбриональных хрящевой и костной тканей

9,5±0,41

18,0±0,48

16,5±0,41

Экстракт эмбрионального сердца и сосудистого пучка

7,0±0,17

14,0±0,36*

12,0±0,27*

Контроль (печень взрослого животного)

7,0±0,09

20,3±0,34

15,5±0,26

* р<0,05 по сравнению с показателем в контроле.

.

 

Рис. 1. Протеолитическая активность экстрактов эмбриональных тканей (метод прямой зимографии).

Данные, представленные в таблице 2 и на рисунках 1, 2,  показывают, что экстракты эмбриональных тканей обладают высокой степенью агарозной активности, которая особенно проявляется в экстрактах хрящевой и костной тканей и сердца и сосудистого пучка, приближаясь к показателям агарозной активности в контрольных образцах, где в качестве источника агарозной активности использовали кусочки печени взрослого животного. Данное свойство является весьма важным в формировании костного скелета и, как показывает эта серия экспериментов, хрящевая и костная ткани эмбриона также обладают выраженной агарозной активностьюКак свидетельствуют данные таблицы 2, наиболее выраженная протеолитическая активность отличает экстракты из эмбрионального хрящевой и костной тканей, а также сердца и сосудистого пучка: диаметры зон обесцвечивания экстракта эмбриональных хрящевой и костной тканей практически не отличаются от показателей в контроле. Средней коллагеназной активностью обладает экстракт эмбрионального сердца и сосудистого пучка; достоверно меньшей по сравнению с контролем  активностью (р<0,05) обладает экстракт эмбриональной печени.

Выявленная протеолитическая активность экстрактов эмбриональных тканей свидетельствует о наличии в них биологических активаторов.

pH экстрактов эмбриональных тканей

Одним из важнейших условий  для обеспечения  оптимального характера обменных процессов является показатель pH в гуморальных средах организма. Учитывая последующее применение экстрактов в виде аппликаций на поврежденные ткани животного, была исследована величина pH в различных сериях применяемых в эксперименте экстрактов. Полученные результаты исследования свидетельствуют о том, что pH используемых для аппликации экстрактов эмбриональных тканей характеризуются значениями, близкими к физиологическим показателям (табл. 3).

Таблица 3

рН экстрактов эмбриональных тканей

Экстракт

рН

Экстракт эмбриональной печени

7,15±0,02

Экстракт эмбрионального сердца и сосудистого пучка

7,05±0,05

Экстракт эмбриональных хрящевой и костной тканей

7,11±0,06

Хемоаттрактивные свойства экстрактов эмбриональных тканей

Исследования хемотаксической активности экстрактов эмбриональных тканей представляют в нашем исследовании наиболее важные их свойства, проявляющиеся во влиянии на клетки, циркулирующие в периферической крови, и на резидентные клеточные формы непосредственно в тканях. Это, прежде всего, обусловливается тем, что в изучаемых нами моделях тканевого повреждения (эксцизионные раны) данный феномен играет одну из ведущих ролей в формировании ранней воспалительной реакции репаративного процесса.

       Таблица 4

Хемоаттрактивные свойства эмбриональных экстрактов

Экстракт

Индекс хемотаксиса нейтрофилов

Экстракт эмбриональной печени

2,22±0,07

Экстракт эмбрионального сердца и сосудистого пучка

2,64±0,11

Экстракт эмбриональных хрящевой и костной тканей

2,86±0,05

St. Aureus 209

1,75±0,03*

Среда 199

7,03±0,21*

С5а компонент комплемента

2,22±0,05

* р<0,05 по сравнению с показателем при действии С5а компонента комплемента.

В таблице 4 приведены данные о хемоаттрактивных свойствах изучаемых экстрактов эмбриональных тканей в сравнении с классическим хемоаттрактантом С5а компонентом комплемента и аттрактивными свойствами золотистого стафилококка. Данные таблицы 4 указывают на то, что хемоаттрактивные свойства экстрактов эмбриональных тканей по силе проявления равны эффекту, полученному при действии классического хемоаттрактанта: индекс хемотаксиса нейтрофилов при действии экстрактов эмбриональных тканей не отличается от данного показателя при действии С5а компонента комплемента, но достоверно отличается при действии золотистого стафилококка штамм 209 и среды 199 (р<0,05).

На основании приведённых цифровых данных по силе аттрактивных свойств хемоаттрактанты экстрактов эмбриональных тканей можно расположить в следующем порядке: экстракт эмбриональных хрящевой и костной тканей, экстракт эмбрионального сердца,  экстракт эмбриональной печени. 

       Полученные результаты по хемоаттрактивным свойствам экстрактов эмбриональных тканей в отношении нейтрофильных лейкоцитов дают все основания для применения их в используемых нами моделях с повреждением кожной поверхности.

Таким образом, результаты исследований свидетельствуют о том, что экстракты из эмбриональных тканей характеризуются содержанием белка от 7,6±0,81 г/л до 13,2±1,32 г/л и обладают протеолитической и хемоаттрактивной активностью, что позволяет рассчитывать на их эффективность в усилении процессов репарации поврежденных тканей стареющего организма.

Результаты исследования показали, что наибольшей протеолитической и хемоаттрактивной активностью обладает экстракт из эмбриональных хрящевой и костной тканей, поэтому в экспериментах по стимуляции репаративных процессов у животных применяли именно этот экстракт в виде аппликаций на поврежденную раневую поверхность.

Коррекция течения раневого процесса при старении 

С целью изучения эффективности воздействия различных биорегуляторов на процесс заживления эксцизионных ран сравнивали между собой 3 группы старых животных контрольная группа, у которых процесс заживления раны протекал только с повторением перевязок (9 кроликов), и 2 подопытные группы: с момента повреждения и до полного заживления раны животным 1 подопытной группы (10 особей) производили аппликации с экстрактом из эмбриональных хрящевой и костной тканей, а животным 2 подопытной группы (10  особей) – аппликации с пептидным биорегулятором хондролюксом.

Проведённый мониторинг заживления экспериментальных эксцизионных ран в трех группах животных включал в себя визуальную оценку и гистологическое исследование места повреждения в различные периоды времени с интервалом в 7 суток (на 7, 14, 21, 28 сутки).

Изучение процессов восстановления поверхностных ран кожных покровов экспериментальных животных проводили на основании анализа внешнего вида раны, наличия и выраженности процессов ангиогенеза, образования коллагеновых волокон и формирования на поверхности раны эпителия или соединительной ткани, что свидетельствует о завершении процесса регенерации повреждённого участка ткани.

Морфологическая характеристика репаративного процесса эксцизионных ран  кожи у старых животных

Первая – контрольная - серия опытов позволила изучить морфологические характеристики репаративного процесса в его естественном течении. Это было сделано для того, чтобы, во-первых, иметь целостное представление о характере репаративных процессов, протекающих в коже старого животного при нанесении ему эксцизионных ран, а во-вторых, для анализа эффективности влияния исследуемых веществ на скорость и качество заживления ран.

Первый контрольный срок наблюдения составил 7 суток от момента нанесения повреждения. На указанном сроке эксцизионная рана на коже старых кроликов представляла собой дефект кожи до 1,7 см диаметром. Дно раны – фасция, инъецированная сосудами. Грануляций и эпителизации не отмечалось.

В гистологических препаратах на 7 сутки наблюдения определяются участки кожи с тонким роговым слоем. На участке, занимающем несколько полей зрения, наблюдается полнослойный дефект кожи, распространяющийся до фасции. Дефект выполнен незрелой грануляционной тканью с большим количеством клеточных элементов, новообразованных соединительнотканных волокон и сосудов. В клеточном составе преобладают молодые формы фибробластов, формирующие тяжи и пучки, во всех полях зрения встречаются мелкие очаги нейтрофильно-лимфоцитарной инфильтрации с примесью умеренного количества макрофагов.

В перифокальных зонах со стороны эпидермального пласта отмечаются явления пролиферации клеток базального слоя с явлениями миграции на поверхность незрелой грануляционной ткани.

Через 14 суток после образования эксцизионной раны у животного контрольной группы на месте раны образуется грубый рубец до 1,5 см диаметром, возвышающийся над поверхностью кожи на 1,5 мм. В центре расположен дефект до 2 мм, выполненный грануляциями.

В гистологических препаратах на 14 сутки определяются фрагменты кожи с тонким роговым слоем. На участке, занимающем несколько полей зрения, определяется незрелый эпителизированный рубец. В эпидермисе – пролиферация клеток базального слоя, клетки всех слоев увеличены в размерах, с крупными светлыми округлыми ядрами, в цитоплазме прослеживаются базофильные гранулы. Сосочки дермы на этом уровне практически не выражены.

Соединительнотканная основа рубцовой ткани представлена пластом незрелой грануляционной ткани, в клеточном составе которой отмечается большое количество юных фибробластов, мелкие диффузно рассеянные очаги лимфоидно-клеточной инфильтрации и очаги макрофагальной инфильтрации. Определяются новообразованные сосуды всех калибров с дифференцированными стенками. Нежные коллагеновые волокна сложены в рыхлые пучки, ориентированные параллельно поверхности кожи. В перифокальной зоне выражены явления акантоза с формированием эпидермальных кист, заполненных бесформенными базофильными массами.

В гистологических препаратах были представлены фрагменты кожи с тонким роговым слоем. На участке, занимающем менее одного поля зрения, определяется эпителизированный рубец. В эпидермисе – пролиферация клеток базального слоя. Сосочки дермы на этом уровне не выражены.

Завершающие эту серию экспериментов наблюдения проводили на сроке 28 суток. На месте раны наблюдается соединительнотканный рубец до 1,6 см диаметром. Рубец возвышается над поверхностью кожи на 1,2 мм.

В гистологических препаратах обращают на себя внимание фрагменты кожи с тонким роговым слоем. По краю препаратов определяется эпителизированный соединительнотканный рубец с умеренным количеством клеточных элементов и новообразованных сосудов и большим количеством соединительнотканных волокон, сложенных в компактные малоизвитые пучки, ориентированные параллельно поверхности кожи. В клеточном составе новообразованной соединительной ткани преобладают зрелые формы фибробластов и фиброциты.

Результаты проведённых экспериментов показали, что у животных контрольной группы начало образования de novo коллагеновых волокон  и ангиогенез отмечались на 14-е сутки наблюдения,  а на 28-е сутки, то есть через 4 недели от момента нанесения кроликам эксцизионных ран, отмечалось образование соединительнотканного рубца. Эти результаты  свидетельствуют о завершении репаративных процессов в повреждённом участке кожи экспериментального животного к 28 суткам после нанесения повреждения.

Морфологические особенности репаративного процесса эксцизионных ран кожи экспериментальных животных при действии экстракта эмбриональных тканей и пептидного биорегулятора

Действие экстракта эмбриональных хрящевой и костной тканей на заживление эксцизионной раны

На раневую поверхность старых животных 1 подопытной группы наносили экстракт эмбриональных хрящевой и костной тканей в виде повязок, смоченных раствором экстракта.

На сроке 7 суток эксцизионная рана на коже кролика под действием аппликаций с раствором экстракта эмбриональных хрящевой и костной тканей  представляла собой дефект кожи до 1,5 см диаметром, рана с подрытыми краями. Дно раны представляло собой фасцию. Грануляции наблюдалась с краев до 1 мм, эпителизация отсутствовала.

При гистологическом исследовании определяются фрагменты кожи с тонким роговым слоем. Эпидермис присутствует на всем протяжении препарата. На участке, занимающем несколько полей зрения, отмечается нарушение стратификации в эпидермальном пласте, умеренные явления акантоза и гиперкератоза. Во всей толще дермы, вплоть до мышечного слоя, наблюдается паретическое венозное и капиллярное полнокровие с картиной лейкостазов и миграцией лейкоцитов за пределы сосудистых стенок с формированием периваскулярных лейкоцитарных инфильтратов в виде «муфт», отек межуточной ткани.

На сроке наблюдения 14 суток на месте раны образовался мягкий эластичный гладкий рубец до 1,7 см диаметром. В области рубца наблюдается рост шерсти. В центре рубца гранулирующая рана до 1 мм диаметром.

В гистологических препаратах определялись фрагменты кожи с тонким роговым слоем. На участке, занимающем менее одного поля зрения, выявлялся эпителизированный рубец. В эпидермисе наблюдается пролиферация клеток базального слоя. Сосочки дермы на этом уровне не выражены. Соединительнотканная основа рубцовой ткани представлена пластом молодой грануляционной ткани, в клеточном составе которой встречается большое количество пролиферирующих  фибробластов, мелкие диффузно рассеянные очаги нейтрофильно-лимфоцитарной инфильтрации. Определяются новообразованные сосуды всех калибров с дифференцированными стенками. Коллагеновые волокна сложены в рыхлые пучки, ориентированные параллельно поверхности кожи.

На сроке наблюдения 21 сутки после начала опыта на месте раны обнаруживается мягкий эластичный гладкий рубец до 1,7 см диаметром. В области рубца наблюдается рост шерсти.

В микропрепаратах представлены фрагменты кожи с тонким роговым слоем. На участке, занимающем несколько полей зрения, определяется эпителизированный рубец с умеренным количеством зрелых фибробластов и новообразованных сосудов и компактно упакованными соединительно-тканными волокнами, сложенными в пучки, ориентированные параллельно поверхности кожи.

Анализируя всё вышеизложенное, можно сделать заключение о том, что экстракты эмбриональных тканей повышают скорость и улучшают качество заживления эксцизионных ран кожи старых животных. Это проявилось, во-первых, в том, что зачатки грануляций под слоем повреждённой ткани появились уже на 7 сутки наблюдения, в то время как в контроле тольок на 14 сутки.  Во-вторых, в гистологических препаратах животных подопытной группы отмечено более раннее появление микрососудов – на 7 сутки (в контроле – на 14 сутки). В третьих, на ранних сроках (на 7 сутки после повреждения) отмечена активация фибробластов, а это приводит к образованию менее значительного рубца, зато в бльшей степени выражено естественное заживление раневой поверхности путём эпителизации. 

Влияние пептидного биорегулятора хондролюкса на заживление эксцизионной раны

На сроке 7 суток эксцизионная рана на коже кролика, как и в контрольной группе, представляла собой дефект кожи до 1,5 см диаметром, Края раны ровные. Дно раны представлено фасцией. От краев раны к центру появляются грануляции до 1 мм, эпителизация отсутствует.

В микропрепаратах на сроке 7 сутки определялись фрагменты кожи с тонким роговым слоем. На участке, занимающем несколько полей зрения, определялся дефект эпидермиса, поверхностных и глубоких слоев дермы, вплоть до мышечного слоя. В дне дефекта ткани обнаруживается разрастание молодой грануляционной ткани, богатой клеточными элементами, среди которых отмечено преобладание фибробластов, на этом фоне прослеживаются очаги нейтрофильно-лимфоцитарной инфильтрации. Новообразованные соединительнотканные волокна формируют своеобразную «сеть» с хаотичным переплетением волокон, выявляются новые сосуды с дифференцирующимися стенками. В перифокальных зонах в эпидермальном пласте выявлялись умеренные явления акантоза и нарушения стратификации, по краю дефекта ткани – пролиферация клеток базального слоя эпидермиса.

Уже на сроке наблюдения 14  сутки на месте раны обнаруживался мягкий эластичный гладкий рубец до 1,7 см диаметром. В области рубца наблюдался рост шерсти. На 14 сутки в центре рубца располагалась гранулирующая рана до 1 мм диаметром.

В микропрепаратах на сроке 14 сутки были представлены фрагменты кожи с тонким роговым слоем. На участке, занимающем несколько полей зрения, определялся эпителизированный рубец с умеренным количеством зрелых фибробластов и новообразованных сосудов и компактно упакованными соединительнотканными волокнами, сложенными в пучки, ориентированные параллельно поверхности кожи.

В микропрепаратах на сроке наблюдения 21 сутки были представлены  фрагменты кожи с тонким роговым слоем. Эпидермис присутствует на всем протяжении препарата, сосочки дермы одинаково хорошо выражены во всех полях зрения. Морфологических проявлений механического повреждения кожи в гистологических препаратах на данном сроке наблюдения не выявляется.

С целью изучения возможности негативного влияния аппликаций с экстрактом эмбриональных хрящевой и костной тканей и пептидного биорегулятора хондролюкса на пролиферативные процессы в тканях кожи было осуществлено мониторирование состояния кожной поверхности через 6 месяцев после окончания исследования. Явлений атипичного роста структурных элементов тканей кожи как при применении экстракта эмбриональных хрящевой и костной тканей, так и при применении пептидного биорегулятора хондролюкса не выявлено. Это свидетельствует о безопасности применения данного метода для ускорения репаративных процессов в коже.

Результаты проведенных экспериментов свидетельствуют о том, что в контрольной группе старых животных завершение репаративных процессов происходит спустя 4 недели от момента нанесения эксцизионной раны: Образование de novo коллагеновых волокон  и ангиогенез отмечаются на 14 сутки наблюдения; на 28 сутки отмечается образование соединительнотканного рубца (табл. 5).

Установлено, что экстракт из эмбриональных хрящевой и костной тканей и пептидный биорегулятор на основе экстракта из хрящевой ткани телят – хондролюкс повышают скорость и улучшают качество заживления эксцизионных ран кожи у экспериментальных животных. Зачатки грануляций под слоем повреждённой ткани у животных подопытных групп появились на неделю раньше, чем в контроле, уже на 7 сутки наблюдения. У кроликов подопытной группы с применением хондролюкса отмечено заживление эксцизионной раны путём эпителизации, с формированием мягкого, гладкого, эластичного рубца.

\

Таблица 5

Сравнительный анализ развития репаративного процесса

в эксцизионной ране кожи старых животных

Параметр

Срок наблюдения, сутки

Контрольная группа

Подопытные группы

Действие экстракта хрящевой и костной тканей

Действие

хондролюкса

Появление грануляций

14

7

7

Эпителизация

28

14

14

Ангиогенез

14

7

7

Образование коллагеновых волокон

14

7

7

Полное заживление

28

21

21

Результаты исследования свидетельствуют о том, что пептидный биорегулятор хондролюкс, созданный на основе экстракта из хрящевой ткани телят, обладает выраженными репаративными свойствами и способствует ускорению заживления эксцизионных ран кожи у старых животных. 

Электронная микроскопия эксцизионых ран старых кроликов при применении пептидного биорегулятора хондролюкса

С целью выявления более глубоких морфологических изменений, происходящих в тканях кожи старых кроликов при заживлении эксзиционных ран естественным путем или с применением пептидного биорегулятора хондролюкса, было проведено исследование с использованием метода электронной микроскопии, включающего морфометрический анализ изображений.

Контрольная группа

Клеточный состав дна эксцизионной раны старых животных контрольной группы на 7 сутки наблюдения преимущественно представлен фибробластами юного типа. В дне раны обнаруживаются переходы от областей с очень плотным расположением  фибробластов с  малым количеством или почти полным отсутствием межклеточного вещества  к участкам, богатым основной субстанцией, окружающей отдельные, боль­шей  частью веретенообразные клетки.

Юные фибробласты имеют веретенообразную форму и обладают короткими или длинными клеточными выростами, которые зубцеобразно соединяются между собой (рис. 2). В юных фибробластах на этот срок отмечаются цитоплазматические явления дистрофии – обеднение митохондриями и рибосомами, скудный рисунок гипертрофированного пластинчатого комплекса, большое количество лизосом и вакуолей, умеренное количество поврежденного шероховатого и гладкого эндоплазматического ретикулума (ШЭР и ГЭР, соответственно), цистерны ШЭР расширены и иногда содержат мелкозернистый мате­риал.

Количество поврежденных митохондрий варьирует. Часто обнаруживаются клетки с многочисленными липидными каплями, миелиновыми фигурами. Целостность плазмалеммы часто нарушена. Отмечается экзоцитоз гранул в межклеточное пространство.

Ядра клеток причудливой формы, нередко содержат включения. Кроме того встречаются аутофагические вакуоли, часто неупорядоченные филаменты диаметром около 10 нм, которые иногда формируют рыхлые пучкообразные структуры, которые лежат под плазматической мембраной.

Рис. 2. Эксцизионная рана кролика, 7 сутки. Контроль. Юные фибробласты имеют вытянутую веретенообразную форму. Плазмалемма их гладкая, местами с нарушенной целостностью. Ядро вытянутой формы с выраженной кариолеммой, хорошо развитым ядрышком и  преимущественно конденсированным хроматином. В цитоплазме выявляется ШЭР, цистерны которого расширены и иногда содержат мелкозернистый мате­риал. х8500.

Нередко встречаются микротрубочки диаметром около 20 нм. В областях плотно расположенных клеток обнаруживаются многочисленные поврежденные кровеносные капилляры, тесно связанные с клетками. Особого внимания в дне раны заслуживают сосуды, среди которых преобладают капилляры с гипертрофированными и набухшими эндотелиальными клетками и несколькими слоями перицитов, разделенных тонкими коллагеновыми волокнами.

В дне раны отмечается появление макрофагов с признаками слабой функциональной активности. Они имеют полиморфные ядра, в их кариоплазме выявляются ядерные включения в виде скоплений нежно-фибриллярных структур, расположен­ных клубками, окаймленными просветленной зоной. Такие клетки имеют небольшое количество псевдоподий и фагоцитированных вакуолей, единичные гранулы округлой формы слабой электронной плотности и мелкие митохондрии.

На 14 сутки наблюдения в кусочках ткани, взятых из дна эксцизионной раны старых животных, отмечается гиперплазия фибробластов, ультраструктура которых в основном соответствует электронно-микроскопическому строению фибробластов «миоидного» типа со слабо выраженной функциональной активностью. При этом величина и форма клеток варьируют. Часто клетки имеют многочисленные распространенные отростки. Форма ядер овальная, вытянутая, неправильная.

В цитоплазме этих клеток, как правило, обнаруживаются внутрицитоплазматические филаменты, особенно на периферии под мембраной. В местах скопления филаментов часто выявляются участки, подобные фокальным уплотнени­ям в сократительных элементах гладкомышечных клеток. В фибробластах выявляется хорошо развитый ШЭР, узкие канальцы и цистерны которого иногда расширены, просвет их заполнен мелкозернистым или фибриллярным материалом с плотными участками, часто имеющим вид колец, лент или причудливых концентрических фигур.

Также в дне раны на данном сроке заживления встречаются гистиоциты, которые имеют округлое или почкообразное ядро, часто с диффузным расположением хроматина и слаборазвитым ядрышком. Плазмалемма этих клеток неровная, образует псевдоподии, цитоплазма выглядит пустой, в которой иногда различаются профили ШЭР, митохондрии, пластинча­тый комплекс, липидные капли, часто встречаются лизосомы,  мультивезикулярные тельца  и миелиновые фигуры.

В кровеносных капиллярах эндотелиальные клетки увеличены в объеме, количество органелл в них увеличено, на обращенной в просвет сосудов поверхностн выявляются ворсино-подобные выросты. Перицитоподобные клетки располагаются по-со­седству с эндотелиальной выстилкой и проявляют признаки функциональной активности, о чем свидетельствуют гиперплазированные митохондрии и расширенные цистерны пластинчатого комплекса.

На 21 сутки наблюдения в ране старого животного появляются ультраструктурные признаки формирования грануляционной ткани с присутствием фибробластов с более выраженной функциональной активностью и гистиоцитов. При этом в фибробластах и гистиоцитах образуются пучки неспецифических, как правило, тонких филаментов, хаотично расположенных в цитоплазме. Реже встречаются клетки, в которых  филаменты располагаются параллельно вдоль длинной оси клетки.

Многочисленные капилляры сформированы из крупных эндотелиальных клеток, которые проявляют функциональную активность: ядра в таких клетках большие, вытянутой формы, с инвагинациями. Цитоплазма богата органеллами, развит ШЭР, выражен пластинча­тый комплекс, много митохондрий, пиноцитозных пузырьков, присутствуют тонкие выросты плазматической мембраны, иногда филаменты.

Обнаруживаются макрофаги с высокой функциональной активностью, о чем свидетельствуют цитоплазматические отростки (псевдоподии) и инвагинация цитоплазмы. В цитоплазме макрофагов наряду с лизосомами, митохондриями и небольшим количеством ШЭР, отмечается присутствие фагоцитарных вакуолей и сидеросом.

На 28 сутки наблюдения в ране формируется грануляционная ткань, в которой обнаруживается  большое количество зрелых фибробластов, в их цитоплазме, наряду с лизосомами, митохондриями и хорошо развитым ШЭР, узкие цистерны которого ориентированы вдоль оси клеток, отмечается присутствие жировых вакуолей и сидеросом, а также пальцевидных сцеплений клеток.

Подопытная группа

В межклеточном пространстве на 7 сутки наблюдения присутствует большое количество новообразованных коллагеновых фибрилл.

Рис. 3. Эксцизионная рана кролика, 7 сутки.  Применение пептидного биорегулятора хондролюкса. В цитоплазме юных фибробластов «гистиоидного» типа обнаруживается развитый ШЭР и большое количество рибосом. Под плазматической мембраной выявляются филаменты и пиноцитозные пузырьки. х10500.

В цитоплазме обнаруживается хорошо развитый ШЭР и большое количество рибосом. Митохондрий мало, многочисленные лизосомы встречаются лишь в отдельных клетках. В периферических отделах цитоплазмы под плазматической мембраной иногда выявляются филаменты и пиноцитозные пузырьки (рис. 3).

Фибробласты как тесно контактируют между собой, так и разбросаны группами из нескольких клеток среди сети соединительнотканных волокон. Ядра фибробластов имеют в основном вытянутую форму, иногда неправильную за счет вдавлений. В дне раны также встречаются тучные клетки.

 

Рис. 4. Эксцизионная рана кролика, 7 сутки. Применение пептидного биорегулятора хондролюкса. Формирующиеся капилляры выстланы крупными эндотелиальными клетками с большими ядрами округлой формы и с инвагинациями. х6500.

В дне раны старого животного подопытной группы, получавшего аппликации с пептидным биорегулятором хондролюксом, на 7 сутки наблюдения обнаруживается большое количество юных фнбробластов «гистиоидного» типа, которые имеют отростки и проявляют более выраженную функциональную активность по сравнению с тем же сроком без применения пептида.

Формирующиеся капилляры выстланы крупными эндотелиальными клетками с большими ядрами округлой формы и с инвагинациями. В цитоплазме эндотелиоцитов определяются в той или иной степени развитый пластинча­тый комплекс, митохондрии, пиноцитозные пузырьки, тонкие выросты плазматической мембраны, иногда филаменты (рис. 4).

На 14 сутки наблюдения клеточный компонент активно формирующейся грануляционной ткани представлен в основном зрелыми функционально активными фибробластами «миоидного» типа. Встречаются функционально активные клетки с большим количеством везикул и интрацитоплазматическими фрагментами волокон, в большинстве случаев окруженных мембраной.

В межклеточном веществе обнаруживаются различной ширины коллагеновые волокна размером около 10 нм, среди которых расположены многоядерные фибробласты.

В многочисленных макрофагах встречаются светлые вакуоли и различное количество тонких филаментов диаметром около 8 нм. Мембрана макрофагов в основном гладкая, иногда образует отростки, соединяющие свободные поверхности клеток. В отдельных макрофагах встречаются цитоплазматические включения, образованные в результате инвагинации коллагеновых фибрилл. Эти включения повторяют структуру коллагеновых волокон, окружающих клетки. Межклеточные пространства  заполнены многочисленными коллагеновыми волокнами.Активно формируются новообразованные кровеносные сосуды типа капилляров. В сосудах эндотелиальные клетки увеличены в объеме, относительно богаты органеллами. Число перицитов увеличено, они расположены по типу луковицы вокруг центральной эндотелиальной трубки и разделены коллагеновыми волокнами.

На 21 сутки наблюдения практически сформированная грануляционная ткань представлена  тонкостенными кровеносными сосудами, между которыми лежит соединительнотканная строма с верете­нообразными и звездчатыми фибробластами, лимфоцитами, плазматическими и тучными клетками, макрофагами. Фибробласты представлены «классическим» типом, они содержат расширенные цистерны ШЭР, большое количество внутрицитоплазматических филаментов.

Мембрана ядра в «классическом» фибробласте образует структуры в виде петель и карманов, ядро содержит уплотненный гетерохроматин.

Встречаются также фибробласты «гистиоцитоподобного» типа. В них обнаруживается гипертрофия пластинчатого комплекса, многочисленные везикулы, в том числе и под клеточной мембраной, иногда филаменты, единичные лизосомы, отдельные капли жира.

При введении хондролюкса на 21 сутки в грануляционной ткани наряду со зрелыми «классическими» фибробластами встречаются и миофибробласты. Оба типа клеток имеют вытянутую форму с ровными контурами, иногда этот ровный контур нарушается за счет неглубоких вдавлений фибрилл стромы, в цитоплазме присутствуют многочисленные, места­ми расположенные параллельно филаменты диаметром 7—8 нм (рис. 5). Ядра клеток имеют овальную форму с инвагинациями кариолеммы.

В цито­плазме клеток обнаруживаются хорошо развитый с расширенными цистернами ШЭР и гипертрофированный пластинчатый комплекс, который в большинстве клеток окружен шаровидными образованиями, ограниченными мембраной, заполненными плотными концентрическими тонкими фибриллами и мелкими гранулами.

Фибриллы в этих структурах напоминают фибриллы межклеточной стромы. Попереч­ная исчерченность в них не обнаруживается. Кроме описанных структур, в цитоплазме клеток встречаются митохондрии, единичные лизосомы.

В электронно-микроскопической кар­тине грануляционной ткани в эксцизионной ране старого животного на 28 сутки после нанесения аппликаций с хондролюксом преобладают типичные «классические» фибробласты, содержащие включения специфи­ческих телец диаметром от 5 до 24 нм, которые, по-видимому, возникают в результате накопления в расширенных цистернах грануляр­ного электронно-плотного материала, к которому иногда присоеди­няются также везикулярные или нежно-филаментарные структуры.

 

Рис. 5. Эксцизионная рана кролика, 21 сутки. Применение пептидного биорегулятора хондролюкса. В миофибробластах выявляются крупные ядра с изрезанными контурами, в цитоплазме присутствуют многочисленные филаменты. х6200.

Между клетками располагается множество коллагеновых волокон. Веретенообразные фибробласты имеют обычное строение: выраженный ШЭР, развитый пластинчатый комплекс, многочисленные везикулы, которые содержат нежнофибриллярный материал. Достаточно часто встречаются гистиоциты, в цитоплазме которых выявляются набухшие митохондрии, многочисленные лизосомы и тонкие филаменты.

Межклеточное вещество состоит из нежных фибрилл диаметром 7-10 нм, типичных коллагеновых волокон. В нем хорошо развиты капилляры и лимфатические сосуды, в которых эндотелиоциты проявляют выраженную функциональную активность – цитоплазма их богата органеллами, пластинчатый комплекс гипертрофирован, обнаруживаются секреторные гранулы различной формы, свидетельствующие о локальной экспрессии биологически активных сигнальных молекул, регулирующих развитие и рост микроциркуляторного русла.

Морфометрический анализ ультраструктуры фибробластов (табл. 6) показал, что при введении хондролюкса  происходит достоверное увеличение объемной плотности гипертрофированных митохондрий. Этот факт отражает усиление энергетических метаболических процессов в фибробластах, положительно сказывающихся на процессах регенерации

Увеличение объемной плотности ШЭР, наряду с изменением ультраструктуры его цистерн и заполнением их мелкозернистым содержимым свидетельствует об усилении внутриклеточных транспортных процессов при введении хондролюкса. Выявляемая при этом гиперплазия рибосом, как прикрепленных к мембранам ШЭР, так и свободных, отражает, прежде всего, что усиление транспортных процессов связано с белково-синтетической функцией клеток.

Таблица 6

Результаты морфометрического анализа фибробластов

эксцизионной раны старого животного на 28 сутки наблюдения (M±m)

Исследованный параметр

(Vv)

Контроль

Применение 

хондролюкса

Митохондрии

5,2±0,2

9,0±0,3*

Шероховатый эндоплазматический ретикулум

9,2±0,1

13,4±0,1*

Рибосомы прикрепленные

11,2±0,3

15,1±0,2*

Рибосомы свободные полисомальные

14,3±2,4

20,8±2,5*

Лизосомы

13,6±2,2

15,4±2,2

Люминальные МПВ

2,2±0,05

2,4±0,08

Цитоплазматические МПВ

13,6±1,16

20,1±1,45*

Базальные МПВ

20,2±2,2

29,3±2,4*

Примечание: Vv — объемная плотность структур (% от объема цитоплазмы); МПВ — микропиноцитозные везикулы.

* - р<0,05 по сравнению с показателем в контроле.

       

Увеличение объемной плотности микропиноцитозных везикул, отражает активную секреторную функцию фибробластов, а особенно концентрация МПВ у базальной мембраны клеток указывает на активную секрецию фибробластами сигнальных молекул в межклеточное пространство, что, в свою очередь, стимулирует образование коллагеновых волокон и формирование рубца.

Таким образом, результаты проведенного электронно-микроскопического исследования свидетельствуют о том, что пептидный биорегулятор хондролюкс обладает выраженным репаративным действием - он значительно ускоряет и оптимизирует заживление эксцизионных ран кожи.

При введении хондролюкса сокращаются сроки заживления раны, при этом активное развитие грануляционной ткани наблюдается уже на 14 сутки после нанесения раны (в контроле на 21-28 сутки). Морфометрические показатели состояния органелл фибробластов при использовании хондролюкса отражают значительное усиление их функциональной активности на 28 сутки заживления по сравнению с контролем.

Влияние экстрактов эмбриональных тканей и пептидного биоргулятора на заживление термических ожогов

Для изучения эффективности воздействия экстрактов эмбриональных тканей и пептидного биорегулятора хондролюкса на процесс заживления термических ожогов сравнивали между собой 3 группы старых животных. Контрольная группа состояла из 8 кроликов, у которых процесс заживления ожога протекал только с повторением перевязок. 1 подопытная группа состояла из 10 кроликов, которым с момента повреждения и до полного заживления ожога производили аппликации экстракта из эмбриональных хрящевой и костной тканей. 10 кроликов, которым производили аппликации с пептидным биорегулятором хондролюксом, составили 2 подопытную группу.

Проведённый мониторинг заживления экспериментальных ожоговых ран у старых животных контрольной и подопытных групп включал в себя визуальную оценку и гистологическое исследование места ожога в различные периоды наблюдения с интервалом в 7 дней (на 7, 14, 21, 28 сутки).

Морфологическая характеристика репаративного процесса при термическом ожоге у старых животных контрольной группы

Изучение процессов восстановления термических ожогов экспериментальных животных проводили по методикам, описанным в главе “Материалы и методы”. Кроме внешнего вида места повреждения, оценивали также наличие и выраженность процессов ангиогенеза, образование коллагеновых волокон  и формирование на поверхности раны эпителия или же соединительной ткани, что свидетельствует о завершении процесса регенерации повреждённого участка ткани.

Первый контрольный срок наблюдения в данной группе исследований составил 7 суток от момента нанесения повреждения.

На указанном сроке имелся ожог кожи 3б-4 степени до 2,2 см диаметром. В области ожога виден струп, из-под которого сочится скудное серозное отделяемое.

В  микропрепаратах этого срока наблюдения представлены фрагменты кожи с тонким роговым слоем. На участке, занимающем несколько полей зрения, определяется очаг коагуляционного некроза, захватывающий эпидермис, поверхностные и глубокие слои дермы, вплоть до фасции. В перифокальных зонах наблюдается формирующийся клеточно–волокнистый вал, в клеточном составе которого преобладают фибробласты, встречаются участки нейтрофильно–лимфоцитарной и макрофагальной инфильтрации.

Со стороны эпителиального пласта отмечаются явления пролиферации: эпителиальные клетки увеличены в объеме, имеют просветленную цитоплазму и округлые ядра, увеличено количество клеточных слоев в эпителии, отмечаются явления “наползания” эпителиального пласта на раневую поверхность. Соединительнотканная основа формирующейся грануляционной ткани представлена молодыми малоизвитыми короткими коллагеновыми волокнами, ориентированными преимущественно хаотично. Новообразованные сосуды частично с дифференцированными стенками и эндотелиальной выстилкой, частично незрелые, имеющие вид “сосудистых почек” или бесклеточных щелей, заполненных кровью.

На сроке наблюдения 14 суток у животных контрольной группы отмечалась ожоговая поверхность под струпом до 2 см диаметром. Струп плотно прилегает к поверхности раны. У краев раны вялые грануляции до 2 мм шириной. Эпителизация отсутствует.

В гистологических препаратах представлены фрагменты кожи с тонким роговым слоем; морфологические изменения в них однотипны. На участке, занимающем несколько полей зрения, определяется очаг коагуляционного некроза, захватывающий роговой слой, эпидермис, сетчатый и глубокие слои дермы слой поперечнополосатой мышечной ткани, вплоть до фасции. В сосудах видны компактные ярко–оранжевые гомогенные массы. В роговом слое, эпидермисе и поверхностных слоях дермы определяются множественные мелкие пустоты в виде сотовидных структур. Некротизированные соединительнотканные волокна дермы уплотнены, имеют выраженный базофильный оттенок, сближены между собой, с утратой извитости, сосочки дермы сглажены.

Ядра клеток базального слоя эпидермиса, волосяных фолликулов и адвентиции сосудов вытянуты, переориентированы в виде фигур “метелок” и “щеток”. Очаг некроза отграничен от интактных тканей демаркационным валом, представленным массой нейтрофильных лейкоцитов с явлениями распада с примесью клеток лимфоидного ряда и макрофагов. На отдельных участках отмечается пролиферация фибробластов и новообразование соединительнотканных волокон. В эпидермальном пласте на границе с очагом некроза – пролиферация клеток базального слоя с миграцией их под очаг некроза. Во всех полях зрения, за исключением зоны некротических изменений, отмечается венозное и капиллярное полнокровие с картиной эритростазов, умеренный отек межуточной ткани.

В других микропрепаратах этого же срока наблюдения – небольшие фрагменты кожи с тонким роговым слоем. Эпидермис присутствует на небольшом протяжении и представлен фрагментом с явлениями акантоза и гиперкератоза. В сосочках дермы на этом уровне – очаговая нейтрофильно–лимфоцитарная инфильтрация.

На сроке наблюдения 21 сутки на коже старого животного видна ожоговая поверхность после отхождения струпа до 2 см диаметром, края раны подрыты. Имеется повреждение сосочкового слоя кожи. Эпителизация отсутствует. У краев раны слабые вялые грануляции до 3 мм шириной. Рана сухая.

В гистологических препаратах на указанном сроке наблюдения представлены фрагменты кожи с тонким роговым слоем. На участке, занимающем менее одного поля зрения, определяется очаг коагуляционного некроза, представленный бесструктурными, плотными гомогенными массами с интенсивным базофильным оттенком. Под очагом  некроза определяется пласт грануляционной ткани, распространяющийся до глубоких слоев дермы. В составе грануляционной ткани видны множественные новообразованные сосуды всех калибров. В клеточном составе преобладают молодые формы фибробластов с примесью макрофагов и клеток лимфоидного ряда. В сосудах на границе с неповрежденными тканями  - явления лейкодиапедеза.  Строма представлена грубыми, хаотично расположенными коллагеновыми волокнами.

На 28 сутки наблюдения на месте ожоговой поверхности образовался грубый рубец на уровне кожи. В области рубца наблюдается рост шерсти.

В гистологическом препарате на сроке наблюдения 28 суток представлен фрагмент кожи с тонким роговым слоем. В дерме на участке, занимающем несколько полей зрения, определяется эпителизированный рубец, в клеточном составе которого преобладают зрелые фибробласты. Коллагеновые волокна грубые, малоизвитые, сложены в компактные пучки, ориентированные параллельно поверхности кожи.

Влияние экстракта эмбриональных хрящевой и костной тканей на репаративный процесс при термическом ожоге кожи у старых животных

Через 7 суток после нанесения термического повреждения на коже старых кролкиов 1 подопытной группы наблюдался ожог кожи 3б-4 степени 2,3 см. диаметром со струпом, из-под которого сочилось серозное отделяемое.

В гистологическом препарате на этом сроке наблюдения один из фрагментов представлен кожей с тонким роговым слоем, состоящей из двух слоев эпидермиса, между которыми расположены поверхностные слои дермы и придатки кожи – волосяные фолликулы.

В другом представлен фрагмент клеточного детрита, массы распадающихся лейкоцитов и сгусток крови, представленный нитями фибрина, в петлях которого лежат компактные массы гемолизированных эритроцитов и группировки клеток белой крови.

На 14 сутки наблюдения у животных 1 подопытной группы после аппликаций с эксрактом хрящевой и костной тканей ожоговая поверхность под струпом до 2 см диаметром. Имеется повреждение сосочкового слоя кожи. Эпителизации нет. Струп плотно прилегает к поверхности раны. У краев раны грануляции до 2 мм шириной.

В гистологическом препарате представлен фрагмент кожи с тонким роговым слоем. Роговой слой и эпидермис присутствуют на всем протяжении препарата. Сосочки дермы хорошо выражены во всех полях зрения. Производные кожи (волосяные фолликулы и сальные железы) равномерно распределены по всей протяженности препарата. Дерма представлена соединительнотканной основой, волокна ее умеренно извиты, ориентированы преимущественно параллельно поверхности кожи. Гиподерма представлена тонкой прослойкой жировой ткани.

На 21 сутки наблюдения на коже животных 1 подопытной группы отмечается ожоговая поверхность под струпом до 2 см диаметром. Имеется повреждение сосочкового слоя кожи.  Струп плотно прилегает к поверхности раны. У краев раны грануляции до 3 мм шириной. Начинающаяся эпителизация с краев раны до 1 мм шириной.

На гистологическом препарате кролика 1 подопытной группы на 21 сутки наблюдения на участке, занимающем несколько полей зрения, отсутствует эпидермис и поверхностные слои дермы. В глубоких слоях дермы – венозное и капиллярное полнокровие, на уровне дефекта ткани – лейкостазы в капиллярах с явлениями миграции лейкоцитов за пределы сосудистых стенок с формированием муфтообразных периваскулярных нейтрофильно – лимфоцитарных инфильтратов.  В некоторых полях зрения встречаются гигантские многоядерные клетки. Отмечается пролиферация фибробластов. Соединительнотканные волокна дермы грубые, сближены между собой, сложены в компактные малоизвитые пучки, ориентированные параллельно поверхности кожи. Эпидермальный пласт по краю дефекта ткани тонкий, клетки имеют небольшие, интенсивно окрашенные ядра.

На 28 сутки наблюдения на месте ожоговой раны сформировался мягкий эластичный рубец на уровне кожи. В области рубца наблюдается рост шерсти.

На гистологическом препарате на 28 сутки наблюдения представлен фрагмент кожи с тонким роговым слоем. Роговой слой и эпидермис присутствуют на всем протяжении препарата. Сосочки дермы хорошо выражены во всех полях зрения. Производные кожи (волосяные фолликулы и сальные железы) равномерно распределены по всей протяженности препарата. Дерма представлена соединительнотканной основой, волокна ее извиты, в поверхностных слоях ориентированы параллельно поверхности кожи, в глубоких слоях расположены хаотично. Гиподерма представлена тонкой прослойкой жировой ткани. В мышечной ткани – полнокровие капилляров и вен, фасция тонкая, умеренно разволокнена.

Влияние пептидного биорегулятора хондролюкса на репаративный процесс при термическом ожоге кожи у старых животных

Через 7 суток после нанесения термического повреждения на коже старых животных 2 подопытной группы наблюдалась ожоговая поверхность до 2 см диаметром. Отмечалось повреждение сосочкового слоя кожи. После отхождения струпа рана чистая, отделяемое из раны скудное серозное. У краев раны грануляции до 3 мм шириной. Начинающаяся эпителизация с краев раны до 1 мм шириной.

В гистологическом препарате на участке, занимающем несколько полей зрения, эпидермис уплощен, истончен, сосочки дермы сглажены, волокна дермы разрыхлены, дезорганизованы, раздвинуты отечной жидкостью, между волокнами – инфильтраты из клеток лимфоцитарного ряда с примесью макрофагов и участки пролиферации фибробластов. В гиподерме – густая инфильтрация распадающимися нейтрофилами. Грубые коллагеновые волокна сложены в компактные пучки, ориентированные параллельно поверхности кожи. В фасции – очаги некроза и фибриноидное набухание сосудистых стенок.

.

Таблица 7

Сравнительный анализ развития репаративного процесса

термического ожога кожи старых животных

Параметр

Срок наблюдения, сутки

Контрольная группа

Подопытные группы

Действие экстракта хрящевой и костной тканей

Действие

хондролюкса

Появление грануляций

14

7

7

Эпителизация

28

14

14

Ангиогенез

14

7

7

Пролиферация фибробластов

21

21

14

Появление нейтрофильно-лимфоцитарной инфильтрации

21

21

14

Образование коллагеновых волокон

14

7

7

Образование рубца

28

21

21

На 14 сутки у животных, которым делали аппликации с хондролюксом, ожоговая поверхность под струпом до 2 см диаметром.  Струп плотно прилегает к поверхности раны. Начинающаяся эпителизация под струпом до 5 мм шириной от края раны.

В гистологическом препарате на 14 сутки наблюдения на участке, занимающем несколько полей зрения, определяется формирующийся соединительнотканный рубец с большим количеством коллагеновых волокон, формирующих пучки, ориентированные параллельно поверхности кожи. В клеточном составе – преобладание фибробластов и множественные, в основном, периваскулярные, очаги нейтрофильно-лимфоцитарной инфильтрации. Новообразованные сосуды имеют дифференцированные стенки и эндотелиальную выстилку. Эпидермис присутствует только в пограничных с неизмененной кожей участках. В этих областях определяются явления пролиферации клеток базального слоя,  увеличение количества клеточных слоев в эпидермальном пласте.

На 21 сутки наблюдения на месте ожоговой поверхности кожи старых животных 2 подопытной группы определяется мягкий эластичный рубец, на котором наблюдается рост шерсти.

В гистологическом препарате (21 сутки) на участке, занимающем несколько полей зрения, в дерме определяется пласт зрелой рубцовой ткани с умеренным количеством клеточных элементов (преимущественно – зрелых фибробластов) и большим количеством компактно упакованных грубых малоизвитых хаотично ориентированных коллагеновых волокон. На поверхности рубцовой ткани – ожоговый струп с густой инфильтрацией распадающимися лейкоцитами, представленный пластом эпидермиса в состоянии коагуляционного некроза, с включениями полигональных частиц желтовато – коричневого окрашивания.

Сравнительный анализ процесса заживления термического ожога кожи у старых животных свидетельствует о стимулирующем влиянии экстракта эмбриональных хрящевой и костной тканей и пептидного биорегулятора хондролюкса на репарацию тканей кожи. Так, основные этапы репарационного процесса у старых животных подопытных групп наступали в среднем на 7 дней раньше, чем у кроликов контрольной группы (табл. 7). Следует отметить, что применение пептидного биорегулятора хондролюкса способствовало более раннему наступлению этапа пролиферации фибробластов и появления нейтрофильно-лимфоцитарной инфильтрации, что приводило к более быстрому образованию эластичного мягкого рубца, чем у животных 1 подопытной группы, которым применяли аппликации с экстрактом эмбриональных хрящевой и костной тканей.

Влияние экстрактов эмбриональных тканей и пептидного биорегулятора на репарацию костной ткани

       Морфологическая характеристика репаративного процесса в плоских костях у старых животных

В исследование были включены 15 кроликов в возрасте 4,5 лет с массой тела 4,5-4,8 кг, которые были разделены на 2 группы. Кроликам в теменной области производили трепанацию черепа (площадь дефекта равна 22 см).

У животных контрольной группы (6 особей)  заживление дефекта костной ткани происходило естественным путем. У 9 животных подопытной группы осуществляли пластику костного дефекта сингенным хрящом из рёберно-грудинного сочленения, вложенным между двумя слоями тонко нарезанной гемостатической губки (по типу «сэндвича»). Одновременно с этим на место костного дефекта делали аппликации с пептидным биорегулятором хондролюксом.

Контрольные гистологические исследования и рентгенографию черепа проводили последовательно с интервалом в 7 дней с момента операции вплоть до полного замещения дефекта костной ткани.

В гистологическом препарате через 28 суток после трепанации черепа представлен фрагмент плоской губчатой кости животного контрольной группы. На участке, занимающем несколько полей зрения, определяется дефект кости. Костная ткань стенок дефекта гомогенизирована, с усилением восприятия кислого фуксина. Со стороны надкостницы видны реактивные изменения, заключающиеся в увеличении количества фибробластов и увеличении толщины коллагеновых волокон.

В  гистологических препаратах кости старого животного подопытной группы после пластики сингенным хрящем и аппликации с пептидным биорегулятором хондролюксом на сроке наблюдения 7 суток определяются фрагменты плоской губчатой кости. На участке, занимающем несколько полей зрения, выявляется дефект кости, выполненный разобщенными фрагментами хряща.

Фрагменты хряща соединены с костными балками клеточно-волокнистыми тяжами, в составе которых преобладают молодые формы фибробластови немногочисленные нежные коллагеновые волокна. Кроме того, в клеточном составе встречаются нейтрофильные лейкоциты с примесью клеток лимфоидного ряда и небольшое количество макрофагов.

В гистологических препаратах старых кроликов подопытной группы на сроке наблюдения 14 суток после пластики сингенным хрящем и аппликаций с пептидным биорегулятором хондролюксом на участке, занимающем несколько полей зрения, определяется дефект кости, выполненный разобщенными фрагментами хряща. Фрагменты хряща соединены с костными балками клеточно-волокнистыми тяжами, в составе которых выявляется большое количество молодых форм фибробластов. Содержание коллагеновых волокон увеличено по сравнению с предыдущим сроком исследования. В составе формирующейся грануляционной ткани видны новообразованные сосуды.

На сроке наблюдения 21 сутки морфологическая картина в новообразованной грануляционной ткани существенно не изменилась по сравнению с предыдущим сроком исследования. Однако фрагменты хряща более плотно прилегают к стенкам дефекта костной ткани за счет более компактной упаковки новообразованных коллагеновых волокон. Отмечаются также явления резорбции хряща остеокластами.

На сроке наблюдения 28 суток в гистологических препаратах кости черепа старых кроликов подопытной группы определялись фрагменты плоской губчатой кости. На участке, занимающем несколько полей зрения, определяется дефект кости, выполненный небольшими фрагментами хряща. Фрагменты хряща с полной утратой ядер, соединены с костными балками плотными соединительнотканными сращениями  с небольшим количеством клеточных элементов и плотно упакованными грубыми малоизвитыми коллагеновыми волокнами. В клеточном составе новообразованной плотной соединительной ткани преобладают зрелые веретеновидные формы фибробластов. Содержание коллагеновых волокон существенно увеличено по сравнению с предыдущим сроком исследования.

Таким образом, применение метода пластики сингенным хрящом и аппликаций с пептидным биорегулятором хондролюксом позволяет значительно ускорить процесс репарации костной ткани у старых животных, приводя к образованию полноценной плоской губчатой кости к 28 суткам наблюдения, в то время как у животных контрольной группы на этом сроке наблюдения обнаруживается значительный дефект кости.

Закономерности регенерации ткани костного мозга при трансплантации его в брыжейку тонкого кишечника кролика

       Суть модели культивирования сингенного костного мозга в брыжейке тонкого кишечника экспериментального животного заключается в том, что взятая из бедренной кости кролика взвесь клеток костного мозга вводится между листками брыжейки, создавая некую полость. С течением времени в трансплантированной взвеси клеток начинаются процессы  организации, приводящие, в конце концов, к образованию полноценной гемопоэтической ткани. При проведении повторной лапаротомии в установленные сроки наблюдения обращают на себя внимание красноватые очаги (диаметром до 0,5 см) на фоне белесоватой брыжейки, а прозрачность и некоторая растяжимость самой брыжейки делают возможной световую микроскопию. К концу 3-ей – началу 4-ой недели эксперимента весь объём этой искусственной камеры заполняется зрелой костно-мозговой тканью.

       Таким образом, данная модель представляет собой удобный и доступный способ исследования регенераторной способности костного мозга при трансплантационном повреждении.

В микропрепаратах на  сроке 8 недель  представлен полосчатой формы фрагмент жировой ткани, окруженный тонкими соединительно-тканными пластами с мезотелиальной выстилкой. Во всех полях зрения в толще жировой ткани определяются участки разрастания плотной соединительной ткани  с умеренным количеством клеточных элементов и компактно упакованными малоизвитыми коллагеновыми волокнами. В клеточном составе преобладают зрелые веретеновидные формы фибробластов. Вокруг новообразованных соединительнотканных тяжей – отложения зерен гемосидерина как в свободном виде, так и в составе гемосидерофагов.

Закономерности регенерации ткани костного мозга в области образованной полости в костном остове бедренной кости кролика

Исследование проведено с использованием модели фистулы в костном остове бедренной кости у 9 кроликов в возрасте 4 лет с массой тела 4,5-4,7 кг. Фистула представляет собой круглый тоннель от поверхности кости до костного мозга в области эпифиза, диаметр 2 мм, глубина 5 мм. Образующийся таким образом  тоннель, стенки которого ограничены костной тканью, создаёт условия для изучения характера  миграции костномозговых элементов в получившееся пустотное пространство.

Данное положение нами контролировалось визуально в различные сроки после образования тоннеля в костной ткани (1, 2, 3, 4 недели). Это позволило отметить, что в течение 1-й недели из ткани интактного костного мозга старых животных контрольной группы (4 кролика) в области образовавшейся пустоты начинает появляться нарастающий объём ткани костного мозга. К концу 3-й недели этот объём ткани костного мозга практически заполняет всё пустотное пространство и представляет собой округлый цилиндр, состоящий из костномозговой ткани.

5 кроликам подопытной группы в просвет фистулы, начиная с 1-го дня эксперимента, в течение 1 недели 1 раз в день вводили 1,25 мл (0,5 мг) пептидного биорегулятора хондролюкса для изучения стимулирующего действия препарата на процесс образования костной ткани.

Таким образом, данная модель фистулы в костном остове бедренной кости кролика представляет собой удобный доступный способ морфо-функционального исследования регенераторных возможностей костного мозга.

Морфологическая характеристика процесса регенерации костного мозга при заполнении полости в  бедренной кости кролика

Препараты регенерирующего костного мозга на сроке 1 недели представляют собой зону, в которой от внутреннего входа в просвет фистулы образовывается тканевой столбик, исходящий своим основанием из структуры неповреждённого костного мозга. Характерная гистологическая картина в срезах на указанных сроках демонстрирует наличие фибробластов и формирование из них мощных «пучков». Это стадия экспансии роста фибробластов.

       Срок 2 недели у животных контрольной группы характеризовался появлением участков разрежения фибробластных «пучков», когда между плотно прилежащими друг к другу фибробластами образуются промежутки.

В гистологических         препаратах костного мозга животных подопытной группы после применения пептидного биорегулятора хондролюкса появление промежутков в «пучках» фибробластов и разрежения в области «пучков» отмечалось уже к 10 дню.

В гистологических препаратах костного мозга животных контрольной группы на сроке эксперимента 4 недели по-прежнему остаётся выраженный по всей длине тяж из фибробластов, но интенсивно испещрённый очагами кроветворения. Такие островковые образования окружены сосудистым эндотелием, а полости внутри заполнены большим количеством эритроцитов и миелоидными элементами крови. Расположение этих очагов кроветворения преимущественно периферическое по отношению к основной оси фибробластного тяжа, в центре  которого имеется большое количество таких кроветворных структур.

На сроке 3 недели обращает на себя внимание, что в основании наросшего в просвет фистулы фрагмента костномозговой ткани, а именно, по периферической окружности, наблюдается формирование костной ткани. Это явление объясняется особенностями нашей модели, а именно, тем, что тоннель образован в костном остове. При этом стенки его выстланы тонкой стальной пластинкой. В связи с этим регенерирующий костный мозг в области фистулы не имеет естественного контакта со структурами трубчатой кости. Поскольку эволюционное развитие костномозговой ткани всегда ограничивается костной муфтой, необходимость её представляется нам очевидной и при заполнении полого объёма фистулы в эксперименте. Именно поэтому по достижении костномозговой тканью в области фистулы определённой зрелости возникает необходимость в образовании естественного костного барьера. Именно это мы и наблюдаем на последних сроках эксперимента, когда от основания фистулы вверх по краям тоннеля начинает появляться костная ткань – у животных контрольной группы к концу 4 недели, а у животных подопытной группы после применения пептидного биорегулятора хондролюкса – на 3 неделе.

Следует особо отметить, что контрольные гистологические исследования, проведенные через 6  месяцев после окончания экспериментов на моделях эксцизионных ран, термических ожогов и костных дефектов, показали, что применение экстракта эмбриональных хрящевой и костной тканей и пептидного биорегулятора хондролюкса не вызывает негативных пролиферативных процессов в коже и костной ткани: гистологическая картина соответтсвующей ткани кроликов подопытных групп через 6 месяцев свидетельствует о том, что атипичные элементы тканей в препаратах отсутствуют. Таким образом, отдаленные результаты исследования подтверждают безопасность применения экстрактов эмбриональных тканей и пептидного биорегулятора хондролюкса для ускорения заживления дефектов кожи и костной ткани.

Заключение

Одной из актуальных проблем современной геронтологии является восстановление утраченных функциональных способностей стареющего организма. В рассматриваемом аспекте особого внимания заслуживает способность стареющего организма к реализации репаративного процесса при повреждениях различных тканей организма. В нашем исследовании представлены возможности репарации повреждений кожи и дефектов костного скелета.

При различных видах патологии, требующих включения репаративного процесса, стареющему организму требуется «посторонняя» помощь в виде стимулирующих средств. Это необходимо для ускорения репаративного процесса или перевода вяло текущего восстановления на уровень эффективного по времени восстановления.

В наших исследованиях представлены морфологические образцы заживления эксцизионных кожных ран, а также течение пролиферативного процесса у старых животных под влиянием аппликаций  с экстрактом эмбриональных хрящевой и костной тканей и пептидного биорегулятора хондролюкса, представляющего собой экстракт из хрящевой ткани телят. Обращает на себя внимание замедленное начало репарации у старых животных. Если начальное формирование воспалительной реакции у взрослых особей обычно занимает 5 дней, то у старых животных выраженность этой стадии отсрочена на 3-4 дня. Проявлением этой особенности является слабая скорость инфильтрации лейкоцитами повреждённой области, пассивная мобилизация фибробластов и неповреждённых клеток по краям раны. Это приводит к задержке пролиферации во всех слоях повреждённого участка кожи. Впоследствии это задерживает закрытие раневого дефекта.

Безусловно, медленная миграция клеток миелоидного и лимфоидного рядов, отвечающих за выработку и секрецию различного типа цитокинов, сдерживает важные для репаративного процесса клеточно-клеточные взаимодействия. Поэтому в области раны у старых  животных  преобладают некротические проявления, сдерживающие полноценное заживление раны. Как упоминалось ранее, в обычных условиях миграция клеток миелоидного и лимфоидного рядов происходит в более быстром темпе.

В связи с этим нами была испытана возможность стимулирования ранней фазы репаративного процесса за счёт аппликаций с экстрактом хрящевой и костной тканей 14-дневного куриного эмбриона, а также с пептидным биорегулятором хондролюксом. Хондроциты и остеобласты на данном периоде развития эмбриона характеризуются высокой степенью интенсивности пролиферативного процесса, поскольку идёт рост массы костного скелета. Кроме того, в специальных экспериментах в условиях in vitro исследовали ряд важных свойств этого экстракта. Прежде всего, нас интересовали хемоаттрактивные свойства экстракта хрящевой и костной тканей эмбриона. Хемотаксический индекс этого экстракта в агарозе практически равнялся хемотаксическому индексу классического хемоаттрактанта С5а (индекс С5а составил 2,22±0,05, индекс экстракта эмбриональных хрящевой и костной тканей 2,86±0,05).

Таким образом, аппликации экстрактов эмбриональных хрящевой и костной тканей на раневую поверхность значительно стимулировали раннюю фазу репаративного процесса у старых животных за счёт значительно индуцированной миграции клеток и последующей секреции ими биологически активных субстанций. Об этом свидетельствуют данные о более раннем появлении грануляционной ткани по краям раны. Морфологически это подтверждается констатацией выраженной инфильтрации лейкоцитами в области поврежденной кожной поверхности. В итоге, экстракты эмбриональных хрящевой и костной тканей, применяемые в виде аппликаций, не только ускоряли раннюю стадию репарации, но и оказывали влияние на восстановительные процессы в матриксе.

Одной из актуальных проблем геронтологии является особенность формирования и течения репарационного процесса в костной ткани. Это объясняется, в первую очередь, тем, что риск возникновения костных дефектов при старении организма чрезвычайно высок, особенно учитывая проблему остеопороза. К этому следует добавить трудности в лечении травматических переломов в старческом возрасте. Всё это, безусловно, характеризует важность изучения особенностей репарации костной ткани в геронтологическом аспекте.

В нашем исследовании для решения обозначенной выше проблемы были использованы две модели повреждения костного скелета – дефект трубчатой кости и плоской кости черепа старых животных.

Дефект трубчатой кости воспроизводили в виде сквозного тоннеля через все слои бедренной кости кролика. Диаметр тоннеля составлял  2-3 мм. Стенки созданного дефекта покрывали тонкой стальной плёнкой с целью предотвращения закрытия его при длительном наблюдении. Как показало наблюдение за ходом заполнения костного «вакуума» через определённые временные промежутки, репаративный процесс можно охарактеризовать несколькими стадиями. Начиная с 3-ей недели, в начале тоннеля со стороны костного мозга отмечалось начало образования костной ткани, которая постепенно поднималась на поверхность тоннеля и покрывала образовавшийся столбик костного мозга. Процесс формирования костного футляра заканчивался к 30-35 дню от начала эксперимента.

Данный процесс остеогенеза в условиях тоннельного дефекта трубчатой кости обусловлен выработанным в процессе эволюции механизмом взаимодействия между кроветворными клетками-предшественниками и предшественниками костной ткани, остеобластами. Поэтому в настоящее время вполне обоснованно выделяется как единая функциональная система «костный мозг – костная ткань». В нашем исследовании этот парадигм был подтверджден специальными экспериментами с аутотрансплантацией костного мозга в брыжейку кишечника, атипичное для кроветворения место [Патент РФ № 227741]. Между листками брыжейки вводилось 0,2-0,3 мл пунктата костного мозга бедренной кости кролика. Через 5-7 дней после повторной лапаротомии на месте инъекции взвеси костного мозга отмечались настоящие островки гемопоэза. При анализе гистологических срезов констатировали рост миелоидного и эритроидного ростков кроветворения. В конце эксперимента участки кроветворения покрывались костным футляром. Это происходило на 30-35 дни после аутотрансплантации. Поскольку в видимом гемотрансплантате присутствовали клетки стромы костного мозга, то именно эти клетки явились источником образования остеобластов, которые и формировали костный покров для растущего очага костного мозга.

Эти данные указывают на важность взаимодействия предшественников гемопоэтических клеток с элементами стромы, что важно учитывать при оценке репарационного процесса в костной ткани. У старых животных туннелирование трубчатой кости характеризовалось, прежде всего, резко замедленным процессом миграции фибробластов в просвет тоннеля - к 25-30 суткам этот врастающий столбик достигал длины одной трети всего пространства. Кроме того, растущие фибробласты были расположены рыхло, образование очагов гемопоэза было весьма скудным. Костный футляр в эти сроки только начинал организовываться, так и не достигая вершины растущего столбика фибробластов.

Применение пептидного биорегулятора хондролюкса путем его введения в просвет тоннеля в начале эксперимента меняло характер репарационного процесса. Так, на 10-12 дни было отмечено значительно более интенсивное заполнение тоннеля мигрирующими фибробластами. Образующийся столбик фибробластов достигал половины образованного пустого пространства, а его плотность примерно равнялась таковой в контрольных экспериментах. При этом значительно увеличилось количество образующихся очагов кроветворения. Вновь образующийся костный футляр по краям тоннеля также прогрессировал в своём развитии, достигая почти одной трети и более от длины образованного тоннеля. Таким образом, введение хондролюкса способствовало более выраженной миграции фибробластной основы вновь образующегося костного мозга.

Особенности репаративного процесса в костной ткани у старых животных изучалось также в экспериментальной модели на примере закрытия костного дефекта в плоских костях черепа кролика. Эта серия экспериментов была проведена с целью использования эндохондрального типа образования костной ткани. Именно этот тип костеобразования отмечен в ряде костных структур плоской формы (например, ключицы). Сравнение динамики репарации костного дефекта в указанных условиях у старых контрольных и подопытных животных с применением данного способа лечения и без какого-либо вмешательства выявило у животных контрольной группы заметное удлинение срока репарации. Так, закрытие дефекта без применения пластики сингенным хрящем и аппликаций с пептидным биорегулятором хондролюксом у старых животных занимало более 28 дней, тогда как у молодых животных этот процесс обычно завершается к 21 дню. Морфологический анализ показал, что замедление репарации костного дефекта у старых животных связано с вялым характером миграции клеток стромы в очаг повреждения. 

Морфологический контроль за динамикой костной репарации позволил довольно четко определить особенности этого процесса у старых животных. Особенно ярко эти качества манифестируются в начальном периоде процесса на сроке 7 суток. К этому времени трансплантируемая пластина аутохряща слабо подвергается дефрагментации. Кроме того, незначительное представительство фибробластов не обеспечивает выраженной синтетической активности упомянутых клеток. Результатом этого является непрочное соединение образованных коллагеновых волокон с неповрежденной стромой, то есть резко замедляется начало образования будущего губчатого остова.

Применение метода пластики сингенным хрящем и аппликаций с пептидным биорегулятором хондролюксом позволяет значительно ускорить процесс репарации костной ткани, что выражается в полном закрытии костного дефекта у животных подопытной группы уже к 21 дню.

В настоящем исследовании была предпринята попытка коррекции замедленного процесса репарации в двух различных видах тканей: костной ткани и коже. Применение предложенных нами восстановительных процедур в эксперименте позволило достигнуть выраженной коррекции локальных повреждений кожи и дефектов костной ткани. Очевидно, что экстракт хрящевой и костной тканей 14-дневного куриного эмбриона содержит в себе не какой-то один стимулирующий фактор, а в его составе присутствует целый комплекс стимулирующих пептидов. Именно поэтому присутствие в экстракте эмбриональных тканей смеси биологически активных веществ способствовало достижению позитивных результатов в коррекции нарушений сложной последовательности организующегося репарационного процесса.

Это обстоятельство нашло свое подтверждение в эксперименте с применением пептидного биорегулятора хондролюкса, разработанного на основе экстракта из хрящевой и костной тканей телят. Хондролюкс содержит низкомолекулярные пептиды, обладающие тканеспецифическим действием на клетки хрящевой и костной тканей, выражающимся в повышении их пролиферативной активности и оптимизации обменных процессов в них [Рыжак Г.А., Коновалов С.С., 2004]. Ранее было показано, что хондролюкс способствует повышению минеральной плотности костей у крыс в экспериментальной модели постменопаузального остеопороза и ускорению репарационных процессов в хрящевой ткани коленного сустава крыс в экпериментальной модели посттравматического остеоартроза [Поворознюк В.В. и соавт., 2008].

В нашем исследовании применение пептидного биорегулятора хондролюкса в виде аппликаций на раневую поверхность эксцизионной раны и термического ожога приводило к более быстрому и качественному течению репарационного процесса: сокращались по времени все этапы заживления раневой поверхности у старых животных, приближаясь к общеизвестным срокам, наблюдаемым у молодых животных. При этом наблюдалась активизация фибробластов, приводившая к более раннему образованию коллагеновых волокон de novo и неоангиогенезу, что обусловливало формирование мягкого эластичного рубца на месте повреждения уже на 21 сутки наблюдения, в то время как у контрольных животных при заживлении раневой поверхзности естественным путем требовалось не менее 28 суток на образование грубого рубца. Важно отметить, что применение экстракта эмбриональных хрящевой и костной тканей также укорачивало сроки заживления раны, однако применение хондролюкса способствовало формированию наиболее качественного и физиологичного рубца.

Результаты проведенного исследования объективно свидетельствуют о том, что препараты на основе экстрактов из различных органов и тканей являются активными регуляторами органогенеза, что дает основания рекомендовать их изучение в качестве лекарственных средств, предназначенных для оптимизации репарационных процессов в различных тканях при старении.

ВЫВОДЫ

1.  При старении значительно снижаются количественные и качественные характеристики пролиферативного процесса, что отражается на выраженности восстановительного процесса при заживлении эксцизионных ран кожи и дефектов костного скелета.

2.  Заживление эксцизионных ран кожи у старых животных значительно замедляется за счёт пролонгирования раннего периода репаративного процесса, требующего выраженной миграции клеток крови и активации резидентных макрофагов и фибробластов в месте повреждения.

3.  Репаративный процесс в зоне эксцизионных ран у старых животных отличается отставанием по времени начала образования грануляционной ткани.

4. Экстракт эмбриональных хрящевой и костной тканей обладает наиболее выраженными хемоаттрактивными свойствами и содержит биологически активные пептиды, обладающие пролиферативной активностью.

5.  Медленно развивающийся репаративный процесс в области эксцизионных ран кожи у старых животных существенно ускоряется и становится качественно более выраженным при аппликациях на область повреждения экстракта эмбриональных хрящевой и костной тканей и пептидного биорегулятора хондролюкса.

6.  Восстановление костного дефекта у старых животных характеризуется вялым течением и слабой активацией стромальной ткани по периферии дефекта.

7.  Аппликация пептидного биорегулятора хондролюкса и хрящевая пластинка, помещённые на область костного дефекта плоских костей черепа, резко сокращают срок восстановления повреждённой кости по типу эндохондрального остеогенеза за счёт ускоренной мобилизации и активации стромальных элементов в зоне повреждения.

8.  Применение аппликаций с экстрактом эмбриональных хрящевой и костной тканей и пептидного биорегулятора хондролюкса в качестве стимуляторов репаративного процесса при повреждении кожного покрова и дефектов костного скелета у старых животных не вызывает в организме старых животных признаков атипичного роста, что подтверждается морфологическим мониторингом через 6 месяцев после окончания лечения.

9. Экстракты эмбриональных тканей могут служить основой для разработки лекарственных средств, ускоряющих репаративные процессы при повреждении кожи и костной ткани при старении.

10. Необходимость стимуляции репаративных процессов кожной и костной тканей при старении могут быть дополнительным показанием к применению пептидного биорегулятора хондролюкса.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Экстракты эмбриональных тканей могут служить основой для разработки эффективных лекарственных средств для стимуляции репаративных процессов при повреждении кожи и костной ткани у пациентов пожилого и старческого возраста.

2. Для ускорения заживления повреждений кожи и костных дефектов рекомендуется применять пептидный биорегулятор хондролюкс в виде аппликаций на поврежденную поверхность ежедневно до полного заживления раневой поверхности или костного дефекта.

Список работ, опубликованных по теме диссертации

Статьи в журналах, включенных в Перечень ВАК

Министерства образования и науки Российской Федерации:

  1. Курилов И.Н. Влияние пептидного биорегулятора на заживление эксцизионных ран у старых животных/ И.Н. Курилов, Г.А. Рыжак  // Бюлл. эксперим. биол. и мед. – 2009. – Т. 147, № 12. – С. 678-682.
  2. Курилов И.Н. Влияние экстрактов эмбриональной печени на динамику начального этапа репаративного процесса при кожных повреждениях у стареющих крыс/ И.Н.Курилов // Успехи геронтологии. – 2007 - Т. 20, № 2. – С.  101-105.
  3. Курилов И.Н. Закономерности экспансивного роста костного мозга трубчатых костей в эксперименте/ И.Н.Курилов, Г.К.Попов, Л.В.Астахова, В.А.Сумеркина, Д.Н.Джинчвеладзе, С.В. Бордуновский // Здравоохранение Башкортостана. Спецвыпуск № 7. 2005. С.104–106.
  4. Курилов И.Н. Морфологическая характеристика процесса регенерации костной ткани у молодых и старых животных/ И.Н. Курилов  // Успехи геронтологии. – 2009. – Т. 22, № 4. – С. 524-528/
  5. Курилов И.Н. Морфологические особенности репаративного процесса эксцизионных ран кожи у старых животных при действии пептидных биорегуляторов/ И.Н.Курилов // Успехи геронтологии. – 2009. – Т. 22, № 3. – С. 414-417.
  6. Курилов И.Н. Особенности репаративного процесса в костной ткани у старых животных/ И.Н. Курилов, Г.А. Рыжак  // Бюлл. эксперим. биол. и мед. – 2007. – Т. 143, № 6. – С. 682-685.
  7. Курилов И.Н. Стимулирующий эффект сингенного хряща на восстановление посттравматического дефекта черепа у старых крыс/ И.Н.Курилов // Омский научный вестник. – 2006. - № 7 (43). – С. 51-52.
  8. Попов Г.К. Влияние гуморальных регуляторов эмбрионального морфогенеза на заживление раневых поверхностей/ Г.К. Попов, И.Н. Курилов, В.А. Сумеркина, С.В. Бордуновский,  А.П. Сипок // Вестник уральской медицинской академической науки. 2006. Вып. 1. С. 77-80.

Методические пособия

  1. Практикум по клеточной биоинженерии и медицинскому материаловедению/ Под ред. Проф. В.Ю. Сереброва/ В.П. Шахов, С.В. Попов, И.Н. Курилов и др.  – Томск, STT, 2006 – 88 с.

Статьи

  1. Астахова Л.В. Морфологические аспекты регенерации костного мозга трубчатых костей/ Л.В. Астахова, И.Н. Курилов, Д.Н. Джинчвеладзе. // Сб. научных работ «Лазерные технологии в медицине». - Челябинск, 2003. – С. 273-278.
  2. Кокарев О.В. Возможности использования магнитных наноструктурных частиц для иммобилизации остеогенных стволовых клеток в системе in vitro/ О.В. Кокарев, О.Г. Моисеев, Н.Ю. Щелгаев, И.Н. Курилов, В.П.  Игнатов // Сб. материалов Всероссийского совещания  «БИОКЕРАМИКА В МЕДИЦИНЕ». - М., 2006. - С. 77-78.
  3. Попов Г.К. Новый метод исследования микроциркуляции
    костного костного мозга/ Г.К. Попов, И.Н. Курилов // Сб. материалов конференции «Актуальные проблемы регуляции кроветворения и неоангиогенеза», посвящённой 100-летию профессора Р.А. Дымшица. - Челябинск, 1998. - С. 78-83.
  4. Попов Г.К. Феномен адгезии как фактор формирования гемопоэтического микроокружения  в период эмбрионального кроветворения/ Г.К. Попов, И.Н. Курилов // Сб. материалов научной конференции «Фундаментальные и прикладные аспекты базисной и клинической патофизиологии». - Омск, 2002. - С. 188-196.

Патент

  1. Курилов И.Н. Способ сингенного культивирования костного мозга в брыжейке тонкого кишечника/ И.Н.Курилов, Г.К.Попов, О.С. Кушаковский Патент РФ № 2144667, 2000.

Тезисы

  1. Курилов И.Н. Влияние пептидных биорегуляторов на динамику репаративных процессов у старых животных/ И.Н.Курилов // Тез. докл.  IV научн.-практ. геронтологической конфер. с междунар. участием «Пушковские чтения», Санкт-Петербург, 2008. – С. 210.
  2. Курилов И.Н. Новый способ исследования регенераторной функции костного мозга/ Курилов И.Н., Попов Г.К., Кушаковский О.С.  // II Российский конгресс по патофизиологии с международным участием. Тезисы докладов. - Москва, 2000. - с. 271.
  3. Курилов И.Н. Обоснование способа стимуляции костной репарации у старых животных на основе единой функциональной системы «костный мозг – костная ткань»/ И.Н. Курилов, Г.А. Рыжак  // Материалы II Междунар. научн.-практ. геронтологической конф. «Пушковские чтения» 30 ноября -1 декабря 2006 г., Санкт-Петербург. – С. 177-179. 
  4. Курилов И.Н. Особенности репаративного процесса в костной ткани у старых животных/ И.Н.Курилов // Материалы XII Междунар. научн.-практ. конфер. «Пожилой больной. Качество жизни». - Клиническая геронтология. – 2007. – Т. 13, № 9. – С. 87.
  5. Курилов И.Н. Повышение эффективности реабилитации при повреждениях кожи у старых животных/ И.Н.Курилов // Материалы XIII Российского национального конгресса «Человек и его здоровье». – Вестник Всероссийской гильдии протезистов-ортопедов. – 2008. – № 4 (34). - С. 110
  6. Курилов И.Н. Показатели лазерной доплеровской флуометрии в сингенном трансплантате костного мозга в брыжейке кролика/ И.Н.Курилов, Е.С.  Головнёва // Материалы 3-го Российского конгресса по патофизиологии. Москва, 2004. – С. 230-231.
  7. Курилов И.Н. Применение экстрактов эмбриональных тканей для стимуляции репаративного процесса при повреждении кожи у старых животных/ И.Н. Курилов, Г.А. Рыжак  // Материалы XIV Российского нац. конгресса «Человек и лекарство». - Москва, 2007. – С. 838.
  8. Курилов И.Н. Процессы регенерации костного мозга при травмах
    трубчатых костей/ И.Н. Курилов, Г.К. Попов// Материалы научно-практической конференции «Теоретические и клинические аспекты неотложных состояний». - Омск, 1999. - С. 84-86.
  9. Курилов И.Н. Способ стимуляции восстановительного эндохондриального остеогенеза в плоских костях черепа старых животных/  И.Н.Курилов // Материалы межрегион. научн.-практ. конф. «Медицинские проблемы пожилых». – Йошкар-Ола, 2007. – С. 25-26.
  10. Курилов И.Н. Сравнительный опыт использования комплексного препарата из эмбриональной печени цыпленка и солкосерила в лечении поверхностных ран кожи у старых крыс/ И.Н. Курилов, Г.А. Рыжак  // Тезисы докл. Всеросс. конф. «Фундаментальные основы геронтологии», Санкт-Петербург, 2006. – С. 76-77.
  11. Курилов И.Н. Сравнительный хемотаксический потенциал экстрактов эмбриональных тканей в ранний период репаративного процесса у старых животных/ И.Н. Курилов, Г.А. Рыжак  // Материалы IV Всероссийской научн.-практ. конф. «Общество, государство и медицина для пожилых), Москва, 2007. – С. 58-59.
  12. Курилов И.Н. Ускорение репаративных процессов при старении/  И.Н.Курилов // Материалы междунар. Конгресса «Социальная адаптация, поддержка и здоровье пожилых людей в современном обществе». – Санкт-Петербург, 2007. – С. 70-71.
  13. Курилов И.Н. Эффект эритропоэтина на процесс приживления и эффективного развития трансплантированного сингенного костного мозга в брыжейке кролика/ И.Н.Курилов //  Тезисы докладов III Российского конгресса по патофизиологии с международным участием. - Москва, 2004. - С. 231.
  14. Kurilov I.N. Peculiarities of bone marrow ectopic growth in old animals/ I.N. Kurilov // Advances in Gerontology. - 2007. – Vol. 20, N 3. – P. 49-50.

КУРИЛОВ Игорь Николаевич. Возрастные особенности репаративного процесса в коже и костной ткани (экспериментальное исследование) // Автореф. дис. … докт. мед. наук: 14.00.53 – СПб., 2010. – 50 с.

Подписано в печать  15.11.2009. Формат 60*84 1/16.

Бумага офсетная. Печать офсетная. Печ. л. 1,0.

Тираж 100 экз. Заказ___ .

Отпечатано с готового оригинал-макета.

ЗАО «Принт-Экспресс»

197101, С.-Петербург, ул. Большая Монетная, 5 лит. А






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.