WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

БОЖЧЕНКО

Александр Петрович

СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКАЯ ОЦЕНКА
ДЕРМАТОГЛИФИЧЕСКИХ ПРИЗНАКОВ ПАЛЬЦЕВ РУК

В ИДЕНТИФИКАЦИИ ЛИЧНОСТИ

14.00.24 – судебная медицина

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Санкт-Петербург

2009

Работа выполнена в ФГОУ ВПО «Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова» МО РФ.

Научный консультант:

доктор медицинских наук, доцент Толмачев Игорь Анатольевич.

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор Молин Юрий Александрович;

доктор медицинских наук, профессор Лаврентюк Георгий Петрович;

доктор медицинских наук Ковалев Андрей Валентинович.

Ведущая организация:

Государственное образовательное учреждение дополнительного профес-сионального образования «Санкт-Петербургская медицинская академия после-дипломного образования Росздрава».

Защита состоится  «12» октября 2009 г. в ……. часов на заседании совета Д 215.002.02 по защите докторских и кандидатских диссертаций при ФГОУ ВПО «Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова» МО РФ по адресу:

194044, Россия, Санкт-Петербург, ул. Академика Лебедева, д. 6.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО «Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова» МО РФ.

Автореферат разослан «…..» июня 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор медицинских наук                                                Чирский В.С.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования

Ежегодно в России регистрируется 25-35 тысяч трупов неизвестных лиц, что составляет 8-10 % от всех случаев подтвержденной насильственной смерти (Клевно В.А., 2008). Изменение внешнего облика погибших в результате воздействия повреждающих факторов и развития трупных явлений, отсутствие полноценных сведений о пропавших без вести усложняют, а нередко делают невозможным установление их личности. Решение проблемы заключается в поиске новых индивидуализирующих признаковых систем, разработке новых методов идентификации, в организационном и технологическом совершенствовании процесса идентификации (Ковалев1А.В., 1996; Колкутин В.В., Соседко Ю.И., Болдарян А.А. и др., 2002; Gunter D., 1999; Bogen K., Jones E., 2006).

К числу наиболее значимых (по возможному уровню индивидуализации и устойчивости) признаковых систем относятся узоры гребешковой кожи пальцев, ладоней и подошв, изучаемые дерматоглификой. Традиционный криминалистический подход к оценке их информативности (дактилоскопия) позволяет с высокой степенью достоверности устанавливать личность неизвестного человека. Теоретически 60-80 % трупов могут быть идентифицированы только на этой основе – именно в таком проценте случаев удается получить исходные дактилоскопические отпечатки (Щербаков В.В., 2000). Однако из-за нередкого отсутствия сравнительных дактокарт разыскиваемых лиц метод срабатывает лишь в 20-30 % от общего числа дактилоскопированных (Валетов Д.А., 1998; Зубаха В.С., 2004).

Массив нереализованных в идентификационном процессе дактокарт постоянно возрастает, в связи с чем актуальной становится разработка альтернативной системы оценки содержащейся в них информации о личности неизвестного человека. Основой нового подхода могут стать данные антропологии, медицины и психофизиологии, согласно которым узорные признаки сопряжены со многими характеристиками человеческого организма как морфологического, так и функционального характера, являющимися, с точки зрения судебной медицины, общими и частными признаками личности (Богданов Н.Н., Солониченко В.Г., 2002; Абрамова Т.Ф., 2003; Мазур Е.С., 2008; Opitz J., 2002). Кроме того, папиллярные узоры в основных своих проявлениях наследуются. Их сходство можно проследить в ряду поколений, а значит, на этой основе установить факт кровного родства и отнести погибшего к определенному родственному кругу - опосредованно идентифицировать его личность (Звягин1В.Н., Тарасов И.Б., 1996; Ракитин В.А., Щербаков В.В., Гончаров Ю.Ф. и др., 1996).

До сегодняшнего дня, однако, практически приемлемой методики диагностики на такой основе идентификационно значимых признаков личности, например, половой принадлежности, возраста или длины тела, не создано. Предложенные способы установления родства (Божченко А.П., 2000; Фандеева О.М., 2002; Фандеев А.Л., 2005; Сидоренко А.Г., 2006) в практике идентификации личности находят применение в тех редких ситуациях, при которых на исследование представлены полные дерматоглифы погибшего (например, отпечатки десяти пальцев рук), тогда как в подавляющем большинстве случаев, когда требуется проведение идентификации, их удается получить лишь с некоторых участков тела (например, с одного-двух пальцев). Часто точная анатомическая локализация таких участков неизвестна, а если их несколько и они разрознены, неизвестно, принадлежат ли они одному человеку. В целом важные в практическом отношении вопросы реконструкции признакового пространства гребешковой кожи являются мало изученными (Грановский Г.Л., 1974; Ациферов В.К., Корноухов В.Е., Ярослав Ю.Ю. и др., 1990).

Разнообразие методологических подходов в исследовании дерматоглифических структур у антропологов, медиков и криминалистов, связанное, прежде всего, с различием решаемых задач, не позволяет на сегодняшний день создать единую систему оценки их информативности, что препятствует реализации потенциала дерматоглифики на практике. Обобщение и переосмысление накопленных знаний о свойствах гребешковой кожи, создание комплексного метода судебно-медицинской дерматоглифики относится к числу актуальных и перспективных научных направлений в судебной медицине (Клевно В.А., Абрамов С.С., Звягин В.Н. и др., 2007).

Цель исследования: разработать экспертные критерии информативности дерматоглифических признаков пальцев рук в системе судебно-медицинской идентификации личности.

Основные задачи исследования:

1. Разработать методику исследования папиллярного рельефа пальцев рук, позволяющую производить комплексную оценку его информативности.

2. Изучить групповую изменчивость дерматоглифических признаков, на основе выявленных закономерностей разработать методику определения половой принадлежности, возраста и длины тела.

3. Изучить взаимосвязь признаков папиллярных узоров кровных родственников и на этой основе разработать методику опосредованной идентификации личности.

4. Изучить пальцевую изменчивость и межпальцевую взаимосвязь дерматоглифических признаков, разработать методику определения локализации узоров (руки, пальца) и установления единства их происхождения.

5. Разработать основные положения методологии и организации дерматоглифических исследований в различных видах и условиях судебно-медицинской деятельности.

Научная новизна

Впервые всесторонне изучены и систематизированы в аспекте судебно-медицинской идентификации личности данные антропологической, медицинской и криминалистической дерматоглифики и дактилоскопии. Дано медико-биологическое обоснование основных направлений дерматоглифических исследований в судебной медицине.

В научный оборот введены новые сведения о классификации информационно значимых признаков папиллярного рельефа, основных закономерностях их индивидуальной, групповой и внутрисемейной изменчивости и взаимосвязи.

На основе полученных данных разработаны новые методики диагностики общих признаков личности (пола, возраста, длины тела), опосредованной идентификации (путем отнесения неизвестного к определенному родственному кругу) и решения реконструктивных задач (определения анатомической локализации исследуемых объектов, установления целого по частям).

Сформирована организационно-методологическая основа нового направления в системе идентификации личности – судебно-медицинской дерматоглифики.

Практическая значимость

В аспекте идентификации личности результаты исследования позволяют:

- определять половую принадлежность трупов неизвестных лиц (по одному пальцевому узору в 80-90 %; 7-8 – в 90-98 %); возрастную группу (по одному узору в 70-80 %; 7-8 – в 90 %); биологический возраст (по одному узору точность ±.7-9 лет; 7-8 - ±.6-7 лет); ростовую группу (по одному узору в 75-80 %; 7-8 – в 90-95 %); длину тела (по одному узору точность ±.5-6 см; 7-8 - ±.4-5 см);

- устанавливать принадлежность неизвестного человека к определенному родственному кругу, тем самым опосредованно идентифицировать его личность (по одному пальцевому узору в 75-80 %; 7-8 – в 90-98 %);

- определять часть тела (руку - в 90-98 %; палец - в 85-93 %); устанавливать единство происхождения двух пальцев любой локализации в 85-90 %, двух кистей с полными дерматоглифами - в 95 %.

Разработанные методики целесообразно применять при проведении экспертиз по делам о спорном отцовстве, материнстве и подмене (потере, похищении) детей; в случаях определения родства малолетних и потерявших память лиц; для установления преступных сообществ, сформированных на родственной основе; в криминалистической гомеоскопии при составлении словесного портрета преступника по следам рук, оставленным на месте происшествия; при решении вопросов, связанных с установлением количества лиц, оставивших пальцевые следы на месте происшествия, и возможной принадлежности одному лицу пальцевых следов, полученных с разных мест происшествий.

Результаты исследования могут быть использованы при подготовке нормативных документов по обороту индивидуальной дактилоскопической (дерматоглифической) информации, при разработке стандартов по судебной медицине, при планировании мероприятий по оптимизации организации судебно-медицинской деятельности в области идентификации личности, при составлении учебных программ профессиональной подготовки и повышения квалификации судебн0-медицинских экспертов.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Предложенная методика исследования папиллярного рельефа пальцев рук по программе врожденных неизменяющихся, врожденных изменяющихся и приобретенных изменяющихся признаков позволяет производить комплексную экспертную оценку его информативности.

2. Выявленные новые закономерности групповой, внутрисемейной и индивидуальной изменчивости и взаимосвязи дерматоглифических признаков открывают возможность диагностировать общие признаки личности (пол, возраст, длину тела), устанавливать факт кровного родства, решать реконструктивные задачи (определять локализацию исследуемых объектов, устанавливать единство их происхождения).

3. Разработанные положения методологии и организации дерматоглифических исследований в различных видах и условиях судебно-медицинской деятельности позволяют интегрировать их в существующую систему идентификации личности в качестве нового направления – судебно-медицинской дерматоглифики.

Апробация работы и внедрение результатов

       Материалы диссертации доложены и обсуждены на заседаниях Ростовского (2001) и Санкт-Петербургского (2002-2009) отделений Всероссийского общества судебных медиков, на клинико-анатомической конференции Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова (2003), на Международной научно-практической конференции «Современное состояние и перспективы развития криминалистики и судебной экспертизы» (Санкт-Петербург, 2004), на V и VI Международных конгрессах судебных медиков стран Балтии (Санкт-Петербург, 2004; Вильнюс, 2007), на Всероссийских конференциях «Современное состояние и проблемы идентификации личности» (Санкт-Петербург, 2005), «Современные проблемы медико-криминалистических, судебно-химических и химико-токсикологических экспертных исследований» (Москва, 2007), «Проблемы и перспективы развития ситуационных экспертиз» (Санкт-Петербург, 2008), «Современное состояние и перспективы развития дактилоскопических и дерматоглифических исследований» (Санкт-Петербург, 2008), «Значение дерматоглифики в прогнозировании опознавательных признаков человека» (Москва, 2009).

Результаты исследования используются в практике организации и производства экспертных исследований ФГУ «Российский центр судебно-медицинской экспертизы Росздрава», ГУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» Санкт-Петербурга, Ленинградской и Томской областей, Главного и региональных государственных центров судебно-медицинских и криминалистических экспертиз МО РФ, а также в учебном процессе на кафедрах судебной медицины Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова и Ростовского государственного медицинского университета.

Публикации

По теме диссертации опубликовано 163 научные работы, из них две монографии, 10 статей в ведущих рецензируемых научных журналах и 34 статьи в других рецензируемых изданиях; оформлено 5 изобретений и внедрено 78 рационализаторских предложений.

Личный вклад автора

Доля участия автора в сборе первичных материалов – 80 %, в их обработке – 95 %, в исследовании и получении научных результатов – 100 %.

Структура и объем диссертации

Диссертация изложена на 349 страницах компьютерного текста и состоит из введения, 7 глав, заключения, выводов, практических рекомендаций, указателя литературы и приложения. Текст иллюстрирован 101 таблицей, 6 диаграммами и схемами, 96 рисунками. Приводится 26 расчетных формул. Список литературы включает 267 отечественных и 147 зарубежных источников. Приложение представлено на 46 страницах.

материалы и методы исследования

Материалы исследования

Материалом исследования служили 1240 специально разработанных «Дерматоглифических карт» и 345 стандартных «Дактилоскопических карт», содержащих общие сведения о личности обследуемых и отпечатки папиллярных узоров дистальных фаланг пальцев рук (всего 1585 карт, из них лично получены 1280).

Кроме того, в качестве материалов исследования были использованы:

- материалы судебно-медицинских идентификационных исследований трупов лиц, погибших в 1994-2002 гг. на Северном Кавказе (карты признаков внешности неопознанных погибших, заключения экспертов и др.), в том числе полученные лично либо при непосредственном участии в период 1996-2001 гг. (1845 / 1420);

- отчетные материалы о работе военных судебно-медицинских экспертов (56 / 48) и обобщенный опыт деятельности военно-медицинской службы в условиях локальных боевых действий на Северном Кавказе в 1994-2002 гг. (9 / 4);

- обобщенный отечественный и зарубежный опыт судебно-медицинской службы по ликвидации последствий техногенных катастроф и стихийных бедствий (8);

- ведомственные документы МЗ и СР РФ, МВД РФ и МО РФ (12), законодательные акты РФ и их проекты по проблемам идентификации и медико-криминалистической регистрации (7);

- учебно-методические комплексы высших учебных заведений, производящих подготовку судебно-медицинских экспертов (4 / 1).

Методы исследования

В ходе выполнения работы использовались общенаучные и частные методы научного познания: наблюдения, описания, выделения и фиксации информации, обобщения, логический, сравнительно-исторический, системного анализа, экспертных оценок, моделирования, математико-статистический, экспериментальный и др. Кроме того, использовались специальные методы судебной медицины (метод отождествления личности неизвестного человека), дерматоглифики и дактилоскопии (методы восстановления папиллярного рельефа, получения отпечатков, разметки дерматоглифических признаков и др.).

Сведения о личности устанавливали общепринятыми в медицине методами (опрос, осмотр, измерение и др.). Обследуемые относились к русским европейской части России. Среди них было 666 лиц женского пола и 919 лиц мужского пола, 737 - в возрасте от 16 до 35 лет и 848 - в возрасте от 36 до 75 лет. Часть обследуемых составляла семейные группы из лиц первой степени родства: «мать – отец – ребенок» (181), «родитель – ребенок» и «сибс – сибс» (1574). У всех обследуемых отсутствовали внешне выраженные признаки врожденных заболеваний.

Дерматоглифические (дактилоскопические) данные получали с помощью черной типографской краски на белой мелованной бумаге путем последовательной прокатки ногтевой фаланги каждого пальца (Кантор И.В., Андреев А.Г., Гобеев А.С., 2004; Cummins H., Midlo Ch., 1943). Прокатывание осуществлялось при среднем по силе нажатии на палец, равномерно и без смещений (вращательных или по направлению прокатки). После окончания дактилоскопирования проверялось качество каждого отпечатка: полнота, обеспечивающая отображение всех характерных особенностей папиллярного узора; отсутствие грязных и непропечатанных участков; четкость отображения всех папиллярных линий; отсутствие признаков искажений.

При дактилоскопировании живых лиц были апробированы бескрасковые способы получения отпечатков, основанные на оставлении, последующем выявлении и закреплении невидимых пальцевых следов с помощью дактилоскопических порошков либо химических реактивов (Бунак В.В., 1941; Cummins H., 1929; и др.), а также бескрасковая технология «Живой сканер», использующаяся в автоматизированных дактилоскопических информационно-поисковых системах («Папилон», «Sonda»).

При дактилоскопировании трупов применяли различные методы предварительной подготовки кожи, определяемые характером и выраженностью трупных явлений, воздействием на нее механических, термических или других повреждающих факторов: тонкая очистка кожи с помощью ультразвука; размягчение ее в 10 % растворе гипосульфита натрия и «Клафорана» с последующим расправлением складок путем подкожной инъекции глицерина (при высыхании и мумификации); снятие эпидермиса в виде «перчатки» (при мацерации); усиление рельефа дермальных сосочков при кратковременном погружении в нагретое до 115-130° С костное смазочное масло (при гниении); восстановление папиллярного узора путем прокрашивания выводных протоков потовых желез (при повреждении верхних слоев дермы); фотографирование визуализируемых в косо-падающем свете узоров, их схематическая зарисовка и кодированная запись (при невозможности получения отпечатков); и др. (Кисин М.В., 1960; Ратневский А.Н., 1975; Джуха Ю.П., 1983; Николаев М.Б., Валетов Д.А., 1998; Юнусова О.М., Юмаев Р.Х., 1999; Толмачев И.А., Толмачев С.И., Божченко А.П. и др., 2008; Schmidt C., 2000).

Всего пригодные для исследования отпечатки дистальных фаланг всех пальцев рук (полные дерматоглифы) получены у 1585 человек: у 1425 живых лиц (из 1490 обследованных) и у 160 трупов (из 1092 обследованных). Общее количество исследованных (зачетных) отпечатков составило 15850. Все отпечатки представляли собой статические, поверхностные, окрашенные, позитивные следы-наслоения, формирующие медико-криминалистическое идентификационное поле человека.

Для удобства работы с отпечатками производили их сканирование с последующим формированием компьютерной базы данных изображений. Для улучшения качества изображений, если это требовалось, использовали графический редактор Adobe Photoshop CS. Экспертная работа с изображениями дактилоскопических отпечатков производилась в рамках специализированной программы для производства дерматоглифических исследований «Дерматоглифика» (Божченко А.П., Ракитин В.А., Самарин М.А. и др., 2000). Кроме того, была апробирована автоматизированная дактилоскопическая информационно-поисковая система «Папилон», позволяющая выполнять все перечисленные этапы работы.

Математико-статистические методы исследования. Для достижения поставленной цели исследования использовался выборочный метод наблюдения. При этом соблюдались условия репрезентативности выборки: она формировалась случайным образом из однородной генеральной совокупности (русские европейской части России); база данных тщательно проверялась и редактировалась. В дальнейшем создавалась электронная версия базы данных в рамках табличного редактора Excel (Access) и пакета программ статистического анализа данных (SPSS 9.0 for Windows, Statistica 6.0, S-Plus 2000). В них же производилось статистическое описание переменных, оценка различий и тесноты связи между ними, выработка диагностических и прогностических моделей и их реализация (Гроссман С., Тернер Дж., 1983; Кулаичев А.П., 1996; Юнкеров В.И., 2000; Кувакин В.И., 2001). Кроме традиционных методов статистического анализа применялись их модификации (известные по литературе и авторские), а также вероятностные методы вычислительной диагностики (Th. Вауеs, XVIII век; Вейер Б., 1995) и опирающаяся на них последовательная процедура распознавания (Вальд А., 1960; Гублер Е.В., Генкин А.А., 1973). В решении ряда задач использованы эвристические подходы и метод экспертных оценок (Грановский Г.Л., 1975; Ляненко В.А., 2007).

основные РЕЗУЛЬТАТЫ исследования

Классификация дерматоглифических признаков

На основе анализа литературных данных (Гладкова Т.Д., 1966; Звягин В.Н., Тарасов И.Б., 1996; Ракитин В.А., 1996; Фандеева О.М., Фандеев А.Л., Ригонен В.И., 2004; Cummins H., Midlo C., 1943; Stoney D., 1985; Lagonitzer E., 1988; и др.) и результатов собственных исследований предложена новая судебно-медицинская классификация дерматоглифических признаков, позволяющая, с одной стороны, характеризовать папиллярный узор как образ, а с другой, изучать разнообразие форм его изменчивости и взаимосвязи (групповой, внутрисемейной и индивидуальной).

Для объективизации и единообразия процесса распознавания признаков введены формализованные критерии их дифференциации, разработан альбом графических примеров, состоящий из 70 типовых образцов.

А. Локальные дерматоглифические признаки.

Врожденные неизменяющиеся признаки.

Гребневой счет (ГС) – показатель емкости, «размера» узора. Определяется количеством гребешков (папиллярных линий) на условной линии, соединяющей центр узора и дельту. Гребни дельты при подсчете не учитываются. Если дельта с радиальной стороны, то ГС радиальный (ГСр), с ульнарной – ульнарный (ГСу). При ГС от 0 до 3 – счет малый (код - I; условная бальная оценка УБО - 1); от 4 до 10 – меньше среднего (II; 2); от 11 до 15 – средний (III; 3); от 16 до 20 – больше среднего (IV; 4); от 21 – большой (V; 5). Общий ГС (ГСо) равен сумме абсолютных значений ГСр и ГСу (ГСо = ГСр + ГСу).

Тип узора (ТУ) – показатель общей схемы узора и распределения в нем основных потоков папиллярных линий. Классифицируется с помощью ГС. Если ГСр = 0 и ГСу = 0, то узор дуговой (A; 1); ГСр = 0, ГСу > 0 – петля радиальная (Lr; 2); ГСр > 0, ГСу = 0 – петля ульнарная (Lu; 3); ГСр > 0, ГСу > 0 – завиток (W; 5); переходный узор или составной из двух и более простых – сложный узор (LW; 4).

Симметричность узора (СУ) – показатель направления смещенности потока линий в поле узора, его внутренней симметричности. Определяется как разность абсолютных значений ГСр и ГСу (СУ = ГСр – ГСу). Если СУ до -3, то узор радиально ориентированный (R; 1); от -2 до 2 – симметричный (S; 2); от 3 до 5 – слабо ульнарно ориентированный (U1; 3); от 6 до 10 – средне ульнарно ориентированный (U2; 4); от 11 – сильно ульнарно ориентированный (U3; 5).

Рудименты линий (РЛ) – показатель интенсивности и завершенности гребнеобразования в эмбриональном периоде. Представляют собой тонкие, прерывистые папиллярные линии и точки, расположенные между папиллярными линиями обычных размеров. Указывается их отсутствие (0; 0) или наличие (I; 1).

Дисплазии (Д) – показатель сбалансированности и соответствия норме процессов гребнеобразования. Представляют собой участки фрагментации гребней, в результате чего последние не представляют единой протяженной линии. Указывается их отсутствие (0; 0) или наличие; при наличии – количество (1 - I; 2 и более - II).

Врожденные изменяющиеся признаки.

Расстояние «дельта – межфаланговая складка» (ДСр) – абсолютный размерный показатель узора, непосредственно связанный с длиной дистальной фаланги. Представляет собой расстояние от дельты (в простых дугах – от центра) до середины кожной складки между дистальной и средней фалангами. Определяется с помощью металлической линейки с ценой деления 1 мм. Если параметр меньше 7,0 мм, то расстояние малое (I; 1); от 7,0 до 7,5 мм - меньше среднего (II; 2); от 8,0 до 9,5 мм - среднее (III; 3); от 10,0 до 11,5 мм - больше среднего (IV; 4); 12,0 мм и более - большое (V; 5).

Плотность линий (ПЛ) – относительный размерный показатель узора. Определяется числом гребней от дельты (в простых дугах – от центра) в сторону центра узора (в дугах и малых петлях – в дистально-латеральном направлении) по условной линии перпендикуляра к центральному потоку линий на протяжении 5 мм. Начальный гребень не учитывается. Если параметр равен 9 и меньше, то плотность малая (I; 1); 10 – меньше средней (II; 2); 11 - средняя (III; 3); 12 – больше средней (IV; 4); 13 и более – большая (V; 5).

Высотно-широтный показатель (ВШ) – относительный показатель формы узора. Определяется соотношением высоты и ширины поля узора. Если ширина заметно больше высоты, узор низкий (Н; 1); меньше – высокий (В; 5); иначе – узор средней высоты (С; 3). Переходные формы: ниже среднего (Нс; 2) или выше среднего (Св; 4).

Приобретенный изменяющиеся признаки.

Белые линии (БЛ) – показатель состояния кожи (морщинистости), обусловленного ее тургором, толщиной, эластичностью. Представляют собой линейные просветления в отпечатке, которые могут быть ориентированы относительно оси пальца горизонтально (БЛг), вертикально (БЛв) либо образовывать решетки (БЛр). Белые линии могут отсутствовать (0; 0), быть слабо (I; 1), умеренно (II; 2) или сильно выраженными (III; 3).

Рубцы (Р) – показатель количества перенесенных в постнатальном периоде травм. Представляют собой нарушения нормального хода гребней в виде их смещения, расстыковки, уплотнения, разрежения, концевых утолщений в местах расстыковки. Указывается их отсутствие (0; 0) или наличие; при наличии – количество (1 - I; 2 и более - II).

На отдельных этапах исследования (выдвижения гипотез, индивидуального сравнения) анализировались признаки, детализирующие основные характеристики узора: подтип узора, угол наклона оси узора, ориентация потока линий относительно хода часовой стрелки, межцентральный гребневой счет, ширина гребней, белые «точки» и др.

Б. Интегральные дерматоглифические показатели.

На основе локальных значений признаков рассчитывались интегральные показатели и индексы, выявляющие скрытые закономерности изменчивости дерматоглифического фенотипа: носительство признака - отношение числа особей с данным признаком к числу обследованных лиц; общий фенотип – запись кодов тех значений признака, которые наблюдались (для правой и левой руки, для обеих рук); симметричность – процент совпадения значений признака на каждом из гомотопных пальцев (локальная) или на всех гомотопных пальцах (общая); признаковый индекс - сумма условных баллов значений признака (для правой и левой руки, для обеих рук); индексы-отношения (ВШ./.ТУ, ПЛ./.ТУ, ГСо./.РЛ, ГСо./.ПЛ, ГСо./ ДСр, ДСр./ ПЛ, ДСр./ ВШ, БЛр./ БЛг и др.).

Предложенная судебно-медицинская классификация дерматоглифических признаков не включает частные характеристики строения узоров, линий и их краев (минуции, риджеологические признаки), появление которых во многом обусловлено действием случайных факторов и потому представляет ценность для криминалистики (дактилоскопии).

Определение общих признаков личности

       Диагностика половой принадлежности.

Папиллярный рельеф человека имеет черты полового диморфизма (Семеновский П.С., 1923; Wilder H., 1902; и др.). Гипотезы, объясняющие этот феномен могут быть сведены к генетической (Гусева И.С., 1986), гормональной (Jamison C.S., Meier R.J., Campbell B.C., 1993) и предложенной нами эволюционно-популяционной, в основе которой теория Геодакяна В.А. (1974) о различной роли полов в эволюции животного мира (консервативная - у женских особей; революционная – у мужских). Все эти гипотезы, не противореча друг другу, с различных позиций описывают процессы, определяющие появление половых различий папиллярного рельефа.

Отличительной особенностью эволюции человека является ускоренное, доминирующее развитие нервной системы (прежде всего, головного мозга), заключающееся в ее усложнении. В этом процессе кожные рецепторы и кожа в целом, имеющие с центральной нервной системой единое эктодермальное происхождение (Bonnevie K., 1924), также усложняются. Одним из фенотипических проявлений этого является появление более «сложных» узоров (завитков и других узоров с большими значениями гребневого счета). Поскольку в авангарде эволюции находятся лица мужского пола, именно у них впервые, более ярко и массово проявляются указанные черты. По нашим данным, завитковые узоры у лиц мужского пола встречаются в 32,9 %, а у лиц женского пола – в 27,9 %; радиальный гребневой счет > 20 – в 17,5 % и 12,8 %, соответственно (p < 0,05; значения частостей Pх и средних квадратичных ошибок mх в выборках мужчин и женщин, оценка различий между ними по t-критерию Стьюдента приведены в табл. 1).

Свойственный мужчинам более высокий уровень интенсивности ростовых процессов менее сбалансирован, вследствие этого у них чаще наблюдаются различные формы асимметрии (билатеральной, внутрипальцевой – радиальные петли у мужчин наблюдаются в 5,3 %, у женщин – в 3,0 %) и аномалии развития (дисплазии, рудименты – у мужчин рудименты встречаются в 13,3 %, у женщин – в 3,4 %).

Мужчины чаще вступают в контакт с агрессивными факторами внешней среды – у них больше следов травм (рубцы встречаются в 14,6 % мужских отпечатков и лишь в 4,5.% женских). Их более крупные размеры тела определяют соответствующие размерные (абсолютные и относительные) параметры пальцевых узоров – бльшее расстояние между дельтой и межфаланговой складкой, бльшую высоту узоров, меньшую плотность папиллярных линий, бльшую толщину гребешковой кожи и, как следствие, меньшую склонность ее к морщинистости (коэффициенты корреляции 0,3-0,4; p < 0,05).

Таблица 1

Основные статистические параметры зависимости узорных признаков

пальцев правой руки от пола (1 – мужчины; 2 – женщины)

Признак

Вариант

P1

P2

m1

m2

t1/2

1

2

3

4

5

6

7

Тип узора

A

4,7

7,4

0,3

0,5

-4,80

Lr

5,3

3,0

0,3

0,3

5,16

Lu

53,6

57,3

0,9

0,9

-3,29

LW

4,2

4,4

0,3

0,4

-0,33

W

32,1

27,9

0,7

0,8

4,06

1

2

3

4

5

6

7

Ориентация

R

10,2

7,8

0,4

0,5

3,70

S

14,7

15,6

0,5

0,6

-1,11

U

12,4

14,2

0,5

0,6

-2,26

U1

21,4

20,9

0,6

0,7

0,54

U2

41,2

41,5

0,7

0,9

-0,21

Радиальный

гребневой счет

I

13,1

14,3

0,5

0,6

-1,59

II

18,6

20,9

0,6

0,7

-2,54

III

25,3

25,7

0,6

0,8

-0,47

IV

25,6

26,3

0,6

0,8

-0,64

V

17,5

12,8

0,6

0,6

5,79

Рудименты линий

0

86,7

96,6

0,9

0,7

-8,86

1

13,3

3,4

0,9

0,7

8,86

Высота узора

Н

12,5

17,2

0,7

1,1

-3,60

Нс

9,7

10,7

0,7

0,9

-0,85

С

42,4

42,9

1,0

1,4

-1,21

Св

16,6

12,4

0,8

1,0

3,28

В

18,8

16,7

0,9

1,1

1,50

Расстояние

«дельта – складка»

I

19,2

27,6

1,8

2,3

-2,91

II

18,8

21,8

1,8

2,1

-1,11

III

37,2

35,8

2,2

2,5

0,42

IV

22,2

13,7

1,9

1,8

3,32

V

2,6

1,1

0,7

0,5

1,77

Плотность

гребней

I

24,8

7,4

1,9

1,3

7,41

II

32,9

18,4

2,1

2,0

5,00

III

26,3

31,1

2,0

2,4

-1,55

IV

10,5

24,7

1,4

2,2

-5,46

V

5,5

18,4

1,0

2,0

-5,80

Горизонтальные

белые линии

0

65,1

33,3

1,2

1,5

16,59

1

20,9

29,3

1,0

1,5

-4,68

2

12,2

25,8

1,0

1,4

-5,53

3

1,7

11,5

0,3

1,0

-9,09

Вертикальные

белые линии

0

60,8

32,4

1,2

1,5

14,70

1

26,7

34,8

1,1

1,5

-4,32

2

10,9

22,1

1,0

1,3

-4,64

3

1,6

10,5

0,3

1,0

-8,57

Рубцы

0

85,4

95,5

0,9

0,7

-9,22

1

12,4

4,0

0,8

0,6

8,20

2

1,9

0,5

0,3

0,2

3,38

При этом, если для типов узоров, гребневого счета, ориентации и плотности линий мы подтвердили и уточнили имевшиеся сведения о половом диморфизме (в соответствии с особенностями оригинальной градации признаков), то для рудиментов линий, дисплазий, расстояния «дельта - межфаланговая складка», высоты, рубцов и белых линий (с учетом их дифференциации на горизонтальные, вертикальные и решетчатые) получены новые данные, существенно расширяющие информационную базу по данному вопросу.

Установлено, что определенное влияние на выявленные закономерности оказывают возраст (в старших возрастных группах степень половых различий снижается – в дерматоглифическом фенотипе женщин обнаруживаются признаки характерные для мужчин, а в дерматоглифическом фенотипе мужчин - признаки характерные для женщин), длина тела (выраженность полового диморфизма между низкорослыми мужчинами и высокорослыми женщинами меньше, чем между высокорослыми мужчинами и низкорослыми женщинами), особенности дерматоглифического фенотипа родителей (у ребенка могут наблюдаться признаки противоположного пола, в соответствии с эпистазом их в ряду: W > L > A). Вместе с этим, общие тенденции полового диморфизма оказываются неизменными. В практическом отношении наиболее важным является учет руки и пальца исследуемого папиллярного узора - локальная изменчивость информативности дерматоглифических признаков, обусловленная закономерностями билатеральной асимметрии и лучевого расчленения кистей, наиболее выражена и значима.

Диагностическая информативность дерматоглифических признаков, частость которых достоверно (p < 0,05) различалась в выборках мужчин и женщин, оценивалась на основе расчета диагностических коэффициентов (Гублер Е.В., Генкин А.А., 1973):

DKi..= .10. · .lg. (P1./.P2) ;

где P1 – частость признака в выборке мужчин, P2 – частость признака в выборке женщин, i – номер пальца (от 1 – большой правый, до 10 – мизинцевый левый). Положительное значения коэффициента – признак характерен для мужчин, отрицательное – для женщин (табл. 2).

Таблица 2

Значения локальных диагностических коэффициентов (DKi)

(без учета возрастной и ростовой группы обследуемых лиц)

Признак

Вариант

Пальцы правой руки

Пальцы левой руки

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

Тип узора

A

-4,8

-1,9

-1,0

-2,4

-3,4

-2,4

-1,7

-2,2

-3,1

-4,1

Lr

-

2,4

6,4

1,6

-

-

0,8

-

-

1,6

Lu

-0,5

-

-0,2

-0,4

-

0,5

0,4





0,4

-

-

LW

-

-

0,9

-

-

-

-

-

-

-

W

0,9

-

0,8

0,4

1,5

-

-

-

-

0,3

Ориентация

R

2,4

1,0

1,9

-

-

-

-

-

-

5,1

S

-

-0,9

-

-

-

-1,1

-1,3

-1,6

-1,1

-1,9

U

-

-

-

-

-2,0

-

-

-

-1,1

-2,6

U1

-

-

-

-

0,6

-1,3

-

-

-

-

U2

-

-

-

-

-

1,1

1,2

0,8

0,6

0,6

Радиальный

гребневой счет

I

-2,6

-

-1,8

-

-1,4

-2,2

-

-1,4

-2,3

-2,3

II

-2,0

-

-

-

-1,0

-1,6

-

-

-1,2

-0,7

III

-1,0

-

-

-

-

-0,8

-

-

-

-

IV

-

-

-

-

-

-

-

-

-

0,7

V

1,7

3,3

-

-

2,6

3,2

5,3

2,2

0,7

2,2

Рудименты линий

0

-0,9

-0,5

-0,3

-0,3

-0,3

-0,6

-0,4

-0,3

-0,3

-0,3

1

5,6

5,0

6,6

6,4

7,9

4,6

4,8

6,6

10,1

10,9

Высота узора

Н

-1,5

-1,3

-1,3

-2,4

-1,1

-0,7

-1,9

-2,4

-0,6

-

Нс

-

-0,9

-

-

-1,5

-

-0,1

-

-

-

С

1,0

-0,3

0,1

-1,2

-0,1

-0,5

-0,1

-

-

-0,4

Св

1,9

1,2

1,0

0,8

2,4

1,2

0,1

0,2

1,1

-1,0

В

3,6

2,4

-

0,7

1,1

6,6

1,4

-

-

2,0

Расстояние

«дельта – складка»

I

-4,2

-3,7

-3,1

-2,1

-2,2

-1,1

-2,5

-1,1

-1,5

-2,0

II

-3,0

-

-4,0

-1,6

1,0

-5,0

-

-3,0

-0,6

-0,7

III

-1,7

-

-

2,3

1,4

-

-

0,7

0,3

1,6

IV

2,5

2,1

4,7

2,5

0,6

3,3

1,9

2,3

3,6

1,6

V

2,0

5,0

9,0

1,8

-

-

9,7

5,8

1,6

-

Плотность

гребней

I

9,0

2,6

7,9

6,3

5,4

8,8

3,9

12,1

4,9

7,5

II

-

2,8

2,7

3,1

2,8

-

-

3,0

9,3

2,0

III

-0,3

-2,7

-1,5

-

-2,1

-

-

1,5

-

IV

-1,6

-4,9

-2,2

-4,0

-4,2

-2,2

-4,6

-2,7

-2,2

-3,0

V

-7,2

-5,2

-4,4

-7,9

-5,1

-4,6

-6,6

-6,9

-10,3

-6,9

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

Горизонтальные

белые линии

0

3,0

3,0

3,4

2,8

2,5

3,5

3,4

3,3

3,4

3,1

1

-

-2,9

-2,2

-

-1,3

-

-

-

-0,5

-1,1

2

-5,4

-3,7

-2,7

-2,3

-2,3

-4,3

-5,7

-1,9

-1,2

-1,7

3

-5,5

-10,6

-8,4

-8,6

-8,9

-10,4

-10,0

-9,5

-7,0

-5,4

Вертикальные

белые линии

0

1,7

2,1

3,0

3,6

4,3

2,0

2,2

2,5

3,5

3,6

1

-1,7

-1,5

-0,8

-1,1

-

-1,8

-

-

-

-

2

-3,6

-5,3

-3,9

-2,1

-2,0

-5,2

-4,5

-1,7

-1,5

-1,1

3

-10,3

-7,9

-8,9

-8,8

-7,1

-9,5

-10,5

-12,3

-10,8

-8,5

Рубцы

0

-0,3

-0,8

-0,8

-0,3

-0,2

-0,3

-1,3

-0,6

-0,4

-0,1

1

4,1

4,8

4,4

1,7

3,3

1,7

3,5

3,7

3,6

3,0

2

8,2

9,6

8,8

3,4

6,6

3,4

7,0

7,2

7,4

6,0

Интегральная информативность папиллярного рельефа, необходимая для принятия экспертного решения, определялась на основе последовательной процедуры распознавания (Вальд А., 1960). Производилось суммирование диагностических коэффициентов наименее взаимосвязанных признаков в порядке убывания их абсолютных значений до достижения пороговых величин: ±.4,8 – для вероятного вывода (P 0,75); ±.12,8 – для практически достоверного вывода (P 0,95).

С целью оценки эффективности методики произведена диагностика пола по признакам каждого пальца в 100 верифицированных наблюдениях (всего 1000 классификаций). Правильные решения достигнуты в 80-85% случаев, причем в 35-55 % - на уровне P 0,95. Лучшие результаты получены при анализе отпечатков X, VI, III и I пальцев. В целом, несколько большей информативностью обладали пальцевые узоры левой руки. При увеличении количества анализируемых узоров уровень эффективности повышался: при исследовании узоров 3-5 пальцев до 85-93 % (65-70 %), 7-8 – до 90-95 % (75 %). Если учитывались сведения о возрастной и ростовой группе обследуемых лиц, эффективность диагностики возрастала на 5-10 %.

Полученный результат подтвержден в ходе контрольного исследования (классификация 100 случаев независимой выборки с различной комбинаторикой «сохранившихся» пальцевых отпечатков). Эффективность разработанной методики превышает такой же показатель ранее разработанных методик: 70-78 % (с выводами только в вероятной форме) – при исследовании разновидностей типов узоров и минуций одного пальцевого узора (Корноухов В.Е., 1986); 75-80 % – при исследовании врожденных неизменяющихся признаков всех пальцевых узоров (Божченко А.П., 2002).

       Диагностика возраста.

Аксиомой дерматоглифики и дактилоскопии является положение о постоянстве врожденных признаков папиллярного рельефа – ни тип узора, ни гребневой счет, ни другие подобные характеристики узоров со временем не изменяются (Galton F., 1892). Именно на этом (и на неповторимости узоров) основана, например, возможность идентификации преступника по его пальцевым следам, если ранее он проходил соответствующую регистрацию. Между тем, наши исследования показали, что частость большинства врожденных неизменяющихся признаков в различных возрастных группах достоверно (p < 0,05) отличается (табл. 3). Так, у лиц в возрастной группе до 35 лет завитки на пальцах правой руки встречаются в 25,7 % случаев, тогда как у лиц старше 35 лет – в 31,4 %; рудименты линий – в 11,2 % и 7,7 %, соответственно. Отдельные наблюдения подобного рода имелись и ранее (Бердышев Г.Д., Захария А.И., 1990; Mitsunda E., 1971). Учитывая, что признаки данной группы сами по себе являются неизменяющимися во времени, это означает, что носители их с различной скоростью элиминируют из популяции. Вероятно, это связано с тем, что дерматоглифический фенотип маркирует уровень адаптационных возможностей человека (Абрамова Т.Ф., 2003) и, как следствие, шансы на выживание в условиях окружающей среды. Более устойчивыми оказываются носители узоров с завитковым типом (среди женщин – и с дуговым), большими значениями радиального и ульнарного гребневого счета, без аномалий развития гребешковой кожи и с признаками билатеральной симметричности – вероятность обнаружения человека с такими параметрами в старшей возрастной группе повышается.

Таблица 3

Основные статистические параметры зависимости узорных признаков

пальцев правой руки от возраста (1 – «16-35 лет»; 2 – «36-75 лет»)

Признак

Вариант

P1

P2

m1

m2

t1/2

Тип узора

A

6,4

6,1

0,6

0,4

0,41

Lr

4,7

4,0

0,5

0,3

1,21

Lu

60,4

54,2

0,9

0,8

4,86

LW

2,8

4,3

0,4

0,3

-3,01

W

25,7

31,4

1,0

0,8

-4,50

Ориентация

R

9,4

8,9

0,7

0,5

0,59

S

15,3

15,1

0,8

0,6

0,20

U

14,6

13,3

0,8

0,6

1,36

U1

21,8

20,5

0,9

0,7

1,14

U2

38,9

42,2

1,1

0,8

-2,42

Радиальный

гребневой счет

I

15,9

12,9

0,8

0,6

3,01

II

21,1

18,3

0,9

0,6

2,57

III

25,8

24,6

1,0

0,7

0,95

IV

22,4

27,9

1,0

0,7

-4,58

V

14,7

16,3

0,8

0,6

-1,53

Рудименты линий

0

88,8

92,3

0,7

0,7

-3,43

1

11,2

7,7

0,7

0,7

3,43

Высота узора

Н

8,2

20,3

0,9

1,0

-9,13

Нс

10,9

11,1

1,0

0,8

-0,19

С

40,6

43,3

1,6

1,2

-1,36

Св

18,9

11,9

1,3

0,8

4,70

В

21,5

13,4

1,3

0,8

5,16

Расстояние

«дельта – складка»

I

16,6

25,0

2,1

2,4

-2,64

II

15,0

20,9

2,0

2,3

-1,96

III

39,1

39,4

2,7

2,7

-0,05

IV

24,1

14,7

2,4

2,0

3,02

V

5,3

0,3

1,3

0,6

3,65

Плотность

гребней

I

16,2

24,2

2,1

2,9

-2,23

II

28,9

32,1

2,6

3,2

-0,79

III

28,3

26,5

2,5

3,0

0,44

IV

15,9

11,6

2,1

2,2

1,41

V

10,8

5,6

1,7

1,6

2,22

Горизонтальные

белые линии

0

50,8

55,8

1,7

1,2

-2,45

1

24,9

21,3

1,4

1,0

2,06

2

18,6

17,2

1,3

0,9

0,88

3

5,5

5,6

0,8

0,6

-0,15

Вертикальные

белые линии

0

60,3

44,3

1,6

1,2

7,89

1

23,8

29,0

1,4

1,1

-2,88

2

12,3

17,6

1,0

0,9

-4,39

3

3,4

8,9

0,6

0,7

-5,96

Рубцы

0

94,0

89,3

0,8

0,8

4,22

1

5,7

9,0

0,8

0,7

-3,18

2

0,3

1,5

0,2

0,3

-3,21

Исследование врожденных изменяющихся признаков также показало существование ряда ранее неизвестных закономерностей. Считалось, что признаки данной группы претерпевают вполне определенные и хорошо изученные изменения лишь в период роста организма (Локар Э., 1941), а в дальнейшем остаются константными. Однако, исследование плотности линий по ширине поля узора убедительно свидетельствует о снижении ее величины и в более поздние периоды жизни человека (коэффициент корреляции -0,34; p < 0,05), что, по нашему мнению, связано с уширением пальцевой подушки за счет краевого разрастания подлежащих костных образований (появления бугристости дистальных фаланг, узлов Эбердена, остеофитов). Если у лиц в возрасте до 35 лет 8-9 папиллярных линий на 0,5 см (малая плотность) наблюдается в 16,2 %, а 11-12 линий (большая плотность) – в 26,7 %, то у лиц старше 35 лет эти же показатели зеркально симметричны: 24,2 % и 16,2.%, соответственно. Продольное (относительно оси пальца) расстояние между дельтой узора и межфаланговой складкой с возрастом изменяется мало, однако те, у кого изначально это расстояние большое, имеют меньший шанс «дожития» до старших возрастных групп – как и с типами узоров, отмечается избирательная элиминация особей. Например, лица с расстоянием между указанными ориентирами 12,0 мм среди лиц младшей возрастной группы встречаются в 5,3.%, а среди лиц старшей возрастной группы всего в 0,3 % (в 18 раз реже).

Анализ приобретенных изменяющихся признаков папиллярного рельефа (белых линий и рубцов) свидетельствует о существовании еще более заметных связей гребешковой кожи с возрастом. Суть их сводится к тому, что по мере взросления и старения организма эти признаки встречаются чаще, а степень выраженности их постепенно нарастает (коэффициенты корреляции 0,2-0,4; p < 0,01). Это обусловлено тем, что одни из них (рубцы) являются своеобразными следами-накоплениями, которых с количеством прожитых лет становится больше, другие же (вертикальные и решетчатые белые линии) напрямую отражают состояние кожи, претерпевающее четкую возрастную динамику – истончение на фоне атрофии, снижение тургора и эластичности (Савенкова Е.Н., Неклюдов Ю.А., Ефимов А.А., 2006) и, как следствие, усиление морщинистости. Горизонтальные белые линии, которые достаточно часто встречаются и у лиц младшей возрастной группы (именно это обстоятельство служило основанием для отрицания возможности диагностики возраста по белым линиям), образуются как результат формирования привычных слабо заметных сгибов на фоне нормальной (по водной насыщенности и эластичности) кожи. В первом взрослом периоде вследствие функционально обусловленного огрубления кожи их становится меньше, но в дальнейшем, по мере ее атрофии и истончения, они вновь появляются совместно с вертикальными линиями, формируя решетчатые белые линии.

Методика определения возрастной группы строилась на последовательной процедуре распознавания, основу которой составили предварительно рассчитанные диагностические коэффициенты – десятичные логарифмы отношения вероятности признака у лиц младшей (16-35 лет) и старшей возрастных групп (36-75 лет). Значения коэффициентов определялись для каждого пальца отдельно, поскольку наблюдается заметная локальная вариабельность информативности исследуемых признаков. В ходе последовательной процедуры распознавания (классификация по признакам каждого пальца в 100 верифицированных наблюдениях - всего 1000 классификаций) установлено, что на основе анализа признаков одного пальцевого узора правильные решения возможны в 70-80 % случаев (P 0,95 в 30-45 %). При увеличении количества анализируемых узоров эффективность повышается: при исследовании 3-5 узоров – до 80-85 % (50-60 %); 7-8 – до 90 % (70 %). Если учитываются сведения о половой принадлежности обследуемых лиц, эффективность диагностики составляет 90-95 % (75-80 %).

С целью определения количественного значения возраста разработаны модели множественной регрессии (табл. 4). Это особенно важно для ситуаций, при которых результат диагностики на основе диагностических коэффициентов является неопределенным, поскольку неопределенность может быть не только следствием отсутствия у индивида характерного набора признаков, но и результатом того, что возраст его близок к пороговому (35 лет). При анализе признаков одного пальцевого узора точность диагностики ±.7-9 лет (коэффициент множественной регрессии 0,7-0,8), 7-8 – ±.6-7 лет. Наибольшая положительная корреляция с возрастом отмечена у БЛв, БЛр, Р, ГСо./.ДСр, ГСо./ ПЛ, БЛв./ БЛг, БЛр./ БЛг; отрицательная – у ВШ, ДСр, ПЛ, ПЛ./ ТУ.

Полученные результаты подтверждены в ходе контрольного исследования (определение возраста в 100 наблюдениях независимой выборки с различной комбинаторикой «сохранившихся» пальцевых узоров).

Таблица 4

Значения локальных коэффициентов множественной регрессии

(без учета половой принадлежности и ростовой группы обследуемых лиц)

Признак

Пальцы правой руки

Пальцы левой руки

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

ТУ

-

-

-

-

4,70

-

-

-6,65

-

СУ*

-

-

-

-

-

-

0,69

-

0,85

-

ГСр*

0,27

-

-

-

-

0,81

-

-

-

-

ГСу*

-

-

-

-

-

-

-

-

2,69

-

РЛ**

-

-

-11,47

-

-3,59

10,09

-

-

-

-

ВШ

-2,50

-

-

-2,14

-

-

3,43

-

-

-

ДСр*

-

-

-

-1,09

-1,07

-3,77

-1,37

6,10

-

-

ПЛ*

-2,80

-2,34

-4,31

-2,65

-2,32

-

-1,43

-7,38

-3,22

-1,77

БЛг**

 -

8,47

-

-

2,05

-

-

-

-

5,09

БЛв**

8,11

14,37

13,39

4,95

4,04

6,50

22,04

5,41

14,43

-

БЛр**

-

-15,87

-7,82

2,31

-

-

-15,23

3,29

-8,27

-

СУ*./.ТУ

-

-

-

-

-

-

-1,61

-

-

-

ГСо*

-

-

3,03

-

-

-

-

1,65

-

-

ГСо*./.ТУ

-

-

-

-

-

-

1,97

-1,61

-

-

РЛ./ ТУ

 -

-

4,87

-

-

-35,65

9,76

-

-11,00

-

ВШ /.ТУ

-

1,26

-

-

-

 -

-

-

-

-

ДСр*./.ТУ

-

-

-

-

8,94

-

-

-

-

ГСо*./.РЛ**

0,13

-

-1,34

0,17

-

-0,22

-

-

-0,50

-

ГСо*./.ДСр*

-

2,31

3,24

-

2,93

-

-

-3,16

-

1,98

ГСо*./.ПЛ*

-

-

-18,02

-

-

-

-

-

-3,85

-

ГСо*./.РиД**

-

-

-0,29

-

-

-

-

-0,84

-

-

ДСр*./.ВШ

-

1,44

-

-

1,14

1,13

2,84

-

-

-

ДСр*./.ПЛ*

-

-

-

-

-

-

-

-83,18

-9,91

-

БЛв**./.БЛг**

-

-12,91

-14,36

-

-

-

-23,30

-

-17,06

-

БЛр**./.БЛг**

-

38,92

28,63

-

14,26

-

40,22

-

32,94

27,97

const

48,3

9,7

65,4

63,0

36,4

3,1

0,1

111,0

73,3

13,9

r

0,71

0,76

0,80

0,64

0,69

0,68

0,83

0,72

0,78

0,69

±.S

8,4

8,1

7,8

9,3

8,8

9,1

7,4

8,5

8,0

8,8

* - абсолютные значения признаков; ** - условная оценка признаков увеличена на один балл

Определение длины тела.

В изучении взаимосвязи дерматоглифического фенотипа с размерными параметрами тела (длиной тела) мы исходили из следующих положений: длина тела, как и дерматоглифические признаки, имеет генетическую детерминированность (Звягин В.Н., Галицкая О.И., Диордиев В.Е., 2005); интенсивность ростовых процессов в различные периоды жизни сопряжена (Meier R.J., Goodson Ch.S., Roche E.M., 1987); отдельные части тела соразмерны друг другу (Никитюк Б.А., 1991; и др.). Врожденные неизменяющиеся признаки отражают, прежде всего, наследственную программу роста, а врожденные изменяющиеся – результат ее реализации. Как правило, между указанными группами признаков наблюдается соответствие. Третья группа признаков (приобретенные изменяющиеся) имеет меньшую информативность в решении данного вопроса, опосредованную через связь с половой принадлежность и возрастом.

Ростовой полиморфизм (как и половой диморфизм) определяется интенсивностью и сбалансированностью обменных процессов в организме. Как следствие, для высокорослых характерны «мужские» черты, для низкорослых – «женские». Вместе с этим, имеются некоторые половые особенности дерматоглифики высокорослых и низкорослых. Анализ врожденных неизменяющихся признаков показывает, что в целом (без учета локализации узора) у высокорослых мужчин (выше 177 см) по сравнению с низкорослыми преобладают завитки (30,1 % / 26,4 %) и дуги (5,0 % / 4,1 %), у высокорослых женщин (выше 165 см) – завитки (27,0 % / 21,5 %). У низкорослых мужчин чаще встречаются радиальные петли (4,0 % / 5,9 %) и сложные узоры (2,4 % / 4,9 %), а у низкорослых женщин – ульнарные петли (59,7% / 63,8 %) и дуги (5,7 % / 8,9 %). Различия невелики, но статистически достоверны (p < 0,05). Если учитывать локализацию пальцевого узора (руку и палец), различия становятся более выраженными и приобретают практическую значимость (например, завитки на указательном пальце правой руки у высокорослых мужчин встречаются в 35,6 %, а у низкорослых – в 25,0 %). Характерный радиальный гребневой счет у высокорослых мужчин имеет значения < 10-15 единиц, а у женщин > 20; у низкорослых мужчин он > 15, а у женщин около 10-20 (при размахе значений от 0 до 30). Независимо от половой принадлежности значения ульнарного гребневого счета > 15 единиц характерны для высокорослых, < 10 – для низкорослых. Ориентация узоров у низкорослых преимущественно резко ульнарная. В отпечатках высокорослых в 2,5 раза чаще наблюдаются рудименты линий (12,6 % / 5,2 %).

Папиллярные узоры у высокорослых выше, нежели у низкорослых (r = 0,22), а также крупнее, что подтверждается большим расстоянием в их отпечатках между такими устойчивыми ориентирами, расположенными по оси пальцевого узора, как дельта и середина межфаланговой складки (r = 0,27); при этом плотность папиллярных линий у высокорослых меньше (корреляция индекса ДСр./.ПЛ с длиной тела равна 0,48; p < 0,05).

На основе выявленных закономерностей – как с учетом, так и без учета половой принадлежности и возрастной группы обследуемых лиц – разработаны математические модели определения ростовой группы и длины тела. Для этого использована последовательная процедура распознавания на основе диагностических коэффициентов (табл. 5), а также множественный регрессионный анализ.

Таблица 5

Значения локальных диагностических коэффициентов (DKi*)

(с учетом половой принадлежности обследуемых лиц)

Признак

Вариант

Мужчины – пальцы правой руки

Женщины – пальцы правой руки

1

2

3

4

5

1

2

3

4

5

Тип узора

A

-

-

-

2,7

7,6

-4,3

-1,0

-2,6

-2,7

-1,3

Lr

-

-1,9

-7,3

-

-

-

-

-

-

-

Lu

0,7

-

-

-

-

-0,7

-0,5

-

-0,5

-

LW

-

-4,1

-3,3

-4,1

-

-

0,4

-

-

-

W

-

1,5

-

-

1,0

1,4

0,9

0,4

0,9

-

Ориентация

R

5,2

-

-

-

-

3,4

0,8

-

3,4

-

S

-

-

-

-

3,7

-

-

-

-

-

U

-

-

2,9

-

3,6

-

-

-

-

-

U1

-

-

-

-

-

-

-

-

2,2

-

U2

-

-

-

-1,0

-0,5

-

-2,8

-

-1,3

-

Ульнарный

гребневой счет

I

0,9

-

-

-

-

-0,7

-0,9

-

-0,6

-

II

-2,2

-1,9

-5,5

-

-

-

-

-

-

-7,3

III

-1,8

-

-

-

-

3,4

3,7

-

-

-

IV

-

-

2,7

0,5

-

-

-

-

3,9

-

V

2,4

1,9

-

-

-

7,4

4,4

6,5

-

-

Радиальный

гребневой счет

I

7,5

-

-

3,0

3,7

-

-

-

-

-

II

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

III

-

-

1,2

-

-

-

-2,8

-

-

-

IV

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

V

-0,3

-

-

-0,4

-2,7

1,6

-

5,2

1,4

7,4

Рудименты линий

0

-1,0

-0,4

-0,4

-0,4

-0,4

-1,0

-0,3

-0,3

-0,3

-0,3

1

2,5

2,5

2,5

2,5

2,5

2,3

2,3

2,3

2,3

3,8

Высота узора

Н

-1,1

-3,3

-5,0

-5,0

-2,8

-0,4

-5,2

-4,3

-5,3

-

Нс

-

-3,0

-

-

-

-

-2,6

-

-

-

С

-

-

-1,2

-2,0

-

-

-1,9

-1,6

-1,6

-

Св

-

-

-

-

-

-

5,4

-

-

-

В

1,5

2,2

1,3

1,8

2,4

0,5

6,2

1,8

1,3

3,9

Расстояние

«дельта – складка»

I

-

-4,7

-5,4

-4,1

-4,1

-

-3,0

-3,4

-3,0

-2,6

II

-2,1

-1,1

0,6

0,4

-0,2

-0,4

-0,9

-

-

-0,8

III

-2,3

-0,7

0,1

-0,4

0,3

-2,3

-0,3

-0,3

-0,1

0,9

IV

2,1

3,9

3,3

5,9

7,7

2,4

2,9

2,5

2,9

3,3

V

6,3

7,8

8,6

10,0

10,0

6,3

6,2

8,0

10,0

10,0

Плотность

гребней

I

2,2

2,8

4,6

3,8

5,3

2,1

4,6

1,4

1,6

0,9

II

0,8

-

-

2,8

-0,7

-

0,7

3,4

5,1

4,4

III

1,8

-

-1,2

-1,2

-1,4

-

-1,4

-0,6

1,4

1,0

IV

-4,5

-6,2

-

-2,2

-2,2

-

-5,4

-3,1

-2,4

-3,1

V

-6,6

-2,8

-2,8

-2,8

-2,8

-

-4,4

-4,2

-3,9

* - положительное значения коэффициента – признак характерен для высокорослых,

отрицательное – признак характерен для низкорослых

В ходе последовательной процедуры распознавания (классификация по признакам каждого пальца в 100 верифицированных наблюдениях - всего 1000 классификаций) установлено, что на основе анализа признаков одного пальцевого узора правильное определение ростовой группы (с учетом половой принадлежности) достигается в 75-80 % (в 30-50 % P 0,95); 3-5 - в 85-90.% (50-60 %); 7-8 – в 90-95 % (65-70 %). Если не учитывать сведения о половой принадлежности, эффективность диагностики снижается на 10-15 %. Если же, наряду с половой принадлежностью, учитывать возраст, эффективность диагностики возрастает на 5-10.%. На основе множественного регрессионного анализа возможно уточнение длины тела в пределах ±.5-6 см (по узору одного пальца) или ±.4-5 см (по узорам 7-8 пальцев). Полученный результат подтвержден в ходе контрольного исследования (классификация 100 случаев независимой выборки с различной комбинаторикой «сохранившихся» пальцевых узоров).

Указанная эффективность разработанных методик превышает эффективность ранее существовавших в криминалистике способов определения длины тела по следам рук (Хазиев Ш.Н., 1982; Ивашков В.А., 1992) и сопоставима с эффективностью судебно-медицинских сомато- и остеометрических методик, основанных на исследовании соответствующих сегментов тела и костей скелета – пальцев, ладоней и кистей в целом (Звягин В.Н., Галицкая О.И., Аунапу С.А., 2006; и др.).

Установление кровного родства (опосредованная идентификация личности)

Индивидуализация личности может быть достигнута опосредованно, на основе отнесения погибшего к определенному родственному кругу. Такой подход используется в экспертной практике при исследовании групп крови, генетических локусов ДНК, а также ряда внешних признаков (цвета глаз, рельефа твердого неба и др.). Дерматоглифические признаки также обнаруживают наследственную детерминированность (Волоцкой М.В., 1937; Elderton E., 1920; Micle S., Kobyliansca E., 1991). Однако наследование узорных признаков не происходит в строгом соответствии с законами Менделя; значительное влияние на формирующийся узор оказывают местные условия эмбриогенеза, часть из которых носит случайный характер. Как следствие, фенотипическое разнообразие папиллярных узоров необычайно высоко. При той или иной вполне определенной комбинации родительских узоров у ребенка может появиться любой узор – такое событие можно ожидать лишь с большей или меньшей вероятностью. В этой связи для достижения диагностических порогов необходимо изучение десятков и даже сотен признаков (Звягин В.Н., Тарасов И.Б., 1996; Фандеев А.Л., 2005; Orczykowska-Swiatcowsca Z., Kraewsca A., 1985). Практика показывает, что в процессе исследования трупов редко удается получить отпечатки всех участков гребешковой кожи и изучить такое большое число признаков.

Одним из решений данной проблемы стало предложенное нами изменение принципа, по которому производится сравнительное исследование. Устанавливая кровное родство, эксперты, как правило, проводят сравнение «от пальца к пальцу, от признака к признаку», как это принято в дактилоскопии. Но в таком случае в диагностических моделях используются признаки лишь тех участков гребешковой кожи предполагаемого родственника, которые аналогичны полученным у погибшего (например, какого-то одного пальца). Прогностический потенциал признакового пространства остальных участков (девяти других пальцев), значительно больший по объему, не реализуется.

Исследовав корреляцию между дерматоглифическими признаками различной локализации (в парах лиц первой степени родства), мы установили, что максимальные ее значения обнаруживаются на совпадающих участках, например, между типами узоров I пальцев – 0,23; II – 0,22; III – 0,26; IV – 0,30; и т.д. (табл. 6). Это та связь, которая используется в существующих методиках диагностики родства. Однако сопоставимая по величине корреляция обнаруживается и между признаками на несовпадающих участках. Так, корреляция между типами узоров I пальца ребенка и VI пальца родителя – 0,21; II пальца ребенка и III пальца родителя – 0,20. Сходные результаты получены при исследовании других врожденных дерматоглифических признаков. Более того, установлено, что статистически достоверная взаимосвязь (p.<.0,05) существует между различными классами признаков (ТУ и ВШ, ТУ и ГС, ТУ и СУ, ВШ и ГС, ВШ и СУ, ГС и СУ). Эта связь в диагностических алгоритмах пока не находила должного применения.

Таблица 6

Коэффициенты корреляции типов узоров

различных пальцев в парах родственных лиц

Номер пальца

Правая рука

Левая рука

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

Правая рука

1

0,23

0,18

0,16

0,20

0,15

0,21

0,17

0,19

0,16

0,12

2

0,18

0,22

0,20

0,19

0,17

0,15

0,21

0,23

0,22

0,15

3

0,16

0,20

0,26

0,20

0,11

0,10

0,21

0,28

0,21

0,10

4

0,20

0,19

0,20

0,30

0,20

0,14

0,23

0,25

0,28

0,18

5

0,15

0,17

0,11

0,20

0,14

0,08

0,16

0,16

0,20

0,17

Левая рука

6

0,21

0,15

0,10

0,14

0,08

0,26

0,14

0,13

0,15

0,07

7

0,17

0,21

0,21

0,23

0,16

0,14

0,24

0,23

0,23

0,14

8

0,19

0,23

0,28

0,25

0,16

0,13

0,23

0,34

0,23

0,13

9

0,16

0,22

0,21

0,28

0,20

0,15

0,23

0,23

0,29

0,18

10

0,12

0,15

0,10

0,18

0,17

0,07

0,14

0,13

0,18

0,17

* -  значения коэффициентов статистически достоверны на уровне p < 0,05 при r 0,05

Для разработки математических моделей прогнозирования дерматоглифических признаков идентифицируемого по дерматоглифическим признакам его кровных родственников был избран дискриминантный анализ. Многомерность выявленных взаимосвязей позволяла использовать в качестве входных параметров не только аналогичные признаки того же пальца, но и другие его признаки, а также признаки соседнего, симметричного и остальных пальцев. Тем самым количество входных параметров существенно увеличивалось (в итоговую модель включались наиболее значимые и наименее взаимосвязанные из них). Линейные дискриминантные функции (ЛДФ) определены для 50 признаков (часть из них представлена в таблице 7).

Таблица 7

Коэффициенты ЛДФ прогнозируемых у индивида дерматоглифических признаков

правого большого пальца в зависимости от признаков родственного лица

Тип

узора

Признак

A

Lr

Lu

LW

W

ГСу1

2,39

3,69

2,77

3,05

3,03

ТУ4

1,40

1,14

1,60

1,59

1,83

СУ1

4,70

6,49

5,38

5,34

5,39

ТУ10

4,23

3,62

3,65

4,23

3,67

ТУ6

1,05

1,21

1,34

1,10

1,51

ГСр7

0,34

-0,06

0,36

0,64

0,45

Constant

-25,86

-34,25

-25,57

-29,96

-28,23

Высота

узора

Признак

Н

Нс

С

Св

В

ВШ1

0,44

0,59

0,68

0,50

0,81

ВШ6

1,73

1,71

1,95

2,31

2,01

ВШ5

1,43

0,83

1,56

1,47

0,97

ВШ3

1,80

1,67

1,71

1,73

2,49

ГСр7

1,29

1,81

1,39

1,38

0,99

Constant

-9,48

-12,49

-10,48

-15,00

-15,20

До начала исследования эксперт располагает априорной вероятностью признака (0), равной его частости (с учетом групповой принадлежности исследуемого объекта). В результате прогнозирования на основе дискриминантного анализа вероятность изменяется (1), повышаясь в одних случаях и понижаясь в других. Соотношение вероятностей (1/0) - коэффициент правдоподобия (L1/0) гипотезы о том, что наблюдаемый признак идентифицируемого соответствует дерматоглифическому фенотипу кровного родственника: матери или отца, сестры или брата, дочери или сына (Вейер Б., 1995). Ранее существовавшие подходы позволяли получать значения коэффициентов мало отличающиеся от единицы, поскольку апостериорная вероятность определялась только одним условием (признаком того же класса и той же локализации). Новый подход позволяет получать значения коэффициентов значительно отличающиеся от единицы, так как число исходных условий увеличено на порядок.

Сумма коэффициентов правдоподобия, полученных для каждого сравниваемого признака, представляет собой интегральный коэффициент L, который отражает меру кровной близости между обследуемыми лицами в целом. В процессе сложения коэффициентов те из них, которые имеют значение < 1, следует предварительно преобразовать:

L`1/0.= .- 1 / L1/0 ;

где L1/0 – коэффициент правдоподобия до преобразования, L`1/0 – коэффициент правдоподобия после преобразования. После суммирования всех коэффициентов, если сумма отрицательна, выполняется обратное действие.

В зависимости от величины интегрального коэффициента L возможны следующие варианты экспертных выводов: а) L 19 – достоверный положительный (родство подтверждается; P 0,95); б) 3 L < 19 - вероятный положительный (родство вероятно; 0,75 P < 0,95); в) 0,3 < L < 3 – неопределенный (0,25 < P < 0,75); г) 0,05 < L 0,25 – вероятный отрицательный (родство маловероятно; 0,05 < P  0,25); д) L 0,05 – достоверный отрицательный (родство исключается; P 0,05).

Для оценки эффективности разработанного подхода выполнен анализ базы данных дерматоглифических признаков пальцев рук в 1574 парах родственных лиц (родитель - ребенок, сибс - сибс) и в 1574 парах случайно подобранных лиц (с такой же комбинаторикой общих признаков). В среднем, правильные решения о наличии (L > 1) или отсутствии (L < 1) родства по признакам одного пальцевого узора достигались в 78 % случаев, при этом достоверные – в 19 %. На больших и указательных пальцах эффективность прогноза наибольшая. Несколько лучшие результаты показывает анализ папиллярных узоров пальцев левой руки. При использовании признаков 3-5 пальцев доля достоверных решений возрастает до 55-70 %, 7-8 – до 87-91 %. Если не учитывать групповую принадлежность погибшего, эффективность решения задачи снижается на 7-10 %.

В ходе контрольного исследования (классификация 1000 случаев независимой выборки, состоящей из 30 семейных триплетов, с различной комбинаторикой «сохранившихся» пальцевых узоров) получены близкие результаты. Если исходно учитывать дерматоглифический фенотип двух и более родственников (путем сложения рассчитанных значений вероятностей), эффективность достоверного установления личности неизвестного человека достигает 95 %.

Полученный результат является качественно новым. Он позволяет устанавливать факт родства по признакам всего одного пальцевого узора, а при исследовании полных дерматоглифов в среднем в девяти из десяти случаев давать достоверное заключение о личности идентифицируемого. Такая эффективность значительно превышает аналогичный показатель ранее разработанных методик - 10-50 % (Тарасов И.Б., 1992; Божченко А.П., 2000; Фандеева О.М., 2001; Фандеев А.Л., 2005; Okros S., 1965; Orczykowska-Swiatcowsca Z., Kraewsca A., 1985; Jadislav Crh., 1988).

Реконструкция признакового пространства папиллярных узоров

Установление принадлежности частей тела одному человеку.

В экспертной практике нередко приходится сталкиваться с разделенными на части либо фрагментированными телами погибших (криминальное расчленение; взрывная, авиационная травма). С целью решения вопроса о принадлежности останков одному или нескольким трупам учитывают анатомическую принадлежность объектов, количество одноименных парных образований, их соразмерность и т.п. В наиболее сложных ситуациях изучают внутренние устойчивые характеристики каждого из объектов исследования - признаки общего происхождения (группы крови, ДНК-профиль и др.). При условии, что исследуемые части тела имеют участки гребешковой кожи (пальцы, ладони, подошвы), в качестве таких признаков могут выступать характеристики папиллярных узоров, закономерно, прежде всего, на основе симметрии (билатеральной, лучевой), отражающие единство их происхождения – единство внутренних и внешних условий эмбриогенеза, роста, созревания и инволюции (Гусева И.С., 1986; Holt S., 1979; Bogdanov N., Gorbachevskaya N., Solonichenko V. et al., 1998; Edward D., 2002). Существующие до сегодняшнего дня подходы к оценке информативности дерматоглифического фенотипа в задачах установления «целого по частям» оказывались малоэффективными.

В результате проведенного исследования установлено, что межпальцевая взаимосвязь между локальными значениями дерматоглифических признаков колеблется от сильной (между горизонтальными, вертикальными и решетчатыми белыми линиями) до слабой (между ориентацией узоров). Остальные признаки имеют взаимосвязь средней силы. Во всех случаях корреляция статистически достоверна (p.<.0,05) и имеет положительную направленность, максимальные ее значения обнаруживаются между признаками симметричных и соседних пальцев.

Бльшую корреляцию (как правило, сильную) обнаруживают интегральные дерматоглифические показатели. При сравнении суммы условных балльных оценок признаков всех пальцев правой руки и всех пальцев левой руки (в парах кистей, составляющих генетически единое целое), определено, что коэффициент корреляции по белым линиям равен 0,92; по расстоянию «дельта - межфаланговая складка» –  0,89; по радиальному гребневому счету – 0,88; по плотности линий – 0,87; по типам узоров – 0,83. Несколько слабее связь по высоте узоров (0,80) и ульнарному гребневому счету (0,78); наименьшая – по ориентации узоров (0,48). В то же время в парах генетически разнородных кистей коэффициенты корреляции по всем признакам близки к нулю (во всех случаях p < 0,05).

Последовательно анализируя суммы условных баллов указанных классов признаков, возможно исключить 75-85% ложных пар кистей, руководствуясь при этом следующими правилами. Правило 1 (для ТУ, ГСр, ДСр и БЛ): если разность соответствующих индексов > 6-7 единиц, кисти принадлежат разным лицам (P 0,95). Правило 2 (для ГСу, ВШ и ПЛ): если разность индексов > 8-9 единиц, кисти принадлежат разным лицам (P 0,95).

Более дифференцированной мерой «единства» кистей (пальцев) является разность условных баллов признаков симметрично расположенных пальцев. Мера сходства по каждому признаку (10) из каждой пары пальцев (5) может колебаться от 0 до 4, а суммарная разность всех признаков – от 0 (10х5х0) до 200 (10х5х4). Установлено, что 30 условных баллов несовпадений у «своих» наблюдается в 84,6 % случаев, у «чужих» – в 3,7 % (в 23 раза реже); 40 у «своих» отмечено в 2,2 %, у «чужих» – в 86,5.% (в 39 раз чаще). Указанные значения (30 и 40) являются пороговыми для принятия достоверного положительного или отрицательного решения о принадлежности кистей одному человеку. Для вероятного вывода пороговыми величинами являются, соответственно, 33 и 37; иначе - неопределенный вывод. В целом правильная диагностика возможна в 91,5 % случаев.

Наибольшее значение в решении данного вопроса имеет сходство ГСр, ПЛ, ДСр, БЛв, БЛг и ТУ. Наиболее заметны вклады безымянных и средних пальцев (табл. 8). Во многих ситуациях, сравнивая всего одну пару гомологичных пальцев, возможно исключить принадлежность конечностей одному лицу, если суммарная разница условных баллов составляет 14-15 (в 40-45 %); или подтвердить, если она 1-2 (в 30-50 %).

Таблица 8

Коэффициенты связи (Li*) для признаков одноименных пальцев

правых и левых кистей в парах сравнений «свой» и «чужой»

Суммарная

разность УБО

Сравниваемые пары пальцев

1-6

2-7

3-8

4-9

5-10

0

20,0

20,0

22,0

30,0

15,0

2

7,0

10,0

15,0

20,0

8,8

4

3,5

4,0

3,9

4,6

0,9

6

1,3

1,7

1,1

2,1

0,7

8

0,5

1,2

0,5

0,4

0,1

10

0,3

0,5

0,4

0,4

0,1

12

0,2

0,3

0,3

0,2

0,1

14

0,1

0,2

0,3

0,2

0,0

16

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

Исключение (P 0,05),  %

42,9

47,9

40,5

44,8

44,8

Подтверждение (P 0,95),  %

30,1

36,2

54,0

49,1

40,5

* -  расчет коэффициентов связи аналогичен расчету коэффициентов правдоподобия

       

Совокупность разработанных методик позволяет верно устанавливать единство происхождения двух пальцев любой локализации в 85-90 %, одного и трех пальцев – в 90-92 %, двух кистей с отпечатками всех пальцев - в 93-98 % (эффективность методик подтверждена в ходе контрольного исследования – классификация 100 случаев).

Определение локализации папиллярного узора.

Дерматоглифический фенотип обнаруживает выраженную изменчивость в зависимости от локализации (руки и пальца). В основе этого явления лежит вариабельность проявлений единого генотипа в местных условиях эмбриогенеза билатерально симметричных структур с лучевым расчленением, какими являются руки и пальцы (Гусева И.С., 1986), а также их функциональная неравнозначность. Основы распознавания руки и пальца по папиллярному узору заложены криминалистами (Локар Э., 1941; Грановский Г.Л., 1974) и заключаются в определении контурных признаков следов, признаков их взаимного расположения на предметах, а также признаков самих папиллярных узоров. Для судебно-медицинской практики единственно приемлема последняя группа признаков. Однако, до сегодняшнего дня эффективность определения по ней локализации узора оставалась невысокой.

В результате проведенного исследования, прежде всего, расширен набор признаков, имеющих локальную (пальцевую) изменчивость. При этом установлены следующие новые закономерности (табл. 9). Наличие рубцов указывает на бльшую вероятность указательных (33,3 %) и средних пальцев (26,9.%), меньшую – безымянных (14,4 %) и мизинцевых (6,6 %); различия по рукам незначительны. Белые линии сильнее выражены на мизинцевых и безымянных пальцах, слабее – на больших и указательных; в целом чаще встречаются на пальцах левой руки - наличие, например, резко выраженных горизонтальных белых линий свидетельствуют о том, что это скорее палец левой руки (вероятность 61,2.%), нежели правой (38,8 %). Расстояние между дельтой узора и межфаланговой складкой больше всего на больших и средних пальцах, меньше – на мизинцевых, безымянных и указательных; отмечается тенденция к бльшим значениям параметра на пальцах правой руки. Низкие узоры указывают на бльшую вероятность больших (44,4 %) и указательных пальцев (21,4 %), меньшую - средних (8,8 %) и безымянных (7,4 %); в целом при наличии низких узоров более вероятна правая рука (59,2 %). Рудименты линий характерны для больших пальцев (вероятность 38,6.%), мало характерны - для мизинцевых (13,4 %) и безымянных (10,1.%); несколько чаще наблюдаются на пальцах правой руки (вероятность 53,2 %; p < 0,05).

Таблица 9

Вероятность локализации пальцевого узора (%) в зависимости от признаков

папиллярного рельефа (без учета групповой принадлежности обследуемых лиц)

Признак

Вариант

Пальцы правой руки

Пальцы левой руки

1

2

3

4

5

Всего

6

7

8

9

10

Всего

Правый*

гребневой счет

I

0,9

9,0

3,6

1,5

1,6

16,7

15,8

13,2

18,8

14,6

20,9

83,3

III

10,5

13,5

18,9

12,4

16,3

71,6

7,0

7,1

3,7

8,1

2,4

28,4

V

39,0

3,6

6,8

25,2

8,1

82,9

3,1

6,2

3,6

4,0

0,2

17,1

Левый*

гребневой счет

I

14,3

13,3

20,4

12,8

21,2

82,0

1,9

9,1

3,9

1,4

1,7

18,0

III

7,2

7,1

2,9

9,5

3,1

29,8

12,4

13,1

16,6

11,7

16,4

70,2

V

7,0

7,2

4,2

5,2

0,1

23,7

25,3

4,5

9,1

27,6

9,8

76,3

Рудименты линий

0

9,1

9,8

10,2

10,4

10,3

49,8

9,5

9,9

10,3

10,4

10,2

50,2

1

21,6

12,9

7,8

5,2

5,9

53,2

17,0

10,8

6,5

4,9

7,5

46,8

Высота

узора

Н

26,6

12,3

4,9

3,7

11,5

59,2

17,8

9,1

3,9

3,7

6,5

40,8

С

9,6

10,3

10,0

9,1

11,1

50,2

10,3

9,9

9,3

9,0

11,3

49,8

В

2,1

7,5

14,1

16,3

5,6

45,6

2,9

10,1

16,0

18,1

7,2

54,4

Расстояние

«дельта – складка»

I

1,8

8,3

9,7

13,9

13,7

47,4

2,3

10,2

9,7

14,6

15,7

52,6

III

10,4

11,3

10,7

9,9

9,0

51,5

11,0

9,2

10,5

9,2

8,7

48,5

V

19,1

8,0

15,9

8,0

2,4

53,3

15,9

8,0

13,5

6,9

2,4

46,7

Вертикальные

белые линии

0

12,6

12,6

10,2

8,9

6,9

51,2

12,9

11,2

9,9

8,0

6,8

48,8

1

10,2

8,5

9,4

10,2

10,5

48,8

9,6

10,4

10,1

10,8

10,3

51,2

3

4,9

5,2

10,9

12,4

15,8

49,3

4,7

6,2

10,2

11,8

18,0

50,7

Рубцы

0

10,1

9,3

9,5

10,3

10,7

49,9

10,1

8,9

9,8

10,3

10,9

50,1

1

10,2

16,1

14,4

6,6

4,0

51,3

8,7

17,2

12,5

7,8

2,6

48,7

2

1,8

14,4

14,4

9,9

4,5

45,5

9,9

30,6

6,3

6,3

1,8

54,5

Подтверждены и уточнены (в соответствии с новой градацией признаков) сведения о локальной изменчивости плотности папиллярных линий, типов узоров и гребневого счета (табл. 9). Большая плотность линий характерна для безымянных, средних и мизинцевых пальцев и мало характерна – для указательных и больших; в целом она больше на пальцах левой руки (функционально менее активной). Завитки чаще встречаются на пальцах правой руки, «вспышки экспрессивности» (Гусева И.С., 1986) наблюдаются на безымянных и больших пальцах; радиальные петли в подавляющем числе наблюдений встречаются на указательных пальцах, исключительно редко – на больших и мизинцевых. Для пальцев правой руки в целом более характерны радиальная либо умеренная ульнарная ориентация узоров, большие значения гребневого счета; левой – внутренняя симметричность узоров либо сильная ульнарная ориентация, малые значения гребневого счета.

Определение локализации пальцевых узоров строилось на основе расчета коэффициентов связи и с помощью дискриминантного анализа. При этом групповая принадлежность исследуемых объектов (пол, возраст, длина тела) не учитывалась, поскольку в практической деятельности определение локализации предшествует диагностике общих признаков личности. По результатам классификации 15850 случаев (каждого пальца у 1585 обследуемых) установлено, что при распознавании руки точность диагностики, основанная на коэффициентах связи, составляет 89 %, на дискриминантном анализе – 84 %, в совокупности – 93.%. Дополнительный учет таких характеристик узоров, как направление закручивания линий в центре, наклон осевой линии позволяет провести верное определение руки в 98 %. При распознавании пальца точность диагностики, основанная на коэффициентах связи, составляет 80 %, на дискриминантном анализе – 51 %, в совокупности – 85 %. При этом в 18 % случаев P 0,95, а в 78.% случаев достоверно исключается ряд пальцев, которым не принадлежит исследуемый узор. Дополнительный учет размеров узоров, направления закручивания линий, направления оси узоров и смещения их вершин повышает точность определения пальца до 93 %. При наличии нескольких исходно имеющих известную локализацию узоров эффективность диагностики достигает 95-99 % (близкие результаты получены в ходе контрольного исследования – определение локализации 1000 пальцевых узоров у 100 обследуемых).

Организационно-методологические основы дерматоглифических исследований в судебной медицине

Судебно-медицинская дерматоглифика – раздел судебно-медицинской антропологии, в котором изучаются закономерности формирования папиллярных узоров, методы их исследования и принципы оценки выявляемых медико-биологических фактов, являющихся источником доказательств при проведении предусмотренного законом расследования.

Объектом исследования судебно-медицинской дерматоглифики являются узоры гребешковой кожи кистей и стоп, наблюдаемые непосредственно либо в следах (дактилоскопических картах неопознанных трупов, разыскиваемых и обследуемых лиц; следокартах с мест происшествий).

Предметом исследования являются внутренние и внешние связи папиллярных узоров, выявляемые в целях судебно-медицинской экспертизы. Внутренние связи устанавливаются в пределах признаковой системы самой гребешковой кожи. Внешние – между признаковой системой гребешковой кожи и другими признаковыми системами организма. Возникающие при этом научные проблемы составляют содержание судебно-медицинской дерматоглифики.

Основными разделами судебно-медицинской дерматоглифики являются:

- система знаний о групповой изменчивости дерматоглифических признаков и зависимости их от других признаковых систем, позволяющая диагностировать общие и частные признаки личности (расу, пол, возраст, длину тела, тип высшей нервной деятельности, заболевания и др.);

- система знаний о внутрисемейной взаимосвязи дерматоглифических признаков и обусловленности их наследственными факторами, как основа для установления отцовства, материнства и подмены детей, а также прогнозирования неизвестных параметров гребешковой кожи разыскиваемого лица по аналогичным параметрам его кровных родственников (опосредованная идентификация личности);

- система знаний об индивидуальной (локальной, региональной) изменчивости и взаимосвязи дерматоглифических признаков, позволяющая реконструировать признаковое пространство гребешковой кожи: прогнозировать отсутствующие узорные признаки; определять локализацию узора – распознавать часть тела; устанавливать единство происхождения двух и более объектов – идентифицировать целое по частям.

Система методов познания в судебно-медицинской дерматоглифике состоит из общенаучных методов (наблюдения, описания и др.), частных (прежде всего, морфологических и математико-статистических), специальных методов судебной медицины (метод отождествления личности неизвестного человека) и дерматоглифики (метод восстановления папиллярного рельефа по выводным протокам потовых желез, метод установление кровного родства по признакам папиллярных узоров, метод установления целого по частям на основе зеркальной симметрии узоров и др.).

Судебно-медицинская дерматоглифика имеет тесную связь со сравнительно-анатомической, расово-этнической, конституциональной и клинической дерматоглификой, в прикладном аспекте выступая в качестве интегрирующей дисциплины. Кроме того, она взаимосвязана с дактилоскопией: судебно-медицинская дерматоглифика и криминалистическая дактилоскопия являются взаимодополняющими методологическими подходами в исследовании одних и тех же объектов - папиллярных структур человека (их следов). Основу судебно-медицинской дерматоглифики составляют такие свойства папиллярного рельефа, как изменчивость и взаимосвязь (медико-биологические закономерности); дактилоскопии – устойчивость и независимость (криминалистические закономерности).

Субъектами использования специальных знаний в области судебно-медицинской дерматоглифики являются лица, расследующие и рассматривающие дело, специалисты, эксперты, руководители судебно-экспертных учреждений, а также граждане – участники судопроизводства. Непосредственными носителями специальных знаний являются специалист и эксперт. Специальные познания в области судебно-медицинской дерматоглифики могут использоваться в двух видах - процессуальный и непроцессуальный, в двух формах - основная и дополнительная, и двумя способами - обязательный и факультативный (Лобан И.Е., 2008).

Обязательный способ основной формы процессуального вида использования специальных знаний в области дерматоглифики - судебно-медицинская (дерматоглифическая) экспертиза для решения вопросов о личности неизвестного человека (живого, трупа, его частей и фрагментов, биологических следов), половой принадлежности и возраста подозреваемого, обвиняемого и потерпевшего. Факультативный - судебно-медицинская экспертиза родства (установления отцовства, материнства, подмены ребенка), а также допрос эксперта (специалиста) и консультация специалиста.

Обязательный способ дополнительной формы процессуального вида использования специальных знаний - участие специалиста в области судебной медицины в следственных действиях (осмотре трупа, эксгумации, освидетельствовании) с оценкой информативности гребешковой кожи (состояния, пригодности для экспертного исследования, диагностической ценности, наличия особых примет и пр.), а также процессуальная деятельность руководителя судебно-экспертного учреждения по организации судебно-медицинского (дерматоглифического) исследования (экспертизы). Факультативный - участие специалиста в следственных действиях (осмотр, освидетельствование, опознание) с получением образцов для сравнительного исследования.

К непроцессуальным видам деятельности, связанным с организацией дерматоглифических исследований и использованием специальных познаний, относятся контрольно-распорядительная деятельность должностных лиц судебно-экспертных учреждений, справочно-информационная и консультативная деятельность специалистов, а также деятельность по организации взаимодействия с участниками судопроизводства. В контексте инновационной политики существенным элементом непроцессуальной деятельности является внедрение судебно-медицинской дерматоглифики, как новой ресурсосберегающей технологии, повышающей эффективность судебно-экспертной деятельности, в практику экспертных учреждений (планирование и организация мероприятий по ее апробации, определение величины реальных затрат на производство исследований, обеспечение материально-технического оснащения исследований, организация подготовки специалистов.

Материально-техническое оснащение, необходимое для производства дерматоглифических исследования: бланки «Дерматоглифических карт» (или стандартных «Дактилоскопических карт»), белая мелованная бумага формата А-4, черная типографская краска, дактилоскопический (ширина проката около 5 см) и фотографический (ширина проката 15-20 см) валики, гладкие металлические (стеклянные) пла­стины для раскатки краски (20х30 см), стеклянная палочка, растворитель краски (растительное масло, скипидар), обезжиривающий растворите­ль (спирт, бензин, ацетон), деревянные параллелепипеды (3х2х1 см; 4х3х1 см; 5х4х1 см), ножницы, скальпель, шприц с иглой, лупа. Указанные материалы могут составлять самостоятельно сформированные комплекты либо быть унифицированными, выпускаемыми промышленностью (типа следственных чемоданов - более удобных в практической работе). Важным компонентом материально-технического оснащения является наличие оргтехники (компьютера, сканера, принтера), соответствующего программного и информационно-справочного обеспечения (универсальных текстовых и графических редакторов; автоматизированных дактилоскопических информационно-поисковых систем типа «Папилон», «Sonda»; специализированных программ для производства дерматоглифических исследований типа «Дерматоглифика», содержащих справочно-информационную базу данных, альбом графических примеров и позволяющих производить вычислительные процедуры в автоматическом режиме).

Проведенные расчеты показывают, что на дактилоскопирование одного трупа требуется (с учетом получения отпечатков ладоней, пальцев ног и подошв, без предварительного восстановления папиллярного рельефа) 6 листов бумаги формата А-4, 5 г черной типографской краски, 10 г 96 % спирта ректификата. При этом затрачивается в среднем 0,3-0,5 ч рабочего времени врача судебно-медицинского эксперта; 0,2-0,3 ч - лаборанта; 0,1-0,2 ч - санитара. На одно объект-исследование в ручном режиме в среднем требуется 0,3-0,5 ч, в автоматизированном - 0,2-0,3 ч. Расчет затрат на одно исследование в целом, включая все его этапы, состоит из затрат на оплату труда - около 120-150 рублей (по состоянию на 01.03.2009 г.); социальное страхование, накладные и иные расходы - около 230-250 рублей. Суммарная величина в 3-5 раз меньше стоимости аналогичных серологических и цитологических исследований и в 10-30 раз - молекулярно-генетических. Если учесть, что подготовка кистей к дактилоскопированию и само дактилоскопирование осуществляются в рамках обеспечения исполнения Федерального Закона № 128 «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации» (1998), то затраты непосредственно связанные с дерматоглифическим исследованием оказываются еще меньшими.

Относительно высокая эффективность дерматоглифики и невысокая действенность традиционной дактилоскопии (из-за отсутствия во многих случаях сравнительных прижизненных дактокарт) дают основание для предложений по совершенствованию организации потоков постмортальных дактилоскопических данных. Кроме основного потока (с целью проверки по регистрационным учетам), качественные копии дактокарт должны направляться в судебно-медицинские учреждения для решения реконструктивных, диагностических и идентификационных задач. По нашим расчетам, это будет способствовать оперативному формированию дополнительных следственных версий о личности неизвестного человека, увеличению количества идентифицированных трупов, повышению качества экспертиз (как минимум, путем повышения уровня доверительной вероятности экспертных выводов) и сокращению времени, затрачиваемого на производство исследований. Необходимые для этого дополнительные затраты являются минимальными и многократно оправданными.

Возможности судебно-медицинской дерматоглифики могут быть реализованы в короткие сроки и в полевых условиях. В этой связи целесообразно приближение ее к сфере оперативной и розыскной деятельности на основе интегрирования с криминалистикой в составе комплексных (судебно-медицинских и криминалистических) экспертных групп экспертно-криминалистических подразделений, а также к сфере медицины катастроф (в качестве метода первой очереди, позволяющего производить судебно-медицинскую сортировку поступающих объектов и скрининговые исследования).

Дальнейшее совершенствование судебно-медицинской дерматоглифики представляется по двум основным направлениям: экстенсивному и интенсивному. Содержанием экстенсивного направления является проведение исследований, аналогичных выполненным, на базе иных участков гребешковой кожи (средних и основных фаланг пальцев рук, пальцев ног, ладоней, подошв); проведение исследований применительно к другим этно-териториальным группам (европеоидов, монголоидов, негроидов); адаптация данных антропогенетической, конституциональной и клинической дерматоглифики, к решению судебно-медицинских задач и апробация их на экспериментальном и практическом материале.

Интенсификация дерматоглифических исследований заключается в изучении индивидуальной, внутрисемейной и групповой изменчивости признаков папиллярных линий (минуций, риджеологических признаков) и пороскопических признаков; использование более совершенного математико-статистического аппарата, учитывающего нелинейность и многомерность исследуемых явлений (фрактальный анализ, моделирование с использованием искусственных нейронных сетей и пр.); эвристическое, эмпирически выверенное и теоретически обоснованное выдвижение новых гипотез и постановка новых научно-исследовательских и перспективных экспертных задач на основе интеграции различных областей науки и практики (антропологии, генетики, медицины, нейрокибернетики, криминологии, криминалистики).

Одним из направлений повышения эффективности дерматоглифических исследований является совершенствование оборота индивидуальной дактилоскопической информации: создание единых банков данных, содержащих отпечатки гребешковой кожи не только пальцев рук и ладоней, но и пальцев ног и подошв; включение в них более широкого спектра сведений (в том числе медицинских) о личности регистрируемого человека; введение повторной регистрации с целью изучения влияния на папиллярный рельеф возраста, профессии; расширение контингента лиц, подлежащих обязательной регистрации (за счет учета проживающих в непосредственной близости от промышленных объектов с повышенным риском техногенных катастроф, в сейсмоопасных районах; ведущих асоциальный образ жизни; и др.). Поскольку использование дактокарт регистрируемых лиц в научных целях до сих пор не урегулировано в правовом аспекте, разработаны проекты законодательных поправок, определяющих категории лиц, чьи дактокарты могут быть использованы для этого (идентифицированные погибшие; умершие; снятые с учета и давшие соответствующее согласие). При этом мы исходили из положения о том, что указанные предложения направлены на достижение общественно полезного результата, не нарушают и не ограничивают права и свободы граждан.


ВЫВОДЫ

1. Теоретически обоснована, экспериментально разработана и практически подтверждена возможность судебно-медицинской идентификации личности по морфологическим особенностям папиллярного рельефа пальцев рук путем комплексного изучения его групповой, внутрисемейной и индивидуальной изменчивости в их взаимосвязи.

2. Различные формы изменчивости и взаимосвязи папиллярного рельефа отражают три группы дерматоглифических признаков: врожденные неизменяющиеся (тип узора, ориентация, ульнарный и радиальный гребневой счет, рудименты линий, дисплазии); врожденные изменяющиеся (высотно-широтный показатель, расстояние «дельта – межфаланговая складка», плотность линий); и приобретенные изменяющиеся (горизонтальные, вертикальные и решетчатые белые линии, следы рубцов).

3. Групповая изменчивость присуща для всех исследованных признаков. При этом половой диморфизм проявляется равномерно по всем из них, возрастная изменчивость – преимущественно среди изменяющихся, а ростовая изменчивость – среди врожденных дерматоглифических параметров. Диагностика свойств личности возможна по одному специфическому признаку либо по комплексу характерных, одного или нескольких пальцевых узоров. Наблюдается локальная изменчивость их информативности.

4. Взаимосвязь дерматоглифических признаков кровных родственников выражается в сходстве врожденных особенностей. Сходство присуще дерматоглифическим фенотипам в целом, а потому проявляется между признаками одинаковой и различающейся локализации, одного и разных классов. Обосновано сравнение характеристик неизвестного трупа и членов проверяемой семейной группы по принципу «от всех пальцев к каждому пальцу, от всех признаков к каждому признаку». В таком случае установление факта родства возможно по особенностям всего одного пальцевого узора идентифицируемого. Учет общих признаков обследуемых лиц повышает эффективность опосредованной идентификации.

5. Для всех групп исследованных признаков характерны локальная пальцевая изменчивость и межпальцевая взаимосвязь, которые обусловливают возможность решения реконструктивных задач. Комплекс разработанных методик позволяет в большинстве случаев верно распознавать руку и палец, при разделении тела на части решать вопрос о принадлежности частей целому - тем самым создавать необходимые условия для более эффективного решения последующих диагностических задач. Предварительное определение общих признаков личности при этом не требуется.

6. Разработанные методики отличаются высокой эффективностью, широкими границами применимости, доступностью и возможностью реализации в короткие сроки, что позволяет рассматривать их в общей системе идентификационных алгоритмов в качестве методик первой очереди. На их основе возможна оперативная группировка объектов, выполнение относительно них поисковых исследований и достижение более высоких уровней индивидуализации.

7. Изучаемые дерматоглификой объекты и закономерности имеют медико-био-логическую сущность, а потому дактокарты неизвестных лиц (живых. трупов, их частей и фрагментов) и родственников пропавших без вести наряду с традиционным криминалистическим исследованием должны изучаться в рамках судебно-медицинского, в качестве комплексного источника информации о медико-биологических свойствах человека. Интегративный, всесторонний подход к исследованию папиллярного рельефа является основой формирования в системе судебно-медицинской идентификации личности нового направления – судебно-медицинской дерматоглифики.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

Первично экспертное исследование папиллярных структур в большинстве своем должно быть криминалистическим – с целью определения пригодности отпечатков (следов) для идентификации и проведения самой идентификации, а также решения вспомогательных задач (какой рукой оставлены следы, в результате каких действий и т.п.).

В ситуации, при которой папиллярные структуры для проведения дактилоскопической идентификации не пригодны, либо пригодны, но она не возможна вследствие отсутствия сравнительного материала (неизвестный ранее не находился на дактилоскопическом учете), либо требуется оперативное решение экспертных вопросов, должна быть назначена судебно-медицинская экспертиза для решения задач по диагностике свойств личности, определения кровного родства, установления принадлежности частей тела одному целому и др. В некоторых случаях возможна первичная комплексная экспертиза с участием эксперта-криминалиста и судебно-медицинского эксперта.

Поскольку круг вопросов, которые могут быть решены на основе дерматоглифического анализа, достаточно широкий, необходимо их предварительно согласовать со следователем, что предопределит конкретный алгоритм экспертных действий. В ходе экспертизы должны быть соблюдены общие принципы идентификационного исследования (этапности, от общего к частному и др.).

В начале необходимо убедиться в биологической природе узоров и принадлежности человеку. Затем, если участки папиллярного рельефа разобщены (несколько фрагментов гребешковой кожи, группа пальцевых следов) и не известна их анатомическая принадлежность, решить вопрос о локализации и происхождении от одного или нескольких лиц.

Далее определяются общие и частные признаки личности. Рекомендуется следующая последовательность диагностики: вначале устанавливается расовая принадлежность, далее - пол, возраст, длина тела и т.д. Частные признаки (общие и местные заболевания, травмы, особенности и пр.) определяются на заключительном этапе, если только не являются броскими. Следует учитывать, что аномалии развития могут исказить дерматоглифическую картину и привести к диагностическим ошибкам.

Родство устанавливается после выработки предварительной версии о личности неизвестного и поступления на исследование сравнительного материала - отпечатков предполагаемых кровных родственников (прежде всего, однояйцовых близнецов, затем родителей, детей или сибсов).

Применяя ту или иную методику, следует строго придерживаться авторских рекомендаций, в частности, касающихся групп населения, относительно которых она может адекватно работать (методики, разработанные в ходе данного исследования, корректны относительно европеоидов). В решении той или иной задачи желательно использовать несколько взаимодополняющих подходов.

Оценка результатов должна носить комплексный характер, на основе синтеза всей полученной информации. Выявленные противоречия являются основанием для проверки предшествующих этапов исследования с целью установления возможных ошибок. При неустранимых противоречиях заключение не может быть категоричным - необходимо соблюдать принцип консервативности.

Судебно-медицинская дерматоглифика является новой (нетрадиционной) ресурсосберегающей технологией. Ее внедрение в судебно-медицинскую деятельность должно основываться на инновационной политике судебно-экспертных учреждений и включено в соответствующие планы их развития (апробация, материально-техническое оснащение, подготовка специалистов и др.).

Список основных работ, опубликованных по теме диссертации

  1. Методы дерматоглифики в идентификации личности погибших / А.П. Божченко, В.А. Ракитин, А.И. Самарин [и др.]. – Ростов н/Д: ООО «Ростиздат», 2002. – 160 с.
  2. Дерматоглифика при идентификации личности / А.П. Божченко, В.Л. Попов, Г.И. Заславский. – СПб.: Изд-во «Юридический Центр Пресс», 2008. – 194 с.
  3. Божченко А.П. Способ установления принадлежности отчлененных кистей неопознанных трупов одному лицу / А.П. Божченко, И.А. Толмачев / Приоритетная справка на изобретение (Роспатент): Регистрационный № 20088148053 от 05.12.2008 г.
  4. Божченко А.П. Способ определения порядкового номера отчлененных пальцев руки / А.П. Божченко / Приоритетная справка на изобретение (Роспатент): Регистрационный № 20088148054 от 05.12.2008 г.
  5. Толмачев И.А. Способ восстановления структуры папиллярного узора / И.А. Толмачев, С.И. Толмачев, А.П. Божченко [и др.] / Приоритетная справка на изобретение (Роспатент): Регистрационный № 20088148058 от 05.12.2008 г.
  6. Божченко А.П. Способ установления принадлежности погибшего к определенной семейной группе / А.П. Божченко, И.А. Толмачев / Приоритетная справка на изобретение (Роспатент): Регистрационный № 20088148060 от 05.12.2008 г.
  7. Божченко А.П. Способ определения половой принадлежности неопознанного трупа / А.П. Божченко / Приоритетная справка на изобретение (Роспатент): Регистрационный № 20088148396 от 08.12.2008 г.
  8. Акопов В.И. Организационные и научные вопросы медико-криминалистической идентификации неопознанного трупа с помощью дерматоглифики пальцев рук и ног / В.И. Акопов, А.П. Божченко, В.А. Ракитин [и др.] // Проблемы экспертизы в медицине. - 2001. - № 2. - С. 12-16.
  9. Божченко А.П. Возможности диагностики половой принадлежности человека на основе анализа дерматоглифических признаков пальцев рук / А.П. Божченко, В.Д. Исаков // Проблемы экспертизы в медицине. – 2004. - № 2. - С. 19-23.
  10. Божченко А.П. Возможности определения идентификационно значимых признаков человека посредством анализа дерматоглифических структур пальцев рук / А.П. Божченко // Проблемы экспертизы в медицине. – 2004. - № 4. – С. 42-48.
  11. Божченко А.П. Дерматоглифические исследования в клинической практике / А.П. Божченко, С.А. Моисеенко, Е.Б. Толмачева // Вестник Российской Военно-медицинской академии. – 2007. – № 1. - С. 119-120.
  12. Божченко А.П. Проблемы и перспективы дактилоскопии и дерматоглифики в криминалистической и судебно-медицинской экспертной практике / А.П. Божченко // Судебная экспертиза. – 2007. – № 2. - С. 29-36.
  13. Никитин И.М. Установление принадлежности следов нескольких пальцев одному человеку / И.М. Никитин, С.А. Смирнова, А.П. Божченко [и др.] // Судебная экспертиза. – 2008. - № 1. – С. 64-70.
  14. Божченко А.П. Определение длины тела человека по особенностям папиллярного рельефа пальцев рук и ладоней: судебно-медицинская практика после чрезвычайных ситуаций / А.П. Божченко, С.А. Моисеенко, И.А. Толмачев // Медико-биологические и социально-психологические проблемы безопасности в чрезвычайных ситуациях. – 2008. - № 4. – С. 39-44.
  15. Божченко А.П. Возможности и перспективы дерматоглифики в медицине / А.П. Божченко, И.А. Толмачев, Е.Б. Толмачева [и др.] // Военно-медицинский журнал. – 2008. - № 12. – С. 19-24.
  16. Божченко А.П. Судебно-генетический дерматоглифический анализ в практике установления личности неизвестного человека: организационно-методические проблемы и пути их решения / А.П. Божченко // Медико-биологические и социально-психо-логические проблемы безопасности в чрезвычайных ситуациях. – 2009. - № 1. – С. 44-49.
  17. Божченко А.П. Дерматоглифика пальцев рук в аспекте судебно-медицинской идентификации личности  / А.П. Божченко, И.А. Толмачев // Судебно-медицинская экспертиза. – 2009. - № 2. – С. 25-29.
  18. Божченко А.П. Статистические сведения о пригодности различных участков кожи к дактилоскопированию в зависимости от периода боевых действий / Сб. научных трудов, выполненных на базе 124 ЦЛ МКИ МО РФ. – Ростов н/Д: ООО «Ростиздат», 2002. – С. 135-136.
  19. Божченко А.П. Судебно-генетические методы идентификации личности / А.П. Божченко / Там же. – С. 173-179.
  20. Божченко А.П. Дерматоглифический анализ общего фенотипа пальцевых узоров при установлении родства / А.П. Божченко / Человек как источник криминалистически значимой информации / Мат. Всероссийской межведомственной науч.-практ. конф. – Саратов: СЮИ МВД РФ, 2003. - С. 46-49.
  21. Божченко А.П. Диагностика пола на основе анализа дерматоглифических признаков в раскрытии преступлений / А.П. Божченко, В.Д. Исаков / Там же. - С. 49-52.
  22. Божченко А.П. К вопросу о Федеральном законе «О государственной дактилоскопической регистрации граждан Российской Федерации» / А.П. Божченко, Е.А. Дыскин, В.Д. Исаков [и др.] // Актуальные проблемы правого регулирования медицинской деятельности: Мат. 1-й Всероссийской науч.-практ. конф. / Под общ. ред. С.Г. Стеценко. – М.: Издательская группа «Юрист», 2003. – С. 243.
  23. Божченко А.П. Дифференциация следов пальцев рук с точки зрения их видовой принадлежности / А.П. Божченко // Актуальные проблемы правого регулирования медицинской деятельности: Мат. 2-й Всероссийской науч.-практ. конф. / Под общ. ред. С.Г. Стеценко. – М.: Издательская группа «Юрист», 2004. – С. 282-283.
  24. Bozhchenko A.P. Possibilities of a dermatoglyphics in judicial medicine / A.P. Bozhchenko, E.B.Tolmacheva, I.A. Tolmachev // Abstrscts of the 5th BMLA Congress. Medicina Legalis Baltica. – St. Petersburg, Russia, 2004. – N 14. – P. 78-79.
  25. Божченко А.П. Дерматоглифика: возможности и перспективы / А.П. Божченко, Е.Б. Толмачева, И.А. Толмачев / Современное состояние и перспективы развития криминалистики и судебной экспертизы: Мат. международной науч.-практ. конф. (10 декабря 2004 г.) / Под. ред. проф. В.П. Сальникова. – СПб.: «Санкт-Петербургский университете МВД России», 2005. – С. 330-338.
  26. Божченко А.П. Билатеральная симметричность дерматоглифического комплекса как параметр генетически единого целого при идентификации личности / А.П. Божченко // Теория и практика судебной медицины: Тр. Петербургского научного общества судебных медиков / Под ред. проф. М.Д. Мазуренко. – СПб., 2005. - Вып. 8. - С. 32-34.
  27. Bozhchenko A.P. Nonconventional application of dactyloscopy in forensic medical examination of personality identification / A.P. Bozhchenko, E.B.Tolmacheva, I.A. Tolmachev // XXXVI World congress on military medicine «International cooperation in field of military medicine: present and future». Scientific abstracts (5-11 June 2005). – St. Petersburg, Russia, 2005. – P. 32-33.
  28. Божченко А.П. Идентификация личности на основе дерматоглифики / А.П. Божченко / Актуальные вопросы и перспективы развития судебной медицины и криминалисты / Мат. международной науч.-практ. конф, посвящ. 200-летию ХГМУ (8 сентября 2005 г.). – Харьков, 2005. – С. 125-126.
  29. Божченко А.П. Методика диагностики половой принадлежности объектов идентификационного исследования по признакам папиллярных узоров пальцев рук / А.П. Божченко // Проблемы теории и практики судебной медицины / Под ред Ф.В. Алябьева, С.Ю. Кладова. - Томск, 2005. – Вып. 3. - С. 40-42.
  30. Божченко А.П. Методика установления принадлежности частей тела одному лицу на основе анализа соответствия общего фенотипа пальцевых узоров правых и левых кистей / А.П. Божченко // Там же. - С. 43-45.
  31. Божченко А.П. Регрессионная модель диагностики возраста по изменяющимся показателям гребешковой кожи / А.П. Божченко / Мат. науч.-практ. конф, посвящ. 60-летию образования ГСЭУ МО РФ на территории Приволжско-Уральского военного округа / Под общ. ред. проф. В.В. Колкутина. - Самара, 2005. – С. 53-54.
  32. Божченко А.П. Судебно-генетический дерматоглифический анализ в задачах идентификации как возможная альтернатива традиционной дактилоскопии (в случаях отсутствия прижизненных дактокарт) / А.П. Божченко // Актуальные проблемы защиты и безопасности. Медико-биологические проблемы: Тр. IX Всероссийской науч.-практ. конф. // Приложение к журналу «Известия Российской академии ракетных и артиллерийских наук». – 2006. – Т. 6. - С. 159-162.
  33. Божченко А.П. Возможности составления «словесного портрета» преступника по следам пальцев рук, оставленным им на месте происшествия / А.П. Божченко // Там же. - С. 162-164.
  34. Божченко А.П. Особенности полиморфизма папиллярного рельефа пальцев рук в зависимости от длины тела человека / А.П. Божченко / Мат. сбора рук. состава ГЭУ МО РФ / Под общ. ред. проф. В.В. Колкутина. – СПб.: «На страже родины», 2006. – С. 150-154.
  35. Божченко А.П. К вопросу о возможности решения экспертной задачи установления целого по частям на основе анализа сходства дактилоскопических признаков симметрично расположенных участков гребешковой кожи / А.П. Божченко / Там же. – С. 158-161.
  36. Bozhchenko A.P. Dermatoglyphic examinations in the system of personal identification // Forensic Science International. – Amsterdam, London, New York, Vilnus, 2007. – P. 38.
  37. Божченко А.П. Судебно-медицинская дерматоглифика / А.П. Божченко // Вестник педиатрической академии. Вып. посвящен 70-летию каф. суд. мед. СПбГПМА / Под ред. В.В. Левановича. – 2007. – Вып. 7. – С. 92-93.
  38. Божченко А.П. Диагностика общих признаков личности на основе исследования следов рубцов в опечатках папиллярных узоров пальцев рук / А.П. Божченко // Там же. – С. 93-96.
  39. Божченко А.П. Диагностическое исследование рубцов как следов накопления травматических воздействий, сопряженных с половой принадлежностью индивида и количеством прожитых лет / А.П. Божченко // Актуальные проблемы защиты и безопасности. Медико-биологические проблемы: Тр. X Всероссийской науч.-практ. конф. // Приложение к журналу «Известия Российской академии ракетных и артиллерийских наук». – 2007. – Т. 6. - С. 113-116.
  40. Божченко А.П. Установление отцовства на основе анализа дактокарт проверяемых лиц / А.П. Божченко // Там же. - С. 122-126.
  41. Божченко А.П. Изучение признаков гребешковой кожи внутренней поверхности кисти в аспекте прогнозирования и диагностики длины тела человека / А.П. Божченко, С.А. Моисеенко // Там же. - С. 126-129.
  42. Божченко А.П. Прогнозирование длины тела взрослого человека по признакам папиллярных узоров / А.П. Божченко // Современные проблемы новых технологий в раскрытии преступлений: Мат. Всероссийской науч.-практ. конференции (14-15 марта 2007 г.) / Под ред. С.Ю. Кладова. - Томск: Изд-во «ТМЛ-Пресс», 2007. – С. 16-19.
  43. Божченко А.П. Диагностика возраста на основе оценки информативности рубцов пальцев рук / А.П. Божченко // Там же. – С. 19-20.
  44. Божченко А.П. Судебно-медицинская дерматоглифика: предмет, объекты и методы исследования / А.П. Божченко / Современные проблемы медико-криминалистических, судебно-химических и химико-токсикологических экспертных исследований: Сб. мат. Всероссийской науч.-практ. конф., посвящ. памяти проф. Ю.М. Кубицкого (31 октября – 1 ноября 2007 г.) // Под ред. проф. В.А. Клевно. – М.: РИО ФГУ «РЦСМЭ Росздрава», 2007. – С. 112-113.
  45. Божченко А.П. Экспертные вопросы, которые могут быть решены в ходе криминалистического и судебно-медицинского исследования папиллярных структур / А.П. Божченко, И.А. Толмачев / Там же. – С. 113-116.
  46. Божченко А.П. Способ диагностики возрастной группы по решетчатым белым линиям гребешковой кожи / А.П. Божченко // Иннов. деят. в ВС РФ: Тр. всеарм. науч.-практ. конф. 22-23 ноября 2007 г. – СПб.: ВАС, 2007. – С. 116.
  47. Божченко А.П. Диагностическая информативность рубцов / А.П. Божченко // Эксперт-криминалист. – 2007. – № 4. – С. 1-3.
  48. Божченко А.П. Дерматоглифический анализ в аспекте судебно-медицинской идентификации личности / А.П. Божченко / Проблемы судебно-медицинской экспертизы в условиях реформирования ВС и ГП РФ: Мат. науч.-практич. конф., посвящ. 65-летию образования органов суд.-мед. экспертизы ВС РФ / Под общ. ред. засл. врача РФ проф. В.В. Колкутина и д.м.н. М.В. Федуловой. – М.: ГВКГ им. Н.Н. Бурденко, 2008. – С. 174-178.
  49. Божченко А.П. Диагностическая информативность рудиментов линий пальцев рук / А.П. Божченко / Там же. – С. 178-180.
  50. Божченко А.П. Новые аспекты установления родства (опосредованной идентификации личности) на основе дерматоглифического анализа / А.П. Божченко / Актуальные вопросы судебно-медицинской экспертизы трупа: Тр. Всеросс. науч.-практ. конф., посвящ. 90-летию Санкт-Петербургского ГУЗ «Бюро суд.-мед. экспертизы» (5-6 июня 2008 г.) / Под ред. проф. В.А. Клевно и проф. В.Д. Исакова. – СПб., 2008. – С. 467-470.
  51. Божченко А.П. Возрастная изменчивость папиллярного рисунка дистальных фаланг пальцев рук / А.П. Божченко / Там же. – С. 470-473.
  52. Божченко А.П. Судебно-медицинское и криминалистическое значение белых линий папиллярных узоров пальцев рук // Эксперт-криминалист. – 2008. - № 3. – С. 25-29.
  53. Божченко А.П. Диагностика возраста человека на основе дерматоглифического анализа / А.П. Божченко // Право: теория и практика. – 2008. - № 7-8. – С. 57-59.
  54. Божченко А.П. Диагностика кровного родства на основе дерматоглифики / А.П. Божченко // Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов. – 2008. - № 10. – С. 180-181.
  55. Божченко А.П. Решение экспертного вопроса о принадлежности частей тела, содержащих гребешковую кожу, одному человеку на основе дерматоглифического анализа / А.П. Божченко, И.А. Толмачев, И.М. Никитин [и др.] // Эксперт-криминалист. – 2008. - № 4. – С. 7-13.
  56. Божченко А.П. Возрастная «изменчивость» признаков папиллярного рельефа и возможность диагностики на этой основе возраста неизвестного человека / А.П. Божченко // Бокариусовские чтения: Материалы II международной научн.-практич. конф. судебных медиков и криминалистов, посв. 60-летию Харьковского общества судебных медиков и криминалистов (28-29 ноября 2008 г.). – Харьков, 2008. – С. 120-122.
  57. Божченко А.П. Установление принадлежности частей тела одному человеку на основе анализа дерматоглифических признаков пальцев рук: Методические рекомендации / А.П. Божченко, И.А. Толмачев, В.Н. Звягин. – М.: РИО ФГУ РЦСМЭ Минздравсоцразвития России, 2009. – 15 с.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.