WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Ибодов Саидмукум Тиллоевич

СТРУКТУРНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЖЕЛЕЗИСТОГО И

ЛИМФОИДНОГО АППАРАТОВ ДВЕНАДЦАТИПЕРСТНОЙ КИШКИ ЧЕЛОВЕКА И В ЭКСПЕРИМЕНТЕ У КРЫС ПРИ ДЕЙСТВИИ ХОЛОДА И В УСЛОВИЯХ ВЫСОКОГОРЬЯ

(анатомо-экспериментальное исследование)

14.03.01 – анатомия человека

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Новосибирск – 2010

Работа выполнена в Таджикском государственном медицинском университете имени Абуали ибни Сино Министерства здравоохранения Республики Таджикистан и в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Московская медицинская академия имени И. М. Сеченова Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»

Научный консультант:

доктор медицинских наук, профессор                Никитюк Дмитрий Борисович

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор                Летягин Андрей Юрьевич

доктор медицинских наук, профессор                Шмерлинг Михаил Давыдович

доктор медицинских наук, профессор                Горчаков Владимир Николаевич

Ведущая организация: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Алтайский государственный медицинский университет Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию» (г. Барнаул)

Защита состоится «___»________2010 г. в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 208.062.05 при Новосибирском государственном медицинском университете (630091, г. Новосибирск, Красный проспект, 52; тел.: (383) 229-10-83)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Новосибирского государственного медицинского университета (630091, г. Новосибирск, Красный проспект, 52)

Автореферат разослан  «___» _________ 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор медицинских наук, профессор        А. В. Волков

Общая характеристика работы

Актуальность проблемы. Структурные особенности лимфоидных и железистых структур стенок полых внутренних органов находятся в сфере пристального внимания как морфологов (Колесников Л. Л., 2008; Cripps A. W. et al., 1991), так и клиницистов (Василенко В. Х. и др., 1971, 1975). Это связано как со значительной ролью периферических органов иммунной системы и малых желез в процессах жизнедеятельности в условиях нормы и при патологии, так и с высокой структурно-функциональной лабильностью, динамичностью этих образований, что позволяет рассматривать их в качестве своеобразных биологических маркеров (индикаторов) при действии на организм любых факторов, включая патогенные. (Никитюк Д. Б., 1990). Следует отметить, что железы стенок внутренних органов и, в частности, двенадцатиперстной кишки, являются часто «анатомической базой» развития ряда патологических процессов (аденокарциномы, аденомы и др.), оказываются задействованы в патогенезе воспалительной (дуоденит, колит) патологии (Aoki K., Taketo M. М., 2007), имеющей существенное медико-социальное значение. Закономерности патоморфогенеза без знания морфологического статуса структур в норме вряд ли могут быть оценены адекватно. Несмотря на успехи в изучении лимфоидной ткани и малых желез в стенках полых внутренних органов в целом (Сапин М. Р., Этинген Л. Е., 1996), морфогенез этих структур в стенках двенадцатиперстной кишки человека остается почти не выясненным. Ряд работ, посвященных морфологическим характеристикам железистого аппарата двенадцатиперстной кишки, выполнены давно и не опираются на правила доказательной медицины (Ломакина Л. И., 1958, 1970), одни работы выполнены при исследовании патологически измененного материала (Семенов Э. В., 2003), другие (Русскина Л. И., 2003) – охватывают лишь частные вопросы, касающиеся морфогенеза этих структур, не обеспечивая реализации в этом плане комплексного подхода к железам и лимфоидным структурам. До настоящего времени остаются не исследованы вопросы, связанные с макро-микроскопической анатомией, топографией, микросинтопией дуоденальных (Бруннеровых) и кишечных (Либеркюновых) желез, лимфоидных структур в стенках двенадцатиперстеной кишки. Не изучены их количественно-нормативные показатели, региональные отличия, возрастно-половые и индивидуальные особенности, что не способствует разработке профилактических схем, лечебной тактике при разнообразной патологии двенадцатиперстной кишки.

Нет данных и о структурных особенностях лимфоидной ткани и железистого аппарата двенадцатиперстной кишки при ее частичной атрезии (врожденной дуоденальной обструкции) – одной из наиболее частых причин врожденной кишечной непроходимости, (Weber T. R. еt al., 1986), являющейся важной хирургической патологией, требующей ургентного вмешательства (Успенский В. М., 1986; Adrick H. S. еt al., 1986; Kimura K. еt al., 1977;1990). Вместе с тем, доказанным является важнейшая роль этих структур в формировании механизмов местного иммунитета, обеспечивающих защиту стенок внутренних органов (Шварцман Я. С., Хазенсон Я. Б., 1978; Magnusson K. E., Stjernstrom I., 1978).

С другой стороны, существенное научное значение имеют материалы о структурных изменениях железистого аппарата и лимфоидных структур при действии холодового стресса и в условиях высокогорья при адаптации к высотам различного уровня (Xing G. еt al., 2008; Rodrigez-Marroyo J. A. et al., 2008). Данные по этому вопросу в научной литературе отсутствуют, что недопустимо. Все обозначенные выше вопросы требует решения.

Целью работы явилось комплексное изучение структурных характеристик и закономерностей морфогенеза лимфоидного и железистого аппаратов двенадцатиперстной кишки человека в норме, при атрезии двенадцатиперстной кишки и в эксперименте у крыс при действии холодового стресса и в условиях высокогорья.

Задачи исследования сформулированы следующим образом:

  1. Изучить морфологические характеристики, микротопографию и клеточный состав лимфоидных образований двенадцатиперстной кишки человека в постнатальном онтогенезе.
  2. Исследовать структурные особенности дуоденальных и кишечных желез на протяжении двенадцатиперстной кишки человека в возрастном аспекте.
  3. Проанализировать половые и индивидуальные особенности строения лимфоидных образований и желез двенадцатиперстной кишки человека в постнатальном онтогенезе.
  4. Изучить особенности строения лимфоидных образований и желез в различных отделах стенки двенадцатиперстной кишки и при разных топографо-анатомических вариантах.
  5. Выявить морфологические особенности желез и лимфоидных структур двенадцатиперстной кишки новорожденных детей при ее частичной атрезии.
  6. Изучить морфологические характеристики дуоденальных, кишечных желез и лимфоидных структур двенадцатиперстной кишки крыс при холодовом стрессе.
  7. Дать характеристику структурным особенностям желез и лимфоидной ткани двенадцатиперстной кишки крыс в разные сроки в условиях высокогорья.

Научная новизна исследования определяется тем, что в работе впервые и на адекватно подобранном секционном и экспериментальном материале проведено комплексное изучение морфогенеза лимфоидных и железистых структур двенадцатиперстной кишки, выявлены факторы их формообразования.

В работе представлены данные по анатомии и топографии лимфоидной ткани, кишечных и дуоденальных (Бруннеровых) желез двенадцатиперстной кишки, даны количественно-нормативные характеристики их у людей разного возраста и пола, представлены их индивидуальные варианты.

Исследованы структурные особенности лимфоидной ткани и желез двенадцатиперстной кишки у людей разного возраста. Показано, что к моменту рождения как железы, так и лимфоидные структуры имеют достаточную структурную «зрелость». Выявлена гетерохронность наступления максимального количественного и качественного развития лимфоидных структур и желез двенадцатиперстной кишки. Установлено, что максимального развития лимфоидные структуры двенадцатиперстной кишки достигают к раннему детскому возрасту, когда отмечаются наибольшие размеры лимфоидных узелков (длина, ширина, толщина, площадь на срезе), размеры центров размножения в их составе, абсолютное количество клеток лимфоидного ряда у лимфоидных узелков и диффузной лимфоидной ткани, процентного содержания больших и малых лимфоцитов, клеток с картиной митоза в этом возрасте. Показано, что наибольшего развития железистый аппарат двенадцатиперстной кишки определяется в возрасте 22 – 35 лет, что характеризуется максимальными размерами (длины, ширины, толщины, площади на срезе) у дуоденальных и кишечных желез, высоким содержанием абсорбционных и бокаловидных клеток у кишечных желез.

Выявлен комплекс инволютивных изменений лимфоидных структур и желез двенадцатиперстной кишки, показано, что эти изменения со стороны лимфоидной ткани (уменьшение содержания лимфоидной ткани, исчезновение центров размножения в лимфоидных узелках, снижение активности лимфоцитопролиферативных и активизации деструктивных процессов и др.) и желез (уменьшение их размеров, разрастание стромального компонента, расширение выводных протоков и др.) наиболее выражены у людей пожилого и старческого возрастов. Впервые показано, что у долгожителей, по сравнению с людьми старческого возраста, дальнейшие инволютивные изменения желез и лимфоидной ткани двенадцатиперстной кишки почти не определяются.

В результате исследования впервые доказано наличие проксимодистального градиента в распределении лимфоидных и железистых структур в стенках двенадцатиперстной кишки, проявляющегося вне зависимости от возраста и выражающегося в уменьшении в этом направлении количества лимфоидной ткани (размеров и количества лимфоидных узелков, абсолютного количества клеток лимфоидного ряда в их составе и у диффузной лимфоидной ткани), количества и размеров дуоденальных и кишечных желез и некоторых других структурных показателей.

Впервые морфологически доказаны особенности желез и лимфоидной ткани в зонах постпилорического, перифатерального и двенадцатиперстно-тощекишечного сфинктеров, выражающиеся в увеличении плотности расположения, длины, ширины лимфоидных узелков, площади центра размножения в их составе, количества клеток лимфоидного ряда, а также размеров и плотности расположения дуоденальных желез в сфинктерных зонах кишки. Определено, что эти структурные особенности лимфоидных образований и желез в наибольшей степени выражены в области постпилорического сфинктера, в наименьшей – в зоне двенадцатиперстно-тощекишечного сфинктера. Доказано, что размеры и количество лимфоидных узелков и желез в стенках двенадцатиперстной кишки не связано с ее топографоанатомическим вариантом.

Впервые обнаружены половые различия лимфоидных структур двенадцатиперстной кишки, имеющиеся лишь в репродуктивном периоде (юношеский и 1-й период зрелого возраста), проявляющиеся в наличии более крупных лимфоидных узелков и абсолютного количества клеток лимфоидного ряда в стенках двенадцатиперстной кишки у женщин этого возраста, по сравнению с мужчинами. Показано, что половые структурные различия дуоденальных и кишечных желез на всем протяжении постнатального онтогенеза отсутствуют.

Изучена индивидуальная анатомическая изменчивость дуоденальных и кишечных желез, лимфоидных структур двенадцатиперстной кишки, описаны варианты их структурной организации. Доказано, что уровень индивидуальной изменчивости размеров и количества лимфоидных структур, абсолютного содержания клеток лимфоидного ряда в их составе, размеров начальных отделов желез, площади просвета их выводных протоков (амплитуда вариационного ряда соответствующих показателей) на ранних этапах постнатального онтогенеза выражен меньше, чем в пожилом и старческом возрасте, у долгожителей.

Впервые описаны особенности строения желез и лимфоидных структур двенадцатиперстной кишки у новорожденных детей при ее частичной атрезии, которые определены как их «морфологическая регрессия», выражающаяся в уменьшении размеров лимфоидных структур, нарастании уровня клеточной деструкции в их составе, значительном снижении активности процессов лимфоцитопролиферации, разрастании строму в составе дуоденальных желез, кистозном их расширении и др.

Впервые показана высокая структурная лабильность лимфоидных образований и желез двенадцатиперстной кишки по отношению к действию холода и к условиям высокогорья. Впервые показано, что при холодовом стрессе в стенках двенадцатиперстной кишки крыс происходит уменьшение размеров и количества лимфоидной ткани, дуоденальных и кишечных желез.

Выявлено, что при действии факторов высокогорья наблюдаются 3 этапа периода морфологических изменений лимфоидных структур, дуоденальных и кишечных желез двенадцатиперстной кишки крыс. Продемонстрировано, что на 1-м этапе (до 5-ти суток воздействий) наблюдается уменьшение размеров лимфоидных узелков, их центров размножения, абсолютного количества клеток лимфоидного ряда, но без изменений кооперативных взаимоотношений между разными типами клеток лимфоидного ряда, снижение размеров дуоденальных и кишечных желез. На 2-м этапе (к 15-ти суткам) наблюдается нарастание регрессии со стороны лимфоидных и железистых структур (последующее уменьшение размеров лимфоидных узелков, вплоть до их исчезновения, разрастание стромы в железах). Это сочетается с частичной десквамацией покровного эпителия, деструкцией кишечных ворсинок, расширением венул в слизистой оболочке и подслизистой основе кишки, нарастанием уровня клеточной деструкции в самой лимфоидной ткани. На 3-м этапе (после 15-ти суток) наблюдаются процессы адаптации кишечной стенки, ее желез и лимфоидных структур, включая тенденцию к возвращению к исходному уровню их размерных показателей.

Практическая значимость данных определяется их новизной, существенным значением полученной информации, тем, что впервые на основании работы были получены данные о морфологических характеристиках лимфоидных образований и желез стенок двенадцатиперстной кишки у людей разного возраста и пола, при разных топографо-анатомических вариантах этого органа. Эта информация будет способствовать оптимизации понимания патогенеза многих заболеваний двенадцатиперстной кишки, разработке схем рациональной профилактики патологии этого органа, ряда других алиментарно-зависимых заболеваний.

Материалы, характеризующие структурные изменения желез и лимфоидной ткани двенадцатиперстной кишки при действии холода и в условиях высокогорья, не только еще раз подтверждают возможность использования данных структур в качестве биологических маркеров при изучении любых воздействий (включая антропогенные), но и должны учитываться при планировании соответствующих экспедиций, в практике альпинизма.

Материалы исследования должны войти в соответствующий курс лекций по морфологическим и некоторым клиническим дисциплинам, использоваться в учебном процессе при подготовке медиков и биологов.

Положения, выносимые на защиту:

1. Морфологические характеристики лимфоидного и железистого аппаратов двенадцатиперстной кишки отличаются значительной вариабельностью, зависят от возраста, характеризуются широкой индивидуальной и региональной изменчивостью. Структурные характеристики лимфоидных образований, в отличии от желез двенадцатиперстной кишки, имеют половые особенности.

2. Максимальное количественное и качественное развитие лимфоидных структур двенадцатиперстной кишки наблюдается в раннем возрасте, а ее дуоденальных и кишечных желез – в 1-м периоде зрелого возраста. Инволюция лимфоидных и железистых структур кишки наиболее выражена у пожилых людей, в старческом возрасте и у долгожителей.

3. Лимфоидные структуры и железы двенадцатиперстной кишки крыс отличаются высокой структурной лабильностью к действию факторов высокогорья и холодового стресса.

Апробация. Материалы диссертации доложены и обсуждены на Республиканской научно-практической конференции «Перспективы развития фундаментальных медицинских наук в Таджикистане» и 56-ой годичной конференции ТГМУ «Перспективы развития семейной медицины в республике Таджикистан» (Душанбе, 2008); на годичной научно-практической конференции молодых учёных и студентов ТГМУ им. Абуали ибни Сино, посвященной 80-летию со дня рождения член.-корр. РАМН, заслуженного деятеля науки Республики Таджикистан, профессора М. Г. Гулямова (Душанбе, 2008); на 57-й годичной научно-практическая конференция с международным участием, посвященной 70-летию образования Таджикского государственного медицинского университета им. Абуали ибни Сино.

Внедрение. Результаты работы использованы в практической деятельности Национального медицинского центра Министерства Здравоохранения Республики Таджикистан, Городской клинической больницы № 3, Городской клинической больницы № 5 (г. Душанбе).

Публикации. По теме диссертации опубликовано 19 работ, из них 8 статей – в ведущих научных рецензируемых журналах и изданиях, рекомендуемых ВАК для публикаций материалов докторских диссертаций.

Объем и структура диссертации. Работа изложена на 254 страницах компьютерного текста и состоит из введения, описаний материалов и методов исследования, обсуждения полученных результатов, выводов, практических рекомендаций, списка литературы, приложений. В диссертацию включены 47 таблиц, 28 рисунков. Список литературы состоит из 301 источника, в том числе 169 авторов СНГ и 132 – дальнего зарубежья.

Личный вклад автора. Весь материал, представленный в диссертации, получен, статистически обработан и проанализирован лично автором.

Материал и методы исследования

Исследование одобрено локальным этическим комитетом Таджикского государственного медицинского университета имени Абуали ибни Сино.

В работе изучили железистый аппарат и лимфоидные структуры двенадцатиперстной кишки у людей разного возраста. Макро-микроскопическим методом дуоденальные и кишечные железы были исследованы у 127 человек, лимфоидные узелки – у 126 человек, гистологическим методом железы и лимфоидные структуры этого органа изучены у 127 человек (табл.).

Кроме того, гистологическим методом эти структуры были изучены в 5 случаях при частичной атрезии двенадцатиперстной кишки у новорожденных детей (2 мальчика, 3 девочки); контролем для этой группы наблюдений служили препараты, полученные для гистологических исследований в основной группе (11 случаев) при «классической» (подковообразной) форме двенадцатиперстной кишки.

Взаимосвязь между структурными особенностями желез и лимфоидной ткани и топографо-анатомического варианта двенадцатиперстной кишки изучены в сборной возрастной группе - люди зрелого и пожилого возрастов, где подковообразная форма кишки на секции была отмечена в 29 случаях, U – образная форма – в – 5 случаях и кольцевидная форма – в 6 случаях. Дальнейшее отсутствие структурных различий у желез и лимфоидных образований при разных топографо-анатомических вариантах кишки явилось основанием для объединения фактического материала и увеличения числа наблюдений (табл.).

Таблица

Распределение изученного секционного материала по возрасту

Возраст

Методы и объект исследования

Микроскопия

Макро-микроскопия

Дуоденальные и кишечные железы

Лимфоидные узелки

Дуоденальные, кишечные железы, лимфоидная ткань

Новорожденные

(1 – 10 дней)

8

12

11

Грудной

(10 дней – 1 год)

10

12

11

Ранний детский

(1 – 3 года)

1-й детский

(4 – 7 лет)

9

10

12

10

11

11

2-й детский

(мальчики – 8 – 12 лет, девочки – 8 – 11 лет)

10

10

10

Подростковый

(муж.– 13 – 16 лет.,

жен.– 12 – 15 лет)

10

8

9

Юношеский

(юноши – 17-21 год,

девушки – 16 – 20 лет)

10

8

9

Зрелый, 1-й период

(муж.-22 – 35 лет,

жен.-21 – 35 лет)

12

11

11

Зрелый, 2-й период

(муж.-36 – 60 лет,

жен.-56 – 74 года)

14

11

11

Пожилой

(муж.-61 – 74 года,

жен.-56 – 74 года)

14

11

11

Старческий

(75 – 90 лет)

12

11

11

Долгожители

(старше 90 лет)

8

10

11

Половые различия желез и лимфоидной ткани двенадцатиперстной кишки анализировались гистологическими методами у новорожденных детей (6 мальчиков, 5 девочек), в раннем детстве (6 мальчиков, 5 девочек), в юношеском возрасте (4 мальчика, 5 девочек), в 1-м периоде зрелого возраста (6 мужчин, 5 женщин), в старческом возрасте (5 мужчин, 6 женщин).

Из 385 случаев в 125 смерть людей наступила от асфиксии (инородными телами, пищевыми массами, утопление), травмами – 223 случая (автотравма, падение с высоты и др.), острых нарушений кровообращения – 37 случаев. В выборку не включены случаи, когда на вскрытии фиксировались заболевания пищеварительного тракта или органов иммунной системы. Материал набирался лично автором в период 2002 – 2008 гг.

Для изучения дуоденальных и кишечных желез в макро-микроскопическом поле видения тотальный препарат двенадцатиперстной кишки (127 случаев) приготавливали согласно Р. Д. Синельникову (1948). Железы двенадцатиперстной кишки окрашивали 0,05 % раствором метиленового синего на водопроводной воде, фиксировали в насыщенном растворе пикриновокислого (молибденовокислого) аммония.

Для изучения в макро-микроскопическом поле видения лимфоидных узелков двенадцатиперстной кишки (126 случаев) использовали методику Т. Нellman (1922).

При изучении половых особенностей желез и лимфоидной ткани анализировали выборочные возрастные группы (табл.): новорожденные (6 наблюдений – мужской пол, 5 – женский), раннее детство (6 – мужской пол, 5 – женский), юношеский возраст (6 – мужской пол, 5 – женский), 1-й период зрелого возраста (6 – мужской пол, 5 – женский) и старческий возраст (6 – мужской пол, 5 – женский). В дальнейшем, в тексте приводятся данные и обсуждаются лишь те параметры, где выявлены половые отличия.

При макро-микроскопических исследованиях изучали количество дуоденальных желёз, длину и ширину начального отдела дуоденальных желез, число кишечных желез на площади 1 кв. мм слизистой оболочки.

Методику получения микропрепаратов во всех случаях стандартизировали. Кусочки двенадцатиперстной кишки в 127 случаях для последующего изготовления срезов получали из задней стенки верхней, нисходящей, горизонтальной и восходящей частей кишки, середина каждой из частей, а также области сфинктеров пилорико-двенадцатиперстного, перифатерального и двенадцатиперстно-тощекишечного переходов; (всего 762 кусочка размерами 1,0 х 0,5 см). Срезы окашивали гематоксилином-эозином по Ван Гизону, азур-2-эозином по Браше, выборочно выполняли ШИК-реакцию и окраску срезов серебром по Гримелиусу.

Помимо этого, железы и лимфоидная ткань была исследована у 6 новорожденных детей (4 мальчика, 2 девочки) при врожденной атрезии двенадцатиперстной кишки.

Помимо этого, микроскопические исследования стенки двенадцатиперстной кишки проводились и у крыс (экспериментальная часть исследования) в условиях острого холодового воздействия (1-я серия опытов) и в условиях высокогорья (2-я серия). В обеих сериях задействовали крыс-самцов линии Вистар, в возрасте 2-х месяцев к началу эксперимента, массой 170 – 220 г. Все экспериментальные работы выполнены с соблюдением правил биоэтики, утвержденных Европейской конвенцией о защите позвоночных животных, используемых для лабораторных или других целей.

Микропрепараты приготавливали из середины проксимальной, средней и дистальной третий двенадцатиперстной кишки, учитывая, что у этих животных именно здесь всегда имеются дуоденальные железы (Яцковский А. Н., Боронихина Т. В., 1987), максимально содержание кишечных желез и лимфоидной ткани (Мирошин Д. В., 2004). Выполнялись указанные ранее окраски.

1-я серия эксперимента (воздействие холодового фактора) включала 48 крыс (и 30 крыс – в контроле). Крысы экспериментальных групп подвергались воздействию при температуре – 16 градусов по Цельсию (холодильник марки Т/25.01.01), контрольная группа содержалась при комнатной температуре. Крысы выводились из эксперимента через 1-е, 3-е, 7-е, 14-е, 21-е и 28-е сутки. Контролем для каждого срока явились 5 крыс, содержащихся в аналогичных условиях (кроме температурных воздействий).

2-я серия эксперимента включала крыс, находящихся в условиях высокогорья (на перевале Анзоб, высота 3379 м над уровнем моря). Предварительную адаптацию крыс к высокогорным условиям не проводили (их помещали туда впервые и одномоментно). Из эксперимента крыс выводили через 1-е, 2-е, 5-е, 10-е, 15-е, 30-е и 60-е сутки (по 8 крыс в каждый срок). Крысы контрольных групп (по 6 для каждого срока) содержались в условиях долины (г. Душанбе, высота 820 м над уровнем моря), декапитировались в те же сроки, что и крысы экспериментальных групп.

При гистологических исследованиях изучали толщину начальных отделов желез (расстоянии между наиболее приближенной и удаленной точками от покровного эпителия), количество начальных частей на срезе начального отдела. Используя окулярную («узловую») сетку изучали долю стромы на срезе начального отдела дуоденальных желез. Изучали площадь начального отдела на срезе, площадь просвета выводного протока дуоденальных желез. Анализировали ширину (поперечник) кишечных желез, их длину, абсолютное количество эпителиоцитов на продольном и поперечном срезах кишечной железы. При оценке их клеточного состава учитывали процентное число бокаловидных, абсорбционных, недифференцированных клеток, клеток Панета; не учитывались эндокринные клетки (ввиду их малочисленности – менее 0,5 %, по С. В. Герману, 1986). У лимфоидной ткани двенадцатиперстной кишки при микроскопии изучали площадь лимфоидных узелков, площадь их центров размножения, абсолютное количество клеток лимфоидного ряда в составе лимфоидных узелков без центров размножения, в центрах размножения, в составе диффузной лимфоидной ткани. Для этого при ув.900х подсчитывали количество клеток на площади одного квадрата (0,082 кв. мм) с пересчетом на 1 кв. мм. Анализировали также при окраске срезов азур-2-эозином процентное число разного типа клеток лимфоидного ряда.

При изучении микропрепаратов при биометрии (площади лимфоидных узелков, центров размножения, толщины начальных отделов желез и др.) использовали ЭВМ IBM 486 SX33 с помощью пакета прикладных программ «Морфолог», работая в среде Windows. Пакет состоял из следующих компонентов: 1. Программа – «Съемка» («AV er Video Commander»). Использовали в системе для получения цифровых фотографий микроструктур при помощи микроскопа МФ11 с установленной на нем видеокамерой С45D с последующей записью полученной информации на жестком диске ПЭВМ в виде файлов. 2. Программа – «Калибровка». Проводили расчет калибровочного коэффициента, чтобы представить цифровую информацию в метрических единицах (мкм – для линейных размеров и т.д.). 3. Программа – «Измерения», для исследования микрообъектов (железы, лимфоидные структуры) и накопления статистической информации о них в виде файлов по каждому объекту измерений. 4. Программа «Статистика». Проводили непосредственную статистическую обработку информации, накоплению в базе данных, полученных при реализации программы «Измерения» путем ввода рассчитанного ранее калибровочного коэффициента. Рассчитывали среднеарифметические значения, их ошибки, достоверность различий; анализировали амплитуду вариационного ряда по каждому изученному признаку.

Результаты исследования и их обсуждение

Железистый аппарат двенадцатиперстной кишки человека представлен дуоденальными (собственными, Брунеровыми) железами и кишечными железами (Либеркюновыми криптами) (Хэм А., Кормак Д., 1983). Дуоденальные железы располагаются своими начальными отделами (от 1 до 6, по нашим данным) в подслизистой основе кишки, являются слизистыми по типу секреции (Сапин М. Р., Никитюк Д. Б., 2001). Их выводные протоки, образуя изгибы, направляются через мышечную пластинку слизистой оболочки, проходят в толщу собственной ее пластинки и открываются между кишечными криптами, а также в базальной части крипт. Кишечные железы находятся в толще собственной пластинки слизистой оболочки, будучи разделенными соединительнотканными волокнами (коллагеновыми, эластическими, ретикулярными), их устья открываются на поверхности покровного эпителия, между кишечными ворсинками. Эпителиальная выстилка кишечных желез представлена наиболее многочисленными абсорбционными и бокаловидными клетками, а также недифференцированными клетками, клетками Панета, и единичными (менее 0,5 %, по С. В. Герману, 1980) эндокринными клетками.

По нашим данным, общее количество дуоденальных желез варьирует от 300 до 680. Дуоденальные железы располагаются неравномерно на протяжении двенадцатиперстной кишки. В верхней части стенки кишки располагается сплошное «железистое поле», что, видимо, обусловлено необходимостью нейтрализации кислого содержимого желудка благодаря щелочному секрету этих желез (Хэм А., Кормак Д., 1983). В стенках нисходящей части кишки, железы располагаются преимущественно короткими прерывистыми рядами, соответствующими направлению движения химуса. Секрет этих желез выполняет протективную роль, защищая покровный эпителий органа, способствует поступательному движению перерабатываемых пищевых масс. Постоянным является продольный ряд, соответствующий продольной складке двенадцатиперстной кишки на медиальной стенке этого органа. В горизонтальной и восходящей частях стенки этого органа дуоденальные железы располагаются небольшими группами (3 – 5 желез), парами, одиночно. Мы не выявили, в отличие от Э. В. Семенова (2003) дуоденальные железы дистальнее двенадцатиперстно-тощекишечного изгиба, считаем их наличие в этой зоне казуистикой и объясняем факт их обнаружения этим автором в ряде случаев недостаточной требовательностью к качеству изученного секционного им материала (дуоденит, хронический колит и др.). По нашим данным, железы располагаются по периметру кишки достаточно равномерно, их преобладание в той или иной стенке кишки связано с индивидуальными особенностями. Поэтому мы не подтверждаем мнение Э. В.Семенова (2003), согласно которому плотность расположения дуоденальных желез у верхней части кишки всегда максимальна у передней стенки органа, минимальная – у задней стенки.

Впервые на основании проведенных исследований было показано, что форма, размерно-количественные показатели, клеточный состав дуоденальных и кишечных желез не зависит от топографо-анатомического варианта двенадцатиперстной кишки.

Мы выявили проксимо-дистальный градиент в распределении дуоденальных и кишечных желез, показав, что общее количество их, длина, ширина и толщина их начальных отделов, площадь просвета выводного протока дуоденальных желез (на поперечном его сечении), размеры кишечных желез (длина, ширина), количество эпителиоцитов на продольном и поперечном сечении кишечной железы, содержание бокаловидных клеток в их составе, вне зависимости от возраста, уменьшаются в направлении от верхней к восходящей части кишки. Так, в стенках верхней части кишки, по сравнению с восходящей частью, общее количество дуоденальных желез у новорожденных детей больше в 4,7 раза (р < 0,05), в 1-м периоде зрелого возраста – в 3,4 раза (р < 0,05), в старческом возрасте – в 3,4 раза (р < 0,05). Длина начального отдела дуоденальной железы у верхней части кишки, в сравнении с восходящей частью, у новорожденных детей в 2,4 раза больше (р < 0,05), в 1-м периоде зрелого возраста – в 1,6 раза больше (р < 0,05), в старческом возрасте – в 1,7 раза больше (р < 0,05). Ширина и толщина начального отдела желез, по сравнению с восходящей частью кишки, у верхней ее части соответственно в 4,8 и 1,4 раза больше (р < 0,05), в 1-м периоде зрелого возраста – в 1,8 и 1,4 раза (р < 0,05), в старческом – в 2,2 и 1,8 раза (р < 0,05). Количество начальных частей в составе начального отдела также у верхней части кишки больше, чем у восходящей части (в 1,5 раза у новорожденных детей, в 2,4 раза – в 1-м периоде зрелого возраста, в 2,1 раза – в старческом возрасте, р < 0,05). Вместе с тем, доля стромы у начальных отделов дуоденальных желез уменьшается в проксимо-дистальном направлении, что, очевидно, связано с уменьшением долевого участия в конструкции железы паренхиматозного компонента, с соответствующим снижением функции желез. В этом же направлении уменьшается калибр выводных протоков дуоденальных желез. Площадь протока (на поперечном его сечении) в стенках верхней части кишки, по сравнению с восходящей частью, уменьшается у новорожденных детей и в 1-м периоде зрелого возраста в 1,6 раза (р < 0,05), в старческом возрасте – 1,5 раза (р < 0,05). Это, видимо, свидетельствует о снижении дренажного потенциала дуоденальных желез. В проксимо-дистальном направлении уменьшается плотность расположения кишечных желез (их число, приходящееся на площадь 1 кв. мм стенки органа). Этот показатель у верхней части кишки, по сравнению с восходящей ее частью, у новорожденных детей уменьшается в 1,8 раза (р < 0,05), в 1-м периоде зрелого возраста – в 1,3 раза (р < 0,05), в старческом возрасте – в 1,7 раза (р < 0,05). Уменьшаются в том же направлении длина, ширина кишечной железы, число эпителиоцитов в ее составе. Выявлено впервые и снижение процентного количества бокаловидных клеток. Градиентные (на протяжении стенки органа) изменения желез типично не только для двенадцатиперстной кишки. По мнению М. Р. Сапина, Д. Б. Никитюка (1993), это явление характерно для малых желез стенок полых внутренних органов в целом, является одной из закономерностей их морфогенеза, доказанной, в частности, на примере глотки, пищевода, толстой кишки, трахеи и главных бронхов, а также некоторых других полых внутренних органов (Сапин М. Р., Никитюк Д. Б., 2001).

Мы изучили возрастные особенности железистого аппарата двенадцатиперстной кишки и показали, что к моменту рождения ребенка железы полностью сформированы, структура их дифференцирована, железы активно выполняют свою функцию, о чем, в частности, свидетельствует постоянное наличие секрета в полости их начальных частей и в выводных протоках. Мы показали, что максимального развития железистый аппарат двенадцатиперстной кишки достигает в возрасте 22 – 35 лет, когда экстерьер желез наиболее разнообразен (значительный удельный вес желез с 5 – 6 начальными отделами, наиболее разнообразная их форма), а также максимальны количественно-размерные их показатели, что наблюдается на протяжении всей кишки. В частности, по сравнению с периодом новорожденности, в 1-м периоде зрелого возраста общее количество дуоденальных желез увеличивается в 1,5 раза (р < 0,05), длина начального отдела желез – в 1,5 раза (р < 0,05), ширина его – в 1,9 раза (р < 0,05), толщина его – в 1,6 раза (р < 0,05), количество начальных частей в составе начального отдела – в 2,6 раза (р < 0,05), плотность расположения (количество) кишечных желез – в 1,8 раза (р < 0,05), длина кишечной железы – в 2,0 раза (р < 0,05), ширина железы – в 2,1 раза (р < 0,05), количество эпителиоцитов на ее продольном срезе – в 1,6 раза (р < 0,05), на поперечном срезе – в 1,4 раза (р < 0,05), процентное содержание абсорбционных клеток в составе кишечной железы – в 1,2 раза (р < 0,05). В 1-м периоде зрелого возраста отмечается и максимальное количественное и качественное развитие желез в стенках других полых внутренних органов:, пищевода (Никитюк Д. Б., 1990), ректо-сигмоидального отдела толстой кишки (Курбанов С. С., 2002), гортани (Шевчук И. В., 1999), трахеи и главных бронхов (Акматов Т. А., 1989) и др. По нашим данным, начиная со 2-го периода зрелого возраста, происходит постепенно инволюция железистого аппарата двенадцатиперстной кишки. Она проявляется уменьшением количества и размеров желез, разрастанием стромы в их составе, расширением выводных протоков дуоденальных желез. Максимально иволютивные изменения железистого аппарата выражены в старческом возрасте и у долгожителей. В старческом возрасте, по сравнению с 1-м периодом зрелого возраста, общее количество дуоденальных желез уменьшается в 2,2 раза (р < 0,05), длина начального отдела железы – в 1,5 раза (р < 0,05), ширина начального отдела – в 1,8 раза (р < 0,05), толщина его – в 1,9 раза (р < 0,05), количество начальных частей на срезе начального отдела – в 1,6 раза (р < 0,05), разрастается строма железы, доля которой в старческом возрасте, в сравнении с 1-м периодом зрелого возраста увеличивается в 1,2 раза (р < 0,05). При переходе от 1-го периода зрелого возраста к старческому возрасту плотность (количество) кишечных желез уменьшается в 1,6 раза (р < 0,05), длина кишечной железы – в 1,1 раза (р < 0,05), ширина ее – в 1,2 раза (р < 0,05), количество эпителиоцитов на продольном и поперечном срезах железы – в 1,2 раза (р < 0,05), процентное количество абсорбционных клеток – в 1,4 раза (р < 0,05). Одновременно уменьшается секреторная активность дуоденальных и кишечных желез (Валенкевич Л. М., 1984). Выявленные особенности, вероятно, свидетельствуют не только о возрастной инволюции железистого аппарата двенадцатиперстной кишки, но и стенки кишки целом.

Вместе с тем, у долгожителей, по сравнению со старческим возрастом, дальнейшего уменьшения размерных показателей желез почти не происходит. Известно, что люди, дожившие до периода долгожительства (90 лет и старше), нередко сохраняют значительную биологическую активность (Давыдовский И. В., 1969).

Мы изучили также лимфоидный аппарат двенадцатиперстной кишки, подтвердив данные А. Хэма и Д. Кормака (1983) о том, что в его состав входят интраэпителиальные лимфоциты, диффузная лимфоидная ткань и лимфоидные узелки как с центрами размножения, так и без них. Согласно нашим данным, лимфоидная ткань в стенках двенадцатиперстной кишки ассоциирована с ее железами. Клетки лимфоидного ряда в виде скоплений находятся в строме начальных отделов (вблизи гландулоцитов дуоденальной железы). Эти клетки (преимущественно лимфоциты) всегда присутствуют в виде тяжей (диффузная лимфоидная ткань) в рыхлой волокнистой соединительной ткани между кишечными железами и рядом с их базальной поверхностью. По данным Я. С. Шварцмана, Я. Б. Хазенсона (1978), лимфоидная ткань и железы в слизистых оболочках полых внутренних органов формируют механизмы местного иммунитета (синтез секреторного иммуноглобулина «А» и др.). Лимфоидные узелки, как правило, располагаются преимущественно возле выводных протоков дуоденальных желез, и, учитывая возможность проникновения чужеродного материала (микроорганизмы, частицы пищевых масс) через протоки вглубь стенки органа (т. е. во внутреннюю среду организма), выполняют роль своеобразных «сторожевых постов» (Сапин М. Р., 1987). Клеточный состав лимфоидной ткани двенадцатиперстной кишки однотипен как у диффузной лимфоидной ткани, так и у лимфоидных узелков. Среди клеток лимфоидного ряда преобладают малые лимфоциты, имеются средние и большие лимфоциты, макрофаги, плазматические клетки, клетки с картиной митоза и др. Выявляются определенные межклеточные ассоциации (комплексы): макрофагально-лимфоцитарный (лимфоциты, окружающие макрофаг) и плазмоцитарно-лимфоцитарный (лимфоциты вокруг плазматической клетки). Их функциональное значение не совсем ясно. Возможно, такие кооперации адекватны при формировании иммунного ответа.

По нашим данным, максимального количественного и качественного развития лимфоидные образования двенадцатиперстной кишки достигают в раннем детском возрасте, когда максимальных значений достигают размеры (длина, ширина, площадь на срезе) у лимфоидных узелков, их центов размножения. Плотность расположения клеток лимфоидного ряда в этом возрасте достигает максимальных значений, она в 1,5 раза больше, чем у новорожденных детей (р < 0,05) и в 1,7 раза больше, чем в 1-м периода зрелого возраста (р < 0,05). Плотность расположения клеток лимфоидного ряда в мантии лимфоидных узелков в раннем детском возрасте, по нашим данным, в 1,3 раза больше (р < 0,05), чем у новорожденных детей и в 1,5 раза больше (р < 0,05), по сравнению с 1-м периодом зрелого возраста. В раннем детском возрасте максимально количество малых лимфоцитов (40% – в составе диффузной лимфоидной ткани, 44% – в лимфоидных узелках), активно протекают лимфоцитопоэтические процессы, о чем свидетельствует высокий уровень содержания юных клеток лимфоидного ряда (лимфобластов и др.), низок уровень деструкции у лимфоидной ткани. Известно, что у периферических органов иммунной системы максимальное качественное и количественное развитие приходится именно на детский возраст (Сапин М. Р., Этинген Л. Е., 1996), после чего начинается возрастная инволюция ее. В стенках двенадцатиперстной кишки уменьшаются размеры лимфоидных узелков, центры размножения в них исчезают, начиная с пожилого возраста. Уменьшается плотность расположения клеток лимфоидного ряда. Определяется тенденция к снижению процентного числа малых лимфоцитов, лимфобластов, клеток с картиной митоза.

Мы выявили, что длина, ширина, площадь лимфоидных узелков, количество клеток лимфоидного ряда у лимфоидных узелков и диффузной лимфоидной ткани уменьшаются, вне зависимости от возраста, в проксимо-дистальном направлении, что объяснимо уменьшением аналогичном направлении размерных показателей дуоденальных и кишечных желез, с которыми лимфоидная ткань ассоциирована.

Впервые  мы выявили половые особенности лимфоидных образований двенадцатиперстной кишки, которые имеются лишь у женщин репродуктивного возраста (юношеский, 1-й период зрелого возраста) и отсутствуют у детей и в старческом возрасте. По нашим данным, определяется тенденция, согласно которой у женщин площадь центров размножения  лимфоидных узелков больше, чем у мужчин (в 1,5 раза, р < 0,05 в юношеском возрасте, в 1,7 раза – в 1-м периоде зрелого возраста, р > 0,05). Плотность расположения клеток лимфоидного ряда в составе диффузной лимфоидной ткани в юношеском возрасте больше в 1,2 раза (р > 0,05), в 1-м периоде зрелого возраста – в 1,3 раза (р > 0,05). У женщин в эти же возрастные периоды отмечается и большая плотность расположения клеток лимфоидного ряда в центрах размножения лимфоидных узелков, что свидетельствует о несколько более активной лимфоцитопоэтической функции. Выявленные особенности соответствуют концепции о большей общей адаптивности женщин, по сравнению с мужчинами. Эти различия, функционально, видимо, связаны с трофическим эффектом эстрогенов, т.е. с особенностями эстрогенного фона женского организма в репродуктивном возрасте (Lucas D.O., 1977).

Мы впервые показали, что в сфинктерных зонах двенадцатиперстной кишки (постпилорический, перифатеральный и двенадцатиперстно-тощекишечный сфинктеры) на протяжении всего постнатального онтогенеза наблюдается, по сравнению с соседними (внесфинктерными) зонами, увеличение количества и длины лимфоидных узелков, числа дуоденальных желез, толщины их начальных отделов. По мнению Л. Л. Колесникова (2000, 2008), кишечные сфинктеры, контролирующие пассаж содержимого по просвету кишки имеют ряд структурных особенностей: увеличение толщины циркулярного слоя мускулатуры, уменьшение его просвета, изменение характера складок слизистой оболочки, увеличение концентрации сосудов микроциркуляторного русла. Видимо, к таким структурным признакам сфинктерных зон можно отнести и увеличение размеров некоторых параметров желез и лимфоидной ткани.

Мы также провели гистологическое и морфометрическое исследования железистого и лимфоидного аппаратов двенадцатиперстной кишки у шести новорожденных детей при частичной атрезии этого органа (на уровне нисходящей его части). Мы выявили существенные изменения желез и лимфоидных структур этого органа, которые можно охарактеризовать как признаки их «морфологической регрессии». В изученной зоне кишечной стенки, в отличие от нормы, отсутствуют (или единичны) дуоденальные железы, кишечные железы располагаются неравномерно (на разном расстоянии друг от друга), имеются участки собственной пластинки слизистой оболочки, где железы отсутствуют, имеющиеся кишечные железы частично деструктуированы, поверхностный эпителий десквамирован, кишечные ворсинки разной (иногда причудливой) формы, наблюдается стаз в венулах. Изменяются размерно-количественные показатели желез и лимфоидных структур. По нашим данным, по сравнению с нормой, длина кишечной железы возле зоны атрезии кишки достоверно уменьшается в 1,1 раза, ширина железы – в 1,2 раза, количество эпителиоцитов на продольном срезе железы  – в 1,3 раза. Изменяется и клеточный состав кишечной железы, что выражается в снижении процентного содержания абсорбционных клеток (в 1,6 раза). Снижение числа этих эпителиоцитов, очевидно, является морфологическим эквивалентом уменьшения абсорбционного потенциала слизистой оболочки кишки. Наблюдается некоторое (в 1,3 раза) увеличение процентного содержания бокаловидных клеток, что, видимо, имеет компенсаторный характер. Изменяются и структурные особенности лимфоидного аппарата двенадцатиперстной кишки, что касается как качественного, так и количественного состояния лимфоидных структур. В составе диффузной лимфоидной ткани и немногочисленных (в отличии от нормы) лимфоидных узелков отсутствуют типичные для лимфоидных образований межклеточные ассоциации – макрофагально-лимфоцитарные и плазмоцитарно-лимфоцитарные комплексы, что, вероятно, отражается на особенностях иммунного ответа. По сравнению с нормой, плотность расположения клеток лимфоидного ряда достоверно уменьшается (в 1,4 раза). Изменяется и клеточный состав лимфоидной ткани, что выражается в снижении (в 1,4 раза, р < 0,05) процентного числа малых лимфоцитов – одних из наиболее активных участников иммунных процессов (Сапин М. Р., Этинген Л. Е., 1996). Отмечается снижение лимфоцитопоэтических процессов, что выражается в снижении процентного числа клеток лимфоидного ряда, находящихся в состоянии митоза (в 4,0 раза р < 0,05), отсутствии лимфобластов. Вместе с тем, выявляются признаки клеточной деструкции, выражающиеся в достоверном увеличении процентного содержания дегенерирующих клеток лимфоидного ряда (в 4,3 раза, р < 0,05). Вместе с тем, полученная информация, как мы полагаем, значима, учитывая достаточно высокую частоту встречаемости данной аномалии, отсутствия материалов о механизмах ее развития (Allen A., Garner A., 1978). Структурные изменения желез и лимфоидной ткани при атрезии кишки не случайны, учитывая их высокую лабильность, динамичность при действии многих альтерирующих факторов (Сапин М. Р., Никитюк Д. Б., 2001).

В экспериментальной части работы мы показали высокую чувствительность желез и лимфоидных  структур двенадцатиперстной кишки к действию холодового фактора. Наиболее выраженные изменения наблюдаются на 7-е и 14-е сутки воздействия. Со стороны дуоденальных желез наблюдается уплощение эпителия, выстилающего их начальные части и выводные протоки. Начальные части приобретают разнообразную (чаще неправильную), в отличие от контроля, конфигурацию, многие дилятированы, заполнены секретом, что, наряду с ампулообразными расширениями выводных протоков, может свидетельствовать о застое секрета в железе (нарушении ее дренажной функции), создавая благоприятные условия для развития инфекционного процесса в стенке кишки (Шварцман Я.С., Хазенсон Я.Б., 1978). Возле начальных отделов и выводных протоков желез постоянно (на 14-е сутки) определяется жировая ткань, отсутствующая в контроле. Изменения кишечных желез выражаются в неравномерности их расположения, частичной деструкции. Часть желез достигает базальными поверхностями мышечной пластинки слизистой оболочки, чего никогда не наблюдается в контроле. Изменяются размерные показатели желез. По сравнению с контролем, на 7-е сутки длина начального отдела дуоденальных желез уменьшается в 1,3 раза (р < 0,05), на 14-е сутки – в 1,5 раза (р < 0,05). Соответственно, толщина начального отдела этих желез уменьшается в 1,4 и 1,6 раза (р < 0,05). Увеличивается процентное содержание стромы в составе начального отдела (в 1,7 и 1,8 раза, р < 0,05), что отражает уменьшение доли паренхиматозного компонента железы, и, следовательно, ее функциональной деятельности. Наблюдается расширение просвета выводного протока желез (на 7-е сутки в 1,3 раза, на 14-е сутки – в 1,5 раза), что, по данным М. Р. Сапина, Д. Б. Никитюка (1993) может свидетельствовать о дегенеративных изменениях желез. По нашим данным, уменьшаются также длина и ширина кишечной железы, изменяется ее клеточный состав, что  выражается в достоверном снижении на 7-е и 14-е сутки процентного числа абсорбционных клеток (в 1,6 и 1,9 раза). Уменьшаются длина и ширина (в 1,2 и 1,3 раза р < 0,05), площадь лимфоидного узелка на срезе. Площадь центра размножения у лимфоидных узелков на 7 сутки уменьшается в 1,2 раза, по сравнению с контролем (р < 0,05). На 14-е сутки центры размножения у лимфоидных узелков не определяются, что свидетельствует, наряду с почти полным исчезновением в эти сроки лимфобластов, больших лимфоцитов, клеток лимфоидного ряда с картиной митоза, о снижении лимфоцитопоэтических процессов. Уменьшается общее количество клеток лимфоидного ряда (на 7-е сутки в 1,9 раза, на 14-е сутки – в 2,3 раза, р < 0,05). Процентное число малых лимфоцитов, по сравнению с контролем, на 14-е сутки эксперимента уменьшается в 1,7 раза (р < 0,05), число дегенеративно измененных клеток лимфоидного ряда в эти сроки, напротив, увеличивается в 2,8 раза (р < 0,05). Полученные нами данные согласуются с материалами О. Т. Девонаева (2007), исследовавшего структуру лимфоидной ткани мочевыводящих путей крыс в аналогичных условиях переохлаждения. Известно, что в острой фазе холодового стресса животные наиболее подвергнуты инфекции, наблюдается выраженный иммунодефицит, клетки лимфоидного ряда выходят из периферических органов иммунной системы в общий кровоток (Горизонтов П. Д. и др., 1983). Вместе с тем, по нашим данным, постепенно (на 21-е и особенно 28-е сутки переохлаждения) наступают процессы адаптации, что выражается в снижении выраженности указанных изменений, постепенном (но не полном) в эти сроки возвращении рассмотренных показателей к контрольным значениям.

Мы также исследовали особенности желез и лимфоидного аппарата двенадцатиперстной кишки крыс, находящихся на протяжении разных сроков в условиях высокогорья. Несмотря на многофакторность воздействий (перепад высоты, инсоляция, изменение уровня атмосферного давления и др.) были выявлены качественно однотипные изменения (по сравнению с влиянием переохлаждения), отличающиеся преимущественно в количественном плане. Уместно вспомнить образное высказывание И. В. Давыдовского (1969) о том, «мелодия песни остается той же, слова – те же, меняются лишь оркестровка и громкость звучания…». По нашим данным, при действии высокогорья изменения желез и лимфоидной ткани в стенках двенадцатиперстной кишки крыс наиболее выражены на 15-е сутки эксперимента. В эти сроки, по сравнению с контролем, происходит уменьшение длины, толщины начального отдела дуоденальных желез, расширение их выводных протоков, снижение длины кишечной железы (в 1,4 раза, р < 0,05), ее ширины (в 2,0 раза, р < 0,05), процентного содержания абсорбционных клеток (в 1,9 раза, р < 0,05). Изменения лимфоидного аппарата двенадцатиперстной кишки проявляются снижением длины и ширины лимфоидных узелков, исчезновением у них центров размножения на 5 – 15-е сутки эксперимента, уменьшением общего количества клеток лимфоидного ряда (особенно малых лимфоцитов), снижением уровня лимфоцитопоэтических процессов и активацией деструктивных процессов. Все эти изменения имеют тенденцию к нормализации к 30-м и, особенно, 60-м суткам эксперимента.

Таким образом, в работе мы впервые получили комплексные анатомические данные о желёзах и лимфоидных образования двенадцатиперстной кишки человека, выявлены возрастные, региональные половые, индивидуальной особенности строения. Определены морфологические характеристика дуоденальных и кишечных желёз, лимфоидной ткани  двенадцатиперстной кишки при её атрезии. Выполнены важнейшие экспериментально-морфологические исследования.

Выводы

1. Железистый аппарат двенадцатиперстной кишки человека, представленный дуоденальными и кишечными железами, характеризуется существенной изменчивостью. Дуоденальные железы в количестве 300 – 680 располагаются проксимальнее двенадцатиперстно-тощекишечного изгиба; их начальные отделы (от 1 до 6 у железы) располагаются исключительно в подслизистой основе, образуя у верхней части кишки сплошное «поле», залегая в виде преимущественно продольных рядов у нисходящей части, по одиночке и небольшими группами у горизонтальной и восходящей частей кишки. Выводные протоки этих желез открываются между кишечными железами и в их просвет. Размеры, количество дуоденальных и кишечных желез не зависят от топографо-анатомического варианта кишки.

2. Общее количество дуоденальных желез, длина, ширина и толщина их начальных отделов, число начальных частей в их составе, площадь просвета выводного их протока, размеры кишечных желез (длина, ширина), количество эпителиоцитов в их стенках, содержание бокаловидных клеток у кишечных желез уменьшаются, вне зависимости от возраста, в проксимо-дистальном направлении. В этом же направлении отмечается увеличение доли стромы в составе начальных отделов дуоденальных желез и содержание абсорбционных клеток у кишечных желез.

3. К рождению ребенка дуоденальные и кишечные железы структурно сформированы. Количество и размеры этих желез максимальны в возрасте 22 – 35 лет, после чего начинаются их инволютивные изменения. Инволюция железистого аппарата двенадцатиперстной кишки проявляется уменьшением числа, длины, ширины, толщины начальных отделов дуоденальных желез, количества начальных частей в их составе, разрастанием стромы и расширением выводных протоков этих желез, уменьшением размеров (длина, ширина) и количества эпителиоцитов, особенно абсорбционных клеток, у кишечных желез. У долгожителей инволютивные изменения железистого аппарата кишки, по сравнению со старческим возрастом, не существенны.

4. Лимфоидные образования двенадцатиперстной кишки человека (диффузная лимфоидная ткань, лимфоидные узелки без и с центрами размножения) распологаются преимущественно возле дуоденальных и кишечных желез. Для лимфоидных образований кишки характерно наличие макрофагально-лимфоцитарных (макрофаг в окружении лимфоцитов) и плазмоцитарно-лимфоцитарных (малые и средние лимфоциты вокруг плазматической клетки) ассоциаций. Длина, ширина, площадь лимфоидных узелков и их центров размножения, абсолютное количество клеток лимфоидного ряда у лимфоидных узелков и диффузной лимфоидной ткани уменьшаются, вне зависимости от возраста, в проксимо – дистальном направлении.

5. Лимфоидная ткань в стенках двенадцатиперстной кишки человека достигает максимального развития в раннем детском возрасте, когда длина, ширина, площадь лимфоидных узелков и их центров размножения, количество клеток лимфоидного ряда в стенках кишки, содержание малых и больших лимфоцитов, лимфобластов, клеток с признаками митоза имеют наибольшие значения. Инволюция лимфоидного аппарата кишки проявляется уменьшением количества лимфоидной ткани, исчезновением центров размножения у лимфоидных узелков (начиная с пожилого возраста), снижением уровня лимфоцитопоэтических и нарастанием деструктивных процессов.

6. Лимфоидные образования двенадцатиперстной кишки у человека имеют половые структурные отличия, которые проявляются большими у женщин значениями площади центра размножения у лимфоидных узелков, абсолютного количества клеток лимфоидного ряда в их составе и у диффузной лимфоидной ткани, по сравнению с мужским полом. Эти различия выявляются у женщин репродуктивного (юношеского и 1-го периода зрелого) возрастов, но отсутствуют в детском и старческом возрастах.

7. В сфинктерных зонах двенадцатиперстной кишки (постпилорический, перифатеральной и двенадцатиперстно-тощекишечный сфинктеры) на протяжении всего постнатального онтогенеза наблюдается увеличение количества и длины лимфоидных узелков, числа дуоденальных желез и толщины начальных их отделов, по сравнению с рядом расположенными участками стенки кишки. Эти структурные особенности максимальны у постпилорического и менее выражены в зоне двенадцатиперстно-тощекишечного сфинктера.

8. При атрезии двенадцатиперстной кишки у новорожденных детей в соседних с зоной расположения этой аномалии участках кишечной стенки (нисходящая часть кишки), в отличии от нормы, не выявляются дуоденальные железы, почти отсутствуют лимфоидные узелки (встречающиеся не имеют  центра размножения), снижаются длина и ширина кишечных желез, абсолютное количество эпителиоцитов в их составе. Изменение клеточного состава кишечных желез выражаются в увеличении процентного содержание бокаловидных, уменьшении – абсорбционных клеток при неизменном содержании недифференцированных клеток и клеток Панета.

9. Дуоденальные, кишечные железы, лимфоидные образования двенадцатиперстной кишки у крыс характеризуются высокой чувствительностью к действию холодового фактора. При действии холода на протяжении 1 – 14 суток происходит прогрессирующее уменьшение длины, толщины начального отдела дуоденальных желез, увеличение процентного содержание стромы в его составе, расширение просвета выводного протока желез, а также снижение длины и ширины кишечных желез, процентного содержания абсорбционных клеток, увеличение числа бокаловидных клеток. В эти же сроки уменьшаются размеры лимфоидных узелков (центры размножения исчезают на 14-е сутки), количество клеток лимфоидного ряда (особенно малых лимфоцитов, лимфобластов, макрофагов, клеток с картиной митоза). Все эти показатели имеют тенденцию к нормализации к 21-м и 28-м суткам эксперимента.

10. При действии факторов высокогорья в стенках двенадцатиперстной кишки крыс происходит уменьшение длины, толщины начального отдела дуоденальных желез, расширение их выводных протоков, снижение длины кишечных желез, процентного содержания абсорбционных клеток и увеличение-бокаловидных клеток в их составе, что наиболее выражено на 15-е сутки эксперимента. Изменения лимфоидного аппарата двенадцатиперстной кишки проявляются в снижении длины и ширины лимфоидных узелков, исчезновением в них центров размножения на 5 – 15-е сутки эксперимента, уменьшением общего количества клеток лимфоидного ряда в стенках кишки (особенно малых лимфоцитов), снижением уровня лимфоцитопоэтических и активации деструктивных процессов. Все эти показатели имеют тенденцию к нормализации к 30-м – 60-м суткам эксперимента.

Список работ, опубликованных по теме диссертации

1.        Ибодов С. Т., Оганесян М. В., Никитюк Д. Б. Макро-микроскопическая анатомия желёз двенадцатиперстной кишки у людей в постнатальном онтогенезе // Морфологические ведомости. – 2008. – № 1-2. – С. 53-54, автора – 0,08 п.л.

2.        Ибодов С. Т., Никитюк Д. Б. Вопросы классификации и морфогенеза малых желёз стенок полых внутренних органов // Вестник Авиценны. – Душанбе, 2008. – № 3. – С. 100-107, автора – 0,5 п.л.

3.        Ибодов С. Т., Никитюк Д. Б., Курбанов К. М. Морфологические особенности лимфоидно-железистых взаимоотношений в стенках двенадцатиперстной кишки человека в возрастном аспекте // Вестник Авиценны. – Душанбе, 2008. – № 4. – С. 90-92, автора – 0,13 п.л.

4        Ибодов С. Т., Никитюк Д. Б., Тагайкулов Э. Х. Морфологические особенности желёз и лимфоидных образований в сфинктерных зонах двенадцатиперстной кишки человека // Вестник Авиценны. – Душанбе, 2009. – № 3. – С. 124-128, автора – 0,2 п.л.

5.        Никитюк Д. Б., Ибодов С. Т., Мирзоева С. Р. Макро-микроскопические характеристики железистого аппарата гортани человека // Вестник Авиценны. – Душанбе, 2009. – № 2. – С. 132-136, автора – 0,2 п.л.

6.        Ибодов С. Т., Никитюк Д. Б. Возрастная макро­микроскопическая характеристика Бруннеровых желёз человека // Здравоохранение Таджикистана. – Душанбе, 2009. – № 3. – С. 63-64, автора – 0,13 п.л.

7. Ибодов С. Т., Никитюк Д. Б., Тагайкулов Э. Х. Морфологические особенности желез двенадцатиперстной кишки крыс при действии условий высокогорья / Вестник Авиценны. – Душенбе, 2010. – № 1. – С. 111– 115, автора – 0,2 п.л.

8.        Девонаев О. Т., Ибодов С. Т. Лимфоидные образования мочевыводящих путей у новорожденных, а также в грудном и в раннем детском возрастах // Вестник Авиценны. – Душанбе, 2004. – № 3-4. – С. 96-98, автора – 0,2 п.л.

9.        Мирзоева С. Р., Ибодов С. Т., Никитюк Д. Б.,  Хакназаров Х. Ш., Никитюк Д. Б. Структурные особенности лимфоидной ткани гортани крыс в норме и в условиях высокогорья // Педиатрия и детская хирургия Таджикистана. – Душанбе, 2009. – № 4. – С. 45 – 46, автора – 0,05 п.л.

10.        Ибодов С. Т., Никитюк Д. Б., Мирзоева С. Р. Структурные особенности лимфоидных образований двенадцатиперстной кишки крыс при действии условий высокогорья // Педиатрия и детская хирургия Таджикистана. –Душанбе, 2009. – № 4. –  С. 46-49, автора – 0,25 п.л.

11.        Ибодов С. Т., Тагайкулов Э.Х., Савельева Т.В. К вопросу о размерах дуоденальных желёз у человека // Материалы совместной Республиканской научно-практической конференции «Перспективы развития фундаментальных медицинских наук в Таджикистане» и 56-ой годичной научно-практической конференции ТГМУ: «Перспективы развития семейной медицины в республике Таджикистан». – Душанбе, 2008. – С. 41-42, автора – 0,08 п.л.

12.        Ибодов С. Т., Тагайкулов Э. Х., Пиров М. Д., Хакназаров Х. Ш. Морфологическая характеристика железистого аппарата двенадцатиперстной кишки человека в постнатальном онтогенезе // Материалы совместной Республиканской научно-практической конференции «Перспективы развития фундаментальных медицинских наук в Таджикистане» и 56-ой годичной научно-практической конференции ТГМУ: «Перспективы развития семейной медицины в республике Таджикистан». – Душанбе, 2008. – С. 40-41, автора – 0,06 п.л.

13.        Ибодов С. Т., Курбанов К. М., Масаидова Л. В. Пиров М. Д., Макро-микроскопическая количесвенная характеристика дуоденальных желёз у людей разного возраста // Материалы совместной Республиканской научно-практической конференции «Перспективы развития фундаментальных медицинских наук в Таджикистане» и 56-ой годичной научно-практической конференции ТГМУ: «Перспективы развития семейной медицины в республике Таджикистан». – Душанбе, 2008. – С. 38-39, автора – 0,05 п.л.

14.        Ибодов С. Т., Курбанов К. М., Тагайкулов Э. Х., Пиров М. Д. Структурная и морфометрическая характеристика лимфоидных образований двенадцатиперстной кишки новорождённых детей при её атрезии // Материалы совместной Республиканской научно-практической конференции «Перспективы развития фундаментальных медицинских наук в Таджикистане» и 56-ой годичной научно-практической конференции ТГМУ: «Перспективы развития семейной медицины в республике Таджикистан». – Душанбе, 2008. – С. 42-43, автора – 0,06 п.л.

15.        Ибодов С. Т., Тагайкулов Э. Х., Пиров М. Д., Хакназаров Х. Ш. О размерах лимфоидных узелков двенадцатиперстной кишки человека в постнатальном онтогенезе // Материалы совместной Республиканской научно-практической конференции «Перспективы развития фундаментальных медицинских наук в Таджикистане» и 56-ой годичной научно-практической конференции ТГМУ на тему: «Перспективы развития семейной медицины в республике Таджикистан». – Душанбе, 2008. – С. 44-45, автора – 0.06 п.л.

16.        Мирзоева С. Р., Масаидова Л. В., Ибодов С. Т. Размерно-количественные показатели желёз гортани человека в постнатальном онтогенезе // Годичная научно-практическая конференция молодых учёных и студентов ТГМУ им. Абуали ибни Сино, посвященная 80-летию со дня рождения член-корр. РАМН, заслуженного деятеля науки Таджикистана, профессора М. Г. Гулямова. – Душанбе, 2009. – С.53-56, автора – 0,17 п.л.

17.        Хакназаров Х. Ш., Масаидова Л. В., Ибодов С. Т. Особенности строения лимфоидных образований в сфинктерных зонах двенадцатиперстной кишки человека // Годичная научно-практическая конференция молодых учёных и студентов ТГМУ им. Абуали ибни Сино, посвященная 80-летию со дня рождения член-корр. РАМН, заслуженного деятеля науки Таджикистана, профессора М. Г. Гулямова. – Душанбе, 2009. – С.70-72, автора – 0,13 п.л.

18.        Ибодов С. Т., Никитюк Д. Б., Тагайкулов Э. Х. К вопросу о количественных показателях кишечных желёз человека в постнатальном онтогенезе // 57 годичная научно-практическая конференция с международным участием, посвященная 70-летию образования Таджикского государственного университета им. Абуали ибни Сино. – Душанбе, 2009. – С.571-573, автора – 0,13 п.л.

19. Девонаев О. Т., Ибодов С. Т., Хамидова С. Н. Лимфоидные образования мочевого пузыря и мочеточника новорожденных в раннем детском возрасте // Материалы научно-практической конференции детских хирургов, анестизиологов и реаниматологов Республики Таджикистан, посвященной 80-летию города Душанбе и 10-летию кафедры детской хирургии Таджикского института последипломной подготовки медицинских кадров. – Душанбе, 2004. – С. 80, автора – 0,04 п.л.

За постоянные консультации и неоценимую помощь выражаю мою искреннюю признательность и благодарность доктору медицинских наук, профессору Д. Б. Никитюку.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.