WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ЖЕГЛОВА Алла Владимировна

СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД К УПРАВЛЕНИЮ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМ РИСКОМ НАРУШЕНИЙ ЗДОРОВЬЯ РАБОТНИКОВ ГОРНОРУДНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ


14.00.50 Медицина труда




Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук







Москва 2009

Работа выполнена в Федеральном научном центре гигиены

им.Ф.Ф.Эрисмана Федеральной службы по надзору в сфере

защиты прав потребителей и благополучия человека


Научные консультанты:

академик РАМН,

доктор медицинских наук, профессор         Потапов Анатолий Иванович

доктор медицинских наук, профессор         Луценко Лидия Александровна

Официальные оппоненты:

академик РАМН,

доктор медицинских наук, профессор         Ракитский Валерий Николаевич

доктор медицинских наук, профессор         Панкова Вера Борисовна

доктор медицинских наук                         Суворов Вадим Германович

Ведущая организация: ГОУ ВПО Санкт-Петербургская государственная медицинская академия  им.И.И.Мечникова



Защита состоится 23 апреля 2009 года в 12 часов на заседании Совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д.208.107.01 при Федеральном научном центре гигиены им.Ф.Ф.Эрисмана по адресу: 141000, Московская область, г.Мытищи, ул. Семашко, д.2.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального научного центра гигиены им. Ф.Ф.Эрисмана.

Автореферат разослан  _____________  2009 г.

Ученый секретарь Совета по защите

докторских и кандидатских диссертаций,

доктор медицинских наук, профессор                         Шушкова Т.С.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность проблемы

Проблема сохранения здоровья трудоспособного населения нашей страны, на долю которого приходится около 60%, возведена в рамки важнейших государственных задач, крайне важных для обеспечения успешного социально-экономического развития России и отражена в Концепции Президентской программы «Здоровье работающего населения России на 2004-2015г.г.» (Н.Ф.Измеров, 2003-2008; А.И.Потапов, 2003-2008).

Данные официальной статистики свидетельствуют о неблагополучном состоянии условий труда и профессионального здоровья работающих. В 2006 г. в условиях воздействия повышенных уровней пыли и химических веществ трудилось 1 млн. 824 тыс. человек и 2,5 млн. при повышенных уровнях шума, ультра- и инфразвука, вибрации. В последние годы в РФ уровень профессиональной заболеваемости составляет 1,61-2,23 на 10 тыс. работающих во вредных и опасных условиях труда. Наиболее высокие значения на протяжении ряда лет регистрируются в угольной промышленности, цветной и черной металлургии (Г.Г.Онищенко, 2007).

Приоритетными по-прежнему остаются заболевания, обусловленные воздействием физических факторов, составившие в структуре профпатологии 38,6%, заболевания от воздействия промышленных аэрозолей – 27,0%, от физических перегрузок и перенапряжения отдельных органов и систем – 18,2% (Э.И.Денисов с соавт., 2007). Поэтому проблема сохранения и укрепления здоровья работающих, увеличение сроков их эффективного профессионального долголетия не только актуальна, но и требует дополнительного изучения этиопатогенетических закономерностей нарушения здоровья и научного обоснования системы профилактических и оздоровительных мероприятий в наиболее неблагополучных сферах экономики с учетом новых методических подходов и накопленных знаний.

Новой и прогрессивной методологией медицины труда, как и других направлений гигиены, является методология оценки и управления рисками. Становится всё более очевидной необходимость дифференцированной оценки условий труда, исходя из реальных производственных ситуаций, детальной проработки показателей экспозиции вредных факторов, разработки широкого комплекса медико-биологических показателей состояния здоровья работающих, использования вероятностной оценки негативных последствий воздействия факторов рабочей среды на здоровье, категорирование и структурирование профессионального риска, системное управление рисками (Н.Н.Молодкина, 2001; Н.Ф.Измеров, Э.И.Денисов, 2003; Е.Л. Синева с соавт., 2008; В.Б.Панкова с соавт., 2008).

Недостаточно изученными остаются вопросы количественной оценки взаимосвязи показателей здоровья работников различных профессиональных и возрастно-стажевых групп со степенью вредности и опасности условий и характера труда с учетом не только ведущего негативного фактора, но и комплекса всех факторов рабочей среды.  Актуальным является определение маркёров индивидуальной чувствительности адаптационных систем организма к воздействию стрессирующих факторов, обоснование критериев риска развития и ранней диагностики профессионально обусловленных заболеваний, их сочетания с профессиональной патологией, разработка комплексных программ мониторинга и управления профессиональными рисками.

Все вышеизложенное определяет цель и задачи проведенного исследования, выполненного в рамках отраслевой программы «Гигиеническая безопасность России: проблемы и пути обеспечения (на 2006-2010 гг.)».

Цель работы:

Научное обоснование системы управления профессиональным риском для здоровья работников горнорудной промышленности.

Задачи исследования:

  1. Оценить гигиеническое состояние рабочей среды, определить основные и сопутствующие факторы риска для здоровья работающих на предприятиях горнорудной промышленности с различными способами добычи.
  2. Провести дозную оценку приоритетных факторов рабочей среды и исследовать их влияние на формирование нарушений здоровья горнорабочих.
  3. На основе анализа состояния здоровья работников изучаемых предприятий по показателям распространенности и структуры заболеваемости с временной утратой трудоспособности и выявленной хронической неинфекционной патологии, выделить болезни, контингенты риска и профессионально обусловленные формы заболеваний.
  4. Изучить особенности ранних проявлений, выявить клинико-лабораторные и функциональные маркёры нарушений здоровья,  сроки развития, клинические варианты течения и отдаленные последствия профессиональных и профессионально обусловленных заболеваний, роль их взаимного отягощения.
  5. Провести сравнительный анализ функционального состояния организма работников предприятий горнорудной промышленности в группах, дифференцированных по стажу, возрасту начала работы и профессии, выявить зависимость основных  показателей нарушений здоровья от стажевой дозы шумовибрационного фактора.
  6. Разработать алгоритм прогнозирования нарушений здоровья на основе категорирования профессионального риска с учетом классов условий труда и дозо-стажевых диапазонов формирования нарушений здоровья горнорабочих.
  7. Научно обосновать и разработать комплексную систему управления риском развития профессиональной и профессионально обусловленной патологии, включающей оптимизацию гигиенических, медико-профилактических и реабилитационных мероприятий у работников горнорудной промышленности и оценить ее эффективность.

Научная новизна и теоретическая значимость:

Проведенные исследования создают новое научное направление по профилактике нарушений здоровья работников горнорудной промышленности на основе методологии оценки и управления профессиональным риском.

  • Впервые проведен анализ влияния дозных характеристик приоритетных факторов рабочей среды на формирование доклинических признаков нарушений здоровья и основных форм профессиональной патологии у работников предприятий горнорудной промышленности;
  • Получены новые научные данные о степени выраженности, сроках развития и прогрессирования приоритетных форм профессиональной, профессионально обусловленной и общей патологии;
  • Разработан алгоритм прогнозной оценки нарушений здоровья работников горнорудных предприятий на основе новых методических подходов к оценке факторов рабочей среды и трудового процесса;
  • Научно обоснована система управления профессиональным риском для здоровья работников горнорудной промышленности.

Практическая значимость работы:

Результаты выполненных комплексных исследований позволили усовершенствовать систему профилактических и лечебно-реабилитационных мероприятий, направленных на снижение профессионального риска для здоровья рабочих горнорудной промышленности, которые внедрены в практику работы медико-санитарных частей ОАО «ГМК «Норильский никель», ОАО «Комбинат КМАруда», ОАО «Лебединский горнообогатительный комбинат»  и ОАО «Михайловский горнообогатительный комбинат». Результаты исследования используются в учебном процессе медико-профилактического факультета кафедры общей гигиены ГОУ ВПО «Воронежская государственная медицинская академия им.Н.Н.Бурденко».

По материалам исследований разработан комплекс инструктивно-методических и информационно-аналитических документов:

  • Методические рекомендации «Критерии оценки степени тяжести вибрационной болезни от воздействия локальной вибрации», М., 2002 (Утверждено секцией «Гигиена» Ученого совета Минздрава России; Протокол №3 от 14.01.2004 г.);
  • Методические рекомендации «Методические подходы к оценке профессионального канцерогенного риска», М., 2008 (утв.: Ученым советом ФНЦГ им.Ф.Ф.Эрисмана, протокол №4 от 27.11.2008);
  • Пособие для врачей «Особенности организации и проведения предварительных и периодических медицинских осмотров у рабочих пылевых профессий металлургической и горнодобывающей промышленности». - М., 2002 (утв. секцией «Гигиена» Ученого совета Минздрава России; Протокол № 5 от 30.10.2002);
  • Пособие для врачей «Профилактика сердечно-сосудистой патологии у подземных горнорабочих», М., 2003 (Утверждено секцией "Гигиена" Ученого совета Минздрава России, Протокол №1 от 13.01.2004 г., секцией по профилактической медицине Ученого совета Минздрава России, Протокол №56 от 22.12.2003 г.).
  • Пособие для врачей «Лечение и профилактика профессиональных заболеваний у подземных рабочих горнодобывающих предприятий». - М., 2004 (утв. секцией «Гигиена» Ученого совета Минздрава России; Протокол № 5 от 10.11.2004);
  • Пособие для врачей «Функциональные методы оценки состояния сердечно-сосудистой системы у больных профессиональными заболеваниями дыхательной системы». - М., 2005 (утв. секцией «Гигиена» Ученого совета Минздрава России; Протокол № 2 от 4.04.2005);
  • Пособие для врачей «Оценка профессионального риска для рабочих промышленных предприятий».- М., 2007 (утв.: Ученым советом  ФНЦГ им.Ф.Ф.Эрисмана, протокол №10 от 12.12.2007),
  • Пособие для врачей «Совершенствование методов профилактики и реабилитации работников ведущих промышленных производств».- М., 2007 (утв.: Ученым советом ФНЦГ им.Ф.Ф.Эрисмана, протокол №10 от 12.12.2007);
  • Пособие для врачей «Критерии прогнозирования состояния здоровья работающих и риска развития профессиональных заболеваний при воздействии производственных и внепроизводственных факторов». М., 2008 (утв.: Ученым советом  ФНЦГ им.Ф.Ф.Эрисмана, протокол №4 от 27.11.2008);
  • Информационно-аналитический обзор «Механизмы адаптации и формирования патологических нарушений у работников при воздействии производственных факторов» (утв.: Ученым советом ФНЦГ им.Ф.Ф.Эрисмана, протокол №11 от 30.11.2006).

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Система прогнозирования формирования нарушений здоровья на основе дозной оценки приоритетных производственных факторов у работников горнорудной промышленности.
  2. Комплекс информативных доклинических маркеров профессиональной и профессионально обусловленной патологии у рабочих горнорудных предприятий с различными способами добычи руды.
  3. Научно обоснованный системный подход к управлению профессиональным риском развития приоритетных форм патологии на основе его категорирования с учетом стажевых дозных характеристик вредных факторов рабочей среды предприятий горнорудной промышленности.
  4. Высокая медико-профилактическая и социально-экономическая значимость системы управления профессиональным риском для здоровья горнорабочих.

Апробация материалов исследования:

Результаты исследований, отражающие основные положения диссертации, доложены на 23 научно-практических конференциях (2002-2008 гг.), в том числе «Факторы риска и здоровье населения в регионах России» (Липецк, 2004), «Научные подходы к решению региональных гигиенических проблем сохранения здоровья человека» (Липецк, 2005); «Гигиенические проблемы оптимизации окружающей среды и охраны здоровья населения» (Самара, 2006); «Труд и репродуктивное здоровье работающего населения Северо-Запада России» (Апатиты, 2007), 7 съездах, конгрессах, форумах, в том числе II Всероссийского съезда врачей–профпатологов (Ростов-на-Дону, 2006), III и VI Всероссийских конгрессов «Профессия и здоровье» (Москва, 2004, 2007), X Всероссийского съезда гигиенистов и санитарных врачей (Москва, 2007), II, III, IV Всероссийских форумах «Здоровье нации - основа процветания России» (Москва, 2006, 2007, 2008).

Апробация диссертации проведена на межотдельческой научной конференции Федерального научного центра гигиены им.Ф.Ф.Эрисмана Роспотребнадзора 23 декабря 2008 г.


Публикации:

По результатам исследования опубликовано 65 работ в рецензируемых научных журналах и сборниках научных трудов.


Структура и объем диссертации

Диссертация изложена на _______ страницах машинописного текста, состоит из введения, обзора литературы, описания объектов, объемов и методов исследования, 5 глав собственных исследований, обсуждения результатов, выводов, списка литературы, приложений. Работа иллюстрирована ____ рисунками, содержит ______ таблиц. Список литературы включает 455 работ: из них 380 отечественных и  75 зарубежных авторов.






ОБЪЕКТЫ, ОБЪЕМ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Для решения поставленных задач в качестве методической основы был принят комплекс современных гигиенических, клинических, социально-гигиенических и статистических методов (таблица 1).

Исследования проводились на ведущих предприятиях горнодобывающей промышленности: ОАО «ГМК «Норильский никель», шахте им. Губкина ОАО «Комбинат «КМАруда» и открытом карьере ОАО «Лебединский горнообогатительный комбинат».

Таблица 1

Основные направления, объекты, методы и объем исследований

Направление исследований

Объекты, материалы и методы исследований

Объемы

Гигиеническая характеристика рабочей среды и среды обитания горнорабочих изучаемых регионов

1. Факторы рабочей среды: пыль; шум, вибрация, физические нагрузки, микроклимат

3120 исследований

2. Окружающая среда регионов (исследования атмосферного воздуха, питьевой воды, почвы)

2372 исследования

Анализ состояния здоровья горнорабочих изучаемых регионов

1.Оценка состояния здоровья по данным заболеваемости с ВУТ за период 1998-2007 гг.

2.Динамика профессиональной заболеваемости за период

1998-2007 гг.

Анализ данных по 66,5 тыс. работников:

53 тыс. (9 тыс. подземных горнорабочих) работников ЗФ ОАО «ГМК «Норильский никель»

1500 рабочих шахты им. Губкина ОАО «Комбинат «КМАруда»

12 тыс. рабочих ОАО «Лебединский горнообогатительный комбинат»

Когортные исследования состояния здоровья горнорабочих изучаемых предприятий

Периодические углубленные медицинские осмотры и обследование горнорабочих в период 2001-2008 гг.

589 рабочих ОАО «ГМК Норильский никель»;

295 рабочих

шахты им. Губкина

ОАО «Комбинат «КМАруда»;

520 рабочих ОАО

«Лебединский горнообогатительный комбинат»

Оценка функционального состояния организма

горнорабочих изучаемых предприятий

-биохимические исследования;

- иммунологические исследования;

-исследование интегральных показателей сердечнососудистой системы;

-функциональное состояние бронхолегочной системы (ФВД);

-рентгенологические исследования;

- ультразвуковая  сонометрия;

-изучение региональной гемодинамики;

-исследование проводящей функции периферических нервов

767  горнорабочих изучаемых предприятий:

9971 показатель;

3835 показателей;

7670 показателей;


427 исследований, 2989 показателей;


767  исследований;

368 исследований;

767 исследований, 5369 показателей;

767 исследований, 3835 показателей


Оценка уровня заболеваемости, риска формирования профессиональной патологии рабочих горнодобывающей промышленности и эффективности медико-профилактических мероприятий

Обработка данных второго этапа исследования на основании вероятностно-статистических методов

117500 чел./лет наблюдений

Гигиенические исследования условий труда и их оценка на изучаемых предприятиях выполнены в соответствии с действующими нормативно-методическими документами:

  • СН 2.2.4/2.1.8.566-96 «Производственная вибрация, вибрация в помещениях жилых и общественных зданий».
  • СН 2.2. 4/2.1.8.562-96 «Шум на рабочих местах, в помещениях жилых, общественных зданий и на территории жилой застройки».
  • СанПиН 2.2.4/2.1.8.-566-96 «Гигиенические требования к ручным инструментам и организации работ».
  • СанПиН 2.2.4.548-96 «Гигиенические требования к микроклимату производственных помещений».
  • МУ «Измерение концентраций аэрозолей преимущественно фиброгенного действия», №4436-87, МЗ СССР; ГОСТ 12.1.005-88. ССБТ «Воздух рабочей зоны. Общие гигиенические требования».
  • ГН 2.2.5.1313-03 «Предельно допустимые концентрации (ПДК) вредных веществ в воздухе рабочей зоны»
  • ГН 2.2.5.1314-03 «Ориентировочные безопасные уровни воздействия (ОБУВ) вредных веществ в воздухе рабочей зоны».
  • Р 2.2.2006-05 «Руководство по гигиенической оценке факторов рабочей среды и трудового процесса. Критерии и классификация условий труда».

Проведенная по отчетам МСЧ обследуемых предприятий оценка состояния здоровья 66,5 тыс. горнорабочих включала ретроспективный анализ заболеваемости (профессиональной и с временной утратой трудоспособности – ВУТ) за период с 1998 г. по 2007 г. При анализе заболеваемости с ВУТ (ф.16-ВН) учитывались общепринятые показатели: число случаев и дней нетрудоспособности на 100 круглогодовых рабочих, средний показатель случаев и дней за анализируемый период. Анализ структуры заболеваемости по классам болезней и нозологическим формам проводился в соответствии с «Международной статистической классификацией болезней и проблем, связанных со здоровьем» Десятого пересмотра (1995). Кроме того, на базе медико-санитарных частей предприятий в условиях 11 экспедиционных выездов за период с 2001 г. по 2008 г. проведено углубленное клинико-лабораторное и функциональное обследование 1404  рабочтников горнодобывающих предприятий: 589 рабочих ОАО «ГМК «Норильский никель», 295 рабочих шахты им. Губкина ОАО «Комбинат КМАруда»; 520 работников карьера ОАО «Лебединский горнообогатительный комбинат». Возраст обследованных колебался от 22 до 66 лет, составляя в среднем у горнорабочих ОАО «ГМК «Норильский никель» 49,9±4,6 лет, у рабочих шахты им. Губкина – 41,9±7,0 лет, у работников Лебединского ГОКа – 42,8±8,2 года. Стаж работы в подземных условиях колебался от 1 до 40 лет и составлял в среднем у горнорабочих ОАО «ГМК «Норильский никель» 18,3±5,2 года, у рабочих шахты им.Губкина – 13,3±5,4 года, у работников карьера ОАО «Лебединский горнообогатительный комбинат» – 18,6±7,9 лет. Учитывая отличия группы горнорабочих шахты им.Губкина по стажевому составу от других групп продиктовали необходимость при статистической обработке и анализе результатов исследований использовать метод стандартизации.

Обследованные группы с учетом особенностей воздействия факторов рабочей среды были разделены на подгруппы, состоящие из рабочих основных профессий (проходчики, бурильщики, горнорабочие очистных забоев (ГРОЗ), машинисты погрузочно-доставочных машин, машинисты экскаваторов, водители большегрузных автомобилей, машинисты буровых установок) и подгруппы, состоящие из лиц вспомогательных профессий (слесари по ремонту оборудования, взрывники, машинисты подземных  электровозов, люковые, машинисты вибропогрузочных установок, помощники машинистов экскаваторов и др.).

Для оценки профессионального риска в изучаемых производственно-профессиональных группах рассчитывались нормированные интенсивные показатели (НИП) (по Е.Н. Шиган, 1986), проводилось определение индекса профзаболеваний (Ипз) по категориям их риска (Кр) и тяжести (Кт); определялись относительный риск (RR) и этиологическая доля (EF) факторов рабочей среды в развитии патологических изменений, степень их обусловленности (Р 2.2.1766-03 Руководство по оценке профессионального риска для здоровья работников. Организационно-методические основы, принципы и критерии оценки).

В исследовании использована формула расчёта стажевой дозы общей и локальной вибрации  для рабочих основных профессиональных групп согласно формуле (Измеров Н.Ф., Денисов Э.И., 2003):

LDUT=LU+10lg(t/8)+10lg(T/T0),

где LDUT – суммарная стажевая доза вибрации, LU – корректированный уровень вибрации, t – среднее время контакта с вибрацией за 8-часовую смену, T – стаж работы в виброопасной профессии в годах и T0=1 год.

Стажевая доза шума была рассчитана по формуле:

LDUT=LU+10lg(T/T0),

где LDUT – суммарная стажевая доза шума, LU – эквивалентный уровень шума, T – стаж работы в условиях воздействия шума в годах и T0=1 год.

Для выявления ранних биомаркеров формирования профессиональной и общей  патологии и определения критериев риска развития заболеваний  было обследовано 767 горнорабочих изучаемых предприятий: 484 работника ОАО  «ГМК «Норильский никель», в том числе 222 проходчика, 121 бурильщик шпуров, 68 машинистов ПДМ, 40 машинистов экскаваторов и 33 горнорабочих очистных забоев (ГРОЗ); 145 горнорабочих шахты им.Губкина (90 проходчиков и 55 бурильщиков шпуров); 138 рабочих Лебединского горно-обогатительного комбината, в том числе 78 машинистов экскаваторов, 36 машинистов буровых установок и 24 водителя большегрузных автомобилей.

Для оценки функционального состояния организма работников изучаемых предприятий был применён широкий комплекс современных клинико-функциональных и лабораторных методов исследования, включающий:

- исследование кардиореспираторной системы: проведение электрокардиографии, изучение функции внешнего дыхания, определение интегральных показателей функционирования сердечнососудистой системы;

- изучение состояния региональной гемодинамики с помощью реовазографии;

- изучение состояния нервно-мышечной передачи по моторным и чувствительным волокнам чувствительных волокон периферических нервов с использованием стимуляционной нейромиографии;

- исследование состояния костной ткани по данным рентгенологических методов исследования;

- исследование состояния костной системы, проводимое с помощью ультразвукового костного сонометра;

Лабораторные методы исследования включали:

-гематологические методы: исследование показателей периферической крови методом электронно-импульсного подсчета кровяных клеток на гематологическом анализаторе ВТ-2100, анализ лейкоцитарной формулы с учетом процентного содержания лимфоцитов и сегменто-ядерных нейтрофилов для определения типа адаптационной реакции у обследуемых рабочих по методике А.Х.Гаркави с соавт. (1979);

- биохимические методы: определение креатинина, кальция и фосфора сыворотки методами фотометрии и колориметрии; щелочной фосфатазы по реакции гидролиза паранитрофенилфосфата на биохимическом анализаторе ВМ Hitachi 704, определение активности церулоплазмина в сыворотке крови модифицированным колориметрическим методом Ревина (В.Г.Колб, В.С.Камышников, 1976); оценка активности свободно-радикального окисления липидов с определением ТБК-активных продуктов (малонового диальдегида) в сыворотке крови спектрофотометрическим методом; исследование системы антиоксидантной защиты путём определения активности каталазы по методу Aebi (в модификации М.А.Королюк, 1988); определение супероксиддисмутазы (СОД) спектрофотометрическим методом; липидный обмен оценивали с помощью определения холестерина (ХС) и триглицеридов (ТГ) ферментативным колориметрическим методом, холестерина липопротеидов высокой плотности (ХС ЛПВП) пероксидазным методом, концентрация холестерина липопротеидов низкой плотности (ХС ЛПНП) и коэффициент атерогенности определялись расчётным методом;

иммунологические методы: идентификация и подсчет субпопуляций лимфоцитов флюоресцентным методом с помощью моноклональных антител; определение сывороточных иммуноглобулинов (IgA, IgM, IgG); циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК) – путем осаждения на 3,75% полиэтиленгликоле массой Д на СФ-26 при длине волны 293 нм; комплемента, С-реактивного белка иммуноферментным методом.

Результаты исследований подвергнуты статистической обработке с использованием пакета анализа Microsoft Excel 2003 в операционной среде WindowsХР. Определялась средняя арифметическая (М), средняя ошибка (m), достоверность сравниваемых величин оценивалась по t-критерию Стьюдента и 2 (хи-квадрат). Для установления прочности связей использовались методы корреляционного анализа (коэффициент парной корреляции r). Прогнозные оценки осуществлялись методом регрессионного анализа по полиномиальным трендам.

Личный вклад автора в организацию и проведение работы составляет 95%, в обобщение и анализ материалов – 100%.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Анализ условий труда рабочих изучаемых предприятий проведен на основе результатов производственно-гигиенических исследований сотрудников отдела гигиены труда ФНЦГ им. Ф.Ф.Эрисмана и данных санитарно-гигиенических характеристик, составленных центрами Государственного санитарно-эпидемиологического надзора г.Норильска Красноярского края, Белгородской области.

Подземные рудники ОАО «ГМК «Норильский никель» осуществляют добычу сульфидных медно-никелевых руд Талнахского и Октябрьского месторождений. Шахта им. Губкина ведёт подземную разработку и добычу, а ОАО «Лебединский горнообогатительный комбинат» добычу открытым способом железистых кварцитов Коробковского месторождения железных руд Курской магнитной аномалии.

Технологический процесс добычи руды заключается во вскрытии месторождения, подготовке шахтного поля и проведении очистных работ. Последние включают отбойку руды (буровзрывные работы), погрузку, вторичное дробление и доставку руды к откаточным выработкам. Для бурения шпуров и скважин при проходческих и очистных работах на рудниках ОАО «ГМК «Норильский никель» применяются ручные и телескопные пневматические бурильные молотки (перфораторы ПР-30, ПР-36, ПТ-63, ПТ-29), самоходные бурильные установки (СБУ) Бумер-127, 136 и др. Отгрузка горной массы производится погрузочно-доставочными машинами (ПДМ) КССМ-12, ЛФ-7 и др. На шахте им. Губкина ОАО «Комбинат «КМАруда» для бурения шпуров в горизонтальных выработках применяются установки УПБ-I, перфораторы РП-30к, ПП-63. Для бурения вертикальных шпуров используется телескопный перфоратор ПТ-48А. Уборка взорванной горной массы осуществляется погрузочными машинами I ППН-5, самоходными погрузочно-транспортными машинами ПТ-4 и скреперными лебёдками 55 ЛС-2С. Технология горных работ в карьере Лебединского горнообогатительного комбината состоит из удаления покрывающих  пустых пород – вскрышные работы, объем которых зависит от глубины залегания месторождения. Производственный процесс, как при добыче, так и при вскрытии состоит из следующих основных операций: буровзрывные работы для оборки и рыхления горной массы; выемка и погрузка породы и полезного ископаемого на транспортные средства; транспортировка руды на обогатительные или дробильно-сортировочные фабрики, а пустой породы – на отвал; дробление негабаритов. Наиболее распространенными марками экскаваторов средней мощности на данных предприятиях являются ЭКГ-4,6, ЭКГ-8И, ЭКГ-10, ЭКГ-15. Для выемки мягких, сыпучих и взорванных пород применяются шагающие экскаваторы (ЭШ-4/40, ЭШ-6/60 и ЭШ 20/65). Для бурения используются  буровые станки шарошечного бурения (СБШ-200, СБШ-250, СБШ-270 и др.). Для транспортировки горной массы в карьерах применяются преимущественно большегрузные автосамосвалы (БелАз–7548, 75191, НД-1200) грузоподъёмностью 40, 110, 120 тонн.





При работе на предприятиях горнодобывающей промышленности рабочие подвергаются воздействию комплекса вредных факторов рабочей среды. Для каждой профессии существуют определенные отличия и особенности условий труда, обусловленные количеством, качеством, интенсивностью и длительностью воздействия вредных факторов рабочей среды.

Приоритетным фактором производственной среды на изучаемых предприятиях является шумовибрационный, относящийся у проходчиков, бурильщиков, машинистов ПДМ и ГРОЗ рудников Норильского региона по вибрационному фактору к классу 2-3.3, по шумовому – к 3.1-3.4 классу (таблица 2). Интенсивность воздействия производственной вибрации у проходчиков и бурильщиков шахты им.Губкина соответствует 3.1-3.4 классам условий труда. Технологические операции сопровождаются шумом, по интенсивности соответствующим классу 3.3-4. Основными профессиональными группами Лебединского ГОКа являются машинисты экскаваторов, буровых установок и водители большегрузных машин. На различных рабочих местах уровень вибрации варьирует от допустимого до 3.2 класса, шума от 2 до 3.1 класса.

Таблица 2

Гигиеническая оценка ведущих профессионально-производственных факторов рабочих основных профессий


Профессиональные группы

Пыль

Вибрация

Шум

Микроклимат

Физические нагрузки

ОАО ГМК "Норильский никель"

Проходчики

3.1

3.2-3.3

3.2-3.4

2-3.1

3.2

Бурильщики

3.1

2-3.3

3.1-3.3

2-3.1

3.1

Машинисты ПДМ

3.1

3.1-3.2.

3.2-3.3

2-3.1

3.1

ГРОЗ

3.1

2-3.1

3.2-3.3

2-3.1

3.2

Шахта им.Губкина ОАО "КМАруда"

Проходчики

2

3.3-3.4

3.3-4

3.2

3.1

Бурильщики

2

3.1-3.4

3.3-3.4

3.2

2

ОАО «Лебединский горнообогатительный комбинат»

Машинисты экскаваторов

2-3.1

2-3.2

2-3.1

2-3.1

2

Машинисты буровых станков

2-3.1

2-3.1

2-3.1

2-3.1

2

Водители больше-грузных автомобилей

2

2-3.1

3.1

2-3.1

2

Другим важным производственным фактором является микроклимат рабочей среды, характеризующийся неоднородностью, и варьирует от допустимого до 3.1 класса на рудниках Норильского ГМК. Микроклимат шахты им.Губкина более стабилен и расценивается как охлаждающий 3.2 класса. Микроклимат Лебединского ГОКа имеет сезонную зависимость и расценивается как нагревающий в летний период - 2-3.1 класс.

Физические нагрузки у работников комбината «Норильский никель» соответствовали 3.1-3.2 классу, у горнорабочих шахты им.Губкина варьировали от допустимых до класса 3.1, а у рабочих карьера Лебединского ГОКа достигают 3.1 класса вредности и опасности.

Воздействие пылевого фактора у изучаемых производственно-профессиональных групп существенно менее выражено и находится в пределах допустимых значений, либо незначительно превышая ПДК у рабочих рудников «Норильского никеля» и при недостаточной герметизации кабин оборудования при работе в открытых карьерах, что обусловлено влажным пылеподавлением, применяемым в настоящее время в горнорудной промышленности.

Рабочие вспомогательных профессий в процессе трудовой деятельности подвергаются воздействию факторов рабочей среды преимущественно в пределах санитарных норм.

Согласно формуле Измерова Н.Ф., Денисова Э.И. (2003) была рассчитана суммарная стажевая доза вибрации и шума для рабочих основных профессиональных групп (таблица 3). Установлено, что с увеличением класса вредности нарастают значения суммарных стажевых доз, при этом их диапазоны пересекаются в разных классах вредности, что свидетельствует о возможности накопления одинаковой стажевой дозы при различном уровне воздействующего фактора и стаже работы. В связи с этим было проведено изучение влияния суммарной стажевой дозы на функциональное состояние организма работающих, поскольку этот показатель отражает не только уровень воздействующего фактора, но и его экспозицию, а значит, позволяет более объективно оценить его результирующее действие.

При анализе стажевых доз воздействующих факторов по производственно-профессиональным группам отмечаются наиболее высокие их значения у проходчиков «Норильского никеля» (по локальной вибрации и шуму), у машинистов экскаваторов по общей вибрации, у проходчиков шахты им.Губкина по шуму (таблица 3).



Таблица 3

Диапазоны стажевых доз вибрации и шума по классам вредности

Фактор

Класс условий труда

Минимальное значение

Максимальное значение

Медиана

Общая вибрация

2

103,7

120,4

110,5

3.1

103,8

126,2

117,0

3.2

116,5

126,5

123,1

Локальная вибрация

2

100,8

127,3

116,8

3.1

121,8

129,5

126,1

3.2

124,8

133,1

130,2

3.3

129,0

136,8

133,8

Шум

2

84,0

92,3

89,0

3.1

87,0

99,8

95,0

3.2

90,0

109,3

98,5

3.3

105,0

120,7

115,0

3.4

117,0

126,2

121,5

Анализ профессиональной заболеваемости на изучаемых предприятиях за период 1998-2007 гг. позволил выявить различные тенденции (рисунок 1).

Так, на шахте им. Губкина с 1998г. отмечается стойкая тенденция к снижению показателя первичной заболеваемости с 14,9 до 1,7 на 10 тысяч работающих, что соответствует низкому уровню профессионального риска. Этому способствует работающая на комбинате система охраны здоровья работающих, включающая проведение систематических профилактических мероприятий на базе имеющегося профилактория с учётом рекомендаций, разработанных специалистами ФНЦГ им.Ф.Ф.Эрисмана.

Профессиональная заболеваемость на Лебединском горнообогатительном комбинате за изучаемый период имела стабильные показатели от 2,4 до 5,1 на 10 тысяч работающих, и только в 2005 году этот показатель снизился до 1,3 с последующим повышением до 5,1, что соответствует среднему уровню профессионального риска.

Особого внимания заслуживают показатели профессиональной заболеваемости ОАО «ГМК «Норильский никель», которые имели тенденцию к снижению с 12,0 (уровень риска – средний) в 1998 г. до 3,98 в 2000 г., что соответствовало низкому уровню профессионального риска. Однако  в последние годы этот показатель вырос до 18,5 на 10 тыс. работающих, что соответствует уровню риска выше среднего. Эта ситуация обусловлена недостаточно эффективным проведением комплексных мероприятий по сохранению здоровья работников предприятия; медленными темпами внедрения новых технологий, позволяющих исключить длительный контакт работающих с неблагоприятными факторами, а также проведением углубленного обследования высокостажированных рабочих, позволяющим более чётко диагностировать профессиональную патологию.

Рис. 1. Динамика профессиональной заболеваемости на изучаемых предприятиях (на 10000 работающих)

Структура профессиональных заболеваний рабочих горнорудной промышленности характеризуется высоким экстенсивным показателем вибрационной патологии, который за изученный период времени составляет свыше 50%, что существенно больше среднероссийских показателей (17,8% всех хронических профессиональных заболеваний). Полученные данные определяют необходимость целенаправленных гигиенических мероприятий по снижению интенсивности вибрационного воздействия и медицинских профилактических воздействий, нацеленных в первую очередь на оптимизацию функционального состояния сенсомоторной системы и опорно-двигательного аппарата, являющихся основными точками приложения неблагоприятного действия производственной вибрации у рабочих горнорудной промышленности.

Нейросенсорная тугоухость от воздействия шума занимает второе место в структуре профзаболеваемости данного контингента, достигая 20,2% у подземных горнорабочих Крайнего Севера, менее распространенная среди рабочих Лебединского горнообогатительного комбината – до 9,7% и практически не встречающаяся у подземных горнорабочих шахты им.Губкина.

Пылевой патологии легких среди подземных горнорабочих и рабочих открытых разработок изучаемых горнорудных предприятий, напротив, принадлежит менее существенная доля в структуре профессиональной патологии (от 9,3% у горнорабочих Заполярья до 15,2% у работников карьера Лебединского ГОКа), что объясняется меньшей выраженностью пылевого фактора при добыче руды с использованием влажного пылеподавления.

Особенностью профессиональной заболеваемости Норильского региона является достаточно высокая доля злокачественных новообразований, которая составляет в среднем 5,8% всех профзаболеваний за указанный период времени. Это обусловлено канцерогенным влиянием никеля, входящего в состав рудной пыли, концентрация которого в воздухе рабочей зоны различных профессиональных групп горнорабочих превышает ПДК в 1,06-7,8 раз.

В результате анализа среднегодовых обобщенных показателей заболеваемости с ВУТ на 100 работающих отмечено, что максимальное количество случаев с временной утратой нетрудоспособности и дней нетрудоспособности в изучаемый период времени наблюдались на Лебединском ГОКе – 81,5 случаев  и 1043,32 дня.  Более низкие показатели характеризовали ЗВУТ работающих в ОАО «ГМК «Норильский никель» – 68,25 случаев и 995,42 дня, минимальные отмечены среди работников шахты им.Губкина – 65,53 случаев и 969,09 дней. При этом, продолжительность каждого случая нетрудоспособности было, напротив наименьшим у рабочих горно-обогатительного комбината – 12,8 дней. Среди рабочих Норильска и шахты им.Губкина продолжительность каждого случая существенно не различалась и составляла 14,6 и 14,8 дней соответственно.

Анализ заболеваемости с ВУТ на изучаемых производствах показал, что наиболее высокие обобщенные показатели ЗВУТ (по случаям и дням нетрудоспособности) отмечены среди рабочих Лебединского горнообогатительного комбината при меньшей продолжительности одного случая нетрудоспособности по сравнению с горнорабочими  Норильского региона и шахты им.Губкина. Изучение ЗВУТ по классам заболеваний (рисунок 2) показало меньшую частоту болезней органов дыхания и более высокую встречаемость болезней системы кровообращения у рабочих ОАО «ГМК «Норильский никель» и Лебединского ГОКа по сравнению с горнорабочими шахты им.Губкина. Отмечены более высокие показатели травматизма у рабочих открытых разработок ЛГОКа. По остальным классам заболеваний существенных различий между изучаемыми предприятиями отмечено не было.

К болезням риска горнорабочих по заболеваемости с ВУТ отнесена патология костно-мышечной системы, занимающая второе ранговое место после заболеваний органов дыхания на всех изучаемых предприятиях. Показатели ЗВУТ в связи с болезнями системы кровообращения у рабочих Норильского региона и Лебединского ГОКа занимают четвертое ранговое место.

Рис. 2. Число случаев и дней нетрудоспособности по группам заболеваний на 100 работающих

Результаты углубленного динамического обследования  с анализом распространенности признаков профессиональных заболеваний в изучаемых группах горнорабочих позволил подтвердить приоритетность  вибрационной патологии.

Среди рабочих основных профессий ОАО «ГМК «Норильский никель» начальные признаки воздействия вибрации, отмеченные в 55,3% случаев, во всех профессиональных группах формировались при стаже 11-15 лет с наибольшей частотой их выявления при стаже 16-20 лет. Максимальная частота выявления вибрационной болезни  также отмечалась при стаже 16-20 лет (16,9% обследованных горнорабочих). Полученный результат указывает на то, что при длительном латентном периоде формирование вибрационной болезни у данного контингента происходит быстрыми темпами с прогрессированием от умеренных до выраженных клинических симптомов в течение 4,4±2,6 лет в среднем.

Анализ клинических проявлений вибрационной болезни в профессиональных группах позволил отметить максимальную частоту синдрома вегетативно-сенсорной полиневропатии, диагностируемой практически у всех проходчиков с вибрационной болезнью (рисунок 3).

Периферический ангиодистонический синдром характеризовался редкими пароксизмами и отмечен лишь у 12,0%,что объясняется отсутствием усугубляющего действия охлаждающего микроклимата в глубоких рудниках Норильского региона.

К особенности вибрационной патологии обследуемого контингента можно отнести высокую распространенность костно-дистрофических изменений, которые рентгенологически выявлялись в профессиональной группе проходчиков в 93,5% случаев и выражались в диффузном и очаговом остеопорозе, деформации межфаланговых и лучезапястных суставов,  остеосклеротических изменениях. В качестве синдрома вибрационной болезни данные изменения были расценены у 47,5% проходчиков.

Вибрационная болезнь у ГРОЗ сопровождалась развитием вегетативно-сенсорной полиневропатии рук практически у всех обследуемых. Костно-дистрофические и мышечно-дистрофические изменения выявлялись чаще, чем среди проходчиков, и в 62,0% случаев включались в диагноз вибрационной болезни, что обусловлено усугубляющим действием физических нагрузок, более выраженных  в профессиональной группе ГРОЗ. Периферический ангиодистонический синдром отмечен лишь у 4,0% данной профессиональной группы.

Рис. 3. Частота синдромов вибрационной болезни от воздействия локальной вибрации горнорабочих

ОАО «ГМК «Норильский никель» (в %)

Ведущим клиническим синдромом у машинистов ПДМ с вибрационной болезнью была вегетативно-сенсорная полиневропатия конечностей, характеризующаяся периферическими нейрососудистыми изменениями кистей и стоп (94,4% случаев) (рисунок 4). Ангиодистонический синдром встречался в данной профессиональной группе у 2,8% машинистов ПДМ. Костно-дистрофические изменения отмечались преимущественно в верхних конечностях у 45,1% обследованных.

В то же время негативное воздействие общей вибрации выражалось в данной профессиональной группе  в достаточно высокой распространенности рефлекторных синдромов на фоне дегенеративно-дистрофических изменений в позвоночнике. Остеохондроз позвоночника был диагностирован у 84,5% машинистов ПДМ, преимущественно с пояснично-крестцовой локализацией (73,2% случаев).  Болевой и мышечно-тонический пояснично-крестцовые синдромы отмечены почти с одинаковой частотой – 45,1 и 39,4% соответственно. Компрессионные корешковые синдром (радикулопатии), имеющие пояснично-крестцовую локализацию, отмечены у 25,4% машинистов ПДМ с вибрационной болезнью.

Рис.4. Частота синдромов вибрационной болезни от воздействия общей и локальной вибрации горнорабочих

ОАО «ГМК «Норильский никель» (в %)

Среди бурильщиков с вибрационной болезнью распространенность патологии пояснично-крестцового отдела позвоночника была сопоставима с таковой в группе машинистов ПДМ: остеохондроз диагностирован у 84,9%, пояснично-крестцовый корешковый синдром – у 20,8% обследованных.

Анализ динамики формирования выявленных изменений показал, что как в группе машинистов ПДМ, так и в группе бурильщиков первые жалобы на боли пояснично-крестцовой области отмечались при стаже 10-12 лет. Болевой и мышечно-тонический синдромы формировались через 13-15 лет после начала работы, тогда как проявления радикулопатии отмечались при стаже18-21 год.

Вегетативно-сенсорная полиневропатия конечностей в группе бурильщиков диагностирована в 87,8% случаев. Костно-дистрофические изменения, включенные в диагноз вибрационной болезни, составили 32,5%.

У рабочих шахты им. Губкина отдельные признаки воздействия вибрации выявлялись у 59,7% уже при стаже 5-10 лет, что свидетельствовало о недостаточной эффективности предварительных медосмотров, допускающих к работе лиц с повышенной чувствительностью к воздействию производственной вибрации. Подобные изменения у рабочих открытых горных разработок с той же частотой отмечались лишь при стаже 16-20 лет. При этом формирование вибрационной болезни имело место лишь  в 5,6% случаев у рабочих шахты им.Губкина и в 6,2% у рабочих Лебединского горнообогатительного комбината, что было существенно меньше, чем в группах рабочих основных профессий ОАО «ГМК «Норильский никель».

Основным клиническим проявлением вибрационной болезни у горнорабочих шахты им.Губкина и открытых горных разработок ОАО «Лебединский горнообогатительный комбинат» был синдром вегетативно-сенсорной полиневропатии. Ангиодистонический синдром в данных производственно-профессиональных группах встречался в единичных случаях, костно-дистрофические изменения в конечностях отмечены у 5,9% рабочих шахты им.Губкина и 11,2% работников основных профессий ОАО «Лебединский ГОК». Патология пояснично-крестцового отдела, осложненная развитием радикулопатии, отмечена в 7,3% случаев среди бурильщиков шахты им. Губкина, у рабочих карьера Лебединского ГОКа – у 6,3% обследованных.

Отмечаемые различия в темпах формирования, особенностях клинических проявлений вибрационной патологии в изучаемых производственно-профессиональных группах обусловлены спецификой производственных процессов, а также влиянием неблагоприятных средовых факторов Севера на особенности формирования вибрационной патологии, которые выражались преимущественно в высокой частоте развития костно-дистрофических изменений на фоне периферических нейрососудистых расстройств.

Патология слухового анализатора от воздействия шума достигала 20,7% горнорабочих Норильского комбината, 8,6% - среди работников карьера Лебединского ГОКа и практически не выявлялась у рабочих шахты им.Губкина. Профессиональная патология опорно-двигательного аппарата в силу наличия физического перенапряжения лишь в отдельных профессиональных группах в большинстве случаев включалась в диагноз вибрационной болезни. Пылевая патология легких диагностирована  у горнорабочих рудников Норильского региона в 2,3% случаев.

С учетом категорий риска, категорий тяжести и индекса профзаболеваний, являющегося неотъемлемой составляющей прогнозной оценки профессионального риска для здоровья, к 1-й категории риска были отнесены вибрационная болезнь и нейросенсорная тугоухость у рабочих Норильского региона, пояснично-крестцовая радикулопатия у бурильщиков шахты им.Губкина, что определило высокие (до 0,5) Ипз (таблица 4).

Таблица 4

Оценка профессиональных заболеваний горнорабочих по Ипз

Производственно профессиональные

группы

Вибра-иионная болезнь

Нейро-сенсорная

тугоу-хость.

Заболе-вания ОДА

Пылевая

патология

Ипз, сумм.



ОАО «ГМК «Норильский никель»

проходчики

0,33-0,5

0,33

0,25

0,33

1,24 - 1,41

бурильщики

0,33-0,5

0,33

0,25

0,33

1,24 - 1,41

машинисты ПДМ

0,33-0,5

0,17

0,25

0,5

1,25-

1,42

ГРОЗ

0,33-0,5

0,33

0,25

0,5

1,41-

1,58


Шахта им.Губкина

проходчики

0,17-0,25

0,11

0,25

-

0,53-

0,61

бурильщики

0,17-0,25

0,11

0,5

-

0,78-

0,86

ОАО «Лебедин-ский ГОК»

машинисты экскаваторов

0,17-0,25

0,17

0,25

0,5

1,09-

1,17

машинисты БУ

0,17-0,25

0,11

0,25

-

0,53-

0,61

водители больше-грузных а/м

0,17-0,25

0,17

0,25

-

0,59-

0,64

Суммарные индексы профзаболеваний определялись как наиболее высокие у рабочих основных профессий ОАО «ГМК «Норильский никель» (1,24-1,58) и машинистов экскаваторов Лебединского ГОКа (1,09-1,17), что позволяет констатировать высокий профессиональный риск для здоровья  данных производственно-профессиональных групп.

Комплексная оценка профессионального риска включала также определение стажевых групп повышенного риска формирования профессиональной патологии. Применение методики расчета нормированных интенсивных показателей (НИП), позволило отнести к группам риска по формированию вибрационной патологии проходчиков, бурильщиков и машинистов ПДМ ОАО «ГМК «Норильский никель» со стажем свыше 10 лет (НИП=1,26-2,4), ГРОЗ данного предприятия со стажем свыше 15 лет (НИП =1,22), горнорабочих шахты им.Губкина свыше 16 лет (НИП=1,5-1,9), машинистов экскаваторов и буровых установок со стажем свыше 16 лет (НИП=1,2-1,8) и высокостажированных водителей большегрузных автомобилей со стажем свыше 20 лет (НИП=1,15).

К группам риска формирования шумовой патологии относятся бурильщики, машинисты ПДМ и ГРОЗ Норильского региона со стажем свыше 11 лет (НИП=1,1-1,8), проходчики этого производства со стажем свыше 16 лет (НИП=1,3-1,7), экскаваторщики со стажем 16-20 лет (НИП=1,5) и машинисты буровых установок ЛебединскогоГОКа со стажем  свыше 20 лет (НИП=1,6-2,4).

Имеют повышенный риск развития поражений опорно-двигательного аппарата под действием факторов производственной среды проходчики, бурильщики и машинисты ПДМ ОАО «ГМК «Норильский никель» со стажем свыше 11 лет (НИП=1,2-1,8), ГРОЗ при стаже свыше 16 лет (НИП=1,1-1,3), горнорабочие шахты им.Губкина (НИП=1,1-1,2) и рабочие карьера Лебединского ГОКа (НИП=1,5-2,3) со стажем свыше 16 лет.

В условиях стационара клиники Института общей и профессиональной патологии ФНЦГ им.Ф.Ф.Эрисмана с целью выявления ранних биомаркеров формирования профессиональной и общей  патологии и определения критериев риска развития заболеваний за период с 1998 г. по 2008 г. обследовано 767 работников различных горнорудных предприятий РФ: 484 работника ОАО «ГМК «Норильский никель» (проходчики, бурильщики шпуров, машинисты ПДМ, машинисты экскаваторов и горнорабочие очистных забоев) – 1-я группа; 145 горнорабочих шахты им.Губкина (проходчики и бурильщики шпуров) – 2-я группа; 138 рабочих Лебединского горно-обогатительного комбината (машинисты экскаваторов, машинисты буровых установок и водители большегрузных автомобилей) – 3-я группа.

Изучение основных гемодинамических показателей включало в себя оценку частоты сердечных сокращений (ЧСС), систолического и диастолического артериального давления (АДС и АДД), пульсового и среднего динамического давления (ПД и СДД), ударного и минутного объёма крови (УОК и МОК), общего периферического сопротивления (ОПС), индекса напряжения регуляторных механизмов (ИН), индекса функциональных изменений (ИФИ) (таблица 5).

Обращает на себя внимание, что ЧСС достоверно не отличалась на всех изучаемых предприятиях. Показатели артериального давления были выше у горнорабочих Норильского региона. Так, систолическое давление в этой группе составляло 141,5±1,4 мм.рт.ст. и было достоверно выше, чем у горнорабочих шахты им.Губкина (131,9±1,1 мм.рт.ст.) и работников ЛГОКа (134,1±1,2 мм.рт.ст.) (t =5,4 и 4,0 соответственно). Значения ПД и СДД у также было достоверно выше, чем у рабочих шахты им.Губкина (t=5,9 и 4,1) и Лебединского ГОКА (t=3,4 и 3,7). Однако показатели диастолического давления горнорабочих Заполярья (87,9±0,8 мм.рт.ст.) были достоверно выше, чем у работников ЛГОКа (84,6±0,8мм.рт.ст.) (t=2,92), с показателем диастолического давления у рабочих шахты им.Губкина эти различия были недостоверны.

Таблица 5

Основные гемодинамические показатели у горнорабочих

обследуемых предприятий

Показатели

Горнорабочие

ОАО «ГМК «Норильский никель»

n=484

Горнорабочие

шахты им.Губкина

n=145

Горнорабочие ОАО «Лебединский ГОК»

n=138

ЧСС, уд/мин

74,1±0,7

73,7±0,6

73,2±1,1

АДС, мм.рт.ст.

141,5±1,4*

131,9±1,1

134,1±1,2

АДД, мм.рт.ст.

87,9±0,8

85,4±0,8

84,6±0,8*

ПД, мм.рт.ст.

53,6±0,8*

46,5±0,9

49,5±0,9

СДД, мм.рт.ст.

110,4±1,0*

104,9±0,9

105,4±0,9

УОК, мл

47,2±0,6

47,2±0,8

52,4±0,8*

МОК, л/мин

3,5±0,05

3,5±0,06

3,8±0,08

ОПС, дин.см/с-5

2793,4±83,0

2555,6±64,9

2348,7±63,6

ИН

104,5±1,4

97,6±1,4

98,0±1,6

ИФИ

2,9±0,03

2,8±0,03

2,8±0,03

*- показатели, достоверно отличающиеся от другой производственно-профессиональной группы

Выявленные особенности показателей артериального давления могут быть обусловлены различиями в климатогеграфических условиях исследуемых групп, а  также большей интенсивностью воздействующих производственных факторов на горнорабочих Норильска в сравнении с другими изучаемыми группами.

Обращает на себя внимание достоверно более высокие показатели ударного и минутного объёма крови у работников карьера Лебединского ГОКа (52,4±0,8мл и 3,8±0,08 л/мин) по сравнению с горнорабочими Норильска (47,2±0,6 мл и 3,5±0,05  л/мин) (t=5,26 и 3,18) и шахты им.Губкина(47,2±0,8 мл и 3,5±0,06 л/мин)  (t=4,6 и 3,0 соответственно). Показатель общего периферического сопротивления был достоверно выше у горнорабочих Заполярья (2793,4±83,0дин.см/с-5) в сравнении с горнорабочими шахты им.Губкина (2555,6±64,9 дин.см/с-5,t=2,26) и работниками  карьера (2348,7±63,6 дин.см/с-5, t=4,25).

Индекс напряжения регуляторных механизмов был достоверно выше у горнорабочих Норильского региона (104,5±1,4) по сравнению с рабочими средней полосы (97,6±1,4 и 98,0±1,6, t=3,49 и 3,06), что отражает более высокую напряжённость адаптационно-приспособительных механизмов у рабочих Заполярья, испытывающих помимо неблагоприятного влияния внутрирудничных факторов воздействие экстремальных климатических условий.

Анализ этих показателей в различных стажевых группах позволяет констатировать, что по мере увеличения стажа работы показатели артериального давления (АДС, АДД и СДД) достоверно увеличиваются в группах горнорабочих шахты им.Губкина  и Лебединского ГОКа. Во всех группах отмечается тенденция к нарастанию общего периферического сопротивления, но достоверно оно только у горнорабочих шахты им.Губкина (2319,0±68,9 дин.см/с-5 при стаже менее 15 лет и 2826,0±105,1 дин.см/с-5 при стаже свыше 145 лет, t=4,81) и Лебединского ГОКа (2134,6±56,7 дин.см/с-5 и 2665,5±121,3 дин.см/с-5 соответственно (t=3,96). В этих же группах отмечается достоверное снижение ударного (t=4,18 и 5,76) и минутного (t=3,54 и 3,05) объёмов крови в группе стажированных рабочих.

Во всех обследованных группах отмечается возрастание индекса напряжения по мере увеличения стажа, однако достоверным оно было только у горнорабочих шахты им.Губкина (95,9±1,98 при стаже до 15 лет и 99,6±2,1 при стаже свыше 15 лет, t=3,12) и Лебединского ГОКа (94,4±2,0 103,3±2,45 соответственно, t=8,0).

Наиболее полное представление о функциональном состоянии сердечнососудистой системы обследованных рабочих даёт динамика индекса функциональных изменений, отражающего адаптационный уровень функционирования системы кровообращения. Во всех обследованных группах отмечается достоверное увеличение этого показателя при стаже свыше 15 лет: у горнорабочих Заполярья - 3,1±0,03, у рабочих шахты им.Губкина - 2,9±0,05 и работников карьера Лебединского ГОКа - 3,0±0,04 (рисунок).

Рис. 5. Показатели функционального состояния сердечно-сосудистой системы у обследованных рабочих

При исследовании показателей периферической гемодинамики установлено достоверное (р<0,01) снижение амплитуды систолической волны, отражающей уровень кровенаполнения сосудов по мере увеличения стажа у рабочих Норильского комбината и предприятий КМА: при стаже <15 лет 0,101±0,003 и 0,106±0,003 Ом соответственно, при стаже свыше 15 лет – 0,075±0,001 и 0,085±0,002 Ом соответственно (таблица 6). У рабочих обеих стажевых групп Норильского комбината систолическая амплитуда была достоверно более низкой (р<0,001-0,05) по сравнению с показателями рабочих ЛГОКа 0,110±0,001 и 0,109±0,002 Ом соответственно стажевым группам, а также достоверно ниже (р<0,05) в стажевой группе свыше 15 лет по сравнению с показателями соответствующей стажевой группы КМА (0,085±0,002 Ом).






Таблица 6

Стажевая зависимость показателей РВГ у обследованных рабочих (M±m)

Предприятия

Стаж

Показатели РВГ

Систоли-ческая амплиту-да

Макси-мальная скорость

Средняя скорость

Mki

Mkd

НГМК

15 лет

0,101±0,003

*t=8,2; **t=2,8

1,061±0,045

*t=4,9; **t=15,1 •t=3,1

0,802±0,031

*t=4,3; **t=2,9 •t=3,1

64,24±1,36

**t=11,8

62,33±1,30

*t=3,4; **t=4,1

> 15 лет

0,075±0,001

**t=15,2; •t=4,5

0,826±0,018

**t=6,5

0,651±0,017

•t=5,4

70,07±0,73

**t=15,5

67,39±0,72

**t=7,1 •t=3,2

КМА

15 лет

0,106±0,003

*t=5,8

1,247±0,039

*t=6,0; **t=12,9

0,939±0,033

*t=3,0

63,75±1,48

**t=10,7

59,62±0,81

*t=3,2; **t=3,2

> 15 лет

0,085±0,002

0,923±0,037

0,832±0,029

68,56±1,59

**t=9,8

63,68±0,92

**t=3,5

ЛГОК

15 лет

0,110±0,001

1,989±0,042

*t=13,8

0,933±0,032

46,44±0,64

56,55±0,53

>15 лет

0,109±0,002

1,142±0,045

0,864±0,028

49,54±1,11

59,09±0,93

* - разница достоверна со стажевой группой > 15 лет в пределах одного предприятия (р<0,001-0,05);

** - разница достоверна с соответствующей стажевой группой ЛГОК (р<0,001-0,05);

• - разница достоверна с соответствующей стажевой группой КМА (р<0,05)

Тонус крупных сосудов, оцениваемый по максимальной скорости периода быстрого наполнения, достоверно снижался с увеличением стажа работы во всех группах обследованных рабочих (р<0,001-0,05) и был минимальным у рабочих НГМК со стажем свыше 15 лет (0,826±0,018 Ом/с). В этой же производственной группе уже при стаже <15 лет максимальная скорость быстрого наполнения (1,061±0,045 Ом/с) была достоверно ниже по сравнению с показателями, полученными у рабочих соответствующей стажевой группы КМА (1,247±0,039 Ом/с, р<0,05) и ЛГОКа (1,989±0,042 Ом/с, р<0,001). В то же время, максимальная скорость периода быстрого наполнения, определяемая у малостажированных рабочих КМА, была достоверно ниже, чем у малостажированных рабочих ЛГОКа (1,989±0,042 Ом/с, р<0,001).

Средняя скорость медленного наполнения, определяющая состояние артерий среднего и мелкого калибра, с увеличением стажа достоверно снижалась (р<0,05) в группах рабочих НГМК и КМА и была наиболее низкой у рабочих Норильского комбината как при стаже <15 лет (0,802±0,031 Ом/с), так и у высокостажированных рабочих (0,651±0,017 Ом/с) по сравнению с производственными группами ЛГОКа и КМА (р<0,05).

Периферическое сопротивление средних и мелких артерий (Мki) имело тенденцию к увеличению при возрастании стажа работы. Однако величина данного показателя в обеих стажевых группах НГМК и КМА была достоверно более высокой по сравнению с показателями рабочих соответствующих стажевых групп ЛГОКа (р<0,001).

Межамплитудный коэффициент диастолы (Мkd) достоверно нарастал (р<0,05) по мере увеличения стажа в группах рабочих НГМК и КМА: при стаже <15 лет – 62,33±1,30 и 59,62±0,81 соответственно, при стаже свыше 15 лет – 67,39±0,72 и 63,68±0,92 соответственно. При этом как в группах малостажированных, так и высокостажированных рабочих и НГМК и КМА данный показатель был достоверно (р<0,01-0,05) более высоким по сравнению с результатами, полученными у рабочих соответствующих стажевых групп ЛГОКа (56,55±0,53 и 59,09±0,93 соответственно), вместе с тем, величина Мkd, зарегистрированная у высокостажированных рабочих НГМК достоверно превышала таковую у высокостажированных рабочих КМА, р<0,05.

Рис. 6. Показатели проводящей функции периферических нервов

Показатели проводящей функции периферических нервов отразили наличие сходных изменений, определяемых уже на доклиническом этапе - снижение амплитуды ПД, СРВ по моторным (СРВ-м) и сенсорным аксонам (СРВ-с), которые можно расценивать как ранние маркеры риска развития профессиональной патологии (рисунок 6).

При анализе показателей липидного спектра было выявлено повышение уровней общего холестерина и холестерина липопротеидов низкой плотности выше нормативных значений у обследованных рабочих всех производственно-стажевых групп (таблица 7). Средний уровень общего холестерина в группе рабочих НГМК со стажем <15 лет составил 6,00±0,13 ммоль/л, ХС ЛПНП 3,04±0,10 ммоль/л, у малостажированных рабочих КМА уровень ОХС составил 5,14±0,08 ммоль/л, ХС ЛПНП 3,24±0,08 ммоль/л, у рабочих ЛГОКа – 5,93±0,08 и 3,96±0,15 ммоль/л соответственно. По мере увеличения стажа выявлялось достоверное (р<0,05) повышение уровня общего холестерина и липидов низкой плотности у рабочих НГМК (6,42±0,06 и 3,85±0,05 ммоль/л соответственно), а также ХС ЛПНП у рабочих КМА (3,52±0,11 ммоль/л).

Также по мере нарастания стажа выявлено достоверное (р<0,05) повышение коэффициента атерогенности у рабочих НГМК и КМА (до 4,18±0,10 и 3,91±0,25 ммоль/л соответственно).

У высокостажированных рабочих НГМК отмечены достоверно (р<0,05) более высокие уровни ОХС и ХС ЛПНП по сравнению с соответствующей стажевой группой рабочих КМА (5,65±0,13 и 3,52±0,11 ммоль/л соответственно).

Содержание липидов высокой плотности имело тенденцию к снижению, а триглицеридов – к нарастанию с увеличением стажа во всех обследованных группах рабочих.

Нами проведены исследования концентрации конечного продукта перекисного окисления липидов – малонового диальдегида (МДА), образующегося в результате разрыва полиненасыщенных жирных кислот, а также состояния антиоксидантной системы у рабочих изучаемых предприятий.

Анализ показателей конечных продуктов перекисного окисления липидов (МДА) выявил более высокое его содержание (выше верхней границы нормы) в обеих стажевых группах рабочих ГМК «Норильский никель» (5,28±0,87 и 5,52±0,89 мкмоль/л соответственно) (таблица 8). Отмечено повышение концентрации МДА с увеличением стажа работы, несколько более выраженное у рабочих Норильского комбината и Лебединского ГОКа (5,12±1,11 мкмоль/л). Концентрация МДА, как показателя оксидативного стресса, у рабочих остальных групп значимых отличий не имела и находилась на уровне 3,96-4,71 мкмоль/л.

Таблица 7

Стажевая зависимость показателей липидного профиля у обследованных рабочих (M±m)

Предприятия

Стаж

Показатели липидного профиля

ХС

<5,0 ммоль/л

ХС ЛПНП

<3,0 ммоль/л

ХС ЛПВП

>1,0 ммоль/л

ТГ

<1,7 ммоль/л

КА

3,0-3,5

НГМК

15 лет

6,00±0,13

*t=2,9

3,04±0,10

*t=7,2; **t=5,1

1,38±0,05

1,67±0,11

3,34±0,19

*t=3,9

> 15 лет

6,42±0,06

**t=4,4; •t=5,4

3,85±0,05

•t=2,7

1,24±0,03

1,86±0,08

4,18±0,10

КМА

15 лет

5,14±0,08

*t=3,3

3,24±0,08

1,33±0,05

1,79±0,11

2,86±0,15

*t=3,6

> 15 лет

5,65±0,13

3,52±0,11

**t=3,3

1,28±0,05

1,91±0,18

3,91±0,25

ЛГОК

15 лет

5,93±0,08

3,96±0,15

1,29±0,06

1,56±0,13

3,09±0,25

>15 лет

5,94±0,09

4,22±0,18

1,21±0,05

1,89±0,14

3,71±0,28

* - разница достоверна со стажевой группой > 15 лет в пределах одного предприятия (р<0,01-0,05);

** - разница достоверна с соответствующей стажевой группой ЛГОК (р<0,05);

• - разница достоверна с соответствующей стажевой группой КМА (р<0,05)

Показатели ферментативного звена антиоксидантной защиты имели несколько отличные тенденции с увеличением стажа. Активность супероксиддисмутазы (СОД), превышая нормативные показатели у малостажированных рабочих НГМК (15,58±1,41 усл. ед.), снижалась по мере увеличения стажа. Аналогичные тенденции отмечены в других производственных группах, однако активность СОД в них находилась в пределах нормативных показателей.

Активность каталазы сыворотки превышала нормативные границы в группах малостажированных рабочих КМА и ЛГОКа (856,4±21,0 и 924,6±41,7 мккат/л соответственно), тогда как в группе рабочих НГМК она была достоверно ниже (662,4±21,6 ммкат/л, р<0,05), не выходя при этом за пределы нижней границы нормы. По мере увеличения стажа у рабочих КМА, а также НГМК активность каталазы достоверно снижалась (р<0,01), достигая значений 505,7±22,1 и 437,1±10,8 мккат/л соответственно. Причем у высокостажированных рабочих НГМК данный показатель находился ниже нормативного уровня и был достоверно самым низким по сравнению с показателями аналогичных стажевых подгрупп КМА и ЛГОКа (505,7±22,1 и 788,2±39,4 мккат/л соответственно, р<0,01-0,05).

Таблица 8

Стажевая зависимость показателей системы ПОЛ-АОЗ у обследованных рабочих (M±m)

Предприятия

Стаж

Показатели  ПОЛ-АОЗ

МДА

2,2-4,8

мкмоль/л

Каталаза

450-850

мккат/л

СОД

11-15 усл.ед.

Церуло-плазмин

300-450 мг/л

НГМК

15 лет

5,28±0,87

662,4±21,6

*t=9,3; **t=5,4 •t=6,4

15,58±1,41

460,3±8,2

*t=9,3; **t=5,5 •t=7,9

> 15 лет

5,52±0,89

437,1±10,8

**t=8,6; •t=2,8

13,50±1,02

359,9±7,1

КМА

15 лет

3,96±0,93

856,4±21,0

*t=11,5

13,08±1,48

389,0±3,9

*t=5,1

> 15 лет

4,27±1,03

505,7±22,1

**t=6,3

12,91±1,22

362,9±3,2

ЛГОК

15 лет

4,71±0,95

924,6±41,7

13,92±1,16

392,6±9,3

>15 лет

5,12±1,11

788,2±39,4

13,58±1,25

372,6±6,9

* - разница достоверна со стажевой группой > 15 лет в пределах одного предприятия (р<0,01-0,05);

** - разница достоверна с соответствующей стажевой группой ЛГОК (р<0,01-0,05);

• - разница достоверна с соответствующей стажевой группой КМА (р<0,05)

Уровень церулоплазмина при высоких показателях у малостажированных рабочих, причем в группе рабочих НГМК выше нормативных пределов 460,3±8,2 мг/л, достоверно снижался с увеличением стажа работы в группах НГМК и КМА (359,9±7,1 и 362,9±3,2 мг/л соответственно, р<0,01-0,05). Концентрация церулоплазмина в крови малостажированных рабочих НГМК была достоверно выше по сравнению с выявленными показателями аналогичной стажевой подгруппы у рабочих КМА и ЛГОКа (389,0±3,9 и 392,6±9,3 мг/л соответственно, р<0,01-0,05).

Существенные изменения показателей системы перекисное окисление-антиоксидантная защита свидетельствовали о более выраженных нарушениях у рабочих Крайнего Севера, которые подвергаются воздействию не только факторов производственной среды, но и сложных климатогеографических условий.

Показатели гуморального звена иммунитета имели определенные особенности в изучаемых производственных группах рабочих (таблица 9.).

Уровни IgA, не выходя за границы нормы в обеих стажевых подгруппах всех обследованных производственных групп, достоверно нарастали (р<0,05) по мере увеличения стажа у рабочих НГМК и КМА: при стаже <15 лет – 2,91±0,28 и 2,58±0,13 г/л соответственно, при стаже свыше 15 лет – 3,85±0,15 и 3,45 г/л соответственно, тогда как у рабочих ЛГОКа отмечалась лишь тенденция к нарастанию данного показателя.

Концентрация IgM, превышая границы нормативных значений у малостажированных рабочих Норильского комбината (1,83±0,17 г/л), достоверно снижалась с увеличением стажа, достигая в группе рабочих со стажем свыше 15 лет уровня 1,23±0,08 г/л, что, по-видимому, связано с  транзиторным его повышением в начале работы в неблагоприятных условиях с последующей стабилизацией на уровне нормы. В остальных производственных группах уровни IgM не выходили за пределы нормативных границ и имели тенденцию к снижению по мере увеличения стажа работы.

Наиболее существенные изменения гуморального звена иммунитета отмечены при определении уровня IgG. У рабочих НГМК отмечалось превышение нормативных уровней IgG уже при стаже <15 лет (14,14±0,56 г/л), что достоверно (р<0,01) отличалось от показателей, полученных у рабочих предприятий средней полосы: 10,34±0,18 г/л – у рабочих КМА, 9,88±0,23 г/л – у рабочих ЛГОКа. У высокостажированных рабочих изучаемых производственных групп отмечено достоверное (р<0,001-0,05) нарастание уровней IgG: до 16,46±0,28 г/л – у рабочих НГМК, 13,54±0,21 г/л – у рабочих КМА и 11,72±0,50 г/л – у рабочих ЛГОКа. Причем у высокостажированных рабочих Заполярья данный показатель, превышая верхнюю границу нормы, достоверно (р<0,01) отличался от результатов, полученных у рабочих сравниваемых производственных групп. Концентрация IgG у высокостажированных рабочих КМА достоверно превышала таковую у рабочих ЛГОКа (р<0,05).

Таблица 9

Стажевая зависимость показателей гуморального иммунитета у обследованных рабочих (M±m)

Предприятия

Стаж

Показатели гуморального иммунитета

IgA

1,0-4,0 г/л

IgM

0,6-1,4 г/л

IgG

6,6-14 г/л

НГМК

15 лет

2,91±0,28

*t=2,9

1,83±0,17

*t=3,2; **t=3,3

14,14±0,56

*t=3,7; **t=7,0; •t=6,5

> 15 лет

3,85±0,15

1,23±0,08

16,46±0,28

**t=8,3; •t=8,3

КМА

15 лет

2,58±0,13

*t=4,1

1,44±0,10

10,34±0,18

*t=11,6

> 15 лет

3,45±0,17

1,20±0,15

13,54±0,21

**t=3,4

ЛГОК

15 лет

2,32±0,16

1,36±0,10

9,88±0,23

*t=3,3

>15 лет

2,43±0,17

1,12±0,07

11,72±0,50

* - разница достоверна со стажевой группой > 15 лет в пределах одного предприятия (р<0,01-0,05);

** - разница достоверна с соответствующей стажевой группой ЛГОК (р<0,01-0,05);

• - разница достоверна с соответствующей стажевой группой КМА (р<0,05)

Был проведен анализ связи показателей периферической гемодинамики, липидного спектра, системы перекисного окисления и антиоксидантной защиты со стажевыми дозами вибрационного фактора. Выявлена линейная зависимость основных показателей периферической гемодинамики от стажевых доз общей и локальной вибрации: максимальная скорость периода быстрого наполнения cнижается при нарастании стажевой дозы общей (R2=0,738) и локальной (R2=0,515) вибрации (рисунок 7), средняя скорость периода медленного наполнения также снижается при увеличении стажевой дозы общей (R2=0,871) и локальной (R2=0,654) (рисунок 8), межамплитудный коэффициент инцизуры, характеризующий состояние периферического сосудистого сопротивления, увеличивается при нарастании стажевых доз вибрации – общей (R2=0,463) и локальной (R2=0,770) (рисунок 9).

Общая вибрация

Локальная вибрация

Рис. 7. Зависимость основных показателей периферической гемодинамики от стажевых доз общей и локальной вибрации (максимальная скорость).

Общая вибрация

Локальная вибрация

Рис. 8. Зависимость основных показателей периферической гемодинамики от стажевых доз общей и локальной вибрации (средняя скорость).

Общая вибрация

Локальная вибрация

Рис. 9. Зависимость основных показателей периферической гемодинамики от стажевых доз общей и локальной вибрации (межамплитудный коэффициент инцизуры).

Отмечена линейная зависимость основных показателей липидного спектра от стажевых доз вибрационного фактора: общий холестерин нарастает по мере увеличения накопленной дозы общей (R2=0,875) и локальной вибрации (R2=0,594) (рисунок 10), липопротеиды низкой плотности увеличиваются с нарастанием стажевой дозы (R2=0,900 и R2=0,749 соответственно) (рисунок 11).

Общая вибрация

Локальная вибрация

Рис.10. Зависимость основных показателей липидного обмена от стажевых доз общей и локальной вибрации (общий холестерин).

Выявлено увеличение концентрации малонового диальдегида с возрастанием накопленной стажевой дозы общей и локальной вибрации (R2=0,911 и R2=0,609) (рисунок 12), снижение активности каталазы (R2=0,770 и R2=0,895 соответственно) (рисунок 13).



Общая вибрация

Локальная вибрация



Рис.11. Зависимость основных показателей липидного обмена от стажевых доз общей и локальной вибрации (ХС-липопротеидов низкой плотности).


Общая вибрация

Локальная вибрация

Рис.12 Зависимость основных показателей системы ПОЛ-АОЗ от стажевых доз общей и локальной вибрации (малоновый диальдегид).

Общая вибрация

Локальная вибрация

Рис.13. Зависимость основных показателей системы ПОЛ-АОЗ от стажевых доз общей и локальной вибрации (каталаза).

Анализ профессиональной и общей заболеваемости, выявление факторов и болезней риска горнорабочих, определение профессиональных и стажевых групп риска и специфики развития профессиональной и профессионально обусловленной патологии, оценка этиологической доли факторов рабочей среды, изучение функционального состояния организма горнорабочих на ранних стадиях формирования патологии явилось основой для разработки дифференцированных подходов к определению приоритетных направлений гигиенических и медико-профилактических мероприятий, направленных на снижение риска развития различных нарушений здоровья рабочих предприятий горнодобывающей промышленности (рисунок 14).

Первостепенным звеном предлагаемой системы является многосторонний анализ и оценка риска влияния вредных факторов рабочей среды на здоровье рабочих горнодобывающей промышленности. Целесообразной представляется количественная оценка стажевых доз шумовибрационного фактора и анализ дозо-стажевых зависимостей  с различными клинико-лабораторными показателями, позволяющая определять прогноз формирования нарушений здоровья с учетом специфики производственных условий.

На современном этапе управление риском (снижение риска) осуществляется посредством организационно-технических, административно-правовых, экономических, лечебно-профилактических мер.

Даже при использовании современных гигиенических мер безопасности нельзя полностью исключить вредное воздействие факторов рабочей среды, так как это возможно лишь за счет разработки и внедрения новых высокоавтоматизированных технологий и оборудования, обеспечивающих снижение  уровней воздействующих факторов производственной среды до регламентированных норм. Учитывая недостаточную эффективность санитарно-технических, организационных мероприятий, не позволяющих полностью элиминировать влияние неблагоприятных факторов рабочей среды, особое значение приобретает оптимизация предварительных и периодических медицинских осмотров за счет расширения методических подходов, позволяющих выявлять функциональные изменения организма на доклинических стадиях и тем самым предотвращать развитие профессиональной и профессионально обусловленной патологии.

Выбор конкретных профилактических, лечебных и реабилитационных методик индивидуально определяется нозологией, степенью, тяжестью и фазой течения заболевания, степенью выраженности патофизиологических (или функциональных) нарушений, сопутствующей патологией. Своевременное применение комплекса медико-профилактических мероприятий, обладая высокой эффективностью, может оптимизировать резистентность организма к неблагоприятным факторам рабочей и окружающей среды, улучшать функциональное состояние организма и влиять на показатели здоровья работающих, способствуя снижению общей и профессиональной заболеваемости горнорабочих, а, следовательно, уменьшению экономического ущерба от нарушений здоровья.

Анализ динамики общей заболеваемости по ЗВУТ на 100 работников на шахте им.Губкина ОАО «Комбинат КМАруда» отражает тенденцию к снижению показателей в течение последних лет с прогнозом ее дальнейшего снижения (R2=0,79 )(рисунок 15).

Научно обоснованная организация лечебно-профилактических мероприятий на базе МСЧ шахты им. Губкина, проводимая в период с 2000 по 2007 г., способствовала формированию отчетливой тенденции по улучшению состояния здоровья горнорабочих. Отмечено снижение показателей ЗВУТ с 671,3 до 299,1 дней на 100 работающих, профессиональной заболеваемости от 7,9 до 1,1 на 10 тыс. работающих. Экономический эффект проведенных оздоровительных мероприятий у горнорабочих шахты им.Губкина, оцененный по снижению показателей ЗВУТ, составил в течение 8-летнего периода около 11,5 млн. рублей.

Рис. 15. Динамика заболеваемости с ВУТ на 100 работающих на

шахте им. Губкина ОАО «Комбинат «КМАруда»

Немаловажным условием проведения медико-профилактических мероприятий явилось сохранение действующей системы оздоровления горнорабочих на базе профилакториев изучаемых предприятий.

Таким образом, научно обоснованная и разработанная система управления риском для здоровья рабочих горнодобывающей промышленности, включающая широкий комплекс гигиенических, санитарно-технических, медицинских, общеоздоровительных и лечебно-реабилитационных мероприятий, направленных на улучшение условий труда, оптимизацию функционального состояния, повышение резистентности организма, а также снижение профессионального риска, позволяет достичь высокой медико-гигиенической и экономической эффективности.

ВЫВОДЫ

  1. Приоритетными факторами риска нарушений здоровья работников предприятий горнорудной промышленности являются: вибрация, шум, неблагоприятный микроклимат и физические нагрузки. При различных способах добычи руды приоритетным является шумовибрационный фактор, достигающий 3.1-3.4 класса при подземном способе добычи и 2-3.1 класса при открытом способе. Для отдельных профессиональных групп подземных рудников значимыми являются тяжелые физические нагрузки (класс 3.1-3.2). Микроклиматические параметры при открытом способе добычи определяются сезонными региональными климатическими условиями (класс 2-3.1), при подземном способе гидрогеологическими особенностями разрабатываемых месторождений (класс 2-3.2).
  2. Диапазоны значений суммарных стажевых доз шумовибрационного фактора пересекаются в разных классах вредности, свидетельствуя о возможности накопления одинаковой стажевой дозы при различном уровне воздействующего фактора и стаже работы. Выявлена достоверная линейная обратная зависимость суммарных стажевых доз шума (R2=0,92), общей (R2=0,89) и локальной (R2=0,87) вибрации со сроками развития признаков воздействия шумовибрационного фактора, позволяющая объективно оценить его результирующее влияние.
  3. Показатели профессиональной заболеваемости как критерий профессионального риска для здоровья рабочих горнорудной промышленности, за период 1998-2007 гг. имеют тенденцию к росту от 3,9 до 18,5 на 10 тыс. работающих, отражая уровень профессионального риска выше среднего для ОАО «ГМК «Норильский никель» и остаётся стабильным на горнорудных предприятиях средней полосы (1,7-5,1 на 10 тыс. работающих), соответствуя низкому уровню профессионального риска.
  4. Анализ состояния здоровья горнорабочих по заболеваемости с ВУТ позволяет выделить заболевания костно-мышечной системы (II ранговое место) как болезни риска у подземных горнорабочих Крайнего Севера и горнорабочих открытых разработок Лебединского ГОКа. Заболевания сердечно-сосудистой системы занимают более высокое IV ранговое место у рабочих Заполярья по сравнению с горнорабочими средней полосы, характеризуясь более значительными показателями ЗВУТ (5,7 случая и 98,3 дня на 100 работающих), что служит основанием для отнесения их к болезням риска у данного контингента работающих.
  5. Характерным ранним признаком воздействия вибрационного фактора являются: нарушения проводящей функции периферических нервов (снижение скорости распространения возбуждения по сенсорным волокнам до 40,5 м/с), изменения периферической гемодинамики (снижение систолической амплитуды до 0,075 Ом), повышение уровней атерогенных фракций липидного спектра (ХС ЛПНП до 3,96 ммоль/л и ТГ до 1,79 ммоль/л), снижение (в пределах нормальных значений) активности ферментативного звена антиоксидантной защиты (каталазы до 662,4 мккат/л и СОД до 13,08 усл. ед.).
  6. Определена сильная корреляционная связь между стажевой дозой общей вибрации и показателями адаптационно-компенсаторных возможностей сердечно-сосудистой системы (ИФИ, ИН, r=0,76-0,87), показателями системы ПОЛ-АОЗ (МДА r=0,91, СОД r=-0,82), содержанием атерогенных фракций липидов (ХС ЛПНП r=0,87, КА r=0,95),  с концентрацией вазоактивного пептида эндотелина (r=0,78), умеренная – с показателем проводящей функции сенсорных аксонов (СРВ-с r=-0,54), показателями периферического кровообращения (систолическая амплитуда r=-0,4, максимальная скорость r=-0,33).

Выявлена умеренная и сильная корреляционная связь между стажевой дозой локальной вибрации и показателями системы ПОЛ-АОЗ (МДА r=0,58, каталаза r=-0,82, СОД r=-0,72), показателями периферического кровообращения (систолическая амплитуда r=-0,65, максимальная скорость r=-0,81), сильная – с показателем проводящей функции сенсорных аксонов (СРВ-с r=-0,84), содержанием атерогенных фракций липидов (ХС ЛПНП r=0,89), концентрацией вазоактивного пептида эндотелина (r=0,81), а также стажевой дозы шума с функциональными показателями сердечнососудистой системы (ОПС r=0,5, УОК r=-0,67) и содержанием атерогенных фракций липидов (ТГ r=0,68).

  1. Установлена обратная линейная зависимость основных показателей периферической гемодинамики (R2=0,738, R2=0,515), прямая линейная зависимость атерогенных фракций липидов (R2=0,900 и R2=0,749), прямая зависимость концентрации малонового диальдегида (R2=0,911 и R2=0,609) и обратная линейная зависмость активности каталазы (R2=0,770 и R2=0,895) от стажевых доз общей и локальной вибрации.
  2. Разработан алгоритм прогноза нарушений здоровья работников горнорудной промышленности на основе категорирования профессионального риска, определения дозо-стажевых диапазонов развития нарушений здоровья, рекомендованный к использованию при проведении периодических медицинских осмотров.
  3. Научно обоснованная система управления профессиональным риском для работников горнодобывающей промышленности, базирующаяся на определении взаимосвязи между стажевой дозой и синдромальными, функциональными и клинико-лабораторными изменениями, внедренная в практику работы учреждений здравоохранения изучаемых предприятий привела за период с 2000 до 2008 г. к снижению заболеваемости с ВУТ рабочих ОАО «ГМК «Норильский никель» в 1,4 раза, шахты им. Губкина – в 2,2 раза и ЛГОКа  в 1,8 раза, а также стабилизации уровней профессиональной заболеваемости на предприятиях средней полосы, что обусловило ее высокую медико-экономическую эффективность.

СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ

  1. Жеглова А.В., Богатырёва И.А. Совершенствование методов профилактики и лечения вибрационной болезни у горнорабочих Крайнего Севера // Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 80-летию создания госсанэпидслужбы России. - М., 2002. Ч.2. С.49-52.
  2. Жеглова А.В., Крылова И.В. Комплексное лечение вибрационной болезни у рабочих горнодобывающей промышленности // Вопросы обеспечения санэпидблагополучия в центральных регионах России: Научные труды ФНЦГ им.Ф.Ф. Эрисмана.- Вып.6. Воронеж, 2002. С.264-266.
  3. Критерии оценки степени тяжести вибрационной болезни от воздействия локальной вибрации: Методические рекомендации / ФНЦГ им.Ф.Ф.Эрисмана: Сост. Кирьяков В.А., Сааркоппель Л.М., Жеглова А.В.  и др.-М.,2002.-20 с.
  4. Особенности организации и проведения предварительных и периодических медицинских осмотров у рабочих пылевых профессий металлургической и горнодобывающей промышленности: Пособие для врачей / ФНЦГ им.Ф.Ф.Эрисмана: Сост. Рушкевич О.П., Кирьяков В.А., Жеглова А.В. и др. - М., 2002.- 42 с.
  5. Жеглова А.В., Акинина М.В., Бунина Т.В. Применение озонотерапии в профилактике и лечении вибрационной болезни // Гигиеническая наука и практика в решении вопросов обеспечения санэпидблагополучия населения  в центральных регионах России: Научные труды ФНЦГ им.Ф.Ф.Эрисмана. -  Вып. 8. Липецк, 2003. С.285-288.
  6. Жеглова А.В., Крылова И.В., Никитина Г.В. Методы профилактики и лечения вибрационной болезни у горнорабочих // Проблемы гигиенической безопасности и здоровья населения в регионах России: Научные труды ФНЦГ им.Ф.Ф.Эрисмана. -  Вып.9. М., 2003. С.222-224.
  7. Жеглова А.В. Применение озона в профилактике вибрационной болезни // Актуальные вопросы профилактики неинфекционных заболеваний: Материалы докладов Всероссийской научной конференции с международным участием.  М., 2003. С.77-78.
  8. Профилактика сердечнососудистой патологии у подземных горнорабочих: Пособие для врачей  / ФНЦГ им.Ф.Ф.Эрисмана: Сост. Рушкевич О.П., Кирьяков В.А., Жеглова А.В. и др. - М., 2003.- 42 с.
  9. Жеглова А.В. Состояние антиоксидантного статуса и методы его коррекции при вибрационной патологии // Факторы риска и здоровье населения в регионах России: Научные труды ФНЦГ им. Ф.Ф. Эрисмана. - Вып. 13. - Липецк, 2004.- С.279-281.
  10. Черепов В.М., Жеглова А.В. Применение немедикаментозных методов в системе профилактики вибрационной патологии у горнорабочих  // Региональные гигиенические проблемы и стратегия охраны здоровья населения: Научные труды ФНЦГ им.Ф.Ф.Эрисмана . -  Вып.10. - Ст.Оскол, 2004г. - с.399-401 .
  11. Жеглова А.В. Применение эмоксипина для коррекции антиоксидантного статуса // Социально-гигиенические и эпидемиологические проблемы сохранения здоровья военнослужащих и населения:. Научные труды ФНЦГ им.Ф.Ф.Эрисмана . - Вып.11. - Нижний Новгород, 2004.- С. 183-184.
  12. Черепов В.М., Жеглова А.В. Совершенствование лечебно-профилактических мероприятий при вибрационной  патологии у рабочих машиностроения // Благополучная среда обитания – залог здоровья населения: Научные труды ФНЦГ им. Ф.Ф. Эрисмана. -  Вып. 12. - Воронеж, 2004.- С. 617-620.
  13. Жеглова А.В. Состояние антиоксидантного статуса и методы его коррекции при вибрационной патологии. // Факторы риска и здоровье населения в регионах России: Научные труды ФНЦГ им. Ф.Ф. Эрисмана - Вып. 13. - Липецк, 2004.- С.279-281.
  14. Жеглова А.В., Никитина Г.В., Сухова А.В. К вопросу о повышении эффективности комплексного лечения и профилактики шумовибрационной патологии // Факторы риска и здоровье населения в регионах России: Научные труды ФНЦГ им. Ф.Ф. Эрисмана - Вып. 13. - Липецк, 2004.- С.341-345.
  15. Жеглова А.В., Сааркоппель Л.М. Функциональное состояние организма горнорабочих различных регионов // Проблемы гигиенической безопасности и управления факторами риска для здоровья населения: Научные труды ФНЦГ им. Ф.Ф. Эрисмана. - Вып. 14. - Н.Новгород, 2004. - С. 223-225.
  16. Жеглова А.В. Обоснование региональных подходов к профилактике вибрационной патологии у горнорабочих // Проблемы гигиенической безопасности и управления факторами риска для здоровья населения: Научные труды ФНЦГ им. Ф.Ф. Эрисмана. - Вып. 14. - Н.Новгород, 2004. - С. 225-227.
  17. Жеглова А.В., Сааркоппель Л.М.,Серебряков П.В.,Федина И.Н.Использование эмоксипина в лечении вибрационной болезни у горнорабочих Крайнего Севера // Человек и лекарство: Материалы ХI Российского национального конгресса. -  М., 2004. - С.610.
  18. Жеглова А.В., Кирьяков В.А., Сааркоппель Л.М. Опыт применения озонотерапии в профпатологии // Профессия и здоровье: Материалы III Всероссийского конгресса.  - М., 2004. - С.227-228
  19. Лечение и профилактика профессиональных заболеваний у подземных рабочих горнодобывающих предприятий: Пособие для врачей / ФНЦГ им. Ф.Ф.Эрисмана: Сост. Кирьяков В.А., Рушкевич О.П., Жеглова А.В. - М., 2004.-54 с.
  20. Жеглова А.В. Нарушение липидного обмена и методы его коррекции при вибрационной патологии // Научные подходы к решению региональных гигиенических проблем сохранения здоровья человека: Научные труды ФНЦГ им. Ф.Ф. Эрисмана. - Вып. 15. - Липецк, 2005.- С. 183-186.
  21. Жеглова А.В. Современные методы лечения и профилактики профессиональной патологии горнорабочих // Гигиеническая наука и санитарная практика в творчестве молодых: Материалы научно-практической конференции. - М., 2005.- С. 43-46.
  22. Жеглова А.В. Методы выявления нарушений здоровья у рабочих машиностроения и их медико-социальная значимость // Экологически обусловленные ущербы здоровью: методология, значение и перспективы оценки: Материалы пленума научного совета по экологии человека и гигиене окружающей среды РАМН и МЗ и соцразвития РФ. – М., 2005. - С.363-365.
  23. Жеглова А.В., Сааркоппель Л.М. Региональные особенности функционального состояния горнорабочих различных регионов РФ // Экологически обусловленные ущербы здоровью: методология, значение и перспективы оценки: Материалы пленума научного совета по экологии человека и гигиене окружающей среды РАМН и МЗ и соцразвития РФ. – М., 2005. - С.365-367.
  24. Функциональные методы оценки состояния сердечнососудистой системы у больных профессиональными заболеваниями дыхательной системы: Пособие для врачей / ФНЦГ им.Ф.Ф.Эрисмана: Сост. Рушкевич О.П., Кирьяков В.А., Жеглова А.В. и др.- М., 2005.-28 с.
  25. Жеглова А.В., Корзенёва Е.В. Клинико-функциональные критерии нарушений здоровья горнорабочих различных регионов // Здоровье нации - основа процветания России: Материалы  II Всероссийского форума. – М., 2006 - С.79-80.
  26. Жеглова А.В. Биологический возраст как показатель функционального состояния организма горнорабочих // Гигиеническая безопасность и здоровье населения в промышленных регионах России: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. - Екатеринбург, 2006. - С.98-99.
  27. Жеглова А.В., Серебряков П.В., Федина И.Н. Исследование опухолеассоциированных антигенов у рабочих предприятий цветной металлургии // Гигиеническая безопасность и здоровье населения в промышленных регионах России: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. - Екатеринбург, 2006. - С.156-158.
  28. Жеглова А.В., Сааркоппель Л.М. Альтернативные методы повышения резистентности организма горнорабочих // Социально-гигиенические  и эпидемиологические проблемы сохранения и укрепления здоровья военнослужащих и населения: Научные труды ФНЦГ им.Ф.Ф. Эрисмана. – Вып.16. - Нижний Новгород, 2006.- С.139-141.
  29. Жеглова А.В. Критерии диагностики функциональных нарушений у горнорабочих // Социально-гигиенические  и эпидемиологические проблемы сохранения и укрепления здоровья военнослужащих и населения: Научные труды ФНЦГ им.Ф.Ф. Эрисмана. – Вып.16. - Нижний Новгород, 2006.- С.141-143.
  30. Жеглова А.В. Особенности адаптационных реакций у рабочих горнорудной промышленности различных регионов // Научные подходы к решению региональных гигиенических проблем сохранения здоровья человека: Научные труды ФНЦГ им. Ф.Ф. Эрисмана . - Вып. 17. - Самара, 2006- С. 151-154.
  31. Жеглова А.В. Немедикаментозная коррекция показателей липидного обмена у горнорабочих // Научные подходы к решению региональных гигиенических проблем сохранения здоровья человека: Научные труды ФНЦГ им. Ф.Ф. Эрисмана. - Вып. 17. - Самара, 2006- С. 155-158.
  32. Жеглова А.В., Давидюк В.И., Сааркоппель Л.М. Эффективность поливитаминных препаратов для повышения общей резистентности организма работающих // Научные подходы к решению региональных гигиенических проблем сохранения здоровья человека: Научные труды ФНЦГ им. Ф.Ф. Эрисмана. - Вып. 17. - Самара, 2006- С. 242-245.
  33. Жеглова А.В. Современные немедикаментозные методы профилактики производственно обусловленной патологии // Гигиеническая безопасность и здоровье городского и сельского населения: Научные труды ФНЦГ им.Ф.Ф. Эрисмана. - Вып. 18. - Саратов, 2006. - С.168-171
  34. Жеглова А.В., Кирьяков В.А., Медведев Е.В. Роль пищевого фактора в развитии уролитиаза у жителей промышленного региона // Гигиеническая безопасность и здоровье городского и сельского населения: Научные труды ФНЦГ им.Ф.Ф. Эрисмана. - Вып. 18. - Саратов, 2006. - С.176-179
  35. Механизмы адаптации и формирования патологических нарушений у работников при воздействии производственных факторов: Информационно-аналитический обзор / ФНЦГ им.Ф.Ф.Эрисмана: Сост. Кирьяков В.А., Рушкевич О.П., Жеглова А.В. и др.- М., 2006.-28 с.
  36. Жеглова А.В., Кирьяков В.А., Медведев Е.В., Сааркоппель Л.М. Озонотерапия, как метод повышения резистентности организма работающих / Материалы II Всероссийского съезда врачей-профпатологов. - Ростов–на-Дону, 2006. - С.169-171.
  37. Жеглова А.В., Кирьяков В.А., Сааркоппель Л.М. и др. Патогенетические аспекты метаболического синдрома при вибрационной болезни (обзор литературы) // Бюллетень научного совета медико-экологических проблем работающих. – 2006. - №4. – С.65-68.
  38. Жеглова А.В., Рыжов В.М. Особенности липидного обмена у рабочих экспериментального машиностроения / Материалы II Всероссийского съезда врачей- профпатологов. - Ростов–на-Дону,2006г., С.145-146.
  39. Жеглова А.В., Кирьяков В.А., Сааркоппель Л.М. Патогенетическое обоснование озонотерапии как метода лечения вибрационной болезни (обзор литературы) // Медицина труда и промышленная экология. – 2006. - №5. - С. С.12-16.
  40. Жеглова А.В. Показатели адаптационных реакций в оценке профессионального риска у горнорабочих // Здоровье нации - основа процветания России: Материалы  III Всероссийского форума. – М., 2007 - С.110-112.
  41. Жеглова А.В. Оптимизация профилактических и лечебно-реабилитационных программ у работников ведущих отраслей промышленности // Здоровье нации - основа процветания России: Материалы  III Всероссийского форума. – М., 2007 - С.154-155.
  42. Жеглова А.В., Истомин А.В., Давидюк В.И., Федина Н.В. Методы  коррекции антиокислительного статуса работающих во вредных условиях труда // Труд и репродуктивное здоровье работающего населения Северо-Запада России: Материалы Всероссийской научно-практической конференции.- Апатиты, 2007. - С.78-79.
  43. Жеглова А.В Особенности функционального состояния организма горнорабочих при различных способах добычи руды // Социально-гигиенический мониторинг здоровья населения: Материалы к одиннадцатой Республиканской научно-практической конференции с международным участием, посвящённой 85-летию Роспотребнадзора и 45-летию медико-профилактического факультета РязГМУ. – Вып. 11.- Рязань, 2007. - С.120-121.
  44. Жеглова А.В. Критерии профессионального риска для работников горнорудной и металлургической промышленности // Профессия и здоровье: Материалы VI Всероссийского конгресса - М., из-во «Дельта», 2007. - С.88-90.
  45. Жеглова А.В., Алиев А.Ф., Иванова Д.С., Гаврилов А.В. Оптимизация лечебно-реабилитационных программ у рабочих основных отраслей промышленности // Профессия и здоровье: Материалы VI Всероссийского конгресса - М., из-во «Дельта», 2007. - С.495-496..
  46. Жеглова А.В., Карташёв О.И., Серебряков П.В. Методические  подходы к оценке профессионального риска на предприятиях цветной металлургии // Профессия и здоровье: Материалы VI Всероссийского конгресса - М., из-во «Дельта», 2007. - С.214-215.
  47. Жеглова А.В. Формирование костно-дистрофических изменений при воздействии производственных факторов // Региональные гигиенические проблемы сохранения здоровья населения: Научные труды ФНЦГ им.Ф.Ф. Эрисмана.- Вып. 19. - Липецк, 2007. - С.195-197.
  48. Жеглова А.В., Богатырёва И.А. Гемодинамические показатели у рабочих промышленных предприятий // Региональные гигиенические проблемы сохранения здоровья населения: Научные труды ФНЦГ им.Ф.Ф. Эрисмана.- Вып. 19. - Липецк, 2007. - С.193-195.
  49. Совершенствование методов профилактики и реабилитации работников ведущих промышленных производств: Пособие для врачей / ФНЦГ им.Ф.Ф.Эрисмана: Сост.  Кирьяков В.А., Яцына И.В., Жеглова А.В. и др.- М., 2007.-28 с.
  50. Жеглова А.В. Управление профессиональным риском для здоровья работников горнорудной и металлургической промышленности // Материалы научно-практической конференции молодых учёных. – М., 2007. - С.52-55.
  51. Оценка профессионального риска для рабочих промышленных предприятий: Пособие для врачей / ФНЦГ им.Ф.Ф.Эрисмана: Сост. Кирьяков В.А., Синёва Е.Л., Жеглова А.В. и др.- М., 2007.-28 с.
  52. Жеглова А.В. Оценка профессионального риска для здоровья работников горнорудной промышленности. Материалы X Всероссийского съезда гигиенистов и санитарных врачей. – М., 2007. - Кн.II. - С.1097-1101.
  53. Жеглова А.В. Методические подходы к оценке профессионального риска для здоровья работающих в неблагоприятных условиях труда // Здравоохранение Российской Федерации. – 2008. - №1. - С.46-47.
  54. Методические подходы к оценке профессионального канцерогенного риска: Методические рекомендации / ФНЦГ им.Ф.Ф.Эрисмана: Сост. Серебряков П.В., Кирьяков В.А.,  Жеглова А.В.  и др.-М., 2008.-32 с.
  55. Жеглова А.В. Оценка профессионального риска у работников ведущих отраслей промышленности // Здоровье нации - основа процветания России: Материалы IV Всероссийского форума. – М., 2008. - С.204-206.
  56. Жеглова А.В. Методические аспекты оценки функционального состояния работников ведущих отраслей промышленности // Медицина труда: Реализация  Глобального плана действий по здоровью работающих на 2008-2017 г.г., принятого Всемирной Ассамблеей здравоохранения: Материалы Всероссийской конференции с международным участием, посвященной 85-летию ГУ НИИ МТ РАМН. – М., 2008. - С. 105-107.
  57. Жеглова А.В., Серебряков П.В., Мелентьев А.В. Особенности вариабельности сердечного ритма у лиц, подвергающихся воздействию вибрации // Функциональная диагностика (Специальный выпуск. Материалы 9-го Конгрессе Российского общества холтеровского мониторирования и и неинвазивной электрофизиологии (РОХМиНЭ).- №2. - 2008.  -С.79.
  58. Жеглова А.В. Критерии профессионального риска нарушений здоровья работающих во вредных условиях  // Вестник Санкт –Петербургской государственной медицинской академии им.И.И.Мечникова. – 2008. - №1. – С.27-30.
  59. Жеглова А.В., О.П.Рушкевич, Л.А.Луценко. Система профилактики профессиональной и общей патологии на крупных промышленных предприятиях // Здравоохранение Российской Федерации. – 2009. - №2. - С.44-46.
  60. Жеглова А.В. Клинико-лабораторные маркёры формирования нарушения здоровья работников горнорудной промышленности // Современные проблемы гигиены и эпидемиологии и пути их решения / Научные труды ФНЦГ им.Ф.Ф.Эрисмана. – Воронеж, 2008. – Вып.20. – С.128-129.
  61. Жеглова А.В. Исследование костно-суставного аппарата у работников горнорудной промышленности // Материалы III Всероссийского съезда врачей-профпатологов. – Новосибирск, 2008. – С.241-242.
  62. Жеглова А.В., Сааркоппель Л.М. Озон и гипоксия – перспективы применения в медицине труда // Материалы III Всероссийского съезда врачей-профпатологов. – Новосибирск, 2008. – С.313-314.
  63. Критерии прогнозирования состояния здоровья работающих и риска развития профессиональных заболеваний при воздействии производственных и внепроизводственных факторов: Пособие для врачей / ФНЦГ им.Ф.Ф.Эрисмана: Сост. Кирьяков В.А., Федина И.Н., Жеглова А.В. и др.- М., 2008.-28 с.
  64. Жеглова А.В. Профессиональный риск и критерии нарушения здоровья работников горнорудной промышленности // Медицина труда и промышленная экология. – 2009. (принята в печать).
  65. Жеглова А.В. Клинико-функциональные и лабораторные критерии профессионального риска для работников горнорудной промышленности // Системный анализ и управление в биомедицинских системах. – 2009. – №1. – С. 356-363.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.