WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

КОТЫШЕВА

Екатерина Николаевна

РАЗРАБОТКА МЕТОДИЧЕСКИХ ОСНОВ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ВРОЖДЕННЫХ МОРФОГЕНЕТИЧЕСКИХ ВАРИАНТОВ ДЛЯ ОЦЕНКИ НЕБЛАГОПРИЯТНОГО ДЕЙСТВИЯ ФАКТОРОВ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ НА ЧЕЛОВЕКА

14.00.07 гигиена

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Оренбург - 2008

УДК 613.0

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего

профессионального образования «Магнитогорский государственный университет»

Научный консультант:        

доктор медицинских наук, профессор

ЖУРКОВ Вячеслав Серафимович

Официальные оппоненты:        

доктор медицинских наук, профессор

БЫСТРЫХ Владимир Викторович

доктор медицинских наук, профессор

ДУНАЕВ Василий Никандрович

доктор биологических наук

СЫЧЕВА Людмила Петровна

Ведущая организация: Государственное образовательное учреждение
высшего профессионального образования «Московская медицинская академия имени И.М. Сеченова Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»

Защита диссертации состоится «__» ______________ 2008 года в _____ на заседании диссертационного совета Д 208.066.01. при ГОУ ВПО «Оренбургская государственная медицинская академия Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию» (460000, г. Оренбург, ул. Советская, д. 6)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Оренбургская государственная медицинская академия Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию» по адресу: г. Оренбург, Парковый проспект, 7 и на сайте http: www.orga.ru

Автореферат разослан «__» ______________2008 г.

Ученый секретарь диссертационного

совета, доктор биологических наук, профессор

СОЛОВЫХ Галина Николаевна

Общая характеристика работы

Актуальность темы

Одной из приоритетных задач государственной политики Российской Федерации (РФ) признано обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия населения – важного условия эффективной реализации прав граждан на охрану здоровья [Закон РФ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», 1999]. Однако в настоящее время регионы с интенсивным развитием различных отраслей промышленности испытывают значительные химические нагрузки, что приводит к ухудшению состояния здоровья проживающего населения [Боев В.М., 2003; Онищенко Г.Г., 2001, 2003, 2006; Рахманин Ю.А. и соавт., 2002]. Напряженное положение сложилось в городах с металлургической промышленностью, в которых загрязнение окружающей среды и связанная с ним заболеваемость населения находятся на высоком уровне [Кошкина В.С., 2004]. Наиболее существенным фактором, влияющим на здоровье, остается состояние атмосферного воздуха [Сабиpова З.Ф., 2001].

Важнейшим направлением исследований в области гигиены признана разработка информативных и неинвазивных методов диагностики донозологических изменений в состоянии здоровья человека, возникающих под влиянием неблагоприятных экзогенных факторов [Онищенко Г.Г., 2006; Рахманин Ю.А., Ревазова Ю.А., 2004; Соленова Л.Г. и др., 2004]. Показатели отдаленных эффектов такого воздействия, в том числе тератогенных и мутагенных, считаются особо актуальными в общебиологическом и социально-медицинском отношении [Бочков Н.П., 2002; Рахманин Ю.А., Ревазова Ю.А., 2004].

Среди биомаркеров эффекта тератогенных и мутагенных воздействий факторов окружающей среды выделяют показатели врожденных морфогенетических вариантов (ВМГВ) – небольших признаков нарушений пренатального морфогенеза органа, его части или части тела, которые не нарушают функции органа [Рахманин Ю.А., Ревазова Ю.А., 2004]. Использование частот ВМГВ в качестве донозологических показателей, отражающих генетическое здоровье населения, признано приоритетной научной разработкой в соответствии с рекомендациями Всемирной Организации Здравоохранения [Соленова Л.Г. и др., 2004].

Однако современная гигиеническая наука уделяет пристальное внимание лишь воздействию факторов окружающей среды на частоты врожденных пороков развития (ВПР), распространенность которых не превышает 3-5% [Игнатова Л.Ф., 2006; Сайченко С.П. и др., 2004]. При этом остается до конца не исследованной роль факторов окружающей среды в процессах донозологического дисморфогенеза у достаточно здоровых лиц. Хотя здоровье именно этой части населения наиболее значимо в социальном и в медицинском отношении [Баранов А.А. и др. 2005]. Использование показателей ВМГВ в социально-гигиеническом мониторинге имеет ряд преимуществ. Они широко распространены, поскольку не вызывают функциональных изменений в организме плода, не индуцируют его гибель и элиминацию [Ревазова Ю.А., 2000; Субботина Т.И., 1994]. Большинство ВМГВ – это наружные признаки, их диагностика неинвазивна, доступна и экономична по сравнению с ВПР.

К настоящему времени многие вопросы использования показателей ВМГВ для оценки неблагоприятных влияний факторов окружающей среды на процессы морфогенеза остаются нерешенными. Неоднозначная интерпретация сущности ВМГВ, значительные расхождения спектра учитываемых признаков, различия методов оценки и регистрации, колебания частот в соответствии с полом, возрастом, национальной принадлежностью вызывают закономерные затруднения в их использовании в гигиенических исследованиях. Не обоснованы требования, позволяющие получить устойчивые и воспроизводимые результаты на различных территориях. Нет достаточных сведений о связях между воздействием техногенных факторов окружающей среды и частотами указанных признаков. Не определены конкретные статистические показатели представления данных о ВМГВ в исследованиях эффектов неблагоприятных внешних воздействий. Не проведена оценка роли химического загрязнения окружающей среды в формировании ВМГВ на фоне других медико-биологических, поведенческих и социально-бытовых факторов. Отсутствуют данные о связи показателей ВМГВ с экологически-обусловленными заболеваниями и другими нарушениями здоровья детского населения.

В связи с этим требуется научное обобщение и систематизация знаний о ВМГВ, обоснование унифицированных методических подходов к их использованию в эколого-гигиенических исследованиях, оценка чувствительности показателей ВМГВ к влиянию факторов окружающей среды, выявление химических загрязнителей окружающей среды, влияющих на дисморфогенез. Необходимо разработать алгоритм использования показателей ВМГВ в качестве биологических маркеров отдаленных эффектов химического воздействия, который позволил бы применять их в системе социально-гигиенического мониторинга, разрабатывать социальные и гигиенические мероприятия, направленные на укрепление здоровья населения.

Цель настоящего исследования – разработка методических подходов к использованию показателей ВМГВ для оценки неблагоприятного действия факторов окружающей среды на человека.

Задачи исследования:

    1. Провести гигиеническую оценку химического загрязнения атмосферного воздуха и питьевой воды селитебных территорий Магнитогорска.
    2. Показать чувствительность показателей ВМГВ к экологическим особенностям территорий проживания, в частности, к техногенному химическому загрязнению окружающей среды.
    3. Изучить связи показателей ВМГВ у детей с химическим загрязнением атмосферного воздуха.
    4. Разработать научно обоснованную, унифицированную систему оценки показателей ВМГВ с учетом пола, возраста, национальных особенностей популяционных групп, позволяющую получить устойчивые и воспроизводимые результаты в гигиенических исследованиях. Выявить базовые характеристики ВМГВ у детей 4-7 лет, посещающих дошкольные образовательные учреждения, оценить их надежность.
    5. Оценить частоты ВМГВ у детей с экологически обусловленными заболеваниями.
    6. Проанализировать адаптационные возможности и показатели физического развития у детей с разным числом ВМГВ в зависимости от уровня химического загрязнения атмосферного воздуха атмосферного воздуха.
    7. Оценить частоты ВМГВ с учетом влияния социально-бытовых, поведенческих и медико-биологических факторов.

Научная новизна

Предложена научно-методическая система унифицированной оценки частот ВМГВ; обоснованы условия и принципы ее использования для выявления неблагоприятного действия факторов окружающей среды на процессы пренатального развития организма человека.

Показана чувствительность показателей ВМГВ к воздействию химических факторов среды на основе их анализа на модели, характеризующейся качественным единством и количественными различиями спектра поллютантов, сравнения с аналогичными показателями в других городах РФ. Впервые на репрезентативной выборке детей установлена зависимость показателей ВМГВ от концентраций отдельных поллютантов в атмосферном воздухе и комплексных показателей загрязнения. Доказана возможность применения в гигиенических исследованиях показателей группы редких признаков с частотой в популяции не более 1%.

Определены базовые статистические характеристики совокупности 87-ми ВМГВ, их групп и отдельных форм у организованных детей 4-7 лет. Впервые показана устойчивость показателей совокупности ВМГВ, их групп, выявленных по унифицированной методике, в соответствии с полом, возрастом, национальной принадлежностью (русские, башкиры, смешанный брак) среди детей дошкольного возраста.

Впервые у детей с 5 и более ВМГВ, проживающих в условиях выраженного химического загрязнения окружающей среды, выявлена предрасположенность к развитию экологически обусловленной патологии, установлено снижение антропометрических показателей, нарушение адаптационных возможностей организма, изменение баланса взаимоотношений гормонов тиреоидного спектра, снижение уровней продуктивности внимания и восприятия, повышение уровня личностной тревожности.

Выделены социальные, поведенческие, медицинские факторы, при наличии которых в анамнезе у матери отмечено увеличение у детей частот 5 и более ВМГВ – производственная вредность (химические вещества), курение во время беременности, прием фармакологических средств для лечения инфекционного заболевания, самопроизвольные и медицинские аборты, среднее или неполное высшее образование.

Теоретическая значимость работы заключается в развитии ме­тодологии оценки отдаленных последствий воздействия техногенного химического загрязнения окружающей среды на здоровье населения. Обоснована концепция использования показателей ВМГВ в эколого-гигиенических исследованиях, которая позволяет существенно расширить представление о процессах дисморфогенеза у достаточно здоровых лиц, связанных с влиянием факторов окружающей среды. Научно разработана система изучения частот ВМГВ, включающая методы накопления, унификации, систематизации, анализа информационной базы, результаты использования которой могут служить основой для разработки профилактических и оздоровительных программ сохранения здоровья детей в регионах с высокой степенью техногенного химического загрязнения окружающей среды.

Практическая значимость работы

Разработаны методические рекомендации к использованию показателей ВМГВ в исследованиях по оценке неблагоприятного действия факторов окружающей среды на человека. Они включают выбор контингентов для обследования, способы формирования, величины и характеристику выборок, перечень учитываемых признаков, методы диагностики и оценки ВМГВ, формы регистрации информации, формирование баз данных, методы их группировки и статистической обработки, способы представления результатов. Определены базовые частоты совокупности ВМГВ, групп ВМГВ (редких и альтернативных признаков, малых пороков развития, феногенетических вариантов) и отдельных признаков у здоровых организованных детей дошкольного возраста. Обоснована возможность использования показателей группы редких ВМГВ в эколого-гигиенических исследованиях, что позволяет существенно упростить такого рода работы. Выявленные зависимости показателей ВМГВ от концентраций поллютантов атмосферного воздуха, установленные сроки их воздействия важны для планирования гигиенических и профилактических мероприятий.

Показана возможность выделения на основе числа ВМГВ среди организованных детей дошкольного возраста лиц, склонных к развитию экологически обусловленных заболеваний, снижению адаптационных возможностей организма, нарушению физического развития, что дает возможность совершенствовать профилактическую и оздоровительную работу в медицинских и в дошкольных образовательных учреждениях.

Выявлен ряд факторов в анамнезе матери, при наличии которых отмечается увеличение частот 5 и более ВМГВ – производственная вредность (химических веществ), курение во время беременности, прием фармакологических средств для лечения инфекционного заболевания, самопроизвольные и медицинские аборты. Их учет позволяет осуществлять комплексные мероприятия по предупреждению нарушений пренатального морфогенеза.

Для совершенствования информационно-методической базы социально-гигиенического мониторинга по результатам исследования ВМГВ среди организованных детей дошкольного возраста Магнитогорска создан банк данных, содержащий полную информацию о наличии отдельных форм ВМГВ, их групп и общего числа, о наличии заболеваний по данным профилактических осмотров, частично – о показателях физического развития.

Реализация результатов работы

Результаты исследования реализованы в следующих документах:

– в методических рекомендациях «Использование частоты врожденных морфогенетических вариантов для выявления неблагоприятного действия факторов окружающей среды на процессы пренатального развития» (утверждены председателем научного совета РАМН и министерства здравоохранения и социального развития РФ по экологии человека и гигиене окружающей среды, академиком РАМН Ю.А. Рахманиным 27.12.06, Москва, 2006, 23с.);

– в монографии «Врожденные морфогенетические варианты в эколого-гигиенических исследованиях» (Магнитогорск, 2007, 223с.).

Полученные результаты использованы в государственном докладе «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения и защите прав потребителей Челябинской области за 2006г.» (акт внедрения № 4 от 27.03.07), в докладе в Федеральном государственном учреждении «Аппарат Общественной палаты РФ» по теме «Окружающая среда и здоровье человека» (г. Москва, справка № 9 от 23.01.07), в работе Магнитогорской лаборатории по мониторингу загрязнения атмосферного воздуха ГУ Челябинской ЦГМС (справка № 15 от 23.06.05). Положения теоретического и прикладного характера, сформулированные в диссертационном исследовании, включены в курс лекций для студентов ГОУ ВПО «Магнитогорский государственный университет» (акт внедрения № 57 от 27.03.07), ГОУ ВПО «Магнитогорский государственный технический университет им. Г.И. Носова» (акт внедрения № 34 от 23.01.07).

Апробация работы

Результаты диссертационной работы представлялись на Российской научно-практической конференции «Окружающая среда и здоровье. Экологическое воспитание и образование» (Магнитогорск, 2001), на международном симпозиуме «Актуальные проблемы репродуктивного здоровья в условиях антропогенного загрязнения» (Казань, Арт-Кафе, 2001), на второй всероссийской конференции с международным участием «Экология 2002 – море и человек» (Таганрог, 2002), на VI международной конференции «Здоровье семьи – 21век» (Дубаи-Пермь, 2002), на Всероссийской научно-практической конференции «Среда обитания и здоровье детского населения» (Оренбург, 2003), на международной научно-практической конференции «Семейная политика: демографический кризис и общественная безопасность» (Магнитогорск, 2004), на Всероссийской научной конференции «Проблемы экологически обусловленных нарушений здоровья населения промышленных городов Южного Урала с развитой черной металлургией: медицинские, психолого-педагогические аспекты» (Магнитогорск, 2004), на пленуме Научного совета по экологии человека и гигиене окружающей среды РАМН и Минздрава и соцразвития РФ «Экологически обусловленные ущербы здоровью: методология, значение и перспективы оценки» (Москва, 2005), на международной конференции «Актуальные аспекты жизнедеятельности человека на Севере» (Архангельск, 2006), на конференции с участием иностранных специалистов «Экология человека, гигиена и медицина окружающей среды на рубеже веков: состояние и перспективы развития (Москва, 2006), на пленуме Научного совета по экологии человека и гигиене окружающей среды РАМН и Минздрава и соцразвития РФ «Современные проблемы гигиены города, методология и пути решения» (Москва, 2006), на международной научно-практической конференции «Мир детства и образование» (Магнитогорск, 2007), на внутривузовских конференциях Магнитогорского государственного университета (1996-2006 гг.).

Личный вклад автора

Автор лично принимал участие в выполнении исследований по всем разделам диссертации, включая постановку цели и задач, определение характеристик, объема и принципов формирования выборок, обоснование методик исследования, сбор данных о ВМГВ, их статистическую обработку, обобщение и анализ. При непосред­ственном участии и под руководством автора проведены антропометрические, клинико-физиологические, психологические исследования, сбор материалов о заболеваемости, анкетирование и опрос, внедрены методы использования ВМГВ в эколого-гигиенических исследованиях, подготовлены публикации по теме диссертации. Доля участия автора в сборе материала – 80%, в обработке и анализе материалов – 100%.

Публикации. По материалам диссертации опубликовано 44 печатные работы, в том числе 1 монография, 1 методические рекомендации, 14 статей в рецензируемых журналах.

Связь работы с научными программами.

Диссертационная работа выполнена в ГОУ ВПО «Магнитогорский государственный университет» согласно основного плана научных исследований в рамках комплексной программы «Изучение резистентности организма к воздействию среды обитания» (№ государственной регистрации 01.2.00 108283).

Структура и объем диссертации

Диссертация изложена на 342 страницах машинописного текста, состоит из введения, обзора литературы, характеристики материала и методов исследования, шести глав собственных исследований, заключения, выводов и списка литературы, приложений. Работа иллюстрирована 68 таблицами и 6 рисунками. Список литературы включает 518 источников, из них 213 отечественных и 305 иностранных авторов.

Основные положения, выносимые на защиту

  1. Унифицированная система оценки показателей ВМГВ у организованных детей 4-7 лет, позволяющая получить устойчивые (в соответствии с полом, возрастом, этнической принадлежностью) и надежные статистические характеристики ВМГВ.
  2. Гигиеническое обоснование использования показателей ВМГВ и редких ВМГВ для изучения неблагоприятного действия факторов окружающей среды на человека.
  3. Зависимость показателей ВМГВ от концентраций поллютантов атмосферного воздуха.
  4. Возможность выявления на основе числа ВМГВ предрасположенности организма детей к развитию экологически обусловленных заболеваний, снижению адаптационных возможностей организма, нарушению общего физического развития с целью проведения своевременных мероприятий по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия детского населения.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Общая характеристика исследуемых контингентов при исследовании ВМГВ

Исследование проведено в Магнитогорске – крупном промышленном центре черной металлургии. Объектом изучения явились дети 4-7 лет, посещающие дошкольные образовательные учреждения (ДОУ). Выбор данной группы обусловлен тем, что она отражает основную часть детской популяции 4-7 лет. В отношении большинства ВМГВ колебаний частот в дошкольном возрасте не наблюдается. Состояние здоровья детей позволяет им посещать организованный коллектив; семьи в основном имеют средний уровень доходов. В ДОУ имеется возможность организовать обследование детей четко и планомерно, изучить наружные признаки на больших контингентах.

Для решения задач исследования последовательно были сформированы 3 выборки.

Первая выборка – основная сформирована для изучения базовых частот ВМГВ; для оценки влияния на исследуемый показатель химического загрязнения окружающей среды; для изучения связи между числом ВМГВ и экологически обусловленными заболеваниями. Обследование детей проведено в 39 из 120 муниципальных ДОУ (30,2%) – рис. 1.

Рисунок 1. Расположение на территории Магнитогорска ДОУ, в которых изучены ВМГВ.

(курсивом отмечены стационарные посты Магнитогорской лаборатории по мониторингу загрязнения атмосферного воздуха – №31, №33, №34, №35).

Выборка включала 4970 организованных русских детей (2604 мальчика и 2366 девочек) 4-7 лет 1994-2001 года рождения (32,2% от общего числа – 15459 человек). Соотношение мальчиков и девочек в каждой возрастной группе (примерно 1,0:0,9) типично для детей дошкольного возраста в РФ. Условием включения детей в выборку являлась качественно заполненная медицинская документация.

При формировании выборки с учетом экологических условий территорий проживания выбраны ДОУ из двух районов города, существенно различающихся по уровню химического загрязнения. Среди обследованных детей в Левобережном (более загрязненном) районе города проживали 1610 человек (32,39%), Правобережном (менее загрязненном) районе – 3360 человек (67,59%).

Вторая выборка сформирована для изучения ВМГВ в соответствии с национальной принадлежностью. Она состояла из 2-х подвыборок. Первая из них включала 780 башкир (394 мальчика, 386 девочек); вторая – 644 ребенка (343 мальчика, 321 девочка), рожденных в смешанных браках, то есть отец – русский, мать – башкирка или отец – башкир, мать – русская.

Третья выборка сформирована для изучения показателей физического развития у детей с разным числом ВМГВ. Она включала 2635 детей 5-7 лет (1351 мальчика и 1284 девочки – 1,00:0,95), посещающих ДОУ.

Выборки идентичны между собой по признакам «пол», «возраст», «район проживания». При их формировании учитывали, что число наблюдений для получения репрезентативных данных о ВМГВ должно превышать 500-1000 единиц [Бочков Н.П., Субботина Т.И., Яковлев В.В. и др., 1994]. Для объективного изучения частот ВМГВ в популяции в выборку не включали единицы наблюдения, имеющие специфические проявления наследственных синдромов, ВПР. Обследование не проводилось в специализированных ДОУ для детей с хроническими заболеваниями, в детских домах, а также в частных ДОУ.

Методы исследования ВМГВ

1. Методы выявления, учета и оценки ВМГВ у детей.

Для изучения ВМГВ использовали перечень, разработанный на кафедре клинической генетики Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова [Бочков Н.П. и др., 1994; Субботина Т.И., 1994]. Проводили альтернативную оценку признаков, то есть учитывали крайние формы выраженности – не менее 2-3 сигм (без антропометрии). Во время полного наружного осмотра (ребенок – в положении по «стойке смирно») регистрировали наличие каждого из 87 ВМГВ, которые четко распознаются согласно международным критериям [Spranger J. et al., 1982]. Их перечень и характеристика приведены в таблице 1. При анализе полученных данных проводили объединение ВМГВ в группы:

– редкие признаки с популяционной частотой, не превышающей 1% (28 из 87– 32,2%);

– альтернативные ВМГВ (17 из 87 – 19,5%) с наиболее четкой регистрацией;

– малые пороки развития (25 из 87 – 28,7%) – формируются в период органогенеза;

– феногенетические варианты (26 из 87 – 29,9%) – формируются в ранний фетальный период [Trixler M., Tenyi T., Csabi G. et al., 1997].

Таблица 1.

Перечень врожденных морфогенетических вариантов и характеристика

Название ВМГВ

Характеристика ВМГВ*

Название ВМГВ

Характеристика ВМГВ

Р.

Ал.

МПР

ФВ

Р.

Ал.

МПР

ФВ

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

1

Выступающий лоб

+

45

Гипоплазия нижней челюсти

+

+

2

Выступающий затылок

+

46

Макростомия

+

3

Плоский затылок

+

47

Микростомия

+

+

4

Брахицефалия

48

Короткий фильтр

+

5

Долихоцефалия

49

Длинный фильтр

+

6

Мыс «вдовы»

50

Ямки на нижней губе

+

+

+

7

Низкий рост волос на лбу

+

51

Макроглоссия

+

+

8

Гипертрихоз

52

Складчатый язык

+

+

+

9

Гипотрихоз

+

53

Высокое небо

+

10

Алопеция

+

+

54

Раздвоение язычка

+

+

+

11

Две макушки

+

+

55

Аномальная форма зубов

12

Низкий рост волос на шее

+

56

Аномальный рост зубов

13

Короткая шея

57

Центральная диастема

14

Асимметрия ушей

58

Пятна «кофе с молоком»

+

15

Макротия

59

Витилиго

+

+

16

Микротия

+

60

Лентиго

+

+

17

Низкорасположенные ушные раковины

+

61

Невус (родинка)

+

+

18

Ротированные назад ушные раковины

62

Гемангиома

+

+

19

Упрощенная форма ушных раковин

+

63

Гипертелоризм сосков

+

20

Чашеобразные ушные раковины

+

64

Дополнительные соски

+

+

+

21

Пре- и аурикулярные выросты

+

+

65

Сакральная ямка

+

+

22

Бороздки на ушной раковине

+

+

+

66

Широкое пупочное кольцо

Примечание: ред. – редкие, ал. – альтернативные, МПР – малые пороки развития, ФГВ – феногенетические варианты. МПР и ФГВ выделены согласно [Trixler M. et al., 1997].


Продолжение табл. 1.

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

23

Оттопыренные уши

+

67

Умеренное расхождение прямых мышц живота

+

24

Преаурикулярные фистулы

+

+

+

68

Шалевидная мошонка

25

Асимметрия глаз

+

69

Паховая грыжа

26

Блефарофимоз

+

+

70

Брахидактилия

+

27

Монголоидный разрез

+

71

Арахнодактилия

+

+

28

Антимонголоидный разрез

+

72

Клинодактилия

+

29

Эпикант

+

73

Камптодактилия

+

30

Гипертелоризм глаз

+

74

Широкие первые пальцы на кистях

31

Гипотелоризм глаз

75

Кожная синдактилия пальцев кисти

+

32

Телекант

76

Короткий пятый палец

+

33

Страбизм

77

Утолщение ногтевых фаланг

34

Птоз

+

78

Ломкие ногти

+

35

Экзофтальм

+

79

Поперечная ладонная складка

+

+

+

36

Гетерохромия радужки

80

Сиднеевская складка

+

+

+

37

Синофриз

+

81

Единственная сгибательная складка на мизинце

+

+

+

38

Голубые склеры

82

Широкие первые пальцы на стопах

+

39

Плоское и широкое переносье

83

Гипоплазия 1 пальца стопы

+

+

40

Искривление носовой перегородки

84

Гипоплазия 5 пальца стопы

+

+

41

Открытые вверх ноздри

85

Кожная синдактилия пальцев стопы

+

42

Гиперплазия верхней челюсти

+

86

Пяточная стопа

+

+

43

Гипоплазия верхней челюсти

+

87

Сандалевидная щель

+

44

Гиперплазия нижней челюсти

У мальчиков учитывали признаки «шалевидная мошонка» и «паховая грыжа», отсутствующие у девочек. Для объективного сравнения общего числа ВМГВ в соответствии с полом и при объединении подвыборок данные два признака исключались.

Возрастные подгруппы формировали на момент обследования в соответствии с руководством для врачей «Методы исследования физического развития детей и подростков в популяционном мониторинге» [М., 1999]. Группы мальчиков и девочек осматривали отдельно или в разных помещениях.

Для проверки точности диагностики ВМГВ дважды проводили повторный осмотр 100 детей, выбранных слепым методом, с периодичностью в 1 год. При сравнении каждых двух пар связанных выборок по числу ВМГВ с помощью критерия Вилкоксона подтвердилась нулевая гипотеза об их единстве (р>0,05), что свидетельствует об объективности диагностики.

2. Методы регистрации ВМГВ, формирования баз данных.

Для регистрации ВМГВ во время исследования использовали карманный персональный компьютер Dell Axim, что существенно ускорило сбор и регистрацию материала. Информацию о каждом ребенке заносили в базу данных, реализованную в Excell for Windows. Она состояла из нескольких блоков. Первый блок включал анкетные данные на каждого обследованного (порядковый номер, фамилия, имя, пол, дата рождения, дата обследования, возраст на момент обследования, номер ДОУ, адрес, национальность). Информация получена из документации ДОУ, частично – по результатам анкетирования. Второй блок включал 87 полей отдельных форм ВМГВ, третий – 8 полей показателей физического развития, четвертый – поля нозологических форм и классов болезней. Под одним и тем же порядковым номером во всех блоках базы данных находилась информация об одном и том же обследованном.

Методы гигиенической оценки качества атмосферного воздуха и питьевой воды

селитебных территорий

Для гигиенической оценки качества атмосферного воздуха селитебных территорий использовали архивные и текущие данные Магнитогорской лаборатории по мониторингу загрязнения атмосферного воздуха (Федеральной службы России по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды) за 1991-2001гг. Они основаны на анализе 286400 проб (в среднем 26036 проб в год). Анализ загрязнения атмосферного воздуха проведен по 20 веществам в соответствии с РД 52.04.186-89 и ГОСТ 17.2.3.01-86. По данным стационарного наблюдения на 4 постах оценивалось содержание многокомпонентной пыли, диоксида серы, оксида углерода, оксида и диоксида азота, сероуглерода, фенола, аммиака, бензола, ксилола, толуола, этилбензола, стирола, бенз(а)пирена, по данным стационарных и маршрутных наблюдений – 9 металлов: железа, кадмия, кобальта, марганца, меди, никеля, свинца, хрома, цинка. Для оценки суммарного загрязнения атмосферы определяли показатель Ксум [ОНД-86. Методика расчета концентраций в атмосферном воздухе вредных веществ, содержащихся в выбросах предприятий, 1987].

Для оценки качества питьевой воды из водопроводной сети была проведена выкопировка данных из отчетов лаборатории МП «Производственное управление водоканализационного хозяйства» о результатах исследования проб за 1994-2001гг. Они основывались на анализе 36201 проб (в среднем 3291 проб в год). Качество питьевой воды оценивалось по 31 показателю на соответствие требованиям ГОСТ 2761-84, СанПиН 2.1.4.559-96 и СанПиН 2.1.4.1074-01. Рассчитаны комплексные показатели Квода в зависимости от лимитирующего признака вредности [МУ №01-19/17-17 от 26.02.96].

Проводили сравнительный анализ химического загрязнения объектов окружающей среды двух районов Магнитогорска – Правобережного и Левобережного. Выбранные районы отвечали требова­ниям одно­типности по природно-климатическим, биогеохими­ческим при­знакам, по плотности населения, благоустройству жилья, развитию транс­портных сетей, доступности меди­цинской помощи. Левобережный район прилегает к промышленным предприятиям, в частности к Магнитогорскому Метал­лургическому комбинату (ММК), Правобережный район удален от ММК примерно на 10 км и отделен рекой Урал.

Методы изучения показателей ВМГВ у детей с экологически обусловленными заболеваниями

Исследование показателей заболеваемости проведено на основе данных профилактических медицинских осмотров узкими специалистами на основной выборке. Осуществляли выкопировку информации из карт профилактического осмотра, «Медицинских карт ребенка для образовательных учреждений» (ф.026-у). Все сомнительные случаи уточнялись с привлечением данных амбулаторных карт «История развития ребенка» (ф.112-у), выписок из медицинских карт амбулаторного, стационарного больного (ф.027-у). Группировку заболеваний осуществляли в соответствии с МКБ-10. При сравнении между районами проживания произведено изучение распространенности заболеваний. При анализе показателей ВМГВ у детей с экологически обусловленными заболеваниями за единицу наблюдения взят ребенок (а не случай заболеваемости) а во временном аспекте – фактически наблюдаемый возраст (а не календарный год). Проводили сравнение распределений детей с заболеваниями по числу ВМГВ с базовым распределением. Дополнительно рассчитывали показатели относительных рисков болезней (ОР) и 95%-ых доверительных интервалов (ДИ) [Реброва О.Ю., 2000].

Методы оценки адаптационных возможностей организма детей

Для исследования адаптационных возможностей детей с разным числом ВМГВ на территории 2-х районов города сформированы выборки гнездовым способом – отобраны ДОУ, максимально приближенные к постам наблюдения Магнитогорской лаборатории по мониторингу загрязнения атмосферного воздуха. Методом «копия-пара» отобраны равновесные группы детей 6-7 лет 1-й и 2-й группы здоровья с числом ВМГВ соответственно 2 и менее ВМГВ, 3-4 ВМГВ, 5 и более ВМГВ. Учитывали пол ребенка, возраст, длительность проживания в данном районе. Проведена оценка состояния вегетативной нервной системы по показателям регуляции сердечного ритма (данные кардиоинтервалографии – КИГ) у 480 человек, гормонального статуса – у 180 человек, психологического статуса – у 240 человек.

При обработке результатов на кардиографе «Карди» выделяли следующие варианты исходного вегетативного тонуса (состояние покоя) – эйтония, ваготония, симпатикотония; варианты вегетативной реактивности (результат клиноортостатической пробы) – нормальная, асимпатикотоническая, гиперсимпатикотоническая [Баевский Р.М., 1997]. Гормональный статус оценивали с помощью иммуноферментного анализа по концентрациям в сыворотке крови тиреотропного гор­мона гипофиза (ТТГ), трийодтиронина (Т3), свободного тироксина (Т4), кортизола.

Анализ состояния психической сферы детей базировался на оценке уровней внимания, восприятия, тревожности, самоотношения. Оценка внимания (продуктивность и устойчивость) произведена с помощью 5-минутной корректурной пробы («кольца Ландольта»), самоотношения – по методике «Какой я?»; восприятия – на основе оценки четырех субтестов «Чего не хватает?», «Узнай, кто это?», «Какие предметы спрятаны на рисунке?», «Чем залатать коврик?». Для исследования тревожности использовали детскую модификацию теста «Выбери нужное лицо». Результаты каждого теста оценены в баллах. Определяли уровни развития психических свойств и качеств – высокий (8-10 баллов), средний (4-7 баллов), низкий (1-3 балла) [Немов Р.С., 2003].

Методы выявления и оценки показателей физического развития детей

Антропометрические измерения осуществляли согласно общепринятой унифицированной методике Арон-Ставицкой. Определяли длину тела, массу тела, окружность грудной клетки. Для их оценки у детей с разным числом ВМГВ применяли центильный метод на основе «Межрегиональных нормативов для оценки длины и массы тела детей от 0 до 14 лет» [1990].

Методы изучения факторов разной природы, влияющих на ВМГВ

Для решения задачи оценки влияния на число ВМГВ у детей социально-бытовых, медико-биоло­гических факторов проведено анкетирование и опрос родителей. В анализе использовали данные 2072 анкет. Применяли модифицированный вариант анкеты, представленной в методических рекомендациях «Оценка физического развития и состояния здоровья детей и подростков, изучение медико-социальных причин формирования отклонений в здоровье» [МУ №01-19/31-17 от 17.03.96].

Методы статистической обработки результатов

Статистическую обработку результатов исследований проводили с помощью пакета прикладных программ Excell for Windows, StatSoft Statistica for Windows версии 6.0.

Для характеристики центральной тенденции при анализе ВМГВ определяли среднюю арифметическую взвешенную (Х). В каждом ряду дискретных признаков определяли минимальное и максимальное значение, моду (Мо), медиану (Ме), асимметрию (As). Для описания вариабельности показателей и точности оценки определяли дисперсию (2), среднеквадратичное отклонение (), коэффициент вариации (), 95%-ные доверительные интервалы (ДИ).

Сравнение групп по количественным признакам проводили с использованием t-критерия Стьюдента, непараметрических критериев Манна-Уитни и Колмогорова-Смирнова; по категорированным признакам – с помощью критерия 2 Пирсона, точного критерия Фишера. Сравнение независимых групп признаков выполняли с помощью непараметрического дисперсионного анализа Краскела-Уоллиса. При сопоставлении переменных, относящихся к одной выборке, использовали критерий Вилкоксона. Анализ тесноты и направленности связей проводили с помощью корреляционного анализа по Спирмену и по Пирсону [Реброва О.Ю., 2000; Юнкеров В.И., Григорьев. С.Г., 2002]. Для комплексного анализа совокупности факторов, влияющих на число ВМГВ, использовали иерархические процедуры кластерного анализа [Гонсалес Дж., 1978].

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Популяционные характеристики врожденных морфогенетических вариантов

Литературные данные о ВМГВ характеризуются большой степенью неоднородности и неопределенности. Известно явление возрастной модификации ВМГВ, половой и этнической обусловленности частот, что диктует необходимость их учета. Для обоснования использования ВМГВ при оценке неблагоприятного действия факторов окружающей среды представлялось важным провести анализ популяционных характеристик изучаемых признаков с целью выявления базовых показателей, которые могли бы явиться основой для дальнейших сравнений с уверенностью, что подобное сравнивается с подобным.

Наиболее объективным представлением результатов является распределение детей по числу ВМГВ (табл. 2). Базовые статистические характеристики ВМГВ у организованных 4-7 лет Магнитогорска приведены в табл. 3.

Установлен мультиноминальный характер распределения дискретных признаков. Число ВМГВ у одного ребенка варьировало от 0 до 11. Мода соответствовала 3 ВМГВ. Процент лиц с 2-мя ВМГВ был несколько ниже, чем процент лиц с 3-мя ВМГВ. В целом, почти у 50% детей выявлялось 2-3 ВМГВ. 7 и более ВМГВ отмечалось менее чем у 5% обследованных. Среднее число ВМГВ близко к моде и медиане. Установлено, что вариативность признака весьма высока. Отмечена правосторонняя асимметрия распределения, связанная с преобладанием в выборке детей с числом ВМГВ ниже средних значений. Статистически значимые различия распределений у мальчиков и девочек отсутствуют (р>0,05).

Таблица 2.

Распределение детей по общему числу врожденных морфогенетических вариантов

Число ВМГВ

Мальчики

Девочки

Оба пола

Абс.

%

Абс.

%

Абс.

%

0

171

6,57

164

6,93

335

6,74

1

383

14,71

397

16,78

780

15,69

2

588

22,58

546

23,08

1134

22,82

3

644

24,73

569

24,05

1213

24,41

4

366

14,06

309

13,06

675

13,58

5

216

8,29

167

7,06

383

7,71

6

126

4,84

100

4,23

226

4,55

7

57

2,19

74

3,13

131

2,64

8

33

1,27

27

1,14

60

1,21

9

15

0,58

9

0,38

24

0,48

10

4

0,15

3

0,13

7

0,14

11

1

0,04

1

0,04

2

0,04

Всего

2604

100,00

2366

100,00

4970

100,00

Таблица 3.

Базовые статистические характеристики врожденных морфогенетических вариантов у детей

Статистические характеристики

Мальчики

Девочки

Оба пола

Среднее число ВМГВ у одного ребенка (Х)

2,93

2,84

2,89

Число единиц наблюдения (n)

2604

2366

4790

Минимум-максимум

0-11

0-11

0-11

Мода (Мо)

3

3

3

Медиана (Ме)

3

3

3

Дисперсия выборки (2)

3,28

3,31

3,30

Коэффициент вариации ()

61,77

64,08

62,98

Доверительный интервал (±95%)

2,86-3,00

2,77-2,91

2,84-2,94

Асимметрия (As)

0,76

0,81

0,78

р

> 0,10

Примечание: р – статистическая значимость различий между мальчиками и девочками (тест Колмогорова-Смирнова).

Таким образом, выявлены основные характеристики совокупности ВМГВ у организованных детей 4-7 лет Магнитогорска, которые могут быть использованы при дальнейших сравнениях. Выявлено отсутствие различий в соответствии с полом, что позволяет производить объединение подвыборок при определении данного показателя.

Базовые статистические характеристики отдельных групп ВМГВ представлены в табл. 4. Установлено, что средние числа ВМГВ каждой группы увеличивалось в следующей последовательности: редкие признаки – альтернативные признаки – малые пороки развития – феногенетические варианты. Не выявлено статистически значимых различий показателей всех групп ВМГВ в соответствии с полом, что дополнительно подтверждает единообразие общих морфогенетических проявлений у мальчиков и девочек.

Таблица 4.

Базовые статистические характеристики групп врожденных морфогенетических вариантов

Статистические характеристики

Мальчики

Девочки

Мальчики

Девочки

Редкие ВМГВ

Альтернативные ВМГВ

Среднее число ВМГВ (Х)

0,13

0,12

0,28

0,25

Минимум-максимум

0-2

0-3

0-4

0-4

Доверительный интервал (±95%)

0,12-0,14

0,11-0,14

0,26-0,30

0,23-0,27

р

> 0,10

> 0,10

Малые пороки развития

Феногенетические варианты

Среднее число ВМГВ (Х)

0,76

0,69

1,21

1,18

Минимум-максимум

0-5

0-5

0-6

0-6

Доверительный интервал (±95%)

0,72-0,79

0,66-0,74

1,17-1,25

1,14-1,22

р

> 0,05

> 0,10

Примечание: р – статистическая значимость различий между мальчиками и девочками (тест Колмогорова-Смирнова).

При изучении частот отдельных ВМГВ установлено, что они колебались в значительных пределах. Определялись более чем у 10% детей 4 ВМГВ из 87 (4,6%) у мальчиков и 5 ВМГВ из 87 (5,8%) у девочек – диастема, клинодактилия, эпикант (у мальчиков и девочек), высокое небо (у мальчиков), синофриз и широкое пупочное кольцо (у девочек). Частоты 23 признаков из 87 (26,4%) у мальчиков и 20 признаков из 87 (23,0%) у девочек находились в диапазоне 4-10%; частоты 32 признаков (36,8%) – в диапазоне 1-4%. Не превышали 1% 28 признаков у мальчиков и у девочек (32,2%).

С целью выявления возможного полового диморфизма проведено сравнение частот отдельных ВМГВ между мальчиками и девочками. У мальчиков чаще, чем у девочек, отмечались 4 признака: выступающий затылок (1,9% и 1,1% соответственно), птоз (0,4% и 0,1%), высокое небо (10,9% и 8,5%), пяточная стопа (0,8% и 0,3%). У девочек – 2 признака: аномальная форма зубов (4,1% и 2,7% соответственно), широкое пупочное кольцо (10,1 и 7,9%). Выявленные различия следует признать закономерными и сопряженными с полом только в отношении ВМГВ с высокой частотой – широкого пупочного кольца и высокого неба. Расхождения частот остальных признаков носят случайный характер и связаны со сложностью и разнонаправленностью индивидуальных процессов морфогенеза.

Учитывая явление возрастной модификации некоторых ВМГВ, провели оценку устойчивости основных их характеристик в период от 4 до 7 лет. Установлено, что средние числа ВМГВ у детей разного возраста колебались от 2,89 до 3,02 у мальчиков, от 2,79 до 2,95 у девочек (табл. 5). Статистически значимых различий в соответствии с возрастом не выявлено (р>0,05).

Таблица 5.

Средние числа врожденных морфогенетических вариантов детей в соответствии с возрастом

Мальчики

Девочки

4 года

5 лет

6 лет

7 лет

4 года

5 лет

6 лет

7 лет

Х

3,02

2,89

2,89

2,91

2,83

2,95

2,79

2,81

n

741

595

615

653

630

592

590

554

ДИ

2,90-3,15

2,74-3,03

2,75-3,03

2,77-3,06

2,68-2,97

2,80-3,10

2,64-2,93

2,65-2,96

р

> 0,10

> 0,10

Примечание: Х – среднее число; ДИ – доверительные интервалы (±95%); р – статистическая значимость различий между мальчиками и девочками (анализ Краскела-Уоллиса).

При изучении общего числа ВМГВ на однородной по национальности группе организованных детей 4-7-ми лет обнаружено, что объем выборки в 550-600 человек достаточен для получения устойчивых показателей, поскольку показатели вариативности признаков в каждой возрастной группе аналогичны таковым по общей совокупности.

Средние числа редких ВМГВ у детей 4-7 лет колебались в пределах 0,12-0,15 у мальчиков, 0,11-0,13 у девочек, альтернативных ВМГВ – в пределах 0,24-0,30 у мальчиков, 0,24-0,26 у девочек, малых пороков развития – в пределах 0,71-0,85 у мальчиков, 0,66-0,72 у девочек, феногенетических вариантов – в пределах 1,14-1,23 у мальчиков, 1,15-1,24 у девочек (во всех случаях – р>0,05).

Результаты анализа частот отдельных ВМГВ мальчиков и девочек в соответствии с возрастом свидетельствуют о том, что для большинства признаков они аналогичны – 77 у мальчиков и 82 у девочек. Статистически значимые различия показателей в отдельных возрастных группах установлены в отношении плоского затылка (3,5-6,6%), долихоцефалии (1,2-5,1%), низкого роста волос на лбу (8,1-12,2%), оттопыренных ушей (4,9-8,6%), синофриза (7,1-11,8%), гиперплазии нижней челюсти (2,4-6,2%), аномального роста зубов (2,1-4,5%), гипертелоризма сосков (1,2-4,1%), кожной синдактилии (1,2-2,6%), короткого 5-го пальца (1,3-4,3%) у мальчиков; выступающего лба (5,1-8,8%), долихоцефалии (0,9-3,7%), аномальной формы зубов у девочек (2,2-5,9%). Невысокие частоты и отсутствие тренда не позволяют однозначно обосновать выявленные расхождения. Различия частот отдельных форм ВМГВ, вероятно, обусловлены случайными воздействиями либо недостаточным объемом выборок по каждому возрасту.

В целом, у организованных детей 4-7 лет не выявлено статистически значимых различий в соответствии с возрастом показателей совокупности ВМГВ и их групп. Показано, что группа детей 4-7 является однородной и эталонной для исследования влияния факторов окружающей среды на процессы морфогенеза. Изучение влияния различных факторов на частоты отдельных ВМГВ следует проводить после проверки эквивалентности выборок по данному фактору для нивелирования влияния на результаты возрастных модификаций.

Из литературных источников известна этническая детерминация многих ВМГВ. Это обстоятельство потребовало анализа их частот в зависимости от данного фактора. Установлено, что средние числа ВМГВ во всех этнических группах практически одинаковы и составляли у русских 2,89 (ДИ – 2,84-2,94), у башкир 2,92 (ДИ – 2,78-3,05), у детей, рожденных в смешанных браках, 2,86 (ДИ – 2,71-3,00). Статистически значимых различий показателей не установлено (по результатам анализа Краскела-Уоллиса р>0,05). Средние числа редких ВМГВ у детей рассматриваемых этнических групп были близки и колебались в пределах 0,12-0,14, альтернативных ВМГВ – в пределах 0,24-0,27, малых пороков развития – в пределах 0,72-0,79, феногенетических вариантов – в пределах 1,18-1,27 (во всех случаях – р>0,05).

При сравнительном анализе частот отдельных ВМГВ выявлены 9 признаков, для которых характерны различия в соответствии с национальной принадлежностью. У русских чаще, чем у башкир и детей, рожденных в смешанных браках, встречались выступающий лоб (6,9% и 4,6%, 5,0% соответственно) и долихоцефалия (3,0% и 1,0%, 1,7%); у башкир и детей, рожденных в смешанных браках, чаще, чем у русских – мыс «вдовы» (4,6%, 3,5% и 3,0% соответственно), низкий рост волос на лбу (10,8%, 11,8% и 9,1%), две макушки (6,2%, 5,6% и 4,3%), низкий рост волос на шее (3,2%, 3,3% и 1,7%), короткая шея (3,3%, 3,2% и 2,1%), монголоидный разрез глаз (11,3%, 10,5% и 7,3%), эпикант (28,5%, 15,5% и 12,3%). Частоты признаков у детей, рожденных в смешанных браках, в основном соответствовала таковым у башкир. Частоты эпиканта и долихоцефалии занимали промежуточное положение между частотами в группах русских и башкир. С учетом распространенности признаков (более 10%) и их устойчивости по другим факторам можно считать доказанным лишь этническую обусловленность эпиканта и монголоидного разреза глаз.

В целом, общие показатели пренатального морфогенеза у русских, башкир, детей, рожденных в смешанных браках, аналогичны. Национальная принадлежность не влияет на общее число ВМГВ и на частоту редких, альтернативных признаков, малых пороков развития и феногенетических вариантов, подтверждая устойчивость показателей и обоснованность выбранных методов.

Основой для сравнительных оценок отдельных ВМГВ при эколого-популяционном анализе должны служить их базовые частоты с минимизированной ошибкой. В настоящей работе проведен анализ надежности частот отдельных форм ВМГВ. Рассчитаны обобщенные показатели по результатам собственных исследований и по данным Т.И. Субботиной [1994]. Полагали, что величину статистической ошибки частоты признака, которая на порядок ниже оцениваемой частоты, можно расценить как пренебрежительно малую, а оценку частоты как надежную.

Установлено, что если признаки наблюдаются с частотой более 2%, то их ошибки в 10 и более раз меньше частот. В группе мальчиков надежные частоты и минимально приемлемая ошибка установлена для 54 признаков, в группе девочек – для 51. В диапазоне от 1 до 2% частоты признаков более чем в 7 раз превышают статистическую ошибку.

Для признаков с частотой менее 1% характерна максимальная степень неопределенности. Однако они в значительной мере определяют региональную специфику показателей: их доля среди всех ВМГВ со статистически значимыми различиями между Магнитогорском и другими городами РФ – 38,2% у мальчиков и 30,0% у девочек. Поэтому не должны исключаться из анализа.

Таким образом, определены базовые частоты большинства отдельных форм ВМГВ. Наименее надежные частоты характерны для редких признаков (с частотой менее 1%). Их следует объединять в отдельную группу и затем сравнивать среднее число.

Сравнительный анализ врожденных морфогенетических вариантов
в разных городах Российской Федерации

Для методического обоснования использования частот ВМГВ при оценке воздействия химического загрязнения окружающей среды на человека представлялось целесообразным провести сравнение данных по Магнитогорску – городу с крупнейшим предприятием черной металлургии – с другими городами РФ.

В анализе использованы опубликованные результаты исследований, проведенных в 90-х гг. сотрудниками кафедры медицинской генетики Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова [Бочков Н.П. и др., 1994; Субботина Т.И., 1994]. В них представлены показатели ВМГВ среди русских детей Москвы, Новомосковска, Ярославля, Плавска и Новозыбкова. Города различались характером и уровнем химического загрязнения окружающей среды. Для Москвы и Ярославля характерен смешанный тип химического загрязнения. Новомосковск – город с многокомпонентной химической (в том числе, стойкими органическими соединениями) и радиационной нагрузкой. Плавск и Новозыбков радиоактивно загрязнены в результате аварии на Чернобыльской АЭС, химическое загрязнение окружающей среды для них не характерно. По Магнитогорску использованы данные по основной выборке (русские дети). Правомочность сравнения показателей между городами обусловлена схожестью методических подходов к выявлению и регистрации ВМГВ, характеристик выборок.

Сопоставление средних чисел ВМГВ показывает, что у детей Магнитогорска они определенно выше не только по сравнению с городами с низким уровнем химического загрязнения (Плавском и Новозыбковом), но и по сравнению с Ярославлем – городом со смешанным типом техногенного загрязнения среды (табл. 6). У детей Магнитогорска и Новомосковска показатели практически одинаковы. При сравнении с Москвой тенденции противоположны. Средние числа ВМГВ у детей Москвы выше, чем в Магнитогорске. Выявленные особенности аналогичны в выборках мальчиков и девочек. Это подтверждает их закономерность.

Таблица 6.

Среднее число врожденных морфогенетических вариантов в Магнитогорске
и в других городах Российской Федерации

Магнитогорск

Москва

Новомосковск

Ярославль

Плавск

Новозыбков

Х

ДИ

Х

ДИ

Х

ДИ

Х

ДИ

Х

ДИ

Х

ДИ

Мальчики

2,95

2,88-3,02

3,40

2,98

2,85-3,11

2,63

2,51-2,75

2,00

1,72-2,28

1,92

1,73-2,12

n=2604

n=1473

n=552

n=455

n=203

n=233

р>0,05

р<0,01

р<0,01

р<0,01

Девочки

2,84

2,77-2,91

3,44

3,34-3,53

2,82

2,72-2,92

2,63

2,51-2,74

1,66

0,46-3,79

1,76

1,52-2,01

n=2366

n=1367

n=480

n=433

n=183

n=248

р<0,01

р>0,05

р<0,05

р<0,01

р<0,01

Примечание: 1) по городам Москва, Новомосковск, Ярославль, Плавск, Новозыбков использованы данные Н.П. Бочкова и др. (1994); 2) Х – среднее число; ДИ – доверительные интервалы (±95%); n – число обследованных; р – статистическая значимость различий оценена с помощью теста Колмогорова-Смирнова.

Таким образом, сравнение ВМГВ в нескольких городах РФ показало значительные вариации изучаемых показателей. Учитывая экологические характеристики территорий, выявленные различия свидетельствуют о влиянии химического загрязнения окружающей среды на процессы пренатального морфогенеза. В частности, в городах, имеющих на своей территории предприятия металлургической (Магнитогорск), химической (Новомосковск, Ярославль), нефтехимической и нефтеперерабатывающей (Ярославль) промышленности, среднее число ВМГВ выше, чем в городах с незначительным радиоактивным (а не химическим) загрязнением (Плавск, Новозыбков). Существуют данные, что малые дозы радиации, характерные для Плавска, Новозыбкова, не индуцируют повышение уровня ВМГВ [Гинзбург Б.Г., 1999]. Наиболее высокое число ВМГВ выявлено у детей, проживающих в Москве, что, возможно, связано с выбросами автотранспорта.

Определенные различия показателей ВМГВ могут быть вызваны неучтенными факторами различной природы. Нет уверенности в полном единообразии сравниваемых групп детей. Так, миграция, разрушая границы системы браков, приводит к генетическому перемешиванию ранее дифференцированных субэтносов и к росту числа редких антропометрических признаков. Для Москвы по сравнению с различными городами РФ характерны самые активные миграционные процессы и аутбридинг, в том числе среди русских [Курбатова О.Л., Победоносцева Е.Ю., 1984]. Возможно, именно особенности генетико-демографической структуры популяций в большей мере, а не эколого-гигиенические факторы, обусловили максимальное число ВМГВ у детей в Москве. Кроме того, города, включенные в анализ, неоднородны по степени экономического развития, что предполагает различия в материальных, бытовых условиях, образовательном уровне родителей. По данным Госкомстата РФ [2003], кратность различий между максимальным (в Магнитогорске) и минимальным (в Новозыбкове) объемом промышленной продукции на 1-го жителя – 34,4 раза; между максимальной (в Москве) и минимальной (в Новозыбкове) среднемесячной номинальной начисленной заработной платой – 3,3 раза.

Очевидно, что влияние химического загрязнения окружающей среды на показатели ВМГВ может достоверно быть доказано лишь при отсутствии значимого модифицирующего влияния комплекса факторов.

Обоснование модели для изучения влияния факторов окружающей среды

промышленного города на частоты врожденных морфогенетических вариантов

Для решения проблем использования показателей ВМГВ при оценке неблагоприятного действия факторов окружающей среды необходимо провести исследование на достаточно простой модели, для которой были бы характерны следующие условия: идентичность спектра поллютантов окружающей среды на всей территории; наличие среди поллютантов веществ, обладающих доказанным влиянием на процессы пренатального морфогенеза; возможность выбора зон, максимально различающихся по уровню химической нагрузки; минимальное влияние случайных факторов; возможность формирования выборок достаточно большого объема (более 500 человек).

В качестве такой модели выбран г. Магнитогорск – крупный промышленный центр Южно-Уральс­кого региона с неблагоприятной экологической обстановкой. На его территории находится металлургический комбинат (ММК) – преобладающий источник химического загрязнения окружающей среды (81% от всех источников выбросов). Выбросы ММК обеспечивают идентичность спектра поллютантов на всей территории города. Геохимические и климатические особенности города неблагоприятны для рассеивания в атмосфере техногенных выбросов и способствуют постоянному химическому загрязнению окружающей среды.

В целом по городу стабильно превышали ПДКсс концентрации следующих химических соединений: многокомпонентной пыли (до 2,44 ПДК), диоксида азота (до 3,80 ПДК), фенола (до 2,38 ПДК), стирола (до 5,77 ПДК), 3,4бенз(а)пирена (до 14,63 ПДК), сероуглерода (до 7,09 ПДК). Превышение ПДКсс более, чем в 5 раз, зафиксировано в 1991-1997г. и в 1999г. для 3,4бенз(а)пирена – вещества 1-го класса опасности, обладающего доказанным тератогенным и мутагенным действием, а также в 1993г. для стирола – вещества 2-го класса опасности, в 1991г. для сероуглерода – вещества 2-го класса опасности. Периодически превышали ПДКсс концентрации диоксида серы (до 1,04 ПДК), оксида углерода (до 1,16 ПДК), этилбензола (до 1,09 ПДК). Все указанные поллютанты могут нарушать процессы морфогенеза плода. Распределение поллютантов по рангам следующее (5 мест в порядке убывания): 3,4бенз(а)пирен – многокомпонентная пыль – фенол – оксид углерода – диоксид серы.

Гигиенический анализ объектов окружающей среды Магнитогорска по результатам многолетних исследований (1991-2001гг.) свидетельствует о целесообразности выделения на территории Магнитогорска двух районов с разным уровнем химического загрязнения окружающей среды – Правобережного и Левобережного. Из-за преобла­дания ветров западного, юго-западного и южного направлений более всего подвергается воздействию промышленных выбросов атмосферный воздух Левобережного района города.

В Левобережном районе по сравнению Правобережным районом отмечены более высокие значения концентраций поллютантов, превышающих ПДК: многокомпонентной пыли – в 1,41 раза, 3,4бенз(а)пирена – в 1,32 раза, этилбензола – в 1,37 раза, фенола – в 1,35 раза, диоксида серы – в 1,16 раза, диоксида азота – в 1,19 раза, железа – в 1,65 раза. Аналогичные различия установлены и для веществ, концентрации которых не превышали нормативные значения: ксилола – в 1,29 раза, толуола – в 1,33 раза, кадмия – в 2,33 раза, марганца – в 1,80 раза, меди – в 2,80 раза, никеля – в 3,50 раза, свинца – в 1,95 раза, хрома – в 7,50 раза, цинка – в 4,00 раза. В целом, концентрации 16-ти веществ из 20-ти (80,0%), включенных в анализ, статистически значимо выше в Левобережном районе, нежели в Правобережном районе (р<0,05). Комплексный показатель загрязнения Ксум (М±) по 5 поллютантам (многокомпонентной пыли, диоксиду серы, оксиду углерода, диоксиду азота, фенолу) в Левобережном районе – 11,84±8,42, что в 1,27 раз выше, чем в Правобережном районе – 9,28±5,51 (t = 4,08; р=810-5).

При оценке химического состава питьевой воды выявлено соответствие нормативным значениям усредненных концентраций всех ингредиентов. Наблюдались лишь единичные превышения ПДК концентраций веществ 3-го класса опасности, нормируемых по органолептическому признаку вредности: железа в 2-х районах (до 5,13 ПДК), марганца в Левобережном районе (до 1,3 ПДК), свободного и общего остаточного хлора в Правобережном районе (до 1,08 и до 1,21 ПДК соответственно). Средние комплексные показатели химического загрязнения питьевой воды по ингредиентам, нормируемым по санитарно-токсикологическому признаку вредности, не превышали 1 – 0,45±0,12 в Левобережном районе, 0,46±0,14 в Правобережном районе (р>0,05). Не установлено превышений нормативных значений суммарных показателей и в отдельных пробах воды. Полученные результаты свидетельствует об идентичности условий водопользования на территории города и о низкой вероятности влияния питьевой воды на пренатальный морфогенез.

Таким образом, Магнитогорск является адекватной моделью для изучения показателей пренатального морфогенеза, так как наличие одного мощного преобладающего источника загрязнения атмосферы обеспечивает относительное постоянство спектра поллютантов на территории города (в том числе потенциальными мутагенами и тератогенами). В нем выделяются два района, различающихся степенью химического загрязнения атмосферного воздуха. Основным объектом окружающей среды, испытывающим техногенное воздействие, являются атмосферный воздух.

Анализ показателей врожденных морфогенетических вариантов на модели

с качественным единством и количественными различиями химического загрязнения атмосферного воздуха

Сравнение распределений детей по числу ВМГВ в двух районах Магнитогорска показало, что мода у мальчиков в Левобережном (более загрязненном) районе соответствовала 2 ВМГВ, в Правобережном районе – 3 ВМГВ (табл. 7). При этом проценты детей с 2-мя и с 3-мя признаками среди мальчиков Левобережного района близки между собой (24,2%, 22,8%). У девочек же в двух районах мода соответствовала 3 ВМГВ. Очевидно, что мода в качестве центральной тенденции качественно не отражает особенности распределения, так как различия связаны не столько со сдвигом распределения вправо или влево, сколько с различиями частот определенного числа ВМГВ у одного ребенка. Так, в Левобережном районе существенно ниже, чем в Правобережном, процент детей с 2 и менее ВМГВ и выше – с 5-ю и более признаками. Это подтверждает и расчет вклада каждого числа ВМГВ в совокупный критерий 2. Отклонения в распределении ВМГВ от базовых показателей, в первую очередь, обусловлены частотами 0-2 ВМГВ (54,6% общего вклада у мальчиков и 50,39% – у девочек), 5 и более ВМГВ (31,7% общего вклада у мальчиков и 30,23% – у девочек).

Таблица 7.

Распределение детей по числу ВМГВ в двух районах Магнитогорска

Число

ВМГВ

Мальчики

Девочки

Правобережный район

Левобережный район

Об. в-д

в 2

Правобережный район

Левобережный район

Об.

в-д

в 2

Абс.

%

Вклад в 2

Абс.

%

Вклад в 2

Абс.

%

Вклад в 2

Абс.

%

Вклад в 2

0

127

7,2

1,2

44

5,2

2,4

5,2

130

8,1

3,2

34

4,5

6,8

4,5

1

289

16,5

3,6

94

11,1

7,5

11,1

285

17,8

1,0

112

14,7

2,0

14,7

2

380

21,6

0,7

208

24,6

1,5

24,6

373

23,3

0,0

173

22,7

0,1

22,7

3

452

25,7

0,7

192

22,7

1,5

22,7

384

24,0

0,0

185

24,3

0,0

24,3

4

234

13,3

0,7

132

15,6

1,4

15,6

191

11,9

1,6

118

15,5

3,4

15,5

5

135

7,7

0,8

81

9,6

1,6

9,6

114

7,1

0,0

53

7,0

0,0

7,0

6

73

4,2

1,7

53

6,3

3,5

6,3

58

3,6

1,4

42

5,5

3,0

5,5

7 и >

67

3,8

0,7

43

5,1

1,5

5,1

68

4,2

1,1

46

6,0

2,3

6,0

Всего

1757

100

10,1

847

100

20,9

31,0;

p<10-4

13

100

8,3

763

100

17,5

25,8;

p<10-3

Примечание: абс. – абсолютные частоты; % – относительные частоты; об. в-д в 2 – общий вклад каждой частоты в совокупный 2; р – уровень значимости.

Средние числа ВМГВ как у детей в Левобережном (более загрязненном) районе превышали таковые в Правобережном районе – р<0,01 (табл. 8). Статистически значимые различия показателей ВМГВ между районами наблюдались как в группе мальчиков, так и в группе девочек, что подтверждает их закономерность. Выявленные различия сохранялись и при исключении из анализа признаков с неустойчивыми частотами.

Таблица 8.

Средние числа врожденных морфогенетических вариантов в двух районах Магнитогорска

Статистические

характеристики

Мальчики

Девочки

Правобережный район

Левобережный район

Правобережный район

Левобережный район

Х

2,83

3,15

2,73

3,08

ДИ

2,74-2,91

3,03-3,28

2,64-2,82

2,95-3,21

р

< 0,01

< 0,01

Примечание: Х – среднее число; ДИ – доверительные интервалы (±95%); р – статистическая значимость различий между мальчиками и девочками (тест Колмогорова-Смирнова).

Для выделения групп ВМГВ, наиболее чувствительных к химическому загрязнению окружающей среды районов проживания, проведено сравнение показателей редких, альтернативных признаков, малых пороков развития, феногенетических вариантов.

Средние величины всех групп ВМГВ оказались выше в Левобережном районе, чем в Правобережном районе (табл. 9). Однако статистическая значимость различий (р<0,05) установлена только для редких ВМГВ и феногенетических вариантов (в выборках мальчиков и девочек), альтернативных признаков (в выборке мальчиков). Особо следует подчеркнуть различия показателей редких ВМГВ. Диагностика этих признаков достаточно объективна, поскольку многие из них характеризуются четкой регистрацией и обращают на себя внимание при наружном осмотре из-за необычности. Использование перечня из 28 редких ВМГВ могло бы сделать эколого-популяционные исследования более доступными.

Таблица 9.

Среднее число отдельных групп ВМГВ в двух районах города

Мальчики

Девочки

Прав.

Лев.

Прав.

Лев.

Прав.

Лев.

Прав.

Лев.

Редкие

Альтернативные

Редкие

Альтернативные

Х

0,12

0,16

0,25

0,32

0,10

0,16

0,24

0,29

ДИ

0,10-0,13

0,14-0,19

0,23-0,28

0,28-0,36

0,09-0,12

0,13-0,19

0,21-0,26

0,25-0,33

р

<0,01

<0,05

<0,01

>0,10

Малые пороки

развития

Феногенетические

варианты

Малые пороки

развития

Феногенетические

Варианты

Х

0,75

0,77

1,16

1,31

0,67

0,74

1,13

1,29

ДИ

0,70-0,79

0,71-0,83

1,11-1,21

1,24-0,38

0,63-0,72

0,67-0,80

1,08-1,18

1,22-1,37

р

>0,10

<0,01

>0,10

<0,001

Примечание: Х – среднее число; ДИ – доверительные интервалы (±95%); Прав. – Правобережный район; Лев. – Левобережный район; р – статистическая значимость различий между районами, оценена с помощью теста Колмогорова-Смирнова.

При сравнительном анализе отдельных ВМГВ в 2-х районах установлено, что у мальчиков в Левобережном районе чаще, чем в Правобережном, выявлялись 11 признаков – короткая шея (3,2% и 1,9% соответственно), пре- и аурикулярные выросты, (2,2% и 1,0%), преаурикулярные фистулы (1,4% и 0,5%), гипертелоризм глаз (4,1% и 2,1%), голубые склеры (8,5% и 5,1%), складчатый язык (1,3% и 0,5%), высокое небо (13,9% и 9,5%), гипертелоризм сосков (3,9% и 2,3%), сакральная ямка (11,1% и 8,0%), шалевидная мошонка (5,8% и 3,2%), поперечная ладонная складка (0,9% и 0,3%). У девочек в Левобережном районе более распространены, нежели в Правобережном, 8 ВМГВ – плоский затылок (6,8% и 4,6% соответственно), короткая шея (3,2% и 1,2%), бороздки на ушной раковине (1,6% и 0,7%), преаурикулярные фистулы (1,1% и 0,2%), голубые склеры (8,7% и 4,9%), высокое небо (10,2% и 7,7%), гипертелоризм сосков (4,6% и 2,4%), поперечная ладонная складка (0,9% и 0,2%). С позиции надежности результатов, наиболее достоверны показатели, превышающие 10% (высокого неба у мальчиков и девочек, сакральной ямки у мальчиков). Частоты 6-ти ВМГВ – короткой шеи, преаурикулярных фистул, голубых склер, высокого неба, гипертелоризма сосков, поперечной ладонной складки – различались между районами как в группе мальчиков, так и в группе девочек, что подтверждает закономерный характер расхождений (невзирая на невысокие частоты некоторых из них). Указанные признаки не представляют собой специфический паттерн, поскольку отражают различные морфогенетические процессы. Следовательно, при анализе влияния факторов окружающей среды на процессы пренатального морфогенеза в популяции не имеет смысла выделять специфические сочетания отдельных ВМГВ.

Большинство отдельных форм ВМГВ, частоты которых различались в двух районах, являются маркерами разнообразных патологических изменений – психических расстройств, ВПР сердца и мочеполового тракта, хронических бронхитов, атопических дерматитов. Хотя данные признаки часто наблюдаются и среди здоровых людей, высокая их распространенность в более загрязненном районе может свидетельствовать об увеличении вероятности развития заболеваний, этиопатогенез которых сопряжен с процессами пренатального формообразования.

Таким образом, в условиях более выраженного химического загрязнения окружающей среды территорий проживания выявлены нарушения пренатального морфогенеза: изменение характера распределения ВМГВ за счет уменьшения процента детей с 2-мя и менее признаками и роста процента детей с 5-ю и более признаками; увеличение среднего числа ВМГВ.

Выделены группы ВМГВ, наиболее чувствительные к экологическому состоянию окружающей среды – редкие признаки, феногенетические варианты, а также альтернативные признаки у мальчиков. Среди отдельных форм ВМГВ определены признаки, частоты которых различались в зависимости от уровня химического загрязнения окружающей среды районов проживания – короткая шея, преаурикулярные фистулы, голубые склеры, высокое небо, гипертелоризм сосков, поперечная ладонная складка в группах мальчиков и девочек, сакральная ямка у мальчиков.

Проведенное исследование показало, что для оценки влияния окружающей среды на процессы пренатального морфогенеза следует использовать показатели либо совокупности ВМГВ (распределение детей, среднее число), либо группы 28 редких ВМГВ.

Влияние химического загрязнения атмосферного воздуха на показатели врожденных морфогенетических вариантов (на модели Магнитогорска)

Выявление связей между концентрациями отдельных поллютантов атмосферного воздуха Магнитогорска и показателями ВМГВ у организованных детей 4-7 лет проведено с помощью корреляционного анализа. В многофакторные статистические модели включались среднемесячные концентрации многокомпонентной пыли, диоксида серы, оксида углерода, диоксида азота, сероуглерода, фенола, бензола, ксилола, толуола, этилбензола, 3,4бенз(а)пирена, железа, кадмия, марганца, меди, никеля, свинца, цинка (в безразмерных единицах – кратностях превышения ПДКсс) за 1991-2001гг., а также усредненные по месяцам частоты ВМГВ за 1994-2001гг. (группы мальчиков и девочек объединены).

Полагали, что в отношении ВМГВ особую значимость приобретает корректность характеристик сроков воздействия токсиканта. Учитывали, что время формирования большинства признаков дисморфогенеза – органогенез (до 8-й недели внутриутробного развития) либо ранний фетальный период (после 8-й недели внутриутробного развития). Потенциальные тератогены и мутагены способны действовать в концептивный период, а также накапливаться в организме еще до наступления беременности. Поэтому расчеты корреляций произведены с учетом запаздывания эффектов – временного лага. Определены коэффициенты корреляции с лагами от 6 до 12 месяцев (от месяца рождения детей). Считали, что положительные, статистически значимые связи на определенном лаге указывают на время воздействия на изучаемые показатели.

Наиболее доказательны корреляционные связи показателей ВМГВ с учетом поправки Бонферрони, понижающей критерий значимости при множественных сравнениях с 5% до 1%, установлены для концентраций 3,4бенз(а)пирена на лаге 8 месяцев (r=0,29; р=0,009), кадмия на лаге 8 месяцев (r=0,31; р=0,003), хрома на лаге 7 месяцев (r=0,38; р<10-4), никеля на лагах 11 и 12 месяцев (r=0,30; р=0,008). В отношении показателей редких ВМГВ выявлена зависимость от концентраций многокомпонентной пыли на лагах 8 и 9 месяцев (r=0,30; р=0,008), 3,4бенз(а)пирена на лаге 9 месяцев (r=0,27; р=0,009), свинца на лаге 7 месяцев (r=0,31; р=0,003). Для 3,4бенз(а)пирена выявлены высоко значимые зависимости с двумя учитываемыми показателями ВМГВ.

Таким образом, в процессе анализа выявлена приоритетность в отношении процессов дисморфогенеза металлов (и многокомпонентной пыли, которая содержит металлы), а также летучего соединения – полициклического ароматического углеводорода 3,4бенз(а)пирена.

Установлено, что все статистически значимые коэффициенты корреляции невысоки, они отражали слабую либо умеренную связь, что связано, наверное, с тем, что ВМГВ представляют собой не только результат тератогенного либо мутагенного влияния факторов окружающей среды. Они могут быть унаследованным вариантом нормы либо отражать небольшое случайное отклонение в гомеостазе эмбрионального развития. Кроме того, процессы внутриутробного морфогенеза достаточно хорошо защищены. Вероятно, эффект реализуется при комплексном воздействии поллютантов на разных стадиях развития плода и (или) при условии влияния других неблагоприятных факторов.

Учет величин временных лагов показывает, что преимущественное воздействие большинства поллютантов на формирование ВМГВ происходит в концептивный период и в первый триместр беременности на стадии органогенеза или раннего фетогенеза (лаги 7-9 месяцев). Никель действует до наступления беременности (лаги 11 и 12 месяцев).

Следует отметить, что среди основных токсикантов, способных вызывать донозологический дисморфогенез, лишь концентрации 3,4бенз(а)пирена и многокомпонентной пыли превышали ПДК, концентрации же металлов (кадмия, хрома, никеля, свинца) были ниже нормативных значений. Данный факт свидетельствует о чувствительности процессов формообразования к невысоким концентрациям токсичных металлов в окружающей среде.

Одновременное присутствие в атмосферном воздухе нескольких поллютантов позволяет предположить, что воздействие атмосферных примесей происходит комплексно, а не независимо. В связи с этим произведен расчет корреляционных связей показателей ВМГВ с комплексными показателями загрязнения воздуха Ксум. Определены различные варианты комплексных показателей: в расчет включали полную совокупность поллютантов, обладающих потенциальным действием на морфогенез (Ксум), также определены Ксум металлов и Ксум летучих веществ.

Установлено, что все статистически значимые коэффициенты корреляции с различными суммарными показателями химического загрязнения атмосферного воздуха невысоки и отражали слабую связь (r<0,3). Наиболее доказательна из всех зависимость показателей ВМГВ от суммарного загрязнения атмосферного воздуха металлами с учетом поправки Бонферрони на лаге 8 месяцев (r=0,26; р=0,009). Следует отметить, что и в отношении редких признаков обнаружена связь с данным показателем на лаге 7 месяцев (r=0,25; р=0,015). Выявленные факты доказывают неблагоприятное суммарное влияние металлов на процессы морфогенеза плода.

Следует отметить, что корреляционные связи показателей ВМГВ с концентрациями многокомпонентной пыли, вероятно, являются опосредованными и обусловлены тем, что данный поллютант содержит ряд металлов – медь, железо, свинец, цинк, мышьяк и другие. Между концентрациями многокомпонентной пыли и Ксум металлов отмечена высоко значимая корреляционная связь – r=0,44 (р=210-6).

Выявлены статистически значимые связи показателей ВМГВ с коэффициентами Ксум по всем учитываемым поллютантам (r=0,26; р=0,041 и r=0,25; р=0,049 на лагах 7 и 8 месяцев соответственно). При исключении из анализа газообразных веществ теснота связей практически не изменялась (r=0,25; р=0,049). Данный факт свидетельствует о незначительном влиянии на процессы доклинического дисморфогенеза газообразных поллютантов атмосферного воздуха (по крайней мере, на выбранной модели исследования). В отношении показателей редких ВМГВ также выявлена зависимость от коэффициента Ксум на лагах 7 и 8 месяцев (r=0,25; р=0,049). Установлена связь показателей ВМГВ с суммарным загрязнением атмосферного воздуха летучими органическими соединениями (r=0,27; р=0,033 на лаге 7 месяцев).

Корреляционно-регрессионные модели, отражающие связь между усредненными по месяцам показателями ВМГВ и комплексными показателями загрязнения атмосферы (Ксум) и Ксум металлов имели вид:

Y=2,39+0,17Ксум (лаг=7; F=5,89; p<0,05)

Y=2,65+0,30Ксум металлов (лаг=8; F=6,92; p<0,010).

Аналогичные модели для показателей редких ВМГВ таковы:

Y=0,109+0,004Ксум (лаг=7; F=4,82; p<0,05);

Y=0,077+0,054Ксум металлов (лаг=7; F=5,82; p<0,05).

Таким образом, в процессе корреляционного анализа установлено, что основными токсикантами атмосферного воздуха, влияющими на показатели ВМГВ у организованных детей 4-7 лет, являются 3,4бенз(а)пирен, кадмий, хром, никель; на показатели редких ВМГВ – многокомпонентная пыль, 3,4бенз(а)пирен, свинец. Выявлено суммарное действие на показатели ВМГВ металлов, а также летучих атмосферных загрязнений (ароматических циклических и полициклических углеводородов), на показатели редких ВМГВ – металлов, критерием чего является зависимость от суммарных показателей загрязнения атмосферного воздуха данными веществами. Показано, что преимущественное время воздействия поллютантов – концептивный период, органогенез и ранний фетогенез.

Врожденные морфогенетические варианты как неспецифические маркеры

экологически обусловленных заболеваний

Из литературных источников известно, что повышенный уровень стигмации организма маркирует клинически незначимый, структурный дисбаланс, который со временем может стать основой для развития нарушений здоровья. Полагали, что фенотип с большим числом ВМГВ либо с редкими признаками характеризуется склонностью к развитию заболеваний, в этиологии которых прямо или косвенно участвуют неблагоприятные факторы окружающей среды. В связи с этим провели изучение характера связи между числом ВМГВ и экологически обусловленными заболеваниями у детей Магнитогорска.

Первоначально сравнивали распространенность заболеваний (по данным профилактических осмотров) у осмотренных детей в районах с разной степенью химического загрязнения окружающей среды. В выборке из 3360 человек Правобережного района выявлено 2275 случаев заболеваний (677,08‰; ДИ – 661,27-692,89), а в выборке из 1610 человек Левобережного района – 1323 случаев заболеваний (821,74‰; ДИ – 803,04-840,43). Таким образом, распространенность заболеваний в более загрязненном районе в 1,21 раз превышала таковую в менее загрязненном районе (р<0,001).

Установлена более высокая заболеваемость в Левобережном районе по сравнению с Правобережным районом (на статистически значимом уровне – р<0,05) по следующим классам: болезням органов дыхания в 1,44 раз (219,25‰, ДИ – 199,39-239,79 и 152,38‰, ДИ – 140,43-164,73 соответственно), болезням крови и кроветворных органов в 1,71 раз (19,88‰, ДИ – 13,63-27,26 и 11,61‰, ДИ – 8,27-15,51), психическим расстройствам и расстройствам поведения в 1,67 раз (29,19‰, ДИ – 21,51-38,12 и 16,96‰, ДИ – 12,60-21,33).

Различия в распространенности болезней органов дыхания обеспечивали следующие отдельные нозологические формы – гипертрофия миндалин, гипертрофия аденоидов, хронический тонзиллит. Их распространенность была выше у детей в Левобережном районе по сравнению с Правобережным (р<0,05) соответственно в 1,30 (104,35‰, ДИ – 89,89-119,75 и 80,06‰, ДИ – 71,12-89,47), в 1,54 (54,04‰, ДИ – 43,53-65,61 и 35,12‰, ДИ – 29,16-41,61), в 1,84 раза (22,98‰, ДИ – 16,23-30,87 и 12,50‰, ДИ – 9,02-16,53). Внутри класса психических расстройств статистически значимые различия по районам (р<0,05) выявлены в отношении задержки или расстройств психологического развития, которые в 2,16 раза чаще наблюдались в Левобережном районе (17,39‰, ДИ – 11,58-24,35 и 7,74‰, ДИ – 5,00-11,04). Среди класса болезней крови отмечена тенденция к большей распространенности анемии в Левобережном районе, но уровень различий был ниже статистической значимости. Функциональный систолический шум в 1,64 раз чаще отмечался в Левобережном районе (18,63‰, ДИ – 12,03-25,24 и 11,01‰, ДИ – 7,76-14,82; р<0,05) на фоне идентичных показателей в целом по классу болезней системы кровообращения. Полученные результаты соответствуют общим тенденциям заболеваемости детского населения в городах с металлургическим производством и согласуются с литературными данными об экологической обусловленности данной патологии.

Среди всего спектра экологически обусловленных заболеваний особое внимание уделено болезням органов дыхания – индикаторной патологии, характеризующей эффект от воздействия химического загрязнения, в первую очередь, атмосферного воздуха, в том числе и в условиях Магнитогорска [Антипанова Н.А., 2005]. Широкая их распространенность позволяет провести непротиворечивую оценку ВМГВ.

При сравнении распределений детей с заболеваниями по числу ВМГВ с базовым распределением установлено, что в Левобережном районе отмечалось существенное снижение процента детей с 2 и менее ВМГВ и повышение процента детей с 5 и более ВМГВ (табл. 10). Наибольший вклад в статистику 2 вносят частоты 5 и более ВМГВ (57,45–70,08%). В Правобережном районе распределения близки к базовым частотам.

Таблица 10.

Сравнение наблюдаемого распределения по числу врожденных морфогенетических

вариантов детей с заболеваниями с базовым распределением

Число

ВМГВ

Общая совокупность заболеваний

Болезни органов дыхания

Базовые

частоты

Левобережный

Правобережный

Левобережный

Правобережный

Абс.

%

Вк.в 2

Абс.

%

Вк.в 2

Абс.

%

Вк.в 2

Абс.

%

Вк.в 2

Абс.

%

0

41

4,8

4,9

109

6,6

0,0

10

3,3

5,5

42

8,6

2,6

335

6,7

1

94

11,0

12,3

260

15,8

0,0

36

11,7

3,1

73

15,0

0,1

780

15,7

2

182

21,2

1,0

366

22,3

0,2

60

19,5

1,4

111

22,8

0,0

1134

22,8

3

186

21,7

2,6

410

25,0

0,2

76

24,8

0,0

121

24,9

0,1

1213

24,4

4

130

15,2

1,6

204

12,4

1,6

47

15,3

0,7

66

13,6

0,0

675

13,6

5

90

10,5

8,6

110

6,7

2,1

34

11,1

4,5

32

6,6

0,8

383

7,7

6

73

8,5

29,6

89

5,4

2,8

24

7,8

7,2

17

3,5

1,2

226

4,6

7 и >

62

7,2

14,1

93

5,7

4,9

20

6,5

2,8

24

4,9

0,2

224

4,5

Всего

858

100

74,6

р<10-5

1641

100

11,9

307

100

25,2

р<0,01

486

100

5,0

4970

100

Примечание: абс. – абсолютные частоты; % – относительные частоты; вк. в 2 – вклад каждой частоты в совокупный 2; р – уровень значимости различий (df=21).

Проведено сравнение наблюдаемых частот редких врожденных морфогенетических вариантов у детей с заболеваниями с базовыми частотами (табл. 11). Оно свидетельствуют, что в отношении общей совокупности заболеваний в Левобережном районе частоты редких ВМГВ статистически значимо превышали базовые частоты, обеспечивая максимальный вклад в статистику 2 (88,3-88,5%).

Таблица 11.

Сравнение наблюдаемых частот редких врожденных морфогенетических вариантов у детей

с экологически обусловленными заболеваниями с базовыми частотами

Наличие

редких

ВМГВ

Общая совокупность заболеваний

Болезни органов дыхания

Базовые

частоты

Левобережный

Правобережный

Левобережный

Правобережный

Абс.

%

Вк.в 2

Абс.

%

Вк.в 2

Абс.

%

Вк.в 2

Абс.

%

Вк.в 2

Абс.

%

Имеются

151

17,6

25,0

183

11,2

0,5

51

16,6

6,9

58

11,9

0,0

584

11,8

Отсутствуют

707

82,4

3,3

1458

88,9

0,1

256

83,4

0,8

428

88,1

0,00

4386

88,3

Всего

858

100,0

28,3

р<10-5

1641

100,0

0,6

307

100,0

7,8

р=0,049

486

100,0

0,0

4970

100,0

Примечание: абс. – абсолютные частоты; % – относительные частоты; ож. ч-ты – ожидаемые абсолютные частоты; вклад в 2 – вклад каждой частоты в совокупный 2 (df=3); р – уровень значимости.

С целью обоснования возможности прогнозирования неблагоприятных изменений в состоянии здоровья детей на основе числа ВМГВ проведен расчет величин относительно риска экологически обусловленных заболеваний – отношения показателей заболеваемости детей с разным числом ВМГВ к общегородским значениям (табл. 12). Установлено, что относительный риск заболеваний оказался наиболее высоким у детей с 5 и более ВМГВ, проживающих в Левобережном районе. В Правобережном районе величина риска болезней органов дыхания оказалась ниже общегородских значений.

Таблица 12.

Относительный риск развития заболеваний у детей с разным числом врожденных
морфогенетических вариантов в двух районах города (ОР)

Число

ВМГВ

Все заболевания

Болезни органов дыхания

Левобережный

Правобережный

Левобережный

Правобережный

ОР

ДИ

ОР

ДИ

ОР

ДИ

ОР

ДИ

-95%

+95%

-95%

+95%

-95%

+95%

-95%

+95%

2 и <

0,92

0,84

1,00

0,84

0,79

0,89

0,97

0,93

1,00

0,85*

0,83

0,87

3 – 4

1,00

0,92

1,10

0,92

0,86

0,98

1,18*

1,13

1,23

0,90*

0,87

0,92

5 и >

1,84*

1,53

2,22

1,28*

1,23

1,34

2,02*

1,88

2,18

0,91*

0,90

0,93

Примечание: ДИ – 95% доверительные интервалы относительных рисков; * – р<0,05.

У детей с редкими ВМГВ также выявлен повышенный относительный риск заболеваний, особенно в Левобережном районе – 1,50 (ДИ – 1,25-1,79). В Правобережном районе величина относительного риска в данной группе ниже – 1,25 (ДИ – 1,09-1,42).

Результаты анализа свидетельствуют, что ВМГВ, являясь признаками небольшого эмбрионального дисморфогенеза, в относительно благоприятных экологических условиях являются прогностически нейтральными. Однако при более выраженном химическом загрязнении окружающей среды у лиц с повышенным уровнем ВМГВ либо с редкими признаками формируются устойчивые патологические состояния. Следовательно, число ВМГВ у ребенка 5 и более либо наличие редкого ВМГВ – это неспецифические признаки повышенного риска возникновения экологически обусловленных заболеваний.

Адаптационные возможности детей с разным числом ВМГВ

Известно, что далеко не у всех людей с изучаемыми признаками, тем более у детей (в силу возрастного фактора), выявляются клинически значимые отклонения в организме. Переход от здоровья к болезни сопряжен с ухудшением его приспособительных свойств, определяющих гомеостаз. Поскольку в основе жизнедеятельности организма лежит принцип единства структуры и функции, можно предположить, что даже небольшие пренатальные структурные изменения в условиях техногенного химического загрязнения окружающей среды со временем неизбежно приведут к функциональным сдвигам разной степени выраженности, что потребовало их изучения.

Первоначально проведена оценка вегетативного статуса по показателям регуляции сердечного ритма (табл. 13). Установлено, что среди детей с 5-ю и более ВМГВ наблюдался максимальный процент симпатикотоний (особенно в Левобережном районе). По остальным вариантам исходного вегетативного тонуса статистически значимых различий не выявлено. Широкая распространенность симпатикотонии у детей с 5-ю и более ВМГВ свидетельствует о конституциональных особенностях функционирования вегетативной нервной системы – о более выраженных симпатико-адреналовых влияниях.

Таблица 13.

Частоты различных состояний вегетативной нервной системы у детей

с разным числом ВМГВ

Состояния

2 и <

3-4

5 и >

2 и <

3-4

5 и >

Левобережный район

Правобережный район

Абс.

%

Абс.

%

Абс.

%

Абс.

%

Абс.

%

Абс.

%

Вегетативный тонус

Эйтония

44

55,0

49

61,3

36

45,0

50

62,5

56

70,0

39

48,8

Ваготония

14

17,5

13

16,3

10

12,5

15

18,8

11

13,8

14

17,5

Симпатикотония

22

27,5

18

22,5**

34

42,5

15

18,8*

13

16,3*

27

33,8

ВСЕГО

80

100

80

100

80

100

80

100

80

100

80

100

Вегетативная реактивность

Нормальная

52

65,0***

54

67,5***

31

38,8

60

75,0*

63

78,8**

46

57,5

Асимпатико-

тоническая

6

7,5**

7

8,8**

21

26,8

6

7,5

5

6,25

7

8,8

Гиперсимпа-тикотоническая

22

27,5

19

23,8

28

35,0

14

17,5*

12

15,0**

27

33,8

ВСЕГО

80

100

80

100

80

100

80

100

80

100

80

100

Примечание: указана статистическая значимость различий с группой детей с 5-ю и более ВМГВ по критерию 2 Пирсона (df=1); * – р<0,05, ** – р<0,01; *** – р<0,001.

Клиноортостатическая проба, требующая скоординированной деятельности элементов нервной и сердечно-сосудистой систем при функциональной нагрузке, позволяет более полно оценить адаптационные возможности организма. Сравнение между районами выявило меньший процент нормальных вегетативных реакций в Левобережном районе по сравнению с Правобережным районом – 57,08% и 70,42% соответственно (2=9,23; p=0,002) в основном за счет большего процента асимпатикотонических реакций – 14,17% и 7,50% (2=5,52; p=0,019).

В группе детей с 5-ю и более ВМГВ, проживающих в Левобережном районе, установлена максимальная частота асимпатикотонических реакций. В Правобережном районе в данной группе выявлен максимальный процент гиперсимпатикотонических реакций.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что химическое загрязнение окружающей среды, выступая в качестве неспецифического стрессора, изменяет вегетативную реактивность детей преимущественно за счет нарушений соотношения холинэргических и симпатико-адреналовых влияний в сторону усиления последних. У детей с 5 и более ВМГВ, помимо напряжения систем адаптации (гиперсимпатикотоническая вегетативная реакция), в условиях более выраженного химического загрязнения атмосферного воздуха часто встречается наиболее неблагоприятная – асимпатикотоническая реакция, что свидетельствует о хроническом напряжении и истощении резервных возможностей организма.

Результаты сравнения концентраций гормонов в плазме крови у детей с разным числом ВМГВ приведены в табл. 14. Установлено, что у всех обследованных детей они соответствовали возрастным нормам. Тем не менее, в Левобережном (более загрязненном) районе по сравнению с Правобережным районом выявлено статистически значимое увеличение концентраций ТТГ на 20,2% на фоне снижения концентраций свободного Т4 на 12,7% (р<10-4). В группах детей с 5-ю и более ВМГВ в двух районах обнаружены максимальные концентрации ТТГ. Причем в Левобережном районе выявлены наиболее низкие концентрации свободного Т4 у детей с 3-4 ВМГВ и с 5-ю и более ВМГВ. Различий концентраций Т3 и кортизола не выявлено.

Таблица 14.

Концентрации гормонов в крови в зависимости от числа ВМГВ (медианы; 25-75 квартили)

Гормоны

2 и < ВМГВ

3 – 4 ВМГВ

5 и > ВМГВ

Всего

Левобережный (более загрязненный) район

ТТГ; мЕ/л

1,2 (1,1-1,3)***

1,5 (1,3-2,0)*

1,9 (1,5-2,0)

1,5 (1,2-1,9)

Т3; нм/л

1,8 (1,6-2,3)

2,0 (1,6-2,0)

1,9 (1,5-2,0)

1,9 (1,6-2,0)

Свободный

Т4; нм/л

20,7 (16,3-30,6)*

19,3 (15,0-22,0)

19,3 (15,0-22,0)

19,3 (15,0-23,0)

Кортизол;

нм/л

257,2 (229,0-382,4)

274,4 (140,4-460,0)

255,7 (164,0-430,0)

271,0 (170,0-430,0)

Правобережный (менее загрязненный) район

ТТГ; мЕ/л

1,15 (1,0-1,3)***

1,20 (1,1-1,4)**

1,50 (1,2-1,7)

1,2 (1,1-1,5)

Т3; нм/л

2,00 (1,7-2,3)

1,80 (1,5-2,5)

1,80 (1,6-2,5)

1,8 (1,6-2,5)

Свободный

Т4; м/л

24,85 (20,2-28,5)

21,25 (19,3-26,3)

21,50 (19,9-26,3)

22,1 (19,9-26,7)

Кортизол;

нм/л

240,00 (166,0-460,0)

350,20 (229,0-412,4)

350,20 (230,0-412,4)

315,0 (229,0-412,5)

Примечание: указана статистическая значимость различий с группой детей с 5-ю и более ВМГВ по критерию Манна-Уитни (df=1) * – р<0,05, ** – р<0,01; *** – р<0,001.

Таким образом, воздействие экотоксикантов приводит к напряжению тиреоидной гормональной оси адаптации у практически здоровых детей 6-7 лет и к компенсаторному увеличению продукции ТТГ (на доклиническом уровне), особенно у детей с 5-ю и более ВМГВ. Снижение у них концентраций Т4 при стабильном уровне Т3 обусловлено преобразованием в организме Т4 в биологически более активный Т3.

Психический статус является важной интегральной характеристикой актуального функционального состояния и самочувствия человека. Его оценивали по результатам нескольких тестов, отражающих различные свойства психики – внимание, восприятие, самоотношение, тревожность (табл. 15).

Таблица 15.

Частоты уровней развития психологических свойств у детей в зависимости от числа

врожденных морфогенетических вариантов

Уровни

Число ВМГВ

р=

Всего

2 и <ВМГВ

3 – 4ВМГВ

5 и >ВМГВ

«2 и <» –

«3-4ВМГВ»

«2 и <»–«5 и > ВМГВ»

«3-4» –

«5 и > ВМГВ»

Абс.

%

Абс.

%

Абс.

%

Абс.

%

Личностная тревожность

Левобережный район

Высокий

8

20,0

18

45,0

17

42,5

0,017

0,030

43

35,83

Средний

29

72,5

18

45,0

19

47,5

0,013

0,023

66

55,0

Низкий

3

7,5

4

10,0

4

10,0

11

9,17

Всего

40

100,0

40

100,0

40

100,0

120

100,0

Правобережный район

Высокий

4

10,0

12

30,0

11

27,5

0,024

27

22,5

Средний

34

85,0

25

62,5

25

62,5

0,022

0,022

84

70,0

Низкий

2

5,0

3

7,5

4

10,0

9

7,5

Всего

40

100

40

100

40

100

120

100

Продуктивность внимания

Левобережный район

Высокий

3

7,5

6

15,0

6

15,0

17

14,2

Средний

34

85,0

32

80,0

20

50,0

8×10-4

0,005

91

75,8

Низкий

3

7,5

2

5,0

14

35,0

0,003

7×10-4

12

10,0

Всего

40

100

40

100

40

100

120

100

Правобережный район

Высокий

5

12,5

4

10,0

8

20,0

15

12,5

Средний

33

82,5

35

87,5

23

57,5

0,015

0,003

86

71,7

Низкий

2

5,0

1

2,5

9

22,5

0,024

0,007

19

15,8

Всего

40

100

40

100

40

100

120

100

Восприятие

Левобережный район

Высокий

18

45,0

11

27,5

14

35,0

43

35,83

Средний

18

45,0

22

55,0

14

35,0

54

45,0

Низкий

4

10,0

7

17,5

12

30,0

0,024

23

19,17

Всего

40

100

40

100

40

100

120

100

Правобережный район

Высокий

13

32,5

13

32,5

17

42,5

43

35,83

Средний

23

57,5

21

52,5

13

32,5

0,025

57

47,5

Низкий

4

10,0

6

15,0

10

25,0

20

16,67

Всего

40

100

40

100

40

100

120

100

Примечание: р – статистическая значимость различий по критерию 2 и точному критерию Фишера.

Исследование тревожности детей по тесту «Выбери нужное лицо?» показало, что в Левобережном районе частоты высокого уровня тревожности в 1,6 раза выше по сравнению с Правобережным районом (2=5,16; p=0,023), что свидетельствует о влиянии на данный показатель экологических условий территорий проживания. Причем у детей с 2 и менее ВМГВ в двух районах установлены минимальные частоты низкого уровня тревожности и максимальные – среднего уровня. В отношении устойчивости внимания и самооценки (по тесту «Какой я?») различий частот у детей с разным числом ВМГВ не обнаружено.

При оценке продуктивности внимания в группе с 5-ю и более ВМГВ установлены минимальные частоты средней продуктивности внимания и максимальные – низкой продуктивности внимания. Аналогичные особенности выявлены в отношении уровня восприятия.

При анализе результатов тестов «Какой я?» по 10 положительным качествам личности, отражающих отношения личности к самой себе, не выявлено различий показателя ни в зависимости от района проживания, ни в зависимости от числа ВМГВ.

В целом, у детей с 5-ю и более ВМГВ чаще отмечаются менее благоприятные проявления психических функций и свойств.

Таким образом, индивидуальные морфогенетические особенности (5 и более ВМГВ) маркируют фенотипы, характеризующиеся большей чувствительностью организма к неблагоприятному средовому воздействию. Для них свойственны полифункциональные изменения: на фоне более распространенного симпатикотонического исходного вегетативного тонуса наблюдается учащение гиперсимпатикотонических и асимпатикотонических вегетативных реакций; изменение баланса гормональных взаимоотношений, а также низкие уровни продуктивности внимания и восприятия, высокие уровни личностной тревожности.

Учитывая известную сопряженность показателей вариабельности сердечного ритма, высокого уровня тревожности с клинически значимыми нарушениями здоровья, полученные данные имеют прогностическое значение. Мобилизация функциональных резервов для достижения уравновешенности с окружающей средой у лиц с 5 и более ВМГВ делает их организм чувствительным к неблагоприятным воздействиям. В этом состоянии повышается вероятность развития болезней. Выявленные изменения психических функций и качеств важны и с точки зрения социальной адаптации детей.

Полученные данные позволяют на основе числа ВМГВ формировать среди детей группы риска нарушений здоровья с учетом адаптационного потенциала организма и прогнозировать его изменения, своевременно проводить профилактические мероприятия.

Физическое развитие детей с разным числом врожденных
морфогенетических вариантов

Показатели физического развития являются одними из ведущих критериев здоровья растущего организма. Подчиняясь общебиологическим закономерностям, они позволяют в общем виде оценить качество жизнедеятельности организма в условиях среды. Учитывая известную связь ВМГВ с антропометрическими показателями при рождении, а также феномен «канализирования развития» организма как сложной биологической системы, следует ожидать наименьшего ростового потенциала или несоразмерного соотношения отдельных параметров физического развития у лиц с незначительными, неспецифическими, но множественными морфогенетическими нарушениями в условиях техногенной химической нагрузки.

В связи с вышесказанным, провели оценку антропометрических показателей физического развития (длины тела, массы тела, окружности грудной клетки) у детей с разным числом ВМГВ (рис. 2). С целью унификации рядов распределений признаков вне зависимости от возраста проводилась непараметрическая оценка центильного распределения показателей. Такое

представление результатов позволяет оценить вклад различных категорий в общую вариабельность признаков по статистике 2 Пирсона.

Сравнение распределений исследуемых показателей по центильным коридорам свидетельствует, что наиболее выраженные отклонения отмечаются у детей с 5-ю и более ВМГВ, проживающих в Левобережном (более загрязненном) районе. Так, у мальчиков данной группы выявлено значительное увеличение частот низких градаций (1-3 коридор) всех 3-х признаков за счет снижения частот средних градаций. У девочек с 5-ю и более ВМГВ аналогичные особенности выявлены в отношении массы тела и окружности грудной клетки.

Группы детей с 5-ю и более ВМГВ обеспечивали максимальные вклады в совокупную статистику 2 (59,0-69,1% у мальчиков, 47,4-48,5% у девочек), следовательно, и в общую вариативность признаков.

Таким образом, наиболее существенные отклонения антропометрических показателей физического развития отмечаются у лиц с 5-ю и более ВМГВ, проживающих в более загрязненном районе. У мальчиков такого рода отклонения сопряжены, в первую очередь, с отставанием развития всех размерных характеристик; у девочек – с выраженным отставанием окружности грудной клетки и массы тела на фоне умеренного уменьшения длины тела (то есть с астенизацией телосложения, связанной с нарушением синхронности изменений линейных и обхватных размеров). Не исключена вероятность необратимых изменений физического развития, когда полное восстановление нормальной ростовой кривой уже невозможно. Полученные данные свидетельствуют о необходимости первоочередных оздоровительных мероприятий по отношению к группе детей с 5-ю и более ВМГВ.

Оценка влияния факторов разной природы на частоты врожденных

морфогенетических вариантов

Процессы индивидуального развития определяются множеством факторов разной природы – эколого-гигиеническими, поведенческими, медико-биологическими, социально-бытовыми, что диктует необходимость учета их действия. Для этого на основе проведенного анкетирования родителей проведено сравнение частот ВМГВ в зависимости от наличия в анамнезе ряда факторов (табл. 16). Использованы анкетные данные о 2072 детях.

Выделено 5 факторов, при наличии которых в анамнезе у матери наблюдается статистически значимое (р<0,05) снижение у детей частот 2 и менее ВМГВ и увеличение частот 5 и более ВМГВ – производственная вредность (химические вещества), курение во время беременности, прием фармакологических средств для лечения инфекционного заболевания, самопроизвольные и медицинские аборты, среднее или неполное высшее образование. Показана также взаимосвязь двух различных проявлений нарушений пренатального развития – числа ВМГВ и низкой массы тела при рождении. Следует отметить, что масса тела при рождении, непосредственно не влияя на формирование ВМГВ, отражает в наиболее общем виде условия развития эмбриона и плода.

Три фактора из указанных имеют химическую природу – производственная вредность, курение матери во время беременности, прием фармакологических средств для лечения инфекционного заболевания. Этот факт подтверждает чувствительность показателей ВМГВ к химическому воздействию в период пренатального развития.

Таблица 16.

Частоты врожденных морфогенетических вариантов при наличии в анамнезе

факторов разной природы (р<0,05)

Градации факторов

Число ВМГВ

Всего

р

2 и < ВМГВ

3 – 4 ВМГВ

5 и > ВМГВ

Абс.

%

Абс.

%

Абс.

%

Абс.

%

Производственная вредность у матери (факт)

« – »

803

45,63

806

45,80

151

8,58

1760

100,00

0,006

« + »

118

37,82

153

49,04

41

13,14

312

100,00

Химические вещества как производственная вредность у матери (факт)

« – »

874

45,81

870

45,60

164

8,60

1908

100,00

1×10-5

« + »

47

28,66

89

54,27

28

17,07

164

100,00

Курение матери во время беременности

« – »

612

51,09

488

40,73

98

8,18

1198

100,00

<10-5

« + »

309

35,35

471

53,89

94

10,76

874

100,00

Наличие самопроизвольных и (или) медицинских абортов в акушерском анамнезе матери

« – »

789

46,14

780

45,61

141

8,25

1710

100,00

1,1×10-4

« + »

132

36,46

179

49,45

51

14,09

362

100,00

Прием фармакологических средств для лечения инфекционного заболевания

« – »

906

45,32

909

45,47

184

9,20

1999

100,00

1×10-4

« + »

15

20,55

50

68,49

8

10,96

73

100,00

Образование матери

Среднее и

средне-специальное

452

42,68

482

45,51

125

11,80

1059

100,00

1×10-5

Неполное высшее

144

39,45

192

52,60

29

7,95

365

100,00

Высшее

325

50,15

285

43,98

38

5,86

648

100,00

Масса тела при рождении

< 2500г

34

29,31

59

50,86

23

19,83

116

100,00

2×10-4

2500-4000г

782

45,49

792

46,07

145

8,44

1719

100,00

> 4000г

105

44,30

108

45,57

24

10,13

237

100,00

Примечание: абс. – абсолютные частоты; % – относительные частоты; р – уровень статистической значимости различий (по критерию Пирсона 2).

Очевидно, что действие всех указанных факторов на неспецифический дисморфогенез комплексное и опосредованное. Следует отметить, что ряд факторов (поведенческих, некоторых медико-биологических) являются, в известной мере, управляемыми. Поэтому полученные данные можно использовать при планировании комплексной профилактики нарушений морфогенеза.

ВЫВОДЫ

  1. Установлено качественное единство химического загрязнения атмосферного воздуха на территории Магнитогорска и наличие в спектре загрязнений химических веществ, способных прямо или опосредованно нарушить процессы морфогенеза плода. Приоритетными поллютантами атмосферного воздуха признаны 3,4бенз(а)пирен, многокомпонентная пыль, фенол, оксид углерода, диоксид серы. Основным объектом окружающей среды, испытывающим техногенное воздействие, является атмосферный воздух. Оценка качества питьевой воды из водопроводной сети свидетельствует об идентичности условий водопользования на территории города и о низкой вероятности влияния питьевой воды на пренатальный морфогенез.
  2. На территории Магнитогорска выделены два района, различающихся степенью химического загрязнения атмосферного воздуха (Левобережный и Правобережный). В Левобережном районе по сравнению Правобережным районом отмечены более высокие концентрации многокомпонентной пыли в 1,41 раза, 3,4бенз(а)пирена – в 1,32 раза, этилбензола – в 1,37 раза, фенола – в 1,35 раза, диоксида азота – в 1,19 раза, диоксида серы – в 1,16 раза, железа – в 1,65 раза. Показатель Ксум (многокомпонентная пыль, диоксид серы, оксид углерода, диоксид азота, фенол, 3,4 бенз(а)пирен) в Левобережном районе был выше, чем в Правобережном районе – 11,84±8,42 и 9,28±5,51.
  3. Установлены популяционные характеристики ВМГВ у организованных детей 4-7 лет Магнитогорска, являющиеся основой для сравнений. Среднее число ВМГВ составило 2,89, редких признаков – 0,13, альтернативных признаков – 0,27, малых пороков развития – 0,73, феногенетических вариантов – 1,20.
  4. Показатели общей совокупности 87 ВМГВ, редких и альтернативных признаков, малых пороков развития, феногенетических вариантов, являются достаточно устойчивыми в соответствии с полом, возрастом, национальной принадлежностью (башкиры, смешанный брак). Это позволяет рекомендовать использование показателей ВМГВ для изучения взаимодействий в системе «окружающая среда-здоровье человека».
  5. Выявлены базовые частоты отдельных форм ВМГВ – 54-х признаков у мальчиков и 51-го у девочек. Изучение группы редких признаков (с частотой менее 1%) надлежит проводить на основе их среднего числа.
  6. При сопоставлении собственных результатов с данными по нескольким городам РФ установлены региональные различия показателей ВМГВ, связанные с экологическим состоянием. Среднее число ВМГВ было выше в городах, имеющих на своей территории предприятия металлургической (Магнитогорск – 2,90), химической (Новомосковск – 2,91), нефтехимической и нефтеперерабатывающей (Ярославль – 2,63) промышленности, а также в городе с высоким удельным весом выбросов автотранспорта (Москва – 3,42) по сравнению с в городами, для которых химическое загрязнение не характерно (Плавск и Новозыбков – 1,84).
  7. При сравнении показателей ВМГВ на модели, характеризующейся идентичным спектром поллютантов и количественными различиями их концентраций, установлено увеличение среднего числа в более загрязненном районе (у мальчиков – 3,15; у девочек – 3,08;) по сравнению с менее загрязненным районом (у мальчиков – 2,83; у девочек – 2,73), а также изменение характера распределения ВМГВ за счет уменьшения числа детей с 2-мя и менее ВМГВ и увеличения – с 5-ю и более ВМГВ.
  8. Показано, что изучение влияния неблагоприятных факторов окружающей среды следует проводить на основе среднего числа ВМГВ либо групп ВМГВ (редких признаков, феногенетических вариантов, а также альтернативных признаков в группе мальчиков), а не на основе отдельных признаков.
  9. В процессе корреляционного анализа установлено, что основными токсикантами атмосферного воздуха, влияющими на показатели ВМГВ, являются 3,4бенз(а)пирен (r=0,29), кадмий (r=0,31), хром (r=0,38), никель (r=0,30); на показатели редких ВМГВ – многокомпонентная пыль (r=0,30), 3,4бенз(а)пирен (r=0,27), свинец (r=0,31). Выявлена также зависимость показателей ВМГВ от суммарного действия металлов, а также летучих атмосферных загрязнений (ароматических циклических и полициклических углеводородов), показателей редких ВМГВ – от суммарного действия металлов. Преимущественное время воздействия поллютантов – концептивный период, 1-й триместр беременности. Установлено, что в целом по Магнитогорску с увеличением показателя Ксум на 1 балл происходило увеличение среднего числа ВМГВ на 0,17 условных единиц, а редких признаков – на 0,004 условных единиц; с увеличением Ксум металлов на 1 балл – на 0,30 и 0,054 условных единиц соответственно.
  10. У детей с 5 и более ВМГВ выявлена предрасположенность к развитию экологически обусловленной патологии, к снижению адаптационных возможностей (за счет повышения частоты симпатикотонического исходного вегетативного тонуса, гиперсимпатикотонической и асимпатикотонической вегетативной реактивности, изменения баланса взаимоотношений гормонов тиреоидного спектра на доклиническом уровне, снижения уровня продуктивности внимания и восприятия, повышения уровня личностной тревожности), снижению антропометрических показателей (длины тела, массы тела, окружности грудной клетки у мальчиков; массы тела, окружности грудной клетки у девочек).
  11. Установлено, что высокий уровень морфогенетических нарушений (5 и более ВМГВ) чаще выявляется при наличии в анамнезе у матери следующих факторов: производственной вредности (химические вещества), курения во время беременности, приема фармакологических средств для лечения инфекционного заболевания, наличия самопроизвольных и медицинских абортов, среднего или неполного высшего образования. Показана взаимосвязь двух проявлений нарушения пренатального развития – ВМГВ и низкой массы тела при рождении.

Практические рекомендации

  1. При оценке санитарно-эпидемиологической обстановки на различных территориях для прогнозной оценки и принятия управленческих решений использовать в социально-гигиеническом мониторинге в качестве биологических маркеров отдаленных эффектов химического загрязнения атмосферного воздуха показатели ВМГВ.
    1. Эколого-гигиеническое изучение ВМГВ проводить по унифицированной методике. Соблюдать следующие требования:
  • исследуемым контингентом должна быть группа организованных детей 4-7 лет;
  • исследование проводить в массовых ДОУ, исключать специализированные ДОУ для детей с хроническими заболеваниями;
  • минимально необходимый объем выборки – 550-600 единиц наблюдения;
  • в исследование не включать лиц с синдромальной патологией (ВПР или наследственными синдромами);
  • перечень ВМГВ должен включать 87 признаков с локализацией на всех наружных участках тела и с четкой регистрацией; допустимо применять перечень из 28 редких ВМГВ;
  • диагностику следует проводить альтернативным способом во время наружного осмотра детей, регистрировать наличие каждого из 87 ВМГВ;
  • при объединении групп мальчиков и девочек исключать признаки «шалевидная мошонка» и «паховая грыжа»;
  • для проверки точности регистрации ВМГВ по прошествии времени проводить повторный осмотр 100 детей, выбранных слепым методом;
  • изучение отдельных форм ВМГВ следует проводить на единой по национальности группе, проводить проверку эквивалентности групп сравнения по возрасту и полу.
    1. В качестве статистических показателей при исследовании ВМГВ использовать среднее число ВМГВ, распределение детей по числу ВМГВ, среднее число редких признаков (с частотой менее 1%), как наиболее объективные и чувствительные по отношению к эколого-гигиеническим особенностям окружающей среды.
    2. Анализ взаимосвязей в системе «показатели ВМГВ – химическое загрязнение атмосферного воздуха» проводить с учетом времени воздействия токсикантов – предконцептивный период, органогенез, ранний фетогенез.
  1. В целях снижения вероятности развития отдаленных эффектов осуществлять контроль за содержанием атмосферном воздухе химических веществ, влияющих на показатели доклинического дисморфогенеза – многокомпонентной пыли, 3,4бенз(а)пирена и других летучих органических соединений, металлов; широко внедрять различные методы снижения их концентраций.
  2. Органам здравоохранения, врачам-педиатрам при профилактических осмотрах детей дошкольного возраста учитывать высокую вероятность развития экологически обусловленной патологии, отклонений в физическом развитии, нарушений адаптационного потенциала у детей с 5-ю и более ВМГВ (не имеющих наследственных синдромов или синдромов ВПР). Обращать внимание на наличие у детей редких ВМГВ, свидетельствующих о повышенной предрасположенности к развитию экологически обусловленных заболеваний. На основе числа ВМГВ и наличия редких признаков формировать среди детей группы риска ухудшения здоровья для динамического наблюдения и своевременной коррекции.
  3. В целях улучшения здоровья детей и профилактики дисморфогенеза использовать комплексный подход к укреплению здоровья женщин фертильного возраста. Учитывать влияние на число ВМГВ наличия производственной вредности в анамнезе (химические вещества), курения во время беременности, приема фармакологических средств для лечения инфекционного заболевания, наличия самопроизвольных и медицинских абортов.

СПИСОК ОСНОВНЫХ РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Котышева, Е.Н. Использование системного подхода для разработки профилактических мероприятий в сфере эколого-гигиенических исследований / Е.Н. Котышева // Окружающая среда и здоровье. Экологическое воспитание и образование : Материалы Российской научно-практической конференции. – Магнитогорск : Изд-во МаГУ., 2001. – С. 25-28.
  2. Кошкина, В.С. Региональные аспекты химической безопасности / В.С. Кошкина, Н.Н. Котляр, Е.Н. Котышева, В.В. Адамец // Окружающая среда и здоровье. Экологическое воспитание и образование : Материалы Российской научно-практической конференции. – Магнитогорск : Изд-во МаГУ, 2001. – С. 31-33.
  3. Кошкина, В.С. Эколого-гигиенические аспекты воздействия промышленных поллютантов на репродуктивную функцию / В.С. Кошкина, Н.Н. Котляр, Е.Н. Котышева // Актуальные проблемы репродуктивного здоровья в условиях антропогенного загрязнения : Материалы международного симпозиума. – Казань, Арт-Кафе, 2001. – С. 94-95.
  4. Котышева, Е.Н. Гигиенический анализ качества атмосферного воздуха селитебных территорий промышленного города / Е.Н. Котышева // Наука на рубеже веков. Проблемы окружающей среды и здоровье : Сборник научных статей. – СПб : Нестор, 2002. – С. 11-14.
  5. Котышева, Е.Н. Динамика химического загрязнения атмосферного воздуха г. Магнитогорска основными поллютантами в период 1991-2000гг / Е.Н. Котышева, М.Ю. Болотская // Наука на рубеже веков. Проблемы окружающей среды и здоровье : Сборник научных статей. – СПб : Нестор, 2002. – С. 15-18.
  6. Котышева, Е.Н. О проблеме нарушения морфогенеза организма человека в условиях химического загрязнения выбросами предприятий черной металлургии / Е.Н. Котышева, Т.Б. Легостаева, В.С. Кошкина // Наука на рубеже веков. Проблемы окружающей среды и здоровье : Сборник научных статей. – СПб : Нестор, 2002. – С. 35-38.
  7. Кошкина, В.С. Комплексное исследование влияния факторов среды на здоровье населения промышленного города / В.С. Кошкина, Н.П. Лисьева, Н.А. Антипанова, Е.Н. Котышева // Известия ТРТУ : Материалы второй всероссийской конференции с международным участием «Экология 2002 – море и человек». – Таганрог : Изд-во ТРТУ, 2002. – С. 122-128.
  8. Котышева, Е.Н. К вопросу о генотоксичности среды и врожденных пороках развития детей города черной металлургии / Е.Н. Котышева, Т.Б. Легостаева // Известия ТРТУ. Материалы второй всероссийской конференции с международным участием «Экология 2002 – море и человек». – Таганрог : Изд-во ТРТУ, 2002. – С. 119-120.
  9. Котышева, Е.Н., Некоторые медико-генетические аспекты здоровья дошкольников крупного промышленного города / Е.Н. Котышева, Т.Б. Легостаева // Известия ТРТУ : Материалы второй всероссийской конференции с международным участием «Экология 2002 – море и человек». – Таганрог : Изд-во ТРТУ, 2002. – С. 120.
  10. Котышева, Е.Н. О специфике использования данных генетической токсикологии в гигиене окружающей среды / Е.Н. Котышева // Наука-вуз-школа : Сборник научных трудов. – Магнитогорск : Изд-во МаГУ, 2002. Выпуск 7. – С. 159-163.
  11. Котышева, Е.Н. К вопросу о влиянии химического загрязнения атмосферы на репродуктивные нарушения у детей / Е.Н. Котышева, М.Ю. Болотская, Т.Б. Легостаева // Здоровье семьи – 21век : Материалы VI международной конференции. – Дубаи-Пермь, 2002. – С. 75-76.
  12. Болотская, М.Ю. Изучение степени загрязнения атмосферного воздуха и состояния здоровья детей г. Магнитогорска / М.Ю. Болотская, Е.Н. Котышева, В.С. Кошкина и др. // Среда обитания и здоровье детского населения : Сборник научных трудов Всероссийской научно-практической конференции. – Оренбург : «Принт-сервис», 2003. – С. 40-41.
  13. Котышева, Е.Н. Медико-генетические аспекты здоровья дошкольников крупного промышленного города / Е.Н. Котышева // Наука-вуз-школа : Сборник научных трудов. – Магнитогорск : Изд-во МаГУ, 2003. Выпуск 8. – С. 246-252.
  14. Котышева, Е.Н. К вопросу о морфофункциональных особенностях дошкольников крупного промышленного города / Е.Н. Котышева // Современные проблемы науки и образования : Тезисы докладов ХLI внутривузовской научной конферен­ции преподавателей МаГУ. – Магнитогорск: Изд-во МаГУ, 2003. – С. 82.
  15. Котышева, Е.Н. О воздействии химического загрязнения атмосферного воздуха на репродуктивное здоровье населения / Е.Н. Котышева // Семейная политика. Демографический кризис и общественная безопасность : Материалы международной научно-практической конференции. – Магнитогорск, Изд-во МаГУ, 2004. – С.293-300.
  16. Котышева, Е.Н. Некоторые эколого-гигиенические аспекты здоровья дошкольников промышленного города / Е.Н. Котышева, М.Ю. Болотская, В.С. Кошкина и др. // Гигиена и санитария. 2004. № 4. С. 55-57.
  17. Болотская, М.Ю. Применение люминесцентного бактериального теста для оценки токсичности проб атмосферного воздуха на территории г. Магнитогорска / М.Ю. Болотская, Е.Н. Котышева, Л.В. Хрипач и др. // Токсикологический вестник. 2004. № 4. С. 29-34.
  18. Котышева, Е.Н. Из опыта организации научно-исследовательской работы учащихся по проблемам влияния экологических факторов на здоровье / Е.Н. Котышева // Проблемы экологически обусловленных нарушений здоровья населения промышленных городов Южного Урала с развитой черной металлургией : Сборник научных докладов Всероссийской научной конференции. – Магнитогорск, 2004. – С. 82-84.
  19. Дзюндзя, Н.А. Уровень тревожности детей как индикатор экологически неблагополучной территории / Н.А. Дзюндзя, Е.Н. Котышева, Н.К. Долидзе и др. // Проблемы образования и развития личности учащихся : Сборник научных трудов. – Магнитогорск : Изд-во МаГУ, 2005. – 40-43с.
  20. Котышева, Е.Н. О проблемах влияния промышленных вредностей родителей на здоровье детей г. Магнитогорска / Е.Н. Котышева // Вестник МаГУ : Изд-во МаГУ, 2005 – С. 355-357.
  21. Котышева, Е.Н. Врожденные морфогенетические варианты у детей 4-7 лет города Магнитогорска / Е.Н. Котышева // Экологически обусловленные ущербы здоровью; методология, значение и перспективы оценки : Материалы пленума Научного совета по экологии человека и гигиене окружающей среды РАМН и Минздрава и соцразвития РФ. – М, 2005. – С. 415-416.
  22. Дзюндзя, Н.А. Некоторые психофизиологические показатели у детей промышленного города в зависимости от числа морфогенетических вариантов / Н.А. Дзюндзя, Е.Н. Котышева // Экологически обусловленные ущербы здоровью; методология, значение и перспективы оценки : Материалы пленума Научного совета по экологии человека и гигиене окружающей среды РАМН и Минздрава и соцразвития РФ. – М, 2005. – С. 350-352.
  23. Болотская, М.Ю. Заболеваемость детей 4-7 лет крупного промышленного города в зависимости от числа врожденных морфогенетических вариантов / М.Ю. Болотская, Е.Н. Котышева, В.С. Кошкина // Экологически обусловленные ущербы здоровью; методология, значение и перспективы оценки : Материалы пленума Научного совета по экологии человека и гигиене окружающей среды РАМН и Минздрава и соцразвития РФ. – М, 2005. – С. 328-329.
  24. Котышева, Е.Н. Степень стигмации как критерий чувствительности к неблагоприятным факторам среды / Е.Н. Котышева // Современные проблемы науки и образования : Тезисы докладов ХLIII внутривузовской научной конферен­ции преподавателей МаГУ. – Магнитогорск: Изд-во МаГУ, 2005. – С. 61-62.
  25. Котышева, Е.Н. Морфогенетические аспекты неинфекционных экологически обусловленных заболеваний / Е.Н. Котышева, М.Ю. Болотская, В.С. Кошкина, Н.А. Горбунова // Экология человека. 2006. №10. С. 20-24.
  26. Котышева, Е.Н. Врожденные морфогенетические варианты у детей г. Магнитогорска / Е.Н. Котышева // Экология человека. 2006. №12. С. 27-31.
  27. Котышева, Е.Н. Физическое развитие детей с разным числом врожденных морфогенетических вариантов с учетом экологического состояния районов проживания / Е.Н. Котышева // Экология человека. 2006. Приложение 4/2. С. 143-146.
  28. Котышева, Е.Н. Физическая подготовленность детей 5-7 лет в зависимости от степени химического загрязнения атмосферного воздуха районов проживания / Е.Н. Котышева, Н.А. Дзюндзя // Экология человека. 2006. Приложение 4/2. С. 106-108.
  29. Дзюндзя, Н.А. Адаптационные возможности детей перед поступлением в школу с учетом экологического состояния районов проживания / Н.А. Дзюндзя, Е.Н. Котышева // Проблемы истории, филологии, культуры. – 2006. – №17. – С. 468-473.
  30. Котышева, Е.Н. Врожденные морфогенетические варианты у детей, проживающих на территориях города с разной степенью химического загрязнения атмосферы / Е.Н. Котышева, В.С. Журков // Итоги и перспективы научных исследований по проблеме экологии человека и гигиены окружающей среды. – М, 2005. – С. 343-349.
  31. Котышева, Е.Н. Медико-генетические методы изучения влияния экологических факторов на ранний морфогенез / Е.Н. Котышева // Вестник Новосибирского государственного университета : Серия «Биология, клиническая медицина». 2007, Т. 5, выпуск 2. С. 82-87.
  32. Котышева, Е.Н. Влияние табакокурения родителей на пренатальный морфогенез / Е.Н. Котышева // Вестник Тамбовского университета : Серия «Естественные и технические науки». т. 11, вып 4, 2006. С. 518-519.
  33. Котышева, Е.Н. Показатели пренатального морфогенеза у детей промышленного города / Е.Н. Котышева // Современные проблемы гигиены города, методология и пути решения : Материалы пленума Научного совета по экологии человека и гигиене окружающей среды РАМН и Минздрава и соцразвития РФ. – М, 2006. – С. 166-168.
  34. Дзюндзя, Н.А. Донозологические изменения у детей с учётом экологических особенностей индустриального города / Н.А. Дзюндзя, Е.Н. Котышева // Современные проблемы гигиены города, методология и пути решения : Материалы пленума Научного совета по экологии человека и гигиене окружающей среды РАМН и Минздрава и соцразвития РФ. – М, 2006. – С. 96-98.
  35. Болотская, М.Ю. Некоторые показатели физического развития детей города с развитой черной металлургией / М.Ю. Болотская, Е.Н. Котышева, Н.А. Дзюндзя // Современные проблемы гигиены города, методология и пути решения : Материалы пленума Научного совета по экологии человека и гигиене окружающей среды РАМН и Минздрава и соцразвития РФ. – М, 2006. – С. 44-45.
  36. Кошкина, В.С. Использование частоты врожденных морфогенетических вариантов для выявления неблагоприятного действия факторов окружающей среды на процессы пренатального развития : Методические рекомендации / В.С.Кошкина, Е.Н. Котышева, М.Ю. Болотская, Н.А. Дзюндзя. – Москва, 2007. – 23с.
  37. Дзюндзя, Н.А. Функциональные изменения, связанные с йодным дефицитом, у детей с учетом региональных особенностей территорий проживания / Н.А. Дзюндзя, Е.Н. Котышева, В.С. Кошкина, И.Г. Резвых // Нижегородский медицинский журнал. Здравоохранение ПФО. 2007, №2. С. 39-43.
  38. Котышева, Е.Н. Сравнительный анализ врожденных морфогенетических вариантов у детей дошкольного возраста / Е.Н. Котышева // Нижегородский медицинский журнал. Здравоохранение ПФО. 2007, №2. С. 34-39.
  39. Котышева, Е.Н. Некоторые показатели индивидуального развития детей промышленного города / Е.Н. Котышева, Н.А. Дзюндзя, М.Ю. Болотская // Гигиена и санитария. 2007. № 4. С. 69-71.
  40. Котышева, Е.Н. Врожденные морфогенетические варианты в эколого-гигиенических исследованиях : Монография / Е.Н. Котышева // Магнитогорск : Изд-во МаГУ. – 2007. – 223с.
  41. Дзюндзя, Н.А. Экологические проблемы эндемического зоба в условиях техногенного химического загрязнения окружающей среды / Н.А. Дзюндзя, Е.Н. Котышева // Экология человека. 2007. №7. С. 26-29.
  42. Котышева, Е.Н. Антропометрические признаки детей 5-7 лет г. Магнитогорска / Е.Н. Котышева, Н.А. Дзюндзя, М.Ю. Болотская и др. // Экология человека. 2007. №8. С. 30-33.
  43. Котышева, Е.Н. Некоторые показатели индивидуального развития у воспитанников детских дошкольных образовательных учреждений Магнитогорска / Е.Н. Котышева, Н.А. Дзюндзя, // Мир детства и образование : Сборник материалов международной научно-практической конференции. – Магнитогорск: Изд-во МаГУ, 2007. – С. 163-165.
  44. Котышева, Е.Н. Характеристика врожденных морфогенетических вариантов в гигиенических исследованиях / Е.Н. Котышева // Гигиена и санитария. 2007. № 6. С. 86-88.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

ВМГВ

– врожденные морфогенетические варианты

ВПР

– врожденные пороки развития

ДИ

– доверительные интервалы

ДОУ

– дошкольные образовательные учреждения

КИГ

– кардиоинтервалография

МПР

– малые пороки развития

ОР

– относительный риск

РФ

– Российская Федерация

ФГВ

– феногенетические варианты

КОТЫШЕВА Екатерина Николаевна

РАЗРАБОТКА МЕТОДИЧЕСКИХ ОСНОВ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ВРОЖДЕННЫХ МОРФОГЕНЕТИЧЕСКИХ ВАРИАНТОВ ДЛЯ ОЦЕНКИ НЕБЛАГОПРИЯТНОГО ДЕЙСТВИЯ ФАКТОРОВ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ НА ЧЕЛОВЕКА

14.00.07 – гигиена

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Оренбург - 2008

Регистрационный № 1348 от 09.03.2004. Подписано в печать 29.02.08.

Формат 6084 1/16. Гарнитура Times. Бумага тип №1. Печать офсетная.

Усл. печ. л. 2,2. Тираж 100 экз. Заказ № 108.

Издательство Магнитогорского государственного университета

455038, Магнитогорск, пр. Ленина, 114

Типография МаГУ







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.