WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Хайруллин

Рустем Наилевич

Превентивная восстановительная коррекция атеросклеротических изменений у групп риска в досимптоматической стадии

14.00.51 – Восстановительная медицина, лечебная физкультура и спортивная медицина, курортология и физиотерапия

  АВТОРЕФЕРАТ

ДИССЕРТАЦИИ НА СОИСКАНИЕ УЧЕНОЙ СТЕПЕНИ

  ДОКТОРА МЕДИЦИНСКИХ НАУК

Москва 2009

Работа выполнена в  Межрегиональном клинико-диагностическом центре г. Казани

Научные консультанты:

доктор медицинских наук, профессор

Миненко Инесса Анатольевна

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор

Хадарцев Александр Агубечирович

доктор медицинских наук, профессор

Агасаров Лев Георгиевич

доктор медицинских наук, профессор

Истомина Ирина Сергеевна

Ведущая организация:

Московский областной научно-исследовательский клинический институт им. Владимирского

Защита состоится  «23» декабря 2009 г в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д-208.120.01

по адресу: г. Москва, улица Касаткина д.3

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Всероссийского научно-исследовательского и испытательного института медицинской техники по адресу: г. Москва, улица Касаткина д.3

Автореферат разослан  «____» _______________ 2009г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

д.м.н. Цыганова Т.Н.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования

В последние годы в составе медицинских дисциплин получила развитие восстановительная медицина, которая ставит перед собой задачу комплексного изучения закономерностей развития, совершенствования и восстановления здоровья человека с помощью различных видов психофизического оздоровительного воздействия.

Одним из основных направлений восстановительной медицины является решение важной медико-социальной проблемы по разработке корригирующих немедикаментозных технологий при социально значимых заболеваниях, а также по повышению функциональных резервов практически здоровых лиц, особенно молодого возраста (Разумов А.Н.,1999-2004; Пономаренко В.А.,1999,2003; Бобровницкий И.П.,2000-2003).

В настоящее время в России получает развитие принципиально новое направление деятельности - переход от системы, ориентированной на лечение заболевания, к системе охраны здоровья граждан, основанной на приоритете здорового образа жизни, оздоровительных программах, направленных на профилактику болезней (А.Н.Разумов,2003, 2007).

  Высокую значимость оздоровительных и профилактических программ определяет тот факт, что в последнее десятилетие прогрессируют социально - зависимые и профессионально обусловленные изменения здоровья населения (стрессогенные заболевания, дизадаптивные синдромы, социально-экологическое утомление и переутомление) [В.П.Казначеев,1996;Н.Ф.Измеров,2005].

Одним из эффективных путей выхода из сложившейся ситуации является во-первых - увеличение потенциала здоровья здоровых лиц, во-вторых - возвращение здоровья больным вне стадии обострения, лицам, находящимся в состоянии предболезни, за счет системы оценки и управления функциональными резервами человека (А.Н.Разумов и др.,1996; И.П.Бобровницкий,2003 и др.)

  В качестве наиболее оптимальной методологии охраны здоровья здоровых, в соответствии со стратегией ВОЗ,  рассматривается мониторинг функциональных резервов, донозологическая диагностика на ранних стадиях развития дизадаптационного синдрома и своевременная коррекция нарушенного функционального состояния (Р.М.Баевский, 1997; К.В.Судаков,1999; Р.Г. Оганов, 2001).

По данным Всероссийского научного общества кардиологов ежегодно от сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) в стране умирает более
1 миллиона человек, причем из этого числа от ИБС погибает 51% больных, от мозгового инсульта – 27% (Диагностика и коррекция липидного обмена с целью профилактики и лечения атеросклероза. Российские рекомендации, III пересмотр, 2007). Как известно, большинство заболеваний сердечно-сосудистой системы, обусловленных атеросклерозом, клинически проявляет себя в старшем и пожилом возрасте. Однако в последние годы стали отмечаться летальные исходы от осложнений атеросклероза и у молодых (Mosca L., Appel L.J., Benjamin E.J.,  2004). Причем, если в США и странах Европы среди молодых лиц объективно регистрируется снижение смертности от ССЗ, то в России отмечается увеличение этого показателя. Так, смертность от ССЗ в трудоспособном возрасте в нашей стране составляла в 1990 г. – 137, а в 2000 г. – 206 случаев на 100 тыс. населения (Бокерия Л.А. и соавт., 2006).

В г. Москве в 2002-2003 гг. по программе ВОЗ было проведено патоморфологическое изучение состояния коронарных артерий у мужчин 20-59 лет, умерших от случайных причин. Полученные данные сравнили с материалами подобных исследований, проведенных в этом городе 40 лет назад. Оказалось, что сегодня при аутопсии регистрируются более выраженные стенозы коронарных артерий в сочетании с увеличением площадей возвышающихся поражений коронарных артерий, чем в предыдущем исследовании (Савинова В.Д.,и соавт.,  2005 г.). Эти факты свидетельствуют о том, что в настоящее время атеросклероз стал развиваться намного раньше и протекать значительно тяжелее (ACC/AHA Guidelines for the Management of Patients With ST-Elevation Myocardial Infarction, 2004). Кроме того, установлено, что наиболее интенсивный рост болезней системы кровообращения атерогенной природы наблюдается среди взрослого населения в больших городах (Вихерт А. М., 1995; Beaglehole R., Magnus P., 2002). Так, показатель первичной заболеваемости органов сердечно-сосудистой системы (ССС) в г. Санкт-Петербурге c 1996 по  2002 г. увеличился в 1,58 раза (Красильникова, Ю. И. и соавт., 2003 г.; Основные показатели демографических процессов в Санкт-Петербурге и области, 1997, 2003).

Причина такого омоложения и увеличения распространенности повреждений артерий атеросклерозом находится в увеличении потребления проатерогенных продуктов питания и изменении образа жизни (возрастание стрессорных нагрузок) населения (Adult Treatment Panel III, 2001; Carlson J. et al., 2001; Commission of the European Communities, 2005; Оганов Р.Г  и соавт., 2005; Аронов Д.М. и соавт., 2006).  В то же время,  не менее важно учитывать и влияние окружающей среды на здоровье людей, проживающих и работающих в экологически неблагоприятных условиях, что делается значительно реже (Любченко П.Н., 1996; Кузьмина Л.П., 2001). К настоящему времени накопилось довольно много фактов, свидетельствующих об ускорении развития атеросклеротических поражений жизненно важных артерий у лиц, длительное время контактирующих по роду своей деятельности с различными углеводородами (Ахмедов В.М., 2002; Измеров Н.Ф., 2005;  Валеева Э.Т. и соавт., 2007).

Известны работы, в которых установлено, что наряду с генетическими, соматическими, поведенческими, социально-экономическими и другими факторами риска существенное влияние на развитие сердечно-сосудистой патологии атерогенной природы оказывают производственно-профессиональные факторы: физические,  эргономические,  химические, биологические, стрессовые и т.д. (Голиков С.Н., 1982; Астахова З.Т. , 1995; Любченко П.Н. и соавт., 1996;  Лядов К.В., 2001).

Сегодня, как у нас в стране, так и за рубежом, многие исследователи считают, что наиболее значимых успехов в лечение и профилактике ССЗ можно достичь в скрытой (латентной) стадии атеросклероза (Kuller L.et al., 1994; Thompson P.D. et al., 2001;  Baigent C. et al., 2005). Вместе с тем, рекомендации о возрастных критериях проведения диагностики латентного атеросклероза до сих пор нет. Более того в литературе мы не нашли результатов систематических исследований состояния липидного обмена в связи с возрастом. Также  неопределенным остается эффективность немедикаментозных и медикаментозных подходов к лечению доклинических стадий атеросклероза, что и определило цель настоящего исследования.

Цель исследования:

Создание алгоритма  досимптоматической диагностики и комплесной  восстановительной коррекции атеросклеротических изменений у групп риска  с использованием  неинвазивного метода диагностики и  лечения.

Задачи исследования:

  1. Исследовать распространенность доклинических форм атеросклероза и выявить группы риска пациентов с атеросклеротическими изменениями  в досимптоматической стадии;
  2. Обосновать целесообразность включения в алгоритм досимптоматической диагностики и комплесной  восстановительной коррекции атеросклеротических изменений пульсогемоиндикации и тепловизионного исследования
  3. Разработать систему мероприятий алгоритма досимптоматической диагностики и комплесной  восстановительной коррекции атеросклеротических изменений
  4. Разработать способ объективной оценки  патогенетически направленной коррекции атеросклероза у групп риска  в досимптоматической стадии с учетом сезонности, длительности профессионального стажа, пола и возраста;
  5. Исследовать динамику  изменения лабораторных показателей у пациентов с атеросклерозом в досимптоматической фазе до и после лечения;
  6. Оценить клиническую эффективность лечения атеросклероза  методами рутинной терапии (многофакторных немедикаментозных профилактических мероприятий) без пульсогемоиндикации и с пульсогемоиндикацией;
  7. Выявить и сравнить количество и выраженность побочных эффектов пульсогемоиндикации при лечении атеросклероза;
  8. Разработать показания и методику проведения пульсогемо- и тепловизионного обследования для создания практических рекомендаций по применению полученных данных в широкой медицинской практике.

Научная новизна

Впервые проведено комплексное эпидемиологическое обследование обширной группы лиц 650 пациентов Межрегионального клинико-диагностического центра г. Казань в 2005 – 2008 году.

Установлено, что наибольшему  риску развития и прогрессирования атеросклероза подвержены лица в возрасте от 30 до 40 лет, имеющие длительный (более 10 лет) профессиональный стаж работы. У них регистрируется деформация естественной возрастной динамики концентрации общего холестерина (ОХ) и липопротеинов низкой плотности (ЛПНП) в крови и отмечается наибольший прирост частоты выявления атеросклеротических бляшек по сравнению с возрастной группой на 10 лет моложе и однородными по возрасту лицами со стажем работы менее 10 лет.

Проанализировано влияние сезонного фактора на эффективность немедикаментозных методов коррекции липидного обмена. Выявлено, что эффективность мероприятий по  модификации образа жизни значимо выше в весенне-летнем периоде, тогда как в осенне-зимнем периоде времени профилактические мероприятия не приносят желаемого результата, что связано с сезонными колебаниями ОХ и его наиболее атерогенной составляющей - ЛПНП.

Найден новый, не вызывающий побочных эффектов, метод клинической диагностики и лечения атеросклероза в досимптоматической стадии.

Практическая значимость

В работе обоснована практическая необходимость комплексного обследования групп риска на предмет выявления у них нарушений липидного обмена и латентных форм атеросклероза.

Впервые выделены группы повышенного риска развития и прогрессирования атеросклероза в зависимости от возраста обследуемого и стажа работы, что имеет важное значение для своевременного планирования мероприятий первичной профилактики.

Показано влияние многофакторных немедикаментозных профилактических мероприятий на уровень липидов и гемостатический потенциал крови у пациентов с атерогенной гиперхолестеринемией на протяжении 16 и 40 недель наблюдения.  Впервые аргументирована необходимость учета сезонного фактора для планирования мероприятий по немедикаментозной коррекции нарушений липидного обмена. 

Доказана клиническая эффективность пульсогемоиндикации при лечении атеросклеротических изменений в досимптоматической стадии.

Показана информативность и доступность неинвазивного тепловизионного исследования в досимптоматической стадии атеросклеротических изменений.

Положения, выносимые на защиту:

1. Высокоинформативной методикой в выявлении досимптоматических форм атеросклероза является пульсогемоиндикация, применение которой значительно сократить время диагностического поиска, избежать диагностических ошибок, уменьшает трудовые и финансовые затраты.

2. У мужчин и женщин молодого и среднего (до 40 лет) возраста и большим стажем работы нарушения липидного обмена приобретают черты, характерные для старшей возрастной группы: средняя концентрация общего холестерина и наиболее атерогенной его фракции – ЛПНП, значимо выше, чем у лиц того же возраста, но с меньшим трудовым стажем (р<0,01), и, в то же время, не имеет достоверных отличий от старшей подгруппы со стажем  работы более 10 лет (выводы 1 и 2).

3. Наибольший прирост распространенности доклинического атеросклероза происходит в возрасте от 31 до 40 лет и имеет значимый “холестерин-зависимый” эффект: у лиц, имеющих пограничный и высокий уровень ОХ и ЛПНП, частота выявления атеросклеротических бляшек значимо выше, чем у  пациентов, имеющих оптимальные  значения отмеченных показателей. При этом наибольшему  риску развития атеросклероза подвержены лица в возрасте от 30 до 40 лет, имеющие длительный (более 10 лет) стаж работы.

4. Эффективность мероприятий по первичной немедикаментозной профилактике атеросклероза зависит от длительности соблюдения пациентом врачебных рекомендаций и сезона года, в котором они проводятся. Соблюдение мероприятий по модификации образа жизни на протяжении 40 против 16  недель приводит к более выраженному снижению ОХ и ХС ЛПНП. Выполнение рекомендаций более эффективно летом, чем зимой, что связано с сезонными колебаниями ОХ и его наиболее атерогенной составляющей - ЛПНП.

Апробация работы

Основные положения работы были доложены на   IV Международном семинаре "Минералогия и жизнь:происхождение биосферы и коэволюция минерального и биологического миров, биоминералогия", (Сыктывкар, Республика Коми, май 2007, X конференции Ассоциации специалистов восстановительной медицины АСВОМЕД (Сочи, май 2008),  Конференции «Медицинская реабилитация лиц опасных профессий», (Москва, ноябрь 2008), на XIX московской международной гомеопатической конференции (Москва, январь 2009), на VII Международном конгрессе «Традиционная медицина»(Москва, октябрь 2009). По теме диссертации опубликовано 28 научных работ, в том числе 9 статьей в рекомендованных ВАК журналах.

Реализация работы

Результаты исследования используются в научной и диагностической работе Межрегионального клинико-диагностического центра г. Казань, в лекционных циклах и семинарских занятиях ФДПОП  кафедры нелекарственных методов лечения и клинической физиологии ММА имени И.М.Сеченова.

Объем и структура диссертации

Диссертация изложена на 207 страницах машинописного текста, состоит из введения, обзора литературы, описания материала и методов исследования, 4 глав собственных исследований, обсуждения, выводов и практических рекомендаций, списка литературы. Работа содержит 24 таблицы, 18 диаграмм, 4 рисунка. Библиографический указатель включает 184  источника (122 отечественных и 62 зарубежных).

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материал и методы исследования

Материалом исследования послужили результаты комплексного эпидемиологического обследования состояния здоровья 650 пациентов Межрегионального клинико-диагностического центра г. Казань в 2005 – 2008 году.

Исследуемая группа была сформирована  из пациентов, выразивших желание и имевших возможность обследоваться стационарно в Межрегиональном клинико-диагностического центра г. Казань в обусловленные протоколом исследования сроки. В зависимости от пола, все обследуемые были разделены на 2 группы. Первую группу (n = 381) составили женщины, вторую (n = 269) – мужчины. В зависимости от возраста обследуемых в каждой  из групп выделялись 2 подгруппы: подгруппа А  - в возрастном диапазоне от 20 до 40 лет и подгруппа Б – в возрасте от 41 до 60 лет. Распределение обследуемых лиц по группам в зависимости от возраста и пола представлено в табл. 1.

Табл. 1.

Распределение обследуемых лиц по группам в зависимости от возраста и пола

Пол

Первая группа

Вторая группа

I-А подгруппа

I-Б подгруппа

II-А подгруппа

II-Б подгруппа

Женщины

(n = 264)

(n = 117)

-

-

Мужчины

-

-

(n =201)

(n = 68)

Критериями исключения из исследования являлись: любые клинически манифестные заболевания, ассоциированные с атеросклерозом; врожденные и приобретенные пороки сердца; указания в анамнезе на перенесенные воспалительные заболевания эндокарда и миокарда; инфекции верхних дыхательных путей,  или обострение хронического заболевания дыхательной системы на момент обследования; артериальная гипертензия; сахарный диабет; неблагоприятная по сердечно-сосудистым заболеваниям наследственность (ИМ или внезапная смерть у родственников моложе 55 лет).

Из «больших» факторов риска (ФР) наиболее частым и значимым было нарушение липидного обмена, оценка которого проводилась на основании принятой классификации уровней холестерина и липопротеинов (Джанашия П.Х. и соавт., 2000; Expert Panel on Detection, Evaluation, and Treatment of High Blood Cholesterol in Adults, 2001).

Соответственно уровню ОХ, исследуемые пациенты распределялись следующим образом: с нормохолестеринемией (ХС<5.2 ммоль\л) – 13%,  с пограничной ГХС (ХС до 6,2 ммоль\л) – 29%, высокой ГХС (ХС более 6,2 ммоль\л) – 58% (рис.1). Таким  образом, большая часть больных имела повышенный уровень ОХ.

По уровню ХС ЛПНП исследуемые были распределены следующим образом: с приемлемым содержанием (ХС ЛПНП < 3,4 ммоль/л) – 14%, с пограничным уровнем (ХС ЛПНП 3,4-4,1  ммоль/л) – 59% , с повышенным уровнем  (ХС ЛПНП > 4,1  ммоль/л) – 27%.

Распределение по уровню ТГ было представлено в следующем виде: нормотриглицеридемия (ТГ<1,7 ммоль\л) – у 53%, пограничная ТГ (1,7-4,5 ммоль\л) – у 40% и высокий уровень ТГ (>4,5 ммоль\л) отмечался  у 7% обследованных.

Соответственно уровню ЛПВП пациенты были распределены следующим образом: с нормальным содержанием (ЛПВП > 1,00 ммоль/л) – 43% , с умеренным снижением (С ЛПВП = 0,8 – 0,99 ммоль/л) – 33%  и со  значительным его снижением (ЛПВП < 0,8 ммоль/л) -  24%.

Согласно классификации гиперлипопротеинемий Фредриксона (Fredrickson D.S., 1967), принятой ВОЗ (1970) II-А тип ГЛП  регистрировался у 44%, II-B тип (комбинированная гиперлипидемия) – у 41%, изолированная гипер-ТГ (IV тип) выявлялась у 5% и 10% обследованных пациентов не имели нарушений ни по одному из показателей липидного  обмена (рис. 1).

Среди наблюдавшихся нами больных не встречались редкие типы дислипопротеинемии.

Исследование проводилось в несколько  этапов.  На первом этапе анализировались взаимосвязь между нарушениями липидного обмена, выраженностью атеросклеротических изменений крупных магистральных сосудов, возрастом. На втором этапе оценивалось влияние многофакторных профилактических мероприятий на уровень липидов крови в отдельно выделенных подгруппах пациентов,  давших согласие на исследование.

Рис. 1. Частота выявления и тип ГЛП среди лиц основной группы.

Все исследования проводились с утра в стандартных условиях, по единым методикам и включали:

1. Общеклиническое обследование (сбор жалоб, анамнеза, объективное обследование).

2. Сбор профессионального анамнеза (стаж работы и условия работы на предприятии).

3. Измерение АД и электрокардиограмма.

4. Общий анализ крови (гемоглобин, эритроциты, лейкоциты, лейкоцитарная формула, СОЭ)

5. Биохимический анализ крови: глюкоза, мочевина, креатинин, билирубин общий, аланинаминотрансфераза (АЛТ),  аспартат-амино-трансфераза (АСТ), гамма-глютамил-транспептидаза (ГГТ),  альфа-амилаза, мочевая кислота, лактат, протромбиновый индекс, фибриноген  (биохимический анализатор “Roche Cobas Mira Plus”, Швейцария; Technicon RA-XT”, Abbot, США).

6. Исследование липидного обмена (ОХС, ХС ЛПВП, ХС ЛПНП, ХС ЛПОНП, КА, ТГ).

7. Консультации специалистов по показаниям (кардиолог, невролог, хирург, окулист).

8. Тепловизионное исследование магистральных сосудов. Исследование выполняли по стандартной методике в положении обследуемого лежа на спине. 

9. Пульсогемоиндикация  (ПГИ)  – это объективный сертифицированный метод нагрузочной диагностики и коррекции реакций организма пациента. В биоинформационной терапии несомненным лидером стал метод электропунктурной диагностики, предложенный Р.Фоллем (R.Vool, EAV), что обусловлено появлением возможности медикаментозного тестирования. Под медикаментозным тестом принято понимать контролируемое кратковременное изменение функционального состояния человека под действием медикаментозной нагрузки. Это изменение регистрируется приборами, а врач делает вывод о необходимости применения данного препарата. Наибольшее развитие медикаментозный тест получил в методе вегетативного резонансного тестирования (ВРТ – метод электропунктурной диагностики, являющийся более прогрессивной модификацией EAV).        По сравнению с существующими методами тестирования, ПГИ значительно повышает объективность результата за счёт полного исключения медперсонала из измерительного процесса. Пациент не испытывает никаких раздражений, а нагрузка на него значительно снижена т.к. время измерения реакции сосудистой системы на один стимул нагрузки при тестировании сокращено до 2,5 сек.

Помимо углубленного медицинского обследования изучали влияние многофакторных немедикаментозных профилактических мероприятий с документально подтвержденной гиперхолестеринемией. Кроме того, определяли эффективность проводимых мероприятий в зависимости от сезона, в котором они осуществлялись. В эту подгруппу вошли 128 обследованных лиц мужского и женского пола в возрасте от 24 до 60 лет, не предъявлявшие жалоб на состояние здоровья. У 46 пациентов проанализировано влияние терапии методом пульсогемоиндикации на протяжении 1-1,5 месячного курса терапии. Пульсогемоиндикацию назначали тем лицам с гиперхолестеринемией, липидный спектр крови которых не корригировался диетическими мероприятиями (ОХ >6,2ммоль/л), и/или ЛПНП >4,1ммоль/л).

Для статистической обработки результатов, полученных при обследовании пациентов, была создана электронная база данных с использованием пакета программ «STATISTICA v.6.0.437.0» (2002 г.).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

На первом этапе работы изучили влияние возраста и продолжительности рабочего стажа на концентрацию липидов в сыворотке крови. Данные, представленные в таблице 2, свидетельствуют, что у лиц в возрасте до 40 лет и большим стажем работы (>10 лет) средняя концентрация ОХ в крови была достоверно выше (на 0,37 ммоль/л), чем у лиц того же возраста, но с меньшим трудовым стажем (р<0,01). В то же время, длительная работа (>10 лет) на предприятии лиц в возрасте старше 40 лет не приводила к достоверному повышению уровня этого липида у них в крови. Таким образом, продолжительная работа сотрудников-мужчин на НПП приводила к повышению уровня ОХ  в крови у молодых (до 40 лет) работников, но не у сотрудников в возрасте от 40 лет и старше.

При анализе динамики естественного повышения уровня ОХ с увеличением возраста удалось установить, что при небольшом трудовом стаже эта закономерность сохраняется: средняя концентрация липида в крови у лиц старшей подгруппы была достоверно выше (5,48 ммоль/л), чем младшей (5,13 ммоль/л). В то же время, мы не выявили достоверных различий средних концентраций липида в старшей возрастной подгруппе относительно младшей при трудовом стаже более 10 лет. Таким образом, в подгруппе старших лиц с большим стажем нарушался естественный прирост уровня этого липида в связи с увеличением возраста.

При рассмотрении среднего уровня ХС ЛПВП в разных возрастных группах можно было отметить, что имеется достоверный подъем его концентрации у пациентов старшего возраста относительно младших в подгруппе с небольшим стажем работы (≤10 лет). Концентрация этого антиатерогенного холестерина в старшей возрастной группе была значимо (на 9,1%, p > 0,05) выше, чем в подгруппе младших. Несмотря на известное из литературы повышение уровня ХС ЛПНП с увеличением возраста, следует признать, что в этом случае происходил довольно значительный прирост уровня ЛПВП в крови у работников старшей группы.

При анализе уровня ЛПНП было выявлено, что средняя расчетная концентрация наиболее атерогенной фракции ОХ – ХС ЛПНП, у «молодых» лиц с трудовым стажем, превышающим 10 лет, на 0,41 ммоль/л (11,2%) выше (p < 0,01), чем у пациентов с небольшим стажем (≤10 лет). Т.о., уровень ХС ЛПНП, также как и ОХ, оказался высокочувствительным к длительному действию отрицательных факторов производства (табл. 2).

Длительность работы не влияла на возрастную динамику роста ЛПОНП,  триглицеридов и коэффициент атерогенности (КА). Вероятно, такая «устойчивость» КА была связана с изменениями в концентрациях ХС ЛПВП: как известно, КА при увеличении уровня ХС ЛПВП снижается.

Анализ частот встречаемости различных уровней липидов в организованной популяции показал, что распространенность желательной концентрации ОХ и ЛПНП у лиц старшего возраста была значительно меньше (на 15,7% и 14,1% соответственно), чем у молодых пациентов при небольшом профессиональном стаже (≤10 лет). Данный факт можно было объяснить одновременным действием на уровень ОХ и ЛПНП нескольких причин – влиянием производственных факторов (в течение 10 лет или менее) и естественным приростом концентрации ОХ и ЛПНП в крови с увеличением возраста обследуемых. В подгруппе молодых лиц с трудовым стажем более 10 лет число лиц с желательным  уровнем ОХ и ЛПНП оказалось на 18,7% и 20,5% ниже, чем в подгруппе обследованных того же возраста, но с меньшим временем работы на предприятии.  При длительной работе такого уменьшения частоты встречаемости ОХ и ЛПНП от младших к старшим не наблюдалось, и в подгруппе старшего возраста отрицательного влияния продолжительного профессионального стажа установить не удалось (39,3 – 42,4%, p > 0,05).

Пограничный и высокий уровни ОХ и ЛПНП были выявлены у четверти обследованных лиц и также зависели от стажа работы. Наиболее высокая частота выявления отмеченных признаков регистрировалась  в подгруппе лиц до 40 лет со стажем работы более 10 лет:  (29,5 и 30,3 % соответственно), что было на 9,9 и 12,7% выше по сравнению с лицами с менее продолжительным трудовым стажем (p < 0,05).

       

       Таблица 2

Содержание общего холестерина, ЛПНП в сыворотке крови у пациентов (в ммоль/л) и величина коэффициента атерогенности (в единицах), в зависимости от возраста и длительности производственного стажа

Возраст

Общий холестерин

Холестерин липопротеидов
высокой плотности

Коэффициент
атерогенности

Стаж

Р

Стаж

Р

Стаж

Р

≤10 лет

>10 лет

≤10 лет

>10 лет

≤10 лет

>10 лет

≤40 лет

5,13±0,08

5,50±0,10

<0,01

1,21 ± 0,03

1,24 ± 0,04

>0,05

3,49 ± 0,11

3,68 ± 0,13

>0,05

>40 лет

5,48±0,10

5,67±0,08

>0,05

1,32 ± 0,04

1,33 ± 0,03

>0,05

3,48 ± 0,13

3,66 ± 0,12

>0,05

Р

< 0,01

> 0,05

< 0,05

> 0,05

Х

> 0,05

> 0,05

Х

Таким образом, выявлена корреляция между увеличением концентрации атерогенных липопротеинов обследованных с увеличением профессионального стажа и регистрацией деформации естественной возрастной динамики концентрации липидов в крови. Наиболее значимые изменения липидного спектра регистрировались у мужчин молодого и среднего (до 40 лет) возраста с большим стажем работы.  Средняя концентрация ОХ  и наиболее атерогенной его фракции – ЛПНП, не имела достоверных отличий от лиц на 10 лет старше со стажем  работы более 10 лет, тем самым, приобретая черты жирового обмена, характерные для старшей возрастной группы.

На втором этапе работы было произведено исследование распространенности латентно протекающего атеросклероза у пациентов  в зависимости от возраста, состояния липидного спектра крови и продолжительности производственного стажа.

Прежде всего, удалось установить, что атеросклеротические бляшки в магистральных артериях обследованных встречались с частотой, которая в определенной мере была пропорциональна возрасту пациентов. Если в группе лиц в возрасте до 21 года они практически не встречались, то у лиц 21-30 лет распространенность бляшек составляла почти 5%.

Обращало внимание достоверное увеличение частоты выявления бляшек в каждом следующем десятилетии как у лиц, имеющих нормальные показатели липидного профиля, так и у лиц с гиперлипопротеинемией (ГЛП): атеросклеротические изменения артерий в довольно большом количестве случаев (табл. 3). Наибольший прирост распространенности доклинического атеросклероза у пациентов происходил в возрасте от 31 до 40 лет: при высоком уровне ОХ частота выявления у них атеросклеротических бляшек  достигала 57,1% против 31,4% в случае оптимального его  значения, что свидетельствовало о наличии значимого “холестерин-зависимого” эффекта. 

После 50 лет прирост количества обнаруженных бляшек по отношению к предыдущей группе за последующие два десятилетия снижался до 15,5% и 4,3% соответственно. К возрасту обследованных старше 60 лет бляшки встречались у 10 из 11 человек (90,9%). В то же время, гипертриглицеридемия и гипо--холестеринемия оказывала влияние на величину распространенности бляшек только в группе лиц от 51 года и старше.

Подобная закономерность возрастания распространенности бляшек в  артериях с увеличением возраста у мужского населения разных стран отмечена в целом ряде работ (Salonen R. et al., 1988; Giral P. et al., 1991; Hense H. W. et al., 1995). В нашем случае обращает на себя внимание факт раннего обнаружения бляшек в артериях у пациентов по сравнению с мужским населением России и других стран. Так, в работе H. W. Hense и соавт. (1995) наиболее выраженный прирост бляшек в бедренных артериях (около 30%) наблюдали у мужчин только в возрасте 44-54 лет.

При выяснении влияния производственного стажа на величину распространенности бляшек удалось установить, что при увеличении профессионального стажа до 10 лет к стажу, составляющему более 10 лет достоверный прирост количества бляшек  (от 19,3 до 28,1%) регистрировался  у работников от 27 до 40 лет с нормальным уровнем ОХ в крови.  В подгруппе лиц молодого возраста и с высоким уровнем ОХ увеличение стажа не приводило к приросту бляшек (43,9% и 38,1% соответственно). Подобная закономерность характерна и для старшей группы работников.

Очень близкие к  нашим результаты были получены Giral P. et al. (2001).  Авторы выбрали из обследованных рабочих нескольких компаний, расположенных в черте города Парижа, 208 мужчин 25-65 лет с высокой гиперхолестеринемией (ОХС>6,2 ммоль/л). Бляшки не были обнаружены только у 26% обследованных.

В нашей работе из 218 обследованных с высокой гиперхолестеринемией того же возраста бляшки не были обнаружены у 59 (в 27% случаев). Однако авторы не приводят сведений по распространенности бляшек в разных возрастных группах (соответствующих выбранной нами градации).

Таблица 3

Частота выявления атеросклеротических бляшек (проценты) в магистральных артериях у мужчин с нормохолестеринемией (общий холестерин <5,2 ммоль/л), пограничной (общий холестерин 5,2 <6,2 ммоль/л) или
высокой гиперхолестеринемией (общий холестерин 6,2 ммоль/л)

Возраст

(годы)

Нормохолестеринемия

Пограничная гиперхолестеринемия

Высокая гиперхолестеринемия

Р1

Р2

P3

Частота выявления

бляшек

Прирост

частоты

выявления

бляшек

Частота выявления бляшек

Прирост

частоты выявления бляшек

Частота выявления

бляшек

Прирост частоты выявления бляшек

21…30

5,0 (5; 100)

3,7 (1; 27)

0,0 (0; 5)

н. д.

< 0,05

н. д.

31…40

36,4 (24; 66)

31,4

38,5 (32; 83)

34,8

57,1 (20; 35)

57,1

н. д.

<0,001

<0,001

41…50

52,5 (31;59)

16,1

79,0 (109; 138)

40,5

78,9 (60; 76)

21,8

<0,001

<0,001

н. д.

51…60

76,9 (20; 26)

24,4

95,1 (39; 41)

13,7

90,5 (19; 21)

11,6

< 0,05

< 0,05

н. д.

Примечание:

1.        в скобках приведено количество лиц с бляшками и общая численность групп  в соответствующем возрастном интервале.

2.        Р1 – при сравнении частоты обнаружения бляшек у лиц с нормохолестеринемией и пограничной гиперхолестеринемией;

       Р2 – при сравнении распространенности бляшек у лиц с нормохолестеринемией и высокой гиперхолестеринемией;

       Р3 – при сравнении частоты обнаружения бляшек у лиц с пограничной и высокой гиперхолестеринемией.

3.        н. д. – не достоверно.

На следующем этапе у 80 человек из групп риска с диагностической целью выявления досимптоматических стадий атеросклероза была применена пульсогемоиндикация - метод диагностики и терапии, позволяющий получить качественную и количественную оценку функционального состояния человека в целом, оценить адаптационные возможности организма, проводить анализ динамики состояния пациента в процессе лечения, а также создать оптимальный цикл лечения: диагностика-терапия-диагностика.

  Пульсоксиметрический датчик надевается на палец пациента. На нижней части датчика находится светодиод, а на верхней – фотоэлемент. Сигнал, соответствующий количеству попавшего на фотоэлемент света, попадает в компьютер и отображается на экране. Получившаяся кривая соответствует поглощению света гемоглобином крови пациента.

В методе использованы характеристики кровотока человека для анализа  функционирования различных систем, органов и тканей.

Компьютерное обеспечение метода по результатам измерений рассчитывает несколько параметров кровотока:

  • величину среднего отклонения  функционирования кровеносных сосудов от оптимума,
  • величину клеточно-тканного  напряжения,
  • величину системного напряжения,
  • резкие изменения пульса,
  • наличие патогенных компенсаторных реакций.

Эти параметры являются индикаторами состояния здоровья.

Проведено обследование 80 пациентов (57 мужчин, 23 женщины), средний возраст 37,4+7,3 года, имеющих низкую физическую активность в сочетании как минимум с одним из основных факторов риска (повышенное АД, дислипидемия, курение), прошедших курс систематических сеансов пульсогемоиндикации.

Из 80 обследованных мужчин и женщин, вошедших в основную группу, у 30 – высокое  артериальное давление (ВАД), 52 человека курили, у 14 человек  была обнаружена дислипидемия (ДЛП) и у всех была выявлена низкая физическая активность.  К лицам с дислипопротеинемией относили пациентов со значениями общего холестерина<5,0 ммоль/л (<200 мг/дл), триглицеридов<1,7 ммоль/л (<155 мг/дл), холестерина липопротеинов высокой плотности>1,0 ммоль/л (>40мг/дл), холестерина липопротеинов низкой плотности<3 ммоль/л (<115мг/дл) (European Heart Journal, 2003). К лицам с ВНАД определили пациентов с АД 130-139/85-89 мм.рт.ст и мягкой артериальной гипертонией (1-й степени) с АД 140-159/90-99 мм рт.ст. (Российские рекомендации, 2004). Курящими считали пациентов, выкуривавших не менее одной сигареты ежедневно в течение последнего месяца или бросивших курить менее года назад (Конобеевская И. Н, 1997).

В результате исследования выявлена четкая корреляция пульсогемодиагностики с увеличением общего холестерина, ЛПНП в сыворотке крови у пациентов  и величиной коэффициента атерогенности.

Пример пульсогемодиагностического исследования показан в таблицах 4-14 и диаграммах 1-5.

Диаграмма 1.

Фотоплетизмограммы пациента

Таблица 4.

Обнаружено наличие хронических процессов со стороны:

Фоновые показатели

Препараты

Fvi

Avi

Da

Puls

Vvi

17

39,47

-15,08

82

1,93

37

20,85

-5,44

65

0,8

Arteria carotis interna D30

Внутренняя сонная артерия

36

25,51

-1,06

65

0,89

Arteria femoralis D30

Бедренная артерия

Таблица 5.

Степень адаптации к выявленным нарушениям со стороны органов (актуальным и второстепенным)

Фоновые показатели

Препараты

Fvi

Avi

Da

Puls

Vvi

17

39,47

-15,08

82

1,93

36

25,51

-1,06

65

0,89

Arteria femoralis D30

Бедренная артерия

37

20,85

-5,44

65

0,8

Arteria carotis interna D30

Внутренняя сонная артерия

Таблица 6.

Обнаружены реакции функционального напряжения со стороны:

Фильтры

Arteria basilaris D3

Базилярная артерия

Aorta thoracica D3

Грудная аорта

Фоновые показатели

Препараты

Fvi

Avi

Da

Puls

Vvi

47

17,64

-0,56

60

1,2

36

20,99

-3,82

60

0,49

Nervus vagus. pars thoracica D30

Грудная часть вагуса

Таблица 7.

Обнаружено наличие хронических процессов со стороны:

Фильтры

Arteria basilaris D3

Базилярная артерия

Aorta thoracica D3

Грудная аорта

Фоновые показатели

Препараты

Fvi

Avi

Da

Puls

Vvi

47

17,64

-0,56

60

1,2

69

18,09

-3,81

63

0,8

Cor D30

Сердце (в целом)

77

17,81

+1,14

62

0,89

Cor D3

Сердце (в целом)

Таблица 8.

Зафиксированы функциональные нарушения со стороны органов:

Фильтры

Arteria basilaris D3

Базилярная артерия

Aorta thoracica D3

Грудная аорта

Фоновые показатели

Препараты

Fvi

Avi

Da

Puls

Vvi

47

17,64

-0,56

60

1,2

36

20,99

-3,82

60

0,49

Nervus vagus. pars thoracica D30

Грудная часть вагуса

46

19,85

-1,54

58

0,63

Ventriculus cordis (sinister) D30

Левый желудочек сердца

35

12,74

+0,04

60

0,63

Nervus vagus. pars thoracica D3

Грудная часть вагуса

44

30,83

-10,28

58

0,98

Valvula mitralis D3

Митральный клапан

42

19,94

-1,51

60

1,02

Cor (sinistrum) D3

Левые отделы сердца

31

17,86

+3,65

65

1,36

Cor (sinistrum) D30

Левые отделы сердца

41

24,43

+5,3

65

1,47

Valvula mitralis D30

Митральный клапан

39

24,69

-2,66

60

1,6

Valva trunci pulmonalis D30

Клапан легочного ствола

46

12,68

-0,18

59

3,06

Valvula tricuspidalis D3

Трикуспидальный клапан

44

28,91

-9,22

62

5

Ventriculus cordis (sinister) D3

Левый желудочек сердца

Диаграмма 2.

Функциональные нарушения

Диаграмма 3.

Степень адаптации организма к этим нарушениям свидетельствует о длительности поражений:

Таблица 9.

Данные для диаграммы по "Степени напряжения" в связи с реакцией на:

Фильтры

Arteria basilaris D3

Базилярная артерия

Aorta thoracica D3

Грудная аорта

Фоновые показатели

Препараты

Fvi

Avi

Da

Puls

Vvi

47

17,64

-0,56

60

1,2

36

20,99

-3,82

60

0,49

Nervus vagus. pars thoracica D30

Грудная часть вагуса

35

12,74

+0,04

60

0,63

Nervus vagus. pars thoracica D3

Грудная часть вагуса

46

19,85

-1,54

58

0,63

Ventriculus cordis (sinister) D30

Левый желудочек сердца

44

30,83

-10,28

58

0,98

Valvula mitralis D3

Митральный клапан

42

19,94

-1,51

60

1,02

Cor (sinistrum) D3

Левые отделы сердца

31

17,86

+3,65

65

1,36

Cor (sinistrum) D30

Левые отделы сердца

41

24,43

+5,3

65

1,47

Valvula mitralis D30

Митральный клапан

39

24,69

-2,66

60

1,6

Valva trunci pulmonalis D30

Клапан легочного ствола

46

12,68

-0,18

59

3,06

Valvula tricuspidalis D3

Трикуспидальный клапан

Таблица 10.

Второстепенные факторы

Фильтры

Arteria basilaris D3

Базилярная артерия

Aorta thoracica D3

Грудная аорта

Фоновые показатели

Препараты

Fvi

Avi

Da

Puls

Vvi

47

17,64

-0,56

60

1,2

69

18,09

-3,81

63

0,8

Cor D30

Сердце (в целом)

77

17,81

+1,14

62

0,89

Cor D3

Сердце (в целом)

Диаграмма 4.

Экспертная значимость нарушений со стороны органов:

Таблица 11.

Зафиксированы компенсированные функциональные нарушения со стороны органов:

Фильтры

Arteria basilaris D3

Базилярная артерия

Aorta thoracica D3

Грудная аорта

Nervus vagus. pars thoracica D30

Грудная часть вагуса

Фоновые показатели

Препараты

Fvi

Avi

Da

Puls

Vvi

39

17,76

+0,44

60

2,04

17

26,66

-2,45

65

1,62

Lien D3

Общее указание на иммунную ослабленность

Таблица 12.

Обнаружено наличие хронических процессов со стороны:

Фильтры

Arteria basilaris D3

Базилярная артерия

Aorta thoracica D3

Грудная аорта

Nervus vagus. pars thoracica D30

Грудная часть вагуса

Фоновые показатели

Препараты

Fvi

Avi

Da

Puls

Vvi

39

17,76

+0,44

60

2,04

81

26,56

-1,12

60

0,75

Vesica fellea D6

Желчный пузырь

55

15,58

+3,9

60

0,89

Glandula supraren. cortex GL D6

Корковый слой надпочен. Gl D6

63

29,81

-0,73

58

0,98

Renes D3

Почки

Таблица 13.

Зафиксированы функциональные нарушения со стороны органов:

Фильтры

Arteria basilaris D3

Базилярная артерия

Aorta thoracica D3

Грудная аорта

Nervus vagus. pars thoracica D30

Грудная часть вагуса

Фоновые показатели

Препараты

Fvi

Avi

Da

Puls

Vvi

39

17,76

+0,44

60

2,04

28

19,84

-0,78

58

1,17

Ductus choledochus D6

Общий желчный проток

34

12,49

-0,68

65

1,17

Glandula thyreoidea D6

Щитовидная железа

17

26,66

-2,45

65

1,62

Lien D3

Общее указание на иммунную ослабленность

12

15,97

-2,77

54

7,54

Ductus choledochus D3

Общий желчный проток

Диаграмма 5.

Степень адаптации организма к этим нарушениям свидетельствует о длительности поражений:

Таблица 14.

Данные для диаграммы по "Степени напряжения" в связи с реакцией на:

Фильтры

Arteria basilaris D3

Базилярная артерия

Aorta thoracica D3

Грудная аорта

Nervus vagus. pars thoracica D30

Грудная часть вагуса

Фоновые показатели

Препараты

Fvi

Avi

Da

Puls

Vvi

39

17,76

+0,44

60

2,04

28

19,84

-0,78

58

1,17

Ductus choledochus D6

Общий желчный проток

34

12,49

-0,68

65

1,17

Glandula thyreoidea D6

Щитовидная железа

17

26,66

-2,45

65

1,62

Lien D3

Общее указание на иммунную ослабленность

Учитывая полученные данные, на следующем этапе представлялось целесообразным исследовать эффективность общепринятых многофакторных немедикаментозных профилактических мероприятий (выдача рекомендаций по изменению образа жизни, снижению избыточной массы тела, отказа от курения, уменьшению потребления алкоголя, а также назначение гиполипидемической диеты и регулярных физических нагрузок) в соответствии с NCEP-ATP-III (2001). Такую работу провели со 146 пациентами (112 мужского пола, 34 женского пола) с ГЛП II-А типа (средняя концентрация по группе составляла 6,64 ммоль/л, ХС ЛПНП – 4,8 ммоль/л, КА – 4,97), разделенных на 2 подгруппы в зависимости от продолжительности наблюдения: 16 недель (78 человек) и 40 недель (68 человек). В связи с тем, что лабораторные исследования проводились дважды в год, одна часть пациентов выполняла данные врачом рекомендации летом, а другая – зимой. Вначале обработали полученные данные без учета сезона, в котором проводились профилактические мероприятия (табл. 4).

Назначение мероприятий по модификации образа жизни на протяжении 16 недель привело к значимому (Р <0,05) снижению ОХ (-8%) и ЛПНП (-11%). У пациентов, включенных в исследование профилактики атеросклероза на протяжение 40 недель, изменения липидного спектра были выражены в большей степени (ОХ -13 %, ЛПНП -18%; Р <0,05). Следовательно, более продолжительное по времени следование пациента врачебным рекомендациям по модификации образа жизни сопровождалось более выраженным снижением ОХ и его наиболее атерогенной фракции – ЛПНП.

Эффективность проводимых профилактических мероприятий зависела от сезона года.  В теплый период года (с апреля по сентябрь) они были наиболее эффективны (ОХ снизился на 16 %, ЛПНП на 22 % и КА – на 28%, n = 62, p < 0,05). В то же время, в холодный период времени изменения липидного спектра были не достоверны (n = 64, p > 0,05) (табл. 4).

Сходные данные были получены и при анализе уровня фибриногена. Проведение профилактических мероприятий в теплый период времени с апреля по сентябрь приводило к его снижению на 23% от исходного уровня, тогда как в холодный период времени он снижался лишь на 9% . Данный факт мы связываем с сезонными флюктуациями большинства известных модифицируемых ФР, включая и показатели липидного спектра (Thompson G. R., 1989; Ардаматский Н.А. и соавт., 1998).

Таблица 4.

Влияние многофакторных профилактических мероприятий на некоторые биохимические показатели крови

Показатели

Процент изменений

Процент изменений

16 недель

(n=78)

40 недель

(n=68)

Весеннее-летний период

(n = 62)

Осеннее-зимний период

(n = 64)

Пульсогемоиндикация,

5-7 сеансов

(n = 46)

ОХС, ммоль/л

–8**

–13**

–16**

–1

–21 **

ХС ЛПВП, ммоль/л

1

4

8

0

3

ТГ, ммоль/л

4

3

–10

11

1

ХС ЛПНП, ммоль/л

–11**

–18**

–22**

–2

–29 **

ХС ЛПОНП, ммоль/л

4

2

–10

11

0

КА, ед.

–13**

–18**

–28**

–3

–28 **

Протромбиновый
индекс, %

–1

–2

–1

–2

–1

Фибриноген, мг/л

–2

–12*

–23**

9*

–2

Примечание:  * - р< 0,05,  **–        р< 0,01.

Учитывая недостаточную эффективность немедикаментозных методов нормализации уровня липопротеидов в холодный сезон года 46 пациентам, не достигшим целевого (желательного) уровня ОХ и ЛПНП  и давшим согласие на исследование, были назначены сеансы пульсогемоиндикации (ПГИ)(аппликация выбранных препаратов непосредственно на пациента через антенну, либо на гомеопатическую крупку) в количестве 5-7, на протяжении 1-1,5 месяцев (табл. 4).

Полученные данные показали, что назначение пульсогемоиндикации в дополнение к немедикаментозным методам профилактики атеросклероза позволило добиться снижения ОХ и ЛПНП на 21-29 %(табл. 4). Побочных эффектов пульсогемоиндикации при лечении атеросклероза в нашем исследовании выявлено не было.

ВЫВОДЫ

  1. Исследование распространенности доклинических форм атеросклероза  выявило, что нарушения липидного обмена имеют сложную зависимость от возраста и стажа работы. При небольшом трудовом стаже (10 лет и менее) концентрация ОХ у лиц старшей (41- 59 лет) подгруппы достоверно выше, чем у младшей (до 40 лет) подгруппы. При стаже более 10 лет аналогичного роста концентрации ОХ с увеличением возраста не происходит, что свидетельствует о нарушении естественного прироста этого показателя  в связи с увеличением возраста;
  2. Выявлены группы риска пациентов с атеросклеротическими изменениями  в досимптоматической стадии - лица в возрасте до 40 лет и большим стажем работы (>10 лет) средняя концентрация ОХ  и наиболее атерогенной его фракции – ЛПНП, значимо выше, чем у лиц того же возраста, но с меньшим трудовым стажем (р<0,01), и, в то же время, не имеет достоверных отличий от старшей подгруппы со стажем  работы более 10 лет. Распространенность желательного уровня ОХ и ЛПНП у них на 18,7% и 25,5% меньше, чем у лиц того же возраста, но с «небольшим» стажем.
  3. Наибольший прирост распространенности доклинического атеросклероза  происходит в возрасте от 31 до 40 лет: при высоком уровне ОХ частота выявления у них атеросклеротических бляшек  достигает 57,1% против 31,4% в случае оптимального его  значения, что свидетельствует о наличии значимого “холестерин-зависимого” эффекта.  В то же время, гипертриглицеридемия и гипо--холестеринемия оказывают влияние на величину распространенности бляшек только в группе лиц от 51 года и старше. 
  4. Доказана целесообразность включения в алгоритм досимптоматической диагностики и комплесной  восстановительной коррекции атеросклеротических изменений пульсогемоиндикации и тепловизионного исследования и доказано что эти методы информативны при массовых обследованиях в досимптоматических стадиях атеросклероза: они значительно сокращают время диагностического поиска, помогают избежать диагностических ошибок, уменьшают трудовые и финансовые затраты, выявляют пациентов с пограничными состояниями "норма — патология".
  5. Разработана система мероприятий алгоритма и способы объективной оценки  патогенетически направленной коррекции атеросклероза у групп риска  в досимптоматической стадии с учетом сезонности, длительности профессионального стажа, пола и возраста. Мероприятия по немедикаментозной профилактике атерогенных дислипопротеинемий наиболее эффективны в весенне-летнем периоде,  тогда как в осенне-зимнем периоде времени они не приносят желаемого результата, что связано с сезонными колебаниями ОХ и его наиболее атерогенной составляющей - ЛПНП. Добавление сеансов пульсогемоиндикации  в холодный сезон года приводит к достоверному снижению уровня ОХ и ЛПНП на 21 и 29% соответственно.
  6. Оценка клинической эффективность лечения атеросклероза  методами рутинной терапии показала, что эффективность многофакторных немедикаментозных профилактических мероприятий, направленных на нормализацию липидного профиля,  зависит от длительности соблюдения пациентом врачебных рекомендаций. Так, соблюдение мероприятий по модификации образа жизни на протяжении 40 против 16  недель приводит к более выраженному снижению ОХ (13% против 8%) и ХС ЛПНП (18% против 11%), а также достоверному снижению уровня фибриногена и протромбинового индекса.
  7. Достоверно доазано, что пульсогемоиндикация при лечении атеросклероза не вызывает побочных эффектов.
  8. Разработаны показания и методика проведения пульсогемо- и тепловизионного обследования у групп риска  с атеросклеротическими изменениями  в досимптоматической стадии для создания практических рекомендаций по применению полученных данных в широкой медицинской практике.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Пациентам с отягощенным анамнезом показано определение липидного спектра и неинвазивное тепловизионное  исследование магистральных сосудов на предмет выявления у них атерогенной гиперлипопротеинемии и атеросклероза.

2. При проведении диспансеризации особое внимание следует уделять пациетам в возрасте до 40 лет с трудовым стажем более 10 лет.  Все они относятся к группе повышенного риска  развития атеросклероза и подлежат  углубленному медицинскому обследованию.

3. Метод пульсогемоиндикации полезен и информативен при массовых обследованиях в досимптоматических стадиях атеросклероза.

4. Интенсивность многофакторных профилактических мероприятий, направленных  немедикаментозную коррекцию атерогенных дислипо-протеинемий в холодный (зимний)  период года должна быть выше, чем в летний период времени, в связи с естественными сезонными колебаниями уровня ОХ и ЛПНП.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ:

1. Хайруллин Р.Н., Галяутдинов Д.М. Диагностика и лечение медиастенита

У пациентов после операции коронарного шунтирования//Журнал «Клиническая микробная и антимикробная химиотерапия», 2003,т.5,Прилож.1,С.35-38.

2. Хайруллин Р.Н. Человеческий капитал и потенциал здоровья.//Вестник университета, Москва,№ 3 (19),2006, С.42-44.

3.Хайруллин Р.Н. Определение методом ЭПР степени минерализации  атеросклеротической бляшки//Сборник тезисов II Международной конференции"Кристаллогенезис и минералогия", Санкт-Петербург,1-5октября2007,С.92-95.
4. Хайруллин Р.Н.  Минеральные отложения в атеросклеротической бляшке.// Материалы  IV Международного семинара "Минералогия и жизнь:происхождение биосферы и коэволюция минерального и биологического миров, биоминералогия", Сыктывкар, Республика Коми,22-25 мая2007,C.118-119.
5. Хайруллин Р.Н.  ЭПР-спектроскопия минералов и биоминералов в X и W-диапазонах.// Материалы  IV Международного семинара "Минералогия и жизнь:происхождение биосферы и коэволюция минерального и биологического миров, биоминералогия",Сыктывкар, Республика Коми,22-25 мая 2007, С.120-122.

6. Chairullin R.N. Non-drug therapies atherosclerosis  disorders with various genesis. Материалы  международного Конгресса «Natural cataclysms and global problems of the modern civilization», Baku – Innsburuck – 2007, С. 517-518.

7. Chairullin R.N. Some pathogenetic factors of atherosclerosis  disorders with various genesis Resvantzev // XVII European meeting of Hypertension. – 2007. – P. 118.

8. Ласкин С.А, Маковкин В.И., Хайруллин Р.Н.Скрининговые обследования методом пульсогемоиндикации.//Журнал «Главврач»,№5,2008,С.86-90.

9. Ласкин С.А, Бирюков О.И., Абрамов С.Ю., Хайруллин Р.Н. Пульсогемоиндикация в физиотерапии//Журнал «Физиотерапевт», №4, 2008,С.59-65.

10. Хайруллин Р.Н., Бондарева Т.А., Михайлов И.М. и др.МРТ-динамика объема очагов острой ишемии головного мозга//Журнал «Неврологический вестник»,2008,№3,-С.28-34.

11. Хайруллин Р.Н.,  Миненко И.А.Поиск нового метода диагностики и лечения атеросклероза//Сборник тезисов X конференции АСВОМЕД, Сочи, май 2008,-С.177-179.

12. Хайруллин Р.Н. О внедрении результатов научной деятельности в медицинскую практику ГУ МКДЦ//Журнал «Медицинская наука и практика», 2008,№1,-С.7-15.

13. Хайруллин Р.Н., Воронков А.А., Миненко И.А. Оценка стресс-состояний и досимптоматическая диагностика атеросклероза у участников боевых действий//Сборник тезисов Конференции «Медицинская реабилитация лиц опасных профессий», Москва, ноябрь 2008,-С. 114-117.

14. Хайруллин Р.Н. Новое в диагностике и лечении атеросклероза// «Новые медицинские технологии», Тула,№4,-С.8-13.

15. Хайруллин Р.Н. Поиск нового неинвазивного метода диагностики и лечения атеросклеротических изменений в досимптоматической стадии // Казанский медицинский журнал. - № 6, 2008,-С.821-828.
16. Хайруллин Р.Н. Пульсогемоиндикация – диагностика и лечение // Казанский медицинский журнал. - № 6, 2008,-С.867-874.
17. Хайруллин Р.Н., Крутикова Н.К. Диагностика и лечение атеросклероза // Казанский медицинский журнал. - № 6, 2008,-С.711-718.

18. Хайруллин Р.Н., Данилов В.И. и др. Высокие медицинские технологии в нейрохирургическом отделении МКДЦ// Казанский медицинский журнал. - № 6, 2008,-С.835-841.

19. Хайруллин Р.Н. Об опыте МКДЦ МЗ Татарстана//Журнал «Татарстан», 2009,№9,-С.34-38.

20. Хайруллин Р.Н. Кардиоваскулярная терапия и профилактика//Российский национальный Конгресс кардиологов,М.,2008,7(6)

21. Хайруллин Р.Н.,  Миненко И.А. Новое в диагностике и лечении атеросклероза//Материалы XIX московской международной гомеопатической конференции, Москва, январь 2009, С.38-39.

22.Хайруллин Р.Н.,  Миненко И.А. Диагностика, профилактика и превентивная коррекция атеросклеротических поражений//Материалы XIX московской международной гомеопатической конференции, Москва, январь 2009, С.32-33.

23. Миненко И.А., Смекалкина Л.В., Хайруллин Р.Н.  Пульсогемоиндикация – метод функциональной диагностики и неспецифической терапии// Материалы Всероссийской  Научно-технической конференции «Перспективы фундаментальной и прикладной науки в сфере медицинского приборостроения», Таганрог, 2009.

24. Миненко И.А., Смекалкина Л.В., Хайруллин Р.Н.  Досимптоматическая диагностика и лечение атеросклероза методом пульсогемоиндикации// Материалы Всероссийской  Научно-технической конференции «Перспективы фундаментальной и прикладной науки в сфере медицинского приборостроения», Таганрог, 2009.

25. Зилов В.Г., Миненко И.А., Хайруллин Р.Н. Досимптоматическая диагностика и восстановительное лечение атеросклероза методом пульсогемоиндикации //Материалы Х Международного конгресса «Здоровье и образование в ХХI Веке», Москва, 2009.

26. Зилов В.Г., Миненко И.А., Хайруллин Р.Н., Валеев Р.Э. Новые возможности восстановительной медицины //Материалы Х Международного конгресса «Здоровье и образование в ХХI Веке», Москва, 2009.

27. Хайруллин Р.Н. Поиск нового метода диагностики и лечения атеросклероза//Журнал «Курортные ведомости»,2009,№1(52),-С.177-179.

Список сокращений, используемых в тексте:

АГ – артериальная гипертензия

АД – артериальное давление

АТ- атеросклероз

ВНС – вегетативная нервная система

ГХС - гиперхолистеринемия

ИБС – ишемическая болезнь сердца

ИМ – инфаркт миокарда

ИН – индекс напряжения

ИА - индекс атерогенности

ЛПВП - липопротеины высокой  плотности

ЛПНП - липопротеины  низкой плотности

ОХ -  общий холестерин

МЦР – микроциркуляторное русло

НВС – нейровегетативный статус

ПГИ - пульсогемоиндикация

ПСС – периферическое сосудистое сопротивление

РИ – реографический индекс

САД – систолическое артериальное давление

СНС – симпатическая нервная система

ССЗ – сердечно-сосудистые заболевания

ССС - сердечно-сосудистая система

ТГ – триглицериды

ФР – факторы риска

ФТ – физические тренировки

ХС- холестерин

ЧСС – частота сердечных сокращений

ЭЗВД – эндотелийзависимая вазодилатация

ЭКГ – электрокардиограмма

ЭхоКГ – эхокардиография

р – достигнутый уровень статистической значимости

r – коэффициент корреляции Спирмена

R - множественный коэффициент корреляции

R2 – квадрат множественного коэффициента корреляции (коэффициент детерминации)

М – среднее арифметическое

m – ошибка среднего арифметического

       







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.