WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

ТРЕНИН АЛЕКСЕЙ СЕРГЕЕВИЧ

ПОИСК МИКРОБНЫХ МЕТАБОЛИТОВ - ИНГИБИТОРОВ БИОСИНТЕЗА СТЕРОЛОВ И ПРОТИВОГРИБКОВЫХ АНТИБИОТИКОВ.

14.03.07 – химиотерапия и антибиотики

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора биологических наук

Москва – 2011

Работа выполнена в Федеральном Бюджетном Государственном Учреждении Научно-исследовательский институт по изысканию новых антибиотиков им. Г.Ф. Гаузе Российской Академии медицинских наук (директор – член-корреспондент РАМН, профессор А.А.Фирсов)

Официальные оппоненты:

Доктор биологических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Е.П. Феофилова Доктор биологических наук М.В. Бибикова Доктор биологических наук Л.Г. Стоянова Ведущее учреждение:

Федеральное Государственное Бюджетное Учреждение “Научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии им. Н.Ф.Гамалеи” Минздравсоцразвития РФ, Москва.

Защита диссертации состоится «____ »____________2012 г. в _____часов на заседании диссертационного совета Д 001.005.01 НИИ по изысканию новых антибиотиков им. Г.Ф. Гаузе РАМН по адресу: 119021, г. Москва, Б.Пироговская ул., д.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке НИИ по изысканию новых антибиотиков им. Г.Ф. Гаузе РАМН.

Автореферат разослан «_______»_____________2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат фармацевтических наук В.И.Пономаренко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

.

Актуальность проблемы. Инфекционные заболевания, по-прежнему, остаются угрозой, являясь основной причиной смертности в развивающихся странах и серьезной проблемой для передовых стран [Jones et al., 2011]. Ухудшение экологической обстановки, эпидемия ВИЧ, широкое использование трансплантационной и противораковой терапии, рост числа хирургических вмешательств, широкое и необоснованное использование антибиотиков приводит к появлению заболеваний, с трудом поддающихся лечению существующими лекарственными препаратами [Livermore, 2011]. Наблюдается стремительный рост заболеваемости глубокими (инвазивными) микозами, протекающими крайне тяжело и характеризующимися высокой смертностью [Blyth et al., 2010]. Противогрибковых препаратов относительно немного и они, как правило, высокотоксичны. Необходимы новые более совершенные противогрибковые антибиотики [Ruiz-Camps, CuencaEstrella, 2009]. Актуальной и нерешенной до сих пор проблемой здравоохранения являются сердечно-сосудистые заболевания на почве атеросклероза [Thompson et al., 2010], борьба с которыми в последнее время стала более эффективной благодаря применению ингибиторов биосинтеза холестерина [Corsini, Ceska, 2011].

Создаваемые на основе микробных биологически активных продуктов эти препараты нередко обладают также способностью к противоопухолевому и противогрибковому действию [Soeda et al., 2011].

Несмотря на ведущийся в развитых странах широкий скрининг антибиотиков, число новых препаратов, прошедших всесторонние испытания и рекомендованных к клиническому использованию, с каждым десятилетием снижается [Berdy, 2005, FreireMoran et al., 2011]. Существующие подходы трудоемки и не позволяют обеспечить должной эффективности поисковых исследований [Clardy et al., 2009]. Методология поисковых работ нуждается в серьезном усовершенствовании.

Новая методология поиска, подразумевающая разработку современных тестов и создание рациональной схемы их использования, а также изучение биологически активных соединений, получаемых путем направленной химической трансформации генно-инженерных производных антибиотиков, могут существенно повысить эффективность поисковых работ и обеспечить создание новых лекарственных препаратов.

Цель и задачи исследования.

Цель исследования состояла в разработке новой методологии поиска биологически активных метаболитов - ингибиторов биосинтеза стеролов (ИБС) и новых противогрибковых антибиотиков, в проведении поиска, изучении физикохимических и биологических свойств полученных препаратов.

Для достижения поставленной цели необходимо было решить следующие основные задачи:

разработать новые методы поиска ИБС, основанные на использовании микробных культур и линий клеток млекопитающих, разработать модели, пригодные к использованию на различных этапах поисковых работ;

изучить возможность использования в поисковых исследованиях различных способов “активизации” микробных продуцентов с целью усиления их способности к образованию антибиотиков и определить возможность применения дополнительных способов очистки микробных метаболитов для быстрого тестирования в биологических и биохимических тестах;

на основе использования новых моделей разработать схему поиска микробных метаболитов, обладающих гиполипидемическим и противогрибковым действием и провести широкий поиск таких метаболитов среди продуктов жизнедеятельности микроорганизмов, изучить способность к образованию ИБС у актиномицетов;

провести выделение, очистку и химическую идентификацию выявленных биологически активных соединений, изучить их механизм действия;

провести поиск соединений, обладающих выраженной противогрибковой активностью, среди производных полиеновых антибиотиков, препаратов группы олигомицина, а также производных трисиндолилметана - аналогов антибиотика турбомицина. В экспериментах in vitro изучить их противогрибковое действие.

Научная новизна работы.

Впервые предложен методологический подход для поиска ИБС, основанный на использовании оригинальных специально разработанных микробных моделей - бактериальной культуры Halobacterium salinarum и грибной культуры Acremonium fusidioides, а также культур клеток млекопитающих - человеческих злокачественных лимфобластов MOLT-4 и клеток гепатобластомы G2. Разработанные модели предложены в виде микрометодов и применимы на начальных этапах поисковых работ. Микробные модели использованы в модификации, позволяющей проводить поиск ингибиторов, как ранних, так и поздних этапов биосинтеза стеролов.

Предложена новая схема поиска ИБС, основанная на применении оригинальных моделей поиска, с обязательным отбором на начальном этапе микробных метаболитов, обладающих противогрибковой активностью.

Впервые установлено, что способностью к образованию ингибиторов ранних этапов биосинтеза стеролов (включая действие ГМГ-КоА редуктазы) обладают не только грибы, но и многие актиномицеты, что позволило расширить область поиска подобных метаболитов.

Впервые предложена "активизация" микробных продуцентов путем получения, регенерации и УФ-облучения протопластов на начальных этапах поиска. Метод рекомендован, главным образом, для культур с затрудненным спорообразованием.

Впервые разработаны и применены в поисковых исследованиях новые оригинальные методы работы с культурами - продуцентами антибиотиков и образуемыми ими микробными метаболитами. Химические методы выделения дополнены микро- и ультрафильтрацией, очисткой с помощью скоростного центрифугирования, а также лиофилизацией культуральной жидкости.

Впервые изучены отдельные аспекты механизма действия ИБС, полученных в НИИНА им. Г.Ф.Гаузе, в том числе антибиотиков №№ 199 (аскофуранон), (энниатин В) и 1132 (хлоротрицин). Показано комплексное воздействие аскофуранона на синтез и метаболизм липидов в клетке: одновременное подавление синтеза холестерина, эфиров холестерина, триглицеридов, и фосфолипидов.

Наибольший гиполипидемический эффект энниатина В связан с подавлением синтеза эфиров холестерина.

Впервые в экспериментах in vitro изучена противогрибковая активность новых полусинтетических производных полиеновых антибиотиков, препаратов группы олигомицина и синтетических производных трисиндолилметана - аналогов антибиотика турбомицина. В каждой группе антибиотиков выявлены закономерности “структура-активность”.

Впервые в экспериментах in vitro у солей трис(1-алкилиндол-3-ил)метилия - аналогов антибиотика турбомицина А выявлено выраженное противогрибковое действие. Показано, что введение алкильных заместителей и длина углеродных цепей играют ключевую роль в достижении наивысшей активности этих соединений.

Научно-практическое значение.

Разработана система поиска ИБС среди продуктов микробного вторичного метаболизма у представителей различных таксонов (плесневые и мицелиальные грибы, актиномицеты), проведен поиск таких ингибиторов. Выявлена способность актиномицетов к продукции ИБС. Разработанные модели и схема поиска ИБС внедрены в поисковую работу НИИНА им.Г.Ф.Гаузе.

Выделены и изучены микробные метаболиты – ИБС, обладающие гиполипидемическим и противогрибковым действием, принадлежащие к различным классам химических соединений. Выявлены препараты, подавляющие ранние и поздние этапы биосинтеза стеролов.

Получены новые сведения о гиполипидемическом действии аскофуранона и энниатина В. В микробных моделях показана способность антибиотика 1709 (группа амфомицина) к подавлению ранних, а у антибиотика 1132 (хлоротрицин) поздних этапов биосинтеза стеролов.

Выявлена высокая противогрибковая активность антибиотика 4883 (группа ирумамицина), позволяющая рассматривать этот препарат в качестве перспективного противогрибкового лекарственного средства.

В экспериментах in vitro изучена противогрибковая активность свыше производных полиеновых антибиотиков. Выявленные закономерности “структураактивность”, позволили осуществить направленную химическую трансформацию препаратов. Получены соединения, превосходящие по своей активности в опытах in vitro и in vivo известный противогрибковый препарат амфотерицин В. ДМАЭ-амид S44HP (2) и его водорастворимая глутаматная соль (2G) отобраны для углубленного доклинического изучения.

В экспериментах in vitro у солей трис(1-алкилиндол-3-ил)метилия - аналогов антибиотика турбомицина А выявлено выраженное противогрибковое действие.

Наиболее активные производные, длина алкильной цепи которых составляет С4–С5, превосходят по своей активности амфотерицин В.

Получен патент, подготовлены Методические указания по изучению противогрибковой активности фармакологических веществ (2011г., в печати).

Личный вклад соискателя. Соискателю принадлежит определяющая роль в постановке целей и задач проводимых исследований, выборе основных направлений в работе, анализе и обобщении полученных результатов. Соискатель лично усовершенствовал микробиологические методы работы с продуцентами биологически активных соединений и микробными тест-культурами, разработал новые оригинальные модели и схему поиска микробных метаболитов - ингибиторов биосинтеза стеролов, провел изучение механизма действия отобранных антибиотиков, принимал участие во всех экспериментальных исследованиях и подготовке научных публикаций, выступал с докладами на конференциях и международных симпозиумах.

Апробация диссертации.

Апробация проведена 25 ноября 2011 года на совместном заседании Ученого Совета НИИ по изысканию новых антибиотиков им. Г.Ф.Гаузе РАМН, Проблемной комиссии №42.01 по противоопухолевым и противовирусным антибиотикам Межведомственного Научного Совета по антибиотикам, Диссертационного Совета (Д 001.005.01) НИИ по изысканию новых антибиотиков им. Г.Ф.Гаузе РАМН.

Основные положения диссертации доложены на конференции “Мембранные процессы в биотехнологии, медицине и пищевой промышленности” (Москва, 1991), на 7-м Международном конгрессе “Быстрые методы и автоматизация в микробиологии и иммунологии” (Лондон, 1993), на 9-м международном симпозиуме “Биология актиномицетов” (Москва, 1994 г.), на Международной конференции “Микробный вторичный метаболизм” (Швейцария, Интерлакен, 1994), на симпозиуме “Липопротеиды и атеросклероз”, С-Петербург, 1995), на 2-м съезде Биохимического общества РАН (Москва, 1997), на 1-ой Всероссийской конференции по проблемам атеросклероза, посвященной 100-летию со дня рождения А.Л.Мясникова (Москва, 1999), на 6-м Международном форуме "Биотехнология и современность", СПетербург, 2005), на 5-м Московского международном конгрессе «Биотехнология:

состояние и перспективы развития» (Москва, 2009), на междисциплинароном микологическом форуме (Москва, 2009, 2010), Российско-Индийском симпозиуме по гликопептидным антибиотикам (Москва, 2011).

Публикации. По итогам исследований в отечественных и международных журналах, материалах конференций опубликовано 36 печатных работ, в том числе обзоров, 17 статей, 17 тезисов, 1 методические рекомендации и 1 патент на изобретение.

Объем и структура диссертации.

Диссертация изложена на 350 страницах машинописного текста, состоит из введения, обзора литературы, описания используемых в работе методов, раздела, состоящего из 3-х глав материалов собственных исследований и их обсуждения, заключения, выводов и списка цитируемой литературы. Список литературы включает 479 источников. Работа содержит 60 рисунков и 25 таблиц.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

.

Обзор литературы включает 3 раздела, содержащие: 1) описание основных достижений в изучении микробного вторичного метаболизма и в проведении поиска биологически активных соединений, возможные направления и перспективы поиска, 2) детальное описание микробных метаболитов – ИБС, их химического разнообразия и особенностей механизма действия, 3) современные возможности в области противогрибковой терапии и основные направления в создании новых противогрибковых лекарственных средств.

Материалы и методы исследования.

Микробные штаммы, культуры клеток, условия выращивания. Работу проводили с микробными продуцентами антибиотиков - культурами актиномицетов и несовершенных грибов, свежевыделенных из природных источников (почва, морская вода), и культурами высших грибов, полученных из Коллекции культур лаборатории биосинтеза биологически активных соединений НИИНА им. Г.Ф.Гаузе.

В качестве тест-культур использованы: Staphylococcus aureus ATCC 21027 (=2P), Bacillus subtilis ATCC 6633, Micrococcus luteus ATCC 9341, Escherichia coli АТСС 25922, Pseudomonas aeruginosa ATCC 27853, Candida albicans ATCC 14053, Candida tropicalis ATCC 750, Cryptococcus humicolus ATCC 9949, Aspergillus niger ATCC 16404, Fusarium oxysporum VKM F-140 (= CMI, IMI 90473), Fusarium proliferatum ATCC 12616, необходимые для выявления антибиотической активности штаммовпродуцентов и определения минимальной подавляющей концентрации (МПК) различных препаратов антибиотиков. Для разработки моделей поиска ИБС использованы штаммы микробных культур Acremonium fusidioides (Fusidium coccineum Fuckel АТСС 14700) и Halobacterium salinarum (H. halobium АTСС 29341), а также клетки млекопитающих - культура злокачественных человеческих лимфобластов MOLT-4 и культура клеток гепатобластомы G2.

Культуры актиномицетов и несовершенных грибов, свежевыделенные из природных источников с использованием агаризованных питательных сред - Гаузе и Гаузе 2 (актиномицеты), а также сусло-агара и кислого агара Чапека (рН 6,5-6,7) (несовершенные грибы), в дальнейшем выращивали в жидких питательных средах, разработанных в НИИНА им. Г.Ф.Гаузе и используемых для выращивания микробных продуцентов [Гаузе и др., 1983]. Культивирование проводили в колбах Эрленмейера емкостью 750 мл, содержащих 50 - 200 мл питательной среды, на качалках при 28оС в течение 3-11 суток, а также в стерильных плоскодонных 6- 24- и 96-луночных пластиковых планшетах “Flow”, Великобритания, “Costar”, Франция, “Медполимер”, С-Пб., без встряхивания в термостате при 28оС в течение 3-9 суток.

При выращивании продуцентов на плотных питательных средах антибиотическую активность определяли методом штриха на агаровой среде, при выращивании в жидких средах - методом диффузии в агаре.

Получение и регенерация протопластов. Культуры свежевыделенных из почвы продуцентов антибиотиков выращивали в жидкой питательной среде Гаузе-2 в присутствии 1,8-2% глицина в течение 16-18 ч при 280С. Затем клетки ресуспендировали в модифицированной среде P с высоким содержанием сахарозы [Тренин, Дудник, 1984], содержащей лизоцим (2,5-5 мг/мл), и инкубировали при 310С в течение 1,5-2 ч. Выход протопластов составлял 99,9 %.

Регенерацию протопластов осуществляли путем высева суспензии протопластов на содержащую сахарозу и бычий сывороточный альбумин среду регенерации, предварительно обезвоженную на 1-5% от ее начальной массы [Тренин и др., 2001].

При УФ-облучении протопластов перед высевом на среду регенерации использовали облучатель БУФ-15 (интенсивность облучения 50 эрг/мм2сек) в течение 5-40 сек. Выживаемость протопластов после облучения составляла от 0,005 до 50 %.

Вариабельность культур, образовавшихся после регенерации как облученных, так и не облученных протопластов, оценивали путем высевов на агаризованные питательные среды суспензии спор конкретных клонов, или коротких фрагментов мицелия, получаемых при обработке культуры ультразвуком. Результаты подвергали статистической обработке [Жукова и др., 1978], изменчивость штаммов представляли с доверительным уровнем 95%.

Препараты антибиотиков, реактивы и материалы. В работе использовали препараты антибиотиков зарубежных и отечественных компаний, а также антибиотики, полученные непосредственно в НИИНА им. Г.Ф. Гаузе, РАМН, в т.ч.

производные полиеновых антибиотиков, производные олигомицина и синтетические аналоги антибиотика турбомицина.

Используемый в работе препарат лактона D,L-мевалоновой кислоты (“Sigma”, США) подвергали сапонификации - выдерживали в слабо щелочной среде для получения кислотной формы: 1 М раствор лактона в 0,1 н NaOH инкубировали при 50оС в течение 2 часов, либо при 370С в течение 4 часов.

Контрольными препаратами служили ловастатин (“MSD”, США) и амфотерицин В (“Sigma”, США).

Выделение и очистка антибиотиков. Культуральную жидкость (к.ж.) и мицелий продуцентов разделяли фильтрацией или центрифугированием. Выделение антибиотиков из фильтрата к.ж. проводили сорбцией на смоле Амберлит XAD-2, или экстракцией этилацетатом при кислом (4,0) и нейтральном значениях рН.

Полученный после упаривания в вакууме осадок растворяли в небольшом объеме 60% EtOH. Экстракцию антибиотиков из мицелия проводили 80% EtOH.

Хроматографическую очистку и разделение компонентов перспективных препаратов проводили методом колоночной хроматографии. Определяли физикохимические характеристики полученных соединений. Для идентификации выделенных антибиотических веществ использовали компьютерную базу данных природных биологически активных веществ (BNPD), разработанную Я. Берди (Венгрия).

Микро- и ультрафильтрационная очистка к.ж. продуцентов. Для очистки методом ультрафильтрации применяли предварительное дифференциальное центрифугирование к.ж. с отсечением фрагментов, превышающих 1000 S (центрифуга “Beckman JB-21”, Австрия, ротор JA-20, 18 тыс. об/мин, 60 мин) и 6 S (ультрацентрифуга “Beckman L 5-65”, Австрия, ротор Ti 50.2, 40 тыс. об/мин, 19 час., 10оС). При получении проб, объем которых не превышал 1 мл, использовали микроцентрифугу “ELMI MF-05”, Латвия (10.000 об/мин, 2 раза по 25 мин).

Ультрафильтрацию под давлением проводили с использованием ультрафильтров с НПМВ, от 100 тыс. до 10 тыс. Д (“Millipore”, США, “Владипор”, РФ).

Ультрафильтрацию с применением центрифугирования проводили в центрифуге “Beckman JB-21”, Австрия (ротор JA-20, 18 тыс. об/мин, 60 мин) в патронах UFC-2 и в микроцентрифуге “ELMI MF-05”, Латвия (10.000 об/мин, 40 мин) в патронах UFC-TTK 00 и UFC-3 TGC 00 с НПМВ 30.000 и 10.000 Д (“Millipore”, США).

Прошедшую ультрафильтрационную обработку к.ж. стерилизовали фильтрацией через фильтры Sterivex, “Millipore”, США с диаметром пор 0,22 мкм и концентрировали лиофилизацией на установке SUE 300 Q, “Heto”, Швеция.

Определение МПК противогрибковых антибиотиков.Для определения МПК противогрибковых антибиотиков использовали метод, рекомендованный Национальным Комитетом Клинических Лабораторных Стандартов США [NCCLS, M27-A, M38-A] в варианте микрометода. Использованы следующие штаммы дрожжей:

C. albicans ATCC 14053, C. tropicalis ATCC 750, C. humicolus ATCC 9949 и несовершенных грибов: A. niger ATCC 16404, F. oxysporum VKM F-140 (= CMI, IMI 90473) и F. proliferatum ATCC 12616.

Культивирование проводили в 96-луночных планшетах в среде RPMI 1640 (ICN Biomedicals Inc., USA) с L-глютамином, без бикарбоната натрия, с добавлением 0,165 М морфолинпропансульфоновой кислоты (MOPS) (рН 7.0). Концентрация инокулята при засеве составляла 1-5 х 103 клеток/мл для дрожжевых культур и 0,4-5 х 104 клеток/мл для грибов. Тестируемые вещества, растворенные в ДМСО или в воде (для водорастворимых соединений), в виде серии двукратных разведений добавляли из расчета, чтобы конечная концентрация препаратов составляла от 16 до 0,03 мкг/мл при концентрации растворителя (ДМСО) 1%. Каждый препарат в эксперименте присутствовал не менее, чем в трех повторах. В панель эксперимента в качестве контроля включали лунки, не содержащие тестируемых препаратов или растворителя.

Планшеты инкубировали при 35оС (для C. humicolus - 25оС) без встряхивания.

Оценку роста культур проводили визуально по наличию осадка в лунках. МПК противогрибковых препаратов считывали после 24 час культивирования для дрожжей и 48 час культивирования для грибов. МПК определяли как минимальную концентрацию препарата, полностью предотвращающую рост тест-организма.

Модели поиска ингибиторов биосинтеза стеролов.

1. Микробная модель A. fusidioides. Культуру A. fusidioides выращивали при 280С в питательной среде Гаузе 2 (в г/л: глюкоза - 10, пептон - 5,0, триптон - 5,0, NaCl - 5,0, CaCO3 - 2,5, pH 7,0-7,2) в атмосфере повышенной влажности в 6-, 24- и 96луночных стерильных полиститроловых планшетах, (“Flow”, Великобритания, “Costar”, Франция, “Медполимер”, С-Пб.). Объем проб составил, соответственно, мл, 0,5 мл и 200 мкл. Продолжительность выращивания – 3-6 сут.

Исследуемые препараты, полученные из к.ж. и мицелия продуцентов в виде спиртовых растворов, вносили в среду культивирования A. fusidioides серией последовательных трехкратных разведений. Препарат в каждой концентрации вносили в 3-6 повторах. Конечное содержание этанола в эксперименте не превышало 1%. Препарат мевалоновой кислоты вносили в конечной концентрации 1–10 мМ непосредственно в питательную среду в начале культивирования. Рост тест-культуры в планшетах оценивали визуально, а также по сухому весу мицелия.

Продукцию фузидина выявляли методом диффузии в агаре с помощью культуры B. subtilis АТСС 6633. Концентрацию препаратов в экспериментах с A. fusidioides, как и во всех других используемых моделях, рассчитывали в мкг/мл (для очищенных препаратов) и в единицах культуральной жидкости (ед. к.ж.) (для первичных экстрактов антибиотиков).

2. Микробная модель H. salinarum. Культуру H. salinarum выращивали в питательных средах с повышенным содержанием NaCl. Постановку экспериментов проводили в среде следующего состава (в %): NaCl-18,0; MgSO4x7H2O-0,1; K2HPO40,1; дрожжевой экстракт–1,0; вода–до 100; рН–7,0-7,2, в стерильных 96-луночных полистироловых планшетах для иммунологических реакций с круглым дном (“Медполимер”, С-Пб.). Начальная оптическая плотность посевного материала, контролируемая в микрокалориметре МКМФ-1 (Россия), составляла 0,005 – 0,015 (в 1 см кюветах при 570 нм). Объем питательной среды в каждой лунке (пробе) составлял 150 мкл. Инкубирование проводили в атмосфере повышенной влажности при 370С в течение 5-22 сут.

Исследуемые препараты, полученные из к.ж. и мицелия продуцентов в виде спиртовых растворов, вносили в среду культивирования H. salinarum серией последовательных двух- и трехкратных разведений. Анализировали также непосредственно к.ж. продуцентов, прошедшую стерилизационную обработку микрофильтрацией. Конечное содержание этанола в эксперименте не превышало 2%.

Препарат мевалоновой кислоты вносили в конечной концентрации 1-10 мМ непосредственно в питательную среду в начале культивирования.

Оценку роста проводили визуально по размеру плотного осадка красного цвета на дне лунки, а также фотометрически с помощью микроплейтфотометра ИФКО-(Россия) после перемешивания содержимого лунок.

3. Модель MOLT-4. Культуру злокачественных человеческих лимфобластов MOLT-4 [Minowada et al., 1972] выращивали в среде RPMI-1640 (“Sigma”, США) с глутамином (1%) с добавлением сыворотки крупного рогатого скота (10%) и гентамицина (80 мг/л) при 370С в увлажненной атмосфере 5% СО2.

С целью тестирования препаратов клетки MOLT-4 помещали в 96-луночные планшеты для иммунологических реакций («Медполимер», С-Пб) в количестве 2х1клеток на лунку и перед внесением препаратов выращивали при 370С в увлажненной атмосфере 5% СО2 в течение 20-24 часов. Тестируемые препараты карминомицина, ловастатина и мевалоной кислоты, приготовленные в соответствующих разведениях, добавляли к культуре клеток MOLT-4. Конечный объем проб составлял 100 мкл, а концентрация спирта не превышала 2%. Инкубацию с препаратами проводили в увлажненной атмосфере 5% СО2 при 370С в течение двух суток.

Выживаемость клеток MOLT-4 определяли с помощью МТТ-теста [Twentyman, Luscombe, 1987]. Развитие окраски регистрировали путем измерения оптической плотности при длине волны 540 нм непосредственно в лунках планшета с помощью сканирующего оптического микропроцессорного компаратора КОМП-1 “Linkey” (Россия). Все эксперименты ставили не менее чем в 3-х повторностях.

4. Модель Hep G2. Культуру клеток гепатобластомы G2 [Craig, Cooper, 1988] выращивали в минимальной среде Игла (“Flow”, Великобритания) с добавлением 10% эмбриональной телячьей сыворотки, 100 мкг/мл канамицина и 4 мМ L-глутамина при 37оС в CO2-инкубаторе в атмосфере 95% воздуха и 5% СО2. Для постановки экспериментов клетки переносили в 24-луночные планшеты (“Flow”, Великобритания) с плотностью 2x105 клеток на лунку (0,5 мл) и выращивали до достижения ими состояния субконфлуентного монослоя. Непосредственно перед внесением антибиотиков осуществляли кратковременную (1 час) инкубацию в бессывороточной среде. Дальнейшую инкубацию клеток проводили в среде Игла, содержащей 5 мкКи/мл натрия (2-14С) уксуснокислого (удельная активность 40,Ки/моль) в присутствии или в отсутствии тестируемых микробных метаболитов.

Исследуемые препараты вносили в виде спиртовых растворов одновременно с радиоактивным предшественником из расчета 2,5 мкл на 0,5 мл среды.

После инкубации в течение 3 час в СО2-инкубаторе клетки дважды промывали холодным фосфатным буфером Дюльбекко. Липиды экстрагировали смесью гексанизопропанол (3:2), полученные растворы упаривали в атмосфере азота. Холестерин (ХС) и липиды различных классов разделяли методом ТСХ на пластинах “Silufol” (Чехия) в системе: гексан – диэтиловый эфир – уксусная кислота (75:20:1). Участки пластин, содержащие эфиры холестерина, ХС, триглицериды, фосфолипиды и свободные жирные кислоты, вырезали и помещали в толуоловый сцинтиллятор.

Измерение радиоактивности проводили на счетчике Rack Betta 2 (“LKB Wallac”, Швеция). Включение 14С-ацетата в липиды разных классов представляли в пересчете на 1 мг клеточного белка, определяемого по Лоури. За 100% принимали уровень включения радиоактивных предшественников в клетках контрольных лунок, содержавших 0,5% этанола и не содержащих тестируемых препаратов.

Цитотоксичность антибиотиков определяли окрашиванием клеток Hep G2 0,5% раствором трипанового синего, а также изучая воздействие препаратов на синтез белка. В последнем случае клетки Hep G2 инкубировали с препаратами антибиотиков в течение 3-х часов в присутствии 5 мкКи/мл С-лейцина (удельная активность 1Ки/моль). После отмывания клеток от не включившегося радиоактивного предшественника 0,1 М холодным фосфатным буфером (рН 7,0) их лизировали, добавляя 0,1 н NaOH. Клеточный белок осаждали 10% ТХУ, дважды промывали и ресуспендировали в фосфатном буфере. Измерение радиоактивности проводили в диоксановом сцинтилляторе ЖС-8.

Статистическую обработку результатов исследований проводили с использованием компьютерных программ Statgraf и Microsoft Exсel, рассчитывая средние арифметические значения, доверительные интервалы и стандартное отклонение. Достоверность различий между средними величинами оценивали с использованием t-критерия Стьюдента (Р<0,05).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ.

1. Разработка новых методов поиска микробных метаболитов – ингибиторов биосинтеза стеролов (ИБС) и других биологически активных соединений.

1.1. Создание модели поиска на основе грибной культуры A.fusidioides.

Модель основана на способности гриба A. fusidioides продуцировать антибиотик стероидной структуры фузидин (фузидиевая кислота), удобно выявляемый благодаря наличию антибиотической активности. Биосинтез фузидина в организме грибапродуцента и синтез холестерина (ХС) в организме человека протекают по мевалонатному пути и полностью совпадают вплоть до стадии формирования сквалена (рис.1).

Активный рост тест-культуры A. fusidioides начинался на 2-е сутки и заканчивался примерно к 4-5-м суткам эксперимента. Одновременно с началом роста отмечено образование культурой фузидина. Наиболее ощутимо фузидин накапливался к 4-6 суткам эксперимента (рис. 2, кривая а). Внесение ловастатина (2,5-10 мкг/мл) приводило к подавлению продукции фузидиевой кислоты, наиболее заметному в течение первых 4 суток культивирования, происходившему при отсутствии подавления роста тест-культуры (рис.2, кривые b,c,d).

Внесение в тест-систему препарата экзогенной мевалоновой кислоты – одного из основных интермедиатов биосинтеза стеролов в количестве 2-10 мМ приводило к возобновлению культурой A. fusidioides синтеза фузидина, несмотря на присутствие ловастатина (5, 10 мкг/мл) (рис.3).

Рис.1. Биосинтез холестерина, эргостерола и антибиотика фузидина [составлено по Ланчини, Паренти, 1985, Mitsuguchi et al., 2009].

ацетил-КоА ацетоацетил-КоА ГМГ-КоА ГМГ-КоА редуктаза мевалонат геранилпирофосфат холестерин Клетки млекопитающих фарнезилпирофосфат эргостерол ланостерол сквален фузидин A.fusidioides 100 1Рис.2. Влияние ловастатина на образование Рост, культурой A.fusidioides антибиотика фузидина.

сухой вес (мг/мл) 10 e 1 a b c d 0,1 0,0 1 2 3 4 5 Время (сутки) Кривые a, b, c и d - продукция фузидина при содержании в среде ловастатина (мкг/мл): 0 (a), 2,5 (b), 5 (c), 10 (d); кривая e - рост культуры продукция фузидина (мкг/мл) Рис.3. Влияние мевалоновой кислоты на продукцию культурой A.fusidioides антибиотика фузидина (время инкубации 4 суток) 1Концентрация ловастатина (в мкг/мл):

1 0 мМ 1 мМ 2 мМ 3 мМ 10 мМ Содержание мевалоновой кислоты Аналогичный эффект мевалоновой кислоты наблюдался при испытании многих микробных метаболитов (рис.4 а,б) и свидетельствовал о подавлении ими начальных (т.е. до образования мевалоната) этапов биосинтеза стеролов. Ингибирующее действие других метаболитов, напротив, в присутствии мевалоновой кислоты не снималось (рис.4в).

Рис.4. Влияние мевалоновой кислоты на продукцию культурой A. fusidioides фузидина в присутствии экстрактов, полученных из к.ж. штаммов 8(3) (а), 1248/00 (б) и 5422 (в) 1а б в Концентрация 1препаратов (ед.

кж/мл) 0,0,0,0,0 мМ 3 мМ 0 мМ 3 мМ 0мМ 3 мМ Содержание мевалоновой кислоты Предложенная тест-система была применена для исследования 1130 штаммов актиномицетов и плесневых грибов, проявивших на предварительных этапах исследования противогрибковую активность. У 610 штаммов (54%) выявлено подавление биосинтеза фузидина. 415 штаммов такой способностью не обладали. У 105 штаммов (9%) снижение продукции фузидина сопровождалось подавлением Продукция фузидина (%) Продукция фузидина (%) роста тест-культуры, что препятствовало их корректному тестированию в модели A.

1fusidioides (рис.5).

4Рис.5. Способность микробных штаммов3продуцентов к подавлению биосинтеза Ингибиторы ранних стеролов в модели A. fusidioides 2 Ингибиторы этапов биосинтеза стеролов Подавление биосинтеза фузидина снималось в присутствии экзогенной мевалоновой кислоты у 232 штаммов (38% всех активных штаммов), что явилось доказательством воздействия образуемых ими метаболитов на ранние этапы биосинтеза стеролов (включая этап ГМГ-КоА-редуктазы). Другие 378 культур, повидимому, являются продуцентами метаболитов, воздействующих на поздние этапы биосинтеза стеролов (рис. 5).

Таким образом, ИБС при использовании модели A. fusidioides выявляются как соединения, снижающие продукцию фузидина при отсутствии заметного влияния на рост продуцента. Рассматриваемая модель пригодна для работы с грубо очищенными экстрактами, полученными из к.ж. и мицелия микроорганизмов-продуцентов, и может быть с успехом использована на начальных этапах поиска. Возможность применения в микробной модели A. fusidioides мевалоновой кислоты позволяет уже на начальных этапах поиска успешно выявлять метаболиты, способные к подавлению ранних этапов биосинтеза ХС.

1.2. Бактериальная культура H. salinarum как модель поиска ИБС.

Выбор H.salinarum в качестве модели для отбора ИБС основан на том, что у этой культуры биосинтез стеролов протекает по мевалонатному пути, аналогичному пути биосинтеза в организме млекопитающих, для роста культуры требуются высокое содержание NaCl и для поддержания целостности клеток в таких условиях им необходима полноценная липидная мембрана. Подавление биосинтеза стеролов и связанное с этим нарушение целостности клеточных мембран приводит к лизису клеток.

Активный рост H. salinarum начинался на 2-3 сутки культивирования. Внесение ловастатина в тест-систему приводило к подавлению или задержке роста тесткультуры. Наблюдаемый эффект зависел от концентрации антибиотика и возрастал с увеличением дозы препарата (рис.6, кривые b,c, d, e).

Внесение в тест-систему препарата экзогенной мевалоновой кислоты приводило к возобновлению роста культуры H. salinarum, несмотря на присутствие ловастатина (рис.6, сопоставление кривых f и d). Мевалонат (3 мМ) снимал подавляющее действие ловастатина вплоть до концентрации последнего 2,5-5 мкг/мл (6-12 мкМ).

Рис. 6. Рост H. salinarum в присутствии ловастатина и мевалоната.

(Концентрация ловастатина (мкг/мл): 0 (a), 0,3 (b), 0,6 (c), 1,25 (d, f), 2,5 (e).

Концентрация мевалоната (мМ): 0 (a, b, c, d, e), 3 (f)) 1Рост a f D570нм b (в % от контроля) c d e 0 2 4 6 8 10 12 14 16 18 Время (сутки) Предложенная тест-система была применена для исследования свыше 20штаммов актиномицетов и плесневых грибов, проявивших на предварительных этапах исследования противогрибковую активность. У большинства метаболитов (1500 штаммов или 75%) выявлена способность к подавлению роста H. salinarum.

Подавление роста H. salinarum снималось в присутствии экзогенной мевалоновой кислоты у 200 штаммов (13% от числа активных штаммов), что было доказательством воздействия образуемых ими метаболитов на ранние этапы биосинтеза стеролов.

Оставшиеся 1300 культур, по-видимому, образуют метаболиты, действующие на поздние этапы биосинтеза стеролов (рис.7).

5Рис.7. Способность микробных штаммов13продуцентов к подавлению биосинтеза стеролов в модели H. salinarum Ингибиторы Ингибиторы ранних 2биосинтеза стеролов этапов Таким образом, ИБС при использовании модели H.salinarum выявляются как соединения, подавляющие рост тест-культуры. Рассматриваемая модель пригодна для работы с грубо очищенными экстрактами, полученными из к.ж. и мицелия микроорганизмов-продуцентов, фильтратами к.ж. и может быть с успехом использована на начальных этапах поиска. Возможность применения в микробной модели H.salinarum мевалоновой кислоты позволяет уже на начальных этапах поиска успешно выявлять метаболиты, способные к подавлению ранних этапов биосинтеза стеролов.

Применение модели для поиска противоопухолевых антибиотиков. Для широкого и полноценного использования H. salinarum в поисковой работе необходимо было определить чувствительность этой культуры к различным антибиотикам и, соответственно, выяснить возможность применения разработанной модели для поиска соответствующих биологически активных веществ, в том числе, возможно, не относящихся непосредственно к группе ИБС.

С этой целью было изучено действие на указанную модель 52 антибиотиков, относящихся к различным классам биологически активных соединений. В подавляющем большинстве антибиотики не проявляли высокой активности в отношении микробной модели H. salinarum. Практически неактивны ингибиторы синтеза белка и ингибиторы биосинтеза клеточной стенки (МПК свыше 130, 250 и 600 мкМ). Слабой активностью (МПК 20-60 мкМ) обладали ингибиторы ДНКзависимой РНК-полимеразы рифамицин SV и рифампицин и такие дезорганизаторы мембран, как полимиксин В, амфотерицин В и нистатин. Вместе с тем заметная активность обнаружена у грамицидина S, амфомицина и новобиоцина (МПК 3-мкМ).

Высокой активностью в отношении H. salinarum обладает ловастатин (МПК мкМ), а также противоопухолевые антибиотики митомицин С, стрептонигрин (брунеомицин), актиномицин D, антрациклиновые антибиотики карминомицин и ногаламицин (МПК, соответственно, 1,4; 2; 2; 2; и 4 мкМ). В отличие от ловастатина, действие указанных препаратов не снимается в присутствии мевалоновой кислоты.

Таким образом, изучение различных препаратов позволяет считать бактериальную модель H. salinarum полезной для поиска не только ИБС, но также ряда других биологически активных соединений, в первую очередь противоопухолевых антибиотиков.

1.3. Выявление гиполипидемической активности с помощью культуры человеческих злокачественных лимфобластов MOLT-4.

Поскольку отдельные микробные метаболиты ИБС способны к противоопухолевому действию [Ahern et al., 2011], а модель H. salinarum предоставляет возможность наряду с ними отбирать также противоопухолевые антибиотики, необходимо было изучить воздействие на опухолевые клетки со стороны ИБС и сопоставить полученные сведения с действием противоопухолевых антибиотиков. При наличии в арсенале поисковой работы метода, основанного на использовании опухолевых клеток, появляется возможность более эффективного поиска собственно противоопухолевых антибиотиков, а также детальной оценки механизма действия отбираемых ИБС.

В качестве такой модели была использована культура опухолевых клеток - злокачественных Т-лимфобластов человека MOLT-4, традиционно применяемая в экспериментальной онкологии для оценки противоопухолевой активности, токсичности противоопухолевых препаратов и выяснения их механизма действия.

Пригодность указанной культуры для решения задач, связанных с отбором ингибиторов биосинтеза стеролов, была оценена в ряде экспериментов с использованием ингибитора ГМГ-КоА редуктазы ловастатина и известного противоопухолевого антибиотика карминомицина, а также их рекомбинации с основным интермедиатом биосинтеза ХС – мевалоновой кислотой.

Испытание мевалоновой кислоты показало, что в диапазоне концентраций 1-5 мМ сколь-нибудь существенного влияния на рост клеток MOLT-4 она не оказывает.

При изучении ловастатина показано его цитотоксическое действие, наиболее выраженное при использовании антибиотика в концентрации 20 мкг/мл (50 мкМ) и выше (рис. 8, кривая 1).

1 Рис.8. Влияние мевалоната на подавление роста клеток MOLT-4 ловастатином.

Содержание мевалоната (в мМ):

0 (кривая 1) и 3 мМ (кривая 2) 0 20 40 60 Концентрация ловастатина (мкг/мл) Одновременное внесение препаратов приводило к снятию цитотоксического действия ловастатина. Мевалонат в концентрации 3 мМ (но не 1 или 5 мМ) предохранял клетки от цитотоксического действия ловастатина вплоть до концентрации последнего 40 мкг/мл (100 мкМ) (рис.8, кривая 2).

Неспособность ловастатина к подавлению клеток MOLT-4 в присутствии мевалоновой кислоты свидетельствует о том, что выявленный цитотоксический эффект ловастатина является результатом подавления этим препаратом ГМГ-КоА редуктазы.

Цитотоксический эффект, вызываемый карминомицином, был хорошо заметен при использовании препарата в значительно меньшей концентрации (0,08мкг/мл, 0,мкМ) (рис.9, кривая 1). Снятия цитотоксического действия карминомицина при внесении мевалоновой кислоты не происходило. Более того, сам мевалонат в концентрации 7 мМ достоверно подавлял рост клеток (рис.9, начальная точка кривой 2). Выявленная цитотоксичность мевалоната добавлялась к цитотоксичности карминомицина во всем диапазоне концентраций последнего (0,04-0,65 мкг/мл, 0,081,12 мкМ) и приводила к снижению числа жизнеспосоных клеток (рис.9, кривая 2).

(в % от контроля) Количество клеток Таким образом, в то время как цитотоксическое действие ловастатина, проявляющееся при использовании высоких концентраций препарата, полностью устраняется в присутствии мевалоната, цитотоксическое действие противоопухолевого антибиотика карминомицина мевалонат не снимает.

Полученные данные 1позволяют сделать 90 Рис.9. Влияние мевалоната на подавление вывод о 80 роста клеток MOLT-4 карминомицином.

целесообразности Содержание мевалоната (в мМ):

применения культуры 0 (кривая 1) и 7 мМ (кривая 2) человеческих злокачественных Тлимфобластов MOLT-4 в поисковой работе в качестве модели для уточнения способности отбираемых препаратов 0 0,1 0,2 0,3 0,4 0,5 0,6 0,к противоопухолевому Концентрация карминомицина (мкг/мл) действию и выявлению срели них как ингибиторов биосинтеза стеролов, так и собственно противоопухолевых антибиотиков.

1.4. Оценка гиполипидемического действия и отбор препаратов с использованием культуры клеток Hep G2.

Печень выполняет основную регуляторную роль в обмене липопротеидов и является главным производителем и поставщиком ХС в другие органы и ткани.

Поэтому при оценке синтеза ХС клетки этого органа представляют наибольший интерес. Они традиционно применяются в биохимических и молекулярнобиологических исследованиях для изучения разнообразных клеточных процессов, связанных с биосинтезом ХС, в т.ч. для оценки действия различных гиполипидемических препаратов. В данном исследовании предлагается применение культуры клеток Hep G2 для поиска новых биологически активных соединений.

Культивирование клеток Hep G2 проводили в присутствии содержащих микробные метаболиты тестируемых препаратов, полученных из к.ж. и мицелия продуцентов. О способности изучаемых препаратов к подавлению биосинтеза ХС и липидов судили по подавлению ими включения С-ацетата в ХС и отдельные фракции липидов. Отбирали препараты, у которых подавление синтеза ХС и эфиров холестерина (ЭХ) не сопровождалось подавлением включения 14С-лейцина в белок и С-ацетата в фосфолипиды, т.е. не было связано с проявлением токсичности.

Испытание в модели Hep G2 показало, что многие тестируемые препараты подавляют синтез фосфолипидов (рис.10). Подобный эффект наблюдался, как Количество клеток (в % от контроля) Рис.10. Влияние препаратов 13/88 (а), 5300 (б), 85/88 (в), 199/89 (г), 86/88 (д), 5134 (е) на синтез липидов в культуре клеток Hep G2.

Ось абсцисс: Концентрация препарата (ед. кж/мл).

Ось ординат: Включение 14С-ацетата во фракции ХС (1), ЭХ (2), триглицеридов (3), свободных жирных кислот (4) и фосфолипидов (5), включение 14С-лейцина в белок (6) (в % от контроля) в 1110 1б а 1100 190 90 80 4 4 70 60 50 40 30 30 20 10 10 0 0,001 0,01 0,1 0,001 0,01 0,1 1 0,001 0,01 0,1 11е 1111д 1 1г 11, 4, 40 3 30 4, 20 20 2, 10 0 0 0,001 0,01 0,1 1 0,001 0,01 0,1 0,001 0,01 0,1 правило, при исследовании экстрактов с невысокой степенью разведения (в 3-10 раз), содержащих чрезмерно высокую концентрацию разнообразных примесей, нередко цитотоксического характера, испытание которых в клетках Hep G2 приводило также к резкому подавлению синтеза белка (рис.10г, кривая 6). При уменьшении концентрации препаратов, т.е. их разведении в 50-100 раз, появлялась возможность корректного анализа действия препаратов на синтез других классов липидов.

Подавление синтеза ХС, ЭХ, и триглицеридов под воздействием большинства метаболитов происходило в клетках, вполне сохраняющих свою жизнеспособность, при относительно небольшом ингибировании синтеза белка.

По своему воздействию многие изученные препараты оказались похожи на ловастатин: подавление синтеза ХС у них доминирует (рис.10 а-в). Как и ловастатин, они не оказывают заметного подавляющего действия на образование триглицеридов, фосфолипидов, свободных жирных кислот и ЭХ. Вызываемое ими подавление включения 14С-ацетата в ЭХ не превышает 15-30 % на фоне 50% снижения синтеза ХС и является, несомненно, прямым следствием подавления синтеза ХС.

Одновременно выявлены вещества, заметно отличающиеся от ловастатина по способности подавлять синтез ХС, ЭХ и триглицеридов (рис.10 г-е). Уже на уровне первичных экстрактов, полученных из к.ж. продуцентов, антибиотики 86/88 и 51обнаруживают основную особенность своего механизма действия - более сильное подавление синтеза ЭХ (кривая 2), по сравнению с ХС (кривая 1) (рис.10 д,е).

Таким образом, представленные результаты свидетельствуют о том, что культура клеток Hep G2 может быть использована не только для оценки механизма действия различных препаратов, но также для проведения успешного скрининга новых ингибиторов биосинтеза стеролов. С помощью описываемой модели изучено 1культур почвенных микроорганизмов, обладавших противогрибковым действием. У 15 - 20 % штаммов выявлены вторичные метаболиты, воздействующие на синтез липидов.

Разработанная тест-система, позволяющая уже на ранних этапах скрининга выявлять некоторые особенности механизма действия отбираемых гиполипидемических препаратов, дает хорошую возможность отбирать микробные метаболиты, обладающие разным характером гиполипидемического действия.

1.5. Новые подходы к работе с микроорганизмами – продуцентами и продуктами их жизнедеятельности, стимуляция продуцентов к образованию биологически активных метаболитов.

Применение новых оригинальных методов культивирования микроорганизмов. Для выращивания микробных культур использованы стерильные пластиковые планшеты. Культивирование микроорганизмов в минимальных объемах позволило снизить расход питательных сред и отказаться от использования специальных аэрирующих приборов (качалки и пр.). Для разлива питательных сред, содержащих микробный инокулюм, и внесения испытуемых веществ применены автоматические многоканальные дозаторы.

Использование микрометодов позволило разработать новые микробные тестсистемы поиска ИБС, требующие выполнения большого количества манипуляций и значительного числа повторов, необходимых для проведения статистической обработки получаемых результатов.

Новые подходы к выделению продуктов микробного вторичного метаболизма.

С целью повышения эффективности поисковых исследований были разработаны схемы частичной очистки к.ж. продуцентов, подразумевающие широкое применение микро- и ультрафильтрации.

Первая схема очистки включала в себя подготовительные процедуры в виде осаждения крупных механических примесей центрифугированием (25000хg, 60 мин) с отсечением частиц крупнее 1000S и микрофильтрацию. Дальнейшая ультрафильтрация под давлением приводила к отсечению всех высокомолекулярных соединений крупнее 10000 Дальтон. По второй схеме, благодаря отсечению путем центрифугирования (150000хg, 19 час) фрагментов, превышающих 6S, проводилась ультрафильтрация с использованием центрифужныхъ патронов, ускоряющая процесс очистки. Проводимая на конечном этапе очистки стерилизационная фильтрация устраняла микробную контаминацию и давала возможность проведения анализа полученных проб методами, чувствительными к микробному заражению.

Лиофилизация позволяла провести концентрирование биологически активных микробных метаболитов. С помощью описанных методов проведена очистка к.ж.

свыше 300 новых микробных продуцентов антибиотиков. Полученные концентраты проявили высокую биологическую активность.

Применение известных методов в новой схеме очистки биологически активных микробных метаболитов способствовало не только ускорению процесса очистки, но и ускорило тестирование препаратов. Таким образом, предложенный подход может быть рекомендован в качестве эффективного дополнения к классическим методам химического выделения и очистки антибиотиков.

Изменение свойств микробных продуцентов путем использования методов клеточной инженерии. Целью настоящих исследований явилось использование процедуры получения и регенерации протопластов на начальных этапах поисковых работ для “активизации” микробных продуцентов, раскрытия их потенциальных возможностей к биосинтезу антибиотиков.

В настоящем исследовании проведена работа со свежевыделенной из почвы культурой Amycolatopsis orientalis subsp. eremomycini ИНА 238, продуцирующей гликопептидный антибиотик эремомицин. Рассев исходной культуры A.orientalis ИНА 238 на плотной питательной среде свидетельствует о ее однородности по культурально-морфологическим признакам и по уровню продукции антибиотика эремомицина (коэффициент изменчивости CV=25,7) (рис.11 а). Продуктивность исходной культуры составила 65 мкг/мл.

Для повышения активности использовали комбинированную обработку, состоящую в получении протопластов, воздействии на них невысоких доз УФоблучения (500 эрг/мм2) и последующую регенерацию протопластов.

Появляющуюся при протопластировании нестабильность (CV=45,0 или 64,9) (рис.11 б,г) устраняли с помощью стабилизирующего отбора. Стабильные варианты (CV=26,1) (рис.11в) были использованы для повторного протопластирования, что позволило поднять продукцию эремомицина до 450-520 мкг/мл, т.е. повысить антибиотическую активность исходной культуры в 7-8 раз (рис.11д).

Рис.11. Изменчивость культуры A.

70 -1,96 _ +1,96 X orientalis продуцента эремомицина а при комбинированном использовании метода УФ-облучения протопластов и CV=25,стабилизирующего отбора (по оси абсцисс - активность культуры (в %), по оси ординат - количество вариантов (в %) а - исходный штамм 238;

40 80 120 160 200 240 280 320 360 400 440 4б - штамм 357 Р, получен путем УФ б облучения протопластов исходного 20 CV=45,штамма 0 1 - спорообразующие колонии;

40 80 120 160 200 240 280 320 360 400 440 42 - колонии, не образующие спор;

в в - штамм 16-357 Р, стабилизированный;

г - протопласты штамма 16-357 Р CV=26,после УФ-облучения и регенерации;

д - штамм 44 РР, получен путем УФоблучения протопластов штамма 16-357 Р, стабилизированный.

40 80 120 160 200 240 280 320 360 400 440 4г В ходе экспериментов с CV=64,продуцентом эремомицина многие активные варианты утрачивали 40 80 120 160 200 240 280 320 360 400 440 4способность к спорообразованию д 40 (рис.11б), что было серьезным препятствием для дальнейшей CV=27,эффективной селекционной работы с ними. Метод протопластирования, позволял применять УФ-облучение в 40 80 120 160 200 240 280 320 360 400 440 4работе с аспорогенными формами актиномицетов.

Таким образом, метод протопластирования оказался полезен в работе со свежевыделенными из почвы штаммами, проблема повышения продуктивности которых стоит с особой остротой. Использование протопластирования в сочетании с УФ-облучением позволяет избежать отбраковки потенциальных продуцентов перспективных антибиотиков.

2. Поиск ИБС, изучение механизма действия отобранных соединений.

2.1. Поиск ИБС с использованием разработанных моделей.

2.1.1. Схема поиска, оценка эффективности разработанных моделей.

В создании эффективной схемы поиска биологически активных соединений необходимо строго оценивать все позитивные и негативные качества разработанных моделей, в т.ч. уровень их надежности, чувствительности, трудоемкости, а также возможность использования на ранних этапах отбора.

Большинство предложенных нами моделей (за исключением MOLT-4) применимы для оценки грубо очищенных препаратов культуральной жидкости и мицелия продуцентов и, таким образом, могут использоваться на начальных этапах отбора.

Вместе с тем предложенные модели обладают серьезными отличиями.

Модель с применением клеток Hep G2 широко используется в мировой практике для оценки синтеза ХС, обладает высокой точностью благодаря количественному анализу биосинтеза липидов в клетке. Она демонстрирует высокую надежность. С ее помощью можно не только эффективно отбирать собственно ингибиторы биосинтеза ХС и ингибиторы АХАТ, но также проводить детальный анализ механизма действия таких метаболитов. Вместе с тем указанная модель предъявляет повышенные требования к очистке тестируемых препаратов и, в силу достаточно высокой трудоемкости, не позволяет проводить скрининг одновременно большого числа соединений.

Модель с использованием человеческих злокачественных лимфобластов MOLT-4, оценивающая ингибиторы биосинтеза ХС по подавлению ими роста культуры, значительно проще, но для собственно поисковых исследований, по-видимому, не вполне пригодна, поскольку не обладает необходимой чувствительностью. Такую модель логично использовать для уточнения и анализа действия уже отобранных достаточно хорошо очищенных соединений.

Значительно удобнее для поиска ИБС, особенно на начальном этапе исследований, оказываются микробные модели, практически не дающие ложно-отрицательных результатов, однако различающиеся по своей способности к отсеву соединений, не имеющих гиполипидемической активности.

Для выявления этих отличий было проведено сопоставление активности микробных метаболитов, проверенных одновременно в микробных моделях и в культуре Hep G2 (табл.1).

Микробные модели проявили высокую надежность: все метаболиты, активные в тесте Hep G2, оказались активными в микробных моделях, а среди метаболитов, неактивных в микробных моделях (68 - в модели A. fusidioides и 45 – в модели H.

salinarum), не было ни одного, который бы проявил свою активность в тесте Hep G2.

Следовательно, микробные модели A. fusidioides и H. salinarum не дают ложноотрицательных результатов, их применение практически не вызывает неправомерного отсева потенциально перспективных культур.

Табл.1. Распределение активных и неактивных штаммов в микробных тестах в сравнении с результатами их испытания в модели Hep G2.

Модель поиска Число штаммов-продуцентов % активных в % ложноОтбор тесте Hep № положите Наименование ингибито G2 от п/п активные неактивные всего льных модели ров числа результат биосинтеза активных в ов микробном тесте 1 2 3 4 5 6 7 A. fusidioides стеролов 34 68 - 1Hep G2 ХС 24 (34-10) 78 (68+10) 71 - H. salinarum стеролов 65 45 - 1Hep G2 ХС 25 (65-40) 85 (45+40) 38 - Из 34 штаммов, активных в микробной модели A. fusidioides, способностью к подавлению биосинтеза ХС в клетках Hep G2 обладали метаболиты 24-х штаммов.

Экстракты 10 штаммов, активных в микробном тесте, не подавляли включения 14Сацетата в ХС фракцию в клетках Hep G2. Таким образом, при оценке биосинтеза ХС число ложно-положительных результатов теста A. fusidioides составило 29%.

Из 65 штаммов, активных в микробной модели H. salinarum, способностью к подавлению биосинтеза ХС в клетках Hep G2 обладали метаболиты 25 штаммов.

Активность 40 штаммов в тесте Hep G2 не подтвердилась. Таким образом, у значительно более простой с точки зрения технического исполнения бактериальной модели H. salinarum процент ложно-положительных результатов выше и сотавляет 62%. Следовательно, тест H. salinarum способствует отбору большого числа разнообразных соединений, не имеющих прямого отношения к ингибированию биосинтеза ХС.

В сравнении с тестом Hep G2 обе микробные модели позволяют отбирать не только ингибиторы биосинтеза ХС, но и ингибиторы биосинтеза других стеролов.

Кроме того, модель H. salinarum позволяет проводить отбор противоопухолевых антибиотиков.

Таким образом, несмотря на то, что обе микробные модели могут быть использованы на начальных этапах отбора, их тщательное сопоставление позволяет вскрыть серьезные различия между ними и прийти к выводу о целесообразности использования бактериальной модели H. salinarum на более ранних, по сравнению с A. fusidioides, этапах отбора (рис.12). В таком случае достигается значительная экономия ресурсов, а главное - возникает возможность проведения одновременного отбора как ИБС, в том числе ингибиторов поздних этапов синтеза, среди которых могут быть потенциальные противогрибковые препараты, так и противоопухолевых антибиотиков.

Рис.12. Биологические модели в поиске ИБС.

Отбор штаммов, Использование Использование Использование обладающих бактериальной микробной культуры противогрибковой модели модели клеток активностью H. salinarum A. fusidioides Hep G0 1 2 При отборе ингибиторов ранних этапов биосинтеза ХС оба микробных теста обладают равной ценностью, поскольку в варианте использования мевалоновой кислоты позволяют дать быстрый и обоснованный ответ относительно способности испытуемых метаболитов подавлять ранние этапы биосинтеза стеролов (включая ГМГ-КоА редуктазу) без привлечения дополнительных дорогостоящих методов.

Проявление противогрибковой активности культур в отношении хотя бы одного из трех грибных штаммов: A. niger, F. oxysporum или C. albicans позволяет повысить вероятность обнаружения ИБС до 28-42% (табл.2). Без предварительного определения противогрибковой активности выделяемых штаммов, вероятность обнаружения среди них продуцентов ИБС не превышает 2-5%.

Приведенные факты свидетельствуют о целесообразности использования в первичном скрининге ИБС специального предварительного этапа (этап 0) (рис.12), основанного на выявлении у продуцентов противогрибковой активности.

Табл. 2. Способность к подавлению биосинтеза стеролов у микробных штаммов, обладающих противогрибковой активностью Число штаммов с Микроорганизмы Из них продуцентов ИБС противогрибковой активностью Грибы 127 54 (42 %) Актиномицеты 110 31 (28 %) Примечание: общее число протестированных штаммов грибов и актиномицетов 5000.

Разработанные нами модели поиска ИБС оригинальны и принципиально отличаются от моделей поиска, предложенных другими исследователями [Endo, 1980, Kumagai et al., 1990, Ikeura et al., 1988, Баранова и др., 2002, Бибикова и др., 2004, Чмель и др., 2004]. Используемая нами культура H. salinarum, в силу особенностей метаболизма архебактерий, обладает целым рядом важных преимуществ, в частности, высокой чувствительностью к ИБС, а также простотой в использовании и возможностью визуальной оценки подавляющего действия отбираемых ингибиторов.

Ее сочетание с моделями A. fusidioides, MOLT 4 и Hep G2 дает возможность судить о механизме действия отбираемых соединений.

2.1.2. Проведение поиска, микроорганизмы-продуценты, разнообразие отобранных ингибиторов.

Скрининг, проведенный с помощью разработанной нами схемы поиска ИБС, включающей на начальном этапе обязательный отбор штаммов, обладающих противогрибковой активностью, показал, что способностью к продукции ИБС обладают различные микроорганизмы: не только несовершенные грибы, но также многие актиномицеты и отдельные представители высших базидиальных грибов.

Многие микроорганизмы образуют ингибиторы ранних этапов мевалонатного синтеза (вплоть до этапа работы ГМГ-КоА редуктазы включительно). Испытание таких метаболитов в микробных моделях (H. salinarum, A. fusidioides) показало, что их действие снимается при добавлении мевалоновой кислоты. Актиномицеты, обладающие такой способностью, прежде были не известны. Как показали результаты наших исследований, среди ИБС актиномицетного происхождения доля ингибиторов ранних этапов биосинтеза стеролов достигает 38%.

Препараты, выделенные в ходе поиска ИБС, относятся к разным классам химических соединений и могут быть условно разделены на три основные группы:

линейные, циклические и поликонденсированные.

Линейные антибиотики (86-1, 8(3)-1, 8(3)-2, 13/88-1, 199/88, 4297-1) характеризуются наличием ароматических групп и непредельных связей. Антибиотик 4279-1 отнесен к группе туникамицина.

Рис.13. Химическая структура Антибиотик 199/88, образуемый культурой антибиотика 199/88 (аскофуранон) гриба Paecilomyces variotii Bainier 199, содержащий два кольца - бензольное с пятью заместителями и тризамещенное фурановое кольцо, был идентифицирован как аскофуранон (рис.13).

Многие выделенные в ходе исследований Рис.14. Химическая структура соединения относятся к группе циклических антибиотика 86-2 (86/88) препаратов, в т.ч. депсипептидный (энниатин В) антибиотик 86-2, образуемый культурой гриба ИНА F-86 Fusarium lateritium Nees var.

stilboides (Wr.) Bilai, циклическая структура которого образована тремя пептидными и тремя сложноэфирными связями, определенный как энниатин В (рис.14).

К макроциклическим антибиотикам отнесены препарат 770, содержащий двойные связи, и 1132/93, образуемый актиномицетным штаммом Streptomyces baarnensis, определенный как хлоротрицин (рис.15).

К третьей группе - поликонденсированных антибиотиков относятся антибиотики 55-А и 13/88-2. (рис.16,17).

Рис. 16. Предполагаемая структура антибиотика 55-А (55/90) Рис.15. Химическая структура антибиотика 1132/(хлоротрицин) Рис. 17. Предполагаемая структура антибиотика 13/88-2.

2. Изучение механизма действия отобранных ИБС.

2.2.1. Механизм действия антибиотика 199 (аскофуранон).

Антибиотик 199 оказывал выраженное воздействие на синтез липидов в культуре клеток Hep G2 (рис.18).

1Рис.18. Влияние препарата 199 на синтез липидов в культуре клеток Hep G2.

Включение 14С-ацетата клетками Hep G2 в состав ХС(1), ЭХ(2), Тгл(3), СвЖК(4), ФЛ(5) и включение 14Слейцина в общий белок (6).

0 1 2 Концентрация антибиотика (мкг/мл) Включение С14-ацетата (в % от контроля) Наиболее сильно препарат подавлял биосинтез ХС (ИК50 400 нг/мл или 1,0 мкМ), уступая при этом ловастатину (ИК50 0,2 мкМ), а также снижал включение 14С-ацетата во фракцию ЭХ. В отличие от ловастатина аскофуранон подавлялся синтез триглицеридов (Тгл) (ИК50 900 нг/мл или 2,2 мкМ) и фосфолипидов (ФЛ) (ИК50 1,мкг/мл или 2,5 мкМ), способствовал резкому уменьшению содержания в клетках свободных жирных кислот (СвЖК).

В отличие от ловастатина, для которого подавление синтеза ЭХ связано с уменьшением синтеза ХС, являющегося основой для образования эфиров, ингибирование синтеза ЭХ аскофураноном оказывается во многом следствием уменьшения другого составляющего компонента в синтезе ЭХ – СвЖК.

Уменьшением содержания жирных кислот можно объяснить также подавление синтеза ФЛ. В свою очередь наличие самих СвЖК в клетке во многом определяется процессами синтеза Тгл, подавленного в присутствии аскофуранона.

Подавление синтеза ЭХ, ХС, Тгл и ФЛ под воздействием аскофуранона происходит в клетках, вполне сохраняющих свою жизнеспособность, что подтверждается экспериментами с витальными красителями, а также относительно небольшим ингибированием синтеза белка (рис.18, кривая 6).

Таким образом, полученные данные свидетельствуют о комплексном воздействии аскофуранона на процессы синтеза и метаболизма липидов в клетке. Подавление синтеза Тгл и ФЛ, выраженное уже при использовании низких концентраций аскофуранона, является, по-видимому, характерной чертой механизма действия этого антибиотика. Вместе с тем наиболее сильно аскофуранон подавляет синтез ХС.

2.2.2. Механизм действия антибиотика 86/88 (энниатин В).

Наиболее активно антибиотик 86/88 подавляет включение 14С-ацетата во фракции ЭХ (ИК50 600 нг/мл или 1 мкМ) и Тгл (ИК50 800 нг/мл), в несколько меньшей степени - во фракции ХС (ИК50 1,1 мкг/мл) и СвЖК (ИК50 1,3 мкг/мл). В наименьшей степени антибиотик оказывает воздействие на синтез ФЛ (рис.19). Наблюдаемое подавление синтеза ЭХ, ХС, и Тгл происходит в клетках, вполне сохранивших свою жизнеспособность, о чем свидетельствуют эксперименты с витальными красителями, а также относительно небольшое ингибирование синтеза белка (рис.19, кривая 6).

Подавление синтеза ЭХ под воздействием 86/88 может быть в первую очередь связано с подавлением ацилирующих ферментов, в частности, АХАТ [Tomoda et al., 1992], но также в немалой степени быть следствием снижения содержания СвЖК, количество которых во многом связано с процессами синтеза Тгл.

Рис.19. Влияние препарата 86/88 на 1синтез липидов в культуре клеток Hep G2.

Включение 14С-ацетата во фракции ХС(1), ЭХ(2), Тгл(3), СвЖК(4) и ФЛ(5), а также включение 14С-лейцина в белок (6).

0 1 2 3 4 Концентрация антибиотика (мкг/мл) Основной эффект антибиотика 86/88 (энниатина В) в культуре клеток Hep G2 – подавление синтеза ЭХ является, по-видимому, следствием не только ингибирования АХАТ, но также результатом снижения содержания в клетках СвЖК, вызываемого подавлением синтеза Тгл.

2.2.3. Механизм действия антибиотиков 55, 1132, 1709 и других биологически активных метаболитов бактериального и грибного происхождения.

С помощью микробных моделей, а также в культуре клеток гепатобластомы G2 в системе in vitro изучены гиполипидемические свойства ряда ИБС, в том числе антибиотиков грибного (55/90) и актиномицетного происхождения (1132, 1709/02, 4883а). Проявляя гиполипидемическую активность, указанные препараты значительно различаются по своим физико-химическим свойствам и отнесены к разным классам химических соединений.

Антибиотик 1132 (хлоротрицин) (рис.15) подавлял рост бактериальной культуры H. salinarum, в высокой концентрации вызывал ее лизис, в микробной модели A.

fusidioides подавлял продукцию фузидина. Внесение мевалоновой кислоты на характер описываемых процессов влияния не оказывало. Таким образом, антибиотик 1132 отнесен к группе ингибиторов поздних этапов биосинтеза стеролов.

Стероидный антибиотик 55/90 (рис.16), отобран с помощью микробных моделей H.salinarum и A. fusidioides. Поскольку внесение экзогенной мевалоновой кислоты приводило к снятию подавляющего действия антибиотика, сделан вывод о его влиянии на один из начальных (включая стадию ГМГ-КоА редуктазы) этапов Включение С14-ацетата (в % от контроля) биосинтеза стеролов. Аналогичный вывод на основании изучения в модели H.salinarum с использованием мевалоновой кислоты сделан относительно отдельных компонентов антибиотика 1709/02 (продуцент Streptomyces sp.), отнесенного к группе амфомицина.

При проведении скрининга ИБС среди низкомолекулярных продуктов жизнедеятельности высших грибов выявлена гиполипидемическая активность у отдельных представителей двух видов базидиомицетов - Lentinus edodes (шиитаке) и Ganoderma lucidum (лакированный трутовик). Экстракты, полученные из к.ж. и мицелия одного из штаммов L.edodes (штамм 15), вызывали подавление роста микробной культуры H.salinarum, которое снималось в присутствии мевалоновой кислоты, свидетельствуя, тем самым, о подавлении препаратами начальных стадий биосинтеза стеролов, предшествующих образованию мевалоната. Снятия подавляющего действия экстрактов, полученных из к.ж. G. lucidum,в присутствии мевалоновой кислоты не наблюдалось.

Выявленная ингибиторная активность, по-видимому, не связана с образованием культурой L.edodes антибиотиков лентинамицина В и лентинацина (эритаденина).

Тот факт, что способность к подавлению биосинтеза стеролов обнаружена лишь у отдельных штаммов испытанных культур, свидетельствует о том, что способность базидиомицетов к образованию ИБС является, по-видимому, штаммоспецифичной.

2.2.4. Антибиотик 4883 – препарат, обладающий высокой противогрибковой активностью.

Способностью к подавлению поздних этапов биосинтеза стеролов обладали свыше половины всех отобранных ИБС. Высокая противогрибковая активность при этом была обнаружена лишь у единичных препаратов, среди которых наибольшей активностью обладает антибиотик 4883 (= ИНА 1278), образуемый мутантным штаммом Streptomyces roseoflavus arai (Streptomyces sp. № 1278), отнесенный к 20-ти членным макролидам группы ирумамицина (рис. 20).

OH H2NCOO Рис. 20. Предполагаемая структура O антибиотика 4883.

O O O Антибиотик 4883 уже в низкой OH O O концентрации (0,4 мкг/мл) вызывал O OH частичное подавление роста культуры H.

salinarum. Полное подавление наблюдалось в концентрации 4 мкг/мл, а в более высоких концентрациях - лизис тесткультуры. Подавление роста H. salinarum, вызываемое антибиотиком 4883, не снималось в присутствии мевалоновой кислоты, что говорит о неспособности препарата к подавлению ранних этапов биосинтеза стеролов.

Антибиотик 4883 обладает высокой активностью в отношении мицелиальных грибов A. niger, F. oxysporum (МПК, соответственно, 1 и 4 мкг/мл) и умеренной активностью в отношении дрожжей C. albicans и C. humicolus (МПК 8мкг/мл). На дрожжевые культуры антибиотик 4883 действует как фунгистатик. По уровню активности в отношении мицелиальных грибов указанный препарат сопоставим с амфотерицином В (амф В).

3. Отбор противогрибковых антибиотиков среди полусинтетических препаратов, а также соединений, получаемых путем полного химического синтеза.

3.1. Отбор производных и выявление взаимосвязи “структура-активность” в группе антибиотиков полиенов.

Для структуры полиеновых антибиотиков характерно наличие макролактонового кольца с системой сопряженных двойных связей и присоединенного к кольцу сахарного остатка. Система конъюгированных двойных связей придает ригидность соответствующей части кольца и обусловливает ее гидрофобность (рис.21). По этому участку молекулы происходит основное взаимодействие полиенов со стеролами клеточных мембран (у грибов – с эргостеролом) с образованием пор, через которые происходит истечение ионов, приводящее к гибели клеток возбудителя.

Противоположная гидрофильная часть кольца располагается внутри поры и принимает активное участие в ее функционировании. Боковые СООН-группа и аминосахар также необходимы для образования полноценно функционирующих пор, поскольку способны к дополнительному взаимодействию со стеролами мембран, а также к взаимодействию с другими молекулами антибиотика в процессе формирования поры. Перспективы в разработке полиенов, обладающих более высокой активностью и одновременно меньшей токсичностью, связаны с проведением модификаций как в области лактонового кольца, его гидрофильной и гидрофобной части, так и по боковым группам.

Проведенная в НИИНА им. Г.Ф.Гаузе совместно с Норвежским университетом г.

Тронхейм разработка новых препаратов полиенового ряда, преследовала цель совмещения двух подходов – генно-инженерного, с помощью которого были получены структуры, обладающие серьезными изменениями в лактоновом кольце, и химического, подразумевающего дальнейшее преобразование по боковым участкам молекулы антибиотика химическими методами. Химическая модификация проведена сотрудниками лаборатории химической трансформации антибиотиков НИИНА им.

Г.Ф.Гаузе под руководством проф. М.Н.Преображенской.

Результаты изучения способности новых антибиотиков к противогрибковому действию были положены в основу дальнейших химических преобразований, т.е.

проводилась направленная химическая модификация антибиотиков и отбор среди них наиболее перспективных препаратов.

Рис.21. Амф В, S44HP, BSG005 и направления их химической модификации.

O H O H O H H C O 8 7 O 16 O H H O O O O O O O H H H 1 H C OH O C H H C CO N R 1 R O O C H Амфотерицин B O H O H N H Гидрофильная область O H O H O H H 3 C O 9 1) O H H O O O H O H O H O C O O H C H 3 H 3 C Гидрофобная область O O 2) C H S44HP O H O H N H O H O H O H H 3 C O O H H O O O H O H O H O C Н C H 3 C H O H H 3 C N H - R O O C H BSG0O H O H N H 1) C16-Амиды, 2) N-алкил- или N-ацилпроизводные 3.1.1. Противогрибковая активность генно-модифицированных производных нистатина.

Изучение 9 генно-инженерных аналогов полиенового антибиотика нистатина, показало, что различия в противогрибковой активности полиенов зависят в первую очередь от строения их лактонового кольца, малейших преобразований в котором достаточно для значительного изменения противогрибкового действия. Например, у производного BSG002, а также сходных с ним BSG003 и BSG018, имеющих смещение и инверсию одной из ОН-групп в гидрофильной части кольца (С10С9), противогрибковая активность по сравнению с исходным антибиотиком нистатином А1 заметно снижена. Полное отсутствие указанной ОН-группы, напротив, приводит к повышению активности (BSG022 и BSG019), также как и замена гидроксила в положении С5 на кетоновую группу (BSG013 и BSG020).

Значительному повышению активности способствует появление дополнительной двойной связи (С28-С29) в гидрофобной области кольца (BSG022, BSG019, BSG013, BSG020), характерной для амф В (гептаен) и отсутствующей у нистатина (диентетраен). Наибольшая активность выявлена у соединений S44HP и BSG005, обладающих аналогией с амф В в структуре своей гидрофобной части, и имеющих гидрофильную зону лактонового кольца, свойственную нистатину (рис.21). Эти генно-модифицированные производные нистатина послужили основой для дальнейшей разработки большинства химически модифицированных препаратов.

3.1.2. Противогрибковая активность химически модифицированных производных антибиотиков полиенов.

Сайтами для проведения химических модификаций генно-инженерного препаратов (рис.21) явились наружные группы их молекул: карбоксильная группа в положении С16 (1) и аминогруппа аминосахара (2) у S44HP, а также аминогруппа аминосахара (2) у BSG005. Путем замещения по одному из сайтов модификации были получены монозамещенные производные. Проведение замещений по обоим сайтам модификации позволило получить дизамещенные производные.

Проведено сопоставление противогрибковой активности свыше 40 химически моно- и ди-модифицированных производных. Соединения, получаемые в результате модификаций по боковым группам, сильно различаются по своей противогрибковой активности, уступают (10, 11, 14), сохраняют, или даже несколько превосходят исходный препарат S44HP (амиды 5-8 и N-алкил-производное 12) (табл.3). Амиды, обладающие полярными группами в амидной группировке (OH, NH2 или COOH), например, амиды с метиловым эфиром L или DL-серина, или амид с этиловым эфиром глицина (8), были значительно более активными по сравнению с амидами с метиловым эфиром L-аланина (9) или L-валина. Размер заместителя, несущего полярную группу, также, по-видимому, имеет значение. Например, несущие относительно короткие заместители амид S44HP (2), метиламид S44HP (3) или 2гидроксиэтиламид (4) менее активны, чем 3-гидроксипропиламид S44HP (5).

Среди производных, имеющих замены по аминосахару, высокой активностью обладает производное 12. Соединения с ароматическими заместителями (11, 15), оказались менее активными.

Таким образом, полученные результаты позволяют сделать вывод о чрезвычайной важности боковых групп: от их размера и наличия в них полярных заместителей зависит противогрибковая активность полиеновых антибиотиков.

В дальнейшей работе в качестве основы для создания дизамещенных производных были взяты проявившие высокую противогрибковую активность монозамещенные амиды 5-7, у которых следовало провести дополнительную модификацию по аминосахару, а также 2 малоактивных монозамещенных производных по сахару – соединения 14 (LCTA 1353) и 15 (LCTA 1475) (табл.3). Активность последних соединений планировалось поднять за счет проведения дополнительной модификации по группировке С16 путем получения хорошо зарекомендовавших себя амидов ДМАЭ, ДМАП и гидроксипропиламида.

Табл.3. Противогрибковая активность химических производных антибиотика S44HP в сравнении с исходным препаратом и амф В.

МПК, мкг/мл.

соеди Тест организм № п/п нение Название соединения C.albicans C. humicolus A.niger F.oxysporum LCTA ATCC 14053 ATCC 9949 ATCC 16404 VKM F-1 Амф В 1 1 1 1 S44HP 1 1 1 Производные с замещением по СООН группе 2 1306 амид 2 2 4 3 1325 метиламид 2 1 2 4 1304 2-гидроксиэтиламид 2 4 4 5 1351 3-гидроксипропиламид 1 1 2 3-(N,N-диметиламино) этил 6 1480 0,5 0,5 1 амид (ДМАЭ-амид) 3-(N,N-диметиламино) пропил 7 1350 1 1 2 амид (ДМАП-амид) амид с этиловым эфиром 8 1327 1 1 2 глицина амид с метиловым эфиром 9 1330 2 2 4 аланина 1-[1,1-ди10 1309 4 4 4 (гидроксиметил)]этил амид Производные с замещением по аминосахару N-(4-N,N11 1328 2 2 4 >диметиламино)бензил S44HP 1352- N,N-бис-(3-аминопропил) 12 1 1 1 S44HP II Производное антибиотика и 13 1331 1 1 2 D-галактозы N –(L-лизил) S44HP 14 1353 8 8 16 >N-(4-аминометил)бензоил 15 1475 2 2 4 S44HP Сопоставление активности монозамещенных амидов и полученных из них дизамещенных производных показало, что наибольшей активностью обладают исходные амиды, получившие в табл.4 новые обозначения - 2 (LCTA 1480), 3 (LCTA 1350) и 4 (LCTA 1351), а также полученные из них N-фруктопиранозильные (2a, 3a) и N-тагатопиранозильные соединения (2b).

В противоположность этому N-фруктопиранозильное производное 3гидроксипропиламида S44HP (4а), несущее ту же замену по аминосахару, что и активные соединения 2a и 3а, продемонстрировало резкое падение активности по сравнению с исходным антибиотиком.

Табл.4. Противогрибковая активность ди-замещенных производных S44HP в сравнении с соответствующими монозамещенными препаратами 2, 3, 4, исходным препаратом S44HP и амф В МПК, мкг/мл Изменение Изменение по Наимено по С-16 аминосахару O H вание по C. C. A. F.

Соединение замещен albicans humicolus niger oxysporum C H O H ию в С16 CONHR N H - R где R1 где RН 2 (LCTA-1480) 0,5 0,5 1 ДМАЭ 2a фруктопиранозил 0,5 1 1 амиды 2b тагатопиранозил 0,5 1 1 Н 3 (LCTA-1350) 1 1 2 ДМАП 3a фруктопиранозил 1 1 1 амиды 3b тагатопиранозил 1 2 2 Гидрокси Н 4 (LCTA-1351) 1 1 2 пропил 4a фруктопиранозил 4 4 4 амиды 1 (S44HP) 1 1 1 Амф В 1 1 1 К разному эффекту приводила дополнительная модификация по группировке Су малоактивных соединений 14 и 15. У соединения 14 (LCTA 1353) она позволяла многократно усилить противогрибковое действие (ДМАП-амид соединения 14 имел МПК 1-2 мкг/мл), в то время как при получении аналогичных амидов у антибиотика 15 (LCTA 1475) противогрибковая активность практически не изменялась.

3.1.3. Противогрибковое действие водорастворимых солей, активность перспективных соединений.

С целью улучшения терапевтических свойств полиенов, повышения степени их гидрофильности были получены водорастворимые соли генно-инженерных препаратов, а также их химических производных, проявивших высокую противогрибковую активность in vitro.

Получение солей (L- и D-глутамат, L-глюкуронат, L-гидроксисукцинат, дихлорацетат), как правило, не приводило к существенному изменению противогрибковой активности, остававшейся на уровне активности исходных соединений. Исключением стали L-аспартатные соли препаратов S44HP и BSG 019, гидрохлорид BSG 005 (снижение активности в 2 раза), а также метансульфонатная соль BSG 005 (снижение в 4 раза). Одним из наиболее активных препаратов in vitro стал препарат 2G - L-глутаматная соль соединения LCTA-1480 (ДМАЭ-амид S44HP).

Препарат 2G, наряду с исходным соединением 2 (ДМАЭ-амид S44HP), а также дизамещенным производным 2а (фруктопиранозил ДМАЭ-амид S44HP) и другим монозамещенным производным 3 (ДМАП-амид S44HP) (табл.4), был отобран для испытания in vivo.

Испытания на животных, проведенные в лаборатории химиотерапии и фармакологии НИИНА им. Г.Ф.Гаузе под руководством к.м.н. И.Д.Трещалина, подтвердили высокую противогрибковую активность всех указанных соединений, оказавшихся также значительно менее токсичными по сравнению с амф В и исходным препаратом S44HP. LD50 у препаратов 2 и 2G составляла, соответственно, 32,2 и 22,1 мг/кг в сутки, в то время как у амф В и S44HP она была, соответственно 2,8 и 2,2 мг/кг. Препараты 2 и 2G активно подавляли развитие кандидозного сепсиса у мышей.

3.1.4. Выявление взаимосвязи “структура-активность” при сопоставлении производных, получаемых путем проведения однотипных химических замещений.

Значение структуры лактонового кольца для активности полиеновых антибиотиков, продемонстрированное при сравнении генно-инженерных производных, подтверждается также при анализе активности однотипных производных, полученных у амф В и препарата S44HP, различающихся между собой расположением гидроксильных радикалов в гидрофильной части кольца (рис.21).

Анализ большого числа производных, полученных при проведении модификаций по боковым сайтам, показал, что однотипные замещения в молекулах этих антибиотиков не всегда приводят к сходному изменению активности: противогрибковая активность при модификации S44HP снижается реже.

При сопоставлении производных S44HP и BSG005, отличающихся наличием СООН/СН3-групп в положении С16, выявлено, что при проведении однотипных замещений у этих антибиотиков могут быть достигнуты кардинально противоположные результаты (табл.5).

Например, присоединение к аминосахару диметиламинобензильной группировки вызывает относительно небольшое снижение активности S44HP (строка 1, соединение 1328), в то время как у аналогичного производного BSG005 (1457) оно приводит к практически полной утрате активности. Присоединение к аминосахару двух аминопропильных группировок с образованием бис-3-аминопропильного производного позволяет усилить активность препарата S44HP (1352-II) (строка 2), но при этом вызывает резкое падение активности соответствующего производного BSG005 (1483). Введение в аминогруппу аминосахара N,L-лизина, вызывая резкое снижение активности препарата S44HP (1353), способно даже несколько усилить активность антибиотика BSG005 (1462) (строка 3). Наблюдаемое при этом падение активности в ряду антибиотика S44HP удается компенсировать проведением дополнительной модификации в области СООН-группы путем создания ДМАП-амида (1476) (строка 4).

Табл.5. Противогрибковая активность производных антибиотика S44HP и BSG0в сравнении с исходными соединениями и амф В.

Изменение Произ Произ МПК, мкг/мл.

Название № по амино водные водные Тест организм стро производ сахару S44HP, № BSG0ки ных C. albicans C. humicolus A. niger F.oxysporum R’, R” LCTA №LCTA Амф В 1 1 1 контроль Н, Н S44HP 1 1 1 контроль Н, Н 1 1 2 2 BSG0Производные с замещением по аминосахару H, N-(4-N,N- 1328 2 2 4 >1 диметиламин 16 >16 >16 >16 14о)бензил N 1352-II 1 1 1 N,N-бис-(3аминопро пил) 4 8 8 8 14NH2 NHH, H2N CO1353 8 8 16 >3 N,L-лизил 1 1 1 2 14NHДи-замещенное (ДМАП-амид) H, H2N CO4 N,L-лизил 1 1 1 NH2 14Наблюдаемые отличия свидетельствуют о значении боковых радикалов и особой роли С16-боковой группы в действии полиеновых антибиотиков, активность которых зависит, по-видимому, не столько от типа радикалов в соответствующих сайтах молекулы, сколько от их способности обеспечить структуру полиенов, наиболее подходящую для проявления их противогрибковых свойств.

3.2. Отбор противогрибковых антибиотиков среди полусинтетических производных олигомицина и синтетических производных трисиндолилметана.

3.2.1. Отбор противогрибковых антибиотиков и выявление взаимосвязи “структура-активность” в группе полусинтетических производных олигомицина.

Олигомицины – макролидные антибиотики, содержащие 26-членное лактоновое кольцо, объединенное с бициклической спирокетальной системой, сходные по химической структуре с вентурицидином, оссамицином, апоптолидином и цитоварицином (рис.22). Относятся к группе препаратов - ингибиторов АТФ-синтазы, участвующей в синтезе, а во многих организмах и в утилизации АТФ, влияющей на обеспечение энергией транспорта ионов [Hong, Pedersen, 2008]. Обладают противоопухолевой активностью, проявляют способность к индуции апоптоза, в отличие от большинства других сходных с ними по химической структуре препаратов, проявляют высокую активность в отношении отдельных видов грибов.

Рис.22. Химическая структура олигомицина А (1) и его производных - препаратов LCTA 1484 (2), LCTA 1487 (3), LCTA 1841 (4) и LCTA 1862 (5).

Изучено противогрибковое действие полученных в НИИНА им. Г.Ф.Гаузе химических производных олигомицина А (1), имеющих отличия в структуре лактонового кольца - оксим олигомицина (2), производного олигомицина с гетероциклом (3), бромолигомицина, несущего Br в положении С16 (4), и олигомицина А-О (5), детальная разработка которых была проведена впервые (рис.22, табл.6).

Олигомицин проявляет высокую активность в отношении мицелиальных грибов, особенно A.niger (МПК 0,125 мкг/мл), причем намного превосходит амф В. В действии на дрожжи антибиотик проявляет определенную специфику, вызывая лишь временную задержку роста, заметную при небольших сроках инкубации (табл.6).

Увеличение срока инкубации приводит к активному росту дрожжевых культур и, следовательно, к значительному возрастанию МПК препарата.

Изменение в структуре антибиотиков приводит к снижению их противогрибкового действия. По сравнению с олигомицином его производные 2 и 4 практически полностью лишены противогрибковой активности. Производные 3 и 5, при, на первый взгляд, более серьезных отличиях в химической структуре, сохраняют активность как в отношении дрожжевых культур (гл. образом C. humicolus), так и в отношении A.niger.

Табл.6. Противогрибковая активность производных олигомицина в сравнении с исходным соединением и амф В.

МПК, мкг/мл.

№ соеди Название Тест организм п/п нения соединения C. albicans * C. humicolus * A. niger F. oxysporum LCTA - амф В 0,5 0,25 0,5 1 - олигомицин А 4 (>16) 2 (4) 0,125 оксим 2 1484 16 (>16) 8 (16) >16 >олигомицина производное с 3 1487 4 (>16) 4 (8) 2 >гетероциклом 4 1841 бромолигомицин >16 (>16) 2 (16) >16 >5 1862 олигомицин А-О >16 (>16) 2 (16) 4 >* Оценка роста дрожжей C. albicans и C. humicolus – через 24 часа; в скобках через 48 часов.

Оценка роста грибов A. niger и F. oxysporum – через 48 часов Изучение препарата 5 в Институте общей генетики им. Н.И.Вавилова РАН, проведенное под руководством проф. В.Н.Даниленко, показало его неспособность к подавлению АТФ-синтазы S. fradiae [Lysenkova et al., 2010], что позволяет высказать предположение об отсутствии прямой связи между противогрибковым действием антибиотиков олигомициновой группы и подавлением ими АТФ-синтазы. По-видимому, активность производных олигомицина в отношении грибов связана с подавлением ими каких-либо других процессов, возможно, в первую очередь, с действием на мембрану клеток.

3.2.2. Отбор противогрибковых антибиотиков и выявление взаимосвязи “структураактивность” в группе синтетических производных трисиндолилметана.

Соединения, имеющие в качестве основы фрагмент трифенилметана, нередко обладают противоопухолевой, антибактериальной или противогрибковой активностью [Palchaudhuri et al., 2008]. Большой интерес представляют также соединения, в которых трифенилметильный фрагмент заменен на индольные кольца, такие как антибиотики турбомицин А и В, ароматические группы которых связаны воедино центральным атомом углерода, имеющим одну незаполненную связь, что позволяет говорить об этих антибиотиках и их аналогах, как о триарильных катионах. Недавно турбомицин А и В были получены с помощью метагеномного подхода путем клонирования в E. coli генетического материала, содержавшегося в образцах почвы [Gillespie et al., 2002, Handelsman, 2004, Brady et al., 2009]. В НИИНА им. Г.Ф.Гаузе турбомицин и его производные получены путем химического синтеза, разработаны их водорастворимые соли [Lavrenov et al., 2010]. Необходимо было установить, обладают ли указанные соединения противогрибковым действием и провести отбор наиболее активных препаратов (табл.7).

Для 1k:

Табл.7. Противогрибковая активность солей X- = Cl- Производных трис(1-алкилиндол-3-ил)метилия в сравнении с турбомицином А (1а) и амф В.

№ МПК, мкг/мл.

соеди Название соединения Тест организм нения C. albicans C. humicolus A. niger F.oxysporum амф В 1 1 1 бриллиантовый зеленый 1 2 0,25 1a турбомицин А >16 >16 >16 >1b метильное производное 1а >16 >16 >16 >1c этильное производное 1а 4 >16 16 >1d пропильное производное 1а 1 2 2 1e бутильное производное 1а 1 2 1 1f пентильное производное 1а 1 1 1 1c гексильное производное 1а 2 2 2 1h бензильное производное 1а 2 4 2 1j децильное производное 1а >16 >16 >16 >диметиламинопропильное 1k >16 >16 >16 >производное 1а В экспериментах in vitro у солей трис(1-алкилиндол-3-ил)метилия - аналогов антибиотика турбомицина А, выявлено выраженное противогрибковое действие зависящее от длины алкильной цепи (сам турбомицин А неактивен) (табл.7).

Наиболее активные производные, длина алкильной цепи которых составила С4–С5, не уступают и даже превосходят (1f) по своей активности амф В. Они практически не уступают бриллиантовому зеленому, также взятому в качестве препарата сравнения, и являются перспективными соединениями для углубленного изучения in vivo. При изучении производных трисиндолилметана – аналогов антибиотика турбомицина А противогрибковая активность этой группы соединений была выявлена впервые.

В экспериментах с H. salinarum обнаружено, что ряд солей производных трис(1алкилиндол-3-ил)метилия обладают способностью к подавлению роста этой тесткультуры. Наиболее сильно рост H. salinarum подавляли соединения 1e и 1f (МПК мкг/мл). В отличие от ловастатина, подавление роста H. salinarum, вызванное солями трисиндолилметилия, не снималось, а в случае соединений 1e и 1f даже усиливалось в присутствии мевалоновой кислоты. Полученные результаты позволили выдвинуть предположение о наличии у этих веществ противоопухолевого действия.

Изучение действия производных трисиндолилметилия на различные линии опухолевых клеток, проведенное в РОНЦ им. Н.Н.Блохина РАМН РАН в лаборатории проф. В.М.Бухмана, выявило корреляцию, совпадающую с действием на грибные культуры, свидетельствующую об общности механизмов цитотоксичности указанных соединений для клеток про- и эукариот. В экспериментах на мышах показано противоопухолевое действие соединения 1f in vivo.

Таким образом, противоопухолевое действие солей трис(1-алкилиндол-3ил)метилия, предстказанное на основании результатов, полученных в бактериальном тесте H. salinarum, нашло свое подтверждение, а сам тест продемонстрировал свою пригодность к поиску противоопухолевых антибиотиков.

Заключение В настоящем исследовании проведен поиск биологически активных соединений среди микробных метаболитов, а также полусинтетических антибиотиков (полиены, олигомицины) и соединений, получаемых путем полного химического синтеза (аналоги антибиотика турбомицина).

Для повышения эффективности поисковых исследований предложены новые подходы, направленные на усовершенствование методов работы с микробными продуцентами и образуемыми ими микробными метаболитами, разработаны новые модели поиска ИБС, основанные на использовании микробных культур и линий клеток млекопитающих. Одна из предложенных моделей (H. salinarum) позволяет проводить также поиск противоопухолевых соединений, как среди микробных метаболитов, так и среди препаратов, получаемых химическим синтезом, что показано на примере трисиндолилметанов. Все оригинальные микробные модели разработаны в варианте микрометодов, что позволяет резко интенсифицировать проведение отбора новых препаратов.

В результате широкого поиска ИБС среди природных метаболитов показано, что отобранные ИБС отличаются большим разнообразием по химической структуре и механизму действия. Выявлены препараты, обладающие выраженным гиполипидемическим действием.

Среди микроорганизмов, способных синтезировать ИБС, до 38% штаммов образуют ингибиторы ранних этапов мевалонатного синтеза. Актиномицеты, обладающие такой способностью, прежде были не известны.

Отдельные препараты проявили значительную противогрибковую активность.

Наиболее высокой она оказалась у препарата 4883, отнесенного к группе антибиотика ирумамицина.

Изучение противогрибковых антибиотиков среди производных полиенов, олигомицинов, а также солей трисиндолилметилия – аналогов антибиотика турбомицина, позволило выявить закономерности “структура-активность”, и провести направленную химическую модификацию этих препаратов. В результате получены антибиотики, превосходящие по своей активности in vitro и in vivo амф В.

Проведенные исследования позволяют заключить, что в поисковой работе необходим комплексный подход, направленный на проведение анализа свойств микробных продуцентов, совершенствование методов выделения и идентификации образуемых ими вторичных метаболитов, одновременное изучение как химических, так и биологических свойств выделяемых соединений с целью выявления основных закономерностей их механизма действия и взаимосвязи “структура – активность”.

ВЫВОДЫ 1. Предложена новая современная методология поиска микробных метаболитов - ИБС, обладающих гиполипидемическим и противогрибковым действием, основанная на использовании оригинальных тест-моделей - микроорганизмов Acremonium fusidioides, Halobacterium salinarum и культур клеток - человеческих злокачественных лимфобластов MOLT-4 и гепатобластомы G2 с обязательным предварительным отбором на начальном этапе микробных метаболитов, обладающих противогрибковой активностью.

2. Разработаны и применены в поисковых исследованиях оригинальные методы работы с культурами продуцентов антибиотиков. Предложен новый подход к "активизации" микробных продуцентов на начальных этапах поиска путем получения, регенерации и УФ-облучения протопластов. Усовершенствованы методы выявления биологически активных микробных метаболитов в культуральной жидкости с применением микро- и ультрафильтрации, скоростного центрифугирования и лиофилизации.

3. На основе созданной схемы изыскания ИБС проведен широкий поиск антибиотиков, обладающих гиполипидемическим и противогрибковым действием, среди различных штаммов грибов и актиномицетов. Установлено, что способностью к образованию ИБС обладают не только несовершенные грибы, но и актиномицеты.

Выделены ингибиторы биосинтеза стеролов, принадлежащие к различным классам химических соединений. Изучен механизм действия препаратов, подавляющих как ранние (включая действие ГМГ-КоА редуктазы), так и поздние этапы биосинтеза стеролов.

4. Получены новые сведения о характере гиполипидемического действия антибиотиков аскофуранона и энниатина В. Показано комплексное воздействие аскофуранона на синтез и метаболизм липидов в культуре клеток гепатобластомы G2.

Аскофуранон подавляет одновременно синтез холестерина, эфиров холестерина, триглицеридов и фосфолипидов, снижает содержание свободных жирных кислот.

Гиполипидемический эффект энниатина В в большей степени связан с подавлением синтеза эфиров холестерина.

5. Выявлена высокая противогрибковая активность in vitro у антибиотика 48(группа ирумамицина), демонстрирующая перспективность его дальнейшего изучения как возможного лекарственного средства.

6. Проведен поиск соединений, обладающих противогрибковым действием, среди полусинтетических производных полиеновых антибиотиков, разработанных на основе генно-модифицированных аналогов нистатина, препаратов группы олигомицина и синтетических производных трисиндолилметана - аналогов антибиотика турбомицина. Для каждой группы антибиотиков выявлены закономерности “структура-активность”. Среди полиеновых антибиотиков обнаружены соединения, превосходящие по активности in vitro и in vivo амфотерицин В. Производное ДМАЭ-амид S44HP (2) и препарат его водорастворимой глутаматной соли (2G) отобраны для углубленного доклинического изучения.

7. В экспериментах in vitro у солей трис(1-алкилиндол-3-ил)метилия - аналогов антибиотика турбомицина А выявлено выраженное противогрибковое действие, которое зависит от длины алкильной цепи. Производные, длина алкильной цепи которых составляет С4–С5, превосходят по своей активности амфотерицин В и являются перспективными соединениями для углубленного изучения in vivo.

Список опубликованных работ.

1. Trenin A.S. Modern microbiological method in monitoring growth and secondary metabolism of microbial strains. // 7-th Intern. Congress on Rapid Methods and Automation in Microbiology and Immunology, 12-15 Sept.1993. - London – Great Britain, 1993. - Abstr.P.43.

2. Тренин А.С. Быстрые методы и автоматизация в микробиологии и иммунологии // Антибиотики и химиотерапия. – 1994. т.39. - №9-10. - с.59-62.

3. Trenin A.S., Tostykh I.V., Zenkova V.A., Terekhova L.P., Galatenko O.A. Actinomycetes as possible producers of inhibitors of cholesterol synthesis. // Theses of the 9-th International Symposium on the Biology of Actinomycetes, 10-15 July 1994. - Moscow, 1994. - P.171.

4. Trenin A.S. Automation of microbiological methods in screening of Actinomycetes producing biologically active substances. // Theses of the 9-th International Symposium on the Biology of Actinomycetes, 10-15 July 1994. -Moscow, 1994. - P.172.

5. Trenin A.S., Laiko A.V., Fedorova G.B. UV-irradiation and regeneration of protoplasts of Amycolatopsis orientalis subsp. eremomycini for increasing of eremomycin production. // Theses of the 9-th International Symposium on the Biology of Actinomycetes, 10-15 July 1994.

- Moscow, 1994. - P.193.

6. Trenin A.S. Microbial test system for screening of secondary metabolites inhibiting cholesterol biosynthesis. // International Conference on Microbial Secondary Metabolism, 5-8 Oct. 1994. - Interlaken, 1994. - Abstr. P.4.

7. Тренин А.С. Проблемы микробного вторичного метаболизма на международной конференции в г. Интерлакине (Швейцария) // Антибиотики и химиотерапия. – 1995.

т.40. - №3. - С.57-62.

8. Тренин А.С., Терехова Л.П., Толстых И.В., Зенкова В.А., Федорова Г.Б., Катруха Г.С., Косых В.А. Новый микробный продуцент антибиотика аскофуранона, обладающего гиполипидемическим действием. // Липопротеиды и атеросклероз: Тез. докл.

симпозиума. - С-Пб., 1995. - С.110.

9. Тренин А.С. Резистентность к гликопептидным антибиотикам // Антибиотики и химиотерапия. - 1996, т.41. - №5. - С.49-60.

10. Тренин А.С., Олсуфьева Е.А. Механизм резистентности к гликопептидным антибиотикам как основа создания новых производных, способных к преодолению резистентности // Биоорганическая химия. – 1997. т.23. - №11. - С.851-867.

11. Терехова Л.П., Тренин А.С., Озерская С.М., Руденская Ю.А., Максимова Т.С., Катруха Г.С., Толстых И.В., Зенкова В.А., Федорова Г.Б., Потапова Н.П., Косых В.А.

Образование аскофуранона культурой гриба Paecilomyces variotii Bainier 199 // Микробиология. – 1997. т.66. - №5. - С.611-615.

12. Катруха Г.С., Тренин А.С., Толстых И.В., Жухлистова Н.Е., Зенкова В.А., Куляева В.В.

Вторичные микробные метаболиты, обладающие гиполипидемическими свойствами:

выделение, структура и биологические свойства. // Тез. докл. 2-го съезда биохимического общества РАН, 19-23 мая 1997г., Москва. – М., 1997. - ч.2. - с.435-436.

13. Тренин А.С., Катруха Г.С. Антибиотики - ингибиторы биосинтеза холестерина // Хим.фарм. ж-л. – 1997. т.31. - №9. - с.5-16.

14. Тренин А.С. Вторичные метаболиты грибов - ингибиторы биосинтеза стеролов // Прикладная биохимия и микробиология. – 1998. т.34. - №2. - с.131-138.

15. Катруха Г.С., Толстых И.В., Жухлистова Н.Е., Зенкова В.А., Куляева В.В., Тренин А.С.

Потенциальные средства лечения и профилактики атеросклероза на основе вторичных микробных метаболитов. // Тез. докл. 1 Всероссийской конференции по проблемам атеросклероза, посвященной 100-летию со дня рождения А.Л.Мясникова, 8-9 июня 1999г., Москва. – М., 1999. - с.151-152.

16. Тренин А.С., Цвигун Е.А., Терехова Л.П., Толстых И.В., Зенкова В.А., Катруха Г.С.

Микробные модели в поиске ингибиторов биосинтеза атеросклероза. // Тез. докл. Всероссийской конференции по проблемам атеросклероза, посвященной 100-летию со дня рождения А.Л.Мясникова, 8-9 июня 1999г., Москва. – М., 1999. - с.167.

17. Леонтьева О.В., Тренин А.С., Бухман В.М., Дудник Ю.В. Цитотоксичность мевалоната, ловастатина и карминомицина в отношении человеческих злокачественных Тлимфобластов MOLT-4 in vitro // Антибиотики и химиотерапия. – 1999. т.44. - №2. - с.13-18.

18. Тренин А.С. Гиполипидемическое действие аскофуранона в культуре клеток гепатобластомы G2 // Антибиотики и химиотерапия. – 1999. т.44. - №9. - с.7-9.

19. Тренин А.С., Толстых И.В., Терехова Л.П., Зенкова В.А., Макарова М.О., Гладких Е.Г., Бычкова О.П., Катруха Г.С., Дудник Ю.В. Гиполипидемическое действие антибиотика 86/88 (энниатина В) в культуре клеток гепатобластомы G2 // Антибиотики и химиотерапия. – 2000. т.45. - №4 - с.6-9.

20. Тренин А.С., Федорова Г.Б., Лайко А.В., Дудник Ю.В. Увеличение продукции эремомицина в результате регенерации и УФ-облучения протопластов Amycolatopsis orientalis subsp. eremomycini // Антибиотики и химиотерапия. – 2001. т.46. - №3 - с.6-11.

21. Тренин А.С., Терехова Л.П., Толстых И.В., Зенкова В.А., Федорова Г.Б., Катруха Г.С.

Отбор микробных вторичных метаболитов - ингибиторов биосинтеза холестерина с помощью культуры клеток гепатобластомы G2 // Антибиотики и химиотерапия. – 2003.

т.48. - №1. - с.3-8.

22. Тренин А.С. Твердофазная система РНК-зависимой ДНК-полимеразы в поиске антибиотиков – потенциальных ингибиторов ВИЧ. // Биотехнология и современность:

Тез. докл. 6-го международного форума, 1-2 июня 2005, Санкт-Петербург. - С-Пб., 2005.

- с.39-40.

23. Тренин А.С., Дудник Ю.В. Твердофазная система РНК-зависимой ДНК-полимеразы в поиске антибиотиков – потенциальных ингибиторов ВИЧ // Антибиотики и химиотерапия. – 2005. т.50. - №10-11, с.4-12.

24. Терехова Л.П., Галатенко О.А., Тренин А.С., Толстых И.В., Зенкова В.А.,. Жухлистова Н.Е, Ольховатова О.Л., Малкина Н.Д., Бойкова Ю.В., Устинова Е.В., Катруха Г.С.

Выделение и изучение антибиотика ИНА-1132 (хлоротрицина), образуемого штаммом Streptomyces baarnensis // Антибиотики и химиотерапия. – 2008. т.53. - №7-8 - с.3-7.

25. Preobrazhenskaya M.N., Olsufyeva E.N., Solovieva S.E., Tevyashova A.N., Reznikova M.I., Luzikov Y.N.,. Terekhova L.P., Trenin A.S., Galatenko O.A., Treshalin I.D., Mirchink E.P., Bukhman V.M., Sletta H., Zotchev S.B. Chemical modification and biological evaluation of new semi-synthetic derivatives of 28, 29-didehydro nystatin A1 (S44HP), a genetically engineered anti-fungal polyene macrolide antibiotic // Journal of Medicinal Chemistry. – 2009.

v.52. – N.1. - P.189-196.

26. Тренин А.С., Зотчев С.Б., Олсуфьева Е.Н., Тевяшова А.Н., Соловьева С.Е., Принцевская С.С., Галатенко О.А., Преображенская М.Н. Новые противогрибковые антибиотики, полученные на основе химической модификации полиеновых макролидов: отбор и изучение взаимосвязи структура - активность. // Биотехнология:

состояние и перспективы развития: Тез. 5-го Московского международного Конгресса 16-20 марта 2009. – М., 2009. - ч.1. - с.86.

27. Принцевская С.С., Соловьева С.Е., Тевяшова А.Н., Тренин А.С., Олсуфьева Е.Н., Зотчев С.Б., Преображенская М.Н. Двойная химическая модификация генноинженерного полиенового макролида – попытка улучшения свойств противогрибкового препарата. // Биотехнология: состояние и перспективы развития: Тез. 5-го Московского международного Конгресса 16-20 марта 2009. – М., 2009. - ч.1. - с.191.

28. Тевяшова А.Н., Соловьева С.Е., Олсуфьева Е.Н., Тренин А.С., Галатенко О.А., Зотчев С.Б., Преображенская М.Н. Химическая модификация генно-инженерных полиеновых макролидов – новый путь получения более эффективных противогрибковых препаратов. // Биотехнология: состояние и перспективы развития: Тез. 5-го Московского международного Конгресса 16-20 марта 2009. – М., 2009. - ч.1. - с.211.

29. Тренин А.С., Зотчев С.Б., Олсуфьева Е.Н., Тевяшова А.Н., Соловьева С.Е., Принцевская С.С., Галатенко О.А., Преображенская М.Н. Создание новых противогрибковых препаратов на основе химической трансформации антибиотиков-макролидов, полученных генно-инженерной модификацией нистатина. // Иммунопатология, аллергология, инфектология. Межд. научно-практич. реценз. ж-л. Труды междисципл.

микол. форума, раздел: Перспективные антимикотики и фунгициды. – 2009. - №2. - с.155-156.

30. Тренин А.С., Соболева Н.Ю., Автономова А.В., Цвигун Е.А., Федорова Г.Б., Катруха Г.С., Исакова Е.Б., Бухман В.М., Краснопольская Л.М. Анализ антибиотических свойств штаммов Lentinus edodes: Выявление антимикробной, гиполипидемической и противоопухолевой активности. // Иммунопатология, аллергология, инфектология.

Межд. научно-практич. реценз. ж-л. Труды междисципл. микол. форума, раздел: Новые грибные биотехнологии в медицине и народном хозяйстве. – 2009. - №2. - с.216-217.

31. Preobrazhenskaya M.N., Olsufyeva E.N., Tevyashova A.N., Printsevskaya S.S., Solovieva S.E., Reznikova M.I., Trenin A.S., Galatenko O.A., Treshalin I.D., Pereverzeva E.R., Mirchink E.P., Zotchev S.B.. Synthesis and study of the antifungal activity of new mono- and di-substituted derivatives of a genetically engineered polyene antibiotic 28, 29-didehydro nystatin A1 (S44HP) // J. Antibiot (Tokyo). – 2010. V.63. – N.2 - P.55-64.

32. Тренин А.С., Лавренов С.Н., Преображенская М.Н. Фунгицидное действие новых производных трииндолилметана: роль n-алкильных заместителей в проявлении активности препаратов. Иммунопатология, аллергология, инфектология. Межд. научнопрактич. реценз. ж-л. Труды междисципл. микол. форума, раздел: Новые антимикотики и перспективные фунгициды – 2010. - №1. - с.229.

33. Тренин А.С., Цвигун Е.А., Соболева Н.Ю., Автономова А.В., Краснопольская Л.М.

Антимикробная и гиполипидемическая активность штаммов Lentinus edodes и Ganoderma lucidum. Иммунопатология, аллергология, инфектология. Межд. научнопрактич. реценз. ж-л. Труды междисципл. микол. форума, раздел: Грибные биотехнологии в медицине и промышленности. – 2010. - №1. - с.270.

34. Степанова Е.В., Штиль A.A., Лавренов С.Н., Бухман В.М., Иншаков А.Н., Мирчинк E.П., Тренин A.С., Галатенко О.А., Исакова E.Б., Глазунова В.А., Деженкова Л.Г., Соломко Э.Ш., Быков Е.Е., Преображенская М.Н.. Соли трис(1-алкилиндол-3ил)метилия – новый класс противоопухолевых соединений // Известия Академии наук.

Серия химическая. – 2010. - №12. - с.1-9.

35. Преображенская М.Н., Лавренов С.Н., Мирчинк Е.П., Тренин А.С. Замещенные в индольном ядре производные трииндолилметанов, способ их получения и их антибактериальная и противогрибковая активность // Патент РФ № 2388749 на изобретение от 10 мая 2010 г.

36. Кубанова А.А., Степанова Ж.В., Гуськова Т.А., Пушкина Т.В., Крылова Л.Ю., Шилова И.Б., Тренин А.С.. Методические указания по изучению противогрибковой активности фармакологических веществ. 2011. (в печати).




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.