WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Исхаков Олимджан Садыкович

ПАТОГЕНЕТИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ И ЛЕЧЕБНО-ДИАГНОСТИЧЕСКАЯ ТАКТИКА ПРИ ЧМТ У ДЕТЕЙ

14.00.28 нейрохирургия

  14.00.35 детская хирургия

А в т о р е ф е р а т

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Москва

2009 г.

Работа выполнена в Научно-исследовательском институте неотложной детской хирургии и травматологии Департамента здравоохранения

г. Москвы.

Научные консультанты: доктор медицинских наук,

  академик  РАМН РФ

  Потапов Александр Александрович;

  доктор медицинских наук,

профессор Рошаль Леонид Михайлович

Официальные оппоненты:

– доктор медицинских наук, профессор Горелышев Сергей Кириллович

– доктор медицинских наук, профессор Банин Анатолий Васильевич

– доктор медицинских наук, профессор Выборнов Дмитрий Юрьевич

Ведущая организация – Российский научно-исследовательский нейрохирургический институт имени профессора А.Л.Поленова Минсоцразвития РФ

Защита состоится 22 декабря 2009 г. в 13.00 ч. на заседании диссертационного совета Д. 001.025.01 в Научно-исследовательском институте  нейрохирургии им. Н.Н.Бурденко РАМН,  по адресу: 197009 г.Москва  ул. 4-я Тверская-Ямская 16/4. С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке института нейрохирургии им. Н.Н.Бурденко РАМН.

  Автореферат разослан  « ____ » ___________ 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор медицинских наук, профессор                                Лошаков В.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы

Встречаемость черепно-мозговой травмы (ЧМТ) во всем мире чрезвычайно высока. В  структуре ЧМТ значительный удельный вес занимает детский травматизм [Marion D. et al., 1999; Segui-Gomez M. et al., 2003; Keenan H. et al., 2003; Demetriades D. et al., 2004]. В Москве распространенность ЧМТ у детей достигает 4,1‰ [Артарян А.А. и др., 1991]. Исходы лечения в значительной степени зависят от своевременности и качества оказания медицинской помощи. При поступлении пострадавших с тяжелой ЧМТ первично в специализированные центры летальность удается снизить на 15 – 25% [Lansink K. et al., 2007].

В патогенезе травмы выделяют первичные и вторичные повреждения мозга экстра-  и интракраниального характера [Потапов А.А., 1990; Гайтур Е.И., 1999; Амчеславский В.Г. и др., 2006; Gennarelli T. et al., 1989, 1994;  Teasdale G., 1990, 1995;  Miller J., 1993; Reilly P. et al., 2005]. Понимание влияния механизма травмы на тяжесть этих  повреждений, адекватность оценки тяжести первичной травмы мозга и влияния вторичных повреждающих факторов на ее течение имеет большое значение для эффективности лечения ЧМТ.

Следует отметить, что большинство исследований по патогенезу и разработке методов лечения ЧМТ проводят у взрослых [Гайдар Б.В., 1990; Потапов А.А., 1990; Сарибекян А. С., 1992; Крылов В.В. и др., 1998, Гайтур Е.И., 1999; Зотов Ю. В. и др., 1999; Амчеславский В.Г., 2002; Кравчук А.Д., 2002]. Вопросы вторичного повреждения мозга экстра- и интракраниального характера у детей остаются малоизученными.

До настоящего времени нет разработанных стандартов лечения внутричерепных гематом (ВЧГ) у детей разного возраста. Уточнение показаний к  хирургическому и консервативному лечению ВЧГ у детей является актуальной задачей. 

В структуре всей ЧМТ легкая травма составляет, по данным разных авторов [Коновалов А.Н. и  др., 1991; Ахмедиев М.М., 1992; Банин А.В., 1993; Артарян А.А. и др., 1994; Meerhoff S. et al., 1997;  Murgio A. et al., 1999], от 56 до 90%. Это обусловливает ее экономическую, социальную и медицинскую актуальность. Компьютерная томография (КТ) при легкой ЧМТ  позволяет выявлять структурные повреждения головного мозга, уточнять диагноз и назначать правильное лечение [Коновалов  А.Н. и др., 1985; Smits M. et al., 2007; Stiell I. et al., 2001; Thirupathy S. et al., 2004; Wang M. et al., 2000].  Ряд авторов [Livingston D. et al., 2000; Smits M. et al., 2007] рекомендуют использование КТ в протоколе исследования больных с легкой ЧМТ для решения вопроса о ранней выписке из стационара.  Однако четких  критериев для назначения  КТ детям с легкой ЧМТ до сих пор нет. 

В отечественной литературе мало работ, посвященных мониторингу внутричерепного (ВЧД) и церебрального перфузионного (ЦПД) давления у детей с тяжелой ЧМТ. Учет особенностей механизмов, патогенеза травмы, своевременная диагностика и предупреждение развития первичных и вторичных внутри- и внечерепных повреждающих факторов, а также адекватные методы реабилитации могут позволить значительно улучшить качество жизни детей,  перенесших ЧМТ.

Цель - изучить патогенетические механизмы и оптимизировать лечебно-диагностическую тактику при изолированной и сочетанной черепно-мозговой травме у детей в возрасте от 2 до 15 лет.

Задачи:

  1. Изучить взаимосвязь механизма травмы с видами повреждения  головного мозга, а также исходами травмы у детей разных возрастных групп.
  2. Исследовать клинические проявления и компьютерно-томографические корреляции у детей при черепно-мозговой травме разной степени тяжести.
  3. Оценить влияние вторичных интра- и экстракраниальных факторов повреждения мозга на течение и исходы черепно-мозговой травмы и уточнить их прогностическое значение у пострадавших детей разного возраста.
  4. Изучить динамику показателей внутричерепного и церебрального перфузионного давлений у детей с тяжелой черепно-мозговой травмой  и на основании этого разработать показания к мониторингу внутричерепного давления и основные критерии прогноза течения черепно-мозговой травмы.
  5. Уточнить показания к хирургическому или консервативному лечению внутричерепных гематом у детей с учетом клиники, данных компьютерной томографии и возраста.

Научная новизна исследования

На основании анализа механизмов ЧМТ, анамнеза, клинико-компьютерно-томографических сопоставлений у пострадавших детей в возрасте 2 – 15 лет определена взаимосвязь механизма травмы с видом, типом, характером, тяжестью и клинической формой ЧМТ, получены новые данные о встречаемости и структуре  изолированной и сочетанной ЧМТ у детей разного возраста в Москве. Определены показания к КТ-исследованию при ЧМТ у детей в возрасте 2 – 15 лет.

На основании анализа большого числа  факторов, влияющих на течение изолированной и сочетанной ЧМТ у детей, выявлено, что ни один из них не является абсолютным для прогноза  ее исхода. Только учет совокупного влияния механизма травмы, множества первичных и вторичных интра- и экстракраниальных патогенетических факторов, возрастных анатомо-физиологических особенностей и преморбидного фона пострадавших позволяет правильно диагностировать тяжесть и характер повреждения, проводить патогенетически обоснованное лечение и достоверно прогнозировать течение и исход травмы.

Определены критические, пороговые значения ВЧД и ЦПД в разных возрастных группах, имеющие достоверное прогностическое значение, разработаны показания к инвазивному мониторингу ВЧД у детей.

Установлены критические объемы ВЧГ, которые требуют или могут не требовать хирургического вмешательства в зависимости от сохранности компенсаторных механизмов. Выявлено, что при наличии ВЧГ супратенторильной локализации, не превышающей 25% от должного (соответственно возрасту) объема ликвора, при отсутствии дополнительных очаговых повреждений и выраженного отека мозга компенсаторные  возможности краниоцеребральной системы остаются сохранными.

Практическая значимость исследования

Определены критерии прогностической значимости патологии, выявляемой при  КТ-исследовании, и уточнены  показания к нейровизуализации у детей с ЧМТ, поступающих в ясном сознании или умеренном оглушении.

Дети с отягощенным неврологическим фоном достоверно чаще подвержены повторным травмам. Резидуальный неврологический фон может заметно изменять клинику и течение легкой ЧМТ у детей, а также обусловливать развитие неврологических симптомов, схожих с признаками ЧМТ, даже при незначительной травме головы.

Тяжелая ЧМТ в сочетании с повреждением грудной клетки, а также костей таза и конечностей у детей возникает чаще в результате наезда автомобиля (63 и 74% соответственно). Наиболее часто (77%) тяжелые диффузные аксональные повреждения в сочетании с повреждениями лицевого скелета отмечаются у детей, находившихся  в момент  ДТП в автомобиле.

Наличие тяжелых повреждений грудной клетки и множественных

повреждений в сочетании с тяжелой ЧМТ увеличивает количество неблагоприятных исходов до 50%. Сочетание гипоксии и артериальной гипотонии при тяжелой ЧМТ у детей увеличивает вероятность летальных исходов на 20%. Стойкая и нарастающая гиперосмия, гипернатриемия свидетельствуют о  срыве компенсаторных возможностей и сопровождаются высокой летальностью. У большинства детей на фоне тяжелой ЧМТ развиваются признаки синдрома системного воспалительного ответа.

Разработаны алгоритмы хирургического и консервативного лечения ВЧГ и очаговых ушибов мозга с учетом возраста детей, степени нарушения сознания, динамики неврологической симптоматики, изменений внутричерепных объемных соотношений (по данным КТ), смещений, деформаций мозга. Определены показания к проведению декомпрессионной трепанации черепа с пластикой твердой мозговой оболочки при внутричерепной гипертензии, обусловленной наличием травматических внутричерепных очагов с масс-эффектом, отеком и дислокацией мозга.

Выявлены клинические и КТ-признаки, являющиеся риск-факторами развития внутричерепной гипертензии у детей с ЧМТ.  Гипоксия, снижение уровня сознания по ШКГ ниже 7 баллов, очаги ушиба мозга и ВЧГ, вызывающие масс-эффект, а также смещение срединных структур мозга более 4 мм в значительной степени увеличивают риск развития внутричерепной гипертензии. Переломы черепа в сочетании с ликвореей являются факторами, компенсирующими выраженность внутричерепной гипертензии.

Выработаны и используются в практической работе показания к мониторингу внутричерепного и церебрального перфузионного давления, а также основные пути коррекции из критических изменений. Определены прогностические критерии развития грубой  внутричерепной гипертензии и предложены основные пути ее коррекции.

Основные положения, выносимые на защиту

  1. Механизм травмы определяет тяжесть, тип повреждения, вид и характер ЧМТ. В 2/3 случаев причинами  легкой и изолированной ЧМТ у детей в возрасте  2 – 15 лет являются падение с высоты роста и удары по голове. Основной причиной тяжелой ЧМТ является ДТП, составляющая 71% среди всех госпитализированных детей в коме и 87% среди детей в коме с сочетанными повреждениями. В целом ДТП как причина  ЧМТ у детей в мегаполисе составляет 11%.
  2. Среди детей, поступающих в ясном сознании или умеренном оглушении, наиболее значимыми предпосылками к обнаружению острой травматической патологии  при КТ-исследовании являются: оценка по  ШКГ 13 – 14 баллов в первые часы после травмы, очаговая неврологическая симптоматика, многократная рвота и переломы черепа.  При сочетании этих признаков повреждения мозга по данным КТ выявляются в 90% случаев, а при их отсутствии - в 4%. Наличие перелома черепа является риск-фактором развития ВЧГ. У детей в коме при наличии перелома черепа ВЧГ  встречаются в 46% случаев, а при отсутствии переломов – в 25%.
  3. Наличие резидуально-органического неврологического фона с признаками поражения ЦНС, особенно у детей дошкольного и младшего школьного возраста, может заметно изменять клинику и течение легкой ЧМТ, а также обусловливать неврологические симптомы, схожие с признаками ЧМТ, даже при незначительной травме головы. ЧМТ на отягощенном неврологическом фоне чаще сопровождается отсроченной от времени травмы симптоматикой, которая регрессирует длительнее, чем у детей без преморбидного фона. 
  4. У большинства детей с нарушением сознания до комы отмечаются открытая и сочетанная ЧМТ. Диффузные повреждения мозга наблюдаются чаще при сочетанной, чем при изолированной ЧМТ, а ВЧГ – чаще у детей с изолированной, чем с сочетанной травмой. Динамические компьютерно-томографические и магнитно-резонансные  исследования в остром периоде травмы позволяют выявлять отсроченные морфологические изменения в ткани мозга. При благоприятном течении тяжелых диффузных повреждений мозга у детей с хорошим восстановлением психической деятельности на КТ к 10 – 15 сут возникает расширение субарахноидальных пространств и желудочков мозга, через 2 – 4 нед появляются субдуральные скопления ликвора. Спустя 2 – 3 мес скопления ликвора уменьшаются или исчезают. У детей с неблагоприятным течением и низким уровнем восстановления психической деятельности, стойкими двигательными нарушениями скопления ликвора в субдуральных пространствах и вентрикуломегалия чаще остаются в прежнем объеме или увеличиваются.
  5. Течение ЧМТ и ее исходы связаны как с тяжестью первичного повреждения мозга и сопутствующих повреждений, так и с развитием вторичных повреждающих факторов. Наличие при тяжелой ЧМТ тяжелых повреждений грудной клетки и множественных повреждений увеличивает число неблагоприятных исходов до 50%. Сочетание гипоксии и гипотонии при тяжелой ЧМТ у детей увеличивает вероятность летальных исходов на 20%. Стойкая и нарастающая гиперосмия, гипернатриемия свидетельствуют о  срыве компенсаторных возможностей и сопровождаются высокой летальностью. У большинства детей на фоне тяжелой ЧМТ развиваются признаки синдрома системного воспалительного ответа.
  6. Показаниями для инвазивного мониторинга ВЧД является: кома  с уровнем 6 и менее баллов по ШКГ, либо умеренная кома-сопор  (7 – 10  баллов по ШКГ)  при наличии одного или нескольких отягощающих факторов – внутричерепной гематомы или очагового ушиба, создающих масс-эффект, смещения срединных структур мозга на 4 и более мм, диффузного отека мозга со сдавлением базальных цистерн.
  7. Лечение внутричерепной гипертензии, развивающейся на фоне вторичных экстракраниальных  факторов, необходимо начинать с устранения причины ее развития. Использование агрессивных методов лечения внутричерепной гипертензии без учета ее патогенеза неэффективно и может  ухудшить течение заболевания. В лечении необходимо принимать во внимание величину не только ВЧД, но и ЦПД с учетом возраста ребенка.
  8. У детей в возрасте от 2 до 15 лет ВЧГ, не превышающие 25% от должного (соответственно возрасту) объема ликвора, при отсутствии других факторов сдавления мозга не требуют хирургического лечения. Смещение срединных структур мозга более 4 мм, сдавление базальных цистерн, нарастающее угнетение сознания, развитие дислокационной симптоматики и анизокория при наличии ВЧГ являются показаниями для их удаления.
  9. Исходы лечения детей с ЧМТ зависят как от тяжести поражения мозга в результате первичной травмы и воздействия вторичных повреждающих факторов, так и от возможности  создания наиболее оптимальных условий для восстановления поврежденного головного мозга.

Внедрение результатов в практику

В процессе выполнения данной работы были внедрены в повседневную  практику и постоянно используются в НИИ Неотложной детской хирургии и травматологии г.Москвы: методика дифференциальной диагностики и лечения детей с  легкой ЧМТ на фоне резидуальной энцефалопатии; мониторинг и оценка ВЧД и ЦПД (в повседневной практике лечения тяжелой ЧМТ, а также при транспортировке детей с тяжелой ЧМТ из других медицинских учреждений); показания для хирургического и консервативного лечения внутричерепных гематом; алгоритмы лечения и реабилитации детей с тяжелой ЧМТ и длительным нарушением сознания в остром, промежуточном и отдаленном периодах травмы; показания для КТ-исследований детям с ЧМТ, поступающих в ясном сознании или умеренном оглушении.

Апробация работы и публикации

Основные положения диссертации доложены на ХХ и ХХI научно- практических конференциях детских ортопедов-травматологов г. Москвы в 1996 г., на Международном круиз-симпозиуме по нейротравме «Moscow-Volga River в 1997 г., Втором, Третьем и Четвертом Съездах нейрохирургов России в 1998, 2002, 2006 гг.  На шестом конгрессе педиатров в 2000г., Обществе нейрохирургов и невропатологов республики Татарстан в Казани в 2001 г., Симпозиуме детских хирургов в 2001 г. в Самаре, Российском конгрессе «Педиатрическая анестезиология, реаниматология и интенсивная терапия» в 2001 г., на форуме «Скорая помощь» в 2001 и 2005 г., Всероссийских конференциях по детской нейрохирургии в 2003 и 2007 гг., Всеармянском международном хирургическом конгрессе в г. Ереван в 2003 г.; Форумах «Неотложная медицина в мегаполисе» в 2004 и 2006 гг. в Москве;  На Х съезде педиатров России в 2005 г.; На Х конгрессе педиатров России в 2006г; На IV конгрессе  педиатров в 2005 г. ; на симпозиумах «Новые технологии в нейрохирургии» в 2004 и 2006 гг.; в  Москве; на форуме "Медицина в мегаполисе" в Москве в 2004 г.; на научно-практической конференции НЦЗД "Фармакотерапия в педиатрии" в Москве в 2005 г., Втором Международном Форуме "Неотложная Медицина в Мегаполисе», Москва, 2006 г.; на Х конгрессе педиатров России «Актуальные проблемы педиатрии» в Москве в 2006 г.

Материалы диссертации были доложены на Всероссийской конференции «Высокие технологии в медицине» в Москве в 2006 г., во Франции на объединенном заседании Французского и Российского обществ нейрохирургов в г. Каен в 2006 г.; в Нидерландах на симпозиуме по нейротравме в г. Роттердам в 2006 г.; 2-й городской научно-практической конференции "Хирургия повреждений черепа и мозга" в Москве в 2006 г.; Всероссийской научно-практической конференции "Высокие медицинские технологии в Москве в 2006 г.; конференции "Поленовские чтения" в Санкт-Петербурге в 2007 г.; на Европейском конгрессе нейрохирургических обществ в г. Глазго в 2007 г.;  6-й ассамблее "Здоровье столицы – 2007"; XI конгрессе педиатров России "Актуальные вопросы оказания неотложной помощи детям с нейрохирургической патологией", 9-м ежегодном научном форуме «Мать и Дитя» в 2007 г.; на  обществе Детских хирургов в Москве в 2008 г.; на республиканской научно-практической конференции детских хирургов в г. Витебск в Белоруссии в 2008 г.;  на VII Российском конгрессе «Современные технологии в педиатрии и детской хирургии» в 2008 г.; на Всемирном конгрессе нейрохирургических обществ в г. Бостон, США, 2009г.

Структура и объем диссертации

Диссертация изложена на 348 страницах машинописного текста, состоит из оглавления, введения, 9 глав, заключения, выводов и списка использованной литературы. Указатель литературы включает 493 названия работ, в том числе 133 отечественных и 360 иностранных авторов. Работа иллюстрирована 105 рисунками и 98 таблицами.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материал и методы исследования

Работа основана на данных обследования 3275 детей, которые были госпитализированы в ДГКБ №20 (с 2004 г. – НИИ НДХиТ г. Москвы) за период с 1994  по 2007 г.

Общая характеристика клинических наблюдений

Для изучения структуры и особенностей механизмов ЧМТ среди детского населения в крупном мегаполисе, каковым является Москва, нами были обследованы 1400 детей в возрасте 2–15 лет, которые поступили в ДГКБ №20 последовательно в течение 2002 г. Была изучена встречаемость изолированной и сочетанной ЧМТ, а также взаимосвязь механизмов травмы с возрастом детей, характером, видом и тяжестью повреждения мозга. Детей с ЧМТ  анализировали по типу травмы (изолированная и  сочетанная), характеру ЧМТ – закрытая и открытая (проникающая и непроникающая) и виду повреждения – диффузное и очаговое. По тяжести ЧМТ была разделена на легкую, среднетяжелую и тяжелую.

Клинико-компьютерно-томографические корелляции изучали у 1008 детей с ЧМТ различной степени тяжести. Из них состояние  590 детей в первые часы после травмы соответствовало оценке 13 – 15 баллов  по ШКГ, 165 – 9 – 12 баллам и 253 –  3 – 8 баллам. Для анализа использовали банк данных, составленный в программе Microsoft® Excel™ (1998) на основе элементов формализованной истории болезни пациентов с ЧМТ. У 1124 больных с ЧМТ, госпитализированных в нашу клинику в течение года (1996 – 1997 гг.) изучена встречаемость преморбидных неврологических нарушений и у 142 из них с легкой ЧМТ изучено влияние резидуального неврологического фона на клинические проявления и течение ЧМТ. Для оценки влияния вторичных экстракраниальных повреждающих факторов на течение и исходы травмы у 418 детей с ЧМТ средней (165) и тяжелой (253) степени тяжести  (3 – 12 баллов по ШКГ) при поступлении в клинику и в динамике анализировали состояние дыхания, системной гемодинамики, параметры  осмотического,  водно-электролитного, кислотно-основного гомеостаза, углеводного обмена. Оценивали встречаемость и выраженность системного воспалительного ответа. Проведен анализ клинического течения, диагностики и лечения 152 детей с внутричерепными гематомами.

Методы исследований

Тяжесть ЧМТ оценивали по классификации ЧМТ А.Н.Коновалова и соавт. (1985, 1998) с изменениями и дополнениями, рекомендованными для детей [Банин А.В., 1993; Артарян А.А. и др., 1998], а также по ШКГ [Teasddale G., Jennett B., 1974]. 

Для КТ-характеристики ЧМТ использовали классификацию очаговых ушибов головного мозга В.А.Кузьменко (1984). При сравнении результатов собственных исследований с данными зарубежных авторов  использовали  КТ-классификацию L. Marshall и соавт. (1992).

Для выявления возможных признаков, указывающих на вероятность обнаружения патологических травматических изменений на КТ, у 590 детей в возрасте от 1 года до 15 лет с уровнем сознания при поступлении, соответствовавшим  13 – 15 баллам по ШКГ, был проведен статистический анализ. Анализировали следующие показатели: возраст, механизм травмы, факт потери сознания и/или нарушения сознания в анамнезе, наличие эпилептических приступов после травмы, глубину нарушения сознания по ШКГ при поступлении, выраженность общемозговой симптоматики (головная боль, рвота) и очагового неврологического дефицита, наличие ран и ушибов мягких покровов черепа, наличие переломов черепа на рентгенограммах. Всем  пострадавшим проводили рентгенографию черепа в переднезадней и боковой проекции и КТ.

Для исследования ВЧД использовали датчики измерения ВЧД фирмы «Codman», а также мониторы фирмы «Codman»  и «Hewlett Packard». В 48 случаях датчики устанавливали в паренхиме мозга, а еще в 6 –  внутри желудочков мозга. ЦПД рассчитывали по формуле: ЦПД = САД – ВЧД, где САД – среднее артериальное давление. Длительность мониторинга составляла  от 1 до 15 дней в зависимости от наличия признаков внутричерепной гипертензии или продолжительности жизни пострадавшего.

Исходы травмы оценивали через 6 мес после травмы. Для оценки исходов использовали Шкалу исходов Глазго (ШИГ). 

Методы статистической обработки результатов

Для статистического анализа использовали программу Statistica StatSoft c оценкой критерия 2 и t-критерия Стьюдента. Для построения прогностических моделей использовали регрессионный анализ и пакет PolyAnalyst 5.0 производства компании «Megaputer Intelligence».  Влияние различных исследуемых параметров на ВЧД анализировали с помощью метода оценки соотношения шансов odds ratio [Hatchon D., Bolstad W., 2004].

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Для изучения взаимосвязи механизма травмы с видами и тяжестью  повреждения мозга, а также исходами травмы у детей разного возраста была рассмотрена  группа из  1400 детей, поступивших в 2002 г. Распределение больных по возрасту и полу представлено в табл. 1.

Т а б л и ц а  1

Распределение больных по возрасту и полу

Пол

Возраст, годы

Всего

1 – 3

4 – 6

7 – 11

12 – 15

Мальчики

44 (4,9)

85 (9,4)

380 (41,9)*

397 (43,8)*

906 (100)

Девочки

34 (6,9)

77 (15,6)

189 (38,3)*

194 (39,2)*

494 (100)

В с е г о …

78 (5,7)

162 (11,4)

569 (40,7)*

591 (42,2)*

1400(100)

П р и м е ч а н и е. В скобках указан процент. *p<0,001.

Как видно из табл. 1,  среди пострадавших преобладали мальчики – 906 (64,7%), девочек было 494 (35,3%). Большинство составили дети 7 – 15 лет.

В возрастных группах  старше 7 лет отмечается нарастание частоты травмы как у  девочек, так и у мальчиков (p<0,001). Пик травматизма у мальчиков приходится на возраст 12 – 13 лет,  у девочек – на 13 – 14 лет (рис. 1). 

Соотношение мальчики/девочки в возрасте 12 лет составляет 3:1, а в дошкольном возрасте –  1,2:1.  Уменьшение количества поступающих детей в возрасте 15 лет и старше обусловлено, возможно, тем, что часть пострадавших в этом возрасте попадают во взрослые стационары.

Рис. 1. Распределение детей с ЧМТ, поступивших в 2002 г., по возрасту и полу.

У пострадавших с легкой ЧМТ, куда вошли дети с сотрясением головного мозга, в биомеханике травмы доминирует падение с высоты роста, чаще (62%)  в возрасте 2 – 3 года и реже (39%) в возрасте 12 – 15 лет; удары по голове и избиения чаще (30%)  встречаются у старших детей 12 – 15 лет и реже (3%) – у детей раннего возраста. В биомеханике среднетяжелой травмы у детей раннего возраста преобладает падение с небольшой высоты (40%), а у детей 4 – 6 лет – падение с большой высоты (38%). Во всех возрастных группах ДТП являются доминирующей причиной тяжелой (71%) и сочетанной (87%) ЧМТ.

Дети  раннего (2 – 3 года) возраста чаще получают тяжелую травму, находясь внутри автомобиля (56%), а школьники – при наезде автотранспорта (60%). При сочетанной ЧМТ любой степени тяжести доминировали повреждения конечностей и таза. Множественные и тяжелые повреждения значительно чаще наблюдали при тяжелой ЧМТ, а черепно-лицевые и нетяжелые сочетанные повреждения – при легкой ЧМТ.

Частота переломов костей свода и основания черепа напрямую зависела от тяжести ЧМТ и достоверно отличалась в группах с различной тяжестью травмы. При легкой ЧМТ частота переломов свода черепа составляла 1%, а при среднетяжелой и тяжелой  ЧМТ –  58  и 68% соответственно. Переломы основания черепа при травме средней тяжести наблюдались в 24% наблюдений, а при тяжелой травме – в 67%. При нарастании тяжести ЧМТ отмечается увеличение частоты открытой проникающей травмы (табл. 2).

Т а б л и ц а  2

Тип и характер травмы в зависимости от тяжести ЧМТ

Тип и характер ЧМТ

Легкая ЧМТ (n=1238)

Среднетяжелая ЧМТ (n=134)

Тяжелая ЧМТ (n=28)

Изолированная

1164 (94)*

94 (70)*

11 (39)

Сочетанная

74 (6)

40 (30)

17 (61)*

Закрытая

1127 (91)*

76 (57)

11 (39)

Открытая

111 (9)

58 (43)

17 (61)*

П р и м е ч а н и е. В скобках указан процент. * - достоверность различий в группах между изолированной/сочетанной и закрытой/открытой ЧМТ, р< 0,05.

При легкой ЧМТ частота открытой травмы составляла 9%, при ЧМТ средней степени тяжести – 43% , а  при тяжелой ЧМТ –  61%. Большинство (73%) сочетанных повреждений было получено в результате ДТП, в 18% случаев –  в результате падения с большой высоты. В нашем  исследовании выявлена взаимосвязь между механизмом травмы и характером сочетанных повреждений. У больных с  тяжелой ЧМТ при наезде автомобиля достоверно чаще отмечались повреждения нижних конечностей и таза, а также повреждения грудной клетки (r=0,27 и 0,13 соответственно, p<0,05). Сочетание  тяжелой ЧМТ с травмой  лицевого скелета чаще отмечалось при ДТП, если ребенок во время травмы находился в автомобиле (r=0,16, p<0,05).

Летальность при сочетанной ЧМТ средней и тяжелой степени была выше, чем при такой же по тяжести, но изолированной ЧМТ – 9,2 и 2,6% соответственно. Однако среди детей, которые находились в коме более суток, это различие недостоверно (16 и 13% соответственно).

Клинико-компьютерно-томографические сопоставления

На основании данных клинических и КТ-исследований 1008 детей с ЧМТ и разной оценкой по ШКГ при поступлении были изучены характер и виды повреждения мозга. Среди 590 детей с оценкой по ШКГ 13 – 15 баллов травматические изменения на КТ наблюдались  у 48% больных,  среди детей с оценкой по ШКГ 9 – 12 баллов – в 74% случаев, а среди детей в коме – у всех пострадавших. Доля нетравматических изменений головного мозга (умеренная вентрикуломегалия, расширение субарахноидальных конвекситальных и базальных пространств, арахноидальные кисты и пр.) среди детей с оценкой по ШКГ 13 – 15 баллов достигала 16%. При оценке преимущественного вида повреждения головного мозга по данным КТ и клиническому течению ЧМТ выявлено, что преимущественно диффузные повреждения были у 577 больных, преимущественно очаговые – у 279 и ВЧГ, выделенные в отдельную группу, выявлены у 152 больных.

Преимущественно диффузные повреждения выявлены у 68% детей с оценкой по ШКГ 13 – 15 баллов, у 42% детей с оценкой по  ШКГ 9 – 12 баллов и у 41% детей с первичным нарушением сознания до комы. Наиболее тяжелые диффузные повреждения дети, поступавшие с оценкой  по ШКГ 3 – 4  и 5 – 8 баллов, получали в результате ДТП (в 96 и 80% случаев соответственно), а легкие диффузные повреждения чаще (53%) получали при падении с высоты роста и ударе головой.

Очаговые повреждения мозга среди детей в коме развивались в результате ударов головой о детали автомашины внутри салона (32%) или ударах головы о землю, об автомобиль снаружи (43%). У детей с неглубоким нарушением сознания очаговые повреждения чаще отмечались при ударах по голове (28%). Основными механизмами травмы у 96 детей с ВЧГ, поступивших в коме, были наезд автотранспорта и травма в результате столкновения автомашины с препятствием – 67 (72%) больных. Среди 56 детей, поступивших в глубоком или умеренном оглушении, 15 (27%) получили травму в результате ДТП,  17 (31%) – в результате падения с большой высоты и 13 (24%) – при ударе по голове.

Переломы свода черепа у больных с диффузными повреждениями мозга наблюдались в 2 раза реже (в 44% случаев), чем при наличии очаговых повреждений и  ВЧГ– 84  и 90% соответственно. Переломы основания черепа значительно чаще отмечали  у больных в коме.

Таким образом,  глубина нарушения сознания в значительной степени определяется травмой основания черепа, при которой чаще наблюдаются повреждения стволовых и базальных структур мозга. У 16% детей с переломами свода черепа были выявлены ВЧГ, требующие хирургического лечения. В связи с этим  наличие перелома свода черепа должно являться  прямым показанием к выполнению срочной КТ головы. Как показали данные анализа, у детей разного возраста структура механизмов ЧМТ заметно отличается. В возрасте 1 – 3 лет преобладала травма в результате падения  с высоты роста и большой высоты (38%). Травма, полученная во время нахождения ребенка в салоне автомобиля, встречалась в 25% случаев, что достоверно чаще, чем в других возрастных группах. Дети раннего и дошкольного возраста чаще получали травму  в результате падения с высоты собственного роста и с большой высоты (32%). Дети старшего и младшего школьного возраста чаще, чем дети раннего и дошкольного возраста, получали травмы в результате наезда автомобиля (31% против 5%). Число травм, полученных в результате ударов по голове и избиения, увеличивалось с увеличением возраста детей: до 3 лет – 4%, 4 – 6 лет – 11%, 7 –11 лет – 15%, 12 – 15 лет – 22%. Чаще всего неблагоприятные исходы отмечали у детей после травмы, полученной в результате ДТП. Летальность и число неблагоприятных исходов у этих детей  составили 7 и 21% соответственно. Среди детей, которые получили травму в результате падения с высоты роста или удара по голове, число неблагоприятных исходов составило 0,6%, а летальность – 0,2%. При падении с высоты роста и при ударе по голове процент хороших исходов составил 89, а при ДТП только 40. При отсутствии КТ-изменений хороший исход наблюдался в 87% случаев, а летальность составила 1%. При наличии признаков генерализованного отека мозга с выраженным сдавлением базальных цистерн и желудочков мозга и боковым смещением срединных структур мозга летальность достигала 50%.

Частота и характер патологических травматических изменений на КТ у детей, поступивших в ясном сознании и умеренном оглушении (13-15 баллов по ШКГ)

Из 590 пострадавших две трети (68,9%) составили мальчики. Наиболее часто легкую ЧМТ получали дети в возрасте 14 лет. Средний возраст составил 9,7±3,4 года. Большинство пострадавших поступили в первые часы после травмы:  в первые 3 ч после травмы поступило 54% детей, а в первые 12 ч - 73%. С нарушением сознания до 13 баллов по ШКГ поступили 117 (19,8%) детей, до 14 баллов – 226 (38,3%), а в ясном сознании (15 баллов) – 247 (41,9%) детей.

Изучение механизма травмы выявило, что  ДТП являлись причиной ЧМТ в 20,6% случаев и чаще сопровождались более глубоким нарушением сознания. При нарушении сознания до 13 баллов по ШКГ 37,8% детей получили травму при ДТП, а среди детей,  поступивших в ясном сознании (15 баллов по ШКГ) – 8,3%. Наиболее часто (45,2%) причиной легкой ЧМТ было падение с высоты роста и удары головой. При анализе зависимости тяжести ЧМТ от механизма травмы выявлено, что при ДТП и падении с высоты более 2 м позитивная КТ-картина (наличие  острой посттравматической  патологии головного мозга и костей черепа)  выявлялась в 21% случаев, а при падении с высоты роста и ударе головой – в 12% (р<0,01). Потеря сознания в результате ЧМТ отмечалась у 72% пострадавших. Хроническая патология (кисты, гидроцефалия, атрофия и пр.) выявлена у 110 (18,5%) детей. На КТ у 220 (37,2%) детей были выявлены признаки повреждения черепа и головного мозга. Патологические изменения на КТ  чаще отмечали у детей с сочетанной, чем с изолированной ЧМТ. Это различие не было статистически достоверным и, связано с преобладанием более тяжелого механизма травмы при сочетанной ЧМТ. В этой группе было больше детей с нарушением сознания. На рентгенограммах переломы черепа выявлены у 162  (27,5%) детей.

Особенности клиники и течения легкой ЧМТ

на осложненном неврологическом фоне

На основании анализа анамнестических данных детей, поступивших в течение года, мы  пришли к выводу о том, что 69% детей, поступивших в стационар с легкой ЧМТ, имеют преморбидные неврологические нарушения различной степени выраженности. Причина поступления в стационар детей с травмой головы на фоне резидуальной энцефалопатии  чаще была обусловлена не столько тяжестью травмы, сколько развивающимися на фоне даже незначительных ушибов головы  рассеянной и даже очаговой симптоматики вследствие снижения компенсаторных возможностей нервной системы и, вероятно, повышенного аутоиммунного ответа на травму.

Динамика неврологических симптомов и катамнез оценены у 142 детей, из них  94 ребенка были  с сотрясением головного мозга  на фоне резидуальной энцефалопатии и 48 – без признаков резидуальной энцефалопатии. Встречаемость неврологических симптомов у больных с сотрясением головного мозга на резидуальном фоне и без него представлена на рис. 2 и 3.

Рис.2. Динамика регресса неврологических симптомов  у детей с сотрясением головного мозга на фоне резидуальной энцефалопатии (n=94).

Нами было отмечено значительное удлинение периода стабилизации неврологических нарушений, а зачастую, развитие выраженных проявлений травматической болезни головного мозга у детей с сотрясением головного мозга на фоне резидуальной энцефалопатии по сравнению с детьми с неотягощенным неврологическим фоном.

Рис. 3 Динамика регресса неврологических симптомов у детей  с сотрясением головного мозга  без резидуальной энцефалопатии (n=48).

Частота и характер патологических травматических изменений на КТ у детей, поступивших в глубоком оглушении и сопоре (9 12 баллов по ШКГ)

С 1995 по 2004 г. обследованы 165 детей, поступивших с нарушением сознания до 9 – 12 баллов по ШКГ, которым проводили КТ- исследование. Из них было 117 (70,6%) мальчиков и 49 (29,4%) девочек.  Средний возраст составил 9,5±3,1 года. Большинство (56%) детей были в возрасте 7 – 11 лет.

Открытые черепно-мозговые повреждения отмечали у 50 (30%) детей, у 29 (18%) детей со среднетяжелой ЧМТ были проникающие ранения с ликвореей. Среди них  9 (5%)  детей с переломами свода и  20 (13%) – с переломами свода и/или основания черепа.  Ликворея чаще отмечалась у детей с сочетанными повреждениями, чем у детей с изолированной ЧМТ (28% против 13%). При поступлении в клинику уровень сознания этих детей  соответствовал  глубокому оглушению – сопору (9 – 12 баллов по ШКГ). Средняя оценка по ШКГ составила 10,9±1,2 балла (9 баллов  – 21% детей, 10 баллов – 13%, 11 баллов – 22%, 12 баллов –  44%).

Длительность комы после травмы составила от нескольких минут до 1 – 2 ч. Нарушения сознания сохранялись от нескольких часов до 3 – 4 сут. Очаговые симптомы проявлялись преимущественно в виде умеренно выраженного психоорганического синдрома, двигательных нарушений до степени умеренного пареза, который чаще всего регрессировал в течение нескольких дней или недель. Асимметрия черепно-мозговой иннервации, сухожильных рефлексов, нарушение ориентировки в пространстве и времени, довольно выраженные в первые сутки после травмы, регрессировали в течение нескольких дней. Расстройства памяти  на текущие события и астено-невротический синдром сохранялись довольно длительное время, в течение нескольких месяцев или лет.

При ЧМТ средней степени тяжести на КТ в первые 3 сут чаще выявлялись признаки умеренно выраженного отека головного мозга. К концу 2-й  недели отмечалось некоторое расширение субарахноидальных щелей и желудочков мозга, а в ряде наблюдений – небольшие субдуральные гигромы в передних отделах мозга. Через 1,5 мес и более субдуральные гигромы рассасывались, но развивалась умеренно выраженная диффузная церебральная атрофия. Динамика данных КТ зависела от вида и тяжести повреждения. У детей с более глубоким нарушением сознания и диффузной травмой головного мозга указанные проявления были более выраженными. При наличии обширных очагов геморрагического ушиба рассасывание геморрагического компонента продолжалось в течение  1 мес и более. В последующем на месте бывших внутримозговых гематом формировались атрофические изменения и внутримозговые кисты.

Возможности современных магнитно-резонансных томографов позволяют выявлять диффузные повреждения головного мозга, не выявляемые при КТ: локализацию и динамику развития мелких очагов ушибов в течение острого и отдаленного периода, а МР-трактография позволяет оценить степень повреждения проводящих путей головного мозга и локализацию повреждения.

У детей с ЧМТ средней степени тяжести, как было показано ранее, имеется  зависимость исходов от оценки по ШКГ в первые часы после травмы, тяжести очаговых повреждений по данным КТ, а также от выраженности неврологических симптомов в первые дни после травмы. Так, у 96 (58,2%) больных отмечался хороший  исход, у 67 (40,6%) – умеренная инвалидизация, 2 (1,2%) ребенка скончались.

Частота и характер патологических травматических изменений на КТ у детей, поступивших в коме (3 8  баллов по ШКГ)

Была изучена взаимосвязь клинических проявлений и исходов с КТ-данными у детей с тяжелой ЧМТ и нарушением сознания до  комы (8 и менее баллов по ШКГ). КТ-исследования в первые сутки проведены 71% детей с тяжелой ЧМТ, остальные КТ-исследования – в первые 3 дня после травмы и в динамике. Наибольшее число (74%) пострадавших с тяжелой ЧМТ получили повреждения  в результате ДТП, что достоверно больше, чем при ЧМТ средней и легкой степени тяжести (33 и 5% соответственно).

Открытая ЧМТ отмечалась у 60% детей. Средняя оценка по  ШКГ у детей с закрытой  и открытой ЧМТ отличалась незначительно (5,8± 1,4 балла против 5,5±1,3 балла). Патология, выявляемая при  КТ- исследовании, у детей с тяжелой ЧМТ (3 – 8 баллов по ШКГ) была более выраженной, чем при ЧМТ легкой и средней степени тяжести. У детей в коме ВЧГ были обнаружены у 53% детей  (в 32% случаев требовалось их хирургическое удаление), очаговые ушибы 3 – 4-го вида –  у 56%. Кроме этого, у этих детей чаще выявлялись вторичные повреждения мозга, обусловленные его отеком, дислокацией,  нарушением церебральной гемодинамики и ликвородинамики. В группе детей, у которых уровень сознания соответствовал глубокой коме (3 – 5  баллов по ШКГ) ВЧГ встречались в 64% случаев, причем больше половины (36%) из этих гематом требовали хирургического лечения. Частота ушибов 3 – 4-го вида также была выше у детей в глубокой коме (64%). Неблагоприятные исходы (смерть + вегетативное состояние + глубокая инвалидизация) значительно чаще наблюдались у детей, поступивших в глубокой коме, чем среди детей с умеренной комой (61% против 11%). 

Вторичные экстракраниальные повреждающие факторы в патогенезе ЧМТ средней и тяжелой степени

Из 418 пострадавших с ЧМТ средней и тяжелой степени тяжести с изолированной ЧМТ было 210 детей, а с сочетанной – 208. Количество детей с изолированной и сочетанной ЧМТ было примерно одинаковым, однако число неблагоприятных исходов (глубокая инвалидизация, вегетативное состояние или смерть) при сочетанной ЧМТ было достоверно больше, чем при изолированной – 59 (28%) против 27 (13%). Наиболее часто ЧМТ средней и тяжелой степени тяжести  сочеталась с травмой таза и конечностей, однако исходы были хуже при тяжелых повреждениях грудной клетки и множественной травме. В  табл. 3 представлены данные об исходах среднетяжелой и тяжелой ЧМТ у детей в группах с наличием гипоксии и/или гипотонии и без нарушений системной гемодинамики и дыхания в остром периоде травмы.

Т а б л и ц а  3

Исходы среднетяжелой и тяжелой ЧМТ (3 12 баллов по ШКГ) у детей  в зависимости от состояние системной гемодинамики и дыхания

Состояние

Исход по ШИГ

Средний балл по ШКГ

I

II

III

IV

V

Нет гипоксии и гипотонии

86*

111

2

0

1

9,5±2,1*

Гипотония

5

29

3

1

2

7,8±2,6*

Гипоксия

2

24

8

0

5

5,3±1,1

Гипоксия + гипотония

4

49

29*

5

34*

5,3±1,8

В с е г о …

97

213

42

6

42

7,6±2,8

*  p<0,05.

Отмечается достоверное преобладание летальных и неблагоприятных исходов в целом в группе детей, у которых отмечались гипоксия и гипотония. В группе детей без нарушений системной гемодинамики и дыхания  достоверно преобладали хорошие исходы.

Была изучена зависимость исходов от степени выраженности нарушений водно-электролитного и осмотического гомеостаза. Показатели осмолярности крови при поступлении у всех больных со среднетяжелой и тяжелой ЧМТ в первые сутки после травмы были чаще всего  немного повышены или находились на верхней границе нормы. У детей с благоприятным течением  процесса в последующие дни отмечалась нормализация показателей.  У детей с более тяжелой ЧМТ и нарушением сознания до комы умеренная гиперосмия держалась более длительно, чем при менее тяжелой травме. У детей с неблагоприятным течением отмечалось нарастание гиперосмии, особенно за 1 – 3 сут до смерти. Средние показатели осмолярности  плазмы крови среди умерших с тяжелой ЧМТ составили 382+15,4 мосм/кг. Таким образом, развитие стойкой гиперосмии более 350 мосм/кг является крайне неблагоприятным признаком течения ЧМТ.

При исследовании уровня основных электролитов плазмы крови в динамике у детей с ЧМТ каких-либо заметных изменений содержания Na+, K+, Cl в плазме крови при легкой ЧМТ выявлено не было. При тяжелой и среднетяжелой ЧМТ в динамике отмечалась тенденция к гипернатриемии в течение первых 5 – 7 сут с последующей нормализацией показателей при благоприятном течение травмы.  В конце 2 – 3-й недели после травмы часто выявляли тенденцию к гипонатриемии. Выраженность гипернатриемии была отчетливо связана с тяжестью травмы и динамикой состояния. При неблагоприятном течении чаще наблюдалась выраженная (более 165 ммоль/л) плохо контролируемая гипернатриемия.

У 180 детей с тяжелой и среднетяжелой ЧМТ исследовали уровень глюкозы плазмы крови. У большинства этих детей была выявлена гипергликемия. Степень ее выраженности была связана с тяжестью ЧМТ,  сочетанного повреждения и исходами. Неблагоприятные исходы значительно преобладали в группе с выраженной гипергликемией в первые сутки после травмы.  У детей с гипергликемией более 10 ммоль/л  оценка по ШКГ была достоверно ниже.

Особенности системного воспалительного ответа и гнойно-воспалительных осложнений были изучены у 237 больных с ЧМТ средней и тяжелой степени тяжести (3 – 12 баллов по ШКГ). У 155 (65%) больных отмечен умеренный или выраженный синдром системного воспалительного ответа, из них  в коме было 77 (50%). У 18 (8%) пациентов был сепсис, из них у 12 – тяжелый (в сочетании с полиорганной недостаточностью). Все эти 18 больных находились в коме. 8 больных умерли в течение 6 мес после травмы, а еще один – спустя  1,5 года. Состояние остальных  9 детей через 6 мес после травмы оценивалось как глубокая инвалидизация. И только спустя 2 года двое из этих больных восстановились до уровня умеренной инвалидизации.

При  проведении корреляционного анализа была  выявлена взаимосвязь клинических проявлений травмы между собой  с исходами по ШИГ. Достоверно худшие исходы были у детей в глубокой коме (r=0,62; р<0,05). Среди этих больных такие клинические признаки, как шок и гипоксия, нарушение осмотического гомеостаза (гиперосмолярный синдром), гипернатриемия, гипергликемия, гипертермия, сепсис достоверно коррелировали с исходами (r=0,36, 0,41, 0,74, 0,80, 0,50, 0,59, 0,50 соответственно; р<0,05). Выраженность указанных признаков достоверно коррелировала с исходной оценкой по  ШКГ.

ВЧД и ЦПД в патогенезе тяжелой ЧМТ и прогнозировании ее исходов

ВЧД  и ЦПД исследовали у 56 детей, из них мальчиков было 34, девочек – 22. Из этих детей у 38 была сочетанная ЧМТ и у 18 – изолированная. Большинство детей, которым проводили мониторинг ВЧД, были в глубокой коме (4 – 6 баллов по ШКГ). У всех детей, которым проводили мониторинг ВЧД, его уровень  был выше 15 мм рт ст. Все дети, у которых ВЧД не превышало 30 мм рт. ст.,  выжили. Средние цифры максимальных значений ВЧД среди выживших детей составили 30±10,1 мм рт. ст., а среди умерших – 67,2±24,2 мм рт. ст. Поскольку только у двух детей ВЧД было нормальным, а все дети с ВЧД не более 30 мм рт. ст. выжили, для дальнейшего анализа  дети с нормальным ВЧД и умеренной внутричерепной гипертензией были объединены в одну группу.

Средние минимальные значения ЦПД среди выживших детей (n=39) у детей раннего и дошкольного возраста были меньше, чем у детей 7 лет и старше  (44,7±9,7 мм рт. ст.  против 50,6±9,6 мм рт. ст.).

Таким образом, можно констатировать, что у выживших детей младшего возраста уровень церебральной перфузии меньше, чем у детей старшего возраста, а  максимальные значения ВЧД у выживших детей младшего возраста меньше, чем у старших.

Учитывая небольшое число детей с оценкой по ШКГ 9 – 10 баллов, группы 7 – 8 и 9 – 10 баллов было решено объединить.

Как видно из рис. 4, у детей с низкой оценкой по ШКГ при поступлении чаще отмечаются критические значения ВЧД. У 17 детей с максимальным значением ВЧД выше 45 мм рт. ст. средние значения оценки по ШКГ составили 4,4±1,6 балла.

Таким образом, низкая оценка по ШКГ является неблагоприятным прогностическим фактором развития выраженной внутричерепной гипертензии.

Рис. 4. Взаимосвязь оценки по ШКГ и уровня ВЧД (n=56).

Соотношение сочетанная/изолированная ЧМТ было больше в группе детей с нормальным ВЧД или умеренно выраженной внутричерепной гипертензией (2,7). В группе детей с выраженной и грубой внутричерепной гипертензией это соотношение было меньшим (1,5 и 1,8 соответственно).

Среднее максимальное значение ВЧД среди выживших детей в младшей возрастной группе было ниже, чем в старшей (27,4±9 мм рт. ст. против 31,4±10 мм рт. ст.).

Средние значения величины ЦПД у выживших детей с изолированной ЧМТ были несколько ниже, чем у детей с сочетанной ЧМТ (45,6±10,9 и 52±13,1 мм рт. ст. соответственно). Исходы в группах детей  с изолированной и сочетанной ЧМТ, которым контролировали ВЧД, достоверно не отличались и составляли по ШИГ соответственно 3,2±1,7  и 3,2±1,4.

При анализе причин меньших средних значений ЦПД в группе детей с изолированной ЧМТ по сравнению с группой детей с сочетанной травмой  выявлено, что средний возраст детей с изолированной травмой был существенно меньше, чем  детей с сочетанной травмой (7,1±4,2 и 10,1±4,7 года  соответственно). Как было показано выше, у детей младших возрастных групп при прочих равных условиях уровень ЦПД ниже, чем у старших детей.

При оценке частоты встречаемости переломов свода и основания черепа у детей с тяжелой ЧМТ в группах с разным уровнем ВЧД выявлено, что у детей с ВЧД более 45 мм рт. ст.  указанные переломы черепа встречались значительно реже, чем у детей с ВЧД ниже 45 мм рт.  ст. (47% против 95%).

При оценке зависимости исходов от уровня минимальных значений ЦПД выявлено, что все дети с ЦПД ниже 30 мм рт. ст. скончались. Двое детей, у которых ЦПД было выше 30 мм рт. ст. (33 и 38 мм рт. ст.),  умерли от других причин, не связанных с внутричерепной гипертензией: у одного ребенка развился посттравматический менингоэнцефалит, а у другого – жировая эмболия.

Как видно из рис. 5, летальность среди детей с тяжелой ЧМТ значительно возрастает (до 80%) при повышении уровня ВЧД более 40 мм рт. ст. При снижении ЦПД  ниже 30 мм рт. ст. все больные погибали.

       

Рис. 5. Зависимость летальности от уровня ВЧД и ЦПД у детей с тяжелой ЧМТ (n=56).

Тактика хирургического лечения при ЧМТ у детей

С 01.01.95  по 30.05.05  в детскую городскую больницу №20 (в настоящее время НИИ НДХиТ) поступили  22 102 ребенка  с травмами головы, из них у 15 302 (69,3%) диагностирована острая ЧМТ различной степени тяжести (у 88% детей –  легкая ЧМТ, у 7% –  ЧМТ средней тяжести, у 5% – тяжелая ЧМТ). За указанный период у 217 детей были диагностированы  ВЧГ, что составило 1,4% от всей острой ЧМТ. 152 пострадавшим с ВЧГ при поступлении и в динамике выполняли КТ. Данная часть исследования посвящена анализу этих больных.        

Большинство (62%) детей поступили в нашу клинику в первые 6 ч после травмы. В 1-е сутки поступил 81% детей, остальные переведены  на следующие сутки из других стационаров, куда они также поступали в первые часы после ЧМТ.

Возраст детей варьировал от 2 до 15 лет, средний возраст – 9,8±3 года. Основной контингент (70%) составили мальчики. 

При анализе всей группы (152) детей с ВЧГ было выявлено, что  чаще всего (57%) травмы получали  в результате ДТП, реже (20%) –  в результате падения с большой высоты. При ДТП наиболее частым механизмом был наезд автомобиля (70%). Оценка по ШКГ при поступлении варьировала от 3 до 15 баллов. В коматозном состоянии (3 – 8 баллов по ШКГ) поступил 61% детей, у 26% оценка по  ШКГ соответствовала  9 – 12 баллам и у 12% - 13 – 15 баллам. У 28% пострадавших отмечался светлый промежуток.

У 46% детей была открытая ЧМТ. У 86% пострадавших были диагностированы переломы свода и у 68% - переломы основания черепа. Сочетанные повреждения отмечались в 48% наблюдений.

На основании данных КТ-исследований множественные гематомы составили 11% и были распределены с  учетом преимущественной локализации по отношению к твердой  мозговой оболочке. Таким образом, у 61 (40%) ребенка были диагностированы эпидуральные гематомы (ЭДГ), у 46 (30%) – субдуральные гематомы (СДГ) и у 45 (30%) – внутримозговые гематомы (ВМГ) в очагах контузии.

Объем гематом в целом по группе варьировал от 4 до 200 см3 и в среднем составил 40±15 см3. Средний объем ЭДГ составил 66±5 см3, СДГ – 72±49 см3, а ВМГ – 19±18 см3. По данным КТ, у 58 (38%) детей были выявлены очаги ушибов 1 – 2-го вида, а у 85 (56%) – 3 – 4-го вида.

Смещение срединных структур мозга было выявлено у 78% детей и в 3 наблюдениях оно достигало 15 мм. В среднем в группе смещение срединных структур составило 2±0,9 мм. У большинства детей отмечалось сужение конвекситальных субарахноидальных пространств (93%), желудочков мозга (88%) и базальных цистерн (87%).

Операции по поводу ВЧГ были произведены 75 пациентам, а 77 детей с ВЧГ лечили консервативно.

В группе оперированных детей чаще встречались ЭДГ (49%) и СДГ (35%), а ВМГ, потребовавшие хирургического лечения, были у 6% детей. В 10% случаев ВМГ и очаги ушибов удалялись при сочетании их с оболочечными гематомами. В группе неоперированных больных преобладали ВМГ небольшого объема с очагами ушибов 3 – 4-го вида (34%). Сочетание ВЧГ в обеих группах было примерно одинаковым (10 и 7% соответственно).

В целом состояние больных с ВМГ было достоверно более тяжелым, чем больных с ЭДГ и СДГ, поскольку оценка по ШКГ при поступлении, а также ее лучшие значения  до операции были достоверно ниже. У оперированных больных к моменту операции отмечалось снижение оценки по ШКГ (дельта ШКГ) на 2 балла, которая  в среднем составляла 5±2 балла. Только у  одного из 13  оперированных больных отмечался светлый промежуток. У неоперированных больных он отсутствовал. Анизокория достоверно чаще отмечалась у оперированных, чем у неоперированных больных (p<0,02). Максимальный объем ВМГ с локализацией в лобных долях у 2 неоперированных детей составил 28 и 32 см3, а смещение срединных структур было от 2 до 4 мм.

Таким образом, своевременное выявление показаний к хирургическому лечению и удаление ВЧГ способствует лучшему исходу.

Объем гематомы как фактор, влияющий на исход лечения больных с ВЧГ, был достоверно значим при учете времени после травмы и тяжести состояния при поступлении в стационар. Эта зависимость отчетливо видна при анализе методом множественной регрессии (beta = - 0,59; p<0,00001).

Как показали наши исследования, в оперированной группе больных максимальные объемы ВЧГ у детей в возрасте до 4 лет составляли 73 см3, в возрасте до 8 лет – 110 см3, от 8 до 12 лет – 150 см3 и только у 2 больных старше 12 лет объемы гематомы превышали 150 см3 (рис. 6).

                                       

Рис. 6. Распределение больных с различным объемом ВЧГ по возрасту в оперированной (а) и неоперированной (б) группе.

Вместе с тем в неоперированной группе максимальный объем гематом в возрасте до 4 лет составлял 10 см3, до 8 лет – 18 см3, до 12 лет – 28 см3, 12 лет и старше – 30 см3.

Таким образом, показаниями для оперативного вмешательства у больных с ВМГ являются коматозное состояние при поступлении и нарастание тяжести состояния, оцененного по ШКГ, наличие анизокории, объем гематомы для лобной и теменной локализации свыше 25 см3, а для височной локализации свыше 20 см3, смещение срединных структур на 4 мм и более. 

Мы проанализировали зависимость объемов оболочечных гематом от возраста у оперированных больных. Выявлена достоверная зависимость между объемом гематомы и возрастом ребенка в группах 5 – 7, 8 – 10 и 11 – 13 лет (p<0,05). В связи с небольшим числом оперированных детей в возрасте 2 – 4 года и большим разбросом показателей объема ВЧГ эта возрастная группа была исключена из анализа.

Сравнение средних объемов оболочечных гематом у оперированных детей в разных возрастных группах представлено на рис. 7.

Рис. 7.Средние значения объема оболочечных гематом у оперированных детей в разных возрастных группах.

При проведении многофакторного (мультивариантного) анализа с целью уточнения  показаний к хирургическому лечению ВЧГ у детей были выявлены наиболее значимые факторы, определяющие показания к оперативному лечению. Первым по значимости оказался объем гематомы. При объеме гематомы более 30 см3 в 93,7%  (15 из 16) случаев больных оперировали. Только один ребенок с ВМГ лобной локализации  объемом 32 см3 не был оперирован. Исход лечения у него был хороший.

Вторым по значимости фактором была динамика состояния. При ухудшении состояния (снижение оценки по ШКГ)  88,6% пострадавших были оперированы и только в 11,4% случаев лечение было консервативным.

Третьим по значимости фактором была анизокория. В 76% случаев при наличии анизокории дети были оперированы. Только у 10% неоперированных детей отмечалась анизокория.

Четвертым  фактором в пользу принятия решения об операции было смещение срединных структур мозга. В 62% наблюдений при наличии смещения срединных структур производили операцию. Однако в случаях, когда  смещение составляло 5 мм и более,  число оперированных возрастало до 96%. В группе  детей с ВЧГ, которые находились в коме, 57% было оперировано.

Для детей с малым объемом гематомы (менее 40 см3) самым значимым фактором оказалось наличие комы (у 90%  оперированных детей), у 64% - анизокория, у 80% - наличие смещения срединных структур, из них у 20% - смещение срединных структур более 4 мм. Базальные цистерны были сдавлены у всех детей этой группы, а грубо сдавлены у 30%.

Кома как фактор в пользу  принятия решения об операции в случае, если объем гематомы был менее 30 см3, учитывалась в  14% случаев. Из 53 детей, которые были в коме с объемом гематом менее 30 см3,  были оперированы 7, а среди детей, не  находившихся в коме, операции по удалению гематом объемом менее 30 см3 выполняли только в 3% наблюдений (1 из 36 детей). При оценке тактики лечения детей с гематомами объемом от 30 до 40 см3 было выявлено, что все дети, которые находились в коме, были оперированы, а из 2 детей, которые не были в коме, один ребенок не был оперирован (хороший исход), а другой – оперирован, исход через 6 мес – умеренная инвалидизация, через год – хороший исход.

Следует отметить, что все неоперировнные гематомы объемом 28 см3 и более были внутримозговыми. Максимальный объем неоперированной ЭДГ был 27 см3, СДГ – 28 см3, а среди детей, которые были в коме,  максимальный объем неудаленной ЭДГ был 24 см3, а СДГ – 28 см3. Все дети с объемом неудаленной гематомы 28 см3 и более были старше 12 лет. Исход во всех указанных наблюдениях был хорошим.

Возможности реабилитации детей с тяжелой ЧМТ

Для оценки возможностей реабилитации детей с тяжелой ЧМТ у 181 детей, которые находились в коме  не менее 12 ч, изучены исходы в разные сроки после травмы: в первые 6 мес, через 1,  3,  5  и более лет после травмы. Выявлено, что процессы реабилитации и улучшение качества жизни у многих детей продолжаются не только в первые 6  мес, но даже через три и более лет. Так, из 5 детей с исходом в вегетативное состояние через 6 мес после травмы через один год остались глубокими инвалидами - 4, через три года  умер, один ребенок и другой ребенок восстановился до уровня умеренной инвалидизации. Из 43 детей, которые через 6 мес после травмы еще находились в состоянии глубокой инвалидизации, 16 – восстановились  чрез один год после травмы до уровня умеренной инвалидизации. Из 34 детей этой группы, которых удалось оценить через три года, 8 хорошо восстановились, 17 улучшились до умеренной инвалидизации и 9 остались глубокими инвалидами, а через 5 лет лишь три ребенка остались глубокими инвалидами. Динамика исходов по шкале исходов  Глазго представлена на рисунке 10.

На рис. 8 представлена динамика восстановления качества жизни у 181 ребенка, которые находились в коме более 12 ч, через 6 мес, 1, 3 года, 5 лет, 7 и более лет после травмы.

Рис.8. Динамика исходов по ШИГ в отдаленные сроки после травмы.

Как видно из рис. 8, число благоприятных исходов увеличивается в отдаленные сроки после травмы за счет улучшения качества жизни больных, которые были более глубоко или умеренно инвалидизированы через 6 мес или в первые годы после травмы.

Достижение хорошего качества жизни, активность и скорость процесса восстановления зависели не только от тяжести первичной травмы, но и от адекватности реабилитационного лечения.

Начиная с октября 1995 г. в нашей клинике используются основные принципы лечения тяжелой ЧМТ, которые были изложены сначала в проекте международных рекомендаций в 1995 г.,  в их первой редакции (Guidelines for the management of severe head injury, 1996), а затем в последующих редакциях для лечения взрослых и детей с тяжелой ЧМТ (2002, 2003, 2006).

В комплекс реабилитационных мероприятий входили фармакотерапевтическое  лечение (психотропные препараты – нейролептики, антидепрессанты, транквилизаторы, психостимуляторы; нейрометаболические препараты, ноотропы, антиконвульсанты и др.);  методы психостимулотерапии с элементами сенсорной стимуляции, познавательной стимуляции, поведенческой терапии; физиотерапевтическое лечение, транскраниальная магнитотерапия, музыкотерапия, хореографические приемы, занятия с логопедами, педагогами – дефектологами, ипотерапия, ЛФК, массаж, общеоздоровительные мероприятия. Важное место в  реабилитации детей уделялось участию родителей и близких родственников, возвращению в привычную среду, индивидуальному обучению и скорейшему возвращению ребенка к учебе в своем классе. Непрерывная фармакотерапия с использованием чередующихся курсов препаратов и других, указанных выше, методов реабилитации с контролем физических и эмоциональных нагрузок продолжалась не менее 2–3 лет, а у большинства детей с глубокими неврологическими дефектами и более длительное время.

Указанные принципы лечения детей с тяжелой ЧМТ позволили в значительной степени улучшить результаты лечения  и снизить летальность в  этой группе больных. Так, летальность детей с тяжелой ЧМТ и длительной (более 12 ч) комой до начала использования основных принципов международных рекомендаций по лечению тяжелой ЧМТ (1993 – 1994 гг.) составляла 42%, а после (1995 – 2007 гг.) – 14%, т.е. снизилась на 28%.

Таким образом, разработанный патогенетически обоснованный подход к лечению ЧМТ с учетом международных рекомендаций, основанных на принципах доказательной медицины, позволил в течение 12 лет значительно снизить летальность  детей и улучшить качество жизни  выживших больных на фоне последующего восстановительного лечения.

ВЫВОДЫ

  1. ЧМТ чаще наблюдается у мальчиков, чем у  девочек, причем это соотношение изменяется в разных возрастных группах – от 1,2:1 в раннем возрасте до 3:1 в возрасте 12 – 14 лет. Дети в возрасте 12 – 14 лет госпитализируются более чем в 2,5 раза чаще, чем дети дошкольного возраста. Среди госпитализированных детей легкая ЧМТ составляет 88%, среднетяжелая – 10%, тяжелая – 2%, при этом сочетанные повреждения встречаются в 6% легкой ЧМТ, в 30%  среднетяжелой и в 61% тяжелой ЧМТ.
  2. У детей всех возрастных групп в биомеханике легкой ЧМТ доминирует падение с высоты роста, чаще (62%) в возрасте 2 – 3 лет  и реже (39%) – в возрасте 12 – 15 лет; удары по голове и избиения чаще (30%) встречаются у старших детей и реже (3%) у детей раннего возраста. В биомеханике среднетяжелой травмы у детей раннего возраста преобладает падение с небольшой высоты (40%), а у детей 4 – 6 лет – падение с большой высоты (38%). Во всех возрастных группах ДТП являются доминирующей причиной тяжелой (71%) и сочетанной (87%) ЧМТ. Дети  раннего (2 – 3 года) возраста чаще (56%) получают тяжелую травму, находясь внутри автомобиля, а школьники – при наезде автотранспорта (60%).
  3. Патогенез, клиническое течение и исходы ЧМТ тесно связаны: с механизмом и тяжестью первичного повреждения мозга и сочетанной травмы, выраженностью вторичных интра- и экстракраниальных повреждающих факторов. Сочетание тяжелой ЧМТ с травмой грудной клетки, множественными повреждениями увеличивает число неблагоприятных исходов до 50%, а в сочетании с гипоксией и гипотонией вероятность летальных исходов увеличивается на 20%. Развитие стойкого гиперосмолярного синдрома (осмолярность плазмы крови свыше 350 мосм/кг), грубого синдрома системного воспалительного ответа сопровождается высокой (более 50%) летальностью.
  4. Более половины детей, госпитализированных с ЧМТ, имеют в анамнезе заболевания и повреждения нервной системы, и у 15% детей при КТ-исследовании головного мозга выявляется патология, не связанная с острой ЧМТ. Дети с отягощенным неврологическим фоном достоверно чаще подвержены повторным травмам головы, которые в анамнезе наблюдались у 25% этих детей. Наличие резидуально-органического неврологического фона может заметно изменять клинику и течение легкой ЧМТ, а также обусловливать неврологические симптомы, схожие с признаками ЧМТ, даже при незначительной травме головы. Легкая ЧМТ на фоне резидуальной энцефалопатии сопровождается чаще отсроченной, но более яркой симптоматикой, которая регрессирует длительнее, чем у детей без преморбидного фона.
  5. Среди детей с уровнем  сознания 13 – 15 баллов по ШКГ травматические внутричерепные повреждения на КТ наблюдаются в 30% случаев; у 6% пострадавших требуется хирургическое лечение. Отчетливая очаговая неврологическая симптоматика, рвота, перелом черепа при умеренном оглушении (13 – 14 баллов по ШКГ) увеличивают вероятность обнаружения острой травматической патологии на КТ до 90%.  У детей раннего возраста (2 – 3 года) переломы черепа не сопровождаются нарушением сознания в 57% случаев, в возрасте 4 – 6 лет – в 27%, а у детей 7 – 15 лет – только в 7%. Наличие травмы скальпа у детей раннего возраста значительно чаще является свидетельством переломов черепа, чем у школьников (30% против 7%).
  6. Прогностическими критериями развития внутричерепной гипертензии у детей с ЧМТ являются: глубокая кома или умеренная кома и сопор в сочетании с КТ-признаками внутричерепных кровоизлияний и очагов ушиба, создающих масс-эффект; смещения срединных структур на 4 и более мм; диффузного отека мозга со сдавлением базальных цистерн. Эти критерии у детей с ЧМТ обосновывают показания  для инвазивного мониторинга ВЧД и ЦПД. Неблагоприятными прогностическими критериями у детей с тяжелой ЧМТ во всех возрастных группах являются повышение ВЧД более 40 мм рт. ст. и снижение ЦПД  ниже 30 мм рт. ст.
  7. Лечение внутричерепной гипертензии в первую очередь должно быть направлено на устранение первичных и вторичных интра- и экстракраниальных факторов ее развития.  Использование агрессивных методов лечения внутричерепной гипертензии без учета ее патогенеза  малоэффективно и может  ухудшить течение заболевания. При этом необходимо принимать во внимание величину не только ВЧД, но и ЦПД в соответствии с возрастом ребенка. Критические значения ВЧД, при которых оправдано использование агрессивных методов лечения, у детей 2 – 6 лет  составляют более 25 мм рт. ст.,  у детей 7 лет и старше – более 30 мм рт. ст., а ЦПД – ниже 40 и 45 мм рт. ст., соответственно.
  8. Частота ВЧГ у детей  нарастает пропорционально степени угнетения сознания и составляет 0,5% у детей в ясном сознании (15 баллов по ШКГ), 4,5% - при умеренном оглушении (13 – 14 баллов по ШКГ), 24% - при глубоком оглушении – сопоре (9 – 12 баллов по ШКГ) и  38% у детей в коме (3 – 8 балла по ШКГ). Наличие перелома черепа является риск-фактором развития ВЧГ. У детей в возрасте от 2 до 15 лет ВЧГ, составляющие менее 25% от должного (соответственно возрасту) объема интракраниального ликвора, как правило, не вызывают сдавление и дислокацию мозга, а, следовательно, целесообразна консервативная тактика  лечения при условии нейровизуализационного контроля. Показаниями для хирургического удаления супратенториальных ВЧГ являются следующие их объемы: у детей 13 – 15 лет – более 28 см3 , у детей 8 – 12 лет – более 25 см3,  у детей 4 – 7 лет – более 20 см3,  2 – 4 лет – более 15 см3. Дополнительными клиническими и КТ-критериями, указывающими на необходимость хирургического лечения, являются нарастание  угнетения сознания, наличие дислокационного синдрома, сдавление базальных цистерн, смещение срединных структур мозга более 4 мм.
  9. При нарастающем  или глубоком угнетении сознания, наличии анизокории с признаками латерального смещения срединных структур, сдавлении  и деформации базальных цистерн, а также при пролабировании мозга в операционный дефект после удаления гематомы целесообразно выполнять декомпрессионную трепанацию черепа с пластикой твердой мозговой оболочки. Декомпрессионная трепанация черепа показана также при стойкой внутричерепной гипертензии, рефрактерной к другим методам лечения.
  10. Экстракраниальные вмешательства при сочетанной ЧМТ должны выполняться последовательно, с учетом доминирующего и жизнеугрожающего фактора повреждения. При наличии двух и более жизнеугрожающих факторов следует проводить симультанные вмешательства несколькими бригадами на разных системах и органах, избегая одновременного выполнения этапов, способных вызвать значительную кровопотерю или шок.
  11. Разработанный патогенетически обоснованный подход к лечению ЧМТ с учетом международных рекомендаций, основанных на принципах доказательной медицины, позволил в течение 10 лет снизить летальность среди детей с тяжелой ЧМТ на 28% (с 42 до 14%). Установлено, что количество детей с глубокой  инвалидизацией после перенесенной тяжелой ЧМТ на фоне проводимого восстановительного лечения, развития и адаптации ребенка уменьшается в течение нескольких лет, составляя 28% через 6 мес после травмы, 19% через 1 год и 8% через 3 года после травмы.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Критериями для назначения КТ детям с легкой ЧМТ  являются нарушение сознания до 13 – 14 баллов по ШКГ в первые часы после травмы, очаговая неврологическая симптоматика, многократная рвота и наличие перелома черепа. При отсутствии этих признаков вероятность травматических находок на КТ не превышает 5%.

2. При диагностике  легкой ЧМТ следует иметь в виду, что резидуальный неврологический фон ввиду снижения компенсаторных возможностей влияет на клиническую картину  травмы головы, нередко приводит к диагностическим ошибкам и неправильному  лечению. Появление головной боли, рвоты через сутки и более после травмы, выявление другой неврологической симптоматики без признаков нарушения сознания, амнезии в результате травмы обычно свидетельствуют об отсутствии острой ЧМТ. В этом случае при наличии соответствующего анамнеза можно говорить о травме головы на резидуальном неврологическом фоне. К легкой ЧМТ у детей следует отнести травму, сопровождающуюся кратковременным расстройством сознания или проявлениями элементов амнезии, появлением в ближайшие минуты или часы после травмы общемозговой симптоматики в виде головных болей, тошноты, рвоты, головокружения и других невыраженных очаговых симптомов.

3. Нарушение сознания до глубокой комы, смещение срединных структур мозга на 4 мм и более, наличие ВЧГ и очагов ушиба, создающих масс-эффект, на фоне глубокого нарушения сознания, а также грубое сдавление базальных цистерн мозга являются достоверными признаками выраженной внутричерепной гипертензии и указывают на необходимость контроля ВЧД.

4. Всем больным с тяжелой ЧМТ, наличием очагов геморрагического ушиба и признаков дислокации показан динамический компьютерно-томографический контроль в течение первых 2 – 5 сут после травмы.

5. При отрицательной  неврологической динамике и развитии стойкой внутричерепной гипертензии показано повторное КТ-исследование для определения дальнейшей  тактики лечения.

6. Хирургическое удаление оболочечных ВЧГ у детей старшего (13 –15 лет) возраста рекомендуется при объеме гематомы более 28 см3, смещении срединных структур мозга более 4 мм и  сдавлении базальных цистерн. Дополнительными клиническими факторами, указывающими на необходимость хирургического лечения, является нарушение сознания и наличие анизокории. Показанием для удаления травматических оболочечных гематом у детей 8 – 12 лет является объем гематомы более 25 см3, у  детей 4 – 7 лет – 20 см3,  2 – 4 лет – 15 см3. Показаниями для оперативного вмешательства у больных с ВМГ являются коматозное состояние при поступлении и ухудшение  состояния, наличие анизокории, объем гематомы для лобной и теменной локализации свыше 25 см3, а для височной локализации – 20 см3, смещение срединных структур на 4 мм и более.

7. При нарастающем  или глубоком нарушении сознания, наличии анизокории с признаками латерального смещения срединных структур, сдавлении  и деформации базальных цистерн, а также при пролабировании мозга в операционный дефект после удаления гематомы целесообразно выполнять декомпрессионную трепанацию черепа с пластикой твердой мозговой оболочки.

8. Вторичные экстракраниальные факторы играют чрезвычайно важную роль в патогенезе и прогнозе лечения тяжелой ЧМТ. Своевременное  предупреждение развития этих факторов и адекватное их лечение может в значительной мере улучшить исходы лечения. Лечение развивающейся на фоне вторичных экстракраниальных  факторов внутричерепной гипертензии необходимо  начинать прежде всего с устранения причины ее развития, так как использование агрессивных методов лечения без учета патогенетических факторов может не только не улучшить, но даже ухудшить течение заболевания.

9. Декомпрессионная трепанация черепа как метод лечения внутричерепной гипертензии может быть показана при стойком повышении ВЧД свыше 40 мм рт. ст., на фоне грубого нарушения сознания в сочетании с отрицательной неврологической динамикой (появление анизокории или мидриаза, объективное  снижение оценки по ШКГ), при снижении уровня ЦПД до 35 мм рт. ст., наличии КТ-признаков выраженного отека и дислокации мозга (сужение и деформация базальных цистерн и смещение срединных структур мозга более 4 мм), ВЧГ или очаговых ушибов, вызывающих масс-эффект.

10. Декомпрессионная трепанация черепа как метод лечения внутричерепной гипертензии противопоказана при наличии нестабильной гемодинамики, не устраненных признаков шока и дыхательной недостаточности. При развитии запредельной комы декомпрессионная трепанация неэффективна.

Публикации в рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК

  1. Басенцян Ю.Г., Исхаков О.С., Шувалов В.М. и др. Диагностика и тактика лечения травматических внутричерепных гематом у детей // Детская хирургия. – 1997. – №1. – С.59-61.
  2. Фазулин Б.Р. Принципы интенсивной терапии в остром периоде тяжелой ЧМТ у детей / Фазулин Б.Р., Амчеславский В.Г., Исхаков О.С., Чернышева Т.А., Кцоев Р.С., Строганов И.А., Никитин В.В. // Анестезиология и реаниматология. – 2000. – № 4. – С. 57-59.
  3. Исхаков О.С. Клинико-компьютерно-томографические сопоставления у детей с черепно-мозговой травмой с оценкой их состояния при поступлении в стационар 13-15 баллов по шкале комы Глазго / Исхаков О.С., Шипилевский В.М., Алябьев В.Н., Шипулева И.В. // Вопр. нейрохир. – 2005. – №3. – С.8-13.
  4. Исхаков О.С., Потапов А.А., Шипилевский В.М. Взаимосвязь механизма травмы с видами повреждения мозга и исходами у детей с изолированной и сочетанной черепно-мозговой травмой // Вопросы нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко. – 2006. – №2. – С. 26-31.
  5. Исхаков О.С., Потапов А.А., Шипулева И.В. Травматические оболочечные гематомы у детей // Вопросы нейрохирургии. – 2007. – №2. – С. 9-16.
  6. Исхаков О.С., Потапов А.А., Шипулева И.В. Тактика лечения травматических внутричерепных гематом у детей // Детская хирургия. – 2007. – №4. – С.14-21.
  7. Исхаков О.С. Внутричерепное и ЦПД в патогенезе и прогнозе исходов тяжелой ЧМТ у детей // Детская хирургия. – 2008. – №5. – С. 42-46.
  8. Ахадов Т.А. Методика магнитно-резонансной томографии при острой ЧМТ у детей / Ахадов Т.А., Доровских Г.Н., Семенова Н.А., Семенова Ж.Б., Исхаков О.С., Мельников А.В., Светлова Е.А. // Детская Хирургия – 2008. – №6. – С. 8-11.
  9. Закрепина А.В., Браткова М.В., Исхаков О.С. Подходы к разработке начального этапа восстановления психической деятельности детей, перенесших тяжелые сочетанные ЧМТ, в условиях комплексной реабилитации средствами образования // Дефектология – 2008. – №6. – С. 38-44.
  10. Исхаков О.С. Мониторинг ВЧД в оценке клиники и прогноза результатов лечения тяжелой черепно-мозговой травмы у детей.// Вопросы современной педиатрии. – 2009. –  Т. 8. –  №1. – С. 148-149.
  11. Закрепина А.В., Браткова М.В., Исхаков О.С. Особенности психической деятельности детей, перенесших тяжелые сочетанные ЧМТ.// Педиатрия им. Г.Н. Сперанского. – 2009. – Т. 87. – №2. – C. 82-85.
  12. Подхватилин Н.В. Психологическая служба в клинике неотложной детской хирургии и травматологии. Двенадцатилетний опыт работы / Подхватилин Н.В., Арбузов С.С., Исхаков О.С., Шипилевский В.М., Басенцян Ю.Г., Бухрашвили М.К., Рошаль Л.М. // Здравоохранение. – 2009. – №8. – С. 56-64.
  13. Potapov A. Treatment Tactics for children with intracranial haematomas / Potapov A., Iskhakov O., Roshal L., Shipuleva I.//J. Neurotrauma. – 2006. - Vol. 23, N 5. – P. 766.

Список прочих работ, опубликованных по теме диссертации

  1. Шипилевский В.М. Особенности диагностики и течения легкой черепно-мозговой травмы / Шипилевский В.М., Исхаков О.С., Басенцян Ю.Г., Беляева А.Г., Мухаметжанов Х.М., Гайтур Э.И. // Неотложная хирургия детского возраста. – М.: Медицина,1996. – С. 137-141.
  2. Басенцян Ю.Г. Консервативное лечение детей с травматическими внутричерепными гематомами / Басенцян Ю.Г., Шипилевский В.М., Исхаков О.С., Шувалов В.М., Ермолаева Т.П., Парфенова Н.Д. // Неотложная хирургия детского возраста. – М.: Медицина, 1996. – С. 142-146.
  3. Потапов А.А. Тяжелая черепно-мозговая травма, сопровождающаяся гипоксией и гипотензией у взрослых и детей / Потапов А.А., Мухаметжанов Х.М., Гайтур Э.И., Исхаков О.С., Басенцян Ю.Г. // Неотложная хирургия детского возраста – М.: Медицина, 1996. – С. 160-163.
  4. Исхаков О.С. Интенсивная терапия и реанимация в остром периоде тяжелой черепно-мозговой травмы / Исхаков О.С., Чернышева Т.А., Басенцян Ю.Г., Иванова Т.Ф., Мухаметжанов Х.М. // Неотложная хирургия детского возраста – М.: Медицина, 1996. – С. 176-194.
  5. Шипилевский В.М. Особенности течения легкой черепно-мозговой травмы у детей с осложненным неврологическим анамнезом / Шипилевский В.М., Исхаков О.С., Басенцян Ю.Г., Петлах В.И. // Материалы ХХ научно-практической конференции детских ортопедов-травматологов г. Москвы: Тезисы докладов. – М., 1996. – С. 68-70.
  6. Исхаков О.С. Возможности реабилитации детей с тяжелой черепно-мозговой травмой / Исхаков О.С., Басенцян Ю.Г., Шипилевский В.М., Петлах В.И., Чернышева Т.А., Мухаметжанов Х.М., Гайтур Э.И. // International Jornal on Immunorehabilitation. – 1997. – №4. – C. 124.
  7. Исхаков О.С. Современные подходы к диагностике и лечению черепно-мозговой травмы у детей / Исхаков О.С., Басенцян Ю.Г., Мухаметжанов Х.М., Гайтур Э.И. // Материалы межрегиональной конференции нейрохирургов «Хирургия и интенсивная терапия тяжелой черепно-мозговой и спинальной травмы, некоторых опухолей головного мозга и травматической эпилепсии» (г. Киров). – Киров, 1997. – С. 27-28.
  8. Гайтур Э.И. Нарушение осмотического гомеостаза при тяжелой черепно-мозговой травме / Гайтур Э.И., Амчеславский В.Г., Потапов А.А., Мухаметжанов Х.М., Тома Г.И., Парфенов А.Л., Кулакова С.В., Исхаков О.С., Леонов В.Г., Нуржиков С.Р., Ю.Г. Басенцян // Материалы межрегиональной конференции нейрохирургов «Хирургия и интенсивная терапия тяжелой черепно-мозговой и спинальной травмы, некоторых опухолей головного мозга и травматической эпилепсии» (г. Киров). – Киров, 1997. – С. 19-20.
  9. Исхаков О.С. Врожденные внутричерепные кисты у детей с легкой травмой черепа / Исхаков О.С., Басенцян Ю.Г., Шипилевский В.М., Мухаметжанов Х.М., Гайтур Э.И. // Вестник практической неврологии. – 1997. – №3. – С.162-163.
  10. Гайтур Э.И. Роль вторичных системных повреждающих факторов у больных с тяжелой черепно-мозговой травмой / Гайтур Э.И., Потапов А.А., Амчеславский В.Г., Мухаметжанов Х.М., Еропкин С.В., Исхаков О.С., Леонов В.Г., Парфенов А.Л., Кулакова С.В., Константинов В.В. // Материалы республиканской школы-семинара «Избранные вопросы неврологии и нейрохирургии». – Ступино, 1997. – С. 12-13.
  11. Исхаков О.С. Врожденные внутричерепные кисты у детей с легкой травмой черепа / Исхаков О.С., Ю.Г. Басенцян, Шипилевский В.М., Мухаметжанов Х.М., Гайтур Э.И. // Вестник практической неврологии. – 1997. – № 3. – С.162–163.
  12. Мухаметжанов Х.М. Частота развития нарушений ликворообращения у больных с последствиями черепно-мозговой травмы / Мухаметжанов Х.М., Щербакова Е.Я., Гайтур Э.И., Добровольский Г.Ф., Кулакова В., Зайцев О.С., Фисенко И.Н., Ураков С.В., Исхаков О.С., Леонов В.Г., Константинов В.В. // Тезисы докладов республиканской школы-семинара «Избранные вопросы неврологии и нейрохирургии». – Ступино, 1997. – С.57.
  13. Исхаков О.С. Реабилитация детей с тяжелой черепно-мозговой травмой / Исхаков О.С., Басенцян Ю.Г., Шипилевский В.М., Чернышева Т.А., Карасева О.В., Иванова Т.Ф. // Тезисы докладов ХХI научно-практической конференции травматологов, детских ортопедов. – Москва, 1998. – С. 20-21.
  14. Исхаков О.С. Черепно-мозговая травма у детей на фоне резидуальной энцефалопатии / Исхаков О.С., Басенцян Ю.Г., Шипилевский В.М., Мухаметжанов Х.М., Гайтур Э.И. // Тезисы докладов Второго съезда нейрохирургов Российской Федерации. – Н. Новгород, 1998. – С. 238.
  15. Исхаков О.С. Возможности реабилитации детей с тяжелой черепно-мозговой травмой / Исхаков О.С., Басесянц Ю.Г., Шипилевский В.М., Мухаметжанов Х.М. // Тезисы докладов Второго съезда нейрохирургов Российской Федерации. – Н. Новгород, 1998. – С. 242.
  16. Басенцян Ю.Г. Реабилитация детей с тяжелой черепно-мозговой травмой / Басенцян Ю.Г., Исхаков О.С., Мухамеджанов Х.М., Шипилевский В.М. // International Journal on Immunorehabilitation. – 1998. – №8. – C. 476.
  17. Басенцян Ю.Г. Значение постстационарного восстановительного лечения детей с легкой черепно-мозговой травмой / Басенцян Ю.Г., Исхаков О.С., Мухамеджанов Х.М., Шипилевский В.М. // International Journal on Immunorehabilitation. – 1998. – №8. – C. 475.
  18. Исхаков О.С. Опыт лечения больных с тяжелой черепно-мозговой травмой в ДГКБ №20 им. К.А. Тимирязева г. Москвы / Исхаков О.С., Басенцян Ю.Г., Чернышева Т.А., Шипилевский В.М. // Материалы российского конгресса «Новые технологии в неврологии и нейрохирургии на рубеже тысячелетий» (Ступино, 07-09 декабря 1999г.). – Ступино, 1999. – С. 79-80.
  19. Басенцян Ю.Г., Исхаков О.С., Шипилевский В.М. Течение легкой черепно-мозговой травмы у детей с осложненным неврологическим анамнезом // Материалы российского конгресса «Новые технологии в неврологии и нейрохирургии на рубеже тысячелетий» (Ступино, 07-09 декабря 1999г.). – Ступино, 1999. – С. 10.
  20. Потапов А.А. Сравнительная оценка тяжести травмы, клинического течения и исходов тяжелой черепно-мозговой травмы у детей и взрослых / Потапов А.А., Исхаков О.С., Гайтур Э.И., Басенцян Ю.Г. // Шестой конгресс педиатров России «Неотложные состояния у детей» (Москва 6-9 февраля 2000г.). – М., 2000. – С. 21-23.
  21. Басенцян Ю.Г. Особенности течения острой черепно-мозговой травмы у детей с осложненным неврологическим анамнезом / Басенцян Ю.Г., Исхаков О.С., Шипилевский В.М., Ермолаева Т.П., Елисеева Н.М., Шувалов В.М., Ратин Д.А. // Шестой конгресс педиатров России «Неотложные состояния у детей» (Москва, 6-9 февраля 2000г.). – М., 2000. – С. 54.
  22. Исхаков О.С. Тяжелая черепно-мозговая травма у детей, особенности лечения и возможности восстановления / Исхаков О.С., Басенцян Ю.Г., Чернышева Т.А., Иванова Т.Ф., Кешишян Р.А. // Шестой конгресс педиатров России «Неотложные состояния у детей» (Москва, 6-9 февраля 2000г.). – М., 2000. – С. 124.
  23. Иванова Т.Ф. Нутритивная поддержка при тяжелой черепно-мозговой травме у детей / Иванова Т.Ф., Чернышева Т.А., Карасева О.В., Багаев В.Г., Стародубцева Е.В., Басенцян Ю.Г., Исхаков О.С. // Шестой конгресс педиатров России «Неотложные состояния у детей» (Москва, 6-9 февраля 2000г.). – М., 2000. – С. 120.
  24. Исхаков О.С., Басенцян Ю.Г., Шипилевский В.М. Эффективность глиатилина в лечении детей с тяжелой черепно-мозговой травмой (клинические наблюдения) / Министерство здравоохранения РФ, Министерство обороны РФ. // Психопатология и военно-врачебная экспертиза черепно-мозговой травмы (пособие для врачей). – М., 2000. – С. 77-76.
  25. Чернышева Т.А. Респираторная поддержка у детей с черепно-мозговой травмой / Чернышева Т.А., Рошаль Л.М., Исхаков О.С., Гайтур Э.И., Стародубцева Е.В., Иванова Т.Ф., Багаев В.Г. // Материалы российского конгресса «Педиатрическая анестезиология, реанимация и интенсивная терапия» (Москва, 24-26 сентября 2001г.). – М., 2001. – С. 238.
  26. Исхаков О.С. Исходы тяжелой черепно-мозговой травмы в промежуточном и отдаленном периоде травмы / Исхаков О.С., Гайтур Э.И., Чернышева Т.А., Карасева О.В. // Материалы III съезда нейрохирургов России. – СПб., 2002. – С. 566-567.
  27. Исхаков О.С. Вторичные повреждающие факторы при сочетанной и изолированной черепно-мозговой травме у детей / Исхаков О.С., Чернышева Т.А., Карасева О.В., Шипилевский В.М., Ратин Д.А. // Материалы Первой всероссийской конференции по детской нейрохирургии (Москва, 18-20 июня 2003г.). – М., 2003. – С. 135-136.
  28. Исхаков О.С. Тяжелая черепно-мозговая травма у детей (прогноз и возможности реабилитации) / Исхаков О.С., Шипилевский В.М., Чернышева Т.А., Карасева О.В. // Материалы всеармянского международного хирургического конгресса. – Ереван, 2003. – С. 199.
  29. Исхаков О.С. Особенности изолированной и сочетанной черепно-мозговой травмы у детей / Исхаков О.С., Рошаль Л.М., Потапов А.А., Бухрашвили М.К., Чернышева Т.А., Шипилевский В.М., Селезнева Ж.В., Карасева О.В. // Доказательная нейротравматология. – М., 2003. – глава №4. – С. 117-136.
  30. Исхаков О.С. Прогностическое значение внутричерепного давления и мозгового кровотока у детей с тяжелой черепно-мозговой травмой / Исхаков О.С., Селезнева Ж.В., Шипулева И.В., Ратин Д.А., Качанова М.Н., Шипилевский В.М. // Материалы IX конгресса педиатров России «Актуальные проблемы педиатрии» (Москва, 10-12 февраля 2004г);Вопросы современной педиатрии.–2004.– Т. 3, прил. №1.– С.173-174.
  31. Исхаков О.С. Проблемы диагностики и лечения тяжелой черепно-мозговой травмы у детей / Исхаков О.С., Семенова Ж.Б., Амчеславский В.Г., Чернышева Т.А., Селезнева Ж.В, Мазина Е.Г.// Материалы Первого международного форума «Неотложная медицина в мегаполисе» (Москва, 13-14 апреля 2004г) . –  М.: ГЕОС, 2004. – С. 146.
  32. Мазина Е.Г. Особенности отоневрологической симптоматики при легкой черепно-мозговой травме в детском возрасте / Мазина Е.Г., Исхаков О.С., Шипилевский В.М., Селезнева Ж.В., Архангельская Я.Н., Елисеева Н.М. // Материалы VII международного симпозиума «Новые технологии в нейрохирургии» (С.-Петербург, 27-29 мая 2004г.). – М., 2004. – С. 33-34.
  33. Мазина Е.Г. Опыт лечения переломов костей носа со смещением на фоне черепно-мозговой травмы у детей / Мазина Е.Г., Исхаков О.С., Шипилевский В.М., Селезнева Ж.В., Архангельская Я.Н., Елисеева Н.М. // Материалы VII международного симпозиума «Новые технологии в нейрохирургии» (С.-Петербург, 27-29 мая 2004г.). – М., 2004. – С. 33.
  34. Исхаков О.С., Потапов А.А. Основные механизмы травмы, характер повреждений и вторичные повреждающие факторы при изолированной черепно-мозговой травме у детей // Материалы VII международного симпозиума «Новые технологии в нейрохирургии» (С.-Петербург, 27-29 мая 2004г.). – М., 2004. – С. 34.
  35. Селезнева Ж.В. Транскраниальная допплерография при черепно-мозговой травме у детей / Селезнева Ж.В., Исхаков О.С., Мазина Е.Г., Ратин Д.А. // Материалы VII международного симпозиума «Новые технологии в нейрохирургии» (С.-Петербург, 27-29 мая 2004г.). – СПб., 2004. – С. 33.
  36. Исхаков О.С., Потапов А.А. Основные механизмы травмы, характер повреждений и вторичные повреждающие факторы при изолированной и сочетанной черепно-мозговой травме у детей // Материалы VII международного симпозиума «Новые технологии в нейрохирургии»(С.-Петербург, 27-29 мая 2004г.). – СПб., 2004. – С. 34.
  37. Мазина Е.Г. Роль отоневрологического метода обследования в диагностике легкой черепно-мозговой травмы у детей / Мазина Е.Г., Исхаков О.С., Шипилевский В.М., Архангельская Я.Н., Елисеева Н.М. // Материалы VII международного симпозиума «Новые технологии в нейрохирургии» (С.-Петербург, 27-29 мая 2004г.). – СПб., 2004. С. 35.
  38. Исхаков О.С. Изолированная и сочетанная черепно-мозговая травма у детей (основные механизмы и характер повреждений, вторичные травмирующие факторы) / Исхаков О.С., Иванова Т.Ф., Шипилевский В.М., Чернышева Т.А. // Материала форума «Медицина в мегаполисе». – М., 2004.
  39. Исхаков О.С. Легкая черепно-мозговая травма у детей: клинико-компьютерно-томографические сопоставления/ Исхаков О.С., Шипулева И.В., Шипилевский В.М., Алябьев В.Н.// Сборник материалов X съезда педиатров России "Пути повышения эффективности медицинской помощи детям" (Москва, 8-10 февраля 2005г.); Вопросы современной педиатрии. - 2005. - том 4, прилож. №1. - с. 646.
  40. Басенцян Ю.Г. Особенность течения черепно-мозговой травмы у детей с осложненным неврологическим анамнезом / Басенцян Ю.Г., Исхаков О.С., Шипилевский В.М., Ермолаева Т.П., Елисеева Н.М., Шувалов В.М., Ратин Д.А. // Материалы IV конгресса педиатров. – М., 2005. – С. 54-55.
  41. Исхаков О.С. Тяжелая черепно-мозговая травма у детей, особенности лечения и возможности восстановления / Исхаков О.С., Басенцян Ю.Г., Чернышева Т.А., Иванова Т.Ф., Кешишян Р.А. // Материалы IV конгресса педиатров. – Москва, 2005. – С. 424-425.
  42. Исхаков О.С., Потапов А.А., Шипулева И.В. Лечение внутричерепных гематом у детей // Материалы IV конгресса педиатров. – Москва, 2005. – С. 411-412.
  43. Исхаков О.С. Нейротропная терапия в остром периоде тяжелой черепно-мозговой травмы у детей // Материалы научно-практической конференции НЦЗД «Фармакотерапия в педиатрии». – М., 2005. С. 42-43
  44. Состояние и перспективы совершенствования в Москве системы этапной помощи детям, пострадавшим при дорожно-транспортных происшествиях (информационное письмо № 14) / Правительство г. Москвы, Департамент здравоохранения ; сост.: Рошаль Л.М., Кешишян Р.А., Багаев В.Г., Иванова Т.Ф., Семенова Ж.Б., Пужицкий Л.Б., Исхаков О.С., Янюшкина О.Г., Митюшин А.А., Житко Ю.П., Туманова М.В., Андреев А.А., Вартапетов М.Г., Селютина Н.С., Никишцев И.Н., Ключников В.Ю., Колосков И.Ю. – М., 2005. – 17 с.
  45. Исхаков О.С., Потапов А.А., Шипилевский В.М. Взаимосвязь механизмов травмы с тяжестью и видами повреждения мозга у детей с черепно-мозговой травмой // Второй международный форум «Неотложная Медицина в Мегаполисе» (Москва, 20-21 апреля, 2006). Программа, тезисы докладов, каталог участников выставки. – М.: ГЕОС, 2006. – С. 44-45.
  46. Семенова Ж.Б. Тактика лечения сочетанной черепно-мозговой травмы на догоспитальном этапе / Семенова Ж.Б., Рошаль Л.М., Кешишян Р.А., Исхаков О.С., Пужицкий Л.Б., Мельников А.В. // Материалы Х конгресса педиатров России «Актуальные проблемы педиатрии» (Москва, февраль, 2006г.). – М., 2006. С.48
  47. Исхаков О.С., Потапов А.А., Шипулева И.В. Показания к хирургическому и консервативному лечению внутричерепных гематом у детей // Материалы Х конгресса педиатров России «Актуальные проблемы педиатрии» (Москва, февраль, 2006г.). – М., 2006. С.56
  48. Исхаков О.С. Клинико-компьютерно-томографические критерии в оптимизации подходов к хирургическому и консервативному лечению внутричерепных гематом у детей / Исхаков О.С., Потапов А.А., Рошаль Л.М., Шипулева И.В. // Всероссийская конференция «Высокие технологии в медицине». – М., 2006. –  С.83
  49. Исхаков О.С., Потапов А.А., Шипулева И.В. Лечение внутричерепных гематом у детей // Материалы IV Российского конгресса «Современный технологии в педиатрии и детской хирургии». – М., 2005г. – С. 411-412.
  50. Исхаков О.С., Потапов А.А., Шипулева И.В. Тактика лечения травматических оболочечных гематом у детей // Материалы городской научно-практической конференции «Хирургия повреждений черепа и мозга». – М., 2006. – С. 11-19.
  51. Протокол оказания помощи пострадавшим детям с тяжелой изолированной и сочетанной черепно-мозговой травмой на догоспительном этапе (методические рекомендации № 44) / Сост.: Рошаль Л.М., Семенова Ж.Б., Амчеславский В.Г., Багаев В.Г., Иванова Т.Ф., Кешишян Р.А., Исхаков О.С., Карасева О.В., Чернышева Т.А., Элькис И.С., Архипова Н.Л., Андреев А.А., Манжос П.И. – М., 2006. – 12 с.
  52. Исхаков О.С. Особенности механизмов, патогенеза, клинического течения и исходов очаговых и диффузных травматических повреждений головного мозга у детей с изолированной и сочетанной травмой / Исхаков О.С., Рошаль Л.М., Потапов А.А., Шипилевский В.М.//Материалы IV съезда нейрохирургов России. – М., 2006. – С. 46.
  53. Исхаков О.С. Тактика хирургического и консервативного лечения травматических внутричерепных гематом у детей / Исхаков О.С., Потапов А.А., Рошаль Л.М., Шипулева И.В. // Материалы IV съезда нейрохирургов России. – М., 2006. – С. 332.
  54. Семенова Ж.Б. Актуальные вопросы лечения тяжелой сочетанной и изолированной черепно-мозговой травмы / Семенова Ж.Б., Иванова Т.Ф., Карасева О.В., Пужицкий Л.Б., Исхаков О.С., Мельников А.В., Рошаль Л.М., Кешишян Р.А. // Материалы IV съезда нейрохирургов России. – М., 2006. – С. 332.
  55. Исхаков О.С. Тактика лечения травматических внутричерепных гематом у детей / О.С. Исхаков, А.А. Потапов, И.В. Шипулева // Материалы городской научно-практической конференции «Хирургия повреждений черепа и головного мозга». – М., 2006. – С. 11-19.
  56. Рошаль Л.М. Значение современных методов нейровизуализации и церебрального мониторинга в выборе лечебной тактики при травматических внутричерепных гематомах у детей / Рошаль Л.М., Исхаков О.С., Потапов А.А., Шипулева И.В., Иванова Т.Ф., Генералов В.О. // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Высокие медицинские технологии». – М., 2006. – С. 20.
  57. Исхаков О.С. Показания к хирургическому или консервативному лечению травматических внутричерепных гематом у детей / О.С. Исхаков, А.А. Потапов, И.В. Шипулева // Материалы II Всероссийской конференции детских нейрохирургов. – М., 2007. – С. 69-70.
  58. Исхаков О.С. Значение контроля внутричерепного и церебрального перфузионного давления в оценке состояния и прогноза тяжелой черепно-мозговой травмы у детей / Исхаков О.С., Багаев В.Г., Амчеславский В.Г., Мещеряков С.В. // Материалы II Всероссийской конференции детских нейрохирургов. – М., 2007. – С. 70-71.
  59. Исхаков О.С., Мещеряков С.В. Мониторинг внутричерепного и церебрального перфузионного давления в оценке прогноза и определения тактики лечения внутричерепной гипертензии у детей с тяжелой черепно-мозговой травмой // Материалы конференции «Поленовские чтения». – СПб., 2007. – С. 264-265.
  60. Исхаков О.С. Внутричерепное и церебральное перфузинное давление в патогенезе тяжелой черепно-мозговой травмы и прогнозировании ее исходов / Исхаков О.С., Багаев В.Г., Амчеславский В.Г., Мещеряков С.В. // VI московская ассамблея «Здоровье столицы» (13-14 декабря 2007г.). Программа, тезисы докладов, каталог участников выставки. – М.: ГЕОС, 2007. – С. 118-119.
  61. Исхаков О.С. Внутричерепные гематомы у детей / О.С. Исхаков; А.А. Потапов, И.В. Шипулева. // Материалы XI конгресса педиатров России «Актуальные вопросы оказания неотложной помощи детям с нейрохирургической патологией».– М.,2007. – С. 45.
  62. Исхаков О.С. Значение контроля внутричерепного и церебральное перфузионного давления при тяжелой черепно-мозговой травме у детей / Исхаков О.С., Багаев В.Г., Амчеславский В.Г., Мещеряков С.В. // IX ежегодный научный форум «Мать и Дитя» (Москва,  2-5 октября 2007г.). – М., 2007.
  63. Шипулева И.В., Исхаков О.С. Оценка внутричерепного и церебрального перфузионного давления для лечения детей с тяжелой черепно-мозговой травмой и прогноза исходов // Сборник статей к 85-летию рентгенологического отделения центральной клинической больницы г. Москвы. – М., 2008. – С.
  64. Амчеславский В.Г. Рекомендации или стандарты диагностики и лечения в остром периоде тяжелой черепно-мозговой травмы у детей / Амчеславский В.Г., Кешишян Р.А., Багаев В.Г., Исхаков О.С. // Материалы республиканской научно-практической конференции детских хирургов. – Витебск, 2008. – С. 26-28.
  65. Багаев В.Г., Амчеславский В.Г., Исхаков О.С. Анестезиологическая тактика при неотложных операциях у детей с тяжелой черепно-мозговой травмой // Материалы республиканской научно-практической конференции детских хирургов. – Витебск, 2008. – С. 34.
  66. Кешишян Р.А. Детский травматизм со смертельным исходом / Кешишян Р.А., Амчеславский В.Г., Исхаков О.С., Саруханян О.О., Янюшкина О.Г., Селютина Н.С. // Материалы республиканской научно-практической конференции детских хирургов. – Витебск, 2008. – С. 158-160.
  67. Рошаль Л.М. Основные принципы оказания медицинской помощи детям с тяжелой сочетанной и изолированной черепно-мозговой  травмой / Рошаль Л.М., Семенова Ж.Б., Карасева О.В., Ахадов Т.А., Сушкевич Г.Н., Мельников А.В., Пужицкий Л.Б., Чернышева Т.А., Фуфаева, Исхаков О.С., Амчеславский В.Г. // VII московская ассамблея «Здоровье столицы» (Москва, 18-19 декабря 2008г.). Программа, тезисы докладов, каталог участников вставки. – М.: ГЕОС, 2008. – С. 137-138.
  68. Исхаков О.С. Восстановление сознания, психических и моторных функции в промежуточном и отдаленном периодах тяжелой черепно-мозговой травмы у детей // Материалы  международной конференции «Восстановление сознания и психической деятельности после травмы мозга: междисциплинарный подход»  (Москва 2-4 июля 2008 г). М., 2008. – С. 38
  69. Багаев В.Г., Амчеславский В.Г., Исхаков О.С. Анестезиологическая тактика при неотложных операциях у детей с тяжелой черепно-мозговой травмой // Материалы IV научно-практической конференции «Безопасность больного в анестезиологии-реаниматологии». – М., 2008. – С. 7.
  70. Амчеславский В.Г. Рекомендации или стандарты диагностики и лечения в остром периоде тяжелой черепно-мозговой травмы у детей / Амчеславский В.Г., Багаев В.Г., Кешишян Р.А., Исхаков О.С. // Материалы IV научно-практической конференции «Безопасность больного в анестезиологии-реаниматологии». – М., 2008. – С. 5-6.
  71. Исхаков О.С. Мониторинг внутричерепного давления у детей с тяжелой черепно-мозговой травмой // Седьмой Российский конгресс «Современные технологии в педиатрии и детской хирургии», Всероссийская конференция «Актуальные вопросы детского возраста» (Москва, 21-23 октября 2008г.). – М., 2008. – С. 66.
  72. Семенова Ж.Б. Основные принципы оказания медицинской помощи детям с тяжелой черепно-мозговой травмой. Семенова Ж.Б., Исхаков О.С., Карасева О.В., Амчеславский В.Г., Чернышева Т.А., Багаев В.Г., Иванова Т.Ф./ материалы VII Московсой  ассамблеи «Здоровье столицы 2008» (Москва 18-19 декабря 2008г). – М. – 2008. – С. 189.
  73. Исхаков О.С. Структура, патогенетические механизмы и исходы при черепно-мозговой травме у детей // III Конгресс московских хирургов «Неотложная и специализированная помощь» (Москва, 14-15 мая 2009г.). Тезисы докладов. – М.: ГЕОС, 2009. – С. 94-95.
  74. Amcheslavski V.G. Secondary Brain Damage Mechanisms in the Head Injured Patients / Amcheslavski V.G., Gaitur E.I., Toma G., Toma A., Parfenov A., Mukhametjanov H., Leonov V.G., Iskhakov O.S., .Nevzorov V.A. // In Book of Abstracts for Neurotrauma symposium Cruise Moscow-Volga River, 1997, Abstracts, B-1, p.54.
  75. Iskhakov O.S. Arterial Hypoxia in Children with Severe Craniocerebral Trauma / Iskhakov O.S., Basenjan U.G., Mukhametjanov H., Gaitur E.I., Fisenko I.N. // In Book of Abstracts for Neurotrauma symposium Cruise Moscow-Volga River, 1997, Abstracts, B-3, p. 58.
  76. Iskhakov O.S. Mild Head Injury in Children Against Residual-Organic Background / Iskhakov O.S., Basenjan U.G., Mukhametjanov H., Gaitur E.I., Fisenko I.N // In Book of Abstracts for Neurotrauma symposium Cruise Moscow-Volga River, 1997, Abstracts, I-8, p.190.
  77. Mukhametjanov H. The Outcomes in Patients with Severe Head Injury / Mukhametjanov H., Gaitur E.I, Ivakina N., Fisenko I.N. Iskhakov O.S. // In book of abstracts for The 4-th Asian Oceanian International Congress Skull Base Surgery. Abstracts (Islamabad, Pakistan, November 8–10, 1997). – Islamabad, 1997. – P. 174.
  78. Gaitur E.I. Secondary Insult to the Injured Brain / Gaitur E.I., Mukhametjanov H., Iskhakov O.S., Paramonov L.V., Zemscov A.P. // In book of abstracts for The 4-th Asian Oceanian International Congress Skull Base Surgery. Abstracts (Islamabad, Pakistan, November 8–10, 1997). – Islamabad, 1997. – P. 175.
  79. Iskhakov O.S. Factors influencing the functional outcome of Children with Severe Head Injury (SHI) / Iskhakov O.S., Gaitur E.I., Shipilevsky V.M., Dimitrenko E.V. // Abstracts 6th EMN Congress (Moscow, May 14-17, 2001). – Moscow, Russia. –. P. 107.
  80. Iskhakov O.S. Mild head injury in children with neurological - organic background / Iskhakov O.S., Gaitur E.I., Shipilevsky V.M., Dimitrenko E.V. // 6th EMN Congress (Moscow, May 14-17, 2001).
  81. Iskhakov O.S., Potapov A.A. Indications for Surgical or Medical Treatment of Traumatic intracranial Haematomas in Children // Join Meeting of the French and Russian Societies of Neurosurgery. Abstracts. (Caen, France, March 29-April 1, 2006). – France, 2006. – P. 80-81.
  82. Potapov A.A., Iskhakov O.S. Treatment Tactics for children with of intracranial hematomas (ICH) // Abstracts 8-th Neurotrauma Symposium (Rotterdam, The Netherlands, 21-25 May, 2006).
  83. Iskhakov O. Treatment Tactic For Children With Traumatic Intracranial Hematomas / Iskhakov O., Potapov A., Roshal L., Shipulova I. // Glasgo 09.2007
  84. Iskhakov O.S. Tactics of intracranial hematoma management in children / Iskhakov O.S., Roshal L.M., Potapov A.A., Shipuleva I.V., Melnikov A.V., Shipilevsky V.M. // Abstract. XIV World Congress of Neurological Surgery of the World Federation of Neurosurgical Societies (Boston, 2009), Control/Tracking Number: 08-A-1166-WFNS



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.