WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Герасимова
Людмила Ивановна

патогенетическая роль дезадаптации
к холоду в развитии донозологических состояний в условиях Севера

14.00.16 патологическая физиология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени
доктора медицинских наук

Санкт-Петербург – 2008

Работа выполнена в ГОУ ВПО Петрозаводский государственный университет

Научный консультант:
доктор медицинских наук, профессор
Лупандин Юрий Васильевич

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор
Власов Тимур Дмитриевич

доктор медицинских наук, профессор
Зайчик Альберт Михайлович

доктор медицинских наук, профессор
Коваленко Людмила Васильевна

Ведущая организация:
Российский Университет дружбы народов

Защита состоится «___» _______________2008 г. в ______ на заседании диссертационного Совета Д.208.090.03 при Санкт-Петербургском государственном медицинском университете им. акад. И. П. Павлова (197022, г. Санкт-Петербург, ул. Льва Толстого, 6/8, зал заседаний Учёного совета).

С диссертацией можно ознакомиться в медицинской библиотеке Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. акад. И. П. Павлова.

Автореферат разослан «____» _____________ 2008 г.

Ученый секретарь
диссертационного Совета,
доктор медицинских наук,
профессор        В. Ф. Митрейкин

Общая характеристика диссертации



Актуальность проблемы. Проблема сохранения здоровья человека, проживающего в условиях Севера, остаётся актуальной, что связано с активным освоением территорий, увеличением миграционных процессов на территории России, повышением доли пожилого населения, в том числе в Северо-Западном Регионе. Сложный комплекс внешних воздействий высоких широт, включая суровые природно-климатические факторы, большой спектр антропогенных влияний, предъявляет высокие требования к организму (Авцын А. П. и др., 1985; Казначеев В. П., 1980; Кривощеков С. Г., 2006; Панин Л. Е., 1979; Хаснулин В. И., 1998; Хаснулин В. И. и др., 2005; Hassi J. et al., 2001). Негативные тенденции в изменении показателей здоровья населения и состояния среды обитания человека ставят эту проблему в разряд наиболее приоритетных задач государственной политики (Онищенко Г. Г., 2003; Онищенко Г. Г., Самошкин В. П., 2000). В условиях высоких широт многие заболевания характеризуются ранним началом, неспецифичностью симптомов, большей распространенностью нарушения функционального состояний организма, чем в других климатических зонах (Потапов А. И. и др., 2005; Совершаева С. Л., 1996; Хаснулин В. И. и др., 2005). Значительное место в заболеваемости занимают болезни системного перенапряжения, снижается порог вредного воздействия на организм производственно-экологических факторов, и уменьшаются функциональные возможности организма к восстановлению нарушений гомеостаза (Афанасьева Р. Ф., Бурмистрова О. В., 2006; Потапов А. И. и др., 2005; Campbel D. A., Kay S. P., 1998; Hassi J. et al, 2003).

Республика Карелия, регион Северо-Запада РФ, отличается дискомфортностью климато-географических условий, которая сравнима с регионами Крайнего Севера, что вызывает напряжение адаптационных систем, затрудняет компенсацию и увеличивает показатели общей смертности, в том числе людей трудоспособного возраста (Доршакова Н. В., 1997; Хаснулин В. И. и др., 2005).

Представляется целесообразным рассмотреть особенности функционирования организма в условиях Севера с точки зрения адекватности температурной адаптации. Как известно, приспособление к длительному действию холода затрагивает практически все процессы жизнедеятельности организма, которые координируются в рамках единой программы сохранения температурного гомеостаза. Основу управления процессом адаптации к холоду составляют системные изменения нейро-гормональной регуляции и обмена веществ, где ведущее значение имеют повышение роли адренергических механизмов и изменение тиреоидного статуса организма (Бойко Е. Р., 2005; Зайчик А. Ш., Чурилов Л. П., 2000; Панин Л. Е., 1979; Leppluoto J. et al., 2005).

Проявления отрицательного влияния холода в различных системах организма объединяют в понятие холод-ассоциированные симптомы (ХАС, Hassi J. et al, 2003), включающие в себя боли (дискомфорт), нарушения чувствительности и изменения цвета открытых частей тела, а также признаки функциональной недостаточности физиологических систем организма (Campbell D. A., Kay S. P., 1998). Феномен Рейно считается одним из специфичных проявлений непереносимости холода (Алекперов Р. Т., 2005; Гусева Н. Г., 2005; Block J. A., Sequeira W., 2001; Maricq H. R. et al, 1997). Многими авторами отмечено, что феномен Рейно имеет общие патогенетические механизмы с холод-индуцированной вазоконстрикцией, основу которых составляет усиление адренореактивности сосудов (Алекперов Р. Т., 2005; Гусева Н. Г., 2005; Bailey S. R., 2005; Kanagy N. L., 2005), что затрудняет дифференциальную диагностику ранних проявлений феномена Рейно и усиленной холод-индуцированной вазоконстрикции, в возникновении которой, как и феномена Рейно, помимо указанных факторов, играют роль нарушения эндотелий-зависимой и эндотелий-независимой вазодилатации (Васина Е. Ю., 2006; Меншутина М. А., Васина Е. Ю., 2003; Петрищев Н. Н. и др., 2004; Cooke J. P., Marshall J. M., 2005).

Исследованиями в области определения факторов риска для населения высоких широт показано, что распространенность феномена Рейно составляет от 0,5 до 20 % (Табеева Р. Т., 2002; Generini S. et al, 1996; Suter L. G. et al, 2005), наблюдается зависимость его частоты от широты местности (Block J. A., Sequeira W., 2001; Maricq H. R. et al., 1997), установлена возможность участия механизмов развития феномена Рейно в формировании соматических заболеваний человека (Табеева Р. Т., 2002; Generini S. et al., 1996). Указанные факты, а также общность происхождения холод-индуцированной вазоконстрикции и феномена Рейно на основе усиления активности адренергических механизмов (Bailey S. R. et al, 2005; Kanagy N. L., 2005) позволяют расценивать ХАС в качестве признаков напряжённой адаптации к холоду и факторов риска нарушения здоровья населения, проживающего в условиях Севера (Hassi J. et al., 1998, 2003).

Функциональное состояние двигательной системы и её основного эффекторного органа, скелетной мускулатуры, играет важную роль как в реакциях срочной, так и долговременной адаптации к холоду. В экспериментальных исследованиях показано вовлечение и характер участия двигательной системы в поддержании температурного гомеостаза организма (Лупандин Ю. В. и др. 1995; Haman F., 2006; Kleinebeckel D., Klussmann F. W., 1990; Meigal A., 2002). Вместе с тем, в литературе нет данных, интегративно характеризующих морфо-функциональное состояние двигательной системы человека при долговременной адаптации к холоду и особенности её функционирования с точки зрения адекватности процесса приспособления к холоду. Учитывая то, что электронейромиография (ЭНМГ) является одним из наиболее информативных современных методов оценки функционального состояния двигательной системы (Гехт Б. М. и др., 1997, Команцев В. Н., Заболотных В. А., 2001; Зенков Л. Р., Ронкин М. А., 2004), исследование интерференционной электромиограммы (ИЭМГ) позволяет объективно оценить состояние нервно-мышечной системы и дополнить другие методы диагностики (Fuglsang-Frederiksen A., 1989; Kurca E., Drobn M., 2000).

Проблема донозологических состояний или «предболезни» давно находится в сфере внимания клинической медицины. При этом в последнее время большое значение придаётся выявлению изменений в организме, соответствующих начальному звену патогенеза болезни (Баевский Р. М., 2003, 2006). В этой связи современная научная концепция оценки и прогнозирования функциональных состояний организма представляет интерес, поскольку позволяет выявлять донозологические состояния организма и проводить своевременную профилактическую работу с целью сохранения здоровья населения, проживающего в неблагоприятных климато-географических условиях.

Цель исследования: установить значение температурной адаптации в формировании здоровья человека в условиях Севера, а также изучить механизмы развития дезадаптации к холоду и их проявления с целью диагностики донозологических состояний человека в условиях Севера.

Задачи исследования:

  • Исследовать адекватность процесса приспособления к холоду на основе анализа частоты холод-ассоциированных симптомов.
  • Оценить функциональное состояние вегетативной нервной системы и параметры лёгочной вентиляции в зависимости от степени адаптации субъектов к условиям Европейского Севера.
  • Исследовать проводящие свойства сенсорных и моторных волокон периферических нервов в группах с различной адаптированностью к условиям Европейского Севера.
  • Установить турн-амплитудные хаарктеристики ИЭМГ изометрического сокращения, характеризующие «неврогенный» тип нарушений функции скелетных мышц.
  • Установить онтогенетические особенности двигательной системы на основе турн-амплитудного анализа ИЭМГ при дозированном изометрическом сокращении, а также при проведении функционального теста с мышечным утомлением.
  • Установить электронейромиграфические признаки, характеризующие работоспособность и функциональное состояние двигательной системы, при сочетанном влиянии холода и вредного производственного фактора (производственная вибрация).

Положения, выносимые на защиту:

  • Холод-ассоциированные симптомы характеризуют состояние «предболезни», связанного с неадекватным обеспечением процесса долговременной адаптации к холоду; усиленная холод-индуцированная вазоконстрикция является признаком повышения участия адренергических механизмов регуляции функций организма и напряжённой адаптации к холоду.
  • Отрицательный эффект адаптации к холоду, формирующийся в двигательной системе человека, характеризуется снижением функциональных возможностей скелетной мускулатуры вследствие нарушения проводящих свойств периферических нервов.
  • Формирующийся с возрастом «неврогенный» тип ИЭМГ обусловлен потенцирующим влиянием средовых факторов, в частности, условиями охлаждения, что способствует возрастному снижению функции двигательной системы у постоянных жителей Севера, а также служит фактором, предрасполагающим к развитию и прогрессированию патологии опорно-двигательной системы в регионах с холодным климатом.

Научная новизна. В проведенном исследовании впервые проведен системный анализ состояния организма человека в условиях Севера и показана роль механизмов, лежащих в основе температурной адаптации, в формировании здоровья человека на Севере, а также предпосылки развития дезадаптации к холоду и возникновения донозологических состояний. Впервые изучена роль ХАС в качестве признаков дезадаптации организма к условиям холода и показана связь их возникновения с состоянием функциональной системы температурной адаптации. Установлено, что субъективные признаки дезадаптации к холоду (ХАС) коррелируют с «предпатологическими» изменениями функционирования сердечно-сосудистой системы, состояния лёгочной вентиляции и электрофизиологическими свойствами двигательной системы.

С помощью современных электрофизиологических методов даны количественные характеристики функционального состояния и резервов двигательной системы человека в условиях длительного действия холода, как проявления пластичности двигательной системы. На основе количественного анализа ИЭМГ установлены особенности функционального состояния периферического отдела двигательной системы в различные периоды онтогенеза. Показано взаимодействие механизмов долговременной адаптации к холоду и некоторых индивидуальных факторов (возраст, производственные вредности) на уровне скелетных мышц. Впервые выявлен отрицательный эффект адаптации к холоду в форме нарушения миелинизации в периферической нервной системе и показано его потенциальная роль в снижении работоспособности двигательной системы у лиц, длительно проживающих в условиях Севера, а также в развитии и прогрессировании заболеваний двигательной системы.

Теоретическая и научно-практическая значимость. Проведенное исследование развивает положения адаптационной медицины в части изучения факторов, влияющих на здоровье человека в условиях Севера, и общих закономерностей развития дезадаптационных реакций. В рамках настоящего исследования проведен системный анализ состояния здоровья человека в условиях Севера с точки зрения адекватности процесса долговременной адаптации к холоду. Показано значение ХАС в качестве признаков неадекватности процесса долговременной адаптации к холоду и факторов риска развития патологии в различных системах организма в условиях Севера. Сопоставлены субъективные признаки дезадаптации к холоду (ХАС) и результаты комплексного функционального исследования. В частности, с помощью методов функциональной диагностики установлены признаки, свидетельствующие о дезадаптации к холоду: повышение участия адренергических механизмов регуляции функций у мигрантов по сравнению с постоянными жителями Севера, а также у лиц с ХАС в форме феномена Рейно; установлены субклинические нарушения вентиляции у мигрантов по сравнению с постоянными жителями Севера, а также у лиц с ХАС в форме холодовой одышки.

Доказан отрицательный эффект адаптации к холоду в форме неврогенного снижения функции мышечной системы и установлены особенности электронейромиографических характеристик двигательной системы в зависимости от адаптированности к холоду, а также при сочетании средовых условий длительного охлаждения и возрастных изменений, а также вредных производственных факторов (производственная вибрация).

Анализ взаимодействия функционального состояния двигательной системы (механизмы долговременной адаптации к холоду) и вегетативного обеспечения функций организма (факторы срочной адаптации к холоду, компенсаторные механизмы) имеет теоретическое значение для изучения иерархии и взаимодействия разных функций организма, и могут найти свое приложение в теории систем.

Научно-практическое значение диссертации заключается в усовершенствовании методики ЭМГ в части развития неинвазивных способов регистрации сигналов, и количественного (турн-амплитудного) анализа ИЭМГ. Сопоставлены результаты разработанной методики турн-амплитудного анализа ИЭМГ при дозированном изометрическом сокращении и широко применяемого метода стимуляционной ЭНМГ. Расширено использование количественного анализа ИЭМГ для оценки работоспособности и функциональных резервов двигательной системы человека при различных функциональных состояниях, в том числе связанных с длительным влиянием Севера.

С помощью комплексного применения ЭНМГ-методов исследования, включая турн-амплитудный анализ ИЭМГ, выделены электромиографические синдромы, характеризующие возрастные изменения двигательной системы у жителей Севера, состояния, связанные с мышечным перенапряжением, в процессе утомления и восстановления, а также при патологии двигательной системы вследствие длительного влияния производственной вибрации.

Апробация работы. Основные результаты диссертации доложены и обсуждены на Российских и международных научных симпозиумах: III Международном конгрессе по патофизиологии (Lahti, 1998); II и III Российском конгрессе по патофизиологии (Москва, 2000, 2004); XXXIII Международном конгрессе по физиологическим наукам (Санкт-Петербург, 1997); VIII Мировом Конгрессе Общества по адаптивной медицине (Москва, 2006); на пленумах Российского и Московского научного общества патофизиологов (Москва, 2006, 2007); XVII Мировом Конгрессе по неврологии (London, 2001), XVIII и XIX съездах ВФО им. И. П. Павлова (Казань, 2001; Екатеринбург, 2004), IV и V Съездах физиологов Сибири и Дальнего Востока (Новосибирск, 2002; Томск, 2004); Всероссийском Форуме «Здоровье нации – основа процветания России»» (Москва, 2005); XI Национальном конгрессе «Человек и его здоровье» (Санкт-Петербург, 2006); международных конференциях Environmental Ergonomics (Dortmund, 2000), Problems with Cold Work (Solna, 1998); Симпозиуме «Патофизиология и современная медицина» (Москва, 2004); конференции «Механизмы типовых патологических процессов» (Санкт-Петербург, 2003), II, III, IV международных конференциях по физиологии мышц и мышечной деятельности (Москва, 2003, 2005, 2007), I Всероссийской с международным участием конференция «Управление движением» (Великие Луки, 2006); Российской конференции «Организм и окружающая среда: жизнеобеспечение и защита человека в экстремальных условиях» (Москва, 2000); Международной конференции «Проблемы экологии человека» (Архангельск, 2000, 2004); 10ой Всероссийской конференции по физиологии труда (Москва, 2001); «Актуальные проблемы экологической физиологии человека на Севере» (Сыктывкар, 2001, 2004); XI Международном симпозиуме «Эколого-физиологические проблемы адаптации» (Москва, 2003); 6ой научно-практической конференции «Методы исследования регионарного кровообращения и микроциркуляции в клинике и эксперименте» (Санкт-Петербург, 2007).

Реализация результатов исследования. Диссертационная работа выполнена в рамках целевых программ научных исследований (№№ гос. регистрации 0120.0603111 (Исследование базовых механизмов терморегуляционной мышечной активности в построении движения и двигательном контроле у человека), 0120.0502699 (Изучение нейрофизиологических механизмов движения человека при действии факторов, лимитирующих функциональные возможности двигательной системы)). Исследования были поддержаны грантами РФФИ 307-2003-04, РГНФ «Русский Север» 01-06-49004 а/с, Программой Росбразования «Университеты России» УР 11.01.245. Автор была награждена Медалью РАН для молодых ученых в 1999 за цикл работ в области физиологии «Двигательный контроль и работоспособность человека в экстремальных температурных условиях». Теоретические положения диссертации включены в учебные программы по дисциплинам «Патофизиология» и «Нормальная физиология» на медицинском факультете ПетрГУ, автором разработан и внедрен в образовательный процесс электронный учебный ресурс «Стресс и адаптация» (Акт о внедрении от 10.10.07). Результаты работы используются в лечебно-диагностической практике Республиканской больницы, Детской республиканской больницы (Республика Карелия, г. Петрозаводск).

Объём и структура диссертации. Текст диссертации изложен на 289 страницах, состоит из введения, обзора литературы, материалов и методов исследования, результатов собственного исследования, обсуждения результатов, заключения, выводов, практических рекомендаций и списка литературы. Список литературы включает 430 источников, в том числе 185 – отечественных и 245 – зарубежных. Диссертация содержит 28 таблиц и 48 рисунков.

Содержание диссертации

Материалы и методы исследования

В исследовании приняли участие 603 испытуемых (322 м, 281 ж). Из них практически здоровые лица составили 471 (252 м, 219 ж): 157 детей (78 м, 79 ж), 302 лиц молодого возраста (169 м, 133 ж), 12 лиц старшего возраста (5 м, 7 ж); 17 лиц, перенесших дифтерийную полинейропатию (6 м, 11 ж); 20 лиц с вибрационной болезнью (20 м); 95 лиц с терапевтической патологией (44 м, 51 ж). Среди испытуемых молодого возраста 245 были резидентами Северо-Западного региона России (134 м, 111 ж); 38 – мигрантами из южных регионов России (16 м, 22 ж); 19 – мигрантами из стран Ближнего и Среднего Востока (19 м). Срок пребывания в Республике Карелия у мигрантов составлял 3—4 года, у резидентов — 16 лет.

Анкетирование с целью выявления ХАС проведено с участием 403 человек, в том числе: 197 резидентов Северо-Западного региона России (71 м, 126 ж); 72 мигранта из южных регионов России (28 м, 44 ж); 19 мигрантов из стран Ближнего и Среднего Востока (19 м); 20 лиц с вибрационной болезнью (20 м); 95 лиц с терапевтической патологией (44 м, 51 ж).

ЭНМГ-исследования, анализ вызванного кожного вегетативного потенциала (ВКВП) и спирометрические тесты проведены в лаборатории (Твозд 22 — 24С, 50 — 60%; скорость движения воздуха менее 0.1 м/с) после 30-минутного нахождения испытуемого в помещении для стабилизации температуры кожи. Для контроля теплового состояния измеряли центральную температуру (Тц) сублингвально или ректально и средневзвешенную температуру кожи (СВТК) по Раманатану Н. Л. (Ramanathan N. L., 1964).

Биометрические исследования. Для измерения силы максимального произвольного сокращения (maximal voluntary contraction — MVC) m. biceps brachii стоящий испытуемый осуществлял максимальное давление на динамометр, укрепленный на нижней поверхности неподвижной балки. Рука находилась в положении локтевого сгибания (плечо расположено вдоль грудной клетки, суставной угол 90). Динамометрию проводили перед каждым сеансом ЭМГ. MVC мышц предплечья определяли при давлении кистью на динамометр, укрепленный на нижней поверхности неподвижной балки. При этом локтевой сустав был фиксирован в лонгете для избежания вовлечения мышц плеча.





Методика дозирования усилия и утомления. Дозирование статического усилия (изометрическое сокращение) m. biceps brachii создавали грузами весом 4, 6, 8 и 10 кг, подвешенными на манжете, укрепленной на предплечье, 2 — 3 см проксимальнее лучезапястного сустава, в течение 3 — 5 с. Испытуемых в положении стоя просили удерживать руку в положении локтевого сгибания (плечо расположено вдоль грудной клетки, суставной угол 90). Утомление m. biceps brachii было вызвано динамической работой до отказа. Стоящий испытуемый должен был совершать движения в локтевом суставе типа «сгибание — разгибание» с грузом, составляющим 30% от MVC.

Дозирование статического усилия мышц предплечья (m. flexor carpi radialis, m. flexor carpi radialis) создавали грузами весом 4, 6, 8 и 10 кг, подвешенными на манжете, укрепленной на кисти, в течение 3 — 5 с. Испытуемых в положении сидя инструктировали поддерживать нагруженную кисть на одном уровне с предплечьем, при этом рука находилась в положении локтевого сгибания, локтевой сустав фиксирован на подлокотнике. Утомление мышц предплечья вызывали движениями в лучезапястном суставе типа «сгибание — разгибание» с грузом, составляющим 30% от MVC.

Методики электронейромиографического исследования. Измерение параметров скорости распространения возбуждения (СРВ) выполнено с использованием электронейромиографа «Neurostar MS92B» (Великобритания) по общепринятой методике (Зенков Л. Р., Ронкин М. А., 2004; Van Dijk J. G., 2000).

ЭМГ-обследование при дозированной нагрузке и во время тестов на утомление, анализ потенциалов двигательных единиц (ПДЕ) были проведены с помощью электромиографа «Mikromed» MG-440 (Венгрия). Использованы биполярные накожные электроды («Mikromed», Венгрия, прямоугольные полюса 12*6 мм, типы SE-1, FE-1, FE-2, расстояние между полюсами 14 мм). Электроды фиксировали на предварительно обезжиренной коже, между кожей и электродами помещали электродный гель (EG-1, Микромед, Венгрия) для снижения электрического сопротивления тканей. Заземляющий электрод укрепляли на запястье.

ЭМГ регистрировали в мышцах предплечья (m. flexor carpi radialis, m. flexor carpi ulnaris), плеча (m. biceps brachii) при дозированной нагрузке на соответствующий сустав, голени (m. gastrocnemius) при подъеме испытуемого 8 — 10 раз на носки. Обработка данных ЭНМГ выполнена с помощью программного обеспечения «МБН-Нейромио-граф» (МБН, Москва, РФ). Исследованы амплитуда ИЭМГ (RMS, мкв) и количество «поворотов» (турнов) ЭМГ (турн – колебание потенциала ЭМГ амплитудой более 100 мкВ). На основании индивидуальных данных для установления вида функциональной зависимости параметров ИЭМГ от выполняемой нагрузки, а также числа турнов от амплитуды ЭМГ (метод Виллисона) использовали регрессионный анализ с линейной моделью регрессии: вычисляли коэффициенты регрессии и корреляции, строили кривые регрессии. Нами также исследовано изменение отношения количества турнов ЭМГ к средней амплитуде ЭМГ за 1 секунду (функциональная зависимость вида y(x) = n/x, где x — значение средней амплитуды ЭМГ за 1 секунду, n — количество турнов ЭМГ при данной амплитуде) для выявления максимального отношения количества турнов ЭМГ к средней амплитуде ЭМГ за 1 секунду и интервала средней амплитуды ЭМГ (анализ peak ratio).

Для регистрации ПДЕ m. triceps brachii электроды располагали на 1 — 2 см проксимальнее локтевого отростка. Для остальных мышц эффективные точки также располагались вблизи суставов. Для идентификации ПДЕ использовано программное обеспечение «МБН — Нейро-миограф» (программа MUP — motor unit potential) (МБН, Москва, РФ). Автоматический анализ ПДЕ включал определение длительности (мс), амплитуды (мкВ), количество фаз, время нарастания основного пика, площадь (интеграл) потенциала (мкВ*с).

Анализ частоты холод-ассоциированных симптомов. Участники исследования были опрошены путем интервью с помощью анкеты, содержащей вопросы о различных аспектах влияния холода на организм человека (оценка холодовой экспозиции, восприятие холодового фактора, влияние холода на самочувствие и повседневную активность, течение хронических заболеваний в холодный период года, ХАС). Для последующей статистической обработки использовали данные анкетирования при условии наличия более 70% ответов на вопрос. Анализ включал исследование структуры ответов (определение % положительных и % отрицательных ответов) с последующим сравнением ответов, полученных от респондентов в разных группах в зависимости от задач исследования, с использованием непараметрических критериев оценки. Для диагностики усиленной холод-индуцированной вазоконстрикции применялись критерии определения начальных признаков феномена Рейно, впервые описанных E. Allen и G. Brown (1932): симметричность эпизодов вазоспазма; отсутсвие заболеваний периферических сосудов (на основании анамнестических данных); отсутствие гангрены, дигитальных рубчиков или повреждения тканей пальцев рук. Усиленную холод-индуцированную вазоконстрикцию определяли по характерному анамнестическому описанию эпизода побеления пальцев с последующими цианозом, гиперемией, отеком и/или нарушением чувствительности (Гусева Н. Г., 2005; Maricq H. R. et al, 1996; Wigley F. M., Flavahan N. A., 1996). Влияние различных факторов на частоту ХАС и самочувствие оценено с помощью дисперсионного анализа. Взаимосвязь проявлений неблагоприятного действия холода установлена с помощью непараметрического корреляционного анализа с вычислением коэффициента корреляции Спирмена. Достоверными считали результаты при уровне значимости p менее 0.05.

Оценка функции внешнего дыхания. Внешнее дыхание оценивали с помощью компьютерного спирометра пневмотахометрического типа «Спиро-спектр» («Нейрософт», Иваново) согласно общепринятым правилам и методическим указаниям производителей данного оборудования (Сахно Ю. Ф. и др., 2005). С помощью программы теста «Спокойное дыхание / ЖЕЛ» оценивали статические объемы: жизненная ёмкость лёгких (ЖЕЛ), резервный объем вдоха (Ровд), дыхательный объём (ДО). Исследование проходимости дыхательных путей проведено с использованием программы «Экспресс-тест». Для статистического анализа брали абсолютные значения исследованных параметров, а также значения, нормализованные к должным величинам (% от должной величины).

Анализ вызванных кожных вегетативных потенциалов. Состояние вегетативной нервной системы оценивали с помощью прибора «ВНС-спектр» («Нейрософт» Иваново) при проведении кожно-симпатического теста с регистрацией вызванного кожного вегетативного потенциала (ВКВП) ладоней обеих рук в ответ на однократную зрительную стимуляцию (серия из 5-8 стимулов длительностью 20 мс). Анализировали внешний вид кривых, латентные периоды и амплитуды фаз в соответствии с принятыми рекомендациями (Михайленко А. А. и др.,1997; Одинак М. М. и др., 1999). У испытуемых определяли артериальное давление с помощью полуавтоматического тонометра и частоту сердечных сокращений. Для оценки уровня функционирования системы кровообращения и определения её адаптационного потенциала вычисляли индекс функциональных изменений (ИФИ, Баевский Р. М., Берсенева А. П., 1997).

ИФИ=0,011*ЧСС+0,014*АДС+0,008*АДД+0,014*В+0,009*МТ–0,009*Р–0,27,

где ЧСС – пульс в покое (уд/мин), АДС и АДД – систолическое и диастолическое артериальное давление в покое (мм рт.ст.), В – возраст (лет), МТ – масса тела (кг), Р – рост (см).

Значение ИФИ до 2,1 расценивалось как удовлетворительная адаптация, от 2,1 до 3,3 – напряжение механизмов адаптации, от 3,3 до 3,5 – неудовлетворительная адаптация, более 3,5 – срыв адаптации.

Статистическая обработка. Анализ результатов выполнен с использованием методов вариационной статистики (Гланц C., 1999). Проводили оценку распределения, вычисляли следующие статистики: среднее значение, стандартное отклонение, стандартная ошибка. Для сравнения совокупностей использованы параметрические (t-тест Стьюдента) и непараметрические методы оценки (критерий знаков, Колмогорова-Смирнова). Влияние факторов оценивали с помощью дисперсионного анализа (ANOVA), корреляционного (параметрического и непараметрического) и регрессионного анализов. Достоверными считали результаты при уровне значимости p менее 0.05. Обработка и анализ результатов проводились с помощью пакетов программ статистической обработки SPSS и «Statistica for Windows» 5.0, 6.0.

Результаты исследования и их обсуждение

Холод-ассоциированные симптомы как признак снижения устойчивости к холоду

В группе практически здоровых лиц среднее число ХАС составляло 1,95±0,13 во время действия холода, 1,45±0,10 сразу после действия холода. Количество и частота отдельных ХАС зависит от степени приспособленности организма человека к условиям холодного климата. В частности, напряженный процесс приспособления к условиям Севера, что имеет место у мигрантов из более южных регионов (p<0,05), характеризуется более частым появлением ХАС (рис. 1). У лиц с хроническими заболеваниями среднее число ХАС на холоде составляло 3,17±0,14 (p<0,001 по сравнению с группой практически здоровых лиц), после действия холода – 1,70±0,10 (p<0,05 по сравнению с группой практически здоровых лиц). У женщин во всех группах среднее количество ХАС было больше, чем у мужчин (p<0,05). Усиленная холод-индуцированная вазоконстрикция, как начальное прявление феномена Рейно, выявлена у 16% опрошенных, чаще у женщин (p<0,05) и у мигрантов из более южных регионов(p<0,05), холодовая крапивница – у 39 %, холодовая парестезия – у 32 %, холодовый ринит – у 22 %, холодовая одышка – у 14% опрошенных.

У пациентов с установленным медицинским диагнозом количество ХАС было больше, чем у лиц, находившихся на обследовании (r=0,32, p<0,001). Количество и распределение отдельных симптомов зависели от вида имеющейся у респондента патологии (рис. 2). Наибольшее количество ХАС наблюдалось у лиц, имеющих заболевания системы кровообращения, дыхания и опорно-двигательного аппарата (p<0,01).

Распределение отдельных ХАС зависело от состояния здоровья. Так, в группе практически здоровых лиц преобладали симптомы, возникающие от прямого действия холода на периферические ткани, например, холод-индуцированная вазоконстрикция (феномен Рейно I – II степени) и крапивница (0,22, p<0,05), нарушения чувствительности (0,20, p<0,05), а также болевые ощущения в мышцах, суставах. В группе пациентов с хроническими соматическими заболеваниями чаще наблюдались ХАС, возникающие на основе рефлекторных механизмов регуляции, например, затруднения дыхания, боли в груди и аритмии (p<0,05), что может отражать формирование патологической системы, связанной с дезадаптацией к холоду.

Наличие ХАС является фактором, ограничивающим манипуляции и работоспособность рук при работе в холодных условиях (p<0,001). При этом выделяются категории лиц с наибольшей чувствительностью к холоду: мигранты в начальном периоде акклиматизации (p<0,01), лица с хроническими заболеваниями (p<0,01), в особенности, имеющие патологию опорно-двигательного аппарата, сердечно-сосудистой системы, дыхательной системы.

Исследован показатель, описывающий уровень холодового дискомфорта в различных группах. Показана его связь с ХАС (p<0,01): более отрицательное отношение к холоду ассоциировалось с болевыми ощущениями (p<0,05), ринитом (p<0,05), усиленной холод-индуцированной вазоконстрикцией (p<0,01), затруднением дыхания и одышкой (p<0,05), аритмией (p<0,01), а также с возникающими в период отогревания парестезиями (p<0,001), 05), усиленной холод-индуцированной вазоконстрикцией (p<0,05), болями в мышцах (p<0,01) и суставах (p<0,01). Низкая переносимость холодового воздействии наблюдалась у мигрантов (p<0,05), и у лиц с хроническими заболеваниями, что является характеристикой холодовой перцепции и свидетельствует о формировании у лиц, наиболее подверженных действию холода, поведенческой реакции избегания влияния неблагоприятного фактора.

Функциональное состояние лёгочной вентиляции и вегетативной нервной системы при высокой чувствительности к холоду

Уровень адаптационных возможностей, рассчитанный на основании ИФИ, в исследованной группе в целом соответствовал верхней границе нормальных значений (2,01±0,07). Вместе с тем в группе мужчин уровень ИФИ был выше (p<0,05), что находится на границе значений между удовлетворительной адаптацией и напряжением механизмов адаптации (Баевский Р. М., Берсенева А. П., 1997).

Напряжение адаптационных систем организма в условиях Севера, определяемое на основании ИФИ, коррелирует с наличием усиленной холод-индуцированной вазоконстрикции (p<0,05) и изменениями параметров ВКВП, характеризующих недостаток участия холинергических механизмов (p<0,05) и, повышение адренергической регуляции. Отмечено снижение латентного периода ВКВП, по сравнению с нормативными данными, что косвенно свидетельствует о симпатикотонии в исследованной группе в целом (Одинак М. М. и др., 1999).

Усиленная холод-индуцированная вазоконстрикция сопровождается снижением параметров 1-й фазы ВКВП А1 и S1 (p<0,05) и увеличением параметров 2-й фазы ВКВП А2 и S2 (p<0,01), (рис. 3).

Донозологические изменения функциональных показателей системы внешнего дыхания коррелируют с ХАС в форме холодовой одышки (p<0,05) и усиленной холод-индуцированной вазоконстрикции (p<0,05), а также с фактором миграция из южных регионов (p<0,05). У мигрантов из южных регионов установлены донозологические изменения лёгочной вентиляции (рис. 4), которые усугублялись при наличии ХАС в форме холодовой одышки, что является отрицательным эффектом адаптации к холоду со стороны дыхательной системы (рис. 5).

Рис. 3. Параметры вызванного кожного вегетативного потенциала у постоянных жителей Севера и мигрантов при наличии и отсутствии феномена Рейно (ФР). 100% — параметры группы «СЗ – ФР-». Достоверность отличий: * — в зависимости от миграции.

Рис. 4. Сравнительная характеристика лёгочной вентиляции у постоянных жителей Севера и мигрантов. 100% — показатели легочной вентиляции у мужчин постоянных жителей Севера. Достоверность отличий: # — в зависимости от пола; * — в зависимости от миграции.

Рис. 5. Параметры лёгочной вентиляции у постоянных жителей Севера и мигрантов с холодовой одышкой и без. 100% — показатели легочной вентиляции у постоянных жителей Севера. Достоверность отличий: # — в зависимости от пола; * — в зависимости от наличия холодовой одышки.

Влияние адаптации к условиям Севера на проводящие свойства периферических нервов

При исследовании распространения возбуждения по периферическим нервам в группах постоянных жителей Европейского Севера (срок пребывания 18,94±1,22 лет) и мигрантов (срок пребывания 3,71±0,36 года) установлено снижение проводящих свойств сенсорных и моторных волокон, что наиболее сильно проявляется у мигрантов в начальном периоде приспособления к холодному климату (табл. 1, 2).

В целом параметры СРВ находились в пределах нормальных значений, приближаясь к нижней границе: СРВ по моторным волокнам составляла в срединном нерве 57,67±4,46 м/с, в локтевом нерве – 56,67±5,69 м/с, СРВ по сенсорным волокнам составляла в срединном нерве 63,20±5,00 м/с, в локтевом нерве – 59,91±5,60 м/с. Однако у мигрантов из более южных регионов наблюдалось увеличение латентностей М-ответов, а также более низкие значения СРВ (демиелинизирующий тип поражения нерва), в ряде случаев достигавших достоверных отличий от соответствующих параметров, полученных у постоянных жителей Европейского Севера (см. табл. 1). Одновременно выявлено снижение амплитудных характеристик М-ответов и увеличение их длительностей (аксональный тип поражения нерва). Аналогичные результаты получены при исследовании СРВ по сенсорным волокнам мигрантов из регионов с более теплым климатом (см. табл. 2).

Выявлены различия параметров СРВ в зависимости от пола (p<0.05). Оптимальные проводящие свойства характерны для женщин – постоянных жительниц Европейского Севера, в то время как у мужчин, особенно мигрантов из южных регионов, наблюдались изменения, свидетельствующие о меньшей приспособленности элементов периферической нервной системы к условиям длительного холодового воздействия.

С помощью дисперсионного анализа и критериев непараметрической корреляции установлено влияние ХАС на проводящие свойства нервов. Так, более низкие значения СРВ по моторным и сенсорным волокнам коррелировали с большим числом ХАС (p<0,05), а также с отдельными симптомами: с усиленной холод-индуцированной вазоконстрикцией (p<0,05), болями (p<0,05), парестезиями (p<0,01). При наличии усиленной холод-индуцированной

Таблица 1

Проводящие свойства моторных волокон периферических нервов (m±se)
в группах с различной степенью адаптации к условиям Европейского Севера

Исследуемый параметр

n. medianus

Северо-Западный регион (n=63)

Др. регионы РФ и Ближний Восток (n=34)

Латентность, мс

М

3,64±0,10

3,94±0,14*

Ж

3,50±0,15

3,61±0,24

общий

3,58±0,08

3,85±0,12

Скорость распространения возбуждения, м/c

М

58,27±0,73

57,11±0,88

Ж

57,68±1,02

56,81±1,14

общий

58,02±0,60

57,03±0,70

Длительность М1, мс

М

5,92±0,18

5,76±0,22

Ж

5,60±0,29

5,80±0,56

общий

5,79±0,16

5,77±0,21

Амплитуда М1, мВ

М

4,99±0,38

4,72±0,45

Ж

5,48±0,60

5,68±0,56

общий

5,19±0,33

4,98±0,36

Амплитуда макс. М1, мВ

М

7,49±0,51

7,29±0,62

Ж

8,37±0,83

9,73±0,82#

общий

7,85±0,46

7,93±0,53

n. ulnaris



Северо-Западный регион
(n=64)

Др. регионы РФ и Ближний Восток (n=36)



2,69±0,06

2,80±0,10



2,82±0,21

2,92±0,34



2,74±0,57

2,83±0,11



55,31±0,81

57,19±1,26



58,76±1,18#

54,31±0,84*



56,79±0,71

56,45±0,98



5,87±0,18

6,18±0,20



5,37±0,18#

6,04±0,38*



5,66±0,13

6,15±0,17



5,72±0,40

4,62±0,38*



4,79±0,29

5,90±0,86



5,33±0,26

4,94±0,36



8,89±0,61

7,13±0,54*



7,36±0,49

9,05±1,43#



8,25±0,42

7,61±0,55



П

Примечание: достоверность отличий * — между группами «Северо-Запад — неСЗ»; # — в зависимости от пола.

Таблица 2

Проводящие свойства сенсорных волокон периферических нервов (m±se)
в группах с различной степенью адаптации к условиям Европейского Севера

Исследуемый параметр

n. medianus

n. ulnaris

Северо-Западный регион (n=60)

Др. регионы РФ и Ближний Восток (n=33)

Северо-Западный регион (n=63)

Др. регионы РФ и Ближний Восток (n=36)

Латентность, мс

М

3,47±0,09

3,51±0,10

2,88±0,09

2,82±0,10

Ж

3,17±0,14#

3,58±0,20

2,69±0,17

2,97±0,27

общий

3,34±0,08

3,53±0,09

2,80±0,09

2,86±0,10

Скорость распространения возбуждения, м/c

М

63,55±0,79

62,75±0,84

59,11±0,70

58,97±1,43

Ж

63,15±1,14

63,15±2,74

62,59±0,98##

58,12±1,64

общий

63,39±0,65

62,85±0,90

60,57±0,62

58,75±1,13*

Длительность ПДН1, мс

М

1,23±0,03

1,30±0,13

1,02±0,03

1,05±0,07

Ж

1,20±0,04

1,23±0,09

1,06±0,03

1,05±0,05

общий

1,22±0,02

1,28±0,10

1,04±0,02

1,05±0,06

Амплитуда ПДН1, мкВ

М

6,83±1,05

7,16±0,77

8,33±0,82

7,62±0,89

Ж

10,94±1,31#

9,10±2,47#

13,41±1,44##

13,33±1,80##

общий

8,54±0,85

7,69±0,86

10,51±0,83

9,05±0,89

Длительность ПДН2, мс

М

1,46±0,05

1,57±0,14

1,79±0,29

1,42±0,08

Ж

1,60±0,05

1,90±0,38

1,39±0,05

1,32±0,08

общий

1,51±0,04

1,66±0,15

1,62±0,17

1,39±0,06

Амплитуда ПДН2, мкВ

М

2,01±0,17

2,03±0,25

3,93±0,40

3,27±0,32

Ж

2,31±0,25

1,92±0,56

5,40±0,66#

5,92±1,10##

общий

2,13±0,14

2,00±0,23

4,56±0,37

3,95±0,41

Примечание: достоверность отличий * — между группами «Северо-Запад — неСЗ»; # — в зависимости от пола.

вазоконстрикции, болей и парестезий наблюдались более низкие значения амплитуды и длительности М-ответов при исследовании моторной проводимости (p<0,05), а также снижение амплитуды и длительности ПДН при исследовании сенсорной проводимости (p<0,05), аналогично данным Чердынцева М. Г. (2005).

Таким образом, высокая чувствительность к холоду, которая проявляется в форме ХАС, сопровождается донозологическими изменениями проводящих свойств периферических нервов по смешанному типу (сочетание признаков миелинопатии и аксонопатии), что может играть важную роль в снижении функциональных свойств двигательной системы при длительном влиянии холодного климата, а также являться признаком развития дезадаптации к холоду (отрицательный эффект адаптации к холоду) в связи с уменьшением «термогенных» свойств скелетных мышц.

Электромиографические характеристики
нервно-мышечного статуса в разных возрастных группах
в условиях Европейского севера

Исследование параметров ИЭМГ при дифтерийной полиневропатии показало, что характеристики ЭМГ при дозированном уровне изометрического сокращения соответствует «неврогенному» типу и коррелируют с функциональными свойствами исследованных мышц, а также объективно отражают состояние нервно-мышечной иннервации. У больных с дифтерийной полиневропатией выявлено снижение СРВ по двигательным волокнам локтевого нерва, значения которой составляли менее 50 м/с. Особенно выраженные нарушения проведения были у группы больных с моторным дефицитом, для которых значения СРВ достигали 45 м/с (в среднем 47,99±1,18 м/с, p<0,001 по сравнению со здоровыми). Параметры ПДЕ, приведенные в табл. 3, соответствовали стадиям денервационно-реиннервационному процесса (Гехт Б. М. и др., 1997). Неврогенное нарушение функции скелетных мышц коррелировало со снижением амплитуды и турнов ИЭМГ при дозированном изометрическом сокращении и зависело от степени двигательных расстройств (Fuglsang-Frederiksen A., 1989; табл. 4). При повторных исследованиях выявлено, что параметры ИЭМГ при дозированной нагрузке адекватно отражают обратимость «неврогенных» расстройств при данной патологии. Выраженные нарушения функции нервной системы при дифтерийных поражениях сохраняются на протяжении года и более. В последующем происходит постепенное уменьшение клинических проявлений и приближение к нормальным количественных характеристик ИЭМГ. Электромиографическими феноменами восстановительного процесса являются увеличение количества турнов ЭМГ и нормализация амплитудных параметров ИЭМГ (рис. 6).

Таблица 3

Характеристики потенциалов двигательных единиц
m. triceps brachii у больных с дифтерийной полиневропатией

Исследуемый параметр

Здоровые испытуемые

Дифтерийная полиневропатия

без двигательных нарушений

с двигательными нарушениями

Количество ДЕ, n

41

34

68

Длительность ПДЕ, мс

26,70±0,96

24,93±1,15

27,31±0,70

Время нарастания основного пика, мс

8,68±0,43

6,96±0,37**

7,50±0,31*

Количество фаз, n

2,66±0,11

2,74±0,09

3,01±0,09*

Амплитуда ПДЕ, мкВ

112,51±12,15

118,35±20,07

178,56±26,56*

Число псевдополи-фазных ДЕ

9,8%

50,0% ***

45,3% ***

Примечание: достоверность отличия от соответствующих параметров у здоровых испытуемых * — р <0,05; ** — р <0,01; *** — р <0,001.

Таблица 4

Средние значения (Х±m) коэффициентов регрессии зависимостей
«RMS — нагрузка» и «количество турнов ЭМГ — нагрузка»
m. flexor carpi radialis у больных с дифтерийной полиневропатией
и здоровых испытуемых

Исследуемый
параметр

Здоровые
испытуемые

Дифтерийная полиневропатия

без двигательных нарушений

с двигательными нарушениями

«RMS — нагрузка»

11,95±1,14

6,57±1,63*

6,11±0,82***

«число турнов ЭМГ —нагрузка»

13,33±1,01

12,44±1,76

8,42±1,04**

Примечание: достоверность отличия от коэффициентов регрессии у здоровых испытуемых * — р <0,05; ** — р <0,01; *** — р <0,001.

Рис. 6. ЭМГ m. flexor carpi radialis больного с дифтерийной полиневропатией при удержании груза 4 кг при 1-м и 2-м обследовании.

Методика количественного анализа ИЭМГ при дозированном изометрическом сокращении позволяет синдромно охарактеризовать функциональное состояние двигательной системы человека, связанное с длительным влиянием условий Севера (эффекты долговременной адаптации к холоду). Так, турн-амплитудные параметры ИЭМГ изометрического сокращения имеют отчетливую возрастную динамику, которая выражается снижением числа турнов и амплитудных характеристик ЭМГ (рис. 7). Аналогичная тенденция отмечена при анализе ИЭМГ по методу peak ratio. Максимальные значения отношения числа турнов ЭМГ к средней амплитуде ЭМГ за 1 секунду у молодых лиц наблюдались при меньших нагрузках (у детей при нагрузке 2 — 3 кг, у лиц среднего возраста — 4 — 8 кг), а у пожилых при значительно больших усилиях (более 10 кг, p<0,001), что также свидетельствует о снижении турн-амплитудных характеристик ЭМГ с возрастом. Таким образом, качественные характеристики ИЭМГ градуально меняются от «миогенного» типа у детей до «неврогенного» типа у пожилых лиц.

Явление возрастного снижения работоспособности — известный феномен, в основе которого лежат три механизма: прогрессирующее снижение мышечной массы, снижение сократительных свойств мышц и изменение нервно-мышечной иннервации (Klass M., 2006). При этом проблема особенностей нервно-мышечного статуса неоднозначно представлена в литературе. Полученные нами данные соответствуют результатам других исследований. Так, в работе Akataki K. с соавт. (2002) приведены данные о снижении коэффициентов пропорциональности амплитуды ЭМГ к производимому мышечному усилию, где в качестве амплитудной характеристики использована RMS, что аналогично нашим результатам. Показано возникающее в процессе старения снижение функциональных свойств механизмов, обеспечивающих иннервацию скелетных мышц: уменьшение числа -мотонейронов и ДЕ (De Koning P. et al., 1988; Kawamurra Y. et al., 1991), изменение параметров ПДЕ, соответствующих денервации (Stlberg E. et al., 1982), прогрессирующее уменьшение способности рекрутирования мотонейронов (Adam A. et al., 2005; Earles D. et al., 2001).

Вместе с тем, некоторые авторы не обнаружили изменений параметров ЭМГ, характеризующих количество ДЕ, в старшей возрастной группе (Merletti R. et al., 2002, 2004; Yerdelen D. et al., 2006) и не выявили значительных изменений количественных показателей ЭМГ, нормализованных к параметрам, описывающим двигательные задачи, в зависимости от возраста (Buchman A. S. et al., 2000; Cannon J. et al., 2001).

Таким образом, с помощью линейного анализа ИЭМГ, проведенного в разных возрастных группах, нами выявлен биологический феномен возрастного снижения нервно-мышечной иннервации, который происходит у лиц, длительно проживающих в условиях Севера.

Функциональная проба с утомлением, вызванным динамической нагрузкой, установила аналогичные тенденции формирования возрастных особенностей ЭМГ, а также выявила снижение компенсаторных возможностей двигательной системы с возрастом (рис. 8). В старшей возрастной группе установлено снижение биометрических показателей: исходные значения MVC составили в группе молодых испытуемых 25,4±1,3 кг, в старшей возрастной группе — 12,63±2,50 кг (p<0,01), после нагрузки отмечено снижение MVC у молодых в среднем на 44%, у старших испытуемых — на 27% (p<0,01 по сравнению с испытуемыми молодого возраста), к концу восстановительного периода значение MVC составило у молодых испытуемых 79,5%, у пожилых испытуемых — 80,2%. В старшей возрастной группе наблюдались более низкие значения турн-амплитудных характеристик ЭМГ при дозированном изометрическом сокращении при утомлении и во все исследуемые периоды восстановления (p<0,01).

Помимо этого установлено снижение параметров peak-ratio (PR, средняя амплитуда ЭМГ и число турнов, соответствующее PR) при утомлении и в процессе восстановления в старшей возрастной группе (p<0,05), что связано с недостаточным компенсаторным рекрутированием, и, в целом, также соответствует «неврогенному» типу ИЭМГ.

А                                Б

Рис. 8. Зависимость турнов электромиограммы (А) и средней амплитуды электромиограммы (Б) m. biceps brachii от нагрузки в разные периоды утомления (у). 10’, 20’, 30’, 60’ – параметры ИЭМГ, зарегистрированные в соответствующие периоды восстановления.

Электронейромиографические характеристики
и работоспособность двигательной системы при длительном воздействии производственной вибрации

Полученные результаты позволяют считать, что в условиях длительного действия холода усиливается нейропатическое влияние производственной вибрации, что связано с усилением одного из патогенетических механизмов двигательных расстройств при вибрационной болезни: снижением чувствительности различных афферентных систем, приводящему к нарушению эффективности обратной связи для различных регуляторных механизмов и, соответственно, перевозбуждению и перенапряжению эффекторов.

Трудовая деятельность исследованной группы проходит в холодных условиях, работающие испытывают контактное холодовое воздействие от металлических инструментов и холодной воды (периодическое смачивание рук. В группе лиц с вибрационной болезнью на основании анализа ХАС обнаружена самая высокая чувствительность к холоду: регистировалась наибольшее значение общего числа ХАС (p<0,01), самая высокая частота феномена Рейно (p<0,001), более высокая частота нарушений чувствительности (p<0,001), возникновение болей (p<0,001) при выполнении манипуляций на холоде, а также более высокие значения оценок снижения работоспособности рук (p<0,001). Поэтому изменения функциональных характеристик нейро-мышечного аппарата расценены как результат сочетанного влияния производственной вибрации и холода.

ЭНМГ-характеристики локтевого и срединного нервов в группе лиц с вибрационной болезнью соответствуют смешанному типу поражения. При анализе ПДЕ m. triceps brachii выявлены признаки денервации.

Обнаружены значительные изменения турн-амплитудных параметров ЭМГ мышц предплечья и плеча при дозированном изометрическом сокращении. При этом характер изменения параметров ИЭМГ в исследованной группе определяется эргономическими факторами. Более глубокие изменения турн-амплитудных характеристик ЭМГ выявлены в мышцах правой (рабочей) руки, а также в мышцах–первичных двигателях (m. flexor carpi radialis), где параметры ИЭМГ соответствовали вторичной миопатии (рис. 9). Так, у рабочих–обрубщиков прирост турн–амплитудных параметров ЭМГ при увеличении нагрузки в m. flexor carpi radialis был достоверно больше, чем у

здоровых лиц. В частности, среднее значение коэффициента регрессии зависимости «средняя амплитуда–нагрузка» составило

17,7±3,8 по сравнению с контрольной группой (13,8±3,9, p<0,05). Среднее значение коэффициента регрессии зависимости «количество турнов–нагрузка» составило 25,3±3,0 по сравнению с контрольной группой (19,4±2,1, p<0,05). При анализе peak ratio в мышцах предплечья правой руки выявлено достоверное увеличение максимального значения отношения турнов к средней амплитуде ЭМГ (PR) и смещение положения точки максимума в область меньших значений средней амплитуды ЭМГ. В m. biceps brachii ЭМГ при дозированной нагрузке в группе лиц с вибрационной болезнью отмечался меньший прирост турн-амплитудных показателей (по сравнению со здоровыми лицами), что позволяет расценивать состояние мышцы как неврогенное нарушение.

Функциональная проба с утомлением, вызванным динамической нагрузкой, выявляет снижение работоспособности (снижение исходного показателей MVC, и более раннее наступление отказа от продолжения динамической нагрузки). Параметры ИЭМГ исследованных мышц соответствовали «неврогенному» типу, степень которых также определяется эргономическими факторами. В m. biceps brachii и m. flexor carpi radialis левой руки, в которых отмечены исходные изменения суммарной ЭМГ «неврогенного» характера, наблюдалось значительное снижение турн-амплитудных характеристик ЭМГ при статических нагрузках по сравнению с контрольной группой. В m. flexor carpi radialis правой руки, имевшей исходные изменения ЭМГ «миогенного» характера, утомление вызвало незначительное увеличение амплитудных показателей и числа турнов ЭМГ относительно исходных данных. В последующем динамика турн-амплитудных показателей ЭМГ была аналогичной другим исследованным мышцам, но на более низких значениях параметров (рис. 10).

В целом динамика турн-амплитудных параметров ЭМГ в восстановительном процессе, полученных в группе с вибрационной болезнью, напоминала развитие утомление у лиц старшего возраста. В течение восстановительного процесса амплитудные характеристики и число турнов ЭМГ при статических нагрузках не превышали их исходного уровня, в отличие от группы здоровых испытуемых.

При анализе peak ratio в группе лиц с вибрационной болезнью во всех исследованных мышцах выявлены сочетанные «неврогенные» (смещение PR в область меньших значений средней амплитуды) и «миогенные» (увеличение значения PR) изменения параметров, как в исходном состоянии, так и при утомлении, и в процессе восстановления.

контрольная группа        ВБ, левая рука       ВБ, правая рука

нагрузка, кг

Рис. 10. Средняя амплитуда электромиограммы m. flexor carpi radialis при дозированной нагрузке в состоянии утомления (ВБ – вибрационная болезнь). По оси ординат — средняя амплитуда электромиограммы, мкВ. Исх. – исходные парамеры электромиограммы, У – при утомлении, 10', 20', 30', 60' – в соответствующие минуты восстановительного процесса.

Таким образом, в рамках настоящего исследования проведён системный анализ состояния основных эффекторных механизмов терморегуляции (холод-индуцированной вазоконстрикции и нервно-мышечного статуса) для оценки здоровья человека в условиях Севера. Показано значение системы температурной адаптации в формировании здоровья и подходы к раннему выявлению донозологических состояний человека в условиях Севера, связанных с дезадаптацией к холоду.

Согласно утверждению Баевского Р. М. (2006), современная научная концепция оценки и прогнозирования функциональных состояний организма, основанная на исследовании и диагностики состояний на грани нормы и патологии, представляет интерес для медицины и для общества в целом. Берущая начало от космической медицины, данная концепция определения функциональных резервов и адаптационных возможностей организма широко применяется в ситуациях, когда к организму человека предъявляются повышенные требования. Это связано с тем, что используемый подход к оценке здоровья позволяет выявлять донозологические состояния организма и проводить своевременную профилактическую работу с целью сохранения здоровья населения, проживающего в неблагоприятных климато-географических условиях, и лиц, находящихся под влиянием экстремальных факторов среды. С этой целью в рамках настоящего исследования проведен комплексный анализ механизмов, лежащих в основе жизнеобеспечения организма при длительном влиянии условий Севера, и, в частности, приспособления к холоду.

Полученные нами результаты согласуются с известными представлениями об особенностях жизнедеятельности организма в условиях Севера, которые заключаются в системном перенапряжении механизмов адаптации (Авцын А. П. и др., 1985; Афанасьева Р. Ф., Бурмистрова О. В., 2006; Потапов А. И. и др., 2005; Совершаева С. Л., 1996; Хаснулин В. И. и др., 2005; Campbell D. A., Kay S. R., 1998; Hassi J. et al, 2003), что в целом подтверждает описанный ранее «незавершённый» характер приспособления к холоду у человека (Кривощеков С. Г., Диверт Г. М., 2001).

Нами установлены следующие признаки отрицательной перекрестной адаптации, проявляющиеся при напряжённом процессе приспособления к холоду: 1) повышение участия адренергической системы в регуляции физиологических процессов организма; 2) субклинические нарушения лёгочной вентиляции; 3) увеличение количества ХАС, в том числе усиленной холод-индуцированной вазоконстрикции, холодовой одышки и др.; 4) корреляция ХАС с функциональными нарушениями соответствующих систем; 5) нарушения проводящих свойств периферических нервов; 6) «неврогенное» снижение мышечной массы и работоспособности двигательной системы.

Анализ взаимодействия механизмов различных этапов адаптации к холоду позволил построить теоретическую модель развития дезадаптации организма и появления её донозологических признаков (рис. 13). Так, ключевое звено сохранения устойчивой адаптации к холоду составляет нормальное функциональное состояние двигательной системы и её способность поддерживать адаптивный термогенез. В случае неадекватного участия двигательной системы в терморегуляции происходит повышение активности стресс-реализующих систем организма, имеющих общее звено с механизмами адаптации к холоду, и, соответственно, усиление её эффектов: склонность к вазоспастическим реакциям, составляющих основу феномена Рейно и других ХАС, а также снижающих резистентность тканей к прямому повреждающему действию холода; кроме того, отрицательное значение имеют последствия изменения обмена веществ под действием стресса, в частности, усиление свободно-радикальных процессов. Метаболические эффекты холодового стресса способствуют развитию патологических состояний в сердечно-сосудистой, дыхательной системах, а также, как показало проведенное исследование, в самой двигательной системе, приводя к развитию «неврогенного» снижения мышечной массы и работоспособности.

Рис. 13. Механизмы развития дезадаптации к холоду. Пунктиром обозначен контур регуляции, ведущий к дезадаптации к холоду.

Таким образом, двигательная система, являясь структурно-функциональным компонентом адаптации к холоду, сама испытывает негативное влияние низкой температуры среды. Выявленный нами отрицательный эффект адаптации к холоду в виде уменьшения нервно-мышечной иннервации, может способствовать возрастному снижению функции двигательной системы и работоспособности, а также прогрессированию заболеваний у постоянных жителей Севера.

Как установлено нами, в условиях холода значительно усиливаются эффекты влияний, обладающих повреждающим действием на двигательную систему. Так, при сочетанном действии холода и производственной вибрации наблюдаются более выраженные нарушения функционального состояния двигательной системы, где ведущую роль играют «неврогенные» факторы. В свою очередь, при вибрационной болезни усиливается чувствительность к холодовому воздействию, определяется большее количество ХАС, вторичный феномен Рейно, которые можно рассматривать как результат дизрегуляции в условиях дезадаптации к холоду.

В целом, на основании проведенных исследований можно сделать заключение, что для развития донозологических состояний в условиях Севера имеет значение дизрегуляция механизмов (Крыжановский Г. Н., 2004, 2007), обеспечивающих процесс устойчивой адаптации к холоду, где важную роль играет функциональное состояние двигательной системы.

Выводы

  1. Холод-ассоциированные симптомы (ХАС) и, в частности, усиленная холод-индуцированная вазоконстрикция являются признаком напряжения адаптационных систем организма.
  2. Распределение отдельных ХАС зависит от состояния здоровья: в группе практически здоровых лиц преобладают сочетания ХАС, возникающих от прямого действия холода (усиленная холод-индуцированной вазоконстрикция, крапивница, холодовая одышка, нарушения чувствительности, миалгии, артралгии и др.); в группе пациентов с хроническими соматическими заболеваниями усиленная холод-индуцированная вазоконстрикция сопутствует симптомам, развивающиеся на основе рефлекторных механизмов регуляции (одышка, боли в груди, аритмии).
  3. Наличие ХАС является фактором, ограничивающим работоспособность рук при работе в холодных условиях; наибольшая чувствительность к холоду отмечается у мигрантов в начальном периоде акклиматизации, у лиц с хроническими соматическими заболеваниями, в особенности, при патологии опорно-двигательного аппарата, сердечно-сосудистой и дыхательной систем.
  4. У лиц с напряженной адаптацией к холоду (мигранты из регионов с теплым климатом, а также лица с высокой чувствительностью к холоду в форме ХАС) развиваются субклинические нарушения проводящих свойств сенсорных и моторных волокон периферических нервов, что, по-видимому, связано с развитием негативного эффекта адаптации к холоду.
  5. В условиях Севера с возрастом происходит «неврогенное» изменение функционального состояния скелетной мускулатуры, определяемое с помощью методов линейного анализа электромиограммы, что обусловлено влиянием средовых факторов, а также особенностями сегментарных механизмов нервной регуляции в разные возрастные периоды.
  6. У лиц старшего возраста в отличие от молодых испытуемых наблюдается «неврогенное» снижение мышечной силы и работоспособности двигательной системы в условиях Севера; параметры ИЭМГ при утомлении в старшей возрастной группе выявляют недостаточное компенсаторное рекрутирование двигательных единиц при поддержании дозированного изометрического сокращения.
  7. В условиях Севера потенцируется нейропатическое влияние производственной вибрации; наиболее глубокие нарушения функции обнаруживаются в мышцах – первичных двигателях доминантной руки, испытывающих перенапряжение, что проявляется изменениям ИЭМГ, соответствующим вторичной мышечной дистрофии (смешанный тип ИЭМГ), и недостаточным компенсаторным рекрутированием двигательных единиц.

практические рекомендации

Результаты, полученные в проведенном исследовании, могут стать основой для разработки методов ранней диагностики состояния дезадаптации к холоду и оптимизации функций организма в условиях Севера.

Выявление ХАС и синдромов, связанных с дезадаптацией к холоду, может применяться в клинической практике для своевременной диагностики донозологических состояний и применения средств их профилактики и патогенетической коррекции. Поскольку субъективные признаки высокой чувствительности к холоду в форме усиленной холод-индуцированной вазоконстрикции и других ХАС имеют объективные корреляты функциональных изменений вегетативной регуляции, лёгочной вентиляции и проводящих свойств периферических нервов, то наличие ХАС у субъекта требует углублённой оценки здоровья.

Предложенные методы электронейромиографического обследования, включая турн-амплитудный анализ ИЭМГ при дозированном изометрическом сокращении, могут быть использованы для выявления доклинических неврогенных расстройств движения. Кроме того, использованная методика динамического утомления мышц может быть применена для контроля функционального состояния скелетных мышц и оценки работоспособности при длительном перенапряжении двигательной системы и воздействии вредных производственных факторов.

Список работ, опубликованных
по теме диссертации

  1. Meigal A. Yu. Influence of cold shivering on motor coordination in the man / A. Yu. Meigal, J. Oksa, H. Rintamaki, L. I. Gerasimova, E. Hohtola, Yu. V. Lupandin. // XXXIII Int. Congress of Physiological Sciences. – St.Pb. – 1997. – P078.37.
  2. Gerasimova L. Surface IEMG monitoring of diphtheric polyneuropathy / L. I. Gerasimova, A. M. Sergeev, A. Yu. Meigal, Yu. V. Lupandin. // Pathophysiology. – 1998. – V. 5. (Suppl. 1). – P. 124.
  3. Gerasimova L. I. Quantitative analysis of surface EMG in diphtheric polyneuropathy patients / L. I. Gerasimova, A. Yu. Meigal, A. M. Sergeev, Yu. V. Lupandin. // Int. Symp. Problems with Cold Work / Arbete och Halsa. – 1998. – V. 18. – P. 205–207.
  4. Meigal A.Yu. Precise motor coordination during cold-induced shivering in the man A. Yu. Meigal, L. I. Gerasimova, J. Oksa, H. Rintamaki. // Int. Symp. Problems with Cold Work / Arbete och Halsa. – 1998. – V. 18. – P. 216–217.
  5. Герасимова Л. И. Характеристики интегрированной электромиограммы при дифтерийной полинейропатии / Л. И. Герасимова, А. Ю. Мейгал, А. М. Сергеев, Ю. В. Лупандин // Физиология человека. – 1998. – Т. 24. – № 2. – С. 85–90.
  6. Герасимова Л. И. Количественная оценка суммарной электромиограммы у больных дифтерийной полинейропатией / Л. И. Герасимова, А. Ю. Мейгал, А. М. Сергеев, Ю. В. Лупандин // Журнал неврологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. – 1999. – Т. 99. – № 5. – С. 25–26.
  7. Герасимова Л. И. Влияние длительности проживания на Европейском Севере на частоту холод-ассоциированных симптомов / Л. И. Герасимова. // Вестник РУДН. – 2000. – № 3. – С. 35–38.
  8. Мейгал А. Ю. Влияние общего охлаждения на электромиографические характеристики мышечного утомления, вызванного динамической нагрузкой / А. Ю. Мейгал, А. Ю. Ивуков, Л. И. Герасимова, Е. Г. Антонен, Ю. В. Лупандин // Физиология человека. – 2000. – Т. 26. – № 2. –С. 100–106.
  9. Скоромец А. А. Восстановительный процесс при дифтерийной полиневропатии по данным интерференционной электромиограммы / А. А. Скоромец, А. М. Сергеев, Л. И. Герасимова, А. Ю. Мейгал, Ю. В. Лупандин // Журнал неврологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. – 2000. – Т. 100. – № 4. – С. 48–49.
  10. Gerasimova L. Influence of lifetime in the republic of Karelia on the incidence of cold-related symptoms / L. I. Gerasimova, A. Yu. Meigal, Yu. V. Lupandin. // Int. Conf. Environmental Ergonomics IX. / Eds. J. Werner, M. Hexamer: Shaker Verlag, Aahen, 2000. - P.163-166.
  11. Варламова Т. В. Турн-амплитудный анализ электромиограммы у здоровых детей / Т. В. Варламова, А. Л. Соколов, Л. И. Герасимова, А. Ю. Мейгал // II Росс. Конгр. по патофизиологии. 9-12.10.2000. Москва. С.44–45.
  12. Герасимова Л. И. Холод-ассоциированные симптомы как фактор риска для населения высоких широт / Л. И. Герасимова, А. Ю. Мейгал, Ю. В. Лупандин. // II Росс. Конгр. по патофизиологии. 9-12.10.2000. Москва. – 2000. – С. 208–209.
  13. Герасимова Л. И. Частота холод-ассоциированных симптомов у постоянных жителей Севера и мигрантов / Л. И. Герасимова, А. Ю. Мейгал, Ю. В. Лупандин. // Межд. Конф. «Проблемы экологии человека». 28-30.06.2000, Архангельск. – 2000. – С. 49–51.
  14. Мейгал А. Ю. Влияние холода на процессы утомления и восстановления в скелетных мышцах человека при динамической нагрузке / А. Ю. Мейгал, Л. И. Герасимова, Ю. Окса, Х. Ринтамяки, Ю. В. Лупандин // Росс. Конф. «Организм и окружающая среда: жизнеобеспечение и защита человека в экстремальных условиях». – Москва, 26-29.09.2000. – Т. 1. – С. 277–278.
  15. Sergeev A. M. Diphtheric lesions of nervous system / A. M. Sergeev, A. A. Skoromets, L. I. Gerasimova, A. Y. Meigal, Y. V. Lupandin, V. A. Gusev. // Abs. XVII World Congress of Neurology. / J. of the Neurol. Sci. – London. – 2001. – S1. – Abstr. 442.
  16. Антонен Е. Г. Электромиографические параметры мышечного утомления у больных паркинсонизмом при общем охлаждении организма / Е. Г. Антонен, А. Ю. Мейгал, Л. И. Герасимова, Ю. В. Лупандин. // Физиология человека. – 2001. – Т. 27. – № 5. – С. 115–123.
  17. Герасимова Л. И. Турн-амплитудный анализ электромиграммы при оценке функционального состояния мышц человека / Л. И. Герасимова, Ю. В. Лупандин, Е. Г. Антонен, Е. С. Антропова, А. Ю. Мейгал. // XVIII съезд ВФО им. И.П.Павлова. 25-27.09.2001. – Казань. – 2001. – С. 143.
  18. Антропова Е. С. Влияние утомления на характеристики ЭМГ мышц предплечья при вибрационной болезни / Е. С. Антропова, А. Ю. Мейгал, Л. И. Герасимова. // 10-я Всерос. конф. по физиологии труда. – М. 30.10-11.11.2001. – С.27–29.
  19. Герасимова Л. И. Функция внешнего дыхания и периферической двигательной системы при адаптации к условиям Республики Карелия / Л. И. Герасимова, А. Ю. Мейгал, Ю. В. Лупандин. // Конф. «Актуальные проблемы экологической физиологии человека на Севере». – Сыктывкар. – 2001. – С.17–18.
  20. Герасимова Л. И. Влияние возраста на турн-амплитудные характеристики ЭМГ / Л. И. Герасимова, Т. В. Варламова, Е. Г. Антонен, Е. С. Антропова, А. Ю. Мейгал. // IV съезд физиологов Сибири. – Новосибирск. – 2002. – С. 54–55.
  21. Meigal A. Yu. Force control of isometric elbow flexion with visual feedback in cold with and without shivering / A. Yu. Meigal, J. Oksa, L. I. Gerasimova, E. Hohtola, H. Rintamaki, Y. V. Lupandin. // Aviation Space and Environmental Medicine. – 2003. – V. 74. – P. 816–821.
  22. Антропова Е. С. Характеристики интегрированной электромиограммы у лиц, длительно подвергавшихся действию вибрации / Е. С. Антропова, Л. И. Герасимова, А. Ю. Мейгал. // Физиология человека. – 2003. – Т. 29. – № 4. – С. 126–131.
  23. Герасимова Л. И. Проводящие свойства периферических нервов у лиц с различной приспособленностью к условиям Европейского Севера / Л. И. Герасимова. // Медицинский академический журнал. – 2003. – Т. 3. – № 3. – Прил. 4. – С. 18–19.
  24. Антропова Е. С. Турн-амплитудные характеристики электромиограммы при вибрационной болезни / Е. С. Антропова, Л. И. Герасимова, А. Ю. Мейгал. // Медицинский академический журнал. – 2003. – Т. 3. – № 3. – Прил. 4. – С. 9–10.
  25. Антропова Е. С. Влияние длительного действия вибрации на электромиографические характеристики мышечного утомления / Е. С. Антропова, А. Ю. Мейгал, Л. И. Герасимова, Ю. В. Лупандин. // Медицинский академический журнал. – 2003. – Т. 3. – № 3. – Прил. 4. – С. 11–12.
  26. Герасимова Л. И. Частота холод-ассоциированных симптомов у пациентов с терапевтической патологией / Л. И. Герасимова. // Вестник РУДН. – 2003. – Т. 24. – № 5. – С. 61–65.
  27. Герасимова Л. И. Турн-амплитудные характеристики ЭМГ m. biceps brachii при дозированном изометрическом сокращении в разных возрастных группах / Л. И. Герасимова, Т. В. Варламова, Е. Г. Антонен, Е. С. Антропова, А. Ю. Мейгал. // II Межд. Школа-Конф. по физиологии мышц и мышечной деятельности. – Москва. – 2003. – С. 25–26.
  28. Герасимова Л. И. Влияние адаптации к условиям Республики Карелия на параметры СРВ по моторным и сенсорным волокнам периферических нервов / Л. И. Герасимова, А. Ю. Мейгал. // XI Межд. Симпозиум «Эколого-физиологические проблемы адаптации». – Москва. – 2003. – С. 128–129.
  29. Герасимова Л. И. Возрастные особенности турн-амплитудных характеристик ЭМГ при дозированном изометрическом сокращении / Л. И. Герасимова, Т. В. Варламова, Е. Г. Антонен, Е. С. Антропова, А. Ю. Мейгал. // Физиология человека. – 2004. – Т. 30. – № 3. – С. 119–125.
  30. Герасимова Л. И. Влияние адаптации к холоду на ЭМГ характеристики периферического отдела двигательной системы человека / Л. И. Герасимова, А. Ю. Мейгал, Ю. В. Лупандин. // Росс. Физиол. журн им. И. М. Сеченова. – 2004. – Т. 90. – № 8. – С. 370–371.
  31. Герасимова Л. И. Частота холод-ассоциированных симптомов у лиц с хроническими заболеваниями / Л. И. Герасимова. // Экология человека. – 2004. – Прил. 4/1. – С. 107–110.
  32. Мейгал А. Ю. Электромиографическая характеристика мышечного утомления и восстановления при вибрационной болезни / А. Ю. Мейгал, Е. С. Антропова, Л. И. Герасимова. // Экология человека. – 2004. – Прил. 4/1. – С. 304–307.
  33. Герасимова Л. И. ЭМГ характеристики периферического отдела двигательной системы при адаптации к условиям Европейского Севера / Л. И. Герасимова. // III Росс. конгресс по патофизиол. – Москва. – 2004. – C. 8.
  34. Герасимова Л. И. Возрастные изменения функции нервно-мышечного аппарата как отрицательный эффект адаптации к холоду / Л. И. Герасимова, А. Ю. Мейгал, Ю. В. Лупандин. // Симп. «Патофизиология и современная медицина». – Москва. – 2004. – С. 90–92.
  35. Герасимова Л. И. Возрастные изменения суммарной ЭМГ как отрицательный эффект адаптации к холоду / Л. И. Герасимова, А. Ю. Мейгал, Ю. В. Лупандин. // II симп. «Проблемы адаптации человека к экологическим и социальным условиям Севера». – Сыктывкар. – 2004. – С. 23–24.
  36. Герасимова Л. И. Возрастное снижение нервно-мышечной иннервации и работоспособности как отрицательный эффект адаптации к холоду / Л. И. Герасимова, А. Ю. Мейгал, Ю. В. Лупандин. // Материалы Конгресса Всеросс. Форума «Здоровье нации – основа процветания России», Москва, 1-5 июня 2005. Тез. Докл. Секций «Здоровье нации и здравоохранение. – Москва. – 2005. – С. 14–15.
  37. Герасимова Л. И. Электрофизиологические характеристики периферического отдела двигательной системы при адаптации к условиям Севера / Л. И. Герасимова, А. Ю. Мейгал, Ю. В. Лупандин. // III Всеросс. Школа-Конф. по физиологии мышц и мышечной деятельности. – Москва. – 2005. – С. 43.
  38. Герасимова Л. И. . Электрофизиологические свойства периферического отдела двигательной системы при адаптации к условиям Европейского Севера / Л. И. Герасимова. // Тез. Докл. V Сибирского физиологического съезда. / Бюллетень Сибирской медицины. – 2005. – Т. 4. – Прил. 1. – С. 136.
  39. Gerasimova L. I. Neuromuscular function and muscle performance under ageing and technogenic hazards combined with cold environment / L. I. Gerasimova, A. Yu. Meigal, Yu. V. Lupandin. // Abstr. VIII World Congress ISAM / Eds. Lukyanova L. D. et al. – Moscow. – 2006. – P. 67–68.
  40. Герасимова Л. И. Состояние лёгочной вентиляции и вегетативной нервной системы при взаимодействии адаптации к холоду и индивидуальных факторов / Л. И. Герасимова // Экология человека. – 2006. – Прил. 4/1. – С. 42–44.
  41. Герасимова Л. И. Факторы, ограничивающие манипуляции на холоде / Л. И. Герасимова // Материалы XI Росс. Национального Конгресса «Человек и его здоровье». – СПб. – 2006. – С. 130.
  42. Герасимова Л. И. Влияние условий Европейского Севера на функциональное состояние нервно-мышечного аппарата / Л. И. Герасимова, А. Ю. Мейгал, Ю. В. Лупандин. // Управление движением: материалы I Всеросс. Конф. по управлению движением. – Великие Луки. – 2006. – С. 18–19.
  43. Герасимова Л. И. Усиленная холод-индуцированная вазоконстрикция (феномен Рейно) как признак аварийного регулирования функций организма при адаптации к холоду / Л. И. Герасимова. // Регионарное кровообращение и микроциркуляция. – 2007. – Т. 21. – № 1. – С. 40–42.
  44. Герасимова Л. И. ЭМГ-характеристики структурно-функциональ-ных свойств двигательной системы при адаптации к холоду / Л. И. Герасимова. // IV Всеросс. Школа-Конф. по физиологии мышц и мышечной деятельности. – Москва. – 2007. – С. 23.
  45. Герасимова Л. И. Роль дезадаптации к холоду в развитии донозологических состояний в условиях Севера / Л. И. Герасимова. // Патогенез. – 2007. – Прил. 1. – С. 8.

Список сокращений

ВКВП        вызванный кожный вегетативный потенциал

ИФИ        индекс функциональных изменений

ИЭМГ        интерференционная электромиограмма

MVC        сила максимального произвольного сокращения

ПДЕ        потенциал двигательной единицы

СРВ        скорость распространения возбуждения

ХАС        холод-ассоциированные симптомы

ЭНМГ        электронейромиография

Герасимова
Людмила Ивановна

патогенетическая роль дезадаптации
к холоду в развитии донозологических состояний в условиях Севера

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени
доктора медицинских наук

ЛР ИД № 02969 от 16.10.2000.

Гигиенический сертификат № 10.КЦ.34.953.П.00136.03.99 от 05.03.99.

Подписано в печать __.__.2008. Формат 6084 1/16.

Бумага газетная. Печать офсетная.

Уч.-изд. л. 3,5. Усл. кр.-отт. 15. Тираж 200 экз. Изд. № __.

Петрозаводский государственный университет

Типография Издательства Петрозаводского государственного университета

185640, Петрозаводск, пр. Ленина, 33






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.