WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

                       

На правах рукописи

ЛЕЩЕНКО

Ольга Ярославна

ОСНОВНЫЕ ФАКТОРЫ И ДЕТЕРМИНАНТЫ

ПОТЕРЬ РЕПРОДУКТИВНОГО ПОТЕНЦИАЛА ЖЕНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ

14.01.01 акушерство и гинекология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских  наук

Иркутск 2011

Работа выполнена в Учреждении  Российской академии медицинских наук
Научном центре проблем здоровья семьи и репродукции человека Сибирского отделения РАМН

Научные консультанты:

доктор медицинских наук, профессор

член-корр. РАМН

Колесникова Любовь Ильинична

доктор медицинских наук, профессор

Сутурина Лариса Викторовна

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор

Белокриницкая Татьяна Евгеньевна

доктор медицинских наук, профессор

Кротин Павел Наумович

доктор медицинских наук, профессор

Флоренсов Владимир Вадимович

Ведущая организация:

ФГУ Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии
им. акад. В.И. Кулакова Росмедтехнологий,  г. Москва

Защита диссертации состоится «____» _______ 2011 г. в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 001.038.02 при Учреждении Российской академии  медицинских наук Научном центре проблем здоровья семьи и репродукции  человека Сибирского отделения РАМН по адресу: 664003, г. Иркутск,  ул. Тимирязева,16.



С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Учреждения Российской академии медицинских наук Научного центра проблем здоровья семьи и репродукции человека Сибирского отделения РАМН

Автореферат разослан  «______» ______________ 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор  медицинских наук, профессор  Шолохов Л.Ф.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

АКТУАЛЬНОСТЬ ПРОБЛЕМЫ

В условиях демографического кризиса в России наряду с ростом смертности и снижением ожидаемой продолжительности жизни наблюдается выраженное ухудшение количественных и качественных характеристик репродуктивного потенциала населения, сохранение и развитие которого стало одним из главных жизненных интересов российского общества [Сухих Г.Т., Адамян Л.В., 2009; Улумбекова Г.Э., 2010; Радзинский В.Е., 2010].

Социальная значимость здоровья девушек-подростков и женщин молодого фертильного возраста, в том числе репродуктивного, обусловлена тем, что данный контингент населения представляет собой ближайший экономический, социальный и репродуктивный резерв [Журавлева И.В.,  Халимова Д.Р., 2007; Ушакова Г.А., Николаева Л.Б., 2009]. Доля абсолютно здоровых девочек за последние 10 лет уменьшилась с 28,6% до 6,3%, а гинекологическая заболеваемость и частота болезней эндокринной системы выросла в 2 раза. У 50-75% девушек-подростков отмечаются расстройства здоровья, способные оказать отрицательное влияние на реализацию репродуктивной функции [Уварова Е.В., 2006].

При анализе репродуктивного потенциала важно оценить взаимообусловленность отдельных слагаемых здоровья (соматического, психического, репродуктивного и социального) [Юрьев В.К., 2000; Кротин П.Н.. Куликов А.М. 2003; Баранов А.А., Кучма В.Р., 2009].

Основной причиной снижения рождаемости в нашей стране с начала 90-х годов является изменение репродуктивного поведения и репродуктивных установок населения [Максимова Т.М., 2003; Савельева И.С., 2006; Даутова Л.А., 2007; Фролова Н.И., Белокриницкая Т.Е., 2009]. Современные девушки имеют весьма низкие репродуктивные установки: идеальным числом детей в семье в среднем называют 2,0, желаемым числом детей – 1,8 [Бодрова В.В., 2005; Буралкина Л.А., 2010].

Важным фактором снижения репродуктивного потенциала исследователи отмечают увеличение бесплодия в браке [Радионченко А.А., Филиппов О.С., 2002; Овсянникова Т.В., 2004; Кузьменко Е.Т., 2008]. Первично бесплодные браки в молодом возрасте стали встречаться в ряде регионов в каждой пятой семье и требуют проведения курса лечебных и реабилитационных мероприятий [Назаренко Т.А., Гаспаров А.С., 2004;  Дубницкая Л.В., 2006]. Устранение только выявленных причин бесплодия и предупреждение заболеваний, которые служат медицинскими показаниями для искусственного прерывания беременности, могут увеличить общий показатель рождаемости в среднем на 7-10%, а за счет ликвидации вторичного послеабортного бесплодия может быть достигнуто увеличение рождаемости на 30% [Кулаков В.И., Лопатина Т.В., 2006].

Наряду с исследованием гормонального статуса при репродуктивных нарушениях большое внимание уделяется оценке процессов перекисного окисления липидов и прооксидантно-антиоксидантного баланса, изменения которого приводит к развитию окислительного стресса [Меньщикова Е.Б., Ланкин В.З., Зенков Н.К., 2006; Осипова Е.В., Гребенкина Л.А., 2008], что может усугублять нарушения в репродуктивной системе [Сутурина Л.В., Колесникова Л.И., Шолохов Л.Ф., 2008].

Таким образом, оценка репродуктивного потенциала женского населения необходима для выявления роли отдельных факторов риска и определения основных механизмов нарушений репродуктивного здоровья для разработки методов профилактики репродуктивной патологии и прогнозирования демографической ситуации в регионе. Все вышеизложенное определило следующие цель и задачи:

ЦЕЛЬ ИССЛЕДОВАНИЯ

Оценить состояние репродуктивного потенциала женского населения  Восточной Сибири (на примере Иркутской области) и установить основные факторы и механизмы его снижения для разработки программы по сохранению и восстановлению репродуктивного здоровья.

ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ

  1. Провести анализ состояния репродуктивного здоровья девушек-подростков и женщин фертильного возраста по данным обращаемости и углубленных медицинских обследований.
  2. Провести анализ социально-экономических и медико-биологических факторов снижения репродуктивного потенциала женского населения на современном этапе.
  3. Оценить состояние гипофизарно-яичникового, гипофизарно-тиреоидного и надпочечникового звеньев нейроэндокринной системы у девушек-подростков при нарушениях полового, физического развития и менструального цикла и женщин фертильного возраста при различных репродуктивных нарушениях.
  4. Установить особенности процессов перекисного окисления липидов и антиокси­дантной защиты у девушек-подростков при нарушениях полового, физического развития и менструального цикла и женщин фертильного возраста при различных нарушениях состояния репродуктивной системы.
  5. Изучить особенности полового поведения и репродуктивных установок у девушек-подростков и женщин молодого репродуктивного возраста  в современных условиях.
  6. Обосновать проведение лечебно-профилактических мероприятий для снижения  гинекологической заболеваемости студенток и разработать эффективную образовательную программу для старшеклассниц по вопросам репродуктивного здоровья и формированию семейно-ориентированных репродуктивных установок.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА

Впервые дана оценка состояния репродуктивного потенциала женского населения Иркутской области и показано выраженное ухудшение его количественных и качественных характеристик за последние 20 лет. Состояние репродуктивного потенциала девушек-подростков Иркутской области характеризуется высокой распространенностью нарушений полового и физического развития, гинекологической, эндокринной и соматической патологии, имеющей различия в зависимости от проживания в городской или сельской местности.

Новыми являются данные, полученные в регионе при оценке фертильности женщин молодого репродуктивного возраста. Установлено, что частота первичного бесплодия в браке среди обследованных девушек-студенток составляет 2,9%.

Впервые определена иерархическая значимость медико-биологических и социально-экономических предикторов снижения репродуктивного потенциала женского населения в различные возрастные периоды.

Впервые установлены особенности процессов перекисного окисления липидов при репродуктивных нарушениях в различные возрастные периоды, характеризующиеся компенсацией оксидативного стресса у подростков за счет активации ряда антиоксидантов и развитием у женщин фертильного возраста гиперпероксидации липидов на фоне истощения антиоксидантных систем при бесплодии.

Приоритетными являются данные исследования репродуктивного поведения и репродуктивных установок современных девушек-подростков Иркутской области. Впервые проведена оценка эффективности разработанной образовательной программы для старшеклассниц, реализация которой позволила повысить уровень информированности по вопросам безопасности сексуальных отношении и сохранения репродуктивного здоровья, а также сформировать репродуктивные установки на семью с 2-3-мя детьми.

ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ И ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ

Определено состояние репродуктивного потенциала девушек-подростков и женщин фертильного возраста Восточной Сибири (на примере Иркутской области), выявлены медико-биологические и социальные факторы риска, определена их иерархическая значимость в развитии нарушений репродуктивной системы у девушек-подростков и женщин фертильного возраста.

Установленные возрастные особенности изменений гормональной регуляции, процессов перекисного окисления липидов и антиоксидантной защиты при репродуктивных нарушениях позволили теоретически обосновать проведение патогенетической коррекции как у девушек–подростков с нарушениями полового и физического развития и расстройствами менструальной функции, так и у пациенток фертильного возраста с бесплодием.

В результате  проведенных исследований установлена значительная частота женского бесплодия, что служит основанием для включения определения группы фертильности (в соответствии с критериями ВОЗ) в протокол профилактических осмотров с целью активного выявления лиц с первичным и вторичным бесплодием и проведения среди данных контингентов профилактических и оздоровительных мероприятий.

Разработана и внедрена специальная образовательная программа для старшеклассниц, направленная на формирование семейно-ориентированных репродуктивных установок и повышающая уровень и качество знаний в области репродуктивного здоровья.

Полученные в ходе работы материалы позволили обосновать проведение комплекса лечебно-оздоровительных мероприятий у студенток в динамике обучения и существенно снизить частоту активной формы гипоталамического синдрома, дисфункции яичников, гиперпролактинемии, предменструального синдрома, дисменореи, сальпингоофорита и заболеваний передаваемых половым путем.

ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

  1. Репродуктивный потенциал Иркутской области характеризуется низким уровнем репродуктивного и соматического здоровья девушек-подростков и женщин молодого фертильного возраста. При оценке статуса фертильности 5,8% обследованных девушек-студенток являются фертильными, 9,8% – предполагаемо фертильными, 2,9% – первично бесплодными, 81,5% – с неизвестной фертильностью. Среди женского населения фертильного возраста по данным активного выявления доля бесплодных женщин составляет 19,6%, предположительно фертильных – 47,7%, с неизвестной фертильностью – 17,8%.
  2. Основными предикторами нарушений становления репродуктивной системы девушек-подростков и формирования негативных репродуктивных установок у женщин фертильного возраста в регионе являются факторы социального неблагополучия. Уровень гинекологической заболеваемости и статус фертильности женщин репродуктивного возраста преимущественно определяют медико-биологические факторы: наследственная предрасположенность, осложнения перинатального периода, соматические заболевания, нарушения менструального цикла, эндометриоз, внематочная беременность, воспалительные заболевания органов малого таза и особенности репродуктивного поведения.
  3. Нарушения становления репродуктивной системы девушек-подростков ассоциированы с недостаточностью ряда антиоксидантов (ретинола, токоферола, аскорбата, восстановленного глютатиона) при отсутствии гиперпероксидации липидов за счет компенсаторной активации резервных антиоксидантных систем, тогда как у женщин с репродуктивными нарушениями развивается оксидативный стресс с накоплением преимущественно промежуточных продуктов пероксидации липидов, наиболее выраженный при бесплодии на фоне гормонозависимых пролиферативных заболеваний.
  4. Внедрение предложенной обучающей программы формирования семейно-ориентированных репродуктивных установок позволяет значительно повысить уровень знаний о репродуктивном здоровье и способствует оптимизации репродуктивных установок девушек-подростков.

АПРОБАЦИЯ ДИССЕРТАЦИОННОГО МАТЕРИАЛА

Материалы диссертации представлены на Всероссийском форуме «Человек и здоровье», Иркутск, сентябрь 2004; Международной научно-практической конференции «Россия и мировая цивилизация: проблемы социально-экономического развития», Новосибирск, 2004; Научно-практической конференции с международным участием «Новые технологии диагностики и терапии заболеваний и нарушений полового развития у девочек», Москва, 2005; Международном форуме «Мать и дитя», Москва, 2006-2010; ХIII Международном конгрессе по приполярной медицине, Новосибирск, 12-16 июня 2006;  XIV и XV Конгрессе «Человек и лекарство», Москва, 2006-2007;  Международном конгрессе «Практическая гинекология: от новых возможностей к новой стратегии», Москва, 27-31 марта 2006; V Международном научно-практическом конгрессе «Человек в экстремальных условиях: здоровье, надежность и реабилитация», Москва, 16-20 октября 2006; Областной конференции акушеров, гинекологов, неонатологов, Иркутск, 2006-2010; Межрегиональной научно-практической конференции «Актуальные вопросы бесплодного брака» Иркутск, май 2007; Всероссийской конференции «Проблемы медико-демографического развития и воспроизводства населения в России и регионах Сибири», Иркутск, 2007; Научно-практической конференции «Безопасность регионов - основа устойчивого развития», Иркутск, 19-21 сентября 2007; Межрегиональной научно-практической конференции молодых ученых «Актуальные вопросы современной фундаментальной и клинической медицины», Иркутск, 14 июня 2007; 13th World Congress of Gynecological Endocrinology, Florence, Febriary 28-March 2, 2008; the 10th Congress of the European Society of Contraception, Prague, 2008; the 11th World Congress on Contraversies in Obstetrics, Gynaecology & Infertility (COGI), Paris, 2008, Всероссийской конференции «Здоровая семья», Иркутск, 2009; Международной научно-практической конференции «Фундаментальные аспекты репродуктологии», Иркутск, 14-15 октября 2010.

ПУБЛИКАЦИИ

По материалам выполненных исследований опубликовано 60 печатных работ, из них – 24 в журналах, рекомендованных к публикациям ВАК Минобразования и науки РФ, 10 – в зарубежной печати, 2 монографии и 2 методических пособия.

СТРУКТУРА И ОБЪЕМ ДИССЕРТАЦИИ

Диссертация изложена на 403 страницах машинописного текста и состоит из введения, обзора литературы, описания объектов и методов исследования, 6 глав собственных исследований, главы обсуждения результатов исследования, выводов, практических рекомендаций, списка литературы и приложений. Работа иллюстрирована 78 таблицами и 26 рисунками. Библиографический указатель включает 570 источников, из них 225 – иностранных.

ОБЪЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Проведено углубленное медико-социальное исследование репродуктивного и соматического здоровья девушек-подростков в коллективах учащихся 9-11 классов МОУ «Ангарский лицей №2» (110 чел), «Лицей №3» г. Иркутска (87 чел.) и средней школы п. Белореченский (78 чел.), средний возраст 15,3±0,8 лет.

Обследовано 500 девушек-студенток первого курса Байкальского Экономического Государственного Университета Экономики и Права г. Иркутска (средний возраст 17,2±0,03 лет), из них 250 девушек осмотрено в динамике через два года на третьем курсе. 35,6% (177 чел.) студенток являлись жительницами Иркутска, 37,6% (187 чел.) – других городов Иркутской области и 26,8% (133 чел.) – сельских районов Иркутской области.

400 девушек-студенток третьего курса (средний возраст 19,3±0,04 лет), из них 250 девушек осмотрено в динамике через два года на пятом курсе. 36,3% (145 чел.) студенток являлись жительницами Иркутска, 37,5% (150 чел.) – других городов Иркутской области и 26,2% (105 чел.) – сельских районов Иркутской области.

Исследование частоты и структуры бесплодия в браке в популяции проводилось методом анкетного опроса 4900 женщин в гг. Иркутск, Шелехов, п. Белореченский, с. Хомутово Иркутской области, средний возраст 27,7±6,8 лет. Респонденток разделили по группам: фертильные, предполагаемо фертильные, первично бесплодные, вторично бесплодные, с неизвестной фертильностью (стандартизованный протокол ВОЗ № 88093). Выборка респонденток в городах осуществлялась с использованием генератора случайных чисел из адресных списков лиц, «прикрепленных» к женским консультациям. В селе, учитывая меньшую численность населения, контингент женщин репродуктивного возраста формировали методом сплошной выборки.

Для уточнения причин бесплодия проведено углубленное клиническое обследование 335 женщин из бесплодных супружеских пар (200 городских и 135 сельских, средний возраст 27,2±4,5 лет) и их партнеров.

Для оценки основных гормонально-метаболических показателей пациенток с репродуктивными нарушениями было сформировано две контрольные группы: практически здоровые девушки-подростки (n=37; средний возраст 15,3±0,3 лет) и фертильные женщины без репродуктивных нарушений (n=141; средний возраст 23,6±5,6 лет).

Соблюдались этические принципы, предъявляемые Хельсинкской Декларацией Всемирной медицинской ассоциации [World Medical Association Declaration of Helsinki 1964, 2000].

МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Анализ медицинской документации. Использованы материалы отчетной формы №12 Главного управления здравоохранения Иркутской области с 1991 по 2008 год (данные обращаемости за медицинской помощью подростков и взрослого населения Иркутской области).

Приведены данные амбулаторных карт (учетная форма 086у), сводных годовых отчетов студенческой поликлиники № 11 г. Иркутска и выкопировки данных из первичных медицинских документов.

Анкетный опрос. С целью оценки социально-экономического и поведенческого статуса, образа жизни старшеклассниц и студенток проведен анонимный опрос с использованием анкеты, разработанной с учетом разработок и рекомендаций ряда авторов [Скворцова Е.С. с соавт., 2000; Максимова Т.М., 2002].

Для выявления бесплодия женщин репродуктивного возраста использовали анкету-опросник, разработанную на основе тематической карты-анкеты ВОЗ (проект ВОЗ № 88093), включающую вопросы о возрасте, семейном положении, регулярности сексуальных контактов, способах контрацепции, репродуктивных планах и т.д.

Общеклиническое обследование включало антропометрическое обследование девушек-подростков, регистрацию АД, пальпацию молочных желез, оценку степени галактореи и характера оволосения, оценку половой формулы у девушек-подростков [J.Tanner, 1976; Гуркин Ю.А., 2000], ИМТ = масса тела (кг) / рост (м), гинекологическое исследование. Характер выявленных гинекологических нарушений рубрифицировали в соответствии с МКБ-10. Все девушки-подростки осмотрены педиатром, гинекологом, эндокринологом и неврологом; все женщины осмотрены терапевтом, гинекологом, эндокринологом, венерологом и психологом.

Инструментальные методы исследования. Ультразвуковое исследование органов малого таза проводили абдоминальным конвексным датчиком 3,5 мГц и вагинальным датчиком 7 МГц на аппарате «Aloka-5500» (Япония). Оценку анатомического состояния щитовидной железы проводили на аппарате «Aloka-5500» с каротидным датчиком 5 МГц.

Исследование проходимости маточных труб у женщин с бесплодием проводили методом гистеросальпингографии с использованием цифрового рентгеновского аппарата PHILIPS DIAGNOST-94» (Япония). Гистероскопию и лапароскопию проводили с использованием аппаратов «OLIMPUS» (Япония) и «STORZ» (Германия).

Лабораторные методы исследования

Определение концентраций гормонов: ПРЛ, ЛГ, ФСГ, СТГ, ТТГ, Т4 проводили радиоиммунологическим методом с использованием набора «Диас» (Россия) и анализатора «Иммунотест» (Россия); уровень содержания Т3, св. Т3, св.Т4, кортизола, тестостерона оценивали иммуноферментным методом с использованием тест-систем «АЛКОР-БИО» (Россия), «ХЕМА» (Россия) и анализатора EL 808 (США), 17-ОН-прогестерона – наборами «DRG ELISAS» с использованием анализатора «CОBOS» (США). Концентрацию гормонов ПРЛ, ЛГ, ФСГ, СТГ, ТТГ, выражали в мЕД/мл; Т3, Т4, тестостерона, кортизола, 17-ОН-прогестерона – в нмоль/л; св.Т3, св.Т4 - пмоль/л. Забор крови для гормональных и биохимических исследований осуществляли с учетом фаз менструального цикла (3-9 день цикла) или на фоне аменореи в утренние часы, натощак из локтевой вены.

Для биохимических исследований использовали сыворотку и плазму крови, гемолизат из эритроцитов. На спектрофлюорофотометре Shimadzu RT=5000 измеряли содержание МДА в мкмоль/л по методу В.Б. Гаврилова с соавт. [1987]; измерение активности СОД в усл. ед. – методом H.P. Misra, I.Fridovich [1972]; определение концентраций α-токоферола и ретинола в мкмоль/л – методом Р.Ч. Черняускене с соавт. [1984]; уровни GSH, GSSG в мкмоль/л – методом P.Y. Hissin, R. Hilf [1976]. Содержание субстратов с сопряженными двойными связями (Дв. св.) регистрировали по методу И.А. Волчегорского с соавт. [1989]. ДК, КД-СТ определяли тем же методом, основанном на интенсивном поглощении конъюгированных диеновых структур гидроперекисей липидов в области 220 (Дв. св), 232 (ДК) и 278 (КД-СТ) нм. Содержание Дв. cв., КД-СТ выражали в усл. ед. и ДК – в мкмоль/л. Оценку АОА крови, в усл.ед. проводили по методу Г.И. Клебанова с соавт. [1988]. Определение аскорбиновой кислоты в мкмоль/л проводили колориметрическим методом [Н.И. Портяная с соавт., 1990].

Венерологическое исследование: лабораторную диагностику инфекций, передаваемых половым путем проводили в соответствии с Методически­ми материалами и действующими приказами МЗ России (№ 936, 1570, 286, 415) на базах лаборатории кожной клиники ГОУ ВПО ИГМУ Минздрава России.

Операционное исследование эффективности программы по репродуктивному образованию девушек-подростков.

1 этап. Претест для оценки репродуктивных установок и информированности по вопросам репродуктивного здоровья старшеклассниц, учащихся Иркутского лицея № 2; экспериментальная группа (24 чел.) и контрольная группа (28 чел.).

2 этап. Обучение старшеклассниц (экспериментальная группа): 15-ти часовой лекционный курс и практические занятия в объеме 11-ти академических часов.

3 этап. Посттест в контрольной и экспериментальной группе после окончания обучения.

Статистическая обработка полученных данных проводилась с использованием прикладных программ StatSoft Statistica 6.0, а также программного средства Excel пакета Office 2003 (в ОС «Windows» XP). Поскольку выборка характеризовалась преимущественно неправильным распределением, оценка различий количественных показателей между изучаемыми группами проводилась с использованием непараметрического анализа для независимых выборок с использованием критериев Манна–Уитни (Mann–Whitney U-Test), Вальда–Вольфовица (Wald–Wolfowitz Runs Test (W–W test) и Колмогорова–Смирнова (Kolmogorov–Smirnov Two-Sample Test (К–Stest); оценка различий качественных показателей – по Z-критерию долей и критерию Пирсона (2). Различия сравниваемых показателей считали значимыми при р 0,05.

При оценке эффективности программы обучения подростков по схеме «претест-посттест» ответы были связаны с дихотомическими категориями типа «да-нет», группы рассматривались как связанные выборки, а для оценки значимости изменений использовался критерий Макнимара, а также критерий 2 [Зайцев, В.М., 2006; Лагутин, М.Б., 2007].

РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

АНАЛИЗ СОСТОЯНИЯ РЕПРОДУКТИВНОГО ПОТЕНЦИАЛА 

ДЕВУШЕК-ПОДРОСТКОВ  И ЖЕНЩИН  МОЛОДОГО ФЕРТИЛЬНОГО

ВОЗРАСТА

В результате проведенного эпидемиологического анализа установлено, что динамика показателей распространенности заболеваний, влияющих на реализацию репродуктивной функции, среди девушек-подростков и женщин фертильного возраста, проживающих в Иркутской области, (по данным обращаемости за медицинской помощью), в период с 1991 по 2008 год характеризовалась интенсивным ростом. Показатели распространенности болезней эндокринной системы, расстройств питания и нарушений обмена веществ среди взрослого и подросткового населения Иркутской области имели близкие значения (на уровне 20-30‰). За период наблюдения показатель болезненности взрослого населения (18 лет и старше) увеличился в 2,3 раза – с 30,4 до 71,2‰, а показатель распространенности среди подросткового населения (15-17 лет) болезней данного класса увеличился в 7 раз – с 21,2 до 148,2‰.

Показатель распространенности болезней мочеполовой системы среди взрослых (62,5‰) более чем вдвое превышал соответствующий показатель подросткового населения (30,0‰). К 2008 г. этот показатель у подростков увеличился в 5 раз (до 148,5‰). Показатель болезненности взрослых вырос к 2008 г. в 2,2 раза, составив 136,5‰.

Распространенность воспалительных болезней тазовых органов среди женщин фертильного возраста (9,4‰) почти в 9 раз превышала соответствующий показатель в контингенте девушек-подростков (1,1‰). Динамика показателя среди женщин фертильного возраста в последующие годы отличалась умеренным ростом, достигнув максимума в 2002 г. (18,8‰) и последующим постепенным снижением показателя к 2008 г. до уровня 15,3‰. Данный показатель в контингенте девушек-подростков возрастал в очень высоком темпе и увеличился за период наблюдения с 1,1 до 31,8‰, т.е. в 28,9 раза.

Темп роста распространенности нарушений менструального цикла среди женщин фертильного возраста был весьма умеренным – в 1,8 раза, (с 4,5 до 8,3‰). В контингенте девушек-подростков рост данного показателя происходил в очень высоком темпе (особенно в 2000-2003 гг.), вследствие чего его значение к концу периода наблюдения увеличилось в 12,8 раза, составив в 2008 г. 55,0‰.





Репродуктивное и соматическое здоровье девушек-подростков по

данным углубленного медицинского обследования

Установлено, что нормальное физическое развитие имели 62,3% девушек-подростков. Различные виды отклонений параметров физического развития от среднего уровня встречались у 30,9% и 59,6% городских и сельских старшеклассниц соответственно (Р(2)<0,01), (рис. 1). Наиболее часто встречались следующие виды отклонений: повышенная масса тела при нормальных значениях длины тела – у 8,3%; сниженная масса тела – 8,1%, высокая масса тела – у 3%, низкая длина тела – у 3,4%, сниженная длина тела при пониженной и низкой массе тела – у 2,3%.

Рис. 1. Распределение девушек-подростков по группам физического развития

Примечание: различия  значимы при * – р < 0,05; ** –  р < 0,01 для χ2

Гармоничное развитие имели 87,8% старшеклассниц, соответственно 89,6% городских и 82,2% сельских; умеренно дисгармоничное – 9,2% и 14,3%, (Р(2)<0,05); резко дисгармоничное – 1,2% и 3,2% соответственно. К мезосоматотипу отнесли 70,1% городских и 48,4% сельских девушек-подростков, (Р(2)<0,01). Доля лиц, отнесенных к микросоматотипу, была наибольшей у сельских девушек (27,4%), а доля лиц этого соматотипа среди городских составляла (20,7%). Доля макросоматиков среди сельских девушек (24,2%) была выше в 2,6 раз, чем среди городских девушек (9,2%), (Р(2)<0,01).

Средний возраст наступления менархе у девушек-подростков составил 12,8±1,2 лет. Безболезненные или умеренно болезненные менструации выявлены у 68,3% старшеклассниц. Нарушения менструального цикла (табл. 1) выявлены у 59% обследованных с большей распространенностью у сельских старшеклассниц (80,2% против 52,4%), (Р(2)<0,05). Среди нарушений менструального цикла отмечены: дисменорея – у 29,3%, дисфункция яичников – у 10,1%, меноррагии – у 9,9%, олигоменорея  – у 2,8%, которая в 10 раз чаще встречалась у сельских девушек (10,7%) всравнении с городскими (1,1%), (Р(2)<0,05) и ациклические кровотечения – у 4,8%. Первичную аменорею значимо чаще диагностировали у сельских девушек-подростков, (Р(2)<0,05).

В структуре класса болезней эндокринной системы (табл. 1) преобладали болезни щитовидной железы: диффузный нетоксический зоб – у 41,1%, узловой зоб – у 3,4%, гипотиреоз – у 7,3%, значимо чаще диагностированный у городских подростков – 8,2% против 4,6% сельских, (Р(2)<0,05). Избыточная масса тела выявлена у 12,4% старшеклассниц: 10,5% и 18,5% (Р(2)<0,05) городских и сельских девушек-подростков. Для одной трети девушек типичен гипоталамический синдром периода полового созревания 26,4%. Синдром предменструального напряжения выявлен у 5,4%, СПКЯ – у 3,4% девушек-подростков. Синдром гиперпролактинемии значимо чаще регистрировали у сельских старшеклассниц – 12,3% против 1,5% сельских (Р(2)<0,05).

Из соматической патологии  (табл. 1) наиболее типичными являлись: вегетативная дистония, выявленная у 45,4% городских и 69,3% сельских девушек, (Р(2)<0,05), нарушения опорно-двигательного аппарата – у 20,4% и 43,5%, (Р(2)<0,05), заболевания органов желудочно-кишечного тракта – у 29,5% и 17,7%, (Р(2)<0,05), хронические заболевания ЛОР-органов – у 17,4%, заболевания желчевыводящих путей – у 4,2% девушек-подростков.

Таблица 1.

Показатели распространенности нарушений менструального цикла, эндокринной и соматической патологии среди старшеклассниц по данным углубленных обследований (%)

Патология

код МКБ-10

Городские

N=197

Сельские

N=62

Нарушения менструального цикла

Дисфункция  яичников

Е 28

8,9*

13,8*

Аменорея I

N 91.0

0,0*

6,5*

Олигоменорея

N 91: N 91.3

N 91.4; N 91.5

1,1*

10,7*

Ациклические кровотечения

N 92: N 92.1

4,0*

7,7*

Меноррагии

N 92.0

10,5

8,1

Дисменорея

N 94: N 94.4,

N 94.5, N 94.6

27,9

33,8

Эндокринные нарушения

Синдром гиперпролактинемии

N 97.0

1,5*

12,3*

Ожирение

Е 65- Е 68

10,5*

18,5*

ГСНЭФ

Е 23

24,1*

33,8*

ПМС

N 94.3

7,2*

4,8*

Диффузный нетоксический зоб

Е 01.0

41,4

40,3

Узловой зоб

Е 01.1

3,5

3,1

Гипотиреоз

Е 02

8,2*

4,6*

СПКЯ

Е 28.2

4,5

3,1

Гирсутизм

Гипертрихоз

Акне

Е 28.1;  Е 27

L 68

L 70.0

5,0

4,8

6,7*

4,6

4,6

1,5*

Соматическая патология

Гипертрофия небных миндалин

J 35.1

6,2

8,1

ВСД

G 99.1

45,4*

69,3*

Хронический тонзилит

J 35

21,5

24,1

Бронхиальная астма

J 45  J 46

8,3*

1,6*

Атопический дерматит

L 20

3,9

3,2

Рецидивирующие носовые кровотечения

J 39.3

2,6

3,2

Аллергический ринит

J 30

5,7

1,6

Плоскостопие

M 21.4

3,1

1,6

Нарушение осанки

M 40.0 - M 40.5

20,4*

43,5*

Сколиоз

M 41

18,6

16,1

Хронический  холецистит, ДЖВП

K 81

3,5

6,5

Хронический гастрит, гастродуоденит

K 29

29,5*

17,7*

Язвенная болезнь  желудка и ДПК

K 25; K 26

0

5,0

Примечание: * различия  значимы при  р < 0,05 для χ2

Репродуктивное и соматическое здоровье женщин молодого

фертильного возраста (на примере студенток) по данным углубленных медицинских обследований

При активном выявлении распространенности гинекологических заболеваний и нарушений репродуктивной системы у девушек-студенток установлено, что менее 1/3 из них (18,6%) не имели гинекологических заболеваний в анамнезе.

В течение периода наблюдения увеличилась доля девушек-студенток с гинекологической патологией: с 78% на первом курсе до 85,8% на третьем курсе, (Р(2)<0,01). Выявлены статистически значимые различия показателей распространенности лиц с ГСНЭФ в активной фазе и неактивной фазе в группах девушек I и III курсов (табл. 2). Показатель распространенности синдрома гиперпролактинемии у третьекурсниц в 4 раза превышал соответствующий показатель у студенток первого курса. Нарушения менструального цикла значимо чаще выявлялись у студенток III курса. Олигоменорея диагностирована у 10,8% студенток I курса, и 21% III курса, (Р(2)<0,05). Доля девушек с дисменореей составила 34,4% и не имела значимых различий между курсами. Распространенность мастопатии на III курсе в 7 раз превышала соответствующий показатель на I  курсе. Показатель распространенности синдрома предменструального напряжения на III курсе в 2 раза превышал этот показатель у первокурсниц, (табл. 2).

Частота сальпингоофорита (табл. 2) составила на I курсе 17,4%, на III курсе – 12,5%, (Р(2)<0,05). Заболевания, передаваемые половым путем, диагностированы в 1,8 раза чаще у третьекурсниц, (Р(2)<0,05).

Фертильными признано 5,8% обследованных девушек-студенток, предполагаемо фертильными 9,8%, первично бесплодными – 2,9%,  с неизвестной фертильностью – 81,5%, (рис. 2).  Факт доминирования числа девушек с неизвестной фертильностью объясняется, на наш взгляд, тем, что большинство сексуально активных студенток используют методы контрацепции (76,5% живущих половой жизнью) или не живут половой жизнью (50%).

Нами не найдено значимых различий частоты бесплодия у студенток разных курсов. Мы объяснили это тем, что на данном жизненном этапе студентки не заинтересованы в наступлении беременности и поэтому не достаточно активно проходят диагностические и лечебные мероприятия по поводу отсутствия беременности.

Таблица 2.

Показатели распространенности гинекологической патологии среди студенток разных курсов, (%)

Патология

код МКБ

1 курс

3 курс

Синдром гиперпролактинемии

N 97.0

1,8*

7,0*

ГСНЭФ

Активная фаза

Неактивная фаза

Е 23

10,6*

44,6*

8,8*

38,3*

ПМС

N 94.3

12,8*

26,7*

Мастопатия

 N60.1

2,2*

14,5*

Лакторея

 N64.3

6,0

6,5

Гипогонадизм

Е.28.3

7,2

6,25

СПКЯ

Е 28.2

1,4

2,0

Дисменорея

N 94: N 94.4;

N 94.5; N 94.6

30,2

38,5

Олигоменорея

N 91.3; N 91.4; N 91.5

10,8*

21,0*

Хронический сальпингит, сальпиногоофорит

N 70.0, N 70.1

17,4

12,5

Цервицит

N 72

6,0

10,0

Лейкоплакия ш/м

N 88.0

0,2

2,25

Ретенционные образования яичников

N 83.0-83.2

0,4

2,25

Бактериальный вагиноз

В 96

7,8*

12,45*

Кандидозный вульвовагинит

N 77.1

3,4*

7,75*

ЗППП

А50-А64,

12,4*

21,0*

Примечание: * различия  значимы при р < 0,05 для χ2

Из соматической патологии наиболее типичными для студенток являются: хронические заболевания ЛОР-органов – 61,3%, заболевания щитовидной железы – 53,3%, болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани 22,9%, вегетативная дистония – 26%, аллергические заболевания – 13%, заболевания ЖКТ – 12,1%, патология почек –11%, без значимых отличий распространенности между курсами.

Рис. 2. Распределение студенток по группам фертильности

Исследование женского бесплодия

Анализ анкет с информацией о 4900 женщинах фертильного возраста позволил установить частоту первичного бесплодия – 5,63%, и вторичного бесплодия – 14,91%, значимых различий между городской и сельской субпопуляциями не выявлено.

Контингент женщин с первичным бесплодием составил 32,5%, с вторичным бесплодием – 67,5%. Сравнивая официальные данные распространенности женского бесплодия по обращаемости (0,411 случая на 100 женщин репродуктивного возраста), (2000-2008 гг.) и данные, полученные при активном выявлении (19,56 %), (z=4,31*, =0,05), можно сделать вывод о том, что официальная статистика не отражает истинную распространенность женского бесплодия в Иркутской области.

Установлено, что доля сельских женщин с продолжительностью бесплодия более 10 лет (15%) была значимо больше, чем городских (5%), (Р(2)<0,05). Доля сельских бесплодных женщин в возрасте от 18 до 23 лет (36,36%) была в два раза больше, чем городских женщин с бесплодием (14,29%), (Р(2)<0,05). Углубленное обследование выявило бесплодие трубного происхождения у 61,8±2,6% бесплодных женщин фертильного возраста, без существенных различий в городской и сельской популяциях, (рис. 3). Распространенность эндокринного бесплодия составила 43±2,7% бесплодных женщин, у городских выше в 1,6 раза, чем у сельских (Р(2)<0,05). Бесплодие, ассоциированное с эндометриозом – 37,6 ± 2,6%, более распространенное в городской популяции, (Р(2)<0,05). Бесплодие, связанное с мужским фактором выявлено у 35,8 ± 2,5% обследованных женщин и не имело значимых отличий у городских и сельских жительниц. Бесплодие маточного происхождения – у 31,3 ± 2,5% пациенток также не имело значимых отличий в зависимости от места жительства. Бесплодие неясного генеза установлено у 1,2±1,1% супружеских пар.

У 83 ± 2,5% женщин наблюдалось сочетание двух и более причин бесплодия. При наличии двух причин бесплодия (41,5%) наиболее часто встречалось сочетание трубно-перитонеального и эндокринного факторов, а также  эндометриоза и маточного фактора женского бесплодия. Три причины (27%) были представлены наличием трубно-перитонеального, эндокринного фактора и эндометриоза.

Рис. 3 .Частота встречаемости различных форм бесплодия в браке у городской и сельской популяции по МКБ-10

Примечание: * различия  значимы при р < 0,05 для χ2

ИССЛЕДОВАНИЕ РОЛИ МЕДИКО-БИОЛОГИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ РИСКА В СНИЖЕНИИ

РЕПРОДУКТИВНОГО ПОТЕНЦИАЛА ЖЕНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ

Статистически значимых связей между факторами биологического риска и показателями нарушений состояния соматического и репродуктивного здоровья девушек старшего школьного возраста не было выявлено (хотя имелась тенденция к более высоким показателям нарушений здоровья у лиц с повышенной и высокой отягощенностью биологического анамнеза).

Нами выявлены значимые различия социальных характеристик городской и сельской субпопуляций девушек: высокая информационная нагрузка – 48,6% против 37,1%; уровень дохода семей ниже прожиточного минимума – 4,7% против 11,7%; воспитание в многодетных семьях – 10% против 29%; несбалансированное питание – 22,5% против 11,8%, а также поведенческих характеристик: низкая физическая активность – 12,6% против 6,5%; регулярное употребление алкоголя – 0,9% против 6,4%; курение – 8,9% против 11,7%, все (Р(2)<0,05).

Наши  исследования свидетельствуют о том, что на современном этапе социальные факторы оказывают на здоровье  значительного числа девушек-подростков главным образом негативное воздействие, т.е. являются для них, по сути, факторами социального риска. Заметную роль играют  негативные особенности образа жизни, поведенческие факторы, которые в значительной степени формируют отягощенность социального анамнеза.

Установлена иерархия социальных факторов, влияющих на становление репродуктивной функции, у обследованных девушек-подростков: на первом месте – высокая учебная и информационная нагрузка (41,8%); на втором – низкий уровень жизни семей (31,3%), третьем – воспитание в неполных семьях (26,6%), четвертом – несбалансированное питание (18,9%), пятом – курение (11%), низкая физическая активность (10,6%) и неудовлетворенность своей жизнью (8%), шестом – регулярное употребление алкоголя (3,6%).

Степень отягощенности социального анамнеза девушек-подростков определялась в зависимости от количества имеющихся факторов риска. Группу социального риска 79,8% (более 5 факторов риска) составили 73,2% городских и 82,2% сельских девушек-подростков (Р(2)<0,05), группу с низкой отягощенностью социального анамнеза 20,4% (от 0 до 4-х факторов риска) составили 26,8% городских и 17,7% сельских старшеклассниц (Р(2)<0,05).

Выявлены значимые связи между увеличением степени отягощенности социального анамнеза девушек и более высокой частотой нарушений полового и физического развития,  расстройств менструального цикла, ГСПП, ВЗОМТ,  а также более высокой частотой соматической патологии: ВСД, хронического гастрита и гастродуоденита, хронического тонзиллита, диффузного нетоксического зоба, (рис.4).

Установлены наиболее значимые факторы риска развития нарушений менструального цикла у женщин молодого репродуктивного возраста  на примере студенток. Высокую значимость имеют сопутствующие хронические заболевания: пиелонефрит (χ2=8,5, р=0,004), тонзиллит (χ2=10,7, р=0,001), гипотиреоз (χ2=14,6, р=0,001), заболевания ССС и ЦНС (χ2=14,5, р=0,001), гинекологические заболевания у матери (миома матки, дисфункция яичников), (χ2=7,8, р=0,005), заболевания ССС и ЦНС у матери, (χ2=14,1, р=0,001) и перинатальные факторы (угроза прерывания беременности, гипоксия плода и т.д.), (χ2=6,3, р=0,012).

При оценке факторов риска развития воспалительных заболеваний органов репродуктивной системы у женщин молодого фертильного возраста установлено, что высокую значимость, имеют аборты в анамнезе (χ2=6,4, р=0,01), ранний возраст начала половой жизни (χ2=8,8, р=0,001), отказ от использования презерватива (χ2=8,8, р=0,001), количество половых партнеров более 2-х (χ2=14,1, р=0,001), генитальные инфекции в анамнезе (χ2=12,6, р=0,001), длительность периода сексуальной активности (χ2=8,8, р=0,001), угроза прерывания беременности у матери и гипоксия плода (χ2=5,7, р=0,002), гинекологические заболевания у матери, (χ2=12,4, р=0,001), курение (χ2=5,7, р=0,002).

Нами изучены основные факторы риска развития нейроэндокринных синдромов у женщин молодого репродуктивного возраста: хронические заболевания ЛОР-органов (χ2=19,3, р=0,001), заболевания почек, (χ2=4,3, р=0,003), гипотиреоз, (χ2=8,7, р=0,003), ВСД, (χ2=4,3, р=0,03), аборт, как исход первой беременности (χ2=5,2, р=0,001), отказ от использования КОК, (χ2=9,3, р=0,002), курение, (χ2=7,9, р=0,005), наличие в  анамнезе у матерей мастопатии заболеваний ССС и гестоза во время беременности, (χ2=5,1, р=0,02).

Рис. 4.  Показатели состояния репродуктивного, соматического здоровья и физического развития девушек-подростков в зависимости от отягощенности социального анамнеза (%)

Примечание: * различия  значимы при р < 0,05 для χ2

При оценке факторов риска развития бесплодия у женщин фертильного возраста городской и сельской популяции Иркутской области было установлено следующее: большинство бесплодных женщин имели в анамнезе гинекологические заболевания - 71,4% и 63,6% городских и сельских женщин соответственно. Установленными значимыми факторами риска бесплодия в браке для городских женщин являются: последняя беременность – внематочная (2=7,8 p<0,05), воспалительные заболевания органов малого таза (2=6,9, p<0,05), нарушения менструального цикла (2=6,2, p<0,05), наличие эндометриоза (2=4,8, p<0,05), осложнения последнего аборта (2=4,4, p<0,05), внематочная беременность в анамнезе (2=4,2, p<0,05). Значимые факторы риска бесплодия в браке для сельских женщин: нарушения менструального цикла (2=8,1, p<0,05), воспалительные заболевания органов малого таза в анамнезе (2=4,3, p<0,05), осложнения последнего аборта (2=3,9, p<0,05), последняя внематочная беременность (2=3,8, p<0,05).

ОСОБЕННОСТИ РЕПРОДУКТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ И

РЕПРОДУКТИВНЫХ УСТАНОВОК ДЕВУШЕК-ПОДРОСТКОВ

И ЖЕНЩИН МОЛОДОГО ФЕРТИЛЬНОГО ВОЗРАСТА

При анализе репродуктивного поведения подростков установлено, что 21% девушек живут половой жизнью, в среднем с 14,8±0,03 лет, т.е. с более раннего возраста, чем в популяциях девушек Забайкалья – 16,2±0,5 лет [Белокриницкая Т.Е. с соавт., 2009] и московского региона – 16,1±0,4 лет [Радзинский В. Е., 2006].

Анкетирование выявило, что девушки-подростки в основном ориентированы на создание 1-2-детной семьи,  а 5,2%  городских девушек вообще не планируют рождение детей (рис.5).

Рис. 5. Планирование детей подростками в будущем, (%) 

Примечание: * различия  значимы при р < 0,05 для χ2

При рассмотрении жизненных ценностей выяснилось, что самым главным в жизни большинство подростков считает наличие хороших взаимоотношений в семье – 74,6% сельских против 26,3% городских, (Р(2)<0,05). В иерархии жизненных ценностей на первое место поставили: образование 8,3% старшеклассниц, уважение друзей и дружбу – 5,1% сельских и 20,3% городских девушек-подростков (Р(2)<0,05), карьеру –3,4% и 11,0% (Р(2)<0,05), здоровье – 3,4% и 11,9% старшеклассниц соответственно (Р(2)<0,05). Деньги считают наибольшей ценностью в жизни 5,9% девушек. Любовь, как жизненный приоритет, выбрали 1,7% сельских девушек в сравнении с городскими девушками – 16,1% (Р(2)<0,05).

При оценке репродуктивного поведения женщин молодого фертильного возраста установлено, что возраст начала половой жизни составил 16,4±0,04 лет. Беременность имели 6,9% студенток I курса и 14,9% - III курса, (Р(2)<0,01), (рис. 6). Беременности, которые закончилась родами, на первом курсе составили 1,2%, на третьем – 2,1%. Доля абортов у студенток III курса была в 2 раза выше, чем у первокурсниц (Р(2)<0,02). Предохранялись от нежелательной беременности 80,3% девушек I курса и 74,1% девушек III курса: КОК на первом курсе применяли 10,4% студенток, живущих половой жизнью, на третьем - 16,3%, Средство посткоитальной контрацепции на первом курсе использовали 4,1%, на третьем – 3,2%; химические средства применяли 2,9% и 5,3% студенток соответственно. Доля девушек, применявших в качестве контрацепции презерватив составила у первокурсниц 68,8%, у третьекурсниц – 52,5%.

Рис. 6. Особенности полового поведения девушек-студенток (%)

Примечание: * различия  значимы при р < 0,05 для χ2

Средний возраст начала половой жизни у женщин фертильного возраста с бесплодием составил 18±1,1 лет. В репродуктивном анамнезе каждой четвертой женщины с бесплодием (25,1%) отмечены искусственные аборты, у каждой десятой - самопроизвольные выкидыши (10,7%). Внематочная беременность отмечена в анамнезе у 5,4% женщин, у 8,5% городских и 7,5% сельских вторично бесплодных женщин последняя беременность завершилась осложненным  медицинским абортом.

Наличие детей являлось наиболее частой причиной отсутствия планирования беременности у женщин фертильного возраста, (рис. 7). Материальные трудности – основная причина отсутствия репродуктивных планов сельских респонденток. Городскими женщинами частыми причинами отсутствия планов рождения детей назывались перспектива карьерного роста, повышение квалификации, обучение.

Рис. 7.  Причины  отсутствия  репродуктивных планов у женщин фертильного возраста в городе и сельской местности, (%)

Примечание: * различия  значимы при р < 0,05 для χ2

ОСНОВНЫЕ ГОРМОНАЛЬНО-МЕТАБОЛИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ

РЕПРОДУКТИВНЫХ НАРУШЕНИЙ У ДЕВУШЕК-ПОДРОСТКОВ И ЖЕНЩИН РЕПРОДУКТИВНОГО ВОЗРАСТА

Для оценки основных гормонально-метаболических показателей пациенток с репродуктивными нарушениями было сформировано две контрольные группы: практически здоровые девушки-подростки (n=37; средний возраст 15,3±0,3 лет) и фертильные женщины без репродуктивных нарушений (n=141; средний возраст 23,6±5,6 лет).

При исследовании концентраций гонадотропных гормонов гипофиза, тиреоидных горомонов, тестостерона и кортизола у девушек-подростков с наиболее типичными нарушениями репродуктивной функции нами обнаружены значимые отличия в сравнении с соответствующими показателями девушек контрольной группы (табл. 3), отраженные в концептуальной схеме № 1:

у девушек с нарушениями полового и физического развития (n=44): повышение ЛГ в 1,8 раза и снижение СТГ в 1,7 раза;

у девушек с нарушениями менструального цикла (n=37): повышение ЛГ в 1,6 раза, пролактина – в 1,2 раза и снижение СТГ в 2 раза и ФСГ в 1,5 раза;

у девушек с ГСПП (n=28): повышение пролактина в 2 раза, ЛГ – в 1,8 раза, общего тестостерона – в 2,5 раза, кортизола – в 1,3 раза и св. Т3 – 1,8 раза при снижении ФСГ – в 1,5 раза и СТГ – в 2 раза;

у девушек с патологией щитовидной железы (n=61) – повышение пролактина в 1,5 раза, ЛГ – в 2,4 раза и ТТГ – в 1,5 раза, св.Т3, – в 1,9 раза, св.Т4 – в 1,2 раза и снижение СТГ –  в 1,3 раза.

Нами установлены особенности процессов липопероксидации у девушек-подростков в период становления репродуктивной функции (табл.4), отраженные в концептуальной схеме № 1. Так, у всех подростков с репродуктивными нарушениями и отклонениями полового и физического развития отмечено повышение содержания субстратов с сопряженными Дв.Св. при не измененных показателях концентраций ДК и КД-СТ в сравнении со здоровыми сверстницами. У девушек-подростков с ГСПП и нарушениями полового и физического развития отмечено снижение концентрации высокотоксичного продукта ПОЛ – МДА. Общим у девушек-подростков с отклонениями полового и физического развития, нарушениями менструального цикла и нейроэндокринными синдромами является повышение содержания в сыворотке крови окисленной формы глютатиона и общей АОА на фоне снижении -токоферола и ретинола. Кроме этого, у девушек с ГСПП и патологией щитовидной железы отмечено снижение восстановленной формы глютатиона, а у девушек с нарушениями полового и физического развития – относительное снижение концентрации аскорбата в сравнении с группой контроля (табл. 4).

Обследовано 1259 женщин репродуктивного возраста (18-30 лет). Женщины с репродуктивными нарушениями (n=1118) были разделены на следующие группы: 2–я группа женщины с СПКЯ – 28,8% (n=322); 3-я группа - с гипергонадотропным гипогонадизмом  1,16% (n=13); 4-я группа - с надпочечниковой гиперандрогенией 3,57% (n=40); 5-я группа - с гиперпролактинемией 31,2% (n=349), 6-я группа - с дисфункцией яичников 12,5% (n=140), 7-я группа – с миомой матки 8,85% (n=99) и 8-я группа - с эндометриозом 13,86% (n=155). Средний возраст 22,09±2,57 лет, не имел значимых различий в группах.

Таблица 3.

Содержание гормонов в сыворотке крови девушек-подростков с нарушениями репродуктивного и соматического здоровья (М±)

Показатели

Единицы измерения

Референтные значения

Контроль

N=31

ГСПП

N=28

Нарушения менструаль-ного цикла N=37

Нарушение полового и физического развития N=44

Патология щитовидной железы N=61

ПРЛ, мЕД/мл (72480)

193,16±94,19

338,53±127,8*

234,90±185,94*

186,8±102,19

283,78±124,0*

ЛГ, мЕД/мл (0,55,0)

3,35±1,22

6,22±3,02*

5,32±2,92*

5,95±3,17*

7,94±3,35*

ФСГ, мЕД/мл (1,810,5)

4,82±1,90

3,81±1,92*

3,23±2,44*

4,96±2,90

4,80±2,14

Тс, нмоль/л  (0,54,3)

1,76±0,89

4,46±1,33*

1,6±0,52

1,82±0,98

1,78±1,04

Кортизол, нмоль/л  (155660)

345,7±113,36

465,4±250,1*

324,27±110,58

374,16±163,35

370,26±159,45

СТГ, мЕД/мл (0,55,0)

5,4±2,4

2,96±1,62*

2,60±1,34*

3,2±1,56*

4,08±2,25*

ТТГ, мЕД/мл (0,55,0)

1,88±0,48

1,90±0,88

1,91±0,82

1,98±0,19

2,82±0,65*

T3, нмоль/л (1,03,0)

2,05±0,28

2,3±0,83

2,18±0,92

2,18±0,17

2,19±0,35

T3 св., пмоль/л (2,55,8)

2,06±0,90

3,81±1,52*

1,88±0,63

1,95±0,59

3,86±0,28*

T4, нмоль/л (53,0158,0)

120,76±23,06

121,96±20,32

127,83±18,66

125,75±20,98

127,29±23,54

T4 св., пмоль/л (10,023,2)

14,53±2,52

13,66±2,89

13,65±1,58

16,09±3,35

17,87±5,48*

Примечание: здесь и далее для таблиц № 4, 5, 6 *- р < 0,05 для групп с репродуктивными нарушениями по отношению к контролю при наличии различий не менее 2-х из 3-х критериев (Mann-Whitney U-Test), Wald-Wolfowitz Runs Test (W-W test) и Kolmogorov-Smirnov Two-Sample Test (К-S test).

Таблица 4.

Наиболее значимые изменения продуктов ПОЛ-АОЗ у девушек-подростков с нарушениями
репродуктивного и соматического здоровья (М±)

Показатели

Единицы измерения

Референтные значения

Контроль

N=31

ГСПП

N=28

Нарушения менструаль-ного цикла N=37

Нарушение полового и физического развития N=44

Патология щитовидной железы N=61

Дв. Св., усл. ед.

1,77±0,24

2,36±0,67*

2,17±0,45*

2,11±0,56*

2,09±0,27*

ДК, мкмоль/л

1,01±0,15

1,25±0,24

1,96±0,32

1,24±0,18

1,23±0,14

КД-СТ, усл. ед.

0,27±0,19

0,39±0,23

0,41±0,22

0,44±0,11

0,40±0,12

МДА, мкмоль/л

1,29±0,20

0,79±0,28*

0,96±0,29

0,83±0,23*

0,91±0,21

АОА, усл. ед.

13,17±1,58

19,88±4,22*

19,02±3,67*

18,3±4,73*

17,53±3,26*

СОД, усл.ед.

1,76±0,16

1,57±0,23

1,68±0,25

1,69±0,21

1,70±0,24

GSH, мкмол/л

2,36±0,26

2,18±0,15*

2,25±0,17

2,25±0,45

2,19±0,34*

GSSG, мкмоль/л

1,60±0,12

1,94±0,11*

1,94±0,24*

2,04±0,35*

2,02±0,33*

-токоферол, мкмоль/л

11,09±1,22

7,23±1,67*

8,08±2,72*

6,90±2,12*

8,31±2,89*

ретинол, мкмоль/л

1,77±0,23

0,45±0,13*

0,44±0,11*

0,41±0,12*

0,41±0,09*

аскорбат, мкмоль/л

59,73±3,72

50,15±4,66

50,73±4,23

47,53±3,73*

51,20±4,52

Концептуальная схема № 1.  Изменения состояния активности гормональной  системы и

процессов ПОЛ-АОЗ у девушек-подростков с репродуктивными и соматическими нарушениями

Исследование концентраций гормонов у женщин фертильного возраста с репродуктивными нарушениями отражено в таблице 5 и концептуальной схеме № 2.

В сыворотке крови женщин с СПКЯ увеличены концентрации ЛГ и тестостерона в 2 раза, а также пролактина в 2 раза и 17-ОН-прогестерона в 2,5 раза в сравнении с группой контроля.

Гормональный статус пациенток с гипергонадотропным гипогонадизмом характеризуется повышением в сыворотке крови концентраций ЛГ в 3,8 раза, ФСГ в 6 раз, пролактина в 1,5 раза и кортизола в 1,4 раза.

В сыворотке крови женщин с надпочечниковой гиперандрогенией в сравнении с контрольной группой выявлены повышенные концентрации 17-ОН-прогестерона в 2 раза и ФСГ в 1,4 раза.

Группа женщин с гиперпролактинемией  характеризовалась закономерным повышением концентраций пролактина (в 3 раза) в сравнении с контрольной группой фертильных женщин и повышением 17-ОН-прогестерона в 2,3 раза.

Группа женщин с дисфункцией яичников значимо отличалась от фертильных женщин относительным повышением концентрации пролактина – в 1,8 раз,  ЛГ – в 1,8 раза, ФСГ– в 1,6 раза, кортизола – в 1,2 раз. 

В группе женщин с миомой матки выявлено относительное повышение концентрации пролактина в 2 раза; ФСГ в 1,6 раза, при отсутствии значимых различий по показателям концентраций ЛГ, тестостерона кортизола и 17-ОН-прогестерона в сравнении с контрольной группой.

Группа женщин с эндометриозом отличалась от контрольной группы значимым повышением в сыворотке крови концентрации пролактина – в 1,8 раза, ФСГ – в 2 раза, кортизола – в 1,2 раза.

При различных репродуктивных нарушениях у женщин фертильного возраста нами выявлены особенности процессов липопероксидации, представленные в табл. 6 и концептуальной схеме № 2. Так, повышение содержания субстратов с сопряженными Дв.Св. и снижение уровня МДА было характерно для всех женщин с репродуктивными нарушениями. Повышение ДК в сыворотке крови отмечалось у пациенток с миомой матки и эндометриозом, а повышение уровня  КД-СТ  - у пациенток с  СПКЯ, гипергонадотропным гипогонадизмом, дисфункцией яичников, миомой матки и эндометриозом.

В системе АОЗ отмечено повышение антиокислительной активности крови, окисленной формы глютатиона и снижении концентраций -токоферола и ретинола во всех группах женщин с репродуктивными нарушениями, кроме того, снижение концентрации окисленного глютатиона в группе женщин с СПКЯ и аскорбата во всех группах, кроме женщин с эндометриозом.

Таблица  5.

Содержание гормонов в сыворотке крови женщин фертильного возраста с репродуктивными нарушениями (М±)

Показатель

Единицы измерения

Контроль

N=141

СПКЯ

N=322

Гипергонадо-тропный гипогонадизм N=13

Надпочечни-ковая гипер-андрогения N=40

Гипер-пролакти-немия

N=346

Дисфункция яичников N=140

Миома

N=99

Эндометриоз N=155

ПРЛ, мЕД/мл

(72 - 480)

307,6±

102,5

578,4±

 378,7*

448,5±185,9*

357,1±102,2

905,16

±324,0*

567,6± 

325,5*

618,8 ±

 413,9*

565,7± 364,2*

ЛГ, мЕД/мл

(0,5 – 5,0)

4,35±1,22

8,58 ± 1,88*

16,49±7,92*

3,87±1,37

7,27 ± 6,4

7,74 ± 3,25*

5,18 ± 3,09

5,03 ± 1,79

ФСГ, мЕД/мл

(1,8 -10,5)

4,57±2,15

5,32 ±2,67 

27,68±12,44*

5,93±1,90

6,38 ± 6,2

7,18 ± 3,73*

7,32 ± 5,54*

8,58 ± 3,65*

Тс, нмоль/л

(0,5-4,3)

2,11±0,82

4,20 ± 1,79*

2,53±1,22

2,58±0,98

2,81 ± 2,04

2,63 ± 2,26

2,50 ± 1,19

2,59 ± 1,46

Кортизол, нмоль/л (155 – 660)

455,5±

114,5

517,4±214,4

621,83

±310,58*

789,68

±263,3*

554,1 ± 245,5

555,3 ± 219,8

568,4 ± 241,7

549,5 ± 286,7

17-ОН прогестерон, нмоль/л

(0,2-2,4)

1,27±0,91

3,20±1,32*

1,40±0,58

3,91±1,71*

2,97±0,93*

2,74±1,06

2,59±1,64

2,27 ± 0,91

Таблица 6.

Наиболее значимые изменения продуктов ПОЛ-АОЗ у женщин фертильного возраста
с репродуктивными нарушениями (М±)

Показатель

Единицы измерения

Контроль

N=141

СПКЯ

N=322

Гипергонадо-тропный гипогонадизм N=13

Надпочечни-ковая гипер-андрогения N=40

Гипер-пролакти-немия

N=346

Дисфункция яичников N=140

Миома

N=99

Эндометриоз N=155

Дв. Св., усл. ед.

1,77±0,37

2,36±0,83*

2,10±0,79*

2,21±0,57*

2,35±0,59*

2,30 ± 0,99*

2,48 ± 0,99*

2,59 ± 1,11*

ДК, мкмоль/л

1,24±0,35

1,40±0,41

1,19±0,40

1,23±0,60

1,58±0,61

1,55 ± 0,86

2,27 ± 1,13*

1,83 ± 0,74*

КД-СТ, усл. ед.

0,29±0,19

0,52±0,42*

0,30±0,16

0,28±0,28

0,61±0,36*

0,48 ± 0,57*

0,48 ± 0,47*

0,52 ± 0,53*

МДА, мкмоль/л

1,71±0,4

1,15±0,74*

0,94±0,63*

1,04±0,53*

0,95±0,47*

1,15 ± 0,67*

1,42 ± 1,24*

1,12 ± 0,85*

АОА, усл. ед.

11,09±1,96

19,69±7,18*

20,65±7,20*

19,28±6,85*

20,57±4,56*

17,93 ±7,33*

18,47± 7,99*

17,56 ± 6,92*

GSH, мкмол/л

2,34±0,34

2,09±0,57*

2,28±0,34

2,19±0,23

2,17±0,22

2,26 ± 0,42

2,33 ± 0,48

2,31 ± 0,46

GSSG, мкмоль/л

1,76±0,24

2,05±0,27*

2,04±0,25*

1,99±0,23*

1,94±0,25*

2,26 ± 0,42*

2,03 ± 0,32*

2,03 ± 0,28*

-токоферол, мкмоль/л

11,29±1,26

9,01±4,54*

8,08±2,28*

8,98±4,30*

9,11±3,22*

8,36 ± 3,78*

8,18 ± 3,56*

8,08 ± 3,47*

ретинол, мкмоль/л

1,88±0,23

0,65±0,28*

0,60±0,17*

0,70±0,27*

0,65±0,20*

0,47 ± 0,38*

0,81 ± 0,62*

0,75 ± 0,49*

аскорбат, мкмоль/л

66,49±4,82

55,68±16,7

68,48±13,48

54,52±17,21

56,27±19,68

57,8± 18,4

58,9 ± 19,6

62,2 ± 19,1

Концептуальная схема № 2. Изменения состояния активности гормональной системы и процессов ПОЛ-АОЗ у женщин фертильного возраста с репродуктивными нарушениями

ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ ПО ФОРМИРОВАНИЮ СЕМЕЙНО-ОРИЕНТИРОВАННЫХ

РЕПРОДУКТИВНЫХ УСТАНОВОК И ВОПРОСАМ РЕПРОДУКТИВНОГО ЗДОРОВЬЯ, (ОПЕРАЦИОННОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ)

Анкетирование показало, что старшеклассницы контрольной и экспериментальной  группы до участия в образовательной программе (претест) имели одинаково низкий уровень знаний в вопросах физиологии, анатомии репродуктивной системы и безопасности сексуальных отношений (рис. 8).

Доля старшеклассниц экспериментальной группы после проведения программы (посттест) осведомленных в вопросах анатомии и физиологии репродуктивной системы возросла в 7,3 раза, в вопросах СПИДа  – в 8,4 раза, ИППП – в 3,7 раза, контрацепции –  в 4,6 раза, осложнений и последствий абортов – в 6,5 раз. Девушки, не принимавшие участие в программе, показали исходный уровень знаний (рис. 8).

 

Рис. 8.  Динамика уровней знаний по вопросам репродуктивного  здоровья у старшеклассниц контрольной и экспериментальной группы

Примечание.* - значимость различий результатов претеста и посттеста при р < 0,05

Результаты ответов посттеста и претеста девушек из экспериментальной группы показали, что в иерархии жизненных приоритетов стали преобладать здоровье – 16,7% против 4,2%, любовь 12,5% против 0,0%, образование 16,7% против 8,3%, а также наметилась тенденция к снижению приоритета материальных ценностей – 4,2% против 8,3%, соответственно, все (Р(2)<0,05). Выбор жизненных ценностей девушек контрольной группы (претест и посттест) существенно не изменился: приоритетами оставались «теплые взаимоотношения в семье» по 53,6%, «уважение друзей и дружба» 17,9% и 14,3%, «деньги» по 7,1%, «образование» 7,1% и 3,6%, «карьера» 3,6% и 10,7%, «здоровье» 0,0% и 3,6%, «любовь» 0,0% и 7,1% соответственно.

После проведения программы приоритет рождения одного ребенка в будущем у старшеклассниц снизился с 37,5% до 20,8%, а рождения трех детей увеличился с 0,0% до 20,8%, (рис. 9). У девушек контрольной группы планы рождения детей практически не изменились: один ребенок – 46,4%, двое детей – 50,0%, трое детей – 3,6% .

Наше исследование показало, что своевременное и активное проведение профилактических и лечебных мероприятий у девушек-студенток позволяет снизить гинекологическую заболеваемость в динамике обучения (рис. 10): гипоталамический синдром пубертатного периода в активной фазе с I по III курс в 1,9 раза, с  III  по V курс в 4 раза, дисфункцию яичников с I по III курс в 4,5 раза, с  III  по V курс  в 5 раз, гиперпролактинемию с  III  по V курс  в 6 раз, дисменорею  с I по III курс и с  III  по V курс в 1,6 раза, воспалительные заболевания репродуктивной сферы с I по III курс в 1,6 раза, с  III  по V курс в 2,4 раза, ЗППП с I по III курс в 2,2 раза, с  III  по V курс в 5 раз.

Рис. 9. Планы рождения детей  участниц программы, претест и  посттест, (%)

Примечание: *различия значимы при р < 0,05 для критерия Макнимара

Рис. 10. Структура  гинекологических заболеваний при проведении лечебно-оздоровительных мероприятий (%)

Примечание.* - значимость различий результатов претеста и посттеста при р < 0,05

ВЫВОДЫ

  1. Динамика показателей распространенности заболеваний, влияющих на реализацию репродуктивной функции, среди девушек-подростков, проживающих в Иркутской области (по данным обращаемости за медицинской помощью) в период с 1991 по 2008 год характеризуется интенсивным ростом: распространенность заболеваний мочеполовой системы увеличилась в 5 раз, эндокринной системы, расстройств питания и нарушений обмена веществ – в 7  раз, нарушений менструального цикла – в 13 раз, воспалительных заболеваний тазовых органов – в 29 раз. У женщин фертильного возраста показатель распространенности заболеваний мочеполовой системы, эндокринной системы, нарушений менструального цикла и воспалительных заболеваний тазовых органов увеличился в 2 раза за тот же период.
  2. Состояние репродуктивного потенциала девушек-подростков Иркутской области характеризуется высокой частотой гинекологической и эндокринной патологии: первое ранговое место занимают отклонения в становлении менструального цикла 52,4% и 80,2% городских и сельских подростков соответственно (Р(2)<0,05); второе – диффузный нетоксический зоб 41,4% и 40,3%; третье – гипоталамический синдром пубертатного периода  24,1% и 33,8%; четвертое – воспалительные заболевания органов малого таза 11,9% и 21,5% (Р(2)<0,05); пятое – ожирение 9,1% и 18,5% (Р(2)<0,05); шестое – синдром гиперпролактинемии 1,5% и 12,3% (Р(2)<0,05) и субклинический гипотиреоз 8,2% и 4,1%, а также отклонениями параметров физического развития от среднего уровня у 30,9% и 59,6% (Р(2)<0,05) городских и сельских подростков соответственно.
  3. Выявлена высокая частота соматической патологии, существенно влияющей на репродуктивный потенциал девушек-подростков: вегетативная дистония  – 45,4% городских и 69,3% сельских (Р(2)<0,05), нарушения опорно-двигательного аппарата – 20,4% и 43,5% (Р(2)<0,05), заболевания органов желудочно-кишечного тракта –  29,5% и 17,7% (Р(2)<0,05), хронические заболевания ЛОР-органов – 21,5% и 24,1%, аллергические заболевания – 17,9% и 6,4% (Р(2)<0,05), заболевания желчевыводящих путей – 3,5% и 6,5% соответственно; женщин молодого репродуктивного возраста: хронические заболевания ЛОР-органов – 61,3%, заболевания щитовидной железы – 53,3%, болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани 22,9%, вегетативная дистония – 26%, аллергические заболевания – 13%, заболевания ЖКТ– 12,1%, патология почек –11%.
  4. Основной репродуктивной установкой старшеклассниц является ориентация в будущем на малодетную семью: доля подростков, склоняющихся к трехдетной модели семьи в 3,6 раза ниже, чем к однодетной модели (6,3% против 23%), (Р(2)<0,05); 4% старшеклассниц не мотивированы на создание семьи, 5,2% девушек-подростков не планируют рождение детей. Наличие ребенка являлось наиболее частой причиной отсутствия планирования беременности у женщин фертильного возраста. Материальные трудности – основная причина отсутствия репродуктивных планов сельских респонденток; городскими женщинами частыми причинами отсутствия планов рождения детей назывались перспектива карьерного роста, повышение квалификации, обучение.
  5. Среди  выявленных нозологических форм заболеваний репродуктивной сферы женщин молодого репродуктивного возраста (на примере студенток) первое ранговое место занимают расстройства менструации и нарушения менструального цикла  – 34,4%; второе – воспалительные заболевания гениталий 16,1%; третье – нейроэндокринные синдромы 14,1%, четвертое – заболевания шейки матки и мастопатия по 8%. При оценке паритета установлено, что имели беременности 6,9% студенток I курса, 14,8% студенток III курса и 18,4% студенток V курса. Соотношение абортов и родов составило 5:1 – на I курсе, 6:1 – на III курсе и 7:1 – на V курсе. 
  6. Ведущими причинами бесплодия у городских и сельских женщин репродуктивного возраста по результатам углубленного обследования являются: трубно-перитонеальный фактор – у 59% и 66%, нарушение овуляции – у 51% и 32% (Р(2)<0,05), распространенность эндометриоза – у 42,5% и 30,4% соответственно, (Р(2)<0,05). Не выявлено значимых различий частоты бесплодия в зависимости от места жительства, связанного с мужским фактором (35,8%), бесплодия маточного происхождения (31,3%) и бесплодия неясного генеза, установленного у 1,2% супружеских пар.
  7. Выявленные факторы социального неблагополучия (большие учебная и информационная нагрузки, низкие уровень жизни, качество питания, психическое и психологическое неблагополучие, вредные привычки, гиподинамия) обуславливают наибольший риск нарушений репродуктивной функции девушек-подростков: выявлены значимые связи между увеличением степени отягощенности социального анамнеза девушек и более высокой частотой нарушений физического развития – 32,4%  группы социального риска против 9,1% группы низкого социального риска, нарушений менструального цикла 23,3% против 8,0%, нейроэндокринной патологии 17,6% против 6,5%, воспалительных заболеваний органов малого таза 8,3% против 1,2%, (все Р(2)<0,05).
  8. Установлены значимые факторы риска основных нарушений репродуктивной системы у женщин молодого репродуктивного возраста (на примере студенток):

сопутствующие хронические заболевания: пиелонефрит, тонзиллит, гипотиреоз, заболевания ССС и ЦНС, гинекологические заболевания у матери (миома матки, дисфункция яичников) и перинатальные факторы (угроза прерывания беременности, гипоксия плода) – значимые факторы риска нарушений менструального цикла;

аборты в анамнезе, ранний возраст начала половой жизни, отказ от использования презерватива, количество половых партнеров более 2-х, генитальные инфекции в анамнезе, длительность периода сексуальной активности – значимые факторы риска развития воспалительных заболеваний органов малого таза;

заболевания ЛОР-органов, пиелонефрит, гипотиреоз, ВСД, аборт, как исход первой беременности, отказ от использования комбинированных оральных контрацептивов, курение, а также наличие в  анамнезе у матерей мастопатии и заболеваний ССС, гестоза во время беременности – значимые факторы риска нейроэндокринных синдромов.

  1. Значимыми факторами риска бесплодия в браке для городских женщин фертильного возраста являются: последняя беременность внематочная, наличие эндометриоза, внематочная беременность в анамнезе, воспалительные заболевания органов малого таза, нарушения менструального цикла и осложнения последнего аборта; для сельских женщин: нарушения менструального цикла, последняя внематочная беременность, осложнения последнего аборта, воспалительные заболевания органов малого таза в анамнезе.
  2. Относительное повышение концентрации пролактина, ЛГ и снижение уровня СТГ у девушек-подростков с отклонениями полового и физического развития, нарушениями менструального цикла, ГСПП и патологией щитовидной железы, а также повышение концентрации тестостерона и активация глюкокортикоидной функции надпочечников у девушек с ГСПП сопровождается увеличением в сыворотке крови содержания субстратов с сопряженными Дв.Св., при нормальном уровне КД-СТ и ДК во всех группах. Повышенный расход -токоферола, ретинола сопровождался увеличением общей АОА сыворотки крови и GSSG во всех группах девушек-подростков с репродуктивными нарушениями, снижение концентрации аскорбата отмечено у подростков с нарушениями физического и полового развития, снижение GSН – у девушек с ГСПП и патологией щитовидной железы.
  3. У женщин с репродуктивными нарушениями гонадотропная дисфункция, повышение пролактинергической функции гипофиза, активация глюкокортикоидной функции надпочечников сопровождаются возрастанием содержания субстратов ПОЛ с сопряженными Дв.Св. во всех группах репродуктивных нарушений, продуктов пероксидации – диеновых конъюгатов и КД-СТ – при бесплодии, ассоциированном с миомой матки и эндометриозом. Повышенный расход -токоферола и ретинола сопровождался увеличением общей АОА сыворотки крови и GSSG  во всех группах женщин с репродуктивными нарушениями.
  4. В результате реализации разработанной программы формирования семейно-ориентированных репродуктивных установок у школьниц существенно повысился уровень информированности по вопросам репродуктивного здоровья, а также прослеживается тенденция увеличения доли девушек, считающих наиболее приемлемой 2-3-детную модель будущей семьи – с 62,5% до 79,2%, Р(2)<0,05) и снижения доли девушек, планировавших иметь одного ребенка с 37,5% до 20,8%, Р(2)<0,05).
  5. Проведение комплекса лечебно-оздоровительных мероприятий позволило значимо снизить уровень гинекологической заболеваемости студенток: ГСНЭФ I – III курс с 10,6 до 5,6%, III – V курс с 8,8 до 2%; дисфункцию яичников I – III курс с 7,2 до 1,6%, III  – V курс с 6,3 до 1,2%; синдром гиперпролактинемии III – V курс с 7 до 1,2%; дисменорею I – III курс с 30,2 до 18,7%, III – V курс с 38,5 до 21,6%; сальпингоофориты I – III курс с 17,4 до 10,7%, III  – V курс с 12,5 до 5,2%; ЗППП I – III курс с 12,4 до 5,6%, III  – V курс с 21,0 до 4,0%; все Р(2)<0,05).

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

С целью сохранения репродуктивного потенциала необходимо оценивать статус фертильности женщин молодого репродуктивного возраста по критериям ВОЗ (стандартизованный протокол ВОЗ № 88093) для активного выявления пациенток с бесплодием и проведения им оздоровительных мероприятий, а также проведения первичной профилактики развития гинекологических заболеваний у студенток с первого курса обучения,  осуществляя оценку наличия специфических факторов риска.

  1. Для оценки состояния репродуктивного потенциала студенток рекомендуется проведение на первом курсе активного профилактического осмотра с последующей диспансеризацией всего контингента в течение периода обучения. Вторичная профилактика предусматривает активное раннее выявление гинекологических заболеваний студенток со своевременным проведением лечебных мероприятий в соответствии с действующими формализованными протоколами оказания помощи в акушерстве и гинекологии для сохранения репродуктивного потенциала.
  2. Для формирования самоохранительной концепции репродуктивных установок и полового поведения девушек-подростков старших классов, необходимо внедрять разработанную модель образовательной программы в виде лекций или семинаров-тренингов в группах, включающих темы анатомии и физиологии репродуктивной системы, контрацепции, ИППП, осложнений и последствий абортов, а также формирующие социально-значимые  репродуктивные установки и ценностные ориентации.
  3. Для выявления групп повышенного риска первичного бесплодия у городских и сельских женщин необходимо учитывать наличие нарушений менструального цикла (нерегулярных, скудных, обильных менструаций и прочих нарушений цикла). Для выявления групп повышенного риска вторичного бесплодия необходимо учитывать наличие следующих факторов: у  городских женщин –  наличие эндометриоза;  у городских и  сельских женщин - воспалительных заболеваний органов малого таза; инфекций, передающихся половым путем, последней внематочной беременности, осложнений аборта.
  4. У девушек-подростков с нарушениями становления репродуктивной функции обоснованной коррекцией является применение -токоферола и ретинола, у девушек с нарушениями полового и физического развития – аскорбата, у девушек с патологией щитовидной железы и ГСПП – глютатиона.
  5. Патогенетически обоснованной коррекцией женщин с бесплодием наряду с общепринятыми, является применение -токоферола и ретинола; кроме того, пациенток с СПКЯ – глутатионов.

ПУБЛИКАЦИИ

  1. Сохранение и развитие репродуктивного потенциала – важнейший из национальных интересов России / Я.А. Лещенко, И.В. Мыльникова, О.Я. Лещенко [и др.] // Россия и мировая цивилизация: проблемы социально-экономического развития: материалы междунар. науч.-практ. конф. (Новосибирск, 24-25 марта, 2004). Новосибирск, 2004. С. 70-75.
  2. Медико-демографический фактор и проблема устойчивого развития/ Я.А. Лещенко, О.Г. Батура, О.Я. Лещенко [и др.] // Россия и мировая цивилизация: проблемы социально-экономического развития: материалы междунар. науч.-практ. конф. (Новосибирск, 24-25 марта, 2004). – Новосибирск, 2004. – С. 49-53.
  3. Внедрение в практическую деятельность лечебных учреждений информационных программ по планированию семьи / Л.В. Сутурина, А.В. Лабыгина, О.Я. Лещенко [и др.] // Человек и здоровье: материалы Всеросс. форума. – Иркутск, 2004. – С. 45.
  4. Лещенко О.Я. Сахарный диабет и репродуктивная система девочек-подростков // Лечащий врач. – 2004. – № 6. – С. 29-31.
  5. Заболеваемость по обращаемости за медицинской помощью подросткового населения промышленного города / Я.А. Лещенко, В.Ю. Голубев, О.Я. Лещенко [и др.] // Бюл. ВСНЦ СО РАМН. –2004. – № 2. – С. 180-186.
  6. The research of the gonadotrpic hormones and prolactinin levels young women while using lowdosed combined oral contraceptives. / L.V. Suturina, L.F. Scolokhov, O.J. Leshenko [et al.] // The European Journai of  Contraception and Reproductive Health Care.June 2004.Vol. 9. Supp. 1. Р. 135.
  7. Демоэкологические процессы в России и Сибирском регионе / Я.А. Лещенко, А.В. Боева, О.Я. Лещенко [и др.] // Бюл. ВСНЦ СО РАМН. 2005. № 8. С. 33-38.
  8. Экономические аспекты медицинской помощи в связи с заболеваемостью детского населения/ Я.А. Лещенко, А.В. Боева, О.Я. Лещенко [и др.] // Бюл. ВСНЦ СО РАМН. 2005. № 2. С. 135-139.
  9. Побочные эффекты и динамика некоторых гормональных показателей при использовании современных гормональных контрацептивов у женщин молодого репродуктивного возраста / Л.В. Сутурина, А.В. Лабыгина, О.Я. Лещенко [и др.] // Новые технологии диагностики и терапии заболеваний и нарушений полового развития у девочек: сборник трудов межрегион. науч.-практ. конф. с межд. участием.–М., 2005.–С. 351-353.
  10. Особенности гормонального статуса при использовании современных комбинированных оральных контрацептивов у молодых женщин / Л.В. Сутурина, А.В. Лабыгина, О.Я. Лещенко [и др.] // Репродуктивное здоровье детей и подростков. 2005. № 4. С. 32-37.
  11. Общественное здоровье как важнейшая составляющая человеческого капитала / Я.А. Лещенко, Е.В. Данилина, О.Я. Лещенко [и др.] / под ред. д.м.н. Я.А. Лещенко. –Иркутск: Изд-во Репроцентр А1. 2005.– 206 с.
  12. Мероприятия по охране здоровья и медико-санитарному обеспечению подростков в образовательных учреждениях: пособие для врачей и работников образовательных учреждений/ Я.А. Лещенко, В.Ю. Голубев, О.Я. Лещенко [и др.]. – Ангарск: Изд-во ГУ НЦ РВХ ВСНЦ СО РАМН, 2005. – 90 с.
  13. Содержание эссенциальных металлов-нутриентов в организме, состояние здоровья и уровень развития подростков / Я.А. Лещенко, А.В. Боева, О.Я. Лещенко [и др.] // Бюл. ВСНЦ СО РАМН. 2005. № 5 (43). С. 66-71.
  14. Состояние здоровья школьников-подростков, обучающихся в общеобразовательном учреждении нового вида / Я.А. Лещенко, В.Ю. Голубев, О.Я. Лещенко [и др.] // Бюл. ВСНЦ СО РАМН. 2005. № 2. С. 128-135.
  15. Факторы риска развития побочных эффектов при использовании современных низкодозированных гормональных контрацептивов у женщин молодого репродуктивного возраста / Л.В. Сутурина, Н.Л. Сверкунова, О.Я. Лещенко [и др.] // Бюл. ВСНЦ СО РАМН. 2005. № 5 (43). С. 95-101.
  16. Стандарты физического развития детей первого года жизни, проживающих в городах Иркутской области: методические рекомендации/ Я.А. Лещенко, А.В. Боева, О.Я. Лещенко [и др.]. – Ангарск - Иркутск: РИО НЦ РВХ ВСНЦ СО РАМН, 2005. – 31 с.
  17. Состояние репродуктивного здоровья, процессов свободнорадикального окисления липидов и антиоксидантной системы у подростков, проживающих в крупном промышленном центре Ангарск / Л.И. Колесникова, Л.В. Сутурина, О.Я. Лещенко [и др.] // Бюл. ВСНЦ СО РАМН. 2005. № 5 (43). С. 38-42.
  18. Особенности становления репродуктивной функции и состояние антиоксидантных систем у девушек, родители которых работают на химическом производстве/ Л.И. Колесникова, Л.В. Сутурина, О.Я. Лещенко [и др.] // Бюл. ВСНЦ СО РАМН. 2006. № 1 (47). С. 145-146.
  19. Влияние современных оральных контрацептивов на гормональные характеристики женщин с гиперпролактинемией/ Л.В. Сутурина, Н.В. Протопопова, О.Я. Лещенко [и др.] // Приполярная медицина: материалы ХIII Межд. конгресса / под ред. Академика РАМН Л.Е. Панина. – Новосибирск: ООО «РИТЦ», 2006. – С. 156-157. 
  20. Бесплодный брак в современных условиях восточной Сибири / Л.В. Сутурина, М.А. Шарифуллин,  О.Я. Лещенко [и др.] // Мать и дитя: материалы VIII Всеросс. науч. форума. М., 2006. С.527-528.
  21. Изменение пролактина на фоне приема современных оральных контрацептивов у девушек с функциональной гиперпролакти немией/ А.В. Лабыгина, Л.В. Сутурина, О.Я. Лещенко [и др.] // Бюл. ВСНЦ СО РАМН. 2006. № 1 (47). С. 79-81.
  22. Кравцова О.В., Лещенко О.Я., Федоров Б.А. Физическое и половое развитие школьниц Осинского района //  Бюл. ВСНЦ СО РАМН. 2006. № 1(47). С. 141-142.
  23. Лещенко О.Я., Лабыгина А.В.Комплексное лечение больных с яичниковыми формами гиперандрогении, инсулинорезистентностью и ожирением // Бюл. ВСНЦ СО РАМН, 2006. № 1(47). С. 84-86.
  24. Характеристика гонадотропных гормонов, пролактина, липидного спектра крови у молодых женщин, принимающих оральные контрацептивы с целью профилактики нежелательной беременности // А.В. Лабыгина, Л.В. Сутурина, О.Я. Лещенко [и др.] // Человек и лекарство: материалы конгресса. М., 2006. С. 549.
  25. Характеристика динамики гонадотропных гормонов и пролактина у молодых женщин, принимающих оральные контрацептивы / А.В. Лабыгина, Л.В. Сутурина, О.Я. Лещенко // Практическая гинекология: от новых возможностей к новой стратегии:  материалы межд. конгресса (Москва, 27-31 марта 2006). М., 2006. С. 98-99.
  26. Состояние среды обитания и здоровье городских детей в Байкальском регионе/ Я.А. Лещенко, А.Б. Боева, О.Я. Лещенко [и др.] // Приполярная медицина: материалы ХIII Межд. конгресса (Новосибирск, 12-16 июня 2006). Новосибирск: ООО «РИТЦ», 2006. С.164-165.
  27. Социально обусловленная патология в Иркутской области в переходный период / Я.А. Лещенко, Н.Ю. Дугина, О.Я. Лещенко // Демографическая ситуация в Новокузнецке и России: причины, динамика, прогноз: материалы конф. – Новокузнецк, 2007. – С.90-93.
  28. Репродуктивное здоровье и национальная безопасность// Л.В. Сутурина, А.В. Лабыгина, О.Я. Лещенко / Безопасность регионов - основа устойчивого развития: материалы науч.-практ. конф. (Иркутск, 19-21 сентября, 2007). – Иркутск, 2007. – С. 213-216.
  29. Медико-демографические процессы в Иркутской области/ Я.А. Лещенко, А.К. Черкашин, О.Я. Лещенко [и др.] // Проблемы медико-демографического развития и воспроизводства населения в России и регионах Сибири: материалы Всеросс. конф. –  Иркутск, 2007. – С. 11-18.
  30. Распространенность заболеваний, существенно влияющих на реализацию репродуктивной функции среди населения Иркутской области / О.Я. Лещенко, Н.Ю. Дугина, Я.А. Лещенко [и др.] // Демографич. ситуация в Новокузнецке и России: причины, динамика, прогноз: материалы. конф. – Новокузнецк, 2007. – С. 94-97.
  31. Опыт применения комбинированных оральных контрацептивов  у женщин с функциональной гиперпролактинемией / Л.И. Колесникова, А.В. Лабыгина, О.Я. Лещенко [и др.] // Человек и лекарство: материалы конгресса. М., 2007. С.118.
  32. Бесплодный брак в современных условиях Восточной Сибири/ Л.И. Колесникова, Л.В. Сутурина, О.Я. Лещенко [и др.] // Проблемы медико-демографического развития и воспроизводства населения в России и регионах Сибири: материалы Всеросс. конф. – Иркутск, 2007. – С.130-134.
  33. Динамическая оценка концентраций пролактина, гонадотропных гормонов гипофиза и эстрадиола на фоне применения комбинированных оральных контрацептивов у женщин молодого возраста с функциональной гиперпролактинемией / Л.В. Сутурина, Л.В. Лабыгина, О.Я. Лещенко [и др.] // Человек и лекарство: материалы XIV Росс. нац. конгресса. – М., 2007. – С.567.
  34. Лещенко О.Я. Особенности формирования репродуктивного потенциала у современных подростков// Бюл. ВСНЦ СО РАМН. –2007. – № 1 (53). – С.148-149.
  35. Лещенко О.Я. Репродуктивное здоровье девушек, страдающих сахарным диабетом // Бюл. ВСНЦ СО РАМН, 2007. – № 2 (54). – С. 52.
  36. Лещенко О.Я., Лабыгина А.В. Характеристика состояния шейки матки с различным дебютом половой жизни, страдающих бесплодием // Бюл. ВСНЦ СО РАМН. – 2007. – №1(53). – С. 149.
  37. Состояние репродуктивного здоровья, процессов перекисного окисления липидов и антиоксидантной защиты, распределение мутантных аллелей генов GSTM1, GSTT1 и GSTP1 у подростков, проживающих в крупном промышленном городе Ангарск / Л.И. Колесникова, Л.В. Сутурина, О.Я. Лещенко [и др.] // Человек в экстремальных условиях: здоровье, надежность и реабилитация: материалы V Межд. науч.-практ. конгресса (Москва, 16-20 октября, 2006). – М., 2007. – С. 292-293.
  38. Образ жизни и состояние здоровья учащихся старших классов в современных условиях/ Я.А. Лещенко, А.В. Боева, О.Я. Лещенко [и др.] // Демографическая ситуация в Новокузнецке и России: причины, динамика, прогноз: материалы конф. – Новокузнецк, 2007. – С.86-89.
  39. Нарушение репродуктивного здоровья и репродуктивного потенциала в современных условиях Восточной Сибири / Л.И. Колесникова, Л.В. Сутурина, О.Я. Лещенко [и др.] //  Бюлл. ВСНЦ СО РАМН. – 2007. – № 2 (54). – С. 41-44.
  40. Результаты восстановления фертильности у женщин молодого репродуктивного возраста с функциональной гиперпролактинемией после отмены гормональных контрацептивов / Л.И. Колесникова, Л.М. Лазарева, О.Я. Лещенко [и др.] // Человек и лекарство: материалы конгресса. – М., 2008. – С.194-195.
  41. Characteristic of endocrine forms of female sterility in present conditions in Eastern Siberia / L. Suturina,  A. Labigina, О. Leshenko [et al.] // 13th World Congress of Gynecological Endocrinology (Florence, Febriary 28 – March 2. 2008) // Gynecological endocrinology. – 2008. – Vol. 24, suppl.1.
  42. Epidemiology of  infertility in Eastern Siberia and reproductive plans of the women from infertile couples// A. Labigina, L. Suturina, O. Leshenko [et al.] / Abstracts of The 11th World Congress on Controversies in Obstetrics Gynecology & Infertility. (Paris, France, November 27-30. 2008). – 2008. – V.13, S.2. – P.112 A.
  43. Reproductive outcome of women with functional hiperprolactinemia after combined oral contractptives// L. Suturina, L. Lasareva, O. Leshenko [et al.] // Abstracts of  The 11th World Congress on Controversies in Obstetrics Gynecology & Infertility. (Paris, France, November 27-30. 2008). – 2008. – P.113A.
  44. The epidemiological data about risk factors and causes of infertility in village and urban women in Eastern Siberia / O. Leshenko, A. Labigina, Е. Kuzmenko [et al.] / Abstracts of The 11th World Congress on Controversies in Obstetrics Gynecology & Infertility. (Paris, France, November 27-30. 2008). – 2008. – P. 116A.
  45. Family and social condition of village girls-adolescents and their reproductive plans/ A. Labigina, O. Leshenko, L. Suturina [et al.] // The European Journal of Contraception Reprodactive Health Care. – 2008. –V.13, S.2. – P. 69-70.
  46. The characteristics of fertility of young women with functional hyperprolactinaemia after combined oral contraceptives using / L. Lasareva, L. Suturina, A. Labigina, O. Leshenko[et al.] // The European Journal of Contraception Reprodactive Health Care. – 2008. – V.13., S.2. – P. 112.
  47. The safety of combined oral contraceptives in young women with functional hyperprolactinaemia / L. Suturina, L. Lasareva, O. Leshenko [et al.] // The European Journal of Contraception Reprodactive Health Care. – 2008. – V.13., S.2. – P. 109-110.
  48. Thyroid status, physical and sexual development of village school-girls //O. Leshenko, L. Suturina, O. Kravtsova // The European Journal of Contraception Reprodactive Health Care. – 2008. – V.13., S.2. – P. 72.
  49. The dynamics of some electrolytes and microelements in blood serum of young women with functional hyperprolactinaemia on combined oral contraceptives / L. Lasareva, L. Suturina, O. Leshenko [et al.] // The European Journal of Contraception Reprodactive Health Care, 2008. – V.13., S.2. –  P. 112.
  50. Лещенко О.Я., Сутурина Л.В. Условия жизни и репродуктивные установки девочочек-подростков современного села // Репродуктивное здоровье детей и подростков. – 2009. – № 1. – С. 24-27.
  51. Лещенко О.Я., Сутурина Л.В., Колесникова Л.И. Формирование семейно-ориентированных установок и профилактика репродуктивных нарушений у девочек подростков. – Новосибирск: Наука, 2009. 109 с.
  52. Некоторые молекулярно-генетические предикторы нарушений репродуктивной системы у подростков в условиях техногенного загрязнения/ Л.И. Колесникова, Л.В. Сутурина, В.А. Шенин, О.Я. Лещенко [и др.] // Репродуктивное здоровье детей и подростков. – 2009. – № 6.– С.76-81.
  53. Образ жизни, брачно-семейные и репродуктивные установки подростков / Я.А. Лещенко, А.В. Боева, О.Я. Лешенко [и др.] // Репродуктивное здоровье детей и подростков. – 2009. – № 4. – С.85-95.
  54. Оценка факторов социального риска и их влияние на формирование нарушений репродуктивного здоровья девушек-подростков / О.Я. Лещенко, О.В. Кравцова, А.В. Лабыгина [и др.] // Мать и дитя: материалы Всеросс. науч. форума. – М., 2010. – С. 431.
  55. Частота определения ДНК ВПЧ онкогенного риска среди женщин, обратившихся в ИОДЦ / Е.Т. Кузьменко, А.В. Лабыгина, О.Я. Лещенко [и др.] // Амбулаторно-поликлиническая практика – новые горизонты: материалы Всеросс. конгресса. – М., 2010. – С.180.
  56. Лещенко О.Я., Сутурина Л.В., Коваль Л.Ж. Результаты проведения программы формирования семейно-ориентированных установок у старшеклассниц // Мать и дитя: материалы Всеросс. науч. форума. – М., 2010. – С. 628.
  57. Лещенко О.Я. Образовательная медико-просветительская программа для старшеклассниц // Бюл. ВСНЦ СО РАМН. – 2010. – № 6 (76). – Часть 2. – С. 102-105.
  58. Лещенко О.Я. Распространенность заболеваний существенно влияющих на репродуктивный потенциал населения Иркутской области // Бюл. ВСНЦ СО РАМН. – 2010. – № 6 (76). – Часть 2. – С. 121-125.
  59. Лещенко О.Я. Оценка эффективности программы формирования семейно-ориентированных репродуктивных установок у старшеклассниц // Репродуктивное здоровье детей и подростков.- 2010 –№ 6. – С.8-15.
  60. Лещенко О.Я. Социальные аспекты формирования нарушений репродуктивного здоровья современных девушек-подростков// Мать и дитя Кузбасса. – 2011. – №1. – С. 21-24.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

АД

артериальное давление

АОА

общая антиокислительная активность

АОЗ

антиоксидантная защита

БЛО

болезни ЛОР-органов

БОП

болезни органов пищеварения

ВЗОМТ

воспалительные заболевания органов малого таза

ВОЗ

всемирная организация здравоохранения

ВСД

синдром вегетативно-сосудистой дисфункции

ВУЗ

высшее учебное заведение

ГСНЭФ

гипоталамический синдром нейро-эндокринная форма

ГСПП

гипоталамический синдром пубертатного периода

Дв.св.

субстраты с двойными связями

ДК

диеновые коньюгаты

ЗППП

заболевания, передающиеся половым путем

ИМТ

индекс массы тела

КД-СТ

кетодиены и сопряженные триены

КОК

комбинированные оральные контрацептивы

ЛГ

лютеинезирующий гормон

Ма

молочные железы

МДА

малоновый диальдегид

МКБ

международная классификация болезней

МОУ

муниципальное общеобразовательное учреждение

НМЦ

нарушение менструального цикла

НПР

нарушение полового развития

НФР

нарушение физического развития

ПМС

предменструальный синдром

ПОЛ

перекисное окисление липидов

ПРЛ

пролактин

СОД

супероксиддисмутаза

СПКЯ

синдром поликистозных яичников

ССЗ, ССС

сердечно-сосудистые заболевания, система

СТГ

соматотропный гормон

Т3, Т3 св.

трийодтиронин,  свободный трийодтиронин

Т4 , Т4 св.

тироксин,  свободный тироксин

Тс

тестостерон

ТТГ

тиреотропный гормон

ФСГ

фолликулостимулирующий гормон

ЦНС

центральная нервная система

17-ОН прогестерон

17 гидрокси-прогестерон

GSH

глютатион восстановленный

GSSG

глютатион окисленный






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.