WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Рогова  Наталия  Вячеславовна

ОПТИМИЗАЦИЯ И КОРРЕКЦИЯ ТЕРАПИИ НАРУШЕНИЙ УГЛЕВОДНОГО ОБМЕНА С ПОМОЩЬЮ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА ЭНДОРФИНЕРГИЧЕСКИЕ И СЕРОТОНИНЕРГИЧЕСКИЕ СТРУКТУРЫ МОЗГА

14.00.25  – фармакология, клиническая фармакология

14.00.05  – внутренние болезни 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Волгоград – 2009

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Волгоградский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения и социального развития РФ

Научные консультанты:  Заслуженный деятель науки РФ, академик РАМН, 

доктор медицинских наук, профессор

Петров Владимир Иванович

Лауреат Государственной премии СССР, Заслу-

женный деятель науки РФ, доктор медицинских 

наук, профессор

Лебедев Валерий Павлович

Официальные оппоненты:

Заслуженный деятель науки РФ,

член-корреспондент РАМН,

доктор медицинских наук, профессор Спасов Александр Алексеевич

Заслуженный деятель науки РФ,

член-корреспондент РАМН,

доктор медицинских наук, профессор Шляхто Евгений Владимирович

Доктор медицинских наук,

профессор  Свистунов Андрей Алексеевич

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Московская медицинская академия им. И.М. Сеченова» Минздравсоцразвития РФ.

Защита состоится «___» __________ 200 г. в _____часов на заседании Диссертационного Совета Д 208.008.02 при Волгоградском  государственном медицинском университете по адресу: 400131, Волгоград, пл. Павших борцов, 1. 

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке  Волгоградского государственного медицинского университета

Автореферат разослан « ___ » __________ 200  г.

Ученый секретарь Диссертационного Совета,

доктор медицинских наук, профессор              Бабаева А. Р.

ОБЩАЯ  ХАРАКТЕРИСТИКА  РАБОТЫ

Актуальность проблемы. В настоящее время рациональная фармакотерапия сахарного диабета типа 2 (СД2) занимает важнейшее место в профилактических, лечебных и реабилитационных программах здравоохранения во всем мире, что объясняется не только эпидемическими масштабами распространения СД2  в популяции, но и высокой социально–экономической значимостью данной патологии, учитывая риск развития микро– и макрососудистых осложнений, приводящих к ранней инвалидизации и смертности (Джанашия П.Х., Мирина Е.Ю., 2008). Несмотря на успехи клинической и экспериментальной диабетологии, распространенность и заболеваемость СД2 продолжает увеличиваться. Эксперты ВОЗ (2006) на основании роста численности больных сахарным диабетом в мире за последние 20 лет рассчитали, что к 2010 г. в мире  будет насчитываться более чем 239,4 млн, а к 2025 г. – 380 млн больных сахарным диабетом, из которых более 90% приходится на больных диабетом 2 типа (Антонова К.В., Балаболкин М.И., Клебанова Е.М. и соавт., 2007). Такой стремительной рост заболеваемости СД2 специалисты связывают с ростом числа больных с метаболическим синдромом (МС). Распространенность МС в популяции составляет 14-24% и сопоставима с распространенностью в популяции лиц с ожирением (Ford E.S., 2004). В данной ситуации трудно переоценить значимость поиска новых, более эффективных, патогенетически обоснованных подходов к терапии нарушений углеводного обмена.

В настоящий момент медицина располагает широким объемом знаний о тонких механизмах этиопатогенеза нарушений углеводного обмена и их осложнений, что позволяет разрабатывать и внедрять в клиническую практику новые лекарственные средства. Однако, сложность, многообразие, взаимосвязанность патогенетических механизмов привела к тому, что для контроля каждого из возможных путей развития и прогрессирования заболевания пациенту назначается одновременно несколько лекарственных средств. Таким образом, чем больше мы знаем о заболевании, тем более объемную фармакотерапию получают пациенты. Такая стратегия не приводит к быстрому успеху. Только небольшой процент больных СД2 достигает целевых значений гликемии. Так, в США только 36% больных СД2 имеют удовлетворительный уровень компенсации (HbA1c<7%). В Европе доля больных с хорошим гликемическим контролем (HbA1c<6,5%) составляет 31%. В России в этом плане сложилась схожая ситуация. Так, по данным Государственного регистра СД 2005 Московской области, только 30% больных СД2 этого региона достигли компенсации диабета (HbA1c<7%) (www.diabetology.ru). Пациенты  с СД2 одновременно принимают от 5 до 11 различных лекарственных препаратов. В таких условиях врачу сложно учесть результаты межлекарственного взаимодействия и индивидуализировать подбор режимов дозирования. Это приводит к росту риска развития нежелательных лекарственных реакций. Нежелательные эффекты развиваются у 4-29% больных СД2 (Аметов А.С., Карпова Е.В., 2008). Многокомпонентная терапия СД2 и его осложнений является и высоко затратной. Приоритетный национальный проект «Здоровье», цель которого сделать высокотехнологичную  медицинскую помощь доступной как можно большему числу граждан, нуждающихся в ней, в полном объеме охватывает проблему оптимизации оказания помощи больным сахарным диабетом. По данным II конгресса «Развитие фармакоэкономики и фармакоэпидемиологии в Российской федерации» (2008) в рамках финансирования Национального проекта «Здоровье» в 2007 г.  расходы на подпрограмму «Сахарный диабет» составили 347,5 млн руб. Увеличение финансирования не единственный путь  оптимизации терапии нарушений углеводного обмена.

Разработка и внедрение методов и технологий, повышающих клиническую и экономическую эффективность, безопасность терапии, позволяющих оптимизировать, коррегировать и персонализировать фармакотерапию с улучшением качества жизни пациента – основная задача клинической фармакологии (Петров В.И., 2005).  С этих позиций разработка и широкое внедрение  в практику  немедикаментозных методов  лечения нарушений углеводного обмена,  прежде всего, транскраниальной электростимуляции эндорфинергических и серотонинергических структур головного мозга – ТЭС-терапии, как наиболее безопасной  методики с доказанным механизмом центральных эффектов (Лебедев В.П., Биличенко С.В., Нечипоренко С.П. и соавт., 2008), может позволить  повысить эффективность и безопасность комбинированной терапии,  сократить объем медикаментозной терапии, уровень финансовых затрат и существенно повысить качество жизни пациентов.

Цель исследования. Разработать и внедрить в клиническую практику новый метод коррекции нарушенного углеводного обмена, основанный на транскраниальной электростимуляции эндорфинергических и серотонинергических структур мозга (ТЭС-терапия).

Основные задачи исследования.

1. С помощью методов фармакоэпидемиологического анализа оценить степень соответствия стандартам фармакотерапии сахарного диабета типа  2 в лечебных учреждениях г Волгограда.

2. Оценить эффективность ТЭС-терапии в  коррекции нарушений углеводного обмена.

3.  Изучить  влияние ТЭС-терапии на показатели липидного обмена в комплексном лечении больных с нарушениями углеводного обмена.

4. Изучить влияние ТЭС-терапии на реологические свойства крови у больных с нарушениями углеводного обмена для оптимизации фармакотерапии сосудистых осложнений.

5.  Оценить эффективность ТЭС-терапии в коррекции артериальной гипертензии у больных с нарушениями углеводного обмена по динамике показателей суточного мониторирования АД.

6. Изучить и оценить влияние ТЭС-терапии на метаболизм, межлекарственное взаимодействие лекарственных средств на уровне биотрансформации в системе CYP3A4 для коррекции и предупреждения нежелательных лекарственных реакций при фармакотерапии больных сахарным диабетом типа 2.

7. Изучить влияние ТЭС-терапии на показатели качества жизни больных сахарным диабетом типа 2.

8. Оценить экономическую эффективность включения ТЭС-терапии в комплексное лечение больных сахарным диабетом типа 2.

Научная новизна.

1. Впервые проведен фармакоэпидемиологический анализ структуры назначений фармакотерапии пациентам с сахарным диабетом типа 2 и его осложнениями в лечебных учреждениях г.Волгограда и  соответствие этой терапии стандартам.

2.  Впервые было установлено, что ТЭС-терапия эффективно коррегирует нарушения углеводного обмена за счет восстановления раннего пика секреции инсулина, сопровождаемого повышением функциональной активности бета-клеток поджелудочной железы и снижением инсулинорезистентности.

3. Впервые изучено влияние ТЭС-терапии на показатели липидного обмена у больных СД2 и МС.

4. Впервые показано, что ТЭС-терапия, улучшая показатели липидного обмена, реологические свойства крови и нормализуя суточный ритм АД, снижает риск развития ангиопатий.

5. Впервые оценено влияние ТЭС-терапии на систему биотрансформации  лекарственных средств в печени CYP3A4 у больных СД2 и предложен немедикаментозный метод коррекции фармакокинетики лекарственных средств, позволяющий проводить профилактику и лечение нежелательных лекарственных реакций путем ускорения метаболизма с восстановлением емкости ферментной системы CYP3A4.

6. Впервые установлено, что ТЭС-терапия улучшает качество жизни больных СД2 и снижает затраты на лечение больных являясь экономически эффективным новым методом терапии нарушений углеводного обмена.

Научно-практическая ценность исследования и внедрение результатов в практику.

Предложен и внедрен в клиническую практику новый немедикаментозный метод (ТЭС-терапия) коррекции сниженной функциональной активности бета-клеток поджелудочной железы, позволяющий обеспечивать поддержание целевых значений гликемии на этапе предшествующем началу фармакотерапии пероральными сахароснижающими средствами (впервые выявленный СД2 у больных с ИМТ< 25 кг/м2) и являющийся "промежуточным этапом" между пероральной сахароснижающей терапией и назначением инсулина у пациентов с некомпенсированным диабетом.

Разработаны, изданы методические рекомендации по внедрению и применению ТЭС-терапии в комплексном лечении больных сахарным диабетом типа 2 врачами - эндокринологами учреждений здравоохранения Волгоградской области.

Внедрение в клиническую практику ТЭС-терапии позволило оптимизировать фармакотерапию пациентов СД2, существенно уменьшив объем медикаментозной терапии СД2 и его осложнений, повысив клиническую эффективность при значительном снижении затрат на лечение, улучшив качество жизни пациентов, снизив риск развития нежелательных лекарственных реакций.

Разработаны, изданы методические рекомендации по внедрению и применению опросника для оценки качества жизни больных сахарным диабетом врачами – эндокринологами учреждений здравоохранения Волгоградской области.

Широкое внедрение в клиническую практику MEGX-теста, по адаптированной нами методике, позволяет персонализировать назначаемую фармакотерапию пациентам  с учетом активности системы метаболизма лекарственных средств в печени.

Предложен и внедрен в клиническую практику новый немедикаментозный метод (ТЭС-терапия) профилактики и лечения нежелательных лекарственных реакций у больных СД2, который может с успехом использоваться в клинической токсикологии, как метод детоксикации, восстанавливающий емкость ферментных систем печени.

Результаты исследования используются в учебном процессе кафедры клинической фармакологии и интенсивной терапии с курсами клинической фармакологии ФУВ и клинической аллергологии ФУВ Волгоградского государственного медицинского университета.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Транскраниальная электростимуляция эндорфинергических и серотонинергических структур мозга (ТЭС-терапия) – новый немедикаментозный метод лечения больных СД2 эффективно коррегирует нарушения углеводного обмена, восстанавливая раннюю фазу секреции инсулина  и показан к применению в клинических ситуациях сопряженных с недостаточной функцией бета-клеток поджелудочной железы.

2.  Включение ТЭС-терапии в комплексное лечение больных СД2 позволяет оптимизировать фармакотерапию за счет уменьшения назначений лекарственных средств для  терапии СД2 и его осложнений,  повышения эффективности, рационализации затрат, повышения безопасности проводимой терапии и улучшения качества жизни пациентов.

3. ТЭС-терапия эффективно коррегирует метаболизм лекарственных средств и их межлекарственное взаимодействие при биотрансформации в печени изменяя фармакокинетику препаратов за счет увеличения емкости ферментной системы CYP3A4 в печени и может использоваться как метод профилактики и лечения нежелательных лекарственных реакций.

4. Включение ТЭС-терапии в комплексное лечение больных СД2 является экономически обоснованным, так как значимо снижает затраты на единицу эффективности  по сравнению с традиционной терапией.

Апробация работы.

По теме диссертации опубликовано  38  работ, из них  9  статей в изданиях, рекомендованных ВАК РФ.

Фрагменты работы были представлены в виде докладов и обсуждены на ежегодных научных конференциях ВолГМУ (2002-2009 гг.), заседаниях Волгоградского общества фармакологов и клинических фармакологов в 2002-2009 гг. Основные результаты  работы доложены и обсуждены на III съезде фармакологов России (г. Санкт - Петербург, 2007 г.), научно-практической конференции, посвященной 25-летию разработки и внедрения метода «Актуальные проблемы ТЭС-терапии» (г. Санкт - Петербург, 2008 г).

Структура и объем работы.

Материалы диссертации изложены на  552 страницах машинописного текста. Работа состоит из введения, обзора литературы (I раздел), материалов и методов (II раздел), результатов собственных исследований (III раздел), их обсуждения (IV раздел), выводов, практических рекомендаций, списка литературы и приложений. Список литературы содержит 303 источника, из них 110 отечественных авторов, 188 –  иностранных  источников и 5 Интернет-ресурсов. Работа иллюстрирована 32 таблицами, 149 рисунками и 73 приложениями.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. Работа выполнена в клинике  кафедры клинической фармакологии  и интенсивной терапии Волгоградского государственного медицинского университета (Ректор и заведующий кафедрой - академик РАМН, д.м.н., профессор В.И.Петров), в соответствии с перспективным планом научно-исследовательских работ. Работа выполнена в дизайне открытого простого рандомизированного исследования в параллельных группах.

Проведение настоящих клинических исследований одобрено Региональным независимым этическим комитетом  (протокол № 84-2008 заседания РНЭК от 30 сентября 2008 г). Поправок к исходному протоколу РНЭК не было. Все испытуемые подписывали Форму информированного согласия до момента включения в исследование. Исследование проводилось в соответствии с этическими принципами согласно Хельсинкской Декларации, Европейским предписаниям по GCP и Правилам проведения качественных клинических испытаний в Российской Федерации.

Общий дизайн исследования. В исследование были включены больные с нарушениями углеводного обмена (пациенты с СД2, легкого и средне-тяжелого течения; пациенты с МС) с сопутствующей артериальной гипертензией, на госпитальном и амбулаторном этапах. Всего в исследование было включено 3325 пациентов (из них 2169 пациентов – ретроспективно, анализ медицинской документации, 750 пациентов принимали участие в анкетировании и 406 пациентов участвовали в проспективной части исследования на различных его этапах).

В исследовании, проведенном нами в течение 2000-2008 годов, применялась совокупность методов, направленных на получение объективных данных о клинической эффективности ТЭС-терапии при СД2,  клинико-экономической эффективности включения данного метода лечения в комплексную терапию СД2. В соответствии с целью и задачами работы исследование включало несколько этапов:

1 этапфармакоэпидемиологическое изучение структуры медикаментозной терапии СД2 в лечебных учреждениях г.Волгограда (2169 больных) с целью изучения рациональности фармакотерапии больных данной нозологии, оценки соответствия этой терапии существующим национальным стандартам и выявления проблемных вопросов фармакотерапии, требующих коррекции (исследование проводилось в течение 2006 года);

Дизайн первого этапа исследования - ретроспективное описательное одномоментное фармакоэпидемиологическое исследование. Выборка формировалась следующим образом: доля карт из поликлиник каждого района города бралась пропорционально числу зарегистрированных в данном районе пациентов с установленным диагнозом - СД2. Путем рандомизации методом случайных чисел осуществлялся выбор амбулаторных карт для исследования. Далее регистрировалась информация о фармакотерапии сахарного диабета и его осложнений. Информация о лекарственных назначениях вносилась в специальные регистрационные карты, на основании которых производилось построение базы данных по группам лекарственных средств и статистическая обработка.

2 этап изучение  влияния ТЭС-терапии на показатели углеводного, липидного обмена, реологию крови и показатели гемодинамики (234 пациента) с целью оценить  целесообразность включения данного метода лечения в комплексную терапию СД2;

Дизайн второго этапа исследования - открытое простое рандомизированное исследование в параллельных группах. Контрольная группа (группа 1) – пациенты с ГБ без СД2 и МС, получавшие для коррекции АД монотерапию ТЭС. После включения в исследование все пациенты с СД2  и сопутствующей ГБ по индексу массы тела стратифицировались на 2 группы: 1) пациенты с ИМТ< 25 кг/м; 2) пациенты с ИМТ > 25 кг/м. Пациенты с ИМТ<25 кг/м затем рандомизировались на 2 подгруппы методом последовательно пронумерованных непрозрачных конвертов: группа 2 - монотерапия ТЭС, группа 3 - глибенкламид в микронизированной форме (Манинил 1,75 мг 2 раза в день)  и эналаприл (2,5 мг 2 раза в день). Пациенты с ИМТ > 25 кг/м в свою очередь рандомизировались на 3 подгруппы методом последовательно пронумерованных непрозрачных конвертов: группа 4 – монотерапия ТЭС, группа 5 - на терапии: метформин (Сиофор 850 мг 2 раза в день) и эналаприл (2,5 мг 2 раза в день), группа 6 – ТЭС-терапия и  метформин (Сиофор 850 мг 2 раза в день). Пациенты с МС и ГБ рандомизировались на 3 подгруппы методом последовательно пронумерованных непрозрачных конвертов: группа 7 – монотерапия ТЭС, группа 8 - на терапии: диета и аэробная физическая нагрузка  в комбинации с эналаприлом (2,5 мг 2 раза в день), группа 9 – комбинация: метформин (Сиофор 850 мг 2 раз в день)  и  эналаприл (2,5 мг 2 раза в день).

Всем пациентам проводилось обследование с оценкой показателей углеводного, липидного обмена, реологических свойств крови, показателей СМАД исходно после включения в исследование и через 3 месяца соответствующего группе курса терапии.

3 этап изучение влияния ТЭС-терапии на метаболизм лекарственных средств и их межлекарственное взаимодействие на уровне биотрансформации в печени (86 больных) с целью  оценить перспективы использования данного метода для профилактики и лечения нежелательных лекарственных реакций у больных СД2, осложнившимся развитием жирового гепатоза,  с помощью изменения  фармакокинетики лекарственных средств;

Дизайн третьего этапа нашей работы: открытое простое рандомизированное исследование в параллельных группах. После включения в исследование (исходно) и в конце соответствующего группе курса терапии пациентам всех групп  регистрировалась исходная активность системы CYP3A4, а также функциональное состояние печени и почек, показатели углеводного обмена и СМАД. Контрольную группу (группа 10), составили пациенты с ГБ без СД2 и патологии печени и почек, получавшие для коррекции артериальной гипертензии ТЭС-терапию в течение 14 дней. Пациенты с СД2 и жировым гепатозом с сопутствующей ГБ и хроническим пиелонефритом в стадии латентного течения  рандомизировались на 2 группы с использованием компьютерной программы генератора случайных чисел (Statistica 6.0) – одна группа (группа 11) получала для коррекции артериальной гипертензии монотерапию ТЭС в течение 14 дней; другая группа (группа 12) для коррекции артериальной гипертензии в течение 14 дней получала терапию верапамилом SR (Изоптин SR) в дозе 240 мг/сут, а затем комбинированную терапию Верапамил SR (240 мг/сут) и ТЭС-терапию в течение еще 14 дней. В  группе 12 контроль функционального состояния системы  CYP3A4, функционального состояния печени, почек, показателей углеводного обмена и гемодинамики выполнялся на 14 сутки лечения и после 14-дневной комбинированной терапии на 28 сутки.

Пациенты с СД2 и жировым гепатозом с сопутствующей ГБ и хроническим пиелонефритом в стадии обострения (группа 13) для коррекции артериальной гипертензии получала терапию верапамилом SR (Изоптин SR) в дозе 240 мг/сут и для терапии обострения пиелонефрита ципрофлоксацин (Ципробай) в дозе 1000 мг в сутки в течение 14 дней, затем ципрофлоксацин отменялся и пациентам еще на 14 дней назначалась комбинированная терапия верапамил SR (240 мг/сут) и ТЭС-терапия. В  группе 13 контроль функционального состояния системы  CYP3A4, функционального состояния печени, почек, показателей углеводного обмена и гемодинамики выполнялся на 14 сутки лечения и после 14-дневной комбинированной терапии на 28 сутки.

Все пациенты с СД2 постоянно получали глибенкламид в микронизированной форме (Манинил) в дозе 1,75 мг 2 раза в сутки.

Пациенты с хроническим пиелонефритом находились в компенсированном состоянии и не требовали назначения медикаментозной терапии.

4 этап разработка и валидизация опросника для оценки качества жизни пациентов с СД2  (750 пациентов);

Методология разработки опросника была взята из сферы социологии (метод анкетирования) и включала следующие этапы (Новик А.А., Ионова Т.И.,  2002):

- разработка вопросов (включая оценку структуры существующих общепринятых опросников (SF-36, Nottingham Health Profile, Quality of Well-Being Index, Минесотский опросник) с анализом логики построения, формы вопросов, систем оценки результатов,  анализ клинической картины СД2, специфики контингента пациентов, клиники характерных осложнений, наиболее уязвимых для воздействия заболевания сторон жизни пациентов: физической активности, социальной активности, семейных взаимоотношений;

- сокращение перечня вопросов (с участием ведущих врачей-эндокринологов, проводивших экспертную оценку каждого вопроса и каждого раздела создаваемого опросника);

- предварительное тестирование;

- оценка психометрических характеристик (надежность - reliability, валидность- validity, чувствительность - sensitivity).

С целью валидизации созданного опросника проводилось анкетирование трех групп пациентов: больные СД (250 человек; из них 75% с СД2 и 25% с СД1; 62% женщин, 38% мужчин, возраст 51,3 + 3,6 лет),  больные терапевтического профиля (250 человек,  52% женщин, 48% мужчин, возраст 50,4 + 2,6 лет), и больные эндокринной патологией за исключением СД (250 человек, 64% женщин, 36% мужчин, возраст 49,2 + 2,3 года). Структура выборки по терапевтической и эндокринной патологии соответствовала среднестатистическим данным структуры патологии г. Волгограда за 2004-2005 гг. Специфичность разработанного опросника по отношению к СД2 выявлялась при сравнении анкетирования пациентов СД1 и СД2. Определялись значения показателя качества жизни (в баллах), являющегося  вариантом среднестатистической  «нормы» (статистической обработки результатов анкетирования выборки больных терапевтического профиля) и показателей качества жизни (в баллах), являющихся индикатором компенсированного состояния больного и  декомпенсации (статистического анализа выборки больных СД).

5 этап - оценка клинико-экономической эффективности (методом затраты-эффективность) включения ТЭС-терапии в комплексное лечение больных СД2 (86 больных). В ходе этого этапа изучалось влияние ТЭС-терапии на показатели качества жизни пациентов и производился клинико-экономический анализ. Цель данного этапа работы – рационализация затрат на терапию СД2.

Изучение динамики показателей качества жизни больных СД2 и клинико-экономическое исследование выполнено в дизайне простого проспективного рандомизированного исследования по двум группам пациентов. Длительность периода наблюдения составила 1 год. После включения в исследование все пациенты рандомизировались методом случайных чисел на две группы. Группа 14 для коррекции нарушений углеводного обмена дополнительно к традиционной терапии, назначаемой эндокринологом по месту жительства, получала ТЭС-терапию. Группа 15 для коррекции нарушений углеводного обмена получала только традиционную терапию, назначаемую эндокринологом. Помимо гипогликемических средств пациенты обеих групп получали фармакотерапию осложнений СД2 и сопутствующей патологии. Данная фармакотерапия назначалась врачами соответствующих специальностей на амбулаторном и стационарном этапах. За период исследования (1 год) пациенты имели 14 визитов в клинику кафедры клинической фармакологии ВолГМУ (табл. 1).

Таблица 1

Календарный план исследования.

  Визиты*

Процедуры

-1

0

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

Информированное согласие

+

Включение/исключение в исследование

+

Рандомизация

+

Начало терапии (специфичной по группам 14 и  15)**

+

Окончание терапии (специфичной по группам 14 и  15)

+

Оценка безопасности

Нежелательные реакции

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

Гликемия натощак

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

Уровень АД

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

Общеклинический осмотр

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

Эффективность терапии

Гликемия натощак

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

Качество жизни

+

+

+

Сбор анкет

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

Примечание к таблице 1:

* - временной отрезок между визитом 1 и визитом 2 составил 1 неделю; между 2 и 3 визитами – 1 неделю; далее визиты осуществлялись один раз в месяц;

** - терапевтическое воздействие осуществлялось ежедневно на всем протяжении периода исследования.

Калькуляция прямых затрат в течение всего периода наблюдения проводилась при помощи данных специально разработанной анкеты с учетом дозы, длительность, и, соответственно, стоимости принимаемых медикаментов. С целью унифицирования подхода к стоимости медикаментов использовались цены Государственного унитарного предприятия  «Волгофарм» по состоянию на 31.12.07. Так же велся учет посещений больными специалистов различных профилей, кратность и вид лабораторно-диагностического обследования, частота и профиль госпитализаций, эпизодов вызова БСМП и оценка непрямых затрат (недополучение ВВП, затраты на больничные листы). Стоимостное выражение  для подсчета прямых и непрямых затрат  калькулировалось исходя из данных МЭС РФ, ТФОМС и по данным Госкомстата РФ на 31.12.07. Информация о всех категориях затрат служила основой для построения базы данных (в формате документа Excel) и дальнейшего статистического анализа результатов исследования. Влияние сравниваемых курсов  терапии на показатели качества жизни больных СД2 оценивали по динамике суммарного балла по разработанному опроснику по сравнению с исходным значением. Клинико-экономический анализ проводился по методу «затраты-эффективность». В качестве критерия эффективности терапии использовался показатель приращения среднего уровня гликемии натощак. Наименьшее значение показателя эффективности затрат (CEA) с фармакоэкономической точки зрения определялось как наиболее предпочтительное, то есть,  выявляло вмешательство с наименьшими затратами на единицу эффективности.

Критерии установки диагноза.

Диагноз  «Сахарный диабет» верифицировался на основании диагностических критериев, утвержденных ВОЗ (1999г.) Состояние компенсации/декомпенсации углеводного обмена, степени тяжести у пациентов с сахарным диабетом, включаемых в исследование, оценивалось на основании данных «Алгоритмов специализированной медицинской помощи больным сахарным диабетом» (Дедов И.И., Шестакова М.В., 2006). Метаболический синдром диагностировался на основании Российских рекомендаций «Диагностика и лечение метаболического синдрома» (2007г.). Диагноз «Гипертоническая болезнь»  пациентам, включаемым в исследование, устанавливался на основании Российских рекомендаций «Профилактика, диагностика, лечение артериальной гипертензии» (второй пересмотр Всероссийского научного общества кардиологов, 2004 г.). Диагноз жирового гепатоза устанавливался на основании рекомендаций Американской гастроэнтерологической ассоциации от 19.05.2002 и Американской ассоциации по изучению болезней печени от 24.05.2002. Диагноз острого и хронического  пиелонефрита устанавливался на основании Клинических рекомендаций по урологии (2007 г) под ред. Лопаткина Н. А.

Описание методики исследуемого лечения.

Метод ТЭС-терапия и приборы для его реализации (электростимулятор транскраниальный импульсный «Трансаир-03») зарегистрированы в Российской Федерации, внесены в государственный реестр изделий медицинского назначения и медицинской техники и разрешены к клиническому применению Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения и социального развития 09 июня 2005 года (Регистрационное удостоверение № ФС 022б 2005/1739-05). Имеется сертификат соответствия № РОСС RU.ME01.1303272 системы сертификации ГОСТ Р Госстандарта России с 11.07.2005 года. Метод транскраниальной электростимуляции эндорфинергических и серотонинергических структур  мозга (ТЭС-терапия) был разработан лауреатом Государственной премии СССР В.П.Лебедевым с использованием принятых в международной практике принципов доказательной медицины. Методика проведения электростимуляции, используемая в нашей работе соответствовала  инструкции по медицинскому применению аппарата электростимулятора транскраниального импульсного «Трансаир-03» ТУ 9444-005-44333151-2005 (ВМЕА.941514.005 И), утвержденной руководителем Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития. ТЭС-терапия в нашем исследовании всем пациентам проводилась в виде ежедневных утренних тридцати минутных процедур в 8.30 утра.

Клиническая характеристика участников исследования.

Таблица 2

Общая структура исследуемого контингента второго этапа работы.

Группа

Проводимая терапия

К-во пациентов

пол

Возраст, лет

HbA1c (%)

м

ж

1

2

3

4

5

6

7

Пациенты с ГБ

1) ТЭС (3 месяца)

26

9

17

57,5±8,0

5,1±0,87

Больные СД2 с ИМТ< 25 кг/м2 и

с ГБ

2) ТЭС (3 месяца)

26

10

16

56,6±9,2

7,2±0,21

3) глибенкламид  1,75 мг 2 раза в день + эналаприл 2, 5 мг 2 раза в день (3 месяца)

26

9

17

57,3±8,5

7,2±0,68

Больные СД2 с ИМТ> 25 кг/м2 и с ГБ

4) ТЭС

26

10

16

57,4±8,8

8,3±0,87

5) метформин 850 мг 2 раза в день + эналаприл 2,5 мг 2 раза в день (3 месяца)

26

10

16

58,3±8,7

8,0±0,81

6)ТЭС + метформин 850 мг 2 раза в день (3 месяца)

26

10

16

59,2±5,4

8,1±1,17

Пациенты с МС без СД, но с ГБ

7) ТЭС (3 месяца)

26

9

17

56,9±9,2

6,1±0,2

8)диета+физич.нагрузка +эналаприл 2,5 мг 2 раза в день (3 месяца)

26

8

18

57,8±8,4

6,0±0,25

9) метформин  850 мг 2 раза в день+ эналаприл (3 месяца)

26

9

17

58,3±9,8

6,1±0,19

Таблица 3

Характеристика групп больных, участвовавших в  третьем этапе исследования.

Группа

Проводимая терапия

К-во пациентов

Возраст, лет

Пол

HbA1c, %

Среднесуточное АД, мм рт. ст.

АлАТмккат/л

АсАТмккат/л

м

ж

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

ГБ, без СД 2, без патологии печени и почек (10 группа)

ТЭС

(14 дней)

23

49,7± 9,2

13

10

5,07± 0,19

147,2±3,5/

96,3±2,6

0,44± 0,02

0,39± 0,08

Жировой гепатоз + СД 2 + ГБ + хр. пиелонефрит

(11 группа)

ТЭС

(14 дней)

21

52,8±

8,03

8

13

7,31± 0,28

144,8±1,9/ 98,8±3,15

0,75± 0,04

0,61± 0,02

Продолжение таблицы 3

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

Жировой гепатоз + СД 2 + ГБ + хр. пиелонефрит

(12 группа)

верапамил SR 240 мг/сут (14  дней), затем ТЭС + верапамил SR 240 мг/сут

(14 дней)

22

54,3± 6,7

12

10

7,45±0,15

147,9±3,1/ 96,3±4,2

0,78± 0,06

0,73± 0,04

Жировой гепатоз + СД 2 + ГБ + обострение хр. пиелонефрита

(13 группа)

верапамил SR 240 мг/сут + ципрофлоксацин 1000 мг/сут

(14 дней), затем ТЭС + верапамил SR 240 мг/сут  (14 дней)

20

55,6± 7,8

12

8

7,39± 0,18

146,6±4,2/ 94,4±3,7

0,29± 0,04

0,68± 0,04

Таблица 4

Структура исследуемого контингента, участвовавшего в четвертом и пятом этапе работы (динамика показателей качества жизни и клинико-экономический анализ).

Группа

Вид терапии

Кол-во

Пол,

(%)

Возраст, лет

ИМТ, кг/м2*

Глюкоза натощак, ммоль/л*

HbA1с, (%)*

М

Ж

14

ТЭС +

традиционная пероральная сахароснижающая терапия (1 год)

41

25

75

51,6 + 2,8

27,3 + 1,6

8,0 + 0,7

7,0 + 0,3

15

Традиционная пероральная сахароснижающая терапия (1 год)

45

32

68

50,1 + 3,1

28,1 + 2,1

7,83  + 0,6

7,2 + 0,4

Примечание:

* - значение показателя на момент включения в исследование

Методы исследования. Состояние углеводного обмена оценивалось комплексно по нескольким критериям. Показатели гликемии натощак, постпрандиальной гликемии и перорального глюкозотолерантного теста,  использовались для верификации диагноза СД2. Показатели гликемии натощак, гликемии через 2 часа после приема пищи,  гликемии перед сном и гликированного гемоглобина,  позволяли оценить компенсацию углеводного обмена. Уровень иммунореактивного инсулина (ИРИ), расчет показателя функциональной активности бета-клеток (ФАБ), внутривенный глюкозотолерантный тест с одновременным определением инсулина плазмы (ВГТТ) использовались для характеристики секреции инсулина. Индекс инсулинорезистентности (ИР, индекс HOMA-IR), использовался для оценки степени инсулинорезистентности периферических тканей.

Состояние липидного обмена. Определялись показатели липидного обмена: общий холестерин крови, холестерин ЛПНП, холестерин ЛПВП, триглицериды (ТГ), ИМТ, окружность талии (ОТ), индекс талия/бедро. Все показатели липидного профиля определялись ферментативными калориметрическими тест-системами «HUMAN» (Германия) на спектрофотометре «РV-1251 С» (Республика Беларусь). Внутренний контроль качества проводился с использованием контрольного материала «SERODOS PLUS» (лиофилизированная сыворотка человека) той же фирмы, а также стандартов, находящихся в тест – системах.

Изучение реологических свойств крови. Реологические свойства крови изучались с помощью ротационного вискозиметра АКР-2 со свободно плавающим цилиндром (объем рабочей части 0,85 мл). Кровь забирали из локтевой вены в пластиковую пробирку и стабилизировали 3,8%  раствором цитрата натрия. Измерения проводились в диапазоне скоростей сдвига 20-200 с-1. Вязкость плазмы крови определяли при скорости сдвига 200 с-1. Для оценки функциональной активности тромбоцитов использовали количественный метод с применением турбодиаметрического светового агрегометра SOLAR AP2110 (Беларусь). Материал для исследования: плазма, богатая тромбоцитами (PRP). В качестве индуктора агрегации использовали раствор АДФ в конечной концентрации 2,5 и 20 мкМ/мл.

Суточное мониторирование артериального давления (СМАД) выполняли по стандартной методике (Горбунов В.М., 1997; Кобалава Ж.Д., Терещенко С.Н., Калинкин А.Л.,1997) с помощью неинвазивной портативной системы «Omron» (США).

Оценка функциональной активности системы цитохрома Р-450 CYP3A4. Активность системы цитохрома Р-450 CYP3A4 оценивалась на основании MEGX-теста. Концентрацию MEGX определяли методом высокоэффективной жидкостной хроматографии (ВЭЖХ), с использованием хроматографической системы: высокоэффективный жидкостной хроматограф модели HPLC-10Avp (Shimadzu Co., Ltd., Kyoto, Japan), оснащенный диодно-матричным детектором SPD-M10A (Shimadzu Co., Ltd., Kyoto, Japan), инжектором Rheodyne модели 7725i с петлей ввода на 20 мкл (Rheodyne, Cotati, CA 94928) и хроматографической колонкой SupelcoSil LC-8 (7.5cm x 4.6mm, средний размер частиц 3μm) по адаптированной нами методике через 15 минут после в/в введения лидокаина в дозе 1 мг/кг массы тела пациента.

Оценка функционального состояния печени при жировом гепатозе осуществлялась с использованием определения в крови печеночноспецифических ферментов, маркеров функциональной активности печени (АлАТ, АсАТ, ЩФ, уровень общего билирубина и тимоловой пробы) и УЗИ-печени. Для оценки функционального состояния почек при СД2  проводили общий анализ мочи, пробу Реберга,  определение уровня креатинина крови и микроальбуминурии.

Статистический анализ производился с помощью программ «STATISTICA 6.0» и Microsoft Excel 7.0. Обработка результатов исследования проводилась методами параметрической и непараметрической статистики (Реброва О.Ю., 2002). Характер распределения данных оценивался критериями Колмогорова-Смирнова, Лиллиефорса и Шапиро-Уилкса. В случае если распределение признака принималось приближенно нормальным, результаты представлялись в виде М (s), где М - среднее, s – среднее квадратическое отклонение, для анализа использовался параметрический критерий (Т-критерий Стьюдента). При характере распределения результатов отличном от нормального, анализ проводился с помощью методов непараметрической статистики. Использовались для независимых и зависимых выборок: Т-критерий Стьюдента, критерии Манна-Уитни (Сидоренко Е.В., 2002; Mann H.B., Whitney D.R.,1947; Wilcoxon F., 1945). За уровень статистической значимости различий показателей принималась величина p < 0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ.

Фармакоэпидемиология сахарного диабета типа 2 в г. Волгограде.

Результаты проведенного нами исследования по изучению фармакоэпидемиологии СД2 в г. Волгограде  выявили преобладание среди пациентов данной группы больных  среднетяжелых и тяжелых форм заболевания (73,1% от общего числа больных СД2) с комбинированными осложненными формами СД2, сочетающими наличие микроангиопатии, макроангиопитии и полинейропатии.(86,3% от общего числа больных СД2). Эти данные согласуются с известными данными о распространенности осложненных форм СД2 (UK Prospective Diabetes Study Group, 1998) и объясняют причину назначений таким больных многокомпонентной, высокозатратной фармакотерапии и необходимость оптимизации такой фармакотерапии через поиск и внедрение новых методов лечения СД2.

При сравнении полученных нами результатов в ходе проведенного фармакоэпидемиологического исследования фармакотерапии пациентов с СД2, назначаемой врачами эндокринологами г. Волгограда, с «Алгоритмами оказания специализированной помощи больным сахарным диабетом» (Дедов И.И., Шестакова М.В., 2006) мы выявили общее соответствие среди назначенных препаратов, использованных схем лечения и рекомендуемой стандартами фармакотерапией. Однако в ходе этого анализа были выявлены и  серьезные проблемы, требующие коррекции. Если в случае назначения сахароснижающей терапии можно говорить о 100% соответствии стандартам, то в случае назначений препаратов для лечения осложнений СД2 только 74% пациентов (по данным проанализированных амбулаторных карт) была назначена терапия согласно стандартам. При анализе рациональности комбинированной терапии с позиций клинической фармакологии, только 49% из назначенных комбинаций лекарственных средств можно назвать рациональными. Также проведенное исследование выявило, что в среднем одному пациенту с СД2 назначается одновременно 8,31 + 0,27 препаратов. Такая объемная комбинированная фармакотерапия, бесспорно способствует росту затрат на медикаментозное лечение, с одной стороны, а с другой снижает профиль безопасности назначаемой терапии по риску возникновения нежелательных лекарственных взаимодействий.

В лечебных учреждениях г. Волгограда доля пациентов, получавших для компенсации углеводного обмена монотерапию инсулинами, составила 20,0%, получавших монотерапию пероральными сахароснижающими препаратами (ПССП), - 41,8%, комбинированную терапию инсулинами и пероральными гипогликемическими  препаратами,  - 31,4%, при этом выявлено, что на диетотерапии находилось 6,8% пациентов. Исследование установило, что эндокринологи г. Волгограда не назначают пациентам такие классы ПССП, как тиазолидиндионы и ингибиторы – глюкозидазы,  представленные на российском фармацевтические рынке. Наши результаты согласуются с данными, полученными в фармакоэпидемиологическом исследовании в г. Саратове (Шведова А.М., 2006). В нашем исследовании изолированное назначение препаратов группы сульфонилмочевины отмечалось в 58,5%; изолированное назначение препаратов группы бигуанидов – в 25,6%; группы меглитинидов – в 1,3%. В 14,6% отмечалось сочетанное назначение препаратов сульфонилмочевины с бигуанидами (включая комбинированные препараты). Эти данные  отличаются по сравнению с данными по г. Саратову, где производные сульфонилмочевины  изолированно назначались в 90,5% случаях, бигуаниды в 9,5%, другие ПССП не назначались (Шведова А.М., 2006). Спектр изолированных назначений ПССП в г.Волгограде шире и характеризуется большей долей изолированного назначений бигуанидов, что согласуется с  международными рекомендациями по применению бигуанидов у больных  с сопутствующим ожирением, характерным для пациентов с сахарным диабетом (UKPDS 34,1998), а также назначением новой группы ПССП - меглитинидов.

Среди всех ПССП в г. Волгограде  лидировали по числу назначений препараты глибенкламида (торговое наименование – манинил)  – 39,7%, на втором месте был метформин (торговое наименование сиофор) - 28,2%, на третьем -  гликлазид (диабетон МВ) – 20,6%. Эти данные  отличаются от структуры продаж ПССП на российском рынке, где лидируют препараты гликлазида (диабетон МВ – 49,0%), а препараты глибенкламида (манинил) занимают лишь второе место (33,4%) (Шведова А.М., 2006). По результатам нашего исследования можно рекомендовать более широкое применении препарата Диабетон МВ, эффективность которого была доказана в таких исследованиях, как ADVANCE (Action in Diabetes and Vascular Disease 2001) и GUIDE (2004), по сравнению с манинилом (Schernthaner G, Grimaldi A, Di Mario U., 2004). Преимущественное назначение манинила  в г.Волгограде можно объяснить  более низкой стоимость данного препарата и  большой практикой его применения.

Установленная в ходе фармакоэпидемиологического исследования структура осложнений  среди пациентов СД2 г. Волгограда (рис. 1) объясняет большую долю приходящуюся на назначения фармакотерапии для коррекции данной патологии. Так для коррекции диабетических микроангиопатий чаще всего назначали группу витаминов и минералов –  в 51,7% случае, на втором месте находились препараты, влияющие на свертывающую систему крови – 29,6% случаев и лишь на третьем – стимуляторы регенерации и ретинопротекторы – 18,7%. Отмеченное широкое применение препаратов из группы витаминов и минералов, которые, по литературным данным, не обладают достоверной эффективностью по отношению к прогнозу данной патологии (Ефимов А.С., Скробонская Н.А., 1998).

Рис. 1 Структура осложнений СД2 в г. Волгограде

1 - диабетические микроангиопатии,

2 - диабетические макроангиопатии,

3 – сочетание: диабетические микроангиопатии + диабетические макроангиопати,

4 - диабетическая полинейропатия,

5 – сочетание: диабетическая полинейропатия + диабетическая микроангиопатия,

6 – сочетание: диабетическая полинейропатия + диабетическая макроангиопатия,

7 – сочетание: диабетическая полинейропатия + диабетическая микроангиопатия + диабетическая макроангиопатия.

Анализ фармакотерапии диабетических макроангиопатий в нашем исследовании обнаружил, что число назначений для их терапии составило 50,4% от числа назначений по поводу осложнений СД2. Среди назначений в данной категории преобладали назначения для лечения ишемической болезни сердца  - 43,4% и для лечения гипертонической болезни  - 41,6%. По данным мировых исследований (UKPDS Group, 1998), частота ИБС составляет от 70% до 80%. Частота сопутствующей гипертонической болезни  при сахарном диабете типа 2 также составляет от 65% до 80% (Grundy SM, Benjamin IJ, Burke GL, 1999). Проводимая терапия по основным критериям соответствовала стандартам. Однако результаты нашего исследования выявили проблемы в адекватной коррекции дислипидемий у пациентов с СД2 в г.Волгограде. По нашим данным, гиполипидемические препараты обладали наименьшим удельным весом в структуре назначений по поводу ИБС у пациентов с СД 2 -  5,2% и были представлены симвастатином  и ловастатином. Столь низкий процент назначения свидетельствует о несоответствии фармакотерапии  стандартам. Анализ фармакотерапии гипертонической болезни обнаружил, что наибольшее число назначений приходилось на группу ингибиторов АПФ - 34,8% (преобладали препараты эналаприла), несколько меньшее – на группу диуретиков - 30,0% (преобладали препараты индапамида и фуросемида), на третьем месте по числу назначений была группа антагонистов ионов кальция - 13,0% (преобладали препараты верапамила SR, нифедипина). Преобладание в структуре назначений иАПФ в нашем исследовании является подтверждением наиболее распространенных российских тенденций. В ряде исследований было показано, что у больных, получающих ингибиторы АПФ, повышается чувствительность к инсулину. (Morris A.D., Boyle D.I., McMahon A.D., et al., 1997).

Фармакотерапия такого осложнения СД2, как диабетическая полинейропатия в г. Волгограде осуществлялась преимущественно жирорастворимыми формами витаминов группы В – 59%, на втором месте шли средства симптоматической терапии, включающие назначения нестероидных противовоспалительных препаратов - 25,3%. Данные группы лекарственных средств не обладают достоверной эффективностью по данным мировых исследований и, соответственно, не должны абсолютно доминировать при лечении данного осложнения, как это оказалось в нашей ситуации. Мировая практика рекомендует к использованию для лечения диабетической полинейропатии препараты тиоктовой кислоты, чья эффективность достоверно подтверждена в таких исследованиях, как ALADIN, DEKAN, ORPIL, SYDNEY (Ziegler D, Hanefeld M, Ruhnau K.J,  1995). Наше исследование выявило, что препараты тиоктовой кислоты назначались врачами г. Волгограда всего в 15,7% случаев, что требует коррекции.

Первый этап нашего исследования убедительно продемонстрировал необходимость оптимизации и коррекции фармакотерапии СД2 и его осложнений путем внедрения в практику новых медицинских технологий, направленных на снижение объема медикаментозной терапии при сохранении высокой её эффективности. Мы видим решение данной проблемы во внедрении в практику ведения больных СД2 и его осложнений нового немедикаментозного метода лечения – ТЭС-терапии. Как показали результаты проспективных этапов нашей работы – это перспективное направление оптимизации и коррекции фармакотерапии нарушений углеводного обмена.

Влияние ТЭС-терапии на показатели углеводного обмена у больных с сахарным диабетом типа 2 и пациентов с метаболическим синдромом.

Одним из важных результатов нашей работы является выявление факта, что ТЭС-терапия оказывает значительное положительное влияние на показатели углеводного обмена, особенно в клинических ситуациях сопряженных со снижением функциональной активности бета-клеток поджелудочной железы. 3-х месячный курс ТЭС-терапии улучшал показатели углеводного обмена  у больных ГБ без СД2 и МС, что выражалось в усилении ранней фазы секреции инсулина, значительном повышении показателя ФАБ (89,6% по сравнению с исходным значением) и незначительном снижении индекса ИР (на 7,7%). При сравнении эффективности ТЭС-терапии с эффективностью глибенкламида в микронизированной форме у больных СД2 с ИМТ < 25 кг/м2 было выявлено однонаправленное влияние обоих методов лечения на основные показатели углеводного обмена (рис. 2). Однако, как показали результаты нашего исследования, ТЭС-терапия более выражено воздействует на оба основных патогенетических механизма, чем глибенкламид. ТЭС-терапия увеличивает ФАБ на 88% по сравнению с исходным значением, а глибенкламид – лишь на 66,4%. ТЭС-терапия снижает индекс ИР на 12,5%, а глибенкламид – на 3,23% (р<0,001). Кроме того, у 7,7% пациентов группы глибенкламида (2 больных) в ходе исследования были зарегистрированы гипогликемические состояния, которые потребовали медикаментозной коррекции. В то время как в группе ТЭС-терапии не было зарегистрировано ни одного гипогликемического состояния и других нежелательных реакций. У пациентов СД2 с ИМТ> 25 кг/м2 монотерапия ТЭС уступила по эффективности комбинированной терапии - ТЭС-терапиия и терапия метформином, но по влиянию на многие показатели углеводного обмена была сравнима и превосходила по эффективности монотерапию метформином (рис. 3).

А. Больные ГБ без СД2 и МС.

Б. Больные СД2 с ИМТ< 25 кг/м2.

Рис. 2 Динамика показателей углеводного обмена при различных курсах терапии у пациентов контрольной группы (А) и больных СД2 с ИМТ< 25 кг/м2 (Б).

*- р <0,001 -  по сравнению с исходными значениями;

**- р <0,05 – изменения всех показателей при ТЭС по сравнению с группой глибенкламида;

1- Гликемия натощак (моль/л); 2- Постпрандиальная гликемия (моль/л);

3- Гликемия перед сном (моль/л); 4- Гликированный гемоглобин (%)

Рис. 3 Динамика показателей углеводного обмена при различных курсах терапии у больных СД2 с ИМТ> 25 кг/м2.

*- р <0,001 -  достоверность различий с исходными значениями;

**- р <0,05 – достоверность различий изменения всех показателей между группами;

1- Постпрандиальная гликемия (моль/л);  2- Гликемия натощак (моль/л);

3- Гликемия перед сном (моль/л);  4- Гликированный гемоглобин (%)

Мы не выявили преимуществ применения ТЭС-терапии в виде монотерапии у пациентов с МС по влиянию на показатели углеводного обмена при сравнении с традиционной терапией метформином.

По результатам нашего исследования в ходе проведения ВГТТ у больных с СД2 (табл. 5) исходно  было выявлено отсутствие ранней фазы секреции инсулина. Уровень, регистрируемого инсулина плазмы, представлял практически монофазную кривую. В группе больных СД2 с ИМТ < 25 кг/ м2  ТЭС-терапия  восстанавливала появление раннего пика секреции инсулина на 5 минуте ВГТТ, что соответствует физиологическим параметрам секреции. Так увеличение уровня инсулина плазмы на 3 минуте в группе ТЭС-терапии было в 1,5 раза больше исходного (на 169,81%), а на 5 минуте в 4 раза больше исходного значения (р<0,001). В то время, как на фоне терапии глибенкламидом в микронизированной форме отмечалось лишь незначительное монофазное увеличение уровня инсулина плазмы равномерно по всем точкам без восстановления ранней фазы секреции. Кроме того, в группе ТЭС-терапии лучше контролировался уровень постпрандиальной гликемии. Постпрандиальная гликемия в группе ТЭС-терапии снизилась на 36,97%, а в группе глибенкламида – на 27,5% (р<0,001). Оба сравниваемых метода лечения вызывали увеличение секреции инсулина, но ТЭС-терапия была более эффективной. Реализация эффектов ТЭС-терапии сопряжена и с наличием внутриклеточного компонента, который приводит к регенераторным эффектам и усилению функциональной активности бета-клеток поджелудочной железы (Лебедев В.П., Биличенко С.В., Нечипоренко С.П и соавт., 2008). Это предположение подтверждалось в нашем исследовании и тем, что в ходе ВГГТ после 3-х месячной терапии глибенкламидом до момента введения глюкозы (натощак) исходное снижение уровня гликемии было больше, чем в группе ТЭС-терапии и составило 46,79% по сравнению со  значением до начала курсовой терапии. Это может быть связано с выраженной гипогликемией в ночные часы при терапии глибенкламидом. Однако, после внутривенного введения глюкозы выраженность снижения гликемии составляла от 9,4% на 20 минуте ВГТТ до 13,34% на 10 минуте (р<0,05). В группе монотерапии ТЭС напротив наблюдался выраженный ответ бета-клеток на стимуляцию глюкозой. Полученный результат можно объяснить только тем, что ТЭС-терапия, по-видимому, восстанавливает функциональную активность бета-клеток, а глибенкламид только неспецифически стимулирует секрецию инсулина, приводя к истощению функциональных резервов бета-клеток поджелудочной железы.

При проведении ВГТТ во всех трех группах больных СД2 с ИМТ > 25 кг/м2 исходно была выявлена значительная гиперинсулинемия и отсутствие раннего пика секреции инсулина.  После 3-х месячного курса монотерапии ТЭС увеличение концентрации инсулина крови на 5 минуте ВГГТ  составило 98,07%  по сравнению с исходным значением до начала терапии. Значимыми были так же изменения на 3 минуте ВГТТ, составившие увеличение уровня инсулина на 18,67% и на 10 минуте – на 25,81% (р<0,001).  В группе терапии метформином отмечалось равномерное снижение уровня инсулина плазмы по всем точкам ВГТТ и это снижение было сопоставимо снижению уровня инсулина плазмы натощак (до введения глюкозы при ВГТТ после трехмесячной терапии метформином)  по сравнению со значением данного показателя до начала лечения (исходно). Снижение уровня инсулина по всем точкам составило от 25,78% до 30,39% (р<0,05). Результаты ВГТТ в этой группе больных показали, что терапия метформином не влияет на раннюю фазу секреции инсулина, что выражалось в отсутствии  раннего пика секреции. В группе комбинированной терапии ТЭС+метформин были получены интересные результаты. Во-первых, снижение уровня инсулина натощак составило 44,29%, что было больше, чем в группе метформина (30,45%). Во-вторых, снижение уровня инсулина плазмы сопровождалось практически полным восстановление ранней фазы секреции инсулина, что проявлялось появление пика на 5 минуте. Прирост величины пика намного превышал аналогичный прирост в группе монотерапии ТЭС. Так при комбинированной терапии это увеличение составило 250,16% по сравнению с исходным значением (для сравнения в группе ТЭС-терапии только 98,07%) (р<0,001). Как видим, комбинированная терапии ТЭС+метформин продемонстрировала оптимальное изменение показателей ВГТТ, практически с полной коррекцией негативных изменений, вызванных течением СД2. Таким образом в группе пациентов СД2 с ИМТ> 25 кг/м2 мы  наблюдали нормализацию фаз  секреции инсулина при использовании ТЭС-терапии (как монотерапии, так и в комбинации с метформином). Результаты нашей работы  убеждают в  целесообразности раннего начала комбинированного лечения бигуанидами и ТЭС-терапией у пациентов СД2 с ИМТ > 25 кг/м2.  Известно, что если у  пациентов  данной группы на начальных этапах заболевания в патогенезе преобладает  инсулинорезистентность, то со временем у них  на фоне длительной гипергликемии присоединяется выраженная функциональная недостаточность бета-клеток и диабет становится инсулинзависимым. В этой ситуации, полученные нами результаты, позволяют рекомендовать не сразу переводить пациента на инсулин, а попробовать присоединить ТЭС-терапию.

Таблица 5

Динамика уровня инсулина плазмы (мкед/мл) по данным внутривенного глюкозотолерантного теста у больных СД2.

А. Пациенты СД2 с ИМТ< 25 кг/м2 (монотерапия ТЭС)

Исходно

3 месяца терапии

%

Введение глюкозы

9,22 ± 0,12

11,9 ± 0,06**

+29,07

3 минуты

9,31 ± 0,32

25,12 ± 0,24**

+169,81

5 минут

9,02 ± 0,73

45,14 ±0,41**

+400,44

10 минут

9,34 ± 0,39

24,56 ±  0,26**

+162,96

20 минут

10,18 ± 0,29

12,07 ± 0,08**

+18,57

30 минут

10,06 ± 0,61

12, 89 ± 0,37**

+28,13

60 минут

18,33 ± 0,48

25,94 ± 0,27**

+41,52

Б. Пациенты СД2 с ИМТ< 25 кг/м2 (микронизированный глибенкламид)

Введение глюкозы

10,21 ± 0,47

13,59 ± 0,36*

+33,11

3 минуты

9,93 ± 0,81

13,16 ± 0,03*

+32,53

5 минут

9,27 ± 0,41

14,09 ±0,28*

+51,99

10 минут

9,75 ± 0,39

14,27 ±  0,15*

+46,36

20 минут

10,14 ± 0,36

13,77 ± 0,54*

+35,8

30 минут

7,86 ± 0,52

12, 11 ± 0,63*

+54,07

60 минут

8,43 ± 0,36

12,48 ± 0,19*

+48,04

В. Пациенты СД2 с ИМТ> 25 кг/м2 (монтерапия ТЭС)

Введение глюкозы

25,31 ± 0,05

24,37 ± 0,11**

-3,71

3 минуты

25,44 ± 0,29

30,19 ± 0,36**

+18,67

5 минут

25,37 ± 0,94

50,25 ±0,28**

+98,07

10 минут

25,26 ± 0,17

31,78 ±  0,33**

+25,81

20 минут

25,74 ± 0,16

23,55 ± 0,14**

-8,51

30 минут

30, 28 ± 0,22

24, 41 ± 0,37**

-19,39

60 минут

28,29 ± 0,38

25,03 ± 0,25**

-11,52

Г. Пациенты СД2 с ИМТ> 25 кг/м2 (метформин)

Введение глюкозы

25,42 ± 0,97

17,68 ± 0,52*

-30,45

3 минуты

25,38 ± 0,88

17,08 ± 0,47*

-32,7

5 минут

25,19 ± 0,68

17,97 ±0,94*

-28,66

10 минут

25,09 ± 0,56

17,39 ±  0,14*

-30,69

20 минут

25,45 ± 0,62

18,89 ± 0,39*

-25,78

30 минут

31,88  ± 0,76

19, 95 ± 0,82*

-37,42

60 минут

27,95 ± 0,45

24,01 ± 0,37*

-14,1

Д. Пациенты СД2 с ИМТ> 25 кг/м2 (ТЭС+метформин)

Введение глюкозы

24,45 ± 0,57

13,62 ± 0,94**

-44,29

3 минуты

25,71 ± 0,48

44,52 ± 0,39**

+73,16

5 минут

25,54 ± 0,05

89,43 ±0,17**

+250,16

10 минут

26,09 ± 0,42

67,99 ±  0,81**

+160,6

20 минут

26,93 ± 0,14

51,36 ± 0,56**

+90,72

30 минут

32, 15 ± 0,32

40, 38 ± 0,66**

+25,6

60 минут

29,43 ± 0,73

25,16 ± 0,65**

-14,51

*p0,05; **p0,001 – достоверность различий по сравнению с исходными значениями

Таким образом,  применение ТЭС-терапии позволяет коррегировать нарушения углеводного обмена преимущественно за счет повышения функциональной активности бета-клеток поджелудочной железы, восстанавливая раннюю фазу секреции инсулина и небольшого снижения инсулинорезистентности периферических тканей.

Влияние ТЭС-терапии на показатели липидного обмена у больных с сахарным диабетом типа 2 и пациентов с метаболическим синдромом.

По результатам нашего исследования у всех пациентов с СД2 исходно отмечались значительные нарушения липидного обмена, соответствующие высокому риску ангиопатии  с увеличением уровня всех показателей, особенно триглицеридов крови и холестерина ЛПНП (табл. 6). Эти результаты полностью согласуются с известными литературными данными, что у 50-70% пациентов с различными формами нарушения углеводного обмена выявляется атерогенная дислипопротеинемия. (Джанашия П.Х., Мирина Е.Ю., 2008). В группе пациентов СД2 с ИМТ< 25 кг/м2 трехмесячный курс монотерапии ТЭС позволил у всех пациентов данной группы снизить риск ангиопатии с высокого исходно до низкого (согласно критериям «Алгоритмов специализированной медицинской помощи больным сахарным диабетом», 2006). Снижение уровня общего холестерина крови достигло 24,19% по сравнению с исходным значением, холестерин ЛПНП – на 38,3%, триглицериды – на 21,91% (р<0,05), а холестерин ЛПВП недостоверно повысился на 6,09%. В группе больных получавших монотерапию глибенкламидом в микронизированной форме  изменения показателей липидного обмена были недостоверными, что позволяет утверждать, что глибенкламид не оказывает значимого влияние на липидный обмен в течение трехмесячного курса.

В группе пациентов СД2 с ИМТ> 25 кг/м2  наилучшие результаты по влиянию на показатели липидного обмена были достигнуты в группе комбинированной терапии ТЭС и метформин (только в данной группе достоверно увеличился уровень ЛПВП), которые превосходили по выраженности изменений влияние монотерапии метформином. Монотерапия ТЭС среди данной группы пациентов показала меньшее влияние на показатели углеводного обмена по сравнению с монотерапией метформином. Общий холестерин  снизился в группе комбинированной терапии на 38,49%, в группе терапии метформином – на 33,24%, а в группе монотерапии ТЭС- 27,94% (р<0,001).  Холестерин ЛПНП в группе комбинированной терапии снизился на 38,48%,  в группе  терапии метформином – на 40,54%, а в группе  монотерапии ТЭС – на 25,32% (р<0,001).  Уровень триглицеридов в группе комбинированной терапии снизился на 29,83%, в группе терапии метформином – на 27,59%, а при монотерапии ТЭС- на 21,27% (р<0,05). 

При сравнительном анализе влияния изучаемых курсов терапии на показатели липидного обмена у больных МС результаты в группе монотерапии ТЭС были сравнимы с результатами группы терапии метформином. Важное отличие, что ТЭС-терапия достоверно снижала уровень триглицеридов крови, а в группе метформина этот показатель изменился недостоверно.  Результаты в группе комбинированной терапии (диета и физические нагрузки) уступали двум другим группам сравнения.

Таким образом, в целом результаты исследования влияния ТЭС-терапии на показатели липидного обмена у пациентов с СД2 или с МС продемонстрировали целесообразность использования метода ТЭС-терапии в лечении данных заболеваний, так как этот метод способствует  коррекции  нарушений липидного обмена, что позволит при длительном применении снизить риск сердечно-сосудистых осложнений.

Таблица 6

Динамика показателей липидного обмена у больных с СД2.

А. Пациенты СД2 с ИМТ< 25 кг/м2 (монотерапия ТЭС)

Исходно

3 месяца терапии

%

Общий холестерин

ммоль/л

6,2 + 0,17

4,7 + 0,24**

-24,19

ЛПНП холестерин

ммоль/л

4,7 + 0,43

2,9 + 0,14**

-38,3

ЛПВП холестерин

ммоль/л

1,15 + 0,03

1,22 + 0,16

+6,09

Триглицериды

ммоль/л

2,1 + 0,23

1,64 + 0,11*

-21,91

Б. Пациенты СД2 с ИМТ< 25 кг/м2 (микронизированный глибенкламид)

Общий холестерин

ммоль/л

6,4 + 0,46

6,3 + 0,61

-1,56

ЛПНП холестерин

ммоль/л

4,4 + 0,72

3,8 + 0,49

-13,64

ЛПВП холестерин

ммоль/л

1,16 + 0,44

1,18 + 0,37

+1,72

Триглицериды

ммоль/л

1,91 + 0,13

1,81 + 0,95

-5,24

В. Пациенты СД2 с ИМТ> 25 кг/м2 (монтерапия ТЭС)

Общий холестерин

ммоль/л

6,8 + 0,51

4,9 + 0,16**

-27,94

ЛПНП холестерин

ммоль/л

4,7 + 0,44

3,51 + 0,03**

-25,32

ЛПВП холестерин

ммоль/л

1,12 + 0,42

1,24 + 0,17

+10,71

Триглицериды

ммоль/л

2,21 + 0,05

1,74 + 0,11*

-21,27

Г. Пациенты СД2 с ИМТ> 25 кг/м2 (метформин)

Общий холестерин

ммоль/л

7,1 + 0,34

4,74 + 0,47**

-33,24

ЛПНП холестерин

ммоль/л

4,81 + 0,22

2,86 + 0,18**

-40,54

ЛПВП холестерин

ммоль/л

1,06 + 0,46

1,28 + 0,23

+20,75

Триглицериды

ммоль/л

2,32 + 0,17

1,68 + 0,22*

-27,59

Д. Пациенты СД2 с ИМТ> 25 кг/м2 (ТЭС+метформин)

Общий холестерин

ммоль/л

7,3 + 0,26

4,49 + 0,32**

-38,49

ЛПНП холестерин

ммоль/л

4,89 + 0,14

2,46 + 0,23**

-49,69

ЛПВП холестерин

ммоль/л

0,92 + 0,17

1,27 + 0,11*

+38,04

Триглицериды

ммоль/л

2,38 + 0,04

1,67 + 0,15**

-29,83

*p0,05; **p0,001 – достоверность различий по сравнению с исходными значениями

Влияние ТЭС-терапии на реологические свойства крови у больных с сахарным диабетом типа 2 и пациентов с метаболическим синдромом.

Результаты нашей работы продемонстрировали наличие у ТЭС-терапии (как в виде монотерапии, так и в составе комбинированной терапии) положительного влияния на реологические свойства крови у пациентов с нарушениями углеводного обмена, проявляющиеся в виде дезагрегационных эффектов и снижении вязкости крови. Исходно наблюдавшиеся у больных СД2 и пациентов с МС гиперфибриногенемия, снижение АПТВ, повышение вязкости крови на всех скоростях сдвига с максимальными значениями при низких скоростях сдвига, согласующиеся с литературными данными (Авшалумов А.С., Марковский В.Б., Полещук О.И. и соавт., 2008), коррегировались с помощью ТЭС-терапии (табл. 7).

Таблица 7

Динамика показателей гемореологии у больных СД2 на фоне сравниваемых курсов терапии.

А. Пациенты СД2 с ИМТ< 25 кг/м2 (монотерапия ТЭС)

Исходно

3 месяца терапии

%

Фибриноген  г/л

4,6 + 0,35

3,5 + 0,28*

-23,91

ПТИ, %

95,43 + 0,4

93,32 + 0,4*

-2,21

Агрегация тромбоцитов [АДФ]2,5 мкМ

Степень агрегации, %

43,2 ± 12,3

19,1 ± 10,4*

-55,79

Тmax., сек

202,1 ± 11,7

199,5 ± 9,94

-1,29

Скорость 30 сек., %/сек

34,53 ± 4,1

26,12 ± 3,5*

-24,36

% дезагрегаци

44,5 ± 7,1

61,22 ± 8,5*

+37,57

Б. Пациенты СД2 с ИМТ< 25 кг/м2 (микронизированный глибенкламид)

Фибриноген  г/л

4,23 + 0,46

3,8 + 1,72

-10,17

ПТИ, %

94,77 + 0,8

93,48 + 0,3*

-1,36

Агрегация тромбоцитов [АДФ]2,5 мкМ

Степень агрегации, %

44,56 ± 5,0

32,08 ± 6,3*

-28,01

Тmax., сек

204,3 ± 1,53

215,3 ± 3,29

+5,38

Скорость 30 сек., %/сек

36,12 ± 1,0

32,04 ±  2,1*

-11,3

% дезагрегаци

46,52 ± 3,3

54,41 ± 3,3*

+16,96

В. Пациенты СД2 с ИМТ> 25 кг/м2 (монтерапия ТЭС)

Фибриноген  г/л

4,32 + 0,37

3,71 + 0,21*

-14,12

ПТИ, %

98,43 + 0,03

96 + 0,1*

-2,47

Агрегация тромбоцитов [АДФ]2,5 мкМ

Степень агрегации, %

45,12 ± 5,11

30,1 ± 6*

-33,29

Тmax., сек

240,1 ± 12,2

230 ± 13,4

-4,21

Скорость 30 сек., %/сек

38,17 ± 4,03

30 ± 3,4*

-21,4

% дезагрегаци

38,62 ± 4,56

51 ± 6,3*

+32,06

Г. Пациенты СД2 с ИМТ> 25 кг/м2 (метформин)

Фибриноген  г/л

4,29 + 0,69

3,87 + 0,37

-9,79

ПТИ, %

95,63 + 0,3

95,62 + 0,23

-0,01

Агрегация тромбоцитов [АДФ]2,5 мкМ

Степень агрегации, %

46,03 ± 24,0

40,01 ± 21,47

-13,08

Тmax., сек

244,01 ± 13,2

247 ± 20,03

+1,23

Скорость 30 сек., %/сек

39,2 ± 10,3

42,21 ± 7,48

+7,68

% дезагрегаци

38,6 ± 6,56

42,04 ± 8,32

+8,91

Д. Пациенты СД2 с ИМТ> 25 кг/м2 (ТЭС+метформин)

Фибриноген  г/л

4,28 + 0,14

3,71 + 0,25*

-13,32

ПТИ, %

97,4 + 0,03

93,12+ 0,6*

-4,39

Агрегация тромбоцитов [АДФ]2,5 мкМ

Степень агрегации, %

48,34 ± 6,0

26,2 ± 5,47*

-45,8

Тmax., сек

252 ± 22,1

244,31 ± 32,01

-3,05

Скорость 30 сек., %/сек

41,11 ± 4,2

31,2 ± 3,31*

-24,11

% дезагрегаци

41,14 ± 4,3

57,0 ± 6,34*

+38,55

*p0,05; **p0,001 – достоверность различий по сравнению с исходными значениями

Так в группе пациентов СД2 с ИМТ < 25 кг/м2  на фоне ТЭС-терапии уровень  фибриногена снизился на 23,91%, ПТИ – на  2,21%, наблюдались положительные тенденции к увеличению АПТВ, снижение вязкости крови при скорости 200 с-1  составило  – 16,13% (более эффективным было влияние при высоких скоростях сдвига), степень агрегации (АДФ 20,0 мкМ) снижалась на 35,69%, скорость агрегации снижалась  на 19,47%, увеличение доли двухфазных сливных агрегатограмм. Полученные результаты превосходили по выраженности влияние терапии глибенкламидом в микронизированной форме на показатели гемореологии. Так же высокая эффективность ТЭС-терапии по влиянию на гемореологию была выявлена и группах пациентов СД2 с ИМТ > 25 кг/м2  и пациентов с МС, где ТЭС превосходила эффективность метформина.  Наблюдаемые гемореологические эффекты ТЭС мы связываем с угнетением агрегации тромбоцитов. Эти результаты позволяют предположить, что длительное применение ТЭС-терапии у пациентов с нарушениями углеводного обмена имеет хорошие перспективы в качестве метода профилактики тромбоэмболических осложнений.

Влияние ТЭС-терапии на показатели суточного мониторирования артериального давления у больных сахарным диабетом типа 2 и пациентов с метаболическим синдромом.

Как показывают результаты нашего исследования эффективность антигипертензивных эффектов ТЭС-терапии сравнима с эффективностью эналаприла. ТЭС-терапия эффективно контролирует артериальную гипертензию у пациентов с нарушениями углеводного обмена и при длительном её использовании, возможно, позволит снижать риск развития сердечно-сосудистых осложнений у пациентов данной группы. Выраженное нормализующее влияние ТЭС-терапии на показатели суточного мониторирования АД позволит включать ТЭС-терапию в комплексное лечение пациентов с СД2 и пациентов с МС для коррекции АД. Среди среднесуточных, среднедневных и средненочных изменений показателей АД на фоне ТЭС-терапии более значимо изменялось ДАД. Так в группах пациентов СД2 с ИМТ < 25 кг/м2 при терапии  эналаприлом среднесуточное снижение ДАД составило 16,6% по сравнению  с исходными значениями (p<0,001), а  на фоне ТЭС-терапии этот показатель снизился на 14,6% (p<0,001). В группах пациентов СД2 с ИМТ > 25 кг/м2  ТЭС-терапия в комбинации с метформином была более эффективна, чем терапия эналаприлом в комбинации с метформином, например при ТЭС-терапии снижение среднесуточного ДАД составило 15,6 % по сравнению с исходными значениями (p<0,001), а на фоне терапии эналаприлом снижение этого показателя составило 13,9% по сравнению с исходным (p<0,001). Аналогичные результаты были получены и в группах пациентов с МС. И ТЭС-терапия, и терапия эналаприлом оказывали однонаправленное действие на суточный ритм АД: на фоне терапии снижалась доля пациентов с неправильным суточным ритмом АД («найт-пикеров» и «нон-диперов») и повышалась доля пациентов с правильным суточным ритмом АД («дипперов»).

Гипотензивный и антигипертензивные эффекты ТЭС показаны на большом числе наблюдений при артериальной гипертензии 1-2 степени. Однако, в условиях нарушений углеводного обмена (СД2 и МС) при выраженных метаболических нарушениях такие исследования не проводились. Наши наблюдения антигипертензивных эффектов ТЭС-терапии в данной группе пациентов проводились впервые. Полученные результаты полностью согласуются с данными, полученными у пациентов без метаболических нарушений, что обусловлено центральным механизмом гипотензивных эффектов ТЭС-терапии. Именно наличие центрального механизма гипотензивного эффекта ТЭС-терапии наряду с её  нормализующим влиянием на углеводный и липидный обмен и улучшением реологических свойств крови, по нашему мнению, будет  иметь преимущества перед большинством средств для лечения артериальной гипертензии особенно у больных СД2 и МС.

Влияние ТЭС-терапии на метаболизм лекарственных средств и их межлекарственное взаимодействие при биотрансформации в системе цитохрома Р-450 CYP3A4 у больных сахарным диабетом типа 2 как метод профилактики и коррекции нежелательных лекарственных реакций.

Изучение активности ферментных систем печени является важной задачей клинической фармакологии для прогнозирования риска развития лекарственных осложнений, разработки методов профилактики и коррекции нежелательных лекарственных реакций. Мы предположили, что использование немедикаментозного метода ТЭС-терапии для лечения побочных эффектов лекарственных средств может иметь преимущества у больных СД2, особенно при длительном его течении и развитии жирового гепатоза и позволит оптимизировать терапию. Полученные в ходе нашей работы результаты подтвердили правильность данного предположения. Для решения поставленных задач на имеющемся оборудовании (хроматограф модели HPLC-10Avp, Shimadzu Co., Ltd., Kyoto, Japan, оснащенный диодно-матричным детектором) нами была адаптирована методика определения концентрации MEGX с помощью ВЭЖХ для условий диодно-матричного детектора.

Рис. 3 Хроматограмма р-ра MEGX 200  нг/мл и триметоприма 200 нг/мл

Время выхода MEGX и триметоприма для плазменных растворов составило 4,9 и 6,3 мин соответственно (рис. 3). Для количественной оценки содержания MEGX в образце плазмы использовали  построенную калибровочную кривую зависимости величины, являющейся результатом отношения площади пика MEGX к площади пика триметоприма (при постоянной концентрации триметоприма во всех пробах равной 200нг/мл) от концентрации MEGX. Адаптированная нами методика позволила получить высокую воспроизводимость результатов: внутридневная ошибка для раствора MEGX 25 нг/мл составила 6,3%, для раствора MEGX 200 нг/мл – 3,03%, а междневная ошибка для раствора MEGX 25 нг/мл составила 7,4%, для раствора MEGX 200 нг/мл – 3,9% и использовать полученную методику для получения достоверных результатов определения концентрации MEGX в плазме крови больных.

Результаты оценки активности системы изофермента цитохрома Р-450 CYP3A4 у больных СД2, осложнившимся развитием жирового гепатоза  выявили снижение её активности до 52,89±1,99 нг/мл (снижен на 22,7% по сравнению с нормальным значением, р<0,05). Жировой гепатоз (жировая дистрофия печени) как первая ступень неалкогольной жировой болезни печени, долгие годы рассматриваемый как относительно благоприятное состояние, сопровождается морфологическими изменениями гепатоцитов (Clark J.M., 2003) и как показало наше исследование существенным снижением емкости ферментных систем печени. Впервые полученные нами данные достоверного снижения активности изофермента CYP3A4 у больных с жировым гепатозом на фоне СД2 убедительно демонстрируют необходимость индивидуальной коррекции дозирования фармакотерапии у данной группы больных с целью оптимизации фармакотерапии и предупреждения развития нежелательных лекарственных реакций.

ТЭС-терапия позволила добиться полной коррекции патологических изменений в гепатоцитах, развившихся на фоне СД2 при жировом гепатозе. После курса ТЭС-терапии отмечалось достоверное увеличение концентрации MEGX в плазме крови на 19,9% (p<0,05), что соответствует  значительному повышению уровня активности CYP3A4 (до нормальных значений) (рис. 4).

Рис. 4 Сравнительная динамика уровня активности CYP3A4 на фоне ТЭС-терапии у больных ГБ и пациентов СД2 с жировым гепатозом и ГБ.

*- p<0,005

При сравнении динамики уровня активности CYP3A4 и изменений уровня печеночных ферментов и билирубина была выявлена сопоставимость этих изменений, что может свидетельствовать о наличии общих механизмов в  патогенезе их развития. Так как ТЭС-терапия реализует свой эффект через активацию опиоидных рецепторов гепатоцитов, это запускает механизмы, которые приводят к повышению функциональной активности гепатоцитов, что выразилось в полученном нами снижении уровня печеночных ферментов и билирубина соответственно повышению активности цитохрома Р-450 изоформы CYP3A4 (рис. 5).

Рис. 5 Сравнительная динамика  показателей функциональной активности печени на фоне ТЭС-терапии у больных ГБ и пациентов СД2 с жировым гепатозом и ГБ.

*- p<0,005;  Б-н – общий билирубин.

Результаты нашей работы продемонстрировали эффективность ТЭС-терапии в коррекции метаболизма лекарственных средств при их биотрансформации в печени. ТЭС-терапия полностью восстановила  активность CYP3A4  сниженную при конкурентной её блокаде верапамилом SR (Изоптин SR) у пациентов с жировым гепатозом на фоне СД2. Назначение верапамила SR (Изоптин SR) у пациентов с исходно невысокой емкостью CYP3A4 (на фоне жирового гепатоза) вызывало уменьшение этой активности ещё на 7,65% (р<0,05), что скорее всего, связано с конкурентным ингибирующим влиянием верапамила на изофермент CYP3A4. Полученный нами результат не согласуется с данными Смолярчук Е.А. (2002), в которых не отмечалось снижения результатов MEGX-теста после курса терапии верапамилом. Однако  в работе Смолярчук Е.А. в исследование были включены больные без нарушений функции печени, а в нашем исследовании у всех пациентов было диагностировано состояние жирового гепатоза на фоне СД2, что по нашему мнению и привело к столь значительному снижению активности CYP3A4 при терапии верапамилом SR.

Одновременное назначение больным СД2, осложнившимся жировым гепатозом конкурентного и неконкурентного ингибитора CYP3A4 (верапамила SR и ципрофлоксацина) вызывало ещё большее снижение измененной на фоне жирового гепатоза активности системы изофермента CYP3A4 – на 22,2% (р<0,05) от исходно сниженного уровня. Таким образом, общее снижение емкости, такой важной части системы биотрансформации лекарственных средств в печени как изофермент цитохрома Р-450 CYP3A4, составляло почти 45% от физиологически нормальных значений. Это означает, что данная клиническая ситуация будет сопровождаться повышением концентрации в плазме препаратов, являющихся субстратами CYP3A4 и возможно осложнится  нежелательными лекарственными реакциями, если не коррегировать их дозы. Полученный нами результат о влиянии ципрофлоксацина (Ципробай) на емкость CYP3A4 воспроизводит известные литературные данные об ингибирующем влиянии фторхинолонов, в частности ципрофлоксацина, на функциональную активность изофермента цитохрома Р-450 CYP3A4 (Pea F., Furlanut M., 2001).

Назначение ТЭС-терапии в условиях такого значительного снижения емкости системы CYP3A4 позволило получить неожиданные результаты – полное восстановление активности системы CYP3A4. ТЭС-терапия вызвала увеличение показателей активности CYP3A4 – на 43,5% (p<0,05)  по сравнению с состоянием после комбинированной терапии верапамилом SR (Изоптин SR) и ципрофлоксацином (Ципробай). Полученный результат позволяет предположить, что это увеличение емкости ферментной системы CYP3A4 произошло за счет активации синтеза новых её компонентов в результате активации опиоидных рецепторов бета-эндорфинами при ТЭС-терапии. Эффекты ТЭС-терапии сопровождались достоверным снижением уровня печеночноспецифических ферментов и положительной динамикой УЗ-признаков жирового гепатоза. В работе Тумаренко А.В. (2006), на фоне ТЭС-терапии у больных с жировым гепатозом алкогольного генеза также отмечалось снижение уровня печеночноспецифических ферментов, аналогично полученным нами результатам. Наблюдаемые нами эффекты ТЭС-терапии на функциональную активность гепатоцитов можно охарактеризовать как эффекты репаративной регенерации поврежденной ткани печени (жировой гепатоз на фоне СД2). Эти данные согласуются с результатами полученными при изучении влияния раствора бета-эндорфина на органотипическую культуру ткани печени  крыс-самцов лини Вистар, позволившие убедительно доказать, что именно эффекты взаимодействия бета-эндорфина с гепатоцитом определяют, наблюдаемые при ТЭС-терапии эффекты репаративной регенерации поврежденной ткани печени (Чалисова Н.И., Лесняк В.В., Сухонос Ю.А., 2008).

Можно считать доказанным, что ТЭС-терапия повышая активность ферментных систем печени, участвующих в биотрансформации лекарственных средств, эффективно коррегирует их метаболизм и межлекарственное взаимодействие, что может использоваться для  предупреждения и лечения нежелательных лекарственных реакций посредством ускорения метаболизма лекарственных препаратов в печени. В некоторых клинических ситуациях этот метод может стать единственным путем к спасению жизни пациента. Немедикаментозный метод ТЭС-терапия, безусловно, имеет целый ряд преимуществ перед использующимися в настоящее время для этих целей индукторами цитохрома Р-450, такими как фенобарбитал, рифампицин или зиксорин (Шарапов В.И., 1993). Применение данных препаратов для коррекции метаболизма сопряжено с рядом недостатков, связанных с их собственным фармакологическим действием, например, фенобарбитал, который обладает выраженным центральными эффетами способен угнетать дыхательный центр. Особенно перспективно применение ТЭС-терапии в данном качестве у пациентов СД2, осложнившимся жировым гепатозом, так как влияние ТЭС-терапии на емкость CYP3A4, сопровождается повышением функциональной активности печени, гипогликемическими эффектами, нормализацией показателей суточного мониторирования АД.

Кроме того, ТЭС-терапия имеет хорошие перспективы, как один из компонентов комплексной терапии гепатозов. Результаты нашего исследования убедительно доказали целесообразность  ранней терапии жирового гепатоза, развившегося на фоне длительного течения СД2.

Влияние ТЭС-терапии на показатели качества жизни больных сахарным диабетом типа 2.

Оценку влияния ТЭС-терапии на показатели качества жизни больных СД2 мы  проводили по разработанному нами опроснику. На настоящий момент в нашей стране для определения качества жизни у пациентов с СД применяют такие опросники, как SF-12 (переведенный и адаптированный иностранный аналог, вариант SF-36), DTSQs (иностранный аналог). Проведенный мета-анализ 77 контролируемых клинических исследований гипотензивной терапии (Cote Isabelle, Gregorie Jean.Pieree, Moisan Jocelyne , 2000) показал, что в большинстве работ (61 из 77) использовались одновременно общие и специальные опросники. Статистически значимые изменения динамики показателей качества жизни до назначения терапии и после завершения исследования показаны только в 7 работах с использованием общих опросников. Более достоверные данные получены в исследованиях с использованием специальных опросников. Поэтому мы считаем, что проделанная нами работа по созданию специализированного опросника по определению качества жизни у пациентов с СД2 является актуальной, востребованной, так как позволила получить объективный инструмент оценки эффективности терапии в данной группе больных.

Через 6 месяцев терапии показатели качества жизни в обеих группах (группа 14 и 15) изменились следующим образом: в группе с включением в комплексное лечение ТЭС-терапии показатель качества жизни стал равен 156,4 + 34,2 балла, что на 15,5 балла меньше, чем было на момент включения (р > 0,05); в группе традиционной терапии (без ТЭС) – 178,2 + 21,2 балла, что на 6,3 балла меньше, чем было на момент включения в исследования (р > 0,05) (рис. 6). Полученный результат демонстрирует появление определенных положительных тенденций в динамике показателей качества жизни пациентов сравниваемых групп. Достоверных изменений в качестве жизни через 6 месяцев не было выявлено, что полностью согласуется с международной практикой анализа динамики показателей качества жизни лишь по прошествии 1 года. Если общий суммарный средний балл в обеих группах достоверно не отличался через 6 месяцев, то по отдельным разделам опросника мы наблюдали достоверное отличие в сравниваемых группах терапии. Так по разделам опросника, оценивающим состояние сердечно-сосудистой системы, проявления полинейропатии,  кожных покровов, психологического статуса и социальной адаптации больных СД2, уже через 6 месяцев в группе ТЭС-терапии отмечалось достоверное снижение выраженности неудовлетворенности пациентов по данным разделам опросника. Эти преимущества стали возможны благодаря высокой эффективности ТЭС-терапии по влиянию на углеводный, липидный обмен, реологические свойства крови, регуляцию сердечно-сосудистой системы.

Включение ТЭС-терапии в комплексное лечение больных СД2 в течение 1 года наблюдения сопровождалось значительной положительной динамикой показателя качества жизни пациентов (рис. 6). Снижение среднего балл по опроснику качества жизни в группе ТЭС-терапии составило 39,6 + 1,2 баллов,  а в группе сравнения (традиционная терапия СД2 в течение 1 года) средний балл даже увеличился на 5,5 + 0,9 балла. Данный прирост показателя качества жизни отражает эффективность каждой из сравниваемых методик лечения пациентов двух  групп. Мы полагаем, что этот результат обусловлен высокой эффективностью ТЭС-терапии в коррекции нарушений углеводного, липидного обмена, патологических изменений реологических свойств крови,  регуляции АД, что привело к оптимизации фармакотерапии пациентов СД2. Оптимизация и коррекция терапии пациентов СД2 с помощью ТЭС-терапии выразилась в значимом улучшении показателей качества жизни.

Рис. 6 Динамика показателей качества жизни пациентов сравниваемых групп через 6 месяцев и через 1 год соответствующей группе терапии.

*- p<0,05

Влияние ТЭС-терапии на фармакоэкономические показатели лечения сахарного диабета типа 2.

Проведенный нами клинико-экономический анализ эффективности включения ТЭС-терапии в комплексное лечение пациентов с СД2 обнаружил значительное снижение затрат на единицу эффективности, с использованием в качестве критерия эффективности прироста показателей гликемии.  Оно составило 227800,9 руб., р<0,001 (на 91,5% по сравнению с затратами на единицу эффективности при традиционной терапии СД2) (рис. 7).

Рис. 7  Клинико-экономическая эффективность сравниваемых курсов терапии у больных СД2 (с включением ТЭС-терапии и только традиционной терапии) по уровню коэффициента затратной эффективности.

* - p<0,05.

Полученные нами результаты влияния ТЭС-терапии на фармакоэкономические показатели лечения СД2 сложно сравнивать с литературными данными, так как в имеющихся работах отсутствует оценка непрямых затрат. Одна из центральных работ, посвященная экономическим проблемам сахарного диабета в России, выполненная  И.И. Дедовым и соавт  (Дедов И.И., Сунцов Ю.И., Кудрякова С.В., 2000), представляет данные экспертной оценки только прямых расходов, связанных с СД в России, и основана на расчетах  по эпидемиологическим данным.  В нашем клинико-экономическом исследовании при расчетах по методу «затраты-эффективность», для определения стоимости болезни мы определяли не только прямые, но и непрямые затраты, что позволило для получить более объективную оценку традиционной и сравниваемой терапии СД2.

Полученные нами результаты по объему и структуре прямых затрат при СД2 согласуются с известными данными. Так прямые затраты в группе традиционной терапии составили в нашем исследовании 46888,4 руб. или 1803,4 долл. В работе Дедова И.И. и соавт. (2003 г.) аналогичный показатель для пациентов с легкой степенью тяжести СД2 был равен 1692 долл. Сравнение полученных нами результатов с данными этой работы выявило сопоставимость и по результатам эпидемиологической части нашего исследования. Величина прямых затрат (рис. 9), полученных в нашем исследовании меньше аналогичных затрат в США, где  прямые расходы в расчете на 1 больного в год составляют  5512,5 долл., для  Англии это - 3080 долл., в Финляндии - 3209 долл. (Kangas T., Reunanen A, Kolvisto V.A., 1995). Однако, полученная в нашем исследовании величина прямых расходов для пациентов с СД2 сравнима с данными по Австралии  - 2060 долл. (Gross P.F., Tiffen A., 1991) и значительно превосходит таковую величину для стран Центральной и Южной Америки, где эти затраты составляют лишь 353 долл. (Cowie C.C., Eberhardt M., 1996). Величина этих расходов зависит от уровня медицинской помощи и может не соответствовать необходимым и достаточным расходам на терапию СД2, однако полученный нами результат прямых затрат,  адекватен по величине, что подтверждает достоверность полученных в работе результатов и их объективную значимость.

Рис. 8  Структура непрямых затрат  в сравниваемых группах (с включением ТЭС-терапии и только традиционной терапии).

*-p<0,05;

1 – затраты на недополучение ВВП;

2 – затраты на стоимость листа нетрудоспособности.

Рис. 9  Затраты на медикаментозную терапию в сравниваемых группах.

*-p<0,05;  1 – Сахароснижающая терапия;

  2- Терапия осложнений СД2;  3 – Лечение сопутствующей патологии.

Величина непрямых затрат в группе пациентов, получавших в течение 1 года традиционную терапию СД2 составила 12857,3 +1366,1 руб., а включение в комплексное лечение больных СД2 ТЭС-терапии позволило снизить эту величину до 9642,9 + 963,8 руб. (на 3214,4 руб.) (рис. 8). В сравнении с величиной прямых затрат,  величина непрямых затрат была значительно ниже (рис. 9). Мы связываем это с тем, что основным слагаемым прямых затрат были затраты на медикаментозную терапию, а цены на лекарственные средства в России приближаются к международным, что и обусловило такой высокий уровень прямых затрат.

Внедрение в широкую клиническую практику новых отечественных  препаратов и немедикаментозных методов (таких как ТЭС-терапия), позволит добиться существенного снижения этой статьи затрат. Результаты, проведенного нами клинико-экономического анализа эффективности включения ТЭС-терапии в комплексное лечение больных СД2 являются убедительным тому подтверждением. Применение данного метода лечения было не только более эффективным, но и менее затратным.

Полученные нами результаты  позволяют обоснованно рекомендовать новый метод лечения СД2 – воздействие на эндорфинергические и серотонинергические структуры головного мозга (ТЭС-терапию) к широкому внедрению в практику лечения пациентов с СД2 и его осложнениями, как менее затратный метод эффективной коррекции углеводного, липидного обменов, нарушений реологических свойств крови, стабилизации гемодинамики, позволяющий проводить профилактику и лечение нежелательных лекарственных реакций, оптимизировать фармакотерапию данной группы больных коррегируя фармакокинетику и межлекарственное взаимодействие при биотрансформации в печени  и сопровождающийся значительным улучшением  качества жизни пациентов с нарушениями углеводного обмена.

ВЫВОДЫ

1.  Фармакотерапия сахарного диабета типа 2, назначаемая в лечебных учреждениях  г.Волгограда, в 100% случаев соответствует стандартам по назначению сахароснижающих средств (в структуре назначений лидирует назначение глибенкламида – Манинил – 39,7% случаев), но только в 74% случаев терапия осложнений сахарного диабета соответствует стандартам (в структуре назначений лидируют препараты для коррекции диабетических макроангиопатий – 50,4% ),  49% назначенных комбинаций лекарственных средств являются рациональными, в среднем одному пациенту с сахарным диабетом типа 2 одновременно назначается 8,31 + 0,27 препаратов.

2. ТЭС-терапия эффективно коррегирует нарушения углеводного обмена как в виде монотерапии (снижение уровня HbA1c на 10,7%), так и в составе комбинированной терапии (снижение уровня HbA1c на 18,5%) у пациентов с сахарным диабетом типа 2 и больных с метаболическим синдромом, преимущественно за счет повышения функциональной активности бета-клеток поджелудочной железы (увеличение показателя ФАБ на 45,38%) и незначительном снижении инсулинорезистентности (снижение индекса ИР на 9,35%), p<0,05. Все 100% пациентов, получающие ТЭС-терапию в течение трех месяцев, достигли компенсации углеводного обмена.

3. Установлено, что ТЭС-терапия восстанавливает раннюю фазу секреции инсулина у больных сахарным диабетом типа 2, повышая уровень инсулина плазмы крови  на 3 минуте внутривенного глюкозотолерантного теста  на 87,2% по сравнению с исходными значениями, с максимальным его увеличением на 5 минуте теста на 249,6%, р<0,05.

4. Установлено, что монотерапия ТЭС сравнима по эффективности у пациентов сахарным диабетом типа 2 с ИМТ< 25 кг/м2 с терапией глибенкламидом в микронизированной форме (Манинил, 1,75 мг 2 раза в день), позволяет достигать лучшего контроля постпрандиальной гикемии (в группе ТЭС-терапии снижение составило  36,97%, а в группе глибенкламида –  27,5%, р<0,001) и превосходит терапию сравнения по параметрам безопасности (7,6% пациентов группы сравнения имели гипогликемические состояния, в группе ТЭС-терапии не были зарегистрированы нежелательные реакции).

5.  Включение ТЭС-терапии в комплексное лечение больных сахарным диабетом типа 2 с ИМТ> 25 кг/м2  оптимизирует контроль гликемии позволяя достигать полной коррекции нарушений углеводного обмена. Комбинация ТЭС-терапии с терапией метформином (Сиофор, 850 мг 2 раза в день) через три месяца терапии снижает уровень гликемии натощак на 26,3%, превосходя  по эффективности монотерапию метформином (Сиофор, 850 мг 2 раза в день) (снижение гликемии натощак на 23,6%) и монотерапию ТЭС (снижение гликемии натощак на 10,5%), р<0,001.

6. Установлено, что ТЭС-терапия снижает риск развития ангиопатии с высокого исходно до низкого у больных  с сахарным диабетом типа 2 и метаболическим синдромом эффективно коррегируя нарушения липидного обмена (снижая уровень общего холестерина на 17,91%, холестерина ЛПНП на 23,15%, триглицеридов 10,46% и повышая уровень холестерина ЛПВП на 3,54%, р<0,001).

7. Применение ТЭС-терапии в течение трех месяцев у пациентов с нарушениями углеводного обмена сопровождается улучшением реологических свойств крови: уменьшается агрегационная активность тромбоцитов (степень агрегации при АДФ 2,5 мкМ снижается на 43,95%), вязкость крови, преимущественно при высоких скоростях сдвига (на скорости 200 с-1 снижается на 18,6%), снижается уровень общего холестерина крови (на 17,12%) и ПТИ (на 4,2%), р<0,05.

8. По выраженности антигипертензивных эффектов трехмесячный курс ТЭС-терапии у больных с нарушениями углеводного обмена сопоставим с  эффективностью эналаприла (в дозе 2,5 мг 2 раза в день), оцениваемой по динамике показателей суточного мониторирования АД (среднесуточное снижение ДАД на фоне терапии эналаприлом составило 16,6%, при ТЭС-терапии 14,6%, р<0,001) и позволяет нормализовать суточный ритм АД  (доля «дипперов» увеличилась на 36,2%, снизились доля «найт-пикеров»  на 61,8% и «нон-дипперов» на 26,85%, р<0,05).

9. Установлено, что ТЭС-терапия у пациентов с сахарным диабетом типа 2, осложненным развитием жирового гепатоза повышает активность CYP3A4, оцененную по фармакокинетике лидокаина и его метаболита MEGX,  на 19,9% (p<0,05), что сопровождается улучшением функционального состояния печени (снижением в плазме крови уровня АлАТ на 18,6%,  АсАТ – на 21,1%, щелочной фосфатазы – на 20,9%, общего билирубина – на 22,2%, р<0,05).

10. Установлено, что в условиях исходно сниженной на  22,77% активности CYP3A4 на фоне развившегося жирового гепатоза  у больных сахарным диабетом типа 2 ТЭС-терапия эффективно коррегирует межлекарственное взаимодействие при биотрансформации в печени конкурентного антагониста CYP3A4 верапамила SR (Изоптин SR), неконкурнтного антагониста CYP3A4 ципрофлоксацана (Ципробай) и лидокаина, что выражается в ускорении метаболизма лидокаина в результате повышения активности CYP3A4  на 43,5% (p<0,05). ТЭС-терапия полностью восстанавливает до нормальных значений емкость данной системы биотрансформации лекарственных средств в печени (концентрация MEGX в плазме крови повышается  до 61,34±1,55 нг/л, р<0,05).

11. Включение ТЭС-терапии в комплексное лечение больных сахарным диабетом типа 2 улучшает в течение 1 года качество жизни пациентов, что выражается в большем приросте показателей  качества жизни (на 36,9 + 1,2 баллов в данной группе) по сравнению с пациентами, в лечение которых не включалась ТЭС-терапия (прирост показателя составил 5,5 + 0,9 баллов), р<0,05.

12. Установлено, что включение ТЭС-терапии в комплексное лечение пациентов с сахарным диабетом типа 2 снижает на 91,5% затраты на единицу эффективности, оцениваемую по приросту показателей гликемии натощак, по сравнению с затратами на единицу эффективности при традиционной терапии данной нозологии, с преимущественным снижением доли затрат на медикаментозную терапию (на 44,5% по сравнению с традиционной терапией), р<0,001.

ПРАКТИЧЕСКИЕ  РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Рекомендовать назначение монотерапии ТЭС в виде ежедневных 30-минутных утренних процедур  у пациентов с ИМТ < 25 кг/м2  в случае диагностированного  нарушения толерантности к глюкозе или впервые выявленного сахарного диабета типа 2, когда изменение образа жизни не позволяет обеспечивать поддержание целевых значений гликемии на этапе предшествующем началу фармакотерапии пероральными сахароснижающими средствами.

2. Рекомендовать включение ТЭС-терапии в комплексное лечение больных сахарным диабетом типа 2 в клинических ситуация сопряженных с недостаточной функцией бета-клеток поджелудочной железы (истощение на фоне длительного применения препаратов сульфонилмочевины, переход в инсулинозависимую форму у больных с ИМТ> 25 кг/м2 при длительном течении на фоне терапии бигуанидами) в качестве "промежуточного этапа" между пероральной сахароснижающей терапией и назначением инсулина у пациентов с некомпенсированным диабетом.

3. Рекомендовать раннее назначение пациентам с диагностированным метаболическим синдромом терапии метформином в комбинации с ТЭС-терапией. Кроме того, пациентам без диагностически значимых признаков метаболического синдрома, но с имеющейся генетической предрасположенностью к  данному заболеванию, для профилактики  развития нарушений углеводного обмена рекомендовать применение ТЭС-терапии.

4. Рекомендовать включение ТЭС-терапии в комплексное лечение больных с осложнениями сахарного диабета типа 2 для уменьшения объема фармакотерапии, снижения риска нежелательных реакций при межлекарственном взаимодействии, повышения эффективности фармакотерапии и улучшения качества жизни пациентов.

5. Рекомендовать применение ТЭС-терапии в качестве немедикаментозного метода лечения нежелательных лекарственных реакций, позволяющего  ускорять элиминацию лекарственных средств активизируя их метаболизм в печени, и в качестве метода коррекции межлекарственного взаимодействия при биотрансформации в системе CYP3A4 восстанавливающего емкость ферментных систем печени при применении препаратов-ингибиторов метаболизма.

6. Рекомендовать применение ТЭС-терапии в комплексном лечении жирового гепатоза, развившегося у больных на фоне длительного течения сахарного диабета типа 2.

7.  Рекомендовать использование MEGX-теста, по адаптированной нами методике, для персонализации назначаемой фармакотерапии пациентам с сахарным диабетом типа 2 с учетом активности системы метаболизма.

8. Рекомендуется при оценке эффективности терапии больных сахарным диабетом типа 2  учитывать динамику показателей качества жизни, используя разработанный в нашей работе опросник.

9.  Как экономически эффективный новый метод немедикаментозного лечения сахарного диабета типа 2 и его осложнений, позволяющий снижать затраты на лечение данной категории больных ТЭС-терапию рекомендуется включить в стандарты ведения этих пациентов.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1. Озеров А.А., Рогова Н.В., Смирнова Л.А., Кузнецов К.А., Глухова Е.Г., Луганченко А.И., Лемишко С.С. Препаративный синтез гидрохлорида N-(2,6-диметилфенил)-2(этиламино)ацетамида (MEGX).// Бюллетень Волгоградского научного центра РАМН и Администрации Волгоградской области. – 2007. – № 2. – С. 5-7.

2. Петров В.И., Лебедев В.П.., Рогова Н.В., Лукасик О.В. Изменение показателей углеводного обмена при включении в комплексную терапию больных сахарным диабетом типа 2 транскраниальной электростимуляции эндорфинергических структур мозга. // Материалы VII Международной научно-практической конференции «Здоровье и Образование в XXI веке», г. Москва, 23-26 ноября  2006г. – Москва, 2006. - С. 420-421.

3. Петров В.И., Рогова Н.В., Кузнецов К.А., Озеров А.А. Влияние транскраниальной электростимуляции на функциональную активность изофермента системы цитохрома Р-450 CYP3A4 у больных сахарным диабетом типа 2 и жировым гепатозом в условиях его конкурентного и неконкурентного ингибирования.//Тез. докл. XVI Российского национального конгресса «Человек и лекарство», г. Москва, 6-10 апреля,  2009 г. – Москва, 2009. – С.341.

4. Петров В.И., Рогова Н.В., Лебедев В.П., Серебрякова А.В. Эффективность транскраниальной электростимуляции в терапии артериальной гипертонии у больных сахарным диабетом типа 2.//Тез. докл. X Российского национального конгресса «Человек и лекарство», г. Москва, 7-11 апреля,  2003 г. – Москва, 2003. – С.330.

5. Петров В.И., Рогова Н.В., Лукасик О.В. Гипогликемические эффекты транскраниальной электростимуляции эндорфинергических структур мозга (ТЭС-терапии) у больных сахарным диабетом типа 2.// Тез. докл. VI Всероссийского съезда физиотерапевтов / Под ред. проф. В.В. Кирьяновой, 16-18 ноября 2006 г. – СПб, 2006. -  С. 182-183.

6. Петров В.И., Рогова Н.В., Рязанова А.Ю., Сергеева С.А., Качанова М.В., Заболотнева Ю.А., Эпштейн О.И. Клиническая эффективность Батиона (сверхмалые дозы антител к С-концевому фрагменту бета-субъединицы рецептора инсулина у больных сахарным диабетом 2 типа.//Тез. докл. XVI Российского национального конгресса «Человек и лекарство», г. Москва, 6-10 апреля,  2009 г. – Москва, 2009. – С.341- 342.

7. Петров В.И., Рогова Н.В., Рязанова А.Ю., Сергеева С.А., Качанова М.В., Заболотнева Ю.А., Эпштейн О.И. Сравнительная эффективность представителя нового класса пероральных сахароснижающих средств «Батиона» (антитела к рецептору инсулина) у больных сахарным диабетом типа 2.// Вестник Волгоградского государственного медицинского университета. 2008. - №4 (28). С. 11-14.

8. Рогова Н.В. Транскраниальная стимуляция эндорфинергических структур мозга (ТЭС-терапия) новый метод лечения больных сахарным диабетом.// Вестник Волгоградского государственного медицинского университета. 2008. - №2 (26). С. 53-55.

9. Рогова Н.В. Возможности транскраниальной электростимуляции эндорфинергических структур мозга (ТЭС-терапии) в лечении сердечно-сосудистых осложнений у больных сахарным диабетом типа 2.// Дальневосточный медицинский журнал. 2008. - № 3. С. 15-18.

10. Рогова Н.В. Фармакоэкономическая эффективность транскраниальной электростимуляции эндорфинергических структур мозга в комплексном лечении пациентов с сахарным диабетом типа 2.// Вестник Волгоградского государственного медицинского университета. 2008. - №3 (27). С. 41-44.

11. Рогова Н.В. Транскраниальная электростимуляция эндорфинергических структур мозга как метод профилактики и лечения нежелательных лекарственных реакций у больных с сахарным диабетом типа 2.// Вестник Волгоградского государственного медицинского университета. 2008. - №4 (28). С. 87-89.

12. Рогова Н.В., Бочарников А.А. Зависимость выраженности дезагрегационных эффектов дибикора от его плазменных концентраций у больных сахарным диабетом типа 2.// Вестник Волгоградского государственного медицинского университета. 2008. - №1 (25). С. 44-48.

13. Рогова Н.В., Бочарников А.А. Влияние ТЭС-терапии на агрегацию  тромбоцитов пациентов с сахарным диабетом типа 2. .// Тез. докл. научно-практической конференции, посвященной 25-летию разработки и внедрения метода «Актуальные проблемы ТЭС-терапии»,  20-21 нояб.2008 г.- СПб, 2008. – С. 99- 100.

14. Рогова Н.В., Бутранова О.И. Методика определения качества жизни у больных сахарным диабетом.// Тез. докл. IX межвузовской конференции молодых ученых «Актуальные проблемы патофизиологии», г. Санкт-Петербург, 21-22 апреля 2005 г. - СПб, 2005. – С. 63-64.

15. Рогова Н.В., Бутранова О.И. Новый опросник для изучения качества жизни больных сахарным диабетом.// Тез. докл. Х Всероссийской научно-практической конференции «Молодые ученые в медицине», посвященной 1000-летию Казани и 60-летию Победы в Великой Отечественной войне, г. Казань, 26-27 апреля 2005 г. – Казань, 2005. - С. 184.

16. Рогова Н.В., Бутранова О.И. Валидизация нового вопросника для определения качества жизни больных сахарным диабетом.// Тез. докл. международной  научной конференции студентов и молодых ученых, посвященной 85-летию Белорусского государственного медицинского университета в двух частях / под ред. проф. С.Л. Кабака и лауреата Гос. Премии профессора А.С. Леонтюка. -  Минск, 2006.- Ч2. -  С.387-389.

17. Рогова Н.В., Бутранова О.И. Методические рекомендации по внедрению и применению опросника для оценки качества жизни больных сахарным диабетом врачами-эндокринологами учреждений здравоохранения Волгоградской области./ под ред. акад. РАМН, д.м.н., проф. В.И. Петрова.- Волгоград, 2007. – 30 с.

18. Рогова Н.В., Бутранова О.И. Фармакоэпидемиологическое исследование терапии сахарного диабета  типа 2 в лечебных учреждениях г. Волгограда.// Вестник Волгоградского государственного медицинского университета. 2007. - №4 (24). С. 25-29.

19. Рогова Н.В., Бутранова О.И. Фармакоэкономическое обоснование включения ТЭС-терапии для компенсации углеводного обмена у пациентов с сахарным диабетом типа 2.// Тез. докл. научно-практической конференции, посвященной 25-летию разработки и внедрения метода «Актуальные проблемы ТЭС-терапии»,  20-21 нояб.2008 г.- СПб, 2008. – С. 101- 103.

20. Рогова Н.В., Бутранова О.И., Сажина А.И. Фармакоэпидемиология сахароснижающих препаратов. Региональные аспекты.// Тез. докл. IX межвузовской конференции молодых ученых «Актуальные проблемы патофизиологии», г. Санкт-Петербург, 21-22 апреля 2005 г. - СПб, 2005. – С. 65-66.

21. Рогова Н.В., Бутранова О.И., Сажина А.И. Фармакоэпидемиологическое изучение назначений лекарственной терапии больным сахарным диабетом в лечебных учреждениях г. Волгограда.// Тез. докл. научной конференции студентов и молодых ученых ВолГМУ «Актуальные проблемы экспериментальной и клинической медицины» 24 – 26 апреля 2005 г.-  Волгоград, 2006. - С. 108-109.

22. Рогова Н.В., Кузнецов К.А., Смирнова Л.А. Методика определения концентрации метаболита лидокаина (моноэтилглицинксилидида) в плазме крови методом высокоэффективной жидкостной хроматографии. // Материалы 64-й открытой итоговой научной конференции молодых ученых и студентов Волгоградского государственного медицинского университета «Актуальные проблемы экспериментальной и клинической медицины», Волгоград, 25-28 апреля 2006 г. - Волгоград, 2006. – С. 44-45.

23. Рогова Н.В., Кузнецов К.А., Смирнова Л.А., Озеров А.А. Количественное определение метаболита лидокаина - моноэтилглицинксилидида в плазме методом высокоэффективной жидкостной хроматографии с использованием диодно-матричного детектора.// Вестник Волгоградского государственного медицинского университета. 2007. - №3 (23). С. 43-47.

24. Рогова Н.В, Лукасик О.В., Петров В.И., Лебедев В.П. Коррекция нарушений углеводного обмена с помощью ТЭС-терапии у больных СД типа 2 с АГ и сердечной недостаточностью.// Тез. докл. I конгресса общества специалистов по сердечной недостаточности «Сердечная недостаточность 2006», г. Москва,  6-8 декаб. 2006 г. – Москва, 2006. – С. 75-76.

25. Рогова Н.В., Лукасик О.В. Влияние транскраниальной электростимуляции эндорфинергических структур мозга (ТЭС-терапии) на показатели углеводного обмена в комплексной терапии больных сахарным диабетом типа 2. // Материалы 64-й открытой итоговой научной конференции молодых ученых и студентов Волгоградского государственного медицинского университета «Актуальные проблемы экспериментальной и клинической медицины»,  25-28 апреля 2006 г. - Волгоград, 2006. - С. 169- 170.

26. Рогова Н.В., Лукасик О.В. Влияние транскраниальной электростимуляции эндорфинергических структур мозга (ТЭС-терапии) на секрецию инсулина у больных сахарным диабетом типа 2. //Материалы 65-й открытой итоговой научной конференции молодых ученых и студентов Волгоградского государственного медицинского университета «Актуальные проблемы экспериментальной и клинической медицины», Волгоград, 25-27 апреля 2007 г. - Волгоград, 2007. - С. 164- 165.

27. Рогова Н.В., Лукасик О.В. Влияние транскраниальной электростимуляции эндорфинергических структур мозга на уровень инсулина у больных сахарным диабетом 2-го типа.// Вестник Волгоградского государственного медицинского университета. 2007. - №2 (22). С. 80-83.

28. Рогова Н.В., Лукасик О.В. Влияние ТЭС-терапии на показатели липидного обмена у больных сахарным диабетом типа 2. // Материалы 66-й открытой итоговой научной конференции молодых ученых и студентов Волгоградского государственного медицинского университета «Актуальные проблемы экспериментальной и клинической медицины», Волгоград, 23-25 апреля 2008 г. - Волгоград, 2008. - С. 168 - 169.

29. Рогова Н.В., Лукасик О.В. Влияние транскраниальной электростимуляции эндорфинергических структур мозга (ТЭС-терапии) на реологические свойства крови больных сахарным диабетом типа 2.// Тез. докл. научно-практической конференции, посвященной 25-летию разработки и внедрения метода «Актуальные проблемы ТЭС-терапии», 20-21 нояб.2008 г.- СПб, 2008. – С. 104- 105.

30. Рогова Н.В., Лукасик О.В. Методические рекомендации по внедрению и применению ТЭС-терапии в комплексном лечении больных сахарным диабетом типа 2 врачами эндокринологами учреждений здравоохранения Волгоградской области./ под ред. акад. РАМН, д.м.н., проф. В.И. Петрова.- Волгоград, 2008. – 36 с.

31.  Рогова Н.В., Малахов А.И. Эффективность ТЭС-терапии в лечении артериальной гипертензии у больных сахарным диабетом типа 2.//Сб. научн. трудов, посвященный 100-летию Волгоградской областной клинической больницы №1 и 100-летию со дня рождения профессора А.А. Полянцева. – Воглоград, 2005. – С. 24-29.

32. Рогова Н.В., Петров В.И. Гемодинамические эффекты транскраниальной электростимуляции у пожилых больных с гипертонической болезнью, осложненной сердечной недостаточностью.// Тез. докл. VI Всероссийского съезда физиотерапевтов / Под ред. проф. В.В. Кирьяновой, г. Санкт-Петербург, 16-18 ноября 2006 г. – СПб, 2006. -  С. 109-110.

33. Рогова Н.В.. Петров В.И. Эффективность ТЭС-терапии в коррекции нарушений углеводного обмена у больных сахарным диабетом типа 2.// Тез. докл. научно-практической конференции, посвященной 25-летию разработки и внедрения метода «Актуальные проблемы ТЭС-терапии», 20-21 нояб.2008 г.- СПб, 2008. – С. 106- 108.

34. Рогова Н.В., Петров В.И., Бутранова О.И., Сажина А.И. Фармакоэпидемиологическое изучение лекарственной коррекции нарушений углеводного обмена у больных хронической сердечной недостаточностью и сахарным диабетом типа 2 в лечебных учреждениях г. Волгограда.// Тез. докл. ежегодной всероссийской конференции общества специалистов по сердечной недостаточности «Сердечная недостаточность 2005», г. Москва, 7-9 декаб. 2005 г. – Москва, 2005. – С. 75.

35. Рогова Н.В., Петров В.И., Лебедев В.П. Оценка эффективности ТЭС-терапии при лечении артериальной гипертензии и сахарного диабета типа 2 у больных с сердечной недостаточностью.// Тез. докл. ежегодной всероссийской конференции общества специалистов по сердечной недостаточности «Спорные и нерешенные вопросы сердечной недостаточности», г. Москва, 9-10 декаб. 2003 г. – Москва, 2003. – С. 42.

36. Рогова Н.В., Петров В.И., Лебедев В.П  Эффективность транскраниальной электростимуляции в терапии гипертонической болезни у пожилых больных с сердечной недостаточностью.// Тез. докл. ежегодной всероссийской конференции общества специалистов по сердечной недостаточности «Сердечная недостаточность 2004», г. Москва,  7-9 декаб. 2004 г. – Москва, 2004. – С. 72.

37. Рогова Н.В., Петров В.И., Лебедев В.П. ТЭС-терапия - новый метод лечения больных с сахарным диабетом 2 типа с сопутствующей сердечно-сосудистой патологией.//Тез. докл. III съезда фармакологов России «Фармакология практическому здравоохранению» в спец. вып том 7 журнала Психофармакология и биологическая наркология, г. Санкт-Петербург, 23-27 сентября 2007 г. – СПб, 2007. – том 2. -  С. 1918.

38. Рогова Н.В., Петров В.И., Лебедев В.П., Серебрякова А.В. Влияние транскраниальной электростимуляции на функциональную активность тромбоцитов больных сердечной недостаточностью и с сахарным диабетом типа 2.//Тез. докл. ежегодной всероссийской конференции общества специалистов по сердечной недостаточности «Сердечная недостаточность 2002», г. Москва, 9-11 декаб. 2002 г. – Москва, 2002. – С. 57.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ СОКРАЩЕНИЙ

АД  – артериальное давление

АДФ – аденозиндифосфат

АлАТ  – аланинаминотрансфераза

АПТВ – активированоое парциальное тромбопластиновое время

АсАТ  – аспартатаминотрансфераза

БСМП – бригада скорой медицинской помощи

ВВП - внутренний валовый продукт

ВГТГ – внутривенный глюкозотолерантный тест

ВОЗ – Всемирная Организация Здравоохранения

ВЭЖХ – высокоэффективная жидкостная хроматография

ГБ  – гипертоническая болезнь

ДАД  – диастолическое артериальное давление

иАПФ – ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента

ИБС  – ишемическая болезнь сердца

ИМТ  – индекс массы тела

ИР  – инсулинорезистентность

ИРИ – иммунореактивный инсулин

ЛПВП  – липопротеиды высокой плотности

ЛПНП  – липопротеиды низкой плотности

ЛПУ – лечебно-профилактическое учреждение

МС – метаболический синдром

ОТ – окружность талии

ПСМ – производные сульфонилмочевины

ПССП – пероральные сахароснижающие препараты

ПТИ  – протромбиновый индекс

СД  - сахарный диабет

СД1  – сахарный диабет типа 1

СД2  – сахарный диабет типа 2

СМАД  – суточное мониторирование артериального давления

ТГ – триглецириды

ТФОМС  – территориальный фонд обязательного медицинского страхования

ТЭС – транскраниальная электростимуляция эндорфинергических и серотонинергических структур мозга

УЗИ  – ультразвуковое исследование

ФАБ – функциональная активность бета-клеток

ЩФ  – щелочная фосфатаза

AASLD – Американская ассоциация по изучению болезней печени

AGA  – Американская гастроэнтерологическая ассоциация

СЕА – cost effectiveness analysis (анализ затраты-эффективность)

CYP3A4 – изофермент подсемейства IIIА  цитохрома Р-450

DС  – direct costs (прямые затраты)

GCP  – Good clinical practice (Качественная клиническая практика)

HbA1с -  гликированный гемоглобин

MEGX  – моноэтилглицинксилидид

Рогова

Наталия Вячеславовна

Оптимизация и коррекция терапии нарушений углеводного обмена с помощью воздействия на эндорфинергические и серотонинергические структуры мозга

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени
доктора медицинских наук

Подписано в печать Формат 60х84/16.

Ризография. Объем п.л. Бумага «SvetoCopy».

Тираж 120 экз. Заказ .

Отпечатано в ООО «Эстамп»

г. Волгоград, ул. Островского, 3







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.