WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Сипров Александр Владимирович

ОПТИМИЗАЦИЯ ХИМИОТЕРАПИИ ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫХ

НОВООБРАЗОВАНИЙ НЕКОТОРЫМИ АНТИОКСИДАНТАМИ - ПРОИЗВОДНЫМИ 3-ОКСИПИРИДИНА

(экспериментальное исследование)

14.00.25 – фармакология, клиническая фармакология

14.00.16 – патологическая физиология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Саранск  2009

Работа выполнена на кафедре фармакологии ГОУВПО «Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева» (г. Саранск)

Научные консультанты:

доктор медицинских наук, профессор Кинзирский Александр Сергеевич, главный научный сотрудник Учреждения Российской академии наук Института физиологически активных веществ (ИФАВ РАН), 142432, Московская область, г. Черноголовка, Северный проезд, 2

 

доктор медицинских наук, профессор Инчина Вера Ивановна, заведующий кафедрой фармакологии с курсом клинической фармакологии ГОУВПО «МГУ им. Н.П. Огарева», 430005, г. Саранск, Республика Мордовия, ул. Большевистская, 68

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор Кузин Владимир Борисович, заведующий кафедрой общей и клинической фармакологии ГОУ ВПО НижГМА Минздравсоцразвития РФ, 603005, г. Нижний Новгород, пл. Минина, 10/1

доктор медицинских наук, профессор Балыкова Лариса Александровна, заведующий кафедрой педиатрии ГОУВПО «МГУ им. Н.П. Огарева», 430005, г. Саранск, Республика Мордовия, ул. Большевистская, 68

доктор медицинских наук, профессор кафедры анатомии, физиологии и гигиены ГОУВПО «Ульяновский государственный педагогический университет им. И.Н. Ульянова» Малышев Вадим Геннадьевич, 432700, г. Ульяновск, пл. им. 100-летия со дня рождения Ленина, 4

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Московский государственный медико-стоматологический университет» Минздравсоцразвития РФ, 127437, г. Москва, ул. Делегатская, 20/1

Защита диссертации состоится «___» ____________2009 г. на заседании диссертационного совета Д 212.117.08 при ГОУВПО «Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева» (430005, г. Саранск, ул. Большевистская, 68)

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУВПО «Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева» (430005, г. Саранск, ул. Большевистская, 68)

Автореферат разослан «___» ___________ 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат медицинских наук, доцент Голубев А.Г.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Злокачественные опухоли прочно занимают ведущее место в структуре заболеваемости и смертности населения во многих ведущих странах мира (Parkin D.M. et al., 2005). В настоящее время интенсивно развиваются исследования в области отдельных направлений комбинированной терапии злокачественных новообразований (Поддубная И.В., 2003; Хмелевский Е.В., Харченко В.П., 2006; Гаджиева С.Ш. с соавт., 2006; Жуков Н.В., Тюляндин С.А., 2008; Poon I. et al., 2004). Особенно интенсивно развивается разработка лекарственных средств борьбы с неоплазмами, поскольку лекарственная терапия является ведущей составляющей комбинированного метода лечения злокачественных опухолей.

Очевидны определенные успехи при использовании существующих цитостатических агентов в клинике, вплоть до достижения полного излечения таких опухолевых заболеваний, как лимфома Беркитта, семинома, несеминомные опухоли яичка и хориокарцинома (Богданова Н.В., 2001), острый лимфобластный лейкоз у детей (Моисеенко В.М., 2004). Но вместе с тем хорошо известно, что большинство современных химиотерапевтических средств обладают дозозависимым эффектом: более высокие дозировки используемых препаратов влекут за собой повышение вероятности адекватного ответа на терапию, и, как следствие, увеличение частоты наступления ремиссии (Lennon S. et al., 1991). Но также известно, что высокие дозы применяемых цитостатиков вызывают различные побочные токсические эффекты (Янкелевич М.Я с соавт., 2000; Сивашинский М.С., 2004; Гершанович М.Л., 2004).

Патофизиологической основой развития побочных эффектов является способность цитостатических средств интенсифицировать свободнорадикальные процессы и обусловленное ими перекисное окисления липидов (ПОЛ) клеточных мембран в разных органах (Ветошкина Т.В. с соавт., 1998; Гусева Н.А. с соавт., 1998; Новицкий В.В. с соавт., 1999; Успенская Ю.А. с соавт., 2002; Глушков С.И. с соавт., 2005; Ратькин А.В. с соавт., 2005; Разина Т.Г., 2006; Бурлакова Е.Б., 2006; Саенко Ю.В., Шутов А.М., 2007), в результате чего нарушается жидкостно-мозаичная структура мембран и повышается их гидрофильность, происходит набухание органелл, в том числе  митохондрий, что в сочетании с угнетением ферментных систем транспорта электронов приводит к грубым нарушениям энергетического обмена: разобщению дыхания и окислительного фосфорилирования (Кинзирская Ю.А. с соавт., 2003). Развитие структурных и метаболических нарушений в «нормальных» клетках и обусловливает возникновение выраженных местных и системных побочных эффектов (Немцова Е.Р., 2006). Побочные действия противоопухолевых препаратов серьезно ограничивают достижение максимального лечебного эффекта большинства цитостатиков. Развивающиеся осложнения служат показанием к снижению дозы лекарств, прерыванию и даже прекращению лечения (Богуш Т.А. с соавт., 2002).

Таким образом, проблема фармакологической коррекции побочных эффектов и оптимизации противоопухолевой химиотерапии является весьма актуальной в современной медицине. В связи с этим, во всех странах мира ведутся исследования по разработке новых средств антибластомной терапии и защиты жизненно важных ор­ганов и тканей от токсического действия противоопухолевых препаратов без ослабления их специфической активности (Чиссов В.И., 1999; Муфазалова Н.А. с соавт., 2004). Однако эти разработки находятся на различных этапах внедрения. А в настоящее время по-прежнему широко применяются классические противоопухолевые средства. С нашей точки зрения, с позиций патофизиологии и патогенеза их побочных действий, определяемых активацией свободнорадикальных процессов в клетках, повреждением клеточных мембран, нарушением процессов биоэнергетики клетки и состояния системы глутатиона с истощением резервов последней и переходом оксидативного стресса в декомпенсированную фазу (Глушков С.И., 2006), является целесообразным и патогенетически обоснованным применение антиоксидантов из группы 3-оксипиридина, обладающих  мембраностабилизирующим, мембранопротекторным, энергообеспечивающим и антигипоксическим действием, в качестве модификаторов биологического роста опухолей, способных снижать проявления побочных эффектов без снижения терапевтической эффективности цитостатиков, повышать безопасность проводимой противоопухолевой терапии.

Вместе с тем в литературе существуют противоречивые данные о целесообразности применения антиоксидантов, так как есть опасение, что они могут снизить терапевтическую эффективность цитостатиков и способствовать развитию лекарственной резистентности к противоопухолевым препаратам (Сивашинский М.С., 2004). С другой стороны, имеются убедительные данные о целесообразности применения антиоксидантов для снижения разных видов токсичности цитостатиков без потери их терапевтической эффективности и включения антиоксидантов в комплексную схему лекарственной терапии опухолей (Глушков С.И. с соавт., 2005; Кипиани В.А. с соавт., 2006; Арсеньев А.И. с соавт., 2007). Именно этим нерешенным и спорным вопросам посвящены наши исследования.

Цель работы: изучить влияние ряда антиоксидантов – производных 3-оксипиридина – на характер проявления побочных эффектов цитостатической терапии и терапевтическую эффективность  циклофосфана, доксорубицина, цисплатина и 5-фторурацила на экспериментальных перевивных опухолевых системах.

Задачи исследования.

1. Изучить влияние мексидола, эмоксипина, 3-оксипиридинаце-тилцистеината на клеточный состав периферической крови и костного мозга мышей с карциномой легкого Льюис при введении циклофосфана и доксорубицина.

2. Оценить влияние мексидола, эмоксипина, 3-оксипиридинаце-тилцистеината на клеточный состав периферической крови и костного мозга мышей с меланомой В-16 при терапии цисплатином и 5-фторурацилом.

3. Исследовать влияние мексидола, эмоксипина, 3-оксипиридинаце-тилцистеината на показатели функционального состояния печени и процессы перекисного окисления липидов у мышей с карциномой легкого Льюис при воздействии циклофосфаном и доксорубицином.

4. Изучить влияние исследуемых антиоксидантов на показатели функционального состояния печени, почек и процессы перекисного окисления липидов у мышей с меланомой В-16 при использовании цисплатина и 5-фторурацила.

5. Исследовать гистоструктуру печени, сердца, почек при сочетанном введении антиоксидантов – производных 3-оксипиридина с циклофосфаном, доксорубицином и цисплатином у мышей с карциномой легкого Льюис и меланомой В16.

6. Изучить кардиопротекторные свойства мексидола и 3-оксипиридинацетил-цистеината у крыс при воздействии доксорубицином и цисплатином.

7. Оценить терапевтическую эффективность циклофосфана, доксорубицина, цисплатина, 5-фторурацила при их совместном использовании с производными 3-оксипиридина у животных с экспериментальными спонтанно метастазирующими опухолевыми системами.

Научная новизна. Учитывая патофизиологические основы развития побочных эффектов цитостатиков, в работе использованы мексидол, эмоксипин и 3-оксипиридинацетилцистеинат в качестве модификаторов опухолевого роста в схеме антибластомной терапии экспериментальной неоплазии, способных снизить риск развития побочных эффектов цитостатиков без уменьшения их терапевтической эффективности.

Показано, что мексидол, эмоксипин и 3-оксипиридинацетилцистеинат  снижают миелотоксичность циклофосфана, доксорубицина, цисплатина и 5-фторурацила. Изученные антиоксиданты обладают неодинаковой степенью выраженности миелопротекторной эффективности, которая во многом определяется принадлежностью к конкретной фармакологической группе изученных противоопухолевых средств.

Гепатопротекторными свойствами при терапии циклофосфаном и доксорубицином у животных с карциномой легкого Льюис обладают мексидол и эмоксипин. У животных с меланомой В16 гепатопротекторный эффект при терапии цисплатином проявил 3-оксипиридинацетилцистеинат.

Установлено, что производные 3-оксипиридина эффективнее, чем -токоферол, снижают интенсификацию процессов ПОЛ в организме животных с опухолью и при введении цитостатических средств.

Мексидол, эмоксипин и 3-оксипиридинацетилцистеинат проявили кардиопротекторное действие у мышей с карциномой легкого Льюис при терапии доксорубицином и аутбредных крыс после введения доксорубицина и цисплатина.

Установлено, что мексидол, эмоксипин и 3-оксипиридинацетилцисте-инат не снижают противоопухолевой эффективности использованных цитостатиков при оценке роста первичного опухолевого узла, а антиметастатическая эффективность при их совместном применении превышает таковую при использовании одних противоопухолевых средств.

Научно-практическая значимость и внедрение результатов исследования.

Результаты проведенного исследования с патофизиологической точки зрения позволяют обосновать применение антиоксидантов – производных 3-оксипиридина – в качестве средств, корригирующих нарушения процессов ПОЛ у животных с перевитыми экспериментальными опухолями и проведении цитостатического лечения, и снижающих побочные действия противоопухолевых средств, оптимизирующих, таким образом, проведение химиотерапии. Полученные данные углубляют представление о фармакодинамике антиоксидантов из группы 3-оксипиридина, и могут стать основой для клинических испытаний. Результаты исследования внедрены в научно-исследовательскую работу и учебный процесс кафедры фармакологии с курсом клинической фармакологии Мордовского государственного университета и служат обоснованием для продолжения исследования возможности применения антиоксидантов других классов при комбинированном и комплексном лечении онкологической патологии.

Положения, выносимые на защиту.

1. Патофизиологическое обоснование использования антиоксидантов в комплексной терапии злокачественных опухолей позволяет снизить основные признаки проявления побочных эффектов цитостатиков.

2. Мексидол, эмоксипин и 3-оксипиридинацетилцистеинат проявили миелопротекторное действие при терапии циклофосфаном, доксорубицином, цисплатином и 5-фторурацилом животных с карциномой легкого Льюис и меланомой В16.

3. Мексидол, эмоксипин и 3-оксипиридинацетилцистеинат нормализуют уровень МДА и Fe-МДА и модулируют активность каталазы и супероксиддисмутазы в сыворотке крови и основных органах-мишенях при проведении химиотерапии у животных с карциномой легкого Льюис и меланомой В16. Изученные антиоксиданты снижают основные признаки гепато- и кардиотоксичности циклофосфана, доксорубицина и цисплатина.

4. Мексидол, эмоксипин и 3-оксипиридинацетилцистеинат не снижают терапевтической эффективности всех использованных цитостатиков, а в исследованиях с сочетанным введением антиоксидантов с циклофосфаном и цисплатином антиметастатическая эффективность последних повышается. Не установлено ни одного случая снижения терапевтической эффективности цитостатиков при совместном их использовании с производными 3-оксипиридина. 

Апробация работы. Основные положения диссертации доложены на IX Международной научной конференции «Здоровье семьи – XXI век» (Пермь, 2005);  V Сибирском физиологическом съезде (Томск, 2005); Всероссийской научно-практической конференции, посвященной памяти проф. Я.В. Костина «Общество, здоровье, лекарство» (Саранск, 2005); Российской научной конференции с международным участием «Медико-биологические аспекты мультифакториальной патологии» (Курск, 2006); XI научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов медицинского факультета Мордовского госуниверситета им. Н.П. Огарева «Медицинские проблемы жизнедеятельности организма в норме, патологии и эксперименте» (Саранск, 2006); X Международной научной конференции «Здоровье семьи – XXI век» (Пермь, 2006); XXXV научной конференции «Огаревские чтения» медицинского факультета Мордовского госуниверситета им. Н.П. Огарева (Саранск, 2006);  ХIV Российском национальном конгрессе «Человек и лекарство» (Москва, 2007); XI Международной научной конференции «Здоровье семьи – XXI век. Онкология – XXI век» (Пермь, 2007); XII научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева (Саранск, 2007); VIII Международном конгрессе «Здоровье и образование в XXI веке; концепции болезней цивилизации» (Москва, 2007); ХV Российском национальном конгрессе «Человек и лекарство» (Москва, 2008); XII Международной научной конференции «Здоровье семьи – XXI век». III Международной научной конференции «Онкология – XXI век» (Пермь, 2008); XIII научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева (Саранск, 2008); IX контрессе МАМ (Бухара, 2008).

Публикации. По теме диссертации опубликовано 33 работы, из них 10 научных работ в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК, и 1 монография.

Структура и объем диссертации. Диссертация изложена на 313 страницах машинописного текста и состоит из введения, обзора литературы, описания материалов и методов исследования, 5 глав собственных исследований, заключения, выводов и списка литературы, включающего 318 источников (224 отечественных и 94 зарубежных авторов). Работа иллюстрирована 49 рисунками и 61 таблицей.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Эксперименты выполнялись на 525 мышах-самках линии С57В1/6, 470 – линии ВDF1 массой 18-22 г разводки питомника ГУ НЦБМТ РАМН «Столбовая» и 102 аутбредных белых крысах обоего пола массой 200-250 г. Все экспериментальные животные содержались в стандартных условиях вивария МГУ им. Н.П. Огарева со свободным доступом к питьевой воде на стандартном рационе брикетированных кормов. В каждую экспериментальную группу входило от 15 до 20 мышей и 6-7 крыс. Характеристика экспериментального раздела исследований на модели карциномы легкого Льюис (LLC) представлена в табл. 1.

Таблица 1

Дизайн исследований по изучению оптимизации химиотерапии опухолей на модели карциномы легкого Льюис (LLC)

Экспериментальные группы

Условное обозначение групп

Схема введения препаратов

1

2

3

Интактный

контроль

(ИК)

Препараты не вводили и опухолевые клетки LLC не перевивали

I–опухолевый штамм LLC

(LLC)

1х106 опухолевых клеток LLC внутримышечно

II– LLC,

циклофосфан

(LLC+ЦФ)

1х106 опухолевых клеток LLC внутримышечно, циклофосфан в/бр, 2 раза с интервалом 96 часов, в дозе 100 мг/кг, начиная с 7-х суток

III–LLC, циклофосфан, мексидол 25 мг/кг

(LLC+ЦФ+МЕК25)

так же, как и во II гр., мексидол ежедневно, в/м, в дозе 25 мг/кг, начиная с 7-х суток после имплантации опухолевых клеток в течение 14 дней

IV–LLC, циклофосфан, мексидол 50 мг/кг

(LLC+ЦФ+МЕК50)

так же, как и во II гр., мексидол ежедневно, в/м, в дозе 50 мг/кг, начиная с 7-х суток в течение 14 дней

V–LLC, циклофосфан,

эмоксипин

12,5 мг/кг        

(LLC+ЦФ+ЭМ12,5)

так же, как и во II гр., эмоксипин ежедневно, в/м, в дозе 12,5 мг/кг, начиная с 7-х суток после имплантации опухолевых клеток 14 дней

  VI–LLC, циклофосфан,

  эмоксипин 25 мг/кг

(LLC+ЦФ+ЭМ 25)

так же, как и во II гр., эмоксипин ежедневно, в/м, в дозе 25 мг/кг, начиная с 7-х суток в течение 14 дней

VII-LLC,

циклофосфан,

3-оксипиридинаце-тилцистеинат

25 мг/кг

(LLC+ЦФ+3-ОПЦ 25)

так же, как и во II гр., 3-ОПЦ ежедневно, в/м, в дозе 25 мг/кг, начиная с 7-х суток после имплантации опухолевых клеток в течение 14 дней

VIII-LLC,

циклофосфан,

3-оксипиридинаце-тилцистеинат

50 мг/кг

(LLC+ЦФ+3-ОПЦ 50)

так же, как и во II гр., 3-ОПЦ ежедневно, в/м, в дозе 50 мг/кг, начиная с 7-х суток после имплантации опухолевых клеток в течение 14 дней

1

2

3

IX-LLC,

  циклофосфан,

-токоферол

(LLC+ЦФ+-ТОК)

так же, как и во II гр., -токоферол ежедневно,  в/м, в дозе 50 мг/кг, начиная с 7-х суток 14 дней 

X - LLC,

доксорубицин

(LLC+ДР)

1х106 опухолевых клеток LLC внутримышечно, доксорубицин в/бр, 2 раза с интервалом 120 часов, в дозе 4 мг/кг, начиная с 7-х суток

XI - LLC, доксорубицин, мексидол 25 мг/кг

(LLC+ДР+МЕК25)

так же, как и в X гр., мексидол ежедневно, в/м, в дозе 25 мг/кг, начиная с 7-х суток в течение 14 дней

  XII - LLC, доксорубицин, мексидол 50 мг/кг

(LLC+ДР+МЕК50)

так же, как и в X гр., мексидол ежедневно, в/м, в дозе 50 мг/кг, начиная с 7-х суток 14 дней

XIII-LLC,

доксорубицин,

эмоксипин

12,5 мг/кг

(LLC+ДР+ЭМ12,5)

так же, как и в X гр., эмоксипин ежедневно, в/м, в дозе 12,5 мг/кг, начиная с 7-х суток после имплантации опухолевых клеток в течение 14 дней

XIV-LLC,

доксорубицин,

эмоксипин 25 мг/кг

(LLC+ДР+ЭМ 25)

так же, как и в X гр., эмоксипин ежедневно, в/м, в дозе 25 мг/кг, начиная с 7-х суток в течение 14 дней

XV-LLC,

доксорубицин,

3-оксипиридинаце-тилцистеинат

25 мг/кг

(LLC+ДР+3-ОПЦ 25)

так же, как и в X гр., 3-ОПЦ ежедневно, в/м, в дозе 25 мг/кг, начиная с 7-х суток после имплантации опухолевых клеток в течение 14 дней

XVI-LLC,

доксорубицин,

3-оксипиридинаце-тилцистеинат

50 мг/кг

(LLC+ДР+3-ОПЦ 50)

так же, как и в X гр., 3-ОПЦ ежедневно, в/м, в дозе 50 мг/кг, начиная с 7-х суток после имплантации опухолевых клеток в течение 14 дней

XVII-LLC,

доксорубицин,

-токоферол

(LLC+ДР+-ТОК)

так же, как и в X гр., -токоферол ежедневно,  в/м, в дозе 50 мг/кг, начиная с 7-х суток 14 дней 

Использовали готовые лекарственные формы цитостатиков – циклофосфан (АО«Биохимик» – Россия), доксорубицин («ЛЭНС-ФАРМ» - Россия), цисплатин («ЛЭНС-ФАРМ» - Россия),  5-фторурацил («ЛЭНС-ФАРМ», Россия), антиоксидантов -  эмоксипин (Московский эндокринный завод – Россия), а субстанции мексидола, 3-оксипиридинацетилцистеината были предоставлены проф. Л.Д. Смирновым (ИБФ им. Н.М. Эмануэля РАН). В качестве препарата сравнения для производных 3-оксипиридина служил α-токоферол (ОАО «Уралбиофарм» – Россия).

Противоопухолевую эффективность препаратов изучали на сингенной опухолевой системе из банка опухолевых штаммов РОНЦ им. Н.Н.Блохина РАМН – карциноме легкого Льюис (LLC) и меланоме В16 (В16). Опухолевую ткань LLC трансплантировали мышам линии С57Bl/6 внутримышечно в бедро задней лапки слева в количестве 1Ч106 клеток, а меланомы В16 – мышам линии BDF1 подкожно в правую подмышечную область в том же количестве в растворе Хенкса (ООО «Биолот», Россия).

Характеристика экспериментального раздела исследований на модели меланомы В16 представлена в табл. 2.

Таблица 2

Дизайн исследований по изучению  оптимизации химиотерапии опухолей на модели меланомы В16

Экспериментальные группы

Условное обозначение групп

Схема введения препаратов

1

2

3

Интактный

контроль

(ИК)

Препараты не вводили и опухолевые клетки В16 не перевивали

I–опухолевый штамм В16

(В16)

1х106 опухолевых клеток меланомы В16 подкожно

II– В16,

цисплатин

(В16+ЦП)

1х106 опухолевых клеток В16 п/к, цисплатин в/бр, 2 раза с интервалом 120 часов, в дозе 4 мг/кг, начиная с 7-х суток

III–В16, цисплатин, мексидол 25 мг/кг

(В16+ЦП+МЕК25)

так же, как и во II гр., мексидол ежедневно, в/м, в дозе 25 мг/кг, начиная с 7-х суток после имплантации опухолевых клеток в течение 14 дней

IV–В16, цисплатин, мексидол 50 мг/кг

(В16+ЦП+МЕК50)

так же, как и во II гр., мексидол ежедневно, в/м, в дозе 50 мг/кг, начиная с 7-х суток в течение 14 дней

V–В16, цисплатин,

эмоксипин

12,5 мг/кг        

(В16+ЦП+ЭМ12,5)

так же, как и во II гр., эмоксипин ежедневно, в/м, в дозе 12,5 мг/кг, начиная с 7-х суток после имплантации опухолевых клеток 14 дней

  VI–В16, цисплатин,

  эмоксипин 25 мг/кг

(В16+ЦП+ЭМ 25)

так же, как и во II гр., эмоксипин ежедневно, в/м, в дозе 25 мг/кг, начиная с 7-х суток в течение 14 дней

VII-В16,

цисплатин, 3-окси-пиридинацетилци-стеинат 25 мг/кг

(В16+ЦП+3-ОПЦ 25)

так же, как и во II гр., 3-ОПЦ ежедневно, в/м, в дозе 25 мг/кг, начиная с 7-х суток после имплантации опухолевых клеток в течение 14 дней

VIII-В16,

цисплатин,

3-оксипиридинаце-тилцистеинат

50 мг/кг

(В16+ЦП+3-ОПЦ 50)

так же, как и во II гр., 3-ОПЦ ежедневно, в/м, в дозе 50 мг/кг, начиная с 7-х суток после имплантации опухолевых клеток в течение 14 дней

IX-В16,

  цисплатин,

-токоферол

(В16+ЦП+-ТОК)

так же, как и во II гр., -токоферол ежедневно,  в/м, в дозе 50 мг/кг, начиная с 7-х суток 14 дней 

X – В16,

5-фторурацил

(В16+ФУ)

1х106 опухолевых клеток В16 п/к, 5-фторурацил в/бр, 2 раза с интервалом 120 часов, в дозе 75 мг/кг, начиная с 7-х суток

XI – В16,

5-фторурацил, мексидол 25 мг/кг

(В16+ФУ+МЕК25)

так же, как и в X гр., мексидол ежедневно, в/м, в дозе 25 мг/кг, начиная с 7-х суток в течение 14 дней

1

2

3

  XII – В16,

  5-фторурацил, мексидол 50 мг/кг

(В16+ФУ+МЕК50)

так же, как и в X гр., мексидол ежедневно, в/м, в дозе 50 мг/кг, начиная с 7-х суток 14 дней

XIII-В16,

5-фторурацил,

эмоксипин

12,5 мг/кг

(В16+ФУ+ЭМ12,5)

так же, как и в X гр., эмоксипин ежедневно, в/м, в дозе 12,5 мг/кг, начиная с 7-х суток после имплантации опухолевых клеток в течение 14 дней

XIV-В16,

5-фторурацил,

эмоксипин 25 мг/кг

(В16+ФУ+ЭМ 25)

так же, как и в X гр., эмоксипин ежедневно, в/м, в дозе 25 мг/кг, начиная с 7-х суток в течение 14 дней

XV-В16,

5-фторурацил,

3-оксипиридинаце-тилцистеинат

25 мг/кг

(В16+ФУ+3-ОПЦ 25)

так же, как и в X гр., 3-ОПЦ ежедневно, в/м, в дозе 25 мг/кг, начиная с 7-х суток после имплантации опухолевых клеток в течение 14 дней

XVI-В16,

5-фторурацил,

3-оксипиридинаце-тилцистеинат

50 мг/кг

(В16+ФУ+3-ОПЦ 50)

так же, как и в X гр., 3-ОПЦ ежедневно, в/м, в дозе 50 мг/кг, начиная с 7-х суток после имплантации опухолевых клеток в течение 14 дней

XVII-В16,

5-фторурацил,

-токоферол

(В16+ФУ+-ТОК)

так же, как и в X гр., -токоферол ежедневно,  в/м, в дозе 50 мг/кг, начиная с 7-х суток 14 дней 

Материалами исследования явились костный мозг, кровь и различные ткани и органы (печень, сердце, почки, первичный опухолевый узел и легкие).

Для оценки гематологической токсичности  дважды производился забор крови под эфирным наркозом: на 14-е сутки опыта (у  6-ти мышей из каждой группы) и в конце эксперимента на 22-е сутки,  также у 6 мышей в каждой группе, с последующим определением содержания эритроцитов, гемоглобина, тромбоцитов и лейкоцитов (с помощью камеры Горяева, подсчет лейкоформулы производили в мазках крови, которые фиксировали в растворе Май-Грюнвальда, затем окрашивали по методу Романовского).

На 22-е сутки после трансплантации опухолевых клеток животные подвергались эвтаназии под эфирным наркозом. У животных выделяли костный мозг из бедренной кости  и на предметном стекле приготавливали мазок костного мозга с последующей оценкой миелограмм. Фиксацию и окраску препаратов проводили по Паппенгейму-Крюкову. В сыворотке крови определяли содержание АЛТ и АСТ (по Райтману-Френкелю), общего белка (биуретовой реакцией), альбуминов (по реакции с бромкрезоловым зеленым), креатинина (по цветной реакции Яффе), мочевины (по реакции с диацетилмонооксимом), активность КФК МВ оптимизированным кинетическим иммунологическим амплифицированным методом с использованием стандартных тест-наборов фирмы «Витал-Диагностикс» (Санкт-Петербург), а также уровень МДА, Fe-МДА с использованием набора реактивов для определения ТБК-активных продуктов фирмы «Агат-Мед» (Москва), активность каталазы (по М.А. Королюк), а в гомогенатах тканей – МДА, Fe-МДА, активность каталазы и СОД (по С. Чевари).

Гистологическую структуру печени, сердца, почек исследовали светооптическим методом в световом микроскопе “Микмед II” при увеличении 100 и 400.

Противоопухолевое действие цитостатиков и их антиметастатические свойства оценивали в соответствии с существующими  “Методическими рекомендациями по изучению специфической активности противоопухолевых препаратов, предлагаемых для испытания в клинике” (М.,2005) и “Методическими рекомендациями по доклиническому изучению средств, обладающих способностью ингибировать процесс метастазирования и повышать эффективность цитостатической терапии злокачественных опухолей” (М., 1992).

Противоопухолевый эффект оценивали по показателю индекса торможения роста массы первичной опухоли (ИТРО) (Софьина З.П. и др., 1980). Антиметастатический эффект оценивали по следующим показателям: процент животных с метастазами, среднее число поверхностных метастазов на одно животное, степень метастатического поражения легких в зависимости от количества и размера метастазов. Вычисляли индекс ингибирования процесса метастазирования (ИИМ) и увеличение массы легких (УМЛ, отражающее массу легочных метастазов).

Для оценки кардиопротекторных свойств мексидола и 3-оксипиридинацетилцистеината аутбредные крысы были разделены на 17 групп: 1-я- интактные животные;  2-я- цисплатин в дозе 4,5 мг/кг (контроль); 3, 4, 5 - цисплатин в дозе 4,5 мг/кг + мексидол в дозах 5, 25 и 50 мг/кг соответственно; 6, 7, 8, 9 - цисплатин в дозе 4,5 мг/кг + 3-оксипиридинацетилци-стеинат в дозах 5, 25 и 50 мг/кг и -токоферол в дозе 50 мг/кг соответственно; 10-я- доксорубицин в дозе 7,5 мг/кг; 11, 12, 13- доксорубицин в дозе 7,5 мг/кг + мексидол в дозах 5, 25 и 50 мг/кг соответственно; 14, 15, 16, 17 - доксорубицин в дозе 7,5 мг/кг + 3-оксипиридинацетилцистеинат в дозах 5, 25 и 50 мг/кг и -токоферол в дозе 50 мг/кг соответственно.

Исследуемые антиоксиданты вводились белым крысам ежедневно внутримышечно в течение 10 дней со дня введения цитостатиков.

По окончании эксперимента для оценки изменений в миокарде на 11-е сутки у аутбредных крыс под общим эфирным наркозом проводилась регистрация  ЭКГ с использованием игольчатых электродов в трех стандартных отведениях (I, II, III) и «усиленных» однополюсных отведениях от конечностей (AVR, AVL, AVF) с помощью электрокардиографа ЭК1Т-03М2 при скорости движения ленты 50 мм/с. При анализе ЭКГ определяли следующие показатели: частоту сердечных сокращений (ЧСС), дисперсию интервала QT (QTd), а также дисперсию интервала QT, корригированную по частоте сердечных сокращений (QTdc).

Статистическую обработку полученных результатов проводили на персональном компьютере Pentium IV с помощью пакета прикладных программ «Microsoft Excel». Статистическая обработка включала расчет средних арифметических значений (М), ошибок средних арифметических (±m), определение достоверности различий средних арифметических (р) с помощью t-критерия Стьюдента и 2. Различия считались достоверными при значении р<0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ  ОБСУЖДЕНИЕ

1. Изучение миелопротекторных свойств исследуемых антиоксидантов при химиотерапии экспериментальных опухолей

На 14-е сутки эксперимента у мышей с LLC развивались анемия с достоверным уменьшением содержания гемоглобина и числа эритроцитов в 2,3 и 2 раза соответственно, и лейкопения с  выраженной лимфопенией: количество лейкоцитов снижалось в 1,66 раза (р<0,05), а лимфоцитов – в 3,2 раза (р<0,05) по сравнению с интактными животными.

После введения ЦФ анемия и лейкопения усиливались: содержание эритроцитов и гемоглобина снижалось на 23,9% и 17,1% соответственно (р<0,05),  а количество лейкоцитов – на 65%, преимущественно за счет лимфоцитов, число которых уменьшалось на 81,25%, и нейтрофилов – на 57,5% по сравнению с животными I гр. (LLC, р<0,05).

При этом в костном мозге  наблюдалось  усиление пролиферативной активности незрелых гранулоцитов и торможение процессов дифференцировки, что выражалось в нарастании бластных (в 3 раза) и созревающих форм: миелоцитов и метамиелоцитов в 2,6 и 5,4 раза соответственно (р<0,05), и сокращении количества сегментоядерных нейтрофилов в 5,15 раза (р<0,05) в сравнении с нелеченными животными. Количество полихроматофильных нормоцитов достоверно уменьшалось в 2 раза.

Препятствовал развитию анемии после введения ЦФ только мексидол в дозе 50 мг/кг. Выраженность  лейкопении уменьшали мексидол в дозе 50 мг/кг и эмоксипин в дозе 12,5 мг/кг. При этом мексидол увеличивал только число лимфоцитов на 108% (р<0,05), а эмоксипин – только нейтрофилов на 102% (р<0,05, рис. 1). Количество лимфоцитов достоверно увеличивалось на 75% и в группе с 3-ОПЦ в дозе 25 мг/кг без коррекции общего числа лейкоцитов. В эритроидном ростке костного мозга положительные изменения возникали только под влиянием мексидола: в дозе 25 мг/кг он увеличивал на 32,3% (р<0,05) количество базофильных нормоцитов, а в дозе 50 мг/кг – на 58,8% (р<0,05) число полихроматофильных нормоцитов. В последнем случае это сопровождалось и достоверным увеличением числа эритроцитов в периферической крови. В гранулоцитарном ростке увеличивали количество сегментоядерных нейтрофилов мексидол в дозе 50 мг/кг – на 133,3% (р<0,05), эмоксипин в дозах 12,5 и 25 мг/кг – на 194,4% и 182,2% соответственно (р<0,05), 3-ОПЦ в дозах 25 и 50 мг/кг – на 282,2% и 292,2% (р<0,05) по отношению к животным, леченным одним ЦФ.

К 22-м суткам эксперимента развивалась тромбоцитопения как в группе LLC без лечения, так и в группе LLC+ЦФ, при этом терапия ЦФ усиливала тромбоцитопению на 24,6% (р<0,05) в сравнении с нелеченными животными. Также на 22-е сутки отмечалась более выраженная анемия у животных I (LLC) и II групп (LLC+ЦФ), при этом количество эритроцитов у мышей, леченных ЦФ, было на 37,5% меньше, чем в I группе (р<0,05). Число лейкоцитов у животных без лечения не отличалось от такового интактных мышей с сохранением лимфопении. В группе с монотерапией ЦФ регистрировался лейкоцитоз за счет нейтрофилов и лимфопения. В костном мозге при этом у  животных, получавших монотерапию ЦФ, регистрировалось увеличение на 105,35% количества сегментоядерных нейтрофилов и сокращение числа базофильных на 65,7% и полихроматофильных нормоцитов на 82,8% по сравнению с I группой (LLC, р<0,05), а также исчезновение оксифильных нормоцитов.

Примечание:

  1- интактные животные; 2- LLC без лечения ; 3- LLC+ЦФ;  4- LLC+ЦФ+МЕК 25;  5- LLC+ЦФ+МЕК 50; 6- LLC+ЦФ+ЭМ 12,5;

  7- LLC+ЦФ+ЭМ 25;  8- LLC+ ЦФ+3-ОПЦ 25; 9- LLC+ЦФ+3-ОПЦ 50;  10- LLC+ЦФ+-ТОК;

  *-  достоверность отличий по отношению к интактной группе при р<0,05;

  **-  достоверность отличий по отношению к LLC при р<0,05;

  ***-достоверность отличий по отношению к LLC+ЦФ при р<0,05.

Рис. 1. Влияние мексидола,  эмоксипина, 3-ОПЦ и -токоферола на количественное содержание лейкоцитов в крови мышей с LLC при терапии циклофосфаном  (14-е сутки эксперимента).

Достоверно препятствовали развитию тромбоцитопении после введения ЦФ мексидол, эмоксипин и 3-ОПЦ во всех исследуемых дозах. Содержание гемоглобина увеличивалось лишь в группах с эмоксипином в дозе 25 мг/кг и -токоферолом, а количество эритроцитов достоверно увеличивалось при введении мексидола в дозе 25 мг/кг и 3-ОПЦ в дозах 25 и 50 мг/кг по сравнению с группой с монотерапией ЦФ. Во всех группах с комбинированным введением ЦФ и исследуемых антиоксидантов сохранялся лейкоцитоз с нейтрофиллезом и лимфопенией, за исключением группы с мексидолом в дозе 50 мг/кг, в которой отмечался рост числа лимфоцитов на 76,4% (р<0,05) по отношению к животным, леченным одним ЦФ.

В костном мозге позитивные изменения происходили под влиянием мексидола в дозах 25 и 50 мг/кг, под влиянием которого увеличивалось количество базофильных нормоцитов на 191,7% и 118,7% соответственно (р<0,05), эмоксипина в дозе 12,5 мг/кг, который увеличивал содержание полихроматофильных нормоцитов на 126,7% (р<0,05), а также 3-ОПЦ в дозах 25 и 50 мг/кг, под влиянием которого на 291,9% и 221,4% соответственно (р<0,05) увеличивалось количество полихроматофильных нормоцитов по сравнению с группой с одним ЦФ. 

Таким образом, терапия ЦФ приводила к повреждению миело- и эритрокариоцитарного ростков кроветворения с развитием лейкопении и эритроцитопении, которые регистрировались уже на 14-е сутки эксперимента. Применение мексидола и эмоксипина уменьшало повреждающее действие ЦФ на гранулоцитопоэз, при этом в периферической крови увеличивалось количество лейкоцитов. 3-ОПЦ оказался менее эффективным в отношении коррекции лейкопении. На 22-е сутки опыта под влиянием мексидола в костном мозге достоверно увеличивалось число базофильных нормоцитов, а под воздействием эмоксипина и 3-ОПЦ – полихроматофильных нормоцитов, что свидетельствует об уменьшении повреждения эритрокариоцитарного ростка кроветворения. С этой точки зрения более эффективным оказался 3-ОПЦ в обеих исследуемых дозах, учитывая корригирующий эффект в отношении эритроцитопении на 22-е сутки. Мексидол, эмоксипин и 3-ОПЦ также устраняли тромбоцитопенический эффект ЦФ.

ДР также усиливал на 14-е сутки анемию и лейкопению у животных: содержание эритроцитов и гемоглобина снижалось на 58,4% и 38,4%  соответственно (р<0,001),  а количество лейкоцитов – на 31,8% (р<0,05) за счет нейтрофилов по сравнению с животными I гр. (LLC). При этом в костном мозге  наблюдалось  достоверное увеличение числа миелоцитов в 2,5 раза, метамиелоцитов – в 7,3 раза, палочкоядерных нейтрофилов – в 1,57 раза, и сокращение количества сегментоядерных нейтрофилов в 2,4 раза в сравнении с нелеченными животными. Количество базофильных нормоцитов уменьшалось в 6,4 раза,  а полихроматофильных нормоцитов – в 6,25 раза (р<0,01). 

Препятствовал развитию анемии после введения ДР только 3-ОПЦ в дозе 50 мг/кг, достоверно увеличивая содержание гемоглобина и эритроцитов. Выраженность лекопении после введения ДР достоверно уменьшали мексидол, эмоксипин и 3-ОПЦ во всех дозах за счет нормализации числа нейтрофилов (рис. 2). В эритроидном ростке костного мозга позитивные изменения отмечались только под влиянием эмоксипина в дозе 25 мг/кг: достоверно увеличивалось число полихроматофильных нормоцитов. В гранулоцитарном ростке на фоне мексидола, эмоксипина и 3-ОПЦ во всех дозах отмечалось достоверное снижение содержания миелоцитов до исходных значений интактных животных, уменьшение уровня палочкоядерных нейтрофилов по отношению к группе с одним ДР, и восстановление количества сегментоядерных нейтрофилов. 

Примечание:

  1- интактные животные; 2- LLC без лечения ; 3- LLC+ДР; 4- LLC+ДР+МЕК 25; 5- LLC+ДР+МЕК 50;  6- LLC+ДР+ЭМ 12,5;

  7- LLC+ДР+ЭМ 25; 8- LLC+ ДР+3-ОПЦ 25;  9- LLC+ДР+3-ОПЦ 50;  10- LLC+ДР+-ТОК;

  *-  достоверность отличий по отношению к интактной группе при р<0,05;

  **-  достоверность отличий по отношению к LLC при р<0,05;

  ***-достоверность отличий по отношению к LLC+ДР при р<0,05.

Рис. 2. Влияние мексидола,  эмоксипина, 3-ОПЦ и -токоферола на количественное содержание лейкоцитов в крови мышей с LLC при терапии доксорубицином  (14-е сутки эксперимента).

К 22-м суткам у животных в группе с ДР отмечалась более выраженная анемия, которая характеризовалась уменьшением числа эритроцитов по сравнению с I группой (LLC). Сохранялась лейкопения: содержание лейкоцитов было на 38,5% меньше (р<0,05) по сравнению с I группой животных, причем не за счет  нейтрофилов, как на 14-е сутки, а за счет  уменьшения числа лимфоцитов (на 44,4%, р<0,05).  При этом в костном мозге регистрировалось достоверное увеличение количества метамиелоцитов и сокращение числа базофильных и полихроматофильных нормоцитов. 

Увеличивали количество эритроцитов в крови на 22-е сутки мексидол в дозах 25 и 50 мг/кг и эмоксипин в дозе 25 мг/кг.

Мексидол, эмоксипин в исследуемых дозах и 3-ОПЦ в дозе 50 мг/кг достоверно предупреждали развитие лейкопении на 22-е сутки. Мексидол в обеих дозах и эмоксипин в дозе 25 мг/кг статистически значимо увеличивали содержание лимфоцитов в крови. 

В костном мозге позитивные изменения в эритроидном ростке возникали только под влиянием мексидола: в дозе 25 мг/кг он достоверно увеличивал количество полихроматофильных нормоцитов, а в дозе 50 мг/кг – базофильных по отношению к группе с одним ДР. В гранулоцитарном ростке в группах с комбинированным лечением, кроме -токоферола, сохранялся повышенный уровень метамиелоцитов и нормализовывалось количество палочкоядерных и сегментоядерных нейтрофилов.

Таким образом, монотерапия ДР также приводила к повреждению миело- и эритрокариоцитарного ростков кроветворения с развитием лейкопении и эритроцитопении. При этом на 14-е сутки количество лейкоцитов уменьшалось преимущественно за счет развития нейтропении, а на 22-е сутки –  лимфопении.  Применение мексидола в обеих изучаемых дозах уменьшало повреждающее действие ДР на гранулоцитопоэз, и в периферической крови увеличивалось количество нейтрофилов, а на 22-е сутки опыта предупреждало развитие индуцированной ДР лимфопении. Гематопротекторный эффект мексидола на эритропоэз проявился только к 22-м суткам эксперимента, при этом в крови увеличивалось количество эритроцитов, а в костном мозге – число базофильных и полихроматофильных нормоцитов. Применение эмоксипина также уменьшало повреждающее действие ДР на гранулоцитопоэз, и в периферической крови увеличивалось количество нейтрофилов, а на 22-е сутки опыта эмоксипин лишь в дозе 25 мг/кг предупреждал развитие лимфопении. Гематопротекторный эффект эмоксипина на эритропоэз проявился в дозе 25 мг/кг как на 14-е, так и на 22-е сутки опыта.

У животных с меланомой В16 на 14-е сутки эксперимента также развивалась анемия: содержание гемоглобина снижалось на 44,3% (р<0,001), а эритроцитов – на 20,9% (р<0,01) по сравнению с интактными животными.

Введение ЦП усиливало анемию и приводило к развитию лейкопении у  животных: содержание эритроцитов и гемоглобина снижалось на 17,07% и 18,9% соответственно (р<0,05),  а количество лейкоцитов на 39,6% (р<0,05) по сравнению с нелеченными животными. Лейкопения была обусловлена развитием лимфопении (рис. 3). В костном мозге наблюдалось  угнетение пролиферативной активности незрелых гранулоцитов, что выражалось в полном исчезновении бластов и достоверном уменьшении количества миелоцитов.  При этом нарастало количество сегментоядерных нейтрофилов на 150,4% (р<0,001) по отношению к нелеченным животным. 

В эритроидном ростке отмечалось полное исчезновение базофильных, оксифильных нормоцитов и уменьшение количества полихроматофильных нормоцитов. 

Мексидол, эмоксипин и 3-ОПЦ во всех исследуемых дозах достоверно предупреждали развитие лейкопении. Мексидол в дозе 50 мг/кг увеличивал и число лимфоцитов (рис. 3). В эритроидном ростке костного мозга изменения происходили только под влиянием 3-ОПЦ в дозе 50 мг/кг: на 358,3% (р<0,05) увеличивалось количество полихроматофильных нормоцитов по отношению к животным, леченным одним ЦП. В гранулоцитарном ростке эмоксипин в обеих дозах и мексидол и 3-ОПЦ в дозах 50 мг/кг достоверно увеличивали число миелоцитов в костном мозге, а также уменьшали содержание сегментоядерных нейтрофилов по сравнению с группой с одним ЦП.

К 22-м суткам развивалась тромбоцитопения как в группе В16 без лечения, так и в группе В16+ЦП. Также на 22-е сутки отмечалась более выраженная анемия у животных I (В16) группы и сохранялась анемия во II группе (В16+ЦП). Общее количество лейкоцитов у животных без лечения к этому моменту не отличалось от такового у интактных мышей, однако развивалась лимфопения. Клеточный состав костного мозга отличался от интактного достоверным снижением числа сегментоядерных нейтрофилов на 51,3%. 

Примечание:

  1- интактные животные; 2- В16 без лечения ;  3- В16+ЦП; 4- В16+ЦП+МЕК 25; 5- В16+ЦП+МЕК 50;  6- В16+ЦП+ЭМ 12,5;

  7- В16+ЦП+ЭМ 25; 8- В16+ЦП+3-ОПЦ 25; 9- В16+ЦП+3-ОПЦ 50;  10- В16+ЦП+-ТОК;

  *-  достоверность отличий по отношению к интактной группе при р<0,05;

  **-  достоверность отличий по отношению к В16 при р<0,05;

  ***-достоверность отличий по отношению к В16+ЦП при р<0,05.

Рис. 3. Влияние мексидола, эмоксипина, 3-ОПЦ и -токоферола на количественное содержание лейкоцитов в крови мышей с меланомой В16 при терапии цисплатином (14-е сутки эксперимента).

В группе с монотерапией ЦП сохранялась лейкопения и развивалась более выраженная лимфопения: количество лейкоцитов снижалось на  31,25% (р<0,05), лимфоцитов – на 44,95% (р<0,001) по отношению к животным без лечения. В костном мозге регистрировалось достоверное увеличение на 246,8% количества миелоцитов по отношению к I группе (В16) и повышение числа палочкоядерных и сегментоядерных нейтрофилов. В эритроидном ростке отмечалось статистически значимое сокращение количества базофильных и полихроматофильных нормоцитов и полностью исчезали оксифильные.

Предупреждали развитие тромбоцитопении наиболее эффективно мексидол в обеих исследуемых дозах и 3-ОПЦ в дозе 50 мг/кг. Предупреждал развитие лейкопении лишь мексидол в дозах 25 и 50 мг/кг, при этом достоверно увеличивалось и количество лимфоцитов – на 72,5% и 60,5% соответственно по отношению к группе с одним ЦП. Число лимфоцитов достоверно увеличивалось на 49,5% и на фоне 3-ОПЦ в дозе 50 мг/кг при отсутствии коррекции общего числа лейкоцитов. В костном мозге на фоне 3-ОПЦ появлялись оксифильные нормоциты. В гранулоцитарном ростке под влиянием мексидола, эмоксипина и 3-ОПЦ отмечалась нормализация количества палочкоядерных нейтрофилов.

Таким образом, монотерапия ЦП приводила к повреждению миело- и эритрокариоцитарного ростков кроветворения, развитию лейкопении (за счет уменьшения числа лимфоцитов) и эритроцитопении. Применение мексидола, эмоксипина и 3-ОПЦ уменьшало повреждающее действие ЦП на гранулоцитопоэз, предупреждало развитие лейкопении, однако степень тяжести лимфопении при этом уменьшал только мексидол в дозе 50 мг/кг. На 22-е сутки опыта мексидол в обеих исследуемых дозах и 3-ОПЦ в дозе 50 мг/кг предупреждали развитие тромбоцитопении, обусловленной опухолевым процессом. Из всех антиоксидантов только на фоне 3-ОПЦ в дозе 50 мг/кг в костном мозге нормализовывалось количество полихроматофильных и оксифильных нормоцитов, что свидетельствует об уменьшении повреждения эритрокариоцитарного ростка кроветворения под влиянием этого средства. Однако это не сопровождалось ростом числа эритроцитов в периферической крови. Устранял лейкопению и лимфопению после введения ЦП на 22-е сутки эксперимента только мексидол в обеих исследуемых дозах, а 3-ОПЦ в дозе 50 мг/кг –  лимфопению.

5-ФУ усиливал эритроцитопению и приводил к развитию лейкопении у животных на 14-е сутки эксперимента: содержание эритроцитов и лейкоцитов снизилось на 21,9% (р<0,05) и 81,6% (р<0,001) соответственно по сравнению с животными I гр. (В16). При этом лейкопения была обусловлена развитием нейтро- и лимфопении: количество нейтрофилов было на 88,3% (р<0,05), а лимфоцитов – на 72,6% меньше (р<0,001), чем у нелеченных животных. Также на фоне монотерапии 5-ФУ отмечалось увеличение содержания в крови тромбоцитов на 34,3% (р<0,05) по сравнению с нелеченными мышами. В костном мозге наблюдалось угнетение пролиферативной активности незрелых гранулоцитов, что выражалось в достоверном уменьшении количества миелоцитов, метамиелоцитов и нарастании сегментоядерных нейтрофилов по отношению к I группе. В эритроидном ростке отмечалось полное исчезновение оксифильных нормоцитов и уменьшение количества полихроматофильных.

Эритроцитопению не корригировал ни один препарат. Повышенный уровень тромбоцитов сохранялся и в группах с антиоксидантами, за исключением групп с мексидолом и -токоферолом, в которых количество тромбоцитов не отличалось от такового интактных животных.

Уменьшал степень тяжести лейкопении после введения 5-ФУ только мексидол в дозе 50 мг/кг, при этом увеличивалось как число нейтрофилов, так и лимфоцитов – на 76,9% и 106,2% соответственно (р<0,05). Мексидол в дозе 25 мг/кг достоверно увеличивал только количество лимфоцитов. В костном мозге антиоксиданты не влияли на эритроидный росток кроветворения. Мексидол в дозе 50 мг/кг в 9 раз (р<0,05) увеличивал количество метамиелоцитов по сравнению с группой с монотерапией 5ФУ. 

На 22-е сутки сохранялась анемия в группе В16+5-ФУ, равно как и на фоне антиоксидантной терапии.  В группе с монотерапией 5-ФУ регистрировался лейкоцитоз за счет нейтрофиллеза. В группах с антиоксидантами также отмечался лейкоцитоз с нейтрофиллезом.  В костном мозге отмечалось лишь достоверное снижение содержания сегментоядерных нейтрофилов до уровня интактных животных под влиянием мексидола и эмоксипина в дозах 25 мг/кг, а также 3-ОПЦ в обеих дозах.

Таким образом, монотерапия 5ФУ приводила к повреждению миело- и эритрокариоцитарного ростков кроветворения, что сопровождалось развитием выраженной лейкопении и эритроцитопении. Из всех антиоксидантов только мексидол в дозе 50 мг/кг уменьшал повреждающее действие 5ФУ на гранулоцитопоэз, увеличивая содержание в костном мозге метамиелоцитов, снижал степень тяжести лейкопении, увеличивая количество нейтрофилов и лимфоцитов в крови. Мексидол в дозе 25 мг/кг уменьшал выраженность лимфопении. 

Несмотря на различную эффективность используемых антиоксидантов в качестве корректоров миелотоксичности цитостатиков в зависимости от групповой принадлежности противоопухолевого препарата, наиболее выраженными миелопротекторными свойствами обладал мексидол. Из всех изученных антиоксидантов он же предупреждал развитие лимфопении после введения противоопухолевых препаратов различных групп.

2. Изучение гепатопротекторных свойств антиоксидантов при химиотерапии экспериментальных опухолей

На 22-е сутки эксперимента у животных с LLC, не получавших лечения, содержание АЛТ и АСТ  возрастало на 62,6% и 70,45% соответственно (р<0,05) и снижалось содержание общего белка и альбуминов в сыворотке крови на 21,6% и 30,88% соответственно (р<0,05) по отношению к интактным (рис. 4). При этом возникали соответствующие морфологические изменения в печени: ядра клеток увеличены в размерах, с четкой цитолеммой,  отмечалась клеточная инфильтрация перипортальных трактов и перисинусоидальных пространств (в основном, лимфоидными элементами), в отдельных полях зрения встречались мостовидные некрозы гепатоцитов.

У животных, получавших один ЦФ, уровень АЛТ и АСТ и показатели общего белка и альбуминов не отличались от соответствующих показателей в группе животных с LLC без лечения (рис. 4). При этом отмечались более выраженные дистрофические и структурные изменения в печени: в гепатоцитах цитоплазма становилась пенистой, разряженной, встречались ядра с крупными ядрышками. Перипортальные тракты обильно инфильтрированы полиморфноядерными клеточными элементами. Увеличивалось количество мостовидных некрозов.

У мышей, получавших ДР, содержание АЛТ не отличалось, а АСТ – увеличивалось на 18,67% (р<0,05) по отношению к соответствующим показателям у нелеченных животных (рис. 5).

  Примечание:

  1- интактные животные; 2- LLC без лечения ; 3- LLC+ЦФ;  4- LLC+ЦФ+МЕК 25;  5- LLC+ЦФ+МЕК 50; 6- LLC+ЦФ+ЭМ 12,5;

  7- LLC+ЦФ+ЭМ 25;  8- LLC+ ЦФ+3-ОПЦ 25; 9- LLC+ЦФ+3-ОПЦ 50;  10- LLC+ЦФ+-ТОК;

  *-  достоверность отличий по отношению к интактной группе при р<0,05;

  ***-достоверность отличий по отношению к LLC+ЦФ при р<0,05.

Рисунок 4.  Влияние мексидола, эмоксипина, 3-ОПЦ и -токоферола на концентрацию АЛТ и АСТ в сыворотке крови мышей с LLC при введении циклофосфана.

  Примечание:

  1- интактные животные; 2- LLC без лечения ; 3- LLC+ДР; 4- LLC+ДР+МЕК 25; 5- LLC+ДР+МЕК 50;  6- LLC+ДР+ЭМ 12,5;

  7- LLC+ДР+ЭМ 25; 8- LLC+ ДР+3-ОПЦ 25;  9- LLC+ДР+3-ОПЦ 50;  10- LLC+ДР+-ТОК;

  *-  достоверность отличий по отношению к интактной группе при р<0,05;

  **-  достоверность отличий по отношению к LLC при р<0,05;

  ***-достоверность отличий по отношению к LLC+ДР при р<0,05.

Рисунок 5.  Влияние мексидола, эмоксипина, 3-ОПЦ и -токоферола на содержание АЛТ и АСТ в сыворотке крови мышей с LLC при введении доксорубицина.

Более значимый подъем АСТ под влиянием ДР может свидетельствовать о тяжелом поражении не только наружных мембран клеток, но и мембран внутриклеточных органелл (митохондрий), так как АСТ расположена преимущественно в митохондриях и реагирует на тяжелые повреждения кардиомиоцитов и гепатоцитов (Ткачук В.А., 2004). Показатели общего белка и альбуминов сохранялись на уровне таковых I группы (LLC). В печени наряду с явлениями гиалиново-капельной и вакуольной дистрофии отмечались множественные мелкоочаговые, центролобулярные и мостовидные некрозы, нарастание лимфогистиоцитарной инфильтрации стромы по сравнению с животными, не получавшими лечения.

Достоверно снижали уровень АЛТ и АСТ, и, таким образом, наиболее эффективно предупреждали развитие цитолитического синдрома у животных, получавших ЦФ, мексидол в дозе 25 мг/кг и эмоксипин в дозе 12,5 мг/кг (рис. 4). Мексидол в дозе 50 мг/кг и эмоксипин в дозе 25 мг/кг снижали только содержание АЛТ. 3-ОПЦ в дозе 50 мг/кг уменьшал только АСТ. Из всех антиоксидантов только 3-ОПЦ в дозе 25 мг/кг достоверно восстанавливал до исходных значений содержание общего белка и альбуминов, а эмоксипин в дозе 12,5 мг/кг повышал лишь концентрацию общего белка.

У мышей, леченных ДР, достоверно снижали уровень АЛТ и АСТ мексидол в дозе 50 мг/кг и эмоксипин в дозе 25 мг/кг (рис. 5).

Мексидол в дозе 25 мг/кг и эмоксипин в дозе 12,5 мг/кг статистически значимо снижали только содержание АЛТ, а 3-ОПЦ в дозах 25 и 50 мг/кг уменьшал только уровень АСТ. Повышение содержания общего белка и альбуминов до исходных значений у интактных животных отмечалось при введении эмоксипина и 3-ОПЦ в дозах 25 мг/кг. Мексидол в дозах 25 и 50 мг/кг достоверно повышал содержание только альбуминов, а эмоксипин в дозе 12,5 мг/кг – только общего белка.

Таким образом, мексидол и эмоксипин предупреждали развитие цитолитического синдрома, причем более эффективно в дозах 25 и 12,5 мг/кг соответственно, что нашло отражение в предупреждении развития гиперферментемии АЛТ и АСТ при опухолевом процессе и терапии ЦФ, однако не предупреждали снижения содержания альбуминов. 3-ОПЦ оказался менее эффективным, чем мексидол и эмоксипин, так как лишь в дозе 50 мг/кг ограничивал только рост концентрации АСТ. В крови, в дозе 25 мг/кг он способствовал нормализации содержания общего белка и альбуминов. При введении ДР мексидол и эмоксипин предупреждали развитие цитолитического синдрома более эффективно в дозах 50 и 25 мг/кг.  3-ОПЦ снижал концентрацию только АСТ. Мексидол увеличивал содержание альбуминов в сыворотке крови, но не общего белка. Эмоксипин и 3-ОПЦ лишь в дозах 25 мг/кг эффективно увеличивали содержание альбуминов и общего белка в сыворотке крови. Все это сопровождалось уменьшением выраженности морфологических изменений в печени, а, следовательно, оказывали гепатопротекторное действие при введении циклофосфана и доксорубицина животным с LLC. 

На 22-е сутки эксперимента у животных с меланомой В16, не получавших лечения, уровень АЛТ и АСТ  возрастал на 96,7% (р<0,05) и 120% (р<0,01), а  содержание общего белка и альбуминов в сыворотке крови снижалось на 16,6% и 32,2% соответственно (р<0,01) по сравнению с интактными (табл. 3). При этом морфологически в печени отмечалась клеточная инфильтрация перипортальных трактов и перисинусоидальных пространств (в основном, лимфоидными элементами), в отдельных полях зрения встречались мостовидные некрозы гепатоцитов.

В группе с монотерапией ЦП уровень АЛТ и АСТ, содержание общего белка и альбуминов, равно как и морфологическая картина печени не отличались от таковых у нелеченных животных.

В использованной терапевтической дозе цисплатин не проявил признаков нефротоксичности: уровень креатинина снижался на 37,5% (р<0,05) по отношению к нелеченным животным, а гистоструктура почек соответствовала таковой интактных животных. 

В группах с мексидолом, 3-ОПЦ во всех дозах и эмоксипином в дозе 12,5 мг/кг концентрация АЛТ не отличалась от таковой у интактных животных. Уровень АСТ достоверно снижал только 3-ОПЦ в обеих дозах (табл. 3).

Таблица 3

Влияние мексидола, эмоксипина, 3-ОПЦ и -токоферола на концентрацию АЛТ, АСТ, общего белка и альбуминов в сыворотке крови мышей с меланомой В16 на фоне введения цисплатина

Группы животных

АЛТ,

ммоль/л

АСТ,

ммоль/л

Общий белок, г/л

Альбумины, г/л

Интактные

0,6±0,12

0,75±0,1

55,86±2,03

35,67±2,88

В16

1,18±0,19

р1<0,05

1,65±0,18

р1<0,01

46,57±1,99

р1<0,01

24,17±1,74

р1<0,01

В16+ЦП

1,28±0,2

р1<0,05

1,5±0,17

р1<0,01

48,5±2,43

р1<0,05

27,33±2,15

р1<0,05

В16+ЦП+МЕК 25

0,93±0,23

1,5±0,1

р1<0,001

49,5±3,8

26,83±2,06

р1<0,05

В16+ЦП+МЕК 50

0,97±0,18

1,46±0,14

р1<0,01

48,9±3,56

27,5±1,48

р1<0,05

В16+ЦП+ЭМ 12,5        

1,08±0,2

1,73±0,14

р1<0,001

40,17±1,74

р1,3,4<0,05

24,17±1,08

р1<0,01

В16+ЦП+ЭМ 25

1,26±0,15

р1<0,01

1,93±0,13

р1<0,001

45,0±1,98

р1<0,01

25,5±1,09

р1<0,01

В16+ЦП+3-ОПЦ25

0,75±0,22

1,15±0,08

р1,2,4,6,7<0,05

48,83±2,54

29,17±2,13

В16+ЦП+3-ОПЦ50

0,97±0,17

1,07±0,076

р1-7<0,05

49,7±1,93

30,17±2,21

В16+ЦП+-ТОК

1,27±0,24

р1<0,05

1,8±0,15

р1,8,9<0,01

46,33±2,98

р1<0,05

23,67±1,23

р1,8,9<0,05

Примечание: р1 рассчитана по отношению к интактной группе; р2 – к группе В16; 

р3 – к группе В16+ЦП; р4 – к группе В16+ЦП+МЕК25;

р5 – к группе В16+ЦП+МЕК50; р6 – к группе В16+ЦП+ЭМ 12,5;

р7 – к группе В16+ЦП+ЭМ 25;  р8 – к группе В16+ЦП+3-ОПЦ25;

р9 – к группе В16+ЦП+3-ОПЦ50.

На фоне 3-ОПЦ содержание общего белка и альбуминов не отличалось от значений интактных животных, а в группах с мексидолом – только концентрация общего белка (табл. 3). Мексидол и 3-ОПЦ предупреждали снижение содержания креатинина в сыворотке крови после введения цисплатина.

Таким образом, мексидол в двух дозах и эмоксипин в дозе 12,5 мг/кг ограничивали повышение концентрации только АЛТ, а 3-ОПЦ в обеих дозах – как АЛТ, так и АСТ. Следовательно, на фоне цисплатина более эффективно предупреждает развитие цитолитического синдрома 3-ОПЦ. Мексидол препятствовал снижению содержания в сыворотке крови общего белка, но не альбуминов, тогда как 3-ОПЦ препятствовал снижению и общего белка, и альбуминов. Все исследуемые антиоксиданты снижали выраженность некробиотических изменений гепатоцитов.

У животных, получавших 5ФУ, содержание АЛТ не отличалось от такового в группе интактных и нелеченных мышей одновременно, уровень АСТ  снижался на 30,3% (р<0,05) по сравнению с нелеченными животными с меланомой, но, тем не менее, был выше, чем у интактных мышей.  Показатели общего белка и альбуминов достоверно восстанавливались до исходного уровня интактных животных. В группах с комбинированным введением 5ФУ с мексидолом и эмоксипином в дозе 12,5 мг/кг, по сравнению с лечением одним 5ФУ, отмечалось более значимое снижение концентрации АЛТ, которая была достоверно ниже по отношению к таковой у нелеченных мышей. Следовательно, терапия одним 5-фторурацилом приводила к ограничению роста концентрации трансаминаз и восстановлению содержания общего белка и альбуминов в сыворотке крови. На фоне мексидола и эмоксипина в дозе 12,5 мг/кг отмечалось более эффективное снижение уровня АЛТ.

Таким образом, мексидол, эмоксипин и 3-ОПЦ проявили гепатопротекторные свойства у мышей с LLC и меланомой В16 при химиотерапии циклофосфаном, доксорубицином, цисплатином и 5-фторурацилом. Следует отметить большую тропность 3-ОПЦ к восстановлению концентрации АСТ, чем АЛТ, причем это прослеживается на обеих моделях перевивных опухолевых систем при терапии всеми исследуемыми цитостатиками.

3. Изучение кардиопротекторных свойств исследуемых антиоксидантов при их сочетанном применении с доксорубицином и цисплатином

При оценке активности КФК МВ в сыворотке крови на 22-е сутки эксперимента у животных с LLC, получавших ДР в монорежиме, как и в группах с сочетанным введением ДР и изучаемых антиоксидантов не было выявлено различий в сравнении с интактными животными и опухоленосителями без лечения. Однако при оценке морфологических изменений в сердце были выявлены следующие изменения:  у животных с LLC без лечения по сравнению с интактными отмечалось увеличение ядер кардиомиоцитов с повышением содержания и размеров ядрышек. В межуточной ткани отмечался незначительный отек. После лечения одним ДР в миокарде выявлены выраженные дистрофические изменения кардиомиоцитов в виде гиалиново-капельной и вакуольной дистрофии. Ядра клеток увеличены в размерах с грубоконденсированным хроматином. Между отдельными кардиомиоцитами встречались единичные мононуклеарные лейкоциты. Развивались  резковыраженные сосудистые нарушения: смешанное полнокровие, периваскулярный отек, эритро- и лейкодиапедез.

Мексидол, эмоксипин и 3-ОПЦ снижали кардиотоксичность доксорубицина в эксперименте, что проявлялось значительным уменьшением выраженности дистрофических и некробиотических изменений в ткани миокарда, явлений межуточного отека.

В эксперименте на аутбредных крысах введение доксорубицина приводило к достоверному снижению ЧСС у экспериментальных животных на 8,4%, а также увеличению QTd (на 140% по отношению к интактным, р<0,001) и QTdc (на 138,9%, р<0,001).

Эффективно предупреждали развитие брадикардии на фоне доксорубицина мексидол в дозах 5 и 25 мг/кг, а также 3-ОПЦ в дозе 25 мг/кг. Достоверно ограничивали рост QTd и QTdc мексидол во всех исследуемых дозах и 3-ОПЦ в дозах 25 и 50 мг/кг. Наиболее эффективными оказались мексидол в дозах 5 и 25 мг/кг и 3-ОПЦ в дозе 25 мг/кг: в этих группах QTd и QTdc снижались до исходного уровня интактных животных. 

Известно, кардиотоксичность развивается в большинстве случаев при применении антрациклиновых противоопухолевых антибиотиков, но и от 2 до 5% больных,  получавших винкристин, цисплатин и таксол. Поэтому интересным было оценить и воздействие цисплатина на показатели биоэлектрической активности миокарда у аутбредных крыс и изучить возможность использования антиоксидантов для снижения риска развития данного побочного эффекта. Оказалось, что снижение ЧСС, увеличение QTd и QTdc отмечается и при введении цисплатина. Предупреждали развитие брадикардии мексидол в дозе 50 мг/кг и 3-ОПЦ в дозах 5 и 50 мг/кг. Наиболее эффективно ограничивали рост QTd и QTdc при введении цисплатина мексидол и 3-ОПЦ в дозах 25 мг/кг.

Тем не менее, более выраженные изменения в биоэлектрической активности сердца крыс возникали после введения доксорубицина по сравнению с группой с цисплатином. Известно, что кардиотоксичность доксорубицина носит кумулятивный характер, однако даже при однократном его введении в исследуемой дозе QTdc  была достоверно больше на 36,9%, чем в группе с цисплатином.

Таким образом, исследуемые антиоксиданты – производные 3-оксипиридина – проявили кардиопротекторные свойства при введении доксорубицина и цисплатина.

4. Оценка показателей продуктов ПОЛ и активности каталазы и супероксиддисмутазы (СОД) в сыворотке крови и основных органах-мишенях животных при сочетанном введении цитостатиков с исследуемыми антиоксидантами

На 22-е сутки эксперимента у животных  с LLC в сыворотке крови отмечалось увеличение концентрации МДА на 73,15% (р<0,01) и снижение активности каталазы на 59% (р<0,05) по сравнению с интактными животными, что свидетельствует об активации свободнорадикального перекисного окисления в период прогрессии опухолевого процесса (рис. 6). В печени также отмечалась активация ПОЛ: уровень МДА в органе достоверно увеличивался на 112,57%, Fe-МДА – на 170,98%. При этом активность каталазы повышалась на 319,3% (р<0,001), а активность СОД не изменялась (табл. 4). Повышение активности каталазы косвенно может свидетельствовать об увеличении концентрации Н2О2.

Примечание:

  1- интактные животные; 2- LLC без лечения ; 3- LLC+ЦФ;  4- LLC+ЦФ+МЕК 25;  5- LLC+ЦФ+МЕК 50; 6- LLC+ЦФ+ЭМ 12,5;

  7- LLC+ЦФ+ЭМ 25;  8- LLC+ ЦФ+3-ОПЦ 25; 9- LLC+ЦФ+3-ОПЦ 50;  10- LLC+ЦФ+-ТОК;

  *-  достоверность отличий по отношению к интактной группе при р<0,05;

  **-  достоверность отличий по отношению к LLC при р<0,05;

  ***-достоверность отличий по отношению к LLC+ЦФ при р<0,05.

Рисунок 6.  Влияние мексидола, эмоксипина, 3-ОПЦ и -токоферола на показатели ПОЛ (МДА, Fe-МДА и каталазы в сыворотке крови) у экспериментальных мышей с LLC при введении циклофосфана.

При монотерапии циклофосфаном концентрация МДА в сыворотке крови сохранялась высокой, а активность каталазы восстанавливалась до исходного значения интактных  животных (рис. 6). В печени при терапии ЦФ отмечалось резкое снижение уровня МДА и Fe-МДА: концентрация их была даже ниже, чем у интактных животных, на 40,1% и 58%  соответственно (р<0,05, табл. 4). Активность каталазы снижалась на 43,6% по сравнению с I группой животных (LLC), а активность СОД  - на 49,2% (р<0,001). 

Снижение активности СОД может быть связано с частичной инактивацией этого фермента под влиянием повышенных уровней АФК и продуктов окисления липидов. Все это может сопровождаться не повышением, а снижением уровня МДА и Fe-МДА в изучаемом органе. Учитывая, что организм животных находится в состоянии онкогенного стресса, можно предположить, что к этому времени развивается  3-я стадия адаптации к последнему в соответствии с показателями ПОЛ – стадия истощения, характеризующаяся снижением активности как антиокислительных систем, так и ПОЛ (Казанова Г.В. и соавт., 1997).

Таблица 4

Влияние мексидола, эмоксипина, 3-ОПЦ и -токоферола на показатели ПОЛ  (МДА, Fe-МДА, каталазы и СОД в печени) у экспериментальных мышей с LLC на фоне введения циклофосфана

Группы животных

Показатели

МДА, мкмоль/л

Fe-МДА, мкмоль/л

Каталаза, мккат/л

СОД,

ЕА/г. ткани

Интактные

8,67±0,96

8,82±1,63

0,186±0,02

39,4±2,9

LLC

18,43±0,93

р1<0,001

23,9±2,3

р1<0,001

0,78 ±0,03

р1<0,001

35,87 ±0,5

LLC+ЦФ

5,19 ±0,62

р1,2<0,05

3,7 ±0,52

р1,2<0,05

0,44 ±0,02

р1,2<0,001

20,0 ±1,15

р1,2<0,001

LLC+ЦФ+МЕК 25

8,63 ±0,68

р2,3<0,01

9,8 ±0,67

р2,3<0,001

0,56 ±0,03

р1,2,3<0,01

31,07 ±2,5

р3<0,01

LLC+ЦФ+МЕК 50

5,86 ±0,52

р1,2,4<0,05

7,75 ±1,3

р2,3<0,05

0,7 ±0,03

р1,3,4<0,01

27,15 ±2,8

р1,2,3<0,05

LLC+ЦФ+ЭМ12,5

8,1 ±1,06

р2,3<0,05

15,8 ±1,46

р1,2,3,4,5<0,05

0,365 ±0,04

р1,2,4,5<0,01

25,0 ±1,43

р1,2,3<0,05

LLC+ЦФ+ЭМ 25

5,12 ±0,43

р1,2,4,6<0,05

7,6 ±0,59

р2,3,4,6<0,05

0,865 ±0,04

р1,3,4,5,6<0,01

30,99 ±1,02

р1,2,3,6<0,05

LLC+ЦФ+3-ОПЦ 25

9,89 ±0,93

р2,3,5,7<0,01

13,82 ±2,1

р2,3,5,7<0,05

1,3 ±0,15

р1-7<0,05

27,43 ±1,4

р1,2,3<0,01

LLC+ЦФ+3-ОПЦ 50

15,18 ±0,82

р1-8<0,05

17,77 ±1,03

р1,3,4,5,7<0,001

0,72 ±0,04

р1,3,4,6,7,8<0,05

31,42 ±2,3

р3,6<0,05

LLC+ЦФ+-ТОК

7,33 ±0,85

р2,9<0,05

17,1 ±1,23

р1,2,3,4,5,7<0,05

0,47 ±0,03

р1,2,5,7-9<0,001

31,3 ±1,87

р1,2,3,6<0,05

Примечание: р1 рассчитана по отношению к интактной группе; р2 – к группе I (LLC); 

р3 – к группе II (LLC+ЦФ); р4 – к группе III (LLC+ЦФ+МЕК25);

р5 – к группе IV (LLC+ЦФ+МЕК50); р6 – к группе V (LLC+ЦФ+ЭМ 12,5);

р7 – к группе VI (LLC+ЦФ+ЭМ 25);  р8 – к группе VII (LLC+ЦФ+3-ОПЦ25);

р9 – к группе VIII (LLC+ЦФ+3-ОПЦ50).

Способствовали нормализации свободнорадикальных процессов у экспериментальных животных все исследуемые антиоксиданты. Наиболее эффективными в этом плане оказались мексидол в дозе 25 мг/кг, эмоксипин в дозе 25 мг/кг и 3-ОПЦ, так как достоверно снижали содержание МДА до исходного значения интактных животных (рис. 6).

В печени достоверно восстанавливали концентрацию МДА и Fe-МДА до исходных значений интактных животных мексидол и 3-ОПЦ в дозах 25 мг/кг. Активность каталазы и СОД в печени увеличивали мексидол и 3-ОПЦ в обеих дозах, эмоксипин в дозе 25 мг/кг (табл. 4).

Таким образом, опухолевый процесс сопровождался активацией свободнорадикальных процессов в организме экспериментальных животных, о чем свидетельствовало накопление промежуточных продуктов ПОЛ в сыворотке крови и печени. Аналогичная картина в сыворотке крови отмечалась при лечении циклофосфаном в монорежиме. Мексидол, эмоксипин и 3-ОПЦ снижали уровень продуктов ПОЛ в крови при опухолевом процессе и терапии циклофосфаном. Кроме того, мексидол, эмоксипин и 3-ОПЦ корригировали изменения ПОЛ в  печени, оказывая модулирующее влияние на уровень МДА, каталазы и СОД.

Монотерапия ДР приводила к достоверному резкому снижению концентрации МДА и Fe-МДА в сыворотке крови даже ниже исходного уровня интактных животных. Активность каталазы при этом восстанавливалась до исходного значения интактных  животных. В печени также отмечалось достоверное резкое снижение уровня МДА и Fe-МДА ниже показателей интактных животных, а также снижение активности СОД.

В сердце у животных I группы к 22-м суткам отмечалось достоверное увеличение содержания Fe-МДА по сравнению с интактными без увеличения уровня МДА. При этом отмечалось снижение активности СОД (р<0,001) без изменений активности каталазы (табл. 5). После терапии ДР отмечалось значительное снижение содержания МДА в сердце (на 54,4% по отношению к интактным животным, р<0,05), Fe-МДА (на 75,4%, р<0,001), а также активности каталазы и СОД (на 70,8% и 73% соответственно, р<0,001, табл. 5).

Все исследуемые антиоксиданты достоверно восстанавливали концентрацию МДА и Fe-МДА в крови до исходных значений интактных животных, при этом активность каталазы также не отличалась от таковой у последних. В печени достоверно восстанавливали уровень МДА и Fe-МДА до показателей интактной группы, при этом повышая активность каталазы и СОД по сравнению с группой с одним ДР, мексидол в дозе 25 мг/кг и 3-ОПЦ в обеих дозах. В группах с мексидолом в дозе 50 мг/кг и эмоксипином в дозе 25 мг/кг повышение активности каталазы и СОД сопровождалось не нормализацией, а повышением уровня МДА выше исходных значений (р<0,05). В сердце, по сравнению с группой с монотерапией ДР, достоверно восстанавливали уровень МДА и повышали значение Fe-МДА на фоне роста активности каталазы и СОД мексидол, эмоксипин и 3-ОПЦ во всех исследуемых дозах (табл. 5).

Таким образом, при введении доксорубицина наблюдалось снижение уровня МДА, Fe-МДА, активности каталазы и СОД в сыворотке крови, печени и сердце экспериментальных животных.

Исследуемые антиоксиданты оказывали модулирующее влияние на содержание перечисленных показателей в сыворотке крови, печени и сердце, восстанавливая концентрацию МДА, Fe-МДА, активность каталазы и СОД до исходных значений интактных животных, за исключением групп с максимальными использованными дозами антиоксидантов. 

Таблица 5

Влияние мексидола, эмоксипина, 3-ОПЦ и -токоферола на показатели ПОЛ  (МДА, Fe-МДА, каталазы и СОД в сердце) у мышей с LLC на фоне введения доксорубицина

Группы животных

Показатели

МДА, мкмоль/л

Fe-МДА, мкмоль/л

Каталаза, мккат/л

СОД,

ЕА/г. ткани

Интактные

10,46±0,88

34,3±3,7

0,719±0,03

53,47±6,9

LLC

9,05±1,39

49,99±4,2

р1<0,05

0,722 ±0,03

13,96 ±0,8

р1<0,001

LLC+ДР

4,77 ±1,04

р1,2<0,05

8,45 ±0,92

р1,2<0,001

0,21 ±0,025

р1,2<0,001

14,4 ±2,55

р1<0,001

LLC+ДР+МЕК 25

13,01 ±1,04

р2,3<0,05

17,54 ±1,7

р1,2,3<0,01

0,35 ±0,07

р1,2<0,001

28,07 ±3,8

р1,2,3<0,05

LLC+ДР+МЕК 50

13,67 ±1,26

р2,3<0,05

15,2 ±2,58

р1,2,3<0,05

0,53 ±0,05

р1,2,3<0,01

23,98 ±3,34

р1,2,3<0,05

LLC+ДР+ЭМ12,5

11,9 ±2,5

р3<0,05

16,5 ±1,84

р1,2,3<0,01

0,24 ±0,04

р1,2,5<0,001

24,37 ±2,07

р1,2,3<0,05

LLC+ДР+ЭМ 25

12,78 ±2,03

р3<0,01

22,2 ±3,63

р1,2,,3<0,05

0,715 ±0,09

р3,4,6<0,01

36,12 ±3,0

р1,2,3,5,6<0,05

LLC+ДР+3-ОПЦ 25

7,16 ±1,34

р4,5,7<0,05

10,72 ±2,19

р1,2,4,7<0,05

0,37 ±0,07

р1,2,7<0,01

36,23 ±3,14

р1,2,3,5,6<0,05

LLC+ДР+3-ОПЦ 50

11,39 ±1,89

р3<0,05

11,88 ±2,1

р1,2,7<0,05

0,62 ±0,03

р1,2,3,4,6,8<0,05

26,13 ±2,7

р1,2,3,7,8<0,05

LLC+ДР+-ТОК

17,76 ±2,38

р1,2,3,8<0,05

16,34 ±2,2

р1,2,3<0,01

0,46 ±0,075

р1,2,3,6<0,05

22,2 ±3,03

р1,2<0,05

Примечание: р1 рассчитана по отношению к интактной группе; р2 – к группе I (LLC); 

р3 – к группе X (LLC+ДР); р4 – к группе XI (LLC+ДР+МЕК25);

р5 – к группе XII (LLC+ДР+МЕК50); р6 – к группе XIII (LLC+ДР+ЭМ 12,5);

р7 – к группе XIV (LLC+ДР+ЭМ 25);  р8 – к группе XV (LLC+ДР+3-ОПЦ25);

р9 – к группе XVI (LLC+ДР+3-ОПЦ50).

При меланоме В16, как и при карциноме легкого Льюис, отмечалась активация процессов ПОЛ, на что указывало достоверное увеличение уровня МДА и снижение активности каталазы в сыворотке крови. Такая же картина отмечалась при монотерапии ЦП (рис. 7).

В печени у животных с перевивными опухолями, не получавших лечения, отмечалось лишь достоверное снижение активности СОД. После терапии ЦП отмечалось статистически значимое увеличение концентрации МДА в печени на фоне сниженной активности СОД.

В группах с антиоксидантами при сочетанном их введении с ЦП отмечалось достоверное снижение уровня МДА в сыворотке крови (рис. 7). В печени лишь мексидол в дозе 25 мг/кг нормализовал концентрацию МДА и активность СОД в органе.

Таким образом, в период прогрессии опухолевого процесса при меланоме В16, также как и при LLC, у животных отмечалась активация свободнорадикального перекисного окисления липидов. Такие же события развивались и при монотерапии животных цисплатином. Исследуемые антиоксиданты снижали показатели ПОЛ в сыворотке крови при сочетанном применении их с цисплатином.

Примечание:

  1- интактные животные; 2- В16 без лечения ;  3- В16+ЦП; 4- В16+ЦП+МЕК 25; 5- В16+ЦП+МЕК 50;  6- В16+ЦП+ЭМ 12,5;

  7- В16+ЦП+ЭМ 25; 8- В16+ЦП+3-ОПЦ 25; 9- В16+ЦП+3-ОПЦ 50;  10- В16+ЦП+-ТОК;

  *-  достоверность отличий по отношению к интактной группе при р<0,05;

  **-  достоверность отличий по отношению к В16 при р<0,05;

  ***-достоверность отличий по отношению к В16+ЦП при р<0,05.

Рис. 7. Влияние мексидола, эмоксипина, 3-ОПЦ и -токоферола на показатели ПОЛ (МДА, Fe-МДА и каталазы в сыворотке крови) у мышей с меланомой В16 при введении цисплатина.

На фоне химиотерапии 5-фторурацилом сохранялось повышенное содержание МДА в сыворотке крови. В печени после лечения 5-фторурацилом также отмечалось увеличение уровня МДА (в 1,4 раза, р<0,05) по сравнению с интактными животными, при этом повышалась активность каталазы (в 2,4 раза, р<0,001) и снижалась активность СОД (в 1,7 раза, р<0,001) по сравнению с нелеченными животными.

Исследуемые антиоксиданты, за исключением -токоферола, достоверно снижали уровень продуктов ПОЛ в сыворотке крови. Активность каталазы увеличивалась лишь в группах с мексидолом и эмоксипином. В печени статистически значимо снижали концентрацию продуктов ПОЛ на фоне 5-ФУ все исследуемые антиоксиданты.

Таким образом, при лечении животных с меланомой В16 5-фторурацилом сохранялась высокая концентрация МДА в сыворотке крови и дополнительно возрастала в печени. Исследуемые антиоксиданты при сочетанном применении их с 5-фторурацилом снижали концентрацию МДА в сыворотке крови и печени.

Следовательно, изучаемые антиоксиданты способны понизить уровень продуктов ПОЛ у животных с опухолью при введении цитостатических средств.

5. Оценка терапевтической эффективности сочетанного применения цитостатиков с антиоксидантами

Изучение противоопухолевого эффекта при сочетанном воздействии использованных цитостатиков с мексидолом, эмоксипином, 3-ОПЦ и -токоферолом показало, что индекс торможения роста первичного опухолевого узла не отличался от такового показателя в группах с введением противоопухолевых средств в монорежиме.

При изучении антиметастатической эффективности нами установлено, что у мышей, получавших ЦФ, индекс ингибирования процесса метастазирования (ИИМ) составил 94,8%, при этом практически не уменьшалась частота метастазирования по сравнению с нелечеными животными. Все животные были с 1 (90%) и 2 степенью (10%) (р<0,05) метастатического поражения легких против 3 (20%), 4 (13,3%) и 5 степени (66,7%) в группе без лечения (табл. 6).

Таблица 6

Показатели антиметастатической эффективности сочетанного применения циклофосфана и антиоксидантов у мышей с карциномой легкого Льюис

Группа

Процент

животных с

метаста-зами

Среднее

число метаста-

зов

Количество животных с

0-5 степенью поражения легких, %

ИИМ,

%

0

1

2

3

4

5

LLC

100

95,7 ±8,2

-

-

-

20,0

13,3

66,7

-

LLC+ЦФ

100

5,0 ±1,2

р1 <0,05

-

90,0

р1 <0,05

10,0

р1 <0,05

-

-

-

94,8

LLC+ЦФ+МЕК 25

85,7

2,3 ±0,6

р1 <0,05

14,3

р1 <0,05

85,7

р1 <0,05

-

-

-

-

97,9

LLC+ЦФ+МЕК 50

66,7

1,0 ±0,4

р2<0,05

33,3

р1 <0,05

66,7

р1 <0,05

-

-

-

-

99,3

р2<0,05

LLC+ЦФ+

ЭМ 12,5

42,8

р1,2<0,05

0,6 ±0,3

р1,2<0,05

57,1

р1<0,05

р2<0,05

42,9

р1 <0,05

р2<0,05

-

-

-

-

99,7

р2<0,05

LLC+ЦФ+

ЭМ 25

50

1,0 ±0,5

р1,2<0,05

50,0

р1<0,05

р2<0,05

50,0

р1<0,05

р2<0,05

-

-

-

-

99,5

р2<0,05

LLC+ЦФ+

3-ОПЦ 25

83,3

1,33±0,56

р2<0,05

16,67

р1 <0,05

83,33

р1 <0,05

-

-

-

-

98,8

р2<0,05

LLC+ЦФ+

3-ОПЦ 50

83,3

1,67±0,49

р1<0,05

16,67

р1 <0,05

83,33

р1 <0,05

-

-

-

-

98,5

LLC+ЦФ+-ТОК

100

5,2 ±1,2

р1 <0,05

-

80,0

р1<0,05

20,0

р1 <0,05

-

-

-

94,5

Примечание: р1 -достоверность различий рассчитана по отношению к группе LLC;

  р2– к группе LLC+ЦФ.

У мышей, получавших ЦФ в сочетании с мексидолом в дозе 50 мг/кг, эмоксипином в обеих дозах, 3-ОПЦ в дозе 25 мг/кг, отмечалось достоверное уменьшение интенсивности метастазирования по сравнению с введением одного ЦФ. В группах с эмоксипином уменьшались также частота и степень метастатического поражения легких (табл. 6).

Применение ДР для лечения мышей с LLC не изменило количества легочных метастазов, частоты метастазирования и степени метастатического поражения легких. Аналогичная картина была и при сочетанном введении ДР и исследуемых антиоксидантов, за исключением группы с мексидолом в дозе 25 мг/кг, где отмечалось достоверное уменьшение среднего числа поверхностных метастазов в легких на 35,4% по отношению к группе LLC.

В группе мышей, получавших только ЦП, достоверно снижалась интенсивность метастазирования: среднее число метастазов уменьшалось с 12,55±2,6 до 2,36±0,68 (р<0,001), при этом практически не уменьшалась частота метастазирования по сравнению с нелеченными животными (табл. 7). 

Таблица 7

Показатели антиметастатической эффективности сочетанного применения  цисплатина и антиоксидантов у мышей с меланомой В16

Группы животных

Процент

животных с

метастазами

Среднее

число метастазов

ИИМ,

%

Масса легких,

мг

УМЛ,

%

Интактные

-

-

-

152,5±10,6

-

В16

100

12,55±2,6

-

170,0±6,8

11,5

В16+ЦП

78,6

2,36±0,68

р2<0,001

85,2

167,5±9,0

9,8

В16+ЦП+МЕК 25

57,1

р2<0,05

2,43±1,29

р2<0,01

88,94

165,7±8,1

8,6

В16+ЦП+МЕК 50

60,0

р2<0,05

1,4±0,6

р2<0,001

93,3

175,7±10,6

15,2

В16+ЦП+ЭМ 12,5

28,6

р2<0,01

0,3±0,18

р2,3<0,05

99,3

180,0±6,6

18,0

В16+ЦП+ЭМ 25

66,7

2,5±1,17

р2<0,05

86,7

172,8±8,9

13,3

В16+ЦП+ 3-ОПЦ 25

66,7

3,17±2,05

р2<0,05

83,1

184,3±8,6

р1<0,05

20,8

В16+ЦП+ 3-ОПЦ 50

83,3

3,5±1,28

р2<0,05

76,8

185,0±9,9

21,3

В16+ЦП+-ТОК

71,4

3,57±1,3

р2<0,05

79,7

173,7±14,0

13,9

Примечание: р1 -достоверность различий рассчитана по отношению к интактной группе;

р2– к группе В16;

р3 – к группе В16+ЦП.

У мышей, получавших ЦП в сочетании с мексидолом в дозах 25 и 50 мг/кг, достоверно снижалась частота метастазирования до 57,1% и 60% соответственно, по сравнению с нелеченными животными. При этом интенсивность метастазирования не отличалась от таковой в группе с одним ЦП. У мышей, получавших ЦП в сочетании с эмоксипином в дозе 12,5 мг/кг, отмечалось достоверное уменьшение частоты метастазирования до 28,6% по сравнению с нелеченными животными, и более выраженное снижение интенсивности метастазирования, чем в группе с одним ЦП (табл. 7).

Применение 5-ФУ не изменило  частоты, но достоверно снизило интенсивность метастазирования по сравнению с нелеченными животными: среднее число метастазов снизилось с 12,55±2,6 до 4,38±1,17 (р<0,05). Аналогичная картина отмечалась и в группах с сочетанным введением 5-ФУ и исследуемых антиоксидантов.

Таким образом, мексидол, эмоксипин и 3-ОПЦ не снижают противоопухолевого эффекта использованных цитостатиков в отношении первичного опухолевого узла. В группах с сочетанным введением данных антиоксидантов с алкилирующими агентами (циклофосфаном и цисплатином) противометастатический эффект последних повышается, а с противоопухолевым антибиотиком – доксорубицином и антиметаболитом – 5-фторурацилом – не изменяется, по сравнению с введением противоопухолевых препаратов в монорежиме.

ВЫВОДЫ

1. Мексидол, эмоксипин и 3-ОПЦ обладают различной степенью выраженности миелопротекторной эффективности, которая определяется принадлежностью к конкретной фармакологической группе изученных противоопухолевых средств.

2. Изученные антиоксиданты – производные 3-оксипиридина –  снижают миелотоксичность циклофосфана и доксорубицина, уменьшая повреждение гранулоцитарного и эритроидного ростков кроветворения и выраженность нейтропении и лимфоцитопении, а также устраняют тромбоцитопенический эффект циклофосфана.

3. Мексидол, эмоксипин и 3-ОПЦ в терапевтических дозах уменьшают повреждающее действие цисплатина на гранулоцитопоэз, предупреждая развитие нейтропении. При этом только мексидол и 3-ОПЦ препятствуют возникновению лимфоцитопении. Мексидол в дозе 50 мг/кг, в отличие от эмоксипина и 3-ОПЦ, снижает миелотоксичность 5-фторурацила, уменьшая повреждение гранулоцитарного ростка и увеличивая количество нейтрофилов и лимфоцитов в периферической крови, не влияя на эритроидный росток кроветворения. -токоферол уступает по миелопротекторной активности вышеуказанным антиоксидантам.

4. Мексидол и эмоксипин проявляют более выраженную гепатопротекторную эффективность по сравнению с 3-ОПЦ при химиотерапии циклофосфаном и доксорубицином, а 3-ОПЦ, в отличие от мексидола и эмоксипина, оказывает более выраженное гепатопротекторное действие при химиотерапии цисплатином.

5. Сочетанная терапия 5-фторурацилом с мексидолом, эмоксипином и 3-ОПЦ у мышей с меланомой В-16 эффективнее препятствует развитию гиперферментемии и развитию цитолитического синдрома, чем лечение одним цитостатиком.

6.  Мексидол, эмоксипин и 3-ОПЦ в изученных дозах более эффективно, чем -токоферол, ограничивают повышение продуктов ПОЛ при опухолевом процессе у животных с карциномой легкого Льюис и меланомой В16 и химиотерапии цитостатиками, а также корригируют изменения ПОЛ в печени и сердце, оказывая модулирующее влияние на уровень МДА и активность каталазы и СОД.

7. Мексидол, эмоксипин и 3-ОПЦ оказывают кардиопротекторное действие при введении доксорубицина, уменьшая выраженность дистрофических и некробиотических изменений в сердце у мышей с карциномой легкого Льюис.

8. Мексидол и 3-ОПЦ в дозах 25 мг/кг наиболее эффективно ограничивают рост дисперсии интервала QT и дисперсии интервала QT, корригированной по частоте сердечных сокращений, при оценке биоэлектрической активности миокарда у аутбредных крыс после введения доксорубицина и цисплатина.

  9.  Изученные антиоксиданты – производные 3-оксипиридина – не снижают противоопухолевый эффект использованных цитостатиков в отношении первичного опухолевого узла. При сочетанном введении производных 3-оксипиридина с алкилирующими цитостатиками (циклофосфаном и цисплатином) антиметастатический эффект последних повышается. 

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Полученные результаты служат обоснованием  для проведения клинических испытаний изученных антиоксидантов в качестве фармакологических агентов, понижающих риск и выраженность развития побочных эффектов  противоопухолевой терапии,  оптимизации химиотерапевтического метода лечения злокачественных опухолей и повышения качества жизни онкологических больных.

2. Полученные данные расширяют представление о фармакодинамике  антиоксидантных средств и могут быть включены в программы по фармакологии, патологии и онкологии при подготовке специалистов медицинского профиля.

СПИСОК РАБОТ,

ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1. Сипров А.В., Кузнецова В.А., Волкова Н.Д., Шулигина И.В. Изменения некоторых показателей периферической крови белых крыс под влиянием 3-оксипиридинацетилцистеината на фоне действия цитостатика // Естествознание и гуманизм: Сборник научных работ. – Том 1, №2. – Томск, 2004. С.28.

2. Сипров А.В., Плотникова Н.А., Шулигина И.В., Кузнецова В.А. Динамика процессов перекисного окисления липидов (ПОЛ) при экспериментальных аденомах легких под влиянием мексидола // Бюллетень сибирской медицины. Том 4, 2005. Приложение 1. Тезисы докладов V Сибирского физиологического съезда. – Томск: СибГМУ, 2005. С. 119-120.

3.  Сипров А.В., Инчина В.И., Кузнецова В.А., Волкова Н.Д. Состояние процессов перекисного окисления липидов и морфологические изменения в почках белых крыс при сочетанном введении цисплатина и препаратов с антиоксидантным действием // Здоровье семьи – XXI век: Материалы IX Международной научной конференции. – Пермь, 2005. С. 295-297

4. Сипров А.В., Инчина В.И. Возможности фармакологической коррекции кардиотоксичности доксорубицина // Кардиолог, №5, 2005. С. 74-78.

5. Сипров А.В., Инчина В.И., Кузнецова В.А., Волкова Н.Д. Влияние 3-оксипиридинацетилцистеината на гематологическую токсичность и противоопухолевую активность циклофосфана // Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной памяти проф. Я.В. Костина «Общество, здоровье, лекарство». – Саранск, 2005. С. 87-88.

6. Сипров А.В., Куликов О.А., Липатова Н.А., Кузнецова В.А. Влияние 3-оксипиридинацетилцистеината и его комбинации с циклофосфаном на рост, метастатическую активность опухоли и динамику процессов перекисного окисления липидов у мышей с карциномой легкого Льюис // Материалы Российской научной конференции с международным участием «Медико-биологические аспекты мультифакториальной патологии». В 2-х томах.  Том 2. – Курск: КГМУ, 2006. С. 373-376.

7. Сипров А.В., Куликов О.А. Влияние циклофосфана в комбинации с 3-оксипиридинацетилцистеинатом на клеточный состав костного мозга мышей линии C57BL/6 с карциномой легкого Льюис // Материалы XI научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов медицинского  факультета Мордовского госуниверситета  «Медицинские проблемы жизнедеятельности организма в норме, патологии и эксперименте». Вып.4. – Саранск, 2006. С.3-5.

8. Сипров А.В. Перспективы использования производных 3-оксипири-дина как средств, обеспечивающих протекторный эффект против кардиотоксичности антрациклинов // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Медицинские науки, №1, 2006. С. 58-64.

9. Сипров А.В., Кузнецова В.А., Волкова Н.Д., Шулигина И.В. Динамика изменений клеточного состава костного мозга мышей линии C57BL/6 с карциномой легкого Льюис при комбинированной терапии циклофосфаном в субтерапевтической дозе с производным 3-оксипиридина // Материалы X Международной научной конференции «Здоровье семьи – XXI век». – Пермь, 2006. С. 285-287.

10. Сипров А.В. Возможности эмоксипина в коррекции анемии и лейкопении, развивающихся при химиотерапии циклофосфаном // Медицина и качество жизни, №4, 2006. С. 29.

11. Сипров А.В., Инчина В.И., Белоус Е.А. Оценка влияния -глутамил-гистидина на гематотоксичность и противоопухолевую и антиметастатическую эффективность циклофосфана у мышей с карциномой легкого Льюис // Естествознание и гуманизм: Сборник научных работ «Современный мир, природа и человек». – Том 4, №1. – Томск, 2007. С.38-39.

12. Сипров А.В., Кузнецова В.А., Волкова Н.Д., Липатова Н.А., Шулигина И.В. Динамика процессов перекисного окисления липидов в плазме крови экспериментальных животных с неоплазией при сочетанной терапии циклофосфаном и мексидолом // Тезисы докладов ХIV Российского национального конгресса «Человек и лекарство». Москва, 2007. С.875-876.

13. Сипров А.В., Инчина В.И., Кузнецова В.А., Шулигина И.В. Влияние 2-амино-6-этоксибензотиазола сукцината на некоторые побочные эффекты и противоопухолевую эффективность циклофосфана в эксперименте // Материалы XI Международной научной конференции «Здоровье семьи – XXI век. Онкология – XXI век». – Пермь, 2007. С. 249-250.

14. Сипров А.В., Инчина В.И., Чаиркин И.Н. Возможности мексидола в коррекции свободнорадикальных процессов и морфофункциональных изменений в печени при химиотерапии мышей с карциномой легкого Льюис // Морфологические ведомости, №1-2, 2007. С. 219-222.

15. Сипров А.В., Белоус Е.А. Влияние 2-амино-6-этоксибензотиазола сукцината на миелотоксичность и противоопухолевую эффективность циклофосфана в эксперименте // Материалы XII научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева: в 2 ч. Ч. 2. Естественные и технические науки. – Саранск, 2007. С. 11-13.

16. Сипров А.В. Свободнорадикальные процессы в сыворотке крови животных-опухоленосителей и их коррекция 3-оксипиридинацетилцистеинатом в условиях химиотерапии // Естествознание и гуманизм: Межвузовский сборник научных трудов «Современный мир, природа и человек». – Том 4, №3. – Томск, 2007. С.23-24.

17. Сипров А.В., Инчина В.И., Куликов О.А., Костина Ю.А., Кузнецова В.А.  Активность свободнорадикальных процессов и макро- и микроскопические изменения в легких у мышей с карциномой легкого Льюис на фоне сочетанной терапии циклофосфаном и 3-оксипиридинацетилцистеинатом // Естествознание и гуманизм: Межвузовский сборник научных трудов «Современный мир, природа и человек». – Том 4, №3. – Томск, 2007. С.75-76.

18. Сипров А.В., Кузнецова В.А., Шулигина И.В. Оценка гепатопротекторной активности мексидола у мышей-опухоленосителей при введении циклофосфана // Материалы VIII Международного конгресса «Здоровье и образование в XXI веке; концепции болезней цивилизации», РУДН, Москва, 2007. С.570-572.

19. Сипров А.В. Противоопухолевая и антиметастатическая эффективность комбинации циклофосфана и эмоксипина в условиях экспериментальной неоплазии // Вестник новых медицинских технологий. 2007. Т. XIV, №4. С. 174-177.

20. Сипров А.В., Инчина В.И., Чаиркин И.Н. Состояние процессов перекисного окисления липидов и морфофункциональные изменения в печени и первичном опухолевом узле у мышей с карциномой легкого Льюис при сочетанном применении циклофосфана и антиоксиданта 3-оксипиридинацетилцистеината // Морфологические ведомости, №3-4, 2007. С. 143-146.

21. Сипров А.В., Инчина В.И., Кинзирский А.С., Кинзирская Ю.А. Изучение влияния мексидола на гематотоксичность, противоопухолевую и антиметастатическую эффективность циклофосфана // Вопросы онкологии. 2007. Том 53, №6. С. 711-714.

22. Сипров А.В., Кинзирский А.С., Кузнецова В.А., Липатова Н.А. Динамика процессов ПОЛ в сердце экспериментальных животных с неоплазией при сочетанной терапии доксорубицином и мексидолом // Тезисы докладов ХV Российского национального конгресса «Человек и лекарство». Москва, 2008. С.701.

23. Чаиркин И.Н., Сипров А.В., Инчина В.И. Особенности морфологии тонкой кишки при сочетанном введении циклофосфана и мексидола // Материалы докладов IX конгресса МАМ. – Морфология. – 2008. – Том 133, №2. – С. 149.

24. Сипров А.В., Кинзирский А.С., Инчина В.И., Кузнецова В.А., Шулигина И.В., Куликов О.А., Костина Ю.А.  Влияние 3-оксипиридинацетилцистеи-ната на гематотоксичность и противоопухолевую активность доксорубицина у мышей с карциномой легкого Льюис // Материалы XII международной научной конференции «Здоровье семьи – XXI век». Материалы III Международной научной конференции «Онкология – XXI век». Часть II. – Пермь, 2008. С. 249-253.

25. Сипров А.В. Сочетанное применение эмоксипина и доксорубицина в эксперименте: миелотоксичность и противоопухолевая активность // Вестник новых медицинских технологий. 2008. Т. XV, №2. С. 245-247.

26. Сипров А.В., Инчина В.И., Узойкин А.И., Чаиркина Н.В., Чаиркин И.Н. Морфофункциональные изменения в печени, сердце и опухолевой ткани у мышей с экспериментальной неоплазией при комбинированной терапии доксорубицином и эмоксипином // Морфологические ведомости, №1-2, 2008. С. 95-97.

27. Куликов О.А., Сипров А.В. Динамика процессов перекисного окисления липидов в сыворотке крови, тканях сердца и печени мышей после двукратного введения доксорубицина // Материалы XIII научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева: в 2 ч. Ч. 2: Естественные и технические науки. – Саранск, 2008. С. 45-47.

28. Сипров А.В., Куликов О.А. Сравнительная оценка гепатопротекторной активности эмоксипина и 3-оксипиридинацетилцистеината при цитотоксическом действии доксорубицина в условиях экспериментальной неоплазии // Материалы XIII научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева: в 2 ч. Ч. 2: Естественные и технические науки. – Саранск, 2008. С. 56-59.

29. Сипров А.В., Кинзирская Ю.А. Применение эмоксипина для коррекции гематотоксичности циклофосфана в эксперименте // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. 2008. Том 146, №7. С. 72-75.

30. Сипров А.В. Оценка эффективности применения эмоксипина как гепатопротектора при использовании циклофосфана у мышей с карциномой легкого Льюис // Вестник восстановительной медицины, №4(26), 2008. С. 86-88.

31. Сипров А.В. Влияние эмоксипина на терапевтическую эффективность некоторых противоопухолевых средств // Применение цитопротекторов метаболического действия в лечении соматических заболеваний: сборник научных работ. – Саранск, 2008. С. 69-71.

32. Сипров А.В., Куликов О.А., Кузнецова В.А., Ельмеев А.В. Сравнительная характеристика миелопротекторной активности некоторых производных 3-оксипиридина при проведении химиотерапии на модели перевиваемой опухоли мышей // Вестник РУДН. 2008. Серия «Медицина». - №6. С. 584-588.

33. Экспериментальные и клинико-фармакологические подходы снижения побочных эффектов противоопухолевой химиотерапии: монография / Ю.А. Кинзирская, А.В. Сипров, О.В. Волкова, Н.И. Микуляк; под общ. ред. проф. А.С. Кинзирского. – Пенза: Изд-во Пенз. гос. ун-та, 2008. – 180 с.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.