WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Деревцова Светлана Николаевна

ОПОРНО-ДВИГАТЕЛЬНЫЙ  АППАРАТ 

ЗДОРОВЫХ  ЛЮДЕЙ  И  БОЛЬНЫХ

С  СИНДРОМОМ  ЦЕНТРАЛЬНОГО  ГЕМИПАРЕЗА

14.03.01 - анатомия человека

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Красноярск - 2011

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Красноярский государственный медицинский университет имени профессора В.Ф. Войно-Ясенецкого Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации»

Научные консультанты:

доктор медицинских наук, профессор Николаев Валериан Георгиевич

доктор медицинских наук, профессор Прокопенко Семен Владимирович

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор Машак Александр Николаевич

доктор медицинских наук, профессор Горбунов Николай Станиславович

доктор медицинских наук, профессор Зайцева Ольга Исаевна

Ведущая организация

ГОУ ВПО "Алтайский государственный медицинский университет Росздрава"

Защита состоится «____» ________________ 2011 г. в 10 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д  208.037.02  при ГОУ ВПО «Красноярский государственный медицинский университет имени профессора В.Ф. Войно-Ясенецкого Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации» (660022, г. Красноярск, улица Партизана Железняка, 1).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО «Красноярский государственный медицинский университет имени профессора В.Ф. Войно-Ясенецкого Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации» по адресу: 660022, г. Красноярск, улица Партизана Железняка, 1

Автореферат разослан «____» _______________  2011 г.

Ученый секретарь совета

по защите докторских и кандидатских диссертаций

кандидат медицинских наук, доцент  Л.В. Кочетова

ОБЩАЯ  ХАРАКТЕРИСТИКА  РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Физическое развитие остается одним из важнейших показателей здоровья человека, подчиняется биологическим законам и отражает общие закономерности роста и развития организма. В основе целостного и разностороннего изучения физического статуса человека лежат исследования морфофункциональных параметров. Темпы изменений морфофункциональных параметров, таких как масса, длина и окружности тела в различные периоды жизни не одинаковы. Большая часть имеющейся по данному вопросу литературы посвящена изучению физического развития детского и юношеского организма. Та часть работ, которая относится к исследованию старших возрастных групп населения, связана или с популяционной оценкой физического развития населения, или посвящена изучению определенных групп населения. Особенно очень мало наблюдений за морфофункциональными показателями онтогенетической динамики популяций крупных промышленных центров России (Николаев В.Г., 2003; Николаев В.Г. с соавт., 2010).

Физическое развитие предусматривает изучение пропорциональности телосложения, широко представленное в работах В.В. Бунака (1937), П.Ф. Шапаренко  (1991), Е. Н. Хрисанфовой, И. В. Перевозчикова (1991), Н.Н. Медведевой (2006). Однако определение пропорций человека осуществлялось не всегда с учетом пола, возраста и соматотипа.

Недостаточно изучены функции опорно-двигательного аппарата здоровых людей, включающие ходьбу, подвижность суставов. Биомеханические характеристики суставов конечностей и ходьба у них представлены без учета биологических особенностей организма, пола и возраста. 

В работах исследователей КрасГМУ за последние 20 лет проведено исследование физического развития не только здорового населения города и края (Ефремова В.П., 1996; Ходкевич О.А., 1997; Макаренко Т.А., Цхай В.Б., 2000), но и больных с различными заболеваниями (Грищенко Е.Г с соавт., 2002; Руденко П.Г. с соавт., 2009; Винник Ю.Ю. с соавт., 2010; Исаева Н.В. с соавт., 2010). Однако исследование физического статуса больных после нарушений мозгового кровообращения, приводящих к двигательным дисфункциям опорно-двигательного аппарата и инвалидизации, до настоящего времени не проводилось. Двигательные нарушения, по данным Регистра инсульта НИИ неврологии РАМН, к концу острого периода инсульта наблюдаются у 81,2% выживших больных (гемиплегия – у 11,2%, грубый и выраженный парез – у 11,1%, легкий и умеренный парез – у 58,9%) (Рябова В.С., 1986).

Разработанные методы лекарственной терапии, эффективные в остром и раннем восстановительном периоде инсульта, практически не способствуют восстановлению двигательных функций, особенно в поздние сроки заболевания (Вейн А.М. с соавт., 2001; Кадыков А.С., 2003; Батышева Т.Т. с соавт., 2004; Feigenson J. S., 1981; Smith М. В. с соавт, 1982; Volpe B. T. с соавт., 2000). Для коррекции двигательного дефекта у таких больных в позднем периоде заболевания необходима разработка новых методов нейрореабилитации и прогнозирования исхода восстановительного лечения (Верещагин Н.В. с соавт., 2002; Леонтьев М.А., Малашенко М.М., 2002; Аракчаа Э.М. с соавт., 2004; Суслина З.А. с соавт., 2006; Volpe B. T. с соавт., 2000; Savel'eva I. E. с соавт., 2006).

Значительная роль в реабилитации постинсультных больных с двигательными нарушениями отводится особенностям биомеханики опорно-двигательного аппарата (Демиденко Т.Д., 1989; Балунов О.А., 1994; Кадыков А.С. с соавт., 1994; Белова А.Н., 2002; Ондар В.С. с соавт., 2009; Витензон А.С., Петрушанская К.А., 2010). Изучение функций опорно-двигательного аппарата у таких больных, как правило, проведено на аппаратных комплексах, которые показывали только изменения стереотипа движения конечностей, "выпадение" элементов цикла шага (Батышева Т.Т. с соавт., 2003; Черникова Л.А., 2005; Батышева Т.Т., Скворцов Д.В., 2008). Однако исследования было неполным, так как не учитывались пространственные характеристики ходьбы, вариабельность шага, подвижность суставов конечностей и изучение функций опорно-двигательного аппарата было проведено без учета биологических особенностей организма, полового диморфизма и возрастного аспекта.

Изучение физического статуса и биомеханических функций опорно-двигательного аппарата здоровых людей и больных с синдромом центрального гемипареза позволит разработать прогностические критерии восстановительного лечения двигательных нарушений у данной категории больных.

Цель исследования:

Выявить закономерности изменчивости физического статуса и биомеханических функций опорно-двигательного аппарата конечностей у здоровых людей и больных с синдромом центрального гемипареза, оценить их влияние на течение реабилитационного периода и разработать прогностические критерии результативности восстановления двигательных нарушений.

Задачи исследования:

1. Определить антропометрические показатели, соматотип и пропорции тела здоровых мужчин и женщин юношеского, зрелого, пожилого возрастов и изучить биомеханические функции опорно-двигательного аппарата конечностей.

2. Провести анализ показателей антропометрического обследования больных с синдромом центрального гемипареза в зависимости от пола, возраста и соматотипа. 

3. Изучить биомеханические функции опорно-двигательного аппарата конечностей у больных с синдромом центрального гемипареза в зависимости от пола, возраста, соматотипа и степени выраженности пареза.

4. Выявить особенности восстановления ходьбы у мужчин и женщин с разной степенью выраженности гемипареза второго периода зрелого и пожилого возрастов с помощью костюма "Адели".

5. Разработать метод коррекции двигательных нарушений в верхней конечности с помощью костюма "Айвенго" и оценить его эффективность. 

6. Сравнить антропометрические показатели, пропорции тела и показатели исследования биомеханических функций опорно-двигательного аппарата конечностей больных с синдромом центрального гемипареза и здоровых людей города Красноярска. 

7. На основе результатов антропометрических и биомеханических исследований разработать прогностические критерии результативности восстановления двигательных нарушений у мужчин и женщин с синдромом центрального гемипареза.

Научная новизна исследования:

Проведена сравнительная характеристика показателей физического статуса здоровых людей, что позволило пополнить банк данных по изучению здоровья населения города.

Изучена биомеханика крупных суставов верхней и нижней конечностей в онтогенезе у мужчин и женщин (от юношеского до пожилого возрастов) и в зависимости от соматотипа.

Изучены особенности параметров ходьбы у здоровых мужчин и женщин  различных возрастных периодов и соматотипов, что дополняет раздел анатомии "Опорно-двигательный аппарат человека".

Определены антропометрические характеристики, конституциональная принадлежность, пропорциональность телосложения и биомеханические особенности опорно-двигательного аппарата больных обоего пола с синдромом центрального гемипареза. Изучены биомеханика в крупных суставах конечностей, параметры ходьбы в зависимости от пола, возраста, соматотипа и степени выраженности пареза у постинсультных больных.

Обоснован метод коррекции с использованием лечебного костюма "Айвенго" для целенаправленного восстановления функций верхней конечности (Патент на изобретение №2325895 от 10 июня 2008г.). Разработаны прогностические критерии результативности восстановительного лечения двигательных нарушений у мужчин и женщин с синдромом центрального гемипареза на основе результатов антропометрических и биомеханических исследований.

Теоретическая и практическая значимость работы:

Комплексное исследование физического статуса, изучение биомеханики суставов конечностей и особенностей параметров ходьбы в онтогенезе здоровых мужчин и женщин в зависимости от соматотипа существенно расширяют и углубляют имеющиеся сведения об анатомии опорно-двигательного аппарата человека. 

Установленные закономерности изменчивости пространственных характеристик шага здоровых мужчин и женщин зрелого и пожилого возрастов позволяют достоверно сравнивать ходьбу между здоровыми людьми и больными с нарушением функции ходьбы.

Созданная база данных по физическому статусу больных с синдромом центрального гемипареза может явиться теоретическим обоснованием выделения диспансерных групп, которые должны наблюдаться в кабинетах вторичной профилактики инсульта амбулаторно-поликлинического звена, центрах нейрореабилитации стационарного типа.

Результаты, полученные путем расчета коэффициента вариабельности шага (КВШ), могут быть использованы для определения категории реабилитационной сложности больного с дефицитом двигательной активности конечностей.

Разработанный лечебный костюм "Айвенго" для восстановления двигательных функций верхней конечности показал высокую эффективность в нейрореабилитации и используется в центре нейрореабилитации ФГУЗ СКЦ ФМБА России.

Разработаны прогностические критерии результативности восстановления двигательных функций конечностей у больных с синдромом центрального гемипареза на основе антропометрических и биомеханических исследований, что рекомендуется к использованию при выборе групп больных для реабилитационного курса.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Физический статус, опорно-двигательный аппарат здоровых людей характеризуется половыми, возрастными и конституциональными особенностями.

2. Физическое развитие, пропорциональность телосложения, ходьба и биомеханика суставов конечностей больных с синдромом центрального гемипареза имеют половую, возрастную, конституциональную зависимость.

3. Выявлены особенности восстановления двигательных нарушений в верхней конечности у больных с синдромом центрального гемипареза при использовании костюма "Айвенго".

4. Разработаны прогностические критерии результативности реабилитационного периода у больных с синдромом центрального гемипареза.

Апробация работы

Тема диссертационной работы представлена и утверждена проблемной комиссией "Морфология человека" КрасГМА (2007), Ученым Советом КрасГМА (2007). Основные положения и результаты проведенного исследования доложены и обсуждены на научной конференции "Актуальные вопросы интегративной антропологии" (Красноярск, 2001); Международной научной конференции "Актуальные проблемы спортивной морфологии и интегративной антропологии", посвященной 70-летию со дня рождения проф. Б.А. Никитюка (Москва, 2003); V и VII Международном конгрессе "Актуальні проблемі функционально морфологі та інтегративно антропологі (Вінница, 2004, 2007); Всероссийской научной конференции с международным участием, посвященной 10-летию медицинского факультета и кафедры анатомии и гистологии человека БелГУ (Белград, 2006); Международной научной конференции "Актуальные вопросы и достижения современной антропологии" (Новосибирск, 2006); Международной научной конференции, посвященной 450-летию г. Астрахани (Астрахань, 2007); IX научно-практической конференции "Наука. Университет. 2009" (Новосибирск, 2009); I Международной телеконференции "Фундаментальные медико-биологические науки и практическое здравоохранение" (Томск, 2010).

Публикации

По теме диссертации имеется 40 научных публикаций, в том числе 15 статей и 2 тезисов в рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК РФ для публикации результатов диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук, 23 публикаций в материалах международных и всероссийских конференций, имеется патент на изобретение № 2325895 (Зарегистрировано в Государственном реестре изобретений Российской Федерации 10 июня 2008 г.). Весь материал получен, обработан и проанализирован лично автором.

Объем и структура диссертации

Диссертация изложена на 276 страницах машинописного текста и состоит из введения, обзора литературы, главы "Материал и методы исследования", шести глав собственных исследований, заключения, выводов, практических рекомендаций, списка цитируемой литературы и 35 приложений. Работа иллюстрирована 34 таблицами и 69 рисунками. Список литературы состоит из 304 отечественных и 148 зарубежных источников. 

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материал и методы исследования

Антропометрическое обследование 1059 человек, не имевших в анамнезе острого нарушения мозгового кровообращения, проведено в межкафедральной лаборатории интегративной антропологии кафедры анатомии человека КрасГМУ, на базе Енисейской клинической больницы СОМЦ Росздрава и городской клинической больницы №20 города Красноярска. Обследованные здоровые мужчины и женщины распределены по возрастным группам, согласно рекомендациям VII Всесоюзной конференции по проблемам возрастной морфологии, физиологии и биохимии (М., 1965). Мужчин обследовано в количестве 417 человек. Первую  группу (139 человек; средний возраст 24,68±0,97 лет) составили мужчины юношеского и I периода зрелого возрастов (статистически значимых различий в исследованных подвыборках не найдено). Во вторую группу вошли мужчины II периода зрелого возраста (140 человек; средний возраст составил 47,74±0,56 лет). Мужчины пожилого возраста определены в третью группу (138 человек; средний возраст составил 66,11±0,42 лет). Женщины обследовано в количестве 642 человек. Первую  группу (334 человека; средний возраст 23,51±0,78 лет) составили женщины юношеского и I периода зрелого возрастов (статистически значимых различий в исследованных подвыборках не найдено). Во вторую группу вошли женщины II периода зрелого возраста (165 человек; средний возраст составил 45,13±0,48 лет). Женщины пожилого возраста определены в третью группу (143 человека; средний возраст составил 62,08±0,44 лет).

Всем обследованным проведены антропометрические измерения по 29 измерительным признакам, позволяющим определить габаритные размеры и компонентный состав тела с использованием методики В.В Бунака (1937, 1941) в модификации  В.П. Чтецова с соавт. (1978, 1979).

Антропометрическое обследование проведено с помощью антропометра для определения длины и сегментов тела; толстотного и скользящего циркулей для измерения дистальных диаметров сегментов конечностей, диаметров грудной клетки, плеч и таза; медицинских весов для взвешивания; сантиметровой ленты для регистрации обхватных размеров и калипера электронного цифрового КЭЦ-100-1-И фирмы ОАО "Твес" для определения толщины подкожно-жировых складок.

Соматотипирование по методу W.L. Rees - H. Eysenck (1945) у здоровых людей проводили с использованием показателей: длины тела и поперечного диаметра грудной клетки, костного компонента тела человека, который менее всего изменяется в течение онтогенетического цикла (Николаев В.Г. с соавт., 2006). В зависимости от величины индекса все обследованные распределялись на три соматотипа: астенический (величина индекса более 106), нормостенический (от 96 до 106) и пикнический (величина индекса менее 96).

Определение пропорций тела по В.В. Бунаку (1961) и Е.Н. Хрисанфовой (1999) у всех обследованных производилось с помощью антропометра, определялись высоты стояния анатомических точек и размеры тела вычисляли, как проекционные расстояния между определенными точками:

длина корпуса = длина тела – высота лобковой точки;

длина туловища = высота верхнегрудинной точки - высота лобковой точки;

длина руки = высота плечевой точки – высота пальцевой точки;

длина плеча = высота плечевой точки – высота лучевой точки;

длина предплечья = высота лучевой точки – высота шиловидной точки;

длина кисти = высота шиловидной точки - высота пальцевой точки;

длина ноги = полусумме (высота подвздошно-остистой точки + высота лобковой точки;

длина бедра = длина ноги – высота верхнеберцовой точки;

длина голени = высота верхнеберцовой точки – высота нижнеберцовой точки;

высота стопы = высоте нижнеберцовой точки (Медведева Н.Н., 2008).

Для характеристики пропорций тела измеряли ширину плеч и таза, рассчитывали индексы пропорциональности: индексы относительной ширины плеч, таза; тазо-плечевой указатель и относительные величины (длина корпуса, туловища, ноги, руки относительно длины тела) (Хрисанфова Е.Н., Перевозчиков И.В., 2002, 2005).

Изучали корреляционные связи элементов. Для проведения корреляционного анализа между показателями, характеризующими продольные и поперечные размеры тела, в качестве исходного размера мы использовали длину корпуса.

Измерение объема движений в крупных суставах верхней и нижней конечностей  осуществляли гониометром фирмы Kawe (Германия), который состоит из двух бранш, соединенных с измерительной шкалой, градуированной от 0 до 180 градусов. Отклонение от анатомической позиции в любой из плоскостей измерения (фронтальной, сагиттальной и вертикальной) описывается положительным числом градусов в диапазоне от 0 до 180. У здоровых людей измерения объема движений в крупных суставах верхней и нижней конечностей проводили гониометром справа и слева.

Для изучения ходьбы и объективной оценки характеристик шага на кафедре нервных болезней, традиционной медицины с курсом ПО, в Сибирском клиническом центре ФМБА России г. Красноярска использовали специальную установка – "Устройство для определения шагоскоростных характеристик человека" (патент на изобретение №2321345 от 10 апреля 2008г.).

Установка позволяет определить общее количество шагов, их частоту, длину каждого шага, рассчитать среднюю длину шага, среднюю скорость. Для объективной интерпретации полученных данных, возникла необходимость введения дополнительного расчетного показателя, позволяющего оценивать результаты у разных испытуемых, а также сравнивать ходьбу между различными группами обследуемых - ходьбу здоровых людей и больных с нарушением функции ходьбы (Похабов Д.В. с соавт., 2009). С этой целью был введен коэффициент вариабельности шага (КВШ), вычисляемый по формуле: КВШ = (MаксДШ – MинДШ) / СДШ, где СДШ – средняя длина шага, MинДШ – минимальная длина шага, MаксДШ – максимальная длина шага.

Результаты антропометрического обследования заносились в "Протоколы обследования (контрольная группа)".

Также проведено антропометрическое обследование 214 больных (119 мужчин и 95 женщин), перенесших острое нарушение мозгового кровообращения (ОНМК), II периода зрелого и пожилого возрастов с наличием в диагнозе синдрома центрального гемипареза на базе "Енисейской клинической больницы" СОМЦ Росздрава города Красноярска и на кафедре нервных болезней. Обследование проводилось с 2001 по 2009 годы в вышеупомянутом лечебном учреждении, которое в декабре 2009 года переименовано в ФГУЗ СКЦ ФМБА РФ города Красноярска. Обследуемые распределены на группы согласно рекомендациям VII Всесоюзной конференции по проблемам возрастной морфологии, физиологии и биохимии (М., 1965) (рис. 1.).

Больные вышеперечисленных возрастных групп для обследования выбраны не случайно, так как по данным Регистра инсульта НИИ неврологии РАМН наиболее уязвимый возраст для возникновения мозгового инсульта от 51 года до 63 лет (Кадыков А.С. с соавт., 2008). Больные находились на стационарном этапе реабилитационного курса в позднем восстановительном периоде (от 6 месяцев до года после перенесенного инсульта).

У больных с синдромом центрального гемипареза (СЦГ) определены габаритные размеры и компонентный состав тела, пропорции тела, проведено соматотипирование по методу W.L. Rees - H. Eysenck (1945), измерение объема движений в крупных суставах верхней и нижней конечностей на здоровой и пораженной половине тела по R. Braddom, M. Hettle (1996) и изучение ходьбы. Исследование биомеханических характеристик суставов и ходьбы мужчин и женщин, перенесших инсульт, проводили до начала и после окончания курса восстановительного лечения.

У больных с СЦГ степень выраженности пареза определялась по шкале НИИ неврологии РАМН (Столярова Л.Г. с соавт., 1982), которая предусматривает оценку нарушений ходьбы, силы и тонуса мышц. Объем произвольных движений в крупных суставах верхней и нижней конечностей, мышечный тонус и степень нарушения навыков ходьбы оценивали по баллам, на основании чего выставлялся диагноз больным со степенью выраженности пареза: умеренный, выраженный или грубый парез. Диагноз больному выставлялся врачом-неврологом после соответствующего осмотра. 

В период реабилитационного курса больным предлагался лечебный костюм "Айвенго", созданный по типу нагрузочного, где манжеты с эластичными тягами утяжеляют или облегчают выполнение движений в крупных суставах верхней конечности для восстановления функции руки (Патент РФ на изобретение №2325895 от 10 июня 2008г.).

Методика использования костюма осуществлялась следующим образом: на пациента надевали жилет с манжетами, которые закреплялись вокруг плеча и предплечья с обеих сторон, затем натягивали симметричные эластические тяги, идущие от манжет плеча к пройме жилета, а также тяги, фиксирующиеся на противоположной стороне жилета спереди и сзади (рис. 3). Равномерно натягивали симметричные (левые - правые) эластичные тяги от манжеты предплечья к манжете плеча. При натяжении верхней группы эластичных тяг (рис. 2б 4), облегчаются движения: отведение плеча, сгибание плеча до горизонтального уровня, затрудняется приведение плеча. При натяжении эластичных нагрудных тяг (рис. 2а – 7) облегчаются движения, выполняемые в плечевом суставе: приведение и сгибание плеча, вращение плеча внутрь, затрудняются движения разгибание и отведение плеча. 

Схематическое изображение костюма представлено на рис. 2.

а б в

Рис. 2. Схема расположения тяг в костюме "Айвенго" для восстановления произвольных движений в верхних конечностях: а – вид спереди; б – сбоку; в – сзади; 1 – жилет; 2, 3 – манжеты, закреплённые на плече и предплечье; 4 – верхняя группа эластичных тяг, последовательно соединяющая между собой опорные элементы; 5 - регуляторы натяжения (ленты, соединяющие эластичные тяги с замками крепления); 6 – наспинные эластичные тяги; 7 – нагрудные эластичные тяги.

Рис. 3. Костюм "Айвенго" для восстановления произвольных движений в верхних конечностях.

При натяжении наспинных амортизаторов (рис. 2а – 6) облегчаются движения разгибания и приведение плеча, затрудняются - сгибание и отведение плеча. При натяжении 3-х нижних тяг спереди  между манжетами, облегчаем выполнение движения сгибания предплечья в локтевом суставе, затрудняем - разгибание предплечья. При натяжении 3-х задних тяг (рис. 2а – 5) между манжетами плеча и предплечья, облегчаем выполнение разгибания предплечья в локтевом суставе и затрудняем сгибание предплечья.

Пациент в предлагаемом устройстве выполняет традиционные упражнения для верхней конечности: сгибание, разгибание и отведение руки в плечевом суставе, сгибание и разгибание предплечья в локтевом суставе. Натяжение эластичных тяг и применение дополнительных тяг проводили в процессе лечения в соответствии с задачами.

Натяжение амортизаторов костюма производили также в зависимости от выраженности спастичности мышц проксимального отдела руки. При низком мышечном тонусе натяжение увеличивали, и пациент выполнял движение с нагрузкой, при высоком тонусе натяжение уменьшали или не давали нагрузку вообще. Продолжительность занятия составляла 20 минут, упражнения выполнялись в медленном темпе, занятия проводились 2 раза в день. Курс восстановительного лечения составлял 1 месяц. Результаты исследования фиксировались в "Протоколах обследования" до начала и после окончания курса реабилитации.

Прототипом созданного костюма "Айвенго" у больных послужил лечебный костюм "Адели", предназначенный для восстановления движений в нижних конечностях, улучшая ходьбу и равновесие. В период реабилитационного курса больным предлагался и лечебный костюм "Адели". Система эластических тяг, вмонтированная в лечебный костюм "Адели", воспроизводила топографическое распределение мышц – антагонистов туловища и нижних конечностей (сгибателей, разгибателей и мышц, обеспечивающих ротационные движения) в условиях преодоления силы земного притяжения. Больные начинали занятия в лечебном костюме "Адели" от 15 до 20 минут, после 5-10 минутного отдыха продолжение процедуры. Занятия были ежедневными, утром и вечером, с увеличением времени пребывания в костюме и к концу курса реабилитации длительность процедуры составляла 1,5 часа. Курс лечения продолжался 30 дней. Результаты исследования также фиксировались в "Протоколах обследования" до начала и после окончания курса реабилитации.

Применены вычислительные методы математического прогнозирования результативности восстановительного лечения двигательных нарушений у мужчин и женщин с СЦГ. Отбор прогностических признаков с выделением наиболее значимых антропометрических и биомеханических показателей результативности восстановительного лечения двигательных нарушений у больных с СЦГ проводили двумя методами. Первым является метод расчета информационной меры (J) Кульбака (главная компонента), вторым является метод экспертной оценки. Все прогностические признаки разбиты на градации. Градации для главных антропометрических и биомеханических компонент рассчитывали методом квантильных (перцентиль) отклонений для каждого учетного признака (Юнкеров В.И., С. Г. Григорьев С.Г., 2002).

Для разделения признаков на группы удовлетворительного уровня результатов и низкого уровня результатов была использована методика расчета обобщенной оценки показателей. Методика основана на суммировании уровня отклонения фактических значений показателей от базовых (в качестве базовой величины принимались показатели с пометкой до, например, сгибание плеча до начала курса реабилитации), с учетом неравнозначности показателей и их оптимизирующего эффекта (определялся коэффициент важности или ранг) (Гублер Е. В., 1978).

Для построения прогностической таблицы использовали непараметрические приемы распознавания патологических процессов А.А. Генкина и Е.В. Гублера, представляющие собой модификацию алгоритма Байеса (1978). В качестве контрольных значений использованы данные группы  В, включающие антропометрические и биомеханические показатели больных с удовлетворительным уровнем реабилитации (п=169), полученные нами в процессе восстановительного курса мужчин и женщин с СЦГ.

Прогностические коэффициенты (ПК) вычисляли соответственно для всех отобранных признаков, исходя из частот встречаемости их градаций у больных с удовлетворительным и низким уровнями по формуле: ПК=101g(P(Xij/A))/ (P(Xij/B)), где P(Xij/A) – относительная частота встречаемости градации j признака X с порядковым номером i в группе А (больные с низким уровнем результата), P(Xij/B) - относительная частота той же градации признака Xj в группе В (больные с удовлетворительным уровнем результата). Прогностические пороги для групп А и В рассчитывали при уровне ошибок ==5% (0,05) по формулам: порог А= 101g ((1- )/ ); порог В= 101g (/(1- )).

Репрезентативность выборки определяли по формуле:

, где t=2, что обеспечивает 95% вероятность безошибочного прогноза; p=0,62 (величина показателя изучаемого признака – общая заболеваемость инсультом составляет 6,2 случая на 1000 населения); q = 99,38 (100 – 0,62); = 1,1% (предельная ошибка показателя <5%) => 204 человека (Артюхов И.П. с соавт., 2008).

Проведена оценка экономической эффективности реабилитационных мероприятий у лиц, перенесших инсульт, с учетом соматотипа и применением новых методов реабилитации. В соответствии со стандартом «Клинико-экономических исследований» утвержденным приказом МЗРФ от 27 мая 2002 года №163, мы использовали метод минимизации затрат (формула 1): , где: экономическая эффективность исследования; - стоимость традиционного (ТП) и альтернативного подхода (АП).  (1)

Стоимость альтернативного и традиционного подходов складывается из 1 и 2 этапа реабилитации. Стоимость каждого из этапов 60 000 рублей.

Одним из важных реабилитационных моментов является восстановление движений в верхней конечности с использованием специально разработанного костюма. Общая стоимость восстановительных процедур составляет 20000 рублей. Анализ результатов восстановительных мероприятий показал, что они варьируют в зависимости от соматотипа, в частности второй этап реабилитации не показан для верхней конечности у лиц астенического соматотипа. Реализация данной стратегии позволяет экономить по 20000 рублей при проведении второго курса лечения у лиц астенического соматотипа (134 человека за год) и увеличить пропускную способность подразделения реабилитации.

Основываясь на вышеперечисленном, рассчитаем экономический эффект для одного пациента () и годовой экономический эффект ()

               (2)

                               (3).

Кроме того, установлено повышение степени восстановления навыков самообслуживания, благодаря усовершенствованию методики, с 18 до 30% (на 25 человек больше), что позволяет после выписки отказаться от найма сиделки (минимальная стоимость 5000 рублей) (формула 4).

                                       (4).

Суммируя результаты формул 3 и 4, получим общий экономический эффект в размере 2808400 рублей (формула 5):

               (5).

Полученные результаты подвергнуты статистической обработке на ПК Pentium 5 с применением пакета прикладных программ "Statistica 5.0 for Windows" и программы "Soma".

Результаты обследования и их обсуждение

Результаты обследования показали, что здоровые мужчины юношеского и I периода зрелого возрастов высокорослые в сравнении со здоровыми мужчинами II периода зрелого и пожилого возрастов, преимущественно за счет достоверно больших величин длины корпуса и длины ног (р<0,001) (табл. 1).

Диаметр плеч у мужчин II периода зрелого и пожилого возрастов меньше, а диаметр таза больше, чем у молодых мужчин. Длина руки мужчин II периода зрелого возраста равна 77,25±0,21см и была достоверно наименьшей в сравнении с мужчинами других возрастных групп (р<0,01) и такая короткорукость у них определяется за счет меньшей  длины предплечья (р<0,001). Наибольшая длина бедра и голени была у мужчин юношеского и I периода зрелого возрастов в сравнении с мужчинами старших возрастных групп, что и определило у них достоверно большую длину ноги (р<0,01).

Пропорциональное соотношение диаметра плеч и таза к длине тела определено у всех обследованных мужчин. Тазо-плечевой указатель мужчин юношеского и I периода зрелого возрастов определяет форму туловища как среднюю форму, мужчины II периода зрелого и пожилого возрастов имеют туловище прямоугольной формы.

Масса тела мужчин II периода зрелого возраста достигала достоверно максимальных значений при повышенном количестве жировой (р<0,001) и костной тканей (р<0,01) в сравнении с мужчинами юношеского, I периода зрелого и пожилого возрастов.

Таблица 1

Антропометрические показатели мужчин без СЦГ разных возрастных групп

Параметры

Антропометрические показатели в группах (М±m)

Мужчины юношеского и I периода зрелого возрастов (N1=139)

Мужчины II периода зрелого

возраста

(N 2=140)

Мужчины пожилого возраста

(N 3=138)

1

2

3

4

Длина тела, см

178,20±0,553,4

172,34±0,492

172,72±0,572

Диаметр плеч, см

39,59±0,243,4

37,91±0,272

38,39±0,202

Диаметр таза, см

28,32±0,213,4

29,77±0,252

29,33±0,212

Длина корпуса, см

88,80±0,413,4

85,89±0,372

86,52±0,422

Длина туловища, см

55,21±0,38

54,86±0,35

55,18±0,29

Длина руки, см

79,18±0,373

77,25±0,212,4

78,56±0,283

Длина плеча, см

31,73±0,20

31,96±0,13

31,74±0,15

Длина предплечья, см

27,44±0,173,4

25,86±0,132,4

26,54±0,132,3

Длина кисти, см

19,99±0,17

19,43±0,104

20,28±0,103

Длина ноги, см

94,55±0,483,4

92,56±0,332

92,37±0,282

Длина бедра, см

45,32±0,323,4

43,51±0,252

43,84±0,372

Длина голени, см

42,51±0,243,4

41,57±0,212,4

40,36±0,142,3

Высота стопы, см

7,03±0,113,4

7,48±0,072,4

7,87±0,072,3

Индекс отн. ширины плеч, %

22,22±0,13

22,02±0,17

22,24±0,11

Индекс отн. ширины таза, %

15,89±0,113,4

17,29±0,152

17,00±0,132

Тазо-плечевой указ-ль, %

71,71±0,533,4

78,92±0,732,4

76,45±0,432,3

1

2

3

4

Длина корпуса, %

49,83±0,17

49,84±0,16

50,07±0,13

Длина руки, %

44,43±0,153,4

44,84±0,102,4

45,50±0,122,3

Длина плеча, %

40,08±0,183

41,37±0,132,4

40,41±0,113

Длина предплечья, %

34,67±0,173,4

33,47±0,132

33,78±0,112

Длина кисти, %

25,23±0,164

25,16±0,124

25,81±0,092,3

Длина ноги, %

53,05±0,213

53,71±0,132

53,51±0,13

Длина бедра, %

47,97±0,283

47,00±0,192

47,44±0,34

Длина голени, %

45,06±0,294

44,91±0,154

43,70±0,122,3

Высота стопы, %

7,42±0,113,4

8,10±0,082,4

8,53±0,082,3

Масса тела, кг

70,29±1,143,4

80,02±1,062,4

76,97±0,872,3

ОКЖТ, кг

14,55±0,703

17,21±0,622,4

13,83±0,563

АММТ, кг

30,77±0,47

30,01±0,42

30,21±0,43

АМКТ, кг

11,82±0,133

12,28±0,122,4

11,78±0,153

Примечание: (М±m)2,3,4 – достоверно различимы в группах при p<0,001; 0,01.

ОКЖТ – общее количество жировой ткани; АММТ – абсолютная масса мышечной ткани; АМКТ – абсолютная масса костной ткани.

Результаты обследования здоровых женщин представлены в таблице №2.

Женщины юношеского и I периода зрелого возрастов высокорослые в сравнении с женщинами II периода зрелого и пожилого возрастов, преимущественно за счет достоверно больших величин длины корпуса и длины ног (р<0,001) (табл. 2). 

Таблица 2

Антропометрические показатели женщин без СЦГ разных возрастных групп

Параметры

Антропометрические показатели в группах (М±m)

Женщины юношеского и I периода зрелого возрастов

(N1=334)

Женщины II периода зрелого

возраста

(N2=165)

Женщины пожилого возраста

(N3=143)

1

2

3

4

Длина тела, см

164,77±0,323,4

161,95±0,392,4

159,94±0,402,3

Диаметр плеч, см

33,00±0,164

32,76±0,204

34,04±0,302,3

Диаметр таза, см

26,95±0,133,4

29,36±0,242

29,74±0,262

Длина корпуса, см

80,78±0,203,4

79,53±0,272,4

78,32±0,202,3

Длина туловища, см

50,97±0,193

51,61±0,222,4

50,82±0,263

Длина руки, см

72,97±0,234

72,79±0,214

71,17±0,222,3

Длина плеча, см

29,94±0,163,4

29,12±0,122

29,05±0,152

Длина предплечья, см

24,40±0,113,4

25,09±0,122,4

23,88±0,092,3

Длина кисти, см

18,69±0,10

18,59±0,09

18,41±0,08

Длина ноги, см

89,33±0,253,4

88,30±0,292,4

86,85±0,342,3

Длина бедра, см

43,07±0,183,4

41,20±0,162,4

41,39±0,172,3

Длина голени, см

39,10±0,184

39,41±0,194

37,91±0,202,3

Высота стопы, см

7,12±0,073,4

7,64±0,062

7,55±0,072

Индекс отн. ширины плеч, %

20,04±0,094

20,24±0,134

21,28±0,172,3

Индекс отн. ширины таза, %

16,36±0,083,4

18,14±0,152,4

18,61±0,172,3

1

2

3

4

Тазо-плечевой указатель, %

82,09±0,473,4

89,65±0,472,4

87,61±0,542,3

Длина корпуса, %

49,03±0,09

49,11±0,13

48,98±0,10

Длина руки, %

44,29±0,113

44,95±0,082,4

44,55±0,093

Длина плеча, %

41,00±0,153

39,99±0,112,4

40,81±0,143

Длина предплечья, %

33,47±0,133

34,46±0,142,4

33,59±0,153

Длина кисти, %

25,61±0,12

25,55±0,114

25,87±0,093

Длина ноги, %

54,21±0,10

54,52±0,11

54,29±0,12

Длина бедра, %

48,23±0,153,4

46,68±0,142,4

47,68±0,132,3

Длина голени, %

43,79±0,163

44,62±0,2,4

43,63±0,133

Высота стопы, %

7,97±0,073,4

8,66±0,072

8,69±0,082

Масса тела, кг

57,63±0,523,4

66,50±1,082,4

72,47±0,962,3

ОКЖТ, кг

15,31±0,333,4

16,96±0,562

17,18±0,582

АММТ, кг

24,55±0,214

24,28±0,264

25,70±0,302,3

АМКТ, кг

8,72±0,083,4

9,16±0,102

9,41±0,132

Примечание: (М±m)2,3,4 – достоверно различимы в группах при p<0,001; 0,01;0,05.

ОКЖТ – общее количество жировой ткани; АММТ – абсолютная масса мышечной ткани; АМКТ – абсолютная масса костной ткани.

Диаметр плеч у пожилых женщин больше, чем у представительниц других групп, а диаметр таза больше у женщин II периода зрелого и пожилого возрастов (р<0,01; р<0,05). Длина руки женщин пожилого возраста равна 71,17±0,22см и была достоверно наименьшей в сравнении с женщинами других возрастных групп (р<0,01) и такая короткорукость у них определяется за счет меньшей  длины предплечья (р<0,001). Наибольшая длина бедра была у женщин юношеского и I периода зрелого возрастов в сравнении с женщинами старших возрастных групп, что и определило у них достоверно большую длину ноги (р<0,001; р<0,01).

Все обследованные женщины являются узкоплечими. Женщины юношеского и I периода зрелого возрастов имели средний таз, женщины старших возрастных групп – широкотазые.

Масса тела женщин юношеского и I периода зрелого возрастов имела достоверно минимальные значения при пониженном количестве жировой (р<0,001) и костной тканей (р<0,01) в сравнении с женщинами II периода зрелого и пожилого возрастов.

Соматотипирование здоровых людей проведено по методу W.L. Rees - H. Eysenck (1945) с выделением астенического, нормостенического и пикнического соматотипов. Среди обследованных здоровых мужчин II периода зрелого и пожилого возрастов и женщин II периода зрелого возраста в высоком проценте случаев встречался астенический соматотип; представители нормостенического соматотипа определялись в меньшем % случаев; лица пикнического соматотипа встречались реже (рис. 4, 5). Представительницы пикнического соматотипа составили наибольшую группу среди обследованных женщин пожилого возраста, пожилые женщины астенического соматотипа встречались реже (рис. 5).

Рис. 4. Распределение мужчин II периода зрелого и пожилого возрастов по соматотипам.

Рис. 5. Распределение женщин II периода зрелого и пожилого возрастов по соматотипам.

Изучены биомеханические функции опорно-двигательного аппарата конечностей у здоровых людей. Для исследования ходьбы и объективной оценки характеристик шага применили "Устройство для определения шагоскоростных характеристик человека". Были изучены показатели: минимальная длина шага (МинДШ), максимальная длина шага (МаксДШ), средняя длина шага (СДШ). Для объективной интерпретации полученных данных был введен дополнительный расчетный показатель - коэффициент вариабельности шага (КВШ), позволяющий оценивать результаты между различными группами обследуемых (Похабов Д.В. с соавт., 2009). КВШ вычисляли по формуле: КВШ = (MаксДШ – MинДШ) / СДШ. Данный показатель стремится к нулю при высокой стандартности шага и отчетливо возрастает при увеличении его вариабельности (Похабов Д.В. с соавт., 2010).

Результаты исследования ходьбы мужчин и женщин двух возрастных групп без синдрома центрального гемипареза представлены в таблицах 3, 4.

При привычном темпе ходьбы пожилые мужчины имели длину шага меньше, чем мужчины зрелого возраста, что, по мнению В.К. Бальсевича (2004), R. Bayat, H. Barbeau, А. Lamontagne (2005), свидетельствует о формировании "осторожной" походки у них в пожилом возрасте.

Таблица 3

Показатели пространственных характеристик ходьбы мужчин без СЦГ разных возрастных групп и соматотипов (M±m)

Мужчины

II период зрелого возраста (N=94)

пожилой возраст (N=79)

А. (n1=38)

Н. (n2=37)

П. (n3=19)

А. (n4=34)

Н. (n5=24)

П. (n6=21)

1

2

3

4

5

6

Средняя длина шага (см):

61,06±1,274,5,6

62,35±0,993,4,5,6

59,03±1,082,4,5,6

52,41±1,531,2,3,5,6

56,00±0,951,2,3,4,6

46,95±1,131,2,3,4,5

Минимальная длина шага (см):

56,57±1,144,5,6

58,23±0,943,6

54,62±1,162,6

48,95±1,541,6

51,20±1,021,6

41,69±1,321,2,3,4,5

Максимальная длина шага (см):

65,61±1,214,5,6

66,93±0,993,6

63,26±1,032,4,5,6

56,09±1,541,3,6

60,07±0,891,3,6

52,08±1,011,2,3,4,5

КВШ:

0,12±0,0013,4,5,6

0,13±0,0043,4,5,6

0,16±0,0081,2,4,5,6

0,21±0,0051,2,3,6

0,20±0,0051,2,3

0,25±0,0111,2,3,4

Примечание: А.-астенический; Н.-нормостенический; П.-пикнический соматотипы; (М±m)1,2,3,4,5,6 – достоверно различимы в группах при p<0,001; 0,01;0,05.

Выявлено, что минимальная и максимальная длина шагов у пожилых мужчин  значительно ниже, чем у мужчин II периода зрелого возраста, что и определило самые низкие показатели средней длины шага у обследуемых данной группы. КВШ у мужчин пожилого возраста определялся достоверно самым высоким в сравнении с мужчинами II периода зрелого возраста (p<0,001; p<0,01). У мужчин II периода зрелого возраста КВШ достоверно минимальным вычислялся у представителей астенического и нормостенического соматотипов в сравнении с мужчинами-пикниками (p<0,001).

Женщины II периода зрелого возраста разных соматотипов не имели достоверно отличимых показателей длины шага. КВШ достоверно меньшим определялся у женщин астенического соматотипа в сравнении с женщинами нормостенического и пикнического соматотипов (p<0,01), что может свидетельствовать об устойчивой ходьбе представительниц астенического соматотипа. Женщины пожилого возраста пикнического соматотипа имели достоверно меньшие показатели длины шага (минимальную, максимальную и среднюю длины шага), чем лица астенического и нормостенического соматотипов. Расчетный коэффициент вариабельности шага у женщин-пикников пожилого возраста оказался наибольшим в сравнении с женщинами других соматотипов (p<0,001).

Таблица 4

Показатели пространственных характеристик ходьбы женщин без СЦГ разных возрастных групп и соматотипов (M±m)

Женщины

II период зрелого возраста (N=106)

пожилой возраст (N=85)

А. (n1=37)

Н. (n2=37)

П. (n3=32)

А. (n4=20)

Н. (n5=31)

П. (n6=34)

1

2

3

4

5

6

Средняя длина шага (см):

56,09±1,286

54,69±1,266

52,93±1,206

53,14±0,306

53,62±0,516

48,43±0,811,2,3,4,5

Минимальная длина шага (см):

51,33±1,345,6

49,86±1,366

48,69±1,176

48,51±0,206

48,01±0,741,6

43,32±0,871,2,3,4,5

Максимальная длина шага (см):

59,91±1,267

59,29±1,186

57,33±1,136

58,06±0,326

58,08±0,576

52,84±0,831,2,3,4,5

КВШ:

0,14±0,0093,4,5,6,7

0,19±0,0111,6

0,17±0,0061,4,5,6

0,19±0,0021,3,6

0,21±0,0081,3

0,25±0,0111,2,3,4

Примечание: А.-астенический; Н.-нормостенический; П.-пикнический соматотипы; (М±m)1,2,3,4,5,6 – достоверно различимы в группах при p<0,001; 0,01; 0,05.

Изучена подвижность крупных суставов верхней и нижней конечностей у здоровых людей методом гониометрии. Выявлены половые, возрастные и конституциональные различия по объему производимых движений в суставах конечностей. Мужчины и женщины юношеского и I периода зрелого возрастов демонстрировали 100% объем движений во всех крупных суставах верхней и нижней конечностей. Считаем нецелесообразным проводить сравнительный анализ гониометрических показателей в суставах конечностей лиц юношеского и I периода зрелого возрастов с другими возрастными группами, в которых регистрируется дефицит объема движений в суставах конечностей. Мужчины и женщины II периода зрелого возраста демонстрировали практически 100% объем всех видов движений в плечевом, локтевом и коленном суставах. Женщины II периода зрелого возраста выполняли движения с большей амплитудой в лучезапястном суставе при сгибании кисти, в тазобедренном суставе при сгибании, разгибании и отведении бедра и в голеностопном суставе при сгибании стопы в отличие от мужчин аналогичного возраста (р<0,01; р<0,05) (рис. 6.).

Рис. 6. Углометрия суставов конечностей мужчин и женщин II периода зрелого возраста.

Мужчины и женщины пожилого возраста выполняли разгибание плеча, вращение плеча кнутри и кнаружи в плечевом суставе с дефицитом от нормы на 10%-16%, разгибание кисти и бедра в соответствующих суставах с дефицитом на 55%-40%, отведение бедра, вращение бедра кнутри и кнаружи – на 12%-13%. Однако, женщины пожилого возраста в отличие от пожилых мужчин производили с достоверно большей амплитудой супинацию предплечья в локтевом суставе, сгибание и разгибание кисти в лучезапястном суставе, разгибание бедра в тазобедренном суставе и сгибание стопы в голеностопном суставе (р<0,05) (рис. 7.).

Мужчины и женщины II периода зрелого возраста демонстрировали наибольшую амплитуду всех видов движений в крупных суставах конечностей в отличие от мужчин и женщин пожилого возраста (р<0,001; р<0,01; р<0,05).

Проведен сравнительный анализ показателей углометрии суставов верхней и нижней конечностей здоровых людей в зависимости от соматотипа. Результаты обследования мужчин II периода зрелого возраста разных соматотипов показали, что мужчины астенического, нормостенического и пикнического соматотипов не имели достоверных отличий по объему выполняемых движений в плечевом, локтевом и коленном суставах.

Рис. 7. Углометрия суставов конечностей мужчин и женщин пожилого возраста.

При отведении кисти в лучезапястном суставе, сгибании и разгибании бедра в тазобедренном суставе и сгибании стопы в голеностопном суставе мужчины астенического соматотипа демонстрировали наибольшую амплитуду движений, чем представители нормостенического и пикнического соматотипов (р<0,001; р<0,01; р<0,05) (рис. 8.).

Рис. 8. Углометрия суставов конечностей мужчин II периода зрелого возраста разных соматотипов.

При отведении бедра в тазобедренном суставе мужчины пикнического соматотипа выполняли движения с наибольшей амплитудой, чем мужчины нормостенического и астенического соматотипов (р<0,001; р<0,05).

Мужчины пожилого возраста астенического, нормостенического и пикнического соматотипов не имели достоверных отличий по объему выполняемых движений в плечевом, локтевом и коленном суставах. В лучезапястном суставе при сгибании кисти и тазобедренном суставе при отведении бедра у пожилых мужчин нормостенического соматотипа регистрировались движения большей амплитуды, чем у мужчин астенического и пикнического соматотипов (р<0,001; р<0,05) (рис. 9.). В аналогичных суставах при разгибании кисти и бедра, а также в голеностопном суставе при сгибании стопы наибольшую амплитуду движений регистрировали пожилые мужчины астенического соматотипа, чем представители нормостенического и пикнического соматотипов (р<0,001; р<0,01; р<0,05).

Рис. 9. Углометрия суставов конечностей мужчин пожилого возраста разных соматотипов.

Наибольшую разницу по объему движений демонстрировали женщины II периода зрелого возраста разных соматотипов в лучезапястном, тазобедренном и голеностопном суставах (рис. 10.).

Так, достоверно минимальную амплитуду движений показывали женщины нормостенического соматотипа при сгибании и отведении кисти, представительницы пикнического соматотипа – при приведении кисти, разгибании бедра и сгибании стопы в отличие от женщин сравниваемых соматотипов (р<0,001; р<0,01; р<0,05). 

Среди представительниц пожилого возраста женщины пикнического соматотипа в тазобедренном и голеностопном суставах демонстрировали минимальную амплитуду движений, женщины нормостенического соматотипа – высокую амплитуду движений в данных суставах (р<0,001; р<0,01; р<0,05) (рис. 11.).

Рис. 10. Углометрия суставов конечностей женщин II периода зрелого возраста разных соматотипов.

 

Рис. 11. Углометрия суставов конечностей женщин пожилого возраста разных соматотипов.

В плечевом, локтевом, лучезапястном и коленном суставах представительницы разных соматотипов пожилого возраста не имели достоверных отличий по объему совершаемых движений.

Физический статус больных с синдромом центрального гемипареза. Мужчины II периода зрелого возраста с СЦГ против здоровых мужчин были высокорослыми преимущественно за счет больших величин длины корпуса и длины ног (р<0,001), длиннорукими за счет большей длины предплечья (р<0,001), длинноногими вследствие большей длины бедра (р<0,01), широкоплечими (диаметр плеч – 39,71±0,23 см против 37,91±0,27 см) при одинаковых значениях диаметра таза (р<0,001). Пожилые мужчины с СЦГ имели достоверно большую длину тела (р<0,001), длину кисти, голени и высоту стопы (р<0,001) в сравнении с пожилыми мужчинами города. Женщины II периода зрелого возраста с СЦГ имели большую длину тела в сравнении с женским населением города за счет большей величины длины корпуса (р<0,001) при одинаковых значениях длины ноги, короткие руки – за счет меньшей длины плеча (р<0,001). Пожилые женщины с СЦГ имели достоверно большую длину корпуса (р<0,05), длину туловища (р<0,001), но меньшую длину ноги за счет достоверно меньшей высоты стопы (р<0,001) в сравнении с пожилыми женщинами города, что и определило у женщин сравниваемых групп одинаковую длину тела.

Больные мужчины и женщины имели достоверно большие значения массы тела в сравнении со здоровыми мужчинами и женщинами за счет повышенного количества жировой (р<0,001) и мышечной (р<0,01) масс при практически одинаковом содержании костной массы. Следует отметить, что многие исследователи доказали связь возникновения сосудистых катастроф при высоком содержании жировой массы тела у человека (Амосов В.Н., 2007; Юнчис Н.О., 2008; Kozakova М. с соавт., 2008; Бувина О.А., М. А. Евзельман М.А., 2009; Strazzullo Р. с соавт., 2010).

Пропорциональность телосложения, по мнению П.Ф. Шапаренко (1989), является морфологической основой координированного управления локомоторными актами человека. Все обследованные больные мужчины имели пропорциональное соотношение диаметра плеч и диаметра таза к длине тела. У мужчин II периода зрелого возраста с СЦГ определена форма туловища как средняя форма, мужчины пожилого возраста с СЦГ имели прямоугольную форму туловища. Все больные женщины были узкоплечими. Зрелые женщины с СЦГ имели средние размеры таза, пожилые женщины были широкотазыми.

Корреляционный анализ параметров физического развития выявил различия у больных с СЦГ и группы сравнения. У мужчин II периода зрелого возраста с СЦГ выявлено снижение величины корреляционной связи между продольными размерами тела (длиной тела и длиной руки, длиной тела и длиной ноги) в отличие от мужчин группы сравнения. У мужчин пожилого возраста с СЦГ зарегистрировано усиление корреляционной связи между длиной корпуса и длиной туловища (r=0,911) при наличии средней по силе зависимости между аналогичными показателями у мужчин без СЦГ. У обследованных мужчин с СЦГ отмечается ослабление корреляционных взаимоотношений между длиной ноги и ее сегментом – длиной голени (r=0,741 и r=0,679 – у мужчин группы сравнения II периода зрелого и пожилого возрастов между этими показателями; r=0,108 и r=0,286 – у постинсультных больных аналогичных возрастных групп).

Значимые различия между продольными размерами тела наблюдаются и у обследованных женщин с СЦГ: увеличение силы корреляционной связи между длиной тела и длиной корпуса, снижение корреляционной зависимости – между длиной тела и длиной ноги. Увеличение корреляционной связи зарегистрировано у них между продольными и поперечными размерами тела – длиной тела и диаметрами плеч и таза, длиной корпуса и диаметром плеч. У женщин II периода зрелого возраста с СЦГ длина корпуса и длина руки, длина руки и длины ее сегментов (длина плеча, предплечья и кисти) коррелируют сильнее, чем у представительниц пожилого возраста с СЦГ и женщин группы сравнения.

Среди обследованных больных мужчин II периода зрелого и пожилого возрастов и женщин II периода зрелого возраста в отличие от здоровых мужчин и женщин аналогичных возрастных групп, в высоком проценте случаев встречался  нормостенический соматотип; представители пикнического соматотипа определялись в меньшем % случаев; лица астенического соматотипа встречались реже (рис. 12, 13).

Рис. 12. Распределение мужчин II периода зрелого и пожилого возрастов с СЦГ по соматотипам.

Представительницы пикнического соматотипа составили наибольшую группу среди обследованных женщин пожилого возраста, пожилые женщины астенического соматотипа встречались реже (рис. 13).

 

Рис. 13. Распределение женщин II периода зрелого и пожилого возрастов с СЦГ по соматотипам.

Изучение пространственных характеристик ходьбы и КВШ у больных людей проводили до и после применения лечебного костюма "Адели". Обследование позволило установить особенности ходьбы больных людей в зависимости от пола, возраста, соматотипа. У всех обследованных мужчин и женщин с СЦГ до начала курса восстановительного лечения средняя длина шага, минимальная и максимальная длина шага, коэффициент вариабельности шага были значительно ниже, чем у здоровых людей (р<0,001). В группе болеющих мужчин полученные значения показателей пространственных характеристик ходьбы после окончания курса реабилитации, были выше в сравнении с группой таких же женщин  (р<0,05), но имели достоверно низкие средние значения (СДШ, MинДШ, MаксДШ), чем группа сравнения (р<0,001). Выявленная закономерность в сторону уменьшения величин характеристик шага у больных определяется двигательной недостаточностью m. quadriceps femoris et m. triceps surae, имеющей место при данной патологии, из-за чего затрудняется выполнение элементов цикла шага и, как следствие, развитие компенсаторной реакции на двигательный дефицит конечности (Витензон А.С., Бравичев А.Н., 1972; Витензон А.С. с соавт., 1988; Батышева Т.Т. с соавт., 2003). Оценка вариабельности шага в дальнейшем строилась преимущественно на КВШ. КВШ у представителей мужского пола с СЦГ составил 0,61±0,02 и отличался низким средним значением, чем у женщин с СЦГ (0,69±0,03) (р<0,05), но был достаточно высоким с мужчинами и женщинами группы сравнения (0,18±0,002 и 0,19±0,004 (р<0,001). Представленные половые различия в показателях ходьбы шага можно объяснить физическими особенностями организма мужчин и женщин (различиями в длине ноги, содержании мышечной масс и др.).

Пространственные характеристики шага (СДШ, MинДШ, MаксДШ и КВШ) у обследованных мужчины и женщины с СЦГ II периода зрелого возраста до и после курса восстановительного лечения и мужчин и женщин пожилого возраста были одинаковыми, однако эти показатели были значительно ниже, чем у здоровых людей аналогичных возрастных групп (р<0,001).

Результаты обследования мужчин и женщин с СЦГ с учетом соматотипа свидетельствуют о вариабельности восстановления двигательных нарушений в паретичной ноге. Мужчины II периода зрелого возраста нормостенического соматотипа и женщины астенического соматотипа аналогичного возраста являются перспективными для реабилитации (рис. 14).

Мужчины-нормостеники, имевшие высокие значения КВШ (0,92±0,05) до начала реабилитации, уменьшили этот показатель за период восстановительного лечения в два раза (0,46±0,02). Женщины астенического соматотипа II периода зрелого возраста имели самый низкий КВШ после реабилитации (0,32±0,06) в сравнении с женщинами других соматотипов аналогичного возраста (р<0,001).

Рис. 14. КВШ мужчин и женщин с СЦГ II периода зрелого возраста разных соматотипов до начала (1) и по окончании (2) курса  реабилитации.

В пожилом возрасте наилучший результат реабилитации следует ожидать у мужчин астенического и нормостенического соматотипов, а также у женщин-астеников (р<0,001) (рис. 15).

Рис. 15. КВШ мужчин и женщин с СЦГ пожилого возраста разных соматотипов до начала (1) и по окончании (2) курса  реабилитации.

Группу низкого реабилитационного потенциала, после перенесенного инсульта, составили мужчины и женщины обеих возрастных групп пикнического соматотипа, имевшие наименьший уровень восстановления двигательных навыков и произвольных движений при синдроме центрального гемипареза. Восстановление движений в паретичной ноге у них происходило медленнее, чем у представителей других соматотипов.

Результаты обследования мужчин с СЦГ, имевших разную степень выраженности гемипареза, показали, что у представителей с грубым парезом до начала курса реабилитации КВШ определялся высоким (1,12±0,08), но был недостоверно меньше, чем у женщин аналогичного возраста и диагноза (1,16±0,08). У мужчин с умеренным и выраженным парезом значения КВШ до начала восстановительного лечения были высокими (0,77±0,04 и 0,94±0,05 соответственно) в сравнении с таким же показателем в женских группах аналогичного возраста (0,67±0,04 и 0,88±0,06). После проведенного восстановительного лечения в этой возрастной группе больных, КВШ вычислялся наименьшим у лиц с умеренным парезом в диагнозе (у мужчин – 0,53±0,03, у женщин – 0,48±0,04); средние значения данного показателя определялись у мужчин и женщин с выраженным парезом (0,62±0,05 и 0,65±0,05 соответственно) и максимальные значения КВШ имели лица с грубым парезом (0,68±0,07 и 0,77±0,04).

У мужчин пожилого возраста с выраженным и грубым парезом в диагнозе до начала реабилитации КВШ был меньше, чем у пожилых женщин аналогичного диагноза. После проведенного курса восстановительного лечения в группе пожилых лиц КВШ был меньшим у мужчин и женщин с умеренным парезом (0,57±0,08 и 0,58±0,04), средние значения данного показателя определялись у мужчин и женщин с выраженным парезом (0,62±0,05 и 0,72±0,07) и лица с грубым парезом имели статистически достоверно максимальные значения КВШ (0,73±0,07 и 0,93±0,07 соответственно).

Все обследованные больные мужчины до начала курса восстановительного лечения по сравнению с женщинами, имели достоверно больший объем движений в суставах верхней конечности: плечевом - при вращениях плеча внутри и кнаружи, в локтевом – при сгибании предплечья и ротационных движениях; в суставах нижней конечности: тазобедренном – при сгибании, отведении и приведении бедра и в коленном – при сгибании и разгибании голени, чем больные женщины с СЦГ (р<0,05). Женщины с СЦГ демонстрировали достоверно максимальный объем движений в суставах верхней конечности: плечевом - при сгибании плеча и в лучезапястном - при сгибании и разгибании кисти (р<0,05). Обследованные больные показывали все движения в крупных суставах верхней и нижней конечностей достоверно меньшей амплитуды и объема в сравнении с мужчинами и женщинами без СЦГ (р<0,001). Представленные половые различия по объему совершаемых движений можно объяснить различием в силе мышечного сокращения (количеством мышечных волокон), длиной мышц у мужчин и женщин (Жданов Д.А., 1979).

Все обследованные мужчины и женщины с СЦГ II периода зрелого возраста до начала курса восстановительного лечения имели достоверно больший объем практически всех видов движений в суставах верхней и нижней конечностей в сравнении с лицами пожилого возраста с СЦГ (р<0,001; р<0,05). Особенно эти различия выявлены при движениях в тазобедренном и коленном суставах (р<0,001). Однако, обследованные больные обеих возрастных групп демонстрировали все движения в крупных суставах верхней и нижней конечностей достоверно меньшей амплитуды и объема в сравнении с мужчинами и женщинами без СЦГ (р<0,001). Выявленные возрастные различия по объему движений в суставах конечностей связаны с регрессивными изменениями морфологических характеристик аппарата движения (Янсон Х.А., 1975; Жданов Д.А., 1979; Бальсевич В.К., 2000). В пожилом возрасте снижается подвижность в суставах, эластичность и прочность связочного аппарата, снижается мышечный тонус.

Изучение подвижности суставов конечностей у мужчин и женщин с СЦГ обеих возрастных групп проведено с учетом соматотипа до начала курса реабилитации и свидетельствует о вариабельности объема движений в крупных суставах конечностей от типа телосложения больного. Мужчины II периода зрелого возраста астенического соматотипа имели высокие значения по амплитуде движений в плечевом суставе при сгибании плеча и в локтевом суставе при сгибании предплечья. Минимальная амплитуда движений зарегистрирована у них в локтевом суставе вокруг вертикальной оси и в тазобедренном суставе вокруг трех осей. У мужчин группы сравнения аналогичного возраста и соматотипа отмечался достоверно выявленный дефицит (p<0,001) по объему движений в тазобедренном суставе (на 10-17%) в сравнении с ними. Мужчины нормостенического соматотипа аналогичного возраста имели минимальную амплитуду движений только в суставах верхней конечности (при сгибании, разгибании и отведении плеча в плечевом суставе, а также при сгибании кисти в лучезапястном суставе). При движении в других суставах у них определялись средние значения амплитуды движений. Мужчины пикнического соматотипа II периода зрелого возраста с СЦГ демонстрировали практически все движения с большей амплитудой в лучезапястном, тазобедренном, коленном и голеностопном суставах. Достоверно (p<0,05) максимальный объем движений они показывали при сгибании плеча в плечевом суставе, при пронации и супинации предплечья в локтевом суставе. Высокие значения объема практически всех движений определены у мужчин пожилого возраста с СЦГ астенического соматотипа в плечевом, локтевом, лучезапястном, коленном и голеностопном суставах. Мужчины нормостенического соматотипа аналогичного возраста имели средние значения амплитуды движений практически во всех суставах верхней и нижней конечностей. Мужчины пикнического соматотипа пожилого возраста недостоверно максимальную амплитуду демонстрировали в тазобедренном суставе при разгибании и вращении бедра кнаружи, достоверно минимальную амплитуду движений они показывали при сгибании и отведении плеча в плечевом суставе (p<0,05). Женщины II периода зрелого возраста с СЦГ астенического соматотипа имели минимальную амплитуду движений в плечевом суставе при отведении плеча (p<0,05) и при ротационных движениях в плечевом, локтевом и тазобедренном суставах. Достоверно максимальный объем движения – при сгибании предплечья в локтевом суставе. Женщины нормостенического соматотипа аналогичного возраста имели минимальную амплитуду движений в плечевом суставе при сгибании и разгибании плеча, в локтевом суставе при пронации и супинации предплечья, в лучезапястном суставе при всех видах движений. В крупных суставах нижней конечности (тазобедренном, коленном и голеностопном суставах) у женщин нормостенического соматотипа выявлены средние значения амплитуды совершаемых движений. Женщины пикнического соматотипа имели максимальные значения амплитуды движений практически во всех исследованных суставах. Статистически достоверные отличия (p<0,01; p<0,05) определены у них в плечевом суставе при отведении плеча, в локтевом суставе при сгибании предплечья и в коленном суставе при сгибании и разгибании голени. Женщины пожилого возраста с СЦГ астенического соматотипа практически во всех суставах конечностей имели максимальную амплитуду движений. У женщин нормостенического соматотипа пожилого возраста во всех крупных суставах конечностей регистрировались лишь минимальные значения амплитуды движений. Женщины пикнического соматотипа имели средние значения по амплитуде движений практически во всех суставах конечностей. Достоверные отличия по объему движений определены среди женщин астенического и нормостенического соматотипов в плечевом суставе при разгибании и вращении плеча кнаружи, в локтевом суставе при сгибании и пронации предплечья, в тазобедренном суставе при сгибании и вращении бедра внутрь, в коленном суставе при сгибании и разгибании голени (p<0,01; p<0,05). По объему движений вокруг фронтальной и сагиттальной осей определены достоверные отличия среди женщин астенического и пикнического соматотипов в локтевом и тазобедренном суставах (p<0,05). Высокий процент объема движений от нормы, регистрируемый в проксимальных суставах конечностей (плечевом, локтевом, тазобедренном и коленном) при движениях, совершаемых вокруг фронтальной и сагиттальной осей у мужчин двух возрастных групп всех представленных соматотипов в сравнении с обследуемыми женщинами, доказывает, что массивные мышцы, действующие на эти суставы, совершают максимальную работу даже при наличии патологического процесса в организме.

Разработан метод коррекции двигательных нарушений функции верхней конечности с использованием устройства для целенаправленного восстановления движений в руке и определена его эффективность. После использования лечебного костюма "Айвенго" наибольший процент увеличения объема движений определен у мужчин II периода зрелого возраста практически всех видов движений в плечевом и локтевом суставах. Перспективная группа для реабилитации среди мужского контингента больных зрелого возраста – мужчины астенического соматотипа при восстановлении движений в плечевом суставе, представители пикнического соматотипа демонстрировали увеличение объема движений в локтевом суставе. У мужчин нормостенического соматотипа II периода зрелого возраста и всех обследованных пожилых мужчин регистрировались средние значения увеличения объема движений в этих суставах. В группе женщин II периода зрелого и пожилого возрастов представительницы астенического соматотипа показали лучший результат реабилитации, увеличение объема движений у них происходит и в плечевом, и локтевом суставах. Восстановление объема движений регистрировались и среди лиц нормостенического и пикнического соматотипов обеих возрастных групп, но они показывали средние значения увеличения объема движений в суставах.

Проведена гониометрическая оценка объема движений в суставах конечности после использования лечебного костюма с учетом степени выраженности гемипареза. Доказано, что объем движений в плечевом и локтевом суставах у всех обследованных мужчин и женщин с СЦГ II периода зрелого и пожилого возрастов после применения костюма "Айвенго" увеличился, однако увеличение амплитуды движений происходило неодинаково и зависело от степени выраженности пареза. Перспективными в процессе восстановительного лечения при умеренном парезе являются мужчины обеих возрастных групп по увеличению объема движений в плечевом суставе вокруг фронтальной и сагиттальной осей, а также женщины пожилого возраста аналогичного диагноза по увеличению объема вращательных движений в плечевом суставе. При выраженном парезе мужчины II периода зрелого возраста показали наилучший результат реабилитации. Увеличение объема движений в суставах верхней конечности было несколько большим у мужчин II периода зрелого возраста с грубым парезом в сравнении с мужчинами пожилого возраста и женщинами обеих возрастных групп.

Одной из задач определения эффективности реабилитационного процесса явилась разработка перечня прогностических критериев результативности восстановительного лечения двигательных нарушений больных с СЦГ. Для определения и разделения критериев результативности на группы удовлетворительного уровня результатов и низкого уровня результатов была использована методика расчета обобщенной оценки показателей, предложенной А.А.Генкиным и Е.В. Гублером (1978). Антропометрическими и биомеханическими главными компонентами (количественными) у мужчин и женщин определены: сгибание предплечья до начала курса реабилитации, сгибание плеча до начала курса реабилитации, КВШ до начала курса реабилитации, длина предплечья, обхват бедра, длина бедра, отведение бедра до начала курса реабилитации, длина тела, супинация предплечья до начала курса реабилитации, жировая складка бедра, масса тела. Качественными главными компонентами выявлены следующие параметры: возраст, пол, соматотип, диагноз (степень выраженности гемипареза). Всего выделено 15 параметров (табл. 5).

Перевод количественных и качественных параметров в соответствующие прогностические коэффициенты является способом прогнозирования результативности восстановительного лечения у больных с СЦГ. Величины пороговых сумм прогностических коэффициентов составляют -13 и +13 при уровне ошибок, равных 5% (0,05).

Таблица 5

Прогностические коэффициенты количественных и качественных параметров достижения результата при реабилитации больных с СЦГ

Количественные параметры

Градации

Прогностические коэффициенты

<P 25

>P 75

P 25

P 75

Сгибание предплечья (до начала реабилитации) (град)

<48,0

48,1-109,9

>110,0

7,7

-12,2

6,9

Сгибание плеча (до начала реабилитации) (град)

<29,5

29,6-107,9

>108,0

5,7

-8,6

6,0

КВШ  (до начала реабилитации)

<0,7

0,8-1,0

>1,1

6,6

-7,6

3,9

Длина предплечья (см)

<24,2

24,3-27,5

>27,6

8,8

-6,0

-0,2

Обхват бедра (см)

<50,5

50,6-57,4

>57,5

-3,8

-4,0

9,2

Длина бедра (см)

<40,5

40,6-45,2

>45,3

8,0

-1,3

-9,2

Отведение бедра  (до начала реабилитации) (град)

<35,0

35,1-116,9

>117,0

2,2

-6,2

7,5

Длина тела (см)

<162,4

162,5-176,9

>177,0

8,2

-3,9

-3,3

Супинация предплечья  (до начала реабилитации) (град)

<0,0

0,1-55,2

>55,3

0,0

-3,7

8,2

Жировая складка бедра (мм)

<15,0

15,1-24,9

>25,0

-8,0

-1,4

7,5

Масса тела (кг)

<68,0

68,1-88,9

>89,0

-9,0

-0,5

6,9

Качественные

параметры

Прогностические

коэффициенты

Возраст

Второй зрелый

Пожилой

1,6

1,2

Пол

Мужской

Женский

1,7

-1,7

Соматотип

Астеническая

Нормостенический

Пикнический

3,1

4,2

-4,0

Диагноз

Выраженный

Грубый

Умеренный

10,9

-4,8

-1,3

Примечание: P – перцентиль, Ме - медиана

По достижении порогового коэффициента, равного +13 и более (95% и более вероятности) определен у больного уровень реабилитации как удовлетворительный. Если сумма прогностических коэффициентов равна -13 и менее, то у больного низкий уровень реабилитации. Таким больным показаны повторные курсы реабилитации. Если в процессе суммирования всех прогностических коэффициентов ни один из порогов не достигнут и составляет менее +13 и более -13, то прогноз расценивается как неопределенный. Проведена оценка эффективности разработанного способа на 214 больных с СЦГ. Процент достоверного совпадения прогноза составил 88,79%. Неопределенный прогноз был выявлен у 17 больных (7,94%). У 7 человек (3,27%) произошло расхождение между прогнозируемым и фактически достигнутым результатом. Предложенная методика может быть использована для прогнозирования результативности восстановления двигательных нарушений у больных с синдромом центрального гемипареза в отдаленные сроки перенесенного инсульта.

Таким образом, проведенное комплексное обследование с применением биомеханических методов позволило установить антропометрические, конституциональные, половые и возрастные особенности течения реабилитационного периода у больных с СЦГ. Полученные результаты вносят существенный вклад в изучение вопросов по восстановлению функций опорно-двигательного аппарата конечностей у постинсультных больных и могут, с нашей точки зрения,  обеспечить решение ряда задач по прогнозированию, профилактике и лечению этого заболевания.

ВЫВОДЫ

1. Выявлены половые, возрастные и конституциональные особенности антропометрических параметров и биомеханических функций опорно-двигательного аппарата человека, что должно учитываться при разработке методов реабилитации больных с синдромом центрального гемипареза.

2. Определены параметры физического развития здоровых лиц обоего пола в возрастных группах – юношеского, первого, второго периодов зрелого и пожилого возрастов. Среди обследованных здоровых мужчин и женщин юношеского и зрелого возрастов, мужчин  пожилого возраста в высоком проценте случаев определялся астенический соматотип; лица пикнического соматотипа встречались редко. Среди пожилых женщин представительницы астенического соматотипа составили 14%, а пикнического соматотипа встретились в высоком проценте случаев - 50,9%.

3. У всех обследованных здоровых людей изучены биомеханические функции опорно-двигательного аппарата конечностей. У мужчин и женщин юношеского и первого периода зрелого возрастов астенического, нормостенического и пикнического соматотипов движения в суставах конечностей сохранены в полном объеме. Объем движений в суставах конечностей у мужчин и женщин второго периода зрелого и пожилого возрастов достоверно уменьшен, особенно у представителей второго периода зрелого возраста пикнического соматотипа, пожилого возраста – нормостенического соматотипа (p<0,01; p<0,05).

4.  Выявлены половые, возрастные и конституциональные особенности пространственных характеристик ходьбы и расчетного показателя коэффициента вариабельности шага у здоровых мужчин и женщин. Лица пожилого возраста имеют наименьшую длину шага, идет формирование "осторожной" походки, достоверно большие значения коэффициента вариабельности шага (p<0,001). Устойчивая ходьба с малой вариабельностью длины шага определена у мужчин второго периода зрелого и пожилого возрастов астенического и нормостенического соматотипов (p<0,001), у женщин астенического соматотипа обеих возрастных групп (p<0,001).

5. По физическому статусу мужчины с синдромом центрального гемипареза второго периода зрелого и пожилого возрастов отличались от здоровых мужчин аналогичных возрастных групп большей длиной тела за счет больших величин длины корпуса и длины ног (p<0,001), массой тела за счет повышенного количества жировой (p<0,001) и мышечной (p<0,01) масс, пропорциональностью телосложения.

6. Больные женщины второго периода зрелого возраста в отличие от здоровых женщин аналогичного возраста имели большую длину и массу тела (p<0,001); пожилые женщины с синдромом центрального гемипареза отличались от пожилых здоровых женщин повышенной массой тела (p<0,001).

7. Восстановление движений в суставах верхней конечности с помощью костюма "Айвенго" давало хороший реабилитационный эффект, особенно у мужчин и женщин  астенического соматотипа обеих возрастных групп (р<0,01; р<0,05).

8. Использование костюма "Адели" позволило улучшить ходьбу больных с синдромом центрального гемипареза - увеличились линейные размеры шага, уменьшился коэффициент вариабельности шага. Наиболее выраженный эффект был как у мужчин, так и у женщин астенического соматотипа обеих возрастных групп (р<0,001; р<0,01).

9. Восстановление функций опорно-двигательного аппарата у больных мужчин и женщин завесило от степени выраженности гемипареза. При умеренном парезе быстрее восстанавливались мужчины второго периода зрелого и пожилого возрастов (р<0,001; р<0,05), при выраженном парезе - мужчины второго периода зрелого возраста (р<0,05); при грубом парезе реабилитационный потенциал был низким у мужчин обеих возрастных групп. Среди лиц женского пола группу высокого реабилитационного потенциала при умеренном и выраженном парезе составили женщины второго периода зрелого возраста, при грубом парезе также лучше восстанавливались  представительницы второго периода зрелого возраста (р<0,05).

10.  Разработанный способ прогнозирования позволяет с точностью 88,8% определять исход реабилитационного процесса. Группу низкого уровня реабилитации составляют больные с синдромом центрального гемипареза, имеющие суммарный прогностический коэффициент -13 и менее баллов.

11. Разработана технология индивидуального подбора методик реабилитации с применением лечебных костюмов, исключение низкоэффективных способов лечения, увеличение возможности к самообслуживанию позволят получить экономию от прямых и косвенных затрат в размере 20000 рублей на одного больного. В целом, для представленной группы пациентов, экономия составила 2805000 рублей. 

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Выявленные закономерности изменчивости антропометрических характеристик, пропорций тела жителей города можно расценивать как нормативные данные, которые необходимо использовать при оценке физического здоровья населения Восточной Сибири и при разработке профилактических мероприятий по его охране.

2. Выявленные закономерности изменчивости пространственных характеристик ходьбы, КВШ, подвижности крупных суставов конечностей у населения города должны быть использованы в качестве маркеров контрольной группы. 

3.  Созданная база данных по физическому статусу больных с синдромом центрального гемипареза является теоретическим обоснованием выделения диспансерных групп, которые должны наблюдаться в кабинетах вторичной профилактики инсульта амбулаторно-поликлинического звена, центрах нейрореабилитации стационарного типа.

4.  Для соматотипирования больных, перенесших ОНМК, целесообразнее использовать схему соматотипирования по W.L. Rees - H. Eysenck (1945), требующей измерение всего двух параметров. 

5.  Выявленные возрастные особенности пропорциональности телосложения мужчин и женщин с СЦГ должны быть дополнительными характеристиками физического статуса постинсультных больных.

6. Закономерности изменчивости походки у больных с СЦГ должны быть использованы для определения категории реабилитационной сложности больного с дефицитом двигательной активности конечностей.

7. Выявленные половые, возрастные и конституциональные особенности подвижности в крупных суставах верхней и нижней конечностей у больных с СЦГ до начала реабилитации должны быть использованы для оценки результативности восстановительного лечения.

8. Рекомендуется использовать разработанный лечебный костюм проприоцептивной коррекции в центрах нейрореабилитации стационарного и амбулаторного типа.

9.  Прогноз результативности восстановительного лечения двигательных нарушений у больных с СЦГ основан на расчете суммарного прогностического коэффициента. При наборе прогностического порога -13 и менее ожидается низкий уровень реабилитации, и такие больные нуждаются в дополнительных курсах восстановительного лечения.

10.  При поступлении больного на стационарное лечение в нейрореабилитационные центры обязательно проведение антропометрических, биомеханических исследований для выделения групп риска низкого реабилитационного исхода.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1. Деревцова С.Н., Николаев В.Г., Прокопенко С.В., Аракчаа Э.М.  Использование актоновых синергий для нормализации пространственно-временных параметров ходьбы при синдроме центрального гемипареза // Актуальные проблемы спортивной морфологии и интегративной антропологии: матер. международ. науч. конф., посвящ. 70летию со дня рожд. проф. Б.А. Никитюка. М., 2003. С. 198200.

2. Деревцова С.Н., Прокопенко С.В., Аракчаа Э.М. Эффективность реабилитации больных с нарушениями двигательной функции в верхней конечности с помощью метода динамической проприокоррекции // Актуальные проблемы морфологии: сб. науч. тр., посвящ. 70-летию проф. В.Г. Николаева. Красноярск, 2005. С. 8384.

3. Деревцова С.Н., Прокопенко С.В., Аракчаа Э.М. Методика восстановления активных движений в плечевом суставе при СЦГ на основе анатомо-кинезиологических особенностей руки // Актуальные проблемы морфологии: сб. науч. тр., посвящ. 70летию проф. В.Г. Николаева. Красноярск, 2005. С. 8485.

4. Деревцова С.Н. Новые подходы к реабилитации больных с неврологическими двигательными дефектами в верхней конечности // Актуальные проблемы теоретической и прикладной биологии и медицины: сб. науч. тр. «Естествознание и гуманизм». Томск, 2005. Т. 2, №5. С. 108110.

5. Деревцова С.Н., Николаев В.Г. Новый метод реабилитации с двигательными дефектами в верхней конечности // Актуальные вопросы и достижения современной антропологии: матер. международ. науч. конф. Новосибирск, 2006. С. 2931.

6. Деревцова С.Н. Новый метод исследования параметров ходьбы // Актуальные вопросы эволюционной, возрастной и экологической морфологии: матер. всерос. науч. конф., посвящ. 10летию мед. фак. и каф. анатомии и гистологии человека БелГУ. Белгород, 2006. С. 48.

7. Деревцова С.Н., Подтяжкина П.В., Филиппов М.М., Деревцов Е.Н. Методика исследования параметров ходьбы // Современный мир, природа и человек: сб. науч. тр. «Естествознание и гуманизм». – Томск, 2006 – Т.3, №4. – С. 70–71.

8. Деревцова С.Н., Деревцов Е.Н. Соматометрические показатели студентов- медиков // Современный мир, природа и человек: сб. науч. тр. «Естествознание и гуманизм». – Томск, 2006. – Т.4, №1. – С. 55–56.

9. Деревцова С.Н. Использование костюма проприоцептивной коррекции в реабилитации больных с гемипарезом конечности вследствие острого нарушения мозгового кровообращения // Актуальные проблемы теоретической и прикладной биологии и медицины: сб. науч. тр. «Естествознание и гуманизм». – Томск, 2006. – Т.3, №1. – С. 45–48.

10. Деревцова С.Н. Использование лечебного костюма "Адели-92" как стимулятора системы антигравитации // Журн. рос. ассоц. по спорт. медицине и реабилитации больных и инвалидов. – 2006. – №3. – С. 16.

11. Деревцова С.Н. Реабилитация больных с неврологическими двигательными дефектами в верхней конечности // Журн. рос. ассоц. по спорт. медицине и реабилитации больных и инвалидов. – 2006. – №3. – С. 17.

12. Деревцова С.Н., Гуликян Г.Н., Мкртычан Б.Т. Соматометрические показатели мужчин и женщин, перенесших острое нарушение мозгового кровообращения // Астраханский мед. журн. – Астрахань, 2007. – Т. 2, №2. – С. 66.

13. Деревцова С.Н., Морозкина А.А. Частота встречаемости соматотипов больных, перенесших острое нарушение мозгового кровообращения // Астраханский мед. журн. – Астрахань, 2007. – Т. 2, №2. – С. 67.

14. Деревцова С.Н., Николаев В.Г. Пропорции тела мужчин и женщин, перенесших острое нарушение мозгового кровообращения // Биомедицинская и биосоциальная антропология. – Винница, 2007. – №9. – С. 10–12.

15. Деревцова С.Н. Соматотипы больных, перенесших острое нарушение мозгового кровообращения // Биомедицинская и биосоциальная антропология. – Винница, 2007. – №9. – С. 12–13.

16. Прокопенко С.В., Руднев В.А., Аракчаа Э.М., Деревцова С.Н.  Использование принципа проприоцептивной коррекции при восстановлении произвольных движений в паретичной руке у больных в позднем восстановительном и резидуальном периодах инсульта // Журн. неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. – 2007. –  №4. – С. 40–43.

17. Деревцова С.Н. Соматотипы больных, перенесших острое нарушение мозгового кровообращения // Современный мир, природа и человек: сб. науч. тр. «Естествознание и гуманизм». – Томск, 2006. – Т. 4, №2. – С. 10–11.

18. Деревцова С.Н. О пропорциях тела студентов-медиков 2 курса ФФМО // Актуальные проблемы морфологии: сб. науч. тр., посвящ. 65-летию организации КрасГМА. – Красноярск, 2007. – Вып. 6. – С. 46–48.

19. Деревцова С.Н., Николаев В.Г., Прокопенко С.В. Гониометрическая оценка эффективности восстановления двигательных нарушений верхней конечности больных разных соматотипов и с разной степенью выраженности гемипареза // Актуальные проблемы морфологии: сб. науч. тр., посвящ. 70–летию проф. П.А. Самотесова. – Красноярск, 2008. – Вып. 7. – С. 27–30.

20. Николаев В.Г., Деревцова С.Н. Распределение по соматотипам больных, перенесших острое нарушение мозгового кровообращения // Морфология. – 2008. – №2. – С. 95–96.

21. Деревцова С.Н. Восстановление произвольных движений верхней конечности у мужчин и женщин, перенесших инсульт, в зависимости от соматотипа и пропорциональности телосложения // Морфол.  ведомости. – 2008. – №1–2. – С. 149–151.

22. Деревцова С.Н. Антропометрические параметры и пропорциональность телосложения больных с синдромом центрального гемипареза // Сиб. мед. обозрение. – 2008. – №2. – С. 63–65.

23. Prokopenko S.V., Rudnev V.A., Arakchaa .M., Derevtsova S.N. Use of the principle of proprioceptive correction in the restoration of voluntary movements in the paralyzed arm in patients in the late recovery and residual post-stroke periods // Neuroscience and Behavioral Physiology. – 2008. – Vol. 38, № 6. – Р. 627–631.

24. Деревцова С.Н., Николаев В.Г., Прокопенко С.В. Соматотип и особенности восстановления объема движений верхней конечности больных, перенесших инсульт // Сиб. мед. обозрение. – 2009 . – №5. – С. 65–68.

25. Деревцова С.Н. Анализ гониометрических показателей восстановления движений в суставах верхней конечности у мужчин и женщин разных соматотипов, перенесших инсульт, и с разной степенью выраженности гемипареза // Морфол.  ведомости. – 2009. – №1–2. – С. 88–90.

26. Деревцова С.Н., Николаев В.Г., Прокопенко С.В. Гониометрия как оценочный метод двигательной функции суставов верхней конечности у постинсультных больных разных соматотипов // Морфология. – 2009. – №4. – С. 49.

27. Деревцова С.Н., Николаев В.Г. Соматотипологические особенности ходьбы мужчин и женщин // Актуальные проблемы биомедицинской антропологии и морфологии: сб. науч. тр. – Красноярск, 2009. – С. 34–41.

28. Деревцова С.Н. Антропометрическая характеристика пропорциональности телосложения жителей г. Красноярска // Морфология. – 2010. –  № 1. – С. 48–53.

29. Деревцова С.Н. Объективная оценка ходьбы мужчин и женщин разных соматотипов с синдромом центрального гемипареза // Фундаментальные медико-биологические науки и практическое здравоохранение: сб. науч. тр. с матер. тр. 1-ой междунар. телеконф. – Томск, 2010. – С. 99–101.

30. Деревцова С.Н., Николаев В.Г., Прокопенко С.В. Использование  гониометрии как метода оценки при восстановлении произвольных движений в суставах верхней конечности  у мужчин и женщин разных соматотипов, перенесших инсульт, и с разной степенью выраженности гемипареза // Журн. теоретической и практической медицины. – 2010. – Т. 8. – С. 262–266.

31. Деревцова С.Н. О пропорциональности телосложения юношей и девушек 16-17 лет г. Красноярска // Педиатрия. Журн. им. Г.Н. Сперанского. – 2010. –  №3. – С. 80–83.

32. Деревцова С.Н., Вериго Л.И., Николаев В.Г. и др. Соматометрическая характеристика пропорций тела мужчин города Красноярска // Фундаментальные науки и практика: сб. науч. тр. «Естествознание и гуманизм». – Томск, 2010. – Т. 6, №1. – С. 6–10.

33. Деревцова С.Н. Инструментальный метод исследования параметров ходьбы людей старших возрастных групп разных соматотипов // Вестн. новых мед. технологий. – 2010. –  №2. – С. 181–183.

34. Деревцова С.Н., Николаев В.Г., Прокопенко С.В.  Использование лечебного костюма "Айвенго" в реабилитации больных разных соматотипов и с разной степенью выраженности гемипареза // Вестн. новых мед. технологий. – 2010. –  №2. – С. 183–185.

35. Деревцова С.Н., Похабов Д.В., Абрамов В.Г. и др. Коэффициент вариабельности шага как показатель объективной оценки ходьбы мужчин и женщин, перенесших инсульт // Сиб. мед. обозрение. – 2010. – № 5. – С. 54–57.

36. Деревцова С.Н. Соматометрические особенности пропорциональности телосложения мужского населения города Красноярска // Сиб. мед. журн. (Томск). – 2010. – Вып. 1, №4. – С. 141–147.

37. Деревцова С.Н. Соматометрические особенности пропорциональности телосложения женского населения города Красноярска // Сиб. мед. журн. (Томск).  – 2011. – Вып. 1, №1. – С. 164–169.

38. Деревцова С.Н. Пропорциональность телосложения мужчин и женщин с синдромом центрального гемипареза // Сиб. мед. журн. (Томск).  – 2011. –  №2. – С. 84–87 .

39. Деревцова С.Н. Гониометрия суставов конечностей здоровых людей различных соматотипов // Вестн. новых мед. технологий. – 2011. –  №2. – С. 164–166 .

40. Деревцова С.Н., Николаев В.Г., Прокопенко С.В.  Особенности восстановления объема движений у больных с синдромом центрального гемипареза разных соматотипов в поздний период постинсультной реабилитации // Медицина в Кузбассе. – 2011. – №2. – С. 69–72.

СПИСОК  СОКРАЩЕНИЙ

СЦГ - синдром центрального гемипареза

ОНМК - острое нарушение мозгового кровообращения

ФГУЗ СКЦ ФМБА РФ - Федеральное государственное учреждение здравоохранения Сибирский клинический центр Федерального Медико-биологического Агентства Российской Федерации

НИИ неврологии РАМН – научно-исследовательский институт неврологии Российской академии медицинских наук

КрасГМУ – Красноярский государственный медицинский университет

СОМЦ – Сибирский окружной медицинский центр

СДШ - средняя длина шага

МинДШ - минимальная длина шага

МаксДШ - максимальная длина шага 

КВШ - коэффициент вариабельности шага

ПК - прогностический коэффициент

 




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.