WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Митрофанов Игорь Михайлович

ОЦЕНКА И ПРОГНОЗИРОВАНИЕ СОСТОЯНИЯ ЗДОРОВЬЯ ПРИШЛОГО НАСЕЛЕНИЯ В РАЙОНАХ ПРОМЫШЛЕННОГО ОСВОЕНИЯ СЕВЕРА

14.00.05 - внутренние болезни

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Новосибирск - 2009

Работа выполнена в ГУ «Научно-исследовательский центр клинической и экспериментальной медицины Сибирского отделения РАМН»

Научный консультант:

доктор медицинских наук                        Николаев Юрий Алексеевич

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор        Куимов Андрей Дмитриевич

доктор медицинских наук, профессор        Малютина Софья Константиновна

доктор медицинских наук                        Хамнагадаев Игорь Иосифович

Ведущее учреждение:

ГОУ ВПО Сибирский Государственный Медицинский Университет Росздрава (г. Томск).

Защита диссертации состоится "____"________________200___г. в ____часов на заседании диссертационного совета Д 001.029.01 при Учреждении Российской академии медицинских наук «Научно-исследовательский институт терапии СО РАМН» (630089, г. Новосибирск,

ул. Бориса Богаткова 175/1)

С диссертацией можно ознакомится в библиотеке Учреждения Российской академии медицинских наук «Научно-исследовательский институт терапии СО РАМН».

Автореферат разослан "____"________________________200___г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                Кузнецов А.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность. Осознание нашим обществом и государством необходимости реализации социальных приоритетов в развитии современной России, нашедшее отражение в «Посланиях к Федеральному Собранию» Президента РФ В.В. Путина (10.05.2006 г.; 26.04.2007 г.); Национальном проекте «Здоровье» и других документах российского правительства опубликованных в течение 2006-2007, вновь поднимает актуальность проблемы оценки состояния здоровья населения России. Анализ состояния здоровья населения России показывает, что оно намного хуже, чем в большинстве индустриально развитых стран  и только развитие эффективных социальных программ может остановить дальнейшее ухудшение здоровье нации (К здоровой России: политика укрепления здоровья и профилактики заболеваний, 1994; Р.Г. Оганов, 2002). В этих условиях отсутствие адекватных количественных показателей оценки здоровья на общественном, и, что особенно важно, на индивидуальном уровне, становится существенным тормозом для проведения мероприятий по профилактике хронических заболеваний и укреплению здоровья (В.Г. Бовтюшко, 1996).

Современным подходом к оценке популяционного здоровья является выявление факторов риска. Однако для объяснения и прогнозирования тенденций смертности необходимо принимать во внимание не только классические факторы риска, но также социально-экономические и психосоциальные детерминанты и их совместное влияние.

Интегрированный подход является одним из основных стратегических принципов современных профилактических программ. Учитывая это, нужно отметить, что проблема интегрального или комплексного влияния указанных факторов является основополагающей для современного этапа профилактики ХНИЗ. Особенно важной эта проблема является для регионов Севера (Е.В. Акимова с соавт., 2004, 2005; Е.С. Кылбанова, 2006; Ю.П. Никитин с соавт., 1998; В.И. Хаснулин с соавт., 2000, 2004], в развитии которых, по заявлениям бывшего президента РФ В.В.Путина и нынешнего президента Д.А.Медведева на выездном заседании Госсовета в г. Салехарде (29.04.2004г.), и заключаются основные перспективы развития всей России. Однако, решение задачи оценки комплексного влияния природных и социальных факторов усложняется тем, что территориям промышленного освоения Севера присущи свои специфические закономерности развития, заселения, взаимодействия между человеком и природой, потенциальных характеристик здоровья, особенностями этиологии и патогенеза основных болезней и специфических общепатологических синдромов (Н.Р. Деряпа, И.Ф.Рябинин, 1977; Т.М. Максимова, 1999; В.П. Казначеев, 1980; Ю.А. Николаев, 2002).

Цель исследования. Изучить комплексное влияние конвециональных и неконвециональных факторов риска хронических неинфекционных заболеваний, разработать метод оценки и прогноза состояния здоровья пришлого населения Севера для повышения эффективности массовых профилактических программ, на примере организованной популяции г. Мирный (Республика Саха, Якутия).

Задачи исследования:

  1. Оценить показатели конвециональных факторов риска: артериального давления, индекса массы тела, липидного профиля крови, курения, и распространенность этих факторов у пришлых жителей Якутии (г. Мирный) и в организованной популяции г. Новосибирска, на основе критериев соответствующих последним рекомендациям Европейских кардиологических обществ (1999; 2003).
  2. Оценить показатели неконвециональных соматических и социальных факторов риска: ЭКГ-критерии по Миннесотскому коду, показатели внешнего дыхания, образование, семейное положение, жилищные условия, экономический, социальный статус, распространенность этих факторов у пришлых жителей Якутии (г. Мирный) и в организованной популяции г. Новосибирска.

3. Выявить региональные особенности средних значений показателей и распространенности факторов риска в районах промышленного освоения Севера (г.Мирный) путем сопоставления их с уровнями в новосибирской популяции.

4. Изучить десятилетние изменения 1991 – 2000 г.г. в показателях и отягощенности факторами риска организованной популяции пришлого населения Якутии (г. Мирный).

5. Исследовать взаимосвязи между показателями факторов риска и наличием хронической патологии. Выявить значения этих показателей ассоциированные с хроническими неинфекционными заболеваниями.

6. Изучить мультифакторное влияния соматических, поведенческих и социальных показателей на здоровье трудящихся районов промышленного освоения Севера и разработать вероятностную модель их влияния на хроническую патологию.

7. Разработать метод прогноза 10-летней выживаемости трудящихся районов промышленного освоения Севера, на основе моделирования комплексного влияния изученных факторов, с целью реализации в массовых профилактических программах.

Научная новизна исследования:

  1. Впервые проведено изучение конвенциональных и неконвенциональных факторов риска, с использованием стандартизированных методов программы WHO/CINDI, в организованной популяции пришлых городских жителей Якутии, с использованием критериев рекомендаций Европейских кардиологических обществ, 2003 г., и Всероссийского научного общества кардиологов, 2004 г.
  2. На организованной популяции трудящихся Западно-Якутского промышленного района впервые исследованы изменения конвенциональных и неконвенциональных факторов риска в начале (1991 г.) и в конце 10-летнего периода социально-экономических преобразований.
  3. Определено новое научное направление профилактических исследований – переход от описания распространенности и средних уровней традиционных факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний в популяции, к анализу взаимосвязи традиционных факторов риска и социальных факторов с совокупной хронической патологией, что позволяет более точно оценивать риск ХНИЗ.
  4. Впервые разработан индивидуальный показатель интегрального риска хронической патологии, отражающий вероятность возникновения данной патологии у конкретного индивидуума.
  5. Создана десятилетняя прогностическая модель индивидуальной выживаемости пришлого населения районов промышленного освоения Севера, позволяющая выявлять лиц с высоким риском смерти и разрабатывать более эффективные профилактические мероприятия.

Практическая значимость исследования:

  1. Результаты проведенного исследования организованной популяции пришлого населения Якутии дают надежную информацию об эпидемиологической ситуации в отношении конвенциональных и неконвенциональных факторов риска ХНИЗ и могут быть использованы для сопоставления с данными других регионов.
  2. Полученные данные о высокой частоте традиционных и не традиционных факторов риска, в организованной популяции района промышленного освоения Якутии имеют значение для разработки научно-обоснованных программ профилактики ХНИЗ в этом регионе.
  3. Количественная оценка, с использованием разработанного показателя интегрального риска, дает возможность по группе ФР основных ХНИЗ оценить влияние как единичных социальных и физиологических параметров, так и целых комплексов факторов на возникновение и развитие хронической патологии, что позволяет в ходе профилактических обследований, формировать обогащенные выборки для более углубленного обследования.

Положения выносимые на защиту:

  1. Конвенциональные факторы риска хронических неинфекционных заболеваний: АГ, ИМТ, курение, ДЛП, при использовании критериев последних рекомендаций Европейских кардиологических обществ и WHO (1999г., 2003г.), имелись у абсолютного большинства обследованных трудящихся района промышленного освоения Севера с последовательным нарастанием возраста, достигая 100%, в возрасте старше 50 лет.
  2. Во всех сравниваемых когортах наиболее распространенным ФР являлась дислипидемия, с крайне высокой распространенностью липидно-метаболических нарушений.
  3. Региональные особенности северных популяций проявлялись в более высоких характеристиках избыточной массы тела, гипергликемии и артериального давления. Отмечалось более раннее нарастание значений указанных ФР у северян по сравнению с жителями умеренных широт. У мужчин эта неблагоприятная тенденция отмечалась уже с возраста 40 лет, а у женщин с 30 лет.
  4. Существует U-образная зависимость показателей артериального давления и липидного профиля от северного стажа, с оптимальными значениями при северном стаже 5-9 лет. Данная особенность отражает связь показателей ФР с этапами адаптации.
  5. Более эффективная профилактика ХНИЗ в районах промышленного освоения Севера, как на индивидуальном, так и на популяционном уровне, требует не единичного, а комплексного воздействия на возможно большее количество ФР, с учетом длительности северного стажа.

Внедрение: Результаты работы нашли свое отражение в документах по оценке воздействия на окружающую среду в составе проектов «Оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС), книга 1, Характеристика алмазодобывающего предприятия и технические решения по охране окружающей природной среды». - Проект Рудника «Интернациональный», "Оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС). - Книга 3. -Характеристика алмазодобывающего предприятия и технические решения по охране окружающей природной среды». - Проект Рудника "Юбилейный» - том IV», Оценка воздействия на окружающую среду ОВОС). - Книга 3 Характеристика алмазодобывающего предприятия и технические решения по охране окружающей природной среды". – Проект предприятия «Анабар». - Том IV, Укрепление здоровья работников рудника «Интернациональный» в рамках Интегрированной программы профилактики неинфекционных заболеваний CINDI/BO3 и мониторинговые исследования воздействия рудника "Интернациональный» на социально-экономическую обстановку в Мирнинском улусе и г. Мирном в 1999-2000гг. // Отчет по х/д с институтом «Якутнипроалмаз». - 2001. - 518С, которые прошли комплексную экспертизу в Министерстве природоохраны Республики САХА (Якутии). Они использовались в разработке «Медицинской информационной Системы – Здравпункт» внедренной с 2004 г. на здравпунктах предприятий АК «АЛРОСА».

Апробация результатов исследования Материалы диссертации доложены и обсуждены на Всесоюзной конференции "Патофизиологический анализ факторов риска артериальной гипертензии и атеросклероза". (Новосибирск, 1992); на научно-практической конференции "Актуальные вопросы профилактики неинфекционных заболеваний (с международным участием)" (Москва, 1993); на межрегиональном Совещании "Опыт и перспективы развития интегрированной программы профилактики неинфекционных заболеваний (СИНДИ) в России". (Москва, 1995); на 10th "International Congress of Circumpolar Health". (Anchorage. U.S.A., 1996); научно-практической конференции: "Актуальные проблемы профилактики неинфекционных заболеваний (с международным участием)" (Москва, 1995); Сибирской кардиологической конференции. "Диагностика, лечение и профилактика сердечно-сосудистых заболеваний" (Новосибирск, 1996); научно-практической конференции "Сибирский стандарт жизни: экология, образование, здоровье" (Новосибирск, 1997); Ш Всероссийской конференции с международным участием "Реабилитация и вторичная профилактика в кардиологии" (Москва, 1999); Всероссийской научной конференции с международным участием "Актуальные проблемы профилактики неинфекционных заболеваний" (Москва, 1999); Всероссийской конференции с международным участием "Север – Человек. Проблемы сохранения здоровья" (Красноярск, 2001); Всероссийской конференции "Факторы риска, адаптация, первичная и вторичная профилактика болезней человека" (Иваново, 2001); Научно-практической конференции "Производственная медицина Проблемы профессионального долголетия персонала" (Москва, 2001); на конференции "Укрепление здоровья и Профилактика заболеваний - стратегия и технология XXI века по улучшению здоровья нации" (Челябинск, 2001). I съезде кардиологов Сибирского Федерального Округа (Томск, 8-9 июня 2005 г.); научно-практической конференции «Вопросы сохранения и развития здоровья населения Севера и Сибири» (Красноярск, 15-17 июня 2005 г.); 15-ой научно-практической конференции «Актуальные вопросы современной медицины» (Новосибирск, 27 октября 2005 г.); I съезде терапевтов Сибири и Дальнего Востока (Новосибирск, 6-8 декабря 2005 г.). Результаты работы были доложены на ежегодных совещаниях Российских директоров программы CINDI.

Личный вклад Автор непосредственно участвовал во всех скрининговых обследованиях, результаты которых приведены в диссертационной работе. Лично осуществлял разработку и наполнение баз данных обследования и анализ всех полученных результатов.

Публикации. По теме диссертации опубликованы 60 печатных работ, из них 14 статей в журналах, рекомендованных ВАК и 2 коллективных монографии, четыре публикации в зарубежной и международной печати.

Объем работы. Диссертация изложена на 342 страницах печатного текста, содержит 126 таблиц и 20 рисунков, состоит из введения, обзора литературы, главы «Объект и методы исследования», четырех глав собственных результатов, обсуждения, практических рекомендаций и выводов. Библиография содержит 284 отечественных и 153 зарубежных работ.

ОБЪЕКТ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Данное исследование является частью работы проводимой в рамках национальной профилактической программы CINDI (Countrywide Integrated Noncommunicable Diseases Intervention programme), возглавляемой ВОЗ. Национальным координатором программы выступает Центр профилактической медицины МЗиСЗ РФ (национальный директор программы, академик РАМН, профессор Р.Г. Оганов). С 1992 ГУ НЦКЭМ СО РАМН утвержден ЕВРОБюро/ВОЗ, как центр CINDI «Мирный» (ответственный исполнитель центра: главный научный сотрудник, д.м.н., Ю.А. Николаев). Тема работы прошла экспертизу локального комитета по биомедицинской этике (протокол № 6 от 12.10.2004 г.), утверждена Ученым Советом ГУ НЦКЭМ СО РАМН (протокол №8 от 20.02.05 г.).

Объектом данного исследования служили три популяционные выборки.

Выборка из организованной популяции трудящихся АК «Алмазы России-Саха», проживающих в г. Мирный Республики Саха (Якутия). Обследование проводилось в апреле – мае 1991 г., как первичный скрининг по программе CINDI. Скрининговой площадкой являлись три предприятия, с числом работающих 3,5 тысячи человек. По спискам работающих на указанных предприятиях, в Государственном центре профилактической медицины МЗиСЗ РФ, была сформирована рандомизированная, репрезентативная выборка в 1000 человек. При скрининговом обследовании отклик составил 79,0%. Соответственно, было обследовано 790 человек, из них 277 мужчин и 513 женщин. Большинство обследованных принадлежат к пришлому населению, по национальности преимущественно русские, по характеру труда связанные с добычей и переработкой алмазов.

С интервалом в два года осуществлено аналогичное исследование на выборке из организованной популяции трудящихся Новосибирского машиностроительного завода имени Кузьмина. Обследование проводилось в апреле – июне 1993г. Была сформирована рандомизированная, репрезентативная выборка в 1000 человек. При скрининговом обследовании отклик составил 86,4%. Соответственно, было обследовано 864 человек. Несмотря на то, что данная контрольная выборка участвовала в производстве не связанном с горнодобывающей промышленностью, структура профессиональных вредностей была сопоставима с подобной структурой в организованной выборке трудящихся г. Мирный.

Для изучения десятилетних изменений состояния здоровья проведено исследование выборки из организованной популяции трудящихся АК «Алмазы России-Саха», проживающих в г. Мирный Республики Саха (Якутия). Обследование проводилось в мае – июне 2000 г., как выборочный скрининг. Из трудящихся предприятий АК «Алмазы России-Саха» расположенных в г. Мирном численностью семь тысяч человек была сформирована репрезентативная, рандомизированная выборка численностью 1200 человек. Отклик на обследование составил 84,5% или 1014 человек.

Обследование проводилось согласно протоколу программы CINDI. Программа обследования включала следующие обязательные разделы: измерение артериального давления, определение липидного профиля, измерение массы тела и роста, электрокардиографическое исследование с оценкой по Миннесотскому коду. Использовалось анкетирование с использованием стандартной анкеты профилактического обследования национального протокола программы CINDI, включающую опросы на выявление: симптомов стенокардии напряжения (Rose), хронического бронхита, сахарного диабета, о привычке курения, о приеме лекарственных препаратов. Кроме того, оценивался возраст приезда и стаж проживания на Севере.

Артериальное давление измерялось в покое, в комфортных условиях. Для измерения применялся ртутный сфигмоманометр (шкала градуирована от 0 до 260 мм р.с., размер манжеты 13 X 26 см) и обычный стетофонендоскоп с мембраной. Измерение АД проводилось с точностью до ближайшей четной цифры (т.е. с интервалом в 2 мм р.с.). Регистрировали первую фазу тонов Короткова как систолическое АД, пятую – как диастолическое, проводили два измерения АД, перед анкетированием после 5-минутного отдыха, и непосредственно после анкетирования. В результате использовали среднее значение из этих двух измерений. В сыворотке крови определяли содержание общего холестерина (ОХС, мг/дл) триглицеридов (ТГ, мг/дл) и холестерина липопротеидов высокой плотности (ХЛВП, мг/дл). Использование для липидов значений мг/дл обусловлено требованиями программы CINDI. Накануне взятия крови у обследуемых, их предупреждали о том, что это исследование необходимо проводить натощак. Лабораторное исследование липидного профиля проводилось стандартизированным методом. В сыворотке крови определяли содержание общего холестерина, триглицеридов, холестерина ЛВП (энзиматическим методом с использованием стандартных реактивов фирмы "MAMNHEM" на автоматическом анализаторе "MIRA" (Швейцария-Франция). Работа выполнена в лаборатории атеросклероза Института Терапии СО РАМН (зав. лабораторией д.м.н., М.И. Душкин). Помимо показателей обмена липидов определяли концентрацию сахара крови унифицированным глюкозооксидантным методом. Так же, измеряли уровень кортизола (нмоль/л), иммунореактивного инсулина (мкЕд/мл). Уровни гормонов определяли радиоиммунным методом с использованием коммерческих наборов TSH IRMA (IMMUNOTEC), RIA gnost hTSH (CIS bio international); CORTISOL-RIA (IMMUNOTEC); of insulin RIA (DSL-7000), Insulin RIA (DSL-1600). Работа проводилась совместно с лабораторией экспериментальной эндокринологии НЦКиЭМ СО РАМН (зав. лабораторией д.б.н., профессор В.Г. Селятицкая). Лабораторные исследования выполнялись научным сотрудником О.И. Кузьминовой. Антропометрия включала определение массы тела и роста обследуемого. Для измерения массы тела, использовали выверенные рычажные медицинские весы, прошедшие метрологический контроль. Вес регистрировали с точностью до 100 граммов. Пациент взвешивался натощак, без обуви и верхней одежды. Измерение роста производилось с помощью медицинского вертикального ростомера, в положении стоя, без обуви, с точностью до 0,5 см. Курение определялось по результатам опросника, входящего в «Протокол и практические руководства по процессам мониторинга и оценке программы CINDI». Электрокардиографическое исследование проводилось в состоянии покоя, в 12-ти общепринятых отведениях, электрокардиографом «Малыш» (Россия). Кодирование осуществлялось по Миннесотскому коду сертифицированными кодировщиками, прошедшими обучение в ГУ Центр профилактической медицины МЗиСЗ РФ, г.н.с., д.м.н Николаевым Ю.А. и н.с. Комаровой Ю.А. В случае расхождения мнений, ЭКГ оценивалось кодировшиком, ответственным за стандартизацию в Центре профилактической медицины МЗСР РФ, ст.н.с. Соловьевой И.М. Исследование функции внешнего дыхания проводилось при помощи прибора «Microspiro” фирмы CHEST (Япония). Измерение проводилось в положении сидя, после 15 мин. периода для нормализации частоты дыхания. Оценивались следующие показатели: ЖЕЛ – жизненная емкость легких (мл); ФЖЕЛ – форсированная жизненная емкость легких (мл); ОФВ1 – объем форсированного выдоха за 1 сек (мл); МВЛ – максимальная вентиляция легких (л/мин); PERF – максимальная (пиковая) скорость выдоха (л/с); MEF25% - скорость начала выдоха (25%) (л/с); MEF50% - скорость середины выдоха (50%) (л/с); MEF75% – скорость окончания выдоха (75%) (л/с) и MMF - средняя скорость середины выдоха (25 - 75%) (л/с). Оценку социального статуса проводили с помощью стандартных опросников, оценивали семейное положение и уровень образования. Кроме того, в ходе анкетирования, при ответе на вопрос S23 стандартной анкеты национального протокола программы CINDI, были получены данные о наличии хронических заболеваний, После проведения скрининга, в сотрудничестве с медицинской службой АК «АЛРОСА» (главный врач, к.м.н. В.Р. Кейль), проводился мониторинг случаев и дней утраты трудоспособности. Для каждого человека определялось средние количество случаев утраты трудоспособности и дней нетрудоспособности за год. Кроме того, рассчитывалось отношение количества дней на один случай нетрудоспособности. Для проведения проспективного исследования был осуществлен сбор и анализ данных о лицах прошедших скрининговое обследование в г. Мирный, в 1991 г. Данное исследование включало в себя кроме результатов самого скрининга: телефонный опрос самого обследованного или, в случае невозможности, его родственников; и анализ списков умерших, с учетом времени и причин смерти по записям актов гражданского состояния в отделе ЗАГС администрации Мирнинского района за весь период 1991-2000 г.г. в г. Мирный.

Используемые программные средства и статистические методы. Вся информация, полученная в ходе проведенного скрининга, вводились для хранения и дальнейшего анализа в систему управления базами данных (СУБД) MS Access. Статистический анализ проводился с применением Пакета статистических программ STATISTICA for WINDOWS, версия 6.0. Использовались следующие методы: нормальность распределения оценивалась при помощи d-критерий Колмогорова-Смирнова и Лиллифорса; для выявления различий между средними величинами рассчитывались F- критерий Фишера, t-критерий Стьюдента и U-критерий Манна-Уитни; для множественного сравнения применялся критерий Ньюмена-Кейлса; для выявления наиболее значимых факторов использовался многофакторный дисперсионный анализ (Wilks lambda). Для изучения влияния исследованных показателей на вероятность совокупной хронической патологии был проведен анализ отношения шансов (OR – odds ratio)., границы 95% доверительного интервала для отношения шансов (95% CI) и вероятность ошибки первого рода (p). Для оценки мультифакторного влияния факторов риска на хроническую патологию использовался методы линейного и логистического регрессионного анализа, которые позволяют более углублено исследовать отношения шансов. Стандартизация по возрасту (GLM) путем приведения к стандартной Европейской популяции проводилась средствами STATISTICA, прямым методом. В качестве характеристики прогноза выживаемости использовались метод Каплана-Мейера и анализ пропорционального риска Кокса (Proportional hazard Cox regression). Для формирования модели десятилетнего риска смерти был применен дискриминантный анализ.  Достоверность отличий оценивалась при уровне значимости равном 0,05 (p=0,05).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ОБСУЖДЕНИЕ

РЕЗУЛЬТАТЫ ОЦЕНКИ СОСТОЯНИЯ ЗДОРОВЬЯ ПО ДАННЫМ СКРИНИНГОВЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Современный подход к профилактике хронической патологии, основан на коррекции факторов риска. Поэтому существенным результатом проведенного исследования является оценка традиционных или конвенциональных факторов риска. Были изучены следующие конвенциональные факторы риска: АГ, ДЛП и ее формы, ИМТ и ожирение, курение. При этом нужно отметить, что значения распространенности традиционных факторов риска приведены с учетом последних рекомендаций комитетов экспертов ВОЗ 1999 г. по АГ и 2003 г. по дислипидемиям и ожирению.

При оценке ФР использовались следующие показатели: систолическое и диастолическое артериальное давление, индекс массы тела (индекс Кетле II, BMI), общий холестерин сыворотки крови, холестерин липопротеидов низкой и высокой плотности, стаж курения и количество выкуриваемых за день сигарет. Эти показатели анализировались в целом по выборке, и отдельно, в возрастных группах: 20-29, 30-39, 40-49, 50 лет и старше, как у мужчин, так и у женщин.

Анализ стандартизированных данных распространенности традиционных факторов риска в исследованной популяции пришлого населения Севера, вначале 90-х годов, показал, что наиболее часто встречались дислипидемии (81,1%), на втором месте – курение (54,1%), на третьем – ИМТ и ожирение (52,6%) и на последнем месте находилась АГ в 40,4%. В 2000 г наиболее часто стали встречаться дислипидемии (75,0%), на втором месте – ИМТ и ожирение (68,5%), на третьем – АГ и на последнем месте находится курение в 28,7%. Результаты распространенности основных конвенциональных ФР в 2000 г. приведены в таблице 1.

Значения распространенности ДЛП в 1991 г. равные 75%, в том числе у мужчин в 80,2%, а у женщин в 72,1% рассчитывались с учетом последних рекомендаций комитетов экспертов ВОЗ 2003 г. по дислипидемиям, которые начали использоваться с 2005 г. Наибольшую распространенность липидно-метаболических нарушений можно объяснить процессом адаптации к условиям Севера, при котором возрастает роль липидов в энергообеспечении организма.

Таблица 1.

Распространенность конвенциональных факторов риска основных ХНИЗ
у мужчин и женщин в организованной популяции г. Мирный (2000 г.)

Возраст

Пол

N

АГ

N

ИМТ

N

%

p

n

%

p

20-29

муж.

206

51

24,8%

0,0077

204

68

33,3%

0,4145

жен.

91

10

11,0%

90

25

27,8%

30-39

муж.

185

79

42,7%

0,0011

185

90

48,6%

0,2401

жен.

86

19

22,1%

86

49

57,0%

40-49

муж.

179

110

61,5%

0,0002

179

103

57,5%

0,0057

жен.

132

52

39,4%

130

95

73,1%

50 и старше

муж.

74

50

67,6%

0,7148

72

49

68,1%

0,0468

жен.

60

38

63,3%

60

50

83,3%

Все возраста

муж.

644

290

45,0%

0,0001

640

310

48,4%

0,0006

жен.

369

119

32,2%

366

219

59,8%

Возраст

Пол

N

ДЛП

N

Курение

N

%

p

n

%

p

20-29

муж.

186

142

76,3%

0,8737

207

150

72,5%

<0,0001

жен.

76

57

75,0%

91

39

42,9%

30-39

муж.

158

119

75,3%

0,0285

184

139

75,5%

<0,0001

жен.

80

70

87,5%

86

29

33,7%

40-49

муж.

150

124

82,7%

0,5056

178

126

70,8%

<0,0001

жен.

122

105

86,1%

132

27

20,5%

50 и старше

муж.

65

59

90,8%

0,5567

74

32

43,2%

<0,0001

жен.

51

44

86,3%

60

5

8,3%

Все возраста

муж.

559

444

79,4%

0,1209

643

447

69,5%

<0,0001

жен.

329

276

83,9%

369

100

27,1%

Таблица 2.

Средние значения и процентильное распределение общего холестерина сыворотки крови (мг/%) у мужчин и женщин в организованной популяции г. Мирный (2000 г.)

Возраст

Пол

N

M±m

p

10%

25%

Me

75%

90%

20-29

муж.

185

188,5±3,3

0,3279

138,9

160,6

183,4

207,8

246,1

жен.

76

194,1±4,0

148,2

172,0

191,0

215,2

245,0

30-39

муж.

158

193,9±3,2

0,2989

147,8

168,3

192,0

213,2

250,0

жен.

80

199,8±5,1

146,3

166,4

196,0

221,2

269,7

40-49

муж.

149

205,4±3,8

0,6277

155,2

174,9

198,5

230,3

273,2

жен.

122

207,9±3,5

157,5

184,6

206,1

229,1

262,8

50 и старше

муж.

65

209,1±6,8

0,5417

136,6

184,2

204,3

237,6

282,1

жен.

51

215,2±7,1

155,2

171,1

212,5

250,4

291,4

Все возраста

муж.

557

197,0±1,9

0,0245

146,3

168,0

193,1

220,2

256,6

жен.

329

203,9±2,3

150,2

175,7

200,5

228,3

262,8

Уровень общего холестерина в сыворотке крови по всей обследованной когорте составлял 199,5±1,5 мг/% (5,16±0,04 ммоль/л). У лиц мужского пола он равнялся 197,0±1,9 мг/% (5,09±0,05 ммоль/л) и был значимо выше (p=0,0245), по сравнению с лицами женского пола, у которых содержание общего холестерина в сыворотке крови составляло 203,9±2,3 мг/% (5,27±0,06 ммоль/л).

Распространенность отдельных видов ДЛП в 1991г. была представлена следующими результатами: процент лиц с гиперхолестеринемией (ОХС5 ммоль/л) в популяции составил 67,4%, среди мужчин – 74,9%, и был выше, чем в женской популяции – 63,4%, pм-ж=0,0022; у мужчин отмечалось увеличение частоты ГХС с 68,9% до 78,4%, р<0,05 связанное с возрастом. Но в то же время, прироста частоты ГХС в изучаемом возрастном диапазоне 20-69 лет среди обследованных пришлых женщин Якутии не выявлено (64,5%-64,8%). Сравнительные данные о распространенности отдельных видов ДЛП в 2000 г. прведены в таблице 3.

Частота гиперхолестеринемии ХС ЛНП (ХС ЛНП 3 ммоль/л) в исследованной выборке равнялась 63,4%, в том числе у пришлых мужчин Якутии составила 71,1%, а среди пришлых женщин– 59,1%, pм-ж=0,0024. В изучаемой выборке пришлого населения Якутии (у лиц обоего пола) выявлен статистически значимый прирост частоты гиперхолестеринемии ХС ЛНП с возрастом.

Таблица 3.

Распространенность основных дислипидемий у мужчин и женщин
в организованной популяции г. Мирный (2000 г.)

Возраст

Пол

N

ГХС

N

Гипер ХС ЛНП

n

%

p

n

%

p

20-29

муж.

185

80

43,2%

0,2742

184

90

48,9%

0,2199

жен.

76

39

51,3%

76

44

57,9%

30-39

муж.

158

82

51,9%

0,4916

156

94

60,3%

0,9775

жен.

80

46

57,5%

79

47

59,5%

40-49

муж.

149

84

56,4%

0,0228

149

98

65,8%

0,7955

жен.

122

86

70,5%

121

82

67,8%

50 и старше

муж.

65

45

69,2%

0,9636

64

44

68,8%

0,9888

жен.

51

36

70,6%

51

35

68,6%

Все возраста

муж.

557

291

52,2%

0,0025

553

326

59,0%

0,1952

жен.

329

207

62,9%

327

208

63,6%

Возраст

Пол

N

ГипоХС ЛВП

N

ГТГ

20-29

муж.

185

71

38,4%

0,5804

185

38

20,5%

0,6079

жен.

76

32

42,1%

76

13

17,1%

30-39

муж.

158

47

29,7%

0,0429

157

25

15,9%

0,0570

жен.

80

35

43,8%

79

21

26,6%

40-49

муж.

149

53

35,6%

0,1054

150

39

26,0%

0,5694

жен.

122

56

45,9%

121

27

22,3%

50 и старше

муж.

65

23

35,4%

0,0627

65

15

23,1%

0,5231

жен.

51

27

52,9%

51

15

29,4%

Все возраста

муж.

557

194

34,8%

0,0019

557

117

21,0%

0,4885

жен.

329

150

45,6%

327

76

23,2%

Частота низких уровней ХС ЛВП (ХС ЛВП1,0 ммоль/л) в целом по популяции составила 7,0%, среди мужчин всего 2,1%, что значительно ниже аналогичного показателя среди женщин– 9,8%, рм-ж=0,0003. Это различие сохранялось во всех возрастных группах. Прироста частоты низких уровней ХС ЛВП с возрастом не выявлено, как у мужчин, так и у женщин.

Гипертриглицеридемия (ТГ1,7 ммоль/л) была выявлена среди 8,5% обследованных лиц, так у обследованных мужчин она встречалась в 7,0%, а среди женщин в 9,3%. При сравнении изучаемого показателя между мужчинами и женщинами различий в частоте ГТГ не выявлено. Возрастная динамика отмечалась у мужчин, и характеризовалась снижением процента с 19,0% до 6,7%.

Распространенность ИМТ и ожирения в организованной популяции Якутии представлена следующими результатами. Так процент лиц с ИМТ (BMI >=25 кг/м2) в популяции был равен 68,5%, среди мужчин – 59,6%, что  было ниже, чем в женской популяции – 73,3%, pм-ж=0,0001. У мужчин отмечалось возрастное увеличение частоты данного ФР с 32,0% до 70,1%, р<0,0005. Прирост частоты ИМТ и ожирения в изучаемом возрастном диапазоне 20-69 лет среди обследованных пришлых женщин Якутии также составлял более 40% с 41,1% до 85,4% (р<0,0005).

Средний индекс массы тела (BMI) в обследованной когорте составлял 26,2±0,1 кг/м2 и был статистически значимо выше (p<0,00001) у женщин (27,2±0,3 кг/м2) по сравнению с мужчинами (25,6±0,2 кг/м2).

Таблица 4.

Средние значения и процентильное распределение индекса массы тела (кг/м2)
у мужчин и женщин в организованной популяции г. Мирный (2000 г.)

Возраст

Пол

N

M±m

p

10%

25%

Me

75%

90%

20-29

муж.

204

24,3±0,3

0,3103

20,1

21,8

23,8

26,1

29,5

жен.

90

23,8±0,5

19,1

20,3

22,9

26,0

29,7

30-39

муж.

185

25,4±0,3

0,0934

21,2

22,9

24,9

27,5

30,6

жен.

86

26,3±0,5

20,4

22,5

25,9

29,5

33,7

40-49

муж.

179

26,5±0,3

0,0001

22,1

23,8

26,0

28,7

31,9

жен.

130

28,6±0,5

22,7

24,7

27,5

31,6

35,4

50 и старше

муж.

72

27,3±0,4

0,0001

22,0

24,5

27,7

29,6

31,8

жен.

60

30,4±0,7

24,2

26,9

30,2

33,4

36,8

Все возраста

муж.

640

25,6±0,2

<0,00001

21,2

22,8

24,9

27,9

30,8

жен.

366

27,2±0,3

20,3

23,0

26,4

30,7

34,7

Распространенность собственно избыточной массы тела (BMI >25-29,9 кг/м2) в исследованной популяции Якутии представлена следующими результатами. Так частота ИМТ в целом по популяции составила 41%, среди мужчин – 45,8%, и была выше, чем в женской популяции – 38,4%, что является статистически значимым pм-ж=0,0293. У мужчин отмечалось возрастное увеличение частоты ИМТ с 26,0% до 48,5%, р<0,01. Частота ИМТ и ожирения в изучаемом возрастном диапазоне 20-69 лет среди обследованных пришлых женщин Якутии увеличилась с 27,4% до 38% (р<0,05). Доля лиц с ожирением (BMI >=30 кг/м2) в целом по исследованной популяции составила 27,5%, среди мужчин – 13,7%, что было в 2,5 раза ниже, чем в женской популяции – 34,9%, что является статистически значимым pм-ж<0,0001. Среди мужчин отмечался рост частоты ожирения с 6,0% до 21,6% (р<0,05), при увеличении возраста. Частота ожирения у обследованных пришлых женщин при увеличении возраста изменилась с 13,7% до 47,4% (р<0,001). Выявленный более интенсивный рост частоты ожирения у женщин соответствует известной тенденции к более быстрому увеличению массы тела с возрастом среди женщин в связи с большей гормональной лабильностью и показан во многих исследованиями, как в России, так и в других странах мира.

Таблица 5.

Средние значения и процентильное распределение систолического артериального давления (мм. рт. ст.) у мужчин и женщин в организованной популяции г. Мирный (2000 г.)

Возраст

Пол

N

M±m

p

10%

25%

Me

75%

90%

20-29

муж.

206

122,9±0,9

<0,00001

110,0

115,0

120,5

130,0

139,0

жен.

91

110,9±1,2

97,0

104,0

110,0

119,0

124,0

30-39

муж.

185

126,9±1,0

<0,00001

110,0

120,0

125,0

135,0

143,0

жен.

86

116,1±1,7

100,0

106,0

113,5

123,0

133,0

40-49

муж.

179

134,5±1,4

<0,00001

113,0

120,0

132,0

145,5

160,0

жен.

132

123,8±1,6

105,0

110,0

120,0

134,0

147,0

50 и старше

муж.

74

138,0±2,2

0,52544

118,0

122,5

136,8

145,0

165,0

жен.

60

135,7±3,0

101,3

120,0

132,5

155,0

165,0

Все возраста

муж.

644

129,0±0,6

<0,00001

110,0

120,0

127,0

139,0

150,0

жен.

369

120,8±1,0

100,0

110,0

119,0

130,0

150,0

Таблица 6.

Средние значения и процентильное распределение диастолического артериального давления (мм. рт. ст.) у мужчин и женщин в организованной популяции г. Мирный (2000 г.)

Возраст

Пол

N

M±m

p

10%

25%

Me

75%

90%

20-29

муж.

206

81,5±0,6

<0,00001

70,0

75,0

80,0

87,5

92,5

жен.

91

74,6±1,0

65,0

70,0

72,5

80,0

88,0

30-39

муж.

185

86,1±0,8

<0,00001

74,0

80,0

85,0

90,0

100,0

жен.

86

78,7±1,1

65,0

70,0

79,5

85,0

92,5

40-49

муж.

179

91,6±0,9

<0,00001

78,0

82,0

90,0

100,0

110,0

жен.

132

84,7±1,2

70,0

75,0

80,0

92,5

103,0

50 и старше

муж.

74

91,4±1,4

0,61126

78,0

80,0

90,0

100,0

105,0

жен.

60

90,3±1,8

72,5

81,0

90,0

100,0

107,5

Все возраста

муж.

644

86,8±0,5

<0,00001

73,0

80,0

85,0

93,5

100,0

жен.

369

81,7±0,7

67,5

70,0

80,0

90,0

100,0

Усредненное значение двукратного измерения систолического артериального давления составляло в 2000 г. 126,0±0,6 мм. рт. ст. Средние значения и процентильные оценки САД у мужчин и женщин приведены в таблице 5. У мужчин САД имело значение 129,0±0,6 мм рт. ст. и было достоверно выше (р<0,00001), чем у женщин 120,8±1.0 мм рт. ст. Данное различие отмечалось как в целом по всем обследованным, так и во всех возрастах до 50 лет (р<0,00001). В самой старшей возрастной группе значимое различие между мужчинами и женщинами отсутствовало.

Средний показатель двукратного измерения диастолического артериального давления в обследованной когорте составлял 84,9±0,4 мм рт. ст. Средние значения и распределения ДАД у мужчин и женщин приведены в таблице 6. Результаты сравнительного анализа значений ДАД у мужчин и у женщин позволил выявить, что у мужчин ДАД имело среднее значение 86,8±0,5 мм рт. ст., и оно было достоверно выше (р<0,00001), чем у женщин 81,7±0,7 мм рт. ст.

Распространенность АГ, представлена следующими результатами. В целом по организованной популяционной выборке доля лиц с этим ФР согласно критериям «1999 WHO-ISH guidelines for the management of hypertension (рекомендации по лечению гипертензии ВОЗ-МОГ 1999 г.)» (САД140 мм рт.ст. или ДАД90 мм рт.ст.) составила 43,8%, среди мужчин процент лиц с АГ в популяции составила 58,5%, что достоверно не было выше, чем в женской популяции – 45,2%, pм-ж=0,0638. У мужчин отмечалось возрастное увеличение частоты АГ с 26,0% до 60,8% (р<0,001), а среди обследованных пришлых женщин Якутии с 16,4% до 61,3% (р<0,001).

В результате анализа распространенности отдельных степеней АГ, по классификации 1999 г. были получены следующие выборочные оценки. Так доля лиц с первой степенью АГ (САД 140-159 мм рт.ст. и ДАД 90-99 мм рт.ст.) в популяции составила 28,7%, среди мужчин – 30,7%, и была примерно равна значению этого показателя в женской популяции – 27,7%, pм-ж=0,3758. У мужчин не было выявлено возрастного увеличения частоты данной степени 24,0% - 32,0%,. Но в то же время, выявлен прирост частоты этой степени АГ с 16,4% до 36,5% (p<0,05) в изучаемом возрастном диапазоне 20-69 лет среди обследованных пришлых женщин Якутии.

Частота второй степени АГ (160-179 мм рт.ст. и ДАД 100-109 мм рт.ст.) в исследованной выборке равнялась 8,7%, в том числе у пришлых мужчин Якутии составила 10,8%, а среди пришлых женщин – 7,6%, pм-ж=0,1612. В изучаемой выборке пришлого населения Якутии (у лиц обоего пола) не выявлено статистически значимой динамики роста распространенности данной степени.

Доля лиц с третьей степенью АГ (САД > 180 мм рт.ст. и ДАД > 110 мм рт.ст.) в целом по популяции составила 6,3%, среди мужчин – 6,9%, а среди женщин– 6,0%, рм-ж=0,5825. Это различие сохранялось во всех возрастных группах. Достоверного прироста частоты третьей степени АГ с возрастом не выявлено, ни у мужчин, ни у женщин.

При анализе распространенности курения выявлено, что эта вредная привычка имелась среди 28,7% обследованных лиц. Причем, среди мужчин она была распространена у 61,0%, а среди женщин в пять раз реже, у 11,3%, p<0,0001. Кроме того, распространенность среди более молодых женщин в возрасте 20-29 лет существенно выше - 23,3% по сравнению с 5,1% в старшей возрастной группе (p<0,05).

Анализ распространенности разных групп курения позволил получить следующие значения показателей данного ФР. Так не регулярно курящие в популяции составили 4,5%, среди мужчин – 5,1%, а среди женщин – 4,1%. В данной группе не выявлено различий между мужчинами и женщинами и отсутствовали различия между группами разного возраста. Регулярные заядлые курильщики в исследованной выборке были представлены в 14,0% случаев, в том числе среди пришлых мужчин Якутии их было 34,4%, а среди женщин – 2,9%, pм-ж<0,0001. Данный статус курения в изучаемой выборке пришлого населения Якутии также не имела возрастных особенностей. Злостное курение было выявлено среди 4,1% обследованных лиц, причем у обследованных мужчин этот статус встречался среди 11,2%, а у женщин лишь в 0,2% лиц, pм-ж<0,0001. Нарастание этого статуса курения отмечалось у мужчин, что характеризовалось ростом с 2,0% до 21,9%, p < 0,001.

Анализ распространенности курения среди населения различных регионов России показал, что в г. Мирном распространенность этого ФР имела более низкий уровень, чем у жителей города Новосибирска, Москвы и подмосковного города Электросталь.

Кроме различий между мужчинами и женщинами по распространенности отдельных ФР, описанных выше, были выявлены различия в приоритетах конвенциональных факторов риска в зависимости от пола. Так в 1991 г. у мужчин наиболее часто отмечались дислипидемии (79,4%), на втором месте было курение (69,5%), а дальше, практически с равными значениями ИМТ и ожирение (48,4%) и АГ (45,0%). Приоритетность факторов риска у женщин была иной. Чаще всего встречались дислипидемии (83,9%), затем ИМТ-ожирение (59,8%), АГ была выявлена в 32,2%, а курение в 27,1%. В 2000 г. у мужчин наиболее часто отмечались дислипидемии (80,2%), а дальше, практически с одним значением, были распространены курение (61,0%), ИМТ и ожирение (59,6%) и АГ (58,5). У женщин чаще всего встречались ИМТ-ожирение - 73,3% и дислипидемии (72,1%), различия между которыми не превышали значения ошибки доли, АГ наблюдалась в 45,2%, а курение у 11,3% обследованных лиц.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИЗМЕНЕНИЯ ФАКТОРОВ РИСКА И ПОКАЗАТЕЛЕЙ, ИХ ХАРАКТЕРИЗУЮЩИХ, ЗА ДЕСЯТИЛЕТНИЙ ПЕРИОД С 1991 Г. ПО 2000 Г.

Динамика десятилетнего тренда средних значений показателей факторов риска и их распространенности у трудящихся Западно-Якутского промышленного района, за десятилетие социально-экономического кризиса 1991-2000 г.г., в которые отмечались значительные изменения показателей здоровья, характеризовалась ухудшением характеристик липидного обмена и курения, которые не были приоритетными, на скрининговой площадке в начале 90-х годов. Наиболее выраженными были изменения средних значений триглицеридов, концентрация которых увеличились с 1,06±0,02 ммоль/л до 1,31±0,02 ммоль/л (p < 0,00001) и в целом, и у мужчин с 1,06±0,03 ммоль/л до 1,34±0,03 ммоль/л (p < 0,00001), и у женщин с 1,06±0,03 ммоль/л до 1,28±0,04 ммоль/л (p < 0,00001). Особенно важное значение имело снижение холестерина липопротеидов высокой плотности, средная величина которого достоверно (p < 0,00001) уменьшилась с 1,62±0,01 ммоль/л до 1,30±0,02 ммоль/л, что отмечалось и у мужчин с 1,61±0,02 ммоль/л до 1,30±0,02 ммоль/л (p < 0,00001), и у женщин с 1,62±0,02 ммоль/л до 1,30±0,02 ммоль/л (p < 0,00001). Эти изменения привели к росту среднего значения АИ за указанное десятилетие, которые достоверно выросли с 2,29±0,04 до 2,91±0,06 (p < 0,00001), что было отмечено и у мужчин с 2,59±0,08 до 2,86±0,07 (p = 0,0233), и у женщин с 2,12±0,05 до 3,00±0,09 (p < 0,00001), что указывает на ухудшение показателей липидного обмена.

Диаграмма 1. Изменение липидных показателей за десятилетний период с 1991 г. по 2000 г.

Из показателей распространенности ДЛП, основной характеристикой, указывающей на ухудшение липидного профиля, оказалась распространенность гипохолестеринемии липопротеидов высокой плотности. Данное состояние в начале девяностых годов встречалось у 2,1% мужчин и 9,8% женщин. В 2000 г. оно уже встречалось почти в 17 раз чаще у мужчин (34,8%) и в 4,5 раза чаще у женщин (45,6%). Данная особенность отмечалась во всех возрастных периодах с высокой статистической значимостью (p<0,00001). Распространенность гипертриглицеридемии тоже существенно увеличилась с 8,5% в начале исследуемого периода до 21,8% в 2000 г. (p<0,00001). Данная особенность отмечалась во всех возрастных периодах старше 30 лет со статистической значимостью (p<0,01). По-видимому, выявленные различия в значениях ДЛП отражают изменения в структуре питания в районах промышленного освоения Севера.

В целом изменения распространенности дислипидемий характеризовались достоверным увеличением частоты нарушений липидного статуса у женщин с 72,1% в 1991 г. до 83,9% в 2000 г. (p=0,0001), в то время как у мужчин, значения практически не менялась: 80,2% в 1991 г. и 79,4% в 2000 г. При анализе по возрастным группам указанная особенность отмечалась во всех возрастных группах старше 30 лет.

Таблица 7.

Изменение значений распространенности липопротеидов высокой плотности за период с 1991 г. по 2000 г.

Возраст

Пол

N

1991

N

2000

p

n

%

p

n

%

p

20-29

муж.

42

1

2,4%

0,3964

185

71

38,4%

0,5804

<0,00001

жен.

58

5

8,6%

76

32

42,1%

<0,00001

30-39

муж.

44

1

2,3%

0,1172

158

47

29,7%

0,0429

<0,00001

жен.

124

13

10,5%

80

35

43,8%

<0,00001

40-49

муж.

66

0

0,0%

0,0048

149

53

35,6%

0,1054

<0,00001

жен.

125

13

10,4%

122

56

45,9%

<0,00001

50 и старше

муж.

89

3

3,4%

0,1602

65

23

35,4%

0,0627

<0,00001

жен.

122

11

9,0%

51

27

52,9%

<0,00001

Все возраста

муж.

241

5

2,1%

0,0003

557

194

34,8%

0,0019

<0,00001

жен.

429

42

9,8%

329

150

45,6%

<0,00001

Показатели, характеризующие курение значимо выросли. Средние значения стажа курения, которые характеризовали устойчивость этой вредной привычки, увеличились с 6,83±0,38 лет до 8,92±0,31 лет, за исследуемый период (p = 0,00002). Среднее количество выкуриваемых сигарет в день, в целом среди обследованных, увеличилось почти в два раза с 4,15±0,28 до 8,19±0,29, в основном за счет женщин, у которых этот показатель вырос с 0,75±0,11 до 2,53±0,26 (p < 0,00001). Интересно, что если в начале 90-х годов соотношение стажа курения между мужчинами и женщинами равнялось 8,5 – 9,3, то в 2000 г. оно сократилось до 3,6 раз, с увеличением средних значений, у женщин с 1,9±0,2 лет до 3,4±0,3 лет.

При анализе распространенности курения выявлено, что за анализируемый период этот показатель вырос с 28,7% (61,0% у мужчин и 11,3% у женщин) до 54,1% обследованных (69,5% у мужчин и 27,1% у женщин). Наибольший рост распространенности этой вредной привычки отмечался в младшей возрастной группе женщин.

По другим конвенциональным факторам риска, таким как артериальное давление и избыточная масса тела, которые были выделены приоритетными по результатам первого скрининга, ситуация наоборот улучшилась. Так среднее значение показателя систолического артериального давления уменьшилось с 131,07±0,70 мм р.ст. до 126,01±0,56 мм р.ст. (p < 0,00001), что отмечено и у мужчин с 134,67±1,11 мм р.ст. до 129,02±0,64 мм р.ст. (p < 0,00001), и у женщин со 129,13±0,89 мм р.ст. до 120,76±0,99 мм р.ст. (p < 0,00001). Значение диастолического артериального давления не изменилось. Статистически значимые изменения в распространенности АГ выявлены только у женщин. У них отмечено снижение распространенности почти на 10 процентов, с 41,3% в 1991 г. до 32,2% случаев в 2000 г. (p=0,0065). Динамика показателей АГ в обследованной нами выборке пришлого населения Якутии соответствовала результатам исследований в других странах.

Индекс массы тела достоверно снижался с 27,62±0,18 до 26,16±0,15, (p < 0,00001), в основном за счет женщин, у которых он уменьшился с 28,46±0,23 до 27,18±0,29 (p = 0,0006). Распространенность избыточной массы тела снизилась более 10% (с 59,6% до 48,4% случаев) у мужчин (p=0,0009), и на 13% (с 73,3% до 59,8%) случаев у женщин (p=0,0009). Наиболее выраженной эта динамика отмечена в возрасте 40-49 лет и у мужчин и у женщин.

Динамика изменений ИМТ подтверждается и показателями углеводного обмена, по которым ситуация в г. Мирный стала более благополучной. В целом по когорте, концентрация глюкозы сыворотки крови достоверно снижалась с 4,93±0,06 ммоль/л до 4,74±0,02 ммоль/л , (t = 3,3; p = 0,0011), что отмечалось как мужчин (с 4,92±0,11 ммоль/л до 4,74±0,02 ммоль/л) (t = 2,3; p = 0,0200), так и у женщин (с 4,94±0,08 ммоль/л до 4,74±0,03 ммоль/л) (t = 2,1; p < 0,0348).

Было выявлено, что у абсолютного большинства обследованных трудящихся имеются ФР, из так называемой «большой тройки» (АГ, ДЛП, курение) и ИМТ. В ходе исследования в 1991 г. – доля лиц с этими ФР составляла 96,2%, а в 2000 г. она равнялась 97,6%, достигая в возрастной группе 50 лет и старше - 100%. Причем процент с наиболее неблагоприятным, в прогностическом плане, сочетанием 3-4 основных ФР нарастает с 20% в возрастной группе 20-29 лет достигая 50-55% среди группы 50 лет и старше.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ РЕГИОНАЛЬНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ РАСПРОСТРАНЕННОСТИ ФАКТОРОВ РИСКА СРЕДИ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПОПУЛЯЦИИ Г. МИРНЫЙ В НАЧАЛЕ 90-Х ГОДОВ.

На изучаемую организованную популяцию, как и на все население Республики Саха (Якутия) оказывают влияние суровые условия Крайнего Севера. Для выявления  существующих региональных особенностей в изученных характеристиках здоровья трудящихся районов промышленного освоения Севера был проведен сравнительный анализ данных двух скринингов в г. Мирный и г. Новосибирск, осуществленных по единым стандартизованным методикам, что позволило получить более валидные результаты по сравнению с данными литературных источников.

Полученные результаты анализа региональных особенностей исследованных показателей позволили сделать вывод, что состояние здоровья жителей районов промышленного освоения Севера характеризовали худшие характеристики выражающиеся в избыточной массе тела, гипергликимии и повышении артериального давления.

Индекс массы тела (BMI) имел достоверно (p<0,00001) более высокие стандартизованные значения у северян 28,0±0,2 кг/м2 по сравнению с новосибирцами – 26,0±0,2 кг/м2. Данная региональная особенность отмечалась и у мужчин 26,43±0,22 кг/м2, по сравнению 25,06±0,18 кг/м2 (p<0,00001), и у женщин 28,9±0,23 кг/м2 по сравнению с 26,87±0,24 кг/м2 (p<0,00001). Анализ по отдельным декадам жизни позволил выявить достоверно более высокие значения во всех возрастных группах у женщин (p<0,05), а у мужчин во всех возрастных группах старше 30 лет (p<0,05).

У жителей г. Мирный стандартизированный показатель распространенности превышения массы тела над нормальной (72,6%) отмечался почти в полтора раза чаще чем, чем у жителей г. Новосибирска, (53,1%), p<0,00001. Среди мужчин ИМТ и ожирение встречались у 64,2% обследованных, по сравнению с 45,8% у новосибирцев, что высоко достоверно (p=0,00003). У женщин они встречались в 77,2% случаев, что так же превышало распространенность в женской популяции г. Новосибирска - 59,5% (p<0,00001). При сравнительном анализе в отдельных возрастных группах отмечались достоверно более высокие значения во всех возрастных группах, как у мужчин (p<0,05), так и у женщин (p<0,005).

Патогенетически – избыточная масса тела, связана не только с нарушениями жирового, но и с особенностями углеводного обмена, показателем которого является концентрация глюкозы сыворотки крови. В целом по северной популяционной выборке, стандартизованные значения этого показателя у северян были более высокими (4,98±0,07 ммоль/л) по сравнению с новосибирцами (4,20±0,04 ммоль/л), что отмечалось и у мужчин (4,97±0,11 ммоль/л против 4,35±0,10 ммоль/л), и у женщин (4,99±0,08 ммоль/л против 4,15±0,05 ммоль/л), p<0,0001. При анализе по отдельным декадам жизни отмечались достоверно высокие значения во всех возрастных группах (p<0,05) у женщин. У мужчин регистрировалось превышение содержания сахара крови только в группе 50 лет и старше (p=0,0015).

Стандартизованные значения распространенности гипергликемии (>5,5 ммоль/л) у жителей г. Мирный были в три раза более высокими (21,8%) по сравнению с распространенностью у трудящихся г. Новосибирска (7,3%) (p<0,00001). Данное статистически значимое отличие было обусловлено двукратной более высокой распространенностью гипергликемии у мужчин (25,4%) по сравнению с новосибирцами (12,5%), p=0,0121. У жительниц г. Мирный значение данного показателя было почти в четыре раза выше (19,7%), чем у женщин г. Новосибирска (5,6%), p=0,00001. При сравнении в отдельных поло-возрастных группах отмечались достоверно более высокие значения у мужчин в группе 50 лет и старше (p=0,0396), а у женщин в возрастных группах 30-39 лет (p=0,00001) и 40-49 лет (p=0,0047). Эта региональная особенность, в первую очередь может быть связана с повышением основного обмена на фоне ингибирования углеводного обмена, что закономерно приводит к увеличению концентрации глюкозы сыворотки крови, что показано в работах В.П. Казначеева (1980, 1986) и Л.Е. Панина (1980, 1983).

Средние значения показателей артериального давления были достоверно выше в г. Мирный. Стандартизованное систолическое давление составляло 133,0±0,7 мм рт. ст по сравнению с 130,9±0,7 мм рт. ст. в г. Новосибирске (p=0,0091). Среди отдельных возрастных групп достоверно более высокие значения САД отмечались в возрасте 40-49 лет, 134,3±1,36 мм рт. ст. по сравнению с 128,9±1,3 мм рт. ст. в г. Новосибирске (p=0,0018). Аналогичная картина отмечались и у женщин, 131,3±0,9 мм рт. ст. по сравнению с 125,7±0,9 мм рт. ст. в г. Новосибирске (p=0,00001), с наибольшим превышением значений в возрасте 40-49 лет 132,9±1,7 мм рт. ст. против 126,3±1,5 мм рт. ст. в г. Новосибирске (p=0,0054).

Таблица 8.

Результаты сравнительного анализа средних стандартизированных значений систолического артериального давления

 

г. Мирный

г. Новосибирск

t

p

U

p

N

M

m

N

M

m

Мужчины

до 30

50

125,8

1,9

52

129,1

2,1

-1,2

0,2464

1146,0

0,3026

30-39

55

128,1

1,9

111

128,0

1,3

0,4

0,7194

2911,5

0,6286

40-49

75

137,2

2,2

94

132,9

2,3

1,3

0,1832

2936,5

0,0626

50 и старше

97

140,8

2,0

136

145,2

2,1

-1,2

0,2302

6055,5

0,2866

все возр.

277

136,1

1,1

393

136,8

1,1

-0,1

0,8958

53470,5

0,6972

Женщины

до 30

73

117,2

1,2

61

113,7

1,7

1,7

0,0851

1800,5

0,0570

30-39

154

122,4

1,2

169

119,3

1,1

1,8

0,0783

11334,5

0,0453

40-49

149

132,9

1,7

146

126,3

1,5

2,9

0,0037

8837,0

0,0054

50 и старше

137

140,1

2,0

95

136,9

2,3

1,2

0,2279

5727,5

0,1208

все возр.

514

131,3

0,9

471

125,7

0,9

4,1

0,0000

101376,5

0,0000

Все обследованные.

до 30

123

120,7

1,1

113

120,8

1,5

-0,1

0,9572

6820,0

0,8048

30-39

209

123,9

1,0

280

122,7

0,9

0,8

0,4050

27961,0

0,4007

40-49

224

134,3

1,4

240

128,9

1,3

2,9

0,0036

22375,5

0,0018

50 и старше

234

140,4

1,4

231

141,9

1,6

-0,4

0,7144

26992,0

0,9807

все возр.

791

133,0

0,7

864

130,9

0,7

2,1

0,0321

316364,5

0,0091

t – значение критерия Стьюдента;

U – значение непараметрического критерия Манна-Уитни.

Статистически значимые различия в стандартизованных значениях диастолического артериального давления были выявлены только среди обследованных женщин, 84,6±0,5 мм рт. ст. по сравнению 82,9±0,6 мм рт. ст. у жительниц г. Новосибирска (p=0,0080). Результаты, полученные при анализе средних значений, подтверждались и при анализе распространенности артериальной гипертензии, которая равнялась 47,3% у трудящихся г. Мирный по сравнении с организованной популяцией г. Новосибирска, 41,2% (p=0,0064). Данное статистически значимое отличие было обусловлено более высокой распространенностью АГ у женщин 45,5%, что выше, чем в г. Новосибирске (32,3%) (p=0,00003). В отдельных декадах жизни отмечались достоверно более высокие значения у женщин в группах 30-39 лет и 40-49 лет (p<0,05). Кроме того, анализ значений артериального давления и распространенности АГ позволил обнаружить нарастание артериальной гипертензии у северян в более ранних возрастах, по сравнению с новосибирцами. У мужчин эта неблагоприятная тенденция наблюдалась с возраста после 40 лет, а у женщин уже после 30 лет.

Более высокие средние значения АД и распространенности АГ, в северной популяции, подтверждаются предыдущими результатами многих исследователей. Например, данными полученными в работах Ю.П. Никитина, по сравнению ФР у жителей Чукотки и г. Новосибирска (1987,1991), В.П. Пузырева (1987). Е.В. Акимовой (2004, 2005) и других.

Общий холестерин имел достоверно более высокие стандартизованные значения равные 5,57±0,05 ммоль/л по сравнению с новосибирцами, у которых он был равен 5,44±0,05 ммоль/л (p=0,0064), что особенно выражено у мужчин 5,96±0,09 ммоль/л, по сравнению с новосибирцами – 5,23±0,07 ммоль/л (p<0,00001). При анализе в отдельных возрастных группах выявлено, что статистически значимое превышение значений ОХ у мужчин имелось во всех сравниваемых возрастных группах (p<0,01). Для распространенности гиперхолестеринемии отмечалось достоверно более высокие значения у жителей г. Мирный, которые составили 67,8% по сравнению с трудящимися г. Новосибирска – 64,4% (p=0,0310). Данное статистически значимое отличие обусловлено почти на 20% более высокой распространенностью ГХС у мужчин - 74,9% (75,7%) по сравнению с новосибирцами – 56,6% (59,7%). В отдельных поло-возрастным группах отмечались достоверно более высокие значения у мужчин в возрастах 20-29 лет (p=0,0135) и 40-49 лет (p=0,0008).

Концентрация холестерина липопротеидов низкой плотности (ХЛНП) среди мужчин этот значение ХЛНП в г. Мирный было значимо (p=0,0002) выше 3,91±0,09 ммоль/л, чем в г. Новосибирске –3,47±0,07 ммоль/л. Причем, достоверное превышение значений ХЛНП у мужчин было доказано только в группе 40-49 лет (p=0,0044).

Концентрация триглицеридов в сыворотке крови, у трудящихся районов промышленного освоения Севера, имела достоверно (p<0,00001) более высокое значение 1,05±0,02 ммоль/л, по сравнению с новосибирцами – 0,88±0,02 ммоль/л, что особенно ярко проявлялось у женщин г. Мирного 1,05±0,03 ммоль/л по сравнению с жительницами Новосибирска 0,73±0,02 ммоль/л, (p<0,00001). Среди отдельных поло-возрастных групп было отмечено, что у мужчин значения ТГ достоверно выше только в возрасте 20-29 лет (p=0,0011). У женщин ТГ оказались достоверно выше во всех возрастных группах (p<0,00001). Хотя распространенность гипертриглицеридемии у жителей г. Мирный, была равна 8,1%, что значимо не отличалось от распространенности у трудящихся г. Новосибирска – 7,2%. Более высокие значения общего холестерина, холестеринов ЛНП и триглицеридов являются менее благоприятными характеристиками состояния здоровья.

Холестерин ЛВП имел лучшие значения по сравнению с новосибирцами. Его концентрация была достоверно выше (p<0,00001) у северян – 1,61±0,01 ммоль/л, по сравнению с новосибирцами (1,30±0,01 ммоль/л), что выявлено и у мужчин 1,61±0,02 ммоль/л, по сравнению с 1,27±0,01 ммоль/л (p<0,00001) и у женщин 1,62±0,02 ммоль/л, по сравнению с 1,32±0,01 ммоль/л (p<0,00001). Общая закономерность в более высоких значениях ХЛВП отмечается во всех возрастных группах, как у мужчин, так и у женщин (p<0,00001). Эти результаты подтвердились и анализом распространенности гипохолестеринемии липопротеидов высокой плотности, при котором отмечались значимо более низкие значения у жителей г. Мирный, которые составили 6,9% по сравнению с трудящимися г. Новосибирска – 21,1% (p<0,00001).

В связи с разной направленностью значений липидных показателей у трудящихся исследуемого района промышленного освоения Севера, нами был проведен анализ особенностей атерогенного индекса (АИ). Его значения в Мирнинской когорте оказались достоверно ниже (p<0,00001) у северян –2,31±0,04 по сравнению с новосибирцами 2,95±0,04.

Более благоприятная ситуация отмечалась по показателям характеризующим курение и показатели функции внешнего дыхания.

Так средние значения стажа курения составляли 7,31±0,41 лет против 9,67±0,45 лет у новосибирцев (p=0,0011). Количество выкуриваемых сигарет, в целом по когорте составило 4,02±0,28 сиг./день против 5,37±0,30 сиг/день у новосибирцев (p=0,0030). Отдельно у мужчин и у женщин. Курение в г. Мирный было распространено достоверно (p=0,0039) ниже - в 27,4%, по сравнению с 35,5% с новосибирцами.

Остальные исследованные показатели, такие как ЭКГ признаки соответствующие Миннесотскому коду и отдельные состояния ИБС, ХБ, СД, выявленные по анкетными и аппаратным методикам принятым в эпидемиологических исследованиях, не имели региональных особенностей у трудящихся изученного района промышленного освоения Севера. А вот более высокая распространенность недифференцированной по нозологиям хронической патологии отмечалась на статистически значимом более высоком уровне, как в целом по популяционной выборке, так и во всех возрастных группах старше 30 лет. Подобные оценки более высокой распространенности хронической патологии на Севере отмечались в работах Ю.П. Никитина (1995), Н.С. Ягья (1980) и др.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИЗУЧЕНИЯ ВЛИЯНИЯ СТАЖА ПРОЖИВАНИЯ НА СЕВЕРЕ НА ПОКАЗАТЕЛИ И ЧАСТОТУ ФАКТОРОВ РИСКА.

Кроме региональных особенностей, которые отражают только срез одномоментных характеристик сравниваемых популяций, необходим анализ динамических изменений этих показателей, так как особенности состояния здоровья населения на Севере отражают течение процесса адаптации, динамического по своей природе. Для оценки влияния экстремальной природной среды Севера на здоровье трудящихся применялся показатель длительности проживания в этих условиях или северный стаж, который естественным образом характеризует экспозицию повреждающего действия всей совокупности факторов природной среды.

Основной особенностью, выявленной при изучении взаимосвязи исследованных показателей с северным стажем, оказалось отсутствие влияния времени проживания на Севере на значения распространенности ФР у женщин, при выраженном влиянии северного стажа у мужчин обследованной организованной популяции. По-видимому, это обусловлено характером выполняемой работы. Мужчины, включенные в исследование, были заняты преимущественно трудовой деятельностью связанной с пребыванием в условиях природной среды Севера. Трудовая деятельность женщин, напротив, была связана с выполнением функций административно-управленческого характера, что приводило только к эпизодическому и кратковременному контакту с окружающей природной средой. Данная особенность не нашла отражения в литературе.

Кроме того, при анализе динамики средних значений исследованных показателей, выявлено, что для ряда показателей, таких как: систолическое и диастолическое артериальное давление, триглицериды, холестерин липопротеидов низкой плотности, индекс атерогенности, выявлена U-образная функциональная зависимость от Северного стажа, с минимумом значений этих параметров при длительности проживания на Севере 5-9 лет. При меньшем и большем сроке отмечались более высокие значения указанных переменных. На диаграмме 2 приведено графическое представление такой U-образной зависимости.

Диаграмма 2. Зависимость значений систолического артериального давления от стажа проживания на Севере

Для холестерина липопротеидов высокой плотности выявлена инвертированная U-образная зависимость с оптимальным значением при том же периоде в 5-9 лет. По нашему мнению, данная особенность отразила существующую связь показателей артериального давления и липидного профиля с этапами адаптации.

Анализируя основные стадии адаптации, следует еще раз отметить, что все этапы этого процесса тесным образом связаны с развитием стресс-реакции, которая наравне с мобилизацией функциональных систем, специфически ответственных за адаптацию, является неотъемлемым компонентом адаптационных перестроек. Динамика артериального давления и липидного профиля является важным фактором адаптационно-физиологических процессов в организме при воздействии на него природно-климатических факторов среды. И кратковременная адаптация при северном стаже 0-4 года и долговременная, при сроках более 10 лет, характеризуются более неблагоприятными значениями артериального давления и липидного профиля. Полученные нами результаты позволяют распространить предложенную стадийность не только на лиц с АГ, а на всю Северную популяцию. Кроме того, полученные результаты позволяют сделать вывод, что в экстремальных условиях Севера, большинство традиционных факторов риска являются характеристиками процессов адаптации и дизадаптации.

ИССЛЕДОВАНИЕ ВЛИЯНИЯ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ФАКТОРОВ РИСКА НА ЗДОРОВЬЕ ТРУДЯЩИХСЯ РАЙОНОВ ПРОМЫШЛЕННОГО ОСВОЕНИЯ СЕВЕРА.

Используя современную концепцию стратегии долговременного контроля ХНИЗ изложенную академиком Р.Г. Огановым (2003, 2004), в которой современная хроническая патология рассматривается как единый процесс с различными формами проявления, нами была проведена попытка объяснения общего патогенетического механизма совокупной хронической патологии. Наиболее, обоснованным, в настоящее время, механизмом связей разных нозологических форм с различными факторами риска является изменение эндотелия сосудистой стенки, получившим название эндотелиальная дисфункция. Во второй половине девяностых годов было показано влияния эндотелиальной дисфункции на формирование атерогенеза, ишемических процессов в коронарных сосудах, дилатационной кардиомиопатии, другой сердечно-сосудистой патологии и сахарного диабета (Д. В. Черкашин, 1999). В этот же период, по Ф.М. Бэру (2000) была обоснована связь между основными факторами риска (АГ, ГХС, ГХНП, ИМТ, курение), а также рядом других неконвенциональных ФР (гипергликемия, гиподинамия, гипоксия и т.д.). Естественно предположить, что данный патогенетический механизм может играть ключевую роль в развитии всех основных классов современной неинфекционной патологии. Следовательно, объединенная оценка нозологических форм, которая нами названа совокупной или недифференцированной хронической патологией, не только полезна при профилактических осмотрах, целью которых является формирование групп высокого риска для дальнейшей углубленной диагностики, но имеет единый патогенетический механизм.

ОЦЕНКА ВЕРОЯТНОСТИ ХНИЗ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ВЫРАЖЕННОСТИ ПОКАЗАТЕЛЕЙ, ХАРАКТЕРИЗУЮЩИХ ФАКТОРЫ РИСКА.

При анализе влияния единичных ФР на совокупную хроническую патологию выявлено значение следующих факторов. Из некоррегируемых ФР можно отметить влияние пола (OR=2,22; CI 1,54-3,21; p<0,00001) и возраста (OR=3,07; CI 2,07-4,56; p<0,00001). К коррегируемым факторам, влияющим на ХНИЗ, относятся: северный стаж (OR=1,81; CI 1,23-2,66; p=0,0028), АГ (OR=1,94 CI 1,32-2,87; p= p=0,0008), САД (OR=1,48; CI 1,03-2,14; p=0,036), триглицериды (OR=0,65 CI 0,43-0,96; p=0,0318), избыточная масса тела (OR=2,11; CI 1,44-3,09; p=0,0001), BMI (OR=1,91; CI 1,32-2,77; p=0,0007) концентрация глюкозы сыворотки крови (OR=1,53; CI 1,004-2,338; p=0,0472), безболевая форма ИБС выявленная по ЭКГ и анкете (OR=4,34; CI 1,03-18,23; p=0,0449), стенокардия напряжения по опроснику Роуза (OR=2,02; CI 1,02-4,00; p=0,0433) и хронический бронхит по опроснику Лондонского медицинского колледжа (OR=2,88; CI 1,02-8,13; p=0,0449).

Кроме того, существенными для развития ХНИЗ оказались социальные факторы. Так полное среднее образование являлось достоверно более благоприятным признаком, по сравнению с другими уровнями образования (OR=0,58; CI 0,38-0,90; p=0,0148). Анализ влияния семейного положение на хроническую патологию с учетом пола позволил выявить, что наиболее здоровыми среди женщин являются замужние (OR=0,58; CI 0,36-0,83; p=0,0143), а самыми больными, никогда не бывшие в браке. Для мужчин, влияние семейного положения на вероятность хронических заболеваний, оказалось прямо противоположным, что соответствует данным исследований в западных и отечественных популяциях об особенностях влияния социально-экономических и социальных факторов на мужчин и женщин.

Использование оценки совокупной хронической патологии позволило выявить очень неблагоприятную ситуацию в изменении половозрастной структуры недифференцированной ХНИЗ, несмотря на стабильное значение этого показателя в целом по выборочным совокупностям: 82,0% в 1991 г. и 82,0% в 2000 г. Так, в возрастной группе 20-29 лет выявлено увеличение распространенности хронической патологии с 52,0% до 79,1% (p=0,0001) у мужчин и с 68,5% до 80,2% у женщин. В самой старшей группе отмечено снижение распространенности ХНИЗ с 91,8% в 1991 г. до 79,7% в 2000 г. у мужчин (p=0,0228) и с 94,1% до 85,0% у женщин (p=0,0413).

При двухфакторном дисперсионном анализе влияния исследованных показателей было выявлено, что часть из них оказывает, помимо изолированного и совместное воздействие. Так, доказано совместное статистически значимое влияние на совокупную хроническую патологию пола и семейного положения (p=0,0154). Обнаружено модифицирующее влияние пола на уровень образования (p=0,0367). У женщин наличие более высокого уровня образования равномерно снижает вероятность хронической патологии. У мужчин минимальная вероятность отмечалась при среднем и неоконченном высшем образовании. Более высокий риск хронической патологии был обнаружен при высшем или ниже, чем среднем уровне этой характеристики. Было выявлено модифицирующее воздействие возраста на воздействие гипохолестеринемии липопротеидов высокой плотности (p=0,0128). Так наиболее неблагоприятное влияние ГХС ЛВП было обнаружено в возрасте 20-29 лет. Обратная возрастная динамика была при отсутствии ГХС ЛВП.

Схема 1. Монофакторное и мультифакторное влияние факторов риска на совокупную хроническую патологию.

Влияние курения на совокупную хроническую патологию зависело от наличия других факторов риска. Так выявлено двухфакторное влияние наличия артериальной гипертензии и курения (p=0,0031), гиперхолестеринемии и курения (p=0,0217), гиперхолестеринемии ЛНП и курения (p=0,0453).

При трехфакторном дисперсионном анализе выявлено совместное действие на ХНИЗ: пола, избыточной массы тела и АГ (p=0,0490), пола, избыточной массы тела и гипохолестеринемии ЛВП (p=0,0257), возраста, гиперхолестеринемии и гипертриглицеридемии (p=0,0033), возраста, гиперхолестеринемии ЛНП и гипертриглицеридемии (p=0,0190), возраста, АГ и курения (p=0,0035), семейного положения, избыточной массы тела и гипертриглицеридемии (p=0,0158), семейного статуса, артериальной гипертензии и курения (p=0,0448).

Влияние северного стажа наиболее ярко проявилось в результатах трехфакторного дисперсионного анализа. Так доказано комплексное влияние на ХНИЗ семейного положения, возраста и северного стажа (p=0,0259), возраста, северного стажа и избыточной массы тела (p=0,0404), семейного статуса, гипертриглицеридемии и стажа проживания на Севере (p=0,0026), северного стажа, артериальной гипертензии и гиперхолестеринемии (p=0,0436), северного стажа, артериальной гипертензии и гиперхолестеринемии ЛНП (p=0,0037), северного стажа, возраста и курения (p=0,0103).

Общая картина монофакторного и мультифакторного влияния изученных ФР приведена на схеме 1, которая показывает, что количество мультифакторых влияний гораздо больше, чем изолированных, а это является доказательством необходимости использования оценки комплексного влияния на ХНИЗ методами многопараметрического анализа.

МОДЕЛИРОВАНИЕ КОМПЛЕКСНОГО ВЛИЯНИЯ ФАКТОРОВ РИСКА НА СОСТОЯНИЕ ИНДИВИДУАЛЬНОГО ЗДОРОВЬЯ ЧЕЛОВЕКА ПО ДАННЫМ СКРИНИНГОВЫХ ОБСЛЕДОВАНИЙ.

Использованные методы многопараметрического анализа позволили разработать несколько вариантов модели комплексного влияния ФР на недифференцированную хроническую патологию.

«Обучающей выборкой» для формирования математических моделей стала группа лиц обследованных в г. Мирный в 1991 г. Объем выборки составил 159 мужчин и 348 женщин.

Принимая во внимание, что для моделирования комплексного влияния ряда параметров на вероятность хронической патологии (Рхр.), параметры должны быть линейно независимыми между собой (О. Реброва, 2002), был проведен кластерный корреляционный анализ.

Для моделирования из указанных кластеров были выбраны: возраст (годы); время затраченное на обучение (годы); индекс Кетле (BMI, масса тела (кг)/рост2 (м)); произведение стажа курения (годы) на количество сигарет + 1 (штук/день); систолическое артериальное давление, среднее из 2х измерений (мм р.с.); общий холестерин (мг/дл); триглицериды (мг/дл); холестерин ЛВП (альфахолестерин) (мг/дл); сахар крови (ммоль/л).

Нами получен показатель, имеющий линейную зависимость от вероятности хронической патологии для которого предлагается название «показатель интегрального риска» (ПИР) хронической патологии для обследованной когорты.

В развернутом виде уравнения записываются:

ПИР(муж.) = 0.01186 * (возраст) + 0.002086 *(лет обучения) +

+ 0.01213 *(Индекс Кетле) + 1.566*10-5* (стаж курения *

* (количество сигарет/день + 1)) + 0.0001425 * (систолическое

АД) —0.0008709 * (общий холестерин) —0.0001908 * (триглицериды) —0.001349 * (холестерин ЛВП) + 0.004137 * (сахар крови)

ПИР(жен.) = 0.008047 * (возраст) + 0.005826 * (лет обучения)-

— 0.0002818 * (Индекс Кетле) + 7.656*10-5 * (стаж курения *

* (количество сигарет/день + 1)) + 0.00162 * (систолическое АД) —1.652*10— * (общий холестерин) + 0.0002145 * (триглицериды) —0.0007363 * (холестерин ЛВП) + 0.01503 * (сахар крови)

Кроме линейной регрессии так же использовался метод логистической регрессии (множественная регрессия с логит-преобразованием) достаточно часто используемая в эпидемиологических исследованиях. Для этого использовался модуль «Нелинейное оценивание» (Nonlinear Estimation) с функцией Quick logit regression пакета статистических программ STATISTICA v. 6.0.В результате применения данного метода моделирования были получены логистические модели оценки вероятности ХНИЗ. Статистическая значимость данной модели характеризуется p = 0,00057 у мужчин и p = 0,00021 у женщин, что указывает на высокую достоверность полученных логистических моделей.

Для того чтобы получить индивидуальные значения полученного интегрального показателя в начале необходимо рассчитать значение Y по формулам:

Y(муж.) = 0,4684 + 0,0583 * (возраст) + 0,0377 *(лет обучения) - 0,0837 *(Индекс Кетле) + 0,0007* (стаж курения * * (количество сигарет/день + 1)) + 0,0229 * (систолическое АД) - 0,0049* (общий холестерин) - 0,0106* (триглицериды) - 0,0236 * (холестерин ЛВП) + 0,1073 * (сахар крови)

Y(жен.) = -2,1685 + 0,0679 * (возраст) - 0,0848 * (лет обучения) -0,0202 * (Индекс Кетле) - 0,0028 * (стаж курения * (количество сигарет/день + 1)) + 0,0161* (систолическое АД) + 0,0007 * (общий холестерин) + 0,0054 * (триглицериды) - 0,0109* (холестерин ЛВП) + 0,2437 * (сахар крови)

Затем применяется формула:

Для оценки правильности моделей необходима их верификация или по терминологии О.Ю. Ребровой (2002) «проверка работоспособности модели» на независимой выборке. Для этого использовались данные, полученные в ходе скринингов 1993 г. в г. Новосибирске и 2000 г. в г. Мирный. Контрольная выборка 1993 г. состояла из 70 мужчин и 255 женщин, а объем выборки 2000 г. составил 498 мужчин и 259 женщин.

В результате верификации линейной модели доказано достоверное отличие между лицами без ХНИЗ и с наличием хронической патологии. Так у мужчин обследованных в 1993 г. этот модельный показатель имел достаточную, хотя и меньшую чем на обучающей выборке статистическую значимость различий, что характеризовалось при использовании критерия Стьюдента значениями t = 2,41; p = 0,0186, а при применении критерия Манна-Уитни (U = 154; p = 0,0345). На контрольной выборке 2000 г. различие между указанными группами характеризовалось при использовании критерия Стьюдента значениями (t = 4,68; p = 0,0000037), а при применении критерия Манна-Уитни (U = 17060; p = 0,00001).

Для женщин, участвовавших в скрининге 1993 г., сохранялась статистическая значимость различий как при использовании критерия Стьюдента (t = 3,82; p = 0,00017) так и при применении критерия Манна-Уитни (U = 2296; p = 0,00054). Контрольная выборка 2000 г. тоже подтверждает различие между здоровыми и больными женщинами, что характеризуется значениями (t = 2,06; p = 0,0398), а при применении критерия Манна-Уитни (U = 4555; p = 0,0485).

Корреляционный анализ позволил показать, что линейные модели сохраняли достоверную линейную зависимость между индивидуальным показателем ПИР и групповым Рхр., и на контрольных выборках. Коэффициент корреляции Спирмена был статистически значимым у мужчин обследованных как в 1993 г. (rs = 0,25; p = 0,00335), так в 2000 г. (rs = 0,20; p = 0,000009), что так же указывает на адекватность этих моделей.

Логистические модели, имеющие лучшие результаты на обучающих выборках, оказались не достаточно адекватными при верификации. В результате проведения проверки работоспособности логистических моделей доказано достоверное отличие у женщин обследованных в 1993 г., что характеризовалось при использовании критерия Стьюдента значениями t = 2,97; p = 0,0033 и U = 2674; p = 0,0124. А контрольной выборке 2000 г. различие выявлено только у мужчин (t = 3,59; p = 0,00037 и U = 18569060; p = 0,00088). У мужчин скрининга 1993 г. статистически значимых отличий не выявлено, что подтверждается значениями t = 1,37; p = 0,1760 и U = 190; p = 0,1382. А контрольной выборке 2000 г. различие не выявлено у женщин (t = 0,93; p = 0,3526 и U = 5064; p = 0,4016).

Корреляционный анализ подтверждает результаты, полученные при сравнительном анализе. Выявлено, что логистическая модель сохраняли достоверную линейную зависимость на контрольных выборках у женщин 1993 г. (rs = 0,16; p = 0,0121) и мужчин 2000 г. (rs = 0,15; p = 0,0008). Коэффициент корреляции у мужчин, обследованных в 1993 г. (rs = 0,14; p = 0,2461) и женщин 2000 г. (rs = 0,05; p = 0,4154), что так же указывало на недостаточную адекватность этих логистических моделей.

Линейные модели обладают большей надежностью и являются более адекватными для оценки комплексного влияния факторов риска на хроническую патологию в контрольных популяционных выборочных совокупностях (выборках).

Диаграмма 3. Распределение показателя интегрального риска в разных группах обследованных.

На диаграмме 3 приведены распределения ПИРа в сравниваемых группах лиц без патологии и с наличием хронической патологии. Видно, что распределение модельного показателя у больных хроническими неинфекционными заболеваниями расположено в области более высоких значений с пиком на интервале 0,65 —0,75, а группа здоровых имеет бимодальное распределение с двумя вершинами. Одна из вершин значительно отличается от распределения больных хронической патологией, что можно оценить, как диапазон значений характерных для здоровых, в то время как вторая полностью легла в район хронической патологии, что соответствует по нашему мнению предпатологии. Точка «седловины» между вершинами бимодального распределения, равная 0,55, кроме того, что отражает выявленную гетерогенность, может рассматриваться естественной границей для деления здоровых на группы с низким и высоким риском хронической патологии.

Применение полученного интегрального показателя в первую очередь предлагается для выявления групп высокого риска в когортах трудящихся на промышленных предприятий районов Севера. Очевидна необходимость оценки взаимосвязи этого показателя с оценками, применяемыми для медико-экономической характеристики здоровья. Наиболее используемыми из таких оценок являются случаи и дни утраты трудоспособности.

Для этой задачи был проведен корреляционный анализ ПИР с данными о временной утрате трудоспособности у части когорты (72 человека, выбранных случайным образом) за пятилетний период после скринингового обследования. Коэффициенты корреляции между ПИР и среднегодовыми значениями показателей утраты трудоспособности оказались значимыми (r = 0,39, p = 0,0053 – для случаев нетрудоспособности и r = 0,29, p = 0,0473 – для дней нетрудоспособности).

Учитывая, что нами рассматривались, как взаимоисключающие события наличие и отсутствие хронической патологии, естественно было разделить обследованных на две группы. Первая с ПИР-ом от 0 до 0,5, приближающаяся к 0 или отсутствию хронической патологии. Вторая со значением ПИРа от 0,5 до 1, а значит со стремлением к 1 или наличию хронической патологии. Средние значения случаев утраты трудоспособности в указанных группах статистически значимо отличались между собой. Доверительные интервалы этих групп не пересекаются при p<0,001. Отношение дней нетрудоспособности на один случай так же достоверно отличается, хотя и со средней вероятностью ошибки <0,05.

ПРОГНОЗ ВЫЖИВАЕМОСТИ НА ОСНОВЕ МОДЕЛИРОВАНИЯ КОМПЛЕКСНОГО ВЛИЯНИЯ ПРОГНОСТИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ

Особенностью контингента проживающего в районах промышленного освоения Севера является высокая миграционная активность. Поэтому, в период 2000-2003 г.г., когда проводился сбор данных по выживаемости обследованных лиц, нам удалось выяснить исходы только для 171 человек из 751, прошедших скрининговое обследование в 1991 г. Из 171 человека смерть наступила у 48. К данному исходу были отнесены смерти от заболеваний, а в случае смерти от травм, отравлений и несчастных случаев, мы считали, что пациент выбыл из исследования (цензурирован).

Для анализа влияния на выживаемость исследованных показателей применялся метод предложенный Kaplan и Meier. При одномерном анализе всех показателей, следующие показатели оказались достоверно отличающимися для групп: выживших в течении 10-летнего периода и умерших за указанный период времени: возраст, северный стаж, уровень образования, систолическое артериальное давление, стаж курения и количество выкуриваемых сигарет/папирос, наличие мозгового инсульта в анамнезе, измененные зубцы Q и QS в любых отведениях, изменение зубца T в любых отведениях по данным ЭКГ, наличие ишемической болезни сердца по опросу или ЭКГ, уровень сахара в сыворотке крови.

Для оценки комплексного влияния указанных прогностических факторов, нами были использованы два метода математического моделирования: анализ пропорционального риска Кокса (Proportional hazard Cox regression) и дискриминантный анализ.

Анализ пропорционального риска Кокса позволил доказать, что комплексное влияние указанного выше набора переменных статистически существенно более значимо (χ2 = 76,33; p < 0,000005), по сравнению с единичным влиянием каждого из использованных показателей. Например, для единичного влияния возраста p = 0,0139.

Разработка модели десятилетнего прогноза высокого риска смерти, для применения в профилактических программах, была проведена методом дискриминантного анализа с построением дикриминантной модели. При применении дискриминантного анализа можно получить ответ, какие переменные различают (дискриминируют) две или более возникающие совокупности (группы).

Для проведения моделирования, лица по которым имелась информация об исходах (n = 171 человек) были разделены, с использованием процедуры рандомизации, на две примерно равные части. Обучающая выборка состояла из 82 человек, а контрольная, для верификации модели, из 89. При проведении моделирования методом Forward stepwise, т.е. с пошаговым добавлением показателей улучшающих качество модели, позволило осуществить редукцию переменных, т.е. уменьшить их количество с девятнадцати до восьми. В результате были получены две (по количеству исходов) классификационные функции модели:

К1=0.2869*ВОЗРАСТ+1.7402*NY+0.1501*КОЛ_СИГ+13.4610*ХЛВП+0.8255* САХАР + 2.2312*ОХ+0.1912*САД-0.9956* ИБС-48.3216

К2=0.3909*ВОЗРАСТ+1.4586*NY+0.2504*КОЛ_СИГ+15.3307*ХЛВП+1.0499* САХАР + 1.7570*ОХ+0.2095*САД-0.0200* ИБС-55.8634,

Где:

ВОЗРАСТ – возраст (годы),

NY – количество лет обучения,

КОЛ_СИГ – количество выкуриваемых в сутки сигарет,

ХЛВП – холестерин липопротеидов высокой плотности (ммоль/л),

САХАР – сахар сыворотки крови (ммоль/л),

ОХ – общий холестерин сыворотки крови (ммоль/л),

САД – систолическое артериальное давление (мм р.с.),

ИБС – наличие ИБС (1) или отсутствие (0) по анкете и ЭКГ признакам.

Для индивидуального прогнозирования данные классификационные функции рассчитывались для каждого человека, и если К1 < К2 , то прогноз для данного человека неблагоприятен, в противном случае: К1 > К2, данная модель указывает, что для данного человека имеется низкая вероятность смерти в течение прогностического периода.

Разработанная модель десятилетнего прогноза смерти, исключая смерть от несчастных случаев, имела высокие характеристики чувствительности (75%), специфичности (88,5%) и общей информативности (84,3%), Полученные высокие значения чувствительности и специфичности метода, предназначенного для прогноза смерти в течение десятилетнего периода, исключая смерть от несчастных случаев, позволяют использовать его в профилактических программах для выявления обогащенных выборок высокого риска смерти.

Использованные методы многопараметрического анализа позволили подойти к решению проблемы интермитирующего воздействия пограничных уровней факторов риска (В.П. Казначеев, 1990; В.Г. Бовтюшко, 1996; В. В. Константинов, Г. С. Жуковский, Т. Н. Тимофеева, 2001), которая должна являться основой методологической базы раннего доклинического выявления развивающейся патологии, предрасположенности организма к болезням, особенностей гомеостаза определяющих риск развития болезней (В.П. Казначеев, М.Я. Субботин, 2006). В целом ряде работ показано, что нарушение структуры взаимосвязи показателей гомеостаза выявляются раньше, чем значения этих изменений выходят за пределы нормальных физиологических колебаний, то есть опережают клинические проявления болезни (В.М. Дильман, 1987). При этом некоторые авторы (В.Г. Бовтюшко, 1996; Е.В. Гублер, 1990, Г.Р. Томсон 1990) доказали монотонность изменений в показателях деятельности функциональных систем при переходе от состояния здоровья к болезни.

*                        *                *

Проведенное исследование, в основу которого положена концепция ХНИЗ, как единого процесса с различными формами проявления, позволило оценить влияние комплекса соматических, поведенческих и социальных факторов на формирование совокупной хронической патологии. Что было обосновано и практически реализовано как новое направление теоретического и практического решения вопросов оценки и прогнозирования комплексного влияния факторов риска на формирование хронической патологии. Как отмечал академик РАМН Р.Г. Оганов (2003, 2004), подобный интегральный подход, должен быть включен, необходимым элементом, в разработку эффективных стратегий длительного контроля неинфекционных заболеваний в России. Следовательно, более эффективная профилактика ХНИЗ в районах промышленного освоения Севера, как на индивидуальном, так и на популяционном уровне, требует не единичного, а комплексного воздействия на возможно большее количество ФР, с учетом длительности северного стажа.

ВЫВОДЫ

1. Конвенциональные факторы риска хронических неинфекционных заболеваний имеются у абсолютного большинства обследованных трудящихся во всех сравниваемых когортах: в г. Мирный (1991 г.) – 96,2%, г. Новосибирск (1993 г.) – 95,7%, г. Мирный (2000 г.) – 97,6%. с последовательным нарастанием с возрастом, достигая в возрастной группе 50 лет и старше - 100%. Сочетание 3-4 основных ФР, наиболее неблагоприятное в прогностическом плане, нарастает с 20% в возрастной группе 20-29 лет, достигая 50-55% среди группы 50 лет и старше.

2. Во всех сравниваемых когортах наиболее распространенным ФР является дислипидемия (81,1%, 81,7%, 75,0%).

3. Существуют различия в приоритетных конвенциональных факторах риска в зависимости от пола. Так у мужчин во всех сравниваемых популяциях наиболее часто отмечались дислипидемии (79,4-80,2%), на втором месте было курение (61,0-69,5%), а дальше, с близкими значениями ИМТ и ожирение (42,7-59,6%) и АГ (45,0-58,5%). Приоритетность факторов риска у женщин иная, чаще всего встречались дислипидемии (72,1-83,9%), затем ИМТ-ожирение (54,5-73,3%), на третьем месте АГ (32,2-45,2%), а курение, из конвенциональных ФР занимало последнее место (11,3-27,1%).

4. Состояние здоровья жителей районов промышленного освоения Севера, в начале 90-х годов, отличалось худшими характеристиками по избыточной массе тела, гипергликемии и артериальному давлению. Сравнение значений артериального давления и распространенности АГ в группах разного возраста, позволило выявить более раннее нарастание артериальной гипертензии у северян, по сравнению с новосибирцами. У мужчин эта неблагоприятная тенденция отмечалась с возраста 40 лет, а у женщин уже с 30 лет.

5. У пришлого населения Крайнего Севера были отмечены достоверно более высокие значения концентрации общего холестерина, холестеринов ЛНП и триглицеридов. Холестерин ЛВП также имел более высокие значения, а значения атерогенного индекса были более низкими по сравнению с жителями г. Новосибирска.

6. Основной особенностью выявленной при изучении взаимосвязи большинства исследованных показателей с северным стажем оказалось отсутствие влияния времени проживания на Севере у женщин, при выраженном влиянии северного стажа на здоровье мужчин обследованной организованной популяции.

7. Для ряда показателей (систолического и диастолического артериального давления, холестерина липопротеидов низкой плотности, индекса атерогенности) выявлена U-образная связь с северным стажем, а для холестерина липопротеидов высокой плотности выявлена инвертированная U-образная зависимость с оптимальными значениям в период проживания на Севере 5-9 лет. Данная особенность отражала связь показателей артериального давления и липидного профиля с этапами адаптации. Как кратковременная адаптация при северном стаже 0-4 года, так и долговременная, при сроках более 10 лет, характеризуется более неблагоприятными значениями артериального давления и липидного профиля.

8. У трудящихся Западно-Якутского промышленного района, за прошедшее десятилетие ухудшились характеристики по курению и липидному обмену, которые не являлись приоритетными, на скрининговой площадке в 1991 г. По другим конвенциональным факторам риска, таким как избыточная масса тела и артериальное давление, которые были диагностированы как приоритетные по результатам первого скрининга, ситуация наоборот улучшилась. Это указывает на эффективность проведенных профилактических мероприятий.

9. Результаты мультифакторного дисперсионного анализа показывают, что кроме изолированного влияния отдельных ФР, их двух- и трехфакторных комбинации совместно оказывают модифицирующее воздействие на риск ХНИЗ.

10. Использованные методы многопараметрического анализа позволили разработать несколько вариантов модели оценки комплексного влияния ФР на недифференцированную хроническую патологию. В результате проведения процедуры верификации полученных моделей выявлено, что линейные модели по сравнению с логистическими, обладают большей надежностью и являются более адекватными для оценки комплексного влияния факторов риска на хроническую патологию.

11. Разработанная модель десятилетнего прогноза смерти, исключая смерть от несчастных случаев, имеет высокие характеристики чувствительности (75%), специфичности (88,5%) и общей информативности (84,3%), что позволяет применять ее для использования в профилактических программах, чтобы формировать обогащенные выборки высокого риска.

12. Более эффективная профилактика ХНИЗ в районах промышленного освоения Севера, как на индивидуальном, так и на популяционном уровне, требует не единичного, а комплексного воздействия на возможно большее количество ФР, с учетом длительности северного стажа.

Практические рекомендации:

1. С учетом высокой частоты дислипопротеидемий в пришлой популяции Якутии профилактика липидно-метаболических нарушений является приоритетным направлением монофакторной профилактики основных неинфекционных заболеваний.

2. Полученные связи ХНИЗ с социально-экономическими факторами могут быть использованы при разработке профилактических и образовательных программ для различных групп населения и в работе организаторов здравоохранения и специалистов практического здравоохранения.

3. Результаты проведенного исследования выборки из пришлой популяции Якутии целесообразно учитывать при планировании местными органами здравоохранения первичной и вторичной профилактики основных хронических неинфекционных заболеваний.

4. Накопленную базу данных рекомендуется использовать для дальнейшего мониторирования эпидемиологической ситуации с распространенностью факторов риска в популяции организованного населения Якутии.

5. При проведении массовых профилактических обследований необходимо учитывать комплексное влияние факторов риска и социальных факторов на хроническую неинфекционную патологию, для чего нужно применять интегральные оценки, например предложенный показатель интегрального риска. Это приведет к большей выявляемости лиц высокого риска, что позволит повысить эффективность профилактики.

ПЕРЕЧЕНЬ ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Монографии

  1. Митрофанов, И.М. Эпидемиология, патогенез и профилактика артериальной гипертензии у пришлого населения на Севере / Ю.А. Николаев, С.А. Дарянина, А.И. Пальцев и др. Новосибирск: Изд-во СО РАМН - 2005 -200 С.
  2. Митрофанов, И.М. Здоровье трудящихся промышленных предприятий Севера: Стратегия разработки оздоровительных программ/ В.Р. Кейль, И.Ю. Кузнецова, И.М. Митрофанов и др. Новосибирск: Изд-во «Наука» -–2005 -231С.

Статьи в журналах, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки РФ

  1. Митрофанов, И.М. Оценка комплексного влияния факторов риска н развитие хронической патологии в условиях Севера по данным эпидемиологических обследований центра ВОЗ (СИНДИ) «Новосибирск - Мирный» / И.М. Митрофанов, А.М. Шургая, О.В. Гришин и др. // Бюллетень СО РАМН - 1996. - №.1. - С.49-55.
  2. Митрофанов, И.М. Стратегия формирования и проведения региональных программ профилактики основных неинфекционных  заболеваний / А.М. Шургая, И.М. Митрофанов, Ю.А. Николаев и др. // Бюллетень СО РАМН - 1997.-№1- С.21-28.
  3. Митрофанов, И.М. Изменение легочного газообмена при дыхании холодным воздухом у некоренных жителей Севера / О.В. Гришин, А.М. Шургая, И.М. Митрофанов и др. // Физиология человека.- 1998.- том 24.- № 1.- С. 92 - 97.
  4. Митрофанов, И.М. Комплексная оценка воздействия строящихся горно-обогатительных предприятий Севера на здоровье населения / И.М.Митрофанов, Ю.А. Николаев, В.Р. Кейль и др. // Медицина труда и промышленная экология. 2001. - №7. - С.34-37.
  5. Митрофанов, И.М. Региональные особенности распространенности артериальной гипертензии на промышленных предприятиях г. Мирного, Республика САХА (Якутия) / Ю.А. Николаев, А.М. Шургая,  И.М. Митрофанов и др. // Профилактика заболеваний и укрепление здоровья - 2001. -№5. - С.10-16.
  6. Митрофанов И.М. Тромболитическая терапия в остром периоде инфаркта миокарда: оценка и прогнозы / Н.Н. Ярохно, З.Г. Бондарева, И.М. Митрофанов и др. // Бюллетень СО РАМН. – 2003. - №.4. – С.34-37.
  7. Митрофанов, И.М. Динамика гормональных изменений, функциональной активности нейтрофилов при заболеваниях органов пищеварения в зависимости от длительности проживания на Севере / Ю.А. Николаев, А.И. Пальцев, Т.В. Кузнецова и др. // Бюллетень СО РАМН. – 2003. - №.4. – С.73-77.
  8. Митрофанов, И.М. Динамика гормональных изменений, функциональной активности нейтрофилов при артериальной гипертензии в зависимости от длительности проживания на Севере / Ю.А. Николаев, Н.Н. Маянская, И.М. Митрофанов и др. // Бюллетень СО РАМН. – 2004. - №.1. – С.76-82.
  9. Митрофанов, И.М. Система внешнего дыхания при переходе от здоровья к хроническим заболеваниям / О.В. Гришин, Н.В. Устюжанинова, В.В. Гультяева и др. // Бюллетень СО РАМН. – 2004. - №.2. – С. 118-122.
  10. Митрофанов, И.М. Распространенность хронических неинфекционных заболеваний и факторов риска их развития у работников алмазодобывающей промышленности Якутии / Ю.А. Николаев, И.М. Митрофанов, И.Ю. Кузнецова и др. // Профилактика заболеваний и укрепление здоровья – 2004. - №3. – С.39-43.
  11. Митрофанов, И.М. Распространенность соматических заболеваний у трудящихся г. Мирного, Республика САХА (Якутия) / Ю.А. Николаев, А.И. Пальцев, И.М. Митрофанов и др. // Профилактика заболеваний и укрепление здоровья – 2006 – Том 9. - №.2 – С.32-39.
  12. Митрофанов, И.М. Прогностический аспект лечения каптоприлом больных, перенесших инфаркт миокарда. / Н.Н. Ярохно, З.Г. Бондарева, С.Д. Маянская и др. // Казанский медицинский журнал. – 2008. – Т. 69. – № 3. – С. 304–307.
  13. Митрофанов, И.М. Систолическая и диастолическая функции сердца на фоне лечения каптоприлом у больных с острым инфарктом миокарда и аномальным вариантом нарушения диастолического наполнения левого желудочка / Н.Н. Ярохно, З.Г. Бондарева, С.Д. Маянская и др. // Бюллетень НЦССХ им. А. Н. Бакулева РАМН. – 2008. – Т.9. - № 2. – С. 120 – 126.
  14. Митрофанов, И.М. Влияние терапии каптоприлом на состояние систолической и диастолической функций сердца в отдаленном постинфарктном периоде у больных с «псевдонормальным» вариантом нарушения диастолического наполнения левого желудочка / Н. Н. Ярохно, З. Г. Бондарева, И. М. Митрофанов и др. // Бюллетень Сибирского отделения Российской академии медицинских наук. – 2008. – № 5. – С. 115-120.

Статьи в других журналах

  1. Митрофанов, И.М. Опыт реализации программы  СИНДИ в центре «Новосибирск - Мирный» / А.М. Шургая, Ю.А. Николаев, И.М. Митрофанов, И.Ю. Кузнецова // Вести медицины. - 1993. - №. 4. - С.43-44.
  2. Митрофанов, И.М. Распространенность заболеваний органов пищеварения в г. Мирный (Республика САХА (Якутия)) / А.И. Пальцев, Ю.А. Николаев, Т.В. Кузнецова и др. // Сибирский журнал гастроэнтерологии и гепатологии. - 2003. - №.16. - С.117-120.
  3. Митрофанов И.М. Комплексная программа оценки воздействия на окружающую среду, здоровье трудящихся промышленных предприятий и разработка мероприятий по предотвращению их негативного воздействия / Ю.А. Николаев, И.М. Митрофанов, И.Ю. Кузнецова // Научный вестник Ханты-Мансийского государственного медицинского института. –2006. –№1. – С.46-47.
  4. Митрофанов, И.М. Модифицирующее воздействие условий Севера на влияние конвенциональных и неконвенциональных факторов риска хронической патологии / И.М. Митрофанов, Ю.А. Николаев, А.И. Пальцев // Сибирский консилиум. Медико-фармацевтический журнал. –2007 - №7 (62). –С.218.
  5. Митрофанов, И.М. Состояние здоровья и особенности терапевтической патологии у трудящихся горно-обогатительных предприятий Севера / Ю.А. Николаев, А.И. Пальцев, И.М. Митрофанов // Сибирский консилиум. Медико-фармацевтический журнал. –2007 - №7 (62). –С.221.
  6. Митрофанов, И.М. Прогнозирование отдаленных результатов выживаемости больных острым инфарктом миокарда на фоне тромболитической терапии стрептокиназой / Н.Н. Ярохно, З.Г. Бондарева, И.М. Митрофанов и др. // Консилиум. – 2006 г. – № 6 (53). – С. 58-61.
  7. Mitrofanov, I.M. Problem of combined chronic pathology in newcomers of the North / I.M. Mitrofanov, Oleg V. Grishin. // International Journal of Circumpolar Health. - 2001.- V. 60.- P. 318 – 323.

Статьи в сборниках научных трудов

  1. Митрофанов, И.М. Оценка спектральной характеристики медленных колебательных процессов кардиоритма у работников промышленных предприятий г. Мирного Республика САХА (Якутия) / Ю.А. Николаев, И.М. Митрофанов, И.Ю. Кузнецова и др. // В кн.: Медленные колебательные процессы в организме человека (материалы Ш Всероссийского Симпозиума с международным участием) - Новокузнецк - 2001 - С.219-224.
  2. Митрофанов, И.М. Региональные особенности спектральной характеристики кардиоритма у больных артериальной гипертензией / Ю.А. Николаев, А.Г. Горелкин, И.М. Митрофанов и др. // В кн.: Медленные колебательные процессы в организме человека (материалы Ш Всероссийского Симпозиума с международным участием - Новокузнецк - 2001 - С.225-228.
  3. Митрофанов, И.М. Программа ЕВРО/Бюро ВОЗ/CINDI. Десятилетний опыт работы центра "CINDI-Мирный" и перспективы развития / Ю.А. Николаев, А.М. Шургая, И.М. Митрофанов, И.Ю. Кузнецова // В кн., Современные проблемы общей патологии и экологии человека. - Новосибирск. 2002. - С.123-129.
  4. Митрофанов, И.М. Динамика биохимических показателей у лиц с артериальной гипертензией в зависимости от длительности проживания на Севере / Ю.А. Николаев, Б.В. Чурин, И.М. Митрофанов, И.Ю. Кузнецова // В кн., Современные проблемы общей патологии и экологии человека. - Новосибирск. 2002. - С.129-137.
  5. Митрофанов, И.М. Десятилетний опыт в разработке информационных систем в практической медицине / И.М. Митрофанов, А.В. Дурасов, Н.Б. Логинова и др. // Доклады научно-практической конференции: Медицинские информационные технологии «Медицина, здоровье, компьютер» 30 октября – 2 ноября 2002,- Москва,- С. 17-20.
  6. Митрофанов, И.М. Десятилетний опыт работы центра “CINDI-Мирный” / Ю.А. Николаев, А.М. Шургая, И.М. Митрофанов и др. // В кн., «Актуальные проблемы популяционного здоровья» - Челябинск – 26-28 марта 2003 – С.42-44.
  7. Митрофанов, И.М. Изучение состояния здоровья трудящихся при оценке воздействия строящихся горно-обогатительных предприятий севера на окружающую среду / Ю.А. Николаев, И.М. Митрофанов, И.Ю. Кузнецова и др. // В кн., «Актуальные проблемы популяционного здоровья» - Челябинск – 26-28 марта 2003 – С.202-205.
  8. Mitrofanov, I.M. Some Pathophysiological Regularities of Formation of Digestive Diseases in Population Newly Coming to the North / Ju. Nikolaev, A.I. Paltsev, I.Ju. Kuznetsova, I.M. Mitrofanov // Circumpolar Health 2006 Gateway to the International Polar Year Proceedings of the 13th International Congress on Circumpolar Health  (Edited by Neil Murphy and Sergey Krivoschekov) – ALASKA MEDICINE Alaska State Medical Association American Society for Circumpolar Health Volume 49, Number 2 Supplement - Р.147-152.

По теме диссертации опубликовано 29 тезисов докладов.

Патент на изобретение № 2273450 «Способ прогнозирования состояния больного после перенесенного инфаркта миокарда» в соавторстве с З.Г. Бондаревой, Н.Н. Ярохно, О.В. Морозовой, Г.Б. Теретьевой. Зарегистрирован в Государственном реестре изобретений Российской Федерации 10 апреля 2006.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

АГ - артериальная гипертензия;

АД - артериальное давление;

АИ - индекс атерогенности;

ББ - ИБС - безболевая форма ишемической болезни сердца;

В - возраст;

ВС - возраст приезда на Север;

ГТГ - гипертриглицеридемия;

ГХС - гиперхолестеринемия;

ГХС ЛВП - гипохолестеринемия липопротеидов высокой плотности;

ГХС ЛНП - гиперхолестеринемия липопротеидов низкой плотности;

ДАД - диастолическое артериальное давление;

ДЛП - дислипидемия;

ЖЕЛ - жизненная емкость легких;

ИБС - ишемическая болезнь сердца;

ИК - индекс Кетле;

ИМ - инфаркт миокарда;

ИМТ - избыточная масса тела;

КС - количество выкуриваемых за день сигарет (папирос);

ЛВП - липопротеиды высокой плотности;

ЛНП - липопротеиды низкой плотности;

МВЛ – максимальная вентиляция легких (л/мин);

НИЗ - неинфекционные заболевания;

ОФВ1 - объем форсированного выдоха за 1 сек (мл);

ОХС - общий холестерин;

ПИР - показатель интегрального риска;

ППДК - показатель повреждающего действия курения;

С - сахар крови;

САД - систолическое артериальное давление;

СК - стаж курения;

СН - стенокардия напряжения;

СО - суммарное время обучения;

СС - стаж проживания на Севере;

ТГ - триглицериды;

ФЖЕЛ - форсированная жизненная емкость легких;

ФР - факторы риска хронических неинфекционных заболеваний;

ХБ - хронический бронхит;

ХЛВП - холестерин липопротеидов высокой плотности;

ХНИЗ - хронические неинфекционные заболевания;

ХС ЛВП - холестерины липопротеидов высокой плотности;

ХС ЛНП - холестерины липопротеидов низкой плотности;

BMI - индекс массы тела (body mass index);

CI - доверительный интервал (confidents interval);

CINDI - «Countrywide Integrated Noncommunicable Diseases Intervention programme» (наднациональная профилактика основных неинфекционных заболеваний);

MEF25% - скорость начала выдоха (25%) (л/с);

MEF50% - скорость середины выдоха (50%) (л/с);

MEF75% – скорость окончания выдоха (75%) (л/с);

MMF - средняя скорость середины выдоха (25 - 75%) (л/с);

NY - время получения образования (годы);

OR - отношение шансов (odds ratio);

PERF – максимальная (пиковая) скорость выдоха (л/с);

P-хр - вероятность хронической патологии;

SPR - суммарный индивидуальный риск ;

Соискатель                                                        Митрофанов И.М.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.