WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Овсянников

Артур Владимирович

ОБОСНОВАНИЕ НОВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ РЕКОНСТРУКТИВНО-ВОССТАНОВИТЕЛЬНОЙ МАММОПЛАСТИКИ

(анатомо-экспериментальное и клиническое исследования)

14.00.27. –хирургия

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Волгоград

2009

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Ростовский государственный медицинский университет Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»

Научные консультанты:

доктор медицинских наук, профессор Татьянченко Владимир Константинович

доктор медицинских наук, профессор Черкасов Михаил Федорович

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, професор

Воробьев Александр Александрович

доктор медицинских наук, професор

Хитарьян Александр Геогриевич

доктор медицинских наук

Хоронько Юрий Владиленович

Ведущая организация:

ГУ «Институт хирургии им. А.А. Вишневского РАМН»

Защита состоится “____”____________ 2009 г. в _____ часов на заседании диссертационного совета Д 208.008.03 при ГОУ ВПО «Волгоградский государственный медицинский университет Росздрава» по адресу: 400131, г. Волгоград, площадь павших Борцов, 1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Волгоградский государственный медицинский университет Росздрава».

Автореферат разослан “______” _________________ 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор медицинских наук, профессор Л.Д. Вейсгейм

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. Проблема лечения больных с патологией молочной железы и восстановительные операции при ее дефектах не теряет своей актуальности по настоящее время. Так, в России заболеваемость злокачественными новообразованиями молочной железы в 2007 году составила более 20 % в структуре женской онкологической заболеваемости. Врожденные или иные деформации молочной железы встречаются до 40 % случаев (Миланов Н.О., 1995, 2008; Чиссов В.И. и соавт., 2001; Малыгин С.Е., 2002; Сидоренко Ю.С. и соавт., 2002; Чадаев А.П., 2003, 2005; Семиглазов В.Ф., 2006; Трофимов Е.И. и соавт., 2008; Ходырев С.А. и соавт., 2008; Shons et. al., 2001; Hermanek et. al. Чадаев А.П., 2003, 2005). Хирургические вмешательства, выполняемые при лечении заболеваний данной локализации наносит значимый ущерб «качеству жизни» пациенток в социальном и психологическом планах (Портной С. М. и соавт., 1997; Блохин С. Н. и соавт., 1997, 2000; Исмагилов А. Х. и соавт., 2000; Шикина И.Б., 2006; Kroll S. et al., 2000; Newmen L. et al., 2002).

Специфика современной маммологии характеризуется разнообразием способов пластического восстановления дефектов молочной железы (Малыгин Е.Н., 2000; Нечаев И., 2002; Подгайский В.Н., 2002). Разнообразные сведения об эффективности того или иного способа пластики не позволили подойти к созданию целостной концепции по данной проблеме. Недостаточно работ, которые давали бы возможность хирургу уверенно выкраивать сложные по своему строению трансплантаты с учетом внутриорганной архитектоники. Существующие способы маммопластики сопряжены с опасностью перегиба и натяжения питающей ножки, а диапазон их перемещения в область дефекта часто ограничен. Ни один из известных способов не предусматривает предоперационной подготовки донорской зоны к выкраиванию трансплантата, что приводит к его ишемии в послеоперационном периоде. Эффективность распространенных способов маммопластики не превышает 70% (Пшениснов К.П., 2000; Копыльцов А.А., 2002).

Известно, что одним из критериев показаний и противопоказаний к выполнению реконструктивно-восстановительных операций путем пластики сложными трансплантатами, является прогнозирование их функциональных результатов. Установить это возможно только путем проведения тщательных экспериментальных исследований апробируемого способа с последующим сопоставлением экспериментальных данных и клинического материала.

Недостаточная изученность основных аспектов проблемы реконструктивно-восстановительной маммопластики определяет актуальность их исследования современной хирургией.

Цель работы: повышение эффективности хирургической реабилитации больных с последствиями операций на молочной железе путем использования оригинальных способов реконструктивно-восстановительной пластики.

Для решения данной проблемы поставлены следующие задачи:

  1. Изучить клиническую анатомию молочной железы, широчайшей мышцы спины, прямой мышцы живота и большого сальника в конституциональном и возрастном аспектах и обосновать выбор сложных трансплантатов на их основе для создания молочной железы.
  2. Разработать способы реконструктивно-восстановительной маммопластики сложными трансплантатами у пациентов с различным типом телосложения.
  3. Изучить динамику морфологических изменений и оценить жизнеспособность всех составных частей сложных трансплантатов в области дефекта грудной стенки в зависимости от длительности эксперимента.
  4. Разработать и изучить критерии эффективности способа предоперационной подготовки скелетных мышц к формированию на их основе сложных трансплантатов на одной сосудисто-нервной ножке.
  5. Представить практические рекомендации по тактике дифференцированного индивидуального подхода к лечению больных с дефектами молочной железы, путем пластики сложными трансплантатами на коммуникационной основе из контралатеральной молочной железы, большого сальника, широчайшей мышцы спины и прямой мышцы живота.
  6. Изучить результаты применения сложных трансплантатов на коммуникационной основе при реконструктивно-восстановительной маммопластике.
  7. Разработать принципы комплексного восстановительного лечения у больных, перенесших реконструктивно-восстановительную маммопластику.
Научная новизна работы.

Диссертационная работа представляет клинико-анатомическое и экспериментальное исследование на основе патентоспособных научных разработок.

  • Впервые с помощью новой контрастной массы определены особенности ангиоархитектоники всех составных частей сложных трансплантатов, выкроенных на основе контралатеральной молочной железы большого сальника, широчайшей мышцы спины и прямой мышцы живота в возрастном и конституциональном аспектах, применительно к их использованию в реконструктивно-восстановительной хирургии молочной железы (Федеральный патент РФ на изобретение №1144703).
  • Впервые выполнены экспериментальные исследования на животных по изучению жизнеспособности всех составных частей сложных трансплантатов, выкроенных по оригинальной методике, и динамики их приживления в области дефекта грудной стенки в ранние сроки послеоперационного периода.
  • Впервые доказана необходимость и разработан способ предоперационной подготовки скелетных мышц к формированию на их основе сложных трансплантатов на коммуникационной основе, позволивший сохранить напряжение свободного кислорода при перекрытии дополнительных сосудов мышечной части сложного трансплантата (Федеральный патент РФ на изобретение №1600711).
  • Разработан на уровне изобретения и внедрен в клиническую практику способ пластики молочной железы кожно-подкожно-сальниковым лоскутом, обеспечивающий достаточный объем для формирования молочной железы и жизнеспособность всех составных частей сложного трансплантата в отдаленные сроки послеоперационного периода (Федеральный патент РФ на изобретение №2115369).
  • Разработан на уровне изобретения и внедрен в клиническую практику способ пластики молочной железы кожно-подкожно-фасциально-мышечным трансплантатом на основе широчайшей мышцы спины, позволивший полностью исключить сдавление и перегиб его питающей ножки, а также увеличить диапазон перемещения трансплантата к дефекту грудной стенки любой локализации (Федеральный патент РФ на изобретение №2127083).
  • Разработан на уровне изобретения и внедрен в клиническую практику способ пластики молочной железы кожно-подкожно-фасциально-железистым трансплантатом на нижнемедиальном сосудистом пучке, позволивший не только обеспечить достаточный тканевой объем для формирования молочной железы, но и предупредить послеоперационные осложнения и улучшить кровоснабжение трансплантируемой части контралатеральной молочной железы (Федеральный патент РФ на изобретение №2135093).
  • Новым является комплексная клиническая разработка и оценка хирургической коррекции и послеоперационной реабилитации больных с дефектами молочной железы с применением сложных трансплантатов на коммуникационной основе.
Практическая значимость работы

Полученные данные по клинической анатомии молочной железы большого сальника, широчайшей мышцы спины и прямой мышцы живота позволяют правильно ориентировать хирурга на положение основных и дополнительных сосудисто-нервных «ворот» и более точные действия при формировании на их основе сложных трансплантатов на коммуникационной основе.

Разработаны новые способы реконструктивно-восстановительных операций для хирургической реабилитации больных с дефектами молочной железы.

Выкроенные по оригинальной методике трансплантаты обладают не только высокой жизнеспособностью но и создают благоприятные условия для васкуляризации и приживления на грудной стенке, что особенно важно в условиях рубцовоизмененных тканей грудной стенки.

Оригинальный способ предоперационной подготовки широчайшей мышцы спины и прямой мышцы живота к формированию на их основе сложных трансплантатов на коммуникационной основе позволяет повысить их резистентность в послеоперационном периоде к ишемии, что является гарантом сохранения жизнеспособности трансплантатов.

Разработаны принципы комплексного восстановительного лечения больных с реконструктивно-восстановительной маммопластикой в разные сроки послеоперационного периода.

Высокая экономическая эффективность разработанных операций объясняется рациональным выбором пластического материала с учетом конституциональных особенностей пациенток, уменьшением количества осложнений (сером, гематом, некрозов частей сложного трансплантата), приводящих в повторным оперативным вмешательствам.

По заданию Министерства здравоохранения Ростовской области и ГОУ ВПО Ростовского государственного медицинского университета Росздрава были разработаны и изданы учебно-методические пособия и рекомендации для студентов и врачей: 1. «Операции на грудной стенке и плевре с учётом их хирургической анатомии» - Ростов-на-Дону, 1984. – 62 с.; 2. «Клиническая анатомия и оперативная хирургия» - Ростов-на-Дону, 1991. – 37 с.; 3. «Проекционно-ориентирная анатомия оперативных доступов к сосудисто-нервным образованиям» - Ростов-на-Дону, 1991. – 93 с.; 4. «Топографическая анатомия и прикладное значение фасций и клетчаточных пространств» - М., 1992. – 96 с.; 5. «Заболевания и травмы грудной клетки» - Ростов-на-Дону., 1993. – 45 с.; 6. «Техника выполнения реконструктивных операций с использованием комбинированных трансплантатов на мышечной основе» - Ростов-на-Дону., 1994. – 46 с.; 7. «Клиническая анатомия и оперативная хирургия молочной железы» - Ростов-на-Дону., 1996. – 45 с.; 8. «Проекционно-ориентирная анатомия оперативных доступов в грудной хирургии» - Ростов-на-Дону, 1996. – 55 с.; 9. «Оперативная хирургия гнойных процессов» - Ростов-на-Дону, 1997. – 91 с.; 10. «Оперативная хирургия молочной железы» - Ростов-на-Дону., 2000. – 56 с.; 11. «Ультразвуковая семиотика узловых образований молочной железы» - Ростов-на-Дону., 2002. – 43 с.; 12. «Методика неинвазивной реабилитации пациентов после маммопластики» - Ростов-на-Дону., 2008. – 12 с. Написана глава в руководстве «Хирургия грудной стенки» - М., 2005. – С. 15-35.

Основные положения, выносимые на защиту

На защиту выносится научно-практическое решение цели диссертационного исследования повышения эффективности хирургической реабилитации больных с последствиями операций на молочной железе.

В условиях эксперимента изучены особенности клинической анатомии сложных трансплантатов, выкроенных из молочной железы большого сальника, широчайшей мышцы спины и прямой мышцы живота, а также их морфо-функциональные изменения в разные сроки послеоперационного периода в условиях пластики дефекта грудной стенки.

Отличительная особенность разработанных способов пластики молочной железы от известных заключается в том, что перед основным этапом пластики проводят биологическую тренировку сосудистого русла планируемого трансплантата (Федеральный патент РФ на изобретение №1600711).

Предложены способы пластики молочной железы (Федеральные патенты РФ на изобретения №№ 2115369, 2127083, 2135093).

Выкроенные по разработанной методике сложные трансплантаты обладают большим тканевым ресурсом и большим диапазоном перемещения.

Сопоставление данных анатомических, экспериментальных и клинических исследований (хорошие и удовлетворительные результаты лечения у 91,7% оперированных больных) позволяет высказаться в пользу положительного прогноза применения разработанного способа хирургической реабилитации больных с дефектами молочной железы.

Внедрение результатов работы в практику

Основные результаты работы внедрены в клиническую практику кафедр хирургических болезней № 2, 4 ГОУ ВПО Ростовского государственного медицинского университета  Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию РФ, Ростовского научно-исследовательского онкологического института, хирургических отделений МЛПУ Гор БСМП № 2 (г.Ростова-на-Дону), ГУЗ Ростовская областная клиническая больница, ГУЗ Областная больница №2.

Материалы диссертации опубликованные в центральной, местной печати и методических рекомендациях, используются при чтении лекций и проведении практических и семинарских занятий с врачами факультета повышения квалификации и профессиональной переподготовки специалистов ГОУ ВПО Ростовского государственного медицинского университета Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию РФ.

Апробация работы

Основные положения и результаты научных исследований доложены и обсуждены на: Всероссийской научной конференции «Актуальные вопросы пластической хирургии молочной железы» (Москва, 1990); Всероссийской научной конференции «Реконструктивно-восстановительная хирургия молочной железы» (Москва, 1996); Научные сессии Ростовского государственного медицинского университета (Ростов-на-Дону, 1996, 1998, 2000, 2004); заседаниях Ростовского областного научного общества хирургов (1996 – 2006); научно-практической конференции «Современные аспекты хирургии» (Ростов-на-Дону, 2004); международном хирургическом конгрессе «Новые технологии в медицине» (Ростов-на-Дону, 2005); обществе пластических, реконструктивных и эстетических хирургов Ростовской области (Ростов-на-Дону, 2008); объединенной конференции кафедр хирургических болезней № 2, № 4 ГОУ ВПО РостГМУ.

Публикации

По теме диссертации опубликовано 98 печатных работ, 12 учебно-методических пособия. Написана глава II в руководстве «Хирургия грудной стенки».

Получено 5 патентов РФ на изобретения (патент РФ №1144703 от 17 марта 1993 г., приоритет от 3 ноября 1982 г.; патент РФ №1600711 от 17 марта 1993 г., приоритет от 16 июля 1987 г.; патент РФ № 2115369 от 20 июля 1998 г., приоритет от 15 марта 1995 г.; патент РФ № 2127083 от 10 марта 1999 г., приоритет от 3 февраля 1995 г.; патент РФ № 2135093 от 27 августа 1999 г., приоритет от 16 октября 1996 г.

Объем и структура диссертации

Диссертация изложена на 395 страницах машинописного текста и выполнена на х86 совместимом компьютере в операционной среде Windows XP, состоит из введения, аналитического обзора литературы, результатов собственных исследований (IX глав), заключения, выводов, практических рекомендаций и списка литературы (источников - 434, в том числе отечественных авторов - 190, иностранных - 244). Работа иллюстрирована 176 рисунками и содержит 32 таблиц и приложение на 5 листах.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материал и методы исследования
Характеристика материалов и методов анатомического исследования

Хирургическая анатомия грудной области, включая молочную железу (МЖ), широчайшей мышцы спины (ШМС), прямой мышцы живота (ПМЖ) и большого сальника (БС) изучена на 400 препаратах трупов женщин (12 - 74 года) разных типов телосложения, умерших от причин, не связанных с сердечно-сосудистой патологией. В работе использована возрастная периодизация по В.В. Бунаку (1965).

На основании оценки индексов (реберно-грудинный угол; относительная ширина плеч; относительная ширина и длина туловища) 122 трупа женщин было долихоморфного, 158 – мезоморфного и 120 – брахиморфного типов телосложения.

Топографию мышц и большого сальника изучали методом «обкалывания» измерительными иглами (удост. на рац. предл. № 813) и штангенциркулем с модифицированными губками (удост. на рац. предл. № 786). Измеряли расстояние от основных сосудисто-нервных «ворот» мышц до ренгенконтрастных (костные) и клинически значимых (магистральные сосудистые пучки, крупные нервные стволы) ориентиров. Препарирование нервных структур осуществляли на препаратах широчайшей мышцы (n=30) спины, прямой мышцы живота (n=30), большого сальника (n=30) и молочной железы (n=30).

Сосуды областей-доноров для инъецировали контрастной массой по В.К. Татьянченко и соавт. (1985) (Федеральный патент РФ №1144703) с последующей рентгенографией. На рентгеновазограммах (n=80) подсчитывали количество сосудов на единицу площади по методике Г.С. Катинаса и В.И. Степанцова (1957).

Объективная оценка хирургических доступов была проведена по методике А.Ю. Сазон-Ярошевича (1954). Вычисляли углы ротаций сложных трансплантатов вокруг сосудисто-нервной ножки при их перемещении на грудную стенку.

Характеристика материала и методов экспериментального исследования

Цель экспериментов заключалась в изучении жизнеспособности сложных трансплантатов, выкроенных по разработанным методикам после их биологической тренировки и в различные сроки послеоперационного периода. Нами было оперировано 75 животных под эфирно-воздушным интратрахеальным наркозом. Трансплантаты из большого сальника предварительно преформировали путем их перемещения в подкожную жировую клетчатку передней брюшной стенки. Швы снимали на 10 сутки.

За 9 дней до операции животным проводили биологическую подготовку сосудистого русла сложных трансплантатов на мышечной основе. Вдоль медиального края мышцы накладывали устройство для тренировки внутримышечных сосудистых коллатералей. Кратковременно (30-60 минут) снижали кровоток с исходной силой, снижающей рО2 в мышце на 20%, а затем ежедневно в течение 9 дней силу давления увеличивали на 50 г. После этого выполняли операции по формированию и перемещению сложных трансплантатов на грудную стенку.

Содержание и выведение животных из опытов выполнялись в соответствии с приказом МЗ СССР от 12.08.1977 г. № 755 «О мерах по дальнейшему совершенствованию организационных форм работы с использованием экспериментальных животных» (Шалимов С.А. с соавт., 1989).

Весь период послеоперационного наблюдения был разделен на этапы в зависимости от значения индивидуального показателя по отношению к средней величине в контрольной группе: I этап (3-5 дней), II этап (7-14 дней), III этап (30-60 дней), IV этап (90-365 дней).

Для реовазографиии (РГ) животное фиксировали к столику (удост. на рац. предл. № 854). Запись РГ осуществляли на реографе 4-РГ-1 с использованием биполярных игольчатых электродов. Анализ РГ выполняли согласно рекомендациям В.Я. Золотаревского с соавт. (1990); Н.А. Шора (1996) и А.М. Старшова (2003).

Состояние гемомикроциркуляторного русла сложного трансплантата изучали методом инъекции сосудов черной тушью по Б.В. Огневу, (1928). Анализ проводили по формулам С.М. Блинкова (1961) и Е.М. Мельмана с соавт. (1975).

Срезы окрашивали гематоксилином и эозином, железным гемотоксилином, по Ван-Гизон, по Маллори, выполнялись: ШИК-реакция, реакции Фельгена и Браше, по Хейлу, по Шелтону и Шнейдер на сукцинатдегидрогеназу (СДГ), по Гомори на кислую и щелочную фосфатазу, импрегнация азотнокислым серебром по Кампосу.

Для электронной микроскопии использовали общепринятые методы обработки материала (Bancroft, Stevens, 1990; Bozzola Russel, 1991). Ультратонкие срезы получали на ультрамикротоме «Ultrcut»” (Leika, Германия), контрастировали в аппарате «Ultrastainer» (Leika), и просматривали в микроскопе Philips EM-208.

Характеристика клинических наблюдений и методов исследования

Анализ наблюдений основан на обследовании, хирургическом лечении 53 женщин в возрасте от 19 до 61 года и изучении результатов операций с применением сложных трансплантатов (Федеральные патенты РФ №2115369, 2127083, 2135093).

Пациентки поступали в стационар в срок от 2 до 5 лет после полного окончания лечения по поводу рака Т1-2, N0-1,M0. Всем им была произведена радикальная мастэктомия. Объем вмешательства у больных с фиброаденоматозом и маститом заключался в стандартной мастэктомии.

Операции были выполнены в хирургическом отделении ГБСМП №2 (г. Ростов-на-Дону), отделении торакальной хирургии Института хирургии РАМН им. А.В. Вишневского (Москва), отделений хирургии РостГМУ и Ростовского научно-исследовательского института онкологии с 1995 по 2003 гг (г. Ростов-на-Дону).

Распределение больных по характеру основного заболевания и способам реконструктивных вмешательств представлено в табл. 1.

Таблица 1.

Распределение больных по типам использованных трансплантатов (n=53)

Тип трансплантата

Основное заболевание

Итого

Состояние после рака МЖ

Фиброаденоматоз

Мастит

Ожог

ШМС правый

5

-

1

6

ШМС левый

8

3

3

14

ПМЖ правый

5

1

-

6

ПМЖ левый

3

1

1

5

ПМЖ правая и левая

2

-

-

2

БС правый

3

1

2

6

БС левый

2

1

-

3

БС правая и левая

4

1

2

7

Контралатеральная правая

3

3

Контралатеральная левая

1

1

Всего

32

8

9

4

53

Все рентгенологические исследования проводили на аппарате «Undistat». Компьютерно-томографическое исследование проводили на аппарате «СОМАТОМ» фирмы «SIMENS®». УЗ-исследование ткани молочных желез и грудной стенки проводили аппаратами «ALORA 4000 SSD» и «ACUSON ASPEN».

У 33 (62,3%) больных (пластика ШМС и ПМЖ) перед операцией была проведена тренировка сосудистых коллатералей (Федеральный патент №1600711). Методом УЗ-сканирования устанавливали расположение сосудистых «ворот» мышц и в их проекции накладывали устройство (удост. на рацпредложение №1119).

С целью контроля за состоянием кровообращения использовали метод полярографии по методике Devis Brink (в модификации Вогралика М.В., 1976). Первоначальную силу давления на сосуды мышцы доводили до падения рО2 на 20% от исходного уровня. Продолжительность тренировки в первый день – 30 минут, во второй день – 45 минут, а начиная с третьего дня и до конца тренировки – по 60 минут. Силу давления ежедневно увеличивали на 100 г.

У всех пациентов до и после операции определяли локальный тканевой кровоток широчайшей мышцы спины и прямой мышцы живота с помощью прибора БЛК (блок локального кровотока).

В послеоперационном периоде нами были применены: лечебная гимнастика; сеансы гипербарической оксигенации; физиотерапевтические процедуры.

Оценивая ближайшие результаты (до 3 месяцев после операции), учитывались заживление послеоперационной раны, наличие отека и болевого синдрома, а также состояние трансплантата.

К благоприятным исходам мы отнесли случаи заживления раны первичным натяжением, отсутствие болевого синдрома и сосудистых расстройств со стороны трансплантата.

К удовлетворительным результатам мы отнесли случаи, при которых отмечались осложнения в заживлении раны, отек и умеренные сосудистые расстройства в трансплантате (по данным реографии и полярографии).

К неудовлетворительным исходам были отнесены те случаи, при которых происходило нагноение послеоперационной раны, тромбоз сосудистой ножки, выраженные трофические расстройства или некроз трансплантата.

Оценивая отдаленные исходы, в сроки до 5 лет проведены контрольные осмотры 47 больных (88,7%). Результаты оценивались по результату объективного обследования и баллам полученным в результате анкетирования больного.





К неудовлетворительным исходам были отнесены случаи рецидива основного заболевания и объективную неудовлетворенность пациента исходом операции, которая оценивалась по результатам анкетирования.

К удовлетворительным мы отнесли исходы, при которых отмечался болевой синдром, отек и умеренные трофические расстройства в области зоны пластики.

К благоприятным исходам отнесены те случаи, когда у пациентов не было рецидива заболеваний и был полный эффект реконструктивно-восстановительной операции после пластики трансплантатом.

Статистическая обработка материала

Результаты исследований обработаны методом вариационной статистики на компьютере PC/AT-Pentium(R) 1.60 GHz с использованием программ Statistica 6.0 и электронных таблиц Excel 2003.

СОБСТВЕННЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Топографо-анатомические обоснования техники формирования сложных трансплантатов на основе широчайшей мышцы спины и на коммуникационной основе. (Федеральный патент РФ № 2127083).

Установлено, что длина и ширина мышцы зависят от типа телосложения. Наибольшую длину по латеральному краю имеет мышца у лиц долихоморфного типа телосложения первого зрелого периода (p<0,01).

При изучении кровоснабжения ШМС определено, что она чаще имела от 6 до 8 сосудисто-нервных ворот: у лиц у мезоморфного – в 64,8%, долихоморфного типа телосложения в 68,3%, у брахиморфного – в 73,7%; реже пять – соответственно в 24,1%, в 23,8% и в 19,2% и девять ворот – соответственно в 11,1%, в 7,9% и в 7,1%.

Для латеральной части широчайшей мышцы спины, характерна магистральная форма внутримышечного распределения сосудов. В медиальной части мышцы, артерии и нервы распределяются в основном по сегментарному типу.

Главным для формирования трансплантата на основе широчайшей мышцы спины является верхний сосудисто-нервный пучок, представленный ветвями грудоспинных артерии, вен и нерва. Область проекции места вхождения основного сосудисто-нервного пучка в широчайшую мышцу спины соответствует верхней трети ее латерального отдела. Им присуще постоянство в пределах одной возрастной группы у лиц разного типа телосложения (р<0,01) (табл. 2).

При мезоморфном типе телосложения в 47,8% грудоспинная артерия делилась на две ветви I порядка, в 11,6% - на три и в 40,6% деления на ветви не наблюдалось (рис. 1).

Таблица 2.

Топография основных сосудисто-нервных «ворот» широчайшей мышцы спины

Возрастные периоды

Тип телосложения

Расстояние до ориентира (М±m, см)

Малый бугорок плечевой кости

Задний край акромиального отростка

Свободный край мышцы

Юношеский

Долихоморфный

9,16±0,46

10,33±0,67

3,11±0,25

Мезоморфный

9,31±0,66

10,24±0,25

3,42±0,53

Брахиморфный

9,74±0,31

10,35±0,39

3,83±0,42

Первый зрелый

Долихоморфный

10,64±0,32

11,06±0,38

3,85±0,37

Мезоморфный

10,41±0,24

11,95±0,56

4,24±0,44

Брахиморфный

10,27±0,47

11,61±0,25

4,75±0,27

Второй зрелый

Долихоморфный

10,53±0,22

11,52±0,31

4,38±0,24

Мезоморфный

10,48±0,18

11,88±0,71

4,85±0,44

Брахиморфный

10,83±0,71

11,62±0,67

4,16±0,36

У лиц долихоморфного типа телосложения в 37,4% данных сосудов было два, в 10,7% - три и в 51,9% деления не наблюдалось и грудоспинная артерия вступала в мышцу в виде ветви I порядка (рис. 2).

Рентгеновазограммы широчайшей мышцы спины

Рис. 1. Первый  зрелого периода, мезоморфный тип телосложения. Препарат № 6.

Рис. 2. Юношеский возрастной период, долихоморфный тип телосложения. Препарат № 24.

Рис. 3. Второй зрелый период, брахиморфный тип телосложения. Препарат № 37 .

У трупов людей брахиморфного типа телосложения основной артериальный ствол делился на две ветви I порядка в 24,7% случаев, на три ветви I порядка в 58,6% случаев и в 16,7% случаев деления не наблюдалось (рис. 3).

Уровень вхождения грудоспинного нерва был несколько проксимальнее на 0,58±0,41 см по отношению к ветвям грудоспинных артерии и вены.

В медиальном отделе емкость артериального русла ниже, чем в латеральном отделе (p>0,05) и по своей мобильности он является менее рациональным для выкраивания трансплантата. Следовательно, латеральный край широчайшей мышцы спины следует считать наиболее топографо-анатомически приемлемым при выкраивании трансплантатов для маммопластики.

Наличие дополнительных источников кровоснабжения требует проведения предоперационной подготовки сосудистого русла широчайшей мышцы спины. К дополнительным источникам относятся ветви от задних межреберных артерий, которые внедряются в мышцу на расстоянии 2,00±0,34 см от остистых отростков у лиц долихоморфного типа телосложения; 2,80±0,77 см - у лиц мезоморфного; и 3,25±1,02 см - у лиц брахиморфного типа телосложения.

Оригинальность разработанной операции заключается в дополнительном выделении проксимального отдела мышцы и его отсечении от малого бугорка плечевой кости, что увеличивает мобильность сосудисто-нервного пучка. После этого восстанавливают целостность фасциального футляра мышечной части лоскута, проводят его на грудную стенку и послойно фиксируют к окружающим тканям. (рис. 4,5,6).

Согласно проведенным исследованиям объективных критериев операции по А.Ю. Сазон-Ярошевичу, получены следующие данные. У лиц долихоморфного типа телосложения длина кожного разреза раны равна 32,41±2,12 см, длина кожной пластинки – 11,42±0,61 см, ширина – 9,08±1,54 см. Глубина раны была 2,60±0,05 см и угол наклона оси операционного действия – 82±0,47°. Размеры мышечной части трансплантата: длина – 40,24±1,13 см, ширина – 6,14±0,75 см. У лиц мезоморфного типа телосложения длина кожной пластинки равна 12,11±1,33 см, ширина – 9,09±1,15 см, глубина раны – 2,63±0,11 см и угол наклона оси операционного действия – 78±0,23°. Размеры мышечной части трансплантата: длина – 31,50±2,44 см, ширина – 7,72±1,14 см. У лиц брахиморфного типа телосложения длина кожной части сложного трансплантата составляет 13,03±1,45 см, ширина – 9,12±1,11 см. Глубина раны была 3,09±0,24 см и угол наклона оси операционного действия – 75±0,32°. Размеры мышечной части трансплантата: длина – 28,16±1,33 см, ширина – 7,35±1,11 см.

Рис. 4. Схема операции. Мобилизация сложного трансплантата на основе широчайшей мышцы спины.

Рис. 5. Схема операции. Сформированный сложный трансплантат.

Рис. 6. Схема операции. Выполнение маммопластики.

При выполнении разработанных способов формирования сложных трансплантатов на основе широчайшей мышцы спины сосудистая ножка имеет достаточную длину и позволяет трансплантату свободно перемещаться в горизонтальной плоскости на расстояние не менее 6 - 9 см и производить его ротацию на 180° вокруг своей оси. Полностью исключается перегиб, сдавление и натяжение питающей ножки сложного трансплантата. Создание для проксимального конца мышечной части сложного трансплантата новой точки фиксации предотвращает ее функциональное бездействие. Восстановление целостности фасциального футляра лоскута позволяет сохранить оптимальную величину внутритканевого давления, повысить резистентность мышечной части лоскута к инфекции.

Топографо-анатомические обоснования техники формирования сложных трансплантатов на основе прямой мышцы живота и на коммуникационной основе.

При исследовании препаратов прямой мышцы живота установлено, что наибольшая длина мышцы отмечается у лиц долихоморфного типа телосложения, а ширину и толщину при мезо- и особенно брахиморфном типе телосложения (p<0,01).

Установлено, что прямая мышца живота имеет 5-8 сосудисто-нервных «ворот». Причем, основными для прямых мышц живота являются верхние и нижние. Распределение этих сосудов идет по магистральному типу, а нервов по сегментарному. Дополнительные сосудисто-нервные ворота чаще всего локализовались в области верхней трети мышцы (45,7%), в области средней трети в 29,6% случаев и в 24,7% случаев в области нижней трети. Их наличие требует биологической тренировки трансплантатов.

Для маммопластики топографоанатомически обоснованно использовать лоскуты прямой мышцы живота с проксимальной ножкой (табл. 3).

Таблица  3.

Топография верхних основных сосудистых «ворот» прямой мышцы живота

Возрастные

периоды

Тип телосложения

Анатомический ориентир (М±m, см)

Свободный край мышцы

Мечевидный отросток

Юношеский

Долихоморфный

Мезоморфный

Брахиморфный

4,05±0,32

5,14±0,13

5,86±0,28

6,23±0,34

4,79±0,42

3,58±0,73

Первый

зрелый

Долихоморфный

Мезоморфный

Брахиморфный

4,71±0,24

5,48±0,52

6,35±0,27

7,24±0,16

5,38±0,22

4,37±0,63

Второй

зрелый

Долихоморфный

Мезоморфный

Брахиморфный

4,65±0,35

5,42±0,31

6,57±0,24

8,11±0,47

6,24±0,53

4,36±0,32

Из представленных в таблице данных следует, что место выхода верхней надчревной артерии из-под реберной дуги и вступления в прямую мышцу живота имеет не только возрастные, но и типологические различия.

Установлено, что при всех типах телосложения в изучаемые возрастные периоды верхняя надчревная артерия отдает от себя 3-5 ветвей I порядка. У лиц долихоморфного типа телосложения в 73,6 % случаев таких ветвей было три, в 19,7% случаев – четыре и в 6,7% - пять. У трупов мезоморфного типа телосложения верхняя надчревная артерия в 53,1% случаев отдавала три ветви I порядка, в 35,3% случаев – четыре и в 11,6% случаев – пять ветвей. При брахиморфном типе телосложения деление на три ветви I порядка осуществлялось в 27,8% случаев, на четыре ветви в 24,3% случаев и в 47,9% случаев на пять ветвей I порядка.

Следует отметить, что верхняя и нижняя надчревные артерии имеют магистральный тип ветвления на сосуды I порядка у трупов всех возрастных периодов и типов телосложения. Одна или две срединные ее ветви являются продолжением основного ствола. (рис. 7-9).

Рентгеновазограммы прямой мышцы живота

Рис. 7. Первый зрелый период, мезоморфный тип телосложения. Препарат № 16.

Рис. 8. Второй зрелый период, долихоморфный тип телосложения. Препарат № 7.

Рис. 9. Юношеский период, брахиморфный тип телосложения. Препарат № 52.

Во всех наблюдениях определено, что иннервируется прямая мышца живота 6-9 межреберными нервами. Причем при малом числе нервов, что чаще бывает при брахиморфном телосложении, направление стволов горизонтальное, а территория их иннервации сохраняет выраженную сегментарность. И наоборот, при мезо- и особенно при долихоморфном типе телосложения в мышцу входит большее количество нервов, направление их косое, отмечаются перекрытия и смещения территорий их иннервации. Отсюда следует, что при данных типах телосложения трансплантаты из прямой мышцы живота должны обладать большей жизнеспособностью и функциональной активностью.

Таким образом, во все возрастные периоды для маммопластики, целесообразно в его состав включать проксимальный отдел прямой мышцы живота и кожно-подкожно составляющую над ним. Прямая мышца живота имеет доминантный сосудистый пучок – верхнюю надчревную артерию и вену, топография которых постоянна по отношению мечевидному отростку и свободному краю мышцы.

Опираясь на полученные результаты анатомических исследований, нами была разработана техника операций с использованием сложного трансплантата (кожно-подкожно-фасциально-мышечного) на основе прямой мышцы живота и на коммуникационной основе для пластики молочной железы.

Техника формирования сложных трансплантатов на основе прямой мышцы живота.

Оригинальность разработанных операций заключается в том, что дополнительно производят выделение проксимального отдела мышцы с оставлением интактным сосудисто-нервного пучка, отсекают её от места начала, восстанавливают целостность фасциального футляра мышечной части лоскута. С целью удлинения сосудистой ножки, предупреждения ее сдавления и натяжения, верхний край мышцы отделяют от места прикрепления к ребрам, а также поднадкостнично резецируют хрящи VIII-XI ребер на протяжении 5-6 см. Затем кожно-подкожно-фасциально-мышечный трансплантат подводят на грудную стенку и послойно фиксируют к окружающим тканям.

При формировании вертикального кожно-подкожно-фасциально-мышечного трансплантата (рис. 10,13) вертикальный участок кожи и подкожной клетчатки, который может быть использован для маммопластики, имеет следующие размеры. При долихоморфном типе телосложения длиной 14,09±1,62 см и шириной 11,32±2,51 см, при мезоморфном типе телосложения длиной 13,54±1,09 см и при брахиморфном типе телосложения длиной 10,34±1,17 см и шириной 11,57±1,26 см.

При формировании горизонтального кожно-подкожно-фасциально-мышечного трансплантата (рис. 11,13) существует два вида горизонтальных кожно-подкожно-фасциально-мышечных лоскутов на основе прямой мышцы живота: надпупочный и подпупочный. Согласно результатам проведенных анатомических исследований надпупочный лоскут может быть использован при всех типах телосложения. Подпупочный лоскут у лиц брахиморфного типа телосложения использовать нецелесообразно, т.к. это связано с опасностью атрофии расположенного ниже пупка участка мышечной части лоскута.

Кожно-подкожная часть лоскута, которая может быть использована для маммопластики, имеет следующие размеры. При надпупочном способе: у лиц долихоморфного типа телосложения длиной 24,36±3,45 см и шириной 12,64±2,62 см; у лиц мезоморфного типа телосложения длиной 26,42±1,54 см и шириной 14,76±1,04 см; у лиц брахиморфного типа телосложения длиной 24,48±2,94 см и шириной 8,93±2,12 см. При подпупочном способе: у лиц долихоморфного типа телосложения длиной 20,76±2,04 см и шириной 10,42±1,17 см; у лиц мезоморфного типа телосложения длиной 23,04±1,96 см и шириной 12,03±2,13 см; у лиц брахиморфного типа телосложения длиной 23,37±1,37 см и шириной 7,98±1,37 см.

При формировании трансплантата на основе обеих прямых мышц живота (рис. 12,13) кожно-подкожная часть лоскута может иметь следующие размеры у лиц долихоморфного типа телосложения длиной 27,84±2,36 см и шириной 12,01±2,01 см; у лиц мезоморфного типа телосложения длиной 30,92±2,84 см и шириной 13,12±2,62 см; у лиц брахиморфного типа телосложения длиной 32,94±2,26 см и шириной 10,43±1,22 см.

Рис 10. Схема операции. Формирование вертикального кожно-подкожно-фасциально-мышечного трансплантата

Рис. 11. Схема операции. Формирование горизонтального кожно-подкожно-фасциально-мышечного трансплантата

Рис. 12. Схема операции. Формирование кожно-подкожно-фасциально-мышечного трансплантата на основе обеих прямых мышц живота.

Рис. 13. Схема операции. Выполнение маммопластики.

При выполнении разработанных способов формирования сложных трансплантатов на основе прямой мышцы живота сосудистая ножка имеет достаточную длину и позволяет трансплантату свободно перемещаться в горизонтальной плоскости на расстояние не менее 7 - 8 см и производить его ротацию на 180° вокруг своей оси. Исключается перегиб, сдавление и натяжение коммуникационной основы сложного трансплантата. Создание для проксимального конца мышечной части сложного трансплантата новой точки фиксации предотвращает ее функциональное бездействие. Восстановление целостности фасциального футляра лоскута позволяет сохранить уровень внутритканевого давления, повысить резистентность мышечной части лоскута к инфекции.

Топографо-анатомические обоснования техники формирования сложных трансплантатов на основе большого сальника и на коммуникационной основе. (Федеральный патент РФ № 2115369).

Установлено, что большой сальник подвержен возрастной и индивидуальной изменчивости. Наиболее интенсивное приращение жировой ткани приходится на юношеский возрастной период (табл. 4).

Таблица 4.

Размеры большого сальника в возрастном аспекте

Возрастные

периоды

Тип телосложения и основные параметры

долихоморфный

тип, n=30

мезоморфный

тип, n=40

брахиморфный

тип, n=30

ширина

длина

ширина

длина

ширина

длина

Юношеский

14,52±1,26

18,29±2,08

24,38±1,19*

17,68±1,87*

34,65±1,43

15,15±1,64

Первый зрелый

23,23±1,82* **

31,51±2,16* **

33,77±3,12* **

25,75±2,41* **

44,57±2,45* **

20,48±1,96* **

Второй зрелый

21,69±1,71

29,43±1,47*

29,64±2,81*

24,37±2,32*

39,58±2,11*

19,74±1,46*

* - достоверные отличия показателя по сравнению с юношеским возрастом (р<0,01)

** - достоверные отличия показателя по сравнению с первым зрелым возрастом (р<0,01)

У лиц мезоморфного типа телосложения однолопастной тип строения большого сальника определился на 22 препаратах (55%) (рис. 14) . В 10 случаях (25%) выявлен двухлопастной сальник. В остальных случаях определялся многолопастной сальник.

При долихоморфном типе телосложения однолопастной сальник отмечен на 15 препаратах (50%), двулопастной - на 9 препаратах (30%) (рис. 15), а многолопастная форма - на 6 препаратах (20%).

Ренгеновазограмма большого сальника

Рис. 14. Однолопастная форма. Препарат № 24.

Рис. 15. Двухлопастная  форма. Препарат №15

Рис 16. Многолопастная форма. Препарат № 3

Чаще всего при брахиморфном типе телосложения верифицировался многолопастной сальник – 15 случаев (50%) (рис. 16). Однолопастной сальник встречался на 11 препаратах (40%), а двухлопастной на 4 препаратах (10%).

Проведённые исследования позволяют определить четырехугольную форму однолопастного большого сальника самую оптимальную для формирования трансплантата. Лоскуты можно выкраивать как из левой, так и правой его половин, сохраняя основные источники их питания. При однолопастном сальнике треугольной формы условием формирования лоскута является сохранение селезеночной ветви и обеих желудочно-сальниковых артерий.

Из большого сальника двухлопастной формы возможно формирование трансплантатов двух видов: длинный – из левой половины с основанием на правом фланге; короткий – из левого фланга большого сальника.

Из большого сальника многолопастной формы можно сформировать лоскут, включающий только его левый отдел с оставлением в составе питающей ножки сальниковой ветви от селезеночной артерии. Вследствие поперечного хода этой ветви, левая половина сальника оказывается укороченной, что ограничивает возможность ее применения.

Сравнительный анализ кровоснабжения показывает, что при однолопастной форме большого сальника левая и правая половины органа имеют одинаковое кровоснабжение. При двухлопастной форме в более выгодных условиях по кровоснабжению находится правая половина, что позволяет рекомендовать её использование в хирургии. При многолопастной форме за счет наличия хорошо выраженной сальниковой ветви от селезеночной артерии, левый фланг находится в более оптимальных условиях васкуляризации, чем правые отделы.

При формировании сложных трансплантатов на основе большого сальника сосудистая ножка имеет достаточную длину и позволяет трансплантату свободно производить его ротацию на 180° вокруг своей оси. На одной питающей ножке длина лоскута увеличивается на 2/3. При мобилизации лоскута на обеих питающих ножках возможно удлинить БС на 1/2. Полностью исключается перегиб, сдавление и натяжение питающей ножки сложного трансплантата.

При изучении ангиоархитектоники кожно-подкожного слоя передней брюшной стенки выявлено, что у лиц долихоморфного типа может быть выкроен кожный лоскут, имеющий следующие границы: от линии, проходящей вдоль латерального края противоположной прямой мышцы живота на уровне ее верхней и средней третей до линии, проходящей по передней подмышечной линии уровне верхней и средней третей брюшной стенки на стороне операции. У лиц брахиморфного типа телосложения граница кожной части трансплантата расположена от линии, проходящей вдоль латерального края противоположной прямой мышцы живота на уровне ее верхней трети, до линии, проходящей по передней подмышечной на уровне верхней трети брюшной стенки на стороне операции. У лиц мезоморфного типа телосложения границы кожного лоскута находятся в пределах: от линии, проходящей вдоль латерального края противоположной прямой мышцы живота на уровне ее верхней и средней третей до линии, проходящей по передней подмышечной линии на уровне верхней брюшной стенки на стороне операции.

Способ формирования сложных трансплантатов на основе большого сальника и на коммуникационной основе. (Федеральный патент РФ № 2115369) заключается в следующем. На I этапе формируют лоскут большого сальника и выводят на переднюю брюшную стенку через верхний угол лапаротомной раны, которую ушивают (рис. 17). Кожу с подкожной клетчаткой передней, брюшной стенки отсепаровывают от фасций прямых мышц живота и от наружных косых мышц. Лоскут укладывают под кожу в проекции предполагаемого кожного лоскута. Для предотвращения срастания сосудистой ножки с окружающими тканями, а также поверхности большого сальника с мышцами передней брюшной стенки между ними фиксируется полихлорвиниловая пленка. Кожную рану ушивают (рис.18).

Рис. 17. Схема операции. Мобилизация большого сальника.

Рис. 18. Схема операции. Помещение лоскута в подкожное ложе.

Рис. 19. Схема операции. Выполнение маммопластики.

На втором этапе операции через 10-15 суток выкраивают сложный лоскут, включающий кожу, подкожную клетчатку и ткань большого сальника с сохранением сосудистой ножки большого сальника. Удаляют полихлорвиниловую пленку. Лоскут через подкожный тоннель перемещают в реципиентную область и послойно фиксируют над силиконовым протезом к краям раны (рис. 19).

В юношеском возрасте длина сальниковой ножки составляет от 21 до 24 см (22,00±0,25) и ширина кожной части на уровне средней трети от 13 до 15 см (14,60±0,16 см). В первом и втором зрелом возрастном периоде на основе большого сальника возможно выкроить трансплантат длиной от 28 до 36 см (32,80±0,74 см) и шириной средней трети его кожной части от 16 до 19 см (18,84±0,09 см). Глубина раны была 5,09±2,24 см и угол наклона оси операционного действия – 82±0,32°.

В заключение следует отметить, что показаниями для использования большого сальника при маммопластике являются: 1. формирование достаточно большого объёма молочной железы; 2. сложные трансплантаты на мышечной основе не могут быть использованы из-за предварительных оперативных вмешательств, врождённых дефектов или выраженной атрофии; 3. разлитые гнойные процессы, захватывающий боковые отделы грудной клетки и эпигастральную область; 4. ожоговые деформации груди и эпигастрия; 5. больная предпочитает иметь рубец на передней брюшной стенки, а не на спине.

Топографо-анатомические обоснования техники формирования сложных трансплантатов на основе контралатеральной молочной железы и на коммуникационной основе. (Федеральный патент РФ № 2135093).

Установлено, что молочные железы в изучаемые возрастные периоды получают кровоснабжение из следующих источников: грудоакромиальная артерия (грудная ветвь); латеральная грудная артерия (латеральные ветви молочной железы); внутренняя грудная артерии (ветви молочной железы); межреберные артерии (ветви молочной железы).

При астеническом типе молочной железы в её кровоснабжении участвуют в среднем 9 сосудистых пучков. При нормостеническом типе железы в её кровоснабжении участвуют в 12 сосудистых пучков, а при гиперстеническом типе 13 сосудистых пучков. Наибольшей емкостью артериального русла во все возрастные периоды обладают нижне-медиальный и верхне-латеральный квадранты, что позволяет их использовать в качестве трансплантата.

Основные приёмы разработанного способа маммопластики заключаются в следующем. В проекции здоровой молочной железы производят горизонтальный эллипсовидный разрез вплоть до фасции большой грудной мышцы. Открытая часть разреза направлена в сторону грудины (рис. 20). Нижнюю половину молочной железы, включающую нижне-медиальный и нижне-латеральный квадранты, препарируют от фасции большой грудной мышцы (рис. 21). С целью профилактики перегиба лоскута его медиальная питающая ножка, представленная прободающими ветвями от внутренней грудной артерии, глубоко препарируется (рис. 22). Сформированный трансплантат на мобильной сосудистой ножке ротируют на 180°, перемещают на сторону воспринимающего ложа грудной стенки. Послойно фиксируют лоскут к краям раны передней грудной стенки контрлатеральной стороны симметрично с оставшейся частью донорской железы (рис. 23,24).

Рис. 22. Схема операции. Выкраивание сложного трансплантата

Рис. 23. Схема операции.Мобилизация сложного трансплантата.

Рис. 24. Схема операции. Сосудистая ножка сформированного трансплантата.

Рис. 25. Схема операции. Выполненная маммопластика

Получены следующие данные. У лиц с астенической молочной железой длина кожной пластинки – 10,22±0,43 см, ширина – 7,08±1,54 см. Глубина раны была 2,40±0,05 см и угол наклона оси операционного действия – 85±0,47°. У лиц с нормостенической молочной железой длина кожной пластинки - 12,46 см, ширина – 9,09±1,15 см, глубина раны – 2,63±0,11 см и угол наклона оси операционного действия – 88±0,23°. У лиц с гиперстенической молочной железой длина кожной части сложного трансплантата составляет 13,03±1,72 см, ширина – 9,12±1,11 см. Глубина раны была 3,09±0,24 см и угол наклона оси операционного действия – 84±0,42о.

Преимуществом сложного трансплантата на основе контралатеральной молочной железы является: 1. возможность для мобилизации значительного количества кожной составляющей лоскута; 2. возможность послойного устранения дефекта грудной стенки; 3. трансплантат может имитировать форму здоровой молочной железы; 4. невозможность использовать трансплантаты на мышечной основе; 5. при повреждениях в результате рентгеновского облучения.

Сформулированы требования, предъявляемые к трансплантатам применяемых для маммопластки, выполнение которых хирургами обеспечивает, по нашему мнению, благоприятный исход операции:

  • Сложный трансплантат должен иметь доминантные источники кровоснабжения, обеспечивающие как достаточный артериальный приток, так и венозный отток.
  • Предлагаемый способ операции по возможности должен исключать шов основного сосудисто-нервного пучка.
  • Разрабатываемый способ операции не должен быть травматичным для окружающих тканей, и все его этапы должны выполняться из основного доступа. Длительность этапа операции по формированию сложного трансплантата должна быть минимальной.
  • Величина трансплантата должна быть достаточных размеров, чтобы выполнить маммопластику.
  • Выделение мышечной, подкожной и кожной частей сложного трансплантата должно осуществляться с учетом «зоны гарантированного кровоснабжения» и исключать травму как основного сосудисто-нервного пучка, так и его внутримышечных разветвлений.
  • Мобилизацию сосудисто-нервного пучка следует осуществлять вместе с фасциальной «муфтой» мышцы.
  • Для поддержания нормального внутритканевого давления необходимо восстанавливать целостность фасциального футляра мышечной части лоскута.

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ ЖИЗНЕСПОСОБНОСТИ РАЗРАБОТАННЫХ СПОСОБОВ МАММОПЛАСТИКИ.

Динамика  изменений в сложных трансплантатах при функционировании в новых условиях в целом была однотипной.

Анализ показателей, полученных, при проведении морфометрического исследования показал, что в I периоде послеоперационного наблюдения (3 - 5 дней) у животных с пластикой грудной железы имело место сужение сосудов артериального звена терминального русла и расширение венулярных сосудов по сравнению с контрольной серией животных. Причем количество венозных компонентов микроциркуляторного русла было уменьшено. В эти сроки сложные трансплантаты на различной основе испытывают определенный дефицит питания. Такую перестройку путей микроциркуляции следует рассмотреть как проявление сосудистой адаптации. Тем более что изменения в микроциркуляторной системе в последующие сроки наблюдения свидетельствуют о том, что они носили обратимый характер. Выявленные изменения подтверждаются данными реовазографического исследования.

Данные полученные через 7 - 14 дней после операции,  позволили выявить отсутствие достоверной разницы (р>0,05) диаметров артериолярных сосудов и капилляров по сравнению с предыдущим сроком наблюдения хотя и обнаруживалась тенденция к их увеличению. Просвет сосудов венулярного звена (посткапилляры, венулы и вены) достоверно уменьшился по сравнению с предыдущим сроком наблюдения, однако контрольного уровня еще не достиг.

В сроки 30 - 60 дней после операции отмечалась  статистически достоверно подтвержденная положительная динамика изменения диаметра сосудистых терминалей. Важно то, что диаметры артерий, артериол, посткапилляров, венул и вен приближалась к контрольным величинам (р>0,05). Лишь просвет прекапилляров и капилляров отличался от контрольного уровня.

При сравнении показателей гемомикроциркуяции в отдаленные сроки (90 - 365 дней) по сравнению с таковыми у животных предыдущего периода наблюдений и контрольных, каких-либо существенных отклонений не выявлено. Это определялось стабильностью функционирования всех компонентов сосудистого микромодуля на фоне адекватного обеспечения гемодинамических процессов. Что касается архитектоники компонентов терминального русла сложных трансплантатов на сальниковой основе, то большая часть сосудов артериального звена была извита (рис. 26,27). Появились участки хаотичного переплетения сосудов, когда дифференцировать их было трудно.

Рис. 26. Ангиоархитектоника передней грудной стенки и зоны пластики, созданной трансплантатом на основе прямой мышцы живота. Эксперимент № 3. 365 суток эксперимента

Рис. 27. Терминальный отдел сосудистого русла трансплантата на мышечной основе на участке примыкающим к грудной стенке. Эксперимент № 4. 270 суток эксперимента. Об. 8, ок. 7. Инъекция тушью. Определяется дифференцированная сосудистая сеть межорганной спайки.

Данные светооптического исследования свидетельствуют о том, что процессы восстановления функциональной активности  в сложных трансплантатах на различной основе происходят примерно одинаково и завершаются при первой операции (использование сложного трансплантата на мышечной основе) к началу, при второй операции (использование сложного трансплантата на основе большого сальника), к концу третьего месяца (рис. 28). При обоих типах вмешательств жизнеспособность «донорских» и реципиентных  тканей в ближайшие и отдалённые сроки наблюдения сохраняется (рис. 29). 

Рис. 28. Эксперимент № 66, 90 суток после операции. Сложный трансплантат. Окр. гематоксилином и эозином.  Ув. 40. Большой сальник, сращённый с прилежащими тканями передней грудной стенки, имеет обычное гистологическое строение, сосуды умеренно полнокровны

Рис. 29. Эксперимент № 103, 365 суток после операции. Мышечная часть трансплантата на основе широчайшей мышцы спины. Окр. гематоксилином и эозином. Ув. X 100.

Резюмируя полученные данные экспериментальных исследований, представляется возможным выделить три периода динамики изменений сложных трансплантатов на коммуникационной основе в ответ на трансплантацию их на переднюю грудную стенку. Так, первый период, соответствующий I периоду послеоперационного наблюдения за животными, следует характеризовать как период структурно-функциональных сдвигов; второй период, соответствующий II периоду послеоперационного наблюдения (7 – 14 дней), как период адаптации и устойчивого повышения нарушенного кровообращения; третий период, соответствующий III и IV периодам послеоперационного наблюдения (30 – 365 дней), как период восстановления нарушенного кровообращения.

Выявленные закономерности подтверждают данные о том, что при разработанных способах пластики грудной железы сложными трансплантатами на различной основе, распространенность и продолжительность гемомикроциркуляторных и тканевых изменений были весьма ограничены и укладывались в рамки известного синдрома “экономизация” процессов микроциркуляции.

Анатомоэкспериментальные исследования позволили нам обосновать и осуществить апробацию в клинике разработанные нами и закрепленные патентами РФ способы реконструктивных операций.

Анализ результатов реконструктивно-восстановительной маммопластики сложными трансплантатами на коммуникационной основе. (Федеральные патенты РФ № 2115369; 2127083; 2135093)

Анализ синдромологической структуры пограничных психических расстройств, выявленных у женщин позволил выделить семь психопатологических синдромов: тревожный у 30 (56,6%), тревожнодепрессивный у 14 (17,9%), депрессивный у 10 (12,8%), ипохондрический у 9 (11,5%), дисморфофобический у 6 (7,7%), нозофобический у 5 (6,4%), невротической деперсонализации у 27 (34,6%).

Частота клинических вариантов пограничных психических расстройств у больных показало, что с увеличением длительности диспансерного наблюдения после радикального лечения рака молочной железы происходит увеличение частоты аффективного варианта расстройств и снижение частоты ипохондрического варианта расстройств.

Определяемый по методике STAI уровень тревожности у больных до операции составлял от 38 до 43 баллов, после операции снижается до 29 – 34 баллов. Подобная же тенденция отмечается и по показателю субдепрессивного настроения (ШСНС) (52 – 70 баллов до операции и 48 - 50 после нее). Показатель невротизма - 14,72 усл. ед. (при норме 9,2 усл. ед). У больных перенесших пластическую операцию на молочной железе, уровень тревоги становится нормальным, как, впрочем, и показатели депрессии. Значительного снижения достигает уровень невротизма (10,2 усл.ед.).

Перед операцией маммопластики 33 пациенткам была произведена подготовка широчайшей мышцы спины и прямой мышцы живота к формированию на их основе сложного трансплантата. Установлено, что у всех больных на 9 - 11 сутки с момента начала тренировки изменения содержания свободного кислорода в мышечной составляющей сложного трансплантата в ответ на пережатие дополнительных питающих ее сосудов не происходит. Предоперационная подготовка и анестезиологическое обеспечение не отличались от общепринятых.

Для формирования кожно-подкожно-фасциально-мышечного лоскута и последующей пластики молочной железы, широчайшая мышца спины в качестве основы была использована у 20 больных. В 18 случаях маммопластика была дополнена эндопротезированием (15 пациенток) или имплантацией экспандера с последующим эндопротезированием через 3 мес. (3 пациентки). Наконец, две женщины от имплантации эндопротеза отказались.

В своих исследованиях нами использовались текстурированные экспандеры и протезы таких производителей как: McGhan – C.U.I., Mentor, Eurosilicone. В большинстве наблюдений применялись эндопротезы высокопрофильные протезы округлой формы, только в одном случае использован эндопротез анатомической формы (McGhan – C.U.I., 350 мл).

Для формирования кожно-подкожно-сальникового лоскута и последующей пластики молочной железы, большой сальник в качестве основы был использован у 16 больных. В 9 случаях сложный трансплантат был использован после радикальной мастэктомии. Во всех наблюдениях после удаления опухоли образовался обширный дефект с дефицитом мягких тканей и кожи. В 7 наблюдениях сложный трансплантат был использован после выполнения простой мастэктомии. Во всех 16 случаях выполнение маммопластики было разделено на два этапа. На первом этапе осуществляли мобилизацию лоскута большого сальника. Так в 7 случаях лоскут большого сальника был мобилизован с сохранением обеих питающих ножек, в 6 наблюдениях лоскут был мобилизован на правой и в трех случаях на левой сосудистой ножке. Во всех случаях производили мобилизацию большого сальника от поперечно-ободочной кишки. У двух больных мобилизацию лоскута от большой кривизны желудка не проводили, так как длина и объем лоскута при его перемещении на брюшную стенку, а затем в область дефекта грудной стенки (зона пластики молочной железы) были признаны достаточными и смещения желудка не наблюдалось. В 7 случаях, с целью удлинения лоскута и предотвращения перегиба и смещения желудка, мобилизовали лоскут большого сальника от средней трети большой кривизны желудка, сохранив обе питающие ножки. Этот метод мобилизации использовали у больных с многолопастной формой большого сальника, а особенности кровоснабжения большого сальника не позволяли без риска ишемии лоскута мобилизовать его на одной сосудистой ножке. К таким особенностям ангиоархитектоники относятся: слабо выраженный или непрослеживаемый анастомоз между правой и левыми сальниковыми артериями (2 случая); отсутствие нижней артериальной дуги (4 случая).

Для формирования кожно-подкожно-жирового трансплантата и последующей пластики молочной железы, контралатеральная молочная железа была использован у 4 больных. Во всех случаях сложный трансплантат был использован после ожоговой деформации грудной клетки с полной утратой молочной железы. У пациентов определялся обширный рубцовый дефект с дефицитом мягких тканей и кожи. Для применения данного метода пластики были отобраны женщины имеющие птоз III степени и гиперстеническую форму оставшейся молочной железы. Для получения максимально возможного эстетического результата у них выполнена маммопластика тканями контралатеральной молочной железой.

Для формирования кожно-подкожного-фасциального-мышечного трансплантата и последующей пластики молочной железы, прямая мышца живота в качестве основы была использована у 13 больных, причём у 5 пациентов использована правая прямая мышцы живота, у 3 левая и у двух трансплантат был выкроен на обеих прямых мышцах живота. В 10 случаях сложный трансплантат был использован после радикальной мастэктомии. Во всех наблюдениях после удаления опухоли образовался обширный дефект с дефицитом мягких тканей и кожи. В 3наблюдениях сложный трансплантат был использован после выполнения простой мастэктомии.

В 5 случаях маммопластика была дополнена эндопротезированием. Имплантация экспандера с последующим эндопротезированием через 3 месяца осуществлено у одной пациентки. Наконец, две женщины от имплантации эндопротеза отказались.

Послеоперационная реабилитация больных после реконструктивно-восстановительной маммопластики.

Со всеми пациентками проводили разъяснительную беседу о необходимости личной гигиены; ограничения для верхней конечности со стороны операции первые месяцы после операции; контроля массы тела; консультации психолога.

Лечебная физкультура должна проводиться не менее 6 месяцев после операции ежедневно, а в дальнейшем можно выполнять физические упражнения 2-3 раза в неделю.

Физиотерапевтическое лечение не назначали пациенткам с онкологическим анамнезом. Данный раздел включал следующие процедуры в зависимости от переносимости и достижения положительного клинического эффекта.

УВЧ – терапия на частотных характеристиках от 27,12 и 40,68 МГц. В зависимости от локализации места пластики возможна продольная или поперечная зона воздействия. В первые 2 – 4 дня применяют низкоинтенсивное УВЧ – поле. Через 4 – 5 дней назначают высокоинтенсивное воздействие. Продолжительность процедуры – 10 12 минут, ежедневно, курс 5 – 10 сеансов. В каждом конкретном случае учитывается индивидуальная переносимость пациента.

СВЧ – терапия с 4 – 5 дня в тепловых дозировках – до 5 Вт, продолжительность 10 – 15 минут ежедневно, курс 5 – 10 процедур.

Высокочастотная магнитотерапия – 13,56 МГц с 4 – 5 дня после операции, по 15 – 20 минут, курс лечения 5 – 10 процедур.

Электрофорез противовоспалительных препаратов 2 – 5 % раствором кальция хлорида, 0,5% раствором преднизолона, 1% раствором дексаметазона, 5% раствором ацетилсалициловой кислоты. На 2 – 3 день, продолжительностью 15 минут, 5 – 10 сеансов.

Ультрафонофорез противовоспалительными препаратами – 0,2 – 0,6 Вт/см2. Применяется гидрокортизон, преднизолон, кортан, индометацин, бутадион, димексид. Оптимально назначать данную манипуляцию на 3 – 5 день послеоперационного периода, по 7 – 10 минут, 8 – 10 процедур.

Гальванизация. Применяется со 2-го дня послеоперационного периода, по 15 – 20 минут, 7 – 10 процедур.

Электрофорез 1% раствором никотиновой кислоты, 5% раствором компламина, 0,1% раствором гистамина, 0,1 – 0,5% раствором папаверина гидрохлорида. Проводится со 2 – 3 дня, 15 – 20 минут, 8 – 10 процедур.

Инфракрасное облучение. Проводится с 5 – го дня после операции, 15 – 20 минут, два раза в день, 7 – 10 процедур.

Низкочастотная магнитотерапия. с индукцией 20 – 100 мТл. с 3 – го дня, в течение15 – 20 минут, курс 10 –15 процедур.

Ультрафонофорез сосудорасширяющими препаратами (Интенсивность воздействия – 0,2 – 0,4 Вт/см2). В Назначают с 5 – го дня послеоперационного периода, ежедневно по 7 – 10 минут, Курсом 8 – 10 процедур.

Гипербарическая оксигенация (ГБО) является неинвазивным и доступным компонентом комплексной терапии в послеоперационной реабилитации.Режим проведения ГБО терапии должен определяться с учётом индивидуальной чувствительности больного к гипербарической оксигенации Избыточное давление должно составлять 0,5 – 0,7 АТМ, время изокомпрессии 40 – 60 минут. Количество сеансов рекомендуется от 4 до 10, в зависимости переносимости терапии.

Эффективность разработанных способов маммопластики

Для оценки эффективности разработанных способов операции нами проведён комплекс исследований в послеоперационном периоде.

В процессе изменения состояния кровоснабжения зоны реконструкции молочной железы сложными трансплантатами обнаружены общие закономерности для всех предложенных способов. Это касается исследования парциального напряжения кислорода через 14, 30, 90, 180 дней (табл. 5).

Таблица 5.

Значение парциального напряжения кислорода (рО2 мм.рт.ст.) в зоне маммопластики в разные сроки после операции.

Значение до трансплантации

Дней  после операции

14 дней

30 дней

90 дней

180 дней

98,63 ± 0,71

66,42± 0,18

р<0,01х

76,55 ± 0,24

р<0,01х хх

83,62 ± 0,35

р<0,01ххх

ххх

89,32 ± 0,31

х

р<0,01хх ххх

хххх

Примечание: х - достоверные отличия по сравнению с контролем

хх - достоверные отличия по сравнению с I периодом

ххх - достоверные отличия по сравнению со II периодом

хххх - достоверные отличия по сравнению с III периодом

Данные приведённые в таблице показывают, что к 14 дню определялось уменьшение парциального напряжения кислорода на 32,7%. Однако в дальнейшем показатели градиента парциального давления кислорода увеличивались и к 180 дням после трансплантации приближались к контрольным значениям (р < 0,01).

Аналогичная картина наблюдалась при анализе реографических показателей функционирования сложных трансплантатов в новых условиях (табл. 6).

Таблица 6.

Показатель

Значение до трансплантации

дней после операции

14 дней

90 дней

180 дней

0,120±0,005

0,140± 0,008

р<0,01х

0,130 ± 0,005

р<0,01ххх

ххх

0,120 ± 0,007

х

р<0,01хх ххх

хххх

0,180±0,011

0,20±0,023

0,19±0,016

0,18±0,009

h1

14,20±0,03

12,40±0,07

13,50±0,03

14,30±0,05

h2

8,60±0,07

8,80±0,04

8,70±0,06

8,60±0,06

/

0,67±0,05

0,71±0,06

0,68±0,03

0,67±0,04

Угол наклона в 0

79,5±0,6

76,8±0,7

77,4±0,8

80,3±0,6

Примечание: х - достоверные отличия по сравнению с контролем

хх - достоверные отличия по сравнению с I периодом

ххх - достоверные отличия по сравнению со II периодом

хххх - достоверные отличия по сравнению с III периодом

Согласно приведенным данным функциональные нарушения кровообращения трансплантатов отмечаются лишь в ранние сроки после операции (14 дней). В дальнейшем (к 180 дням) данные реографии не отличаются от контрольных значений.

Интраоперационное осложнение наблюдалось в одном случае (1,9%) при использовании сложного трансплантата на основе большого сальника. У больной брахиморфного типа телосложения при мобилизации большого сальника от большой кривизны желудка была повреждена верхняя артериальная дуга при мобилизации лоскута большого сальника от большой кривизны желудка. Для ликвидации осложнения пришлось лигировать верхнюю артериальную дугу в месте повреждения.

В ближайшем послеоперационном периоде наблюдали следующие осложнения (табл. 7).

Таблица 7.

Осложнения в ближайшем послеоперационном периоде.

Маммопластика сложным трансплантатом на основе:

Частичное расхождение швов

Нагноение подкожной клетчатки

Гематома

Итого

Широчайшей  мышцы спины

1

1

1

3

Прямой мышцы живота

1

1

1

3

Большого сальника

1

2

1

4

Контралатеральной молочной железа

-

-

-

-

Всего

3

4

3

10

Из приведенной таблицы следует, что в ближайшем послеоперационном периоде осложнения отмечались 10 больных (18,9%).

Неудовлетворительных результатов связанных с послеоперационными осложнениями мы не наблюдали.

У одной больной спустя 1 месяц после реконструктивной маммопластики сложным трансплантатом на основе широчайшей мышцы спины отмечен частичный (1,5Х3 см) краевой некроз кожной части трансплантата, после очищения раны выполнена вторичная хирургическая обработка с наложением вторичных швов.

Оценку результатов хирургического лечения больных мы проводили в сроки от 1 до 5 лет у 36 пациенток (табл. 8).

Таблица 8.

Результаты реконструктивно-восстановительной маммопластики сложными трансплантатами на коммуникационной основе

Результаты лечения

Хорошие

Удовл.

Неудовл.

Абс.

Отн.

Абс.

Отн.

Абс.

Отн.

Непосредственные (n=58)

50

86,2%

8

13,8%

-

-

Отдаленные (n=36)

33

91,7%

3

8,3%

-

-

На основании литературных и наших данных противопоказаниями к операции маммопластики сложным трансплантатом на коммуникационной основе следует считать:

1. наличие метастазов;

2. гнойно-воспалительные процессы в области послеоперационного рубца на грудной стенке;

3. хронический сепсис

Что касается, ожирение пациенток III-IV степени, то данное обстоятельство требует индивидуального подхода, так как в этих случаях возможно использование контралатеральной молочной железы.

Таким образом, дифференцированный подход к формированию сложных трансплантатов на коммуникационной основе учетом особенностей пациенток способствует оптимизации реконструктивно-восстановительной маммопластики.

Полученные данные в исследовании наглядно свидетельствуют о достигнутых положительных результатах лечения (91,7%) предложенным методом при соблюдении соответствующих показаний и противопоказаний, а в целом способствуют повышению эффективности и качества комплексного реабилитационного лечения пациенток с аномалиями молочной железы или после мастэктомии.

ВЫВОДЫ

1. Проведённые анатомические исследования позволяют индивидуализировать выбор сложных трансплантатов для пластики молочной железы при её дефектах и после мастэктомии.

2. Предложенные способы реконструктивно-восстановительной маммопластики позволяют увеличить диапазон перемещения сложных трансплантатов на коммуникационной основе в зону дефекта на 8 – 12 см. При этом исключается перегиб, натяжение и сдавление питающей ножки сложного трансплантата.

3. Анализом данных экспериментальных исследований установлено, что независимо от сроков послеоперационного наблюдения сохраняется  морфологическая структура и активные процессы реваскуляризации в зоне пластики со стороны хорошо кровоснабжаемых сложных трансплантатов на различной основе, что позволяет осуществлять послойное восполнение дефекта тканей, (кожа, подкожная клетчатка, фасция, мышца) и создать оптимальные условия для процессов репарации.

4. Проведенные исследования показали целесообразность и высокую эффективность разработанного способа биологической подготовки в течение 9 – 10 дней скелетных мышц, на основе которых формируется сложный трансплантат. Способ позволяет стабилизировать содержание свободного кислорода (рО2) в мышце в ответ на дозированные аппаратные пережатия дополнительных источников питания.

5. В послеоперационном периоде пациентам, перенёсшим реконструктивно-восстановительную маммопластику сложными трансплантатами, необходимо выполнять комплекс лечебно-восстановительной реабилитации.

6. Дифференцированный отбор больных к выполнению реконструктивно-восстановительной маммопластики сложными трансплантатами на коммуникационной основе позволил получить хорошие отдаленные результаты в 91,7 %.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

Для повышения эффективности лечения больных с дефектами молочной железы и после мастэктомии предлагаем следующие рекомендации:

1. Учитывая, что основную группу больных составляют женщины раннее оперированные по поводу различных онкологических процессов, при определении показаний к реконструктивно-восстановительной маммопластике необходимо проводить тщательное изучение анамнеза основного заболевания; характера предшествующего лечения; выполнять комплексное обследование, включающее общеклинические и биохимические анализы крови, особое внимание уделять стадии гистологической формы опухоли.

2. При формировании сложных трансплантатов на коммуникационной основе и пластике дефекта мягких тканей грудной стенки хирургу следует придерживаться следующей последовательности технических приемов:

  • выделение проксимального конца сложного трансплантата и формирование на его основе составляющих сложного трансплантата;
  • выделение дистального конца сложного трансплантата и отсечение его от конвергентного прикрепления;
  • мобилизация основной коммуникационной ножки сложного трансплантата в составе фасциальной муфты единым блоком от «ворот» до места отхождения от магистрального сосудисто-нервного  или сосудистого пучка с использованием прецизионной техники препарирования.
  • восстановление целостности фасциального футляра сложного трансплантата путем ушивания отдельными швами;
  • создание новой точки фиксации для дистального конца лоскута сложного трансплантата;
  • разворот лоскута в области мобильной коммуникационной ножки и подведение проксимального конца сложного трансплантата к зоне дефекта;
  • послойная фиксация составных частей сложного трансплантата к тканям зоны дефекта;
  • при ушивании кожи наглухо необходимо дренировать как под, - так и надлоскутное пространство.

3. При выполнении гемостаза при выделении лоскута из материнского ложа использование электрокоагуляции не рекомендуется.

4. Для профилактики ишемии лоскута в течение 2-4 дней показано применение антикоагулянтов и дезагрегантов.

5. С первых суток послеоперационного периода обязательный тщательный уход за зоной пластики, назначение лечебной физкультуры, физиотерапевтическое лечение у больных без онкологической патологии, применение гипербарической оксигенации.

6. Выбор метода хирургического лечения последствий патологии молочной железы определяется не только характером предшествующего хирургического вмешательства и функциональным состоянием донорской зоны, возрастом больного, его конституциональным типом, но и пожеланиями пациентки.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Степанов В. С., Татьянченко В. К., Овсянников А.В.  Операции на грудной стенке и плевре с учётом их хирургической анатомии (Методические рекомендации). - Ростов-на-Дону, 1984. - 62 с.
  2. Татьянченко В. К., Овсянников А.В.  Контрастное средство для наливки сосудов. // Официальный бюллетень государственного комитета СССР по делам изобретений и открытий. 1985, № 10. - С. 16. Авторское свидетельство № 1144703.
  3. Татьянченко В. К., Овсянников А.В. Некоторые вопросы технического обеспечения миопластических операций. // В кн.: Научно-технический прогресс в медицине и медицинской технике. Ростов-на-Дону, 1989. - С. 97 - 99.
  4. Татьянченко В. К., Овсянников А.В. Анатомическое обоснование техники выкраивания лоскутов из широчайшей мышцы спины. // В кн.: Актуальные вопросы пластической хирургии молочной железы. М., 1990, С. 49 - 50.
  5. Татьянченко В. К., Чепурной Г. И., Овсянников А.В. Способ тренировки мышечного трансплантата. // Бюллетень госкомизобретений СССР. 1990, № 39. - С. 28. Авторское свидетельство № 1600711.
  6. Татьянченко В. К., Сикилинда В. Д.. Овсянников А.В.  Способ тренировки мышечного трансплантата. // В кн.: Острые хирургические заболевания брюшной полости. Ростов-на-Дону, 1991. - С. 325 - 326.
  7. Татьянченко В. К., Овсянников А.В. Клиническая анатомия и оперативная хирургия (Методические рекомендации). - Ростов-на-Дону, 1991. - 37 с.
  8. Татьянченко В. К., Сикилинда В. Д., Овсянников А.В. Проекционно-ориентирная анатомия оперативных доступов к сосудисто-нервным образованиям (Методические рекомендации). - Ростов-на-Дону, 1991. - 93 с.
  9. Татьянченко В. К., Овсянников А.В. Клиническая анатомия и оперативная хирургия (в тестах и ситуационных задачах). (Учебник) - Ростов-на-Дону, 1991. - 464 с.
  10. Татьянченко В. К., Вишневский А. А., Коган М. И., Овсянников А.В. Анатомическое обоснование техники выкраивания трансплантатов на основе прямой мышцы живота. // В кн.: XI съезд анатомов, гистологов и эмбриологов. Смоленск, 1992. - С. 240.
  11. Татьянченко В. К., Овсянников А.В. Клиническая анатомия и оперативная хирургия (ответы к тестам и ситуационным задачам). (Учебник). - Ростов-на-Дону, 1992. - 96 с.
  12. Татьянченко В. К., Лиев А. А., Овсянников А.В. Топографическая анатомия и прикладное значение фасций и клетчаточных пространств (Методические рекомендации). - Москва, 1992. - 96 с.
  13. Татьянченко В. К., Овсянников А.В. Возможности и перспективы использования простых и сложных трансплантатов на мышечной основе с мобилизованной сосудисто-нервной ножкой в реконструктивной хирургии. // В кн.: Скорая и неотложная медицинская помощь. - Ростов-на-Дону, 1993. - С. 34 - 36.
  14. Вишневский А. А., Татьянченко В. К., Овсянников А.В. Клинико-анатомическое обоснование использования большого сальника в лечении гнойных осложнений после операций на грудной стенке. // В кн.: Скорая и неотложная медицинская помощь. Ростов-на-Дону, 1993. - С. 13 -14.
  15. Шапошников А. В., Татьянченко В. К.. Овсянников А.В. Заболевания и травмы грудной клетки (Методические рекомендации). - Ростов-на-Дону, 1993. - 45 с.
  16. Татьянченко В. К., Вишневский А. А., Овсянников А.В. Опыт анатомо-экспериментального изучения и клинического применения большого сальника для пластики молочной железы. // В кн.: III съезд анатомов, гистологов и эмбриологов. Тюмень, 1994. - С. 200 - 201.
  17. Татьянченко В. К., Коган М. И., Сикилинда В. Д., Овсянников А.В. Техника выполнения реконструктивных операций с использованием комбинированных трансплантатов на мышечной основе. Часть I. (Методические рекомендации). - Ростов-на-Дону, 1994. - 46 с.
  18. Татьянченко В. К., Овсянников А.В. К обоснованию и оценке способа пластики молочной железы сложными трансплантатами на основе прямой мышцы живота в сочетании с силиконовым протезом. // В кн.: Современные подходы к разработке эффективных перевязочных средств, шовных материалов и полимерных имплантатов. - Москва, 1995. - С. 232 - 234.
  19. Татьянченко В. К., Овсянников А.В. Использование сложного трансплантата на основе большого сальника в хирургии молочной железы. // В сб.: Тезисы докладов областной научно-практической конференции оториноларингологов Ростовской области. - Ростов-на-Дону, 1996. - С. 92 - 94. .
  20. Татьянченко В. К., Вишневский А. А., Овсянников А.В. Экспериментальное и клиническое обоснование метода реконструкции молочной железы путём деления противоположной. // В кн.: Реконструктивно-восстановительная хирургия молочной железы. - Москва, 1996. - С. 59 - 61.
  21. Овсянников А.В., Скорняков Ю. Ю. Использование сложных трансплантатов в хирургии молочной железы. // В кн.: I-я научная сессия Ростовского государственного медицинского университета. - Ростов-на-Дону, 1996. - С. 47 -48.
  22. Татьянченко В. К., Овсянников А.В. Клиническая анатомия и оперативная хирургия молочной железы (Методические рекомендации). - Ростов-на-Дону, 1996. - 45 с.
  23. Татьянченко В. К., Вишневский А. А., Овсянников А.В. Проекционно-ориентирная анатомия оперативных доступов в грудной хирургии (Методические рекомендации). - Ростов-на-Дону, 1996. - 55 с.
  24. Татьянченко В. К., Овсянников А.В., Сикилинда В. Д. Оперативная хирургия гнойных процессов (Методические рекомендации). - Ростов-на-Дону, 1997. - 91 с.
  25. Овсянников А.В., Московкин О. Н. Морфологические изменения сложного трансплантата при реконструкции молочной железы // В кн.: II-я научная сессия Ростовского государственного медицинского университета. - Ростов-на-Дону, 1998. - С. 134.
  26. Татьянченко В. К., Овсянников А.В., Пржедецкий Ю. В. Способ восстановления объёма молочной железы после мастэктомии // В кн.: II-я научная сессия Ростовского государственного медицинского университета.- Ростов-на-Дону, 1998. - С. 138 - 139.
  27. Овсянников А.В., Московкин О. Н. Гемомикроциркуляторное русло сложных лоскутов после трансплантации их на грудную стенку // Актуальные проблемы хирургии. - Ростов-на-Дону, 1998. - С. 207 - 208. .
  28. Овсянников А.В., Скорняков Ю. Ю. Повышение жизнеспособности сложных трансплантатов, используемых в пластической хирургии молочной железы // Актуальные проблемы хирургии. Ростов-на-Дону, 1998. - С. 207.
  29. Татьянченко В. К., Овсянников А.В. Обоснование использования широчайшей мышцы спины в хирургии груди // Актуальные проблемы хирургии. - Ростов-на-Дону, 1998. - С. 239.
  30. Вишневский А. А., Татьянченко В. К., Овсянников А.В., Пржедецкий Ю. В. Способ пластики молочной железы // Бюллетень “Открытия, изобретения, промышленные образцы и товарные знаки”, 1998, № 20. - С. 354. Патент РФ № 2115369.
  31. Овсянников А.В. Гемомикроциркуляторное русло сложного трансплантата сформированного на основе большого сальника // Механизмы некоторых патогенетических процессов в эксперименте и клинике. - Ростов-на-Дону, 1999. - С. 195.
  32. Татьянченко В. К., Овсянников А.В. Способ пластики молочной железы // Бюллетень “Открытия, изобретения, промышленные образцы и товарные знаки”, 1999, № 24. - С. 241. Патент РФ № 2135093.
  33. Вишневский А. А., Татьянченко В. К., Овсянников А.В., Пржедецкий Ю. В., Способ пластики молочной железы // Бюллетень “Открытия, изобретения, промышленные образцы и товарные знаки”, 1999, № 7. - С. 176. Патент РФ № 2127083.
  34. Татьянченко В. К., Коган М. И., Черкасов М. Ф., Овсянников А.В., Иванов В. И., Новгородский С. В. Клиническая анатомия и оперативная хирургия (Книга) - Ростов-на-Дону, изд-во “Феникс”, 2000. - 638 с.
  35. Овсянников А.В., Романова М. Н. Клиническое применение сложного трансплантата на основе большого сальника для реконструкции молочной железы // Актуальные вопросы стоматологии. - Ростов-на-Дону, 2000. - С. 133 - 136. .
  36. Овсянников А.В., Романова М. Н. К топографо-анатомическому обоснованию и технике выкраивания сложного трансплантата на основе большого сальника // Актуальные вопросы стоматологии. - Ростов-на-Дону, 2000. - С. 136 - 139. .
  37. Татьянченко В. К., Черкасов М. Ф., Овсянников А.В. Оперативная хирургия молочной железы (Методическое пособие) - Ростов-на-Дону, изд-во “Молот”, 2000. - 56 с.
  38. Овсянников А.В., Московкин О. Н. Адаптационные процессы в сложных лоскутах после трансплантации на переднюю грудную стенку // II-й конгресс хирургических обществ. - Ростов-на-Дону, изд-во “РОСТЭКС”, 2000. - С. 180 – 181.
  39. Овсянников А.В., Московкин О. Н. Гистологические изменения сложного трансплантата на основе большого сальника в маммопластике // II-й конгресс хирургических обществ. - Ростов-на-Дону, изд-во “РОСТЭКС”, 2000. - С. 181 – 182.
  40. Татьянченко В. К., Овсянников А.В. Особенности строения лимфатической системы молочной железы в возрастном и конституциональном аспектах // Конгресс лимфологов России. - Москва, 25-26 октября, 2000. - С. 54. .
  41. Татьянченко В. К., Овсянников А.В., Лукаш А. И., Колесников В. Е. Репродукции и их научный анализ по трансплантационной хирургии и новым операциям, разработанных П.П. Коваленко // Реконструктивная и трансплантационная хирургия. - Ростов-на-Дону, Из-во “Абрис”. - С. 205 – 231.
  42. Овсянников А.В., Романова М. Н. Диагностические критерии обследования пациентов при маммопластике сложными трансплантатами. // В кн.: III-я научная сессия Ростовского государственного медицинского университета. - Ростов-на-Дону, 2000. - С. 293 - 294.
  43. Овсянников А.В., Романова М. Н. К разработке комплексной оценки состояния больных при выборе способа пластики молочной железы. // В кн.: III-я научная сессия Ростовского государственного медицинского университета. - Ростов-на-Дону, 2000. - С. 294 - 295.
  44. Овсянников А. В. К вопросу о послеоперационной реабилитации больных после мастэктомии. // Первичная и вторичная профилактика хронических неинфекционных заболеваний. - Ростов-на-Дону, из-во “Полиграф-Сервис”. - С. 87 – 88.
  45. Татьянченко В. К., Овсянников А.В. Аутотрансплантация сложных лоскутов на мышечной основе при пластике молочной железы // Сборник научных работ ортопедов-травматологов, Выпуск 7. - Ростов-на-Дону, 2001. - 53 – 54.
  46. Овсянников А. В. Динамика изменения гемомикроциркуляторного русла сложных трансплантатов на мышечной основе при маммопластике. // Сборник научных работ ортопедов-травматологов, Выпуск 7. - Ростов-на-Дону, 2001. – С.54 – 55.
  47. Овсянников А. В. Применение сложных трансплантатов в маммопластике // Актуальные вопросы железнодорожной медицины. - Ростов-на-Дону, 2001. - С. 245 – 246.
  48. Овсянников А. В. Психологические последствия удаления молочной железы // Актуальные вопросы железнодорожной медицины. - Ростов-на-Дону, 2001. - С. 246 – 247.
  49. Татьянченко В. К., Овсянников А.В. Предоперационная подготовка мышечных трансплантатов в реконструктивной хирургии // Актуальные проблемы колопроктологии. - Ростов-на-Дону, 2001. - С. 70 – 71.
  50. Загреба И. В., Овсянников А.В. К анатомическому обоснованию использования сложных трансплантатов // Актуальные вопросы детской хирургии. - Ростов-на-Дону, 2001. - С. 10 - 13.
  51. Овсянников А.В., Загреба И. В. Особенности репаративной регенерации сложных трансплантатов на основе широчайшей мышцы спины // Актуальные вопросы детской хирургии. - Ростов-на-Дону, 2001. - С. 15 – 17.
  52. Татьянченко В. К., Овсянников А.В. Пластика сложными трансплантатами на основе широчайшей мышцы спины в реконструктивно-восстановительной хирургии груди // Третий съезд ассоциации хирургов им. Н.И. Пирогова. - М., 2001. - С. 197 – 198.
  53. Загреба И. В., Татьянченко В. К., Овсянников А.В. Хирургическая и иммунокорригирующая реабилитация больных после операции мастэктомии. // Аллергия, иммунология и глобальная сеть (International Journal of immunoterabilitation), 2002, том 4, №1. - С. 129 - 130.
  54. Овсянников А.В. Новые технологии в лечении больных с дефектами молочной железы // Новые оперативные технологии. - Москва, 2002. - С. 119 - 121.
  55. Татьянченко В. К., Черкасов М. Ф., Овсянников А.В., Загреба И. В. Результаты исследований по проблеме аутотрансплантации простых и сложных лоскутов на основе скелетных мышц в реконструктивной хирургии. // Новые оперативные технологии. - Москва, 2002. - С. 222 - 224.
  56. Морозова А. В., Неласов Н. Ю., Овсянников А.В., Дроботя Н. В. Ультразвуковая семиотика узловых образований молочной железы. (Методические рекомендации). - Ростов-на-Дону, 2002. - 43 с.
  57. Овсянников А. В. Использование конрлатеральной молочной железы в реконструкции патологически изменённой молочной железы // Новые хирургические технологии и избранные вопросы клинической хирургии. - Петрозаводск, 2002. - С. 339 - 341.
  58. Татьянченко В. К., Овсянников А.В., Загреба И. В. Иммунокоррекция у больных после мастэктомии с последующей маммопластикой // Южно-Российский Медицинский журнал, 2002, №4. . - С. 29-30.
  59. Овсянников А. В. Применение сложных трансплантатов в маммопластике. // Актуальные вопросы внутренней патологии. - Ростов-на-Дону, 2002. - С. 88 – 89.
  60. Овсянников А. В. Психологичесике последствия удаления молочной железы. // Актуальные вопросы внутренней патологии. - Ростов-на-Дону, 2002. - С. 89 – 90.
  61. Овсянников А. В. Реконструкция молочной железы контрлатеральной молочной железой. // Актуальные вопросы внутренней патологии. - Ростов-на-Дону, 2002. - С. 90 – 92.
  62. Овсянников А. В. Топографо-анатомическое обоснование способа восстановления объёма молочной железы // VI областная конференция ортопедов-травматологов ростовской области. - Ростов-на-Дону, 2002. - С. 66 – 67.
  63. Татьянченко В. К., Овсянников А.В. Состояние кровообращения сложных трансплантатов на мобильной сосудисто-нервной ножке на основе широчайшей мышцы спины // VI областная конференция ортопедов-травматологов ростовской области, Ростов-на-Дону, 2002, С. 153 - 156.
  64. Татьянченко В. К., Овсянников А.В., Лукаш А. И. Опыт применения сложных трансплантатов на сосудисто-нервной ножке в реконструктивной хирургии. // Практикующий врач. - Догомыс, 2002. - С. 50 – 51.
  65. Овсянников А. В. Маммопластика контрлатеральной молочной железой // II Всероссийская конференция общих хирургов. - Ростов-на-Дону, 2003. - С. 190 –191.
  66. Татьянченко В. К., Овсянников А.В., Палёный А. И. Возможности сонографии в раннем выявлении осложнений течения послеоперационного периода после пластики дефекта грудной стенки // Эхография, 2003, Том. 4; № 2. - С. 215.
  67. Овсянников А. В. Нормальная ультразвуковая анатомия молочной железы // Эхография, 2003, Том 4, № 2. - С. 204.
  68. Овсянников А. В. Особенности иммунной активности экстракта женьшеня в комплексной терапии у больных после реконструктивно-восстановительных операций на грудной стенке // Аллергология и иммунология, 2003, Том 4, №2. - С. 148.
  69. Овсянников А. В. Применение сложных лоскутов на мышечной основе при пластике молочной железы // Актуальные проблемы хирургии. - Ростов-на-Дону, «РГНИИГЭС», 2004. - С. 137 - 139.
  70. Овсянников А. В. Микроциркуляторное русло сложных лоскутов после их трансплантации // Актуальные проблемы хирургии. - Ростов-на-Дону, «РГНИИГЭС», 2004. - С. 139 - 140.
  71. Овсянников А. В. Использование контрлатеральной молочной железы в реконструктивной хирургии // В кн.: IV-я научная сессия Ростовского государственного медицинского университета. - Ростов-на-Дону, 2004. - С. 305 - 306.
  72. Черкасов М. Ф., Татьянченко В. К., Овсянников А.В. Аутотрансплантация на мобильной сосудисто-нервной ножке – приоритетное направление отечественной хирургии // Клиническая анатомия и экспериментальная хирургия, 2004, № 4. - С. 33 - 39.
  73. Овсянников А. В. Сложные трансплантаты на мышечной основе в пластической хирургии молочной железы // Актуальные проблемы хирургии. - Ростов-на-Дону, 2005. - С. 81-83.
  74. Овсянников А. В. Особенности микроциркуляторной перестройки сложных трансплантатов на основе прямой мышцы живота, перемещённых на грудную стенку // Актуальные проблемы хирургии. - Ростов-на-Дону, 2005. - С. 83-84.
  75. Овсянников А. В. Реконструкция молочной железы за счёт тканей контрлатеральной молочной железы // Актуальные вопросы хирургии. - Ростов-на-Дону, 2005. - С.113-116.
  76. Вишневский А. А., Рудаков С. С., Миланов Н. О., Татьянченко В. К., Овсянников А.В. Хирургия грудной стенки (Глава I: Эмбриология и хирургическая анатомия грудной стенки). Руководство.  - Москва, Издательский дом Видар-М, 2005. – С.15-34.
  77. Овсянников А. В. Нормальное строение молочной железы по данным ультразвукового исследования // Актуальные проблемы хирургии. - Ростов-на-Дону, 2006. - С. 47 - 49.
  78. Овсянников А. В. Аутотрансплантация сложных трансплантатов на мобильной сосудисто-нервной ножке в хирургии молочной железы // Актуальные проблемы хирургии. - Ростов-на-Дону, 2006. - С. 50 - 51.
  79. Овсянников А. В. Реабилитация больных с патологией молочной железы после хирургического лечения // Актуальные проблемы хирургии. - Ростов-на-Дону, 2006. - С. 52 - 55.
  80. Хмарук И. Н., Овсянников А.В. Психопатологические нарушения у женщин с раком молочной железы // Актуальные проблемы клинической, социальной и биологической психиатрии и наркологии. - Ростов-на-Дону, ООО «Диапазон», 2006. - С. 292 – 294.
  81. Овсянников А. В. Применение гипербарической оксигенации как компонента в комплексной терапии послеоперационного периода при маммопластики // Преемственность оказания неотложной медицинской помощи: районный центр – специализированный стационар – поликлиника – больница. - Ростов-на-Дону, 2006. - С. 49 -50.
  82. Овсянников А. В. Анализ результатов реконструктивно-восстановительной маммопластики сложным трансплантатом на основе большого сальника // Актуальные проблемы хирургии. - Ростов-на-Дону, КМЦ «КОПИЦЕНТР», 2007. - С. 48 – 51.
  83. Овсянников А. В. Реконструктивно-восстановительная маммопластика сложным трансплантатом на основе широчайшей мышцы спины на мобильной сосудисто-нервной ножке. // Актуальные проблемы хирургии. - Ростов-на-Дону, КМЦ «КОПИЦЕНТР», 2007. - С. 45 – 48.
  84. Овсянников А. В. Маммопластика сложным трансплантатом на основе широчайшей мышцы спины // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион, спецвыпуск. – 2006. – С. 64 – 66.
  85. Овсянников А. В. Реконструкция молочной железы сложным трансплантатом на основе большого сальника // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион, спецвыпуск. – 2006. – С. 66 – 68.
  86. Овсянников А. В. Особенности ультразвуковой диагностики нормальной молочной железы // Ультразвуковая и функциональная диагностика, 2006, № 6, С. 104 – 105.
  87. Овсянников А. В. Реконструкция молочной железы после хирургического лечения // Первый съезд хирургов Южного Федерального округа. Материалы Съезда. - Ростов-на-Дону, КМЦ «КОПИЦЕНТР», 2007. - С. 216 – 217.
  88. Овсянников А. В. Маммопластика тканями здоровой молочной железы // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. – 2007. – № 3. - С. 110 – 112.
  89. Овсянников А. В. Способ пластики дефекта передней грудной стенки сложным трансплантатом // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. – 2007. – № 3. - С. 112 – 114.
  90. Овсянников А. В. Реабилитация больных с патологией молочной железы после хирургического лечения // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. – 2007. – № 4. - С. 115 – 117.
  91. Овсянников А. В. Особенности психологических изменений у женщин с раком молочной железы // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. – 2007. – № 5. - С. 114 – 115.
  92. Овсянников А.В. Методика неинвазивной реабилитации пациентов после маммопластики

(Методические рекомендации). - Ростов-на-Дону, КМЦ «КОПИЦЕНТР», 2008 – 12 с.

  1. Овсянников А.В. Гистологические изменения в сложном трансплантате на основе большого сальника в новых условиях функционирования // Актуальные проблемы хирургии. -  Ростов-на-Дону, КМЦ «КОПИЦЕНТР», 2008, С. 48 – 53.
  2. Овсянников А.В. Ультразвуковая анатомия молочной железы в норме и патологии // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавквзский регион. – 2008. – № 2. – С. 121 – 123.
  3. Овсянников А.В. Использование сложного трансплантата на основе прямой мышцы живота в маммопластике // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавквзский регион. – 2008. – № 3. – С. 102 – 103.
  4. Татьянченко В.К., Овсянноков А.В., Черксов М.Ф., Сикилинда В.Д., Новгородский С.В. Новые технологии в реконструктивно-восстановительной хирургии: пластика сложными трансплантатами на коммуникационной основе // Анналы пластичекой и реконструктивной хирургии. - 2008, приложение. – С. 213 – 214.
  5. Овсянноков А.В. Послеоперационная реабилитация больных после реконструктивно-восстановительной маммоплатики сложными трансплантатами на коммуникационной основе // Актуальные проблемы в лечении хирургических болезней. – Ростов-на-Дону, 2009, С. 137 – 139.
  6. Овсянноков А.В. Использование сложных трансплантатов на мобильной сосудисто-нервной ножке в хирургии груди // Актуальные проблемы в лечении хирургических болезней. – Ростов-на-Дону, 2009, С. 139 – 141.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.