WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Соснин

Дмитрий Юрьевич

новые подходы В лабораторной диагностике при хирургических заболеваниях органов брюшной полости

14.03.10 клиническая лабораторная диагностика

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Санкт-Петербург 2011

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Пермская государственная медицинская академия им. академика Е. А. Вагнера» Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию

Научные консультанты:

академик РАН и РАМН, доктор медицинских наук,

профессор  Черешнев Валерий Александрович

доктор медицинских наук Зубарева Надежда Анатольевна

Официальные оппоненты:

Доктор медицинских наук, профессор Жирков Анатолий Михайлович

Доктор медицинских наук, профессор Зуева Екатерина Евгеньевна

Доктор медицинских наук, профессор Иванов Андрей Михайлович

Ведущая организация:

Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И.Мечникова Министерства здравоохранения и социального развития

Защита состоится 17 ноября 2011 г. в __.__ часов на заседании диссертационного совета Д 205.001.01 при Федеральном государственном бюджетном учреждении «Всероссийский центр экстренной и радиационной медицины  имени  А.М. Никифорова» МЧС России по адресу Санкт-Петербург, ул. Академика Лебедева, 4/2

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного учреждения «Всероссийский центр экстренной и радиационной медицины имени А.М. Никифорова» МЧС России (194044, Санкт-Петербург, ул. Академика Лебедева, 4/2)

Автореферат разослан «____» ______________ 2011 г.

Ученый  секретарь 

диссертационного совета

кандидат медицинских наук                                        Санников М. В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность. Заболевания органов брюшной полости, прежде всего гепатопанкреатобилиарной системы, занимают одно из ведущих мест в соматической патологии человека. Повсеместный рост заболеваемости желчнокаменной болезнью (ЖКБ) и острым деструктивным панкреатитом определяет увеличение числа операций на желчевыводящих путях и поджелудочной железе (Савельев В. С., 2002; Шугаев А., И. 2011; Lublin M., 2004; Spelsberg F. W., 2009; Fink D., 2011). Так, по данным Всемирной организации здравоохранения (2006), в мире выполняется более 1 миллиона, а в нашей стране — около 60000 холецистэктомий в год, в том числе 12,6-47,7% из них сопровождаются вмешательствами на внепеченочных желчных протоках (Веденин Ю. И., 2009).

При этом уровень послеоперационных осложнений остается высоким и не имеет тенденции к снижению (Багненко С. Ф., 2009; Ухнов А. П., 2010; Li J. C., 2004; Taylor E., Wong C., 2004; Triantafyllidis I., 2009). Ведущее место среди интраабдоминальных осложнений занимают перитонит, абсцессы брюшной полости, желчеистечение и кровотечение (Гальперин Э. И., 2003; Савельев В. С., 2006; Гостищев В. К., 2007; Кузнецов Н. А., 2011; Kaushik R., 2010). При этом летальность после холецистэктомии, составляет  0,1-11,8%, а после вмешательств на желчных протоках - 1,5-23,7% (Веденин Ю. И., 2009; Aboulian A., 2010).

К одной из причин сложившейся ситуации можно отнести тот факт, что  развитие послеоперационных осложнений трудно прогнозируемо, а их своевременная диагностика является  окончательно не решенной проблемой (Винник Ю. С., 2009; Королев М. П., 2010; Кузнецов Н. А., 2011; Lublin  М., 2004, Salimans G., 2004; Zhang X. P., 2008). Клинические проявления основного патологического процесса нередко маскируют осложнения, возникающие после проведенного хирургического вмешательства. Следствием этого является снижение качества лечения, особенно в условиях отсутствия методов реального оперативного контроля эффективности проводимой терапии, что обусловливает необходимость усовершенствования уже имеющихся и разработки новых методов выявления ранних послеоперационных осложнений (Шерлок Ш., Дули Дж., 1999; Кишкун А. А., 2005; Lohan D., 2004; Al-Bahrani A. Z., Ammori B. J., 2005).

Ведущие позиции в современном диагностическом процессе занимает клиническая лабораторная диагностика. Лабораторные исследования предоставляют до 60% объективной информации о патологических процессах, происходящих в организме человека (Меньшиков В. В., 1997; Кишкун А. А., 2005). Показатели, получаемые при исследовании образцов крови, что  традиционно используется в клинической практике, не всегда своевременно отражают течение местных патологических процессов, особенно в экстренных ситуациях. Очевидно, что это приводит к запоздалой хирургической коррекции периоперационных осложнений. Решение этой проблемы в абдоминальной хирургии возможно за счет повышения оперативности и результативности лабораторной диагностики путем включения в спектр объектов исследования других биологических жидкостей, таких как экссудаты и желчь.

Цель исследования: разработка и обоснование новых способов лабораторной диагностики хирургических заболеваний органов брюшной полости, прогнозирования и мониторирования послеоперационных осложнений.

Основные задачи исследования:

1. Разработать новые подходы в лабораторной диагностике при хирургических заболеваниях органов брюшной полости.

2. Определить диагностическое значение интраоперационного исследования желчи и экссудатов для выявления патологии органов брюшной полости и прогнозирования осложнений в абдоминальной хирургии.

3. Изучить химический состав желчи у больных с патологией гепатопанкреатобилиарной зоны в ближайшие сроки после оперативных вмешательств на желчевыводящих путях и его взаимосвязь с послеоперационными осложнениями.

4. Определить информативность исследования состава экссудатов и транссудатов для диагностики послеоперационных осложнений.

5. Исследовать физико-химические свойства сыворотки крови, экссудатов брюшной полости и желчи при антибактериальной терапии.

6. Разработать алгоритм лабораторного обследования пациентов с хирургической патологией органов брюшной полости на основе анализа  желчи и экссудатов.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования:

Впервые изучены и установлены закономерности изменения активности ферментов, компонентов остаточного азота и неорганических соединений в экссудатах брюшной полости у пациентов с хирургическими заболеваниями органов брюшной полости при неосложненном и осложненном течении послеоперационного периода. Установлено диагностическое значение более высокой, по сравнению с сывороткой крови, концентрации креатинина в экссудате брюшной полости при повреждении мочевыводящих путей. Впервые доказана диагностическая ценность определения мочевины в желчи и креатинина в экссудатах брюшной полости. По результатам этих исследований разработаны способы диагностики и мониторинга почечной недостаточности. Впервые показана возможность определения концентрации аммиака в экссудатах брюшной полости для выявления несостоятельности швов кишечника и установлено, что высокая концентрация неорганических фосфатов в экссудате является достоверным признаком развития местного гнойного процесса. Впервые предложено исследование активности щелочной фосфатазы в экссудате брюшной полости для диагностики гнойных осложнений панкреонекроза. Продемонстрирована высокая диагностическая чувствительность и  специфичность определения амилолитической активности экссудатов при остром панкреатите и ее низкая специфичность для оценки деструкции поджелудочной железы.

Установлены закономерности изменения состава желчи в ранние сроки после операций на желчевыводящих путях. Впервые доказано, что при осложненном течении послеоперационного периода отсутствует нормализация выделения холестерина и желчных кислот в желчь, что свидетельствует о формировании печеночной недостаточности. Доказано, что прием препаратов желчных кислот корригирует нарушение энтерогепатической циркуляции желчи у пациентов с обтурационной желтухой опухолевого генеза при длительной наружной билиарной декомпрессии. Впервые доказано, что динамика активности каталазы, лактатдегидрогеназы (ЛДГ) и изоферментного спектра ЛДГ в желчи отражает течение воспалительного процесса в билиарной системе, а в сыворотке крови - цитолиза гепатоцитов. Впервые установлена возможность определения каталазы желчи для диагностики и оценки эффективности лечения холангита, а также прогнозирования деструкции стенки желчного пузыря при двухэтапном методе лечения острого холецистита у пациентов с высоким операционным риском. Установлено, что исследование концентрации мочевины в желчи может быть использовано для диагностики холангита, вызванного уреазопродуцирующими микроорганизмами.

Впервые предложены способы оценки проникновения антибиотиков в желчь и прогнозирования эффективности антимикробной терапии холангита, основанные на спектрофотометрическом изучении безбелковых супернатантов этой биологической жидкости. В исследованиях in vitro показано нарушение коллоидной стабильности желчи в присутствии растворов аминогликозидов и ванкомицина.

Практическая ценность работы:

Результаты проведенных исследований свидетельствуют, что интраоперационный анализ экссудатов и желчи, повышает результативность лабораторной диагностики в абдоминальной хирургии. При наличии дренажей желчных путей и брюшной полости исследование этих биологических жидкостей позволяет прогнозировать и осуществлять мониторинг осложнений в раннем послеоперационном периоде, а также оценить эффективность проводимого лечения.

Выявленные закономерности изменения состава желчи и экссудатов позволили разработать новые подходы в лабораторной диагностике хирургических заболеваний органов брюшной полости и послеоперационных осложнений. Предложены способы диагностики печеночной недостаточности и почечной недостаточности. Обнаруженные изменения в составе и активности ферментов желчи явились основанием для разработки более специфичных способов диагностики холангита. Показана возможность лабораторного исследования экссудатов для диагностики местных гнойных осложнений. Разработан новый способ диагностики несостоятельности кишечных швов в раннем послеоперационном периоде у больных с дренированием брюшной полости, позволяющий своевременно выявлять данное осложнение.

Предложены новые способы оценки эффективности антибактериальной терапии у больных с воспалительными заболеваниями желчевыводящих путей. Предложен способ лечения нарушения энтерогепатической циркуляции желчи в результате длительной билиарной декомпрессии при обтурационной желтухе опухолевого генеза.

Для реализации разработанных способов диагностики предложены следующие модификации лабораторных методов: «Методика определения активности каталазы в желчи»; «Модифицированный метод определения активности каталазы в сыворотке»; «Методика определения концентрации мочевины в желчи»; «Модификация способа определения концентрации холестерина в желчи».

Внедрение результатов исследования:

Основные положения, изложенные в диссертации, внедрены в учебный процесс курса клинической лабораторной диагностики при кафедре терапии и семейной медицины ФПК и ППС; кафедры общей хирургии лечебного факультета Пермской государственной медицинской академии им. академика Е. А. Вагнера Росздрава; кафедры клинической лабораторной диагностики Тюменской государственной медицинской академии Росздрава; курса последипломной подготовки в Научном центре реконструктивной и восстановительной хирургии Сибирского отделения РАМН; кафедры скорой помощи и медицины катастроф с курсами термической травмы и трансфузиологии института повышения образования Башкирского государственного медицинского университета Росздрава.

Результаты представленной работы используются в практической деятельности клинико–диагностических лабораторий, отделений хирургии, анестезиологии и реанимации ГКБ № 4, КМСЧ № 1, МСЧ № 9, МСЧ № 140 ФМБА России, ООО «Медлабэкспресс» г. Перми, в практической деятельности научного центра реконструктивной и восстановительной хирургии Сибирского отделения РАМН, клинико-диагностической лаборатории, хирургических отделений, отделения реанимации и интенсивной терапии МУЗ «Новосибирская городская клиническая больница скорой медицинской помощи № 2», ГКБ № 18 г. Уфы.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Определение компонентов остаточного азота, минерального состава и активности ферментов в экссудатах брюшной полости является информативными критериями диагностики несостоятельности кишечных швов, острого панкреатита и его гнойных осложнений, повреждения мочевыводящих путей и почечной недостаточности.

2. Изменение состава желчи отражает особенности течения послеоперационного периода: характеризует развитие печеночной и почечной недостаточности, холангита; служит показателем эффективности проводимой терапии, может быть использовано для прогнозирования деструкции желчного пузыря и нарушения герметичности дренажей желчевыводящих путей.

3. Изменение оптических характеристик желчи на фоне применения антибиотиков свидетельствует об их проникновении в желчь и может быть использовано для оценки эффективности и коррекции антимикробной терапии холангита.

4. Аминогликозиды и ванкомицин нарушают коллоидную стабильность желчи in vitro с формированием  малорастворимых преципитатов, основными компонентами которых являются билирубин и лекарственный препарат, что ограничивает местное  использование данных антибиотиков для лечения воспалительных заболеваний желчных путей.

Апробация диссертации:

Основные положения диссертации представлены и обсуждены на международном симпозиуме «Эндогенные интоксикации» (С. – Петербург 1994); съездах специалистов по лабораторной диагностике (Москва 1995; 1998), научных сессиях Пермской государственной медицинской академии и научно – практических конференциях (1996-1999; 2002; 2006; 2010, 2011), на межрегиональной научно – практической конференции в Уфе (1997), на 6-м всероссийском съезде анестезиологов и реаниматологов (Москва, 1998) всероссийских съездах хирургов – гепатологов (1998; 1999; 2002; 2003; 2009 и 2010), международных научных конференциях (Пермь – Халкидики, 1998; Пермь – Хургада, 2009; Пермь – Сполетто 2010), а также  на заседаниях научного общества Пермского отделения Российской Ассоциации медицинской лабораторной диагностики (2010 – 2011г).

Публикации. Материалы диссертации опубликованы в 68 печатных работах, включая 19 статей в журналах по перечню ВАК Минобрнауки РФ, получены 11 патентов РФ на изобретение.

Объем и структура работы. Работа изложена на 253 страницах, содержит 58 таблиц, 16 рисунков и 5 фотографий, состоит из введения, литературного обзора, материалов и методов, 3 глав собственных исследований, заключения, выводов и практических рекомендаций. Список литературы включает 356 наименований, в том числе 159 отечественных и 197 зарубежных источников.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материалы и методы исследования: В ходе исследований обследованы 1228 больных, находившихся на лечении в лечебных учреждениях г. Перми, с хирургическими заболеваниями органов брюшной полости, в том числе с острым холециститом (калькулезным и бескаменным) – 342; острым отечным панкреатитом – 189; острым деструктивным панкреатитом – 276; с вторичными перитонитами, в том числе послеоперационными – 327, с травмой живота – 94. В качестве группы сравнения в ряде исследований использовали сыворотку  крови здоровых доноров (n = 189).

Изучали образцы желчи и экссудатов, которые получали во время операции и в раннем послеоперационном  периоде из наружных дренажей, а также сыворотку крови. Кровь забирали из центральных катетеров или при пункции периферической вены.

Перед исследованием образцы биологических жидкостей  центрифугировали при 3000 об/минуту в течение 15 минут. Исследования изоферментного спектра лактатдегидрогеназы (ЛДГ) выполнялись в желчи, сыворотке крови, ткани печени и слизистой желчного пузыря. Ткань печени получали при краевой биопсии во время операции, слизистую желчного пузыря после его удаления отсепаровывали скальпелем. Образцы тканей гомогенизировали и исследовали прозрачный супернатант с конечным разведением тканей 1:100.

В работе использованы общепринятые унифицированные методики исследования. Концентрацию общего белка определяли биуретовым, альбумина – бромкрезоловым, С-реактивного белка (СРБ) - иммунотурбидиметрическим методами. Концентрацию билирубина оценивали унифицированным методом Йендрашика.

Для исследования концентрации компонентов остаточного азота применяли унифицированные методики: для мочевины – цветную реакцию с диацетилмоноксимом, для креатинина – цветную реакцию Яффе с пикриновой кислотой. Уровень мочевой кислота оценивали уриказным методом. Концентрацию аммиака определяли по цветной реакции Бертло.

Активность ферментов (-амилазы, ЛДГ, щелочной (ЩФ) и кислой фосфатаз (КФ), липазы) исследовали кинетическими методами с применением унифицированных методик и коммерческих наборов реактивов фирм Spinreact» (Испания), «Нuman» (Германия), «Лахема» (Чехия). Активность каталазы оценивали по методике (Королюк М. А., 1988). С целью исключения интерференции желчных пигментов исследование концентрации мочевины и активности каталазы в желчи проводили модифицированными нами методиками (Свидетельства о рационализаторском предложении №1763 и №1764). Суть модификации заключалась в удалении желчных пигментов путем их сорбции на альбумине с последующим осаждением трихлоруксусной кислотой.

Изоферменты ЛДГ исследовали методом диск - электрофореза в полиакриламидном геле на приборах «Модель - 69» (Венгрия) и ПЭФА – 1 (СССР) (Davis D. J., 1964; Ornstein L., 1964). Для количественной оценки активности изоферментов ЛДГ использовали элюционный метод (Назыров Ф. Ю., Алманиязова К. К., 1976).

Концентрацию натрия, калия и хлоридов исследовали с применением ионселективных электродов на биохимических анализаторах фирмы KoneLab (Финляндия) и Esylite Na/К/Сl (Aнглия). Концентрацию кальция, магния и неорганических фосфатов определяли колориметрическими унифицированными методом с коммерческими реактивами фирмы «Spinreact» (Испания).

Для исследования желчи применены следующие методики: суммарное содержание три – и диоксихолановых желчных кислот определяли с помощью реакции Петтенкофера (Мирошниченко В. П., Гайдай В. Н., 1980); концентрацию холестерина – по реакции Либермана – Бурхарда (Ганиткевич Я. В., Карбач Я. И., 1985) в модифицированном нами варианте, заключающемся в замене хлороформа на серный эфир (эфир для наркоза) с целью ускорения процедуры экстракции (Свидетельство о рационализаторском предложении № 1807 от 19.10.1995). Фракции липидов и липидного комплекса определяли путем электрофореза липопротеинов желчи в геле агарозы [Титов В. Н., Кантраджян И. Г., Филиппов И. К., 1980].

Концентрацию и спектральные характеристики веществ низкой и средней молекулярной массы (ВНСММ) исследовали в сыворотке крови и желчи спектрофотометрическим методом на спектрофотометре СФ – 46 в  диапазоне 234 – 306 нм (Малахова М. Я., Оболенский С. В., 1993). С целью оценки влияния антибактериальной терапии на показатели молекул средней массы (МСМ) определяли оптическую плотность (ОПл) сыворотки крови при добавлении антибиотиков.

В ближнем ультрафиолетовом диапазоне (234 – 306 нм) исследовали спектральные характеристики водных растворов антибиотиков различных групп, приготовленных ex temporae, с конечной концентрацией 1 мг/мл (10 образцов каждого препарата). Изучены оптические характеристики водных растворов  пенициллинов (бензилпенициллина, карбенициллина, ампициллина, ампиокса, амоксициллина/клавуланата); цефалоспоринов (цефамандола, цефазолина, цефтазидима, цефтриаксона, цефепима); аминогликозидов: (стрептомицина, канамицина, гентамицина, тобрамицина, амикацина, нетилмицина); линкозамидов: (линкомицина, клиндамицина); макролидов (эритромицин); левомицетина; ванкомицина; имипенема/ циластатина, а также метронидазола и ципрофлоксацина.

Морфологическое исследование осадков, формирующихся в желчи, проводили на  установке Olympus (Япония) при малом (10х20) и большом (10х90) увеличении, с последующей компьютерной обработкой изображения при помощи программы ImageTool (США).

Первичная обработка результатов исследований проведена с применением базовых методов биомедицинской статистики (Гланц С., 1999). Статистическую обработку полученных данных осуществляли на персональном компьютере с применением специализированной программы STATISTICA 6,0 (StatSoft) и пакета прикладных программ, встроенного в программную среду программ Microsoft Excel 2000. При описании групповых характеристик в работе использовали представление Χ±σ, где Х – средняя арифметическая, σ - среднеквадратичное отклонение (оценка дисперсии). Достоверность различий распределений, при их соответствии нормальному закону, оценивали по критерию t Стьюдента. Различия сравниваемых лабораторных показателей считали достоверными при р<0,05 (Платонов А. Е., 2000; Юнкеров В. И., Григорьев С. Г., 2002). Для оценки силы связи между двумя параметрами использовали коэффициент корреляции Пирсона – (r). При этом величина |r| > 0,7 свидетельствовала о сильной связи, средняя связь характеризовалась |r| = 0,69 – 0,3, при |r| < 0,29 cвязь отсутствовала.

Для определения информативности предлагаемых тестов вычисляли диагностическую чувствительность (ДЧ), диагностическую специфичность (ДС) и диагностическую эффективность (ДЭ) (Меньшиков В. В., 1996). ДЧ методик оценивали путем соотношения количества больных с заболеванием, имеющими положительный результат теста, к общему количеству всех больных с данным заболеванием. ДС методик рассчитывали как отношение количество больных без заболевания, имеющих отрицательный результат теста к общему количеству всех протестированных пациентов без заболевания (Назаренко Г. И., Кишкун А. А., 2001).

ПОЛУЧЕННЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Диагностическое и прогностическое значение исследования состава экссудатов

У большинства пациентов с острой хирургической патологией органов брюшной полости концентрация креатинина в образцах экссудатов, полученных во время операции, практически не отличалась от сыворотки крови (р>0,05). Исключением стали больные с закрытой травмой живота, сопровождающейся повреждением мочевыводящих путей. Уровень креатинина в экссудате этих больных превысил сывороточный в 2,7 – 14 раз и в среднем составил 1083,0±201,5 мкмоль/л по сравнению с 93,4±14,5 мкмоль/л в сыворотке крови (р<0,001). На основании обнаруженных различий предложен «Способ диагностики повреждений мочевыводящих путей» ( положительное решение о выдаче патента от 12.04.2011 г).





В послеоперационном периоде установлена тесная (r=0,97) положительная корреляционная связь между концентрацией креатинина сыворотки крови и в экссудате брюшной полости. Различия в содержании креатинина между этими жидкостями отсутствовали в течение всего периода наблюдения (p > 0,1), что свидетельствует о высокой проницаемости гистогематических барьеров брюшной полости для креатинина. У 18 (23,3%) человек течение послеоперационного периода осложнилось развитием почечной недостаточности. В этом случае концентрация креатинина возрастала как в сыворотке крови, так и в экссудате брюшной полости. При этом сохранялась тесная корреляционная связь (r = 0,97) между содержанием креатинина в исследованных биологических жидкостях. На основании выявленных закономерностей предложен «Способ диагностики почечной недостаточности» по изменению уровня креатинина в экссудате (Патент № 2139543), который позволяет заменить исследование крови анализом экссудата для мониторинга азотовыделительной функции почек.

В процессе исследований выявлены ограничения применения предложенного способа у пациентов с распространенным перитонитом, в лечении которых использовали лапаростомию и выполняли этапные санации брюшной полости. У 7 больных после выполнения лаважа уровень креатинина в экссудате составил 0,099±0,031 ммоль/л, против 0,182±0,042 ммоль/л в образцах сыворотки крови (p<0,02). Наибольшие различия концентрации креатинина зарегистрировали в течение первого часа после санации брюшной полости - его содержание в экссудате составило 71,4±30,2 мкмоль/л против 170,2±38,7 мкмоль/л в сыворотке крови (p<0,001). В дальнейшем обнаружено повышение уровня креатинина в экссудате, который через 3 – 4 часа после операции составил 143,1±40,1 мкмоль/л по сравнению с 172,8±39,5 мкмоль/л - в сыворотке (p<0,05). Различие уровня креатинина в исследуемых биологических жидкостях практически нивелировались только через 6 – 8 часов после операции (p>0,1). Низкий уровень креатинина в экссудате, по отношению к таковому в сыворотке крови, в первые часы после санационного лаважа брюшной полости является результатом прямого разведения экссудата растворами, что необходимо учитывать при его исследовании у данной категории больных.

Таким образом, уровень креатинина в перитонеальном экссудате определяется его концентрацией в сыворотке крови, что свидетельствует о высокой проницаемости гистогематических барьеров брюшной полости для данного соединения и позволяет исследовать креатинин в экссудате для диагностики почечной недостаточности и контроля азотовыделительной функции почек в послеоперационном периоде. Концентрация креатинина в экссудате  по отношению к сыворотке крови изменяется при повреждении органов мочевыделительной системы, а также в ближайшие часы после плановой санации брюшной полости при распространенном перитоните. Повышение концентрации креатинина в перитонеальном экссудате, в 2,7 раза и более требует тщательной ревизии мочевыводящих путей с целью выявления их возможного повреждения. Оценка азотвыделительной функции почек и диагностика почечной недостаточности по уровню креатинина в экссудате у больных с лапаростомой возможна не ранее, чем 8 часов после этапной санации брюшной полости. Определение концентрации креатинина в экссудате, оттекающем по наружным дренажам, является нетравматичным и информативным методом исследования, повышающим качество лабораторного мониторинга в  абдоминальной хирургии.

В отличие от креатинина не обнаружено диагностически значимых изменений концентрации мочевой кислоты в сыворотке крови и экссудатах. Независимо от характера патологии органов брюшной полости ее уровень в экссудатах был статистически значимо ниже. Полученные данные свидетельствует об ограниченном проникновении мочевой кислоты через гистогематические барьеры брюшной полости, что не позволяет использовать данный тест для диагностики хирургической патологии органов брюшной полости и послеоперационных  осложнений.

Выявлены статистически значимые различия концентрации аммиака в экссудатах в зависимости от целостности желудочно-кишечного тракта. Его содержание в выпоте у пациентов без повреждения кишечника практически не отличалось от сыворотки крови (p>0,05). В экссудате у пациентов (n=15) с повреждением кишечника или несостоятельностью кишечных анастомозов его уровень был выше сывороточного и составил, соответственно 1038,8±373,1 мкмоль NH3/л и 137,2±32,3 мкмоль NH3/л (p<0,02). Наиболее высокие значения зафиксированы у пациентов с несостоятельностью толстокишечных анастомозов (1040±307 мкмоль NH3/л, с разбросом полученных результатов от 489 до 8250 мкмоль NH3/л). При этом концентрация аммиака в сыворотке крови у этих больных составила 14,0±3,0 мкмоль NH3/л, что соответствовало нормальному уровню. За точку разделения между группами была принята величина 350 мкмоль NH3/л. Полученные данные позволили предложить «Способ диагностики несостоятельности кишечных швов в раннем послеоперационном периоде у больных с дренированием брюшной полости» (патент № 2198408). При концентрации аммиака в экссудате из брюшной полости превышающем 350 мкмоль NH3/л следует заподозрить и исключить несостоятельность кишечных швов.

Таким образом, доказана целесообразность определения концентрации компонентов остаточного азота в экссудатах брюшной полости для оценки азотвыделительной функции почек, диагностики повреждений мочевыводящих путей и несостоятельности кишечных швов.

Исследование активности –амилазы выполнено в параллельных образцах сыворотки крови и экссудатов брюшной полости у 274 больных. Основную группу составили 163 пациента с острым панкреатитом (ОП): 89 (54,6 %) – с отечным и  74 (45,4 %) – с деструктивным (панкреонекрозом) В группу сравнения включены 111 человек с хирургическими заболеваниями органами брюшной полости, сопровождавшимися формированием выпота.

При любой методике определения –амилазы ее активность в экссудате брюшной полости, полученном во время операции у больных с ОП, достоверно превышала таковую в сыворотке крови и составила соответственно 4949,0±916,2 E/л и 720,8±527,4 E/л (p < 0,001). При этом установлены значительные колебания активности фермента в изученных биологических жидкостях. Так, в сыворотке крови его уровень  варьировал от 93 до 6890 Е/л, в экссудате - от 318 до 22100 Е/л. Не обнаружено статистически значимых различий в исходной активности –амилазы выпота в зависимости от формы ОП, которая при отечном панкреатите составила 5233,2±1002,4 Е/л, при панкреонекрозе 3945,3±1213,1 Е/л. (p>0,05). . В группе сравнения уровень энзима в экссудатах был ниже, чем в сыворотке крови и составил 68,8±23,7 E/л против 107,3±22,5 E/л (p<0,001). Полученные результаты подтверждают высокую информативность определения активности –амилазы в экссудате брюшной полости для диагностики ОП. В то же время не обнаружено связи между содержанием энзима в выпоте во время операции и летальным исходом. Амилолитическая активность в экссудате во время операции у 132 выздоровевших пациентов составила 5108,4±1077,2 Е/л против 4842,9±1015,1 Е/л у 31 больного, которые в последующем умерли от осложнений деструктивного панкреатита  (p>0,05).

В послеоперационном периоде содержание –амилазы у пациентов группы сравнения существенно не изменялось. В тоже время у больных ОП обнаружено снижение амилолитической активности в исследованных биологических жидкостях, при этом темп снижения уровня фермента в экссудатах был выше, чем в сыворотке крови. Если во время операции и в 1-2 сутки после вмешательства активность энзима в выпоте статистически значимо превышала сывороточный уровень, то на 4-7 сутки различие между ними стало недостоверным (p>0,05), а в начале второй недели  активность фермента в экссудате стала значительно ниже (65,2±45,3 Е/л) чем в сыворотке крови 90,3±39,5 Е/л (р<0,005).

Выявлены закономерности изменения активности фермента в экссудате при формировании наружных панкреатических свищей. У большинства  пациентов с ОП (n=154) в послеоперационном периоде наблюдали снижение содержания –амилазы при одновременном уменьшении количества экссудата. Уменьшение уровня фермента наблюдали как при благоприятном течении послеоперационного периода, так и при развитии гнойных осложнений ОП. Амилолитическая активность в экссудате при инфицированном панкреонекрозе составила 45,8±26,1 Е/л и не отличалось от ее уровня при отсутствии гнойных осложнений (59,8±31,5 Е/л; p>0,05 ). У 9 (5,5%) пациентов на 4-7 сутки после дренирования брюшной полости уменьшение количества отделяемого сопровождалось статистически значимым увеличением активности –амилазы в экссудате до 12604,5±4598,8 Е/л, при уровне фермента в сыворотке крови 132,6±61,2 Е/л (р<0,001). В последующем у этих больных сформировались наружные панкреатические свищи. Следовательно, увеличение амилолитической активности экссудата в послеоперационном периоде служит лабораторным предиктором формирования наружного панкреатического свища. Важным фактором, влияющим на активность –амилазы является выбор дренажа, из которого забирается экссудат для исследования. Уровень энзима в выпоте, полученном из дренажа сальниковой сумки, на 20,5±7,3% превосходил активность фермента в экссудатах, полученных из дренажей, установленных в других отделах брюшной полости (p<0,01). Следовательно, активность –амилазы в послеоперационном периоде необходимо определять в  выпоте, полученном из одного и того же отдела брюшной полости, отдавая при этом предпочтение отделяемому из сальниковой сумки. При исследовании –амилазы в параллельных образцах сыворотки крови и экссудата значение коэффициента –амилазаэкссудата/ –амилазасыворотки крови. более 1,0 свидетельствует о наличии ОП.

Таким образом, при диагностике ОП по результатам анализа амилолитической активности экссудата, доказаны преимущества одновременного определения активности -амилазы в экссудате и сыворотке крови с расчетом их соотношения. При обследовании 178 пациентов для данного индекса установлены операционные характеристики близкие к 100%, что значительно превышает результаты традиционных лабораторных тестов, которые используют для диагностики этого заболевания (табл. 1).

Таблица 1

Сравнительная оценка традиционных лабораторных тестов и активности -амилазы в экссудате брюшной полости для диагностики острого панкреатита (n=178)

Диагностические критерии (%)

Использованный тест

Активность -амилазы в сыворотке крови

(> 220 E/л)

Активность липазы в сыворотке крови

(> 60 E/л)

Активность -амилазы в экссудате брюшной полости

(> 220 E/л)

Соотноше-ние

-амилаза экс-судата /-амилаза сыворотки крови

( > 1)

Чувствительность

92,6

82,4

99,1

100,0

Специфичность

62,8

97,1

67,1

98,6

Эффективность

80,9

88,2

86,5

99,4

Активность ЩФ и КФ исследовали в параллельных образцах сыворотки крови и экссудатов брюшной полости, полученных во время операции и в раннем послеоперационном периоде у 128 больных ОП, которые были разделены на две группы в зависимости от тяжести течения заболевания. Основную группу составили 60 (46,9%) пациентов с панкреонекрозом, в группу сравнения включены 68 (53,1%) человек с отечным панкреатитом.

Уровень ЩФ в сыворотке крови доноров составил 201,4±97,8 Е/л, что было статистически значимо ниже, чем при ОП (р<0,001). У пациентов с ОП обнаружены статистически значимые различия в активности энзима при различном течении заболевания. Активность фермента в сыворотке крови при панкреонекрозе была выше и составила 385,8±201,2 Е/л, при отечном панкреатите (282,5±75,4 Е/л; p < 0,01).

Во время операции и ближайшее сутки послеоперационного периода при всех формах ОП обнаружена  статистически значимо более низкая активность ЩФ в экссудате по сравнению с сывороткой крови. Самый низкий уровень фермента в выпоте брюшной полости – 198,5±97,3 Е/л выявили у пациентов с отечной формой панкреатита. Наиболее высокие цифровые значение  активности фермента  обнаружили  при развитии гнойных осложнений деструктивного панкреатита, которые составили (6062,8±2088,3 Е/л), по сравнению с  уровнем ЩФ у больных со стерильным панкреонекрозом 492,8±80,4 Е/л (p<0,001).

Результаты исследования КФ в экссудате были близки к данным, полученным при определении ЩФ. Так во время операции в группе сравнения активность КФ в выпоте была значительно ниже (p<0,001), чем в сыворотке крови и составила 10,1±6,6 E/л против 15,3±6,0 E/л. При деструктивном панкреатите исходный уровень КФ в серозных экссудатах практически не отличался от показателя в сыворотке крови (p=0,537) и превышал сывороточный в геморрагических выпотах (p<0,001). Высокая активность КФ в геморрагических выпотах обусловлена выходом энзима  из эритроцитов. В послеоперационном периоде изменения активности КФ соответствовали динамике ЩФ.

Установлено, что соотношение ЩФэкссудата/ЩФсыворотки (ЩФэ/ЩФс) у пациентов с гнойными осложнениями ОП в 93,8% случаев превышало 8,  что позволило считать данную величину критерием диагностики и предложить «Способ диагностики местных гнойных осложнений при деструктивных формах острого панкреатита» (патент № 2189041). Операционные показатели предложенного способа, особенно ДС, превосходили традиционные сывороточные тесты (уровень лейкоцитов и СРБ), которые используют для диагностики воспалительных процессов (табл. 2).

Таблица 2

Сравнительная оценка операционных характеристик тестов диагностики гнойных осложнений острого панкреатита (n=86)

Диагностические критерии (%)

Использованный тест

Соотношение ЩФэ/ЩФс (> 8)

Лейкоциты

(> 9,2 109/л)

CРБ

(> 20 мг/л)

Чувствительность

98,0

94,0

96,0

Специфичность

83,3

55,5

52,8

Эффективность

91,8

77,9

77,9

Таким образом, определение активности -амилазы в экссудате брюшной полости позволяет верифицировать диагноз ОП, а исследование соотношения ЩФэ/ЩФс выявить развитие гнойных осложнений деструктивного панкреатита.

При изучении минерального состава выпотов статистически значимые различия по сравнению  с сывороткой крови установлены лишь для некоторых соединений.  Так концентрация хлоридов в транссудатах (108,2±17,1 ммоль/л) превышала уровень в сыворотке крови (103,3±12,1 ммоль/л) p < 0,05,  а уровень калия в геморрагических экссудатах  составил 5,18±1,63 ммоль/л против 4,48±1,17 ммоль/л ( p < 0,05). В гнойных экссудатах зарегистрировано снижение концентрации хлоридов (98,6±15,4 ммоль/л против 104,2±10,3 ммоль/л; р < 0,01) и достоверный рост содержания неорганических фосфатов (2,84±1,61ммоль/л против 1,36±0,32 ммоль/л; р < 0,01), что позволило предложить «Способ диагностики местных гнойных осложнений при экссудативных плевритах» (патент № 2327999) по увеличению концентрации неорганических фосфатов в экссудате более 2,5 ммоль/л.

Полученные результаты  обобщены в виде алгоритмов (рис. 1).

Рис. 1. Алгоритмы исследования экссудатов при хирургических заболеваниях органов брюшной полости 

Диагностическое и прогностическое значение исследования состава ЖЕЛЧИ

При исследовании основных компонентов желчи: билирубина, холестерина, желчных кислот в послеоперационном периоде обнаружены закономерные изменения их концентрации в зависимости от  течения послеоперационного периода.

В 1- 2 сутки после операции содержание и суточная экскреция билирубина у пациентов с механической желтухой (n=62) составили соответственно 1672,9±483,3 мкмоль/л и 310,9±67,3 мкмоль/сутки. У пациентов без нарушений пигментного обмена (n=61) эти показатели были ниже - 1111,0±231,3 мкмоль/л (p<0,001) и 254,1±78,3 мкмоль/сутки (p<0,001). В последующие дни обнаружено снижение концентрации и экскреции билирубина в обеих группах и через неделю после билиарной декомпрессии концентрация билирубина в желчи этих пациентов достоверно не различались (p>0,1), что свидетельствует о нормализации пигментного обмена и благоприятном течении послеоперационного периода.

Концентрация холестерина и желчных кислот в желчи в 1–2 сутки после операции была низкой и увеличивалась в последующие дни наблюдения. Содержание холестерина в 1–2 сутки у больных с неосложненным течением послеоперационного периода составило 8,3±2,1 мг/дл, при суточной экскреции 16,2 мг/сутки. На 3 – 4 сутки уровень холестерина и его суточная экскреция увеличивались (р<0,001). В эти же сроки у больных с печеночной недостаточностью содержание холестерина статистически значимо не изменялось. Аналогичная динамика обнаружена и при исследовании желчных кислот. У пациентов с печеночной недостаточностью обнаружены более низкие показатели концентрации холестерина и суммарных желчных кислот, а также их суточной экскреции в течение всего периода наблюдения.

Таким образом, низкая концентрация холестерина и желчных кислот в первые сутки после операции свидетельствует о нарушении секреции этих компонентов желчи в результате операционной травмы и быстрого снижения давления в желчевыводящих путях после их наружного дренирования. Отсутствие увеличения этих компонентов желчи на 3-4 сутки послеоперационного периода служит проявлением печеночной недостаточности. Полученные данные позволили предложить «Способ диагностики печеночной недостаточности при заболеваниях гепатопанкреатобилиарной системы у больных с наружным дренированием желчных путей в послеоперационном периоде» (Патент № 2087912) по уровню холестерина в желчи ниже 16 мг/дл на 3 сутки после операции и в дальнейшем. Преимущества исследования холестерина в желчи как маркера гепатодепрессии в раннем послеоперационном периоде подтверждены его операционными характеристиками (табл. 3). Так, ДЧ определения холестерина в желчи сопоставима с ДЧ исследования общего белка и альбумина в сыворотке крови, однако их ДС почти в 2 раза ниже.

Наиболее специфичным для диагностики печеночной недостаточности среди сывороточных показателей оказалось исследование протромбинового индекса (ПТИ). Однако большой процент ложноотрицательных результатов не позволяет отнести этот тест к ранним маркерам диагностики печеночной недостаточности в послеоперационном периоде. Поэтому исследование традиционных сывороточных маркеров гепатодепрессии в хирургической практике не позволяет своевременно диагностировать печеночную недостаточность в раннем послеоперационном периоде. В тоже время низкая концентрация холестерина в желчи способствует раннему выявлению нарушения синтетической функции печени. 

Таблица 3.

Сравнительная оценка операционных характеристик традиционных маркеров печеночной недостаточности и  концентрации холестерина в желчи (n=98)

Диагностичес-кие критерии (%)

Использованный тест

Холестерин в желчи

(<16 мг/дл)

ПТИ

(<80%)

Альбумин

(< 35г/л)

Общий белок

(< 65 г/л)

Холестерин в сыворотке

(<5,12ммоль/л)

ДЧ

91,1

55,6

93,3

93,3

51,1

ДС

96,2

79,2

47,2

41,5

43,4

ДЭ

93,9

78,6

68,4

65,3

46,9

Для оценки изменения состава желчи при нарушениях азотистого обмена определили концентрацию мочевины у 198 больных с хирургической патологией органов панкреатобилиарной системы. Ее уровень в сыворотке крови и желчи, полученной из желчного пузыря и холедоха, был практически идентичным (p>0,05). При этом обнаружена тесная корреляционная связь между концентрацией мочевины в этих биологических жидкостях, которая сохранялась на протяжении всего послеоперационного периода (r = 0,91). У 37 (18,7%) пациентов после операции зарегистрировано уменьшение темпа диуреза с нарастанием уровня креатинина и мочевины в сыворотке крови, что свидетельствовало о развитии острой почечной недостаточности и нарушении азотовыделительной функции почек. Увеличение концентрации мочевины в сыворотке крови сопровождалось ее ростом и в желчи. Высокая степень корреляции сохранялась как в области физиологических значений концентрации мочевины, так и при развитии почечной недостаточности (r = 0,93), что указывает на высокую проницаемость гистогематических барьеров печени и желчевыводящих путей для этого соединения. Однотипность изменений и высокая корреляционная связь между концентрацией мочевины в сыворотке крови и желчи вне зависимости от характера патологии, позволили предложить «Способ диагностики уремии у лиц с наружным дренированием желчных путей» (Патент № 2109284). Определение уровня мочевины в желчи, оттекающей по наружным дренажам желчных путей, позволяет выполнять исследования многократно в течение суток.

При исследовании параллельных образцов сыворотки крови и желчи 64 больных с гнойным холангитом, в 7 (10,9%) случаях содержание мочевины в желчи было ниже (8,93±2,27 ммоль/л), чем в сыворотке крови (11,72±3,32 ммоль/л). В среднем в каждой паре этих образцов желчи и сыворотки, исходная концентрация мочевины в желчи была на 2,7 ммоль/л (разброс от 1,2 до 3,8 ммоль/л) ниже, чем в сыворотке крови (p<0,01 для связанных показателей). После инкубации образцов желчи и сыворотки крови этих пациентов в течение трех часов при 37С снижение уровня мочевины обнаружили только в желчи. Выявленные различия в уровне мочевины в сыворотке и желчи у пациентов с холангитом позволили предположить возможность ее разрушения ферментами микроорганизмов, вызывающих воспаление в желчевыводящих путях.

При дальнейших исследованиях полученные образцы сыворотки крови и желчи от 34 больных с холангитом инкубировали в термостате при 37C в течение 24 часов. Концентрацию мочевины определяли через 3, 6, 9, 12 и 24 часа инкубации. Во всех исследованных образцах сыворотки крови за время инкубации достоверного снижения концентрации мочевины не отмечено (р>0,05). Динамика уровня мочевины в желчи была разнообразной. В большей части образцов  (82,4%) концентрация мочевины в желчи в процессе инкубации достоверно не отличалась от таковой в сыворотке крови (p > 0,1). Однако, в 6 (17,6%) образцах ее уровень статистически значимо уменьшился, в сравнении с сывороткой крови (p < 0,01 для связанных показателей). При бактериологическом исследовании  в этих образцах желчи обнаружены  бактерии, продуцирующие уреазу (Proteus mirabilis., Citrobacter spp. и др.). Таким образом, более низкий уровень мочевины в части образцов желчи был обусловлен присутствием в ней микробной уреазы.

Снижение концентрации мочевины в желчи при ее инкубации может быть использовано для экспресс-диагностики холангита, вызванного уреазопродуцирующими микроорганизмами. Предложенный «Способ диагностики холангита, вызванного уреазопродуцирующими микроорганизмами» (Патент № 2125729) позволяет более точно выбирать препараты для антибактериальной терапии.

Исследование активности каталазы в 279 образцах желчи, продемонстрировало корреляцию с клиническими проявлениями острого воспалительного процесса в желчевыводящих путях (рис. 2). Наиболее высокий уровень каталазы обнаружили в образцах пузырной желчи, полученных у пациентов с острым холециститом. Максимальные значения активности фермента наблюдались у больных с деструктивным холециститом. Показано, что отсутствие снижения активности фермента в ближайшие 6 – 12 часов после чрескожной декомпрессии желчного пузыря указывает на прогрессирование воспалительных изменений и служит одним из показаний к экстренной холецистэктомии (рационализаторское предложение № 1881, ПГМА).

.

Рис. 2. Активность каталазы (мкмоль/мин.мл) в пузырной желчи в зависимости от характера воспалительного процесса в желчном пузыре.

Установлено, что повышение активности каталазы в желчи более 3,5 мкмоль/мин,мл свидетельствует о развитии холангита («Способ диагностики холангита» (Патент № 2109283).

При изучении стабильности фермента при различных режимах хранения  обнаружено, что в сыворотке крови, хранящейся 24 часа при 4С, снижения активности каталазы не наблюдалось (p>0,05). При комнатной температуре активность энзима в сыворотке снижалась только через 12 часов (p<0,02). При хранении желчи даже в условиях холодильника активность фермента статистически значимо снижалась через 12 часов (p < 0,01), а при комнатной температуре статистически значимое снижение уровня энзима регистрировалось уже через 4 часа. Учитывая низкую стабильность каталазы в желчи при комнатной температуре необходимо определять активность фермента в образцах, не позднее 4 часов от момента их получения.

Обнаружены различия в степени увеличения активности ЛДГ и каталазы в сыворотке крови и желчи при заболеваниях печени и желчевыводящих путей. При сочетании холецистолитиаза с  хроническим вирусным гепатитом наибольшие изменения уровня энзимов были выявлены в сыворотке крови, а при холангите – в желчи. Результаты исследования изоферментного спектра ЛДГ позволили предположить, что основным источником ферментов в крови являются гепатоциты, а в желчи – клетки эпителия желчевыводящих путей. Это было подтверждено сравнением изоферментного спектра ЛДГ в биоптатах печени и слизистой желчного пузыря с результатами анализа сыворотки крови и желчи (табл. 4). Учитывая однотипность динамики изученных ферментов в биологических жидкостях при гепатите, холецистите и холангите, повышение активности ЛДГ и каталазы в желчи следует рассматривать как маркер воспалительного процесса в желчевыводящих путях, который характеризует тяжесть цитолиза эпителия билиарного тракта.

Таблица 4

Изоферментный спектр ЛДГ в биологических жидкостях и тканях у больных  калькулезным холециститом (n=12) и ЖКБ на фоне хронического вирусного гепатита (n=6)

Исследуемый материал

Изоферменты ЛДГ, %

ЛДГ – 1

ЛДГ - 2

ЛДГ - 3

ЛДГ – 4

ЛДГ - 5

Сыворотка крови

21,1 ± 2,7

4, ± 1,0

37,5 ± 3,8

8,9 ± 2,8

24,2 ± 2,9

12,7 ± 2,8

15,1 ± 2,4

34,6 ± 5,9*

2,1 ± 0,23

40,1 ± 6,1*

Желчь

17,9 ± 2,2

14,9 ± 3,7

36,1 ± 4,3

35,8 ± 3,3

39,7 ± 4,2

39,4 ± 2,8

8,2 ± 1,6

10,2 ± 2,6

1,1 ± 0,8

2,9 ± 0,7

Ткань печени

4,1 ± 0,7

4,5 ± 0,8

7,7 ± 2,1

7,6 ± 1,1

11,8 ± 1,5

10,7 ± 2,7

35,2 ± 4,5

36,3 ± 5,1

40,9 ± 6,6

42,9 ± 4,3

Слизистая желчного пузыря

16,2 ± 3,0

15,1 ± 3,1

35,9 ± 4,8

36,2 ± 3,4

37,4 ± 4,4

36,9 ± 3,1

7,9 ± 2,9

9,0 ± 2,4

3,0 ± 0,7

2,7 ± 0,8

Примечание. В числителе данные для больных калькулезным холециститом,

в знаменателе данные для больных хроническим вирусным гепатитом.

* различия статистически значимы

У пациентов с длительным наружным дренированием желчных путей обнаружено уменьшение суточной экскреции желчных кислот. Нарушение энтерогепатической циркуляции желчи в результате билиарной обструкции или длительной наружной декомпрессии желчных путей сопровождается  нарушениями функции желудочно-кишечного тракта. Для нормализации энтерогепатической циркуляции желчных кислот (Жидовинов Г. И., 1995) рекомендуют  возвращение теряемой желчи. Однако данный способ плохо переносится пациентами и нестандартизован. С целью восполнения дефицита желчных кислот нами предложено применение препаратов хенодезоксихолевой кислоты («Хенофальк», «Хенохол» и других) в дозе 10 – 30 мг/кг массы тела в зависимости от объема потери желчи два раза в день, начиная с 3 – 7 суток после дренирования («Способ лечения нарушения энтерогепатической циркуляции желчи у больных с наружным дренированием желчных путей» (Патент № 2182003). Прием указанных препаратов сопровождался увеличением суточной экскреции желчных кислот до 876,5±328,4 мг/сутки  против исходной 422,5±221,2 мг/сутки (p<0,05), улучшением самочувствия пациентов и нормализацией копрограммы.

Таким образом, изучение состава желчи доказало высокую информативность ее исследования у больных с хирургическими заболеваниями желчевыводящих путей и поджелудочной железы для диагностики холангита, печеночной и почечной недостаточности.

ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА БИОЛОГИЧЕСКИХ ЖИДКОСТЕЙ И АНТИБАКТЕРИАЛЬНАЯ ТЕРАПИЯ

Обязательным компонентом лечения пациентов с хирургическими заболеваниями органов брюшной полости является проведение антимикробной терапии. Антибактериальные препараты характеризуются индивидуальными физико – химическими свойствами и могут изменять свойства биологических жидкостей, в частности оптические характеристики в ультрафиолетовом диапазоне.

При исследовании влияния антибиотиков на оптическую плотность (ОПл) сыворотки крови в ультрафиолетовом диапазоне (234 – 306 нм) in vitro установлено, что водные растворы лекарственных препаратов обладающих высокой ОПл (пецициллинов, цефалоспоринов, гентамицина и тобрамицина) увеличивают экстинкцию исследуемых образцов. Следовательно, оценка тяжести эндотоксикоза по результатам определения МСМ и ВСНММ на фоне массивной антибиотикотерапии может быть необъективной. Установлено, что интерференция определяется оптическими свойствами препарата (величиной ОПл в исследованном диапазоне) и его способностью оставаться в надосадочной жидкости после осаждения белков. Последняя зависит от способности лекарственного препарата связываться с белками сыворотки крови, прочности этой связи в сильно кислой среде после денатурации белка и от концентрации белков в сыворотке крови. Наибольшая интерференция установлена у аминогликозидов (тобрамицина и гентамицина).

У больных с воспалительными заболеваниями билиарной системы выявлено статистически значимое увеличение ОПл желчи  при проникновении в нее антибиотиков. У 23 пациентов, получавших антибиотики, ОПл желчи на 1-2 сутки после операции превысила исходный уровень (0,339±0,079 ед. опт. плотности)  и составила 0,722±0,155 ед. опт. плотности (p < 0,01). При этом ОПл оставалась высокой и на 3 – 5 сутки после операции (1,253±0,206 ед. опт. плотности), а к началу второй недели составила 1,158±0,367 ед. опт. плотности. Вместе с тем, образцы желчи 26 пациентов с механической желтухой опухолевого генеза, не получавших антибиотики, обладали меньшей величиной экстинкции (0,224±0,071 ед. опт. плотности) (p<0,01). Границы 95% интервала для желчи пациентов, которым проводили антибимикробную терапию, составили 0,72 – 1,098. О факте проникновения антибиотиков в желчь и возможности  эффективной антибиотикотерапии свидетельствует высокая ОПл желчи в ультрафиолетовом диапазоне более 0,72 ед. опт. плотности. Таким образом, исследование экстинкции безбелковых супернатантов желчи в послеоперационном периоде также может быть использовано для прогнозирования и оценки эффективности антибиотикотерапии по выявлению факта проникновения препарата в желчь (Патент № 2150704).

При исследовании оптических свойств растворов антибиотиков показано, что снижение экстинкции бета-лактамов (пенициллинов и цефалоспоринов) в ультрафиолетовом диапазоне может быть результатом их активного разрушения ферментами биликультур.

Инкубация образцов желчи больных с механической желтухой опухолевого генеза (n = 12) с растворами ампициллина, цефтриаксона цефамандола не приводила к достоверному снижению ОПл раствора. При обследовании 59 больных с острым холециститом и холангитом обнаружено значительное снижение величины ОПл растворов антибиотиков при инкубации 7 (11,9%) образцов желчи. Полученные результаты отличались вариабельностью. При бактериологическом исследовании этих образцов были выделены энтеробактерии, устойчивые к препарату, ОПл плотность которого падала после инкубации с желчью. Снижение ОПл раствора антибиотика, вероятно,  связано с его разрушением бета-лактамазой, продуцируемой микроорганизмами, вызывающими воспалительный процесс в билиарной системе, для обнаружения которых предложен «Способ определения чувствительности биликультур к бета-лактамным антибиотикам» (Патент № 2140078). Изменение ОПл раствора бета – лактамного антибиотика после инкубации с желчью более, чем на 0,08 ед опт. плотности в диапазоне от 230 нм до 242 нм,  позволяет предположить наличие в желчи факторов, в том числе и бактериальных бета – лактамаз, разрушающих препарат, что является косвенным критерием устойчивости к нему биликультур и возможной низкой эффективности лечения.

На основании выполненных исследований предложен алгоритм оценки эффективности антибактериальной терапии холангита (рис. 3). Другим фактором, снижающим качество антимикробной терапии холангита, является изменение свойств препарата при взаимодействии с желчью. 

При исследовании различных вариантов смесей, содержащих желчь, антибиотик, мясопептонный бульон, культуру микроорганизма было установлено, что только в пробах, где присутствовали желчь и раствор антибактериального препарата в ряде случаев происходило формирование плотных осадков. Данный эффект наблюдали как в образцах, не содержащих бактериальные клетки, так и в пробах с тест – культурами. Отмечено что, при наличии микроорганизмов микропреципитаты были более плотными и структурированными, похожими на конкременты.

Установлено, что осадки формируются не во всех образцах желчи, содержащей антибиотики, а лишь в присутствии аминогликозидов и ванкомицина, имеющих в своей структуре углеводные фрагменты. При внесении данных препаратов в желчь наблюдается выраженное помутнение раствора. Установлена прямо-пропорциональная зависимость между степенью  изменения  ОПл  раствора и концентрацией лекарственного

Рис. 3. Алгоритм оценки эффективности антибактериальной терапии холангита по результатам исследования желчи

       

препарата. По степени выраженности осаждающего эффекта изученные препараты расположились следующим образом: стрептомицин < канамицин < ванкомицин < амикацин < гентамицин < нетромицин< тобрамицин.

Для дальнейших исследований аминогликозиды и ванкомицин в конечных концентрациях 0,125 мг/мл; 0,5 мг/мл; 2,5 мг/мл и 4,5 мг/мл смешивали с образцами желчи пациентов, у которых отсутствовали клинические и лабораторные проявления холангита, при этом наблюдали выраженное изменение  оптических свойств желчи -  помутнение.

При исследовании химического состава супернатанта обнаружено достоверное снижение концентрации билирубина и тенденция к уменьшению концентрации холестерина и желчных кислот в надосадочной жидкости. Для всех исследованных препаратов обнаружена прямо пропорциональная зависимость между снижением уровня билирубина и конечной концентрацией антибиотика. При конечном содержании препарата 4,5 мг/мл уровень билирубина в надосадочной жидкости уменьшался на 75 - 94% от исходного значения. Например, в присутствии нетромицина концентрация  билирубина в желчи снизилось с 450,1±30,2 мкмоль до 21,0±8,2 мкмоль,л. Это свидетельствует о прямом взаимодействии между лекарственным препаратом и билурубином желчи. При добавлении исследуемых антибиотиков к препарату медицинской желчи, для которой характерно высокое содержание желчных кислот и практически полностью отсутствует билирубин, образование осадков не наблюдали, что указывает на отсутствие реакции с липидными компонентами желчи.

Таким образом, осаждение компонентов желчи при взаимодействии с аминогликозидами и гликопептидами носит дозозависимый характер, при этом способность данных препаратов формировать осадки различна.

Основным компонентом желчи, который осаждают антибиотики, является билирубин. Снижение концентрации холестерина и желчных кислот в надосадочной жидкости носит вторичный характер и, вероятно, связано с их механическим включением в состав осадка.

При микроскопии осадков, формирующихся в результате смешивания желчи с растворами разных антибиотиков, существенных различий в структуре кристаллов не выявлено. Обнаружены изменения расположения кристаллов в образцах желчи различной вязкости. Так, в образцах нормальной желчи кристаллы располагались хаотично, а в образцах вязкой желчи – агломерировались вдоль тяжей слизи (фото 1).

Обнаруженный эффект прямого взаимодействия компонентов желчи с аминогликозидами и ванкомицином, сопровождающийся формированием малорастворимых соединений, может являться причиной снижения эффективности этих препаратов при эндохоледохеальном введении. Помимо этого, образующиеся микропреципитаты, особенно фиксированные в волокнах слизи, в дальнейшем могут стать центрами формирования конкрементов, что ограничивает местное использование указанных антибиотиков  для лечения воспалительных заболеваний желчных путей.

A                                                        Б

Фото 1. Расположение микролитов в образцах: А  - нормальная желчь, без слизи - хаотичное,  Б - «вязкая желчь» -  агломерация

(увеличение 10 х 20).

В ряде случаев при механической желтухе после наружной декомпрессии желчевыводящих путей возникает подтекание желчи помимо  холецистостомы, что может приводить к развитию желчного перитонита и летальному исходу. При катамнестической оценке результатов транспеченочного дренирования желчного пузыря подтекание желчи в виде промокания повязок в 1-2 сутки после операции обнаружили у 32 (4,2%) больных. В 23 (79,3%) случаях желчеистечение прекратилось самостоятельно. У 9 (20,7%) пациентов наблюдали поступление желчи по «страховочному» дренажу из брюшной полости при прекращении или уменьшении количества выделяемой желчи по холецистостоме. Во время оперативного вмешательства в двух случаях обнаружили миграцию трубки, что сопровождалось поступлением желчи в свободную брюшную полость из дефекта стенки желчного пузыря. В семи наблюдениях трубчатый дренаж находился в просвете желчного пузыря при  подтекании желчи из паренхимы печени по периферии дренажной трубки. Уровень -амилазы в желчи этих больных был высоким и варьировал от 1280 до 14600 г/ч.л, что свидетельствует о примеси сока поджелудочной железы к желчи у больных с нарушением герметичности транспеченочной холецистостомы.

Для изучения возможной связи между высокой амилотической активностью желчи и ее способностью растворять фибриновые пленки, герметизирующие дренажи, в 52 образцах желчи определяли уровень - амилазы и исследовали ее фибринолитическую активность. Обнаружено, что пробы желчи, в которых отсутствовала -амилаза, не обладали заметным разрушающим влиянием на фибрин. Различие в массе сгустков фибрина после инкубации не превышало 2-5% (p > 0,05). При использовании образцов с высокой амилолитической активностью наблюдали статистически значимое снижение массы фибриновых сгустков, при полном лизисе в двух случаях. Обнаружена положительная корреляционная связь амилолитической активности желчи с величиной снижения массы фибринового сгустка ( r = 0,67).

В серии экспериментов in vitro установлено, что желчь, не содержащая трипсин, не снижала массу фибриновых сгустков (p > 0,1), в то время как добавление трипсина сопровождалась уменьшением их массы на 41,2% от исходного (p < 0,01). Следовательно, активированные ферменты сока поджелудочной железы при попадании в желчь способны нарушать формирование тромбов или растворять уже сформированные, что сопровождается  нарушением герметичности наружного билиарного дренажа. Высокая активность –амилазы в желчи является лабораторным признаком рефлюкса сока поджелудочной железы в желчные пути и служит одним из факторов риска нарушения герметичности дренажей после наружной билиарной декомпрессии, что требует выполнения дренирования брюшной полости, более тщательного динамического наблюдения за больными и  решения вопроса о выполнении радикальной операции на желчевыводящих путях в максимально короткие сроки.

Таким образом, в представленной работе осуществлен качественно новый подход к применению лабораторной диагностики в абдоминальной хирургии. Технологическое решение проблемы прогнозирования и оперативной диагностики хирургических заболеваний органов брюшной полости и их осложнений, возникающих в послеоперационном периоде, возможно на основе лабораторного анализа желчи и экссудатов. На основании полученных результатов исследования предложены новые способы и разработаны алгоритмы диагностики хирургических заболеваний органов брюшной полости, своевременной оценки эффективности проводимого лечения, прогнозирования и мониторинга послеоперационных осложнений.

ВЫВОДЫ:

1. Лабораторное исследование образцов экссудатов и желчи - простой и доступный метод интраоперационной диагностики хирургической патологии органов брюшной полости. Концентрация креатинина в экссудате, превышающая сывороточный уровень в 2,7 и более раз является критерием повреждения мочевыводящих путей. Соотношение -амилазаэкссудата/-амилазасыворотки более 1 служит маркером острого панкреатита. Уровень каталазы выше 3,5 мкмоль/мин.мл свидетельствует о наличии острого холангита. Исследование амилолитической активности желчи Активность -амилазы в желчи, превышающая ее уровень в сыворотке крови, служит прогностическим критерием нарушения герметичности наружного билиарного дренажа в послеоперационном периоде.

2. Изменение состава желчи отражает особенности течения послеоперационного периода. Уровень холестерина в желчи ниже 160 мкг/мл с третьих суток после операции свидетельствует о развитии печеночной недостаточности. Концентрация мочевины в желчи соответствует ее уровню в сыворотке крови, что позволяет проводить неинвазивый мониторинг азотвыделительной функции почек. Активность каталазы желчи в послеоперационном периоде менее 3,5 мкмоль/мин.мл является лабораторным критерием купирования острого холангита.

3. Состав экссудатов брюшной полости отражает развитие системных и местных осложнений в послеоперационном периоде. Уровень креатинина в экссудате определяется его концентрацией  в сыворотке крови, что позволяет диагностировать почечную недостаточность и осуществлять контроль азотвыделительной функции почек. Концентрация аммиака в экссудате более 350 мкмоль NH3/л является маркером несостоятельности швов кишечника. Активность щелочной фосфатазы экссудата в 8 и более раз выше, чем ее уровень в сыворотке крови, и концентрация неорганических фосфатов  больше 2,5 ммоль/л свидетельствуют о развитии местных гнойных осложнений.

4. Антибактериальная терапия изменяет физико–химические свойства биологических жидкостей. Увеличение оптической плотности супернатантов желчи более 0,72 ед. опт. плотности при использовании бета-лактамных антибиотиков служит критерием оценки эффективности антимикробной терапии холангита. Уменьшение оптической плотности растворов бета-лактамов при инкубации с желчью на 0,08 и более ед. опт. плотности является признаком устойчивости к ним биликультур.

5. Аминогликозиды и ванкомицин нарушают коллоидную стабильность желчи in vitro, что ограничивает их местное применение для лечения воспаления желчевыводящих путей.

6. Алгоритмы лабораторного обследования больных с хирургической патологией органов брюшной полости, основанные на исследовании желчи и экссудатов, повышают оперативность диагностики послеоперационных осложнений и позволяют осуществлять их своевременную коррекцию.

Практические рекомендации:

1. У больных с неустановленным источником перитонита необходимо определять концентрацию креатинина в экссудате во время операции. Превышение его уровня по сравнению с сывороткой крови в 2,7 и более раз требует проведения тщательной ревизии мочевыводящих путей для своевременной диагностики их повреждения.  Концентрация аммиака более 350 мкмоль NH3/л требует исключения несостоятельности кишечных швов.

2. Повышение качества диагностики острого панкреатита и инфицированного панкреонекроза может быть достигнуто в результате  определения активности ферментов в параллельных образцах сыворотки крови и экссудатах брюшной полости с расчетом их соотношения. Коэффициент -амилазаэкссудата/-амилазасыворотки > 1 является наиболее специфичным критерием лабораторной диагностики острого панкреатита, а определение отношения активности ЩФэкссудата/ЩФсыворотки в послеоперационном периоде следует использовать для выявления гнойных осложнений деструктивного панкреатита. Динамику течения патологического процесса можно оценивать только путем исследования экссудатов, оттекающих по одному дренажу.

3. Для мониторинга азотовыделительной функции почек у пациентов в раннем послеоперационном периоде может быть использовано исследование концентрации мочевины в желчи и креатинина в экссудатах. Динамика их концентрации в этих биологических жидкостях соответствует изменению их содержания в сыворотке крови. Для оценки азотвыделительной функции почек у больных с распространенным перитонитом, в лечении которых используется метод «открытого живота», исследование креатинина в экссудате должно проводиться не ранее, чем через 8 часов после санационного лаважа брюшной полости.

4. Для диагностики нарушений функции печени, после вмешательств на желчных путях, следует определять концентрацию холестерина в желчи. Снижение содержания холестерина ниже 16 мг/дл на 3 сутки после операции и в последующие сроки наблюдения является критерием развития печеночной недостаточности.

5. Для диагностики острого холангита и оценки его течения следует определять активность каталазы в желчи, уровень которой при отсутствии воспаления не превышает 3,5 мкмоль/мин.мл. Вследствие нестабильности каталазы необходимо проводить исследование желчи в  течение 4-х часов после ее получения.

6. Для оценки эффективности антибактериальной терапии холангита может быть использовано определение оптической плотности желчи. Оптическая плотность безбелковых супернатантов желчи в диапазоне 230 – 242 нм выше 0,72 ед. опт. плот. свидетельствует о проникновении в нее бета – лактамных антибиотиков. Стабильность оптических характеристик растворов беталактамов при их инкубации с инфицированной желчью является косвенным критерием чувствительности  к ним биликультур.

7. Для лечения воспалительных заболеваний желчных путей следует ограничить местное применение аминогликозидов и ванкомицина даже при выделении из желчи чувствительных культур, в связи с обнаруженным in vitro эффектом формирования микролитов и риском рецидива холелитиаза.

8. Для прогнозирования нарушения герметичности дренажей после наружной билиарной декомпрессии следует исследовать активность –амилазы в желчи. Высокая активность энзима является лабораторным признаком рефлюкса сока поджелудочной железы в желчевыводящие пути и требует более тщательного динамического наблюдения за больными и решения вопроса о выполнении радикальной операции в максимально короткие сроки.

Список опубликованных работ по теме диссертации

Статьи, опубликованные в журналах по перечню ВАК Минобрнауки РФ:

  1. Соснин Д. Ю. Панкреатобилиарный рефлюкс как возможная причина развития несостоятельности холецистостомы при транспеченочном дренировании желчного пузыря / Д. Ю. Соснин, Н. А. Зубарева // Пермский медицинский журнал. – 2006. – Т 23, № 1. – C. 72–76.
  2. Соснин Д. Ю. Оценка динамики патологического процесса при остром деструктивном панкреатите / М. Г. Урман, Э. С. Горовиц, А. В. Субботин, Д. Ю. Соснин // Пермский медицинский журнал. – 2006. – Т. 23., № 1. – C. 10–14.
  3. Соснин Д. Ю. Изменение свойств желчи при взаимодействии с растворами антибиотиков in vitro / Д. Ю. Соснин // Пермский медицинский журнал. – 2009. – T. 26, № 5. – С. 106–110.
  4. Соснин Д. Ю. Диагностическое значение исследования креатинина в экссудатах брюшной полости / В. А. Черешнев, Д. Ю. Соснин, Н. А. Зубарева // Клиническая лабораторная диагностика. – 2010. – № 3. – С. 11–14.
  5. Соснин Д. Ю. Формирование микропреципитатов при взаимодействии желчи с растворами антибиотиков in vitro / В. А. Черешнев, Д. Ю. Соснин, Н. А. Зубарева // Вестник Уральской медицинской академической науки. – 2010. –  T. 30, № 2. – С. 79–81.
  6. Соснин Д. Ю. Активность каталазы и лактатдегидрогеназы желчи у пациентов с заболеваниями печени и желчевыводящих путей // Д. Ю. Соснин, Н. А. Зубарева // Пермский медицинский журнал. – 2010. – T. 27, № 4. – С. 88–94.
  7. Соснин Д. Ю. Новые подходы к диагностике печеночной недостаточности при хирургической патологии желчевыводящих путей и поджелудочной железы / В. А. Черешнев, Н. А. Зубарева, Д. Ю. Соснин // Вестник Уральской медицинской академической науки. – 2011. – № 1(33). – С. 67–70.
  8. Соснин Д. Ю. Изменение физико-химических свойств желчи при взаимодействии с антибиотиками in vitro / Д. Ю. Соснин, Н. А. Зубарева // Курский научно-практический вестник "Человек и его здоровье". – 2011. – № 1. – С. 101–104.
  9. Соснин Д. Ю. Сравнительная оценка методов лабораторной диагностики печеночной недостаточности в ранние сроки после оперативных вмешательств на желчевыводящих путях / Д. Ю. Соснин // Пермский медицинский журнал. – 2011. – T. 28, № 1. – С. 76–80.
  10. Соснин Д. Ю. Способ диагностики печеночной недостаточности при заболеваниях гепатопанкреатобилиарной системы у больных с наружным дренированием желчных путей в послеоперационном периоде / Н. А. Зубарева, Д. Ю. Соснин, П. Я. Сандаков, О. Ю. Ершов // Изобретения (заявки и патенты) . – 1997. – № 23, ч. II. – С. 371.
  11. Соснин Д. Ю. Способ диагностики холангита / Н. А. Зубарева, О. Ю. Ершов, Д. Ю. Соснин, П. Я. Сандаков, Н. А. Терёхина // Изобретения (заявки и патенты). – 1998. – № 11, ч. II. – С. 305.
  12. Соснин Д. Ю. Способ диагностики уремии у лиц с наружным дренированием желчных путей/ Н. А. Зубарева, Д. Ю. Соснин, Н. А. Терёхина, П. Я. Сандаков // Изобретения (заявки и патенты). – 1998. – № 11, ч. II. – С. 305 – 306.
  13. Соснин Д. Ю. Способ диагностики почечной недостаточности у лиц с наружным дренированием брюшной полости // Н. А. Терехина, В. А. Самарцев, Д. Ю. Соснин // Изобретения (заявки и патенты) . – 1999. – № 28, ч. II. – С.349.
  14. Соснин Д. Ю. Способ диагностики холангита, вызванного уреазопродуцирующими микроорганизмами // Э. С. Горовиц, Н. А. Зубарева, Д. Ю. Соснин, Т. И. Карпунина, О. Ю. Ершов // Изобретения (заявки и патенты) – 1999. – № 3, ч. II. – С. 522.
  15. Соснин Д. Ю. Способ определения чувствительности биликультур к бета – лактамным антибиотикам / Н. А. Зубарева, Э. С. Горовиц, Т. И. Карпунина, Д. Ю. Соснин, П. Я. Сандаков, О. Ю. Ершов // Изобретения (заявки и патенты). – 1999. – № 29, ч. II. – С. 368.
  16. Соснин Д. Ю. Способ оценки эффективности антибактериальной терапии у больных с наружным дренированием желчных путей / Н. А. Зубарева, Э. С. Горовиц, Д. Ю. Соснин, Т. И. Карпунина, О. Ю. Ершов // Официальный бюллетень «Изобретения. Полезные модели». – 2000. – № 16, ч. II. – С. 408.
  17. Соснин Д. Ю. Способ лечения нарушения энтерогепатической циркуляции желчи у больных с наружным дренированием желчных путей / Э. С. Горовиц, Н. А. Зубарева, Д. Ю. Соснин, Т. И. Карпунина, О. Ю. Ершов //  Официальный бюллетень «Изобретения. Полезные модели». – 2002. – № 13, ч. II. – С. 223.
  18. Соснин Д. Ю. Способ диагностики местных гнойных осложнений при деструктивных формах острого панкреатита / В. А.Черкасов, П. Я. Сандаков, В. А. Самарцев, Е. М. Кон, Д. Ю. Соснин // Официальный бюллетень «Изобретения. Полезные модели». – 2002. – № 25, ч. II. – С. 449.
  19. Соснин Д. Ю. Способ диагностики несостоятельности кишечных швов в раннем послеоперационном периоде у больных с дренированием брюшной полости / В. А. Черкасов, Н. А. Зубарева, Д. Ю. Соснин, П. Я. Сандаков, С. И. Зинец // Официальный бюллетень «Изобретения. Полезные модели». – 2003. – № 4, ч. II . – С. 479.

Научные статьи, материалы конференций и  тезисы докладов:

  1. Соснин Д. Ю. Новый неинвазивный способ диагностики уремии / Д. Ю. Соснин, Н. А. Терехина // Материалы докладов научной конференции «Актуальные проблемы клинической медицины». – Архангельск, 1994. – С. 115–116.
  2. Терехина Н.А. Оценка эндогенной интоксикации по уровню мочевины в биологических жидкостях/ Н.А. Терехина, Ю.А. Петрович, Д. Ю. Соснин // Материалы международного симпозиума «Эндогенные интоксикации». – С.-Петербург, 1994. – С.82–83.
  3. Хлебников В.В Активность ферментов крови и желчи у больных холелитиазом на фоне патологии печени / В.В. Хлебников, Н.А. Терехина, Д.Ю. Соснин, Г. А. Боровик // Материалы докладов научной конференции «Актуальные вопросы трансфузиологии и клинической медицины». – Киров, 1995. – С. 120–121.
  4. Соснин Д. Ю. Использование определения С – реактивного белка для диагностики холангита в послеоперационном периоде / Д.Ю. Соснин, Н.А. Зубарева О.Ю. Ершов и др. // Сб. науч. трудов. «Вопросы клинической медицины».– Пермь, 1995. – С. 81–85.
  5. Терехина Н.А. Лактатдегидрогеназа желчи и крови при патологии печени / Н.А. Терехина, Л.Ф. Палатова, В.В. Хлебников, Д.Ю. Соснин //  Материалы третьей конференции хирургов - гепатологов «Новые технологии в хирургической гепатологии». – С.- Петербург, 1995. – С.68–69.
  6. Соснин Д. Ю. Метод контроля за системой фибринолиза в условиях гепаринотерапии и эфферентных методов лечения / Д.Ю. Соснин // Тез. докл. научной конференции «V Российский съезд специалистов по лабораторной диагностике». – Москва, 1995. – С. 272–273.
  7. Зубарева Н.А. Эндохоледохеальные методы лечения острого холангита в послеоперационном периоде / Н.А. Зубарева, О.Ю. Ершов, Т.И. Карпунина, Д. Ю. Соснин // Матер. научной сессии ПГМА. – Пермь, 1996. – С. 138.
  8. Соснин Д. Ю. Показатели оценки  тяжести эндогенной интоксикации / Д.Ю. Соснин, Н.А. Зубарева, О.Ю. Ершов, В.А. Бородулин //Тез. докл. «Научно – практическая конференция молодых ученых Пермской государственной медицинской академии». – Пермь, 1996. – С. 29.
  9. Сандаков П.Я. Лапароскопическая холецистостома в лечении острого холецистита у больных группы высокого операционного риска / П.Я. Сандаков, Н.А. Зубарева, Т.И. Карпунина, О.Ю. Ершов, Д.Ю. Соснин / Материалы научно - практической конференции «Малоинвазивные вмешательства в неотложной и плановой хирургии». – Сочи, 1996. – С. 45–47.
  10. Зубарева Н.А. Углеродные сорбенты как средство детоксикации при механической желтухе / Н.А. Зубарева, Т.И. Карпунина, Д.Ю. Соснин, О.Ю. Ершов, С.В. Поспелова // Материалы международной конф. «Перспективы развития естественных наук на Западном Урале». – Пермь, 1996. – С. 162–163.
  11. Вагнер Е.А. Обоснование и оценка эффективности применения энтеросорбции в комплексном лечении больных с механической желтухой / Е.А. Вагнер, П.Я. Сандаков, Н.А. Зубарева, Т.И. Карпунина, Д.Ю. Соснин // Пермский медицинский журнал. – 1997. – №3. – С. 41–43.
  12. Кон Е.М. Диагностическое значение изучения состава экссудата и энтерального отделяемого при деструктивном панкреатите / Е.М. Кон, В.А. Самарцев, Д.Ю. Соснин // Материалы межрегиональной научно – практической конференции «Актуальные вопросы анестезиологии, реаниматологии и интенсивной терапии». – Уфа, 1997. – С. 18–20.
  13. Кон Е.М. Исследование экссудата из брюшной полости при деструктивных формах острого панкреатита / Е.М. Кон, В.А. Бородулин, Д.Ю. Соснин // Тез. докл. научно – практической конференции «Актуальные вопросы инфекции в хирургии». – Пермь, 1997. – С.46–48.
  14. Кон Е.М. Диагностическое значение изучения перитонеального экссудата и энтерального отделяемого при деструктивном панкреатите / Е.М. Кон, В.А. Самарцев, Д.Ю. Соснин // Вестник интенсивной терапии. – 1998. – № 4. – С. 4–5.
  15. Зубарева Н.А. Диагностика печеночной недостаточности в послеоперационном периоде у больных с наружным дренированием желчных путей / Н.А. Зубарева, П.Я. Сандаков, О.Ю. Ершов, Д.Ю. Соснин, В.А. Самарцев // Тез.докл. VI Всероссийского съезда анестезиологов и реаниматологов. – М. 1998. – С. 117.
  16. Сандаков П.Я. Малоинвазивная хирургия острого панкреатита / П.Я. Сандаков, В.А. Самарцев, М.И. Дьяченко, Д.Ю. Соснин // Материалы научно-практической конференции «Малоинвазивная хирургия и хирургическая анатомия в клинике и эксперименте». – Пермь, 1998. – С. 95–96.
  17. Сандаков П.Я. Программная оценка отдаленных результатов хирургического лечения холедохолитиаза / П.Я. Сандаков, М.И. Дьяченко, В.А. Самарцев Д.Ю. Соснин // Анналы хирургической гепатологии: Материалы VI Международной конференции хирургов – гепатологов стран СНГ. – Киев, 1998. – Т. 3, №3. – С. 99.
  18. Соснин Д. Ю. Оценка эффективности лапароскопического лечения некротического панкреатита по данным исследования экссудатов / В. А. Самарцев, Е. М. Кон, Д. Ю. Соснин // Материалы научно-практической конференции «Малоинвазивная хирургия и хирургическая анатомия в клинике и эксперименте». – Пермь, 1998. – С. 99–100.
  19. Соснин Д. Ю. Комплексное эндохирургическое лечение острого панкреатита / П. Я. Сандаков, В. А. Самарцев, М. И. Дьяченко, Д. Ю. Соснин, М. Л. Пищальников // Эндоскопическая хирургия, 1998. – Т. 4, № 1. – С. 48 – 49.
  20. Соснин Д. Ю. Значение биохимического исследования желчи для диагностики специфических послеоперационных осложнений / В. А. Самарцев, Д. Ю. Соснин, М. И. Дьяченко // Анналы хирургической гепатологии: Материалы VI Международной конференции хирургов – гепатологов стран СНГ. – Киев, 1998. – Т. 3, №3. – С. 278–279.
  21. Соснин Д. Ю. Диагностическая ценность исследования образцов желчи, полученных при выполнении эндоскопической ретроградной холангиопанкреатографии / М. И. Дьяченко, В. А. Самарцев, Н. А. Зубарева, Д. Ю. Соснин // Материалы научно-практической конференции «Малоинвазивные хирургия и хирургическая анатомия в клинике и эксперименте». – Пермь, 1998. – С. 98–99.
  22. Соснин Д. Ю. Интерференция антибиотиков в некоторых тестах оценки тяжести эндотоксикоза / Э. С. Горовиц, Т. И. Карпунина, Н. А. Зубарева Д. Ю. Соснин // Клиническая лабораторная диагностика. – 1998. – №9. – С. 28.
  23. Соснин Д. Ю. Значение исследования кислой и щелочной фосфатаз для прогнозирования течения острого панкреатита / В.А. Самарцев, Е. М. Кон, Д. Ю. Соснин // Тез. докл. научной сессии Пермской государственной медицинской академии. – Пермь, 1998 г. – С. 155.
  24. Соснин Д. Ю. Влияние антибактериальной терапии на некоторые показатели тяжести эндотоксикоза / Э. С. Горовиц, Н. А. Зубарева, Е. М. Кон, Т. И. Карпунина, Д. Ю. Соснин, В. А. Самарцев // Тез. докл. шестого Всероссийского съезда анестезиологов и реаниматологов. – М.,1998. – С.93.
  25. Соснин Д. Ю. Влияние желчи на бактерицидную активность некоторых антибиотиков / Т. И. Карпунина, Н. А. Зубарева, Д. Ю. Соснин, Э. С. Горовиц, О. Ю. Ершов // Пермский медицинский журнал, 1998, – Т. XV, № 1. – С. 39–42.
  26. Соснин Д. Ю. Диагностика печеночной недостаточности в послеоперационном периоде у больных с наружным дренированием желчных путей / Н. А. Зубарева, П. Я. Сандаков, О. Ю. Ершов, Д. Ю. Соснин, Е. М. Кон // Тез. докл. шестого Всероссийского съезда анестезиологов и реаниматологов. – М., 1998. – С. 117.
  27. Соснин Д. Ю. Активность кислой и щелочной фосфатаз экссудатов в диагностике осложнений у больных острым панкреатитом / Е. М. Кон, В. А. Самарцев, О. Ю. Ершов, В. А. Бородулин. Д. Ю. Соснин // Тез. докл. VI Всероссийского съезда анестезиологов и реаниматологов. – М.,1998 – С. 138.
  28. Соснин Д. Ю. Об изменении фармакологического действия некоторых антибактериальных препаратов в присутствии желчи / Т. И. Карпунина, Н. А. Зубарева, Э. С. Горовиц, Д. Ю. Соснин // Клиническая лабораторная диагностика. – 1998. – №9. – С. 36.
  29. Соснин Д. Ю. Аминогликозидные антибиотики в лечении хирургической патологии билиарной системы / Т. И. Карпунина, Н. А. Зубарева, Д. Ю. Соснин // Материалы 2 Международной научной конференции «Проблемы здоровья семьи – 2000» Пермь-Халкидики. – Пермь, 1998. – С. 219–220.
  30. Соснин Д. Ю. Диагностика печеночной недостаточности в послеоперационном периоде у больных с наружным дренированием желчных путей / Н. А. Зубарева, П. Я. Сандаков, О. Ю. Ершов Д. Ю. Соснин // Анналы хирургической гепатологии. – 1998. – Т. 3, №3. – С. 66.
  31. Соснин Д. Ю. Диагностика и лечение гнойного холангита / П. Я. Сандаков, М. И. Дьяченко, В. А. Самарцев, Д. Ю. Соснин // Анналы хирургической гепатологии. Материалы VII Международной конференции хирургов – гепатологов стран СНГ, Смоленск. – 1999. – Т. 4. – № 2. – С. 128–129.
  32. Соснин Д. Ю. Диагностическое значение исследования концентрации азотистых шлаков в экссудатах при диагностических лапароскопиях / В. А. Самарцев, Д. Ю. Соснин, О. Ю. Ершов, М. И. Дьяченко // Эндоскопическая хирургия – 1999. – № 2. – С. 55–56.
  33. Соснин Д. Ю. Характеристика гиперпластических процессов в зоне большого дуоденального соска. / П. Я. Сандаков, М. И. Дьяченко, В. А. Самарцев, Д. Ю. Соснин // Материалы 4-го Московского международного конгресса по эндоскопической хирургии. – Москва, 2000. – С. 269–270.
  34. Соснин Д. Ю. Экспериментальное обоснование возможной причины желчеистечения при транспеченочном дренировании желчного пузыря / Д. Ю. Соснин, Н. А. Зубарева, О. Ю. Ершов, С. И. Зинец // Материалы научной сессии ПГМА. – Пермь, 2002. – С. 248.
  35. Соснин Д. Ю. Диагностика и лечение стенозов устья главного панкреатического протока при хроническом билиарном панкреатите / М. И. Дьяченко, П. Я. Сандаков, В. А. Самарцев, Д. Ю. Соснин // Тез. докл. 6-го Московского международного конгресса по эндоскопической хирургии. – М., 2002. – С. 140–142.
  36. Соснин Д. Ю. Панкреатобилиарный рефлюкс как возможная причина желчеистечения при транспеченочном дренировании желчного пузыря у больных острым панкреатитом / Н. А. Зубарева, Д. Ю. Соснин, М. И. Дьяченко О. Ю. Ершов, С. И. Зинец // Анналы хирургической гепатологии. - 2002. – Т. 7, №. 1. – С. 203–204.
  37. Соснин Д. Ю. Биохимия желчи у детей с кистами гепатикохоледоха / Ю. Ю. Соколов, Д. Ю. Соснин, Г. Б. Нечаева, Г. Г. Фрейнд // Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии (приложение 18, Материалы восьмой Российской конференции, 17 – 19 марта 2003 г), 2003. – Т. XIII, №. 1. – С. 41.
  38. Соснин Д. Ю. Результаты хирургического лечения сочетанного рубцового поражения терминальных отделов желчного и панкреатического протоков / П. Я. Сандаков, В. А. Самарцев, М. И. Дьяченко, Д. Ю. Соснин // Материалы научно - практической конференции врачей России «Успенские чтения». – Тверь, 2004. – С. 223–224.
  39. Соснин Д. Ю. Влияние антибактериальной терапии на некоторые показатели оценки тяжести эндотоксикоза / Н. А. Зубарева, Д. Ю. Соснин, М. И. Дьяченко, О. С. Липина // Материалы юбилейной научной сессии - Пермь, 2006. – Т. II. – С. 69–70.
  40. Соснин Д. Ю. Способ диагностики местных гнойных осложнений при экссудативных плевритах / Я. П. Сандаков, В. А. Черкасов, Д. Ю. Соснин // Бюллетень «Изобретения и полезные модели». – 2008. – № 18. – С. 787.
  41. Соснин Д. Ю. Изменение концентрации холестерина и желчных кислот желчи в раннем послеоперационном периоде у больных желчнокаменной болезнью / Д. Ю. Соснин, Н. А. Зубарева // Материалы ХIII международной научной конференции «Здоровье семьи – ХХI век», г. Хургада, Египет. –Пермь: Изд-во «Книжный формат», 2009. – С. 343–344.
  42. Соснин Д. Ю. Использование экстракорпоральных методов гемокоррекции / В. А. Самарцев, П. Я. Сандаков, С. А. Суркин, Д. Ю. Соснин, Д. А Минеев // Тез. докл.  XVI международного конгресса хирургов – гепатологов стран СНГ «Актуальные проблемы хирургической гепатологии». – Екатеринбург, 2009. – С. 94.
  43. Соснин Д. Ю. Миниинвазивное этапное лечение холелитиаза и его осложнений у больных с высоким операционным риском / В. А. Самарцев, П. Я. Сандаков, М. И. Дьяченко, Д. Ю. Соснин // Тез. докл. XVI международного конгресса хирургов – гепатологов стран СНГ «Актуальные проблемы хирургической гепатологии». – Екатеринбург, 2009. – С. 145–146.
  44. Соснин Д. Ю. Характеристика оптических плотностей растворов антибиотиков в ультрафиолетовом диапазоне / Д. Ю. Соснин, Н. А. Зубарева, В. А. Самарцев // Материалы научной сессии ПГМА. – Пермь, 2010. – С. 126 – 128.
  45. Соснин Д. Ю. Состав липидов желчи у пациентов в раннем послеоперационном периоде при развитии печеночной недостаточности / Д. Ю. Соснин, Н. А. Зубарева // Материалы XIV Международной научной конференции «ЗДОРОВЬЕ НАЦИИ – XXI ВЕК», Сполето, Италия.– Пермь: Изд-во «Книжный формат», 2010. – С. 263–265.
  46. Соснин Д.Ю. Особенности озонотерапии пленкообразующей бактериальной флоры при панкренекрозе / В.А. Самарцев, Т.И. Карпунина, Н.В. Николаева, А.С. Осокин, Д.Ю. Соснин // Тез. докл. XVII международный Конгресс хирургов – гепатологов России и стран СНГ «Актуальные проблемы хирургической гепатологии». – Уфа, 2010. – С. 102–103.
  47. Соснин Д. Ю. Способ коррекции дефицита желчных кислот в условиях нарушения энтерогепатической циркуляции желчи и обоснование его применения / Н.А. Зубарева, Д.Ю. Соснин // Материалы краевой конференции, посвященной 90-летию кафедры общей хирургии. – Пермь, 2011. – С. 76–80.
  48. Соснин Д. Ю. Механизмы интерференции антибиотиков в методиках исследования эндогенной интоксикации / Д. Ю. Соснин // Материалы краевой конференции, посвященной 90-летию кафедры общей хирургии.– Пермь, 2011. – С. 259–262.
  49. Соснин Д. Ю. Значение исследования активности -амилазы в экссудатах при остром панкреатите / Д.Ю. Соснин, Н.А Зубарева // Материалы научной сессии 2011 года, посвященной 95-летию высшего медицинского образования на Урале и 80-летию Пермской государственной медицинской академии имени академика Е. А. Вагнера. – Пермь, 2011. – С. 126–127.

СПисок сокращений.

ДС – диагностическая специфичность

ДЧ – диагностическая чувствительность

ДЭ – диагностическая эффективность

ед. опт. плотности – единицы оптической плотности

ЖКБ – желчнокаменная болезнь

ЛДГ – лактатдегидрогеназа

МСМ – молекулы средней массы

ОП – острый панкреатит

ОПл – оптическая плотность

СРБ – С–реактивный белок

ЩФ – щелочная фосфатаза






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.