WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

СОКОЛОВА НАТАЛЬЯ ВАЛЕРЬЕВНА

НАУЧНОЕ ОБОСНОВАНИЕ КОМПЛЕКСНОГО ПОДХОДА К ГИГИЕНИЧЕСКОЙ ОЦЕНКЕ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ 

УЧАЩЕЙСЯ МОЛОДЁЖИ

14.00.07 - Гигиена

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации  на соискание ученой степени

доктора биологических наук

Воронеж - 2008

Работа выполнена на кафедре анатомии и физиологии Воронежского государственного педагогического университета.

Научные консультанты:

член-корреспондент РАН, Академик РАМН, доктор медицинских наук,

профессор Игорь Борисович Ушаков

доктор медицинских наук Ирина Калмановна Рапопорт

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор  Иванов Сергей Иванович

(ГУ НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды им. А.Н.Сысина РАМН)

доктор биологических наук, профессор Румянцева Лариса Александровна

(Федеральный  научный центр гигиены им. Ф.Ф.Эрисмана)

доктор медицинских наук, профессор  Жилов Юрий Дмитриевич

(Московский государственный областной университет) 

Ведущая организация: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российский государственный медицинский университет Росздрава»

Защита состоится «25» сентября 2008 г. в 11.00 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д.001.009.01. в НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды им. А.Н. Сысина РАМН (119992, Москва, ул. Погодинская, 10/15, строение 1).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды им. А.Н. Сысина РАМН.

 

Автореферат разослан «______» «____________» 2008 г.

Ученый секретарь совета

доктор биологических наук, профессор Н.Н. Беляева

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы.

  В наступившем XXI столетии изучение проблем учащейся молодёжи приобретает особую актуальность. Как показывает анализ литературы, эти вопросы занимают ведущее место в кругу гигиенических, медико-биологических, социальных и психолого-педагогических исследований (Агаджанян Н.А. с соавт., 1996 – 2007; Баранов А.А. с соавт., 1998 – 2008; Дюкарева А.М., 1995; Жилов Ю.Д., 2001; Журавлёва И.В., 2002; Кучма В.Р. с соавт., 1995 – 2008; Сухарев А.Г., 1997 – 2008; Lindholm L., 1997; Wallace H., 1992 и другие).

  По данным многих авторов (Антонова Л.Т. с соавт., 1991; Баранов А.А., 2007; Степанова М.И. с соавт., 2000; Ильин А.Г. с соавт., 1993 – 2000; Кучма В.Р., 2000 – 2007; Стародубов В.И. с соавт., 1999, 2000; Стуколова Т.И., 1999; Сухарев А.Г., 2005 и другие) менее 5% подростков могут быть признаны абсолютно здоровыми. Остальные  страдают функциональными нарушениями и хроническими заболеваниями.

  В течение последних 15 – 20 лет отмечается и ухудшение состояния здоровья студенческой популяции. Распределение студентов по группам здоровья позволяет установить увеличение численности лиц, относимых к Ш группе, при соответствующем уменьшении II и в особенности I группы (Баранов А.А. с соавт., 2004; Миннибаев Т.Ш., 1993, 1996). Согласно данным А.В. Суворовой (1997), А.Г. Ильина с соавт. (1995 – 2000) и других при профилактических осмотрах хронические заболевания выявляются у 67-70% студентов.

  Следовательно, охрана здоровья детей, подростков и юношей – главная проблема ближайшего и отдалённого будущего нашей страны, так как современная учащаяся молодёжь представляет собой основу обеспечения обороноспособности государства, потенциал его интеллектуального, социального и экономического развития. 

  Не вызывает сомнений актуальность изучения и поиск репрезентативных критериев комплексной оценки воздействия основных факторов жизнедеятельности на здоровье школьников и студентов. 

  На сегодняшний день одной из характеристик, которая позволяет оценить различные стороны жизни учащейся молодёжи, является «качество жизни» (Бестужев-Лада И.В., 1983; Давыдов Б.И. с соавт., 1993; Кузьмичёв Л.А. с соавт., 2002; Леви Л. с соавт., 1979; Тодоров А.С., 1980; Ушаков И.Б. с соавт., 1996 - 2006 и другие).

  В последние десятилетия концепция качества жизни стала главенствующей в системе оценки результатов лечения в клинической медицине (Новик А.А. с соавт., 1999 – 2002; Шевченко Ю.Л., 2000). Вместе с тем,  в профилактической медицине, гигиене, в т.ч. гигиене детей и подростков, она не обрела пока достойного места.

  Качество жизни – это, прежде всего медико-социальное явление, охватывающее соматическое и психофизиологическое здоровье человека, его жизненные ценности, а также уровень экономического развития общества (Ушаков И.Б., 2005). Несмотря на значительные разночтения в трактовке понятия «качество жизни» большинство авторов сходятся в том, что его определяющими компонентами являются состояние здоровья и степень удовлетворенности личности собственной жизнью.

  Проблема качества жизни школьников и студентов чрезвычайно важна, так как с помощью данного понятия можно не только выявить субъективные характеристики гигиенических, медико-биологических, социально-экономических и психолого-педагогических параметров условий жизнедеятельности учащихся, но и установить степень их взаимосвязи с объективными показателями. 

  В настоящее время имеются весьма немногочисленные работы, касающиеся отдельных аспектов гигиенической оценки качества жизни учащейся молодёжи. На базе кафедры анатомии и физиологии Воронежского государственного педагогического университета с 1996 года ведётся работа, направленная на проведение гигиенической оценки качества жизни школьников и студентов. Впервые концепция Ушакова И.Б., посвященная гигиенической оценке качества жизни различных социальных групп населения, была реализована в отношении студенческой молодежи в кандидатской диссертации Соколовой Н.В., посвящённой исследованию роли гигиенических факторов в формировании основных показателей качества жизни студенток педагогического профиля  (2001). Автором были определены приоритетные факторы, вносящие наибольший вклад в формирование представления о качестве жизни студенток педагогического вуза. В дальнейшем Анохина Ж.А. (2003) изучала роль социально-гигиенических факторов в формировании качества жизни мальчиков старшего подросткового возраста города и села. В результате проведенных исследований установлены достоверные корреляционные связи между показателем качества жизни и уровнем материального состояния семьи, взаимоотношениями с товарищами, успеваемостью, отношениями в семье, подвижным образом жизни. Автором показано, что формирование субъективного представления о качестве своей жизни является сложным динамическим процессом, зависящим, как от возраста подростка, так и от  места его проживания.  Исследования качества жизни учащихся были продолжены в кандидатской работе Либиной И.И.  (2004), объектом исследования которой послужили подростки обоего пола, 14-17 лет – учащиеся восьмых-одиннадцатых классов одной из школ г. Воронежа. Впервые был проведен сравнительный анализ качества жизни подростков в зависимости от пола и возраста, выявлена роль типологических свойств личности в формировании самооценки качества жизни. Исследования  Либиной И.И.  подтвердили достоверность корреляционных связей, выявленных в работах Соколовой Н.В. (2001) и Анохиной Ж.А.  (2003), между самооценками качества жизни, даваемыми учащимися, и  самооценками здоровья, показателями острой и хронической заболеваемости, уровнями материального состояния семьи, взаимоотношениями с товарищами и родителями.

  В диссертационной работе Картышевой С.И. (2005) проведен сравнительный анализ процесса формирования качества жизни юношей-студентов двух факультетов Воронежского государственного педагогического университета. Автором установлено, что в процесс формирования качества жизни студентов изучаемых факультетов основной вклад вносят такие факторы как состояние здоровья, материальные условия, рацион и кратность питания, высокая личностная тревожность, взаимоотношения в группе, поведенческие факторы риска. Выявлено крайне неблагоприятные условия проживания и питания студентов, их низкий материальный уровень. Исследования качества жизни студенческой молодёжи были продолжены Мухиной Н.В. (2008), работа которой направлена на изучение гендерных особенностей формирования качества жизни студентов в динамике обучения в педагогическом вузе. Автором доказаны корреляционные связи различной силы между объективными показателями состояния здоровья и самооценкой здоровья и  удовлетворенностью качеством жизни, отличающиеся у лиц мужского и женского пола. Установлены половые различия в состоянии психического здоровья у юношей и девушек. Полученные Мухиной Н.В. данные во многом подтвердили результаты исследований, проведенных Соколовой Н.В. (2001) и Картышевой С.И. (2005), определивших ведущие гигиенические факторы, влияющие на формирование качества жизни и здоровья студентов. Однако, в работах, посвященных гигиенической оценке качества жизни школьников и студентов, отсутствует комплексный подход, что  свидетельствует о необходимости  его разработки.

  Исследование качества жизни учащейся молодёжи и факторов его определяющих входит в число актуальных задач общественного и социального развития и обуславливает необходимость теоретической и практической её разработки, выработку методических и организационных подходов к сохранению и укреплению здоровья.

Цель работы: научно обосновать комплексный подход к гигиенической оценке качества жизни учащейся молодёжи для разработки медико-психолого-педагогических и экономических программ сохранения здоровья и оптимизации условий жизнедеятельности школьников и студентов (на примере Воронежской области).

Задачи исследования:

  1. Провести сравнительный анализ характеристик субъективной оценки качества жизни различными контингентами учащейся молодежи. Выявить долю влияния отдельных факторов в формировании степени удовлетворённости качеством жизни.
  2. Изучить медико-биологические факторы, влияющие на качество жизни подростков и юношей. Дать комплексную оценку состояния их здоровья.
  3. Выявить роль гигиенических факторов (условий обучения, проживания, питания) в формировании качества жизни учащейся молодёжи. Оценить степень воздействия факторов образовательного процесса на формирование качества жизни школьников и студентов с учётом возрастного и социального статуса учащихся.
  4. Установить взаимосвязь между психологическими характеристиками личности и основными критериями качества жизни подростков и юношей. Провести анализ динамики когнитивных функций.
  5. Разработать основные направления комплексного подхода к гигиенической оценке факторов, формирующих качество жизни учащейся молодёжи; научно обосновать алгоритм исследования качества жизни учащихся с учётом приоритетных факторов, обусловленных возрастным и социальным статусом школьников и студентов. 

Научная новизна и теоретическая значимость

  • На основании данных  впервые проведенного продольно-поперечного исследования качества жизни школьников 14 - 17 лет и студентов 18 - 23 лет дана качественная и количественная оценка значимости факторов формирования качества жизни учащихся. Определены приоритетные факторы, общие для всех обследуемых возрастных и социальных групп: состояние здоровья, успешность обучения, взаимоотношения с родителями, условия проживания и частные – которые имеют значение в отдельной, конкретной группе: взаимоотношения с друзьями, условия и характер питания материальное благополучие и др.
  • На основании результатов лонгитудинального исследования доказано, что в процессе взросления существенно изменяется роль субъективных и объективных факторов, влияющих на самооценку качества жизни индивидуумом и контингентом учащихся, к которому он относится. Это свидетельствует о динамичности показателей качества жизни, изменчивости характеристик влияющих на него факторов и необходимости систематического слежения за показателями качества жизни и факторами, приоритетными в его формировании.
  • Доказаны общие тенденции снижения самооценки качества жизни и состояния здоровья, обусловленные ростом заболеваемости, неблагоприятным влиянием нарушений условий обучения и воспитания школьников и студентов, а также социально-гигиенических параметров их жизнедеятельности (питание, образ жизни). Доказана  недооценка подростками и юношами значимости поведенческих факторов риска в развитии нарушений здоровья и снижении качества жизни.
  • Установлено, что самооценка состояния здоровья школьников и студентов с высокой степенью достоверности совпадает с объективными характеристиками здоровья, что свидетельствует о возможности её использования в качестве скрининг-метода на доврачебном этапе профилактических осмотров.
  • Установлена зависимость формирования самооценки качества жизни от индивидуального психофизиологического статуса школьников и студентов: типологических особенностей личности, экстраверсии-интраверсии, эмоциональной устойчивости и личностной тревожности. Выявлено, что возрастные психофизиологические особенности оказывают выраженное влияние на самооценку качества жизни и здоровья учащихся.
  • Доказана целесообразность использования разработанного алгоритма комплексного исследования качества жизни для выявления степени влияния различных гигиенических, медико-биологических, социально-экономических и психолого-педагогических факторов на формирование состояния здоровья школьников и студентов.
  • Полученные новые данные о качестве жизни подростков и студентов и особенностях его формирования позволили научно обосновать концепцию комплексного подхода к гигиенической оценке качества жизни подростков и лиц юношеского возраста.

  Предлагаемая концепция комплексного подхода к гигиенической оценке качества жизни учащейся молодёжи соответствует принципам концепции исследования качества жизни в клинической медицине, разработанной ВОЗ: 1) многомерность, 2) изменение показателей во времени, 3) активное участие самого человека (больного, респондента) в оценке своего состояния, но при этом предполагает введение нового дополнительного принципа – сопоставления субъективных оценок с объективными показателями. 

Концепция комплексного подхода к гигиенической оценке качества жизни учащейся молодёжи базируется на следующих основных положениях: 

1. Сопоставление субъективных оценок  здоровья и  качества жизни, даваемых респондентами, с объективными характеристиками  исследуемых явлений и факторов,  влияющих на их формирование.  При высокой тесноте корреляционных связей субъективных оценок, в первую очередь  самооценки здоровья, с объективными медицинскими показателями,  субъективные оценки качества жизни и здоровья могут являться скрининг-тестами, позволяющими выявить  неспецифические отклонения  в состоянии здоровья и нарушения адаптации.  При не совпадении субъективных оценок и объективных показателей необходимо детальное изучение влияния  различных экзогенных и психологических факторов на формирование качества жизни изучаемых контингентов;

2. Анализ изменчивости (динамичности) субъективных оценок качества жизни и объективных характеристик  факторов, влияющих на его  формирование, что связано с естественными процессами физического роста  и развития  подростков и лиц юношеского возраста, психологическими фазами пубертатного периода, постепенной социализацией  подростков и интеграцией  молодежи в общественные отношения. В связи с этим целесообразны продольно-поперечные (лонгитудинальные) исследования качества жизни подростков  и молодежи и влияющих на их жизнедеятельность гигиенических, медико-биологических, социально-экономических,  психологических и педагогических факторов;

3. Определение у подростков  и юношей, относящихся к различным возрастным и социальным группам, схожих (общих)  показателей и различий в качестве жизни и факторах, влияющих на его формирование. Это позволяет разрабатывать  как общие, так и дифференцированные медико-социальные программы и меры по укреплению здоровья в зависимости от возраста, места проживания, социального статуса и психологических особенностей личности.

Практическая значимость.

  Практически важными для учреждений здравоохранения, системы образования, комиссий военных комиссариатов являются результаты гигиенического, медико-социального и клинико-статистического анализа полученных данных, которые могут быть использованы для определения потребности в системных лечебно-оздоровительных и медико-профилактических мероприятиях, обеспечения доступности и повышения качества медицинской помощи.

  Проведённое исследование свидетельствует о целесообразности внедрения в практику профилактических медицинских осмотров скрининг-тестов, направленных на выявление самооценки здоровья и качества жизни подростков и юношей, что будет способствовать улучшению выявляемости отклонений в состоянии здоровья на доврачебном этапе профилактического обследования.

  Общие теоретические положения, результаты исследований и разработанные на их основе документы будут способствовать дальнейшей всесторонней  разработке понятия «качество жизни»; могут быть использованы врачами, гигиенистами, психологами и педагогами при проведении гигиенических, медико-биологических и психолого-педагогических исследований.

Внедрение результатов работы в практику.

  Материалы диссертационного исследования использованы при разработке следующих учебных и учебно-методических пособий: учебное пособие «Гигиена: словарь-справочник» (утв. Учебно-методическим объединением по медицинскому и фармацевтическому образованию вузов России, 2006 г.); учебное пособие «Методы оценки качества жизни школьников» (утв. Учебно-методическим объединением по медицинскому и фармацевтическому образованию вузов России, 2006 г.); практикум «Возрастная физиология» (утв. УМС Воронежского госпедуниверситета, 2004 г.); пособие по решению задач по курсу «Спортивная метрология» (утв. УМС Воронежского госпедуниверситета, 2004 г.); практикум «Высшая нервная деятельность, сенсорные системы, развитие речи» (утв. УМС Воронежского  госпедуниверситета, 2005 г.).

  Результаты исследования внедрены при планировании учебно-воспитательной и научной работы: школ Воронежской области (Акт внедрения от 18.01.2007., утверждён Начальником отдела образования Верхнемамонского района Воронежской области Колпоносовой В.В.; Акт внедрения  от 15.02.2007., утверждён Начальником отдела по образованию администрации Калачеевского муниципального района Воронежской области Баландиной Л.В.; Акт внедрения от 24.04.2008., утверждён Начальников отдела по образованию и работе с молодёжью администрации Семилукского района Воронежской области Шафростовой Л.И.); военного комиссариата Семилукского района Воронежской области (Акт внедрения от 21.03.2007., утверждён военным комиссаром Семилукского района Воронежской области подполковником Ельчаниновым М.П.); Воронежского государственного педагогического университета (Акт внедрения от 08.06.2007., утверждён ректором Воронежского госпедуниверситета профессором Подколзиным В.В.); Управления Роспотребнадзора по Воронежской области (Акт внедрения от 09.10.2007., утверждён заместителем руководителя Управления Роспотребнадзора по Воронежской области Фуфаевой О.А.).

Апробация работы.

  Материалы диссертации доложены и обсуждены на  заседании № 1  кафедры анатомии и физиологии Воронежского государственного педагогического университета (30.08.2007), на всероссийских конференциях и конференциях с международным участием: Международной научной конференции «Физиология и развитие человека», посвящённой 60-летию Института возрастной физиологии РАО (Москва, 2004); Пленуме Научного совета по экологии человека и гигиене окружающей среды РАМН и Минздрава и соцразвития Российской Федерации «Современные проблемы медицины окружающей среды» (Москва, 2004); X съезде педиатров России «Пути повышения эффективности медицинской помощи детям» (Москва, 2005); Пленуме Научного совета по экологии человека и гигиене окружающей среды РАМН и Минздрава и соцразвития Российской Федерации «Экологически обусловленные ущербы здоровью: методология, значение и перспективы оценки» (Москва, 2005); Международной научно-практической конференции «Модернизация отечественного педагогического образования: проблемы, подходы, решения» (Воронеж, 2006); V Всероссийском симпозиуме с международным участием по проблемам боевого стресса «Война и здоровье: боевой стресс» (Москва, 2006); Пленуме Научного совета по экологии человека и гигиене окружающей среды РАМН и Минздравсоцразвития Российской Федерации «Современные проблемы гигиены города, методология и пути решения» (Москва, 2006); Пленуме Научного совета РАМН и МЗ и СР РФ по гигиене и охране здоровья детей и подростков «Особенности морфофункционального и психо-социального развития современных юношей 15 – 19 лет» (Москва, 2007); Международной научно-практической Интернет – конференции «Научные исследования и их практическое применение. Современное состояние и пути развития‘ 2007» (www.sworld.com.ua, 2007); VI Всероссийском научном симпозиуме с международным участием по проблемам боевого стресса «Боевой стресс: механизмы стресса в экстремальных условиях деятельности» (Москва, 2007); Межрегиональной научно-практической юбилейной конференции «Проблемы здоровьесбережения школьников и студентов. Новые научные тенденции в медицине и фармации» (Воронеж, 2008); I Конгрессе Российского общества школьной и университетской медицины и здоровья (Москва, 2008). 

Публикации.

Основные положения диссертации изложены в 55 печатных работах, в том числе в 1 монографии, 7 учебных пособиях, 9 статьях в рецензируемых журналах и изданиях, рекомендованных ВАК. 

Объём и структура работы.

Диссертационная работа состоит из введения, обзора литературы, главы, посвящённой объектам, организации и методам исследования, 5 глав собственных исследований, заключения, выводов, списка использованных источников и приложений. Текст изложен на 459 страницах – из них приложений 81 страница, иллюстрирован 76 таблицами, 47 диаграммами и 7 схемами. Указатель литературы содержит 532 источника, из них 467 отечественных и 65 иностранных авторов.

Личный вклад автора.

  При планировании, организации и проведении исследований по всем разделам и этапам работы доля участия автора составила более 80%.

Основные положения, выносимые на защиту.

    1. Использование комплексного подхода к гигиенической оценке качества жизни учащейся молодёжи позволяет дать количественную оценку значимости субъективных и объективных характеристик формирования состояния здоровья.
    2. Динамичность показателей качества жизни в возрастном и социальном аспектах проявляется в уменьшение числа школьников и студентов с высокой самооценкой качества жизни и состояния здоровья.
    3. Снижение степени удовлетворённости качеством жизни (на 10%) и самооценки состояния здоровья (на 11%) школьников и студентов, обусловлено ростом заболеваемости, неблагоприятным влиянием нарушений условий обучения и воспитания учащихся, а также социально-гигиенических параметров их жизнедеятельности.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Объекты, организация и методы исследования.

  В нашем исследовании выбран ракурс всестороннего рассмотрения качества жизни, включающий в себя и объективные и субъективные его характеристики. Выбор методических приёмов и объём исследования определялся целью и задачами работы.

  Исследование проводилось на одном и том же контингенте учащейся молодёжи в течение трёх лет. Респонденты представлены лицами мужского пола 14 – 23 лет: учащимися старших классов типичных сельских и городских школ, студентами, обучающимися в колледже и университете. Проведено пилотное исследование курсантов кадетского корпуса г. Москвы. Всего обследовано 1139 человек школьников и студентов, а также проведено анкетирование 728 родителей. Количественный состав групп представлен в таблице № 1.

Таблица 1

Количественный состав обследуемого контингента

ВСЕГО

ШКОЛЬНИКИ

8 класс

9 класс

10 класс

11 класс

Городские школьники

Родители

489

329

102

70

171

104

96

68

120

87

Сельские школьники

Родители

264

229

95

86

58

46

52

45

59

52

Учащиеся кадетского корпуса

89

49

40

СТУДЕНТЫ

1 курс

2 курс

3 курс

Студенты колледжа

Родители

180

121

70

52

56

34

54

35

Студенты вуза

Родители

117

49

48

21

26

12

43

16

 

  Обследование сельских школьников осуществлялось на базе следующих общеобразовательных учреждений: Семилукской школы № 1, № 2, Девицкой сельской школы, Стрелицкой поселковой школы. В г. Воронеже работа велась на базе общеобразовательных школ № 57 и № 61. Данные учреждения однотипны по наполняемости и санитарно-гигиенической характеристике. Контингент студенческой молодёжи представлен учащимися Воронежского колледжа строительных технологий и Воронежского государственного педагогического университета. Кроме того, было проведено анкетирование родителей всего обследуемого массива.

  С целью проведения комплексного исследования нами была разработана специальная программа изучения влияния различных факторов на формирование качества жизни учащейся молодёжи (табл. № 2).

Таблица 2

Программа проведения исследования

Объекты исследования и объёмы

Методы проведения исследования

Анализ литературных источников по теме исследования.

Отечественные и зарубежные научные публикации (532 источника).

Ретроспективный анализ

Сравнительный анализ субъективной самооценки качества жизни

школьников и студентов.

Анкета, содержащая 95 вопросов для школьников, 118 вопросов для студентов и 55 вопросов для родителей. Всего подвергнуто анализу 1867 анкет.

Анкетирование, интервьюирование, сравнительный, статистический, экспертный анализ. Дисперсионный и корреляционный анализ.

Изучение состояния здоровья и физического развития подростков и юношей. Оценка уровня и структуры заболеваемости.

Выкопировка данных из медицинских карт Ф. № 026/у-2000, Ф. № 086/у, Ф. № 025/у - Ю; Всего 718 человек. Более 10000 единиц информации. Физическое развитие  – 3354 единицы анализа.

Сравнительный, экспертный анализ на основании данных медицинских карт. Интервьюирование и анкетирование. Выборочное дополнительное обследование. Дисперсионный и корреляционный анализ.

Оценка гигиенических условий обучения, проживания, питания учащихся различных возрастных и социальных групп. Влияние процесса обучения на состояние ССС.  Характеристика поведенческих факторов риска.

Комплексная санитарно-гигиеническая оценка учебного заведения, микроклимат, световой режим -  3 образовательных учреждения, 16 учебных помещений по 34 признакам, 2380 замеров. Анализ организации учебного процесса, расписания уроков, структуры урока – 6 образовательных учреждений, 24 класса, 1-5 курсы. Оценка условий питания, проживания, образа жизни –1867 анкет, меню – раскладок – 570. Показатели АД, ЧСС в динамике – 8016 измерений, более 12000 единиц информации. 

Стандартные общепринятые методики для гигиенической оценки соответствия условий обучения, проживания, питания санитарным нормам и правилам. Статистический и корреляционный анализ.

Социологическое исследование, направленное на выявление роли психолого-

педагогических факторов в формировании качества жизни респондентов.

Тест Айзенка, шкала тревожности Спилбергера-Ханина, тест Баси-Дарка: 862 школьника, 105 – студентов,  13500 единиц информации. Исследование умственной работоспособности, внимания, мышления, памяти – 350 человек в динамике – более 30000 единиц информации.

Анкетирование, тестирование с использованием стандартных психологических методик. Медико-социологическое исследование. Статистический и корреляционный анализ.

Обоснование  комплексного подхода к гигиенической оценке качества жизни учащейся молодёжи.

Все материалы. Оценка репрезентативности полученных данных, вариационно-статис-тическая обработка результатов с помощью лицензионных прикладных программ (Excel’ 2003, Statistica  5.1 & Statgraphics, версия 2.1.).

Логический, дисперсионный и корреляционный анализ.

  Массовые обследования и анкетирование школьников, учащихся колледжа и студентов вуза потребовали чёткой организации работы врачей, средних медицинских работников, администрации учебных заведений, психологов и преподавателей. Предварительно разрабатывались и согласовывались программа, план и график проведения конкретных исследований, форма учетной и отчетной документации, методы статистической обработки результатов. 

Субъективная оценка качества жизни и его составляющих.

  Для изучения субъективной оценки качества жизни нами была модифицирована и адаптирована для данного контингента анкета, разработанная сотрудниками НИИИ военной медицины. Она включает в себя вопросы и многовариантные формализованные ответы, характеризующие различные стороны качества жизни школьников и студентов (медико-биологический, социально-гигиенический и психолого-педагогический блоки).

  Для подтверждения психометрических свойств анкеты оценивали её надёжность, достоверность и чувствительность. Надёжность опросника определяли оценкой внутреннего постоянства и воспроизводимости с помощью вычисления коэффициента Кронбаха (Cronbach L., 1951) и методом повторных тестов. Внешнюю и внутреннюю достоверность изучали с помощью группы специалистов, с учетом литературных источников и отзывов респондентов. Чувствительность опросника оценивали на основании результатов анализа его способности давать достоверные изменения характеристик качества жизни в соответствии с изменениями в состоянии респондента. 

  Для получения репрезентативных ответов анкетирование проводили в условиях, исключающих возможность обсуждения, в спокойной обстановке, без ограничения во времени. Респондентам заранее давали задание подготовить ответы на некоторые вопросы, требующие подсчетов или сбора информации о родственниках.

Методы физиолого-антропометрической оценки.

  Для субъективной оценки состояния здоровья в разработанную нами анкету были включены вопросы, позволяющие выявить жалобы обследуемого, состояние здоровья родителей и ближайших родственников, перенесённые в прошлом заболевания и операции. В связи с тем, что на наш взгляд 13 – 15-летние подростки не всегда владеют полной и достоверной информацией о перенесённых ими заболеваниях, мы предпочли данные вопросы включить в разработанную нами анкету – опросник для родителей подростков. Предлагаемый подросткам, студентам и их родителям объём и спектр вопросов способствовал выявлению не только хронических болезней, но и функциональных расстройств, а также причин их возникновения, факторов риска формирования и развития нарушений здоровья.

  Сбор объективной информации о заболеваемости школьников осуществлялся путем анализа данных, полученных в ходе работы военно-медицинской комиссии, а студентов техникумов и вузов – по данным медицинских карт студенческой поликлиники. Изучались сведения, содержащиеся в Медицинской карте ребёнка (форма № 026/у-2000, № 025/у-Ю), амбулаторной карте территориальной и студенческой поликлиники и Медицинской справке (форма № 086/у). Распространённость хронических заболеваний и функциональных расстройств рассчитывалась на 1000 обследованных. Данные обрабатывались на основании Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем (МКБ – 10, 2003). Формализация данных, полученных в ходе анализа сведений, содержащихся в медицинских документах, осуществлялась согласно общепринятым критериям комплексной характеристики состояния здоровья. 

  Для оценки физического развития использовали соматометрические и физиометрические показатели. Измеряли длину тела, массу тела, окружность грудной клетки в паузе и во время вдоха (выдоха), артериальное давление, силу кисти, жизненную ёмкость лёгких. Измерения проводились в утренние часы в чистом и теплом помещении медицинского кабинета с привлечением медицинского персонала школы или вуза. Для получения более полной характеристики физического развития обследуемого контингента рассчитывали индекс Кетле (Кучма В.Р. с соавт., 2006).

  Анализ результатов антропометрических измерений осуществлялся с помощью региональных возрастно-половых таблиц, что позволило провести индивидуальную и групповую оценку функциональных возможностей организма обследуемых респондентов, определить допустимый уровень нагрузок и разработать необходимые лечебно-профилактические мероприятия. 

  Для того чтобы выявить степень воздействия учебного процесса и экзаменационного стресса на состояние организма обследуемых респондентов изучали показатели деятельности сердечно-сосудистой системы в динамике учебного года, учебной недели, учебного дня, а также до и после экзамена. В первую очередь проводили измерение артериального давления методом Короткова. Для получения объективной оценки АД строго соблюдали требования к условиям и процедуре его измерения. Оценку артериального давления осуществляли с помощью процентильного распределения показателей систолического и диастолического АД.

  Для определения кардио-респираторного резерва использовали пробу Штанге,  пробу Генчи и пробу Руфье-Диксона (Айзман Р.Н. с соавт., 1997). Для оценки уровня функционирования системы кровообращения и определения её адаптационного потенциала был использован интегративный показатель – индекс функциональных изменений (ИФИ) в условных единицах (Р.М. Баевский, А.П. Берсенева, 1997). В зависимости от показателей ИФИ, уровень функционирования системы кровообращения определялся как: оптимальная адаптация, удовлетворительная адаптация, напряжение механизмов адаптации, неудовлетворительная адаптация и срыв адаптации.

  В качестве критерия функционального состояния сердечно-сосудистой системы, косвенно отражающего потребление миокардом кислорода, был выбран индекс Робинсона (Апанасенко Г.Л. с соавт., 2000), который дифференцировался на: высокий, выше среднего, средний, ниже среднего и низкий. Помимо этого рассчитывали и анализировали коэффициент здоровья (Баевский Р.М. соавт., 1997) и индекс физического состояния (Ушаков И.Б. с соавт., 2000), информативность которого сохраняется для практически здоровых людей, масса которых не превышает 15% должной величины.

Методы гигиенической оценки.

  Для решения поставленных в исследовании задач проводили анализ социально-гигиенических характеристик условий обучения и условий быта школьников и студентов.

  Изучение факторов учебного процесса в учебных заведениях осуществлялось в соответствии с Санитарными Правилами 2.4.2.1178-02 «Гигиенические требования к условиям обучения школьников в общеобразовательных учреждений», а также с «Методическими рекомендациями по оценке санитарно-гигиенического благополучия общеобразовательных школ». Для регистрации результатов наблюдения были разработаны «Карта учебного заведения» и «Карта класса (учебной аудитории)». Число содержащихся в них учётных признаков составило 34 по каждой единице наблюдения.

  Для анализа условий учебной деятельности учащихся школы и вуза в первую очередь использовали инструментальные методы исследования. Измеряли площадь и объем учебных помещений, приходящихся на одного школьника, исследовали микроклимат в помещении в различные сезоны учебного года. С помощью люксметра определяли мощность естественного и искусственного освещения на рабочем месте учащегося. Относительную влажность измеряли посредством психрометра в различных климатических условиях и в течение учебных занятий. Рассчитывали коэффициент вентиляции и световой коэффициент.

  Проведён углубленный анализ расписания занятий подростков, обучающихся в сельских и городских школах, а также студентов колледжа и вуза в динамике учебного дня и недели, длительности уроков, учебных занятий и перемен. Изучение общей и учебной нагрузки, степени упорядоченности режима дня и отклонений от физиолого-гигиенических возрастных нормативов и требований осуществляли при помощи методики программного опроса на основании недельных хронометражных листов, заполнявшихся самими учащимися.

  Изучение структуры питания проводили методом 24-часового диетологического опроса с использованием открытых форм вопросов. Количество жидких, сыпучих, а также других продуктов оценивали по бытовым мерам массы и объёма пищи (стаканы, чашки, ложки, тарелки и др.) с последующим переводом в граммы и миллилитры. Гигиеническую оценку качества питания осуществляли по основным нутриентам, регламентируемым физиологическими нормами. Химический состав среднесуточных рационов рассчитывали по справочным таблицам (Скурихин И.М., Тутельян В.А., 2002). 

  Для изучения социально-экономических и гигиенических условий проживания обследуемых респондентов использовали данные анкетирования школьников, студентов и их родителей, проведённого методом стандартизированного интервью. Были исследованы следующие параметры: характер жилища, наличие коммунальных удобств, площадь, приходящаяся на одного жильца,  наличие отдельной комнаты, степень удаленности от места учебы, доступность рекреационных территорий и мест культурного отдыха.

Психофизиологическое обследование.

  Оценку индивидуальных психологических особенностей и типологических свойств нервной системы респондентов проводили с помощью стандартных методик.

  Тип темперамента, уровень экстраверсии и степень эмоциональной устойчивости определяли с помощью опросника Айзенка, состояние агрессии – опросника Басси-Дарки, степень субъективного дискомфорта и тревоги оценивали с помощью шкалы тревожности Ч.Д. Спилбергера, адаптированной на русский язык Ю.Л. Ханиным. Время, данное на  размышление над вопросами, не ограничивалось. Результаты подсчитывали по формулам с использованием ключей тестов, которые выражаются количественным показателем (в баллах).

  Уровень и динамику умственной работоспособности изучали с помощью корректурных таблиц Анфимова В.Я. в разработке Антроповой М.В. (1974) путём расчёта коэффициента продуктивности  и величины подвижности нервных процессов три раза в день (до занятий, в начале третьего урока, в конце всех занятий), на протяжении учебной недели и в течение учебного года. Параллельно проводили исследование памяти, объёма внимания и логического мышления. 

  Для интегральной оценки продуктивности учебной работы анализировалась учебная успеваемость школьников и студентов по текущим отметкам. Определялся среднечетвертной, среднесеместровый и среднегодовой балл успеваемости каждого обследуемого и по группе в целом, а также удельный вес (%) отличных, хороших, удовлетворительных и неудовлетворительных оценок. Пропуски занятий оценивались с помощью интегрального показателя – индекса пропусков.

Методы статистической обработки.

  Статистическая обработка и графическое оформление работы проводилось на персональном компьютере с помощью лицензионного приложения  пакетов прикладных программ Microsoft Office, отвечающих требованиям, предъявляемым к систематизации и обработке результатов медико-биологических и социально-гигиенических исследований. Результаты анализа отображались в виде стандартных в пакете  MS Office итоговых таблиц.

  На этапе первичной обработки, там, где показатели имеют числовые данные, были использованы методы вариационного анализа, с вычислением средних арифметических величин, среднеквадратических отклонений, дисперсии, а там, где переменные величины относятся к категориям или речь идёт о частотах – методы альтернативного анализа (Петри А. с соавт., 2003). Для поиска связей и взаимодействий между различными группами показателей (здоровья, гигиены, педагогики, психологии) использовали корреляционный и дисперсионный анализы (Зайцев В.М. с соавт., 2003). 

  Статистическая достоверность разности сравниваемых результатов оценивалась с помощью критерия Стьюдента (t) при определении доверительного уровня достоверности (Р) по соответствующей таблице.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

  Прежде чем приступить к обсуждению результатов, полученных в ходе исследования, хотелось бы подчеркнуть то, что наша исходная исследовательская позиция состоит в понимании качества жизни учащейся молодёжи как явления, имеющего объективные и субъективные характеристики (схема 1).

Схема 1. Общая структура анализа качества жизни учащейся молодёжи

Условные обозначения: 1. Состояние здоровья (наличие функциональных отклонений в состоянии здоровья, хронических заболеваний, наследственная предрасположенность); 2. Физическое развитие и физическая подготовленность; 3. Условия обучения (площадь учебных помещений, объём нагрузки и т.п.); 4. Условия питания (кратность приёма пищи, энергетическая ценность и т.п.); 5. Условия проживания; 6. Вредные привычки; 7. Общая удовлетворенность качеством жизни; 8. Удовлетворённость материальными условиями жизни; 9. Удовлетворённость жилищными условиями; 10. Самооценка общего состояния здоровья; 11. Удовлетворённость условиями питания; 12. Удовлетворённость условиями обучения; 13. Взаимоотношения в семье; 14. Удовлетворённость отношениями в классе, группе; 15. Самооценка личной жизни; 16. Удовлетворённость медицинским обслуживанием.

  Характеристика субъективной самооценки качества жизни школьников и студентов.

  Согласно данным, полученным в ходе проведённого нами анкетирования, степень удовлетворенности качеством жизни большинства обследованных школьников, студентов и их родителей достаточно высокая – «Вполне» довольны своей жизнью 41,8% (р < 0,05) респондентов (табл. 3).

Таблица 3

Изменение степени удовлетворенности качеством жизни респондентов в зависимости от их возраста

(% положительных ответов)

ВОЗРАСТНЫЕ

ГРУППЫ

Вы довольны своей жизнью?

Очень

Вполне

Более или менее

Скорее не доволен

Совсем не доволен

Подростки 13 15 лет

20,9*

53,8*

23,4

0,7

1,2

Подростки 16 17 лет

19,8*

61,5*

17,9

-

0,8

Студенты колледжа (17 19 лет)

8,3

36,7*

45,0*

8,3

1,7

Студенты вуза (18 23 года)

12,3

49,7*

31,8*

1,7

4,5

Родители  - взрослые (35 45 лет)

4,5

7,5

66,7*

12,5*

8,8

* Различия статистически достоверны (р < 0,05)

  Однако обращает на себя внимание снижение числа респондентов, которые дают высокие оценки качеству своей жизни с увеличением их возраста. Данный факт имеет место уже среди школьников (рис.1) и наиболее ярко выражен при сравнении оценок качества жизни семьи учащихся и их родителей (табл. 4).

Рис.1. Сравнительный анализ степени удовлетворенности качеством жизни школьников в ходе первичного и повторного анкетирования. По оси ординат - % положительных ответов; по оси абсцисс - степень удовлетворенности.* Различия статистически достоверны (р < 0,05).

Как видно на представленной диаграмме за прошедшие два года достоверно уменьшилось число подростков «Вполне» довольных своей жизнью (с 63,6% до 48,5%; р < 0,05) и при этом увеличилось число – «Более или менее» довольных (с 6,1% до 21,2%; р < 0,05). В некоторой степени радует неизменное количество тех школьников, которые «Очень» довольны жизнью (30,3%).

Таблица 4

Сравнительный анализ самооценки качества жизни семьи родителями и детьми, проживающими в городской и сельской местности

(% положительных ответов)

Оценка КЖ

Город

Село

Родители

n =  329

Дети

n = 489

Родители

n = 229

Дети

n = 264

Отличное

1,0

7,4*

1,1

9,1*

Хорошее

31,0

43,0

37,9

51,5*

Удовлетворительное

57,3

39,8*

55,3

33,3*

Плохое

10,7

9,8

5,7

6,1

* Различия статистически достоверны (р < 0,05)

 

  Сравнительный анализ самооценки качества жизни семьи школьниками и их родителями, представленный в таблице 4, показывает более высокую степень удовлетворенности качеством жизни детей по сравнению с их родителями (р < 0,05).

  Статистическая обработка данных показала, что в наибольшей степени довольны своей жизнью сельские подростки, а в наименьшей – студенты вуза. Так, среди учащихся сельских школ число респондентов с высокой степенью удовлетворённости качеством жизни составляет 26,8%, городских школ – 14,0%, а среди студентов – 12,3% (р < 0,05). Обращает на себя внимание и отсутствие в группе сельчан тех, кто даёт негативные оценки своей жизни.

  С результатами самооценки качества жизни учащихся типичных школ совпадают и данные, полученные нами в ходе пилотного исследования степени удовлетворенности качеством жизни учащихся старших классов кадетского корпуса г. Москвы. Анализ ответов респондентов на вопрос «Вы довольны своей жизнью?» показал, что большая часть обследованного контингента даёт высокие оценки качеству своей жизни: 22,3% «Очень довольны», 55,1% «Вполне довольны», 17,2% «Более или менее довольны», и лишь 5,3% респондентов дали негативную оценку, (р < 0,05).

  Причины, которые привели к различиям в оценке качества жизни респондентами разных возрастных групп и мест проживания, на наш взгляд, кроются в тех параметрах, которые имеют наибольший вес в характеристике жизни того или иного человека. Сравнительный анализ значимых факторов, оказывающих воздействие на формирование самооценки качества жизни городских и сельских школьников, студентов и их ранжирование показали наличие, как сходства, так и различий (рис.2).

Рис.2. Балльная оценка факторов, определяющих качество жизни респондентов. По оси ординат - баллы; по оси абсцисс - номер фактора, определяющего качество жизни: 1 – хорошее здоровье; 2 – материальное благополучие; 3 – успешное обучение; 4 – взаимоотношения с друзьями; 5 – взаимопонимание с родителями; 6 – условия проживания; 7 – условия питания; 8 – занятия спортом; 9 – любимая девушка.

Установлено, что респонденты всех обследуемых групп существенную роль в формировании качества своей жизни отводят состоянию здоровья (9 баллов) и успешности обучения (7 баллов), (р < 0,05). В то же время у учащихся школ, по сравнению со студентами вуза, прослеживается большее влияние таких факторов как, материальное благополучие (8 баллов) и взаимоотношения с друзьями (6 баллов). Студенты ведущую роль отводят взаимопониманию с родителями (8 баллов) и факту наличия любимой девушки (6 баллов). 

  Следовательно, полученная информация и последующий её комплексный анализ позволяет говорить о динамичности процессов самооценки качества жизни. Существующие различия степени удовлетворенности жизнью являются следствием воздействия совокупности значимых факторов, определяемых возрастным и территориальным аспектами.

  В то же время отсутствие существенных различий в оценках качества жизни респондентами исследуемых групп говорит о надёжности информации, получаемой с помощью анкеты-опросника по самооценке качества жизни и факторов его формирующих, и возможности его использования в качестве дополнительного инструмента для характеристики условий жизнедеятельности учащейся молодёжи.

  Роль медико-биологических факторов в формировании качества жизни учащейся молодёжи.

  Оценка роли медико-биологических факторов, оказывающих воздействие на формирование качества жизни обследуемого контингента, проводилась нами в первую очередь с точки зрения комплексной оценки состояния здоровья респондентов. Анализ состояния здоровья осуществлялся с помощью субъективных и объективных характеристик.

  Согласно данным, полученным нами в ходе анкетирования школьников и студентов, самооценка состояния здоровья средняя: 51% опрошенных респондентов оценивает состояние своего здоровья как «Хорошее», а 28,4% как «Удовлетворительное», (р < 0,05). Если рассматривать данный показатель в динамике, то можно говорить о достоверном его снижении – так, если в 2003 году 17,9% опрошенных считали, что состояние их здоровья «Отличное», а 3,1% - «Плохое», то в 2005 году данные показатели составили уже 12,1% и 8,4% соответственно, (р < 0,05). 

  Сопоставляя данные о самооценке состояния здоровья подростков и юношей со степенью их удовлетворённости качеством жизни, мы пришли к выводу, что роль самоощущения здоровья в формировании самооценки качества жизни достаточно велика (табл. 5).

  Как показано в таблице 5, респонденты с низкой степенью удовлетворённости качеством жизни, в большинстве случаев, имеют и низкие значения самооценки состояния здоровья (р < 0,05).

Таблица 5

Зависимость степени удовлетворённости качеством жизни от самооценки состояния здоровья школьников и студентов

(% положительных ответов)

Вы довольны качеством своей жизни?

Самооценка состояния здоровья

Очень

Вполне

Более или менее

Скорее нет

Нет

Шк

Ст

Шк

Ст

Шк

Ст

Шк

Ст

Шк

Ст

Отличное

12,1*

4,5*

6,1

6,8

-

-

-

-

-

-

Хорошее

16,7*

2,3

27,3*

31,7*

1,5

20,5*

-

-

-

-

Удовлетворит.

1,5

-

22,7*

9,1

10,6*

18,2*

-

2,3

-

-

Плохое

-

-

-

-

1,5

2,3

-

2,3

-

-

Очень плохое

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

* Различия статистически достоверны (р < 0,05)

  Согласно результатам опроса, низкая самооценка здоровья часто сопровождается наличием снижающих качество жизни симптомов: боли в сердце (5,7%), кашель (11,2%), головные боли (14,6%), снижение зрения (7,2%), памяти (8,4%), снижение работоспособности (16,5%), раздражительность (6,1%), чувство депрессии (4,8%), большая часть которых распространена в менее обеспеченных в материальном отношении группах школьников и студентов (р < 0,05).

  Нам представлялось целесообразным провести анализ факторов, которые, по мнению учащихся, формируют состояние их здоровья. Для этого был проведён корреляционный анализ полученных результатов анкетирования (табл. 6).

Таблица 6

Величина связи между самооценкой состояния здоровья школьников и субъективными характеристиками факторов его определяющих

(величина коэффициента корреляции)

8 класс

9 класс

10 класс

11 класс

Город

Село

Город

Село

Город

Село

Город

Село

1 : 2

0,63*

0,34

0,46*

0,51*

0,59*

0,64*

0,32

0,51*

1 : 3

0,51*

0,31

0,59*

0,35*

0,08

0,45*

0,19

0,06

1: 4

0,43*

0,23

0,39*

0,16

0,28

0,34

0,18

0,21

1 : 5

- 0,19

- 0,14

0,11

0,37*

0,29

0,15

- 0,17

0,05

1: 6

0,09

0,17

0,19

0,05

0,49*

- 0,18

0,04

0,16

1 : 7

- 0,03

0,54*

0,13

0,27

0,47*

0,46*

0,11

0,29

1 : 8

0,34*

0,42*

0,32

0,01

- 0,04

0,03

0,15

0.15

1 : 9

0,42

- 0,39*

0,31

0,21

- 0,12

0,21

-0,28

0,13

1 : 10

0,36

- 0,23

- 0,03

- 0,04

0,16

- 0,03

-0,34*

- 0,06

* Различия статистически достоверны (р < 0,05)

Условные обозначения: 1 – самооценка состояния здоровья; 2 степень удовлетворённости качеством жизни; 3 материальные условия жизни; 4 условия проживания; 5 продолжительность сна; 6 условия питания; 7 утренняя гимнастика;  8 взаимопонимание с родителями; 9 курение; 10 употребление алкоголя. 

 

  Данные, представленные в таблице, позволяют сделать вывод о том, что самооценка состояния здоровья играет существенную роль в формировании степени удовлетворённости качеством жизни (r = 0,32 – 0,64; р < 0,05). В формировании самоощущения здоровья респондентов велико значение и материальных условий жизни (r = 0,31 – 0,51; р < 0,05), в то время как факторам образа жизни значительная часть подростков не придают большого значения. Данная тенденция в некоторой степени находит своё отражение и в студенческой среде, в которой наиболее значимые корреляционные связи были установлены нами между самооценкой состояния здоровья и степенью удовлетворённости качеством жизни (r = 0,48), а также самооценкой состояния здоровья и материальным благополучием (r = 0,42; р < 0,05).

  Следовательно, проведённое исследование подтверждает полученные нами раннее сведения о том, что формирование самооценки качества жизни учащейся молодёжи определяется в значительной степени состоянием здоровья. Полученный материал показал особую актуальность проведения профилактической работы в среде учащихся и их родителей, направленной на разъяснение существенной роли факторов образа жизни в формировании здоровья.

  Спектр отмеченной при опросе патологии и существенная доля лиц, считающих себя больными тем или иным заболеванием, указывают на значительную патологическую поражённость данной возрастной группы и диктует необходимость объективной оценки состояния здоровья учащейся молодёжи.

  Результаты комплексной оценки состояния здоровья подростков и юношей путём распределения их на группы здоровья свидетельствует о том, что состояние здоровья обследуемого контингента в целом ухудшается. Данная тенденция характерна как для студентов, так и для сельских и городских школьников. Происходит снижение количества учащихся, относимых к I и II группам здоровья (2003 год – 11,9% и 28,6%; 2004 год – 8,5% и 25,2%; р < 0,05) и достоверное увеличение численности III группы здоровья (58,5% против 65,0%; р < 0,05). Сравнительный анализ показал, что в городских школах, значительно ниже процент учащихся I и II групп здоровья (35,1% - город и 45,8% - село, р < 0,05).

  Ухудшение состояния здоровья учащихся 9 – 11 классов можно подтвердить и данными, полученными в ходе изучения общей патологической поражённости школьников  (рис.3).

Рис.3.Характеристика общей патологической поражённости городских и сельских подростков в 2003 – 2004 годах. По оси ординат – заболеваемость в ‰; по оси абсцисс – годы, виды пораженности и контингент. * Различия статистически достоверны (р < 0,05).

  Анализ общей патологической поражённости подростков за 2003 - 2004 годы свидетельствует о росте указанного показателя (на 13,2% – село и на 9,7% – город; р < 0,05), причём особенно возросла распространенность функциональных расстройств (среди сельских школьников - на 15,6%, среди городских подростков - на 11,3%; р < 0,05), в то время как рост хронической заболеваемости менее выражен (на 10,5% и 8,0% соответственно; р < 0,05). 

  Основной «вклад» в структуру функциональных отклонений, как у городских, так и у сельских подростков вносят отклонения в деятельности системы кровообращения (382,1‰), занимающие первое ранговое место. Помимо этого в четвёрку «лидеров» входят функциональные расстройства нервной системы (211,4‰), эндокринно-обменные нарушения (179,5‰) и отклонения в деятельности органа зрения (168,1‰). В структуре хронической патологии у обследованных школьников I ранговое место занимают  заболевания костно-мышечной системы (564,5‰), II ранговое место – органов пищеварения (145,5‰) и III ранговое место – нервной системы (86,7‰).

  Изучение уровня заболеваемости студентов в динамике показало значительное увеличение распространенности функциональных отклонений  и хронических заболеваний на старших курсах по сравнению с первыми курсами (функц. откл. – 944,6‰ против 458,4‰, хр. заб. – 666,8‰ против 277,8‰; р < 0,05). Первое ранговое место среди функциональных отклонений в состоянии здоровья студентов принадлежит функциональным отклонениям в деятельности системы кровообращения (222,4‰), второе –  органов пищеварения (194,6‰), третье – органа зрения (166,7‰). Отмечено значительное увеличение числа студентов, имеющих функциональные отклонения в деятельности нервной системы. Частота данной патологии в 2003 году составила 277,8‰ по сравнению с 166,7‰ в 2001 году. Существенную долю среди них занимают вегето-сосудистые дистонии (88,3‰ – 2001 год, 138,9‰ – 2003 год), что на наш взгляд обусловлено не только психоэмоциональным напряжением в период сессии, но и ускорением темпов жизни учащихся в целом. Основной удельный вес в структуре хронической заболеваемости студентов имеют болезни органов пищеварения (277,8‰), органа зрения (97,2‰) и хирургической сферы (83,4‰).

  Таким образом, среди подростков и юношей установлен рост числа заболеваний, которые по всей вероятности обусловлены действием целого ряда причин: влиянием стрессовых факторов, снижением функциональных возможностей организма, увеличением нагрузки учащихся, введением новых форм обучения и др.

  В настоящее время в военно-врачебной экспертизе одним из основных критериев оценки физического развития является определение индекса массы тела (ИМТ). В зависимости от величины ИМТ все обследованные нами школьники и студенты были распределены на пять групп (табл. 7).

Таблица 7

Распределение подростков и юношей в зависимости

от  величины индекса массы тела (%)

Характеристика ИМТ

Город

Село

Студенты

Недостаточность питания (ИМТ – менее 18,5)

26,3

30,1

3,0

Пониженное питание (ИМТ – 18,5 – 19,4)

24,7

21,5

11,6*

Нормальное соотношение роста и массы тела

(ИМТ – 19,5 – 22,9)

39,2

38,3

42,3

Повышенное питание (ИМТ – 23,0 – 27,4)

8,5

8,6

40,5*

Ожирение I степени (ИМТ – 27,5 – 29,9)

1,3

1,5

2,6

* Различия статистически достоверны (р < 0,05)

  Представленный материал даёт основание утверждать, что менее половины обследованных учащихся имеют нормальное соотношение роста и массы тела (39,9%, р < 0,05). Причём для лиц подросткового возраста характерно недостаточное или пониженное питание (51,3%, р < 0,05), в то время как индекс массы тела значительной части юношей (40,5%, р < 0,05) позволяет говорить о повышенном статусе питания респондентов. Проведённый нами корреляционный анализ не показал статистически значимых связей индекса массы тела обследуемых ни с самооценкой качества жизни, ни с рядом его характеристик (r = 0,08 – 0,22; р < 0,05), что говорит о необходимости проведения разъяснительной профилактической работы среди учащейся молодёжи.

  В ходе исследования нами доказано, что степень удовлетворенности качеством жизни  имеет тесную взаимосвязь с характеристиками уровня адаптации организма к условиям окружающей среды, которые рассматриваются как индикаторы состояния организма в целом.  Установлено, что студенты, дающие высокие оценки качеству своей жизни, имеют более высокие характеристики индекса физического состояния (r = 0,57; р < 0,05) и степени адаптации (r = 0,62; р < 0,05). В то же время для тех, кто «Скорее не доволен» своей жизнью характерен индекс физического состояния «Ниже среднего» и удовлетворительная степень адаптации (r = 0, 43 – 0,51; р < 0,05).

  Таким образом, проведённая нами оценка роли медико-биологических факторов показала существенное влияние на формирование качества жизни школьников и студентов как субъективных, так и объективных характеристик состояния здоровья. Между функциональной системой организма, эмоциональной сферой и индивидуальными свойствами психики молодого человека существуют взаимосвязи, учёт которых чрезвычайно важен для оценки адаптационных возможностей организма и прогнозирования его реакции на социальные нагрузки различного происхождения.

  Роль гигиенических факторов в формировании качества жизни подростков и юношей.

  Характеристика условий обучения и  учебно-образовательного процесса.

  Гигиеническая оценка факторов учебной среды и учебно-образовательного процесса учащихся городских и сельских общеобразовательных школ, а также учащихся техникума и вуза показала ряд нарушений гигиенических требований. Среди них наиболее типичными для обследованных учреждений явились следующие: нарушения светового и воздушно-теплового режима, превышение наполняемости учреждений по количеству учащихся, неправильное зонирование земельного участка, отсутствие должной изоляции хозяйственной зоны, отсутствие в классах и аудиториях достаточного набора мебели, соответствующей росту учащихся и т.п. В расписании занятий присутствуют типичные методические ошибки, что приводит к несоответствию его рекомендациям СП 2.4.2.1178-02.

  Сравнительный анализ показателей микроклимата и светового режима городской и сельской школ,  вуза представлен в таблице 8.

Таблица 8

Результаты инструментальных измерений некоторых показателей микроклимата и  светового режима учебных учреждений

Показатель

Городская школа

Сельская школа

вуз

Комн. 1

Комн. 2

Комн. 1

Комн. 2

Комн. 1

Комн. 2

Тем-ра воздуха, С

+ 18 ± 2

+ 21 ± 1

+ 17 ± 2

+ 18 ± 1

16 ± 2

17 ± 2

Коэф. аэрации, мІ

0,03

0,04

0,04

0,04

0,03

0,03

Относ. влажность, %

50 ± 3

48 ± 5

45 ± 5

40 ± 10

70 ± 10

60 ± 20

КЕО,  %

1,7 ± 0,4

2,3 ± 0,5

1,5 ± 0,2

1,4 ± 0,5

1,2 ± 0,2

1,7 ± 0,1

АОРП,  Лк

200 ± 30

300 ± 50

300 ± 20

200 ± 50

200 ± 50

220 ± 30

УМСП,  Вт / мІ

18

20

20

15

16

20

Примечание: КЕО коэффициент естественного освещения; АОРП абсолютная освещённость рабочей поверхности; УМСП удельная мощность светового потока.

 

  По представленным в таблице данным можно сделать вывод, что в целом условия микроклимата и светового режима учебных помещений школы и  вуза соответствуют гигиеническим нормативам (р < 0,05). В то же время наибольшие проблемы возникают с соблюдением температурного режима и уровня освещенности.

  В ходе статистического анализа установлены слабые корреляционные зависимости между объективными параметрами воздушно-теплового и светового режима с одной стороны и субъективными характеристиками качества жизни и состояния здоровья с другой (r = 0,05 – 0,27; р < 0,05). Это говорит о недооценке учащимися роли условий учебной среды в формировании состояния их здоровья и соответственно качества жизни. 

  В качестве субъективной характеристики условий учебно-образовательного процесса можно использовать период, в течение которого учащиеся сохраняют высокий уровень работоспособности (рис. 4).

Рис.4. Распределение ответов респондентов на вопрос: «До какого времени Вы сохраняете высокую работоспособность?» По оси ординат- % положительных ответов; по оси абсцисс - контингент и уровень работоспособности. * Различия статистически достоверны (р < 0,05).

  Анализ представленных на диаграмме 4 данных показал, что лишь 57,8% школьников сохраняют высокую работоспособность до конца всех уроков (р < 0,05). Более благополучная картина наблюдается в группе студентов, где 71,7% (р < 0,05) работоспособны в течение всего учебного дня.

  При этом согласно данным анкетирования, значительная часть респондентов дают высокие оценки своим знаниям и умениям – 85,8% (р < 0,05) сельских и 79,6% (р < 0,05) городских подростков, а также 58,1% (р < 0,05) студентов вуза сами себе поставили бы оценку четыре - пять. В то же время  в реальной действительности средний балл варьирует от 3,4 у восьмиклассников и студентов до 4,0 у учащихся выпускных классов.

  Корреляционный анализ между субъективной оценкой качества жизни, желанием учиться и уровнем успеваемости показал наличие слабой и средней достоверной связи (r = 0,14 – 0,59; р < 0,05), которая в наибольшей степени выражена у студентов вуза. 

  Как известно, в современном образовательном процессе в должной степени не учитываются возрастные изменения физического и психического здоровья детей, особенности функционирования системы кровообращения школьников и студентов, которые должны рассматриваться как неотъемлемая составная часть здоровьесберегающего учебно-воспитательного процесса.

Особенности функционирования сердечно-сосудистой системы учащихся.

  В ходе исследования установлено, что нормальное артериальное давление встречается лишь у 66,4% городских и 80,5% сельских школьников, причём их количество достоверно снижается от восьмого к одиннадцатому классу. Отмечено достоверное увеличение частоты встречаемости артериальной гипертензии к 16 – 17 годам с 3,1% среди восьмиклассников до 15,6% и 9,4% среди городских и сельских выпускников соответственно (р < 0,05).

  Полученный материал говорит о невысоком уровне адаптированности сердечно-сосудистой системы подростков к физическим нагрузкам, что косвенно может быть признаком недостаточности сердечной деятельности обследованных. Сопоставление величины индекса Робинсона городских и сельских подростков показало, что у учащихся 8 – 10 классов городских школ, по сравнению с сельскими учениками, величина индекса Робинсона ниже: высокий уровень – 4,2% город и 11,5% село, средний уровень – 69,8% город и 74,9% – село, низкий уровень – 26% и 13,6% соответственно, (р < 0,05). Это позволяет говорить о более высоких критериях функционального состояния сердечно-сосудистой системы сельских подростков 13-15 лет, по сравнению с городскими учениками. Подтверждением этого тезиса служат и данные, полученные в результате проведения функциональной пробы Руфье-Диксона. Так лишь для 33,6% городских и 39,8% сельских 13 – 15-летних школьников характерны высокий и средний уровни работоспособности сердечной мышцы, в то время как оставшиеся 66,4% и 60,2% соответственно имеют удовлетворительный и низкий уровни (р < 0,05). Сопоставление процентного соотношения отдельных групп учащихся выпускных классов (16 – 17 лет) не выявило значимых различий между городом и селом, что может говорить о завершении периода нейроэндокринной перестройки организма у основной массы обследованных учащихся и формировании характерных для данного календарного возраста показателей гемодинамики.

  Анализ корреляционных связей показателей деятельности сердечно-сосудистой системы с характеристиками учебного процесса и качества жизни подростков показал наличие высоких достоверных связей в большинстве обследованных групп между САД, ЧСС и индексом Робинсона (r = 0,32 – 0,91; р < 0,05), а также ЧСС и пробой Руфье – Диксона (r = 0,41 – 0,71; р < 0,05). Это отражает однонаправленность основных тенденций динамики показателей деятельности сердечно-сосудистой системы, а также свидетельствует о высокой степени их схожести.

  Обращает на себя внимание высокая взаимосвязь у учащихся 10-11 классов ЧСС и величины пробы Руфье-Диксона со средним баллом успеваемости (r = 0,31 – 0,67; р < 0,05), а у выпускников возникает взаимосвязь и между индексом Робинсона и средним баллом (r = 0,35 – село, r = 0,37 – город, р < 0,05). Все это говорит о том, что сердечно-сосудистая система учащихся выпускных классов реагирует на чрезмерные учебные нагрузки и функционирует в состоянии напряжения.

  Анализ динамики показателей деятельности сердечно – сосудистой системы городских и сельских школьников в течение учебной недели и учебного дня, показал, что наибольшие изменения под воздействием учебной нагрузки испытывают учащиеся городских школ, особенно ученики выпускных классов (р < 0,05).

  Для получения объективной оценки резервных сил организма студентов мы провели анализ результатов функциональных проб Штанге и Генчи. Установлено, что средние значения произвольной остановки дыхания, как на вдохе, так и на выдохе, у студентов третьего курса достоверно выше, чем у студентов первого курса (69,8 сек. – 1 курс и 77,3 сек. – 3 курс; 31,1 сек. и 37,1 сек. соответственно, р < 0,05). Следовательно, состояние работоспособности учащихся первого курса можно оценить как «плохое», в то время как у третьекурсников – как «удовлетворительное».

  Согласно результатам проведённого корреляционного анализа у студентов в возрасте 19 – 23 лет имеется существенное количество связей не только между основными показателями гемодинамики, но и между ведущими характеристиками кардиореспираторной системы и качества жизни студентов. Так, высокие положительные взаимосвязи существуют между САД и ДАД (r = 0,43; р < 0,05),  ЧСС и пробой Руфье-Диксона и индексом Хильдебранта (r = 0,62 – 0,69; р < 0,05), пробой Штанге и пробой Генчи (r = 0,54; р < 0,05). Несомненный высокий интерес вызывает наличие достоверной отрицательной взаимосвязи между самооценкой качества жизни и ЧСС, пробой Штанге, индексом Хильдебранта, а также самооценкой здоровья и ЧСС, индексом Хильдебранта (r = -0,28 – -0,35; р < 0,05). Это позволяет нам сделать вывод о том, что чем выше самооценка качества жизни и состояния здоровья, тем ниже характеристики деятельности кардиореспираторной системы. Следовательно, достижение высоких оценок качества жизни требует чрезмерных затрат от функциональных систем организма учащихся и отрицательно сказывается на состоянии его здоровья.

  В студенческой среде главной причиной возникновения эмоционального стресса является экзаменационная сессия. Согласно данным, полученным нами в ходе анкетирования, около 43,5% студентов жалуются на учащённое сердцебиение перед экзаменом, у 18,3% в этот же период отмечается неконтролируемая мышечная дрожь, 6,4% - беспокоят головные боли, а около 30% отмечают нарушения сна в период сессии (р < 0,05). Установлено, что предэкзаменационное психоэмоциональное напряжение привело к уменьшению количества студентов с нормальными межсистемными взаимоотношениями до 45,2% учащихся (р < 0,05). Рассогласование в деятельности сердечно-сосудистой и дыхательной систем наблюдалось у 38,7% (р < 0,05) обследованных и сохранялось на этом уровне в первые часы после экзамена.

  Среди совокупности гигиенических факторов, оказывающих воздействие на формирование самооценки качества жизни, весьма существенное значение принадлежит условиям питания и условиям проживания респондента.

  Характеристика условий питания школьников и студентов.

  Сопоставление субъективной оценки качества жизни и вариантов ответов учащихся на вопрос «Соблюдаете ли вы режим питания?» позволяет нам сделать вывод о том, что среди школьников, давших высокие оценки качеству своей жизни, больше число тех, кто соблюдает режим питания (табл. 9).

Таблица 9

Сравнительный анализ субъективной характеристики качества жизни и самооценки режима питания учащихся

(% положительных ответов)

Вы довольны качеством своей жизни?

Соблюдаете ли Вы режим питания?

Очень

Вполне

Более или менее

Скорее нет

Нет

Г

С

Г

С

Г

С

Г

С

Г

С

Да

12,1

14,2

10,5

9,1

2,3*

3,5*

-

-

-

-

Почти всегда

1,6

6,8

35,4

20,7

9,7

10,1

-

-

-

-

Иногда

-

4,6

10,1

20,3

2,3

1,7

1,0

-

-

-

Нет

-

-

6,0

3,0

7,0*

4,3*

-

1,7

2,0

-

Примечание: Г городские школьники, С сельские школьники.

* Различия статистически достоверны (р < 0,05).

  В ходе исследования мы обнаружили что учащиеся, которые дают невысокие оценки качеству своей жизни, почти ежедневно имеют в своём рационе картофель, два – три раза в неделю молоко и молочные продукты, и, крайне редко, мясо, птицу, рыбу, овощи и фрукты (р < 0,05). В то же время, для респондентов, которые дают более высокую оценку качеству своей жизни, характерен и более разнообразный и сбалансированный рацион питания, в котором преобладает пища, богатая белками, минеральными веществами и витаминами (р < 0,05).

  По результатам корреляционного анализа установлено, что городские школьники в формировании самооценки качества жизни и состояния здоровья первостепенную роль отводят соблюдению режима питания (r = 0,27; 0,34, р < 0,05), сельские – качественному составу пищевого рациона (r = 0,34; 0,46; р < 0,05), в то время как студенты уже осознают роль и режима питания и качественного состава пищи (r = 0,47; r =  0,27 – 0,31, р < 0,05).

  Однако реальная картина складывается несколько иначе: согласно данным, полученным в ходе анкетирования, режим питания соблюдает лишь четвертая часть опрошенных нами респондентов, а среди учащихся выпускных классов число таковых гораздо меньше (5,0% – город и 8,5% –  село, p <0,05). Анализ качественных и количественных характеристик условий питания учащихся старших классов городских и сельских школ, студентов показал, что значительная часть обследованных респондентов  имели дефицит в потреблении мяса и мясопродуктов (7,1% - город, 8,6% - село, 22,7% - студенты), молока и молочных продуктов (8,3% - город, 10,5% - село, 36,4% - студенты), рыбы (28,1% - город, 34,5% - село, 68,1% - студенты), овощей и фруктов (11,9% - город, 19,2% - село, 50,0% - студенты), (р < 0,05).  В их ежедневном рационе преобладала углеводистая пища: картофель 45,5% - город, 62,9% - село, 40,9% - студенты; печёные изделия 49,3% - город, 45,2% - село, 36,4% - студенты, (р < 0,05).

  Таким образом, для учащейся молодёжи характерно формирование неблагоприятных тенденций в области качественных и количественных показателей условий питания.

  Характеристика условий проживания школьников и студентов.

  Анализ ответов респондентов на вопрос «Какую оценку Вы дадите жилищным условиям своего проживания?» позволяет нам сделать вывод о том, что в большей степени удовлетворены качеством своего жилья сельские подростки, оценки которых распределились следующим образом: «Отличные» – 22,7%, «Хорошие» – 61,0%, «Удовлетворительные» – 14,3%, «Плохие» – 2,0%, (p <0,05), а менее всего студенты вуза – «Отличные» – 9,1%, «Хорошие» – 40,9%, «Удовлетворительные» – 50,0%, (p <0,05).

  Такое распределение оценок условий проживания в первую очередь определяется характеристиками типа жилья: более 90% сельских школьников проживает в частных домах,  городских – в отдельной квартире, а 63,6% (p <0,05) студентов либо снимает жильё, либо проживает в общежитие. Отдельную изолированную комнату имеют 79,1% сельских и 53,5% городских школьников (p <0,05). Следовательно, в большинстве случаев бывший школьник, поступив  в вуз, должен привыкать к новым условиям проживания, что негативно сказывается на его самооценке качества жизни.

  Гигиеническая оценка условий проживания школьников и студентов показала несоответствие санитарным нормам жилой площади, приходящейся на одного студента (27,4%, р < 0,05). Часть респондентов лишена элементарных коммунальных удобств: об отсутствии в месте проживания горячей воды сообщают  от 5% до 15,3% опрошенных, 6,5% сельских жителей и 2,4% горожан пользуются не утепленным санузлом, расположенным на улице (р < 0,05).

  В ходе исследования доказано, что среди респондентов с высокой степенью удовлетворённости качеством жизни больше процент тех, кто имеет отдельную изолированную комнату и проживает в частном доме (р < 0,05). Достоверная связь выявлена между степенью удовлетворённости жизнью и типом жилища (r = 0,37), наличием отдельной изолированной комнаты (r = 0,51), площадью жилой комнаты (r = 0,47), (р < 0,05).

Распространённость поведенческих факторов риска среди школьников и студентов.

  Результаты, полученные нами в ходе исследования, показали, что среди подростков и студентов широкое распространение нашли факторы риска: курение, употребление алкогольных напитков, а также наркотических  веществ.

  Установлено достоверное увеличение с возрастом числа курящих школьников (с 15,8% - 8 класс до 45,2% - 11 класс, р < 0,01), а также употребляющих алкоголь (с 25,1% - 8 класс до 75,6% - 11 класс, р < 0,01)  и когда-либо пробовавших наркотические вещества (до 30% среди выпускников, р < 0,05), что особенно характерно для учащихся городских школ. Процент подростков, выкуривающих в день десять и более сигарет, среди учащихся восьмых классов составляет 2,9% - городских и 3,2% - сельских школьников, а среди одиннадцатиклассников их число возрастает до 45% и 17% соответственно (р < 0,01). Если среди восьмиклассников ответ «Не употребляю алкогольные напитки» дали 73,5% городских и 76,3% сельских школьников, то среди учеников выпускного класса – 20,0% и 28,8% соответственно (р < 0,01). Предпочтение при выборе алкогольных напитков подростки отдали пиву (38,7%, р < 0,01).

  В качестве основной причины курения выступает удовольствие от самого процесса, при этом особую тревогу вызывает значительное увеличение числа одиннадцатиклассников по сравнению с восьмиклассниками (50% - городских, 25,4% - сельских выпускников против 14,7% и 7,6% учащихся восьмого класса соответственно),  которые выбрали данный вариант ответа (р < 0,05). Практически та же самая картина наблюдалась нами при анализе ответов подростков на вопрос «Почему вы употребляете алкогольные напитки?». Употреблять алкоголь школьникам не только нравится (23,9%), но и это принято в их компании – такой ответ дали около 17%, (р < 0,05). В качестве главной причины употребления наркотических веществ более 95% тех, кто дал положительный ответ, отметили то, что им было интересно узнать, что собой представляют наркотики, и состояние, которое они вызывают (р < 0,05).

  Малоутешительные данные получены и при анализе распространенности факторов риска в студенческой среде. Так, среди учащихся колледжа и  вуза, по сравнению с учениками школ выше на 19% количество курящих, на 36,9% - употребляющих алкогольные напитки и, что крайне беспокоит, на 25,3% тех, кто употреблял или употребляет наркотические вещества (р < 0,05).

  В качестве причин, которые привели к массовому распространению среди юношей вредных привычек, они, также как и подростки, приводят следующие: «Мне нравится курить» - 53,3% - колледж и 25,6% - вуз, «Мне нравится выпить» - 48,3% и 39,3% соответственно, «В нашей компании принято употреблять алкоголь» - 26,7% и 29,1%, а также «Интересно было узнать, что собой представляют наркотики» - 15,0% и 16,2% (р < 0,05).

  Корреляционный анализ показал наличие слабых и средних связей между самооценкой качества жизни, состояния здоровья и поведенческими факторами риска в группе подростков. В наибольшей степени они  выражены среди учащихся городских школ (табл. 10).

Таблица 10

Степень взаимосвязи между распространённостью вредных привычек и субъективными характеристиками качества жизни и состояния здоровья школьников (величина коэффициента корреляции)

8 класс

9 класс

10 класс

11 класс

Город

Село

Город

Село

Город

Село

Город

Село

1 : 3

0,42*

0,39*

0,31

0,21

- 0,12

0,21

0,28

0,13

1 : 4

0,36*

- 0,23

0,30

- 0,04

0,16

- 0,03

0,34*

- 0,06

2 : 3

0,50*

0,28*

- 0,04

0,04

- 0,03

0,11

- 0,21

0,14

2 : 4

0,49*

- 0,06

0,17

- 0,04

- 0,06

0,15

0,22

0,13

Условные обозначения: 1 самооценка состояния здоровья; 2 самооценка качества жизни; 3 курение; 4 употребление алкоголя.

* Различия статистически достоверны (р < 0,05).

  В студенческой среде корреляционные зависимости между самооценкой состояния здоровья, качества жизни и  вредными привычками низкие (r = 0,12 – 0,15) и не являются достоверными.

  Результаты исследования показали, что учащаяся молодёжь не мотивированны на сохранение и укрепление своего здоровья, на ведение здорового образа жизни. Учитывая, что социально-значимые зависимости (табакокурение, употребление алкоголя, наркотических веществ) являются фактором риска развития серьёзных нарушений состояния здоровья, очевидна необходимость проведения эффективных профилактических мероприятий, направленных на формирование здорового образа жизни. 

  Роль психолого-педагогических факторов в формировании качества жизни учащихся средней школы и вуза.

Характеристика типологических свойств личности школьника и студента.

  В процессе изучения психологического портрета респондентов, нами было установлено преобладание лиц с холерическим (26,7%) и сангвиническим (42,8%) типом темперамента, что характеризует их, как общительных, весёлых и жизнерадостных людей (р < 0,05). Установлено, что среди учащихся школ  достоверно высокий процент экстравертов (66,9% - сельских и 58,9% - городских) со средним типом эмоциональной устойчивости (58,9% - сельских и 45,7% - городских); в группе городских подростков больше процент детей с высоким уровнем невротизма, число которых особенно возрастает в выпускных классах (43,1%), (р < 0,05).

  Сравнительный анализ типологических свойств личности студентов первого и третьего курсов позволяет утверждать, что первокурсники более напряжены и эмоционально не устойчивы. Среди них высока доля направленных «в себя» интровертов (51,1%) и достоверно больше лиц с высоким уровнем  невротизма (21,1%) (р < 0,05).

  Сопоставление степени удовлетворённости качеством жизни с проявлением личностных свойств респондентов показало, что в большей степени довольны своей жизнью холерики (25,0%) и сангвиники (23,8%), в то время как среди меланхоликов и флегматиков преобладает более негативное настроение (р < 0,05). Та же направленность сохраняется и при рассмотрении других свойств личности: так количество респондентов, давших высокие оценки качеству своей жизни, преобладает среди экстравертов (31,3%) и эмоционально устойчивых личностей (32,6%), лиц со средней и низкой степенью личностной тревожности (42,6%), (р < 0,05).

  Характеристика уровня личностной тревожности всего контингента учащихся показала преобладание лиц со средним уровнем личностной тревожности (65,5% - город, 60,4% - село, 76,0% - студенты; р < 0,05 (рис. 5).

Рис.5. Характеристика уровня личностной тревожности учащейся молодёжи в динамике учебного года По оси ординат - % ответов; по оси абсцисс -уровень тревожности, контингенты, сезоны. * Различия статистически достоверны (р < 0,05).

Доказано, что к концу учебного года в группе школьников происходит достоверное увеличение числа лиц с высоким уровнем личностной тревожности (с 17,2% до 31,8% – город; с 17,7% до 23,4% –  село; р < 0,05), что особенно заметно в городской среде. Среди студентов увеличивается процент тех, для кого характерен средний уровень тревожности (с 71,9% до 80,1%, р < 0,05).

  Проведённые исследования выявили прямую корреляционную зависимость между болезненностью в гастродуоденальной зоне (заболеваниями органов пищеварения) и уровнем личностной тревожности школьников (r = 0,39 – городские, r = 0,46 – сельские, р < 0,05). У детей с низким уровнем тревожности отмечаются синдромы поражения одной изолированной системы, а у учащихся с высоким уровнем тревожности преобладает сочетанное поражение двух и более систем организма (р < 0,05). Установлено наличие обратной достоверной связи между самооценкой качества жизни, самооценкой состояния здоровья и уровнем личностной тревожности учащихся (r = -0,49 – -0,57; р < 0,05).

  Таким образом, представленные данные позволяют сделать вывод о возможности создания на базе психофизиологических характеристик личности экспертной системы для прогнозирования не только успешности обучения, но и выявления личностных факторов риска для формирования самооценки качества жизни.

  Характеристика функционального состояния нервной системы учащихся.

  Для характеристики функционального состояния нервной системы учащихся общеобразовательных школ и вуза  нами были изучены показатели умственной работоспособности, уровня концентрации внимания, а также объёма кратковременной памяти в динамике учебного дня, учебной недели и учебного года.

  Фронтальное изучение показателей умственной работоспособности показало её совершенствование к 16 -17 годам. На это указывает не только увеличение скорости выполнения дозированной корректурной работы (479,1 – 707,5 знаков – 8 класс, 548,4 – 811,1 знаков 11 класс, село – город соответственно, p < 0,01), но и улучшение точности корректурной работы (снижение стандартизированных ошибок с 12,1 ± 8,9 до 7,2 ± 2,9 – городские школы и с 6,2 ± 3,7 до 3,8 ± 2,9 –  сельские школы, p < 0,01). Помимо этого среди учащихся выпускных классов нами установлено достоверное увеличение числа работ, выполняемых без ошибок (до 16,7% против 12,4%, p < 0,05), а также увеличение числа обучающихся с высоким уровнем работоспособности (до 27,6% против 14,5%, p < 0,05) при снижении численности имеющих её низкий уровень (до 31,5% против 47,6%, p < 0,05).

  По исходным показателям корректурной работы каждого ученика, обследованные нами подростки, на основе индивидуально-ориентированного подхода были разделены на три группы: I-я – с высоким уровнем работоспособности, II-я – со средним уровнем работоспособности и III-я – с низким уровнем работоспособности (табл. 11).

Таблица 11

Сравнительный анализ особенностей когнитивных функций учащихся городских и сельских школ в зависимости от уровня работоспособности

(%)

I группа работоспособности

II группа работоспособности

III группа работоспособности

Город

Село

Город

Село

Город

Село

Уровень концентрации внимания

Очень низкий

-

-

10,7

15,9*

3,6

6,4

Низкий

-

-

11,4

12,8

5,0

10,7*

Средний

5,0

5,6

27,1

22,9

2,9

5,0

Высокий

3,6

2,9

12,1*

5,9

1,4

4,3

Очень высокий

8,7*

3,6

7,1*

2,9

1,4

2,9

Объём кратковременной памяти

Низкий

4,3

2,1

7,1

13,6*

7,9

14,3*

Средний

4,3

2,9

49,3*

37,8

5,0

12,8*

Высокий

8,7*

7,1*

12,1*

7,1

1,4

2,1

* Различия статистически достоверны (р < 0,05).

  Качественный и количественный анализ полученных результатов позволил установить, что учащиеся с высоким уровнем умственной работоспособности имели более устойчивое концентрированное внимание, больший объём кратковременной памяти (р < 0,05).

  Корреляционный анализ показал наибольшее число достоверных связей среди учащихся, отнесённых к первой группе работоспособности (табл. 12).

Таблица 12

Степень взаимосвязи между среднегодовым баллом успеваемости и некоторыми морфофункциональными и психофизиологическими характеристиками школьников разных групп работоспособности

(величина коэффициента корреляции)

I группа

II группа

III группа

Город

Село

Город

Село

Город

Село

Концентрация внимания

0,28

0,21

0,36*

0,39*

0,09

0,12

Объём памяти

0,32

0,29

0,35

0,19

0,21

0,14

Логическое мышление

0,12

0,05

0,18

0,15

0,22

0,25

Мотивация на успех

0,48*

0,37*

0,31

0,36*

0,36*

0,28

Невротизм

0,51*

0,42*

0,38*

0,32

0,28*

0,19

АД

0,36*

0,32*

0,28

0,25

0,17

0,14

ЧСС

0,39*

0,37*

0,37*

0,31

0,27

0,21

* Различия статистически достоверны (р < 0,05).

Практически полное отсутствие достоверных корреляционных связей между среднегодовым баллом успеваемости и представленными характеристиками у школьников, отнесенных к третьей группе работоспособности, отражает меньшую их заинтересованность и вовлечённость в процесс школьного образования.

  Сравнительный анализ умственной работоспособности, уровня концентрации внимания, а также объёма кратковременной памяти городских и сельских подростков в динамике показал, что в конце учебного дня, учебной недели и учебного года у обследованных школьников происходит формирование процесса утомления (р < 0,05), о чём свидетельствуют более низкие показатели исследуемых характеристик познавательных процессов.

  Исследование указанных психических процессов среди студенческой молодёжи также показало снижение коэффициента продуктивности, уровня концентрации внимания и объёма кратковременной памяти в динамике учебной недели и учебного года, но при этом обращает на себя внимание тот факт, что к концу учебного дня данные процессы активизируются (р < 0,05). По полученным нами данным, снижение умственной работоспособности студентов в значительной степени обусловлено чрезмерным просмотром телепередач (r = 0,64; р < 0,05), отсутствием прогулок на свежем воздухе (r = 0,58; р < 0,05), длительной работой на компьютере (r = 0,61; р < 0,05), недостаточной продолжительностью сна (r = 0,71; р < 0,05). Нарушения функций внимания значимо коррелируют с недостаточной продолжительностью сна (r = 0,47;  р < 0,05) в сочетании с отсутствием утренней зарядки (r = 0,39) и общей гиподинамией (r = 0,68; р < 0,05). Затруднения с памятью обусловлены в первую очередь недостаточным пребыванием на свежем воздухе (r = 0,52;  р < 0,05). Развитие логического мышления –  длительной работой на компьютере (r = 0, 67; р < 0,05) и чрезмерным просмотром телепередач (r = 0, 59; р < 0,05). Следовательно, нарушения студентами вуза элементарных правил режима дня и жизнедеятельности, что мы наблюдаем в 93,6% (р < 0,05) случаев, приводит к нарушению деятельности нервной системы и всего организма в целом.

  Таким образом, представленные результаты позволяют сделать вывод о том, что характер адаптации школьников и студентов к условиям обучения определяется уровнем функциональных возможностей их ЦНС, сформированностью когнитивных функций, степенью мотивации на школьные успехи. Снижение функциональных возможностей нервной системы подростков и юношей отрицательно сказывается на качестве их обучения и академической успеваемости, а, учитывая важность успешного обучения в формировании самооценки качества жизни (р < 0,05), и на формировании степени удовлетворенности качеством жизни респондентов в целом.

  Комплексный подход к гигиенической оценке факторов, формирующих качество жизни учащейся молодёжи

  Результаты проведённого нами исследования показали, что применение комплексного подхода для изучения особенностей формирования качества жизни учащейся молодёжи крайне необходимо, так как только он позволяет подойти к решению проблемы всесторонне, с учетом всех факторов и параметров, оказывающих воздействие на степень удовлетворенности качеством жизни респондентов.

  Использование многофакторного дисперсионного анализа позволило нам рассчитать долю влияния каждого отдельного фактора на формирование самооценки качества жизни студентов и школьников в процентном соотношении. Полученный материал представлен ниже в виде круговых диаграмм 5-6 (рис.5,6).

Рис.5. Доля влияния отдельных факторов на формирование самооценки качества жизни студентов. Условные обозначения: F9 – самооценка состояния здоровья;  F10 – самооценка материального благополучия; F11 – самооценка условий проживания; F28 – кратность питания; F54 – взаимоотношения в классе (группе); F65 – взаимоотношения с родителями; F68 – вероятность достижения жизненного успеха; F70 – самооценка успеваемости. 

  Как видно на диаграмме 5 (рис.5), с вероятностью 99% доля влияния самооценки состояния здоровья в формировании самооценки качества жизни студентов составляет 64% (р < 0,01). С меньшей степенью вероятности на формирование данного показателя оказывают воздействие  взаимоотношения с родителями (12%, р < 0,05)  и самооценка успеваемости (12%, р < 0,05). Влияние других факторов представлено в незначительной степени и недостоверно. 

  В группе подростков, особый интерес представляет не только сравнение разных возрастных групп, но и жителей городской и сельской местности.

11 класс, город  11 класс, село 

Продолжение рис. 6

10 класс, город  10 класс, село

9  класс, город  9  класс, село

8  класс, город  8  класс, село

F9 F10  F11 F28 F54 F65 F68  F70

Рис.6. Доля влияния отдельных факторов на формирование самооценки качества жизни городских и сельских школьников.  Условные обозначения: F9 самооценка состояния здоровья;  F10 самооценка материального благополучия; F11 самооценка условий проживания; F28 кратность питания; F54 взаимоотношения в классе (группе); F65 взаимоотношения с родителями; F68 вероятность достижения жизненного успеха; F70 самооценка успеваемости. 

  Таким образом, на основании результатов многофакторного дисперсионного анализа мы выявили те приоритетные факторы, которые, по мнению респондентов, формируют качество их жизни.

  Анализируя субъективную оценку, которую дали респонденты приоритетным факторам, путём кодирования полученных качественных ответов в баллы, мы может вывести балльную оценку качества жизни учащейся молодёжи обследуемых возрастных и социальных групп (табл. 13). Шкала оценивается следующим образом: 2,01 – 3,0 балла – низкая оценка качества жизни, 3,01 – 4,0 балла – средняя оценка, 4,01 – 5,0 – высокая оценка. 

Таблица 13

Балльная оценка качества жизни учащейся молодёжи

(%)

Балльная

Оценка КЖ

Городские школьники

Сельские школьники

Студенты

8 кл.

9 кл.

10 кл.

11 кл.

8 кл.

9 кл.

10 кл.

11 кл.

4,01-5,0

-

-

-

-

6,7

2,6

-

-

-

3,01-4,0

91,2

85,0

84,4

76,6*

80,0

89,6

87,1

76,7

80,0

2,01-3,0

8,8

15,0

15,6

23,4*

13,3

7,8

12,9

23,3*

20,0

* Различия статистически достоверны (р < 0,05)

 

  Таким образом, сопоставление субъективных балльных оценок качества жизни с объективными количественными показателями позволяет выявлять и более глубоко изучать причинно-следственные связи между факторами, влияющими на формирование здоровья и качества жизни респондента. 

  Приоритетные факторы, влияющие на качество жизни подростков и студентов, следует разделить на два блока: общие – роль которых неоспорима в большинстве из обследуемых нами возрастных групп и частные, которые оказывают влияние в определённом, конкретном случае (схема 2).

 

 

Схема 2. Приоритетные факторы, влияющие на качество жизни учащейся молодёжи.

  Именно показатели, полученные в результате комплексного подхода к оценке общих и частных факторов в их взаимосвязи и взаимозависимости, и будут представлять собой основу для разработки медико-психолого-педагогических и социально-экономических программ сохранения здоровья и оптимизации условий жизнедеятельности учащейся молодёжи.

  Таким образом, наиболее оптимальным и значимым для изучения качества жизни как отдельных возрастных групп школьников и студентов, так и всего контингента в целом, является комплексный подход, который должен включать в себя исследование различных параметров жизни, оказывающих воздействие на формирование качества жизни респондентов. На наш взгляд алгоритм комплексного исследования качества жизни учащейся молодёжи в общем виде должен выглядеть следующим образом (схема 3).

Схема 3. Алгоритм комплексного исследования качества жизни учащейся молодёжи.

В связи с тем, что в том или ином возрасте данные параметры имеют неодинаковый вес, конкретный набор методов и инструментов их исследования должен быть различным. Так, например, при проведении оценки состояния здоровья подростков в качестве объективных показателей следует использовать данные медицинских карт и инструментальных измерений, а субъективных – не только мнение подростков, но и результаты анкетирования их родителей, так как не каждый школьник владеет всеми сведениями о состоянии своего здоровья. В тоже время студенты более информированы, поэтому привлечение родителей в данном случае не обязательно. Такого рода нюансы можно отметить по каждому из блоков параметров, используемых при исследовании качества жизни.

  Таким образом, изучение качества жизни учащейся молодёжи должно осуществляться с использованием комплексного подхода, направленного на детальное изучение и сопоставление роли субъективных и объективных факторов в формировании степени удовлетворённости жизнью каждого обследуемого респондента и всей группы в целом. 

ВЫВОДЫ

  1. Установлено, что в наибольшей степени довольны качеством своей жизни сельские подростки (80%), а в наименьшей – студенты вуза (62%). С увеличением возраста происходит снижение степени удовлетворённости качеством жизни (на 13%). Балльная оценка качества жизни учащейся молодёжи выглядит следующим образом: 4,01 – 5,0 баллов – 2% сельские подростки; 3,01 – 4,0 баллов – 83% село, 84% - город, 80% - студенты; 2,01 – 3,0 баллов – 14% - село, 16% - город, 20% – студенты. 

2.  Выявлены приоритетные факторы формирования качества жизни (доля влияния в совокупности более 90%, р < 0,05 – 0,01), ранг которых определяется возрастом и местом проживания учащихся. Ранговые места наиболее значимых факторов распределились следующим образом: Студенты: I – состояние здоровья (64%), II – успешность обучения и взаимоотношения с родителями (по 12%), III – условия проживания (7%); Школьники (село): I – успешность обучения (29%), II – состояние здоровья (17%), III – условия проживания (15%); Школьники (город): I – условия проживания (28%), II – состояние здоровья и условия питания (по 17%), III – успешность обучения (16%).

3. Доказано, что респонденты с низкой степенью удовлетворённости качеством жизни имеют низкую самооценку здоровья (51 – 87%). Комплексная оценка состояния здоровья учащейся молодёжи позволила выявить общие для трёх изучаемых групп тенденции изменения показателей заболеваемости в динамике обучения:

-  уменьшение численности абсолютно здоровых лиц (город – на 10%; село – на 13%; вуз – на 27%);

- увеличение распространенности функциональных нарушений системы кровообращения (с 251‰ до 354‰), нервно-психических расстройств (с 96‰ до 199‰), нарушений зрения (со 128‰ до 207‰);

- возрастание частоты встречаемости хронических заболеваний органов пищеварения (со 150‰ до 219‰), а также костно-мышечной системы (с 526‰ до 603‰) у школьников и выраженных нарушений зрения у студентов (97‰).

- увеличение числа лиц с нарушениями физического развития: среди школьников преобладание доли подростков с дефицитом массы тела (51%), а среди студентов – с индексом массы тела, позволяющим говорить о повышенном статусе питания респондентов (41%). 

  4. Выявлены объективные факты нарушений гигиенических требований к условиям обучения: нарушения светового и воздушно-теплового режима, превышение наполняемости учреждений по количеству учащихся, неправильное зонирование земельного участка, отсутствие должной изоляции хозяйственной зоны, отсутствие в классах и аудиториях достаточного набора мебели, соответствующей росту учащихся, неправильно составленное расписание занятий. Между объективными параметрами воздушно-теплового, светового режима и субъективными характеристиками качества жизни и состояния здоровья учащихся установлены слабые корреляционные зависимости (r = 0,05 – 0,27).

  5. Доказаны однонаправленность основных тенденций динамики показателей деятельности сердечно-сосудистой системы в процессе обучения обследуемых подростков и юношей, низкий уровень её адаптированности. Выявлено существенное количество статистически значимых связей между ведущими показателями кардиореспираторной системы и характеристиками уровня успеваемости, качества жизни школьников и студентов (r = 0,32 – 0,91). Установлено, что респонденты, дающие высокие оценки качеству своей жизни, имеют более высокие характеристики индекса физического состояния (r = 0,57) и степени адаптации (r = 0,62).

  6. Условия питания значительной части подростков и юношей характеризуются преобладанием углеводистой пищи (47%), дефицитом в потреблении мяса и мясопродуктов (13%), молока и молочных продуктов (18%), рыбы (44%), овощей и фруктов (27%). Установлена тенденция к снижению качественных и количественных характеристик пищевого рациона с увеличением возраста учащихся (р < 0,05). Среди факторов, определяющих формирование степени удовлетворённости качеством жизни и самооценки состояния здоровья, значимыми являются режим питания (r = 0,27 – 0,47: студенты и село) и  качественный состав пищи (r = 0,31 – 0,46: студенты и город). 

7. В ходе изучения условий проживания выявлен ряд несоответствий характеристик жилья предъявляемым к ним гигиеническим требованиям, что наиболее ярко выражено в студенческой среде (27%). Доля лиц с высокой оценкой качества своего жилья больше среди сельских подростков (84%) и меньше всего таковых в группе студентов вуза (50%). Установлена тесная корреляционная связь между степенью удовлетворённости жизнью и типом жилища (r = 0,37), наличием отдельной изолированной комнаты (r = 0,51), площадью жилой комнаты (r = 0,47). 

8. Выявлено возрастание числа курящих (с 16% до 45%), употребляющих алкоголь (с 25% до 76%) и пробовавших наркотические вещества (до 30%) учащихся, в большей степени характерное для городских подростков. Доказано, что среди студентов, по сравнению со школьниками, выше на 19% количество курящих, на 37% - употребляющих алкогольные напитки и на 25% тех, кто употреблял или употребляет наркотические вещества (р < 0,05). Анализ степени взаимосвязи между распространённостью поведенческих факторов риска и субъективными характеристиками качества жизни, состояния здоровья показал наличие достоверных связей лишь в группе 14-15 летних подростков (r = 0,28 – 0,50).

9. Установлена зависимость формирования самооценки качества жизни от индивидуального психофизиологического статуса школьников и студентов: в большей степени довольны своей жизнью холерики (25%) и сангвиники (24%), экстраверты (31%), эмоционально устойчивые личности (33%), лица со средней и низкой степенью личностной тревожности (43%). Выявлено возрастание к концу учебного года числа лиц подросткового возраста с высоким уровнем личностной тревожности (до 32% – город; 23% –  село), а юношеского – со средним уровнем личностной тревожности (до 80%). Доказана прямая корреляционная зависимость между наличием жалоб, нарушениями здоровья и уровнем личностной тревожности респондентов (r = 0,39 – 0,57).

10. Динамика показателей умственной работоспособности, уровня концентрации внимания, объёма кратковременной памяти в процессе обучения респондентов доказывает формирование процесса утомления к концу учебной недели и учебного года у учащихся школ и вуза, а также к концу учебного дня – у школьников, который наиболее ярко выражен у сельских подростков (р < 0,05). Снижение состояния когнитивных функций обусловлены чрезмерным просмотром телепередач, отсутствием прогулок на свежем воздухе, недостаточной продолжительностью сна, длительной работой на компьютере (r = 0,41 – 0,68). Установлено, что среднегодовой балл успеваемости имеет тесные корреляционные связи с психофизиологическими характеристиками учащихся (r = 0,32 – 0,51).

11. Полученные новые данные о роли гигиенических, медико-биологических, социально-экономических и психолого-педагогических факторов, влияющих на формирование качества жизни подростков и лиц юношеского возраста, позволили обосновать необходимость комплексного подхода к гигиенической оценке качества жизни учащейся молодёжи и разработать алгоритм продольно-поперечного исследования при проведении многолетних лонгитудинальных наблюдений. 

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

Проведенные исследования  показали, что в целях сохранения и укрепления здоровья  и повышения качества жизни учащейся молодёжи необходимо: 

  На федеральном уровне:

1. Министерству здравоохранения и социального развития, Министерству образования и науки, научно-исследовательским институтам социально-гигиенического профиля при разработке целевых программ медико-социальной помощи детям, подросткам и лицам юношеского возраста использовать методические подходы, апробированные в результате настоящего исследования. 

2. Сформировать приоритетные направления  систематического исследования качества жизни различных социальных групп школьников и студентов. В основу исследований целесообразно положить основные положения концепции комплексного подхода к гигиенической оценке качества жизни. Утвердить стандарты обследования, оценки, шкалы.

3.  На основании динамического слежения за качеством жизни школьников и студентов обеспечить целевое финансирование мероприятий, направленных на совершенствование организации:

- медицинского обеспечения учащихся,

- горячего питания школьников и студентов,

- работы по формированию здорового образа жизни и патриотического воспитания подростков и молодежи. 

4. Пересмотреть организационно-штатную структуру медицинских учреждений педиатрической сети и образовательных учреждений с учётом необходимости усиления медицинской профилактики. Обеспечить привлечение в сельское здравоохранение и образование квалифицированных медицинских и педагогических кадров.

5. Ввести на старшей ступени школы обязательные элективные курсы «Здоровье и его показатели», «Человек подвижный», направленные на практическое осмысление школьниками теоретического материала, полученного в рамках школьного курса «Человек и его здоровье».

  На региональном уровне:

1. Обеспечить реализацию законодательных документов, нормативных правовых актов, регламентирующих медицинское обеспечение подростков и юношей, также проведение социально-гигиенических исследований с целью динамического слежения за качеством жизни и здоровьем подрастающего поколения.

2. Разрабатывать и совершенствовать современные профилактические технологии и территориальные программы, обеспечивающие сохранение и укрепление здоровья, гармоничное физическое и психическое развитие лиц подросткового и юношеского возраста с учётом социально-экономических и экологических особенностей региона.

3. Осуществлять региональную информационную политику путём внедрения высоких технологий в повседневную деятельность организаций и ведомств, ответственных за охрану и укрепление здоровья; обеспечить всесторонний анализ приоритетных факторов, формирующих качество жизни подростков и юношей.

4. Создать эффективную систему межведомственного взаимодействия медицинских и образовательных учреждений, военных комиссариатов, всех ведомств, осуществляющих оздоровление и обучение школьников и студентов и ответственных за это.

5. Организовать постоянно действующие семинары для учителей, преподавателей вузов и врачей-педиатров с привлечением врачей-специалистов. Разработать и внедрить обучающие программы по формированию здорового образа жизни, снижения поведенческих факторов риска с учётом качества жизни семьи. 

  На местном уровне:

1. Администрации образовательных учреждений, органам образования обеспечить нормируемые уровни искусственной освещённости и параметров микроклимата в учебных помещениях, рациональную организацию учебного процесса. Обеспечить полный охват учащихся одноразовым горячим питанием.

2. Активно внедрять в повседневную практику здоровьесберегающие технологии, которые должны быть направлены на предупреждение негативного воздействия факторов риска учебной деятельности на здоровье учащейся молодёжи. 

3. Педиатрической службе обеспечить проведение ежегодных профилактических медицинских осмотров. Своевременно и в полном объёме доводить до сведения педагогов и родителей данные о состоянии здоровья учащихся с соответствующими рекомендациями.

4. В каждом учебном заведении создать службы социо-психологического обеспечения. Организовать социально-медицинское консультирование школьников, студентов, родителей по вопросам охраны здоровья, гигиенического воспитания и здорового образа жизни.

5. ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Воронежской области» обеспечить своевременный и качественный надзор за организацией учебного процесса; осуществлять санитарно-гигиенический мониторинг условий обучения и состояния здоровья школьников и студентов. Систематически проводить работу по гигиеническому воспитанию в педагогических коллективах, среди родителей и учащихся. 

  Автор выражает глубокую признательность научным консультантам – члену – корреспонденту РАН, академику РАМН И.Б. Ушакову и д.м.н. И.К. Рапопорт за постоянную помощь и поддержку в работе над диссертацией. 

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

В изданиях, рекомендованных ВАК:

  1. Корденко А.Н., Картышева С.И., Колесниченко С.М., Соколова Н.В. Особенности физического развития студентов Воронежского государственного педагогического университета / Морфологические ведомости, Приложение № 1 – 2, 2004. – С. 137.
  2. Соколова Н.В., Рапопорт И.К., Ушаков И.Б. Оценка роли различных факторов в формировании качества жизни учащихся старшего школьного возраста / Здоровье населения и среда обитания. Информационный бюллетень, № 9, 2004. – С. 10 – 14.
  3. Соколова Н.В. Анализ состояния здоровья и уровня физической подготовленности подростков допризывного возраста / Военно-медицинский журнал, № 1, 2005. – С. 54.
  4. Соколова Н.В. Изменение показателей деятельности сердечно-сосудистой системы учащихся в процессе обучения / Вопросы современной педиатрии, Приложение № 1, том 4, 2005.  – С. 495.
  5. Ушаков И.Б., Соколова Н.В. Роль гигиенических факторов в формировании качества жизни городских и сельских школьников / Экология человека, № 4, 2005. – С. 15 – 18.
  6. Соколова Н.В. Особенности состояния здоровья сельских школьников / Вопросы современной педиатрии, Приложение № 1, том 5, 2006. –  С. 542.
  7. Соколова Н.В. Влияние образа жизни на формирование состояния здоровья школьников / Здоровье населения и среда обитания. Информационный бюллетень, № 8, 2006. – С. 18 – 21.
  8. Соколова Н.В. Характеристика качества жизни школьников / Гигиена и санитария, № 5, 2006. – С. 74 – 75.
  9. Ушаков И.Б., Соколова Н.В. Современные проблемы качества жизни студентов / Гигиена и санитария, № 2, 2007. – С. 56 – 58.

Монографии,  учебные пособия и методические рекомендации:

  1. Мельниченко П.И., Ушаков И.Б., Попов В.И., Фаустов А.С., Вязовиченко Ю.Е., Датий А.В., Соколова Н.В. Гигиена: словарь-справочник: Учеб. пособие. – М.: Высшая школа., 2006. – 400 с.
  2. Кучма В.Р., Ушаков И.Б., Соколова Н.В., Рапопорт И.К., Есауленко И.Э., Губина О.И., Попов В.И., Степанова М.И. Методы оценки качества жизни. – М., 2006. –  112 с.
  3. Ушаков И.Б., Соколова Н.В., Корденко А.Н., Ушаков Б.Н., Есауленко И.Э., Попов В.И. Провинция: качество жизни и здоровье студентов. – М. – Воронеж: Издательство «Истоки», 2002. – 151 с.
  4. Ковылова В.И., Соколова Н.В. Возрастная физиология: Практикум. – Воронеж, 2004. – 25 с. 
  5. Соколова Н.В., Артюхова И.Г. Спортивная метрология: пособие по решению задач по курсу. – Воронеж, 2004. – 21 с.
  6. Ковылова В.И., Соколова Н.В. Естественнонаучное предпрофильное и профильное обучение: Элективные курсы. – Воронеж: ВГПУ, 2005. – С. 25 - 29.
  7. Ковылова В.И., Соколова Н.В. Высшая нервная деятельность, сенсорные системы, развитие речи: Практикум. – Воронеж: ВГПУ, 2005. – 40 с.

В  журналах, в материалах конгрессов, конференций, симпозиумах (в том числе с международным участием), в сборниках:

  1. Соколова Н.В., Преснякова Н.М., Кармаева И.А., Картышева С.И., Ковылова В.И., Колесниченко С.М., Корденко А.Н., Пахунова Л.В. Роль оценки качества жизни в комплексной характеристике состояния здоровья студентов вуза / Вестник Российского Университета Дружбы Народов, Серия «Медицина», № 6, 2007. – С. 459 – 460.
  2. Корденко А.Н., Картышева С.И., Преснякова Н.М., Ковылова В.И., Колесниченко С.М., Пахунова Л.В., Соколова Н.В., Кармаева И.А. Изучение состояния здоровья учащейся молодёжи / Альманах «Новые исследования» – М.: Вердана, 2004, № 1 – 2 (6-7). – С. 215.
  3. Соколова Н.В., Картышева С.И. Оценка некоторых составляющих качества жизни школьников / Альманах «Новые исследования» – М.: Вердана, 2004, № 1 – 2 (6-7). – С. 357.
  4. Ушаков И.Б., Соколова Н.В., Губина О.И., Попов В.И. Медико-биологические и психосоциальные аспекты адаптации студентов к условиям обучения / Журнал теоретической и практической медицины, Том 4, № 4, 2006 г. – С. 547-549.
  5. Ковылова В.И., Соколова Н.В. Актуальные проблемы формирования качества жизни студенческой молодёжи / Культура физическая и здоровье. – 2006. – № 3 (9). –  С. 72 – 74.
  6. Картышева С.И., Соколова Н.В., Преснякова Н.М. Влияние образа жизни на состояние здоровья студентов – физкультурников / Культура физическая и здоровье. – 2007. – № 2 (12). –  С. 72 – 73.
  7. Соколова Н.В., Картышева С.И. Анализ параметров физического развития студентов вуза и колледжа / Культура физическая и здоровье. – Воронеж. – 2007. – № 4. –  С. 76 – 77.
  8. Соколова Н.В., Ковылова В.И. Физическая работоспособность студенток и факторы на нее влияющие // Материалы научно-практической конференции с международным участием «Актуальные проблемы культуры здоровья». – Воронеж – 2002. – С. 330-337. 
  9. Ушаков И.Б., Соколова Н.В. Влияние условий обучения и быта студенток педагогического вуза на состояние их здоровья // Материалы Всероссийской конференции с международным участием «Образование и воспитание детей и подростков: гигиенические проблемы». – М. – 2002. – С.364-366.
  10. Ковылова В.И., Соколова Н.В. Актуальные проблемы формирования здорового образа жизни студентов //  Материалы научно-практической конференции «Актуальные вопросы обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия и охраны здоровья населения Центрального региона России». – Смоленск – 2002. – С.376-378.
  11. Ушаков И.Б., Соколова Н.В. Роль образа жизни студенток в профилактике нарушений опорно-двигательного аппарата // Материалы Всероссийской конференции с международным участием «Диагностика, профилактика и коррекция нарушений опорно-двигательного аппарата у детей и подростков». – М. – 2002. – С.186-188.
  12. Ковылова В.И., Соколова Н.В. Принципы единой региональной программы по предупреждению негативных проявлений здоровья // Материалы XI Международного симпозиума «Эколого-физиологические проблемы адаптации» 27-28 января 2003 года. – М. – 2003. – С. 259-260.
  13. Соколова Н.В., Ковылова В.И., Кармаева И.А., Пахунова Л.В., Преснякова Н.М., Колесниченко С.М., Картышева С.И. Анализ различных факторов, формирующих качество жизни подростков // Материалы II Международной научно-практической конференции «Экология: образование, наука, промышленность и здоровье». – Вестник БГТУ им. В.Г. Шухова, № 8, 2004. – С. 163 – 165.
  14. Соколова Н.В., Рапопорт И.К., Ушаков И.Б. Анализ основных составляющих качества жизни школьников // Материалы международного конгресса «Здоровье, обучение, воспитание детей и молодёжи в XXI веке» 12 – 14 мая 2004 года. Ч. III. – М.: Издатель НЦЗД РАМН, 2004. – С. 147 – 149.
  15. Соколова Н.В., Ушаков И.Б., Рапопорт И.К. Оценка состояния здоровья подростков допризывного возраста // Материалы международного конгресса «Здоровье, обучение, воспитание детей и молодёжи в XXI веке» 12 – 14 мая 2004 года. Ч. III. – М.: Издатель НЦЗД РАМН, 2004. – С. 149 – 151.
  16. Соколова Н.В. Оценка роли гигиенических и медико-биологических  факторов в формировании качества жизни учащихся // Материалы Всероссийской конференции с международным участием «Биологические аспекты экологии человека». – Архангельск. – 2004. – Т. 1. – С. 122 – 124.
  17. Соколова Н.В., Кармаева И.А., Картышева С.И., Ковылова В.И., Колесниченко С.М., Пахунова Л.В., Преснякова Н.М.  Оценка воздействия учебной нагрузки на состояние сердечно-сосудистой системы сельских школьников // Материалы первой Международной научно-практической конференции «Научный потенциал света – 2004», Том 2, 1 - 15 сентября 2004 г.. – Днепропетровск. – С. 26 – 27.
  18. Картышева С.И., Ушаков И.Б., Корденко А.Н., Соколова Н.В., Преснякова Н.М.  Гигиеническая оценка условий обучения студентов Воронежского государственного педагогического университета и их связь с основными показателями качества жизни // Материалы первой Международной научно-практической конференции «Научный потенциал света – 2004», Том 34, 1 - 15 сентября 2004 г.. – Днепропетровск. – С. 47 – 48.
  19. Соколова Н.В. Оценка роли различных факторов в формировании качества жизни школьников // Материалы Пленума Научного совета по экологии человека и гигиене окружающей среды РАМН и Минздрава и соцразвития РФ «Современные проблемы медицины окружающей среды», 16-17 декабря  2004 г. – М., 2004. – С. 233 – 235.
  20. Соколова Н.В. Изучение некоторых психофизиологических характеристик подростков старшего школьного возраста // Материалы Международной научно-практической конференции «Дни науки – 2005», Том 30,  15 - 27 апреля 2005 г.. – Днепропетровск. – С. 4 – 5.
  21. Соколова Н.В. Роль процесса обучения в формировании качества жизни школьников // Материалы всероссийской научно-практической конференции молодых учёных и специалистов «Окружающая среда и здоровье человека», 19 – 22 мая 2005 г., г. Суздаль – С. 115 – 117.
  22. Соколова Н.В. Особенности воздействия экзаменационного стресса на состояние сердечно-сосудистой системы студентов // Боевой стресс: механизмы стресса в экстремальных условиях: Сборник научных трудов симпозиума, посвящённого 75-летию ГосНИИИ ВМ. – М., 2005. – С. 34 – 36.
  23. Соколова Н.В., Ушаков И.Б. Роль отдельных факторов в формировании качества жизни современных школьников // Материалы Пленума Научного совета по экологии человека и гигиене окружающей среды РАМН и Минздрава и соцразвития РФ «Экологически обусловленные ущербы здоровью: методология, значение, и перспективы оценки». – М., 22 – 23 декабря 2005 г., С. 483-485.
  24. Соколова Н.В. Особенности формирования здорового образа жизни студентов // Материалы всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Профессиональное гигиеническое обучение, формирование здорового образа жизни детей, подростков и молодёжи», М., 15 - 17 мая, 2006г., С. 118.Соколова Н.В. Современные подходы к изучению качества жизни // Сб. научных трудов по материалам международной научно-практической конференции «Научные исследования и их практическое применение. Современное состояние и пути развития ‘ 2006», 01 – 15 октября 2006 г. – Том 4. – Одесса, 2006. – С. 3 – 4.
  25. Соколова Н.В. Механизмы формирования качества жизни подростков // Материалы Международной научно-практической конференции «Модернизация отечественного педагогического образования: проблемы, подходы, решения», 12 – 14 октября 2006г. – Том 2. – Воронеж, ВГПУ, 2006. – С. 46 – 48.
  26. Ушаков И.Б., Соколова Н.В. Актуальные проблемы формирования качества жизни молодёжи призывного возраста // «Война и здоровье: боевой стресс», Сб. научных трудов пятого Всероссийского симпозиума по проблемам боевого стресса. – М., 2006. – С. 150 – 151.
  27. Соколова Н.В., Кармаева И.А., Картышева С.И., Ковылова В.И., Пахунова Л.В., Преснякова Н.М. К вопросу о роли учебного процесса в формировании состояния здоровья студентов // Материалы Седьмой международной научно-практической конференции «Здоровье и Образование в XXI веке». – М., 23 – 26 ноября 2006 г.– С. 477.
  28. Соколова Н.В. Влияние жилищных условий на состояние здоровья и качество жизни подростков // Материалы Пленума Научного совета по экологии человека и гигиене окружающей среды РАМН и Минздравсоцразвития Российской Федерации «Современные проблемы гигиены города, методология и пути решения». – М., 21 – 22 декабря 2006 г., С. 328 – 330.
  29. Соколова Н.В., Ковылова В.И., Картышева С.И., Преснякова Н.М. К вопросу о качестве медицинской помощи подросткам в условиях учебного заведения // Материалы XI Конгресса педиатров России «Актуальные проблемы педиатрии». – М., 5 – 8 февраля 2007 г. – С. 631.
  30. Соколова Н.В., Картышева С.И., Либина И.И. Особенности воздействия факторов учебной среды на состояние здоровья студенческой молодёжи // Материалы II Всероссийской научно-практической конференции молодых учёных и специалистов «Окружающая среда и здоровье». – Рязань, 29 мая – 1 июня 2007 г. – С. 86 – 87.
  31. Соколова Н.В., Рапопорт И.К., Ушаков И.Б. Роль микросоциума в формировании самооценки качества жизни подростков // Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Актуальные вопросы психогигиены и охраны психического здоровья детей и подростков». – М., 24 – 25 октября 2007 г., С. 216 – 217.
  32. Соколова Н.В. Характеристика субъективной оценки качества жизни учащимися кадетского корпуса. – «Боевой стресс: механизмы стресса в экстремальных условиях деятельности», Сборник научных трудов шестого Всероссийского симпозиума по проблемам боевого стресса. – М., 2007. – С. 186 – 187.
  33. Соколова Н.В., Картышева С.И. Взаимосвязь качества образования и качества жизни старшеклассников. – «Научные исследования и их практическое применение. Современное состояние и пути развития ‘2007», Сборник научных трудов Международной научно-практической конференции. – Одесса, 2007. – Т. 14. – С. 23 – 24.
  34. Соколова Н.В., Преснякова Н.М., Кармаева И.А., Картышева С.И., Ковылова В.И., Колесниченко С.М., Корденко А.Н., Пахунова Л.В. Роль оценки качества жизни в комплексной характеристике состояния здоровья студентов вуза. -  Материалы Международного конгресса «Здоровье и образование в XXI веке» «Концепции болезней цивилизации». – М., 14 – 17 ноября 2007 г. – С. 585 – 586.
  35. Соколова Н.В., Пахунова Л.В., Картышева С.И. Особенности психофизиологического статуса подростков г. Воронежа и Воронежской области // Физиология и психофизиология мотиваций: Сборник научных работ, посвящённый 90-летию со дня рождения профессора А.И. Лакомкина. – Воронеж. – 2007. – С. 65 – 67.
  36. Соколова Н.В., Корденко А.Н., Артюхова И.Г., Картышева С.И. Распространённость вредных привычек среди подростков и студентов как медико-социальная проблема. – Материалы Межрегиональной научно-практической юбилейной конференции «Проблемы здоровьесбережения школьников и студентов. Новые научные тенденции в медицине и фармации». – Воронеж, 6 – 7 февраля 2008 г. – С. 413 – 415.
  37. Рапопорт И.К., Соколова Н.В. Гигиенические подходы к оценке качества жизни детей и подростков // Материалы XII Конгресса педиатров России «Актуальные проблемы педиатрии». – М., 19 – 22 февраля 2008 г. – С. 281 – 282.
  38. Рапопорт И.К., Соколова Н.В. Комплексный подход к гигиенической оценке качества жизни детей, подростков и студентов // Материалы I Конгресса Российского общества школьной и университетской медицины и здоровья. – М., 21 – 22 февраля 2008 г. – С. 148.



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.