WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

АНДРИЕВСКАЯ

Ирина Анатольевна

МЕХАНИЗМЫ И ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАЗВИТИЯ НАРУШЕНИЙ

МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ ПЛАЦЕНТЫ И КИСЛОРОДТРАНСПОРТНОЙ ФУНКЦИИ ПЕРИФЕРИЧЕСКОЙ КРОВИ РОЖЕНИЦ И КРОВИ ПУПОВИНЫ ПРИ ОБОСТРЕНИИ ГЕРПЕС-ВИРУСНОЙ ИНФЕКЦИИ

14.03.03 патологическая физиология

АВТОРЕФЕРАТ

на соискание ученой степени

доктора биологических наук

Иркутск 2011

Работа выполнена в  «Учреждение Российской академии медицинских  наук

Дальневосточный  научный центр  физиологии  и  патологии  дыхания Сибирского  отделения РАМН».

Научный консультант:

академик РАМН Луценко Михаил Тимофеевич

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук,

профессор  Власов Борис Яковлевич

доктор медицинских наук,

профессор  Изатулин Владимир Григорьевич

доктор биологических наук,

старший научный сотрудник Дубровина Валентина Ивановна

Ведущая организация:

Учреждение Российской академии медицинских наук Научно-исследовательский институт фармакологии Сибирского отделения РАМН

Защита состоится «___»____________200__г. в ____ часов на заседании диссертационного Совета Д 001.038.02 при «Учреждение Российской академии медицинских  наук Научный центр проблем здоровья семьи и репродукции человека СО РАМН» (664003, Иркутск, ул. Тимирязева, 16).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке «Учреждение РАМН Научный центр проблем здоровья семьи и репродукции человека СО РАМН» по адресу: 664003, Иркутск, ул. Тимирязева, 16.

Автореферат разослан «  »____________ 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного Совета,

доктор медицинских наук,

профессор  Шолохов Л.Ф.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. К числу важнейших патологических проявлений герпес-вирусной инфекции во время беременности можно отнести формирование ранних форм внутриутробной гипоксии плода, патогенез которой, несмотря на нарастающий интерес исследователей к данной проблеме, до настоящего времени остается не ясным. Так, по данным авторов, внутриутробная гипоксия плода, вызванная тяжелыми инфекционными патологиями у матери в период беременности, сопровождается увеличением частоты летальных исходов в антенатальном периоде по отношению к общему числу перинатальной смертности в среднем до 40% (Шабалов Н.П. и соавт., 2003; Бычков И.В. и соавт, 2009; Зимина Н.Н. и соавт., 2010). Значимость проблемы определяется и тем, что генерализация герпесной инфекции во время беременности приводит к нейроэндокринным и иммунным сдвигам в организме женщины (Луценко М.Т., 2007; Луценко М.Т., Соловьева А.С., 2010), которые сопровождаются формированием новых порочных кругов в цепи причинно-следственных отношений, усугубляющих течение, как основного заболевания, так и предопределяющих скрытое неблагополучие развивающегося плода в виде гипоксического поражения центральной нервной системы (Антонов П.В. и соавт., 2003; Шабалов Н.П., 2004; Kimberlin D.W., 2005; Иванова В.В. и соавт., 2008; Боковой А.Г., 2010). В связи с этим, решение вопросов, связанных с изучением механизмов и закономерностей развития внутриутробной гипоксии плода, особенно при обострении герпес-вирусной инфекции во время беременности, актуально и имеет важное социальное значение.

Гипоксия плода – состояние, обусловленное морфофункциональными изменениями и представляющее собой результат сложной реакции эритрона и тканей плаценты на различные патологические изменения со стороны материнского организма. В ее основе лежит дизадаптация компенсаторно-приспособительных механизмов фетоплацентарного комплекса, которая проявляется на молекулярном, клеточном и тканевом уровнях, и способствует нарушению газотранспортной, эндокринной, метаболической и антиокислительной функций плаценты (Качалина Т.С. и соавт., 2001; Ванько Л.В. и соавт., 2010). Вполне очевидно, что определяющее значение в механизмах вовлечения плаценты в процесс формирования внутриутробной гипоксии плода при вирусных инфекциях у матери в период беременности, имеет морфофункциональное изменение мембранного и, как следствие, ядерного аппарата фетоплацентарного барьера. Нарушение метаболизма ядер, вызванное патогенными факторами (вирусы, цитокины, биогенные амины, глюкокортикоиды), экспонирующихся на поверхности синцитиотрофобласта, либо проникающих в его толщу при обострении инфекционного процесса во время беременности, изменяет характер течения биосинтетических и обменных процессов, способствуя нарушению перфузии ворсин, проницаемости фетоплацентарного барьера и метаболической его дисфункции. Формирующийся при этом недостаток кислородного метаболизма в зоне маточно-плацентарных контактов усиливает выраженность апоптотических изменений ядер синцитиотрофобласта (Ishihara N. еt al., 2002; Hu R. еt al., 2006), вызывая дезорганизацию его основных функций с развитием необратимых деструктивных процессов в плацентарной ткани, после чего возникают микроциркуляторные расстройства. Между тем, несмотря на освещенность проблемы патогенеза гипоксии плода при осложненном течении беременности, остаются не выясненными вопросы воздействия персистирующих вирусных инфекций, в том числе, герпес-вирусной, на состояние кислородтранспортной функции, как периферической крови, так и тканей плаценты. Не установлена роль ВПГ-1 в механизмах вовлечения эритроцитов периферической крови матери и плода в патологический процесс. Остаются не изученными аспекты патогенетического влияния дестабилизирующих и деструктивных процессов, индуцируемых ВПГ-1, на конформационную устойчивость цитоскелета и липидного матрикса мембран эритроцитов матери и плода. Не определены причинно-следственные связи между активностью герпесной инфекции во время беременности и состоянием метаболических и энергетических процессов на уровне эритроцитов периферической крови матери и плода. Недостаточно изучены вопросы влияния ВПГ-1 на характер апоптоза ядер синцитиотрофобласта и обменных процессов. Недостаточно исследований и в области изучения закономерностей функционирования плаценты как органа, обеспечивающего поддержание кислородобменной функции у плода на период беременности, осложненной герпес-вирусной инфекцией. Поэтому оценка характера взаимоотношений активности ВПГ-1 во время беременности, морфофункционального состояния плаценты и кислородтранспортной функции крови матери в патогенезе внутриутробной гипоксии плода представляет одну из актуальных проблем патологической физиологии.

Цель исследования

Установить механизмы и закономерности развития нарушений морфофункционального состояния плаценты и кислородтранспортной функции периферической крови рожениц и крови пуповины при обострении в третьем триместре беременности герпес-вирусной инфекции.

Задачи исследования

  1. Выявить механизмы и закономерности формирования нарушений эритропоэтической функции периферической крови рожениц и крови пуповины новорожденных при обострении в третьем триместре беременности герпес-вирусной инфекции.
  2. Определить особенности морфофункционального состояния эритроцитов периферической крови рожениц и крови пуповины новорожденных при обострении в третьем триместре беременности герпес-вирусной инфекции: строение эритроцитов; состояние липидно-белкового комплекса мембран; активность ферментов, определяющих оксигенацию гемоглобина и антиокислительные свойства мембран.
  3. Оценить морфофункциональное состояние фетоплацентарного барьера при обострении в третьем триместре беременности герпес-вирусной инфекции: строение поверхности и цитозоля фетоплацентарного барьера, апоптотическую активность ядер синцитиотрофобласта плаценты.
  4. Раскрыть закономерности развития нарушений кислородного обмена между кровью матери и плода при обострении в третьем триместре герпес-вирусной инфекции беременности и участие в нем фетоплацентарного барьера.

Новизна исследования

Впервые установлены наиболее значимые причины, лимитирующие эритропоэз и кислородтранспортную функцию эритроцитов при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности, как в периферической крови рожениц, так и пуповинной крови новорожденных.

Доказано, что повышение концентрации TNF при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности приводит к снижению эритропоэтической функции периферической крови рожениц и крови пуповины новорожденных.

Определены механизмы патогенного действия ВПГ-1 на морфофункциональное состояние эритроцитов (структура белкового цитоскелета мембран, вязкостные свойства и деформируемость мембран, активность ферментов пентозофосфатного (глюкозо-6-фосфатдегидрогеназа) и глутатионредуктазного (глутатионредуктаза) циклов, антиокислительных ферментов (глутатионпероксидаза, супероксиддисмутаза)), как в периферической крови рожениц, так и в пуповинной крови новорожденных.

Выявлены причинно-следственные связи между формой эритроидных клеток и содержанием основных белков цитоскелета (спектрина, анкирина, белка полосы 4.1, белка полосы 3, гликофорина); между структурой гемоглобина, уровнем 2,3-ДФГ и скоростью кислородного обмена в эритроцитах периферической крови рожениц и крови пуповины новорожденных при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности.

Новыми являются данные об особенностях морфофункционального состояния фетоплацентарного барьера при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности, механизмы повреждений его наружной поверхности, структуры цитозоля и ядерного аппарата, приводящие к нарушению трансплацентарного кислородного обмена.

Теоретическая и практическая значимость работы заключается в том, что получены теоретические знания о закономерностях развития эритропоэтической дисфункции периферической крови рожениц и крови пуповины новорожденных, нарушений эритропоэза, морфофункционального состояния эритроцитов и их кислородтранспортных свойств при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности. Разработаны способы диагностики эритропоэтической функции периферической крови рожениц, пуповинной крови новорожденных, а также морфофункционального состояния эритроцитов крови при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности (структура белкового цитоскелета, вязкостно-эластические свойства мембран, состав и конформационная стабильность гемоглобина, состояние ферментов (глюкозо-6-фосфатдегидрогеназа, глутатионредуктаза, глутатионпероксидаза, супероксиддисмутаза), участвующих в сохранении нативных свойств гемоглобина, его оксигенации и фетоплацентарного барьера (структура и свойства наружной поверхности синцитиотрофобласта, цитозоля, мембранного аппарата митохондрий, активность проапоптотических и апоптотических факторов).

Внедрение в практику

Разработанные способы диагностики нарушений морфофункционального состояния мембран эритроцитов периферической крови рожениц при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности (структура белкового цитоскелета мембран, вязкостные свойства и деформируемость мембран, состояние ферментов (глюкозо-6-фосфатдегидрогеназа, глутатионредуктаза, глутатионпероксидаза, супероксиддисмутаза), участвующих в сохранении нативных свойств гемоглобина, его оксигенации) и фетоплацентарного барьера (интенсивность факторов проапоптотического (Bcl-2, Hps 70) и апоптотического действия (NO, гранзим В, цитохром С, каспаза 3, белок р53), апоптотическая активность ядер синцитиотрофобласта плаценты), а также оксигенации крови пуповины новорожденных внедрены в научно-исследовательскую и клиническую практику отделения акушерское патологии беременности клиники «Учреждение Российской академии медицинских наук Дальневосточный центр физиологии и патологии Сибирского отделения РАМН» (г. Благовещенск).

Материалы исследования рекомендуется внедрять в практическую работу научно-исследовательских лабораторий, использовать в учебно-методических материалах для обучения студентов медицинских институтов профильных кафедр.

Положения, выносимые на защиту

  1. При обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности нарушаются механизмы цитокинопосредованной регуляции эритропоэтической функции периферической крови рожениц и пуповинной крови новорожденных.
  2. Обострение герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности усиливает морфофункциональную перестройку эритроцитов, нарушает состояние липидно-белкового комплекса мембран, изменяет ферментативную активность, определяющую оксигенацию гемоглобина и антиокислительные свойства мембран, как в периферической крови рожениц, так и крови пуповины новорожденных.
  3. Повреждение плаценты ВПГ-1 приводит к нарушению морфофункционального состояния фетоплацентарного барьера: строения поверхности и цитозоля фетоплацентарного барьера, апоптотической активности ядер синцитиотрофобласта плаценты.
  4. При обострении герпесной инфекции в третьем триместре беременности нарушаются механизмы регуляции трансплацентарного кислородного обмена между кровью матери и плода.

Апробация работы

Основные положения диссертации доложены и обсуждены на заседаниях Ученого Совета «Учреждение Российской Академии медицинских наук  Дальневосточный научный центр физиологии и патологии дыхания Сибирского отделения РАМН» (2007, 2010); на научно-практической конференции с международным участием «Клинические и фундаментальные аспекты состояния здоровья коренного и пришлого населения в Дальневосточном федеральном округе» (Хабаровск, 26-27 сентября 2007 г.); II съезд врачей-пульмонологов Сибири и Дальнего востока (Благовещенск, 24-25 октября 2007 г.); III Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Фундаментальные аспекты компенсаторно-приспособительных процессов» (Новосибирск, 7-9 ноября 2007 г.); VI Сибирском физиологическом съезде (Барнаул, 25-27 июня 2008 г.); научно-практической конференции с международным участием «Современные факторы формирования, методы оценки и прогнозирования общественного здоровья на территории Дальневосточного региона» (Хабаровск, 10-11 июня 2008 г.); международной научной конференции «Современные проблемы экспериментальной и клинической медицины» (Тайланд (Паттайа), 18-28 февраля 2009 г.); IV международной научной конференции «Системный анализ в медицине» (Благовещенск, 25-26 мая 2010 г.)

Публикации

По теме диссертации всего опубликована 71 научная работа, из них 27 статей в журналах, рекомендованных ВАК Минобразования и науки РФ, 24 патента РФ.

Объем и структура диссертации

Диссертация изложена на 222 страницах машинописного текста и имеет 37 таблиц, 6 схем и 35 рисунков. Собственно текст – 192 страницы. Работа состоит из введения, обзора литературы, 5 глав собственных исследований, обсуждения, выводов, раздела «Внедрение в практику» и списка литературы, содержащего 195 отечественных и 103 зарубежных источников.

Весь материал, представленный в диссертации, получен, обработан и проанализирован автором лично.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Обследование рожениц и новорожденных осуществлялось на базе научной лаборатории «Механизмы этиопатогенеза и восстановительных процессов дыхательной системы при неспецифических заболеваниях легких» совместно с отделением акушерским патологии беременности клиники «Учреждение Российской академии медицинских наук Дальневосточный центр физиологии и патологии Сибирского отделения РАМН» (г. Благовещенск) и акушерским отделением Областного роддома (г. Благовещенск). Работа основана на результатах комплексного обследования с применением общеклинических, биохимических, морфологических и статистических методов исследования. Все исследования были проведены с учетом требований Хельсинкской декларации Всемирной ассоциации «Этические принципы проведения научных медицинских исследований с участием человека» с поправками 2000 г. и нормативных документов «Правила клинической практики в Российской Федерации», утвержденными Приказом № 266 от 19.06.03 Министерства здравоохранения и социального развития РФ. Работа была одобрена комитетом по биомедицинской этике при «Учреждение Российской академии медицинских наук Дальневосточный научный центр физиологии и патологии дыхания Сибирского отделения РАМН» в соответствии с принципами конвенции о биомедицине и правах человека, а также общепризнанными нормами международного права. От всех здоровых и больных лиц было получено информированное согласие.

С целью изучения влияния обострения герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности на состояние кислородтранспортной функции периферической крови матери и крови пуповины новорожденных было обследовано 90 рожениц в возрасте от 18 до 35 лет и 90 новорожденных от этих же женщин. Результаты обследования рожениц и их новорожденных анализировали с позиции активности герпес-вирусной инфекции в организме женщины в третьем триместре беременности по величине четырехкратного и более нарастания титра антител IgG к ВПГ-1, выявляемого в динамике через 10 дней в парных сыворотках. Роженицы основной группы с низким титром антител IgG к ВПГ-1 1:3200 и высоким титром антител IgG к ВПГ-1 1:12800 в третьем триместре беременности распределялись одинаково по 30 случаев. Роженицы без осложнений во время беременности составили контрольную группу (30 случаев). Исследования у новорожденных проводили в группах, распределенных в зависимости от титра антител IgG к ВПГ-1 в крови матери (по 30 случаев, соответственно).

Одновременно проводилось морфологическое, гистохимическое и биохимическое исследование тканей зрелых плацент при родах в срок, полученных от тех же женщин с низким титром антител IgG к ВПГ-1 1:3200 и высоким титром антител IgG к ВПГ-1 1:12800 в третьем триместре беременности (по 30 случаев, соответственно). В контрольную группу вошли плаценты от практически здоровых беременных (30 случаев).

Биохимические методы исследования. У обследуемых групп забор крови проводился из локтевой вены, вены пуповины в сухую стерильную посуду в количестве 5-7 мл с добавлением гепарина с целью получения образцов эритроцитарных мембран. Периферическую кровь для исследований кислотно-щелочного состояния и газов крови забирали из локтевой вены, вены пуповины непосредственно перед определением в стандартные шприцы по 0,25 мл. Для определения эритропоэтической активности использовали кровь, не содержащую антикоагулянты. Сыворотку получали центрифугированием при 1000 g в течение 15 минут.

Мембраны эритроцитов получали путем моделирования гипоосмотического шока по принципу G.Dodge с последующим осаждением при центрифугировании со скоростью 4000 g при температуре +40С в течение 10 минут.

Для получения гомогената плодовая часть плаценты (ворсинчатый хорион) срезалась скальпелем небольшими пластинками площадью до 2-3 см и толщиной 1 мм. Кусочки ткани помещали в химические стаканы, содержащие 200 мл физиологического раствора, отмывали от клеток крови, перемешивая на магнитной мешалке в течение 15 мин. и подсушивали на фильтровальной бумаге. Затем ткань растирали пестиком в фарфоровой ступке и гомогенизировали до однородной массы. К полученному гомогенату добавляли физиологический раствор в объеме, равном изначальному весу ткани (на 1 г – 1 мл физиологического раствора). Гомогенат замораживали при -200С в течение суток. Затем его размораживали и центрифугировали при 1500 g при температуре +40С в течение 15 минут. Надосадочную жидкость разливали мелкими аликвотами и хранили при -200С до проведения иммуноферментного анализа..

Для оценки структурно-метаболического статуса эритроцитов периферической крови рожениц и пуповинной крови новорожденных, а также плаценты использовали следующие биохимические методы: а) флюорометрический метод: уровень серотонина в периферической крови оценивали по Прошиной Л.Я.; содержание -токоферола определяли по прописи Hansen L.G. et Warwich W.I.; изучение микровязкости липидного бислоя и зоны белок-липидных контактов мембран эритроцитов проводили путем измерения флуоресценции пирена; б) спектрофотометрический метод: содержание глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы, глутатионпероксидазы и глутатионредуктазы выявляли с помощью наборов «SENTINEL DIAGNOSTICS», Италия; оценку активности супероксиддисмутазы проводили с использованием наборов «RANDOX Laboratories Ltd.», Англия; концентрацию МДА определяли общепринятым методом с применением тиобарбитуровой кислоты по методу Гаврилова В.Б. и соавт.; содержание 2,3-ДФГ и АТФ определяли по прописи Луганова И.С. и Блинова М.Н.; расчет «эффективной фракции» 2,3-ДФГ проводили по методу Алатарцева В.В. и соавт.; определение общего гемоглобина проводилось с использованием наборов ЗАО «Вектор-Бест», Новосибирск; уровень оксигемоглобина и метгемоглобина оценивали по прописи Эвелина и Мэллой; содержание термостабильного и термолабильного гемоглобинов проводили по Дидковскому Н.А. и соавт.; в) иммуноферментный анализ: содержание сывороточного эритропоэтина и интерлейкина 2, INF оценивали с помощью наборов реактивов ООО «Протеиновый контур», С.-Петербург; уровень TNF в сыворотке крови и в гомогенатах плацент оценивали, используя наборы реактивов ООО «Цитокин», С.-Петербург; уровень интерлейкинов 1, 4, 8 в сыворотке крови определяли с использованием наборов реактивов ЗАО «Вектор-Бест», Новосибирск; количественное определение гранзима В, антител к фосфатидилсерину классов IgG и IgM, аннексинаV, каспазы-3, протеина р53, цитохрома С, протеина Bcl-2, перексида водорода в гомогенатах плацент проводили с помощью набора реактивов «Bender MedSystems», Австрия; содержание Hsp70 в гомогенатах плацент определяли с помощью набора реактивов «ELISA Kit», США; содержание NO2- в гомогенатах плацент выявляли с помощью набора реактивов «Bender MedSystems», Австрия; выявление типоспецифических антител к ВПГ-1 классов IgG и IgM и их титрование в парных сыворотках проводили с помощью наборов ЗАО «Вектор-Бест», Новосибирск; г) субпопуляцию NK- лимфоцитов CD16+ и HLADR-антигены определяли на проточном цитофлюориметре «Beckman Coulter Epics XL-MCL», США; д) определение кислотно-щелочного состояния и газов крови осуществлялось на портативном биохимическом анализаторе «IRMA TruPoint», США; е) исследование белкового спектра мембран эритроцитов проводили с помощью вертикального одномерного диск-электрофореза в градиентном (7,5-10%) полиакриламидном геле в присутствии 0,1% раствора додецилсульфата натрия по модифицированной методике Laemmli U.. Полипептидные зоны окрашивали в 0,1% растворе Кумасси R-250, 25% растворе изопропилового спирта и 7% растворе уксусной кислоты. Ориентировку белковых фрагментов оценивали в соответствие с рекомендациями Steck T.; разделение гемоглобиновых фракций осуществляли с помощью вертикального диск-электрофореза в 7,5% полиакриламидном геле. В качестве исследуемого материала использовали 10% гемолизат, полученный из гепаринизированной крови, по технике, описанной Маурером Г.. Идентификацию электорофореграмм проводили при длине волны 590-600 нм с помощью установки «BioDocAnalize» (Германия); з) липиды экстрагировали по методу Фолча. Готовые экстракты разделяли на индивидуальные фракции фосфолипидов на пластинках с тонким слоем силикагеля «Woelm» (Германия). Двухмерную тонкослойную хроматографию и идентификацию индивидуальных фракций фосфолипидов осуществляли по методу Кирхнера Ю..

Морфо-гистохимические методы. Результаты морфологических исследований образцов периферической крови и плацент были проанализированы с помощью световой и электронной микроскопии. Для электронно-микроскопических исследований плацентарный материал фиксировали на холоде в 2,5% глютаральдегиде на 0,1 М кокадилатном буфере при рН 7,4 в течение часа. Далее его отмывали в соответствующем буфере с добавлением сахарозы. Последующую фиксацию проводили в 2% растворе четырех окиси осмия в течение 20-30 минут. После дегидратации в серии спиртов и ацетона образцы заливали в смесь смол аралдит и эпон-812. Полутонкие срезы толщиной 1 мкм готовили на ультрамикротоме «LKB-8800» (Швеция) и окрашивали толуидиновым синим. Гистохимические методы проводили на парафиновых и криостатных срезах после фиксации 4% раствором параформальдегида на фосфатном буфере (рН 7,4). Готовые препараты подвергались цитофотометрическому анализу на цитофотометрической компьютерной установке «Mecos» (Москва). Для анализа были применены следующие морфо-гистохимические методы: а) общегистологические: окраска срезов гематоксилином Бемера-эозином для изучения общего плана строения плаценты; б) иммуногистохимические: коллаген III, IV, V типов выявляли с использованием моноспецифических поликлональных антисывороток НПКО «Динго» (Москва) с последующим мечением пероксидазой хрена; в) гистологические: гликозаминогликаны выявляли альциановым синим по Стидмену; перекиси жирных кислот выявляли по методу Винклера-Шульца с использованием в качестве субстрата n-амино-N, N-диметилфенилендиамина; активность NO-синтазы определяли по Коржевскому Д.Э.; выявление АТФазы по методу Падикула-Херману; морфологическая детекция апоптоза проводилась на парафиновых срезах плаценты по метке концов фрагментов ДНК по ISEL-методу (in situ end-labeling); окраска гемоглобина по Лепена; общий мазок крови по Романовскому-Гимзе; подсчет общего числа эритроцитов проводился в камере Горяева; ретикулоциты и их морфофункциональные формы выявляли суправитальным окрашиванием бриллиант-крезил блау по методу Гельшейера. Для каждого гистохимического метода были поставлены соответствующие контроли.

Статистическая обработка и анализ данных проводились с использованием пакета прикладных программ «Statistica». Характеристика вариационных рядов: средняя арифметическая (М), стандартная ошибка (m), коэффициент вариации, 95% доверительный интервал для средних значений  M±tm, где t определялся по таблице граничных значений критерия Стьюдента при доверительном уровне 95% и числе степеней свободы F=n1+n2-2. Для определения достоверности различий использовался непарный параметрический критерий Стьюдента. Принимались во внимание р<0,05; 0,01; 0,001. Для определения достоверности различий в случае негауссовых распределений – непараметрические критерии Колмогорова-Смирнова и Манна-Уитни.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Структурно-метаболический статус эритроцитов периферической крови рожениц при герпесной инфекции во время беременности

Герпес-вирусная инфекция является одной из важнейших медико-социальных проблем современного акушерства и перинатологии (Тютюнник В.Л. и соавт., 2003; Иванова В.В. и соавт., 2008). Особое ее значение обусловлено высоким уровнем заболеваемости беременных, рожениц и родильниц с поражением плодов и новорожденных и значительной долей герпес-вирусных инфекций в структуре осложнений беременности и неблагоприятных перинатальных исходов (Белозеров Е.С., Буланьков Ю.И., 2005; Исаков В.А., Архипова Е.И., Исаков Д.В., 2006). По нашим данным, среди беременных женщин, ранее редко болевших, титр антител IgG к ВПГ-1 1:12800 регистрируется в 30% случаев, в 50% фиксируется титр антител 1:6400 и только у 20% беременных обострение протекает с титром антител 1:3200. Генерализации инфекции способствует снижение иммунного статуса и изменение характера нейроэндокринных и обменных процессов у матери, свойственное периоду беременности и достигающее максимального развития во второй ее половине (Луценко М.Т., 2007). Высокий риск осложнений беременности и развития патологии плода определяется особенностью биологической аффинности ВПГ к нервным и иммунокомпетентным клеткам. Диссеминация возбудителя в сенсорные ганглии при инфицировании беременных приводит к стимуляции моноаминергической системы, способствующей увеличению циркуляции в периферической крови серотонина, оказывающего тормозное действие на иммунные реакции (Вальков А.Ю., Ходасевич Л.С., 2000). Необходимо отметить и о непосредственном влиянии ВПГ-1 на лимфоциты и макрофаги, в строме и цитоплазме которых наблюдается экспрессия вируса в виде элементарных телец, что неизбежно ведет к продукции ими провоспалительных цитокинов (TNF, INF), обладающих цитолитическим и цитотоксическим действием на клеточные структуры (Луценко М.Т., Соловьева А.С., 2010). Другим фактом патологического влияния ВПГ-1 является его непосредственная локализация в строме эритроцитов, что нарушает конформационную устойчивость мембраны, изменяя, тем самым, газообмен (Орджоникидзе Н.В., Тютюнник В.Л., Марченко Л.А., 2001).

Следовательно, взаимообусловленное влияние ВПГ-1 и серотонина на иммунные реакции организма женщин в период беременности является патогенетически обусловленным фактором, способным изменять характер внутри- и межклеточных обменных процессов в системе «мать-плацента-плод».

Как показано в таблице 1 содержание серотонина увеличивалось в периферической крови рожениц, соответственно степени выраженности герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности. Возможно, повышение секреции моноамина усиливало действие антигена ВПГ-1 на лимфоидные органы, что изменяло иммунный ответ рожениц и приводило к повышению продукции макрофагальными клетками TNF. Кроме того, наблюдалось увеличение уровня IL-1 и IL-8, участвующих совместно с TNF в дифференцировке лимфоцитов в сторону формирования плазматических клеток. Параллельно отмечалось и увеличение в периферической крови рожениц INF. Наряду с повышенным уровнем цитокинов макрофагальной природы наблюдалось усиление продукции Th1-цитокинов, которое сопровождалось достоверным увеличением в периферической крови рожениц средних показателей IL-2. Свидетельством изменения баланса между Th1/Th2 явилось и увеличение внутриклеточной экспрессии IL-4. Также нельзя исключить, что повышенная продукция TNF способствовала усилению основных функций цитоксических NK(CD16)-лимфоцитов, экспрессирующих на своей поверхности HLADR-антигены, уровень которых прогрессивно увеличивался, соответственно степени выраженности герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности.

Таблица 1

Показатели нейрогуморально-гормонального статуса в периферической крови рожениц при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности

Показатели

Титр антител IgG к ВПГ-1 в третьем триместре беременности

Контрольная группа

1:12800

1:3200

Серотонин, мкмоль/мл

1,65±0,02

р<0,001

1,01±0,04

р<0,001

0,86±0,07

TNF, пг/мл

90,40±0,81

р<0,001

34,21±0,61

р<0,001

12,00±0,70

IL-1, пг/мл

74,95±1,4

р<0,001

42,69±0,42

р<0,001

20,70±0,53

INF, пг/мл

408,50±2,01

р<0,001

242,69±1,00

р<0,001

138,90±0,53

IL-2, пг/мл

101,00±2,00

р<0,001

52,41±0,54

р<0,001

38,40±0,90

IL-4, пг/мл

33,00±1,80

р<0,001

20,76±0,51

р<0,001

16,20±0,85

IL-8, пг/мл

44,00±0,90

р<0,001

24,05±0,22

р<0,001

18,00±0,60

NK(CD16)

16,80±0,70

р<0,001

11,50±0,50

р<0,01

10,00±0,10

HLADR

8,40±0,40

р<0,001

6,00±0,08

р<0,01

4,50±0,60

Примечание: р – достоверность по сравнению с контрольной группой.

Следовательно, развивающаяся при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности дисфункция иммунных реакций в организме рожениц способствовала накоплению в периферической крови патогенетических факторов: токсических (антигены ВПГ-1), нейрогенных (серотонин), иммунных (TNF), изменяющих поверхностные свойства мембран зрелых эритроцитов и обладающих эритропоэзингибирующим действием. Доказательством явилось уменьшение выработки эритропоэтина при сниженном рО2 в венозной крови рожениц (табл. 2). На этом фоне выявлялось уменьшение общего числа эритроцитов и количества ретикулоцитов, среди которых увеличивалась доля морфофункционально незрелых полносетчатых форм над зрелыми пылевидными. Содержание неполносетчатых форм статистически значимо не изменялось. Одновременно определялось повышение гетерогенности популяции эритроцитов, циркулирующих в крови рожениц. Доля дискоцитов среди общего числа эритроцитов заметно уменьшалась, а количество эхиноцитов, каплевидных, мишеневидных и дегенеративных форм, наоборот, увеличивалось.

Таблица 2

Показатели эритропоэтической функции периферической крови рожениц при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности

Показатели

Титр антител IgG к ВПГ-1

Контрольная группа

1:12800

1:3200

рО2, мм рт.ст.

27,60±0,70; р<0,001

35,70±0,40; р<0,001

41,60±0,90

Эритропоэтин,

МЕ/мл

8,95±0,47; р<0,001

13,99±0,24; р<0,001

28,09±0,36

Эритроциты, 1012/л

3,20±0,15; р<0,001

3,40±0,09; р<0,01

3,60±0,12

Ретикулоциты,

%

0,90±0,10; р<0,001

1,20±0,09; р<0,001

1,50±0,07

Полносетчатые ретикулоциты, %

16,67±0,47; р<0,001

8,02±0,15; р<0,001

3,42±0,16

Неполносетчатые ретикулоциты, %

41,67±0,58; р>0,05

50,31±0,94; р<0,01

41,56±0,71

Пылевидные ретикулоциты, %

33,34±0,72; р<0,001

41,67±0,94; р<0,001

55,02±0,73

Дискоциты, %

68,20±1,70; р<0,001

74,90±0,70; р<0,001

87,00±1,10

Эхиноциты, %

6,60±0,08; р<0,001

3,49±0,30; р<0,001

2,75±0,06

Каплевидные эритроциты, %

2,27±0,04; р<0,05

2,48±0,10; р<0,05

1,20±0,09

Мишеневидные эритроциты, %

9,33±0,70; р<0,001

9,29±0,40; р<0,001

4,30±0,60

Дегенеративные формы, %

13,60±0,90; р<0,001

9,85±0,60; р<0,001

4,75±0,40

Примечание: р – достоверность по сравнению с контрольной группой.

Такие изменения со стороны трансформации эритроцитов в крови рожениц при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности явились следствием уменьшения вязкостно-эластических свойств мембран, что обусловлено нарушением взаимосвязи между ее компонентами – белками и фосфолипидами (табл. 3). При изучении относительного содержания белков цитоскелета мембран эритроцитов крови рожениц при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности отмечено снижение показателей -спектрина, -спектрина, анкирина, а также белка полосы 4.1 при одновременном увеличении доли актина. Достоверно низкими оказались значения белка полосы 3. В отношении фракций белков полос 4.2, 4.5, 4.9 и 6 статистически достоверных изменений выявлено не было. Значения белка полосы 7 и гликофорина были повышенными.

Таблица 3

Процентное содержание белков и фосфолипидов и показатели микровязкости мембран эритроцитов периферической крови рожениц при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности

Показатели

Титр антител IgG к ВПГ-1

Контрольная группа

1:12800

1:3200

-спектрин

6,93±0,18; р<0,01

7,62±0,43; р>0,05

7,89±0,24

-спектрин

7,65±0,12; р<0,01

8,47±0,31; р>0,05

8,74±0,33

анкирин

2,55±0,15; р<0,001

3,40±0,44; р>0,05

4,02±0,09

полоса 3

15,78±0,29; р<0,001

17,35±0,18; р<0,05

18,34±0,19

полоса 4.1

3,47±0,12; р<0,05

4,01±0,23; р>0,05

4,38±0,18

полоса 4.2

8,15±0,41; р>0,05

7,74±0,54; р>0,05

7,25±0,12

полоса 4.5

10,60±0,33; р>0,05

10,16±0,32; р>0,05

10,34±0,12

полоса 4.9

9,60±0,18; р>0,05

9,17±0,27; р>0,05

9,19±0,10

актин

9,60±0,21; р<0,05

9,00±0,26; р>0,05

8,87±0,24

полоса 6

8,93±0,16; р>0,05

8,53±0,19; р>0,05

8,34±0,18

полоса 7

8,44±0,13; р<0,01

7,64±0,11; р>0,05

7,02±0,14

гликофорин

7,62±0,38; р<0,01

6,91±0,21; р<0,01

5,64±0,10

Фосфатидилэта

ноламин

21,13±0,18; р<0,001

24,84±0,24; р<0,01

26,56±0,16

Фосфатидилхолин

23,31±0,18; р<0,001

28,46±0,21; р<0,01

31,46±0,42

Сфингомиелин

24,97±0,36;р<0,001

20,93±0,25; р<0,01

18,04±0,21

Фосфатидилинозитол

6,19±0,15; р<0,01

7,90±0,20; р<0,01

8,94±0,13

Фосфатидилсерин

11,90±0,25; р<0,01

9,50±0,11; р>0,05

8,71±0,20

Лизофосфатидил

холин

12,50±0,41; р<0,001

8,20±0,54; р<0,001

6,20±0,12

Fэ/Fм

липидного бислоя

0,61±0,01; р<0,001

0,74±0,01; р<0,001

0,82±0,01

Fэ/Fм

зоны липид-белковых контактов

0,86±0,02 р<0,001

0,91±0,02; р<0,001

1,21±0,03

Примечание: р – достоверность по сравнению с контрольной группой.

При анализе фосфолипидного состава мембран эритроцитов крови рожениц обнаружено снижение уровня фосфатидилэтаноламина и фосфатидилхолина, которое соответствовало степени выраженности герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности. Очевидно, что определяемое уменьшение уровня фосфатидилэтаноламина, по-видимому, связано с увеличением синтеза фосфатидилсерина, показатели которого в мембранах эритроцитов в периферической крови рожениц увеличивались. Результатом гидролиза фосфатидилхолина можно назвать выявляемое повышение фракции лизофосфатидилхолина, что усиливало вероятное разрыхление липидного бислоя мембран эритроцитов. На этом фоне обнаруживалось снижение фракции фосфатидилинозитола. При этом уровень сфингомиелина повышался.

Нарушение соотношения фосфолипидов явилось причиной снижения текучести и увеличения относительной микровязкости мембран эритроцитов крови рожениц при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности, что подтверждалось низкими значениями флюоресценции липотропного зонда пирен, а также уменьшением параметров флюоресценции белок-липидной фазы (табл. 3).

Анализ эффективности процессов образования гемоглобина показал, что формируемое при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности состояние неэффективности эритропоэза явилось одной из возможных причин изменения соотношения основных изомолекулярных форм гемоглобина в эритроцитах периферической крови рожениц (табл. 4).

Таблица 4

Показатели гемоглобинобразовательной и кислородтранспортной функции периферической крови рожениц при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности

Показатели

Титр антител IgG к ВПГ-1

Контрольная группа

1:12800

1:3200

Общий Hb, г/л

100±1,84; р<0,001

109±1,35; <0,001

115±2,15

HbА, %

88,20±0,71; р<0,05

89,69±0,42; р>0,05

90,83±0,93

HbA2, %

6,80±0,75 р>0,05

6,60±0,81; р>0,05

5,93±0,54

HbF, %

5,00±0,61 р<0,05

3,71±0,21; р>0,05

3,24±0,28

Термостабильный

гемоглобин, %

74,14±0,96; р<0,001

84,54±2,19; р<0,05

87,21±0,42

Термолабильный гемоглобин, %

25,86±0,78; р<0,001

15,46±0,31; р<0,01

12,78±0,23

О2Sat, %

30,20±0,90 р<0,001

37,1±1,00; р<0,001

57,10±1,10

HbO2, %

90,20±0,47 р<0,001

93,30±0,44; р<0,05

95,20±0,51

меtHb, %

1,05±0,03 р<0,001

0,98±0,02; р<0,001

0,81±0,03

Примечание: р – достоверность по сравнению с контрольной группой.

В ходе исследования определялось снижение уровня гемоглобина A при одновременном росте показателей фетального гемоглобина, что соответствовало высокому титру антител IgG к ВПГ-1 1:12800 в третьем триместре беременности. При этом уровень гемоглобина A2 статистически значимо не изменялся. Понятно, что такая перестройка процессов синтеза гемоглобина может иметь непосредственное отношение к снижению его общего уровня за счет изменения конформационной устойчивости молекул к окислению в период обострения герпес-вирусной инфекции. Данный факт подтверждался снижением уровня термостабильного гемоглобина при увеличении фракции термолабильного, что приводило к нарушению его оксигенации и снижению объема поступления из лакунарной крови кислорода в кровь плода. В венозной крови рожениц установлено снижение степени насыщения гемоглобина кислородом и концентрации оксигемоглобина. Достоверно высокими были показатели метгемоглобина в эритроцитах периферической крови рожениц.

Необходимо отметить, что степень связывания кислорода с гемоглобином напрямую зависит от кислотно-щелочного баланса крови (табл. 5). В венозной крови рожениц установлено снижение буферной емкости крови, что выражалось в росте показателей величины ВЕ, соответственно степени тяжести герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности. Появление ацидотических сдвигов подтверждалось и повышением показателей лактата, что приводило к увеличению кислотности крови рожениц и снижению величины рН. К тому же, отмечалось значительное уменьшение значений стандартных и истинных бикарбонатов, которые сочетались с низкими показателями общих бикарбонатов.

Таблица 5

Показатели кислотно-щелочного состояния венозной крови рожениц при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности

Показатели

Титр антител IgG к ВПГ-1

Контрольная группа

1:12800

1:3200

рН

7,29±0,02; р<0,05

7,34±0,03; p>0,05

7,40±0,04

рСО2, мм рт.ст.

33,00±0,47; р<0,01

39,00±1,10; р>0,05

40,00±0,90

ВЕ, ммоль/л

-8,00±0,85; р<0,001

-4,40±0,23; р<0,001

-2,80±0,85

HCO3-act, ммоль/л

20,10±0,91;р<0,001

22,30±0,25; р<0,01

25,80±0,56

HCO3-std, ммоль/л

19,70±0,35;р<0,01

21,40±0,51 р<0,05

23,00±0,87

tCO2, ммоль/л

21,20±0,53;р<0,001

24,30±0,42 р<0,01

26,40±0,54

Лактат, ммоль/л

0,59±0,03; р<0,001

0,42±0,02; p>0,05

0,33±0,03

Примечание: р – достоверность по сравнению с контрольной группой.

Следовательно, к концу беременности, осложненной герпесной инфекцией, в организме рожениц формировались условия метаболической дисфункции эритрона, что указывало на дизадаптацию регуляторных систем, участвующих в компенсации кислородной недостаточности.

Одной из таких является полифосфатная система, представленная в эритроците 2,3-ДФГ, который в физиологических условиях находится в эквимолярном соотношении с гемоглобином, обеспечивая, тем самым, адекватное присоединение и отдачу кислорода тканям (табл. 6). Анализ содержания 2,3-ДФГ в эритроцитах периферической крови рожениц при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности показал увеличение уровня, как общего, так и связанной с гемоглобином фракции. При этом повышение доли 2,3-ДФГ, связанного с гемоглобином, отражало тяжесть инфекционного процесса, при котором дополнительный его эффект на снижение сродства гемоглобина к кислороду и усиленную отдачу его тканям полностью нивелировался ацидотическим сдвигом. Результатом такого воздействия явилось вероятное увеличение мест связывания 2,3-ДФГ с глобиновыми цепями в полости деоксигемоглобина, что снижало его оксигенацию.

Таблица 6

Содержание 2,3-ДФГ в эритроцитах крови рожениц при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности

Показатели, мкмоль/мл

Титр антител IgG к ВПГ-1

Контрольная группа

1:12800

1:3200

Общий 2,3-ДФГ

7,05±0,07; р<0,001

6,36±0,09;р<0,05

5,77±0,14

2,3-ДФГ, связанный с гемоглобином

6,40±0,10; р<0,01

5,79±0,16;р>0,05

5,31±0,25

Примечание: р – достоверность по сравнению с контрольной группой.

Помимо специфического регулятора кислородного обмена – 2,3-ДФГ, определялась метаболическая активность ферментных систем, регулирующих уровень восстановленного глутатиона, и представленных глюкозо-6-фосфатдегидрогеназой и глутатионредуктазой (табл. 7). В эритроцитах периферической крови рожениц при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности выявлено снижение уровня, как глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы так и НАДФН-зависимой глутатионредуктазы, что приводило к вероятному уменьшению восстановительного потенциала тиолдисульфидной системы, представленной глутатионом. Очевидно, что результатом такой метаболической дизадаптации эритроцитов крови рожениц, инфицированных ВПГ-1, будет являться снижение их энергообеспеченности, обусловленное гидролизом значительной части, как общего АТФ, так и связанного с гемоглобином АТФ, что изменяло состояние процессов окислительного фосфорилирования, способствуя, тем самым, нарушению баланса фосфатов. Доказательством явилось увеличение в крови рожениц общего и неорганического фосфора, что соответствовало степени тяжести герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности.

Наряду с этим установлено, что обострение герпесной инфекции герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности сопровождается нарушениями антиокислительной активности эритроцитов крови рожениц, а также усилением процессов липопероксидации, что во многом обуславливает их трансформацию и усиленное разрушение в кровеносном русле (табл. 7). К причинам повышенного разрушения эритроцитов периферической крови рожениц можно отнести, обнаруженное в ходе исследования, подавление антиокислительной активности супероксиддисмутазы и глутатионпероксидазы, что приводило, при недостаточной утилизации супероксидрадикалов и перекиси водорода, к вероятному окислению мембранных фосфолипидов. Подтверждением явилось накопление в крови рожениц с обострением герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности продукта деградации жирных кислот – МДА. Одновременно выявлялось снижение уровня сывороточного -токоферола.

Таблица 7

Показатели активности ферментов пентозофосфатного и глутатионредуктазного циклов, антиокислительных ферментов и МДА в эритроцитах периферической крови рожениц при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности

Показатели

Титр антител IgG к ВПГ-1

Контрольная группа

1:12800

1:3200

Г-6-ФДГ, МЕ/л 109 эритроцитов

35,97±1,97; р<0,001

50,48±0,90; р<0,05

57,64±1,58

ГР, Ед/г Hb

4,48±0,22; р<0,001

8,36±0,14; р<0,05

10,82±0,18

ГП, Ед/г Hb

5,82±0,14; р<0,001

8,62±0,12; р<0,001

15,68±0,16

СОД, Ед/г Hb

230,37±2,51;р<0,001

289,51±3,12;р<0,001

402,73±5,87

Общий АТФ, мкмоль/мл

0,50±0,01; р<0,01

0,55±0,02;р>0,05

0,69±0,03

АТФ на 1г Hb, мкмоль/мл

4,43±0,074; р<0,01

5,04±0,05; р>0,05

5,56±0,11

Общий Р, мкмоль/мл

0,158±0,002; р<0,01

0,150±0,002;p>0,05

0,145±0,002

Неорганический Р, мкмоль/мл

0,109±0,006; р<0,01

0,097±0,003;p>0,05

0,089±0,005

-токоферол, ммоль/л

1,63±0,11; р<0,01

1,72±0,10; р<0,05

1,96±0,09

МДА, мкмоль/мл

1,22±0,05;р<0,001

0,96±0,04;р<0,05

0,89±0,02

Примечание: р – достоверность по сравнению с контрольной группой.

Разнонаправленный характер, обнаруженных в ходе исследования, нарушений структурно-метаболического статуса и функциональных свойств эритроцитов крови рожениц при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности, позволяет рассматривать их, как патогенетически обоснованные неспецифические признаки вовлечения в сложный комплекс изменений, сопутствующих развитию инфекционного процесса. К тому же, нельзя не отметить, что степень выраженности выявленных различий по изученным показателям морфофункционального состояния эритроцитов периферической крови рожениц закономерно зависит от тяжести проявлений герпесной инфекции в третьем триместре беременности.

Следовательно, обнаруженный в крови и клетках красной крови у рожениц комплекс нарушений (гиперсекреция серотонина, типоспецифических антител к ВПГ-1, TNF) становится патогенетически обоснованным фактором, инициирующим повреждение фетоплацентарного барьера и его морфофункциональную перестройку, что может пролонгировать скрытое неблагополучие плода и развитие у него гипоксии.

Морфофункциональная характеристика плаценты при герпесной инфекции во время беременности

Доставка кислорода в кровь плода и освобождение от углекислого газа осуществляется через фетоплацентарный барьер. При этом эффективность газообмена по обе стороны барьера будет определяться его морфофункциональным состоянием, обеспечивающим максимальное сближение материнского и плодового кровотоков, увеличение площади обмена, вследствие уменьшения толщины хориального эпителия и краевого расположения сосудов. Усиление периферической циркуляции, в том числе, и в зоне маточно-плацентарного кровообращения, патогенных факторов (антигены ВПГ-1, серотонин, иммуномодулирующие цитокины (TNF, IL-1, INF) при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности вызывало, по-видимому, локальное повреждение фетоплацентарного  барьера и изменение обменных процессов, способствующих его структурной перестройке и нарушению поверхностных свойств. К таким неспецифическим нарушениям, ограничивающим проницаемость фетоплацентарного барьера для кислорода, можно отнести дезорганизацию синтеза волокнистых соединительнотканных структур стромы, которая максимально проявлялась при титре антител IgG к ВПГ-1 1:12800 в третьем триместре беременности. В строме ворсин выявлялось увеличение количества коллагеновых волокон III типа, расположенных вокруг кровеносных сосудов и удаляющих их от соприкосновения с базальной мембраной синцитиотрофобласта. Наряду с этим, усиливалась реакция на кислые гликозаминогликаны, которые выявлялись между пучками коллагеновых волокон III типа. Кроме этого, отмечалось уплотнение коллагеновых волокон IV-V типов, прилежащих непосредственно к базальной мембране капилляров ворсинок плацент, что также приводило к нарушению структурного гомеостаза стромы и ограничению ее проницаемости. Перечисленные структурные изменения соединительнотканных волокнистых элементов стромы в значительной мере объясняют рост количества ворсин до 50%, а в некоторых случаях и до 70%, в которых расстояние от ближайших сосудов до базальной мембраны синцитиотрофобласта увеличивается в 4-5 раз, что, несомненно, снижало эффективность обменных процессов между кровью матери и плода. Следует указать и на то, что при непосредственном контакте поверхности ворсин с материнской кровью, перегруженной патогенными факторами, усиливается эндогенная фосфолипазная активность, инициирующая процессы пероксидации липидов и образование в синцитиотрофобласте перекисей жирных кислот. Параллельно с этим в синцитиотрофобласте активизируется NO-синтаза, что приводит к увеличению уровня не только NO, но и NO-продуктов – нитритов (NO2-), высокий уровень которых определялся в гомогенатах плацент от женщин с обострением герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности, что могло нарушать целостность тканевых структур плаценты, способствуя, тем самым, инвазии герпесных телец (табл. 8). В этом отношении становятся интересными данные, полученные при электронно-микроскопическом изучении препаратов плацент. Было обнаружено проникновение возбудителя в фетоплацентарный барьер в виде герпесных телец, которые в отдельных случаях внедрялись в виде мощного комплекса в цитозоль синцитиотрофобласта плаценты. Достигая ядер синцитиотрофобласта, возбудитель вступал с ними в контакт. В результате отмечалась реакция ядра на вирусное присутствие, которая выражалась в его деформации и конденсации хроматина. Более того, в наружном слое синцитиотрофобласта плацент от женщин с обострением герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности отмечались грубые морфологические изменения, которые соотносились с данными общегистологических исследований, используемых при оценке фетоплацентарной недостаточности (Мельникова В.Ф., Цинзерлинг А.В., Михайлова Л.Е. и соавт. 1984), и выражались в укорочении микроворсинок, уменьшении их толщины, вплоть до разрушения. Безусловно, что в таких условиях обнаруживались признаки структурной дезорганизации цитозоля синцитиотрофобласта ворсин, которые выражались в его вакуолизации. Более того, установлены деструктивные изменения мембранного аппарата митохондрий. В большинстве случаев кристы митохондрий разрушались, что приводило к появлению опустошенных, иногда разорванных пузырьков.

Среди причин, способствующих развитию дисфункции фетоплацентарного барьера при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности, можно назвать появление дисбаланса между системой клеточных взаимодействий. Вероятно, это связано с повышением цитотоксических реакций клеток крови матери, а также снижением фагоцитирующей активности плацентарных макрофагов, что приводит к экспрессии повреждающих агентов и нарастанию апоптозных изменений в синцитиотрофобласте. Можно согласиться и с тем, что герпесная инфекция изменяет способность пораженных клеток синтезировать цитокины, а клеток-мишеней – отвечать на действие последних. Событием, определяющим направленность течения пролиферативного ответа, служит секреция TNF, избыточная концентрация которого была обнаружена в гомогенатах плацент от женщин с обострением герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности (табл. 8). Установленное повышение цитотоксической активности TNF может свидетельствовать об изменении структурного гомеостаза фетоплацентарного барьера, а также иммунных взаимоотношений между матерью и плодом, усилении апоптоза иммунокомпетентных клеток и ядер синцитиотрофобласта. В то же время, нельзя исключить и прямого влияния молекулярных механизмов цитотоксического действия NK-лимфоцитов на фетоплацентарный барьер, экспрессия которых отчетливо выявлялась не только в периферической крови рожениц с обострением герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности, но и вдоль поверхности синцитиотрофобласта при люминесцентном его исследовании. Очевидно, что такое взаимодействие NK-лимфоцитов с поверхностью синцитиотрофобласта приводит к образованию контактов с мембраной и направленному выделению из азурофильных гранул гранзима В, высокий уровень которого выявлялся в гомогенатах плацент.

Таблица 8

Содержание в гомогенатах плацент факторов апоптотического и противоапоптотического действия при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности

Показатели

Титр антител IgG к ВПГ-1

Контрольная группа

1:12800

1:3200

NO2-, мкмоль/л

105,70±1,52; р<0,001

64,41±1,12; р<0,001

20,31±0,09

TNF, пг/мл

89,90±0,34; р<0,001

34,21±0,61; р<0,001

11,60±0,09

Гранзим В, пг/мл

1007,53±31,50;р<0,001

283,14±18,00;р<0,01

251,10±31,00

антитела IgМ к фосфатидилсерину, Ед/мл 

5,60±0,06; р<0,001

3,10±0,05; р>0,05

2,50±0,07

Аннексин V, нг/мл

63,70±0,80; р<0,001

26,30±0,51; р>0,05

25,78±0,92

Каспаза 3, нг/мл

103,70±0,80; р<0,001

26,70±0,05; р<0,001

19,00±0,80

Bcl-2, пг/мл

28,14±0,79; р<0,001

34,24±1,00; р<0,001

5,80±0,02

Р53, Ед/мл

4,52±0,06; р<0,001

2,11±0,02; р<0,001

0,74±0,03

Hps-70, нг/мл

22,30±0,90; р<0,001

30,40±0,40; р<0,001

56,10±0,60

Цитохром С, пг/мл

18,80±0,08; р<0,001

13,90±0,06; р<0,01

10,02±0,07

Н2О2, мкмоль/л

121,54±0,92; р<0,001

34,52±0,52; р<0,001

19,44±0,71

Примечание: р – достоверность по сравнению с контрольной группой.

На усиление мембранодестабилизирующих процессов в синцитиотрофобласте при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности указывало снижение общей АТФ-азной активности, что приводило к возможному нарушению транслокации фосфатидилсерина и его экстернализации на наружной поверхности с развитием аутоиммунной реакции и выработкой антител. Подтверждением явилось увеличение концентрации в гомогенатах плацент антител IgМ к фосфатидилсерину (табл. 8). Одновременно, в тех же гомогенатах плацент, выявлялся высокий уровень аннексина V, имеющего большое сродство к фосфатидилсерину, что способствовало инактивации противовоспалительной активности гибнущих клеточных элементов и индукции апоптоза. Безусловно, что в такой ситуации увеличивается сродство поверхности синцитиотрофобласта плаценты к цитотоксическим NK-лимфоцитам, особенно в присутствии TNF, который вызывает инициацию энзиматического каспазного каскада и апоптоза ядер. Данный факт подтверждался повышением уровня в гомогенатах плацент от женщин с обострением герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности каспазы 3, что свидетельствовало об апоптотических изменениях ядер синцитиотрофобласта (табл. 8). Действительно, исследование парафиновых срезов тех же плацент по ISEL-методу (in situ end-labeling metod), основанному на метке концевых отделов ДНК, позволило выявить усиление реакции ядер синцитиотрофобласта на апоптоз. В большинстве наблюдений отмечалась конденсация хроматина в плотный, прилегающий к ядерной оболочке, полукруг. В некоторых случаях конденсация хроматина была более выраженной, и почти все ядро становилось окрашенным продуктом гистохимической реакции. Параллельный подсчет таких, апоптотически измененных, ядер в синцитиотрофобласте ворсинок плацент от общего их количества (2000 ядер) показал, что при титре антител IgG к ВПГ-1 1:12800 в третьем триместре беременности их число увеличивалось в 4,5 раза, тогда как при титре антител IgG к ВПГ-1 1:3200 – в 1,5 раза.

Наряду с морфофункциональными изменениями в ядрах (апоптоз) при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности отмечались глубокие нарушения и в цитозоле синцитиотрофобласта ворсин. Важным доказательством таких нарушений явилось развитие дисбаланса между синтетическими процессами, связанными с секрецией белков p53 и Bcl-2, имеющих разнонаправленный характер действия при повреждении клеток вирусными агентами (табл. 8). Эта закономерность подтверждалась результатами исследования, при которых титр антител IgG к ВПГ-1 1:3200 в третьем триместре беременности соотносился с однонаправленным повышением в гомогенатах плацент уровней белков р53 и Bcl-2, что явилось фактором относительно низкой выявляемости апоптотически измененных ядер синцитиотрофобласта. И, наоборот, при титре антител IgG к ВПГ-1 1:12800 в третьем триместре беременности в гомогенатах плацент отмечалось снижение уровня белка Bcl-2 при одновременном нарастании содержания белка p53, что приводило к дисрегуляции каскада энзиматических реакций, в том числе тех, которые обеспечивают конформационную стабильность и нативные свойства цитозольных и митохондриальных белков, а также ферментов дыхания и дыхательного фосфорилирования, ответственных за синтез АТФ. Одним из таких является белок теплового шока Hsp-70 (табл. 8). В гомогенатах плацент от женщин с обострением герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности установлено снижение его уровня, что могло свидетельствовать об инициации протеолитических процессов, повышающих вероятность появления конгломератов денатурированных белков цитозоля с белками Hsp-70, уменьшающих концентрацию его свободной формы. Проведенное электронно-микроскопическое исследование препаратов тех же плацент показало, что в большинстве случаев на фоне функциональной недостаточности белков Hsp-70 отмечалась дезинтеграция цитозоля синцитиотрофобласта. Цитозоль в зоне контакта с ядрами синцитиотрофобласта терял свою компактность. В большинстве случаев цитозоль в зоне контакта с ядром синцитиотрофобласта исчезал, способствуя появлению крупных светлых вакуолей, которые сдавливали ядро и уплотняли хроматин, что можно рассматривать как начальные признаки апоптоза. Наряду с этим, в ходе исследования гомогенатов плацент от женщин с обострением герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности выявлялись признаки, отражающие тяжесть повреждений мембранных структур синцитиотрофобласта. Было отмечено повышение уровня пероксида водорода, что, при наблюдаемом нарушении структуры мембранного аппарата митохондрий, приводило к выходу содержимого межмембранного пространства (цитохром С, апоптогенные белки) в цитозоль, активации каспазы 3 и индукции апоптоза. Установлено увеличение уровня цитохрома С в гомогенатах тех же плацент.

Безусловно, рассмотренные механизмы реализации апоптоза имеют решающее значение в понимании компенсаторно-приспособительных, либо дизадаптационно-направленных структурно-функциональных перестроек фетоплацентарного барьера при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности и инфицировании плаценты ВПГ-1. При этом наблюдаемые повреждения мембранных структур и дезинтеграция цитозоля синцитиотрофобласта плаценты могут усиливать проникновение повреждающих факторов в пуповинную кровь плода, вызывая, тем самым, структурно-метаболические изменения эритроцитов, нарушению кислородтранспортной функции, что является признаками внутриутробной гипоксии.

Структурно-метаболический статус эритроцитов крови пуповины при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности

Оценивая характер кислородного обмена между матерью и плодом необходимо указать, что его эффективность будет определяться не только степенью оксигенации материнской крови, омывающей межворсинчатое пространство, но и морфофункциональным состоянием фетоплацентарного барьера. Отмечаемые при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности, наиболее выраженное при титре антител IgG к ВПГ-1 1:12800, уменьшение кислородстранспортной функции крови матери и нарушение диффузионных свойств фетоплацентарного барьера способствовали снижению кислородного обеспечения крови плода, что проявлялось в снижении показателей рО2 в венозной крови пуповины (табл. 9). Можно полагать, что компенсацией гипоксии должно являться повышение эффективности фетального эритропоэза, обеспечивающее увеличение объема функционально зрелой эритроцитарной массы. Однако этого не происходило и в венозной крови пуповины выявлялось снижение уровня эритропоэтина. Возникает порочный круг – низкая эритропоэтическая активность приводит к уменьшению числа зрелых эритроидных клеток в крови сосудов пуповины и их предшественников – ретикулоциты, что, в свою очередь, стимулирует выброс морфофункционально незрелых эритроидных форм и усугубляет гипоксию, который соотносился со степенью выраженности герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности. В крови пуповины выявлено увеличение количества полносетчатых и неполносетчатых форм ретикулоцитов. Доля пылевидных ретикулоцитов, соответственно, уменьшалась.

Таблица 9

Показатели эритропоэтической функции крови пуповины при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности

Показатели

Титр антител IgG к ВПГ-1

Контрольная группа

1:12800

1:3200

рО2, мм рт. ст.

21,00±0,30; р<0,001

30,00±0,21; р<0,001

36,20±0,10

Эритропоэтин,

МЕ/мл

13,23±0,21; р<0,001

23,67±0,18; р<0,001

42,53±0,32

Эритроциты, 1012/л

5,20±0,15; р<0,001

5,53±0,12; р<0,05

6,00±0,20

Ретикулоциты,

%

1,30±0,11; р<0,001

2,00±0,07; р<0,05

2,30±0,09

Полносетчатые ретикулоциты, %

31,24±0,27; р<0,001

17,69±0,33; р>0,05

16,66±0,12

Неполносетчатые ретикулоциты, %

56,25±0,71; р<0,001

43,85±0,65; р<0,001

31,25±0,21

Пылевидные ретикулоциты, %

12,51±0,23; р<0,001

38,46±0,65; р<0,001

52,09±0,34

Дискоциты, %

66,00±1,20; р<0,001

77,10±0,80; р<0,001

84,00±0,90

Эхиноциты, %

7,80±0,09; р<0,001

5,50±0,23; р<0,001

3,80±0,05

Каплевидные эритроциты, %

1,60±0,04; р>0,05

1,40±0,09; р>0,05

1,20±0,09

Мишеневидные эритроциты, %

9,80±0,70; р<0,001

6,50±0,12; р<0,001

3,65±0,06;

Дегенеративные формы, %

14,80±0,40; р<0,001

9,50±0,51; р<0,001

7,35±0,12

Примечание: р – достоверность по сравнению с контрольной группой

Таким образом, к моменту рождения у детей от матерей с обострением герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности в условиях сниженной кислородной обеспеченности крови пуповины, формируются признаки неэффективного эритропоэза, которые проявляются в диспропорции между скоростью продукции морфофункционально зрелых эритроидных клеток и их разрушением в кровеносном русле. В результате в крови пуповины таких новорожденных совместно с неонатальными эритроцитами, которые сохраняют черты фетальных эритроидных клеток, характеризующихся физиологическим макроцитозом, сокращенной продолжительностью жизни, повышенной осмотической нестойкостью и сниженной деформированностью, появляется большое число функционально незрелых эритроидных клеток. Последнее, по-видимому, определяло морфологическую изменчивость эритроцитов, которая обнаруживалась при цитофотометрическом исследовании мазков крови пуповины. Было установлено статистически достоверное снижение доли морфологически зрелых дискоцитов. При этом число трансформированных форм (эхиноциты, мишеневидные эритроциты, дегенеративные формы) повышалось. Количество каплевидных форм эритроцитов в крови пуповины статистически достоверно не изменялось. Такое повышение трансформируемости эритроцитов крови пуповины при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности приводило к возможному нарушению гемодинамики в микроциркуляции, которое обеспечивалось уменьшением площади обмена между видоизмененной поверхностью клеток красной крови и сосудистой стенкой капилляров в ворсинке плаценты, что вызывало ограничение поступления кислорода в кровь плода, усиливая, тем самым, проявления гипоксии и повреждение жизненно важных органов. Вместе с тем, выявленная гетерогенность морфологических форм в популяции эритроцитов крови пуповины явилась следствием снижения их деформируемости, обусловленного непосредственным воздействием мембранодестабилизирующих факторов, поступающих экзогенно в плодовый кровоток из материнской крови (ВПГ-1), либо эндогенно продуцируемых иммуномодулирующих цитокинов (TNF), что приводит к инициации пероксидации липидов и протеолиза, нарушающих конформационную структуру фосфолипидных и белковых компонентов мембран. Более того, повышенная окисляемость липидных и белковых структур мембран таких эритроцитов может быть обусловлена специфичностью их соотношения, которое определяется условиями функционирования эритроцитов в пониженном кислородном режиме, а также незрелостью компенсаторных механизмов противорадикальной защиты. Было установлено перераспределение соотношения белковых фракций в мембранах эритроцитов крови пуповины при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности, которое проявлялось в снижении относительного содержания -спектрина, -спектрина, анкирина и белка полосы 4.1 (табл. 10). Вместе с тем, статистически значимых изменений в показателях белков полос 4.2, 4.5 и 4.9, а также белка полосы 6 и актина выявлено не было.

Таблица 10

Процентное содержание белков и фосфолипидов и показатели микровязкости мембран эритроцитов крови пуповины при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности

Показатели

Титр антител IgG к ВПГ-1

Контрольная группа

1:12800

1:3200

-спектрин

5,37±0,11; р<0,01

7,42±0,23; р>0,05

7,46±0,51

-спектрин

6,21±0,22; р<0,01

8,07±0,21; р>0,05

8,11±0,40

анкирин

1,81±0,09; р<0,001

2,40±0,30; р>0,05

2,59±0,10

полоса 3

12,58±0,39; р<0,001

14,35±0,44; р<0,05

15,80±0,51

полоса 4.1

2,93±0,22; р<0,001

4,81±0,13; р>0,05

5,20±0,30

полоса 4.2

5,95±0,31; р>0,05

7,74±0,34; р>0,05

7,54±0,54

полоса 4.5

11,65±0,23; р>0,05

10,16±0,12; р>0,05

10,60±0,42

полоса 4.9

10,50±0,24; р>0,05

9,17±0,17; р>0,05

9,80±0,60

актин

9,22±0,17; р>0,05

8,41±0,11; р>0,05

8,80±0,14

полоса 6

8,78±0,21; р>0,05

8,13±0,12; р>0,05

8,20±0,20

полоса 7

10,60±0,13; р<0,01

7,64±0,09; р>0,05

7,90±0,24

гликофорин

14,40±0,25; р<0,01

10,91±0,18; р<0,01

7,70±0,12

Фосфатидилэта

ноламин

19,10±0,12; р<0,001

20,17±0,15; р<0,01

22,41±0,14

Фосфатидилхолин

22,29±0,11; р<0,001

25,66±0,20; р>0,05

26,10±0,22

Сфингомиелин

20,16±0,24; р>0,05

19,53±0,13; р>0,05

19,41±0,09

Фосфатидилинозитол

11,30±0,09; р<0,001

13,15±0,11; р>0,05

14,01±0,12

Фосфатидилсерин

14,15±0,12; р<0,001

12,02±0,10; р<0,05

11,37±0,11

Лизофосфатидил

холин

13,00±0,11; р<0,001

9,47±0,10; р<0,001

6,70±0,10

Fэ/Fм

липидного бислоя

0,54±0,02; р<0,001

0,69±0,03; р<0,05

0,76±0,04

Fэ/Fм

зоны липид-белковых контактов

0,80±0,02; р<0,001

0,87±0,03; р<0,05

1,13±0,03

Примечание: р – достоверность по сравнению с контрольной группой.

При этом увеличивалась доля белка полосы 7. Одновременно установлено снижение в мембранах эритроцитов крови пуповины уровня белка полосы 3 при значительном увеличении фракции гликофорина.

Полученные результаты позволяют заключить, что для эритроцитов крови пуповины, функционирующих в условиях повышенной антигенной нагрузки ВПГ-1 и сниженном кислородном режиме, характерно изменение свойств мембран, обусловленное нарушением возможной взаимосвязи между белками , -спектрином, анкирином, белком полосы 4.1, образующими периферическую цитоскелетную сеть; снижением активности белка полосы 3 и, как следствие, нарушением течения газообменных и энергетических процессов в клетке; появлением высокой антигенной специфичности мембраны, которая определяется ростом содержания гликофорина, что также способствует изменению барьерных свойств и усилению гемолитических процессов, сокращающих объем эритроцитарной массы.

В связи с этим, возможно предположить, что в эритроцитах крови пуповины при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности, усиливались процессы диссоциации и перестройки белковых компонентов мембран, что приводило к снижению площади белок-липидных контактов, повышению окисляемости фосфолипидных молекул, нарушающей их состав и ассиметрию в липидном бислое. Данный факт подтверждался снижением в мембранах крови пуповины уровня фосфатидилэтаноламина и фосфатидилхолина при увеличении фракции лизофосфатидилхолина, соответственно степени выраженности герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности (табл. 10). Кроме того, определялось увеличение доли фосфатидилсерина, что соотносилось с высоким уровнем гликофорина и повышало вероятность участия эритроцитов в иммунных реакциях в период высокой антигенной нагрузки с последующим их разрушением. Наряду с этим, отмечалось снижение показателей фосфатидилинозитола. Статистически значимых изменений в показателях сфингомиелина установлено не было. Одновременно выявлялось снижение параметров флюоресценции липотропного зонда пирен, а также гидрофобного объема зоны белок-липидных контактов, о чем свидетельствовали низкие показатели его флюоресценции.

Следует указать и на то, что при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности изменялся характер оксигенации эритроцитов крови пуповины (табл. 11). Было установлено снижение уровня общего гемоглобина крови пуповины. Одной из причин такого снижения может служить задержка смены типов гемоглобина (фетальный гемопоэз), при котором происходило повышение доли фетального гемоглобина над гемоглобином A. Наряду с этим, выявлялось увеличение уровня гемоглобина А2. Можно полагать, что у новорожденных от матерей с обострением герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности сохраняется фетальный тип эритропоэза, который адаптирован к низкому рО2 и является свидетельством внутриутробной гипоксии плода. Более того, фетальный эритропоэз и гиперпродукция фетального гемоглобина может усиливать неустойчивость гемоглобина по отношению к окисляющим агентам, что приводит к нарушению его структуры и кислородтранспортных свойств. Данный факт подтверждался низкими показателями в эритроцитах крови пуповины термостабильного гемоглобина. При этом уровень термолабильного увеличивался. Одновременно отмечалось снижение степени сатурации гемоглобина кислородом и его оксигенированной формы. Показатели метгемоглобина в эритроцитах крови пуповины, соответственно, увеличивались.

Таблица 11

Показатели гемоглобинобразовательной и кислородтранспортной функции в крови пуповины при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности

Показатели

Титр антител IgG к ВПГ-1

Контрольная группа

1:12800

1:3200

Общий Hb, г/л

145±2,21; р<0,001

156±1,30; р<0,001

167±3,00

HbА, %

16,81±0,82; р<0,001

29,98±0,72;р<0,001

32,37±0,35

HbA2, %

13,06±0,54; р<0,05

11,85±0,29;р>0,05

10,72±0,54

HbF, %

70,13±0,95; р<0,001

58,17±0,41; р<0,05

56,71±0,64

Термостабильный

гемоглобин, %

64,94±1,41; р<0,001

75,15±0,74; р<0,05

78,52±0,66

Термолабильный гемоглобин, %

35,06±0,84; р<0,001

26,85±0,51; р<0,01

21,48±0,34

О2Sat, %

27,30±0,70; р<0,001

34,00±1,10;р<0,001

42,70±1,21

HbO2, %

88,50±0,34; р<0,001

91,00±0,20; р<0,05

93,00±0,51

меtHb, %

1,11±0,05; р<0,001

0,98±0,03; р<0,05

0,90±0,04

Примечание: р – достоверность по сравнению с контрольной группой.

Наряду с нарушением кислородной обеспеченности крови пуповины при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности отмечалось развитие метаболической дизадаптации, что проявлялось в нарушении ее кислотно-щелочного баланса с развитием смешанного респираторно-метаболического ацидоза (табл. 12). Было установлено прогрессирующее увеличение дефицита оснований в венозной крови пуповины, которое выражалось снижением рН крови и развитием метаболического ацидоза. На формирование ацидотического сдвига указывало накопление в крови пуповины лактата. Наблюдаемое при этом уменьшение буферной емкости венозной крови пуповины при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности сопровождалось снижением уровня общих, истинных (HCO3-act) и стандартных (HCO3-act) бикарбонатов. Наряду с этим, выявлялись признаки гиперкапнии, которые выражались в повышении рСО2 в венозной крови пуповины.

Таблица 12

Показатели кислотно-щелочного равновесия крови

пуповины при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности

Показатели

Титр антител IgG к ВПГ-1

Контрольная группа

1:12800

1:3200

рН

7,20±0,01; р<0,01

7,30±0,02; р>0,05

7,36±0,01

рСО2, ммрт.ст.

50,20±1,00; р<0,01

45,30±0,70; p>0,05

44,53±0,60

ВЕ, ммоль/л

-11,00±0,50; р<0,001

-7,70±0,31; р<0,05

-6,30±0,24

HCO3-act, моль/л

20,00±0,11; р<0,01

21,20±0,33; р<0,05

23,10±0,46

HCO3-std, ммоль/л

19,00±0,44; р<0,01

20,30±0,31; р>0,05

22,00±0,87

tCO2, ммоль/л

22,40±0,33; р<0,01

23,00±0,12; р>0,05

24,00±0,71

Лактат, ммоль/л

0,67±0,02; р<0,01

0,51±0,03; р>0,05

0,41±0,01

Примечания: р – достоверность по сравнению с контрольной группой.

Вместе с тем, следует отметить, что эритроциты крови пуповины, в отличие от материнских, обладают неодинаковыми возможностями для выполнения кислородтранспортной функции. Это обеспечивается различными функциональными свойствами фетального гемоглобина и гемоглобина А, а также их отношением к действию рН и 2,3-ДФГ, регулирующих сродство к кислороду. При этом считается доказанным низкая способность фетального гемоглобина взаимодействовать с 2,3-ДФГ до 40%, что повышает его сродство к кислороду, обеспечивая оксигенацию тканей плода в анаэробных условиях. Следовательно, эффективность кислородтранспортной функции крови пуповины будет определяться не количеством синтезируемого 2,3-ДФГ, а функциональными свойствами фетального гемоглобина и состоянием внутриклеточной среды. Подтверждением может служить рост показателей внутриэритроцитарного общего 2,3-ДФГ (табл. 13). Тогда, как фракция, связанного с гемоглобином 2,3-ДФГ снижалась, что соотносилось с высоким уровнем фетального гемоглобина и соответствовало степени выраженности герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности. Не исключено, что в такой ситуации сохранялось повышенное сродство фетального гемоглобина к кислороду, которое в условиях сниженного кислородного режима приводило к развитию гипоксии.

Таблица 13

Содержание 2,3-ДФГ в эритроцитах крови рожениц при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности

Показатели, мкмоль/мл

Титр антител IgG к ВПГ-1

Контрольная группа

1:12800

1:3200

Общий 2,3-ДФГ

7,05±0,07; р<0,001

6,36±0,09;р<0,05

5,77±0,14

2,3-ДФГ, связанный с гемоглобином

6,40±0,10; р<0,01

5,79±0,16;р>0,05

5,31±0,25

Примечание: р – достоверность по сравнению с контрольной группой.

Безусловно, что такого рода изменения кислородной обеспеченности крови пуповины при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности сопровождались нарушениями внутриклеточного метаболизма, которые проявлялись в дисрегуляции процессов гликолиза и, связанных с ним, пентозофосфатного и глутатионредуктазного циклов. Было выявлено подавление не только глюкозо-6-фосфатдегидрогеназной, но и глутатионредуктазной активности (табл. 14).

Таблица 14

Показатели активности ферментов пентозофосфатного и глутатионредуктазного циклов, антиокислительных ферментов и МДА в эритроцитах крови пуповины при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности

Показатели

Титр антител IgG к ВПГ-1

Контрольная группа

1:12800

1:3200

Г-6-ФДГ, МЕ/л 109 эритроцитов

31,97±2,1; р<0,001

51,96±1,12; р<0,01

68,30±5,06

ГР, Ед/г Hb

4,03±0,03; р<0,001

8,05±0,05; р>0,05

8,74±0,07

ГП, Ед/г Hb

4,90±0,23; р<0,001

7,93±0,18; р<0,001

13,89±0,51

СОД, Ед/г Hb

193,51±1,56;р<0,001

245,69±2,03;р<0,001

348,66±3,21

Общий АТФ, мкмоль/мл

0,46±0,02; р<0,001

0,51±0,01; р<0,05

0,64±0,02

АТФ на 1г Hb, мкмоль/мл

4,31±0,05; р<0,001

4,56±0,03; р<0,05

5,18±0,09

Общий Р, мкмоль/мл

0,164±0,002; р<0,01

0,156±0,003; р<0,05

0,146±0,002

Неорганический Р, мкмоль/мл

0,105±0,006; р<0,01

0,098±0,002; p>0,05

0,091±0,003

-токоферол, ммоль/л

1,59±0,03; р<0,01

1,68±0,07; р<0,05

1,84±0,03

МДА, мкмоль/мл

1,40±0,06; р<0,001

1,01±0,03; р<0,01

0,92±0,04

Примечание: р – достоверность по сравнению с контрольной группой.

В результате в крови пуповины возникал дефицит энергопродукции, который проявлялся в снижении уровня, как общего, так и связанного с гемоглобином АТФ, соответственно степени выраженности герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности. Наряду с этим, в крови пуповины выявлялось нарушение баланса фосфатов, выражающееся в однонаправленном увеличении уровней общего и неорганического фосфора. Основной причиной метаболической дисфункции эритроцитов крови пуповины при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности можно считать онтогенетически более низкий уровень адаптивных возможностей противорадикальной защиты, которые, при усилении  действия повреждающих факторов на мембрану, способствуют инициации процессов липопероксидации. Образующийся при этом высокий уровень МДА в крови пуповины, связываясь с белками и липидами мембран эритроидных клеток, повышает вязкостные свойства мембран, снижает активность мембраносвязанных гликолитических ферментов, деформируемость клеток, способствуя их разрушению. Доказательством явилось снижение показателей активности супероксиддисмутазы и глутатионпероксидазы, а также уровня -токоферола в крови пуповины.

Таким образом, можно заключить, что в патогенезе развития внутриутробной гипоксии плода при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности лежит структурная перестройка клеточных мембран морфофункционального комплекса «мать-плацента-плод», которая подчиняется общим патогенетическим законам цепной реакции и определяется начальным воздействием повреждающих факторов (ВПГ-1, серотонин, иммуномодулирующие цитокины (TNF, IL-1, INF)) на эритроциты матери, включая механизмы эритропоэтической компенсации (рис. 1). Результатом такого взаимообусловленного влияния будет являться структурно-метаболическая и функциональная недостаточность эритрона матери, которая при несостоятельности механизмов компенсации приводит к развитию гипоксии. Безусловно, что в условиях низкой кислородной обеспеченности лакунарной крови нарушаются обменные процессы в тканях плаценты, следствием которых является гиперэкспрессия в синцитиотрофобласте ворсин свободнорадикальных продуктов (гидроперекиси жирных кислот, пероксид водорода, нитриты), изменяющих проницаемость гидрофобного барьера и способствующих проникновению в толщу фетоплацентарного комплекса антигенов ВПГ-1. Такого рода воздействия приводят к деструкции не только поверхности ворсин синцитиотрофобласта (высокий уровень антител к фосфатидилсерину, аннексину V), но и его цитозоля (уменьшение свободной формы Hps-70), вызывая нарушение метаболизма и появление дисбаланса между провоспалительными (гиперсекреция TNF) и противовоспалительными, а также проапоптотическими (Bcl-2) и апоптотическими (каспаза 3, р53, цитохром С) факторами с последующим апоптотическим изменением ядер, что является критерием морфофункциональной несостоятельности, ограничивающей кислородобменную функцию плаценты в целом.

Рис. 1. Механизмы и закономерности развития внутриутробной гипоксии плода при обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности.

При этом не исключается возможность поступления в кровь плода патогенных факторов (антигены ВПГ-1, серотонин, TNF), что, при сниженном кислородном режиме, инициирует повреждение мембран эритроцитов, способствуя их структурно-функциональной перестройке, выраженность которой будет определяться адаптационными возможностями организма и зависеть от степени выраженности герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности. По этой причине изменение морфофункциональных свойств эритроцитов крови пуповины может служить диагностическим критерием внутриутробной гипоксии плода, а изучение механизма формирования повреждений в мембране эритроцита является

важным для понимания развития дефектов других тканей и органов. Закономерное следствие указанных процессов – формирование внутриутробной гипоксии плода, в которой первостепенная роль принадлежит структурной перестройке биоструктур, включающих периферическое звено эритрона матери и ткани плаценты.

ВЫВОДЫ

  1. При обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности увеличивается синтез иммуномодулирующих факторов (специфические антитела к ВПГ-1, серотонин), усиливающих провоспалительный ответ и гиперпродукцию макрофагами цитотоксического TNF, что ведет к нарушению механизмов регуляции эритропоэтической функции периферической крови рожениц и крови пуповины новорожденных (подавлению выработки эритропоэтина), неэффективности процессов гемопоэза (фетализация крови), выработке морфофункционально незрелых эритроидных клеточных форм с измененными кислородтранспортными свойствами.
  2. Обострение герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности ослабляет антиокислительные свойства супероксиддисмутазы, глутатионредуктазы в эритроцитах периферической крови рожениц и пуповинной крови новорожденных, что приводит к накоплению продуктов липопероксидации (МДА), а также лизоформ, усиливающих окислительную денатурацию основных мембранных белков цитоскелета (спектрина, анкирина, белка полосы 3, белка полосы 4.1) и энзимов пентозофосфатного (глюкозо-6-фосфатдегидрогеназа) и глутатионредуктазного (глутатионредуктаза) циклов, антиокислительных ферментов (супероксиддисмутаза, глутатионперокидаза), дефициту АТФ, увеличению микровязкости мембран, снижению деформируемости мембран, эхиноцитарной трансфорсмации клеток, нарушению микроциркуляции, ограничивающей поступление кислорода в ткани.
  3. При обострении герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности и повреждении плаценты ВПГ-1 отмечается нарушение морфофункционального состояния фетоплацентарного барьера (дезорганизация поверхности ворсин и цитозоля синцитиотрофобласта (вакуолизация, деградация белков за счет снижения уровня свободной формы белка теплового шока Hps 70)).
  4. Обострение герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности приводит к нарушению синтеза волокнистых соединительнотканных элементов стромы (преобладание коллагенов III, IV, V типов), что вызывает увеличение расстояния от кровеносных сосудов до поверхгности синцитиотрофобласта, уменьшение проницаемости плаценты, ограничивающей диффузию кислорода в кровь плода.
  5. Повреждение фетоплацентарного барьера ВПГ-1 приводит к деструктивным изменениям его поверхности, усиливающим экспонирование фосфатидилсерина на наружном монослое и его связь с аннексином V, что увеличивает адгезию NK-лимфоцитов, экспрессирующих гранзим В и TNF, к поверхности; повышает проокислительное действие свободнорадикальных продуктов на митохондрии (гидроперекиси жирных кислот, NO, пероксид водорода), способствуя нарушению целостности их мембран, выбросу цитохрома С в цитозоль, инициации каспазы 3, гиперпродукции белка р53, подавлению противоапоптотического действия Bcl-2, росту числа ядер синцитиотрофобласта в состоянии апоптоза.
  6. Обострение герпес-вирусной инфекции в третьем триместре беременности приводит к нарушению кислородного обмена, осуществляемого между кровью матери и плода, что проявляется в снижении кислородного режима в крови пуповины.

Список работ, опубликованных по теме диссертации

  1. Луценко М.Т., Шмыков И.О., Андриевская И.А. Влияние герпес вирусной инфекции на развитие плода и состояние здоровья родившихся детей // Комплексная оценка состояния здоровья детей и подростков в Дальневосточном регионе: материалы междунар. науч.-практ. конф. (Хабаровск, 1 дек. 2004 г.) – Хабаровск, 2004. – С. 94–95.
  2. Иммуно-биохимическая оценка эффективности лечения хронической герпес-вирусной инфекции у беременных / Квиткина И.Г., И.Н. Гориков, И.А. Андриевская [и др.] // Дни иммунологии в Сибири: материалы Всерос. науч.-практ. конф. (Красноярск, 7-9 сент. 2005 г.) – Красноярск, 2005 – С. 111-112.
  3. Клиника фетоплацентарной недостаточности у беременных с хронической герпес-вирусной инфекцией / Квиткина И.Г., И.Н. Гориков, И.А. Андриевская [и др.] // Аллергология и иммунология. – Москва, 2005. – Т. 6, № 2, – С. 263.
  4. Лечение фетоплацентарной недостаточности у беременных с хронической герпес-вирусной инфекцией и состояние здоровья их потомства / Б.А. Рабинович, И.Н. Гориков, И.А. Андриевская [и др.] // Бюллетень ВСНЦ СО РАМН. – 2005. – № 4 (42). - С.70.
  5. Андриевская И.А. Особенности белкового обмена у беременных с герпесной патологией // Бюл. физиол. и патол. дыхания. – 2006. – Вып. 23. – С. 13-16.
  6. Изменение микровязкости мембран эритроцитов крови у беременных, инфицированных вирусом герпеса / Н.А.Ишутина, Н.Н.Дорофиенко, И.А. Андриевская [и др.] // Бюл. физиол. и патол. дыхания. – 2006. – Вып. 23. – С. 16-18.
  7. Андриевская И.А. Особенности обмена глюкозы по пентозофосфатному пути в эритроцитах матерей и новорожденных с герпесной патологией // Бюл. физиол. и патол. дыхания. – 2007. – Вып. 24. – С. 57-61.
  8. Андриевская И.А. Оценка дыхательной активности крови у матерей и новорожденных в условиях герпес-вирусной инфекции // Бюл. физиол. и патол. дыхания. – 2007. – Вып. 24. – С. 63-66.
  9. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Оценка фетоплацентарного барьера при герпес-вирусной инфекции по состоянию ядерного аппарата симпласта ворсинок плаценты // Клинические и фундаментальные аспекты состояния здоровья коренного и пришлого населения в Дальневосточном федеральном округе: материалы междунар. науч.-практ. конф. (Хабаровск, 26-27 сентября 2007 г.) – Хабаровск, 2007. – С. 140.
  10. Луценко М.Т., Андриевская И.А., Приходько В.Б. Метод диагностики фетоплацентарной недостаточности у беременных с герпес-вирусной инфекцией: пособие для врачей. – Благовещенск: ГУ ДНЦ ФПД СО РАМН, Департамент здравоохранения Амурской области, 2007. – 37 с.
  11. Луценко М.Т., Соловьева А.С., Андриевская И.А. Метод оценки иммунных реакций местных лимфоидных органов у беременных при герпес-вирусной инфекции: пособие для врачей. – Благовещенск: ГУ ДНЦ ФПД СО РАМН, Департамент здравоохранения Амурской области, 2007. – 10 с.
  12. Луценко М.Т., Соловьева А.С., Андриевская И.А. Механизмы изменений иммунной системы у беременных с герпес-вирусной инфекцией. – Благовещенск-Новосибирск, 2007. – 173 с.
  13. Андриевская И.А. Состояние свободнорадикальных процессов у беременных с различной степенью выраженности герпес-вирусной инфекции // Сибирский консилиум медико-фармацевтический журнал: Фундаментальные аспекты компенсаторно-приспособительных процессов: материалы третьей Всерос. межд. науч.-практ. конф.: (Новосибирск, 7-9 ноября 2007 г.) – Новосибирск, 2007. – № 7 (62). – С. 23.
  14. Андриевская И.А., Ишутина Н.А. Основные аспекты формирования железодефицитного эритропоэза у новорожденных с герпес-вирусной инфекцией // Бюл. физиол. и патол. дыхания. – 2008. – Вып. 28. – С. 22-24.
  15. Андриевская И.А. Характер окислительно-восстановительных процессов в эритроне рожениц и новорожденных при герпес-вирусной инфекции // Бюл. физиол. и патол. дыхания. – 2008. – Вып. 28. – С. 33-35.
  16. Андриевская И.А. Характер дыхательной активности крови у беременных с герпес-вирусной инфекцией / Фундаментальные аспекты оценки фетоплацентарной недостаточности при вирусных заболеваниях во время беременности. – Благовещенск: изд-во АМГУ, 2008. – С. 54-72.
  17. Андриевская И.А. Дыхательная функция крови у беременных с герпес-вирусной инфекцией // Бюллетень СО РАМН. – 2008. – №. 3 (131)– С. 53-62.
  18. Андриевская И.А. Состояние процессов гемоглобинообразования в фетальной крови новорожденных при герпес-вирусной инфекции // VI Сибирский физиологический съезд. Тезисы докладов (Барнаул, 25-27 июня 2008 г.). – Барнаул: Принтэкспресс, 2008. – Т. I. – С.110.
  19. Андриевская И.А., Ишутина Н.А. Диагностика степени повреждаемости мембран эритроцитов у женщин, перенесших во время беременности обострение герпес-вирусной инфекции // Информатика и системы управления. – 2008. – № 2 (16). – С.111-112.
  20. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Состояние фетоплацентарного барьера при герпес-вирусной инфекции у беременных // Бюллетень СО РАМН. – 2008. – №. 5 (133). – С.142-147.
  21. Андриевская И.А. Кислотоустойчивость мембран эритроцитов у рожениц с тяжелым течением герпес-вирусной инфекции во время беременности // Бюл. физиол. и патол. дыхания. – 2009. – Вып. 31. – С. 58-60.
  22. Андриевская И.А., Болелова С.М. Особенности кислородного метаболизма у рожениц, перенесших во время беременности герпес-вирусную инфекцию // Бюл. физиол. и патол. дыхания. – 2009. – Вып. 31. – С. 62-64.
  23. Значение газотранспортной функции эритроцитов в патогенезе хронической плацентарной недостаточности / И.Г.Квиткина, Е.В.Веревкина, Т.С.Быстрицкая, И.А.Андриевская // Бюл. физиол. и патол. дыхания. – 2009. – Вып. 31. – С. 50-53.
  24. Андриевская И.А., Луценко М.Т. Диагностика резистентности мембран эритроцитов к окислительному стрессу у беременных с герпесной патологией // Бюл. физиол. и патол. дыхания. – 2009. – Вып. 33. – С. 21-24.
  25. Андриевская И.А. Каспаза-3 в гомогенате плацент рожениц, перенесших в третьем триместре беременности обострение герпес-вирусной инфекции // Якутский медицинский журнал. – 2009. – № 4. – С. 122-123.
  26. Андриевская И.А. Показатели эритропоэтической функции у рожениц при поражении вирусом герпеса // Якутский медицинский журнал. – 2009. – № 3 (27). – С. 15-16.
  27. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Степень выраженности апоптоза в ядрах синцитиотрофобласта ворсин плаценты при герпес-вирусной инфекции // Морфология. – 2009. – Т. 135, № 1. – С. 46-48.
  28. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Способ прогнозирования устойчивости мембран эритроцитов при обострении герпес-вирусной инфекции у беременных // Информатика и системы управления. – 2009. – №. 1 (19). – С. 27-30.
  29. Луценко М.Т., Андриевская И.А., Ишутина Н.А. Содержание стабильных метаболитов NO в плаценте беременных, перенесших в третьем триместре обострение герпес-вирусной инфекции // Бюллетень СО РАМН. – 2009. – № 5 (139). – С. 128-132.
  30. Механизм формирования плацентарной недостаточности при герпес-вирусной инфекции / И.Г.Квиткина, Е.В.Веревкина, Т.С.Быстрицкая, И.А.Андриевская // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия «Медицина. Акушерство и гинекология». – 2009. – № 6. – С. 170-173.
  31. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Регуляция апоптоза в синцитиотрофобласте при поражении вирусом герпеса // Успехи современного естествознания. – 2009. – №. 4 – С. 25-26.
  32. Lytsenko M.T., Andrievskaya I.A. Regulation apoptosis in sincutiotrofoblaste at a lesion a virus of herpes // European Journal of natural history. – 2009. – № 3. – С.58-59.
  33. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Способ диагностики резистентности мембран эритроцитов к окислительному стрессу у беременных с герпесной патологией: пособие для врачей – Благовещенск: ДНЦ ФПД СО РАМН, Департамент Здравоохранения администрации Амурской области, 2009. – 12 с.
  34. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Дифференциальная диагностика устойчивости мембран эритроцитов периферической крови у беременных с герпес-вирусной инфекцией // Информатика и системы управления. – 2009. – №. 4. – С.71-74.
  35. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Динамика активности сукцинатдегидрогеназы в нейтрофилах периферической крови беременных, перенесших в третьем триместре герпес-вирусную инфекцию // Бюллетень физиологии и патологии дыхания. – 2010. – Вып. 36. – С. 15-17.
  36. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Содержание цитохрома С и количество ядер в состоянии апоптоза в плаценте беременных, перенесших обострение герпес-вирусной инфекции // Фундаментальные исследования. – 2010. – № 2. – С.75-79.
  37. Луценко М.Т., Андриевская И.А., Ишутина Н.А. Изменение микровязкости мембран эритроцитов периферической крови при обострении герпес-вирусной инфекции у беременных // Информатика и системы управления. – 2010. – № 2 (24). – С. 98-100.
  38. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Реализация апоптоза в ядрах синцитиотрофобласта ворсинок плаценты у беременных, перенесших обострение герпес-вирусной инфекции в зависимости от содержания в гомогенате плаценты аннексина V // Экспериментальные и клинические исследования. – 2010. – № 1. – С. 45-48.
  39. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Морфофункциональная характеристика фетоплацентарного барьера ворсинок плаценты при беременности, осложненной герпес-вирусной инфекцией // Клеточные технологии в биологии и медицине. – 2010. – №. 2.– С.106-108.
  40. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Морфологические исследования фетоплацентарного барьера ворсинок плаценты при герпесной и цитомегаловирусной инфекциях // Бюллетень СО РАМН. – 2010. – № 3. – С.137-140.
  41. Луценко М.Т., Дорофиенко Н.Н., Андриевская И.А. Морфофункциональная характеристика синцитиотрофобласта и содержание в нем белка теплового шока-70 при обострении во время беременности герпесвирусной инфекции // Клеточные технологии в биологии и медицине. – 2010. – №. 3.– С.165-169.
  42. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Морфофункциональная характеристика фетоплацентарного барьера при герпес-вирусной инфекции // Бюллетень сибирской медицины. – 2010. – № 3. – С.82-85.
  43. Луценко М.Т., Андриевская И.А., Довжикова И.В. Морфофункциональная характеристика фетоплацентарного барьера у беременных, перенесших обострение герпес-вирусной инфекции, и патоморфологические изменения в органах плода // Архив патологии. – 2010. – № 4. – С. 47-49.
  44. Андриевская И.А., Луценко М.Т. Влияние иммунного статуса на эритропоэтическую функцию крови рожениц при герпес-вирусной инфекции во время беременности // Бюл. физиол. и патол. дых. – 2010. – Вып. 38. – С. 54-57.
  45. Фетоплацентарная система при обострении герпес-вирусной инфекции во время беременности / Луценко М.Т., Андриевская И.А., Довжикова И.В., Соловьева А.С. – Новосибирск-Благовещенск, 2010. – 245 с.
  46. Lutsenko M.T., Andrievskaja I.A. Morphofunctional characteristics of fetoplacental barrier of placental villi during pregnancy complicated by herpes-virus infection // Bull. of experim. biology and medicine. – 2010. – Vol. 149, № 4. – Р. 537-539.
  47. Lutsenko M.T., Dorofienko N.N., Andrievskaja I.A. Morphofunctional characteristics of syncytiotrophoblast and content of heat shock protein 70 in during exacerbation of herpesvirus infection in pregnant women // Bull. of experim. biology and medicine. – 2010. – Vol. 150, № 1. – Р. 149-152.
  48. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Способ прогнозирования устойчивости мембран эритроцитов периферической крови при обострении герпесвирусной инфекции у беременных // Патент РФ № 2344423, 20.01. 2009.
  49. Луценко М.Т., Соловьева А.С., Андриевская И.А. Способ оценки степени тяжести повреждающего действия герпес-вирусной инфекции на иммунный статус беременных // Патент РФ № 2346278, 10.02.2009.
  50. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Способ диагностики устойчивости мембран эритроцитов в периферической крови беременных при герпес-вирусной инфекции // Патент РФ № 2367953, 20.09.2009.
  51. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Способ диагностики устойчивости мембран эритроцитов в периферической крови при обострении герпес-вирусной инфекции у беременных // Патент РФ № 2370770, 20.11.2009.
  52. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Способ оценки повреждающего действия герпес-вирусной инфекции на развитие апоптоза в ядрах симпласта ворсинок плаценты у беременных // Патент РФ № 2370772, 20.11. 2009.
  53. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Способ диагностики вступления ядер симпласта плаценты ворсинок в апоптоз путем определения в гомогенате плаценты содержания цитохрома С у беременных, перенесших в третьем триместре герпес-вирусную инфекцию // Патент РФ № 2370768, 20.11.2009.
  54. Луценко М.Т., Андриевская И.А., Ишутина Н.А. Способ оценки структурно-функционального состояния мембран эритроцитов периферической крови у беременных при обострении герпес-вирусной инфекции // Патент РФ № 2389021, 10.05.2010.
  55. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Способ определения уплотненных белково-липидных участков в мембранах эритроцитов различной степени зрелости с помощью компьютерной программы Bio Vision // Патент РФ № 2390020, 20.05.2010.
  56. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Способ оценки содержания в плаценте белка р53 при беременности, осложненной обострением герпес-вирусной инфекции // Патент РФ № 2390781, 27.05.2010.
  57. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Способ оценки влияния антител IgG и IgM к фосфатидилсерину в плаценте беременных на развитие апоптоза в синцитиотрофобласте ворсинок плаценты при обострении во время беременности герпес-вирусной инфекции // Решение о выдаче патента по заявке № 2009124860/14(034413), 02.06.2010.
  58. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Способ оценки активности каспазы-3 при беременности, осложненной герпес-вирусной инфекцией // Патент РФ № 2391668, 10.06.2010.
  59. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Способ оценки индуцирующего действия гранзима В на апоптоз ядер синцитиотрофобласта плаценты, вызванного обострением герпес-вирусной инфекции во время беременности // Решение о выдаче патента по заявке № 2009138791/14(054918), 17.06.2010.
  60. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Способ прогнозирования спектрин-актинового комплекса мембран эритроцитов периферической крови беременных в зависимости от агрессивности герпес-вирусной инфекции // Решение о выдаче патента по заявке № 2009108782/15(011781), 09.07.2010.
  61. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Способ оценки содержания белка теплового шока Hps 70 в плаценте беременной при обострении герпес-вирусной инфекции // Решение о выдаче патента по заявке № 2009108785/15(011786), 12.08.2010.
  62. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Способ прогнозирования устойчивости мембран эритроцитов периферической крови при обострении герпес-вирусной инфекции у беременных // Решение о выдаче патента по заявке № 2009108783/14(011783), 19.08.2010.
  63. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Способ определения оксигенации гемоглобина эритроцитов пуповинной крови новорожденных, родившихся от матерей, перенесших в третьем триместре герпес-вирусную инфекцию // Решение о выдаче патента по заявке № 2009131246/15(043686), 30.08.2010.
  64. Луценко М.Т., Андриевская И.А., Болелова С.М. Способ прогнозирования угрозы снижения насыщения эритроцитов кислородом у беременной с бронхиальной астмой // Решение о выдаче патента по заявке № 2009131248/15(043688), 06.10.2010.
  65. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Способ прогнозирования развития гипоксии у беременных в третьем триместре гестации, перенесших вспышку герпес-вирусной инфекции // Решение о выдаче патента по заявке № 2009131247/15(043687), 11.10.2010.
  66. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Способ оценки антиокислительной функции липидов мембран эритроцитов в периферической крови беременных при обострении герпес-вирусной инфекции // Решение о выдаче патента по заявке № 2009124858/15(034411), 13.10.2010.
  67. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Способ прогнозирования насыщения периферической крови беременных кислородом в зависимости от показателей глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы в эритроцитах при различной степени агрессивности герпес-вирусной инфекции и содержания TNF в периферической крови // Патент РФ № 2402780, 27.10.2010.
  68. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Способ диагностики дыхательной функции эритроцитов беременных путем определения активности глютатион-редуктазы в эритроцитах периферической крови при обострении герпес-вирусной инфекции // Патент РФ № 2402276, 27.10. 2010.
  69. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Способ оценки содержания нитросоединений в плаценте беременной при обострении герпес-вирусной инфекции // Патент РФ №2405156, 27.11.2010.
  70. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Способ определения изменений активности глютатион-пероксидазы в эритроцитах периферической крови беременных при вспышке герпес-вирусной инфекции // Патент РФ № 2405149, 27.11.2010.
  71. Луценко М.Т., Андриевская И.А. Способ прогнозирования активности гликофорина мембран эритроцитов в периферической крови беременных при обострении герпес-вирусной инфекции и содержания перекисей жирных кислот в периферической крови // Патент РФ № 2405154, 27.11.2010.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ СОКРАЩЕНИЙ

АТФ – аденозинтрифосфорная кислота

ВПГ-1 – вирус простого герпеса 1 типа

ГР – глутатионредуктаза

ГП – глутатионпероксидаза

Г-6-ФДГ – глюкозо-6-фосфатдегидрогеназа

2,3-ДФГ – 2,3-дифосфоглицериновая кислота

МДА – малоновый диальдегид

СОД – супероксиддисмутаза

Bcl-2– антиапоптозные факторы семейства Bcl-2

BE – буферные основания крови

HbO2 – оксигемоглобин

HCO3-act – истинные бикарбонаты крови

HCO3-std – стандартные бикарбонаты крови

Hps-70 – белок теплового шока 70

IL-1, 2, 4, 8 – интерлейкины 1, 2, 4, 8

INF – интерферон

NK-лимфоциты – натуральные киллеры

NO – оксид азота

меtHb – метгемоглобин

O2Sat – сатурация гемоглобина кислородом

Р – фосфор

pO2 – парциальное напряжение кислорода

pCO2 – парциальное напряжение углекислого газа

tCO2 – общий бикарбонат крови

TNF – фактор некроза опухоли

ХГВИ – хроническая внутриутробная гипоксия плода

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.