WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Загарских

Елена Юрьевна

МЕДИКО-СОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ФОРМИРОВАНИЯ  НАРУШЕНИЙ РЕПРОДУКТИВНОГО ПОТЕНЦИАЛА У МАЛЬЧИКОВ ПОДРОСТКОВОГО ВОЗРАСТА, ПРОЖИВАЮЩИХ В ПРОМЫШЛЕННЫХ ЦЕНТРАХ 

14.01.08 - ПЕДИАТРИЯ

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Иркутск – 2010

Работа выполнена в Учреждении Российской академии медицинских наук научный центр  проблем здоровья семьи и репродукции человека СО РАМН.

Научные консультанты:

академик РАМН  Колесников Сергей Иванович

доктор медицинских наук,  профессор  Долгих Владимир Валентинович

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор Бишарова Галина Ивановна 

(Читинский филиал Учреждение Российской академии медицинских наук научный

центр проблем здоровья семьи и репродукции человека СО РАМН)

доктор медицинских наук, профессор Хамнуева Лариса Юрьевна

(ГОУ ВПО «Иркутский государственный медицинский университет Федерального

агентства по здравоохранению и социальному развитию»)

доктор медицинских наук, профессор Мартынович Наталья Николаевна

(ГОУ ВПО «Иркутский государственный медицинский университет Федерального

агентства по здравоохранению и социальному развитию»)

Ведущее учреждение: Эндокринологический научный центр РАМН, г.Москва

Защита состоится « 26 » февраля  2010  г. в  12.00 часов на заседании диссертационного совета  Д.001.038.02 при  Учреждении Российской академии медицинских наук  научного центра  проблем здоровья семьи и репродукции человека СО РАМН, по адресу: 664003, г. Иркутск, ул. Тимирязева, 16

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Учреждения Российской академии медицинских наук научный центр проблем здоровья семьи и репродукции человека СО РАМН.

Автореферат разослан «___25___» ____ноября_________2009 года

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор медицинских наук

Шолохов Л.Ф.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Изучение репродуктивного здоровья мальчиков приобретает в последнее время все большую актуальность в связи с тем, что мужской фактор в бездетном браке имеет тенденцию к росту, составляя от 40 до 60% (Мирский В.Е., 2005; Лебедев Н.Б., 2009). Причины мужского бесплодия формируются в детском и подростковом возрасте. По данным сводной статистики, примерно 42–46% патологических состояний, формирующих копулятивную и репродуктивную несостоятельность мужчины, имеют свои корни в различных периодах детства, отрочества, юности (Мирский В.Е., Михайличенко В.В., Заезжалкин В.В., 2003; Куинджи Н.Н., Тарусин Д.И., Коломейцев Н.Г., 2005; Тер-Аванесов Г.В., 2006).

Социальная значимость здоровья подростков обусловлена тем, что они представляют собой репродуктивный, интеллектуальный, экономический, политический и культурный резерв общества. Резкие социально-экономические потрясения последнего десятилетия оказались драматичными для здоровья подростков (Баранов В.С., 2005, 2007; Щеплягина Л.А., 2008). Результаты Всероссийской диспансеризации детей 2002 г. подтвердили неблагоприятные тенденции в состоянии здоровья детей, сформировавшиеся за прошедший десятилетний период: снижение доли здоровых детей (с 45,5% до 33,8%) с одновременным увеличением вдвое удельного веса детей, имеющих хроническую патологию и инвалидность. Ежегодный прирост заболеваемости у подростков составляет 5–7% (Теммоева Л.А., Суворова А.В., 2006; Теммоева Л.А., 2007, 2009; Ямпольская Ю.А., 2007). По данным официальной статистической отчетности, озвученной на XII Конгрессе педиатров России (2008 г.), за последние 5 лет заболеваемость детей до 14 лет увеличилась на 13,1%, 15–17 лет - на 15%. Особое значение в этой ситуации приобретает прогрессивное ухудшение репродуктивного здоровья населения, выступающее в качестве отягощающего фактора. Многие авторы всерьез обеспокоены тем, что последние годы характеризуются тревожным ростом числа бесплодных браков: практически каждая 7–8 пара так или иначе в течение своего репродуктивного возраста (15–49 лет) сталкивается с этой проблемой (А.А.Вареник, Н.П.Жукова, 2003; Ваганова Л.И., 2007; Сурмач М.Ю., 2007). В России, по некоторым оценкам, 17–18% населения (около 7 млн. брачных пар) не могут иметь детей (Бритвин А.А., 2007; В.А.Божедомов, О.В.Теодорович, 2005, 2007). По выборочным данным, 40–50 % бесплодия в браке имеет своей причиной заболевания репродуктивного аппарата супруга (Мазо Е.Б., Силуянов К.А., 2003; Мирский В.Е.,2005; Лебедев Н.Б., 2009). Число заболеваний, прямо или  опосредованно  влияющих на органы репродукции мужчин, непрерывно растет. Потребность в помощи специалистов (эндокринологов, андрологов, психологов) сегодня составляет 37–39% (В.И. Кулаков, 2005; Барашнев Ю.И., 2005).

Большинство отечественных авторов едины во мнении о том, что анализ причин бесплодия, проведенный по данным обращаемости в медицинские учреждения, не дает четкого представления об истинных показателях распространенности и структуры бесплодия, как на отдельных территориях, так и в Российской Федерации в целом (М.Г.Омаров, Д.И.Тарусин, 2005; И.Б.Водолазов, Л.И.Меньшикова, И.А.Колесникова, 2008). Раннее выявление и эффективное лечение патологии за­трудня­ется еще и тем, что у мальчиков жалобы в большинстве случаев отсутст­вуют. Клинические проявления патологии репродуктивного аппарата мальчиков возникают сравни­тельно поздно, когда их лечение затруднено, а подчас вовсе невозможно. Многочисленные исследования (Барашнев Ю.И., 2005; Галимов Ш.Н., 2005) показали, что возникающие проблемы андроло­гического характера у взрослых мужчин и их решение представляют собой слож­ную, а ино­гда и невыполнимую (в силу запущенности и необратимых изменений) задачу из-за несвоевременности диагностики или неадекватных лечебных мероприятий в детском возрасте.

Репродуктивная функция подростков является одной из наиболее чувствительных систем организма, тонко реагирующей на различные внешние воздействия. Комплексных медико-социальных исследований в этой области, в отличие от гинекологии-эндокринологии, явно недостаточно, поэтому проблема выявляемости и коррекции нарушений репродуктивной функции юношей приобретает особую актуальность.  Работ по выявлению и изучению патологических состояний, приводящих к нарушению формирования репродуктивного потенциала мальчиков в Восточно-Сибирском регионе, практически нет. Необходим региональный подход к формированию показателей здоровья населения, проживающего в промышленных городах, подверженных воздействию различных факторов окружающей среды.

Исследование наиболее значимых медико-социальных факторов, влияющих на возникновение бесплодия у мужчин, дает возможность определить наиболее приоритетные направления разработки диагностических,  лечебных, и в первую очередь, профилактических мероприятий у мальчиков подросткового возраста.

В этой связи выявление диспропорций во взаимоотношениях между прогрессирующим снижением репродуктивного потенциала мужского населения, особенно в условиях промышленных центров,  нейро-эндокринной регуляции и свободнорадикального окисления липидов, психо-эмоциональными отклонениями, возникшими в детстве и юношестве, имеют несомненный интерес и послужили основанием для проведения данной работы. 

Цель работы:

Изучить нарушения формирования репродуктивного потенциала, психологического и соматического здоровья мальчиков подростков в условиях промышленных центров Восточной Сибири с целью разработки комплексных методов диагностики и профилактики.

Задачи исследования:

  1. Выявить социальные, перинатальные, наследственные факторы, способствующие  формированию нарушений репродуктивного потенциала юношей.
  2. Определить частоту соматического и структуру нарушений репродуктивного здоровья подростков гг. Иркутска, Ангарска, Братска. 
  3. Исследовать состояние процессов ПОЛ-АОЗ, гормонального статуса и определить диагностически значимые дополнительные критерии прогнозирования исхода репродуктивных нарушений у обследованных мальчиков подросткового возраста.
  4. Оценить изменчивость полиморфизма генов системы детоксикации (GSTT1 и GSTM1) у мальчиков подростков промышленного города.
  5. Установить особенности психо-эмоциональной сферы подростков с репродуктивными нарушениями (тревожность, агрессивность, уровень напряженности) в промышленных центрах. 
  6. Разработать алгоритм прогноза репродуктивных нарушений у мальчиков подросткового возраста.

Научная новизна.  Впервые установлено, что для мальчиков подросткового возраста городов Иркутска, Ангарска, Братска характерна высокая частота, специфическая структура нарушений в формировании репродуктивного потенциала мальчиков, характерная для каждой исследуемой группы подростков.  Выявлено, также, что нарушение формирования репродуктивного здоровья ассоциировано с высокими показателями задержки физического и полового развития. 

Установлено существенное влияние социальных, перинатальных и наследственных факторов на формирование и становление репродуктивного потенциала мальчиков, проживающих в городах Иркутской области.

Впервые доказано, что для мальчиков подростков во всех городах характерен выраженный дисбаланс системы ПОЛ-АОЗ за счет абсолютного повышения уровня интермедиатов пероксидации липидов и снижения показателей АОЗ, зависящих от степени изменения окружающей среды, что имеет значительную ценность для ранней диагностики исследуемых нарушений.

Установлены наиболее информативные показатели нарушений формирования репродуктивного потенциала мальчиков подросткового возраста, проживающих в обследованных городах.

На основе выявленных закономерностей развития патологического процесса впервые разработаны модели, позволяющие выявлять наиболее информативные показатели формирования репродуктивной  патологии юношей  и  прогнозировать репродуктивные нарушения.

Практическая значимость: Проведённое клинико - анамнестическое  исследование позволило разработать диагностический алгоритм раннего выявления репродуктивных и эндокринных нарушений у мальчиков подросткового возраста.

Впервые внедрены в деятельность практического здравоохранения диагностические модели, позволяющие оценить функциональное состояние организма мальчика-подростка еще на стадии возможности обратного развития симптомов.

Предложены для практического здравоохранения биологические маркеры патологических изменений, наступающих у мальчиков подросткового возраста, способные описывать от 85,4% до 100% общих патологических нарушений.

  Разработан алгоритм прогноза репродуктивных нарушений, патогенетически значимых для формирования бесплодия у мальчиков подросткового возраста.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Выявлены социальные, перинатальные, наследственные факторы, влияющие на формирование репродуктивного здоровья юношей промышленных центров Иркутской области, что отражается на показателях структуры и частоты их соматического и репродуктивного здоровья.
  2. Анализ результатов обследования выявил высокую частоту и, характерную для подростков каждого города, структуру эндокринных и репродуктивных нарушений. 
  3. Нарушения репродуктивного потенциала у подростков в промышленных центрах ассоциируются с дизрегуляцией нейро-эндокринной системы, с делеционным полиморфизмом генов системы детоксикации, дисбалансом системы ПОЛ-АОЗ, что позволило выявить диагностические маркеры развития и исхода репродуктивных нарушений.
  4. Психо-эмоциональный статус подростков промышленных центров с репродуктивными нарушениями характеризуется повышенными показателями уровней тревожности, агрессивности, напряженности и демонстративности.

Апробация работы: Материалы диссертации представлены и обсуждены на: Международном научно-практическом конгрессе: «Человек в экстремальных условиях» (Москва, 2006), 14 Российском национальном конгрессе «Человек и лекарство» (Москва, 2007), научно – практической конференции «Репродуктивное здоровье подростков» (Москва, 2007), научно-практической конференции с международным участием «Актуальные вопросы детской эндокринологии» (Москва, 2007), Межрегиональной научно-практической конференции «Охрана окружающей среды в муниципальных образованиях на современном этапе» (Братск, 2007), научно-практической конференции «Здоровье мужчин» (Москва, 2008), региональной научно-практической конференции «Психическое и физическое здоровье человека: медико-социально-психологические и психолого-педагогические аспекты» (Иркутск, 2009), научно-практической конференции «Современные препараты для вспомогательных  репродуктивных технологий» (Иркутск, 2008),  Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы уроандрологии», проводимой совместно с ИГМУ и Клиникой Аугсбурга, Германия (Иркутск, 2008), 4 Всероссийском конгрессе «Мужское здоровье» (Москва, 2008). Участие в конкурсе инновационных технологий, разработок в области медицины «Поликлиника ХХ века», «Программа диагностики психологических особенностей и коррекции репродуктивных расстройств у мальчиков подростков методом  БОС - терапии», 2008.

Внедрения: Результаты исследований внедрены в практическую деятельность в клинике  НЦ ПЗС и РЧ СО РАМН, детских ЛПУ Иркутской области.  Диагностические модели внедрены в практику на цикле «детская эндокринология» кафедры педиатрии № 1, ИГМУ. Получены приоритетные  справки с положительным решением, проводится экспертиза по существу: № 2003133039/20(035382), № 2009107934, № 2009119787.

Публикации: По результатам исследования опубликовано 26 печатных работ, из них в журналах, рекомендованных ВАК Минобразования и науки РФ - 10.

       Структура и объем диссертации

Диссертация изложена на 225 страницах машинописного текста, состоит из введения, обзора литературы, характеристики материалов и методов исследования, результатов собственных исследований и их обсуждения, заключения, выводов и списка литературы (270 отечественных и 140 иностранных авторов). Текст диссертации иллюстрирован 34 таблицами, 32 рисунками в виде диаграмм, схем и графиков.

       Материалы и методы исследования

Объект исследования: мальчики подросткового возраста, с рождения проживающие в городах Братске, Ангарске, Иркутске соответственно не покидающие пределов Иркутской области сроком более, чем на 2-3 месяца. Набор подростков в исследование проводился методом случайной выборки. В работе с подростками соблюдались этические принципы, предъявляемые Хельсинской Декларацией Всемирной медицинской ассоциации (World Medical Association Declaration of Helsinki, 1964, 2000 ред.). Разработаны специальные анкеты-опросники мальчиков подростков и их родителей для анализа в ретроспективе перинатального периода и выявления факторов риска. Оценка проводилась занесением в анкету, включающую 191 признак.

На основании полученных результатов исследования были сформированы по две группы в каждом городе: контрольная - подростки 14-17 летнего возраста; клиническая группа, куда включались подростки с репродуктивной патологией (ЗФР, ЗПР, ГСППС, ожирение, синдром гиперпролактинемии, гинекомастия, варикоцеле, фимоз):

группа 1 – контрольная города Братск, в которую вошли 16 мальчиков подросткового возраста, средний возраст (15,8±0,89 лет);

группа 3 – контрольная города Ангарск, в которую вошли 18 подростков, средний возраст (16,3±0,92 лет);

группа 5 – контрольная города Иркутск, в которую вошли 24  подростка, средний возраст (15,9 ±0,8 лет).

Группы с патологией, имеющие эндокринные заболевания, (глава 4):

группа  2 - город Братск,  в нее вошли 83 подростка, средний возраст (15,79±0,52 лет);

группа 4- город Ангарск, в которую вошли 56 подростков, средний возраст (16,59±0,58 лет)

группа 6 -  город Иркутск, в которую вошли 76 мальчиков подросткового возраста, средний возраст (16,0±0,61 лет).

Оценка стадии полового созревания проведена по мере появления вторичных половых признаков (Таннер, 1964), данные выражали в баллах (табл.1,2,3).

Нами разработана и применена программа поэтапного осмотра и комплексного обследования:

1 - социально-анамнестическое исследование, включающее в себя заполнение специально разработанных и состоящих из 191 пункта анкет-опросников для мальчиков и их родителей, куда заносились общие сведения о подростке, жалобы и анамнез заболевания, а также первичный осмотр, во время которого осуществлялась оценка физического и полового развития. Полученные фактические материалы регистрировались в индивидуальной карте здоровья и компьютерной базе данных. В дальнейшем эти карты подвергались статистической обработке с целью выявления факторов риска формирования патологии у исследуемых; 

2 - углубленное обследование 279 мальчиков-подростков в возрасте 14-17 лет.  На данном этапе применяли инструментальные и лабораторные методы: УЗИ щитовидной железы и органов мошонки, электрокардиография, проводилось исследование уровня гормонов сыворотки крови (ТТГ, Т4св, ЛГ, ФСГ, ПРЛ, тестостерон), на базе лаборатории патофизиологии репродукции -  биохимический анализ сыворотки крови (липидограмма);

3 - для расширенного представления о механизмах возникновения и развития репродуктивной патологии нами проводилось исследование психологического статуса, состояние системы ПОЛ-АОЗ, генетическое анкетирование.

Сбор информации проводился путем анкетирования с изучением анамнеза, первичного осмотра и сбора данных из первичных медицинских документов – медицинской карты амбулаторного больного. Особое внимание уделяли неблагоприятному социальному окружению ребенка, а также наличию нарушений репродуктивного здоровья у ближайших родственников, перенесенным соматическим и инфекционным заболеваниям юноши, сопутствующей патологии. Полученные фактические материалы регистрировались в индивидуальной карте здоровья и компьютерной базе данных.  Подробный сравнительный анализ дополнительных критериев риска сравниваемых групп представлен в главе 3.

УЗИ щитовидной железы и органов мошонки проводили с использованием аппарата «Aloka SSD-5500 ProSound PHD» с датчиками, работающими на частоте 7,5 и 5 мГц. При массовом исследовании детей использовали портативный сканер фирмы «Phillips SDR-12000» с датчиком 5 мГц. Общее количество детей, подвергшихся УЗИ щитовидной железы и органов мошонки, отражено в соответствующих главах.

Биохимические методы исследования (показатели процессов СРО липидов и АОА) проводились в лаборатории патофизиологии репродукции Учреждения РАМН проблем здоровья семьи и репродукции человека СО РАМН (зав. лаб. д. м. н., профессор,  член- корр. РАМН, Л.И. Колесникова). В качестве материала использовались сыворотка крови и гемолизат эритроцитов. Забор крови проводили  из локтевой  вены, натощак, с 8 до 9 часов утра в соответствии с общепринятыми требованиями. Определялось содержание продуктов ПОЛ:  Дв св (двойные связи), ДК (диеновые конъюгаты), КД и СТ (кетодиены и сопряженные триены, И.А.Волчегорский и др., 1989). Содержание двойных связей и кетодиенов и сопряженных триенов выражали в отн. ед., диеновых конъюгатов - в мкмоль/л., малонового диальдегида (МДА) - мкмоль/л. (В.Б. Гаврилов, А.Р. Гаврилова, Л.М. Мажуль, 1987). Также определялось содержание компонентов системы АОЗ: активность супероксиддисмутазы (СОД) - у.е.(H.P. Misra, I. Fridovich, 1972), общая антиокислительная  активность (АОА) (Г.И. Клебанов, И.В. Бабенкова, Ю.О. Теселкин, 1988), уровень α - токоферола и ретинола - мкмоль/л. (Р.Ч. Черняускене, З.З. Варшкявичене, П.С. Грибаускас, 1984), восстановленного и окисленного глутатиона флуорометрическим методом – ммоль/л (P.Y. Hissin, R. Hilf, 1976).

На базе лаборатории физиологии и патологии эндокринной системы (зав. лабораторией д.м.н., Л.Ф.Шолохов) определялась концентрация гормонов сыворотки крови: трийодтиронина (Т3), тироксина (Т4), тироксина свободного, тиреотропного гормона (ТТГ), пролактина (ПРЛ), лютеинизирующего гормона (ЛГ), фолликулостимулирующего гормона (ФСГ) радиоиммунологическим методом с применением анализатора «Иммунотест» (наборы ООО  «Диас», Россия). Иммуноферментный метод анализа применялся для определения уровня кортизола, свободного тироксина (Т4 св.), тестостерона (наборы «Алкор Био», Россия); свободного трийодтиронина (Т3 св.) (наборы ХЕМА), с использованием иммуноферментного анализатора «Ultra Microplate Reader – Elx808» (USA).

Концентрации гормонов ПРЛ, ТТГ, ЛГ, ФСГ выражали в мЕД/мл; кортизола, Т3, Т4, – в нмоль/л, свободных фракций Т3 и Т4, тестостерона, эстрадиола – в пмоль/л.

Генетические методы исследования: Исследованы частоты  аллелей генов GSTT1, GSTM1 у  родителей и детей, проживающих  в промышленном городе Ангарске. В группе родителей представлены в основном только матери. ДНК выделяли из 0,5 мл венозной крови  методом, включающим осаждение ядер клеток, обработку протеиназой К и SDS с последующим осаждением нуклеиновых кислот изопропанолом в присутствии NaI.

Психологические методы исследования: Индивидуально-типо­логические характеристики определялись с помощью проведения психологической дифференциальной диагностики. С целью изучения личностных особенностей подростков с репродуктивными нарушениями были использованы психодиагностические методики: «Метод цветовых выборов Люшера», «Метод  портретных выборов Л. Сонди», Hand-тест (Вагнер), «Рисунок человека» (Маховер), «Кинетический  рисунок семьи» (Кауффман), уровень тревожности определялся по методике Спилбергера-Ханина.

Для детей с различными конституционально-типологическими личностными особенно­стями использовали опросник, специально разработанный на основе многофакторной личностной методики Кеттелла (Cattell R.B., Eber H.W., Tatsuoka M.M., 1970), и адаптированной Э.С.Чугуновой с сотрудниками А.Н.Капустиной, Л.В.Мургулец и Н.Г.Чумаковой на кафедре социальной психологии ЛГУ, под руководством И.М.Палея (Капустина А.Н., 2001).

В данном опроснике каждый из 16 фундаментально независимымых и психологически содержательных факторов имеет условное название и предполагает устойчивую вероятностную связь между отдельными чертами личности.

Методы математической статистики Статистический анализ проводили с помощью известных статистических и прикладных программ различными методами параметрической статистики (вычисление средней арифметической (М), средней ошибки (m), средне-квадратичного отклонения  (), достоверности различий средних величин по t-критерию Стьюдента, F-критерию Фишера) [Дюк В., 1997; Гланц С., 1999]. Для анализа внутригрупповой взаимосвязи количественных признаков применялся корреляционный анализ Пирсона (для нормально распределенных величин) с определением коэффициента корреляции –R, (Зайцев В.М., Лифляндский В.И, Маринкин В.И, 2003); многомерным методом кластеров [Лавач С.М., Чубенко А.В., Бабич П.М., 2000; Боровиков В.П., 2001; Юнкеров В.И., Григорьев С.Г., 2002]. Для определения близости к нормальному закону распределения количественных признаков использовали визуально-графический метод и критерии согласия Лиллиефорса и Шапиро-Уилка (Реброва О.Ю, 2002; Плавинский С.Л., 2005). В случае отклонения нулевой гипотезы и принятия альтернативной, т.е. когда распределение признака считали отличающимся от нормального, проводили алгебраические преобразования переменных, такие как: логарифмирование (Iog(x), где x- значение признака), извлечение квадратного корня (x), обратное преобразование (1/ x), возведение в квадрат, во всех исследуемых группах (Петри А.,Сэбин К, 2003). Осуществляли проверку распределения преобразованных переменных на соответствие нормальному закону распределения. Применение многофакторного  дискриминантного анализа позволило выявить значимость информативных показателей. Проводился классификационный анализ с пошаговым включением переменных и канонический анализ (Халафян А.А., 2008). Результаты представляли в виде уравнения для расчета канонической величины.  Расчеты проведены на кафедре информатики и компьютерных технологий Иркутского Государственного Института Усовершенствования Врачей (зав. кафедрой к. г.-м. н., доцент  И.М.Михалевич)

РЕЗУЛЬТАТЫ  ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

В промышленных городах Восточной Сибири в настоящее время сформировалась своя специфика экологически обусловленной патологии населения. Города Братск, Ангарск, Иркутск - промышленные центры Восточной Сибири, постоянно включаемые в Приоритетный список городов с самым высоким уровнем загрязнения атмосферы. Основными загрязнителями окружающей среды в Ангарске являются: предприятия нефтехимии и ТЭЦ;  Братск занимает ведущее место по производству алюминия, древесины, целлюлозы, пиломатериалов, электроэнергии.  В Иркутске, крупном областном центре, ведущее место в загрязнении атмосферного воздуха занимают высочайшие концентрации бенз(а)пирена и других химических веществ от выбросов автомобильного транспорта.

При изучении анамнестических данных нами было выявлено, что значительно чаще осложнения настоящей беременности (угроза прерывания, токсикоз 1-2 половины беременности, заболевания матери во время беременности) встречались у матерей юношей, имеющих эндокринную и репродуктивную патологию, такую как: ЗФР, ЗПР, ГСППС, варикоцеле, гинекомастия: 1 группа - 12%, 2 группа - 88% - город Братск, р(t)<0,05; 3 группа -8,01%, 4 группа – 91,99% - город Ангарск, р(t)<0,05; 5 группа – 10%, 6 группа – 90%, р(t)<0,05), что позволяет отнести вышеперечисленные факторы к значимым по риску формирования патологии эндокринной системы (рисунок 1).

Рисунок 1. Осложнения настоящей беременности у матерей обследованных подростков, проживающих в городах Братск, Ангарск, Иркутск (%).

Оценивался социальный статус семьи (полная или неполная семья, наличие/отсутствие профессиональных вредностей у родителей на момент зачатия ребенка, социальный статус матери), таблица 1,2.

Таблица 1

Возраст матери на момент родов (n, %)

Город

15-17 лет

18-25 лет

26-33 лет

34-41 лет

Иркутск

6 (4,3%)

70 (50,7%)

54 (39,2%)

8 (5,8%)

Ангарск

-

92 (46,2%)

77 (38,5%)

31 (15,3%)

Братск

1 (1,4%)

49 (50,7%)

40 (41,1%)

7 (6,8%)

Из таблицы 1 видно, что возраст матери на момент родов в трех городах находился ниболее часто в  возрастном периоде 18-25 лет (Иркутск 50,7%, Ангарск 46,2% и Братск 50,7%) и 26-33 лет (Иркутск 39,2%, Ангарск 38,5%, Братск 41,1%).  Среди женщин, которым к периоду рождения ребенка было более 34 лет, наибольший удельный вес отмечен у матерей подростков в г. Ангарске (Иркутск 5,8%, Ангарск 15,3%, Братск 6,8%). Ранних рождений детей значительно меньше, они совсем не зарегистрированы в городе Ангарске, один случай в городе Братске и 6 случаев - в городе Иркутске.

Таблица 2

Социальный статус матери  (n, %)

Рабочая

Служащая

Частный

предприниматель

Домохозяйка

Иркутск

22 (15,9%)

70 (50,7%)

14 (10,0%)

32 (23,2%)

Ангарск

40 (20,0%)

134 (66,8%)

13 (6,6%)

13 (6,6%)

Братск

12 (12,8%)

60 (61,5%)

10 (10,3%)

15 (15,4%)

Наибольшая часть женщин в городах являлись служащими и имели среднее специальное или высшее образование (г. Иркутске 50,7%, городе Ангарск 66,8%, в городе Братск 61,5%) и рабочую специальность имели женщины в городе Ангарске (20,0%), в меньшем проценте случаев в городах Иркутск (15,9%, р<0,05 в сравнении с матерями в городах Иркутск и Ангарск) и Братск (12,8%). В городе Иркутске отмечена наибольшая доля женщин, которые занимаются домашним хозяйством и уходом за детьми (23,3%, р<0,05, в сравнении с матерями в городе Ангарске), из них удельный вес матерей с высшим образованием составил 17,3% (р<0,05 - сравнение с матерями, проживающими в городе Братске). В городах Братск и Ангарск доля матерей, занимающихся домашним хозяйством меньше - в Братске 15,4% и Ангарске - 6,6%, а матерей с высшим образованием из них в Братске лишь - 7%, в Ангарске- 3,4%. Необходимо отметить, что уровень образования оказывает важную образовательную и социальную роль в создании благоприятной психологической обстановки в семье, в которой воспитывается ребенок. Во всех трех городах преобладают полные семьи (Иркутск 64,6%, Ангарск 75%, Братск 85,6%). При сравнении показателей можно заметить, что в городе Иркутске статистически значимо меньше мальчиков, которые имеют и отца и мать (рисунок 2), и как следствие этого, в городе Иркутске - процент неполных семей больше (35,4%), чем в городах Ангарск (25%) и Братск (14,4%), р<0,05 - сравнение городов Иркутска и Братска.

Рисунок 2. Социальный статус семей подростков городов Иркутск, Ангарск, Братск (%).

Оценивалось наличие/отсутствие профессиональных вредностей у родителей подростков, проживающих в городах Иркутск, Ангарск, Братск (рисунок 3).

Рисунок 3 Наличие у родителей профессиональной вредности (%).

Во всех трех городах профессиональная вредность наиболее часто встречается у отцов в городах Ангарске и Братске, (Ангарск 58,3% и Братск 50,6%), значимо реже для отцов, проживающих в Иркутске (14,6%, р(t)<0,05). Наибольший удельный вес наличия профессиональной вредности - у матерей в Ангарске (31,3%) по сравнению с Иркутском и Братском (4,3% и 7,2% соответственно, р(t)<0,05). 

Оценивалась также и отягощенность генеалогического анамнеза по соматической патологии в 2 поколениях родственников и описывалась путем сравнения групп контрольной и клинической в каждом городе. Полученные результаты являются статистически значимыми при сравнении групп 1 и 2 города Братска по наличию у родственников онкологической патологии (6,51%±3,1 - группа 1, 18,07%±1,16 группа 2, р(Т)<0,05). При сравнении 3 и 4 групп (город Ангарск) значимые различия получены по наличию у родственников патологии сердечно-сосудистой системы (22,64%±9,65- группа 3, 8,61%±3,2- группа 4, р(Т)<0,05), патологии органов желудочно-кишечного тракта (8,7%±1,65- группа 3, 15,8%±0,98- группа 4, р(Т)<0,05). Группы 5 и 6, (Иркутск), достоверных различий по указанным патологиям не найдено.

По мнению ряда  авторов, среди факторов, приводящих к развитию тех или иных нарушений полового созревания, можно выделить средовые и генетические факторы, которые тесно связаны между собой. При определении роли генетических факторов в формировании нарушений репродуктивной системы анализ родословных показал, что ведущую роль в нарушении становления репродуктивной системы у мальчиков подросткового возраста с различными эндокринными и репродуктивными заболеваниями играют наследственные факторы. В среднем 76,9% матерей всех клинических групп страдали нарушениями репродуктивной системы, сходные нарушения отмечались у родственников второй и третьей степени родства,  как по линии матери, так и по линии отца.

На основании наших исследований, при оценке преморбидного фона обнаружено, что мальчики клинических групп в сравнении с контрольными группами во всех трёх городах в анамнезе имели перенесенные заболевания:

- первое место заняли острые респираторные вирусные заболевания, которые в целом составили – в городе Братск клиническая группа- 53,24%, контрольная -  8,56% (р(Т)<0,05), в городе Ангарск - 46,85%, контрольная - 6,94%, (р(Т)<0,05) и в городе Иркутске - 40,57% , в сравнении с контрольной - 7,25%, (р(Т)<0,05);

- второе место – хронические соматические заболевания (хронический пиелонефрит, вегето-сосудистая дистония, аллергопатология, нарушения сердечно-сосудистой системы) –77,98% и 12,4%, р(Т)<0,05 (соответственно в группах 2 и 1);  41,09% и 11,2%, р(Т)<0,05 (соответственно в группах 4 и 3); 32,09% и - 9,2%, р(Т)<0,05 (6 и 5 группа соответственно);

- на третьем месте - заболевания желудочно-кишечного тракта – 3,61% в группе 2, 15,8% и 8,7% р(Т)<0,05, в группах 4 и 3 соответственно, 20,75% и 10,6% р(Т)<0,05, соответственно в 6 и 5 группах.

Сравнительная оценка физического развития подростков городов Иркутск, Ангарск, Братск.

Физическое развитие является динамическим процессом созревания и формирования ребенка на этапах онтогенетического развития, в значительной степени связанным с формированием репродуктивной системы.

Среднее гармоничное развитие, мезосоматотип в большей степени зарегистрирован среди подростков контрольных групп  96%- 1 группа, 73,5%- 3 группа, 84% -5 группа клинические группы: 2  - 52,0%, 4 группа – 52,7%, 6 группа -63 %. Больший удельный вес дисгармоничного развития, (микросоматотип) выявлен в клинических группах: 3 - 16,5% и 5 группа - 9,0%, р<0,05, дисгармоничное физическое развитие выше среднего (макросоматотип) достоверно чаще встречается у подростков города Ангарска, клинической

группы 4 - 64,2% в сравнении с группой 2-19% и группой 6 - 2%, (рис. 4).

       Рисунок 4 Физическое развитие подростков, проживающих в городах Братск, Ангарск, Иркутск

Половое развитие мальчиков подросткового возраста обследованных групп.

Таблица  3

Половое развитие (баллы) 1 и 2 группа (М + m).

14-15 лет

16-17 лет

1 группа, баллы

8,48+1,92

13,69+0,59*

2 группа, баллы

5,10+0,69

6,90+0,97*

*р(т)<0,05, р(F)<0,05

Из представленных данных (табл. 3) можно сделать вывод,  что дети клинической группы, проживающие в городе Братске, чаще отстают в половом развитии и как следствие, балльная оценка у них значительно ниже.

Таблица  4

Половое развитие (баллы) 3 и 4группа (М + m).

14-15 лет

16-17 лет

3 группа, баллы

9,25+1,92

14,30+0,64*

4 группа, баллы

5,60+0,84

12,60+0,81*

*р(т)<0,05, р(F)<0,05

Подростки клинической группы города Ангарска в начале пубертата несколько опережают контрольную группу, затем же темпы немного отстают, хотя находятся в пределах возрастных колебаний (табл. 4).

Таблица 5

Половое развитие (баллы) 5 и 6 группа (М + m).

14-15 лет

16-17 лет

5 группа, баллы

9,52+0,72

14,60+0,78

6 группа, баллы

9,01+0,84

13,25+0,17

*р(т)<0,05, р(F)<0,05

Анализ результатов оценки полового развития мальчиков города Иркутска показал отсутствие статистически значимых различий (табл. 5).

Исследование состояния щитовидной железы.

При исследовании щитовидной железы учитывали ее структурное и функциональное состояние. Размеры щитовидной железы у мальчиков подростков сравнивали с площадью поверхности тела.

Степень увеличения щитовидной железы (классификации ВОЗ, 1994 года) в нашем исследовании составила:

Подростки города Братск- 0 степень- 24%, 1 степень – 62%, 2 степень- 14%;

Подростки города Ангарск- 0 степень 12%, 1 степень – 81%, 2 степень – 7%;

Подростки города Иркутск- 0 степень – 19%, 1 степень – 73%, 2 степень – 8%.

При  сравнении подростков с 0 и 1 степенью увеличения щитовидной железы во всех исследованных городах достоверных различий получено не было, при сравнении подростков со второй степенью увеличения щитовидной железы наибольший удельный вес зарегистрирован в Братске, достоверные различия выявлены при сравнении подростков в городах Братск и Ангарск (р<0,05), и Братск и Иркутск (р<0,05).

При сравнении групп подростков, проживающих в городе Братске, выявлено достоверное различие (р(Т)<0,05) объема щитовидной железы в контрольной и клинической группе - 8,49+2,17% и 17,34+2,09% при отсутствии различий по такому показателю, как площадь поверхности тела (ППТ). Из этого следует, что объем щитовидной железы, сопоставленный с ППТ, статистически значимо  больше у мальчиков, практически в 1,8 раза, в 3 группе (15,06 м2), по сравнению с 4-ой, контрольной группой (7,99 м2). При сравнении в группах 5 и 6 (Иркутск) видно, что средние величины объемов щитовидной железы не имеют статистически значимых изменений в этих группах. Гиперплазия щитовидной железы, выявленная во 2 и 4 группах, при УЗИ соответствовала I степени увеличения щитовидной железы по критериям ВОЗ (1994 г).

Результаты анализа общей частоты эндокринных и репродуктивных нарушений обследованных подростков показали очень высокий их уровень в Иркутске -  1956,5 %о, на втором месте – подростки г. Братска – 1608,2 %о, и в Иркутске – 970 %о, но при расчете числа случаев на одного юношу самый высокий показатель выявлен в Иркутске – 1,96 (в Ангарске и Братске соответственно 0,97 и 1,61). Доля юношей, у которых не зарегистрированы случаи нарушений, в Иркутске – 17,4%, в Ангарске – 13,5%, в Братске лишь 7, 2%.  Анализ результатов обследования мальчиков показал очень высокую частоту патологии щитовидной железы в гг. Братске и Ангарске (725,6 и 570 %о соответственно), в 3,1 и 2,5 превышающий таковую у юношей в Иркутске (231,9 %о).  В структуре этих нарушений основную долю занимает диффузный нетоксический зоб (ДНЗ) - 97,4 % в Ангарске, 91,7 % - в Братске и значительно ниже в Иркутске: 75% (рисунок 5).

Рисунок 5  Частота распространенности диффузного нетоксического зоба, у обследованных подростков.

Анализ частоты эндокринной патологии, влияющей на состояние репродуктивного здоровья мальчиков, в отличие от уровня нарушений ЩЖ, выявил высочайший ее показатель в г. Иркутске – 1166,7 %о, в 6,5  и 2,4 раза превышающий показатели в Ангарске и Братске - 180 %о и 494,8%о. Структура этой патологии у мальчиков гг. Иркутска и Братска, в отличие от г.Ангарска, отличается большим удельным весом гипоталамического синдрома пубертатного периода –  65,9% и 68,8% (в Ангарске - 41,7%), который по значимости занимает первое место; на втором – синдром гиперпролактинемии во всех обследованных группах подростков (рисунок 6). Самый высокий удельный вес ожирения зарегистрирован у юношей г.Ангарска (19,4%), в 6,2 и 2,3 раза превышающий таковые в гг. Иркутске и Братске (3,1% и 8,3%).

Рисунок 6. Структура и частота эндокринной патологии у подростков (%).

При оценке распространенности андрологической патологии выявлен высокий уровень ее у юношей, проживающих в г. Иркутске, также значительно превышающий соответствующие показатели в гг. Ангарске и Братске – 558, 220 и 371,1 на 1000 обследованных соответственно. В структуре данной патологии преобладает: в Иркутске на первом месте гинекомастия (54,5%), на втором- задержка полового и физического развития (33,9%) и варикоцеле (11,7%); в Ангарске – гинекомастия – 40,9%,на втором месте – задержка полового и физического развития – 27,3% и варикоцеле – 20,4%, для мальчиков подросткового возраста этого города необходимо отметить высокий удельный вес варикоцеле по сравнению с общероссийским который составляет от 10 до 12%.(Тарусин, 2008 г);  в Братске – на первом месте задержка полового и физического развития (ЗПР+ЗФР) -58,3%, на втором – гинекомастия – 19,5% и на третьем - варикоцеле – 11,1% (рисунок 7).

Рисунок 7 Структура андрологической патологии у мальчиков подросткового возраста

Исследование процессов системы ПОЛ - АОЗ в организме мальчиков подросткового возраста

Таблица 6

Результаты исследования состояния свободнорадикального окисления липидов и антиоксидантной защиты у мальчиков подросткового возраста города Братска

Показатели

Группа 1,  N=15

М±m

Группа 2,N=50

М±m

Дв св, усл.ед

1,91±0,12

1,51±0,07*

ДК,  мкмоль/л

1,45±0,09

1,09±0,06*

КД и СТ, усл.ед

0,22±0,02

0,20±0,02

МДА, мкмоль/л

1,01±0,13

1,12±0,09

АОА, усл.ед.

12,10±1,35

14,68±0,69

СОД, усл.ед.

1,53±0,05

1,54±0,02

GSH, ммоль/л

2,47±0,09

2,17±0,08*

GSSG,ммоль/л

1,99±0,04

2,03±0,02

Токоферол, мкмоль/л

3,04±0,16

4,47±0,25*

Ретинол,  мкмоль/л

0,62±0,03

0,59±0,02

Аскорбиновая кислота, мкмоль/л

84,89±3,82

83,59±2,66

*- различия статистически значимы при р (t)<0,05, р(F)<0,05

На основании результатов исследования состояния перекисного окисления липидов и антиоксидантной защиты у подростков города Братска (таб. 6) выявлены статистически значимые различия по показателям: Дв.св (1,91± 0,12- группа 1, 1,51±0,07- группа 2) и ДК (1,45±0,09- группа 1, 1,09±0,06 - группа 2), токоферолу(3,04±0,16 - группа 1, 4,47±0,25- группа 2) и  GSH (2,47±0,09 - группа 1, 2,17±0,08- группа 2). Более высокие уровни установлены в группе 1 по первичным продуктам перекисного окисления липидов (Дв.св, ДК) и GSH. В неферментативном звене АОЗ отмечено повышение  концентрации токоферола в группе 2. 

Таблица 7

Результаты исследования состояния свободнорадикального окисления липидов и антиоксидантной защиты у мальчиков подросткового возраста города Ангарска

Показатель

Группа 3,  N=16

М±m

Группа 4,

N=39, М±m

Дв св, усл.ед

2,26±0,12

2,51±0,12

ДК,  мкмоль/л

1,47±0,14

1,66±0,12

КД и СТ, усл.ед

0,26±0,03

0,42±0,07

МДА, мкмоль/л

1,25±0,15

1,04±0,08

АОА, усл.ед.

21,21±1,85

21,95±1,07

СОД, усл.ед.

1,89±0,01

1,86±0,08

GSH, ммоль/л

2,27±0,04

2,13±0,05

GSSG,ммоль/л

1,89±0,05

1,98±0,005

Токоферол, мкмоль/л

6,04±0,57

6,18±0,40

Ретинол,  мкмоль/л

0,45±0,03

0,46±0,02

Аскорбиновая кислота, мкмоль/л

61,24±3,87

68,17±2,08

*- различия статистически значимы при р (T)<0,05, р(F)<0,05

Анализ результатов исследования состояния свободнорадикального окисления липидов и антиоксидантной защиты у подростков города Ангарска (табл.7) не выявил статистически значимых различий по показателям. Незначительно повышенные уровни установлены в группе 4 по первичным продуктам перекисного окисления липидов (Дв.св, ДК) и GSH. В неферментативном звене АОЗ отмечено повышенная  концентрация токоферола в группе 4.

Повышенную общую АОА, с одновременным незначительным повышением уровня токоферола и сохранением содержания ретинола, соответствующего контрольному уровню в группе подростков города Ангарска, можно рассматривать как компенсаторную реакцию организма в ответ на повышенный уровень субстрата для пероксидации липидов. Высокий уровень общей АОА в данной группе может также поддерживаться за счет повышенного уровня аскорбата, а, возможно, и за счет каких-либо других звеньев АОЗ организма.

Таблица 8

Показатели системы «ПОЛ-АОЗ» у мальчиков-подростков г. Иркутска

Показатели

Группа 5,  N=23

М±m

Группа 6, N=56

М±m

Дв св, усл.ед

2,58±0,15

4,19±0,28*

ДК,  мкмоль/л

2,32±0,03

1,56±0,14*

КД и СТ, усл.ед

0,26±0,09

0,54±0,02*

МДА, мкмоль/л

0,86±0,73

0,74±0,07

АОА, усл.ед.

15,73±0,02

17,04±1,61

СОД, усл.ед.

1,69±0,05

1,89±0,006*

GSH, ммоль/л

2,29±0,05

2,28±0,14

GSSG,ммоль/л

1,94±0,05

1,98±0,02

-токоферол, мкмоль/л

8,15±0,58

9,72±0,43*

Ретинол,  мкмоль/л

0,68±0,05

0,37±0,02*

*- различия статистически значимы при р (t)<0,05, р(F)<0,05

Анализ результатов исследования состояния перекисного окисления липидов и антиоксидантной защиты у подростков города Иркутска (таб. 8) выявил наиболее значимые различия по показателям: Дв.св (2,58±0,15 - группа 5, 4,19±0,28 - группа 6), КД  и СТ (0,26±0,09 - группа 5, 0,54±0,02 - группа 6), ДК (2,32±0,03 - группа 5, 1,56±0,14- группа 6), СОД (1,69±0,05 - группа 5, 1,89±0,006 - группа 6), ретинол (0,68±0,05 - группа 5, 0,37±0,02- группа 6). 

Таким образом, у подростков, проживающих в городе Иркутск повышенный уровень первичных продуктов ПОЛ – Дв св, КД и СТ, ДК указывает на активное вовлечение процессов ПОЛ в патогенетические механизмы развивающихся структурно – функциональных нарушений в клетках органов и тканей. Повышенная активность СОД в эритроцитах может рассматриваться как реакция, направленная на защиту организма от повреждения продуктами ПОЛ. Это может происходить при пониженном уровне МДА. СОД, обладая субстратной специфичностью по отношению к супероксидному аниону, обезвреживает эту одну из самых активных форм кислорода, превращая в менее реакционноспособные молекулы.

Анализ компонентов ферментативного звена АОЗ показал, что у подростков всех изучаемых городов наблюдается тенденция к снижению уровня GSH. Известно, что низкий уровень GSH может сыграть отрицательную роль для клетки, так как все основные функции глутатион выполняет в восстановленной форме. Возможно, увеличение GSSG в данных группах связано с повышением активности глутатионпероксидазы, которая обеспечивает окисление глутатиона и инактивацию липоперекисей.

Содержание липидов в сыворотке крови обследуемых подростков

Известно, что липиды выполняют в организме чрезвычайно важные функции. С метаболизмом липидов связан обмен энергии, особенно в процессах синтеза белка и нуклеиновых кислот; им принадлежит важная пластическая роль, проявляющаяся участием в формировании клеточных мембран организма. С липидами связаны ферментативные свойства биомембран, трансмембранный транспорт веществ. Липиды – исходный субстрат в синтезе многих биологически активных веществ (стероидов, простагландинов и других), и их физиологическая роль чрезвычайно важна в реакциях адаптации.

В клинической группе мальчиков подростков города Братска (таблица 9) по сравнению с контрольной группой отмечено снижение  содержания  в сыворотке крови ОХС в 1,11 раз (р<0,05), ТГ в 1,2 раза (р<0,05) и ХСЛПНП в 1,15 раза (р<0,05). При этом выявлено повышенное содержание  ХСЛПВП (1,05±0,03 гр. 1- контроль, 1,09±0,03 гр. 2- патология) и ХСЛПОНП (0,45±0,03 гр. 1- контроль, 0,39±0,03 гр. 2- патология). 

Таблица 9

Сравнительный анализ липидного спектра у подростков г. Братска (контрольной группы(1) и группы с патологией(2)

Показатели

М±m, n 16, Братск,

гр 1

М±m, n 50, Братск,

гр 2

ХС, мМ/л 

4,56±0,21

3,62±0,13*

ТГ, мМ/л 

0,99±0,08

0,76±0,05*

ЛПВП,  мМ/л

1,05±0,03

1,09±0,03

ЛПНП, мМ/л 

2,94±0,19

2,38±0,11*

ЛПОНП,  мМ/л

0,45±0,03

0,39±0,03

*различия статистически значимы при р(Т)<0,05, р(F)<0,05

В сыворотке крови подростков клинической группы, проживающих в городе Ангарске (таблица 10), по сравнению с контрольной группой отмечено сниженное содержание ХСЛПВП в 1,16 раза, ОХС в 1,04 раза.  При этом происходит также снижение содержания ХСЛПНП (2,69±0,10 гр. 3- контроль, 2,66±0,12 гр. 4- патология), ХСЛПОНП (0,30±0,03 гр. 3- контроль, 0,29±0,03 гр. 4- патология) и ТГ (0,66±0,07 гр. 3- контроль, 0,61±0,04 гр. 4- патология).

Таблица 10

Сравнительный анализ липидного спектра у подростков г. Ангарска контрольной группы(3) и группы с патологией(4)

Показатели

М±m, n 18, Ангарск,

гр 3

М±m, n 56, Ангарск,

гр 4

ХС,  мМ/л

4,32±0,12

4,12±0,12

ТГ, мМ/л 

0,66±0,07

0,61±0,04

ХСЛПВП,  мМ/л

1,33±0,47

1,15±0,03

ХСЛПНП,  мМ/л

2,69±0,10

2,66±0,12

ХСЛПОНП, мМ/л 

0,30±0,03

0,29±0,03

*- различия статистически значимы при р<0,05, р(F)<0,05

В клинической группе подростков города Иркутска (табл.11)  по сравнению с группой контроля, отмечено статистически значимое повышение в сыворотке крови концентраций ОХ в 1,16 раз (р<0,05),  ХСЛПОНП в 1,52 раз (р<0,05) и ТГ в 1,51 раза (р<0,05). При этом увеличивается уровень ХСЛПНП в 1,16 раз (р<0,05) и нет достоверной разницы в содержании ХСЛПВП (1,23±0,05 гр 5-контроль, 1,25 ±0,05 гр 6- патология).

Таблица 11

Сравнительный анализ липидного профиля у подростков г. Иркутска контрольной группы(5) и группы с патологией(6)

Показатели

М±m, n 24, Иркутск.

Гр. 5

М±m, n 22, Иркутск,

Гр. 6

ХС, мМ/л

3,41±0,09

3,96±0,19*

ТГ,  мМ/л

0,55±0,06

0,83±0,10*

ХСЛПВП мМ/л

1,23±0,05

1,25 ±0,05

ХСЛПНП мМ/л

2,04±0,08

2,36±0,11*

ХСЛПОНП, мМ/л

0,25±0,03

0,38±0,05*

*- различия статистически значимы при р<0,05, р(F)<0,05

Таким образом, установлено, что в клинических группах мальчиков подросткового возраста городов Братск, Ангарск, Иркутск отмечаются нарушения в состоянии липидного обмена. Дислипидемия выражена в повышенном содержании атерогенных (ХСЛПНП) липопротеидов в сыворотке крови у мальчиков, проживающих в городе Иркутске; сниженном уровне антиатерогенных  (ХСЛПВП) и повышенном содержании атерогенных (ХСЛПНП) липопротеидов в сыворотке крови у мальчиков подростков города Ангарска, а также сниженном уровне атерогенных (ХСЛПНП) липопротеидов в сыворотке крови у мальчиков подростков города Братска. Вместе с тем, у подростков, проживающих и в Ангарске, и в Братске, снижен уровень триглицеридов, и, соответственно, липопротеидов очень низкой плотности.

Результаты исследования содержания  гормонов сыворотки крови мальчиков подросткового возраста  городов Иркутск, Ангарск, Братск

Период полового созревания является критическим периодом постнатального развития мужского организма, когда формируются связи, обеспечивающие взаимодействие всех  уровней репродуктивной системы. На протяжении этого периода происходит дальнейший рост и развитие организма мужчины, регулируемые сложнейшими взаимосвязями нейроэндокринной системы.

При оценке результатов исследования функциональной активности щитовидной железы путем измерения концентрации гормонов щитовидной железы в сыворотке крови мальчиков подросткового возраста, проживающих в городе Братске, выявлено, что содержание и периферических гормонов (трийодтиронин, нмоль/л, контроль 2,35±0,08, патология 2,07±0,10; р<0,05), тироксина, пмоль/л (контроль 100,5±7,85, патология 104,67±5,85), тироксина свободного, пмоль/л (контроль 17,62±5,09, патология 11,46±0,66; р<0,05) так и тиреотропного гормона, мЕД/л (контроль 1,95±0,60, патология 1,49±0,12) гипофиза достоверно различались в исследованных группах. Из представленных данных видно, что в группе подростков с патологией эндокринной системы периферический гормон щитовидной железы тироксин свободный в 1,54 раза меньше по уровню, чем в контрольной группе, и средние значения этого показателя, хотя и находятся в пределах референтных значений, но соответствуют нижним показателям нормативов, при этом не происходит достаточного повышения тиреотропного гормона; в группе с патологией он даже меньше, чем в группе контроля (1,3 раза), а это не отвечает классической схеме гормоногенеза в щитовидной железе (рисунок 8).

Рисунок 8.  Концентрация гормонов щитовидной железы(Т4 св, пмоль/л, Т3, нмоль/л) и тиреотропного гормона (мЕД/мл) гипофиза у подростков города Братска.

Показатели уровня тестостерона в сыворотке крови группы подростков клинической группы, (г. Братск, группа 2 - 8,43±1,59), что в 2,5 раза меньше такового у подростков контрольной группы (группа 1 - 22,43±2,82), р<0,05, хотя концентрация гонадотропных гормонов гипофиза (ЛГ контроль 2,25±0,18, патология 3,49±0,39) не показывает достоверных различий и уровень ФСГ (контроль 5,16±0,12, патология 5,93±0,17; р<0,05) значимо выше у представителей группы с патологией (ЛГ в 1,55 раз, ФСГ в 1,11 раз), что говорит о нарушении взаимосвязей центральных органов эндокринной регуляции и периферических органов -  мишеней у подростков, проживающих в городе Братск (рисунок 9).

Рисунок 9. Концентрация гонадотропных гормонов гипофиза (ЛГ, ФСГ, мЕД/л) в сыворотке крови подростков города Братска.

Содержание периферических гормонов щитовидной железы в группе контроля (группа 3) и группы с патологией (группа 4) у подростков, проживающих в городе Ангарске, достоверно отличается от концентрации в сыворотке крови тироксина (Т4 в группе контроля в 1,17 раз меньше, чем в группе с патологией; контроль 104,0±3,61, патология 121,56±3,25, (р<0,05). Периферический гормон щитовидной железы (тироксин свободный) в группе с патологией больше, чем в группе контроля в 1,08 раза (контроль - 13,20±0,38, патология 14,35±0,37; р<0,05), при этом тиреотропный гормон гипофиза больше в 1,2 раза в группе контроля (контроль 2,20±0,11, патология 1,78±0,13; р<0,05).

Также различия между группами выявлены по содержанию гормонов в сыворотке крови: пролактина (группа контроля 303,00±10,39,  группа с патологией 252,89±11,08; р<0,05), (рисунок 11) фолликулостимулирующего гормона (группа контроля 5,56±0,13 и группа с патологией 4,88±0,12; р<0,05) и кортизола (контроль 689,0±44,30 и патология 516,75±28,0; р<0,05), т.е. отмечено статистически значимое повышенное содержание этих гормонов в группе контроля (группа 3) по сравнению с группой 4.

Рисунок 10 Концентрация гормонов сыворотки крови (пролактин, мЕД/мл, кортизол, нмоль/л) подростков города Ангарска.

При этом нет достоверных различий в уровнях ЛГ, мЕД/мл (контроль 7,77±1,13, патология 7,93±0,87), тестостерона, пмоль/л  (контроль 17,39±3,82 и патология 16,79±1,74), (рисунок 11).

Рисунок 11 Концентрация лютеинизирующего гормона (мЕД/мл) и тестостерона (пмоль/л) в сыворотке крови подростков города Ангарска.

Активность гормонов щитовидной железы у подростков города Иркутска в группе контроля достоверно выше, чем в группе подростков с патологией (тироксин свободный 18,9±0,47 - группа контроля и 15,07 ±0,94- группа с патологией). В группе 5 уровень тироксина свободного в 1,25 раз выше, чем в группе 6. При этом концентрация тиреотропного гормона гипофиза (1,70±0,46- группа контроля и 1,68±0,18- группа с патологией) и трийодтиронина (2,79±0,45- группа контроля и 2,77±0,08- группа с патологией) не имеет значимых различий в обеих группах.  Вероятно, мальчики группы 6, имеющие в  наличии ту или иную патологию полового созревания, находятся в состоянии стресса. Такая ситуация у подростков с эндокринными нарушениями, по мнению ряда авторов (Теппермен Х., Теппермен Дж., 1989, Смирнов А.Н., 2006),  отражает ингибирование секреции тиреотропин-рилизинг гормона, подобно тому, как это происходит для секреции гонатотропинов. Отмеченная нами возможность развития стрессорной реакции при патологии полового созревания мальчиков подросткового возраста подтверждается и истощением глюкокортикоидного ответа у этих детей.

Основной причиной развития тиреоидной патологии является дефицит йода в окружающей среде, который участвует не только в формировании гормонов щитовидной железы, но и оказывает многие неблагоприятные воздействия на состояние здоровья человека.

Важно понимать, что эндемический зоб является наиболее очевидным, но далеко не самым опасным проявлением йодной недостаточности. Главной угрозой йодного “голода” являются отставание в росте, развитии, снижение умственных способностей человека, нарушение репродуктивных функций.

Рисунок 12 Концентрация гормонов сыворотки крови (пролактин,мЕД/мл, кортизол, нмоль/л) подростков города Иркутска.

Концентрации пролактина (группа 5 - 333,25±15,27, группа 6 - 486,95±45,61, р <0,05; рисунок 12), гонадотропных гормонов гипофиза (ЛГ группа 5 - 4,42±0,09, группа 6 - 3,61±0,15, р <0,05; ФСГ группа 5 - 5,14±0,06, группа 6- 5,73±0,10, р<0,05; рисунок 13), кортизола (группа 5 - 375,91±14,12, группа 6- 331,51±12,31) в сравниваемых группах отличаются у мальчиков подросткового возраста города Иркутска. 

Рисунок 13.  Концентрация гормонов сыворотки крови (лютеинизирующего и фолликулостимулирующего, мЕД/мл) у подростков города Иркутска.

Базальный уровень  тестотерона в сыворотке крови находился в диапазоне референтных значений обследованных группах города Иркутска и имел достоверные различия у группы контроля (группа 5- 14,25±0,53) и группы с патологией (группа 6- 15,91±0,27), р <0,05, рисунок 14.

Рисунок 14 Базальный уровень тестостерона (пмоль/л) в сыворотке крови мальчиков подросткового возраста города Иркутска.

Таким образом, установленные нами изменения гормонального статуса у подростков, проживающих в обследованных городах, позволяют утверждать, что в клинических группах отмечено достоверное изменение гормонального обмена. Риск развития патологии репродуктивной системы, которая является основной для выполнения мужчиной генеративной функции, страдает уже в подростковом возрасте и требует незамедлительного врачебного вмешательства.

Психологическая оценка обследованных подростков, проживающих в городах Иркутск, Ангарск, Братск

Психосоматический подход, как принцип врачебной деятельности, заключается в как можно более тщательном изучении влияния психосоциальных факторов на возникновение и течение соматических болезней (Дробижев М.Ю., 2008). В исследованиях последних лет наблюдается отчетливое смещение акцентов к изучению физиологических основ особенностей состояний человека, раскрывается значение отдельных систем (нейрогормональной, вегетативной нервной системы и других систем) в механизмах регуляции функциональных состояний здорового  и больного человека (Судаков К.В., 2003г.; Илюхина В.А., 2007г.). Перестройка нейроэндокринной системы, связанная с началом пубертата, нередко приводит к нарушению функциональных связей в системе гипоталамус-гипофиз-периферические железы. Количество возникающих при этом эндокринных и андрологических нарушений за последние 20 лет возросла в 2 раза (Терещенко И.В., Кривощекова О.Ю., 2006г.)

Анализ результатов исследования психологического статуса подростков города Иркутска выявил наиболее значимые различия по показателям  MGL (11,58 ± 0,59 группа 5, 3,33 ± 0,41 группа 6),  SRD (3,95± 0,78 группа 5, 11,38 ± 1,06 группа 6), UA  (2,45 ± 0,28 группа 5, 7,28 ± 1,28 группа 6), UT (43,37± 3,27 группа 5, 77,76±1,72 группа 6), O (9,57 ± 1,99 группа 5 ,  19,52± 4,11 группа 6), D (9,57 ± 1,99 группа 5 19,52± 4,11 группа 6). Более высокие показатели у подростков 5 группы установлены по категориям межличностного общения, по сравнению с шестой группой и у подростков 6 группы выше показатели средовой активности, агрессивности, уровня тревожности и  демонстративности.

Таким образом, в клинической группе подростков, проживающих в городе Иркутске, повышенный уровень средовой активности, уровень агрессивности, уровень тревожности и демонстративности указывает на активное вовлечение психологических показателей в патогенетические механизмы развивающихся структурно-функциональных нарушений при соматической патологии. Задержка формирования межличностной активности может рассматриваться как психологическая защита в структуре адаптации к стрессу, об этом же свидетельствует высокий уровень тревожности и агрессивности. Таким образом, замедленное формирование возрастной  MGL активности  можно назвать компенсаторной реакцией в процессе адаптации к стрессу. Данные литературы свидетельствуют, что в подростковом возрасте  ведущей активностью является общение, чего не наблюдается в исследуемых клинических группах подростков.

Анализ результатов исследования психологического статуса подростков города Братска выявил наиболее значимые различия по показателям  UT (43,13 ± 4,12 группа 1, 73,18 ± 0,98 группа 2), D (53 ± 2,44 группа 1, 18,32 ± 2,01 группа 2). Более высокие показатели у подростков 2 группы установлены по уровням демонстративности и уровню тревожности по сравнению с  группой 1.

Анализ результатов исследования психологического статуса подростков города Ангарска выявил наиболее значимые различия по показателям  UT (42,77 ± 3,90 группа 3, 72,48 ± 1,23 группа 4), O (9,57 ± 1,99 группа 3 ,  19,52± 4,11 группа 4), D (10,11 ± 2,17 группа 3, 16,60 ± 2,36 группа 4). Более высокие показатели у подростков 4 группы установлены по уровню демонстративности и уровню тревожности, по сравнению с  группой 3.

Причины, вызывающие повышение уровней напряженности, тревожности и демонстративности могут быть разными, но изменения на личностном уровне носят у подростков данной группы однотипный характер.

Общим для всех трех городов является повышенные показатели уровней тревожности, демонстративности, напряженности. Данные характеристики свидетельствуют об особенностях психологической защиты и могут служить маркерами для определения возможных предпосылок формирования психосоматической патологии.

Отмеченное нами повышение средовой активности в противовес межличностной активности, характерной для подростков данной возрастной группы, свидетельствует о временной задержке в формировании ведущей деятельности. И наличие данной проблематики у подростков города Иркутска (данного несоответствия не было выявлено  у подростков городов Братска и Ангарска), говорит, по нашему мнению о большем давлении социальной среды и о большем уровне напряженности, тревожности и агрессивности у подростков в условиях большого промышленного центра.

В результате проведенного исследования психологического статуса подростков с патологией эндокринной и репродуктивной систем, проживающих в промышленных центрах Восточной Сибири (городах Иркутск, Ангарск и Братск) установлено, что уровни тревожности, агрессивности, демонстративности и напряженности  повышены у подростков всех трех городов.

Таким образом, на основании результатов исследования установлено, что обследованные подростки, проживающие в промышленных центрах Восточной Сибири (города Иркутск, Ангарск, Братск) и имеющие патологию эндокринной и репродуктивной системы, находились в состоянии выраженного эмоционального стресса, что проявилось в повышении уровней тревожности, агрессивности и демонстративности, показатели которых значительно превышали таковые  у подростков контрольных групп. В связи с этим можно говорить об активном вовлечении психологических показателей в патогенетические механизмы развивающихся структурно-функциональных нарушений при формировании патологии эндокринной и репродуктивной систем.

Полиморфизм генов системы детоксикации у родителей и детей, проживающих в городе Ангарске

При анализе делеционного полиморфизма гена GSTМ1 выявлено достоверное уменьшение доли +/+ гомозигот в группе подростков (26,32%; против 58,33%, (2=4,41; Р < 0,05)) и, соответственно, увеличение доли нулевых генотипов в сравнении с группой родителей. При этом наблюдается достоверное увеличение количества делеционного аллеля (0/0) гена GSTМ1 в группе подростков (73,68%) по сравнению с группой  родителей (41,67%, р< 0,05).

Анализ полиморфизма гена GSTT1 не выявил достоверно значимых различий в группах подростков и их родителей, хотя  происходит некоторая тенденция увеличения делеционного аллеля (0/0) гена GSTT1 у мальчиков подростков (26,32%) по сравнению с группой родителей (16,67%).

Выявлено уменьшение количества двойных нулевых, комбинированных гаплотипов в группе подростков (10,53%) по сравнению с группой родителей (16,67%), а  также увеличение Ml 0/0/Т1+ в группе подростков (57,89%) по сравнению с группой родителей (37,5%), уменьшение  М1+/Т1+ в группе подростков (15,79%) по сравнению с группой родителей (41,66%), увеличение М1+/Т1 0/0 в группе подростков (15,79%) по сравнению с группой родителей (4,17%).

Изучение особенностей аллельных вариантов генов,  продукты которых ответственны за детоксикацию, свидетельствуют о некотором накоплении мутантных аллелей в следующем поколении, т.е. об уменьшении количества нормальных аллелей генов у мальчиков подросткового возраста. 

Генетические маркеры, в недалеком прошлом считавшиеся нейтральными, в настоящее время обнаруживают все большее число ассоциативных связей с множеством мульфакториальных заболеваний. Адаптивные возможности человека в сильной степени зависят от соотношения полезных и вредных наследственных черт (Шенин В.А., 2002).

Стадийность адаптации на популяционно-генетическом уровне, а также гетерогенность генетических структур больных и здоровых, обусловленная половым диморфизмом, длительностью проживания, периодом онтогенеза и нозологической неоднородностью является проявлением сбалансированного генетического груза популяции, формирующейся в экстремальных условиях окружающей среды (Соловенчук, 1987).

Таким образом, полученные нами результаты подтвердили гипотезу о роли дисбаланса генов системы детоксикации при возникновении нарушений формирования репродуктивного потенциала у мальчиков подросткового возраста с рождения  проживающих в городе Ангарске, что требует более детального дальнейшего изучения.

Корреляционный анализ показателей метаболизма в обследованных группах мальчиков подросткового возраста (таб. 12).

Таблица 12

Корреляционные взаимосвязи показателей метаболизма у обследованных подростков (Р < 0,05)

Контрольная группа

Клиническая группа

Показатели

R+

R -

Показатели

R+

R -

Братск

Дв св.-ДК

0,95

Дв св.-ДК

0,87

Дв св.- КД СТ

0,58

Дв св.- КД СТ

0,75

Дв св- ТГ

0,62

Дв св- ТГ

0,50

Ангарск

Дв св.-АОА

0,68

Дв св.-АОА

0,41

Дв св.-

0,64

Дв св.- GSSG

0,41

Дв св- Тестостерон

0,49

КД СТ - ПРЛ

0,41

Дв св.-ДК

Иркутск

Дв св.-ДК

0,86

Дв св.-ДК

0,98

Дв св.- Т4 св

0,48

Дв св.- КД СТ

0,54

Т4 св- ОХС

0,41

ТТГ - ОХС

0,52

АОА-Т4

0,47

ТТГ - ЛПВП

0,54

ДК Т4 св

0,48

В группе 1 выявлено 10 статистически значимых корреляционных связей разной направленности. Положительные связи: между Дв св и СОД (R=0,56), Дв св и ОХС (R=0,56), Дв св и ТГ (R=0,62), Дв св и ЛПНП (R=0,55), Дв св и ЛПОНП (R=0,62), Дв св и ДК (R=0,95), Дв св и КД СТ (R=0,58), между ПРЛ и ЛПНП (R=0,51); отрицательные: между Дв св и АОА (R=-0,63), Дв св и МДА (R=-0,62). Многочисленные функциональные связи между компонентами процесса липопероксидации,  системой АОЗ и гормонами сыворотки крови могут характеризовать усиление оксидативных реакции на всех этапах процесса перекисного окисления липидов.

Данные проведенного корреляционного анализа показывают, что как ферментативное, так и неферментативные звенья антиоксидантной системы находятся на пределах адаптационных возможностей организма для того, чтобы поддерживать гомеостаз всех функциональных систем.

Статистически значимые корреляционные связи выявлены у подростков клинической группы города (гр 2) Братска  положительные связи между: Дв св и ДК (R=0,87), Дв св и КД СТ (R=0,75), Дв св и ТГ (R=0,50), что показывает потерю связей с МДА, ЛПНП, ЛПОНП, ОХС, СОД, АОА в сравнении с контрольной группой. У этой клинической группы остались только три положительные связи с меньшим коэффициентом корреляции и, соответственно, с более слабыми связями. Положительные, статистически значимые связи выявлены у подростков клинической группы города Братска: ТТГ и ФСГ (R=0,41), ФСГ и GSSG (R=0,41),  между кортизолом и ЛГ (R=0,47), кортизолом и массой тела (R=0,49). Отмеченная однонаправленная корреляционная связь ФСГ с GSSG, свидетельствует о вовлечении  глутатионовой системы в ответ на активацию процессов ПОЛ, когда происходит расход восстановленного глутатиона и в ответ на это в сыворотке крови повышается уровень окисленного глутатиона.

В клинической группе происходит потеря межсистемных взаимосвязей, характерных для группы контроля, и увеличение количества новых корреляционных связей, преимущественно положительного характера, за счет вовлечения элементов гормональной системы. Доказано неблагоприятное влияние повышенного уровня ТТГ на баланс половых гормонов. ТТГ состоит из двух субъединиц, одна из которых имеет общую структуру с ФСГ, корреляция между содержанием ТТГ и ФСГ может характеризовать взаимоотношения между ними на уровне гипофиза, что подтверждают данные исследований о влиянии на гипофизарно-тиреоидную систему (Громнацкий Н.И., 2002). Возникновение дополнительных корреляционных связей связано с формированием новой структуры взаимоотношений в результате влияния неблагоприятных факторов. Это свидетельствует о том, что в данных условиях происходит поиск адекватных режимов регуляции, направленных на сохранение гомеостаза.

Межсистемные статистически значимые взаимосвязи (группа 2) выражались в корреляционной зависимости между: Дв св и положительные корреляционные связи с АОА (R=0,68), витамином Е (R=0,50), витамином С (R=0,63), окисленным глутатионом (R=0,64). 

Зависимость продуктов ПОЛ и восстановленной формой глутатиона может предполагать значительную активность ферментативного звена системы АОЗ, в частности - глутатион пероксидазы, катализирующей реакцию восстановления глутатионом гидроперекисей и нестойких органических перекисей, ДК и положительные связи с КД СТ (R=0,78), Витамина А (R=0,48), гормонов сыворотки крови пролактином (R=0,63), лютеинизирующим (R=0,78) и фолликулостимулирующим (R=0,60) гормоном гипофиза, и отрицательные связи с общим холестерином (R=-0,47) и ЛПНП (R=-0,47). А также положительные корреляционные связи ЛГ и ПРЛ (R=0,54), ФСГ (R=0,69). Гормональные взаимосвязи соответствуют нормальному половому развитию мальчиков в подростковом возрасте. Взаимосвязь между жирорастворимыми витаминами Е и ретинолом (витамин А) может свидетельствовать как о наличии синергичного взаимодействия между ними, что подтверждается литературными данными (Галкина С.И, 1999), так и о достаточном функционировании неферментативного звена системы АОЗ. Межсистемные взаимосвязи выражались в статистически значимой корреляционной зависимости между: периферическим гормоном щитовидной железы - тироксином свободным и положительные, средние по силе корреляционные связи с показателями липидного обмена ОХС (R=0,51) и ЛПНП (R=0,50).

Сравнительный анализ корреляционных взаимодействий в клинической группе (группа 4) подростков города Ангарска показывает, что по сравнению с контрольной группой исчезли связи с витаминами С и Е, тестостероном и железом, зато появились новые статистически значимые положительные связи между ДВ св и ДК (R=0,82), КД СТ (R=0,49) и остались положительные связи с АОА (R=0,41) и GSSG (R=0,41), но эти связи стали слабее, что говорит о надрыве компенсаторных возможностей организма подростка, так как страдает антиокислительная система реагирования в целом. Положительные взаимосвязи пролактина (ПРЛ) и КД СТ (R=0,41), что показывает влияние ПОЛ на гормональные процессы в организме человека, периферический половой гормон тестостерон имеет статистически значимые положительные, средние по силе корреляционные связи с периферическими гормонами щитовидной железы Т4 св (R=0,52) и Т3 (R=0,47), что подтверждается данными нашего исследования, а именно: нормальное половое созревание возможно только при достаточном функционировании щитовидной железы, особенно в такой важный для будущего мужчины периоде как пубертат.

В группе 5 выявлено 6 статистически значимых положительных корреляционных связей. В системе ПОЛ выявлены связи между ДВ_СВ и ДК (R=0,86), тироксином свободным (R=0,48). ДК и ДВ СВ и тироксин свободный. Свободного тироксина и положительные связи с АОА (R=0,47), ДВ св (R=0,48) и ДК (R=0,48) как было указано выше, и отрицательная связь средняя по силе с ОХС (R=-0,41). ОХС имеет положительные статистически значимые корреляционные связи, средних по силе с ЛПНП (R=0,6), ЛПОНП (R=0,57), ЛПВП (R=0,43) и отрицательная связь с тироксином свободным (R=-0,41). Увеличение токсичных продуктов ПОЛ, возможно, обусловлено существенными изменениями качественного состава липидов биологических мембран, в которых растет доля холестерина и других слабо окисляющихся липидов.

Таким образом,  системе АОЗ удается ограничить повреждающий эффект токсичных продуктов пероксидации, что согласуется с данными других исследователей о наличии в физиологических условиях (у практически здоровых) стационарного состояния системы ПОЛ, которое сохраняется благодаря функционированию сложной тканеспецифической системы ингибирования АОЗ (Суплотов С.Н., 2003, Журавлева Т.Д., Суплотов С.Н, Киянюк Н.С, др…, 2003). Положительная направленность выявленных взаимосвязей указывает на наличие баланса в системе ПОЛ-АОЗ, когда в ответ на не значительное увеличение продуктов липопероксидации повышается активность системы АОЗ, что имеет место в физиологических условиях.

Статистически значимые корреляционные связи в клинической группе (6 гр) подростков города Иркутска в системе ПОЛ: ДВ св и положительная средняя по силе связь с КД СТ (R=0,54), сильная связь с ДК (R=0,98), по сравнению с контрольной группой утеряна связь с СОД и появилась новая отрицательная , средняя по силе связь с АОА (R=-0,45).  Межсистемные взаимосвязи в клинической группе у ТТГ и отрицательные, средние по силе связи с ЛПВП (R=-0,54), ЛПНП (R=-0,48), ОХС (R=-0,52), что не наблюдалось у мальчиков контрольной группы.

В условиях патологии отмечается усиление расходования субстрата липопероксидации, наблюдается интенсификация процессов ПОЛ на начальных этапах. Тиреоидные гормоны в физиологических условиях способны проявлять антиоксидантные свойства и, вероятно, в условиях патологии наблюдается наличие взаимосвязи ТТГ и липидов сыворотки крови.

Таким образом, при проведении корреляционного анализа установлен характер взаимодействия основных метаболических и гормональных систем у мальчиков подросткового возраста, проживающих в промышленных центрах Иркутской области, что позволяет судить о патогенетической значимости выявленных изменений при развитии репродуктивных и эндокринных нарушений.

Наиболее информативные показатели нарушений формирования репродуктивного потенциала мальчиков подросткового возраста, проживающих в обследованных городах

Применение дискриминантного анализа позволило выявить наиболее значимые показатели для подростков каждого города, характерные для формирования нарушений состояния репродуктивного потенциала в клинических и контрольных группах.

Полученное уравнение дискриминантной функции для подростков, проживающих в городе Братске, имеет следующий вид:

F 1= -7,89-0,05*Х1-5,49*Х2+2,59*Х3-8,30*Х4-2,79*Х5+0,89*Х6

F 2=-3,50-2,29*Х1-3,12*Х2+0,79*Х3-4,82*Х4-1,08*Х5+0,04*Х6

1 группа  2 группа

       Рисунок 15. Гистограмма распределения мальчиков подросткового возраста контрольной и клинической групп города Братска по каноническим величинам.

Х1 – Дв св, усл.ед., Х2 – токоферол (витамин Е) мкмоль/л, Х3 – ЛПНП, мМ/л, Х4 – ПРЛ, мАД/мл, Х5 – ЛПВП, мМ/л, Х6 –восстановленный глутатион, ммоль/л, где:  F прогностический  коэффициент.

Мера Махалонобиса (D2), с помощью которой оценивается  сумма квадратов расстояния  между значениями канонических величин у обследованных подростков, проживающих в городе Братске, равна 5,12 (p<0,001), что характеризует статистически значимое различие между подростками клинической и  контрольной группами. Суммарный показатель правильной классификации в контрольной группе составил 85,4 %, в клинической группе подростков – 96,97%, что является  высоким значением дифференциации групп.

Значение центров распределения канонических величин в контрольной группе  подростков равно (-) 1,52, а  в клинической группе  –  (+)0,69 (рис.15).

Полученное уравнение дискриминантной функции для подростков, проживающих в городе Ангарске имеет следующий вид:

F 3= -14,59+2,16*Х1+26,26*Х2-1,81*Х3+1,58*Х4-1,75*Х5+3,37*Х6-2,11*Х7+0,87*Х8-1,71*Х9+4,02Х10-2,55Х11+2,28Х12

F 4=-5,51+0,18*Х1+15,99*Х2-0,16*Х3+0,06*Х4-0,56*Х5+1,09*Х6-0,68*Х7-0,49*Х8-0,35*Х9+1,95Х10-1,07*Х11+0,95*Х12

Х1 – ЛПВП, усл.ед., Х2 – СОД, мкМ/л, Х3 – КД СТ, усл.ед , Х4 – ПРЛ, мЕД/мл, Х5 – ЛГ, мЕД/мл, Х6 –МДА, мколь/л, Х7- ЛПОНП, мМ/л, Х8- восстановленный глутатион, ммМ/л, Х9- ЛПНП,мМ/л Х10- Т3, нМ/л, Х11- ТТГ, мЕД/мл, Х12- масса тела подростка, где:  F прогностический  коэффициент.

  3  группа  4 группа

       Рисунок 16. Гистограмма распределения мальчиков подросткового возраста контрольной и клинической групп города Ангарска по каноническим величинам.

Мера Махалонобиса (D2), с помощью которой оценивается  сумма квадратов расстояния  между значениями канонических величин,  у обследованных подростков, проживающих в городе Ангарске равна 8,28 (p<0,001), что характеризует статистически значимое различие между подростками клинической и  контрольной группами. Суммарный показатель правильной классификации в контрольной группе составил 94,55 %, в клинической группе подростков – 94,59%, что является  высоким значением дифференциации групп.

Значение центров распределения канонических величин в контрольной группе  подростков равно (-) 1,9, а  в клинической группе  –  (+)0,92 (рис.16).

Полученное уравнение дискриминантной функции для подростков, проживающих в городе Иркутске, имеет следующий вид:

F 5= -1,98-2,79*Х1-0,71*Х2-1,09*Х3+1,44*Х4

F 6=-3,34+5,15*Х1+0,72*Х2+1,85*Х3-1,04*Х4

Х1 – СОД, усл.ед., Х2 – ЛПОНП, мкМ/л, Х3 – КД СТ, усл.ед , Х4 – ДК1, мкмоль/л, где:  F прогностический  коэффициент.

       

5 группа  6 группа

       Рисунок 17. Гистограмма распределения мальчиков подросткового возраста контрольной и клинической групп города Иркутска по каноническим величинам.

Мера Махалонобиса (D2), с помощью которой оценивается  сумма квадратов расстояния  между значениями канонических величин,  у обследованных подростков, проживающих в городе Иркутске, равна 14,57 (p<0,001), что характеризует статистически значимое различие между подростками клинической и  контрольной группами. Суммарный показатель правильной классификации в контрольной группе составил 95,56%, в клинической группе подростков – 100%, что является  высоким значением дифференциации групп.

Значение центров распределения канонических величин в контрольной группе  подростков равно (-) 1,74, а  в клинической группе  (+)1,99 (рис.17).

Построенные на основании проведенного исследования дискриминантные функции являются диагностическим правилом, относящим подростка в одно из двух состояний: норма или патологическое состояние, с наличием той или иной патологии эндокринной и репродуктивной систем, а уравнения канонических величин описывают закономерности суммарных изменений, связанных с патологическими изменениями.

Таким образом, выявленные наиболее информативные показатели могут служить биологическими маркерами патологических изменений, наступающих у мальчиков подросткового возраста, способными описывать от 85,4% до 100% общих патологических нарушений.

Проведенный анализ классической и современной литературы, посвященной различным аспектам проблемы мужского репродуктивного здоровья, уровень которого зависит от сочетанного действия эндогенных и экзогенных факторов в пубертатном периоде, позволил сформулировать научную гипотезу: о возможности риска развития бесплодия у юношей, проживающих в промышленных центрах Иркутской области при достижении ими социальной зрелости. Проверке этой гипотезы посвящена одна из глав настоящего исследования, так как вопросы репродукции и сексуального здоровья давно уже вышли за рамки только медицинской проблемы (Камалова А.А., Лопаткина Н.А., 2008).

Теоретически, экспериментально и клинически доказано, что на фоне хронической химической нагрузки на человека может наблюдаться увеличение числа и тяжести течения различных форм патологии, вызываемой неблагоприятными факторами окружающей среды. Основным механизмом этого эффекта химической модификации является системное нарушение гомеостаза в виде рассогласования и повреждения метаболических, нейрогуморальных, иммунных, генетических и других  защитных механизмов, вызываемых химическими воздействиями, нарушающими гомеостатическое равновесие, обозначаемое как синдром экологически обусловленного снижения резистентности организма (ЭСРО - синдром). Существенное место в патогенезе ЭСРО – синдрома занимает снижение активности ферментов тканевого дыхания и антиоксидантной системы, в результате чего на фоне гипоксии через общие ферментные системы угнетается метаболизм аминокислот и других биологически активных соединений. К этому следует добавить системное мембранотропное действие химических веществ, приводящее к деструкции липидных компонентов клеточных мембран и высвобождению биологически активных соединений, которые участвуют в патогенезе воспалительных и аллергических реакций.

Следующий уровень изучения фертильного потенциала мальчиков-подростков предполагает выявление системной реакции отдельно взятого человека на действие экзогенных факторов, к которым относятся механизмы нейроэндокринной регуляции, реализующие генетически обусловленные механизмы интеграции органов и тканей в целостный организм. Для характеристики этого уровня исследования и выявления адаптационных и дизадаптационных реакций организма подростка необходимо комплексное исследование, включающее наряду с клинико-инструментальным обследованием определение концентрации ключевых гормонов в сыворотке крови, прямо и опосредованно влияющих на репродуктивный потенциал подростка.

Эффективность нейроэндокринной регуляции, вместе с тем, определяется характером изменения эффекторных метаболических систем, функционирование которых определяет эффективный контроль влияния со стороны вышестоящих структур, успешность контролирующих влияний со стороны более высоких уровней организации.

К таким эффекторным метаболическим системам, модулирующим специфическую активность всех клеток, включая гормонпродуцирующие, также относятся системы ПОЛ-АОЗ и липиды.

В соответствии с вышеуказанным алгоритмом исследования социальных факторов и ЭСРО - синдрома нами и были обследованы подростки, проживающие в городах Иркутской области: Иркутск, Ангарск, Братск.

При анализе частоты заболеваний у кровных родственников подростков обследованных групп установлен более высокий уровень онкологической патологии в городе Братске по сравнению с другими городами; в Ангарске - высокие показатели патологии сердечно-сосудистой системы, аллергических заболеваний, болезней органов желудочно-кишечного тракта.

Анализ социального статуса показал, что наиболее часто матери подростков рожали в активном репродуктивном периоде 18-33 лет в городе Иркутске и Ангарске, а женщины, которым к периоду рождения ребенка было более 33 лет, в основном проживали в городе Ангарске.

Изучение социальных факторов, участвующих в создании благоприятной психологической обстановки в семье, в которой воспитывается ребенок, указало на высокий уровень образованности (профессиональной подготовки) матерей во всех городах. Отмечено также, что рабочую специальность они преимущественно имели в городе Ангарске, а в городе Иркутске значительное число матерей являются домашними хозяйками с высшим образованием по сравнению с матерями города Братска.

Исследование такого важного социального показателя как наличие обоих родителей в семье показало, что наибольший процент неполных семей характерен для города Иркутска, а наименьший – для города Братска.

Несмотря на то, что во всех трех городах отмечалась сложная экологическая обстановка, тем не менее, более чем половина отцов в молодых промышленных центрах (гг. Ангарск и Братск) имеют дополнительную техногенную нагрузку в связи с работой в непосредственном контакте с профессиональной вредностью. К сожалению, профессиональная вредность чаще отмечается и у матерей, в городе Ангарске, в котором имеются крупные химические предприятия.

Характер заболеваемости в анамнезе, который был отмечен при опросе родителей, имеет свое отражение в состоянии детей. Так мальчики клинических групп по сравнению с контрольными группами чаще страдали острыми респираторными вирусными заболеваниями и хроническими соматическими заболеваниями.

Третье место по частоте выявленных соматических заболеваний занимали болезни  желудочно-кишечного тракта, которые наиболее часто отмечались у подростков города Иркутска. 

Исследование параметров физического развития показало, что удельный вес дисгармоничного физического развития подростков по микросоматотипу выше в городах Ангарске и Иркутске, а дети с макросоматотипом чаще встречаются в городе Ангарске, что и подтверждается большим удельным весом ожирения в этом городе.

Результаты анализа общей частоты эндокринных и репродуктивных нарушений обследованных подростков показали очень высокий их уровень в Иркутске, что превышает аналогичный показатель в городе Ангарске. Доля юношей, у которых не зарегистрированы случаи нарушений, в Иркутске – 17,4%, в Ангарске – 13,5%, в Братске лишь 7, 2%.

Анализ результатов обследования мальчиков показал высокую частоту патологии щитовидной железы в гг. Братске и Ангарске, в 3,1 и 2,5 превышающий таковую у юношей в Иркутске.

Эндемический характер дефицита йода в окружающей среде закономерно определяется в достаточно высокой частоте аутоиммунного тиреоидита у подростков. Другая компенсаторная функциональная реакция щитовидной железы – образование кист, выявлена нами только в городе Братске.

В структуре тиреоидных нарушений основную долю занимает диффузный нетоксический зоб (ДНЗ), частота которого колеблется в этих городах  от 75% до 97,4%.

При оценке распространенности андрологической патологии выявлен высокий уровень ее у юношей, проживающих в г. Иркутске, также значительно превышающий соответствующие показатели в гг. Ангарске и Братске – 558, 220 и 371,1 на 1000 обследованных соответственно.  Причем наиболее тяжелая ее форма – задержка физического и полового развития – характерна для подростков города Братска. 

Определенный интерес в структуре андрологической патологии, представляет отмеченный в городе Ангарске случай новообразования яичка, а в городе Братске – врожденный анорхизм.

Рассмотрение первичного звена ПОЛ у подростков, которое включает  образование  сопряженных двойных связей (ДК), формально свидетельствует об отсутствии активации  процесса пероксидации липидов, так как эти величины не только выше, но и ниже, чем в группе сравнения (Р < 0,05). Однако если в качестве точки отсчета принять показатель, отражающий интегральную ненасыщенность липидов (Дв. св.), то отмечаемое нами уменьшение величины ДК на самом деле будет отражать более низкое изначальное  содержание двойных связей в образцах липидов, взятых для анализа. Другими словами, у мальчиков подросткового возраста процессы липопероксидации характеризуются повышенной степенью окисленности липидов сыворотки крови, которая маскирует потенциальную активацию ПОЛ. Результаты настоящего исследования являются отражением результирующего воздействия на развивающийся организм подростка специфических для каждого промышленного центра техногенных факторов и выявленных у них нарушений нейрогенной регуляции, которые выражаются в более или менее выраженных особенностях функционирования системы «ПОЛ-АОЗ». В определенной степени нельзя не учитывать и действие природных экологических факторов: например, низкие температуры в Братске зимой предъявляют дополнительные требования к системам адаптации (забор крови проводился ранней весной), включающих, в частности тиреоидную регуляцию. Взаимосвязь системы «ПОЛ-АОЗ» и нейрогуморальной регуляции проявляется, с одной стороны, в индукции гормональными сигналами биосинтеза анти- и прооксидантных ферментов и низкомолекулярных факторов, а с другой - в генерации радикалов на этапах, ведущих от момента взаимодействия гормонального сигнала с рецептором до образования геномного продукта. Важно отметить, что, как показывают результаты исследований, продукты ПОЛ генерируют так называемые молекулы средней массы, которые даже при снижении уровня пероксидации липидов могут поддерживать эндогенную интоксикацию.

Повышение активности СОД можно назвать компенсаторной реакцией на увеличение интенсивности свободнорадикального окисления. Данные литературы свидетельствуют о том, что реакции ПОЛ в биомембранах могут контролировать и подавлять природные антиоксиданты, важнейшими из которых являются ретинол и - токоферол. Известно, что ретинол может выполнять роль, как самостоятельного антиоксиданта за счет наличия в его молекуле сопряженных двойных связей, обеспечивающего сохранение функциональной стабильности клеточных мембран и блокаду процессов ПОЛ, так и синергиста - токоферола. Причиной дефицита ретинола может служить его повышенный расход на ограничение ПОЛ. Полученные данные могут свидетельствовать о снижении емкости неферментативного звена АОЗ у подростков с патологией эндокринной и репродуктивной систем.

Все обследованные подростки, проживающие в промышленных центрах Восточной Сибири (города Иркутск, Ангарск и Братск) и имеющие патологию эндокринной и репродуктивной систем, находились в состоянии выраженного окислительного стресса за счет повышенного содержания продуктов ПОЛ, концентрация которых превышала их содержание у подростков контрольных групп. В связи с этим несбалансированность ферментативных и неферментативных звеньев АОЗ и нарастание продуктов ПОЛ свидетельствуют о развитии хронического напряжения антиокислительной защиты и истощении адаптационного потенциала.

У обследованных мальчиков подросткового возраста городов Иркутск, Ангарск, Братск отмечаются нарушения в состоянии липидного обмена. Об этом свидетельствует повышение содержания атерогенных (ХСЛПНП) липопротеидов в сыворотке крови у мальчиков подросткового возраста, проживающих в городе Иркутске, снижение уровня антиатерогенных (ХСЛПВП) и повышение содержания атерогенных (ХСЛПНП) липопротеидов в сыворотке крови у мальчиков подростков города Ангарска, а также снижение уровня атерогенных (ХСЛПНП) липопротеидов в сыворотке крови у мальчиков подростков города Братска. Вместе с  этим, у подростков, проживающих в городах Ангарск и Братск, снижен уровень триглицеридов в крови, и, соответственно, липопротеидов очень низкой плотности. Известно, что триглицериды, содержащие в своем составе ненасыщенные жирные кислоты, являются субстратом для ПОЛ [Климов А.Н., Никульчева Н.Г., 1999; Ланкин В.З., Тихадзе А.К., Беленков Ю.Н., 2001]. Снижение их содержания в сыворотке крови мальчиков подросткового возраста может быть следствием активации процессов липопероксидации. 

Выводы:

  1. Во всех обследованных группах наиболее значимыми социальными факторами, связанными с нарушениями формирования репродуктивного здоровья явились: в г. Иркутске - неполные семьи (35,4%) и социальный статус матери – домохозяйка (23,2%); в Ангарске - наличие профессиональной вредности у отца (58,3%),  матери (31,3%) и поздний возраст матери на момент родов (34 года и старше);  в Братске - наличие профессиональной вредности у отца (50,6%).
  2. Определена высокая частота соматической патологии подростков, проживающих в городах Иркутской области: первое место заняли острые респираторные вирусные заболевания, удельный вес которых в группе обследованных составил от 40,57% до 53,24%, второе место по значимости заняли хронические соматические заболевания: патология почек,  аллергопатология, нарушения сердечно-сосудистой системы. Доля их составила –32,09%,  41,09%, 77,98% соответственно в городах Иркутск, Ангарск, Братск. 
  3. Выявлена структура эндокринной патологии, свойственная каждой клинической группе: ГСППС в г. Иркутске составил 65,9%, что превышает соответствующий показатель в г. Ангарске в 10,2 раза и в г. Братске - в 2,2 раза. В г. Ангарске - гиперпролактинемия 38,9% и ожирение 19,4% - это наивысший уровень его из всех обследованных групп.
  4. Отмечена высокая частота патологии щитовидной железы в обследованных группах мальчиков: г. Иркутск - 231,9‰, Ангарск - 570‰, Братск - 725,6‰, что указывает на важную роль ЩЖ в формировании репродуктивной системы. 
  5. В г. Братске анализ структуры андрологической патологии показал большую отягощенность нарушениями формирования репродуктивного здоровья по сравнению с другими городами: высокий удельный вес задержки физического и полового развития (58,3%), что выше в 2,1 раза, чем в  г. Ангарске и в 1,7 раза, чем в г. Иркутске. В Братске отмечена такая патология развития наружных половых органов, как анорхизм (2,8%), которая  не встречалась в г.г. Ангарск и Иркутск.
  6. Наличие у кровных родственников (в 2-х поколениях) подростков клинических групп: эндокринных расстройств, патологии течения беременности и родов у матерей, снижение неспецифической резистентности и хронической патологии со стороны сердечно-сосудистой системы, заболеваний желудочно - кишечного тракта и аллергопатологии явились отягощающими факторами в формировании репродуктивной патологии у подростков.
  7. Для мальчиков подростков клинических групп выявлен высокий удельный вес дисгармоничности физического развития: в г. Иркутске доля отклонения от среднего уровня развития (микросоматотип) составила 35%, в г. Ангарске -11,5%, в г. Братске -29%; развитие выше среднего (макросоматотип)- в г. Братске -19%, в г Ангарске -35,8%, в г. Иркутске- 2%.
  8. Подростки, проживающие в промышленных центрах Восточной Сибири (города Иркутск, Ангарск и Братск), и имеющие патологию эндокринной и репродуктивной систем, находились в состоянии выраженного окислительного стресса за счет повышенного содержания продуктов ПОЛ, концентрация которых превышала их содержание у подростков контрольных групп. В связи с этим несбалансированность ферментативных и неферментативных звеньев АОЗ и нарастание продуктов ПОЛ свидетельствуют о развитии хронического напряжения антиокислительной защиты и истощении адаптационного потенциала. Для подростков города Иркутска характерно компенсаторное снижение степени окисленности липидов и повышение активности супероксиддисмутазы.
  9. Установлено, что у обследованных мальчиков подросткового возраста городов Иркутск, Ангарск, Братск отмечаются нарушения в состоянии такой эффекторной системы как липидный обмен. Об этом свидетельствует повышение содержания атерогенного холестерола в ЛПНП  в сыворотке крови у мальчиков подросткового возраста, проживающих в городе Иркутске, снижение уровня антиатерогенного холестерола в ЛПВП и повышение содержания атерогенного холестерола в  ЛПНП в сыворотке крови у мальчиков подростков города Ангарска, а также снижение уровня атерогенного холестерола в ЛПНП в сыворотке крови у мальчиков подростков города Братска. Вместе с  этим, у подростков, проживающих в городах Ангарск и Братск, снижен уровень триглицеридов в крови, и, соответственно, холестерола в ЛПОНП.
  10. Доказано, что у мальчиков клинических групп происходит изменения нейро- эндокринной регуляции, что приводит к дисбалансу функционирования эффекторных систем и нарушению гомеостаза организма подростка.
  11. При проведении анализа делеционного полиморфизма гена GSTМ1 доказано достоверное увеличение делеционных аллелей (0/0) генов детоксикации в группе подростков (73,68%), по сравнению с родителями (41,67%, р<0,05).
  12. Доказаны психологические изменения у мальчиков подросткового возраста в виде повышения уровня тревожности, напряженности и уровня демонстративности по сравнению с группой практически здоровых подростков.
  13. Корреляционным анализом установлено, что характер взаимодействия основных метаболических и гормональных систем у мальчиков подросткового возраста позволяет судить о патогенетической значимости выявленных изменений при развитии репродуктивных и эндокринных нарушений.
  14. Установлены дополнительные диагностические маркеры прогноза развития  репродуктивных нарушений у мальчиков подросткового  возраста, приведенные в математических моделях, что укладывается в концепцию о существовании у них ЭСРО - синдрома. 

Список научных работ, опубликованных по теме диссертации

  1. Филиппов Е.С. Состояние репродуктивной системы у подростков, страдающих ожирением / Е.С. Филиппов, Е.Ю.Загарских, В.Э Грекова // Актуальные вопросы педиатрии и детской хирургии: Сб. науч. труд. -  Иркутск, 2001.- С. 321-323.
  2. Долгих В.В. Коррекция ожирения и задержки полового развития у подростков с патологией щитовидной железы / В.В. Долгих, Т.Г. Селиверстова, Е.Ю. Загарских, В.Э Грекова // Сб. ст. науч.-практ. конф. посвящ. 20-ти летию педиатрического фак. ИГМУ.- Иркутск, 2001. – С. 141-147.
  3. Нарушение репродуктивного здоровья и артериальная гипертензия, у детей страдающих ожирением / Е.С. Филиппов, Т.Г. Селиверстова, В.Э Грекова, Е.Ю. Загарских // Бюлл.  ВСНЦ СО РАМН.- 2002.- №1- С. 202-211. 
  4. Артериальное давление и уровень физического развития детей пубертатного периода / Т.Г. Селиверстова, Е.Ю. Загарских, В.Э Грекова // Бюлл. ВСНЦ СО РАМН.- 2002.- №1- С. 84-85.
  5. Щитовидная железа и репродуктивная система / Е.Ю. Загарских, Т.Г. Селиверстова, В.Э Грекова // Бюлл.  ВСНЦ СО РАМН.- 2002.- №1- С. 211-218.
  6. Щитовидная железа и нарушения репродуктивной системы / Е.Ю.Загарских, Т.Г. Селиверстова, В.Э Грекова // «Актуальные вопросы педиатрии. Тез. I съезда детских врачей Иркутской области». - Иркутск, 2002.- С. 70.
  7. Состояние репродуктивного здоровья, процессов перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы у подростков, проживающих в крупном промышленном центре Ангарск/ Л.И.Колесникова, Л.В.Сутурина, А.В.Лабыгина, Е.Ю.Загарских и др.// Бюлл. ВСНЦ СО РАМН.- 2005.- № 5.- С. 42-47.
  8. Заболеваемость мальчиков в условиях техногенного загрязнения города Ангарска/ В.В.Долгих, Л.В.Сутурина, Е.Ю.Загарских…// Бюлл. ВСНЦ СО РАМН.- 2005.- № 5. - С. 162-166.
  9. Особенности становления репродуктивной функции и состояние антиоксидантных систем девушек, родители которых работают на химическом производстве// Л.И.Колесникова, Л.В.Сутурина, Е.Ю.Загарских и др. / Бюлл. ВСНЦ СО РАМН.- 2006.- № 1. - С. 145-146.
  10. Колесникова Л.И. Состояние репродуктивного здоровья, процессов перекисного окисления липидов и антиоксидантной защиты, распределение мутантных аллелей генов GSTТ1, GSTМ1 и GSTP1 у подростков, проживающих в крупном промышленном городе Ангарск/ Л.И.Колесникова, Л.В.Сутурина, А.В.Лабыгина, Е.Ю.Загарских и др.//Человек в экстремальных условиях: здоровье, надежность и реабилитация-Сборник материалов V Международного научно-практического конгресса 16-20 октября 2006, Москва. С. 292-293.
  11. Преждевременное половое развитие и конечный рост у детей/ Е.Ю. Загарских// Материалы межрегиональной конференции по детской и подростковой гинекологии - Иркутск, 2006. - С. 140.
  12. Ускоренное половое развитие и ростовой прогноз / Е.Ю. Загарских, В.В. Долгих // 14 Рос. Национальный конгресс «Человек и лекарство» Тез. Сборник материалов конгресса - Москва, 2007.- С. 691.
  13. Загарских Е.Ю. Показатели эндокринной заболеваемости юношей-подростков города Братска / Е.Ю. Загарских, В.В. Долгих. А.Г.Черкашина, Л.Ф.Шолохов// Сборник научных трудов, посвященный 60-летнему юбилею и 35-летию творческой деятельности доктора медицинских наук, профессора Филиппова Евгения Семеновича- Иркутск, 2008.- С. 146-156.
  14. Здоровье юношей в экологически неблагоприятных условиях г. Ангарска / Е.Ю. Загарских, В.В. Долгих, Л.Ф.Шолохов// Материалы 4 областной межведомственной научно-практической конференции «Здоровье и образование»- Иркутск, 2008. - С. 230-235.
  15. Загарских Е.Ю. Показатели эндокринной заболеваемости юношей, обучающихся в школах города Братска / Е.Ю. Загарских, В.В. Долгих, А.Г.Черкашина, Л.Ф.Шолохов// Материалы 4 областной межведомственной научно-практической конференции «Здоровье и образование»- Иркутск, 2008.- С. 184-190.
  16. Структура эндокринных нарушений у подростков города Братска Иркутской области / Е.Ю. Загарских, В.В. Долгих. А.Г.Черкашина // 15 Рос. Национальный конгресс «Человек и лекарство» Тез. Сборник материалов конгресса - Москва, 2008. - С. 455.
  17. Структура нарушений репродуктивной системы у мужчин города Иркутска / Е.Ю. Загарских, В.В. Долгих. А.Г.Черкашина // Мужское здоровье: Материалы. 4 Всеросс. конгресс. - Москва, 2008- С. 217.
  18. Частота нарушений репродуктивного потенциала у подростков Иркутской области / Е.Ю. Загарских, В.В. Долгих. А.Г.Черкашина// Хирургические болезни детей и подростков, раздел: Педиатрическая урология, андрология и гинекология – 2008.- С. 123.
  19. Частота нарушений формирования репродуктивного потенциала у подростков Иркутской области / Е.Ю. Загарских, В.В. Долгих. А.Г.Черкашина// материалы первого объединенного научно-практического форума детских врачей 19-23 мая 2008.- Орел, 2008.
  20. Репродуктивное здоровье юношей подростков города Братска/ Е.Ю. Загарских, А.Г.Черкашина, В.В. Долгих // Материалы  III межрегиональной научно-практической конференции «Охрана окружающей среды в муниципальных образованиях на современном этапе» апрель,2008.- Братск-С. 155-157.
  21. Показатели эндокринной заболеваемости юношей, обучающихся в школах города Братска/ Е.Ю. Загарских, В.В. Долгих. А.Г.Черкашина// Материалы IV областной межведомственной научно-практической конференции «Здоровье и образование». Иркутск-2008.-С. 184-190.
  22. Содержание макроэлементов в крови у мальчиков-подростков города Иркутска / Загарских Е.Ю., Колесникова Л.И., Долгих В.В. и др. // Амбулаторно-поликлиническая практика- платформа женского здоровья Тез. Сборник тезисов - Москва, 2009.- С. 76.
  23. Проективные методы психологической оценки в процессе лечения подростков с андрологической патологией / О.В.Савчук, В.М.Поляков, Е.Ю. Загарских // Бюлл. ВСНЦ СО РАМН.- 2009.- №2.- С. 63-65.
  24. Результаты коррекции эндокринных форм бесплодия у мужчин / Е.Ю. Загарских, В.В. Долгих. А.Г.Черкашина// Андрология и генитальная хирургия.-2009.- № 2.- С.78-79.
  25. Репродуктивное здоровье мальчиков подростков промышленных центров иркутской области/ Е.Ю. Загарских, В.В. Долгих. А.Г.Черкашина// Репродуктивное здоровье детей и подростков.- 2009.-№ 4.- С. 74-77.
  26. Особенности перекисного окисления липидов и антиоксидантной защиты у мальчиков – подростков Иркутска / Л.И.Колесникова, С.И.Колесников, Е.Ю.Загарских и др. // Репродуктивное здоровье детей и подростков, 2009.- № 5. –С. 63-67.

Список сокращений:

ЛГ - лютеинизирующий гормон

ПРЛ - пролактин

Т3 - трийодтиронин

Т4 – тироксин,

Т4 свободный- свободный тироксин

Тс - тестостерон

ТТГ - тиреотропный гормон

ФСГ - фолликулостимулирующий гормон

АОА  - антиокислительная активность

АОЗ - антиоксидантная защита

Дв.св.  - двойные связи

Е  - -токоферол

КД-СТ  - кетодиены и сопряженные триены

МДА  - малоновый диальдегид

ПОЛ - перекисное окисление липидов

СОД  - супероксиддисмутаза

GSH  - глутатион восстановленный

GSSG  - глутатион окисленный

ОХС  - общий холестерол

ХСЛПВП  - холестерол липопротеидов высокой плотности

ХСЛПНП  - холестерол липопротеидов низкой плотности

ХСЛПОНП- холестерол липопротеидов очень низкой плотности

MGL – межличностная активность

SRD – средовая активность

UA – уровень напряженности

UN – уровень агрессивности

P – привязанность

S – зависимость

O – общение

U – управление

A – агрессивное поведение

D – демонстранивность

PRBR – способность к планированию

AKT – активность

PAS - пассивность




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.