WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ИльКаева Екатерина Николаевна

Медико-социальная значимость потери слуха

в трудоспособном возрасте и научное

обоснование методов профилактики

14.00.50 медицина труда


автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Москва 2009

Работа выполнена в Учреждении Российской академии медицинских наук научно-исследовательском институте медицины труда РАМН

Научный консультант

доктор медицинских наук

Прокопенко Людмила Викторовна

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор

член-корреспондент РАН, академик РАМН

Ушаков Игорь Борисович

Доктор медицинских наук, профессор

Потеряева Елена Леонидовна

Доктор медицинских наук, профессор

Симонова Надежда Ивановна

Ведущая организация

Московский областной научно-исследовательский клинический институт им. М.Ф. Владимирского (МОНИКИ)

Защита диссертации состоится « »  200  года в 11 часов на заседании диссертационного совета Д.001.012.01 в Учреждении Российской академии медицинских наук научно-исследовательском институте медицины труда РАМН по адресу 105275, г. Москва, проспект буденного, 31.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке НИИ медицины труда РАМН по адресу 105275, г. Москва, проспект буденного, 31

Автореферат разослан  "__"_______________200 года

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор биологических наук

Нина Борисовна Рубцова

Общая характеристика работы

Актуальность темы. Шум сопровождает человека с первых дней его жизни и является одним из наиболее распространенных неблагоприятных факторов производственной и окружающей среды.

По данным ВОЗ, в 2002 г. в мире насчитывалось не менее 250 млн. человек с нарушениями слуха, что составляет 4,2% от всей популяции земного шара, причем в последние годы отмечается рост частоты  поражений слуховой системы, особенно среди населения промышленных стран. [М.Р. Богомильский с соавт., 2006; Байраков В.И., 2007; Лунев В.П., 2007]. в России, по данным отечественных исследователей, к настоящему времени зарегистрировано свыше 240 тыс. инвалидов по слуху и более 13 млн. лиц с социально значимыми нарушениями слуха [С.Н. Пузин, Л.П. Гришина, И.С. Храмов, 2003; Байраков В.И., 2007; Лунев В.П., 2007].

Сложившаяся к настоящему времени в России демографическая ситуация в достаточно короткий срок может привести к реальному дефициту трудовых ресурсов, что будет объективно препятствовать созданию устойчивой финансово-экономической и ресурсной базы, дальнейшему экономическому развитию страны. Именно поэтому основой социальной политики Правительства Российской Федерации (РФ) на современном этапе является сохранение трудового потенциала страны, его профессионального здоровья и долголетия.

Важнейшую роль в комплексе факторов, влияющих на здоровье в трудоспособном возрасте, играют профессиональные риски: от 20 до 40% всех трудопотерь обусловлено заболеваниями, прямо или косвенно связанными с неудовлетворительными условиями труда, среди которых шум занимает одно из лидирующих мест. В настоящее время, как правило, наблюдается сочетанное воздействие шума на организм работающих в комбинации с вибрацией (общей и местной), загрязнением воздуха рабочей зоны вредными веществами и аэрозолями, неблагоприятным микроклиматом, высокой тяжестью и напряженностью труда и другими вредными факторами.

По данным Росстата, на начало 2007 г. в России только в таких отраслях как производство и распределение электроэнергии, строительство, транспорт и связь на работах с повышенными уровнями шума, ультра- и инфразвука работало свыше 2,6 млн. человек, причем доля этих рабочих мест в течение последних пяти лет остается практически стабильной.

Наиболее неблагоприятное, специфическое воздействие шум оказывает на слуховой анализатор, для которого является адекватным раздражителем. Длительное воздействие шума, превышающего гигиенические нормативы, приводит к развитию профессионального заболевания органа слуха – двусторонней нейросенсорной (сенсоневральной) тугоухости (НСТ) от воздействия шума, которая является одной из старейших проблем медицины труда.

В структуре профессиональной заболеваемости в РФ НСТ занимает около 17%, однако фактическая частота этой патологии среди работающего населения существенно ниже численности группы риска, которую составляют лица, подвергающиеся воздействию повышенных уровней шума в процессе труда.

В течение последнего десятилетия в России нейросенсрная тугоухость профессионального генеза выявляется у работников большинства отраслей экономики, однако наиболее важной проблема последствий воздействия производственного шума остается в гражданской авиации, горнорудной промышленности, машиностроении, нефтедобыче, нефтепереработке, нефтехимии, где накапливается большое количество нерешенных вопросов в отношении ранней диагностики, экспертизы связи заболевания с профессией и профилактики негативных последствий шумового воздействия на работников основных профессий [Горецкий О.С.  и др. 1995; Комаров Ф.И. и др., 1995; Бобровницкий И.П. и др. 1996; Булыко В.П. и др. 1996; Ушаков И.Б., Шалимов П.М. 1996; Стронгин Г.Л. и др. 1997; Измеров Н.Ф., Матюхин В.В. 2001; Синева Е.Л. и др., 2001; Волгарева А.Д., 2005; Бирюкбаева Г.Н. и др. 2008; Панкова В.Б. и др., 2008;  Родионов О.Н., 2009].

Следует отметить, что в целом теоретические аспекты проблемы профессиональной тугоухости могут быть отнесены к наиболее разработанным в медицине труда, что широко отражено на страницах как отечественной, так и зарубежной литературы [Бригидер В.И. 1990, Качаева И.М. 1991, Козак Н.С., 1989, Остапкович Е.Е. 1990, Перевозникова И.И., 1982, Сидоренко Ж.Т. 1991, Тарасова Л.А. 1988, Hay B. 1975, Taylor M. 1982, Аденинская Е.Е. 2003; Gopal KV, 2008;. Muluk N.B., Oguztrk O., 2008; Boccalon P et al., 2008].

К настоящему времени изучены вопросы клинической симптоматики и дифференциальной диагностики, экспертизы трудоспособности, реабилитации и прогнозирования профессиональной тугоухости, разработаны критерии профессиональной пригодности для работающих в условиях интенсивного производственного шума, выделены прогностические факторы риска развития НСТ при различных уровнях производственного шума [Панкова В.Б., Остапкович В.Е., 1991; Панкова В.Б., 1998; Подольская Е.В., 1990; Baker D. 1980 Evans W.A., 1982; Langdon T., 1986; Суворов Г.А. и др., 1991; De Barba M.C., Berger E.U., 1998; Brain C., 1989; Robinson D.N. 2007; Mc Donnell C., 2007; Shupak A et al., 2007; Rubak T. et al., 2007; Trost R.P., Shaw G.B., 2007 и др.].

Однако в  последние годы все большее внимание уделяется психосоциальным аспектам тугоухости, вызванной профессиональными факторами, которые, по мнению исследователей, определяют существующие трудности, как для ее профилактики, так и для реабилитации работников.

Человек со сниженным слухом значительно труднее адаптируется в социуме, ограничен в выборе образования и профессиональной деятельности, сталкивается со специфическими сложностями в межличностном общении не только в семье, но и в трудовом коллективе.

По мнению специалистов, для современного общества характерно искаженное восприятие проблем, связанным со слухом. В большинстве случаев тугоухость, возникшая в результате воздействия шума, не признается работниками как опасная, а их работодателями - как важная проблема со здоровьем. Как у работников, так и в обществе в целом формируется ложное представление о том, что эти проблемы встречаются редко и они сравнительно безобидны даже на шумных рабочих местах.

Таким образом, профессиональная тугоухость, с одной стороны, даже при значительном снижении слуха и глухоте, не считается (и не является) тяжелой клинической патологией, а с другой, - обладает повышенным психотравмирующим эффектом, отражается на социальном статусе работника, семье и всех ее членах, и требует от государства и семьи существенных материальных затрат на слуховые аппараты, обучение, организацию переобучения работников и т.д. Однако, высокая психосоциальная значимость шумовой тугоухости в полной мере не осознается ни работниом, ни работодателем, ни обществом [С.Н. Пузин, Л.П. Гришина, И.С. Храмов, 2003; Байраков В.И., 2007; Лунев В.П., 2007; Hetu R., 2008].

Одной из причин этого, по нашему мнению, является тот факт, что сам работник фактически полностью исключен из системы профилактики нарушений органа слуха в процессе труда. В общепринятом понимании последняя сводится к санитарно-гигиеническим мероприятиям по снижению шума, использованию средств индивидуальной защиты и проведению периодических медицинских осмотров, тогда как в вопросах сохранения здоровья, в том числе, слуха, важнейшее место принадлежит комплексу психосоциальных факторов, включая вопросы восприятия шума и нарушения слуха самим работником.

Особое место в структуре проблем профессиональной тугоухости принадлежит так называемым экстрауральным нарушениям здоровья работников, подвергающихся воздействию повышенных уровней шума. Теоретическая и экспериментальная база указанных проблем также достаточно полно проработаны еще в предшествующем столетии исследователями как отечественных, так и зарубежных научных школ [Андреева–Галанина Е.Ц. и др., 1972; Артамонова В.Г., 1973; Кончаловская Н.М., 1976; Почовут Л. В., 1988; Вермель А.Е. и др., 1990; Sbihi H., Davies H.W., 2008;]. Однако в отечественной медицине труда до настоящего времени не решены вопросы юридического статуса профессионально обусловленной патологии в целом, в том числе, и экстраауральных эффектов от воздействия производственного шума. Таким образом, несмотря на относительно глубокую разработанность многих теоретических проблем производственного шумового воздействия на организм человека, остаются недостаточно изученными психосоциальные аспекты проблемы и трактовка экстраауральных эффектов, что обусловило необходимость проведения настоящего исследования и определило его цель и задачи.

Цель исследования. Комплексная оценка медико-социальной значимости потери слуха в трудоспособном возрасте в современных условиях и научное обоснование методов профилактики.

Задачи исследования.

  1. Проанализировать динамику и отраслевые особенности формирования профессиональной заболеваемости вследствие воздействия производственного шума в РФ в современных условиях.
  2. Оценить факторы формирования нейросенсорной тугоухости профессионального генеза у членов экипажей воздушных судов гражданской авиации и шахтеров-угольщиков.
  3. Проанализировать клинические особенности развития и течения нкейросенсорной тугоухости у членов экипажей воздушных судов и шахтеров-угольщиков и выявить психосоциальные факторы, влияющие на  формирование профессиональной нейросенсорной тугоухости и степень снижения слуха.
  4. оценить медико-социальную значимость производственного и непроизводственного шума для работников различных видов экономической деятельности и его влияние на здоровье, самочувствие и работоспособность.
  5. исследовать значимость проблемы потери слуха в трудоспособном возрасте среди здоровых лиц и лиц с нарушениями слуха.
  6. Научно обосновать модель системы профилактики нейросенсорной тугоухости профессионального генеза в современных условиях.

Научная новизна и теоретическая значимость работы.

Установлено, что ежегодно выявляемое в настоящее время в России количество случаев нейросенсорной тугоухости не отражает фактического профессионального риска, определяемого численностью работников, занятых на работах с повышенным воздействием производственного шума и составляет не более 0,06% от группы риска. Впервые показано, что низкий уровень выявления нейросенсорной тугоухости наряду с недостаточным качеством периодических медицинских осмотров определяется комплексом психосоциальных факторов, включающих страх потери рабочего места и негативное отношение в социальных группах к лицам со сниженным слухом. Выявлена высокая распространенность гипертонической болезни среди членов экипажей воздушных судов гражданской авиации (43,3%) и шахтеров угольщиков (33,3%), имеющих нейросенсорную тугоухость. Показано статистически значимое влияние наличия гипертонической болезни у работника на развитие НСТ профессиональной этиологии и степень снижения слуха. Установлено, что статистическая значимость влияния гипертонической болезни на развитие и степень снижения слуха при сочетанном влиянии с напряженностью труда для летчиков и тяжестью труда для шахтеров многократно усиливается. Обоснована необходимость придания юридического и социального статуса гипертонической болезни как профессионально обусловленной патологии. Установлено, что потеря слуха в трудоспособном возрасте имеет чрезвычайно высокую медико-социальную значимость и приравнивается нормально слышащими людьми к потере не менее 60,0% «всего здоровья», а работниками со сниженным слухом - не менее чем к 70,0%. Разработана модель профилактики нейросенсорной тугоухости, которая базируется на принципах социального партнерства всех участников системы трудовых отношений. Обоснована необходимость закрепления обязательности диспансеризации работников из групп риска в медицинских регламентах и трудовом законодательстве.

Практическая значимость работы. По результатам исследования разработаны методические рекомендации по порядку и критериям установления связи заболевания органа слуха с профессией у лиц летного состава гражданской авиации (утв. зам. Министра здравоохранения и социального развития РФ В.И. Стародубовым 10.07.2007 г., № 5605-ВС), и методические рекомендации «метод ранней диагностики профессиональной тугоухости у работников нефтедобывающей и нефтехимической промышленности» (Рекомендованы Ученым Советом ФГУН «Федеральный научный центр им. Ф.Ф. Эрисмана», прот. № 6 от 30 мая 2007 г., Уфа, 2007). Результаты исследования используются в процессе диагностики нарушений органа слуха и экспертизы связи заболевания с профессией в клиниках НИИ медицины труда РАМН, Уфимского НИИ медицины труда и экологии человека, Ростовском областном центре профпатологии, а также в программах последипломного образования на кафедре медицины труда Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова, о чем в диссертации имеются соответствующие акты внедрения.

Апробация работы. Результаты диссертационного исследования доложены и обсуждены на: VI, VII Всероссийских конгрессах «Профессия и здоровье» (Москва, 2007, 2008); II и III Всероссийских съездах врачей-профпатологов (Москва, 2006; Новосибирск, 2008); IX международной научно-методической конференции «Современный российский менеджмент: состояние, проблемы, развитие» (Пенза, 2008); VII международной научно-практической конференции «медицинская экология» (Пенза, 2008); Республиканской научно-практической конференции с международным участием, посвящённой 50-летию РГКП «Национальный центр гигиены труда и профессиональных заболеваний» Министерства здравоохранения Республики Казахстан «Актуальные вопросы охраны здоровья работающего населения» (Караганда, 2008); Всероссийской конференции с международным участием «Реализация Глобального плана действий ВОЗ по здоровью работающих в РФ. Проблемы и перспективы» (Москва, 2009); заседании проблемной комиссии Научного совета по медико-экологическим проблемам работающих (Москва, 2009).

Личный вклад автора. Автором осуществлено планирование и проведение исследований, сформированы цель и задачи, определены объём и методы исследований, проведено психофизиологическое исследование работников, разработаны рекомендации для рабочих и врачей, участвующих в проведении ПМО, выполнены анализ и обобщение полученных результатов, подготовлены публикации. Автор лично участвовала в проведении ПМО работников, подвергающихся воздействию повышенных уровней производственного шума, и их обследовании в клинике. Личное участие автора в сборе и обработке материала - до 80%, в анализе и внедрении результатов исследования – до 90%.

На защиту выносятся следующие основные положения:

  1. Выявляемое в настоящее время количество случаев нейросенсорной тугоухости не отражает фактического профессионального риска, определяемого численностью работников, занятых на работах с повышенным воздействием производственного шума.
  2. высокая распространенность гипертонической болезни среди членов экипажей воздушных судов гражданской авиации и шахтеров угольщиков, имеющих нейросенсорную тугоухость, ее статистически значимое влияние на развитие профессионального нарушения органа слуха и усиление этой значимости при сочетании с напряженностью труда у летчиков и тяжестью туда у шахтеров требует отнесения ее к профессионально обусловленным заболеваниям с приданием необходимого юридического и социального статуса.
  3. Низкий уровень выявления нейросенсорной тугоухости наряду с недостаточным качеством периодических медицинских осмотров определяется комплексом психосоциальных факторов, включающих страх потери рабочего места, негативное отношение в социальных группах к лицам со сниженным слухом и фрустрацию работка вследствие снижения слуха.
  4. Потеря слуха в трудоспособном возрасте имеет чрезвычайно высокую медико-социальную значимость и приравнивается к потере не менее 60,0% «всего здоровья» нормально слышащими людьми и не менее 70,0% - работниками со сниженным слухом.
  5. Современная модель профилактики нейросенсорной тугоухости должна базироваться на принципах диспансеризации работников из групп риска с соответствующим закреплением этого тезиса в трудовом законодательстве и социальном партнерстве всех участников системы трудовых отношений.

Объём и структура работы. Диссертация изложена на 265 страницах компьютерной верстки и состоит из введения, обзора литературы, главы методов исследования, 6 глав собственных исследований, заключения, выводов и приложений. Диссертация проиллюстрирована 22 таблицами и 18 рисунками. Указатель литературы включает 288 источников, из них 108 отечественных и 180 иностранных авторов.

Содержание работы

Объекты, объем и методы исследования

В работе использованы гигиенические, социально-гигиенические, клинико-эпидемиологические и медико-статистические методы исследования. Для оценки индивидуального восприятия шума и психосоциальной значимости потери слуха в трудоспособном возрасте проведено анкетирование лиц трудоспособного возраста с использованием четырех специальных анкет, одна из которых была ориентирована на оценку значимости шума любого происхождения, вторая позволяла оценить значение потери слуха, третья – выявить индивидуальные особенности восприятия шума в процессе работы в производственной и непроизводственной сфере. Всего  опрошено 1418 человек в возрасте от 18 до 65 лет, в том числе 767 (54,1%) мужчин и 651 (45,9%) женщин. Из общего количества опрошенных 12,7% на момент опроса  жили и работали в Москве, 14,7% - в городе с населением более одного млн. человек, 8,7% - в городах от 300 до 500 тыс. человек, 35,8% - от 200 до 300 тыс. человек, 28% - от 100 до 200 тыс. человек. Средний возраст опрошенных составил 39,9±6,3 года, при этом 63,6% из них были в возрасте от 20 до 49 лет. По роду занятий опрошенные распределились следующим образом: рабочие – 32,3%, служащие, включая работников интеллектуального труда в народном образовании и здравоохранении, а также в гражданской авиации – 38,0%, работники сферы малого бизнеса (торговля и услуги населению) – 14,0%, взрослое население, не работающее на момент опроса, - 15,7%. К моменту опроса 60,4% респондентов имели стаж работы в своей профессии свыше 10 лет, средний стаж работы в когорте составил 15,4±5,8 лет. При проведении анализа в группе рабочих была выделена самостоятельная подгруппа слабослышащих лиц, которые, будучи инвалидами по слуху, работали на промышленном предприятии (100 человек). Четвертая анкета, по которой опрошено 150 человек, была предназначена для членов экипажей воздушных судов (ВС) гражданской авиации, имеющих нейросенсорную тугоухость (НСТ) различной степени. Проанализирована динамика, региональные и отраслевые особенности профессиональных заболеваний органа слуха в структуре всей профессиональной заболеваемости в стране за период с 2002 по 2007 г.г. 8877 впервые выявленных случаев). Для анализа взаимосвязи вероятности развития НСТ с факторами рабочей среды и рудового процесса выполнен анализ 1100 индивидуальных  санитарно-гигиенических характеристик условий труда работников, в том числе, 170 членов экипажей ВС, гражданской авиации, проходивших экспертизу связи заболевания с профессией в клинике НИИ медицины труда РАМН, а также 209 членов экипажей ВС и 806 шахтеров, проходивших экспертизу в Ростовском областном центре профпатологии. проанализированы результаты аттестации 75 рабочих мест летного состава ОАО "Авиационной компании "Трансаэро", использующей, преимущественно, воздушные суда последних поколений. Для решения экспертных вопросов о связи заболевания с профессией  проводили анализ профессионального маршрута по данным копии трудовой книжки, санитарно-гигиенической характеристики условий труда с указанием спектральной характеристики уровней шума и его эквивалентных уровней, данные выписки из амбулаторной карты с указанием перенесенных заболеваний и результатами исследования слуха при периодических медицинских осмотрах. Всем работникам, проходившим экспертизу, проводили тональную аудиометрию, надпороговую аудиометрию и тимпанометрию. По результатам исследований сформированы базы данных и выполнен анализ с использованием общепринятых методических подходов. В работе использованы общепринятые методы математической статистики, в том числе, дисперсионный анализ (Медик В.А. и др., 2000; Гельман В.Я., 2002; Петри А., Сэбин К., 2009). Графическое представление данных и математико-статистические расчёты осуществлялись с помощью IBM-совместимого компьютера с операционной системой MS Windows -2003 и выше и пакетами программ Excel 7.0, Access и Statistica 6.0. для количественной оценки апостериорного профессионального риска развития НСТ с учетом профессии и стажа работы шахтеров использована математическая модель, предложенная Пиктушансой Т.Е [Пиктушанская Т.Е., 2009].

Результаты исследования и их обсуждение

Изучение динамики профессиональной заболеваемости в Российской Федерации (РФ) за период с 2002 по 2007 г.г. показало, что доля НСТ в общей структуре профессиональной заболеваемости в 2007 г. составила 17,0%, а в структуре профессиональных заболеваний, вызванных воздействием физических факторов, удельный вес НСТ стабильно выше 40,0%. Ежегодное число вновь выявленных профессиональных нарушений органа слуха колебалось в течение анализируемого периода от 1283 (2003 г.) до 1746 (2007 г.), что не превышает 0,06% от названного выше официально зарегистрированного в стране общего числа работников, подвергающихся воздействию повышенных уровней шума (2,6 млн. чел.; Онищенко Г.Г., 2007). Даже если допустить, что группа стажированных работников, подвергающихся воздействию наиболее высоких уровней, не превышает 10% от общей численности лиц, на которых действует шум на рабочем месте, то и тогда число впервые выявляемых в стране случаев НСТ профессиональной этиологии составит лишь 0,7% от их количества, что явно реальной вероятности развития НСТ.

В течение 2002 – 2007 г.г НСТ в РФ была диагностирована у работников 64 отраслей экономики, вклад которых в формирование НСТ неравнозначен. Абсолютное большинство всех случаев НСТ (78,5%) приходится на четыре производственные группы, объединенные по отраслевому признаку: машиностроение, доля которого составляет более четверти от всех случаев, зарегистрированных в стране, добычу угля (22,4%), транспорт (18,8%), а также черную и цветную металлургию (10,8%). Еще семь групп отраслей  в совокупности дают 21,5% случаев НСТ, а на оставшиеся 20 отраслей экономики, где регистрируются спорадические случаи профессиональных поражений органа слуха, приходится чуть более 3,0% (таблица 1).

Группа, объединенная под общим названием «Машиностроение», включает 14 подотраслей: тяжелое, энергетическое, транспортное, химическое, нефтяное, общее, тракторное, строительно-дорожное машиностроение, станкостроение, судостроение, машиностроение для легкой и пищевой промышленности, производство металлических конструкций и изделий, а также автомобильную и авиационную промышленность.

Таблица 1 - Отраслевая структура профессиональной заболеваемости (ПЗ)

НСТ (НСТ) в РФ, средние показатели за 2002 – 2007 г.г., %

Отрасль экономики

Абсолютное число случаев НСТ

вклад отрасли

в общее число НСТ в РФ

доля НСТ

в структуре всей ПЗ в отрасли

вклад

отрасли

общую ПЗ в РФ

Машиностроение

2352

26,5±1,1

23,0±1,1

17,1±1,0

Добыча угля

1988

22,4±0,9

12,8±0,7

26,0±0,9

Транспорт

1669

18,8±1,8

54,5±2,3

5,1±1,0

Черная и цветная металлургия

959

10,8±0,8

21,9±1,1

15,1±1,0

Сельское и лесное хозяйство

453

5,1±0,7

7,0±0,8

10,7±1,0

Нефтедобыча, переработка, газовая,

нефтехимическая, химическая

320

3,6±1,1

31,5±2,7

3,3±1,0

Строительство и производство

строительных материалов

266

3,0±0,7

7,4±1,1

6,1±1,0

Электроэнергетика

249

2,8±1,6

34,1±4,6

1,2±1,1

Легкая, текстильная, пищевая

213

2,4±1,1

16,0±2,6

2,2±1,1

Лесозаготовительная, деревообрабатывающая, целлюлозно-бумажная

133

1,5±1,0

12,4±2,6

1,8±1,1

Прочие отрасли

275

3,1±0,5

20,0±1,3

11,2±1,0

Российская Федерация

8877

100,0

15,1±1,1

100,0

Лидируют в этом перечне автомобильная промышленность, в которой зарегистрирована треть от всех случаев НСТ, накопленных в машиностроении, и авиационная промышленность, на долю которой приходится 24,1%. Далее со значительным отрывом следуют тракторное машиностроение, судостроение  и строительно-дорожное машиностроение.

В группе «Транспорт» ведущее место принадлежит авиационному транспорту, на который приходится около 90% всех «транспортных» случаев НСТ. У работников автотранспорта их зарегистрировано лишь чуть более 4,0%, и еще меньшую долю занимают работники речного морского и железнодорожного транспорта. В черной металлургии регистрируется вдвое больше случаев НСТ (66,0%), чем в цветной (34,0%).

За анализируемый период НСТ была диагностирована у представителей 329 различных профессий, которые объединены в зависимости от характера и условий труда в пять основных групп, охватывающих три четверти всех профессиональных нарушений органа слуха. На первом месте (27,5%) оказались работники авиационного транспорта, прежде всего, летающие на ВС. Эта группа состоит из 2441 человек и включает 26 профессий (должностей), в том числе, пилота (летчика), командира воздушного судна, штурмана, бортрадиста, бортпроводника, инженера бортового, бортмеханика и других специалистов, подвергающихся шуму авиационных двигателей непосредственно в полете. Наземные службы обслуживания авиационной техники представлены всего тремя профессиями: авиационным техником (механиком), слесарем по ремонту летательных аппаратов и слесарем по ремонту авиационных двигателей. В целом в гражданской авиации профессиональная заболеваемость в последнее десятилетие возросла более чем в 8 раз, что особенно заметно на фоне относительно стабильного и даже снижающегося уровня всей выявляемой профессиональной заболеваемости в РФ (рисунок 1).

Вторая группа была составлена из рабочих, занятых на подземных работах предприятий угольной промышленности, черной и цветной металлургии (ранее часть предприятий относилась к горнорудной промышленности). Это чаще всего горнорабочие, крепильщики, проходчики, стволовые, взрывники, машинисты подземных установок и др. (таблица 2). 

       Рисунок 1 - Динамика профессиональной заболеваемости

в гражданской авиации, на 10 тыс. работающих

       

Таблица 2 - Распределение случаев НСТ в РФ по видам работ и профессиям, средние показатели за 2002 – 2007 г.г.

Виды работ

Случаев НСТ

Примеры профессий

абс. число

%

Работа на воздушных

судах и их обслуживание

2441

27,5±0,9

26 профессий: пилот (летчик), командир воздушного судна, штурман, бортрадист, бортпроводник, авиационный техник (механик) и др.

Шахтная добыча

полезных ископаемых

2033

22,9±0,9

27 профессий: горнорабочий, крепильщик, проходчик, стволовой, взрывник, машинист подземных установок, электрослесарь подземный и др.

Работа на стационарных машинах, механизмах, установках и их обслуживание

1518

17,1±1,0

85 профессий: машинист крана, машинист компрессорной (насосной), буровой установки, наладчик, слесарь-наладчик, слесарь-ремонтник, механик и др.

Работа на автомобилях

и других самоходных машинах

1039

11,7±1,0

31 профессия: водитель автомобиля, погрузчика, автогрейдера, бульдозера, автокрана, экскаватора, цементировочного агрегата, тракторист, машинист, моторист, слесарь по ремонту автомобилей и др.

Сборочные и испытательные работы

в машиностроении

692

7,8±1,0

22 профессии: слесарь-сборщик, сборщик-клепальщик, оператор клепальных автоматов, механик экспериментальных стендов, слесарь-испытатель и др.

Прочие

1154

13±1,0

138 профессий

Итого

8877

100,0

329 профессий

Третья крупная профессиональная группа представлена рабочими, занятыми на различных стационарных машинах, механизмах и установках, генерирующих шум высокой интенсивности: технологических компрессорах, насосах, буровых установках, молотах, прессах, агрегатах и др.

       Четвертую группу составили работники наземного и водного транспорта, включая спецтехнику и самоходные машины. Лидируют в этой группе трактористы (25,3%) и водители автотранспорта (21,8%). Железнодорожный транспорт (4,8%) представлен тремя профессиями (составитель поездов, машинист и помощник машиниста тепловоза), и три профессии в речном транспорте (4,5%): электромонтажник судовой, судокорпусник-ремонтник, капитан-механик.

Наконец, пятую из основных выделенных профессиональных групп составили рабочие, занятые на сборочных и испытательных работах в машиностроении, причем, преимущественно в авиационной промышленности, т.е. в самолето- и вертолетостроении, а также в производстве авиационных двигателей. Ключевыми профессиями здесь являются сборщик, сборщик-клепальщик, слесарь-сборщик, слесарь-испытатель. Остальные 1154 человека относились к 138 различным профессиям, из которых можно выделить только кузнецов-штамповщиков (82 человека), котельщиков (72 человек) и газорезчиков (56 человек), все другие профессии были представлены группами из 5 – 25 работников. Абсолютное большинство среди лиц с впервые установленным профессиональным заболеванием принадлежит рабочим. Инженерно-технический персонал составляет большинство лишь в авиационном транспорте.

Как правило, НСТ диагностируется у работников-мужчин. У женщин она встречается в единичных случаях среди бортпроводников авиационного транспорта, ткачей, рабочих-станочников и в некоторых других профессиях. Средний возраст профессиональных больных с впервые выявленной НСТ составил 54,1±5,6 года (в когорте всех профессиональных больных - 49±3,5 лет). Мода возрастного распределения работников с НСТ приходится на возрастную группу 55 – 59 лет (31,8%), а в целом на долю лиц старше 50 лет приходится 76,6% от всех впервые выявленных случаев. Средний стаж работы, при котором было выявлено профессиональное заболевание, у лиц с НСТ составляет 24,1±7,8 лет (в когорте всех профессиональных больных – 23,8±3,2 года). У 88,7% работников установление связи заболевания с профессией было проведено при стаже работы более 20 лет, а чаще всего (в 27,8% случаев) заболевание выявлялось при стаже 30 – 34 года. Иными словами, в абсолютном большинстве случаев НСТ диагностируется перед, либо сразу после выхода пенсию, особенно, если учесть, что значительная часть названых выше профессий, определяющих структуру НСТ в стране, дает право на досрочную пенсию по старости в связи с вредными условиями труда. В наиболее молодых возрастных группах до 35 лет при стаже работы менее 10 лет НСТ была диагностирована у машинистов котельных, машинистов экскаваторов, электрогазосварщиков и электромонтеров по обслуживанию оборудования. В стажевой группе 10 – 14 лет преобладали работники авиационного транспорта.

       Анализ санитарно-гигиенических характеристик работников, направленных на экспертизу связи заболевания с профессией, показал, что в гражданской авиации основную профессиональную группу работников с повышенным риском развития НСТ составляют экипажи воздушных судов (ВС). Из общего количества (378 человек) членов экипажей воздушных судов гражданской авиации, обратившихся в клинику НИИ медицины труда  РАМН и Центр профпатологии Ростовской области, 64,5% (243 человека) были пилотами, 82,3% среди которых одновременно являлись командирами воздушного судна; 20,8% (79 человек) составили бортмеханики и бортинженеры; следующее место в структуре заняли штурманы самолетов с удельным весом 12,1% (46 человек); 1,9% приходится на бортрадистов (7 человек) и в единичных случаях (4 человека, 1,0%) встречаются бортпроводники.

На членов летных экипажей воздушных судов постоянно воздействует широкополосный шум с преобладанием энергии на средних и высоких частотах. Применяемая в полете авиационная гарнитура способствует некоторому снижению уровня звука, проникающего к органу слуха  члена экипажа непосредственно из кабины самолета. Вместе с тем, авиагарнитуры нельзя рассматривать только как средства защиты от шума, поскольку они сами являются источниками дополнительной акустической нагрузки  на орган слуха членов экипажей воздушных судов за счет радиообмена и помех эфира, которые зависят от маршрута и профиля полета. Фактический эквивалентный уровень шума на рабочем месте существенно зависит от величины полетного времени, которое определяется структурой работы летных экипажей (вахтовый режим работы) и межрейсовых перерывов, а также динамикой полета, вследствие чего при одинаковых типах воздушных судов и акустических характеристиках авиационных гарнитур его значения могут заметно различаться.

В настоящее время в соответствии с МУ 4.3.2231-07 «Оценка акустической нагрузки в кабинах воздушных судов при составлении санитарно-гигиенической характеристики условий труда летного состава гражданской авиации» и Методическими рекомендациями по порядку и критериям установления связи заболевания органа слуха с профессией у лиц летного состава гражданской авиации (2007), к санитарно-гигиеническим характеристикам летного состава прилагаются расчетные данные о ежемесячном фактическом полетном времени с отнесением его к норме полетного времени и последующим расчетом коэффициента относительной экспозиции производственного (внутрикабинного авиационного) шума в кабине воздушного судна за анализируемый год. На большинстве отечественных воздушных судов при использовании авиагарнитуры типа АГ-2 эквивалентные уровни шума для члена экипажа при ведении переговоров в эфире значительно превышают нормативные значения. Лишь в воздушных судах современных поколений при использовании новых типов гарнитур эквивалентные уровни шума для членов экипажа могут быть более низкими и приближаться к предельно допустимым величинам, либо не достигать их (таблица 3).

Таблица 3 – Характеристики производственного шума членов экипажей воздушных судов при использовании различных типов авиациионной гарнитуры

Тип ВС

Уровень звука в кабине ВС, дБА

Тип АГ

Акустическая эффективность АГ, дБА

Уровни звука с учетом АГ, дБА

Уровни звука при активном прослушивании эфира, дБА

Эквивалентный уровень звука, дБА

Превышение нормы, дБ

Ан-12

102

АГ-2

0,85

102,85

106,85

108,47

28,47

Ан-24

92

АГ-2

0,85

92,85

104,85

106,47

26,47

Ан-26

92

АГ-2

0,85

92,85

104,85

106,47

26,47

Як-40

86

АГ-2

0,85

86,85

97,85

98,42

18,42

ТУ-134А

89

АГ-2

0,85

89,85

101,85

92,25

12,25

ТУ-154М

77

ГСШ-А-18

-6,02

70,98

82,98

77,1

-2,90

Ил-14

89

АГ-2

0,85

89,85

101,85

95,05

15,05

Ил-18

84

АГ-2

0,85

84,85

96,85

99,42

19,42

ИЛ-86

81

АГ-2

0,85

81,85

90,85

91,43

11,43

Ил-96

77

ГСШ-А-18

-6,02

70,98

82,98

74,83

-5,17

Б-767

77

НМЕ1410КА

- 0,4

76,6

88,6

83,68

3,68

Согласно представляемым санитарно-гигиеническим характеристика, кроме производственного шума в комплекс вредных производственных факторов экипажей воздушных судов входит повышенная напряженность труда, уровень которой чаще всего, соответствует классу 3.3 согласно Р 2.2.2006-05. В кабинах вертолетов помимо шума на членов экипажа воздействует общая вибрация, эквивалентный корректированный уровень которой по величине виброускорения достигает 115,1 – 112 дБ.

В комплексе вредных факторов рабочей среды и трудового процесса шахтеров-угольщиков производственный шум занимает второе место по значимости после загрязнения воздуха рабочей зоны угольной пылью. Уровни производственного шума на рабочих местах шахтеров-угольщиков практически во всех случаях значительно (на 17 – 25 дБА) превышают предельно допустимый (таблица 4).

Таблица 4 – Уровни шума на рабочих местах шахтеров-угольщиков (по данным Пиктушанской Т. Е., 2009)

Используемое оборудование, рабочие места

и производственные операции

Уровни шума

на рабочих местах, дБА

Струговые установки

92 - 104

Перфораторы

120

Электросверла

97

Кабины проходческих комбайнов

97

Какабиныэлектровоза

90 - 95

При взрывах

100 - 105

помимо воздействия шума условия труда шахтеров характеризуются загрязнением воздуха рабочей зоны промышленными аэрозолями (3.3 – 3.4), неблагоприятным микроклиматом (3.2), повышенной тяжестью труда (3.2 – 3.3), ограниченностью пространства при выполнении рабочих операций, обусловливающей вынужденные рабочие позы, а также риском для жизни, связанной с высокой аварийностью и взрывоопасностью, которая индуцируется наличием взрывных и суфлярных (естественных) газов и формирует повышенный уровень напряженности труда шахтеров. Однако напряженность труда шахтеров заметно ниже, чем членов летных экипажей, поскольку у шахтеров она обусловлена, преимущественно, риском для жизни, связанным с высокой аварийностью и взрывоопасностью, тогда как у членов воздушных экипажей помимо риска для жизни и ответственности за безопасность других лиц имеет место высокая степень напряженности по показателям интеллектуальных, эмоциональных и сенсорных нагрузок (таблица 5).

Таблица 5 - Оценка напряженность труда членов воздушных экипажей и горнорабочих

Показатель

Характеристика показателя (класс условий труда по Р 22.2006-05)

Пилот

Горнорабочий

1. Интеллектуальные нагрузки

1.1. Содержание работы

Эвристическая (творческая) деятельность, единоличное руководство в сложных ситуациях (3.2)

Решение простых задач по инструкции (2)

1.2. Восприятие сигналов (информации) и их оценка

Восприятие сигналов с последующей комплексной оценкой связанных параметров (3.2)

Восприятие сигналов с последующей коррекцией действий и операций (2)

1.3. Распределение функций по степени сложности задания

Контроль и предварительная работа по распределению заданий другим лицам (3.2)

Обработка и выполнение задания (1)

Продолжение таблицы 7

1.4. Характер 

выполняемой работы

Работа в условиях дефицита времени и информации с повышенной ответственностью за конечный результат (3.2)

Работа по установленному графику (2)

2. Сенсорные нагрузки

2.1 Длительность сосредоточенного наблюдения, % времени смены

Более 75

(3.2)

До 25

(1)

2.2. Плотность сигналов и сообщений в среднем за 1 ч. работы

176 – 300

(3.1)

До 75

(1)

2.3. Число объектов одновременного наблюдения

Более 25

(3.2)

До 5

(1)

2.6. наблюдение за экранами видеотерминалов, % времени смены

51 – 75

(3.1)

До 2

(1)

2.7. Нагрузка на слуховой анализатор

Разборчивость слов и сигналов от 70 до 50 % (3.1)

Разборчивость слов и сигналов от 70 до 50 % (3.1)

3. Эмоциональные нагрузки

3.1. Степень ответственности за результат собственной деятельности.

Несет ответственность за функциональное качество конечной работы. Влечет повреждение оборудования, остановку технологического про-

Несет ответственность за функциональное качество вспомогательных работ. Влечет дополнительные

Значимость ошибки.

цесса, может возникнуть опасность для жизни (3.2)

усилия руководства (2)

Продолжение таблицы 5

3.2. Степень риска для собственной жизни

Вероятна (3.2)

Вероятна (3.2)

3.3. Степень ответственности за безопасность других лиц

Возможна (3.2)

Возможна (3.2)

5.1. Фактическая продолжительность рабочего дня

10 – 12

(3.1)

10 – 12 ч

(3.1)

5.2. Сменность работы

Трехсменная работа (работа в ночную смену) (3.1)

Нерегулярная сменность с работой в ночное время (3.2)

5.3. Наличие регламентированных перерывов и их продолжительность

Перерывы регламентированы, достаточной продолжительности (1)

Перерывы не регламентированы и недостаточной продолжительности (3.1)

Общая оценка напряженности труда

3.1 – 4, 3.2 – 9;

класс 3.3

3.1 – 3, 3.2 – 3;

класс 3.1

Таким образом, у шахтеров производственный шум занимает одно из ведущих мест в структуре сложного комплекса вредных факторов рабочей среды и трудового процесса наряду с загрязнением воздуха рабочей зоны аэрозолями фиброгенного действия, неблагоприятным микроклиматом и высокой тяжестью труда на фоне повышенной напряженности. У членов экипажей воздушных судов гражданской авиации шум является практически единственным реально воздействующим (учитываемым) вредным фактором рабочей среды, но при этом он сочетается с чрезвычайно высокой напряженностью труда.

В процессе ПМО в Ростовском областном центре профпатологии НСТ профессиональной этиологии была впервые выявлена у 693 шахтеров-угольщиков, при этом частота ее выявления была различной в зависимости от профессии и в среднем составляла 11,02±0,10 на 1000 осмотренных. Поскольку число осмотренных в процессе периодического медицинского осмотра практически равно числу работающих в соответствующих профессиях, представленные выше величины можно рассматривать как показатели профессионального риска нарушения органа слуха у рабочих-угольщиков, величина которого (1,5·10–2 - 1,7·10–2) является очень высокой и относится к градации недопустимого (таблица 6).

Таблица 6 – Частота впервые выявленной НСТ у шахтеров-угольщиков различных профессий, %

Профессия

Частота НСТ, М±m,

на 1000 осмотренных

Апостериорный риск потери слуха в процессе труда

Горнорабочие очистного забоя (ГРОЗ)

15,4±1,0

1,5*10-2

Проходчики

17,242±1,4

1,7*10-2

Взрывники

5,3±1,3

0,5*10-2

Машинисты электровоза

4,8±0,3

0,5*10-2

Горнорабочие подземные

3,2±0,4

0,3*10-2

Прочие

11,5±0,4

1,2*10-2

Все профессии

11,0±0,1

1,1*10-2

При клиническом обследовании экспертных больных отоскопическая картина характерных признаков не имела, однако, в ряде случаев (12,8%) были отмечены изменения барабанной перепонки в виде втяжения, мутности, инъекции сосудов рукоятки молоточка, изменения упругости. По данным тимпаномертии, наиболее распространенными (68,6%) являются тимпанограммы типа А с четкой пикообразной вершиной симметричной формы, но с пиком подвижности, смещенным в сторону отрицательного давления (от – 15 до – 35 декаПА). При этом в стажевой группе до 20 лет  среднее смещение подвижности составило 19,7, а среди лиц со стажем более 20 лет – 28,6 декаПА. Особенностью тимпанограмм второго типа (31,4%) является их некоторое уплощение при смещении пика подвижности также в сторону отрицательного давления. Среднее снижение амплитуды пика в первой стажевой группе составило 0,6, во второй – 0,4 см.

При аудиометрическом исследовании у большинства экспертных больных имела место круто нисходящая кривая с первоначальным «провалом» (наибольшим повышением порога) на частоте 4000Гц слуха и постепенным повышением порогов слуха на 2000, 1000, 500 Гц. Как костное, так и воздушное звукопроведение были нарушены в одинаковой степени по всему диапазону звуковых частот, т.е. костно-воздушная диссоциация отсутствовала, что является типичным признаком НСТ шумового генеза. С увеличением стажа работы наибольшая потеря слуха регистрировалась в области высоких частот - 4000, 6000, 8000Гц.

Из общего количества членов воздушных экипажей, которым была проведена экспертиза связи заболевания с профессией, при проведении тональной пороговой аудиометрии в 26,9% случаев было выявлено повышение порогов слуха в области восприятия речевых частот свыше 30 дБ, а на частоте 4000 Гц – более 70 дБ, что при шепотной речи на расстоянии менее двух метров явилось основанием для установления НСТ III степени со значительной степенью снижения слуха. В 58,3% случаев выявлено повышение порога слуха в области восприятия речевых частот находилось в диапазоне от 21 до 30 дБ, а на частоте 4000 Гц достигало 70 дБ, что при шепотной речи до четырех метров соответствовало умеренной степени снижения слуха (II степень). У остальных (14,8%) было выявлено повышение порога слуха в области восприятия речевых частот от 11 до 20 ДБ, на частоте 4000 Гц – до 65 дБ при шепотной речи до четырех метров, что позволило диагностировать НСТ с легкой степенью снижения слуха (I степень).

У шахтеров в 47,2% случаев было установлено снижение слуха легкой, в 35,9% - умеренной и в 21,3% - значительной степени, т.е. среди летного состава гражданской авиации чаще встречаются более выраженные степени снижения слуха. Таким образом, экспертиза связи НСТ с профессией у работников воздушных судов более чем в 85,0% случаев проводится на поздних стадиях развития профессионального заболевания. У шахтеров этот показатель заметно ниже и составляет около 57,0%, что свидетельствует о своевременности и более высоком качестве проведения периодических медицинских осмотров среди шахтеров по сравнению с работниками авиационного транспорта.

У абсолютного большинства шахтеров, занятых подземной добычей угля, диагноз «НСТ» был вторым профессиональным заболеванием при одновременном наличии профессионального поражения системы органов дыхания (силикоз, профессиональный бронхит), либо костно-мышечной и периферической нервной систем, в том числе, вибрационной болезни. У членов воздушных экипажей этот диагноз был единственным профессиональным заболеванием. Известно, что шум, являясь общебиологическим раздражителем, помимо нарушений слуха вызывает целый спектр экстраауральных изменений со стороны других органов и систем.

У летного состава и шахтеров-угольщиков НСТ во многих случаях сочеталась с наличием хронических неинфекционных заболеваний, в структуре которых ведущее место принадлежит артериальной гипертензии, а также болезням органов пищеварения, эндокринной системы и обмена веществ. Среди всех работников гражданской авиации, обследованных в клинике НИИ медицины труда РАМН и в Ростовском областном центре профпатологии, в 43,3% сопутствующим диагнозом была гипертоническая болезнь, в 19,2% - язвенная болезнь 12-перстной кишки и в 7,7% - болезни эндокринной системы и обмена веществ, которые включают тиреотоксикоз, сахарный диабет, а также алиментарное ожирение. Суммарная распространенность психосоматических заболеваний у членов экипажей ВС достигает 70%. Среди шахтеров-угольщиков с НСТ гипертоническая болезнь встречалась в 33,3% случаев, тогда как язвенная болезнь 12-перстной кишки и заболевания эндокринной системы были единичными (менее 5,0% в совокупности). Коэффициент корреляции между частотой гипертонической болезни и степенью снижения слуха у членов воздушных экипажей равен 0,69, у шахтеров – 0,65.

Частота гипертонической болезни (ГБ) у членов экипажей воздушных судов, имеющих НСТ, достоверно выше, чем у шахтеров, но у шахтеров она развивается при вдвое меньшем стаже работы. В то же время, артериальная гипертензия (АГ) и у шахтеров, и у лиц летного состава формируется существенно раньше, чем НСТ, причем как для возраста, так и для стажа работы по профессии указанные различия являются статистически значимыми (таблица 7).

Таблица 7 – Средние показатели возраста и стажа работы, при которых у работников впервые диагностированы НСТ и АГ

Профессиональная группа

Распространенность ГБ среди лиц с НСТ

Средний возраст при

диагностике, лет

Средний стаж работы при

диагностике, лет

НСТ

АГ

НСТ

АГ

Члены экипажей ВС

43,3±1,7*

**62,7±8,8

44,5±3,9

**38,8±8,7

21,2±3,2*

Шахтеры-угольщики

33,3±3,4*

**50,5±6,4

35,6±4,5

**23,8±6,2

10,4±3,3*

Примечание. Различия статистически достоверны, р< 0,05, между: * -членами экипажей воздушных судов и летчиками; ** - между НСТ и АГ.

       С целью сравнительного анализа значимости различных факторов для формирования НСТ профессиональной этиологии и степень снижения слуха проведен дисперсионный анализ, в котором в качестве зависимой переменной взята степень снижения слуха, а в качестве независимых переменных, т.е. влияющих факторов – различные показатели, включая возраст, стаж работы, уровень воздействия шума, тяжесть и напряженность труда, а также наличие у работника тех или иных заболеваний, которые либо рассматриваются как экстраауральные эффекты (гипертоническая болезнь), либо относятся к группе психосоматических заболеваний и могут быть обусловлены повышенным нервно-эмоциональным напряжением на работе (гипертоническая болезнь, язвенная болезнь желудка и 12-перстной кишки, тиреотоксикоз, нейродермит, ревматоидный артрит, бронхиальная астма, неспецифический язвенный колит и др.) [Крдуэлл М., 2002].

Дисперсионный анализ показал, что для уровня воздействующего шума выявлена лишь тенденция к влиянию на степень снижения слуха, что, по-видимому, может объясняться тем, что в анализируемой группе находились только работки с уже диагностированной НСТ от воздействия шума, т.е. шум во всех случаях был довольно высоким (таблица 8).

Таблица 8 – Результаты дисперсионного анализа влияния различных факторов на степень снижения слуха у членов экипажей воздушных судов и шахтеров-угольщиков, имеющих НСТ профессиональной этиологии

Влияющий  фактор

(независимая переменная)

Уровень значимости критерия Фишера при оценке вероятности влияния независимой переменной на степень снижения слуха (зависимая переменная)

члены экипажей

воздушных судов

шахтеры-угольщики

Уровень воздействия шума

0,05213

0,05132

Стаж работы в профессии

0,01645**

0,02352*

Возраст

0,03563*

0,04916*

Напряженность труда

0, 00082***

0,09780

Тяжесть труда

0,11134

0,00456**

Наличие другого профессионального заболевания

0,31231

0,03987*

Наличие гипертонической болезни

0,02123*

0,04912*

Сочетание напряженности труда и гипертонической болезни

0,00112*

0,04710*

Сочетание тяжести труда и гипертонической болезни

0,09324

0,00216*

Наличие язвенной болезни

12-перстной кишки

0,04913*

0,23451

Наличие всех учтенных психосоматических заболеваний

0,00147**

0,04653*

Среди остальных учтенных факторов для летчиков набольшая значимость получена для напряженности труда и наличия того или иного психосоматического заболевания. При этом статистически значимое влияние подтверждено для  стажа работы и возраста. У шахтеров значимость напряженности труда заметно ниже, чем у членов экипажей воздушных судов, однако также статистически достоверна. Кроме того, у них очень высокая достоверность получена для значимости влияния степень нарушения слуха тяжести труда и наличия других, помимо НСТ, профессиональных заболеваний. В отличие от летчиков, для шахтеров менее значимыми оказались психосоматические заболевания (например, для язвенной болезни статистически достоверный уровень значимости не получен), однако наличие гипертонической болезни достоверно влияет на формирование и степень выраженности потери слуха вследствие воздействия производственного шума. Сочетание гипертонической болезни с напряженностью труда для летчиков и с тяжестью труда для шахтеров существенно усиливает статистическую значимость их влияния на формирование НСТ и степень снижения слуха.

Согласно результатам опроса, более половины из 1418 опрошенных (55,3%) оценили шум на своем рабочем месте как очень сильный и сильный; 38,9% полагает, что на них действует умеренный шум, 4,8% респондентов расценивает его как слабый и только 1,1% считает, что производственный шум на рабочем месте отсутствует. На каждого четвертого работника шум действует в течение всего рабочего дня, 39,4% испытывает его влияние большую часть смены 21,6% - не более половины смены и только 13,8% - кратковременно, менее одного часа за смену.

Среди членов экипажей ВС субъективная оценка шума в кабине самолета и интенсивности шумовых помех с НСТ носит более оптимистический характер по сравнению с объективными данными: от 15,0 до 33,0% опрошенных в зависимости от типа самолета оценивает имеющийся в кабине шум как не раздражающий, либо мало раздражающий. Доля тех, кто расценивает этот шум как мешающий работе, колеблется от 51,0% среди летающих на самолетах типа Ан-12 (14, 26), до 14,0% у тех, кто летает на Ил-86. В среднем около 5,0% опрошенных летчиков оценило шум в кабине как непереносимый (плохо переносимый, постоянно раздражающий).

Самооценка интенсивности шума на рабочем месте хорошо коррелирует с характером его индивидуального восприятия: 6,7% работников с трудом переносит действующий на них шум на рабочем месте, для 32,8% он крайне неприятен и является причиной постоянного раздражения, 38,0% опрошенных связывает с шумом ощущение легкого утомления, 18,5% считает, что шум им не мешает, и 4,0% работников не ощущает (не осознает) шума при его наличии. Коэффициент корреляции между интенсивностью шума и характером его восприятия r=0,88.

Судя по самооценке степени усталости и темпов восстановления после рабочего дня, у большинства из опрошенных работников тяжесть и напряженность труда являются умеренными: 66,2 всех респондентов устает только к концу рабочего дня, 16,0% не устает, или почти не устает на работе. Вместе с тем, 14,7% респондентов ощущает усталость к началу обеденного перерыва, а 3,2% испытывают ее уже вскоре после начала работы. Соответственно, каждый десятый (11,5%) восстанавливает свои силы практически сразу после работы, а 71,2% работников для восстановления необходимо от одного до четырех часов. Однако у 11,3% работников ощущение, что они полностью отдохнули, возникает только к началу следующего рабочего дня, а у 5,9% опрошенных усталость не проходит и к этому времени. Коэффициенты корреляции между самооценкой уровня шума и продолжительностью его воздействия в течение смены, степенью усталости к концу рабочего дня и темпом восстановления соответственно r=0,52; r=0,60; r=0,66.

Бытовые условия опрошенных типичны для современного городского работающего населения страны: 66,0% из них живет в многоквартирных домах, 16,1% - в малоквартирных домах с числом квартир не более восьми и почти столь же (17,9%) – в отдельных домах частной застройки в городе или ближнем пригороде. Практически половина жилья, по мнению опрошенных, имеет неудовлетворительные характеристики по показателям звукоизоляции: 13,8% респондентов оценили дневной шум в квартире как очень сильный, слышимый постоянно и мешающий домашней работе и отдыху. Еще в 33,5% квартир шум днем оценен как сильный, хотя жильцы его не всегда замечают, поскольку за долгие годы привыкли. Лишь каждое шестое жилье (15,2%) днем и каждое пятое ночью (18,8%) удовлетворяют требованиям комфортного пребывания в отношении проникающего шума, который не мешает ночному сну и позволяет нормально отдыхать и работать в дневное время. Более половины всех опрошенных (54,5%) вынуждены принимать какие-либо меры по снижению уровня шума в жилище, причем для 13,6% это специальные мероприятия по герметизации оконных проемов и звукоизоляции стен и потолков, а 1,7% респондентов даже сменили жилье на другой район из-за слишком сильного шума в квартире.

Среди тех работников, которые оценили шум на рабочем месте как умеренный, сильный и очень сильный, бытовой шум периодически беспокоит 28,6%, еще в 6,3%  квартир он мешает жильцам постоянно и 2,5% опрошенных из этой группы с трудом его переносят. В структуре источников проникающего в жилище бытового шума лидирует общий уличный шум (38,1%), далее следуют соседи, живущие этажом выше, либо на одной лестничной площадке (27,2%), а затем – городские транспортные магистрали (15,0%) и трамвайные линии (7,5%). Каждый десятый среди опрошенных отметил два и более значимых для него источника внешнего бытового шума, в 4,2% причиной повышенного шума в квартире были названы собственные дети и другие члены семьи.

В том, что шум вреден для здоровья, в целом среди всех опрошенных не сомневается только 45,8%, еще 34,5% полагает, что вреден только очень интенсивный шум. Практически каждый пятый полагает, что человек легко может адаптироваться к шуму и не замечать его, поскольку шум «не влияет на здоровье, а лишь раздражает». Среди тех, кто считает шум вредным для организма, более половины связывает это с возникновением раздражения, снижением внимания и развитием преждевременной усталости, чуть менее трети – с возникновением головной боли, каждый пятый респондент не исключает вероятности повышения артериального давления и и только 7,2% знает о возможности формирования тугоухости вследствие воздействия шума.

Среди лиц, работающих в условиях повышенного шума, 57,8%  уверено в том, что вследствие воздействия шума они не могут сосредоточиться на работе и быстрее, чем раньше устают; у 27,7% шум на рабочем месте вызывает частые головные боли, 8,6% работников связывает с шумом периодические подъемы артериального давления и 5,9% полагает, что стали хуже слышать в результате воздействия производственного шума.

Абсолютное большинство (90,0%) из группы лиц, работающих, по при воздействии шума, испытывает уменьшение всех негативных ощущений, если удается побыть в тихой обстановке, однако каждый пятый связывает улучшение только с длительным перерывом в воздействии шума, для 3,7% улучшение после отпуска если и наступает, то очень небольшое, а для 6,3% эти явления не проходят и при отсутствии воздействия шума.

Одной из наиболее часто встречающихся жалоб данной категории работников являются нарушения сна: лишь 22,8% из них не имеют проблем со сном, еще у 29,2% его нарушения возникают не чаще одного раза в месяц; однако треть (32,6%) работающих в условиях воздействия шума жалуется на трудное засыпание, бессонницу или неглубокий сон, как минимум, дважды в неделю, а 15,4% - несколько раз в неделю.

В группе слабослышащих работников и инвалидов по слуху 42,0% лиц являются полностью глухими и еще 18,0% едва различают звуки человеческого голоса; у 24,0% респондентов значительно снижен слух на оба уха, у остальных – либо только на одно ухо, либо на оба, но существенно меньше, чем в предыдущей группе. Среди работников, не являющихся инвалидами по слуху, на его снижение жаловалось 9,5%, причем, только у 4,2% степень снижения слуха была социально значимой.

Наиболее частая причина снижения слуха – болезнь ушей или травма в раннем детстве (57,0%), второе место (22,0%) занимает профессиональное снижение слуха вследствие НСТ, 13,0% составляют лица с врожденной глухотой и 5,0% работников связывает снижение слуха с возрастом. Среди слабослышащих работников только 11,0% использует слуховой аппарат постоянно и еще 4,0% - периодически; 20,0% существующие слуховые аппараты, по их мнению, не помогают, 11,0% нуждается в аппаратах, но не имеет их, и 53,0% считает, что коррекция слуха у них невозможна.

Всем опрошенным был задан вопрос о том, насколько сильно ограничивает возможности человека потеря слуха, и если бы «все здоровье» человека принять за 100%, то какую долю здоровья, по их мнению, человек теряет с потерей слуха. Как оказалось, медико-социальная «цена» потери слуха очень высока независимо от его фактического состояния, однако у слабослышащих лиц она существенно выше, чем у работников с нормальным слухом. Более половины слабослышащих респондентов (60,0%) отметили на предложенной шкале крайнюю точку, т. е. связали с потерей слуха 100% здоровья, а средневзвешенная доля потери здоровья с потерей слуха составляет у них 76,7%. Среди лиц с нормальным слухом потерю «всего здоровья» связали с вероятной потерей слуха лишь 18,1%, однако ровно половина этих респондентов уверена в том, что потеря слуха адекватна утрате не менее чем 70,0% «всего здоровья»; средневзвешенная оценка потери слуха у нормальнослышащих лиц – 63,4%.

На вопрос о том, насколько сильно нарушения слуха ограничивают их возможности как профессионала, семьянина, члена общества, 38,0% слабослышащих работников ответили, что ограничивают очень сильно и 27,0% - сильно; каждый пятый готов считать таковые ограничения умеренными, и только 14,%  респондентов, причем с относительно невысокой степенью снижения слуха, полагает, что нарушения слуха не отразились на степени их реализации в социуме. Рассматривая конкретные помехи в жизни вследствие утраты слуха, слабослышащие работники на первое место поставили невозможность получения полноценного образования, выбора профессии по призванию и, соответственно, ограничение карьерного роста,  возможности полноценно работать и зарабатывать (59,0 - 61,0%). Высказанное мнение подтверждают данные об образовании: если среди лиц с нормальным слухом основную долю (44,6%) составляют работники со средним специальным образованием, а еще четверть (25,0%) имеет высшее, либо незаконченное высшее образование, то в группе слабослышащих респондентов 78% имеют неполное среднее, либо среднее образование, а на долю лиц с высшим образованием приходится лишь 5,0%.

Для 17,0% опрошенных нарушения слуха помешали создать семью и столько же отметили наличие психологических проблем реализации в обществе вследствие негативного отношения к инвалидам. несмотря на то, что по показателю семейно-брачные отношений слабослышащие работники практически не отличаются от остальных респондентов (доля состоящих в браке 54,0% и 55,5% соответственно), степень удовлетворенности семейными отношениями у них в шесть раз ниже, чем у лиц с нормальным слухом (индекс удовлетворенности, соответственно, 0,1 и 0,6). Столь же глубокие различия выявлены между слабослышащими респондентами и работниками с нормальным слухом по степени удовлетворенности тем, как складывается их жизнь: в этом случае индекс удовлетворенности составляет, соответственно, минус 0,05 и 0,3, т.е. отличается более чем на порядок.

Однако наибольшую индивидуальную значимость, как оказалось, лица с нарушениями слуха придают еще одной психосоциальной компоненте этого недуга, а именно, - негативному восприятию их заболевания непосредственным окружением, т.е. социальной группой, к которой они принадлежит. Это особенно актуально для работников, чей слух снизился в процессе труда вследствие воздействия производственного шума: его отметило 79,8% всех лиц с нарушением слуха профессиональной этиологии, в том числе, члены экипажей воздушных судов гражданской авиации, имеющие диагноз НСТ профессиональной этиологии. На вопрос о том, что помешало обратиться к врачу на начальных стадиях развития НСТ, наиболее частыми были ответы: длительное время не ощущал снижения слуха (42,1%); боялся, что отстранят от полетов (36,8%); не хотелось слыть «глухим» среди коллег по работе (35,1%); в летной профессии шум – не самое важное (28,2%); на медицинских осмотрах не выявлялись признаки снижения слуха (15,2%).

В целом складывается впечатление, что, поскольку профессиональная тугоухость нарастает постепенно, работники со сниженным слухом незаметно для себя становятся изгоями социальной группы: вначале они начинают разговаривать слишком громко, часто обращаются с просьбой к другим повторить сказанное, нечетко воспринимают речь по телефону и радиосвязи, слишком сильно увеличивают громкость теле- и радиоприемников. Такие моменты в поведении постоянно провоцируют со стороны окружающих раздражительный вопрос: «Вы, что, оглохли?». В ответ формируется обида и защитная реакция, вследствие чего работник старается максимально долго скрывать нарушения слуха и избегать ситуаций, в которых они станут очевидными для окружения. По-видимому, эта фрустрация работника является одной из основных причин (помимо страха потери рабочего места вследствие профессионального заболевания) нежелания своевременного обращения за медицинской помощью при нарушении слуха, что, в свою очередь ведет к неполному и позднему выявлению НСТ тугоухости профессиональной этиологии (рисунок 2).

Таким образом, получены данные о высокой медико-социальной и индивидуальной психосоциальной значимости потери слуха в трудоспособном возрасте, что обусловливает необходимость разработки и реализации комплексной системы мер, направленных на сохранение слуха в трудоспособном возрасте, которая должна быть основана на принципах социального партнерства, что предусматривает активную социальную позицию всех участников трудовых отношений, включая работника, работодателя, социальные группы (первичные производственные коллективы), лечебно-профилактические учреждения (ЛПУ), общество и государство.

Рисунок 1 – Схема формирования выраженных форм НСТ в условиях

воздействия производственного шума

Классическая схема профилактики профессиональных заболеваний, которая включает организационно-технические (совершенствование технологических процессов и оборудования, снижение уровня шума в источниках), санитарно-гигиенические (совершенствование гигиенического нормирования, качественная аттестация рабочих мест) и лечебно-профилактические (профотбор, ПМО, диспансеризация работников), безусловно, сохраняет свою актуальность и для профилактики НСТ профессиональной этиологии. Однако с учетом современных реалий в настоящей работе было уделено больше внимания современным аспектам диспансеризации работников, занятых на работах в условиях воздействия шума (таблица 9), а также управлению психосоциальными факторами риска развития НСТ.

Поскольку диспансерное наблюдение за работниками является важнейшей составной частью первичной и вторичной профилактики НСТ, необходимо, чтобы работодатели обеспечивали не только регулярное проведение ПМО, но и плановую диспансеризацию работников из групп повышенного риска, что необходимо отражать в соответствующих медицинских регламентах и трудовом законодательстве.

       Вторым важнейшим аспектом комплексной профилактики НСТ является скорейшая реализации придания юридического статуса профессионально обусловленным заболеваниям и, в первую очередь, экстраауральным эффектам от воздействия шума, а также общим заболеваниям, частота которых существенно возрастает при повышенном нервно-эмоциональном напряжении на работе.

Третьим компонентом системы профилактики должна стать комплексная программа минимизации психосоциальных факторов, влияющих на формирование НСТ профессиональной этиологии как непосредственно, так и опосредованно вследствие специфического отношения работников, социальных групп и общества в целом к проблеме потери слуха в трудоспособном возрасте (рисунок 3).

Таблица 9 – Схема диспансерного наблюдения за работниками, занятыми на работах в условиях воздействия производственного шума

Профилактические меры, осуществляемые:

Работодателем

Работником

ЛПУ

I диспансерная группа - группа риска воздействия производственного шума на орган слуха (здоровые  рабочие, подвергающиеся воздействию шума)

- информирование работника о риске развития шумовой патологии, ее психосоциальных последствиях, экстраауральных эффектах и мерах по защите;

- систематическая работа по снижению шума в источнике;

- обеспечение достаточного количества  СИЗ органа слуха  (противошумов различной конструкции);

-обучение работников правильному применению СИЗ органа слуха;

- организация проведения ПМО согласно регламентам

-заключение договоров с ЛПУ о ведении диспансерного наблюдения

- знание о повреждающем воздействии производственного шума, экстраауральных эффектах, психосоциальных последствиях и средствах защиты;

- обязательное использование исправных и эффективных СИЗ органа слуха;

-здоровый образ жизни;

- своевременное обращение за медицинской помощью

-динамическое наблюдение за состоянием органа слуха работников;

-ПМО 1 раз в год (на основе договора с работодателем);

-выявление, лечебно-  реабилитационные мероприятия, вторичная  профилактика экстраауральных последствий воздействия шума на организм;

курсы общеукрепляющей терапии не реже 1 раз в год

II диспансерная группа -группа риска развития профессиональной тугоухости (работники  с признаками воздействия шума на орган слуха)

-обеспечение своевременного проведения ПМО и необходимых лечебно-реабилитационных мероприятий;

- направление работников, занятых на работах в условиях воздействия шума, при стаже свыше 10 лет не реже 1 раза в 3 года в региональный центр профпатологии для обследования, лечения и реабилитации;

-заключение договоров с ЛПУ

- обязательное использование исправных и эффективных СИЗ органа слуха;

-здоровый образ жизни;

- своевременное обращение за медицинской помощью;

-обязательное выполнение медицинских рекомендаций по результатам ПМО.

Трудоспособен в своей профессии при условии динамического наблюдения за состоянием слуха

- аудиометрия и импедансометрия 1 раз в год;

-выявление ранних признаков воздействия шума на организм работника;

- выявление, лечебно-  реабилитационные мероприятия, вторичная  профилактика экстраауральных последствий воздействия шума на организм;

-комплексное лечение, направленное на интенсификацию обменных процессов

о ведении диспансерного наблюдения

клеточного и тканевого метаболизма – не реже 2 раз в год;

Продолжение таблицы 9

III диспансерная группа - больные НСТ

III А - Больные профессиональной НСТ с легкой степенью снижения слуха

-решение вопросов о поддержании благоприятных условий для продолжения работы работника с нарушением слуха; возможно трудоустройство на другом рабочем месте с более низким уровнем воздействия шума;

-обеспечение своевременного проведения ПМО и необходимых лечебно-реабилитационных мероприятий;

- заключение договоров с ЛПУ о ведении диспансерного наблюдения

- обязательное использование исправных и эффективных СИЗ органа слуха;

-здоровый образ жизни;

- своевременное обращение за медицинской помощью;

-обязательное выполнение медицинских рекомендаций по результатам ПМО.

Трудоспособен в своей профессии при условии динамического наблюдения за состоянием слуха

подлежат диспансерному ЛОР-наблюдению с проведением аудиометрических и вышеизложенных лечебно-реабилитационных мероприятий не реже 1 раза  в год.

Экспертиза профессиональной пригодности (индивидуально)

III Б - Больные профессиональной НСТ с умеренной и значительной

степенью снижения слуха

То же, что в группе III А

обязательное использование исправных и эффективных СИЗ органа слуха;

здоровый образ жизни;

- своевременное обращение за медицинской помощью;

-обязательное выполнение медицинских рекомендаций по результатам ПМО.

Может быть трудоспособным в своей профессии при условии динамического наблюдения за состоянием слуха

подлежат диспансерному ЛОР- наблюдению с проведением аудиометрического контроля за состоянием слуха и лечебно-реабилитационных мероприятий 1 раз в 6 месяцев.

Экспертиза профпригодности.

Реализация этого компонента модели профилактики требует длительных усилий всех социальных партнеров под эгидой Национальной системы медицины труда по решению проблем информированности о профессиональных рисках, формированию здорового образа жизни, а также изменений в индивидуальном и общественном сознании отношения к лицам со сниженным слухом (рисунок 3).













Рисунок 3 – Принципиальная схема организации комплексной

профилактики НСТ профессионального генеза

выводы

  1. В настоящее время в России фактический уровень профессиональной заболеваемости НСТ не отражает реальной вероятности нарушения органа слуха у работников, подвергающихся воздействию повышенных уровней производственного шума: при численности учтенных работников, находящихся под воздействием шума, 2,6 млн. чел., ежегодно в стране впервые выявляется в среднем около 1,5 тыс. случаев НСТ, что составляет не более 0,06% от группы риска. Это свидетельствует не только о крайне низком уровне выявления профессиональных нарушений органа слуха в процессе оказания работникам первичной и специализированной профпатологической помощи, но и о наличии устойчивого комплекса психосоциальных факторов, способствующих длительной стабилизации ситуации.
  2. Абсолютное большинство (78,5%) всех выявляемых случаев НСТ приходится на четыре производственные группы, объединенные по отраслевому признаку: машиностроение (26,5%), добычу угля (22,4%), транспорт (18,8%), а также черную и цветную металлургию (10,8%). В группе «машиностроение» лидирует автомобильная промышленность (24,1), в группе «транспорт» - авиационный транспорт, на который приходится около 90% всех случаев НСТ в этой подгруппе; в черной металлургии регистрируется вдвое больше случаев НСТ (66,0%), чем в цветной (34,0%).
  3. В профессиональной структуре работников с впервые выявленной нейросенсорной тугоухостью ведущие места занимают профессии, связанные с работой на воздушных судах и их обслуживанием (27,5±0,9%),  при шахтной добыче полезных ископаемых (22,9±0,9), на стационарных машинах и механизмах (17,1±1,0), автомобилях и других самоходных машинах (11,7±1,0), а также на сборочных и испытательных работах в машиностроении (7,8±1,0). Средний возраст профессиональных больных с впервые выявленной НСТ составил 54,1±5,6 года, средний стаж работы - 24,1±7,8 лет.
  4. Среди членов экипажей воздушных судов гражданской авиации нейросенсорная тугоухость формируется на фоне чрезвычайно высокой напряженности труда под влиянием  постоянного широкополосного шума с преобладанием энергии на средних и высоких частотах, уровни которого  в кабинах воздушных судов колеблются в пределах от 77 до 102 дБА. Фактический эквивалентный уровень шума на рабочем месте члена экипаже зависит от величины полетного времени, которое определяется структурой работы летных экипажей  и межрейсовых перерывов, динамикой полета и акустическими характеристиками авиационных гарнитур и на воздушных судах различных типов колеблется в пределах от 74 до 108 дБА.
  5. В комплексе вредных факторов рабочей среды и трудового процесса шахтеров-угольщиков производственный шум занимает второе место по значимости после загрязнения воздуха рабочей зоны угольной пылью и сочетается помимо этого, с неблагоприятными параметрами микроклимата и высокой тяжестью труда, а также с риском для жизни, обусловленным высокой аварийностью и взрывоопасностью. Уровни производственного шума на рабочих местах шахтеров-угольщиков на 17 – 25 дБА превышают предельно допустимый. Распространенность нейросенсорной тугоухости у шахтеров угольщиков находится в пределах 1,5·10–2 -1,7·10–2, что позволяет отнести их по этому показателю к группе очень высокого профессионального риска.
  6. Экспертиза связи НСТ с профессией у работников воздушных судов более чем в 85,0% случаев проводится на поздних стадиях развития профессионального заболевания при умеренной и значительной степени снижения слуха. У шахтеров этот показатель ниже и составляет около 57,0%, что свидетельствует о своевременности и более высоком качестве проведения периодических медицинских осмотров среди шахтеров по сравнению с работниками авиационного транспорта.
  7. Среди лиц с впервые установленной нейросенсорной тугоухостью выявлена высокая распространенность гипертонической болезни: среди членов экипажей воздушных судов она составляет 43,3%, а суммарная распространенность общих заболеваний, относимых к группе психосоматической патологии (гипертоническая болезнь, язвенная болезнь 12-перстной кишки, сахарный диабет и др.) достигает 70,0%; среди шахтеров-угольщиков гипертоническая болезнь встречается в 33,3% случаев.
  8. Выявлено статистически значимое влияние гипертонической болезни на развитие нейросенсорной тугоухости и степень снижения слуха усиление этой значимости при сочетании гипертонической болезни с напряженностью труда у летчиков и тяжестью туда у шахтеров, что  требует отнесения ее к профессионально обусловленным заболеваниям с приданием необходимого юридического и социального статуса.
  9. Потеря слуха в трудоспособном возрасте имеет чрезвычайно высокую медико-социальную значимость и приравнивается к потере не менее 60,0% «всего здоровья» нормально слышащими людьми и не менее 70,0% - работниками со сниженным слухом.
  10. Низкий уровень выявления нейросенсорной тугоухости наряду с недостаточным качеством периодических медицинских осмотров определяется комплексом психосоциальных факторов, включающих страх потери рабочего места, негативное отношение в социальных группах к лицам со сниженным слухом и фрустрацию работника вследствие постепенного снижения слуха.
  11. Современная модель профилактики нейросенсорной тугоухости должна базироваться на принципах диспансеризации работников из групп риска с соответствующим закреплением этого тезиса в трудовом законодательстве и социальном партнерстве всех участников системы трудовых отношений, координируемых Национальной системой медицины труда.

Список научных работ, опубликованных по теме диссертации

  1. Денисов Э.И., Илькаева Е.Н. Шум и риск потери слуха / Профессиональный риск для здоровья работников. (Руководство) / под ред. Н.Ф. Измерова и Э.И. Денисова. – М.: Тровант. – 2003. – С. 114 – 124.
  2. Илькаева Е.Н. К вопросу о медико-социальной значимости профессиональной тугоухости /Медико-экологические проблемы лиц экстремальных профессий: работоспособность, реабилитация и экспертиза профессиональной пригодности. Материалы IV международного научно-практического конгресса. Москва, 18 – 22 октября 2004 г. – М. С. 338 – 339.
  3. Денисов Э.И. Принципы и критерии стандарта медицины труда по профилактике профессиональной потери слуха / Э.И. Денисов, Е.Н. Илькаева, Н.Н. курьеров //медицина труда и промышленная экология. 2005. - № 2. С. 16 19.
  4. Российская медицинская энциклопедия. – / гл. ред. Н.Ф. Измеров. – М.: Медицина, 2005. – С. 42; С. 597 – 605.
  5. Илькаева Е.Н. Профессиональная тугоухость как одна из приоритетных форм современной профпатологии / Материалы II Всероссийского съезда врачей-профпатологов. Ростов-на-Дону 3 – 5 октября 2006 г. Ростов-на-Дону. – «Полиграфист». – 2006. – С. 153 – 155.
  6. Илькаева Е.Н. Современные проблемы сохранения здоровья работников, подвергающихся воздействию шума / «Нефть и здоровье». Всероссийская научно-практическая конференция, посвященная 75-летию башкирской нефти: материалы конференции, Уфа, 22 - 23 мая 2007 г.- Уфа, 2007. - С. 233 - 237.
  7. Илькаева Е.Н. Современные особенности формирования риска нарушения органа слуха в процессе труда. Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Специальный выпуск. «Безопасность. Технологии. Управление. Самарский научный центр РАН. Самара. - Издательство Самарский научный центр РАН. т. 1. 2007. С. 255 258.
  8. Илькаева Е.Н. Профессиональная тугоухость – проблемы реабилитации / Материалы докладов VI Всероссийского конгресса «Профессия и здоровье». - Москва. - 2007. - С. 300 - 302.
  9. методические рекомендации по порядку и критериям установления связи заболевания органа слуха с профессией у лиц летного состава гражданской авиации / М.Е. Загорянская, Н.С. Дмитриев, Г.Р. Мухамедова, В.Б. Панкова, Ю.Н. Каменский, С.В. Панферов, Е.Н. Илькаева, В.Д. Глуховский / утв. зам. Министра здравоохранения и социального развития Российской Федерации В.И. Стародубовым 10 07. 2007 г., № 5605-ВС. - М. 2007. – 17 с.
  10. Изучение здоровья граждан, работающих в бюджетной сфере, по данным дополнительной диспансеризации / р.М. Такаев, Е.Г. Степанов, Р.М. Фасиков, Е.Н. Илькаева / Материалы докладов третьего Всероссийской съезда врачей-профпатологов. - Новосибирск. - 2008. - С. 191 - 193.
  11. Изучение здоровья учителей с помощь дополнительной диспансеризации / Р.М. Такаев, Е.Г. Степанов, Р.М. Фасиков, Е.Н. Илькаева / Материалы докладов Республиканской научно-практической конференции с международным участием, посвящённой 50-летию РГКП «Национальный центр гигиены труда и профессиональных заболеваний» Министерства здравоохранения Республики Казахстан «Актуальные вопросы охраны здоровья работающего населения». - Караганда. - 2008. - С. 338 - 340.
  12. Илькаева Е.Н. Диагностика, экспертиза и профилактика профессиональной НСТ в нефтедобывающей и нефтехимической промышленности /Е.И. Илькаева, А.Д. Волгарева //медицина труда и промышленная экология. 2008. - № 10. С. 9 12.
  13. Илькаева Е.Н. Медико-социальная значимость шума в условиях современного города //медицина труда и промышленная экология. 2008. - № 8. С. 37 41.
  14. Илькаева Е.Н. Оценка вероятности формирования профессиональных нарушений органа слуха у работников, подвергающихся воздействию производственного шума /Е.Н. Илькаева, А.Д. Волгарева, Э.Р. Шайхлисламова //медицина труда и промышленная экология. 2008. - № 9. С. 27 30.
  15. Илькаева Е.Н. Современное состояние проблемы профессионального нарушения слуха в Российской Федерации //медицина труда и промышленная экология. 2008. - № 6. С. 57 62.
  16. Интегральная оценка условий труда работающих по результатам аттестации рабочих мест  / Е.Г. Степанов, С.М. Григорьева, Р.М. Фасиков, Е.Н. Илькаева // Материалы докладов IX международный научно - методической конференции «Современный российский менеджмент: состояние, проблемы, развитие». - Пенза. - 2008. - С. 180 - 182.
  17. метод ранней диагностики профессиональной тугоухости у работников нефтедобывающей и нефтехимической промышленности: Методические рекомендации /А.Д. Волгарева, А.Ю. Бакиров, М.П. Обухова, Е.Н. Илькаева, Э.И. Денисов. – Уфа. – 2008. – 20 с.
  18. Мотивация сохранения здоровья работающих в малом и среднем бизнесе / Е.Г. Степанов, Р.М. Фасиков, Е.Н. Илькаева / Материалы докладов VII Всероссийского конгресса «Профессия и здоровье». - Москва. - 2008. - С. 614 - 615.
  19. Илькаева Е.Н. Потеря слуха в трудоспособном возрасте и ее медико-социальная значимость /Медицина труда: Реализация Глобального плана действий по здоровью работающих на 2008 – 2017 г.г.: Материалы всероссийской конференции с международным участием, посвященной 85-летию ГУ НИИ медицины труда РАМН / Под ред. акад. РАМН Н.Ф. Измерова. – М.: МГИУ. – 2008. – С. 120 – 122.
  20. Проблемы медицины труда на предприятиях малого и среднего бизнеса / Е.Г. Степанов, Р.М. Фасиков, Е.Н. Илькаева, Р.М. Такаев // Санитарный врач. - 2008. - № 10. - С. 40 - 46.
  21. Проблемы сохранения здоровья работников предприятий малого и среднего бизнеса / Е.Н. Илькаева, Р.М. Такаев, Е.Г. Степанов, Р.М. Фасиков / Материалы докладов Республиканской научно-практической конференции с международным участием, посвящённой 50-летию РГКП «Национальный центр гигиены труда и профессиональных заболеваний» Министерства здравоохранения Республики Казахстан «Актуальные вопросы охраны здоровья работающего населения». - Караганда. - 2008. - С. 263 - 266.
  22. Программно-аналитическое обеспечение дополнительной диспансеризации работающих граждан / р.М. Такаев, Е.Г. Степанов, Р.М. Фасиков, А.Б. Шминке, Е.Н. Илькаева / Материалы докладов третьего Всероссийской съезда врачей-профпатологов. - Новосибирск. - 2008. - С. 420 - 421.
  23. Состояние здоровья учителей по результатам самооценки и дополнительной диспансеризации / Е.Г. Степанов, Е.Н. Илькаева, Р.М. Такаев, Р.М. Фасиков, Г.С. Степанова // Здоровье населения и среда обитания. - 2009. - № 1. - С. 25 - 28.
  24. Сохранение санитарно-эпидемиологического благополучия на крупном промышленном предприятии / Е.Г. Степанов, Р.М. Фасиков, Е.Н. Илькаева, С.М. Григорьева // Материалы докладов VII Всероссийского конгресса «Профессия и здоровье». - Москва. - 2008. - С. 408 - 410.
  25. факторы рабочей среды и трудового процесса на предприятиях малого и среднего бизнеса / Р.М. Такаев, Е.Г. Степанов, Р.М. Фасиков, Е.Н. Илькаева // Материалы докладов VII международный научно - практической конференции «медицинская экология». - Пенза. - 2008. - С. 122 - 124.
  26. факторы рабочей среды и трудового процесса учителя и их влияние на здоровье / Е.Н. Илькаева, Р.М. Такаев, Е.Г. Степанов, Р.М. Фасиков // Материалы докладов VII международный научно - практической конференции «медицинская экология». - Пенза. - 2008. - С. 72 - 74.
  27. Илькаева Е.Н. Состояние здоровья учителей по результатам самооценки и дополнительной диспансеризации /Е.Н. Илькаева, Р.М. Такаев, Е.Г. Степанов и др. //Здоровье населения и среда обитания. – 2009. - № 1. – С. 25 – 28.
  28. Научное обоснование совершенствования системы сохранения и укрепления здоровья работающего населения России /Н.Ф. Измеров, Л.В. Прокопенко, Э.И. Денисов, Е.Н. Илькаева и др. / Сборник трудов НИИ медицины труда РАМН. – М. - 2009. – С. 11 – 20.
  29. О взаимосвязи условий труда инженерно-технического персонала гражданской авиации и состоянии его здоровья по показателям заболеваемости с ВУТ и темпом старения организма / Л.В. Прокопенко, Р.Ф. Афанасьева, Е.Н. Илькаева, М.Л. Леонов / тезисы Всероссийской конференции с международным участием «Реализация Глобального плана действий ВОЗ по здоровью работающих в РФ. Проблемы и перспективы», Москва 30 июня – 1 июля 2009 г. – М. – 2009. – С. 130 – 132.
  30. Илькаева Е.Н., Пиктушанская Т.Е. Особенности развития НСТ у работников летного состава гражданской авиации и шахтеров-угольщиков // Медицина труда и промышленная экология. 2009. - № 11. С. 27 36.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.