WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

БАЗИН ИГОРЬ СЕРГЕЕВИЧ

ЛЕКАРСТВЕННАЯ ТЕРАПИЯ ДИССЕМИНИРОВАННОГО РАКА ЖЕЛУДКА И ТОЛСТОЙ КИШКИ

14.00.14 - онкология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Москва - 2009

Работа выполнена в ГУ Российском онкологическом научном центре им. Н.Н.Блохина Российской академии медицинских наук

(директор – академик РАН и РАМН, профессор М.И. Давыдов)

Научный консультант:

Профессор, д.м.н. Гарин А.М.

Официальные оппоненты:

Профессор, д.м.н. Переводчикова Н.И.

Профессор, д.м.н. Петерсон С.Б.

Профессор, д.м.н. Мазурин В.С.

Ведущая организация:

Медицинский радиологический научный центр РАМН

Защита состоится «____»______________2009 года в ___:___ часов на заседании специализированного совета по защите диссертаций на степень доктора наук при ГУ Российском онкологическом научном центре им. Н.Н.Блохина РАМН

(115478; г. Москва, Каширское шоссе 24)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГУ Российского онкологического научного центра им. Н.Н.Блохина РАМН

Автореферат разослан «___»____________2009 года

Ученый секретарь

специализированного совета

доктор медицинских наук, профессор Ю.В.Шишкин

Актуальность проблемы.

Ежегодно в России диссеминированные эпителиальные опухоли желудка и толстой кишки выявляются при первичной постановке диагноза в 42% и 30% соответственно. Излечиваются из числа оперированных больных в I – III стадиях лишь 20% при раке желудка и 50% при раке толстой кишки. Остальные пациенты дополняют контингент диссеминированных больных в ближайшие 2-3 года после операции (Давыдов М.И., Аксель Е. 2008).

Излечить больных с диссеминированными опухолями желудка невозможно, борьба идет за увеличение сроков жизни и улучшение ее качества с помощью лекарственной терапии. При метастатическом раке толстой кишки излечения можно достигнуть лишь при оперативном лечении у 30% пациентов с изолированным поражением печени.

Европейские данные по пятилетней выживаемости были опубликованы в 2007 году. По этому показателю рак желудка занимает 34-е место, рак ободочной кишки 20-е и рак прямой кишки 21-е (Berrino F, De Angelis R, Sant M et al, 2007).

Важнейшее значение на поздних этапах развития рака желудка и толстой кишки придается совершенствованию системных подходов лечения. Последнее заставляет исследователей во всех развитых странах, с повышенной онкологической заболеваемостью, периодически переосмысливать и переоценивать значения терапевтических подходов при всех формах опухолей.

В XXI веке существенно обновился арсенал лекарственных средств. В клинической практике лечения мРЖ и мРТК нашли свое применение современные антиметаболиты (производные фторпиримидинов, антифолаты, прямые ингибиторы тимидилат синтетазы), новые платиновые производные, таксаны, а также стали использоваться препараты целевой терапии. К сожалению, по ряду объективных причин, в основном экономического характера, опыт использования современных терапевтических схем в России недостаточен и не систематизирован.

За последние годы изменились методики оценки степени распространения болезни и контроля эффективности лечения, в связи с появлением новых препаратов и режимов лечения изменился спектр токсичности химиотерапевтических схем, что требует пересмотра и обобщения этих показателей.

Внимание химиотерапевтов всего мира акцентируется на анализе факторов способных прогнозировать течение заболевания и возможности терапии. Информация о клинических и биохимических факторах прогноза зачастую противоречива. Анализ этих факторов в представленной работе позволит оптимизировать лечение.

Все вышеизложенное свидетельствует об актуальности данной темы, так как разработка, совершенствование и переоценка различных химиотерапевтических комбинаций является актуальным и перспективным направлением научных исследований. Выделение клинически значимых факторов прогноза позволит оптимизировать лечение на основе индивидуального прогнозирования.

Цель исследования

Целью работы является совершенствование лекарственной терапии местнораспространенного и метастатического рака желудка и рака толстой кишки.

Задачи исследования

Из актуальности темы логично вытекают задачи исследования:

1. По современным критериям оценить терапевтическое значение наиболее распространенного в России и Европе режима терапии рака желудка CF (цисплатин + фторурацил).

2. Оценить возможность достижения контроля болезни при метастатическом раке желудка с помощью режима DCF (доцетаксел + цисплатин + 5 фторурацил)

3. Оценить эффективность и переносимость перорального антиметаболита S-1 широко применяемого в Японии и нового для России и Европы.

4. Оценить терапевтическое значение комбинации канглайт + ELF (этопозид + лейковорин + 5 фторурацил) при раке желудка. Канглайт наиболее употребляемое в Китае антиангиогенное лекарство для лечения рака.

5. Оценить эффективность и токсичность разработанной модификации режима FOLFOX при раке толстой кишки.

6. Оценить комбинацию FOLFIRI при диссеминированном раке толстой кишки на основании собственного опыта по непосредственной эффективности, по достижению медианы безрецидивной и общей выживаемости, переносимости комбинации.

7. Оценить эффективность и переносимость таргетного препарата авастина (бевацизумаб) в комбинации с FOLFOX при раке толстой кишки. Этот режим в Европе считается лучшим, отечественный опыт использования авастина небольшой.

8. Оценить по эффекту и переносимости при раке толстой кишки новый для этой локализации препарат – пеметрексед, мультиэнзимный антиметаболит.

9. Оценить токсичность и эффективность нового антиметаболита томудекса при раке толстой кишки. В онкологических учреждениях России  при раке толстой кишки этот препарат применяется недостаточно широко.

10. Оценить факторы прогноза отдаленных исходов лекарственной терапии диссеминированных рака желудка и толстой кишки.

Научная новизна и практическая значимость исследования.

На большом материале проанализированы факторы прогноза исходов лекарственной терапии диссеминированных опухолей желудка и толстой кишки.

Уточнены непосредственные и отдаленные результаты лечения, а также токсичность у больных, подвергнутых разным методам терапии рака желудка

Впервые в нашей стране для лечения диссеминированного рака желудка использовался канглайт в комбинации с ELF и выявлена тенденция к увеличению медианы выживаемости этой когорты больных.

В диссертации привлечено внимание к препарату томудекс, а также препарату пеметрексед недостаточно изученным при раке толстой кишки и мало применяемым в России.

Обобщен опыт использования бевацизумаба при раке толстой кишки. Этот таргетный препарат пока еще очень редко употребляется в практических учреждениях страны. Проанализирован его токсикологический профиль. Он отличается по побочным эффектам от классических химиотерапевтических лекарств.

Проанализирован на собственном материале опыт применения режима DCF при раке желудка. Эта комбинация обсуждается, как стандарт первой линии терапии в Европе и США.

Изученные препараты и комбинации используются в повседневной практике химиотерапевтических отделений РОНЦ РАМН им. Н.Н. Блохина и рекомендуется для лечения больных диссеминированным раком желудка и толстой кишки в районных и областных диспансерах страны.

Апробация диссертации.

Материалы диссертации были доложены 10 октября 2008 года на совместной научной конференции отделения клинической фармакологии и химиотерапии, проктологического отделения, хирургического отделения опухолей печени и поджелудочной железы, хирургического отделения абдоминальной онкологии, отделения изучения новых противоопухолевых лекарств, отделения химиотерапии и комбинированных методов лечения, отделения химиотерапии.

Основные положения работы были изложены на Российских (2004, 2005, 2006, 2007, 2008 Москва, Казань, Ростов на Дону), и Международных конгрессах и конференциях (2001, 2005, 2007 Бухарест, Москва, Витебск, Стамбул).

По итогам исследования в журналах и сборниках опубликовано ХХ научных работ. Материалы диссертации вошли в 4 монографии.

Структура диссертации.

Диссертация написана в форме монографии, состоит из введения, 5 глав, заключения, выводов и указателя литературы.

Материалы диссертации изложены на 274 страницах машинописного текста, иллюстрированы _____ таблицами, _____ графиками, _____ рисунками.

Библиография включает _209____ литературных источников, из которых _____ отечественных и _____ зарубежных.

Материалы и методы.

Характеристика больных.

Набор больных в настоящее исследование выполнялся с 1999 по 2007 годы. В исследование включались пациенты старше 18 лет с верифицированным диагнозом метастатического рака желудка (мРЖ) и метастатического рака толстой кишки (мРТК), имеющие измеряемые проявления заболевания, оцененные методом спиральной компьютерной томографии согласно RECIST критериям.

До начала лечения у всех больных отмечена удовлетворительная функция костномозгового кроветворения и нормальная почечная и печеночная функции (гемоглобин ≥ 10 гр/л; абсолютное число нейтрофилов ≥ 1500х109; абсолютное число тромбоцитов ≥ 100000х109; уровень билирубина – ≤ 1,5хВГН; уровни щелочной фосфатазы, АЛТ и АСТ ≤ 3хВГН при отсутствии метастатического поражения печени и 5хВГН, при наличии метастазов в печень).

Нами были изучены истории болезни 153 больных с диссеминированным раком желудка. Средний возраст пациентов составил 57 лет. Ниже представлена характеристика пациентов изученных в данной диссертационной работе (таблица №1.).

Таблица №1.

Характеристика больных раком желудка


Число больных (№ 153)

%

Проксимальный рак

43

28,1

Другие формы

110

71,9

Пол

Мужчины

115

75,2

Женщины

38

24,8

Возрастная группа

Моложе 40 лет

13

8,5

40-65 лет

108

70,5

Старше 65 лет

32

21

Статус ECOG

0 – 1

119

77,8

2+

34

22,2

Предшествующее лечение

Оперативное лечение

65

42,5

Адъювантная химиотерапия

5

3,3

Распространение болезни

Первичная опухоль и метастазы

99

64,7

Рецидив и метастазы

14

9,2

Только метастазы

40

26,1

Метастазирование

Печень

82

53,5

Легкие

14

9,2

Яичники

11

7,2

Брюшина

47

30,7

Надпочечники

7

4,5

Кости

2

1,3

лимфоузлы

Регионарные

43

28,1

Брюшной полости

62

40,5

Забрюшинные

61

39,8

Надключичные

15

9,8

Малого таза

16

10,4

Пораженные зоны

Одна

16

10,4

Две

42

27,7

Более двух

95

62

Диагноз рака желудка был верифицирован у всех больных, включенных в исследование (гистологическая верификация у 152 пациентов, цитологическая у 1 больного). Аденокарцинома у 146 больных (высокодифференцированная - 4; умереннодифференцированная – 28; низкодифференцированная – 56; смешанная – 5 и степень дифференцировки не установлена у остальных больных), плоскоклеточный рак у 2 пациентов, недифференцированный рак 4.

В диссертации изучены истории болезни 228 больных раком толстой кишки. В следующей таблице представлена характеристика больных диссеминированным раком толстой кишки (таблица № 2.).

Таблица № 2.

Характеристика больных раком толстой кишки


Число больных (228)

%

Рак прямой кишки

68

29,8

Рак ободочной кишки

160

70,2

Пол

Мужчины

95

41,7

Женщины

133

58,3

Возрастная группа

До 40 лет

16

7

41-65 лет

171

75

Старше 65 лет

41

18

Статус ECOG

0 - 1

197

86,6

2+

31

13,4

Предшествующее лечение

Оперативное лечение

202

88,6

Операция и  лучевая терапия

15

6,6

Адъювантная терапия

23

10

Распространение болезни

Первичная опухоль и метастазы

28

12,3

Только метастазы

191

83,8

Рецидив и метастазы

8

3,5

Только рецидив

1

0,4

Метастазирование

Печень

192

84,2

Легкие

58

25,4

Яичники

14

10,5*

Брюшина

28

12,3

Другие

24

10,5

Кости

6

2,6

Лимфоузлы

88

38,6

Пораженные  зоны

Одна

103

45,2

Две и более

125 (50)

54,8

*расчет на включенных в исследование женщин

Диагноз был верифицирован у всех наших пациентов, в 100% случаев это была аденокарцинома.

В исследование не включились больные с метастазами в мозг, с первично множественными опухолями, кахексией, с признаками выраженной сердечной, легочной, почечной и печеночной недостаточности.

Противоопухолевые препараты и режимы химиотерапии, включенные в исследование.

Нами в рамках настоящей диссертации изучались комбинации следующих химиопрепаратов: 5 фторурацила, S1, капецитабина, цисплатина, оксалиплатина, доцетаксела, иринотекана, пеметрекседа, томудекса. А также двух таргетных препаратов: канглайта и бевацизумаба.

В диссертации нами были оценены эффективность и токсичность 4-х комбинаций применяемых для лечения мРЖ.

СP:

Цисплатин 100мг/м2 1–й день внутривенная инфузия 2 часа

5 фторурацил 1000 мг/м2 1-5 дни внутривенная инфузия 120 часов

Курсы повторяют каждые 4 недели.

DCF:

Доцетаксел 75мг/м2 1–й день внутривенная инфузия 1 час

Цисплатин 75мг/м2 1–й день внутривенная инфузия 2 часа

5 фторурацил 750 мг/м2 1-5 дни внутривенная инфузия 120 часов

Курсы повторяют каждые 3 недели.

ELF + канглайт:

5 фторурацил 500 мг/м2 1-3 дни в/в струйно

Этопозид 120 мг/м2 1-3и дни инфузия 40-60 мин

Лейковорин 50 мг/м2 1-3и дни инфузия 120 мин

Канглайт 200 мл 1-21 дни инфузия 2 часа

28 дневный цикл

СS1

Цисплатин 100мг/м2 1–й день внутривенная инфузия 2 часа

S1 50мг/м2/сутки 1–21 дни

Курсы повторяют каждые 4 недели.

Для лечения больных мРТК были использованы следующие терапевтические режимы:

Монотерапия томудексом

Томудекс в дозе 3 мг/м2 1 раз в 3 недели.

Модифицированный FOLFOX

Оксалиплатин 85 мг/м2 внутривенно капельно в 400 мл раствора 5% глюкозы в течении 120 минут в 1-й день

Лейковорин 20 мг/м2 внутривенно капельно в 1-й день

5 фторурацил 1500 мг/м2 4-х часовая инфузия в 1-й день.

Цикл повторяли каждые две недели (на 15-й день).

FOLFOX 4 + Авастин

Оксалиплатин 85 мг/м2 внутривенно капельно в 1-й день.

Лейковорин 200 мг/м2 в 1-й и 2-й дни

5 фторурацил 400 мг/м2 внутривенно болюсно  в 1-й и 2-й дни.

5 фторурацил 600 мг/м2 22-х часовая инфузия в 1-й и 2-й дни.

Авастин 5 мг/кг  внутривенно капельно в 1-й день.

Цикл повторяли каждые две недели (на 15-й день).

Модифицированный XELIRI

Иринотекан 180 мг/м2 внутривенно капельно в 400 мл физиологического раствора в течение 60 минут в 1-й день.

Кселода 2500 мг/м2/сутки с 1 по 7 дни через рот.

После недельного перерыва (на 15-й день) цикл повторяли.

FOLFIRI

Иринотекан 180 мг/м2 внутривенно капельно в 1-й день.

Лейковорин 200 мг/м2 в 1-й и 2-й дни

5 фторурацил 400 мг/м2 внутривенно болюсно в 1-й и 2-й дни.

5 фторурацил 600 мг/м2 22-х часовая инфузия в 1-й и 2-й дни.

Цикл повторяли каждые две недели (на 15-й день).

ALIRI

Пеметрексед 500 мг/м2 в 1-й день.

Иринотекан 350 мг/м2 в 1-й день 21-го дневного терапевтического цикла.


Методы оценки эффективности и токсичности.

Оценка эффекта выполнялась с помощью спиральной компьютерной томографии за две недели до начала терапии, затем каждые 8 недель. согласно RECIST критериям.

Оценка измеряемых очагов:

Полный ответ - исчезновение всех очагов-мишеней;

Частичный ответ         - уменьшение минимум на 30% суммы наибольших диаметров измеряемых очагов относительно начала лечения;

Прогрессирование заболевания - увеличение более чем на 20% суммы наибольших диаметров измеряемых очагов относительно наименьшей суммы наибольших диаметров, зарегистрированной в период исследования. Появление новых очагов метастазирования, даже если получен ответ на терапию в других областях.

Стабилизация - отсутствие существенного уменьшения суммы наибольших диаметров, которое могло бы расцениваться как частичный ответ, либо существенного увеличения суммы наибольших диаметров, которое могло бы расцениваться как прогрессирование заболевания (относительно наименьшей суммы наибольших диаметров, зарегистрированной с момента начала исследования).

Оценка неизмеряемых очагов:

Полный ответ - полное исчезновение всех неизмеряемых очагов;

Частичный ответ/стабильное течение - наличие одного или более неизмеряемых очагов в течение всего периода исследования;

Прогрессирование - появление одного или более новых очагов и/или прогрессирование существующих неизмеряемых очагов

Оценка общего клинического ответа в измеряемых и неизмеряемых очагах проводилось в соответствии с таблицей № 3.

Таблица № 3.

Общий клинический ответ

Ответ в измеряемых очагах

Ответ в неизмеряемых очагах

Новые очаги

Общий клинический ответ

ПР

ПР.

Нет

Полная регрессия

ПР.

ЧР/Стаб.

Нет

Частичная регрессия

ЧР

Любое кроме прог.

Нет

Частичная регрессия

Стаб.

Любое кроме прог.

Нет

Стабилизация

Прог.

Любое

Да или нет

Прогрессирование

Любое

Прог.

Да или нет

Прогрессирование

Любое

Любое

Да

Прогрессирование

ПР. — полная регрессия; Прог. — прогрессирование заболевания; ЧР — частичная регрессия; Стаб. — стабилизация.

За общий эффект принимался лучший зарегистрированный ответ с момента начала лечения до регистрации прогрессирования заболевания.

Полный и частичный ответы были подтверждены при повторной оценке не ранее чем через 4 недели после первичной регистрации эффекта.

Заболевание считается стабильным, если размеры опухоли существенно не меняются в течение как минимум 8 недель + 1 неделя (2-3 цикла) после начала лечения.

Период полного ответа равен промежутку времени с момента достижения полного ответа до регистрации прогрессирования заболевания.

Если у пациента отмечается частичная регрессия, регистрируется период общего ответа.

Период общего ответа равен промежутку времени между днем, когда был впервые зафиксирован ответ (частичный или полный) и датой регистрации прогрессирования заболевания.

Длительность стабилизации – время от начала лечения до регистрации прогрессирования или смерти.

Время свободное от прогрессирования – период от начала лечения до регистрации прогрессирования или смерти.

Общая выживаемость – период от начала лечения до смерти.

Токсичность в нашей работе оценивалась согласно рекомендациям NCI (3 версия).

Методы статистической обработки

Для удобства статистической обработки все данные были формализированы с помощью специально разработанного кодификатора и внесены в базу данных, созданную на основе электронных таблиц EXCEL. Статистическая обработка данных проведена с помощью программного пакета «Statistica 6.0» (StatSoft Inc).

Достоверность различий между нормально распределенными количественными показателями вычисляли по критерию t Стьюдента. Для выявления различий между количественными данными с распределением, отличным от нормального, для независимых групп использовали U-критерия Манна-Уитни (для двух независимых групп) и метод ANOVA по Краскелу-Уоллису (для трех и более независимых групп), критерий Вилкоксона для зависимых групп. При сравнении качественных переменных для бинарных признаков использовали метод 2 и точный критерий Фишера, в противном случае использовали метод Пирсона и максимального правдоподобия 2. Различия  считали достоверными при р<0,05. при анализе взаимосвязи показателей проводили корреляционный анализ по Спирмену. Использовали программы регрессионного одно и многофакторного анализа по Коксу.

Для оценки отдаленных результатов лечения по критерию общей и безрецидивной выживаемости использовался интервальный метод построения таблиц дожития «life table», рекомендованный для применения международным противораковым союзом (UICC). Медиана выживаемости больных высчитывалась по методу Каплан-Майера. Для сравнения таблиц выживаемости использовали лог-ранг тест (log-rank test).

Рак желудка – результаты терапии.

  • Оценка эффективности и токсичности комбинации СF (цисплатин + 5 фторурацил) в первой линии терапии диссеминированного рака желудка.

В исследование было включено 46 пациентов метастатическим РЖ, в возрасте от 25 до 73 лет – медиана возраста 54 года. Мужчин – 32, женщин – 14. Пожилых больных (старше 65 лет) было 8 человек. Гистологическая верификация получена в 100% случаев, аденокарцинома у 30, перстневидноклеточный рак у 12, недифференцированный рак у 3 и плоскоклеточный рак в 1 случае. Степень дифференцировки была распределена следующим образом: 16 пациентов имели низкодифференцированную аденокарциному; высокодифференцированная встретилась у 2 больных, умереннодифференцированная – у 6, смешанная -2 и степень дифференцировки не установлена у 20. 91,3% больных были в удовлетворительном состоянии ECOG – 0-1(80 -100% по Карновскому).

22-м больным ранее было выполнено оперативное лечение. Операция носила радикальный характер у 15 пациентов (68,1%). 7-и пациентам операции выполняли с паллиативной целью, в связи с наличием стеноза, угрозой кровотечения или в случае обнаружение диссеминации на операционном столе. Из 7 больных, которым были проведены паллиативные операции, в 4 случаях было выполнено удаление первичного очага и метастазов, у одного резекция рецидива в анастомозе и 2 пациентам была проведена электродеструкция опухоли без ее удаления.

К началу лечения у всех оцененных нами пациентов были выявлены отдаленные метастазы, при этом у 27 больных метастазы сочетались с наличием первичной опухоли, и у 1 помимо метастазов выявлялся рецидив.

Подробная информация по метастазированию болезни представлена в таблице № 4.

Таблица № 4.

Режим CF - характеристика метастазирования


Число больных (№ 46)

%

МЕТАСТАЗИРОВАНИЕ

Печень

<50%

12

56,5%

>50%

14

Легкие

2

4,3%

Лимфоузлы

Регионарные

4

8,6%

Брюшной полости

19

41,3%

Забрюшинные

21

45,6%

Надключичные

2

4,3%

Брюшина

7

15,2%

Яичники

6

13%

Другие органы и ткани (селезенка, кости, надпочечники и др.)

11

239%

По нашим данным метастатическое поражение печени  было выявлено у 26 (56,5%) больных. Обширное поражение печени выявлено у 14 пациентов (объем поражения печени более 50% - сумма диаметров превышала 100 мм.).

Благоприятный прогноз по распространению болезни имели лишь 7 больных - одна зона поражения. Две или более зон метастазирования у всех остальных пациентов: 2 – 14; 3 - 7; 4 - 14; 5 - 4. Органное метастазирование (печень, легкие и др.) сочеталось с наличием первичной опухоли или рецидива, метастазами в различные группы лимфоузлов.

У 73,9% (34) пациентов, включенных в исследование, были симптомы заболевания. Превалировали жалобы на слабость, болевой синдром, снижение веса и желудочный дискомфорт. Боли 1-2 степени отмечали 24 человека. Снижение веса отметили 17 пациентов, у 8 дефицит массы превысил 10%. 8 больных мучил выраженный асцит, требующий регулярного лапароцентеза.

В лабораторных показателях мы отметили незначительное повышение уровня щелочной фосфатазы и трансаминаз (АЛТ, АСТ) и ЛДГ, снижение уровня гемоглобина и гипопротеинемию.

Всего проведено 223 терапевтических циклов химиотерапии. В среднем больные получали по 5,5 курсов химиотерапии. Лечение больные переносили удовлетворительно, тем не менее, в 8 случаях (3,6%) потребовалась редукция на 25% доз химиопрепаратов, а отложить начало очередного курса химиотерапии по медицинским показаниям пришлось 16 раз (7,1%).

Токсичность данного режима была оценена у всех больных. В двух случаях мы столкнулись с серьезными нежелательными явлениями, приведшими к прекращению лечения в рамках исследования (4,5%) – сепсис со смертельным исходом и острое нарушение мозгового кровообращения, в связи, с чем терапия была остановлена.

У большинства больных токсичность комбинации СF умеренная и легко контролируется.

Нами была выполнена оценка симптоматического эффекта режима СF.

Добиться контроля над симптомами заболевания удалось у 82,3% больных. У 15 (44%) симптомы были купированы или снизилась их интенсивность, у 13 (28,2%) состояние было стабилизировано. До наступления симптоматического эффекта проходило от 1 до 3 циклов химиотерапии. Медиана времени до наступления симптоматического эффекта составила 2 месяца.

Объективный эффект был оценен у 44 из 46 больных. Двое пациентов выбыли из оценки эффективности, в одном случае в результате токсической смерти и другом больной отказался от продолжения лечения и обследования после 2 циклов химиотерапии, но он вошел в оценку выживаемости. В результате проведенной химиотерапии у 17 (38,6%) больных отмечен объективный эффект - у одного полный, у 16 частичная регрессия. У 18 пациентов стабилизация процесса (40,9%). В  9 случаях мы зафиксировали прогрессирование заболевания (20,9%). Болезнь удалось контролировать у 79,5% пациентов.

Медиана выживаемости без прогрессирования в исследуемой группе составила 5,6 месяцев и медиана общей выживаемости - 9,4 месяцев (см. рисунок 1.).

Рисунок № 1. Выживаемость без прогрессирования и общая выживаемость больных получивших режим CF.

45,8% больных прожили более года, полтора года жили 31% пациентов.

  • Оценка эффективности и токсичности комбинации СS1 (цисплатин + S1) в первой линии терапии диссеминированного рака желудка.

В рамках настоящей диссертации рассмотрены результаты исследования режима СS1 при метастатическом раке желудка (эффективность и токсичность у 26 больных мРЖ).

S1 представляет собой смесь тегафура с 5-хлор-2,4-дигидрооксипиримидином (CDHP) и оксонатом калия (ОХО) в молярном соотношении 1:0,4:1. Фторурацил, образующийся при метаболизме S-1 ответственен за противоопухолевый эффект (угнетает тимидилат синтетазу, инкорпорирует фосфатные метаболиты в ДНК и РНК). CDHP замедляет деградацию фторурацила, в результате концентрация его в плазме увеличивается. ОХО тормозит фосфорилирование фторурациловых метаболитов в слизистых желудочно-кишечного тракта, что снижает токсичность.

Гистологическая верификация получена в 100% случаев, аденокарцинома у 24 и по 1 случаю – плоскоклеточный и недифференцированный рак. Большинство пациентов 12 имени низкодифференцированную аденокарциному, высокодифференцированная встретилась у 1 больного, умереннодифференцированная – у 4, смешанная – у 3 и степень дифференцировки неустановлена у 6.

ECOG 0-1 у 24 пациентов; ECOG 2 у 3, медиана возраста 55 лет.

Из оцененных нами больных у 10 ранее было выполнено оперативное лечение, из них операция носила радикальный характер в 90% случаев (9 больных).

К началу лечения у всех оцененных нами пациентов были выявлены отдаленные метастазы, при этом у 18 больных метастазы сочетались с наличием первичной опухоли, и у 2 помимо метастазов выявлялся рецидив. По нашим данным метастатическое поражение печени было выявлено у 17 (65,3%) больных. Обширное поражение печени выявлено у 11 пациентов (объем поражения печени более 50%).

2 больных имели одну зону поражения, две – 4; у остальных было значительная диссеминация (3-6; 4-6; 5-6; 6-2). Органное метастазирование (печень, легкие и др.) сочеталось с наличием первичной опухоли или рецидива, метастазами в различные группы лимфоузлов.

У 96,1% (25) пациентов, включенных в исследование, были симптомы заболевания. Основными жалобами являлись: слабость, болевой синдром, снижение веса и желудочный дискомфорт. Интенсивность болевого синдрома - от 1 до 3 степени. Трое пациентов с метастазами в печень жаловались на лихорадку до 38,0.С, возникающую в вечернее время.

В среднем больные получили 4 курса химиотерапии. В 2 случаях потребовалась редукция дозы S1: 1 случай нейтропении, 1 – диареи. Лечение откладывали по медицинским показаниям 6 раз.

Наиболее частым токсическим явлением была анемия, которую обнаружили у 53,8% больных, выраженная анемия отмечена в 3,8%. Лейкопения и нейтропения были выявлены у 30,6% и у 42,2% наших пациентов. Серьезные проявления гранулоцитопении 3 или 4 степени были редки – 7,6%.

Оценка симптоматического эффекта была выполнена у 25 наших пациентов. Добиться контроля над симптомами заболевания удалось у 88%. Медиана времени до наступления симптоматического эффекта составила 2 месяца. На нашем материале эффект оценен у 26 пациентов. В результате проведенной химиотерапии у 8 больных отмечена частичная регрессия. У 11 стабилизация процесса и у остальных 7 прогрессирование заболевания. Болезнь удалось контролировать у 73% пациентов. Медиана выживаемости без прогрессирования в исследуемой группе составила 3,9 месяца (см. рисунок № 2).

Рисунок № 2. Выживаемость без прогрессирования и общая выживаемость больных, получивших режим CS1

Медиана общей выживаемости в когорте наших больных составила 8,6 месяцев (см. рисунок 4.). Одногодичная выживаемость – 28,5%; полуторалетняя лишь 8%.

  • Оценка эффективности и токсичности комбинации DCF (доцетаксел + цисплатин + 5 фторурацил) в первой линии терапии диссеминированного рака желудка.

В рамках настоящей диссертации нами были оценены результаты применения комбинации DСF при диссеминированном раке желудка. Анализ этого режима мы считаем крайне важным, т.к. результаты международного рандомизированного исследования V-325 основаны на применении этой комбинации у специально отобранных больных - с хорошим исходным общим состоянием, без стеноза или дисфагии, анемии и так далее. Поэтому анализ результатов лечения больных, с которыми мы встречаемся в повседневной практике, интересен для практикующих врачей.

В исследование было включено 38 пациентов метастатическим РЖ, в возрасте от 18 до 68 лет – медиана возраста 54 года. Пожилых больных (старше 65 лет) было 7 человек (18,4%). Гистологическая верификация получена в 97% случаев, у одного пациента диагноз основывался на результатах цитологического заключения. Аденокарцинома была диагностирована у 26 больных, перстневидноклеточный рак у 11, недифференцированный рак у 1. Степень дифференцировки распределена следующим образом: 11 пациентов имени низкодифференцированную аденокарциному, высокодифференцированная опухоль встретилась у 1 больного, умереннодифференцированная – у 5 и степень дифференцировки не установлена у 21. Девять больных из 38 были в состоянии средней тяжести ECOG -2, остальные пациенты были в удовлетворительном или хорошем общем состоянии – 0-1 по ECOG.

Семи нашим больным ранее было выполнено оперативное лечение. Операция носила радикальный характер у 6 пациентов. Одному пациенту операцию выполнили с паллиативной целью, в связи с наличием стеноза.

К началу лечения у всех оцененных нами пациентов были выявлены отдаленные метастазы, при этом у 31 больного метастазы сочетались с наличием первичной опухоли, и у 1 помимо метастазов выявлялся локальный рецидив. По нашим данным метастатическое поражение печени было диагностировано у 19 (50%) больных. Обширное поражение печени обнаружено у 13 пациентов.

Благоприятный прогноз по распространению болезни имели лишь 3 больных - одна зона поражения. Две или более зон метастазирования у всех остальных пациентов: 2 – 12; 3 - 10; 4 - 6; 5 – 5, 6 - 2. Органное метастазирование (печень, легкие и др.) сочеталось с наличием первичной опухоли или рецидива, метастазами в различные группы лимфоузлов.

У 86,9% (33) пациентов, включенных в исследование, были симптомы заболевания. Превалировали жалобы на слабость, болевой синдром, снижение веса и желудочный дискомфорт. Боли 1-2 степени отмечали 20 больных. Снижение веса отметили 26 пациентов, у 6 дефицит массы превысил 10%. 8 больных мучил выраженный асцит, требующий регулярного лапароцентеза.

27 больным мы определили уровень СЕА и СА 19-9 до начала лечения. У 14 позитивный уровень СЕА (54,8%) и у 12 (44,4%) повышен уровень СА 19-9.

Всего было проведено 181 терапевтических циклов химиотерапии. В среднем больные получали по 4,7 курсов химиотерапии. Лечение больные переносили удовлетворительно, тем не менее, в 22 случаях (12,1%) потребовалась редукция на 25% доз  химиопрепаратов, а отложить начало очередного курса химиотерапии по медицинским показаниям пришлось 17 раз (9,3%).

В двух случаях (5,2%) мы столкнулись с серьезными нежелательными явлениями, приведшими к прекращению лечения в рамках исследования. В одном случае у больного развился венозный тромбоз. В другом случае у больного было отмечено острое нарушение кровообращения (инфаркт миокарда).

Частым токсическим явлением была анемия, которую обнаружили у 68,4% больных, выраженная анемия отмечена в 13%. Лейкопения и нейтропения при использовании комбинации DCF наиболее частые побочные эффекты, они были выявлены у 73,6% наших пациентов. Гранулоцитопения 3 или 4 степени наблюдалась в 44,7%. Нейтропенический эффект комбинации DCF превышает аналогичное действие других комбинаций, применяемых для лечения метастатического рака желудка (CF, CS1, ELF, MVP, MEP и др.). фебрильная нейтропения наблюдалась у двух больных (5,2%).

К началу лечения 33 пациента имели симптомы заболевания. Динамика семиотики прослежена у 32 больных. Добиться контроля над симптомами заболевания удалось у 78,1% пациентов. У 18 (56,2%) симптомы были купированы или снизилась их интенсивность, у 7 (21,8%) состояние было стабилизировано. Медиана времени до наступления симптоматического эффекта составила 2 месяца.

Эффект был оценен у 36 (94,7%) из 38 больных. Двое пациентов выбыли из оценки эффективности, в одном случае в результате токсичности и другой больной отказался от продолжения лечения и обследования после химиотерапии, но он вошел в оценку выживаемости.

В результате проведенной химиотерапии у 15 (41,6%) больных отмечен эффект лечения (частичная регрессия) – в двух случаях был констатирован полный эффект в измеряемых очагах. У 16 пациентов стабилизация процесса (44,4%). В  5 случаях мы зафиксировали прогрессирование заболевания (14%). Болезнь удалось контролировать у 86% пациентов.

Рисунок № 3. Выживаемость без прогрессирования и общая выживаемость больных, получавших режим DCF

Медиана выживаемости без прогрессирования в исследуемой группе составила 6,65 месяца, а медиана общей выживаемости - 11,6 месяцев (82% умерших) (рисунок 3).

Годичная выживаемость составила 50,9%, 15 больных прожили более полу тора лет (40%), трехлетняя 36%; пятилетняя 6%.

  • Оценка эффективности и токсичности комбинации ELF + канглайт в первой линии терапии диссеминированного рака желудка.

Злак, произрастающий в Китае Coix  Lachrymal – jobi  тысячи лет применяли в качестве традиционного средства лечения разных болезней, в том числе опухолевых.

Канглайт – высокостабильная, стерильная ультрамикроэмульсия липидной фракции выделенной из семян этого растения (Li  Dapeng 1996). По китайским данным, канглайт индуцирует апоптоз в опухолевых клетках, ингибирует образование новых сосудов в опухолях, регулирует экспрессию некоторых опухолевоассоциированных антигенов, снижает множественную лекарственную устойчивость, проявляет имммуномоделирующее действие, обладаем синергизмом с химиотерапией. Американские исследователи (E. Gabrielson et al., Johns Hopkins University, Baltimore) обозначили в 2004 году потенциальные противоопухолевые механизмы действия канглайта: ненасыщенные жирные кислоты могут активировать или ген РКС и проапоптический фактор NFkB, препарат угнетает тирозин-киназный рецептор EGFR, прерывает сигнальный путь на участке RAS-RAF.

По данным китайских исследователей канглайт в режиме монотерапии активен при диссеминированном раке желудка в 20%, режим ELF по нашим данным эффективен в первой линии терапии у 28,5%.

В диссертации анализируются материалы о терапии 43 больных диссеминированным раком желудка, а также отдаленные результаты лечения и динамика иммунологических показателей.

Железистый рак был диагностирован у всех пациентов. Низкодифференцированная аденокарцинома выявлена у 17 больных (39,5%); умереннодифференцированная у 13(30,2%); у остальных степень дифференцировки не определена. Среди больных было 12 женщин и 31 мужчина. Медиана возраста -58 лет. Обращает на себя внимание, что в этой группе больных 44,2% пациентов были в плохом общем состоянии – статус ECOG 2+. К началу лечения четверо пациентов имели одну зону поражения, двенадцать – две и абсолютное большинство (27 человек) три и более зон поражения. Органное метастазирование (печень, легкие и др.) сочеталось с наличием первичной опухоли или рецидива, метастазами в различные группы лимфоузлов. В единичных случаях отмечалось поражение костей, надпочечников, лимфоузлов средостения, селезенки и др.

Из 43 больных, 17 (39,5%) ранее не подвергались оперативному лечению. Паллиативная операция (формирование обходных анастомозов) или пробная лапаротомия были выполнены 6 пациентам (13,9%), радикальное удаление первичного очага у 20 больных.

У 81,4% (35) пациентов, включенных в исследование, были симптомы заболевания. Превалировали жалобы на слабость, болевой синдром, снижение веса и желудочный дискомфорт. Боли 1-2 степени отмечали 23 больных, 3-й степени 5. Снижение веса зафиксировано у 20 пациентов. 8 больных мучил выраженный асцит, требующий регулярного лапароцентеза.

23 больным мы определили уровень СЕА и СА 19-9 до начала лечения. У 13 позитивный уровень СЕА (56,5%) и у 7(30,4%) повышен уровень СА 19-9.

Всего проведено 173 терапевтических цикла химиотерапии. В среднем больные получали по 4 курса химиотерапии. Лечение больные переносили удовлетворительно, редукция на 25% доз химиопрепаратов не потребовалась, а отложить начало очередного курса химиотерапии по медицинским показаниям пришлось 9 раз (5,2%).

Токсичность данного режима была оценена у 37 больных. В основном была отмечена токсичность 1-2 степеней.

Характеризуя побочные эффекты, связанные с инфузиями канглайта в течение 42 дней, отметим их крайнюю редкость. Токсические флебиты 2 степени развились у 2 пациентов, также как и гипертермия -2 больных, рвота 1 степени у 5 пациентов. Предварительное введение канглайта до химиотерапии не усилило токсичность стандартного для терапии рака желудка режима ELF.

Гематологические осложнения были наиболее частыми. Анемия развилась у 13,5% пациентов. Нейтропения, наиболее весомое проявление гематологической токсичности, отмечена у 37,8% больных, в том числе 3-4 степени в 21,6%. Тромбоцитопения 1-2 степени зафиксирована у 6 больных 16,2%, 3 степени у одного. Гематологические осложнения были кратковременными и не влияли на лечение.

Резюмируя переносимость комбинации ELF+КАНГЛАЙТ, отметим безопасность введения канглайта (практически без осложнений при дозе 200мл в сутки). Основные осложнения программы ELF – нейтропения и лейкопения наблюдались у трети больных. Не было фебрильной нейтропении и инфекционных осложнений. Восстановление гемопоэза происходило к началу очередного цикла химиотерапии.

К началу лечения 36 пациентов имели симптомы заболевания. Динамика семиотики прослежена у всех больных. Добиться контроля над симптомами заболевания удалось у 61,1% пациентов, имевших симптомы болезни (у 22 из 36).

Эффективность комбинации 27,8%, стабилизация 41,7%, контроль болезни 69,5%.

Рисунок № 4. Выживаемость без прогрессирования и общая выживаемость больных, получавших ELF + канглайт.

Медиана выживаемости без прогрессирования составила 5 месяцев, а медиана общей выживаемости составила 9,1 месяцев, что несколько выше, чем при применении режима ELF без канглайта 7,5 месяцев (собственные данные – исторический контроль) (рисунок 4).

Одногодичная выживаемость составила 33,3%, выживаемость 2 года 11,1%.

Заканчивая, изложение результатов этого раздела, остановимся на иммуномодулирующем действии канглайта.

CD3+ Т-лимфоциты до начала лечения были снижены 56,8%, после терапии 60,8% (норма 60-75%). CD4+ Т-хелперы/индукторы до лечения 43%, после 43,7% (норма 35-46%). CD8+ Т-супрессоры до лечения 28,4%, после 24,5% (норма 25-30%). Соотношение CD4+/CD8+ до лечения 1,25%, после терапии – 3,13%. CD5 Т-лимфоциты, CD50-молекула адгезии, CD45RA-В-лимфоциты, Т—лимфоциты, NK-клетки, CD5, CD7 Т-лимфоциты, NК-клетки, CD 95 антиген, опосредующий апоптоз, оставались в норме после лечения.

Нам представляется особенно важным повышение после лечения таких показателей, как соотношение CD4+/CD8+, CD50, CD95.

В подгруппе больных леченных без эффекта оказались сниженными следующие показатели: CD3+, CD4+, CD5+, CD8+, CD95+, CD50+, CD4+/CD8+.

  • Обсуждение результатов лечения больных метастатическим раком желудка

В своей работе мы изучили четыре комбинации, применяемые при лечении больных с распространенным раком желудка. В состав лечебных режимов входили, как широко и давно используемые препараты (5 фторурацил, цисплатин), так и препараты которые только начинают входить в состав схем химиотерапии мРЖ (S1, доцетаксел, канглайт).

Прежде всего, на себя обращает внимание тот факт, что вне зависимости от режима химиотерапии у большинства пациентов, получавших лечение по поводу диссеминированного РЖ, мы регистрировали выраженный симптоматический эффект (таблица № 5).

Таблица № 5.

Симптоматический эффект от химиотерапии у больных мРЖ

CF

CS1

DCF

ELF + канглайт

82,3%

88%

78,1%

61,6%

Это важный аргумент в пользу проведения лекарственного лечения у больных метастатическим раком желудка.

В нашем исследовании объективный ответ был зарегистрирован в диапазоне от 27,8% до 41,6%. Стабилизация встречалась, при всех исследованных режимах около 40% (38,6-44,4%). Контролировать болезнь удалось у 69,5-86% больных, в зависимости от предложенной комбинации химиотерапии (таблица № 6).

Таблица № 6.

Результаты лечения больных раком желудка

CF

CS1

DCF

ELF + канглайт

Объективный ответ %

38,6

30,7

41,6

27,8

Стабилизация %

39,1

42,3

44,4

41,7

Прогрессирование %

20,4

26,9

14

30,5

Контроль болезни %

79,5

73

86

69,5

Время свободное от прогрессирования (мес.)

5,6

3,9

6,65

5

Медиана выживаемости (мес.)

9,4

8,6

11,6

9,1

Выживаемость 1 год %

45,8

28,5

50,9

33,9

Выживаемость 1,5 года %

31

8

40

11,1*

* выживаемость 2 года

Современная переоценка эффективности режима СF при метастатическом раке желудка по принципам GCP позволяет с уверенностью высказаться в пользу сохранения комбинации в современном арсенале средств для лечения этого заболевания. Простая и недорогая схема терапии контролирует болезнь почти у 80% пациентов, 43,4% больных прожили более года. Токсичность комбинации вполне переносимая. Контингент пациентов по распространенности был тяжелым, метастазы до лечения диагностированы у 100% и у 60% помимо метастазов не был удален первичный очаг.

Во втором, изученным нами режиме 5 фторурацил был заменен на оральный фторпиримидин S-1. Этот препарат уже многие годы, основной в Японии и других азиатских странах для терапии диссеминированного рака желудка.

В нашей работе комбинация S-1 и цисплатина привела к эффекту – 30,8%. Наименьшей среди изученных режимов была медиана общей выживаемости - 8,4 месяца. Однако контроль болезни составил 73,1%.

Мы объясняем худшие результаты нашего исследования комбинации S-1 + цисплатина неблагополучной когортой больных – низкодифференцированная аденокарцинома в 46%, неудаленная первичная опухоль в 69%, более двух зон метастазирования у 76,9%. Кроме того, известно, что в Азии преобладает кишечная форма рака желудка (по классификации Lauren). Этот вариант аденокарциномы более дифференцирован, развитию опухоли предшествует атрофия слизистой, кишечная метаплазия. Этот вариант связан с инфицированностью Helicobacter pylori. Диффузная форма чаще регистрируется у молодых людей, морфологически менее дифференцированная, типичным является инфильтрация подслизистого слоя стенки желудка (способствует раннему лимфогенному метастазированию), контактное распространение по стенкам желудка и за ее пределами. Характерно преобладание этой формы в проксимальных отделах желудка. Именно эта форма рака распространена в России и Европе. Возможно биологическая и морфологическая разница РЖ в Японии и России главная причина более высоких результатов эффекта S1 в азиатских странах.

Режим DCF признан стандартом лечения на современном этапе в США. К классическим препаратам 5 фторурацилу и цисплатину в этой схеме добавлен доцетаксел.

Контроль болезни по нашим данным, полученным у 38 больных впечатляющ – 86%. Медиана общей выживаемости составила 11,6 месяцев, медиана времени свободного от прогрессирования 6,65 месяцев.

Хотя в диссертации не продемонстрирована статистически значимая разница в медиане времени до прогрессирования и общей выживаемости между комбинациями CF и DCF (р=0,58 и р=0,36), с уверенностью можно констатировать тот факт, что режим DCF превосходит схему CF по одногодичной и полуторалетней выживаемости – 50,9% против 45%; 40% против 31% (разница достоверна р=0,006). Только в группе больных, получавших комбинацию DCF, 6% прожили более 5 лет.

Эти данные могут служить эталоном сравнения при разработке новых комбинаций терапии диссеминированного рака желудка.

Следует обратить внимание на серьезную миелотоксичность режима DCF – III и IV степень у 44,7% пациентов.

Китайский биологический препарат канглайт был применен нами совместно с комбинацией ELF, давно и широко известной в мире. В большинстве работ эффективность данного режима отмена в диапазоне от 20% до 33%, при медиане выживаемости от 7 до 8,5 месяцев.

Полученные нами данные свидетельствуют о том, что добавление канглайта не привело к усилению эффективности комбинации ELF – 27,8%. Тем не менее, медиана выживаемости в исследуемой когорте пациентов составила 9,1 месяцев, что выше, чем при применении комбинации ELF. У ряда больных, получавших канглайт, было зафиксировано значительное до 2-3 лет пролонгирование сроков жизни, отмечено улучшение иммунологических показателей при использовании этого препарата. На наш взгляд, канглайт должен быть исследован в рандомизированных исследованиях.

Изучая профиль токсичности и безопасности использованных в работе химиотерапевтических режимов, мы можем заметить, что все представленные комбинации хорошо переносятся и могут применятся в клинической практике.

При анализе роли различных показателей для прогноза длительности выживаемости после лекарственной терапии метастатического рака желудка мы установили позитивную статистическую значимость (р<0,05) следующих факторов: достижение объективного эффекта (медиана выживаемости при эффекте 15,1 месяцев, у леченных без эффекта – 6,8 месяцев); достижение контроля над заболеванием (эффект + стабилизация) – медиана выживаемости этих больных 11,2 месяцев, а у остальных больных 5,7 месяцев.

Отрицательное влияние на прогноз выживаемости после химиотерапии оказывают следующие факторы ECOG 2 в сравнении с ECOG 1, повышение СЕА до лечения или гиперэкспрессия двух маркеров СЕА и СА 19-9 к началу терапии, поражение трех и более органов (медиана выживаемости при поражении 3-х органов 7,6 месяцев; 2-х – 12,6; одного – 15,2 месяцев).

При однофакторном анализе статистически достоверными оказались 12 показателей влияющих на продолжительность жизни больных метастатическим раком желудка.

Факторами, приводящим к увеличению медианы выживаемости являются:

  • Выбранный режим химиотерапии. Трехкомпонентная схема DCF – доцетаксел с инфузиями 5 фторурацила и цисплатина в сравнении с дуплетами - CF – цисплатин и инфузии 5 фторурацила и CS1(цисплатин и S1) приводит к достоверному увеличению медианы общей выживаемости - последняя составила соответственно 11,6 (DCF); 9,4 (CF) и 8,6 (CS1) месяцев (р=0,0064; HR = 1,47; 95,0% CI).
  • Длительность лечения больных (число курсов химиотерапии: 1-3; 4-6; более 6) - медиана выживаемости составляет при проведении 1-3 курсов 6,2 месяца, 4-6 курсов – 9,9 месяцев и при проведении более 6 циклов терапии 21,6 месяцев (р=0,000001; HR = 0,41; 95,0% CI).
  • Непосредственные результаты химиотерапии: объективный эффект, стабилизация и прогрессирование. Медиана выживаемости для больных, леченных с эффектом, составила 17 месяцев, со стабилизацией – 8,3 месяцев, с прогрессированием – 6,1 месяцев (р=0,0011; 95,0% CI).
  • Эффект химиотерапии или его отсутствие медиана выживаемости составила 17,2 и 7,5 месяцев. (р=0,0000014; HR = 0,33; 95,0% CI).
  • Контроль заболевания (объективный эффект + стабилизация) или прогрессирование. Медиана выживаемости при контроле составила 12,2 месяцев, прогрессировании -6,1 месяцев (р=0,0000001; HR = 0,21; 95,0% CI).
  • Следующим фактором, оказывающим влияние на медиану выживаемости, был исходный статус больных по шкале ECOG 0, 1 - 2. Так медиана выживаемости при ECOG 0 составила 15 месяцев, при ECOG 1-2 - 9 месяцев (р=0,05; HR = 1,42; 95,0% CI).

Факторы, приводящие к уменьшению медианы выживаемости:

  • Наличие более 3 зон метастазирования. При одном пораженном органе медиана выживаемости составляет 16,8 месяцев, при двух 13,6 месяцев, а при трех и более – 8,9 месяцев (р=0,0023; HR = 1,61; 95,0% CI).
  • Повышенный уровень СЕА (карциноэмбрионального антигена) до начала лекарственной терапии. Медиана выживаемости больных у которых уровень СЕА был увеличен – 7,4 месяца, у которых оставался в пределах нормальных значений составила 13,4 месяцев, (р=0,025; HR = 2,15; 95,0% CI).
  • Статистически достоверным оказалось значение, повышения двух маркеров СА 19-9 и СЕА и отсутствия токового начала до лекарственной терапии. У тех больных, у которых оба маркера были гиперэксирессированы, медиана выживаемости после химиотерапии составила 9,3 месяцев, а при отсутствии экспрессии – 15,5 месяцев (р=0,039; HR = 1,68; 95,0% CI).
  • Факт повышения АЛТ до химиотерапии. Медиана выживаемости больных при повышении этого показателя – 7 месяцев, с нормальным значение АЛТ до терапии составляет 10,2 месяцев (р=0,006; HR = 2,04; 95,0% CI).
  • Повышение уровня АСТ, до начала лечения. Медиана выживаемости при гиперэкспрессии АСТ – 8 месяцев, при отсутствии последней – 9,6 месяцев (р=0,041; HR = 1,7; 95,0% CI).
  • Повышение ЛДГ также характеризует более злокачественное течение заболевания. У пациентов при повышении этого маркера медиана выживаемости - 6,6 месяцев с нормальными показателями ЛДГ медиана выживаемости составила 10,4 месяцев, (р=0,037; HR = 2,15; 95,0% CI).

При многофакторном анализе, независимыми прогностическими признаками, влияющими на выживаемость, были - число курсов химиотерапии; наличие объективного ответа; лечебный режим; число зон метастазирования; исходный уровень СЕА и наличие модификации режима химиотерапии таблица №7.

Таблица № 7.

Многофакторный анализ прогноза выживаемости больных раком желудка получающих химиотерапию

Фактор прогноза

р

HR

95% CI

Число курсов химиотерапии

1-3

0,00003

0,21

0,10-0,43

4-6

Более 6

Объективный ответ

Есть

0,038

0,39

0,16-0,95

Нет

Уровень СЕА

Повышенный

0,00115

4,44

1,26-11,1

Нормальный

Число зон поражения

1

0,0111

2,36

1,21-4,63

2

3 и более

Лечебный режим

Трехкомпонентный

0,006

2,2

3.98-4,6

Двухкомпонентный

Модификация режима

Нет

0,0348

2,68

1,07-6,69

Выполненный анализ позволит более четко прогнозировать как эффективность химиотерапии, так и выживаемость больных, что в дальнейшем может повлиять на планирование и индивидуализацию лечения.

Рак толстой кишки – результаты терапии

За последние десять лет был накоплен огромный опыт лекарственного лечения рака толстой кишки. Переосмыслению были подвергнуты терапевтические подходы и стандарты.

Лекарственная терапия рРТК переживает бурный прогресс. Это касается внедрения в клинику новых противоопухолевых химиотерапевтических и биологических агентов, так называемых препаратов целевой терапии – лекарственных средств четко знающих свою молекулярную мишень.

В этот всемирный научный поиск вносит свой вклад исследования, ведущиеся в клиниках РОНЦ РАМН им. Н.Н. Блохина.

В настоящей главе будут обсуждаться материалы по оценке эффекта томудекса, алимты, современных режимов FOLFIRI, FOLFOX, XELIRI и таргетного препарата авастина.


  • Оценка эффективности и токсичности томудекса при лечении больных диссеминированным раком толстой кишки.

С 1998 года в клиниках онкологического научного центра изучению был подвергнут прямой ингибитор тимидилат синтетазы томудекс.

Больные с морфологически подтвержденным диагнозом раком толстой кишки и имеющие измеряемые проявления болезни получали томудекс в дозе 3 мг/м2 1 раз в 3 недели. 

Лечению томудексом подверглись 50 больных РТК (рак прямой кишки диагностирован у 17 и рак ободочной кишки у 33 пациентов), имевших к началу лечения диссеминацию опухолевого процесса. Из них 18 (36%) мужчин и 32 (64%) женщин, в возрасте от 38 до 72 лет. Медиана возраста - 60 лет. 14% больных были людьми пожилыми, в возрасте старше 65 лет. Основная масса пациентов к началу первого курса лечения находилась в удовлетворительном состоянии, у 92% больных ECOG 0-1.

Абсолютное большинство пациентов (86%) ранее оперированы. У четверых больных раком прямой кишки операция была дополнена пред- или послеоперационной лучевой терапией. Никто ранее не подвергался лекарственному воздействию.

У 6% ранее оперированных пациентов был выявлен рецидив первичной опухоли.

Лишь двое пациентов к началу химиотерапии не имели отдаленных метастазов, у остальных 96% была отмечена диссеминация процесса.

Изолированное метастатическое поражение печени  было выявлено у 78% больных, из них у 23% (9 человек) изменения в печени носили выраженный характер (объем поражения печени более 50%). Еще у 18% поражение печени сочеталось с метастазами в другие органы.

22 пациента (44%) имели более одной пораженной зоны.

У 30 (60%) пациентов регистрировали симптомы заболевания. Основными жалобами являлись: слабость, запоры, снижение веса и боль. У 10 (24%) пациентов отмечалась анемия, у 54% повышение уровня щелочной фосфатазы и у 22% уровня печеночных трансаминаз.

Всего больные получили 236 курсов химиотерапии. В среднем - 4 цикла на больного.

В 26 случаях (11% курсов) мы были вынуждены отложить начало химиотерапии в связи с развившимися токсическими явлениями. Редукция дозы томудекса на 25% была выполнена в 28 случаях (12% курсов лечения). Редуцированная доза препарата в дальнейшем не повышалась.

Токсичность данного режима была оценена у всех больных. На фоне проведенной химиотерапии у 54% больных развились токсические явления.

Гематологической токсичностью сопровождалось 22,9% курсов терапии. Превалировали токсические явления I-II-й степеней. Случаев фебрильной нейтропении или нейтропении осложненной инфекцией мы не наблюдали.

Негематологическая токсичность томудекса не выражена и была представлена в основном гастроинтестинальными осложнениями. У 24% больных наблюдались тошнота и рвота, у трети пациентов диарея. Между тем, токсичность III степени присутствовала крайне редко.

Из других осложнений, присущих томудексу, выделим лихорадку без признаков инфекционного процесса – у 42% больных, астению 24% больных, повышение уровня АЛТ и АСТ отмечено у 37 и 31 больного соответственно, при этом у каждого третьего повышение этих ферментов было III-IV степени.

Наблюдалось два серьезных осложнения, развившиеся у наших пациентов и приведшие к прекращению терапии, а в одном случае к смерти больного – это инфаркт миокарда и инсульт. Пациент умер от инфаркта миокарда на фоне лечения, не имея к моменту смерти прогрессирования заболевания.

Представляют интерес данные по контролю симптомов заболевания у больных, получивших томудекс. Улучшить или стабилизировать состояние больных удалось в 63% случаев (26,6% улучшение и 36,6% стабилизация). Медиана времени до наступления симптоматического эффекта составила 2,5 месяца.

Противоопухолевая активность препарата была оценена у 46 пациентов. Эффект зафиксирован у 6 больных (13 %), подтвержденный полный эффект у 6,5% и частичный у 6,5% пациентов. Стабилизация от 3 до 11 месяцев выявлена у 28 больных - 61%. Стабилизация длительностью более шести месяцев - у 6 (13%) пациентов. У остальных 12 (26%) больных при оценке через 6 недель отмечено прогрессирование заболевания.

Контроль заболевания, который включает в себя полный частичный эффекты и стабилизацию, составил 74%.

Медиана выживаемости без признаков прогрессирования в группе оцененных пациентов составила 4,3 месяца. (рисунок № 5)

Медиана выживаемости без признаков прогрессирования при контроле заболевания - 5,1 месяцев.

Рисунок № 5. Выживаемость без признаков прогрессирования больных, получивших томудекс.

Медиана общей выживаемости больных включенных в исследование составила 13 месяцев, что соответствует мировым показателям. (рисунок № 6)

Рисунок № 6. Общая выживаемость больных, получивших томудекс.

Годичная выживаемость в группе больных получавших томудекс составила 55%, полтора года жили 22% и 2 года - 15% пациентов.

Таким образом, результаты, достигнутые при исследовании томудекса в 1-й линии терапии мРТК, превышают показатели, широко описанные в литературе при оценке фторурацила в режиме монотерапии, по контролю болезни и выживаемости.

Толерантность препарата удовлетворительная, осложнения переносимые и преходящие.

Томудекс не достаточно изучен в нашей стране и за рубежом. Предстоит оценка его с другими препаратами, в том числе с таргетными при 1-й и 2-й линиях терапии.


  • Оценка эффективности и токсичности комбинации ALIRI в первой линии терапии рака толстой кишки.

В рамках настоящей диссертации рассматриваются российские результаты международного кооперированного исследования, в котором мы участвовали.

АЛИМТА (рemetrexed) - новый многоцелевой антифолат. Основной механизм действия препарата включает ингибирование ферментов тимидилат синтетазы, глицинамид рибонуклеотид формил трансферазы и дигидрофолат редуктазы.

В исследование были включены 33 пациента с верифицированным диагнозом рРТК (гистологическая верификация - 94%), имеющих измеряемые проявления болезни. Медиана возраста - 60 лет. 36%  из них были женщины и 64%  мужчины. Рак ободочной кишки у 63,6% и прямой 36,4% больных. Среди пациентов, получавших лечение, 94% были в удовлетворительном состоянии (статус ECOG 0-1). Больных старше 65 лет было 21,2%.

Из 33 оцененных больных 27 (81%) было выполнено оперативное лечение, из них операция носила паллиативный характер в 54% случаев. Ряд пациентов получили комбинированное лечение – пред- и/или послеоперационную лучевую терапию12% больных, и адьювантную терапию 9%. С момента завершения адъювантного лечения до начала 1-й линии терапии по поводу диссеминированной болезни проходило не менее 1 года.

К началу лечения у всех оцененных нами пациентов были выявлены отдаленные метастазы, при этом у 6 больных метастазы сочетались с наличием первичной опухоли, и у 2 помимо метастазов выявлялся рецидив.

По нашим данным метастатическое поражение печени было выявлено у 72,7% больных (у 51% была поражена только печень). Обширное поражение печени выявлено у 18,1% больных (объем поражения печени более 50%).

Треть пациентов имели более одной пораженной зоны из них 4 больных более двух. Метастазирование в печень или легкие сочеталось с наличием первичной опухоли или рецидива, метастазами в  лимфоузлы брюшной полости и малого таза, яичники, лимфоузлы средостения.

У 64% (21) пациентов, включенных в исследование, были симптомы заболевания

Из отклонений в лабораторных показателях отметим наличие анемии I-II степени у 21% больных, повышение уровня щелочной фосфатазы или АЛТ у 36,3% пациентов, АСТ у 45,7%, ЛДГ у 33%.

В среднем больные получали по 6 курсов химиотерапии. В 6 случаях потребовалась редукция дозы пеметрекседа (из них - 2 случая нейтропении, 2 диареи, 1 эпизод фебрильной нейтропении и 1 нейтропенический колит). 7 раз производилась редукция дозы иринотекана: трижды из-за нейтропении, дважды в связи с диареей, и по одному случаю по причине развития фебрильной нейтропении и колита. Интенсивность терапии при использовании ALIRI составила для пеметрекседа 78,2% и иринотекана – 78%.

Токсичность данного режима была оценена у всех больных. В основном была отмечена токсичность I-II степеней. Наиболее часто встречалась гематологическая токсичность. Лейкопения и нейтропения, которые были выявлены более чем у половины наших пациентов. Серьезные проявления гематологической III или IV степени проявлялись редко – нейтропения - 18%, фебрильная нейтропения у 9% больных.

Негематологическая токсичность режима ALIRI в основном характеризовалась I и II степенями. Наиболее частым побочным явлением в анализированной нами когорте пациентов была слабость, последняя встречалась у 66,6% больных. 48,4% больных жаловались на тошноту и 36,2% на рвоту (III степень тошноты и рвоты отмечена в 6% и 9% случаев соответственно). Из других видов гастроинтестинальной токсичности обратим внимание на диарею у 39,3% больных (12,1% диарея III-IV степени). Снижение аппетита с развитием анорексии -  24,4%, запор - 12%, стоматит - 9% больных.

Выделим 2 случая летальных исходов на фоне режима ALIRI, которые обусловлены химиотерапией. Это – смерть вследствие септического шока и нейтропенического сепсиса.

Добиться контроля над симптомами заболевания удалось у 42% больных. Медиана времени до наступления симптоматического эффекта составила 2 месяца.

Эффект оценен у 32 пациентов. В результате проведенной химиотерапии у 7 (22%) больных отмечена частичная регрессия, у 23 (72%) стабилизация процесса и у остальных 2 (6%) прогрессирование заболевания. Болезнь удалось контролировать у 94% пациентов.

Медиана выживаемости без прогрессирования в исследуемой группе составила 6 месяцев и медиана общей выживаемости в когорте наших больных составила 15 месяцев (рисунок №7).

Одногодичная выживаемость в анализируемой нами группе больных, получавших ALIRI, составила 72% (24 из 33).

Рисунок № 7. Выживаемость без прогрессирования и общая выживаемость больных, получивших ALIRI.

  • Оценка эффективности и токсичности авастина в комбинациях FOLFOX и XELOX

Авастин относится к группе таргетных препаратов и представляет из себя, моноклональное антитело против васкулярного эндотелиального фактора роста (VEGF). Связывая все изомеры VEGF, авастин тормозит ангиогенез в опухолях, подавляет пролиферацию эндотелиальных клеток, сокращает образование новых сосудов в первичной опухоли и метастазах, уменьшает проницаемость капилляров, усиливает активность дендритных клеток.

Из-за высокой стоимости авастин медленно осваивается в России. Практически нет отечественных публикаций, в которых охарактеризованы возможности этого антиангиогенного ингибитора в контроле прогрессирования метастатических форм рака толстой кишки и собственного опыта оценки токсического профиля этого препарата.

Мы применили авастин совместно с химиотерапевтическими режимами FOLFOX4 и XELOX. В обзоре литературы подробно представлены характеристика, эффективность и осложнения этих двух химиотерапевтических комбинаций.

Поскольку эффективность и выживаемость больных РТК при лечении по схемам FOLFOX4 и XELOX близка, мы объединили для анализа обе эти комбинации с добавлением к ним авастина.

Лечение авастином совместно с FOLFOX4 и XELOX получили 20 больных РТК (рак прямой кишки диагностирован у 3 и рак ободочной кишки у 17 пациентов), имевших к началу лечения диссеминацию опухолевого процесса. Средний возраст заболевших составил 52,8 лет. Шесть больных (30%) старше 65 лет.

Три четверти больных к началу первого курса лечения находилась в удовлетворительном состоянии - ECOG 0-1.

Абсолютное большинство пациентов 19 (95%) ранее получили оперативное лечение. Шестеро больных оперированы радикально, у остальных операция носила паллиативный характер (все операции были проведены за несколько месяцев до назначения авастина). В 8 случаях операции выполняли на фоне кишечной непроходимости. К началу лечения у всех больных была отмечена диссеминация процесса. В 20% случаев наличие метастазов сочеталось с неудаленной первичной опухолью или рецидивом. 50% пациентов имели более двух зон метастазирования.

Метастатическое поражение печени было выявлено у 17 (85%) больных, у 7 человек изменения в печени носили выраженный характер (объем поражения печени более 50%). У 11 больных (55%) поражение печени сочеталось с метастазами в другие органы - в брюшину, лимфоузлы брюшной полости, легкие и наличием первичной опухоли. 5 женщин имели метастазы в яичники.

В 65% регистрировались симптомы заболевания. До лечения у 10% пациентов отмечалась анемия, у 54% повышение уровня щелочной фосфатазы и у 3 (15%), повышение уровня печеночных трансаминаз.

Всего больные получили 151 цикл химиотерапии (в среднем 8 курсов). В 4 случаях мы были вынуждены отложить начало очередного курса лечения в связи с развившимися токсическими явлениями. В 1 случае редуцировали дозы химиопрепаратов на 25%. Сниженная доза препарата в дальнейшем не повышалась. И в одном случае терапия была прервана в связи с тромбоэмболией легочной артерии, развившейся у больной после первого курса авастина + FOLFOX4. 

Токсичность была оценена у всех 20 больных, включенных в исследование.

Отдельно проанализированы специфические осложнения, связанные с введением авастина и химиотерапевтическими режимами. Из осложнений, связанных с введением авастина, отметим кратковременное повышение артериального давления у 6, более стойкий подъем давления (III степени), требующий применения гипотензивных препаратов в 1 случае (5%), геморрагии отмечались в 10% у двух пациентов, протеинурию I степени у 3 больных. Серьезное, угрожающее жизни, осложнение – тромбоэмболия легочной артерии – было зарегистрировано у одной пациентки после первого цикла химиотерапии FOLFOX4+авастин. Это привело к исключению больной из исследования и прекращению лечения авастином. После выздоровления пациентка продолжила специфическую терапию оральными фторпиримидинами.

Гематологическая токсичность регистрировалась сравнительно редко - анемия I-II степени у 15%; лейкопения I-II степени 20% и у 10% III-IV степени, нейтропения III-IV степени в 10%, тромбоцитопения I степени у одного больного.

Негематологическая токсичность не выражена. Исследуемые режимы могут считаться умеренно эметогенными, тошнота I- II степени - 75%, рвота – 45%. Легкая и кратковременная диарея (1 и 2 степени) отмечена у 40%. Мукозиты (стоматит и эзофагит I степени) фиксировались у– 10% больных.

Изменения биохимических показателей были редкими. Повышение уровня АЛТ и АСТ I-II степени отмечено у 10 и 7 пациентов соответственно. У половины больных выявляли повышение щелочной фосфатазы, в 10% IV степени. Уровень ЛДГ поднимался выше нормы у 3/20 пациентов, в 1 случае 4 степени. Подъем уровня сывороточного билирубина зафиксирован в 5%. Таким образом, биохимические нарушения III-IV степени зафиксированы у 3 из 20 пациентов.

Симптоматический эффект комбинаций FOLFOX  и XELOX + авастин оценен у 19 больных. Улучшить состояние больных удалось в 61,5%.Медиана времени до наступления симптоматического эффекта составила 2,5 месяца.

Эффективность препарата была оценена у 19 пациентов. Лечение было эффективным у 10 из 19 больных 52,9 % от общего числа, подтвержденный полный эффект у 3 (15,7%) и частичный у 7 (36,8%) пациентов. Медиана длительности эффекта составила 10,1 месяцев. Стабилизация заболевания выявлена  у 9 больных – 47,3% в том числе длительностью более шести месяцев - у 8. Контроль заболевания удалось осуществить в 100% случаев.

Медиана выживаемости без прогрессирования в группе оцененных пациентов составила 8,8 месяцев. У больных с подтвержденным эффектом лечения медиана выживаемости без признаков прогрессирования составила 11,2 месяцев.

Самым важным показателем результативности лечения больных с диссеминированной болезнью является медиана общей выживаемости. Медиана общей выживаемости больных, включенных в исследование, составила 18,1 месяцев (рисунок № 8).

Рисунок №  8. Медиана выживаемости без прогрессирования и общая выживаемость больных, получавших авастин.

После прогрессирования заболевания все пациенты получили вторую линию химиотерапии иринотеканом. Годичная выживаемость составила 79,6% пациентов.

Таким образом, результаты, достигнутые при исследовании авастина с химиотерапией свидетельствуют: о пролонгировании эффекта химиотерапии и сроков до прогрессирования и медианы общей выживаемости.

  • Оценка эффективности и токсичности комбинации FOLFIRI в первой линии терапии рака толстой кишки.

В исследование было включено 44 пациента рРТК, медиана возраста 62 года. 41% - женщины и 59% - мужчины. Среди пациентов, получавших лечение, 86,4% были в удовлетворительном состоянии - статус ECOG 0-1. больных старше 65 лет - 18,1%. Рак ободочной кишки диагностирован у 84% и прямой у 16% больных.

Из 44 оцененных нами больных 36 (81,8%) было выполнено оперативное лечение, из них операция носила паллиативный характер в 52,2% случаев. Ряд пациентов получили комбинированное лечение – пред- или послеоперационную лучевую терапию 9%/(4), или адъювантную терапию13,6% (6). С момента завершения адъювантного лечения до начала 1-й линии терапии по поводу диссеминированной болезни проходило не менее 6 месяцев.

К началу лечения у всех оцененных нами пациентов были выявлены отдаленные метастазы, при этом у 5 больных метастазы сочетались с наличием первичной опухоли, и у 3 помимо метастазов выявлялся рецидив.

По нашим данным метастатическое поражение печени было выявлено у 88,6% пациентов (у 22,7% была поражена только печень). Обширное поражение печени выявлено у 27,2% больных (объем поражения печени более 50%).

У 37 (84%) пациентов было более одной пораженной зоны. Метастазирование в печень или легкие сочеталось с наличием первичной опухоли или рецидива, метастазами в  лимфоузлы брюшной полости и малого таза, яичники, лимфоузлы средостения.

У 65,9% (29) пациентов, включенных в исследование, были симптомы заболевания. У 11(25%) пациентов была выявлена анемия, у трех из 11 анемия III степени у остальных I-II степени, повышение уровня щелочной фосфатазы, АЛТ, АСТ и ЛДГ наблюдалось e 12, 14, 7, 9 больных.

В среднем больные получали 3,5 курса химиотерапии. В 11 случаях потребовалась редукция иринотекана и 5 фторурацила. Пропусков химиотерапии не было, лечение откладывали только не по медицинским показаниям. Интенсивность терапии при использовании FOLFIRI составила для иринотекана 80,3% и фторурацила – 78%.

Токсичность данного режима была оценена у всех больных. В основном наблюдалась токсичность I-II степеней.

Гематологическая токсичность - анемия была отмечена у 13 больных (31,7%), в двух случаях III степени – 4,5%; лейкопения и нейтропения были выявлены у 24 (54,5%) и 37 (84%) пациентов (III-IV степени лейкопения у двух больных, нейтропения 13 пациентов) и по 1 случаю тромбоцитопении и фебрильной нейтропении.

Негематологическая токсичность режима FOLFIRI в основном характеризовалась I и II степенями. Наиболее частым побочным явлением в анализированной нами группе пациентов была слабость, последняя встречалась у 65,9% больных. 77,2% жаловались на тошноту и 47,7% на рвоту. Однако III степень тошноты и рвоты отмечена в 6,8% и 9% случаях соответственно. Среди других видов гастроинтестинальной токсичности - диарея у 38,6% больных(в 9% диарея III степени), снижение аппетита с развитием анорексии отмечали 27,2%, запор у 13,6%, стоматит у 4,5% пациентов.

Летальных исходов в РОНЦ РАМН им. Н.Н. Блохина на фоне режима FOLFIRI мы не наблюдали.

Оценка симптоматического эффекта была выполнена на наших данных у 44 пациентов. У всех на фоне терапии нормализовался аппетит, пациенты прекращали терять вес. С помощью химиотерапии контролировался болевой синдром - у 11 из 14 больных. На фоне лечения было отмечено снижение интенсивности боли, пациенты уменьшали дозу потребляемых анальгетиков. У 8 из 22 уменьшилась слабость. У 2 из 4 больных перестал накапливаться асцит. Медиана времени до наступления симптоматического эффекта составила 3 месяца.

На нашем материале (44 больных) эффект оценен у всех пациентов. В результате проведенной химиотерапии у 15 больных отмечена частичная регрессия – 34%. У 4 (9%) прогрессирование заболевания и у остальных 25 (57%) стабилизация процесса. Болезнь удалось контролировать у 90,9% пациентов.

Медиана выживаемости без прогрессирования в исследуемой группе составила 7,2 месяцев, медиана общей выживаемости - 16,7 месяцев (рисунок № 9). Одногодичная выживаемость в анализируемой нами группе больных получавших FOLFIRI составила 70,4%.

Рисунок № 9. Выживаемость без прогрессирования и общая выживаемость больных, получавших FOLFIRI.

  • Оценка эффективности и токсичности комбинации XELIRI в первой линии терапии рака толстой кишки.

В рамках диссертации представлены результаты исследования 1-й линии терапии метастатического рака толстой кишки комбинацией XELIRI.

В исследование были включены 37 пациентов с верифицированным диагнозом рРТК (гистологическая верификация - 100% аденокарцинома; низкодифференцированная - 2,7%, умереннодифференцированная - 24,3%, высокодифференцированная - 13,5% и у остальных степень дифференцировки не установлена), имеющих измеряемые проявления болезни. Медиана возраста 55 лет. 59,4% (22) из них были женщины и 40,6% (15) мужчины.

Рак ободочной кишки у 67,6% и прямой 32,4% больных. Среди пациентов, получавших лечение, 78,4% были в удовлетворительном состоянии  (статус ECOG 0-1). Больных старше 65 лет было 13,5%.

Из 37 оцененных нами больных 36 (97,2%) было выполнено оперативное лечение, из них операция носила паллиативный характер в 55,7% случаев (20 больных). Оперативное лечение у 14 пациентов выполнено в условиях кишечной непроходимости. Хотя как, мы указывали выше ECOG и статус Карновского характеризовали общее состояние больных как удовлетворительное, режим XELIRI нами был несколько облегчен (доза иринотекана 180 мг/м2 вместо 240 мг/м2 и цикловая продолжительность приема кселоды 7 дней вместо 14) вследствие неблагоприятных анамнестических данных – высокий уровень паллиативных операций уже при отдаленном метастазировании – 55,7%; экстренные оперативные вмешательства на фоне кишечной непроходимости (38,8%).

Адъювантную терапию получили 9 больных; лучевая терапия нашим пациентам не выполнялась. С момента завершения адъювантного лечения до начала 1-й линии терапии по поводу диссеминированной болезни проходило не менее полугода.

К началу лечения у всех оцененных нами пациентов были выявлены отдаленные метастазы, у 1 больного метастазы сочетались с наличием первичной опухоли.

Большинство 21 (56,7%) пациентов имели более одной пораженной зоны из них 8 больных более двух.

По нашим данным метастатическое поражение печени было выявлено у 29 (79,1%) пациентов (у 14 (37,8%) была поражена только печень). Обширное поражение печени выявлено у 13 (35,1%) больных.

Метастазирование в печень или легкие (10 больных) сочеталось с метастазами в лимфоузлы брюшной полости и малого таза, яичники, лимфоузлы средостения и др.

У 67,5% (25) пациентов, включенных в исследование, были симптомы заболевания. Превалировали жалобы на слабость, боль, снижение веса (потеря веса более 10% у 5 больных), запор и снижение аппетита. У 6 (16,2%) пациентов была выявлена анемия, у одного из 6 - анемия 3 степени у остальных 1-2 степени.

Повышение  уровня щелочной фосфатазы, АЛТ, АСТ и ЛДГ наблюдалось  у 7, 11, 9, 3 больных

В среднем больные получали 7 циклов терапии (всего 259). Редукция дозы иринотекана осуществлена при проведении 6 циклов (2,3%), а кселоды  - 2 циклов (0,8%) из-за нейтропении, диареи, ладонно-подошвенного синдрома. Пропусков химиотерапии не было, лечение откладывали только по медицинским показаниям 16 раз.

Токсичность режима была оценена у всех больных. В основном были отмечены осложнения I-II степени. Наиболее часто встречалась гематологическая токсичность. Анемия была зарегистрирована у 40,5% больных, III степени – 5,4%. Лейкопения и нейтропения были у 62,1% и 67,5% пациентов, III-IV степени 10,8 и 16,2%. Гастроинтестинальная токсичность проявлялась в основном в 54% тошнотой, 48,6% рвотой, 64,8% диареей (III-IV степени 13,5% для тошноты и рвоты, 21,6% для диареи). Снижение аппетита отмечали 37,8%, мукозиты у 8 (21,6)% пациентов, отметим также аллопецию – 81%, ладонно-подошвенный синдром I-II степени у 24,3% пациентов, ХЭС – у 37,8%. Летальных исходов на фоне режима XELIRI мы не наблюдали.

Добиться контроля над симптомами заболевания удалось достигнуть в 77,2% случаев, при этом исчезновение или снижение интенсивности симптоматики у 36,3% больных.

Эффект оценен у 36 пациентов (один больной прекратил лечение после 2-го курса). В результате проведенной химиотерапии у 2 больных отмечена полная регрессия – 5,5%; частичная регрессия у 8 (22,5%), у 5 (13,8%) прогрессирование заболевания и у остальных 21 (58,3%) стабилизация процесса. Болезнь удалось контролировать у 86% пациентов.

Медиана выживаемости без прогрессирования в исследуемой группе составила 7,1 месяцев, медиана общей выживаемости - 13,9 месяцев.

Одногодичная выживаемость в анализируемой нами когорте больных составила 57,9%.

Рисунок № 10. Выживаемость без прогрессирования и общая выживаемость больных, получивших XELIRI.

  • Оценка эффективности и токсичности комбинации FOLFOX в первой линии терапии рака толстой кишки.

В рамках настоящей диссертации представляются результаты исследования 1-й линии терапии метастатического рака толстой кишки комбинацией FOLFOX.

Модификация классического FOLFOX:4 в нашем исследовании состояла в отказе от болюсного введения 5 фторурацила до капельного, от длительной инфузии фторурацила в пользу четырехчасового введения более высокой дозы 1500 мг/м2, вместо двух доз по 600 мг/м2 1 и 2 дни, в уменьшении дозы лейковорина 20 мг/м2 вместо 200 мг/м2 при сохранении дозы оксалиплатина – 85 мг/м2 и двухнедельных интервалов между циклами. Цикловая доза 5 фторурацила в классическом FOLFOX:4 составляла 2000 мг/м2, в нашем исследовании 1500 мг/м2 – меньше на 500 мг/м2.

В исследование было включено 44 больных рРТК, средний возраст наших пациентов 56,8 лет. 52,2% (23) из них были женщины и 47,8% (21) мужчины. Рак ободочной кишки диагностирован у 79,5% и прямой у 20,5% больных. Среди пациентов, получавших лечение, 86,3% были в удовлетворительном состоянии (статус ECOG 0-1). Больных старше 65 лет по нашим данным было 20,5%.

42 (95,5%) из 44 больных, включенных в исследование, были ранее оперированы, 13 пациентам выполнена радикальная операция (30,9%), 27 – паллиативная с удалением первичного очага и 2 – операция без удаления первичной опухоли (4,8%).

К началу лечения у всех пациентов были выявлены отдаленные метастазы, у 4 (9,1%) больных метастазы сочетались с наличием первичной опухоли. 20 (45,5%) пациентов имели более одной пораженной зоны. По нашим данным метастазы в печень были обнаружены у 79,5% пациентов. Обширное поражение печени выявлено у 9 (20,5%) больных.

У 81,8% пациентов, включенных в исследование, были симптомы заболевания. Превалировали жалобы на слабость, боль, снижение веса (потеря веса более 10% у 5 больных), запор. У 2 (4,5%) пациентов была анемия. Чаще всего мы наблюдали повышение уровня щелочной фосфатазы – 23 (52,2%), высокий уровень трансаминаз (АЛТ, АСТ и ЛДГ) отметили у 7, 3 и 2 больных.

Больные получили 392 циклов терапии (медиана – 12 курсов на больного). Редукция дозы препаратов (оксалиплатина и 5 фторурацила) осуществлена при проведении 30 циклов (7,6%), что было вызвано: нейтропений, диарей, нейротоксичностью 3 степени. Пропусков химиотерапии не было, лечение откладывали по медицинским показаниям 27 раз.

Токсичность данного режима была оценена у всех больных.

Анемия была у 38,5% больных (III степень – 4,5%). лейкопения и нейтропения у 63,6% пациентов (III-IV степени 20,4% и 22,7%), фебрильная нейтропения у 2,2%.

Тошнота отмечалась у 54,5%, а рвота у 7% пациентов. Диарея наблюдалась у 29,5% больных (III-IV степени – 4,5%), снижение аппетита, запор и мукозиты у 18,1% пациентов, аллопеция – 18,1% и развитие нейротоксичности у 25% больных. Летальных исходов на фоне режима FOLFOX не было.

Исчезновение или снижение интенсивности симптоматики зафиксировано у 58% больных.

Эффект оценен у 44 пациентов. Частичный эффект регистрировали у 12 (27,2%), у 20 (45,4%) больных стабилизацию процесса. Болезнь удалось контролировать у 72,6% пациентов.

Медиана выживаемости без прогрессирования в исследуемой группе составила 5,3 месяца, а медиану общей выживаемости в когорте наших больных можно считать вполне удовлетворительной, последняя составила 16,6 месяцев (рисунок №11).

Один год выжили 82,9% больных, два года 30,5,7%.

Рисунок № 16. Выживаемость без прогрессирования и общая выживаемость больных, получавших FOLFOX.

  • Обсуждение результатов лечения рака толстой кишки

В диссертации представлены шесть химиотерапевтических режимов, применяемых в терапии диссеминированного рака толстой кишки. В состав комбинаций входили, наряду с давно известными и широко используемыми препаратами (5 фторурацил, лейковорин, иринотекан, оксалиплатин) входили и новые редко применяемые лекарственные средства (авастин, алимта). Некоторые стандартные в настоящее время химиотерапевтические режимы были нами модифицированы, что было связано с испытанием комбинаций препаратов до регистрации некоторых из них в России.

При использовании всех режимов химиотерапии мы получили выраженный симптоматический эффект (таблица № 8).

Таблица № 8.

Симптоматический эффект при лечении РТК %

Томудекс

ALIRI

Авастин + х/т

FOLFIRI

XELIRI

FOLFOX

63

42

84,5

56,8

77,2

58

В конце прошлого века в арсенал противораковых препаратов вошел ралтитрексед – томудекс.

В исследовании томудекса контроль болезни зарегистрирован в 74% (объективный ответ 13%; стабилизация 61%) случаев. Медиана общей выживаемости 13 месяцев служит основанием для более широкого комбинирования этого препарата с другими химиотерапевтическими и таргетными средствами во 2-й и 3-й линиях терапии метастатического РТК. переносимость томудекса в нашем исследовании была удовлетворительной. Из особенностей отметим частое повышение уровня трансаминаз (III-IV степени): АЛТ-24%, АСТ - 14% и развитие астенического синдрома у 10%.

Совсем недавно в арсенале онкологов появился новый препарат из группы антиметаболитов пеметрексед (алимта). Основной механизм действия, которого заключается в ингибировании ферментов: тимидилат синтетазы, глицинамид рибонуклеотид формил трансферазы и дигидрофолат редуктазы.

Мы применяли этот антиметаболит вместе с иринотеканом. Удалось контролировать заболевание у 94% больных (объективный эффект у 22% и стабилизация у 72% пациентов). Медиана выживаемости без прогрессирования составила 6 месяцев и медиана общей выживаемости – 15 месяцев.

Гематологическая токсичность III-IV степени по собственным данным составила – для анемии 12,1%, лейкопении 21,1%, нейтропении 18% и тромбоцитопении 3%. Гастроинтестинальная токсичность представлена диареей III-IV степени у 12% больных, рвотой -9% и тошнотой – 6%. Данные по эффективности и токсичности сопоставимы с результатами международного кооперированного исследования, в котором мы принимали непосредственное участие.

Хотя авастин официально зарегистрирован в нашей стране для лечения метастатического рака толстой кишки, отечественный опыт использования этого препарата ограничен, что в основном вызвано экономическими проблемами.

На сравнительно небольшом материале - 20 больных, мы продемонстрировали безопасность и эффективность авастина в комбинации с FOLFOX4 или XELOX.

Выполнение химиотерапии совместно с авастином позволило контролировать симптомы заболевания у 61,5% пациентов. Также были получены выразительные результаты эффективности лечения - у 10 из 19 пациентов. Таким образом общий объективный эффект составил 52,9%, а полный 15,7%. Медиана выживаемости без прогрессирования при достигнутом эффекте составила 11,2 месяцев.

Стабилизация заболевания констатирована у 9 пациентов (47,3%), в том числе у почти всех (8) длительностью более 6 месяцев. Т.о. контроль заболевания зарегистрирован у 100% больных. Медиана выживаемости без прогрессирования составила 8,8 месяцев. Этот показатель в большинстве исследований программ FOLFOX4 и XELOX на превышает 6-7 месяцев. Медиана общей выживаемости в этой когорте больных составила 18,1 месяцев, а у пациентов леченных с эффектом, медиана выживаемости не достигнута. Один год выжили 60% больных. Названные результаты получены у тяжелой группе пациентов, более 50% имели 2 зон метастазирования.

Специфические осложнения для авастина характеризовались I и II степенями, токсических событий III и IV степени было всего два.

Гематологическая токсичность III и IV степени наблюдалась лишь в 10% случаев. Гастроэнтерологическая токсичность бала слабо выражена – в 5% отмечалась высокая эметогенность (III и IV степени). Выраженные биохимические нарушения характеризовались повышением ЛДГ и ЩФ – 5% и 10%.

Разработанный Doullard et al. режим FOLFIRI был оценен нами в 1-й линии терапии на 44 больных с метастатическим раком толстой кишки.

У 88,6% включенных в исследование больных отмечались метастазы в печень, в том числе у 61,3% метастатическое поражение захватывало более 50% объема этого органа, более 85% пациентов имели сочетанные метастазы в различных органах.

В результате проведенного лечения контроль болезни достигнут в 91% случаев, частичная регрессия в 34%. Время свободное от прогрессирования – 7,2 месяцев и медиана общей выживаемости – 16,8 месяцев.

Переносимость режима была удовлетворительной. В 30% нейтропения была III-IV степени. FOLFIRI - слабоэметогенный режим, III-IV степени тошнота у 6,8% и рвота у 9% пациентов, диарея в тяжелой форме (III-IV степени) зафиксирована у 9% больных.

Характеризуя наши результаты по использованию комбинации XELIRI в 1-й линии терапии диссеминированного РТК, отметим отягощенность контингента больных включенных в исследование. Более 55% пациентам были выполнены лишь паллиативные операции, в 38,8% хирургические вмешательства осуществлялись на фоне кишечной непроходимости. В 35% объем поражения печени превышал 50% ткани этого органа, у одной трети больных были метастазы в легкие.

Симптоматический эффект был выраженным – в 77,2%.

Полная регрессия зафиксирована в 5,5%, частичная – в 22,5%, стабилизация в 58,3%. Т.о контроль болезни получен в 86,3%. По непосредственному эффекту наши данные могут считаться сопоставимыми с международными.

Медиана времени до прогрессирования составила 7,1 месяцев, медиана общей выживаемости 13,9 месяцев и годичная выживаемость 57,9%. Полученные нами результаты несколько хуже, чем данные международных исследований. Режим XELIRI в нашем исследовании был облегчен, что снизило токсичность, но уменьшило интенсивность терапии. Гематологическая токсичность, наблюдалась довольно часто 70,2%, но только у 29% нейтропения была III-IV степени, фебрильная нейтропения в 2,7%, анемия и тромбоцитопения отмечены в 15,4%.

Из негематологической токсичности фиксировали диарею III-IV степени у 21,6%, рвоту III-IV степени у 13,5% больных, повышение ШФ у 18,9%, повышение АЛТ и АСТ у 8,1%.

Модифицированный в нашем исследовании режим FOLFOX привел к контролю болезни у 72,6% пациентов мРТК, медиане выживаемости – 16,6 месяцев, времени свободному от прогрессирования - 5,3 месяцев, одногодичной выживаемости - 82,9%, двухлетней выживаемости - 30,5% и снижению общей токсичности.

Эти данные находятся в соответствии с материалами разработчиков режима. Однако, нам удалось их добиться при снижении цикловой дозы 5 фторурацила до 1500 мг/м2, отказа от болюсного введения этого препарата, уменьшении дозы лейковорина и сохранении дозы оксалиплатина. В нашем исследовании по некоторым показателям зарегистрирована меньшая токсичность, чем в оригинальном режиме. Сводные данные по эффективности представлены в таблице № 9.

Таблица № 9

Результаты лечения больных раком толстой кишки

Томудекс

ALIRI

Авастин + х/т

FOLFIRI

XELIRI

FOLFOX

Объективный ответ

13

22

52,9

34

28

27,3

Стабилизация

61

72

47,3

57

58,3

45,4

Прогрессирование

26

6

0

9

13,8

27,3

Контроль болезни

74

94

100

90,9

86

72,7

Время свободное от прогрессирования (мес.)

4,3

6

8,8

7,2

7,1

5,3

Медиана выживаемости (мес.)

13

15

18,1

16,7

13,9

16,6

Выживаемость 1 год

55

72

79,6

70,4

57,9

82,9

Среди статистически значимых для прогноза выживаемости в течение года и более оказались следующие факторы: отсутствие или наличие первичной опухоли к моменту начала терапии по поводу диссеминированного процесса. Среди пациентов с удаленным первичным очагом выжили более года 70,4%, с неудаленной первичной опухолью толстой кишки 41,5%. Относительная вероятность прожить более года у больных в первой подгруппе на 30% превышает этот показатель во второй подгруппе (HR=8,7 и 6,1; р=0,028).

Значимыми оказались различия в выживаемости для пациентов с исходным статусом ECOG 0; ECOG 1 или ECOG 2, выжили соответственно 85,3%; 65,9% и 38,3%. Относительный риск смерти до года на 18,1% выше у больных в подгруппе ECOG 2 в сравнении с подгруппой ECOG 0 (HR= 6,8 и HR=8,3; р=0,004).

Анемия, зарегистрированная до лекарственного лечения, негативно сказывается на показателях одногодичной выживаемости. Среди больных с анемией 1 год выжили 32%, без нее 77%. Относительный риск умереть в течение года у больных с анемией на 50,5% больше, чем при ее отсутствии (HR= 11,1 и 5,5; р=0,003).

Такой показатель, как щелочная фосфатаза, при повышении ухудшает одногодичную выживаемость до 51,4%. При нормальном уровне щелочной фосфатазы этот показатель – 81,4%. Относительный риск смерти до года в группе с повышением ЩФ на 33,2% выше, чем в другой подгруппе (HR= 12,5 и 8,1; р=0,011).

Повышение уровня АЛТ и/или АСТ выше нормы до терапии - неблагоприятные факторы прогноза одногодичной выживаемости. При нормальном уровне трансаминаз 69,6% прожили более года и лишь 14,8% с повышенным уровнем этих ферментов (р=0,015).

Достоверными оказались данные о значении повышения до начала лечения СЕА и СА 19-9. Годичная выживаемость в подгруппах с повышенным значением маркеров СЕА 67,5% и СА 19-9 62,3%; без повышения – 70,3% и 73,9% (для СЕА  - HR= 10,6 и 0,9; р=0,015; для СА 19-9 - HR= 11,8 и 5,6; р=0,04).

Наличие метастазов в печень неблагоприятно сказывалось на одногодичной выживаемости - 66,5%. При отсутствии метастазов более одного года выжили 75,4% больных. Риск смерти до года в подгруппе пациентов с метастазами в печень превышал этот показатель у больных без метастазов в печень на 63% (HR= 10,0 и 3,7; р=0,0049).

Число пораженных опухолью зон отражалось на одногодичной выживаемости: при одной зоне 72,7%; при двух зонах 65,0%, при трех и более зонах 57,3%. Однако при статистической обработке эта разница оказалась не достоверной, что вероятнее всего обусловлено недостаточным числом больных.

Оценка объективного эффекта имела существенное значение для прогноза выживаемости пациентов более года. В случае успешного лечения, при достижении объективного ответа выживаемость составляет 88,4%, при отсутствии такового на 35% меньше, лишь 53,6%. Относительная вероятность прожить более года у успешно леченых пациентов на 75% выше, чем при отсутствии объективного эффекта. Данные статистически достоверные – р = 0,00001. Больные с подтвержденной полной регрессией выжили 1 год в 82%; частичной 88,7%; пациенты со стабилизацией в 66,1%; с прогрессированием 42,5%. Относительная вероятность смерти до года пациентов со стабилизацией на 90,1% больше чем  для больных с полной регрессией и на 64% больше чем для пациентов с частичной ремиссией – р=0,0032.

При достижении контроля заболевания, т.е. суммации объективного эффекта и стабилизации, более 1 года прожили 73,3% пациентов. В группе больных, где контроль роста недостигнут, живы более года 42,5% пациентов. Относительная вероятность смерти во второй группе была на 31% больше чем в первой (HR=11,5; HR=7,9; p=0,002).

Оценивая значение тех или иных противоопухолевых агентов в лечении диссеминированного рака толстой кишки, отметим, что введение в лечебные программы авастина значимо повысило одногодичную выживаемость – 79,6%; в сравнении с XELIRI (57,9%) и томудексом (55%); (HR соответственно 5,6; 11,1 и 13,5; р=0,0005). Относительная вероятность недожития при применении авастина была на 49,5% ниже, чем больных получавших XELIRI и на 58% ниже, чем в подгруппе получавшей томудекс.

Выживаемость более года у больных получивших в составе комбинаций оксалиплатин составила 82,9%, без этого платинового препарата -56%. Риск смерти в течение года при лечении комбинациями, не содержащими оксалиплатин увеличен на 44,8% (HR 13,0; HR 4,4 и р=0,00003).

Значимые факторы прогноза были использованы для построения регрессионной модели Кокса (таблиц № 10). В результате многофакторного анализа 6 факторов оказались статистически значимыми (для всех р<0,05): эффект лечения (HR = 0,38; 95,0% CI), включение в режимы оксалиплатина (HR = 0,46; 95,0% CI), исходный статус ECOG (0-1|2) (HR = 1,62; 95,0% CI), анемия (HR = 1,86; 95,0% CI), наличие прогрессирования (HR = 8,09; 95,0% CI), повышенный уровень АСТ (HR = 9,5; 95,0% CI). Коэффициент HR выше единицы демонстрирует негативное для выживаемости влияние, ниже единицы позитивное влияние на выживаемость

Таблица № 10.

Регрессионная модель Кокса

Фактор прогноза

HR

р

Повышенный уровень АСТ

9,5

Все

р < 0,05

Прогрессирование на фоне 1-й линии терапии

8,09

Анемия до начала лечения

1,86

Статус ECOG 2

1,62

Наличие подтвержденного эффекта химиотерапии

0,38

Включение в комбинации оксалиплатина

0,46

Выводы

  1. В связи с наивысшими показателями медианы общей выживаемости (11,6 месяцев), непосредственного эффекта (41,6%), контроля болезни (86%), выживаемости в течение 1,5 лет - 40%, 3 лет – 36% режим DCF может рассматриваться как стандарт первой линии терапии диссеминированного рака желудка и служить эталоном сравнения при испытании новых схем и препаратов. С осторожностью режим может использоваться у ослабленных больных, с ECOG 2 и исходной миелосупрессией.
  2. Режим восьмидесятых годов СF, переоцененный нами по современным критериям, сохраняет свои позиции при первой линии терапии метастатического рака желудка. Объективный ответ регистрируется у 38,6%, контроль болезни у 77,6%, медиана выживаемости 9,3 месяца, одногодичная выживаемость в 43,4%. Его преимущества – экономическая доступность и меньшая токсичность в сравнении с комбинацией DCF.
  3. Комбинация CS1 позволяет контролировать болезнь у 73% больных (у 30,7% регистрируются объективный эффект и у 42,3% стабилизация), медиана общей выживаемости - 8,6 месяцев, одногодичная выживаемость – 28,5%. Перспективно создание новых комбинаций с участием S1 и их изучение при мРЖ.
  4. Канглайт в комбинации с режимом ELF в терапии метастатического рака желудка приводит к некоторому увеличению медианы общей выживаемости - 9,1 месяцев (от ELF 7 - 8 месяцев), объективный эффект комбинации – 27,8%, симптоматический – 61%. Для определения места и роли канглайта в терапии мРЖ необходимо проведение рандомизированных исследований.
  5. Одной из целей паллиативной химиотерапии является улучшение качества жизни больных, за счет контроля над симптомами. Исследованные режимы обладают симптоматическим эффектом в диапазоне от 61,6% до 88%.
  6. При однофакторном статистическом анализе следующие показатели достоверно влияли на выживаемость больных метастатическим рака желудка: режим, длительность лекарственной терапии и ее результаты (объективный эффект, стабилизация, прогрессирование и контроль заболевания), исходный статус ECOG 0/1 – 2, число зон метастазирования. Исходное повышение уровня маркеров СЕА и СА 19-9, а АЛТ, АСТ, ЛДГ.
  7. При многофакторном анализе независимыми прогностическими факторами, влияющими на выживаемость оказались: число курсов терапии; модификации режима химиотерапии; .достижение объективного эффекта; состав схем; число зон метастазирования; исходный уровень СЕА.
  8. Применение авастина в комбинации с режимами FOLFOX4 и XELOX в первой линии терапии мРТК привело к 100% контролю заболевания, объективному эффекту у 52,9% больных, медиане общей выживаемости 18,1 месяцев, не усилив токсический профиль базовых режимов. Наши результаты созвучны международным оценкам роли авастина в лечении мРТК.
  9. Модифицированный режим FOLFOX при мРТК привел к сопоставимым по эффекту данным de Gramount (2000) – контроль болезни достигнут в 72,6%, медиана выживаемости – 16,6 месяцев, одногодичная выживаемость 82,9%, двухлетняя выживаемость 30,5% и снижению общей токсичности. Этот облегченный режим мало токсичен и легко выполним. Его следует рекомендовать для использования в амбулаторной практике.
  10. Разработанный французскими исследователями режим FOLFIRI в первой линии терапии РТК, по нашим данным умеренно токсичен (нейтропения и диарея в основном I-II степени), удается добиться частичного эффекта у 37%, стабилизации у 57% больных, при медиане выживаемости 16,8 месяцев. Режим может применяться в первой линии терапии мРТК при непереносимости к платиновым препаратам, а также как альтернативный при второй линии терапии.
  11. Режим XELIRI в нашей модификации удовлетворительно переносим больными с обширными метастазами РТК. Общий эффект зарегистрирован у 28%, стабилизация у 58,3% и контроль болезни у 86,3%. Время до прогрессирования составило 7,1 месяцев. Медиана общей выживаемости - 13,9 месяцев и одногодичная выживаемость  - 57,9%. Режим больше подходит для второй линии терапии мРТК.
  12. Комбинация ALIRI позволила контролировать болезнь у 94% больных (объективный эффект у 22% и стабилизация у 72% пациентов). Медиана выживаемости без прогрессирования составила 6 месяцев и медиана общей выживаемости – 15 месяцев. Данный режим может быть рекомендован пациентам, не переносящим фторпиримидины, чаще во второй линии терапии.
  13. Эффект томудекса (ралтитрекседа) при метастатическом раке толстой кишки сопоставим с 5 фторурацилом, но контроль болезни (63%) и медиана выживаемости (13 месяцев) выше. Целесообразно исследование комбинаций на основе томудекса во второй линии терапии мРТК.
  14. При однофакторном статистическом анализе достоверно влияли на выживаемость больных мРТК: наличие или отсутствие первичной опухоли; исходные: анемия, повышение уровня щелочной фосфатазы, АЛТ, АСТ, СЕА, СА 19-9, статус ECOG 2, прогрессирование на фоне 1-й линии терапии. Результаты лечения - объективный ответ или контроля над болезнью, позитивно отражаются на выживаемости. Из терапевтических компонентов наиболее значимы для улучшения выживаемости оксалиплатин и авастин.
  15. В результате многофакторного анализа 6 факторов оказались статистически значимыми (для всех р<0,05): эффект или прогрессирование, включение в режимы оксалиплатина, исходный статус ECOG (0-1/2), анемия, повышенный уровень АСТ.


Список работ опубликованных по теме диссертации

  1. Гарин А.М., Базин И.С. // Злокачественные опухоли пищеварительной системы. -  М. изд. Инфомедиа Паблишерз. 2003, 256 страниц.
  2. Гарин А.М., Базин И.С. // Десять наиболее распространенных злокачественных опухолей. / Рак желудка, рак толстой кишки, рак поджелудочной железы, первичный рак печени.  - М. изд. КМК, 2006, 266 страниц
  3. Гарин А.М., Базин И.С. // Справочное руководство по лекарственной терапии солидных опухолей. - М. изд. МГУ, 2007, 300 страниц
  4. Базин И.С.,  Гарин А.М. // Таргетные антиангиогенные препараты в терапии солидных опухолей. Врач. 2008, №11, стр. 52-55
  5. Гарин А.М., Базин И.С. // Интеграция доцетаксела в программах лечения рака желудка. Трудный пациент. 2006, том 4, №11. стр. 15-18
  6. Современная тактика комбинированного лечения метастатического рака толстой кишки. // Базин И.С.. // Трудный пациент, 2006, том 4, №11, стр. 23-26
  7. Гарин А.М., Базин И.С., Барышников А.Ю., Кадагидзе З.Г., Чития Л.В. // Опыт применения канглайта для инъекций в Российском онкологическом научном центре. Российский биотерапевтический журнал. 2006, том 5, №2, стр. 98-104
  8. Гарин А.М., Базин И.С., Нариманов М.Н. // Обзор возможностей химиотерапии рака желудка. Русский медицинский журнал. 2001, том 9, №22 (141), стр. 989 - 992
  9. И.С. Базин, А.М. Гарин. // Рак желудка: значение проблемы и современные возможности лечения. Русский медицинский журнал. 2002, том 10, №14 (158), стр. 588-593
  10. Доброва Н.В., Базин И.С., Личиницер М.Р., Гарин А.М., Горбунова В.А. // Изучение эффективности томудекса в 1-й линии терапии у больных распространенным колоректальным раком. Современная онкология. 2000, том 3, №1,  стр. 32-33
  11. Базин И.С., Гарин А.М. // Кампто (иринотекан) – препарат с широким спектром противоопухолевого действия. Фарматека. 2002, №12, стр. 49-53
  12. Базин И.С., Гарин А.М.,  Жарков С.А., Нариманов М.Н. // Рак толстой кишки состояние проблемы. Российский медицинский журнал. 2003, том 11, №11, стр. 674-679
  13. Нариманов М.Н., Базин И.С., Трякин А.А., Ефимов О.Н., Гарин А.М. // Непосредственные и отдаленные результаты применения таксотера в комбинации с цисплатином и 5-фторурацилом при диссеминированном раке желудка (предварительные результаты). Вестник РОНЦ РАМН им. Блохина РАМН. 2000, №4, стр. 35-39.
  14. Нариманов М.Н.,  Мамедов М.Д., Базин И.С., Гарин А.М., Тюляндин С.А. // Три режима химиотерапии диссеминированного колоректального рака. Современная онкология. 2001, том 3, №4, стр. 154-157
  15. Базин И.С., Жарков С.А., Гулевская Е.Э., Гарин А.М. // Обзор по томудексу. // Современная онкология. 2005, №11, стр. 14-17
  16. Таргетные препараты в лечении рака толстой кишки. / Гарин А.М., Базин И.С., Канагавел Д.. Вестник РАМН 2009, №7 (в печати).
  17. Базин И.С., Гарин А.М., Насырова Р.Ю., Канагавел Д., Тюляндин С.А. // Доцетаксел в программах лечения метастатического рака желудка. Вестник РАМН. 2009, №8 (в печати)
  18. Сердюк О.И., Шелепов В.П., Базин И.С., Гарин А.М., Нариманов М.Н., Кныш В.И., Лихтенштейн А.В. // Выявление мутантных последовательностей K-ras в ДНК мочи онкологических больных. Экспериментальная онкология. 2000, том. 22, №5, тезисы 202.
  19. Нариманов М.Н., Базин И.С., Гарин А.М. Жарков С.А. // Применение еженедельных инфузий 5-фторурацила с лейковорином у больных диссеминированным колоректальным раком. Тезисы докладов. 2 съезд онкологов стран СНГ, Киев 2000, тез. 750.
  20. Базин И.С., Нариманов М.Н., Гарин А.М. // Опыт применения таксотера в комбинации с цисплатином и 5-фторурацилом в лечении диссеминированного рака желудка. Тезисы докладов. 2 съезд онкологов стран СНГ. Киев 2000, тез. 626.
  21. Гарин А.М., Базин И.С. // Ралтититрексед (томудекс): клиническое применение при опухолях желудочно-кишечного тракта. Юбилейный сборник статей, посвященный 45-летию отделения химиотерапии РОНЦ РАМН им. Н.Н.Блохина. 2006, стр. 231-239
  22. Bazin I., Narimanov M., Tryakin A., Garin A. // Raititrexed alone and with continuous infusion of 5-fluorouracil (5-FU) in patients with advanced colorectal cancer. Annals of oncology 2002; Vol.13, Suppl. 5, pp. 84, abstract 304
  23. Bazin I., Narimanov M., Garin A. // Combination of docetaxel with 5 fluorouracil and cisplatin in patients with advanced gastric cancer. Eur. J. Cancer. 2003,Vol 1, № 5, abs. 198
  24. Control of symptoms by chemotherapy in patients with advanced gastric cancer": Bazin I., Garin A.. // Supportive Care in Cancer,  1999, № 23, abstr. 35
  25. M. Lichinicer, N. Dobrova, I. Bazin, A. Garin, V. Gorbunova. // Oxaliplatin Combined with 4-haurs 5-Fluorouracil Infusion and Folinic Acid Every 2 Weeks in Patients with Metastatic Colorectal Cancer. J. Clin. Oncology, 2001;20 Abstract 569
  26. I.Botezatu, O.Serdyuk, A.Lichtenshtein I. Bazin, et al. // Genetic Analysis of DNA Excreted in Urine: A New Approach for Detecting Specific Genomic DNA Sequences from Cells Dying in an Organism. J. Clinical Chemistry; 2000, 46:8, p.p. 1078-1094
  27. Craig R Underhill, David Goldstein, Igor Bazin, Vera A Gorbunova, Mikhail Y Biakhov, Allen Melemed, Anwar Hossain, Dmitry A Granov. // A randomized phase II trial of pemetrexed plus irinotecan (ALIRI) versus leucovorin-modulated 5-FU plus irinotecan (FOLFIRI) in first-line treatment of locally advanced or metastatic colorectal cancer. // Annals of Oncology 2006, vol.16, Suppl.10, abstr. 338
  28. Craig R Underhill, David Goldstein, Igor Bazin, Vera A Gorbunova, Mikhail Y Biakhov, Allen Melemed, Anwar Hossain, Dmitry A Granov. // A randomized phase II trial of pemetrexed plus irinotecan (ALIRI) versus leucovorin-modulated 5-FU plus irinotecan (FOLFIRI) in first-line treatment of locally advanced or metastatic colorectal cancer. Oncology 2007; 73: p.p.9-20



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.