WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Харламов Евгений Васильевич

Конституционально-типологические закономерности взаимоотношения морфологических маркеров у лиц юношеского и первого периода зрелого возраста

(14.00.02 анатомия человека)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Волгоград-2008

Работа выполнена в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Ростовский государственный медицинский университет Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»

Научные консультанты:

доктор медицинских наук, профессор АлександрВавильевич Кондрашев

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор Николенко Владимир Николаевич

доктор медицинских наук, профессор Краюшкин Александр Иванович

доктор медицинских наук, профессор Коробкеев Александр Анатольевич

Ведущая организация:

ГОУ ВПО  Кубанск  ий государственный медицинский университет

Защита состоится  «____» ____________ 2008 года в ___ часов на заседании Диссертационного совета Д208.008.01 при Волгоградском государственном медицинском университете по адресу: 400131, г.Волгоград, пл. Павших борцов, 1.

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной  библиотеке Волгоградского государственного медицинского университета

Автореферат разослан  «____» ________________ 2008 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор медицинских наук, доцент

Н.В.Григорьева

Список использованных сокращений

АВ0 - антигены крови по системе АВ0;

ГС – гребневой счет;

ГУВ – габаритный уровень варьирования антропометрических признаков;

ДДПП - дегенеративно-дистрофические поражения позвоночника;

ДТ – длина тела;

ЖМ - жировая масса;

КМ - костная масса;

КУВ – компонентный уровень варьирования антропометрических признаков;

МаС – макросомный соматотип;

МегС– мегалосомный соматотип;

МеМаС – мезомакросомный соматотип;

МеС – мезосомный соматотип;

МиМеС – микромезосомный соматотип;

МиС – микросомный соматотип;

НаС – наносомный соматотип;

ОДА – опорно-двигательный аппарат;

ПДС – позвоночно-двигательный сегмент;

ПДУ – пальцевой дерматоглифический узор;

ПУВ – пропорционный уровень варьирования признаков;

СТ – соматотип;

Т - трансторакальный размер грудной клетки;

Ш1, Ш2, Ш3 – ширина тела позвонка;

A - (Arch - дуга) пальцевой узор;

α - угол наклона ребра;

А-В – ширина позвоночного канала;

a, b, c, d - пальцевые трирадиусы;

AtD - главный ладонный угол

β - угол отхождения поперечного отростка;

DL10 - дельтовый индекс;

γ - угол между поперечным отростком и прилежащим ребром;

H 1,2,3 – высота грудной клетки;

h 1,2,3 - высота межпозвонкового диска в сагиттальной плоскости;

L - (Loop - петля) пальцевой узор;

l 1,2,3- длина тел позвонков (горизонтальный сагиттальный размер);

LQ - линия ребра;

LНК - длина нижней конечности;

P-R - длина поперечного отростка;

t – фрагментарного поперечный размер грудной клетки;

W - (Whorl - завиток) пальцевой узор;

Введение.

Актуальность проблемы исследования.

Значительное снижение показателей здоровья и уровня физического состояния студенческой молодежи Российской Федерации усилили актуальность научно-аналитических работ по интегральным вопросам биологии и медицинской антропологии (Кондрашев А.В., 1998; Агаджанян Н.А. с соавт., 2000; Соколов В.В., 2000; Горст Н.А., 2005; Костин А.В., 2007; Дорохов Р.Н., 2008;  Кучма В.Р., 2008; Негашева М.А., 2008). В связи с этим актуальность конституционально-типологического подхода в комплексном исследовании организма является научно-обоснованной и востребованной временем (Николаев В.Г., 1990-2007; Чернова В.Н., Губа Д.В., 2001). Перспективным направлением в изучении этой проблемы и обеспечении первичной профилактики в рамках Национального Проекта «Здоровье» является комплексное изучение генетических маркеров определенных морфологических компонентов соматотипов человека в различные возрастные периоды (Абрамова Т.Ф. с соавт., 1999; Николаев В.Г., 2001; Корнетов Н.А., 2002; Шарайкина Е.П., 2005; Божук Т.Н., Крикун Е.Н., 2006; Филимонов С.Н., 2007).

Юношеский возраст и первые годы зрелого возраста характеризуются окончанием ростовых процессов и окончательным формированием морфо-функциональных компонентов основных систем жизнеобеспечения (Латышевская Н.И. с соавт., 2004). Этот период онтогенеза считается наиболее значимым в изучении конкретных морфологических критериев диагностики нормы и патологии (Николаев В.Г., 2001), как период социально-физического становления в профессии, в период первичной профилактики прогнозируемой патологии (Онищенко Г.Г., 2001; Сауткин М.Ф. 2004;  Негашева М.А., Мишкова Т.А., 2005; Ямпольская Ю.А., Година Е.З., 2005; Шевелева И.Н., Сафонова Ж.Б., 2007).

Интерес представляют работы, посвященные изучению типологических особенностей организма на системном, органном, а также дегенеративно-дистрофические процессы опорно-двигательного аппарата (ОДА) у лиц с различным телосложением (Корнетов Н.А., 2001, Николаев В.Г., 2005; Никитюк Д.Б., Поздняков А.Л., 2007; Carter J.E.L., 1990).

Тяжесть клинического течения, значительная потеря дней трудоспособности, частая инвалидизация больных свидетельствуют о том, что заболевания ОДА являются весьма актуальной проблемой, как в медицинском, так и в социальном плане (Сапин М.Р, Билич Г.Л., 2000; Кохань Е.И. и соавт., 2001; Мандриков В.Б., 2002; Николаев В.Г. с соавт., 2001-2006; Ходарев С.В. с соавт., 2001; Цыкунов М.Б., Еремушкин М.А., 2001; Хабиров Ф.А., 2002;  Челноков В.А., 2005;  Орел А.М., 2006; Лукаш А., 2007; Travel D., Simons D., 1989).

До настоящего времени существенным пробелом в проводимых исследованиях является малочисленность научных исследований, направленных на систематическое изучение антропометрических параметров, генетических маркеров и физических качеств организма с точки зрения их использования в оценке здоровья и первичной профилактики организованных контингентов людей молодого возраста (Негашева М.А., 2008).

К фундаментальным аспектам учения о конституции относятся попытки выяснения внутренних связей между частными конституциями и любыми структурно-функциональными состояниями организма, а также использование анатомической конституции как маркера темпов роста и развития организма (Шарайкина Е.П., 2005).

Изучение конституциональных особенностей как анатомических компонентов тела (костной, мышечной и жировой ткани), так и соматометрических, дерматоглифических и антигенных показателей внутренней среды организма (система АВ0 и резус-фактор) дает интегративную взаимодетализирующую информацию о морфологических факторах риска конкретного соматотипа и наследственные предрасположенности к определенной патологии. Общая и частная патологии характеризуются определенным комплексным набором морфологических, молекулярно-генетических, иммунологических и серологических маркеров-признаков (Папанов В.Д. с соавт,2002).

Как общая конституция, так и ее подсистемы (соматотипы) и частные конституции (серологическая, дерматоглифическая и т.д.) – составляют часть интегральной индивидуальности человека, внешние и внутренние проявления иммунобиологической детерминированности, проявление наследственной информации в виде совокупности маркеров различного уровня значимости для сохранения здоровья. Биомедицинская антропология формируется на базе комплекса маркеров, выявления их ассоциированности с морфофункциональным состоянием организма (Бутова О.А., 2001). Уровень же наследственной детерминированности разграничивает абсолютность и целостность маркеров (Никитюк Б.А., 1985; Рогозкин В.А., 2005). К абсолютным маркерам относят серологические, дерматоглифические, хромосомный набор и другие, к условным – соматотип, в значительной степени (до 70%) генетически детерминированный (Дарская С.С., 1975; Николаев В.Г., 2001; Дорохов Р.Н., 2008). Это позволяет рассматривать коррелятивную взаимосвязь общей и частных конституций с предрасположенностью к определенным заболеваниям (Корнетов Н.А., 2001; Горбунов Н.С., Николаев В.Г., 2001; Мороз В.М., 2003), в прогнозе развития физических качеств личности (Никитюк Б.А., 1985; Дорохов Р.Н., Петрухин В.Г., 1989; Губа В.П., 1999) и первичной профилактики заболеваний (Шарайкина Е.П., 2005; Онищенко Г.Г., 2006; Кучма В.Р., 2008).

Все вышеизложенное и определило актуальность выбранной темы, направления и объект исследований.

Цель исследования.

Провести соматометрическую оценку лиц юношеского и первого периода зрелого возраста проживающих на Юге России и выявить закономерности взаиоотношения морфологических компонентов генетических маркеров у лиц в юношеском и в первом периоде зрелого возраста.

Задачи исследования:

  1. Установить особенности соматотипического распределения лиц юношеского и первого периода зрелого возраста по габаритным, компонентным и пропорционным уровням варьирования, определить антропометрические, дерматоглифические и серологические признаки и выявить конституциональные связи между различными генетическими маркерами у лиц юношеского и первого зрелого возраста различных соматических типов.
  2. Исследовать типологические особенности больных с заболеваниями ОДА и лиц контрольной группы, определить роль конституциональных признаков в предрасположенности к заболеваниям ОДА.
  3. Определить комплекс генетических маркеров для выявления людей с заболеваниями ОДА и разработать коэффициент прогнозирования наследственной предрасположенности к заболеваниям ОДА.
  4. Провести рентгенограмметрическое исследование анатомических компонентов позвоночного столба и грудной клетки и установить взаимосвязь заболеваемости студентов остеохондрозом позвоночника с их соматотипом.
  5. Установить корреляционную зависимость и создать регрессионную модель между длиной тела, массой тела и соматотипом.
  6. Получить антропометрические данные характеризующие конституциональные особенности обследованного контингента проживающих в южном регионе России.

Научная новизна.

Впервые обоснован комплекс генетических маркеров для заболеваний ОДА и разработан коэффициент прогнозирования (КП) и наследственной предрасположенности к этим заболеваниям у людей юношеского и первого периода зрелого возраста определенных соматических типов; в частности, изучена взаимосвязь заболеваемости остеохондрозом позвоночника и определенным соматотипом.

Впервые на ладонях обследуемых больных с заболеваниями ОДА и здоровых лиц определена зависимость длин главных флексорных борозд ладони и характер их нарушений, определена «условная» площадь ладони, изучен тип стопы, тип кисти с учетом конституциональных особенностей индивида (соматотипа).

Впервые представлено распределение антигенов группы крови по системе АВ0, резус-фактора «Д»и дерматоглифических признаков у практически здоровых людей юношеского и первого зрелого возраста с различными соматотипами.

Впервые изучены взаимосвязи конституциональных особенностей организма лиц юношеского и раннего зрелого возраста с показателями заболеваемости, характерными для данного возрастного контингента, что позволило оценить значимость соматотипов и их распространенность в популяции как прогностического критерия в вероятностной оценке заболеваемости и состояния здоровья в целом для данной возрастной группы.

Впервые с учетом изучения конституциональных особенностей организма найдены новые подходы к оценке степени здоровья и заболеваемости человека, к донозологической диагностике наследственно и социально обусловленных соматических заболеваний (остеохондроз).

Определена конституциональная интегративность взаимосвязи различных маркеров (соматотипа, антигенов крови системы АВ0, дерматоглифики, резус-фактора «Д» и др.), что определяет значимость этого комплексного подхода.

Впервые соматометрические признаки конституции охарактеризованы в качестве показателей, отображающих определенные жизненно-важные функции организма.

Впервые осуществлен прогноз заболеваемости остеохондрозом в соответствии с ГУВ, КУВ и ПУВ и их анатомических компонентов как у мужчин, так и у женщин и проведен корреляционный анализ связи этих параметров с рентгенограмметрическими показателями

Выявлены корреляционно-регрессионные зависимости между длиной тела и соматотипом, а также установлена зависимость между массой тела и соматотипом): для женщин и для мужчин юношеского возраста Юга России. Полученные данные позволяют охарактеризовать конституциональные особенности обследованного контингента проживающих в южном регионе России, с помощью предложенных корреляционно-регрессионных моделей.

Теоретическая значимость работы

Проведен корреляционно-регрессионный анализ связи между параметрами конституции, ее анатомическими составляющими  (уровнями варьирования признаков) и заболеваемостью ОДА.

Установлены параметры моделей корреляционно-регрессионной зависимости между длиной тела и соматотипом, а также массой тела и соматотипом): для женщин и для мужчин.

Впервые изучены и проанализированы распределение антигенов крови и резус-фактора «Д», дерматоглифических и антропометрических  показателей у здоровых людей юношеского и первого зрелого возраста с различными соматотипами.

Выявлены конституциональные связи между генетическими маркерами (в частности, группами крови системы АВ0 и резус-фактора «Д») у больных с заболеваниями ОДА и разработан коэффициент прогнозирования наследственной предрасположенности к этим заболеваниям у людей юношеского и первого периода зрелого возраста Юга России.

Установлены конституциональные особенности организма лиц юношеского и раннего зрелого возраста с показателями заболеваемости, характерных для данного возрастного контингента.

Оценена значимость соматотипов, их морфологических компонентов, и их распространенность в популяции как прогностического критерия в вероятностной оценке заболеваемости и состояния здоровья в целом.

Выявлена роль отдельных соматотипических показателей как маркеров риска здоровью и прогностических показателей в оценке функциональных возможностей организма не только в период первого зрелого возраста, но и в последующем периоде жизни.

Выявлено распределение типов кисти и стопы в зависимости от соматотипа у мужчин и женщин.

Выявлена выраженность типов бездельтовых, однодельтовых и двудельтовых узоров (а также других дерматоглифических показателей) у лиц женского и мужского пола в зависимости от соматотипов.

Полученные данные имеют и самостоятельное значение, поскольку относятся к конституциональные особенностям обследованного контингента студентов проживающих в южном регионе России.

Практическая значимость:

Полученные материалы о состоянии здоровья студентов с учетом их соматотипа позволили использовать конституциональный подход и разработать коэффициент оценки прогнозирования тяжести заболеваний ОДА.

В работе обоснована целесообразность изучения соматотипа, антропометрических и дерматоглифических показателей, антигенов крови и резус-фактора «Д», проведение генеалогического анализа у больных с целью выявления лиц наиболее предрасположенных к заболеваниям ОДА.

Впервые получены рентгенограмметрические данные  параметров грудной клетки и позвоночника конкреного соматотипа;

Выявлены корреляционно-регрессионные зависимости между длиной тела и соматотипом, а также между массой тела  и соматотипом лиц юношеского возраста возраста, проживающих на Юге России  .

Основные положения, выносимые на защиту

  1. Конституциональные особенности соматических типов и их морфологических компонентов  у лиц юношеского и первого периода зрелого возраста, проживающих на  Юге России (по габаритному, компонентному и пропорционному уровню варьирования) могут быть использованы для прогнозирования риска развития заболеваний ОДА.
  2. Характеристика корреляционно-регрессионных моделей соматотипа и его основных габаритных, компонентных и пропорционных показателей рассматривается в качестве обоснования антропологической интегративности различных морфологических маркеров.
  3. Закономерность распределения антигенов групп крови по системе АВ0 и резус-фактора «Д» у здоровых людей юношеского и первого периода зрелого возраста с учетом влияния фенотипических факторов на соматотип в обследованной популяции среди студентов медиков, проживающих на  Юге России.
  4. Закономерность распределения кожных узоров на обеих руках у лиц юношеского и первого периода зрелого возраста, проживающих на  Юге России, в зависимости от типа кисти и соматотипа.
  5. Рентгеноанатомия грудной клетки и позвоночника у лиц юношеского и первого периода зрелого возраста, проживающих на Юге России, включающая описание ширины тела позвонков, ширины позвоночного канала, линии ребра, угла наклона ребра, угла отхождения поперечного отростка одноименного позвонка, угла между поперечным отростком и соответствующим ребром, ширины поперечного отростка слева и справа, длины и высоты тела позвонка, высоты диска, трансторакального размера на уровне правого купола диафрагмы по внутреннему контуру грудной клетки, фрагментарного поперечного размера грудной клетки на уровне конца передней части 4 ребра, глубинного размера на уровне 4 ребра, в возрастном, половом и соматотипологическом аспектах.
  6. Характеристика регрессионно-корреляционных моделей соматотипов и их связь с рентеноанатомическими параметрами грудной клетки и параметрами позвоночника.

Материалы исследования доложены и обсуждены на:

  1. Научно-практической конференции «Актуальные проблемы физической культуры», секция «Медико-биологические проблемы физвоспитания и спорта» (Ростов-на-Дону, 1995);
  2. Научной конференции, посвященной 150-летию со дня рождения профессора А.И. Таренецкого (Санкт-Петербург, 1996);
  3. Первой научной сессии РостГМУ (Ростов-на-Дону, 1996);
  4. Второй научной сессии РостГМУ (Ростов-на-Дону, 1998);
  5. Научно-практической конференции, посвященной 80-летию здравоохранения РФ (Ростов-на-Дону, 1998  );
  6. Международной научно-практической конференции «Роль физкультуры и спорта в оздоровлении молодежи» ( Смоленск, 1998  );
  7. Научно-практической конференции «Врачебно-физкультурной службе Ростовской области - 50 лет» ( Ростов-на-Дону, 1999  );
  8. Научной конференции, посвященной 80-летию заслуженного деятеля науки РФ проф.С.С.Михайлова ( Москва, 1999);
  9. Научной конференции, посвященной 70-летию проф. Р.Н. Дорохова «Соматические типы и соматотипирование». (Смоленск, 2000);
  10. Научной конференции, «Функциональная морфология и клиническая медицина», посвященной 100-летию со дня рождения заслуженного деятеля науки РСФСР проф. П.А. Соколова. (Ростов-на-Дону, 2000);
  11. Российской научно-практической конференции «Физическая культура и спорт как фактор информационно-воспитательного пространства современного вуза» (Ростов-на-Дону, 2001);
  12. Третьей научной сессии РостГМУ (  Ростов-на-Дону, 2000  );
  13. Конференции, посвященной 50-летию кафедры анатомии, биомеханики и информатики Смоленского государственного института физической культуры (Смоленск, 2000);
  14. Первом Российском научном форуме «Технологии восстановительной медицины XXI века» (Москва, РеаСпоМед, 2001);
  15. Научной конференции, «Морфобиомеханические и соматодиагностические особенности адаптивной физической культуры», (Смоленск, 2002)
  16. Международном конгрессе по интегративной антропологии, (Санкт-Петербург, 2002)
  17. Северо-Кавказской научно-практической конференции «Достижения и проблемы современной военно-полевой хирургии», посвященной 20-летию кафедры военно-полевой хирургии Ростовского государственного медицинского университета (Ростов-на-Дону, 2002);
  18. VI конгрессе международной ассоциации морфологов (Санкт-Петербург, 2002);
  19. IV Всероссийском съезде специалистов лечебной физкультуры и спортивной медицины (Ростов-на-Дону, 2002);
  20. Научно-практической конференции «Региональные проблемы гигиены окружающей среды и здоровья населения» (Ростов-на-Дону, 2002);
  21. Всероссийской конференции с международным участием «Диагностика, профилактика и коррекция нарушений ОДА у детей и подростков» (Москва, 2002);
  22. VI областной конференции ортопедов-травматологов Ростовской области (Ростов-на-Дону, 2002);
  23. Всероссийской научно-практической конференции «Современные достижения клинической генетики» (Москва, 2003);
  24. Научной конференции, посвященной 50-летию научно-педагогической деятельности профессора Р.Н. Дорохова «Интегративная антропология – медицине и спорту» (Смоленск, 2004);
  25. Международной научно-практической конференции «Физическая культура, спорт и туризм: сегодня и завтра» (Ростов-на-Дону, 2004);
  26. I Национальной научно-практической конференции с международным участием «Теория и практика оздоровления населения России» (Москва, 2004);
  27. IV научной сессии Ростовского государственного медицинского университета (Ростов-на-Дону, 2004);
  28. Научной конференции, посвященной 80-летию профессора П.С. Степанова (Смоленск, 2004);
  29. Межрегиональной научно-практической конф., посвящ. 60-летию Победы в Великой Отечественной войне (Рязань: 2005);
  30. Межрегиональной конференции «Проблемы возрастной и спортивной антропологии», посвященной 75-летию профессора Р.Н. Дорохова. (Смоленск, 2005);
  31. Региональной научно-практической конференции «Формирование здоровьесберегающей среды в системе образования» (Ростов-на-Дону, 2005);
  32. 5-й конференции гастроэнтерологов ЮФО РФ «Актуальные проблемы гастроэнтерологии» (Ростов-на-Дону, 2006);
  33. 5-м Всероссийском съезде специалистов по лечебной физкультуре и спортивной медицине (Москва, 2007);
  34. 1-м конгрессе Российского общества школьной и университетской медицины и здоровья (Москва, 2008);
  35. 9-м Международном конгрессе морфологов (Бухара, 2008);
  36. Международной научно-практической конференции «Проблемы диагностики, укрепления и реабилитации ОДА у спортсменом» (Волгоград, 2008).

Публикации по теме диссертации.

По теме диссертации опубликовано 63 печатных работы.

Структура и объем работы. Диссертация изложена на 346 страницах машинописного текста, иллюстрирована 91 рисунками и 75 таблицами. Состоит из введения, обзора литературы, описания материала и методов исследования, 6 глав собственных исследований, обсуждения полученных результатов, выводов и списка литературы (1112 источников из них 977 отечественных и 95 зарубежных).

Материал и методы исследования

Проведено комплексное медико-биологическое исследование 1669 человек  юношеского ( 161, 172-21 лет) и первого зрелого (21-30 лет) возраста – из числа студентов Ростовского государственного медицинского университета (РостГМУ). Из них лиц мужского пола - 497, женского – 1172. В таблице 1 представлены сведения о распределении обследованных по полу и возрасту.

Таблица 1

Распределение обследованных по полу и возрасту

Возраст

Женщин

Мужчин

Всего

16

38

13

51

17

496

203

699

18

379

183

563

19

184

72

256

20

50

20

70

21-30

25

6

31

Итого

1172

497

1669

В таблице 2 приведена характеристика обследованного контингента по группам здоровья в соответствии с методическими рекомендациями МЗ РФ по комплексной оценке состояния здоровья студентов при массовых  профилактических осмотрах (Кучма В.Р., 2000; Румянцев Г.И., 2000). В  соответствии  с  этими  рекомендациями  лица, прошедшие профилактический осмотр с участием специалис­тов, были разделены на три группы здоровья:

I – здоровые; II— лица, имеющие- морфо-функциональные и функциональные отклонения различных систем организма, снижение сопротивляемости организма и физической подготовленности; III— лица, имеющие хронические  заболевания в состоянии компенсации  (а)  и субкомпенсации  (б).

В таблице 2 приводится характеристика обследованного контингента по группам здоровья.

Таблица 2

Характеристика обследованного контингента по группам здоровья

Группы

Мужчины

Женщины

Всего

I гр. здоровья

304

747

1051

II гр. здоровья

119

339

458

III гр. здоровья

74

86

160

Итого:

497

1172

1669

Таблица 3

Характеристика обследованного контингента по методам исследования

Метод

Мужчины

Женщины

Всего

Соматометрия (ГУВ, КУВ, ПУВ)

1172

497

1669

Рентгенограметрия грудного отдела позвоночника

90

106

196

Генеалогический анализ родословных у больных с заболеваниями ОДА

119

339

458

Дерматоглифика

423

1086

1509

Длина верхней конечности

423

1086

1509

Длина кисти

423

1086

1509

Тип кисти и стопы

423

1086

1509

«Условная площадь» ладони

423

1086

1509

Группы крови по системе

АВ0 и резус-фактор «D»

423

1086

1509

В таблице 3 приводится характеристика обследованного контингента по методам исследования. Обследования, на основании этического согласия студентов, проводились на базах кафедры физической культуры, лечебной физкультуры и спортивной медицины (зав.каф. – доц. Е.В.Харламов), кафедры нормальной анатомии человека (зав.каф. - проф. А.В.Кондрашев) и кафедры лучевой диагностики и лучевой терапии (зав.каф. – проф. М.В.Бабаев) Ростовского государственного медицинского университета, определение групп крови по системе АВ0 и резус-фактору «Д» проводилось на станции переливания крови г.Ростова-на-Дону. Все исследования проводились с согласия студентов..

    1. Антропометрия и соматотипирование

Для конституциональной диагностики использовалась метрическая схема соматотипирования Р.Н.Дорохова, В.Г.Петрухина (1989), в основе которой лежит анализ независимого трехуровнего варьирования ортогональных соматических показателей и закономерности их изменений. Данная схема соматодиагностики отличается объективностью, точностью, удобством в практическом применении (Легонькова Т.И., 1993; Сулимов А.А., 2008) и высокой информативностью (Никитюк Б.А., 1992; Кондрашев А.В., 2008).

Заключительная оценка соматического типа - представляется в виде формулы морфологического выражения конституции человека, где габаритный, компонентный и пропорционный уровни варьирования признаков располагаются в следующем порядке:

(ГУВ; КУВ -ЖМ, ММ, КМ; ПУВ).

Выраженность этих масс и место субъекта в треугольнике соматотипирования по этим массам определяли по формулам и таблицам (Дорохов Р.Н., Петрухин В.Г., Губа В.П., 1994).

    1. Рентгенография грудного отдела позвоночника.

Обзорная рентгенография грудного отдела позвоночника проводилась в стандартном режиме съемки в 2-х проекциях: прямой передне-задней и левой боковой в условиях оптимального диафрагмирования, экранирования щитовидной железы и брюшной полости. Используемый метод исследования позволял оценить выраженность физиологических изгибов, форму, размеры и структуру позвонков, высоту межпозвонковых дисков, определить состояние замыкательных пластинок тел, наличие смещения тел  и реконструировать ширину позвоночного канала.

На рентгенограммах в прямой передне-задней и боковой проекциях устанавливались взаимоотношения основных рентгеноанатомических элементов позвоночного столба, а также количественные параметры тел грудных позвонков, их дужек, отростков, межпозвонковых дисков и прилежащих отделов ребер.

Рентгенограмметрические параметры грудного отдела позвоночника в норме и при патологических изменениях до настоящего времени изучены крайне недостаточно. В литературе имеются единичные исследования по рентенограмметрии, которые посвящены изучению шейного и поясничного отделов позвоночника при остеохондрозе (Терехов А.Н., 2003; Бабаев М.В. с соавт., 2004; Орел А.М., 2006).

С целью восполнения имеющегося пробела знаний по обзорным рентгенограммам грудного отдела позвоночника проводились измерения известных параметров – высоты, ширины тел позвонков, ширины позвоночного канала. Кроме того, были разработаны дополнительные рентенограмметрические критерии оценки отдельных анатомических элементов грудного отдела позвоночника и прилежащих к ним отделов ребер -  длины, высоты межпозвонковых  дисков, ширины поперечного отростка позвонков слева и справа, угла отхождения поперечного отростка одноименного позвонка, линии ребра, угла наклона ребра, угла между поперечным отростком и соответствующим ребром.

По флюорограммам грудной клетки студентов, прошедших плановую диспансеризацию, с использованием пересчетного коэффициента осуществлялись измерения трансторакального размера (ширина грудной клетки), фрагментарного поперечного размера грудной клетки между  передними отрезками четвертого ребера с обеих сторон, высоты грудной клетки, глубинного размера грудной клетки, а также  радиуса окружности  верхней апертуры.

Чтение рентгенограмм проводилось по общепринятой в классической рентгенологии методике. В прямой проекции проводилось изучение ширины тела каждого из отснятых позвонков. Наиболее оптимальным является измерение данного параметра на уровне верхнего, среднего отдела и нижнего краев позвонка (Ш1, Ш2, Ш3).

В боковой проекции измерялась высота тел грудных позвонков на уровне их переднего, заднего краев и в среднем отделе (H 1,2,3) с последующим вычислением среднего значения. Наряду с этим определялись средние значения длины (l 1,2,3) каждого позвонка в сагиттальной плоскости на уровне его верхнего, нижнего краев и в среднем отделе. Аналогичная методика применялась при установлении высоты межпозвонкового диска путем замеров в его переднем, заднем и среднем отделах (h 1,2,3). Для этого показателя также вычислялись средние значения.

В прямой проекции проводилось изучение дополнительных количественных параметров, которые отражают индивидуальные, в том числе конституциональные особенности человека. Эти сведения, представленные ниже, на наш взгляд, приобретают особую значимость для установления пропорциональности развития основных элементов костного каркаса грудной клетки. Определялась линия ребра (LQ) – прямая на рентгенограмме, соединяющая осевую линию (ООI) и наружный контур бугорка ребра с точкой наибольшей кривизны того же ребра (Q) по его нижнему контуру.

Определенный интерес представляло изучение фрагментарного поперечного размера грудной клетки  во фронтальной плоскости (t) - величины в сантиметрах между передними отделами 4-х  ребер с обеих сторон и уровнем проекционной ориентации этой линии относительно тела соответствующего позвонка в зависимости от ГУВ изучаемого соматотипа. Данный количественный показатель находится в зависимости от формы и конституциональных особенностей грудной клетки и сопряжен с глубинным размером грудной клетки (ГР).

С целью оценки внутреннего габарита грудной клетки измерялся её глубинный размер. Он определялся в сантиметрах и представлял собой линию, которая восстанавливалась в сагиттальной плоскости и соединяла заднюю поверхность грудины на уровне переднего отдела 4-го ребра с передним краем тела соответствующего грудного позвонка.

По флюорограммам грудной клетки студентов, прошедших плановую диспансеризацию, с использованием пересчетного коэффициента на уровне правого купола диафрагмы осуществлялись измерения трансторакального размера (ширина грудной клетки.

Высоту грудной клетки (Нт) по флюорограммам в прямой проекции определяла величина перпендикуляра в см, восстановленного от вогнутого внутреннего края  заднего отрезка 1-го ребра через его передний край к трансторакальному размеру.  Радиус окружности верхней апертуры грудной клетки (R)  измеряли от зоны соединения рукоятки с телом грудины до верхнего закругления верхушек легких.

На  основании полученных данных рассчитывалась параболическая модель формы грудной клетки по формуле:

Высота грудной клетки = a X 2 + b X;

где Х –трансторакальный размер в см; a – коэффициент регрессии, характеризующий кривизну грудной клетки, который равен радиусу верхней апертуры; b - коэффициент регрессии, от которого зависит величина ширины грудной клетки.

На базе выполненных метрических исследований была создана параболическая регрессионная модель грудной клетки у мужчин и женщин в зависимости от их соматического типа .

Комплексное обследование лиц с заболеваниями опорно-двигательного аппарата (ОДА)

Характеристика обследуемых

В соответствии с поставленной целью и задачами обследовано 458 студентов РостГМУ (119 мужчин и 339 женщин), имеющих заболевания ОДА (сколиоз, остеохондроз, дисплазия тазобедренного суставов, плоскостопие, врожденные пороки развития грудной клетки), и группа контроля – 382 здоровых студентов (соответственно, 101 мужчина и 281 женщина), в возрасте 18-22 лет.

Заболеваемость ОДА изучена по данным медицинских карт. Заболевания ОДА диагносцированы врачами диспансерного учета медицинского пункта РостГМУ. Критериями для постановки диагнозов служили жалобы, данные анамнеза, клинического, инструментального и рентгенологического обследования. В группу больных вошли коренные жители Ростова и Ростовской области, а также представители других регионов Юга России.

Были проведены следующие комплексные исследования:

  1. Генеалогический анализ родословных.
  2. Соматотипирование.
  3. Дерматоглифика.
  4. Антропометрия верхней конечности и кисти.
  5. Определение группы крови системы АВ0 и резус-фактора «Д».
    1. Общий порядок оценки изучаемых параметров

В настоящей работе для обработки данных использовались статистические методы: получение средних значений и средне-квадратичных ошибок, Т-критерий Стьюдента (Плохинский Н.А., 1970; Лакин Г.Ф., 1973; Закс А., 1976,), а также непараметрические критерии статистики (критерий Хи-квадрат) для сравнения малых выборок (Гублер Е.В., Генкин А.А., 1973).

Для расчета этих параметров была использована программа:

REGPAR - программа определения статистических параметров, необходимых при обработке исходной информации и согласовании ее с параметрами других клинических и инструментальных исследований; При проведении расчетов учитывались данные собственных исследований (с 16 лет - девушки и с 17 лет – юноши), а также данные Р.Н.Дорохова, В.П. Губа В.Г.Петрухина  (1994) (с 7 до 15 лет у мальчиков и девочек).

При обработке данных использовали персональный компьютер IBM PC/XT. Программы реализованы в среде электронных таблиц Ехсel (Николь Н., Альбрехт Р., 1996).

Три величины, необходимые для оценки генерального параметра – средний выборочный показатель (M), критерий надежности (t) и показатель точности (m) - пределяются следующим образом.

Cредний выборочный показатель (M – среднее значение) рассчитывается по выборочным мате­риалам следующим способом:

M = (∑ Xi)/n

Где Xi - величины измеряемых параметров, n - количество измерений.

C - дисперсия или сумма квадратов центральных отклонений:

C = ∑ (Xi)2 - (∑ Xi)2/n

σ - среднее квадратическое отклонение или просто “сигма”:

σ = [C/(n-1)]1/2

m - ошибка средней арифметической:

m = σ/n1/2

Критерий достоверности разности равен отношению выборочной раз­ности к ее ошибке репрезентативности и определяется по формуле

td = (M1-M2)/(m12+m22)1/2

Антропометрическая характеристика обследованного контингента.

В главе 2 представлены данные обследования методом соматодиагностики 1051 человека юношеского (17-21 лет) и первого зрелого (21-23 лет) возраста (лиц мужского пола 304, женского – 747) (Таблица 4).

Таблица 4

Сведения об обследованных антропометрическим методом

(распределение по полу, возрасту и соматическим типам)

Соматические типы

Возраст

МиС

МиМеС

МеС

МеМаС

МаС

МегС

Ж

16

3

8

4

6

3

0

е

17

46

78

62

71

59

0

н

18

23

67

54

59

38

1

щ

19

27

15

21

30

23

1

и

20

2

4

10

5

10

1

н

21-23

1

4

3

2

6

0

ы

Итого

102

176

154

173

139

3

Всего женщин 747

М

16

0

2

3

3

0

0

у

17

9

23

44

21

25

2

ж

18

9

17

26

33

26

1

ч

19

3

7

14

11

9

0

и

20

0

3

3

3

3

0

н

21-23

1

0

0

0

3

0

ы

Итого

22

52

90

71

66

3

Всего мужчин 304

Было установлено, что в данной популяции составляют МиС (13,7%), и МиМеС (23,66%) женщины по сравнению с мужчинами; МаС (21,85%) и МеС (29,65%) мужчины, по сравнению с женщинами; в то же время как МеМаС – соматотипы представлены в одинаковом соотношении, как среди мужчин (23,2%), так и среди женщин (23,09%).

Данные о длине и массе тела и средние значения по всей обследованной популяции приведены в таблице  (Таблица 5). Заметно, что у людей 17 - 23 лет длина и масса тела имеют существенные половые особенности, причем они хорошо заметны как у средних, так и у минимальных и максимальных значений этих показателей.

Таблица 5

Длина и масса тела в см средние значения всей обследованной

популяции у, женщин и мужчин 17 - 23 лет

Длина

тела (см)

Масса

тела (кг)

М

±

m

М

±

m

мужчины

177,49

±

0,776

71,13

±

0,819

минимальное значение

165,54

52,37

максимальное значение

187,02

106,21

женщины

164,17

±

0,387

58,13

±

0,587

минимальное значение

152,24

44,73

максимальное значение

180,56

90,72

Длина тела женщин, относящихся к соматотипу МиС, в среднем составила 156,20 ± 0,50 см, достоверно возрастая до 176,1±1,1 см у МегС. Длина тела мужчин, относящихся к соматотипу МиС в среднем составила 168,30 ± 0,70 см, достоверно возрастая до 184,0±0,9 см у МегС. Масса тела женщин в среднем составила у МиС 49,9±0,6 кг, достоверно возрастая до 82,2±2,8 кг у МегС. Масса тела мужчин в среднем составила у МиС 59,3±0,8 кг, достоверно возрастая до 95,1±4,7 кг у МегС.

По данным, приведенным в таблице 6 (Таблица 6), была построена корреляционно-регрессионная модель, позволившая выявить связь между соматотипом и показателями длины и массы тела. С помощью предложенной модели были получены следующие параметры уравнений регрессии и коэффициентов корреляции (Таблица 7):

Таблица 6

Длина тела (в см) и масса тела (в кг) у женщин и мужчин 17 - 23 лет,

относящихся к различным соматическим типам по ГУВ

Соматотип

МиС

МиМеС

МеС

МеМаС

МаС

МегС

женщины

Длина тела (см)

156,20

160,18

164,16

168,14

172,12

176,10

M ± m

±

3,96

±

4,06

±

4,16

±

4,26

±

4,36

±

4,46

минимальная длина

152,24

156,12

160,00

163,88

167,76

171,64

максимальная длина

160,16

164,24

168,32

172,40

176,48

180,56

масса тела (кг)

49,90

±

56,36

62,82

69,28

75,74

82,20

M ± m

±

5,17

±

5,84

±

6,51

±

7,18

±

7,85

±

8,52

минимальная масса

44,73

50,52

56,31

62,10

67,89

73,68

максимальная масса

55,07

62,20

69,33

76,46

83,59

90,72

мужчины

Длина тела (см)

168,30

171,44

174,58

177,72

180,86

184,00

M ± m

±

2,76

±

2,81

±

2,86

±

2,91

±

2,97

±

3,02

минимальная длина

165,54

168,63

171,72

174,81

177,89

180,98

максимальная длина

171,06

174,25

177,44

180,63

183,83

187,02

масса тела (кг)

59,30

±

66,46

73,62

80,78

87,94

95,10

M ± m

±

6,93

±

7,77

±

8,60

±

9,44

±

10,28

±

11,11

минимальная масса

52,37

58,69

65,02

71,34

77,66

83,99

максимальная масса

66,23

74,23

82,22

90,22

98,22

106,21

Для женщин (регрессионное уравнение, показывающее зависимость между длиной тела (Y) и соматотипом (X): Y=aX+b, a - наклон, b – отрезок, отсекаемый на оси Y ) a= 3,980; b= 148,24 см и для мужчин - a= 3,14; b= 162,02 см.

Для женщин (регрессионное уравнение, показывающее зависимость между массой тела (Y) и соматотипом) a= 6,460; b= 36,980 кг и для мужчин - a= 7,160; b= 44,980 кг.

С помощью этих зависимостей можно прогнозировать длину и массу тела в соответствии с соматотипом. Например, для соматотипа МеС (Х=4), расчетная средняя длина тела мужчин (Y), в соответствии с уравнениями регрессии, составили: Y (длина)=3,14*4+162,02 = 174,58 см, а Y (масса)= 7,160*4+44,980 =73,62 кг

Таблица 7

Параметры регрессионного уравнения для обследованных мужчин и женщин, показывающее зависимость между длиной тела (Y) и соматотипом (X): Y=aX+b, a - наклон, b – отрезок, отсекаемый на оси Y, R - коэффициент корреляции)

мужчины

женщины

Длина тела (см)

масса тела (кг)

Длина тела (см)

масса тела (кг)

a

3,14

7,160

3,980

6,460

b

162,02

44,980

148,240

36,980

R

0,8803

0,801

0,850

0,846

Таким образом, полученные данные имеют и самостоятельное значение, поскольку характеризуют конституциональные особенности обследованного контингента проживающих в южном регионе России, и дополняют уже полученные данные других ученых (Чаплыгина Е.В., 1996; Бутова О.А., Лисова И.М. , 2001; Дорохов Р.Н., Губа В.П., 2000; Кондрашев А.В., 1998, 2000; Макарова Т.А., 2003; Соколов В.В., 2000-2008).

Оценивая выраженность основных масс тела по Р.Н. Дорохову, В.Г. Петрухину (1989) при соматотипировании, мы установили, что подавляющее большинство обследованных женщин (почти 50%) имели низкую выраженность жировой массы (ЖМ=II) 24,4% и выраженность ниже среднего (ЖМ= III) 26,8%, то есть относились к микрокорпулентному и мезокорпулентному.

У мужчин показатели с выраженностью ниже среднего (ЖМ= III) имеют 26,8%.

Выраженности жировой массы как у мужчин, так и у женщин при ЖМ= IV практически одинакова (соответственно 20,7% и 20,5%), и при ЖМ= VII практически одинакова (соответственно 2,4% и 2,3%).

Таблица 8

Выраженность жировой массы в % у мужчин и женщин

КУВ

(в баллах)

II

III

IV

V

VI

VII

Мужчины

24,4

26,8

20,7

13,4

12,2

2,4

Женщины

31,8

34,1

20,5

6,8

4,5

2,3

Была построена корреляционно-регрессионная модель, позволившая выявить связь между соматотипом и показателями КУВ жировой массы. С помощью предложенной модели были получены следующие параметры уравнений регрессии и коэффициентов корреляции (Таблица 9):

Была построена регрессионно-корреляционная модель зависимости между КУВ жировой массы (Y) и возрастом (X): Y=Ymax X2/(X 50% +X2) (где X – возраст в годах, Y - жировая масса в кг или в % по отношению к весу тела) (Таблица 9). При проведении расчетов учитывались данные собственных исследований (с 16 лет - девушки и с 17 лет – юноши), а также данные Р.Н.Дорохова (1994) (с 7 до 15 лет у мальчиков и девочек).

Таблица 9

Параметры регрессионного уравнения модели зависимости жировой массы (Y) от возраста (X):

КУВ

Y=Ymax X2/(X 50% +X2)

(X – возраст, Y - жировая масса)

Параметры уравнения регрессии

Ymax

X 50%

Жировая масса тела женщин (кг)

18,924

*Возр2/(

97,177

+Возр2)

Жировая масса тела женщин (%)

30,154

*Возр2/(

96,247

+Возр2)

Жировая масса тела мужчин (кг)

18,683

*Возр2/(

96,726

+Возр2)

Жировая масса тела мужчин (%)

19,442

*Возр2/(

98,143

+Возр2)

      1. Анализ выраженности мышечной массы

Анализ выраженности мышечной массы у женщин () показал преобладание мезомышечной формы (ММ=III) 39,4% у женщин, в то время как у мужчин также преобладала мезомышечная форма (ММ=III) 25,0% .

Таблица 10

Распределение КУВ выраженности мышечной массы тела

КУВ

(в баллах)

II

III

IV

V

VI

VII

Мужчины

22,11

25,03

23,64

15,30

13,91

0,00

Женщины

21,26

39,37

23,62

7,87

5,25

2,62

По данным, приведенным в таблице (Таблица 10), была построена корреляционно-регрессионная модель, позволившая выявить связь между соматотипом и показателями КУВ мышечной массы. С помощью предложенной модели были получены следующие параметры уравнений регрессии и коэффициентов корреляции (Таблица 11):

Была построена регрессионно-корреляционная модель зависимости между КУВ мышечной массы (Y) и возрастом (X): Y=Ymax X2/(X 50% +X2) (где X – возраст в годах, Y - мышечная масса в кг или в % по отношению к весу тела) (Таблица 11).

Таблица 11

Параметры регрессионного уравнения модели зависимости мышечной массы (Y) от возраста (X):

КУВ

Y=Ymax X2/(X 50% +X2)

(X – возраст, Y - мышечная масса)

Параметры уравнения регрессии

Ymax

X 50%

Мышечная масса тела женщин (кг)

42,040

*Возр2/(

81,217

+Возр2)

Мышечная масса тела женщин (%)

25,263

*Возр2/(

88,628

+Возр2)

Мышечная масса тела мужчин (кг)

48,287

*Возр2/(

91,366

+Возр2)

Мышечная масса тела мужчин (%)

34,417

*Возр2/(

100,77

+Возр2)

Таблица 12

Распределение выраженности костной (КМ) массы у обследованных

КУВкост

II

III

IV

V

VI

VII

мужчины%

22,75

31,47

24,32

14,31

7,15

0,00

женщины%

37,78

28,89

20,00

6,67

4,44

2,22

В обследованном контингенте были женщины с низким (37,78%) и с показателем очень высокой выраженности костной массы – 2,22%. С показателем средней выраженности костной массы было 20,0%, выше среднего 6,67% из общего числа обследованных женщин.

Распределение выраженности костной массы у обследованных мужчин многие из них имеют низкую (22,75%) и ниже среднего (31,47%) выраженность этого показателя. С показателем средней выраженности костной массы было 24,32%, выше среднего - 14,31 %, высокой - 7,15 % из общего числа обследованных мужчин.

Была построена регрессионно-корреляционная модель зависимости между КУВ костной массы (Y) и возрастом (X): Y=Ymax X2/(X 50% +X2) (где X – возраст в годах, Y - костная масса в кг или в % по отношению к весу тела) (Таблица 13).

Таблица 13

Параметры регрессионного уравнения модели зависимости костной массы (Y) от возраста (X):

КУВ

Y=Ymax X2/(X 50% +X2)

(X – возраст, Y - костная масса)

Параметры уравнения регрессии

Ymax

X 50%

Костная масса тела женщин (кг)

9,209

*Возр2/(

37,436

+Возр2)

Костная масса тела женщин (%)

18,614

*Возр2/(

36,345

+Возр2)

Костная масса тела мужчин (кг)

10,787

*Возр2/(

41,656

+Возр2)

Костная масса тела мужчин (%)

19,712

*Возр2/(

40,400

+Возр2)

Для определения соотношения различных размеров тела и конечностей нами предпринято изучение пропорционного уровня варьирования признаков

Была построена корреляционно-регрессионная модель, позволившая выявить связь между соматотипом и показателями ПУВ. С помощью предложенной модели были получены следующие параметры уравнений регрессии и коэффициентов корреляции (Таблица 14):

Таблица 14

Параметры регрессионного уравнения модели зависимости ПУВ (Y) от возраста (X):

ПУВ

Y=Ymax X2/(X 50% +X2)

(X – возраст, Y - ПУВ)

Параметры уравнения регрессии

Ymax

X 50%

ПУВ тела женщин (см)

93,097

*Возр2/(

33,819

+Возр2)

ПУВ тела женщин (%)

56,281

*Возр2/(

33,626

+Возр2)

ПУВ тела мужчин (см)

100,221

*Возр2/(

35,152

+Возр2)

ПУВ тела мужчин (%)

57,341

*Возр2/(

22,550

+Возр2)


Соматотипы и некоторые антропометрические данные

Оценивая данные длин кисти обследованных студентов по габаритному уровню варьирования признаков отмечалось превалирование размеров длин кисти у макросомных и мегалосомных соматотипов как у мужчин (от 21,05 ± 0,64 до 21,32 ± 0,74 см), так и у женщин (от 17,49 ± 0,56 до 17,70 ± 0,54 см).

Обследование типа кисти и стопы в зависимости от соматотипа обнаружено, что по всей популяции соматотипов у мужчин радиальный тип кисти чаще всего встречается у МеМаС (на 1 месте) (15,13 %), промежуточный тип у МеС соматотипов (12,5 %), ульнарный тип у тех же МеМаС соматотипов (5,26 %).

У мужчин в процентах по отдельным соматотипам радиальный тип кисти преобладает внутри каждого соматотипа, достигая максимума у МеМаС (64,79%), промежуточный тип на 2-месте и преобладает у МиС соматотипов (45,45 %), ульнарный тип на 3-м месте у МеМаС соматотипов (22,54 %).

В группе женщин по всей популяции соматотипов: радиальный тип кисти превалирует у МеМаС (15,13%); промежуточный тип кисти у МиМеС – (10,31%) и ульнарный у МеМаС соматотипов – (5,22%).

У женщин в процентах по отдельным соматотипам радиальный тип кисти также преобладает, достигая максимума у МеМаС (65,32%), промежуточный тип на 2-месте и преобладает у МиС соматотипов (45,10 %), ульнарный тип на 3-м месте у МеМаС соматотипов (22,54 %).

Результаты определения типа стопы по относительной длине пальцев: египетский, греческий и промежуточный, показали следующее: у мужчин по всей популяции соматотипов чаще всего встречается греческий тип стопы  у МеМаС (15,46 %); египетский – у МеС (11,84 %); промежуточный – у МаС соматотипов (7,57 %).

У мужчин в процентах по отдельным соматотипам греческий тип стопы преобладает внутри каждого соматотипа, достигая максимума у МеМаС (66,20%), промежуточный тип на 2-месте и преобладает у МаС соматотипов (34,85 %), египетский тип на 3-м месте у МиС соматотипов (54,55 %).

У женщин по всей популяции соматотипов: греческий тип стопы превалирует у МеМаС (15,39 %); египетский – у МиМеС (10,04 %); промежуточный – у МаС соматотипов (6,56 %).

У женщин в процентах по отдельным соматотипам греческий тип стопы преобладает внутри каждого соматотипа, достигая максимума у МеМаС (66,47%), промежуточный тип на 2-месте и преобладает у МаС соматотипов (35,25%), египетский тип на 3-м месте у МиС соматотипов (46,08%).

Результаты определения «условной площади ладони», показали положительное увеличение площадей ладони при переходе соматотипов от микросомных к мегалосомным как у мужчин (от 41,14 ± 1,40 до 65,36 ± 2,27 см2), так и у женщин (от 38,82 ± 1,61 до 61,75 ± 2,12 см2).

Следует также отметить значительное уменьшение площадей ладони у МиС, МиМеС, МеС и МегС - женщин, по сравнению с мужчинами, в то время как у МеМаС – мужчин и женщин получены приблизительно одинаковые результаты (МеМаС – мужчины – 50,16 ± 2,27 см2; МеМаС – женщины 49,14 ± 1,58 см2).

Особенности кожного рисунка дистальных фаланг пальцев рук в зависимости от соматотипа

В результате исследований выявлены некоторые особенности в распределении кожного рисунка (дуг – бездельтовых узоров – БУ; петель – однодельтовых узоров – ОУ; завитков – двудельтовых узоров – ДУ), характерного для определенного соматического типа человека.

Так, в женской выборке у лиц на обеих руках макросомного типа наблюдается явное снижение частот встречаемости дуг бездельтовых узоров (БУ) – 4,18% по сравнению с лицами микросомного – 6,48% и мезосомного – 5,12% соматотипов, что характеризуется наибольшим проявлением данного типа узора на пальцах левых рук у лиц микросомного – 3,58% и лиц микромезосомного – 3,47% типов и минимальным проявлением на пальцах правых рук – 1,47% у лиц макросомного и мегалосомного типа 1,18% по сравнению с лицами микросомного – 2,90% и мезосомного – 2,62% типов.

Петли (однодельтовые узоры – ОУ) на обеих руках у женщин микросоматического типа представлены в наибольших значениях – 65,78% по сравнению с лицами мезосомного – 63,89% и макросомного – 61,32% типов при выражено низких показателях завитков (двудельтовых узоров – ДУ) – 27,74% у микросомных соматотипов по сравнению с лицами мезомакросомного – 30,99% и макросомного – 34,5% соматотипов. Высокая частота проявления однодельтовых узоров у лиц микросоматического типа происходит за счет равномерного увеличения данного узора на левых – 33,01% и правых – 32,77% руках.

Низкие показатели двудельтовых узоров на обеих руках 27,74% у лиц микросомного типа наблюдаются за счет снижения этого типа узора на левых руках – 13,16% (мезосомный соматотип – 15,14%) и на правых руках 14,58% (макросомный соматотип – 21,16%).

У лиц женского пола микромезосоматического, мезомакросоматического и мегалосомного соматотипов выраженность бездельтовых, однодельтовых и двудельтовых узоров имеет промежуточные процентные показатели по отношению к данным узорам у лиц микросомного, мезосомного и макросомного соматотипов.

У лиц женского пола как на левых, так и на правых руках отмечалась тенденция к увеличению количества ульнарных и радиальных петель при переходе  соматотипов от МиС  к МегС.

Анализ распределения кожных узоров на обеих руках у лиц мужского пола показал наибольшую частоту встречаемости однодельтовых узоров – 67,95% у лиц микросомного типа по сравнению с мужчинами мезосомного – 63,5% и макросомного – 60,72% соматотипов, за счет повышенного проявления данного узора на левых руках –35,11% (мезосомный соматотип – 31,92%).

У мужчин макросомного типа на обеих руках двудельтовые узоры встречаются с большим проявлением – 34,05% (микросомный соматотип – 26,48%; мезосомный соматотип – 30,49%) за счет преобладания данного узора на правых руках – 19,37% (мезосомный соматотип – 15,44%; микросомный – 14,97%).

Каких либо особенностей в распределении бездельтовых узоров у лиц мужского пола основных и переходных соматотипов не установлено.

Количественная оценка кожного узора на обеих руках в женской выборке показала снижение гребневого счета в двудельтовых узорах у мезосомных соматотипов – 133,78 ±3,71 наряду с увеличением у лиц макросомного – 137,38 ±2,37; микросомного – 138,38 ±5,26; микромезосомного соматотипов –143,68 ±5,92, в основном за счет левых рук (мезосомный соматотип –53,02 ±2,94).

У мужчин мезосомного типа гребневой счет снижен в двудельтовых узорах 134,55±2,12 (микросомный соматотип –137,85±3,33; микромезосомный 142,95±6,34) за счет наименьшего проявления гребневого счета на левых руках 50,47±2,77.

У лиц мужского пола, также как и у женщин наблюдалась тенденция к увеличению ульнарных и радиальных петель на левых и правых руках в переходах от соматотипов от МиС к МегС.

Следует отметить, что простая форма кожного узора (дуги – БУ и петли – ОУ) наиболее характерна для женщин микросомного и микромезосомного соматотипов, а сложная форма (завитки ДУ) – для женщин макросомного и мезомакросомного соматотипов.

В мужской выборке сложные кожные узоры (завитки ДУ) встречаются с наибольшей частотой улиц макросомного и мезомакросомного типа, а простые узоры (петли ОД) - у лиц микросомного и микромезосомного типов .

Соотношение количества дуг, петель и завитков имеет тенденцию к увеличению при переходе от микросомных к макросомным соматотипам.

Проведенное обследование и анализ дерматоглифов студентов медиков показал многокомпонентность пальцевого рисунка и определенную структурную зависимость кожного узора у мужчин и женщин от соматотипа.

Из полученных данных следует, что радиальные петли преобладали над ульнарными как у мужчин, так и у женщин у всех соматотипов. Наиболее выраженное отличие отмечено у МиС мужчин и женщин, где радиальные петли увеличены в 10 раз по сравнению с ульнарными (мужчины - 32,18/2,93, женщины - 29,02/2,95).

Рассчитана корреляция между типами кисти и наличием петель у мужчин и женщин различных соматотипов.

Корреляции между ними составили:

  • радиальным типом кисти и радиальными петлями (левая кисть)  R = 0,4392 (p<0,05);
  • ульнарным типом кисти и ульнарными петлями (левая кисть) R = -0,4779(p<0,05);
  • радиальным типом кисти и радиальными петлями (правая кисть)  R = 0,4703 (p<0,05);
  • ульнарным типом кисти и ульнарными петлями (правая кисть) R = -0,3925 (p<0,05);

Характеристика флексорных складок (борозд) ладоней рук и величина угла AtD у лиц различных соматотипов.

Одной из важнейших задач, стоящих сегодня перед профилактической медициной, является разработка критериев для выявления людей, имеющих предрасположенность к развитию различных заболеваний.

Согласно современным представлениям, возникновение болезней определяется взаимодействием генотипа с факторами внешней среды (Бочков Н.П., 2001). Так как генотип скрыт от глаз человека, о нем можно судить по его фенотипу. Наиболее доступным объектом фенотипического исследования является папиллярная кожа ладоней поверхности рук, отпечатки которой – дерматоглифы. Основной для диагностических возможностей дерматоглифики является четкое представление о норме и патологии гребневой кожи. Наиболее информативными признаками в дерматоглифическом анализе являются пальцевые узоры и сгибательные складки ладоней рук.

В процессе исследования проводили изучение длин основных флексорных борозд ладони, характер их нарушений, отношения длины проксимальной борозды к борозде большого пальца, величин главного ладонного угла AtD у лиц различных соматотипов.

Из полученных данных следует, что наиболее длинной была борозда большого пальца как у мужчин (от 6,55 ± 0,22 до 11,80 ± 0,41см), так и у женщин (от 5,59 ± 0,23 до 10,10см), в то время как существенных различий в длине борозд проксимальной и дистальной у лиц обоего пола не наблюдалось. Отмечалась тенденция к увеличению длин флексорных борозд ладони до 1 см при переходе соматотипов от микросомного до мегалосомного у мужчин и у женщин.

Следует отметить половое различие в длинах основных флексорных борозд ладони. У женщин, имеющих одинаковые соматотипы с мужчинами, наблюдалось уменьшение длин основных флексорных борозд до 1 см по сравнению с мужчинами.

Выраженных различий в полученном частном длины проксимальной борозды к длине борозды большого пальца у лиц различных соматотипов обоего пола мы не обнаружили.

Представленный характер нарушений флексорных борозд ладони у лиц различных соматотипов выявил наибольший процент разброса вилок и цепочек у мужчин, имеющих МеС; МеМаС, МаС и МегС соматотипы, в то время как у МеС; МеМаС, МаС и МегС женщин наблюдали разрезы. Как у мужчин, так и у женщин с крупным телосложением преобладал выраженный характер нарушений флексорных борозд, по сравнению с микросомами, что вероятно связано с определенной генетической предрасположенностью.

Анализу подверглись основные флексорные борозды ладоней: борозда большого пальца, проксимальная и дистальная.

Из полученных данных следует, что на борозде большого пальца у МиС, МиМеС и МеС мужчин и женщин преобладали вилки, а у МаС и МегС соматотипов – разрезы.

На проксимальной борозде ладони у МиС и МиМеС соматотипов мужчин превалировали цепочки, а у МеМаС и МаС соматотипов – разрезы.

На этой же борозде у женщин всех соматотипов преобладали вилки, исключение составил МегС соматотип где были разрезы.

На дистальной борозде ладони у мужчин и женщин крупного телосложения отмечается тенденция к увеличению вилок.

Анализ флексорных борозд ладони выявил наиболее уязвимую дистальную борозду, что возможно связано с прогнозом заболеваний сердечно-сосудистой системы у жителей юношеского возраста Юга России, имеющих макросомный соматотип.

Из полученных данных следует, что у лиц различных соматотипов главный ладонный угол колебался от 37,26 до 51,5 и при этом в 82,5% случаев он располагался в обычном месте, в 17,5% случаев отмечено в норме повышенное стояние. Прослеживается отчетливое повышение градусов угла Atd при переходе от микросомных соматотипов к мегалосомным, как у мужчин (от 40,27± 1,27 до 51,5 ±1,52), так и у женщин (от 37,26 ±1,04 до 47,32 ± 2,52).

Система АВ0 и резус-фактор «D» студентов-медиков в зависимости от соматотипа.

Для установления взаимосвязи между группами крови, резус-фактором «Д» и соматотипом было проведено комплексное исследование с определением габаритного уровня варьирования признаков по методу Р.Н. Дорохова (1985) и группы крови по системе АВ0 стандартными гемаглютинирующими сыворотками и резус-фактор «D» экспресс-методом.

Данные таблиц показывают, что в обследованной популяции среди студентов медиков превалирует группа крови А(II) – 34,67%, затем по частоте следует О(I) – 33,75% и В(III) – 25,02% группы крови и преобладает резус-положительный фактор – 79%.

Из полученных данных следует, что у МеМаС, МаС – О(I) группа крови (16,45%) и чаще встречается резус-положительный фактор, а у МиС и МиМеС женщин преобладает А(II) группа крови (14,28%) и резус-отрицательный фактор (9,25). Дифференциация студентов по полу показывает, что у МиС, МиМеС мужчин преобладает А(II) группа крови (9,3%) и резус- положительный фактор (15,1%), у МеМаС и МаС – (18,11%) – О(I) группа крови с положительным фактором.

У МеС женщин превалирует и одинаково часто встречается О(I) и А (II) группы крови (7,43%) с резус-положительным фактором (16,80%), а у МеС мужчин О(I) и А (II) группы крови (10,6%) также с резус-положительным фактором (25,85%).

Генетико-математическое прогнозирование тяжести нарушения функций ОДА.

Способ оценки и прогнозирования тяжести нарушения функции ОДА, предусматривающий медико-генетическое обследование пациента имеет важное значение для проведения профилактики заболеваний ОДА.

Обследовано 458 студента I-II курсов РостГМУ (119 мужчина и 339 женщин), имеющих заболевания ОДА, и группа контроля – 382 здоровых студентов (соответственно 101 мужчина и 281 женщина).

В процессе медико-генетического обследования определяли следующие медико-биологические показатели: параметр А – соматотипирование; параметр Б – генеалогический анализ родословных; параметр В – антропометрия; параметр Г – дерматоглифика; параметр Д – группы крови системы АВ0 и резус-фактор «Д»; параметр Е – пол.

Роль наследственной предрасположенности к заболеваниям ОДА

Параметр А: Результаты соматотипирования по габаритному уровню варьирования признаков у больных с заболеваниями ОДА мужчин и женщин и у группы контроля представлены на Рис. 1.

Из Рис. 1 следует: к МиС относилось 8,3% человек больных и 10,99% здоровых; к МиМеС – 10,48% больных, а в группе контроля 16,23%; к МеС – 17,69% больных и 20,94% здоровых; к МеМаС – 37,12% больных и 31,68% здоровых; к МаС – 26,42% больных и 20,16% здоровых, Следовательно, заболевания ОДА чаще встречаются у МеМаС и МаС соматотипов по ГУВ.

Из 119 больных мужчин к МиС и МиМеС относилось 24 человека (20,17%), а к МеС, МеМаС и МаС - 95 человек. (79,8%).

Из 339 больных женщин к МиС, МиМеС относилось 62 человека (18,29%), а к МеС, МеМаС, МаС и МегС - 277 человек (81,7%). Следовательно, заболевания ОДА наиболее часто встречаются у женщин с крупными размерами тела.

Параметр Б - Генеалогический анализ: найдено, что родственники больных страдают заболеваниями ОДА более чем в 5,6 раза чаще, чем родственники практически здоровых людей (359=78,38% против 63=16,49%). Заболевания ОДА в 3,9 раза чаще встречаются среди родственников I степени, (165=36,03% против 42=10,99%); и более чем в 5,2 среди родственников II или III степени по сравнению с контролем (110=24,02% против 21=5,5%). Следовательно, у больных с заболеваниями ОДА генеалогический анамнез более отягощен, чем в группе контроля, что свидетельствует о роли наследственной предрасположенности к этим заболеваниям.

Результаты антропометрии верхней конечности и тип стопы

Параметр В: В результате антропометрии конституциональных типов и некоторых антропометрических данных у больных с заболеваниями ОДА и группы контроля выявлено, что у больных мужчин и женщин длина верхней конечности (ДВК) меньше, чем в контроле (соответственно у мужчин 77,18±1,14 против 79,80±1,25, p<0,05) и у женщин (73,45±1,02 против 71,03±0,81, p<0,05).

Отношение ДВК к длине тела у больных несколько больше, чем в группе контроля. Оно составляет у больных мужчин (44,46±0,51 против 44,31±0,59, p<0,05) и у больных женщин (44,82±1,05 против 43,50±0,64, p<0,05).

МеМаС

МеС

МиМеС

       

Обозначения

Больные:

Здоровые:

мужчины –

женщины –

мужчины –

женщины –

        Рис. 1 Распределение больных (в %) с заболеваниями ОДА и группы контроля по габаритному уровню варьирования признаков.

Длина кисти у больных с заболеваниями ОДА на 1 см уменьшена по сравнению с контролем (соответственно у мужчин 19,04±0,50 против 20,3±0,22, p<0,05) и у женщин (17,95±0,41 против 18,30±0,15,. p<0,05).

«Условная» площадь ладони на 2 см уменьшена у больных мужчин и женщин и составляет (соответственно у мужчин 57,75±1,94 против 59,17±2,09, p<0,05) у женщин (48,18±1,11 против 50,03±1,01, p<0,05).

Ширина кисти в % ее длины увеличена как у больных мужчин (43,21±0,88 против 38,61±0,56, p<0,01), так и больных женщин (40,32±0,65 против 38,46±0,35, p<0,05).

Обнаружено, что по всей популяции соматотипов у мужчин радиальный тип кисти чаще всего встречается у МеМаС (на 1 месте) (15,13 %), промежуточный тип у МеС соматотипов (12,5 %), ульнарный тип у тех же МеМаС соматотипов (5,26 %).

В группе женщин по всей популяции соматотипов: радиальный тип кисти превалирует у МеМаС (15,13%); промежуточный тип кисти у МиМеС – (10,31%) и ульнарный у МеМаС соматотипов – (5,22%).

Результаты определения типа стопы по относительной длине пальцев, показали следующее: у мужчин по всей популяции соматотипов чаще всего встречается греческий тип стопы  у МеМаС (15,46 %); египетский – у МеС (11,84 %); промежуточный – у МаС соматотипов (7,57 %).

У женщин по всей популяции соматотипов: греческий тип стопы превалирует у МеМаС (15,39 %); египетский – у МиМеС (10,04 %); промежуточный – у МаС соматотипов (6,56 %).

Таким образом результаты антропометрии свидетельствуют о том, что у больных мужчин и женщин с заболеваниями ОДА уменьшены: длина конечности на 1-2 см; длина кисти на 1 см, условная площадь ладони на 2 см и преобладает ульнарный тип кисти и греческий тип стопы.

Дерматоглифические исследования

Параметр Г: Анализ результатов дактилоскопии показал, что гребневой счет у больных больше чем у здоровых, как у мужчин (155,81±4,55 против 138,27±2,91, p<0,05), так и у женщин (153,71±2,52 против 138,06±4,09, p<0,05). Это увеличение отмечается на каждой руке в отдельности и на обеих руках вместе. Среднее значение суммарного гребневого счета у обследованных студентов в контроле составила 138,16, что совпадает с данными полученными А.Я.Вихрук (2005) для студентов МГАФК.

Анализ дерматоглифики больных и здоровых студентов РостГМУ выявил некоторые особенности. Информативной характеристикой насыщения популяции генами, детерминирующими узорами определенного вида, служит частота носительства узора. Данные частоты встречаемости узора у студентов РостГМУ в контроле приближаются к данным Р.Н.Хайруллина, Е.Н.Филипповой (2001) у юношей Среднего Поволжья (Таблица 15). Особенность пальцевых узоров у студентов РостГМУ в контроле состояла в том, что у них чаще обнаруживались петли и меньше было завитков и дуговых узоров. Этот факт можно объяснить тем, что среди обследованных студентов было много представителей жителей Южного Федерального округа и особенностями контингента студентов медицинского вуза.

Таблица 15

Сравнительная характеристика частоты встречаемости узоров в % по данным различных исследований

L

W

A

Данные Т.Д.Гладковой (1966) (русское население)

63,0

32,1

7,3

Данные И.С.Гусевой (1986) (русское население)

63,0

28,7

8,3

Данные А.Я.Вихрук (2005) (студенты МГАФК)

62,0

32,1

5,9

Данные Р.Н.Хайруллина, Е.Н.Филиппова (2001) (юноши, Среднее Поволжье)

64,7

(L(U) – 60,4,

L(R) – 4,3)

30,9

4,5

Данные Е.В.Харламова (2007) (студенты РостГМУ)

63,38 (муж)

63,06 (жен)

31,2 (муж)

31,94 (жен)

5,42 (муж)

5,01 (жен)

Примечания: L – петли: L(U) - ульнарные, L(R) - радиальные, W - дуги A - завитки

Таким образом, у больных мужчин как и у женщин наиболее частым типом узора были ульнарные петли и дуги.

Отмечалось уменьшение % ульнарных петель у больных мужчин по сравнению с контролем на 3,41%, а у больных женщин – на 1,9%. Количество радиальных петель также было уменьшено у больных мужчин на 2,36%, а у женщин – на 3%.

Процент завитков у больных мужчин был увеличен на 1,15%, а у женщин практически не изменился (всего на 0,13%). Наиболее выраженные различия в пальцевом узоре среди больных мужчин и женщин отечались при анализе дуг: разница составляла 4,62% и 4,76%, соответственно, если же эти изменения выражались в отношении % дуг у больных к % дуг в контроле 1,85 (у мужчин) и 1,95 (у женщин).

Как у больных мужчин, так и больных женщин среднее значение угла аtD было уменьшено по сравнению с контролем: у больных мужчин угол AtD (45,62±2,87 против 52,46±3,31, p<0,05), у больных женщин (42,87±2,701 против 46,39±2,92, p<0,05). У больных мужчин угол АТД был значительно меньше, чем в контроле (более чем на 6,84), а у женщин – на 3,52.

Дельтовый индекс у больных мужчин и женщин, а также и в контроле практически не менялся, что указывало на сложность пальцевого узора.

Анализ флексорных борозд ладони, показал, что среди выраженных нарушений борозд (разрезы, разрывы, цепочки, вилки, ветви) у больных мужчин и женщин преобладали “цепочки” на всех бороздах и имели тенденцию увеличения от борозды большого пальца к дистальной борозде.

На борозде большого пальца у больных мужчин цепочек было в 1,77 раза больше, чем в контроле, а у больных женщин – в 1,81 раза больше, по сравнению с контролем. На дистальной борозде у больных мужчин цепочки встречались в 2,81 раза больше, чем в контроле, а у больных женщин количество цепочек увеличено в 3,24 раза, чем в контроле

Анализ длины флексорных борозд ладони выявил, что как у больных мужчин, так и у женщин уменьшена борозда большого пальца, проксимальная и дистальная, по сравнению с контролем. Наиболее выражено уменьшение длины дистальной борозды у больных мужчин – на 2,48 см, и у женщин – на 2,65 см, по сравнению с контролем. Отмечено статистически достоверное уменьшение соотношения длины проксимальной борозды к длине борозды большого пальца: у больных - 0,85, а у здоровых - 0,98.

Параметр Д Результаты определения групп крови показали, что среди больных с заболеваниями ОДА преобладает А (2) группа; на 4,7% больше, чем здоровых. Резус-отрицательный фактор «Д» у лиц с заболеваниями ОДА выявился на 3,5% чаще, чем в контроле.

В соответствии со степенью преобладания того или иного признака над контрольными показателями у здоровых, мы условно придали маркеру то или иное количество баллов. Так, характеру нарушения борозд в виде «цепочек» - придали 3 балла, уменьшению площади ладони - 1 балл и т.д. затем суммировали полученные данные, сопоставили их с контрольными и вычислили коэффициент прогнозирования (Кп) по формуле;

Кп=А+Б+В+Г+Д+Е,

Где: параметр А - соматотипирование оценивается от 0 до 3 баллов :

Параметр Б генеалогический анализ от 0 до 10 баллов.

Параметр В антропометрия от 0 до 8 баллов:

Параметр Г - дерматоглифика от 0 до 9 баллов

Параметр Д группы крови системы АВ0 и резус-фактор «Д» от 0 до 2 баллов

Параметр Е пол от 0 до 3 баллов

При величине коэффициента прогнозирования до 11 баллов прогнозируют предрасположенность к нарушению функций ОДА. Величина коэффициента прогнозирования с 11 до 17 баллов свидетельствует о начальной стадии нарушения функций ОДА. Величина коэффициента с 18 до 23 баллов свидетельствует об уже возникшем нарушении функций ОДА. Величина коэффициента свыше 23 баллов отражает высокую стадию нарушения функции ОДА, что отражает Таблица 16.

Таблица 16

Коэффициент прогнозирования наследственной предрасположенности к заболеваниям ОДА

Коэффициент прогнозирования

Количество баллов

Больные

n

%

Предрасположенность к нарушению функций

0 - 11

77

16,81

Начальная стадия нарушения функций ОДА

12 - 17

99

21,62

Возникшее нарушение функций ОДА

18 -23

230

50,22

Высокая стадия нарушения функций ОДА

>23

52

11,35

Как видно из Таблица 16 возникшее нарушение функций ОДА выявлено у 50% больных. Это подтверждает адекватность разработанного коэффициента прогнозирования.

В главе 2 изучена заболеваемость остеохондрозом позвоночника в зависимости от соматотипа. Для изучения состояния позвоночника студентов-медиков Рост ГМУ, имеющих различные СТ, и влияния конституционального фактора на заболеваемость остеохондрозом путем свободной выборки обследовано 196 практически здоровых студентов 1-6 курсов. Из них 90 мужчин и 106 женщин в возрасте от 16 до 30 лет. Всем обследованным проводилась обзорная рентгенография грудного отдела позвоночника. Результаты распределения здоровых студентов и больных остеохондрозом по полу и возрасту представлены в таблице 55.

Таблица 17

Сводная характеристика распределения группы обследованных студентов по полу и возрасту.

Пол

Мужчины (%)

Женщины (%)

Возраст

Здоровые

Больные

Здоровые

Больные

16-18

12,50

15,65

10,00

15,12

19-20

18,75

24,41

20,00

24,42

21-22

25,00

27,39

25,00

26,74

23-24

18,75

18,98

20,00

19,77

25-26

18,75

8,14

15,00

8,14

27-30

6,25

5,42

10,00

5,81

Всего

100,00

100,00

100,00

100,00

Как следует из приведенной таблицы у 82,2% были больны остеохондрозом, а у 81,1%, обследованных женщин, также был выявлены проявления остеохондроза.

Общая характеристика распределения обследованного контингента.

Из общего количества студентов признаки дегенеративно-дистрофических поражений позвоночника (ДДПП) имелись у 81,63% студентов, а нормальное рентгенографическое изображение структур позвоночного столба обнаружено у 18,37% студентов.

Распределение среди больных с ДДПП выявило следующую картину:

У 70,6% обследованных согласно общепринятой классификации (Зедгенидзе Г.А., Жарков П.Л., 1984; Руцкий А.В., Михайлов А.Н., 1987) имела место 1-начальная фаза дистрофического поражения позвоноч­ного двигательного сегмента - хондроз или дискоз, характеризующаяся изменениями только в межпозвонковом диске. Наблюдалось снижение высоты межпозвонкового диска, обызвествление в переднем участке фиброзного кольца или в пульпозном ядре. У 26,5% студентов было нару­шение формы пораженного отдела позвоночника на протяжении физиологических изгибов (нарушение статической функции), из них у 8,75% - выпрямление физиологического лордоза, а  с образованием кифоза у 1,88% студентов, у 6,25% - сочетание локального лордоза и кифоза вместо обычного равномерного лордоза, у 4,38% - формирование сколиоза 1 - 2 степени в грудо-поясничном отделе.

Вторая фаза дегенеративно-дистрофического поражения позвоночного сегмента - остеохондроз, характеризущаяся изменениями и в диске, и в телах позвонков, выявлена у 29,4% обследованных, из них у 14,4% - с нарушением статической функции. В этой группе больных второй стадией - собственно остеохондрозом - все вышеперечисленные симптомы были более выражены. У 6,25% обследованных преимущественно изменения наблюдались в грудном отделе позвоночника, у остальных (8,75%) изменения были во всех отделах позвоночника.

Сочетание остеохондроза со сколиозом наблюдалось у 26,88% студентов, из них у 10,63% юношей и у 16,25% девушек. Разница в частоте сколиоза по полу составила 4,8%.

Результат анализа соматограмм.

Результат анализа соматограмм студентов по габаритному уровню варьирования антропометрических признаков представлены в таблице 57 и по компонентному уровню варьирования антропометрических признаков (КУВ) в таблице 58.

Таблица 18

Распределение студентов по габаритному уровню варьирования (ГУВ) в зависимости от СТ (%).

муж

муж

жен

жен

СТ

Здор

Остхондроз

Здор

Остхондроз

МиС

6,3

6,8

10,0

14,0

МиМеС

31,3

14,9

20,0

17,4

МеС

31,3

17,6

45,0

26,7

МеМаС

25,0

36,5

15,0

29,1

МаС

6,3

24,3

10,0

12,8

Таблица 19

Распределение студентов (в %) по компонентному (КУВ) уровню варьирования

Жировая масса (%)

мужчины

женщины

Баллы

Здоровые

Больные

Здоровые

Больные

II

6,3

12,2

10,0

11,6

III

12,5

8,1

15,0

15,1

IV

31,3

32,4

35,0

29,1

V

18,8

21,6

25,0

31,4

VI

31,3

25,7

15,0

12,8

Мышечная масса (%)

II

18,8

29,7

45,0

25,6

III

25,0

35,1

15,0

29,1

IV

12,5

14,9

25,0

15,1

V

31,3

13,5

5,0

14,0

VI

12,5

6,8

10,0

16,3

Костная масса (%)

II

12,5

27,0

10,0

16,3

III

43,8

14,9

15,0

29,1

IV

18,8

16,2

40,0

26,7

V

12,5

21,6

20,0

17,4

VI

12,5

20,3

15,0

10,5

У обследованных студентов распределение по ГУВ дано в таблице 57 и на рис. 73. Из таблицы 57 следует, что среди обследованных студентов с остеохондрозом преобладали по ГУВ МеМаС 36,5% как у мужчин (25,0% у здоровых), так и у женщин 29,1% (и 15,0% у здоровых).

Изучение компонентного уровня варьирования по жировой массе показало, что заболеваемость остеохондрозом максимальна у мужчин с мезокорпуленцией и составляет 32,4% (по сравнению со здоровыми – 31,3%), а у женщин максимальная заболеваемость у мезомакрокорпуленцией 31,4% (по сравнению со здоровыми 25,0%.

Оценка мышечной массы  показала, что максимум заболеваемости приходился у мужчин на микромезомышечный 35,1% (по сравнению со здоровыми 25,0%, а у женщин – максимум также у микромезомышечного типа – 29,1% (у здоровых – 15,0%).

Оценка костной массы выявила у мужчин: максимальная заболеваемость остеохондрозом обнаружена у микроостного типа - 27% больных (по сравнению со здоровыми 12,5%). У женщин максимум заболеваемости приходился на микромезоостный тип – у 29,1% (у здоровых – 15,0%)

Таким образом, мужчины с ДДПП первого зрелого возраста относятся к мезомакросомному типу, мезомакрокорпулентны, микромезомышечного и микроостного типа.

На основании проведенного исследования следует, что чаще заболевают остеохондрозом в начале первого зрелого периода жизни, лица относящиеся к мезомакросомному соматотипу у мужчин и у женщин по ГУВ и микромезомышечный типу у обоих полов по КУВ.

На основании проведенного исследования следует, что чаще заболевают остеохондрозом в юношеский и в начале первого зрелого периода жизни, лица относящиеся к мезомакросомному соматотипу у мужчин и у женщин по ГУВ и микромезомышечный тип у обоих полов по КУВ.

Подводя итоги анализа результатов данного раздела текущей главы, можно записать соматометрические формулы для здоровых и студентов больных остеохондрозом, где габаритный, компонентный и пропорционный уровни варьирования располагаются в следующем порядке:

(ГУВ; КУВ -ЖМ, ММ, КМ; ПУВ).

Для обследованного контингента были установлены следующие формулы (Таблица 20):

Таблица 20

Формулы соматотипов для здоровых и больных ДДПП

Формула СТ

(ГУВ; КУВ -ЖМ, ММ, КМ; ПУВ)

Здоровые мужчины

(МеС; IV, V, III;IV)

Больные мужчины

(МеМаС, IV, III, II; V);

Здоровые женщины

(МеС; IV, II, IV; IV);

Больные мужчины

(МеМаС; V, III, III; V);

Таким образом, чаще заболевают остеохондрозом в начале первого зрелого периода жизни, лица относящиеся к мезомакросомному (мужчины и женщины) типам по ГУВ, и мезокорпулентный (мужчины) и мезомакрокорпулентный (женщины) типы по КУВ ЖМ, микромезомышечный тип как у мужчин, так и у женщин по КУВ ММ, и микроостный тип у мужчин и микромезоостный тип у женщин по КУВ КМ.

Остеосоматотипологический портрет обследованного контингента.

Высота грудной клетки (Нт).

Для построения корреляционно-регрессионной модели грудной клетки использовались высота и ширина грудной клетки (трансторакальный размер) в зависимости от СТ, приведенные в таблицах  (Таблица 21 и Таблица 22) и на рис. 79  .

Сводные значения высоты грудной клетки в зависимости от СТ больных и здоровых студентов обоего пола представлены в таблице 60 и на рис. 78.

Таблица 21.

Высота грудной клетки ( Нт в см) в зависимости от СТ.

Женщины

Мужчины

 СТ

Больные

здоровые

больные

здоровые

МиС

24,656

±

1,12

24,28

±

1,11

26,45

±

1,22

25,97

±

1,19

МиМеС

25,35

±

1,44

25,05

±

1,14

27,47

±

1,26

26,24

±

1,20

МеС

26,2

±

1,19

24,91

±

1,14

27,971

±

1,28

27,85

±

1,43

МеМаС

26,29

±

1,34

26,04

±

1,19

28,34

±

1,40

28,04

±

1,28

МаС

26,76

±

1,23

26,13

±

1,27

29,365

±

1,50

28,83

±

1,40

Трансторакальный размер ( Т ).

Сводные значения трансторакального размера в зависимости от СТ больных и здоровых студентов обоего пола представлены в таблице ( Таблица 22 ).

Таблица 22.

Трансторакальный размер  ( Т в см) в зависимости от СТ.

Женщины

Мужчины

СТ

Больные

здоровые

больные

здоровые

МиС

28,87

±

1,31

28,09

±

1,28

31,17

±

1,43

31,40

±

1,44

МиМеС

28,96

±

1,64

28,51

±

1,30

31,17

±

1,43

30,22

±

1,38

МеС

29,75

±

1,36

27,76

±

1,27

32,94

±

1,51

31,66

±

1,62

МеМаС

30,66

±

1,57

29,52

±

1,35

32,70

±

1,61

32,38

±

1,48

МаС

30,66

±

1,41

30,30

±

1,47

33,29

±

1,70

32,74

±

1,59

Фрагментарный поперечный размер грудной клетки (t).

Сводные значения фрагментарного поперечного размера грудной клетки в зависимости от СТ больных и здоровых студентов обоего пола представлены в таблице 62.

Таблица 23.

Фрагментарный поперечный размер грудной клетки t в зависимости от СТ ( в см).

Женщины

Мужчины

 СТ

Больные 

здоровые 

больные 

здоровые

МиС

14,62

±

0,67

14,31

±

0,65

16,35

±

0,75

17,18

±

0,79

МиМеС

15,09

±

0,86

15,17

±

0,69

16,35

±

0,75

15,87

±

0,72

МеС

15,37

±

0,70

14,93

±

0,68

16,49

±

0,76

17,25

±

0,88

МеМаС

15,93

±

0,81

15,07

±

0,69

16,87

±

0,83

16,06

±

0,73

МаС

15,93

±

0,73

17,21

±

0,84

17,05

±

0,87

16,53

±

0,80

Глубинный размер грудной клетки (ГР).

Глубинный размер грудной клетки у здоровых студенток составил 11,2±0,2 см, а у больных студенток составил 12,0±0,3 см; различие достоверно (р<0,05).

Глубинный размер грудной клетки у здоровых составил 12,3±0,25 см; а у больных студентов в среднем 13,2±0,3 см, различие достоверно (р<0,05).

Радиус окружности верхней апертуры грудной клетки (R).

Сводные значения  радиуса окружности верхней апертуры грудной клетки в зависимости от СТ больных и здоровых студентов обоего пола представлены в таблице 63 и на рис. 82.

Таблица 24.

Радиус окружности верхней апертуры  ( R в см) в зависимости от СТ.

Женщины

Мужчины

СТ

Больные

здоровые

больные

здоровые

МиС

10,43

±

0,47

10,97

±

0,50

11,67

±

0,54

11,33

±

0,52

МиМеС

10,77

±

0,61

10,93

±

0,50

11,67

±

0,54

11,24

±

0,51

МеС

10,97

±

0,50

10,98

±

0,50

11,77

±

0,54

11,38

±

0,58

МеМаС

11,37

±

0,58

10,58

±

0,48

12,04

±

0,59

11,52

±

0,53

МаС

11,37

±

0,52

11,18

±

0,54

12,17

±

0,62

12,08

±

0,59

Проведенные метрические исследования показывают, что радиус  окружности верхней апертуры (R) в зависимости от СТ возрастает у женщин больных остеохондрозом от 10,43 ± 0,47 см у МиС до 11,37 ± 0,52 см у МаС. У здоровых женщин от  10,97 ± 0,50 см у МиС до 11,18 ± 0,54 см у МаС.

У мужчин больных остеохондрозом радиус окружности верхней апертуры в зависимости от СТ возрастает от  11,67 ± 0,54 см у МиС до 12,17 ± 0,62 см у МаС. У здоровых мужчин данный параметр увеличивается от 11,33 ± 0,52 см у студентов МиС до 12,08 ± 0,59 см у представителей МаС.

    1. Корреляционно-регрессиионная модель структуры грудной клетки в зависимости от соматотипа.

На основании проведенного комплексного исследования и анализа полученный количественных показателей была создана корреляционно регрессионная модель

Параметры модели формы грудной клетки (ГК) рассчитывали по формуле:

Высота грудной клетки = a X 2 + b X;

где Х –ширина грудной клетки в см; a – коэффициент регрессии, характеризующий кривизну грудной клетки; b - коэффициент регрессии, от которого зависит величина ширины ГК на графике.

Корреляционно регрессионная модель характеризующая форму грудной клетки у больных и здоровых женщин с соматотипом МиС с  характерными параметрами  формы грудной клетки (Таблица 25) представлена на рис.3, а для мужчин с соматотипом МиС на рис. 4.

Таблица 25

Корреляционно регрессионная модель характеризующая форму грудной клетки у больных и здоровых женщин с соматотипом МиС

Параметры

y1=

0

x1=

0

Коэффициенты

высота (h)

y2=

24,656

x2=

14,433

a=y2/(x2*(x2-x3)

-0,118

бол

ширина (D=2R)

y3=

0

x3=

28,866

b=(-1)*x3

3,4166

бол

высота (h)

y2=

24,28

x2=

14,043

a=y2/(x2*(x2-x3)

-0,123

здор

ширина (D=2R)

y3=

0

x3=

28,087

b=(-1)*x3

3,4579

здор

Коэффициенты регрессии (a, b) для всех соматотипов приведены в таблице (Таблица 26)

Таблица 26

Коэффициенты регрессии для всех соматотипов

Параметры

Женщины

Мужчины

регрессии

больные

здоровые

больные

здоровые

МиС

a

-0,118

-0,123

-0,112

-0,114

b

3,417

3,458

3,442

3,437

МиМеС

a

-0,121

-0,123

-0,113

-0,106

b

3,501

3,515

3,525

3,343

МеС

a

-0,118

-0,129

-0,103

-0,111

b

3,523

3,589

3,396

3,519

МеМаС

a

-0,113

-0,120

-0,106

-0,107

b

3,455

3,528

3,467

3,464

МаС

a

-0,114

-0,114

-0,106

-0,108

b

3,491

3,450

3,529

3,522

Сводные графики для модели всех соматотипов характеризующих форму грудной клетки у больных и здоровых женщин приведены на рис.2 у больных и здоровых мужчин на рис.3.

Рис. 2  Параболическая регрессионная модель формы грудной клетки в зависимости от соматотипа у мужчин

Рис. 3  Параболическая регрессионная модель формы грудной клетки в зависимости от соматотипа у женщин

Параметры регрессионной модели позволили выявить зависимость формы и размеров грудной клетки обследованных от СТ, а также проводить прогноз наличия заболеваний ДДПП у мужчин и женщин первого зрелого возраста в соответствии с этими параметрами.

Полученные параметры регрессионной модели позволили провести прогноз формы и размеров грудной клетки обследованных в зависимости от СТ. В то же время предложенная модель позволяет  также проводить прогноз наличия заболеваний ДДПП у мужчин и женщин первого зрелого возраста в соответствии с этими параметрами.

Результаты рентгенограмметрического исследования.

Исследованы метрические величины ширины тел позвонков, спинномозгового канала, линии и угла наклона  ребра у мужчин с остеохондрозом позвоночника и здоровых мужчин в результате установлено, что показатели ширины тел позвонков, ширины позвоночного канала, линии ребра и угла наклона ребра  у мужчин больных остеохондрозом МиС и МаС достоверно отличаются от аналогичных параметров у здоровых мужчин (р<0,05)  этих же СТ. Однако, наиболее значимые отличия вышеперечисленных параметров прослеживаются у мужчин МеМаС, больных остеохондрозом в сравнении со здоровыми мужчинами  (p<0,01).

Анализ величины длины тела позвонка, высоты диска и тела позвонка в боковой проекции у мужчин с остеохондрозом и здоровых мужчин показывает, что рентгенограмметрические показатели длины тел позвонков, высоты межпозвонковых дисков и тел позвонков в боковой проекции у мужчин больных остеохондрозом МиС и МаС достоверно отличаются от аналогичных параметров у здоровых мужчин (р<0,05) этих же соматотипов. Прослеживается еще более выраженная достоверность различий сравниваемых в данной таблице метрических параметров  при p<0,01 у мужчин МеМаС, больных остеохондрозом в сравнении со здоровыми мужчинами.

Анализ величин ширины тела позвонка, ширины позвоночного канала  угла наклона ребра  у студенток больных остеохондрозом и здоровых студенток показывает, что достоверно отличаются (при р<0,05) рентгенограмметрические значения ширины тел Th3 позвонков у больных и здоровых студенток МиС , а также  значения ширины тел Th10 позвонков у больных и здоровых студенток  МаС; ширины позвоночного канала тел Th3 у больных и здоровых студенток МиС и МаС, а также ширины позвоночного канала тел Th10 у  больных и здоровых студенток МаС; показатели линии 3-го ребра у больных и здоровых студенток МиС и МаС и 10-го ребра МаС. Метричекие значения угла наклона ребра  у студенток больных остеохондрозом  и здоровых студенток достоверно не отличались (p>0,05). Все приведенные в рассматриваемой таблице метрические показатели имеют наиболее выраженную достоверность различий (p<0,01) у представительниц МеМаС, больных остеохондрозомпри сравнении со здоровыми студентками этого же СТ.

Изучены метрические показатели длины тела позвонка составляли, высоты межпозвонкового диска и  высоты тела у больных остеохондрозом и здоровых студенток.  Анализ данных показывает, что достоверно (при р<0,05) отличаются между собой рентгенограмметрические показатели длины тела 3-го позвонка у больных и здоровых студенток МиС, высоты межпозвонкового диска  Th10  у больных и здоровых студенток МиС и МаС; высоты тел Th3 и Th10 позвонков у студенток больных остеохондрозом  и здоровых студенток МиС и МаС. Однако, наиболее значимые отличия всех вышеперечисленных параметров (p<0,01) прослеживаются у студенток МеМаС, больных остеохондрозом в сравнении со здоровыми студентками данного СТ.

Сравнивая приведенные данные рентгенограмметрии с разработанными показателями нормы были выявлены достоверные  различия лишь по некоторым сравниваемым параметрам у здоровых студентов и студентов больных остеохондрозом, что объясняется наличием у 70,6% начальной фазы дегенеративно-дистрофического поражения позвоночника, проявляющегося дискозом. Другими словами можно сделать вывод, что на данной стадии равития патологического процесса  изученные рентгенограмметрические параметры еще не претерпели выраженных изменений, и, возможно, манифестацию имеющихся изменений следует выявлять другими методами лучевой диагностики – спиральной КТ и МР томографией.

Таким образом, результаты проведенного комплексного исследования позволяют с уверенностью утверждать, что впервые получены объективные рентгенограмметрические параметры основных анатомических элементов  грудных  позвонков, сопряженных с ними межпозвонковых дисков, прилежащих отделов ребер и ведущих габаритных размеров грудной клетки. На наш взгляд,  особую диагностическую и прогностическую ценность и значимость имеют установленные количественные критерии, которые послужили основанием для формирования остеосоматотипологического портрета грудной клетки обследованного контингента и полноценной характеристики изученного отдела скелета у здоровых и больных дегенеративно-дистрофическим поражением позвоночника студентов с учетом их пола, возраста и соматотипа.

Выводы

  1. По габаритному уровню варьирования признаков во всех изученных возрастных группах выявлено нормальное (Гауссовское) распределение материала. В данной популяции составляют МиС (13,7%), и МиМеС (23,66%) женщины по сравнению с мужчинами; МаС (21,85%) и МеС (29,65%) мужчины, по сравнению с женщинами; в то же время как МеМаС – соматотипы представлены в одинаковом соотношении, как среди мужчин (23,2%), так и среди женщин (23,09%).
  2. По компонентному уровню варьирования признаков единой тенденции в распределении масс тела не установлено. Распределения жировой массы тела характеризуется тем, что подавляющее большинство обследованных женщин (почти 50%) имели низкую выраженность жировой массы (ЖМ=II) 24,4% и выраженность ниже среднего (ЖМ= III) 26,8%, то есть относились к микрокорпулентному и мезокорпулентному. У мужчин показатели с выраженностью ниже среднего (ЖМ= III) имеют 26,8%.  Выраженности жировой массы как у мужчин, так и у женщин при ЖМ= IV практически одинакова (соответственно 20,7% и 20,5%), и при ЖМ= VII практически одинакова (соответственно 2,4% и 2,3%).
  3. По выраженности мышечной массы во всех изученных  возрастных группах у женщин показал преобладание мезомышечной формы (ММ=III) 39,4% у женщин, в то время как у мужчин также преобладала мезомышечная форма (ММ=III) 25,0%
  4. Выраженность костной массы женщины с низким (37,78%) и с показателем очень высокой выраженности костной массы – 2,22%. С показателем средней выраженности костной массы было 20,0%, выше среднего 6,67% из общего числа обследованных женщин. Распределение выраженности костной массы у обследованных мужчин имеют низкую (22,75%) и ниже среднего (31,47%) выраженность этого показателя. С показателем средней выраженности костной массы было 24,32%, выше среднего - 14,31 %, высокой - 7,15 % из общего числа обследованных мужчин.
  5. По  пропорционному уровню варьирования признаков у лиц мужского и женского пола выявлено, что подавляющее большинство обследованных женщин относится к мезомембральному типу. Очень близки по количеству микромембральный и макромембральные типы. Практически такие же результаты получены и при обследовании мужчин.
  6. Определены основные соматометрические критерии ГУВ и КУВ, выявившие структуру заболеваемости обследованного контингента, показавшие, что максимальный уровень заболеваемости принадлежит костно- мышечной системе (около 30%) и соответствует соматотипу МеС и его промежуточным СТ – МиМес и МеМас.
  7. При обследовании типа кисти и стопы в зависимости от соматотипа обнаружено:
  • У мужчин МеМаС соматотипов чаще всего встречается (на 1 месте) радиальный тип кисти, на 2-ом месте промежуточный тип у МеС соматотипов, на 3-ем месте ульнарный тип у тех же МеМаС соматотипов.
  • В группе женщин: у МеМаС соматотипов превалирует радиальный тип кисти и ульнарный; у МиМеС – промежуточный тип кисти.
  • Результаты определения типа стопы по относительной длине пальцев: (египетский, греческий и промежуточный), показали , что у мужчин чаще всего встречается греческий тип стопы (у МеМаС); египетский (у МеС); промежуточный (у МаС) соматотипов.
  • У женщин: греческий тип превалирует у МеМаС; египетский – у МиМеС; промежуточный – у МаС соматотипов.
  • В общем, по обследованной популяции среди студентов медиков превалирует группа крови А(II), затем по частоте следует О(I) и В(III) и преобладает резус-положительный фактор.
  • Результаты распределения исследуемых студентов в зависимости от пола по группам крови и резус-фактору «Д» выявили преобладание группы А(II) у женщин, группы О(I) у мужчин и примерно одинаковое распределени Rh+ фактора среди женщин и мужчин (около 80%) у тех и других.
  • У МиС, МиМеС, МеС соматотипов преобладает группа А(II), а у МеМаС, МаС и МегС – О(I) группа крови. Резус-отрицательный фактор превалирует у МеС и МиМеС соматотипов.
  • У МиС и МиМеС женщин преобладает А(II) группа крови и резус-отрицательный фактор, а у МеМаС, МаС – О(I) группа крови и чаще встречается резус-положительный фактор.
  • Дифференциация студентов по полу показывает, что у МиС, МиМеС мужчин преобладает А(II) группа крови и резус- положительный фактор, у МеМаС и МаС – О(I) группа крови с положительным фактором.
  • В женской выборке у лиц на обеих руках МаС типа (наблюдается явное снижение частот встречаемости дуг бездельтовых узоров (БУ) по сравнению с лицами МиС и МеС соматотипов.
  1. Сопоставительный анализ разработанных рентгенограмметрических показателей грудных позвонков, межпозвонковых дисков, прилежащих отделов ребер и габаритных размеров грудной клетки у студентов обнаружил наиболее значимые различия у мужчин и женщин юношеского и начала первого зрелого возраста мезомакросомного соматотипа.
  2. Параметры предложенной корреляционно-регрессионной модели позволили выявить зависимость формы и размеров грудной клетки обследованных от их соматотипа, а также осуществлять объективное прогнозирование  наличия заболеваний дегенеративно-дистрофического поражения позвоночника у мужчин и женщин юношеского и начала первого зрелого возраста в соответствии с этими показателями.

Публикации по теме диссертации

  1. Харламов Е.В., Кондрашев А.В., Беспалова В.Г. Сопоставление результатов соматотипирования и оценок физического состояния по индексу Кетле // Совершенствование форм и методов работы врач.- физк. диспансеров в условиях перехода к бюджетн.-страхов. медицин.: Тез. докл. обл. научн.- практ. конф. врачебно-физк. службы. - Ростов н / Д., 1993. - С. 79-80.
  2. Харламов Е.В., Беспалова В.Г., Кондрашев А.В. Результаты соматотипирования студентов-медиков // Актуальные проблемы физической культуры: Мат-лы регион. научно-практической конференции.- Т.5. - Ростов-на-Дону. - 1995. – С. 33-37.
  3. Харламов Е.В. Беспалова В.Г., Попова Н.М., Чумакова В.П., Сафонова Л.Ф. Изучение заболеваемости опорно-двигательного аппарата (ОДА) студентов-медиков в зависимости от соматотипа // Врачебно-физкультурной службы Ростовской области-50-лет: Тез. обл. научно-практ. конф. – Ростов-на-Дону, 1999. – С. 121.
  4. Харламов Е.В., Беспалова В.Г., Попова Н.М., Чумакова В.П., Сафонова Л.Ф., Дрижика А.А., Сухорукова Л.М., Костюк С.В. К морфофункциональной характеристике студентов-медиков группы лечебной физкультуры // Врачебно-физкультурной службе Ростовской области-50 лет: Тез. докл. обл. научно-практ. конф.Ростов-на-Дону.-1999.-С. 47-48.
  5. Харламов Е.В., Попова Н.М., Остриков Л.В., Чумакова В.П. К морфофункциональной характеристике студентов-медиков основной медицинской группы по физическому воспитанию // Врачебно-физкультурной службы Ростовской области-50-лет: Тез. обл. научно-практ. конф. – Ростов-на-Дону, 1999. – С. 113-114.
  6. Харламов Е.В., Бабаев М.В., Кондрашев А.В., Остриков Л.В.Изучение соматотипов у студентов с остеохондрозом позвоночника // Функциональная морфология и клиническая медицина: сборник научных работ. / Под редакцией профессора В.В. Соколова.-Ростов-на-Дону.-2000.-С. 102.
  7. Харламов Е.В., Сафонова Л.Ф. Оценка влияния фенотипических факторов на соматотип // Биомеханика, Морфология. Спорт. / Под общей редакцией В.П. Губа, Р.Н. Дорохова, И.В. Строевой, Е.В. Алпацкой. – Смоленск, 2000. – С. 260-266.
  8. Харламов Е.В., Сафонова Л.Ф., Сухорукова Л.М. Группы крови по системе АВ0 и резус-фактор при заболеваниях опорно-двигательного аппарата // Функциональная морфология и клиническая медицина: сборник научных работ. / Под редакцией профессора В.В. Соколова.-Ростов-на-Дону.-2000.-С. 103.
  9. Харламов Е.В., Сафонова Л.Ф. Особенности дерматоглифики у студентов-медиков с различными типами телосложения // Физическая культура и спорт как фактор информационно-воспитательного пространства современного вуза: Сборник научных трудов / Под редакцией Ю.И. Евсеева, Б.А. Кабаргина.- Рост.гос.экон.унив. Ростов н/Д., 2001.-С 254-257.
  10. Харламов Е.В., Сафонова Л.Ф. Способ оценки и прогнозирования тяжести нарушения функций опорно-двигательного аппарата. Патент № 2168173 РФ (12 с.). – Приоритет от 27.05.2001. Бюл. № 15.
  11. Харламов Е.В., Беспалова В.Г., Чернохлебов С.Г. Гибкость плечевого пояса и тотальные параметры тела // Физическая культура и спорт как фактор информационно-воспитательного пространства современного вуза: Сб. науч. труд. / Под редакцией Ю.И. Евсеева, Б.А. Кабаргина/ Рост.гос.экон.унив. Ростов н/Д., 2001.-С 103-104.
  12. Харламов Е.В. Состояние здоровья студентов с учетом влияния фенотипических факторов на соматотипы // Региональные проблемы гигиены окружающей среды и здоровья населения: Научные труды, вып. 7. - Ростов-на-Дону, 2002. - С. 344-346.
  13. Харламов Е.В., Беспалова В.Г., Попова Н.М., Чумакова В.П., Сафонова Л.Ф. Морфофункциональные эквиваленты двигательной активности студентов медиков // Труды III научной сессии РостГМУ.-Ростов-на-Дону.-Изд-во РостГМУ.-2002.-С. 118-119.
  14. Харламов Е.В., Кондрашев А.В. Соматический тип как один из критериев здоровья // Особенности преподавания физического воспитания в медицинских вузах: Сб. мат-лов научно-практ. конф.- Москва.-2002.-С. 19.
  15. Харламов Е.В., Кондрашев А.В., Бабаев М.В., Прохорская К.В. Значение рентгенограмметрии в определении стабильности грудного отдела позвоночника и соматотипа человека // Достижения и проблемы современной военно-полевой и клинической хирургии. Ростов-на-Дону, 2002. - С. 137.
  16. Харламов Е.В., Кондрашев А.В., Хоронько В.В. Изменения пропорционных характеристик населения юга России // Тезисы докладов 6 конгресса международной ассоциации морфологов. Морфология.-2002.-Т.121.-№2-3.-С.165.
  17. Харламов Е.В., Кондрашев А.В., Хоронько В.В. Компьютерное обеспечение соматометрических исследований в превентивной медицине // Мат-лы VI Междунар. Конгресса по интегративной антропологии. - СПб.: Издательство СПбГМУ, 2002. - С. 386-387.
  18. Харламов Е.В., Сафонова Л.Ф. Комплекс генетических маркеров у больных с заболеваниями опорно-двигательного аппарата // Материалы IV Всерос. съезд специалистов лечебной физкультуры и спортивной медицины. - М., 2002. - С. 184.
  19. Харламов Е.В., Сафонова Л.Ф. Оценка генетических маркеров у больных с заболеваниями опорно-двигательного аппарата // Диагностика, профилактика и коррекция нарушений опорно-двигательного аппарата у детей и подростков: Материалы всероссийской конференции с международным участием (Москва, 5-6 декабря 2002г.). – М.: Изд-во НО НЦЗД РАМН, 2002. – С . 193-195.
  20. Харламов Е.В., Сафонова Л.Ф. Пальцевая дерматоглифика студетов-медиков с различными соматотипами// материалы IV международного конгресса по интегративной антропологии/ под редакцией Л.А., Алексиной.-СПб.: Изд-во СПбГМУ, 2002.-С. 385.
  21. Харламов Е.В., Сафонова Л.Ф. Шкала риска наследственной предрасположенности к заболеваниям опорно-двигательного аппарата // Материалы VI Обласной конференции ортопедов-травматологов Ростовской области.-Ростов н/Д.-«БАРО-ПРЕСС».-2002.- С. 23-24.
  22. Харламов Е.В. Генетико-математическое прогнозирование тяжести нарушения функций опорно-двигательного аппарата//Известия высших учебных заведений «Северо-Кавказский регион».-2003.-№ 1(121).-С. 105-107
  23. Харламов Е.В. Динамика соматометрических показателей жителей юга России юношеского и первого зрелого возраста //Известия высших учебных заведений «Северо-Кавказский регион».-2003.-№ 2(122).-С. 99-102.
  24. Харламов Е.В. Прогнозирование заболеваний ОДА в рамках медико-генетического обследования // Материалы 3-го Российского научного форума РеаСПОМед 2003. М., «Авиаиздат», 2003, с. 167-168.
  25. Харламов Е.В., Кондрашев А.В., Орлова С.В., Чаплыгина Е.В. Соматометрическая характеристика жителей юга России юношеского и первого зрелого возраста// Физическая культура, спорт и туризм: сегодня и завтра: Сборник материалов Международной научно-практической конференции / Под редакцией Кабаргина Б.А., Евсеева Ю.И.-Ростов-на-Дону.-2003.-С. 135-137.
  26. Харламов Е.В., Сафонова Л.Ф. Медико-генетическое обследование в рамках прогнозирования заболеваний опорно-двигательного аппарата // Медицинская генетика .-2003.-Т.2, № 10.-с. 445: Тезисы Всероссийской НПК «Современные достижения клинической генетики».-М.: 25-27.11.03.
  27. Харламов Е.В., Соколов В.В., Кондрашев А.В., Чаплыгина Е.В, Соматометрическая характеристика жителей Юга России юношеского возраста // Вiсник проблем бiологii i медицини. – 2003. – Вып. 3. – С. 39-41.
  28. Харламов Е.В., Хоронько В.В., Орлова С.В. Гигиенические и конституциональные факторы, влияющие на состояние здоовья студентов//Физическая культура-одно из основных немедикаментозных средств оздоровления: Сборник материалов научно-практичекой конференции.-Москва.-2003.-С. 57-59.
  29. Харламов Е.В. Генетически обусловленное состояние здоровья людей различных конституциональных типов // International Journal on Immunorehabilitation «Физиология и патология иммунной системы». – Т. 6, № 1. - М., 2004. – С. 20-23.
  30. Харламов Е.В. Опыт использования соматометрической методики в оценке гибкости у лиц юношеского возраста// Здоровье, обучение, воспитание детей и молодежи в ХХI веке: Материалы международного конгресса, часть III/ ГУ Научный центр здоровья детей РАМН.-Москва-2004.- С.268-271.
  31. Харламов Е.В. Соматометрическая характеристика студентов-медиков юга России с дегенеративно-дистрофическими поражениями позвоночника//Известия высших учебных заведений «Северо-Кавказский регион».-2004.-№ 5(17).-С. 76-84.
  32. Харламов Е.В. Соматотип, группа крови по системе «АВ0» и резус-фактор «Д» у студентов-медиков донского региона // Сборник научных трудов к 80-летию профессора Петра Федоровича Степанова.-Смоленск, 2004.-С. 229-232.
  33. Харламов Е.В., Попова Н.М., Орлова С.В., Сухорукова Л.М. Морфофункциональная характеристика студентов медицинского вуза // Труды IV научной сессии РостГМУ.-Ростов-на-Дону.-Изд-во РостГМУ.-2004.- С.129-130.
  34. Харламов Е.В., Сафонова Л.Ф. Геронтологический прогноз по данным генеалогического дерева и показателям дерматоглифики у студентов-медиков юга России различных соматотипов//Актуальные проблемы биологии: Сборник научных работ, Т. №3, №1 / Под редакцией проф., д.б.н. Н.Н. Ильинских.-Томск.-2004.-С. 66-67.
  35. Харламов Е.В., Хоронько В.В., Орлова С.В. Некоторые аспекты структуры заболеваемости в зависимости от соматических типов//Теория и практика оздоровления населения России: Материалы I Национальной научно практической конференции с международным участием . Смоленск, 24-27 мая, 2004г./ Под ред. О.В. Ромашина.- М.: Федеральный центр ЛФК и СМ МЗ и СР РФ, 2004.-С.211-212.
  36. Харламов Е.В., Беспалова В.Г., Чернохлебов С.Г. Соматометрическая оценка гибкости у лиц юношеского возраста. // Проблемы возрастной и спортивной антропологии: Материалы межрегионального сборника научных трудов, посвященных 75-летию профессора Р.Н. Дорохова / Под общей редакцией доктора педагогических наук В.А. Быкова. – Смоленск, 2005. – С. 139-142.
  37. Харламов Е.В., Орлова С.В. Уровни физического здоровья студентов разных соматотипов. // Проблемы возрастной и спортивной антропологии: Материалы межрегионального сборника научных трудов, посвященных 75-летию профессора Р.Н. Дорохова / Под общей редакцией доктора педагогических наук В.А. Быкова. – Смоленск, 2005. – С. 145-147.
  38. Харламов Е.В. Тип рук и ног в зависимости от соматотипа у лиц юношеского возраста юга России // Морфология: Мат-лы докладов VIII конгресса межд. ассоц. морфологов.-2006.-Т. 129.-№4.-С. 130.
  39. Харламов Е.В. Характеристика флексорных складок(борозд) ладонй рук и величин угла Atd у лиц различных соматотипов с заболеваниями желудочно-кишечного тракта.// Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Актуальные проблемы гастроэнтерологии. Естественные науки.-Ростов-на-Дону.-2006.-С. 179-181.
  40. Харламов Е.В., Кондрашев А.В., Хоронько В.В., Сафонова Л.Ф. Некоторые антропометрические и дерматоглифические параметры студентов-медиков различных соматотипов // Современные проблемы физической культуры и спорта.-Смоленск.-2006.-С. 164-171.
  41. Харламов Е.В., Кондрашев А.В., Хоронько В.В., Сафонова Л.Ф. Некоторые соматометрические особенности студентов-медиков юга России с дегенераивно-дистрофическими поражениями позвоночника//Дети, спорт, здоровье(Выпуск 2).-Смоленск.-СГАФКСиТ.-2006.-С. 29-31.
  42. Харламов Е.В., Хоронько В.В., Сафонова Л.Ф., Орлова С.В.Некоторые дерматоглифические показатели у больных различных соматотипов с заболеваниями органов дыхания//Теория и практика оздоровления населения России.-Москва.-2006.-С. 189-190.
  43. Харламов Е.В. Соматотип и морфологические свойства кожи у детей школы «Музыкантских воспитанников» // Дети, спорт, здоровье (Выпуск 3).-Смоленск: СГАФКСиТ, 2007.-С. 59-64.
  44. Харламов Е.В., Орлова С.В., Сафонова Л.Ф., Лагутин А.А., Молочков С.В., Швецов В.К. Морфофункциональная характеристика студентов факультета военного обучения РостГМУ // Проблемы модернизации учебного процесса по физической культуре в образовательных учреждениях: Материалы городской научно-практической конференции.-Волгоград.-2007.-С. 55-57.
  45. Харламов Е.В., Попова Н.М., Зазулина О.В., Максимов О.О. Типовые особенности физического состояния студенток различных медицинских групп по физическому воспитанию // Проблемы модернизации учебного процесса по физической культуре в образовательных учреждениях: Материалы городской научно-практической конференции.-Волгоград.-2007.-С. 57-58.
  46. Харламов Е.В., Сафонова Л.Ф., Хоронько В.В. Соматотипы и некоторые антропометрические  данные стедентов медиков РостГМУ // Материалы V Всероссийского съезда специалистов лечебной физкультуры и спортивной медицины. —  Центр лечебной физкультуры и спортивной  медицины  Росздрава.-М.-2007. - С. 87-89.
  47. Харламов Е.В., Попова Н.М., Орлова С.В., Готадзе И.И. Конституциональная оценка физического состояния студентов-медиков // Материалы V Всероссийского съезда специалистов лечебной физкультуры и спортивной медицины. —  Центр лечебной физкультуры и спортивной  медицины  Росздрава.-М.-2007. - С.230-231.
  48. Харламов Е.В., Бабаев М.В., Хоронько В.В., Сафонова Л.Ф., Чумакова В.А. Морфо-функциональные состояния здоровья позвоночного столба студентов-медиков разных соматотипов // I Конгресс Российского общества школьной и университетской медицины и здоровья. - М.: НЦДЗ РАМН, 2008.-С. 181-182.
  49. Харламов Е.В., Кондрашев А.В., Сафонова Л.Ф., Хоронько В.В.  Особенности антропометрических и антигенных показателей  у студентов медиков различных конституциональных типов // Дети, спорт, здоровье(Выпуск 4): Междунар. сб. науч. трудов по проблемам интегративной и спортивной антропологии .- Смоленск: СТАФКСиТ, 2008.-С. 68-71.
  50. Харламов Е.В., Попова Н.М., Дрижика Л.А. Морфофункциональные показатели юниоров Юга России.// Материалы Первого объединенного науч.-практ.форума детских врачей. г.Орел, 2008. Вестник РГМУ. М.: РГМУ. – 2008, № 4 (63), - с.198
  51. Харламов Е.В. Некоторая соматометрическая характеристика лиц юношеского возраста, проживающих на Юге России// Материалы Первого объединенного науч.-практ.форума детских врачей. г.Орел, 2008. Вестник РГМУ. М.:РГМУ. – 2008, № 4 (63), - с.198
  52. Харламов Е.В. Компонентный состав тела как морфологическое отражение адаптационных возможностей человека. // Материалы докладов 9 конгресса МАМ. Морфология. 2008. - № 2. – с.144.
  53. Харламов Е.В. Корреляционно-регрессиионная модель структуры грудной клетки в зависимости от соматотипа.// Харламов Е.В. Вестник ВолГМУ 2008 N2 (26) (приложение) с.5-8.
  54. Харламов Е.В. Прогнозирование заболеваний опорно-двигательного аппарата с использованием комплекса генетических маркеров.// Харламов Е.В.,Хоронько В.В., Сафонова Л.Ф. Международная научно-практическая конференция «Проблемы диагностики, укрепления и реабилитации ОДА у спортсменом» (Волгоград, 2008). С.139-140.

Подписано в печать 27.06.2008. Формат 60х84/16 Бум.пл. 80 г/м2.

Печать офсетная. Усл.печ.л. 2.0 Тираж 100. Заказ 58.

Волгоградский государственный медицинский университет,

400131, Волгоград, Пл.Павших борцов, 1.


1 Девушки -  16 –20 лет

2 Юноши – 17-21 год







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.