WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Дикова Ольга Владимировна

клинико-патогенетическое обоснование средств

метаболической коррекции в комплексном лечении 

псориаза, атопического дерматита, экземы

14.03.06 – фармакология, клиническая фармакология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

саранск – 2011

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении

высшего профессионального образования

«Мордовский государственный университет  им. Н.П. Огарева»

Научный консультант:  заслуженный деятель науки РМ

доктор медицинских наук,

профессор Вера Ивановна Инчина

Официальные оппоненты: доктор медицинских наук, профессор

  Ангелина Владимировна Зорькина,

  ГОУ ВПО " Мордовский государственный 

  университет  им. Н.П. Огарева "

  доктор медицинских наук, профессор

  Рофия Хафизьяновна Хафизьянова,

  ГОУ ВПО «Казанский

  государственный медицинский

  университет» Росздрава

 

  доктор медицинских наук, профессор

  Александр Сергеевич Кинзирский,

  главный научный сотрудник

  Учреждения Российской академии наук

  Института физиологически активных

  веществ (ИФАВ РАН)

  Ведущая организация: ГОУ ВПО «Российский государственный медицинский университет» Росздрава

  Защита состоится «­­­­­­­­­­­­­­­_____» ____________ 2011 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.117.08 при ГОУ ВПО "МГУ им. Н.П. Огарева" (430032, г. Саранск, ул. Ульянова, 26).

  С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО "МГУ им. Н.П. Огарева" (430005, г. Саранск, ул. Большевистская, 68). Автореферат размещен на сайте Рособрнадзора.

Автореферат разослан «­­­­­­­­­­­­­­­_____» ____________ 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат медицинских наук доцент А.Г. Голубев

Общая характеристика работы

Актуальность проблемы. Псориаз, атопический дерматит, экзема – хронические мультифакториальные дерматозы, развивающиеся вследствие генетической предрасположенности (Скрипкин Ю.К., Кубанова А.А. с соавт., 2009; Хайрутдинов В.Р. с соавт., 2009; Ширшакова М.А. с соавт., 2009); нейрогенных, иммунных (Загртдинова Р.М., Бабушкина М.В. с соавт., 2007; Павлова О.В., 2009) и обменных нарушений, сформированных преимущественно вследствие поражений гепатобилиарного тракта (Балтабаев М.К., Хамидов Ш.А. с соавт., 2005; Р.М. Загртдинова, М.А. Филимонов с соавт., 2006).

Псориаз – важнейшая медико-социальная проблема (Прохоренков В.И., Вандышева Т.М., 2002; Клеменова И.А., 2006), что связано с его распространенностью (в России около 2,8 млн больных псориазом (Скрипкин Ю.К. с соавт., 2006)), хроническим течением с частым формированием инвалидизирующих форм, а также высоким удельным весом больных, нуждающихся в госпитализации (Кубанов А.А. с соавт., 2007; Кунгуров Н.В. с соавт.,  2008; Короткий Н.Г., Лазутина Е.В., 2009) и в самых современных, эффективных и дорогостоящих технологиях лечения дерматоза (Мартынов А.А., 2007).

       Атопический дерматит (АтД) является не менее важной медико-социальной  проблемой (Кочергин Н.Г., Кочергин С.Н., 2008; Торопова Н.П., 2008; Non К.L. et al., 2007), значимость которой определяется широким распространением дерматоза (Кахан М.М. с соавт., 2007), значительно влияющего на качество жизни пациентов (Бычкова Н.Ю. с соавт., 2009). На долю АтД приходится от 5 до 30% всех кожных заболеваний (Трофимова И.Б. с соавт., 2001).

Больные экземой, для которых характерно длительное течение с частыми рецидивами, составляют до 40% дерматологических пациентов (Павлова О.В., 2010). Среди всей патологии кожи, по поводу которой больных направляют в дерматологический стационар, около 10% приходится на экзему (Львов А.Н. с соавт., 2007). Актуальность изучения экземы обусловлена неясностью роли многих звеньев патогенеза, тяжелым течением и широким распространением дерматоза (Карякина Л.А., Павлова Р.Н., 2005; Колчерина Р.А., Габдрахманова А.В., 2006; Павлова О.В., 2009; Burgess J.A. et al., 2008).

Все большее значение в патогенезе псориаза, АтД и экземы в последние годы придается нарушению процессов перекисного окисления липидов (ПОЛ) и развитию синдрома эндогенной интоксикации (СЭИ) (Исаков С.А. с соавт., 2005; Мурадова Л.С., Гулиев М.О., 2006; Федотова Л.Н. с соавт., 2008).

Неслучайно внимание современных исследователей привлекают и вегетативные расстройства при болезнях кожи (Елькин, 2001; Павлова, 2007, 2010). По данным А.Н. Стефановой и Л.Д. Малахова (2002), кожа, как «психосоматический орган человека», является базисным органом всех восприятий – «фокусом проявления внутренних конфликтов» (Юсупова Л.А., 2003).

Изменения симпатического и парасимпатического тонуса и вегетативной реактивности весьма показательны для целого ряда кожных патологических процессов. Псориаз, атопический дерматит и экзема, как психосоматические кожные заболевания, составляют 14-18% всех дерматозов и могут быть связаны с первичными психоэмоциональными нарушениями, приводящими к эмоциональным сдвигам, или сочетанным воздействием органических и эмоциональных факторов (Юцковский А.Д. с соавт., 2006).

В настоящее время проблема патогенетического лечения псориаза, атопического дерматита, экземы не только не утрачивает своей актуальности, но и приобретает все большую научную и социальную значимость в связи с неуклонным ростом заболеваемости дерматозами, учащением торпидных к традиционным методам лечения, часто рецидивирующих форм, приводящих к значительному снижению качества жизни пациентов, их социальной дезадаптации (Хаитов Р.М., Кубанова А.А., 2002). Учитывая неясность этиологии и патогенеза, а также значительный рост тяжелых, нередко приводящих к инвалидизации пациентов трудоспособного возраста форм псориаза, проблема адекватного лечения больных стоит особенно остро (Кочергин Н.Г., 2004)

Совершенствование существующих и поиск новых эффективных средств терапии псориаза, атопического дерматита, экземы в настоящее время остаются актуальной проблемой дерматологии (Самсонов В.А. с соавт., 2002; Суколина О.Г., Баткаев Э.А., 2007; Naldi L., Griffiths C.E.M., 2005). 

Цель исследования – разработать новый фармакотерапевтический метод лечения псориаза, атопического дерматита, экземы с использованием природных и синтетических антиоксидантов и антигипоксантов.

Задачи исследования

1. Определить общие патогенетические механизмы возникновения псориаза, атопического дерматита и экземы для возможности применения средств метаболической коррекции в составе базовой терапии дерматозов.

       2. Изучить характер влияния димефосфона, эмоксипина и отрицательных аэроионов кислорода в составе традиционной терапии псориаза на показатели эндогенной интоксикации, антиоксидантной защиты, белкового и липидного обмена.

3. Оценить эффективность применения мексидола, эмоксипина и отрицательных аэроионов кислорода в составе комплексной терапии атопического дерматита с учетом их влияния на основные показатели эндогенного токсикоза, антиоксидантной защиты, метаболизма.

       4. Оценить влияние базисной терапии с применением димефосфона,  эмоксипина и отрицательных аэроионов кислорода на динамику основных показателей эндотоксикоза, антиоксидантной защиты, белкового и липидного обмена больных экземой.

       5. Оценить состояние иммунитета, в том числе цитокинового статуса больных псориазом, атопическим дерматитом, экземой и изучить влияние эмоксипина на измененные показатели.

       6. Исследовать влияние комплексной терапии с применением эмоксипина на вегетативный статус, некоторые аспекты психологического состояния и качество жизни больных псориазом, атопическим дерматитом, экземой.

7. Дать сравнительную оценку клинической эффективности  применения препаратов антиоксидантной активности и аэроионотерапии в составе комплексного лечения псориаза, атопического дерматита, экземы.

Научная новизна работы

На основе комплексного сравнительного исследования патогенетических механизмов формирования псориаза, АтД, экземы предложено новое направление метаболической коррекции патогенетических нарушений кожных заболеваний путем введения в состав комплексной терапии дерматозов димефосфона, мексидола, эмоксипина и отрицательных аэроионов кислорода.

Показано, что общими факторами патогенеза дерматозов в стадии обострения патологического кожного процесса являются метаболические нарушения, представленные диспротеинемией и дислипидемией; формирование синдрома эндогенной интоксикации, рост активности процессов ПОЛ (при этом при псориазе "окислительный стресс" сопровождается снижением ригидности мембран эритроцитов); нарушения в системе иммунитета (повышение концентрации ЦИК малого диаметра и секреторного IgА, сочетающиеся при АтД с гипеиммуноглобулинемией G и М).

Установлено, что важным патогенетическим фактором в стадию обострения патологического кожного процесса при псориазе, АтД, экземе является иммунное воспаление с дисбалансом цитокинов, о чем свидетельствуют высокие значения при псориазе – ИЛ-8, при АтД – ИЛ-8 и ФНО-, при экземе – ИЛ-6.

Доказано наличие при данных дерматозах психо-вегетативных расстройств, в частности, вегетативной дисфункции при псориазе и экземе парасимпатического, при атопическом дерматите – симпато-адреналового характера в сочетании с высоким уровнем личностной и ситуативной тревожности.

Установлено, что дополнительное применение в составе комплексной терапии псориаза, атопического дерматита и экземы эмоксипина, димефосфона, мексидола повышает эффективность проводимой терапии, способствуя снижению дерматологических индексов PASI, SCORAD и EASI, уменьшению длительности стационарного лечения, повышению числа больных, выписанных с клиническим выздоровлением.

Показано, что эмоксипин и димефосфон в  комплексной терапии псориаза ускоряют редукцию синдрома эндогенной интоксикации. Применение эмоксипина оказывает, кроме того, положительное влияние на состояние белкового и липидного спектров плазмы крови, снижает уровень провоспалительных цитокинов (ИЛ-1, ИЛ-8, ФНО-) и способствует возрастанию резерва липидов для перекисного окисления. Дополнительное использование димефосфона при псориазе способствует только росту антиоксидантной активности в эритроцитах.

Мексидол и эмоксипин в составе стандартной терапии атопического дерматита корригируют развитие эндогенного токсикоза и процессы свободно-радикального окисления липидов при снижении иммунных комплексов малого диаметра. Использование эмоксипина сопровождается также позитивным влиянием на состояние некоторых показателей белкового и липидного обмена, снижением уровня провоспалительных цитокинов (ИЛ-8, ФНО-), мексидол проявил антихолестериновый эффект.

Применение эмоксипина и димефосфона в составе стандартной терапии экземы привело к регрессу синдрома эндогенной интоксикации и интенсивности процессов перекисного окисления липидов, снижению циркулирующих иммунных комплексов малого диаметра на фоне роста резерва липидов для перекисного окисления.

Показано, что аэроионотерапия наиболее эффективна в составе базовой терапии атопического дерматита (о чём свидетельствует коррекция метаболических нарушений показателей белкового и липидного спектров плазмы крови), и экземы (что проявляется в снижении активности процессов свободно-радикального окисления липидов в плазме крови и эритроцитах при возрастающей активности резерва липидов для перекисного окисления и индекса пероксидации в плазме).

Эмоксипин в состав комплексной терапии атопического дерматита усиливает парасимпатические, псориаза и экземы – симпатические слияния ВНС со снижением при экземе порога личностной тревожности.

Практическая значимость

Дополнительное введение в комплекс обследования больных псориазом, атопическим дерматитом, экземой показателей, отражающих состояние процессов метаболизма, а также характеризующих синдром эндогенной интоксикации и антиоксидантную активность, цитокиновый профиль и вегетативный статус позволит выявить патогенетические особенности протекания дерматозов.

Выявленное положительное влияние препаратов антиоксидантного типа действия димефосфона, мексидола и эмоксипина на основные звенья метаболизма, показатели эндогенной интоксикации и антиоксидантной активности, цитокинового профиля и вегетативного статуса является основанием целесообразности их введения в состав стандартной терапии псориаза, АтД и экземы для повышения эффективности и качества проводимого лечения.

Внедрение в практику

Результаты исследования внедрены в лечебную практику ГУЗ "МРКВД", ГУЗ "РКБ № 1" г. Саранска и используются в учебном и научном процессе на кафедре фармакологии и курсе кожных и венерических болезней медицинского института ГОУ ВПО «МГУ им. Н.П. Огарева».

Положения, выносимые на защиту

1. У больных псориазом, атопическим дерматитом, экземой имеют место сочетанные нарушения белкового и липидного обмена, показателей синдрома эндогенной интоксикации и антиоксидантной защиты, некоторых показателей гуморального иммунитета, цитокинового профиля и вегетативного статуса, требующие патогенетически обоснованной фармакологической коррекции.

2. Применение препаратов антиоксидантного типа действия – димефосфона при псориазе и экземе, мексидола при АтД, эмоксипина при трех дерматозах в течение 10 дней в составе комплексного лечения повышает клиническую эффективность проводимой терапии, увеличивая число больных, выписанных с клиническим выздоровлением, улучшая качество жизни пациентов.

3. Включение в комплексную терапию псориаза димефосфона и эмоксипина способствует более быстрой регрессии синдрома эндогенной интоксикации, состояния "окислительного стресса", снижению уровня циркулирующих иммунных комплексов малого диаметра; при применении эмоксипина оказывается дополнительное протективное воздействие на состояние белкового и липидного обменов, вегетативный статус пациентов, снижается уровень провоспалительных цитокинов (ИЛ-1, ИЛ-8, ФНО-) при росте резерва липидов для перекисного окисления.

4. Препараты с антиоксидантной активностью мексидол и эмоксипин, введенные в состав базовой терапии АтД, корригируют нарушения перекисного окисления липидов и эндотоксикоза, оказывают иммунотропный эффект, положительно воздействуют на показатели белкового и липидного обмена, кроме того, эмоксипин оказывает позитивное влияние на уровень провоспалительных цитокинов (ИЛ-8, ФНО-) и вегетативный статус пациентов.

5. Введение димефосфона и эмоксипина в стандарт лечения экземы позволяет снизить активность процессов свободно-радикального окисления липидов в плазме крови и эритроцитах, уменьшает  уровень эндотоксикоза, иммунных комплексов при росте резерва липидов для перекисного окисления в плазме крови и эритроцитах; эмоксипин проявляет липотропное воздействие, вносит коррекцию в состояние цитокинового и вегетативного статуса.

Апробация работы

Основные положения диссертации доложены и обсуждены на: конференции молодых ученых (Саранск, 2005, 2006, 2007, 2008, 2010) и Огаревских чтениях (Саранск, 2003, 2005, 2008, 2010) Мордовского госуниверситета; V, VI, IX междисциплинарных симпозиумах «Новое в дерматовенерологии,  андрологии, гинекологии: наука и практика» (Москва, 2000, 2001, 2004);  VIII, Х, XI, XII, XVI, ХVII Российских национальных конгрессах «Человек и лекарство» (Москва, 2001, 2003, 2004, 2005, 2009, 2010); VII, IX Всероссийских съездах дерматовенерологов (Москва, 2001, 2005); национальной научно-практической конференции с международным участием «Свободные радикалы, антиоксиданты и болезни человека» (Смоленск, 2001); международной конференций, посвященная 10-летию образования медицинского факультета Ульяновского госуниверситета (Ульяновск,  2001); III Международном конгресс молодых ученых и специалистов «Науки о человеке» (Томск, 2002); научно-практической конференции «Актуальные проблемы дерматовенерологии» (Самара, 2002); научно-практической конференции “Актуальные проблемы уретрогенных инфекций, передаваемых половым путем. Новые лекарственные препараты в практике дерматовенеролога”, посвященной памяти профессора И.Я. Шахтмейстера (Москва, 2003); V Международной научно-практической конференции  «Здоровье и образование в ХХI веке» (Москва, 2004); I, II Российских научно-практических конференциях с международным участием «Санкт-Петербургские дерматологические чтения» (С-Пб, 2005, 2008); межрегиональной научно-практической конференции с международным участием «Частные вопросы дерматовенерологии» (Саратов, 2006); VII Общероссийской конференции с международным участием «Успехи современного естествознания» (Москва, 2006); II Международном Форуме Медицины и Красоты (Москва, 2009); международной научно-практической конференции «Фундаментальные и клинические аспекты охраны здоровья человека на Севере» (Сургут, 2010); X научной сессии молодых ученых и студентов «Современное решение актуальных научных проблем в медицине» (Нижний Новгород, 2011); VI международной Пироговской научной медицинской конференции (Москва, 2011).

       По теме диссертационного исследования опубликовано 63 работы, из них 14 – в журналах, рекомендованных ВАК РФ, и одна монография.

Структура и объем диссертации. Диссертация изложена на 317 страницах машинописного текста и состоит из введения, обзора литературы, главы «Материалы и методы исследования», 5 глав собственных исследований, главы обсуждения полученных результатов, выводов, практических рекомендаций и указателя литературы, содержащего 375 отечественных и 103 иностранных источников. Текст иллюстрирован 126 таблицами и 40 рисунками.

Материалы и методы исследования

характеристика клинических исследований

Работа выполнена на базе ГУЗ «МРКВД» г. Саранска – клинической базе курса кожных и венерических болезней и кафедре фармакологии медицинского института ГОУВПО «МГУ им. Н.П. Огарева». Обследовано 440 больных за период 1998 – 2009 гг. Среди них больных псориазом – 160 (36,4%), АтД – 148 (33,6%), экземой – 132  (30%).  Все пациенты обследованы в стадию обострения патологического кожного процесса после получения письменного информированного согласия на обследование и лечение, форма которого утверждена локальным этическим комитетом ГОУВПО «МГУ им. Н.П. Огарева».

Были выделены 9 групп больных.  I – III – группы сравнения, IV – XII исследуемые группы (табл. 1).

Т а б л и ц а 1.

Распределение больных по группам в зависимости от вида исследуемой терапии

Псориаз

Атопический дерматит

Экзема

I – CT n=50

IV  – СТ + АИТ  n=35

V – СТ + Д  n=30

VI  – CТ + Э  n=45

II  – CT  n=62

VII – СТ + АИТ n=33

VIII  – СТ + М n=15

IX  – CТ + Э n=38

III  – СТ n=56

X – СТ + АИТ n=31

XI  – СТ + Д  n=15

XII – CТ + Э  n=30

Примечание: СТ – стандартная терапия; Э – эмоксипин; Д – димефосфон;

М – мексидол; АИТ – аэроионотерапия

Первая (I) группа – 50 пациентов, больных псориазом (табл. 2).

       Т а б л и ц а 2.

Характеристика групп больных псориазом в зависимости от вида проводимой терапии

Показатели

СТ

(I)

СТ + АИТ

(IV)

СТ + Д

(V)

СТ + Э

(VI)

1

Кол-во больных, в том числе

–мужчин

– женщин

50

29

21

35

17

18

30

16

14

45

28

17

2

Средний возраст, лет

44,55±

3,17

38,86±2,52

39,77±

1,83

41,5±

2,5

3

Средняя продолжительность хронического процесса, лет

16,53±

2,25

10,8±1,71

12,06±

1,62

13,48±

2,77

Продолжение таблицы 2.

Показатели

СТ

(I)

СТ + АИТ

(IV)

СТ + Д

(V)

СТ + Э

(VI)

4

Клиническая форма псориаза:

- распространенный вульгарный  папулезно-бляшечный;

- псориатическая эритродермия;

- себорейный псориаз;

- псориаз волосистой части головы;

- псориатическая артропатия;

- псориаз ногтевых пластин


47

1

1

1

8

7


32

1

2

6

2


28

1

1

6

2


41

2

2

10

10

5

Форма сезонности псориаза:

– зимняя

– смешанная

– заболел впервые


31

15

4


27

8


16

13

1


30

11

4

6

Сопутствующая патология:

а) заболевания органов дыхания

б) заболевания ЖКТ

в) заболевания ССС


13

17

9


9

13

5


8

11

4


12

14

8

7

Наследственная отягощенность

(кол-во больных)

15

6

4

14

  Примечание: СТ – стандартная терапия;

  СТ + Э – стандартная терапия + эмоксипин

  СТ + Д – стандартная терапия + димефосфон

  СТ + АИТ – стандартная терапия + аэроионотерапия

Вторая (II) группа – 62 пациента, больных АтД (табл. 3).

               Т а б л и ц а 3.

Характеристика групп больных АтД в зависимости от вида проводимой терапии

Показатель

СТ (II)

СТ + АИТ (VII)

СТ + М

(VIII)

СТ + Э

(IX)

1

Количество больных:

  мужчины

  женщины

62

33

29

33

18

15

15

9

6

38

29

9

2

Средний возраст, лет

25,1±2,11

21,06±1,08

21,7±1,1

20,5±1,3

3

Диагноз (кол-во больных):

АтД по типу диффузного

нейродермита


59


33


14


32

4

Длительность заболевания

(кол-во больных):

а) от 1-го года до 5 лет

в) 5 – 10 лет

г) с детства


10

52


2

31


2

13


4

34

5

Сопутствующая патология

(кол-во больных)

а) заболевания органов дыхания

б) заболевания ЖКТ

в) сочетание "а"+"б"


20

31

5


14

22

7


5

9

2


10

24

5

Продолжение таблицы 3.

Показатель

СТ (II)

СТ + АИТ (VII)

СТ + М

(VIII)

СТ + Э

(IX)

6

Отягощенный аллергологический

анамнез (кол-во больных)

12

6

9

7

7

Отягощенная наследственность

(АтД у членов семьи, кол-во больных)

4

5

5

6

Примечание: СТ – стандартная терапия;

СТ + Э – стандартная терапия + эмоксипин

СТ + М – стандартная терапия + мексидол

СТ + АИТ – стандартная терапия + аэроионотерапия

Третья (III) группа – 56 пациентов, больных экземой (табл. 4.).

Т а б л и ц а 4.

Характеристика групп больных экземой в зависимости от вида проводимой терапии

Показатели

СТ (III)

СТ + АИТ(X)

СТ + Д (XI)

СТ + Э (XII)

1

Кол-во больных, в том числе

– мужчин

– женщин

56

48

8

31

21

10

15

11

4

30

24

6

2

Средний возраст, лет

46,75±3,21

47,32±2,64

40,27±4,14

41,82±3,7

3

Средняя продолжительность хронического процесса, лет

4,16±0,65

3,86±1,15

5,56±1,3

3,47±1,52

4

Экзема (кол-во больных):

– острая

– хроническая


6

50


9

22


15


2

28

5

Клинические формы микробной экземы (кол-во больных):

– нумулярная

– микотическая

– варикозная

– паратравматическая


43

10

1

2


26

3

1

1


14

1


27

1

2

6

Аллергиды

9

8

6

11

7

Сопутствующая патология

(кол-во больных)

а) заболевания органов дыхания

б) заболевания ЖКТ

в) заболевания ССС


20

31

8


10

10

6


7

9

2


11

16

3

8

Наследственная отягощенность (кол-во больных)

2

3

1

Примечание: СТ – стандартная терапия;

СТ + Э – стандартная терапия + эмоксипин

СТ + Д – стандартная терапия + димефосфон

СТ + АИТ – стандартная терапия + аэроионотерапия

Больные I, II и III групп получали стандартную терапию, проводимую в соответствии с протоколами ведения больных (Москва, 2001).

Четвертая (IV), седьмая (VII) и десятая (X) – исследуемые группы больных соответственно псориазом (n=35), АтД (n=33) и экземой (n=31), получавших на фоне базовой терапию отрицательными аэроионами кислорода, генерируемыми электроэффлювиальной люстрой А.Л. Чижевского в виде ежедневных сеансов в течение одного часа на протяжении 10 дней стационарного лечения дозой в 20 биологических единиц по А.Л. Чижевскому.

Шестая (VI), девятая (IX) и двенадцатая (XII) – исследуемые группы соответственно больных псориазом, АтД и экземой, включающие по 45, 38 и 30 пациентов, которым на фоне СТ применяли эмоксипин внутримышечно по 3,0 мл 1%-го раствора один раз в сутки в течение 10 дней.

Пятая (V – 30 больных псориазом) и одиннадцатая (XI – 15 пациентов с экземой) исследуемые группы, в состав базовой терапии которых был введен димефосфон: при псориазе внутривенно струйно по 1,0 мл и экземе – по 100 мг/кг внутрь ежедневно на протяжении 10 дней.

Восьмая исследуемая группа (VIII) – 15 больных АтД, в комплекс традиционной терапии которых был введен мексидол по 2,0 мл 5%-го раствора внутримышечно 1 раз в сутки в течение 10 дней.

Контрольная группа – 40 клинически здоровых доноров (мужчин – 19 (47,5%), женщин – 21 (52,5%), средний возраст 33,95±1,51 года.

При определении степени тяжести и эффективности терапии псориаза, АтД и экземы мы пользовались международными стандартами – балльными оценками – соответственно индексами PASI (Psoriasis Area and Severity Index), SСОRАD (Scoring of Atopic Dermatitis) и EASI (Eczema Area and Severity Index), анализировалось появление псевдоатрофического ободка Воронова при псориазе. Для объективной оценки состояния тяжести кожного покрова и степени негативного влияния дерматозов на различные аспекты жизни больного определялся дерматологический индекс качества жизни (ДИКЖ).

Лабораторные и функциональные методы исследования

Для оценки степени выраженности нарушений гомеостаза больных псориазом, экземой и атопическим дерматитом и определения клинической эффективности исследуемых методов лечения нами изучены показатели:

– гемограммы: гемоглобин, г/л; СОЭ, мм/час; лейкоциты, 109; эозинофилы, %; моноциты, %; лимфоциты, %;

– метаболизма: общий белок, г/л; белковые фракции, %; общие липиды, г/л; общий холестерин, ммоль/л; -холестерин, ммоль/л; -липопротеиды, г/л; индекс атерогенности, ммоль/л; триглицериды, ммоль/л;

– синдрома эндогенной интоксикации: среднемолекулярные пептиды при 254 нм, усл. ед.; МДА в плазме крови и эритроцитах, ммоль/л; Fе-МДА в плазме крови и эритроцитах, ммоль/л; резерв липидов для перекисного окисления (РЛПО) в плазме крови и эритроцитах; ЦИК малого диаметра, усл. ед.

– антиоксидантной активности: активность каталазы в плазме крови и эритроцитах, мккат/сл; индекс пероксидации (ИП) в плазме крови и эритроцитах; отношение каталазы в эритроцитах к каталазе в плазме;

– иммунного статуса: иммуноглобулины G, М, А, мг%; цитокины – интерлейкины (ИЛ) -1, -4, -6, -8, -ФНО-, пг/мл;

               – показатели, оценивающие состояние вегетативной нервной системы: исходный вегетативный тонус и вегетативное обеспечение деятельности (по значениям интегративных вегетативных показателей и с определением ортоклиностатической пробы). Произведено психологическое обследование с помощью теста Спилбергера. 

Статистическая обработка полученных результатов

Статистическая обработка результатов исследований проводилась с использованием программы “Microsoft Ехсеl” на персональном компьютере IВМ/РС. Нормально распределяемые показатели приводились в их среднем значении со средней квадратичной ошибкой: М±m. Сравнительная оценка результатов проводилась с использованием t-критерия Стъюдента (р). Различия считались статистически достоверными при уровне значимости р<0,05 при условии нормального распределения исследуемых признаков (Лакин Г.Ф., 1980).

Оценку достоверности различия сравниваемых групп проводили с помощью критерия соответствия 2 (в т.ч. с поправкой по Йетсу).

Исследование сходства и корреляции проводилось на основе бинарной меры сходства (бинарной корреляции). Значения бинарной меры сходства (коэффициента бинарной корреляции) изменяются от 0 до 1. Она применяется для комплекса показателей, описанных качественными (нечисловыми) характеристиками. Бинарная мера сходства (мера Танимото) определяется как

  n

xi yi

  i=1

r(x, y) =        ,

n        n

  xi +  yi –  xi yi

  i=1         i=1

где xi yi – два массива данных, состоящих из n показателей, представленных в виде 1 или 0.

Вся обработанная информация сводится к массивам данных, состоящим из альтернативных показателей (бинарных величин): 1 – есть достоверные изменения, 0 – изменения отсутствуют. На основе бинарной корреляции в работе исследовалась эффективность влияния исследуемых препаратов и АИТ на параметры изменения клинической картины, процессов ПОЛ и АОС в плазме крови и эритроцитах, некоторые иммунологические и вегетологические показатели, состояние белкового и липидного спектров плазмы крови. Показатель сходства считается вполне надежным при коэффициентах (r) > 0,2 (Дуда Р., Харт П., 1976).

Результаты исследования и их обсуждение

Клиническая эффективность комплексного лечения псориаза с введенными в его состав отрицательными аэроионами кислорода, димефосфоном и эмоксипином. Исходные значения индекса тяжести PASI в исследуемых группах больных соответственно равны 17,64±1,45 усл. ед., 18,51±1,47 усл. ед., 18,9±1,57 усл. ед. и 18,71±1,79 усл. ед. Проводимая СТ способствовала снижению индекса на 67,9% (р<0,001), дополнительное введение АИТ – на 75,1% (р<0,001), димефосфона – на 78,78% (р<0,001) и эмоксипина – на 80,28% (р<0,001). Начало улучшения кожного процесса у больных группы сравнения наступило на 8,58±0,29 день, на фоне АИТ – на 8,91±0,76, димефосфона – на 7,6±0,52, эмоксипина – на 7,38±0,26 день и в этой же группе псевдоатрофический «ободок» Воронова появился достоверно раньше (на 8,8% (р<0,001)), чем в группе со СТ. В группе сравнения клиническое выздоровление отмечено у 11 больных (22,0%), при применении аэроионотерапии – у 9 больных (25,7%), димефосфона – у 15 (50%) и эмоксипина – у 12 (26,7%) при продолжительности госпитализации соответственно 36,85±1,41, 37,0±3,18, 37,65±5,06 и 32,73±1,16 койко-дней; произошла достоверная динамика ДИКЖ на фоне лечения эмоксипином – снижение на 31,35% от исходного (р<0,01).

При анализе меры сходства изучаемых вариантов терапии псориаза по совокупности клинических изменений (начало улучшения кожного процесса и появление псевдоатрофического "ободка" Воронова, длительность стационарного лечения, динамика индекса PASI) бинарный корреляционный коэффициент составил на фоне лечения димефосфоном и эмоксипином по 0,75. На основании расчета критерия соответствия 2 нами получено, что эффективность лечения в исследуемых группах с димефосфоном и эмоксипином была выше, чем в группе сравнения (соответственно р<0,025 и р<0,01).

Клиническая эффективность комплексного лечения АтД с введенными в его состав отрицательными аэроионами кислорода, мексидолом и эмоксипином. Значения индекса SCORAD у больных АтД в исследуемых группах больных в зависимости от вида проводимой терапии составили 48,34±1,87; 53,97±2,66; 51,74±3,17 и 48,65±2,39 усл. ед. и за весь период лечения снизились соответственно на 53,83% (p<0,001); 58,7% (p<0,001); 76,38% (p<0,001) и 78,58% (p<0,001). Начало улучшения патологического кожного процесса при применении СТ наблюдалось в среднем на 8,02±0,53, при сочетании с АИТ – на 7,84±0,45, с мексидолом – на 4,27±0,24, эмоксипином – на 4,2±0,31 день лечения, в этой же группе ДИКЖ снизился на 36,74% (p<0,05).

Полный регресс кожных эффлоресценций при применении СТ наступил на 25,6±0,9 день, в группе больных, получавших АИТ – на 23,5±1,25 (р>0,05), мексидол – на 19,07±1,36 (р<0,001), эмоксипин – на 19,6±0,7 день лечения, что на 23,44% меньше, чем в группе со СТ (р<0,001) и сопоставимо с данными VIII исследуемой группы. При применении СТ с состоянием клинического выздоровления выписано 17,74% больных, при получении АИТ – 27,27%, при введении в комплекс лечения эмоксипина – 46,66%, мексидола – 53,33% пациентов.

При анализе меры сходства изучаемых вариантов терапии АтД по совокупности клинических изменений (начало улучшения кожного процесса, длительность стационарного лечения, динамика индекса SCORAD) бинарный коэффициент составил на фоне лечения мексидолом и эмоксипином по 0,67, АИТ – r<0,2. На основании расчета критерия соответствия 2 нами получено, что эффективность лечения в исследуемых группах АтД с введенными в ее состав мексидолом и эмоксипином выше, чем в группе сравнения (р<0,01).

Клиническая эффективность комплексного лечения экземы с введенными в его состав отрицательными аэроионами кислорода, димефосфоном и эмоксипином. Начальные значения индекса EASI во всех четырех исследуемых группах больных были равнозначны (р>0,05). Снижение индекса в группах в зависимости от вида получаемой терапии к окончанию курса лечения произошло соответственно в 5 раз (р<0,001), в 6,4 (р<0,001), в 10,5 (р<0,001) и в 18,07 раз (р<0,001) с достоверным снижением ДИКЖ на 52,4% (р<0,01) на фоне лечения эмоксипином. Начало улучшения патологического кожного процесса у больных группы сравнения наступило на 6,8±0,68, на фоне АИТ – на 3,97±0,18, при применении димефосфона – на 2,73±0,16 сутки, что на 59,85% (р<0,001) меньше, чем в группе, получающей СТ и на 31,24% – АИТ (р<0,001) и при применении эмоксипина – на 2,55±0,12 день, что раньше, чем в группе контроля, в 2,6 раза (р<0,001), группе с АИТ – на 35,77% (р<0,001) и сопоставимо с группой больных, в состав СТ которым был введен димефосфон.

Полный регресс патологического кожного процесса при применении СТ наступил на 23,96±0,8 день, в группе больных, получавших АИТ – на 22,23±1,24 (р>0,05), на фоне введения димефосфона – на  20,73±1,2, что на 13,48% меньше, чем в группе со СТ (р<0,05), эмоксипина – на 20,55±1,0 сутки, что на 14,24% меньше, чем в группе со СТ (р<0,001) и сопоставимо с данными XI исследуемой группы.  При применении СТ с состоянием клинического выздоровления выписано 57,14%, при получении АИТ – 54,84%, при введении в комплекс лечения димефосфона – 86,66%, эмоксипина – 60,0% пациентов.

При анализе меры сходства изучаемых вариантов терапии экземы по совокупности изменений (начало улучшения кожного процесса, длительность стационарного лечения, динамика индекса EASI) бинарный коэффициент составил 0,5 при применении АИТ, при комбинации с димефосфоном и эмоксипином r= по 0,66. На основании расчета критерия соответствия 2 нами получено, что эффективность лечения в исследуемой группе с введенным в ее состав димефосфоном была выше, чем в группе сравнения (р<0,025).

Влияние аэроионотерапии, димефосфона и эмоксипина, введенных в состав стандартной терапии, на динамику изучаемых показателей гомеостаза больных псориазом.

У больных псориазом в стадию прогрессирования патологического кожного процесса выявлены определенные изменения состояния белкового (высокий удельный вес глобулинов, низкий альбуминов, диспротеинемия, подтверждающаяся высокими значениями концентраций 2-, - и -глобулинов) и липидного спектра плазмы крови (высокий уровень ТГ и индекса атерогенности). Указанные изменения имеют место на фоне повышения активности процессов свободно-радикального окисления липидов в плазме крови, обуславливающего формирование СЭИ (высокие значения МДА, Fe-МДА, СМП). В эритроцитах явления "окислительного стресса" сопровождаются низкими значениями каталазы, ИП и снижением ригидности мембран эритроцитов.

Содержание ОБ в плазме крови не отличалось от значений группы контроля. Выявленные изменения белковообразующей функции печени соответствовали данным литературы (Иблияминова А.А. с соавт., 2009) и достоверно изменялись под влиянием эмоксипина. Исходно низкая концентрация альбуминов и коэффициента альбумины/глобулины выросла при применении эмоксипина соответственно на 10,2% (р<0,001) и 22,68% (р<0,001); повышенная концентрация глобулинов на фоне лечения эмоксипином снизилась на 9,96% (р<0,001).

Снижение количества альбуминов и увеличение содержания глобулинов при низком А/Г коэффициенте косвенно указывает на воспалительный процесс паренхимы печени. Введенный в состав СТ эмоксипин проявил гепатопротекторные свойства, достоверно повышая концентрацию альбуминов и снижая глобулины в плазме крови. Фракционный состав глобулинов отличался высокими значениями 2-, - и -глобулинов. Эмоксипин, введенный в состав СТ, способствовал снижению удельного веса 2-глобулинов на 8,84% (р<0,05); -глобулинов – на 9,42% (р<0,05); -глобулинов – на 11,77%; p<0,01).

При анализе меры сходства изучаемых вариантов терапии псориаза по совокупности изменений (общий белок, белковые фракции) на фоне проведения СТ сходства с группой здоровых доноров не обнаружено (r=0), в группах больных с применением АИТ и димефосфона r составил по 0,57; эмоксипина – 0,85, то есть  не отличается от показателя доноров (r=0,15, т.е. < 0,2).

Увеличение глобулинов при одновременном снижении альбуминов можно расценивать как приспособительную реакцию организма, за счёт которой поддерживается постоянство водного равновесия между кровью и тканями (Довжанский С.И., 1980), корригируемое антиоксидантным эффектом эмоксипина (Дюмаев К.М. с соавт., 1995).

В липидном спектре плазмы крови мы наблюдали низкий уровень -ХС как до, так и после проводимой терапии. Количество ОЛ и -ЛП на протяжении периода наблюдения было сопоставимо с данными группы доноров. Исходно достоверно высокая концентрация ТГ на фоне проводимой СТ и с применением АИТ имела лишь тенденцию к снижению, при введении в комплекс лечения димефосфона снизилась на 28,57% (р<0,05), эмоксипина – на 20,95% (р<0,05).

При анализе меры сходства изучаемых вариантов терапии псориаза по совокупности изменений (показатели липидного спектра плазмы крови) выявлен одинаковый результат бинарного коэффициента корреляции в группах СТ и с введенной в ее состав АИТ (r=0,33), в группе с димефосфоном r=0,5, эмоксипином – r=0,83. Таким образом, по степени эффективности воздействия на измененный липидный спектр плазмы крови варианты терапии распределились следующим образом: СТ = СТ + АИТ < СТ + димефосфон < СТ + эмоксипин.

Изучена интенсивность процессов ПОЛ, АОЗ и ЭИ в плазме крови больных псориазом, получающих комплексную терапию с отрицательными аэроионами кислорода, димефосфоном и эмоксипином. 

Установлено наличие у больных псориазом СЭИ, достоверно купируемого введением в состав СТ дерматоза димефосфона (СМП снизились на 20,0% (р<0,05)) и эмоксипина (снижение СМП на 23,53% (р<0,05)) (рис. 1).

Р и с. 1. Динамика некоторых показателей синдрома эндогенной интоксикации

больных псориазом на фоне изучаемых вариантов терапии

Примечание: * – достоверность различия к данным до лечения

# – достоверность различия к данным контроля

Исходно высокие значения МДА и Fe-МДА при применении димефосфона снизились соответственно на 41,12% (р<0,01) и 24,08% (р<0,05), эмоксипина – на 48,55% (р<0,05) и 25,04% (р<0,05). РЛПО на фоне введенного в состав базовой терапии эмоксипина достоверно вырос в 2,04 раза (р<0,001) с 97,04±20,13% до 197,6±28,95%.

Активность процессов ПОЛ сопровождалась повышенной активностью каталазы в плазме крови до и после окончания лечения (р>0,05) и ростом ИП  при применении АИТ в 2,27 раза (р<0,01) и эмоксипина – в 2,17 раза (р<0,001). 

При анализе меры сходства изучаемых вариантов терапии псориаза по совокупности изменений (показатели ПОЛ, АОА, СЭИ в плазме крови) значения бинарного коэффициента корреляции при введении в состав базовой терапии АИТ – r=0,83, димефосфона и эмоксипина – r=1. Таким образом, по степени эффективности коррекции ЭИ в плазме крови варианты лечения псориаза распределились следующим образом: СТ < СТ+АИТ < СТ+Д = СТ+Э.

Согласно проведенному исследованию, в эритроцитах исходные значения МДА были выше показателей доноров и снизились при  введении в состав СТ димефосфона на 16,45% (р<0,001), эмоксипина – на 11,46% (р<0,001). Начальные значения Fe-МДА достоверно не отличались от данных контроля, в результате применения димефосфона снизились на 16,45% (р<0,05), эмоксипина – на 13,31% (р<0,05). Выявлен низкий РЛПО в эритроцитах с тенденцией к росту на фоне лечения эмоксипином с -4,36±5,76% до 5,28±9,21% (р1>0,05) (рис. 2).

Прогрессивная стадия псориаза характеризуется низкой активностью каталазы и ИП в эритроцитах. Рост каталазы на 17,07% с 0,82±0,04 мккат/с·л до 0,96±0,03 мккат/с·л (р<0,01) и ИП на 50% (р<0,001) отмечен при введении в состав СТ димефосфона. Косвенным подтверждением гемолиза эритроцитов являются низкие значения индекса каталаза эритроцитов/каталаза плазмы как до, так и после изучаемых видов терапии (р<0,001).

При анализе меры сходства изучаемых вариантов терапии псориаза по совокупности изменений (показатели окислительного стресса, АОА в эритроцитах) бинарный коэффициент в группе больных со СТ равен 0,16, при введении в её состав АИТ – 0, при добавлении димефосфона и эмоксипина коэффициент Танимото показал высокую меру сходства (r=0,5). Таким образом, по степени эффективности коррекции ЭИ в эритроцитах варианты лечения псориаза распределились следующим образом: СТ = СТ+АИТ < СТ+Д = СТ+Э.

Р и с. 2. Динамика некоторых показателей ПОЛ и АОЗ в эритроцитах

больных псориазом на фоне изучаемых вариантов терапии

       

Примечание: * – достоверность различия к данным до лечения

# – достоверность различия к данным контроля

Согласно данным литературы, при псориазе имеют место выраженные иммунные нарушения, проявляющиеся повышением концентрации мелких ЦИК и IgА (Перехрестенко А.П., 2000; Суханова Н.М., 2003), как основного иммуноглобулина, участвующего в местном иммунном ответе.

       В нашем исследовании на момент начала терапии у больных были достоверно повышены значения IgА (р<0,001) с последующей тенденцией к снижению во всех анализируемых группах пациентов. Содержание в плазме крови IgM и IgG не имело значимых изменений во время проводимой терапии.Удельный вес ЦИК превышал данные здоровых добровольцев в I группе – в 3,07 раза (p<0,001), в IV – в 3,06 раза (p<0,001), в V –  в 2,65 раза (p<0,001) и в VI – в 3,39 раза (p<0,001). Введение в состав СТ димефосфона и эмоксипина привело к снижению ЦИК на 40,78% (p<0,001) и на 30,1% (p<0,05), что выше контрольных цифр соответственно на 56,93% (p<0,01) и в 2,37 раза (p3<0,001).

При анализе меры сходства изучаемых вариантов терапии псориаза по совокупности изменений (некоторые показатели иммунограммы) значения бинарного коэффициента корреляции при изучаемых вариантах терапии псориаза  по отношению к группе доноров соответственно равны: 0,25; 0,5;  0,75 и 0,75. Таким образом, по степени эффективности воздействия варианты терапии  распределились следующим образом: СТ < СТ+АИТ < СТ+Д = СТ+Э.

Цитокины – группа биологически активных пептидов, являющихся медиаторами межклеточных взаимодействий при иммунном ответе, которые служат связующим звеном между иммунной, кроветворной, нервной и эндокринной системами организма (Курдина М.И., 2005; Батенева Е.И. с соавт., 2006).

Согласно нашему исследованию, содержание провоспалительных ИЛ-1, ИЛ-8 и ФНО- у больных I группы изначально превышало данные контроля соответственно на 32,63% (р>0,05), в 5,12 раза (р<0,05) и в 2,7 раза (р>0,05); VI – на 31,42% (р>0,05), в 5,58 раз (р<0,001) и в 2,53 раза (р>0,05).

В результате проведения СТ ИЛ-1, ИЛ-8 и ФНО- имели тенденцию к снижению соответственно на 25,16% (р>0,05), 22,78% (р>0,05) и 25% (р>0,05), на фоне эмоксипина снизились на 24,19% (р<0,001), 59,43% (р<0,001) и в 6,48 раз (р<0,001). Исходные значения ИЛ-6 и ИЛ-4 были низкими с последующей тенденцией к снижению. Таким образом, у больных псориазом цитокиновый профиль определен функциональными свойствами Тh1-лимфоцитов.

Высокое содержание ИЛ-1 имеет патогенетическое значение. Он стимулирует синтез белков острой фазы, провоспалительных цитокинов (ИЛ-6 и ФНО-), повышает проницаемость сосудистой стенки, цитотоксическую активность, запускает воспалительный каскад как индуктор пролиферации эпителиоцитов (Казаков А.А., Анциферова М.А., 2002), в том числе играет важную роль в развитии местного воспалительного ответа (Павленко В.В., 2002).

Ключевой многофункциональный воспалительный ФНО- оказывает мощный прямой цитотоксический и цитолитический эффекты на паренхиматозные клетки, в частности, печени, увеличивая оксидантный стресс, нарушая микроциркуляцию, стимулируя синтез белков острой фазы, запуская процесс апоптоза и каскад воспалительных реакций (Черешнев В.А., Гусев В.И., 2001).

При анализе меры сходства изучаемых вариантов терапии псориаза по совокупности изменений (показатели цитокинового профиля) результаты бинарного коэффициента корреляции таковы:  на фоне СТ – r=0,2  и при введении в её состав эмоксипина – r=0,6. Таким образом, изучаемая терапия с применением эмоксипина проявила более высокую степень коррекционного влияния на измененный цитокиновый статус, чем проводимая СТ дерматоза.

       Взаимосвязь кожи и нервной системы безусловна, так как именно эти две структуры имеют эктодермальное происхождение (Аравийская Е.Р., 2006; Elenkov LJ. et al.,  2000; Brazzini В. et al., 2003; Cevikbas F. et al., 2007).

       Согласно проведенному исследованию, у больных псориазом выявлены определенные изменения вегетативного тонуса. По данным В.Д. Елькина (2001), СВД обнаруживается у 85,5% больных хроническим дерматозами (псориаз, экзема, нейродермит). Согласно нашим данным, у 100% больных псориазом выявлен СВД, значения которого при включении в состав СТ дерматоза эмоксипина достоверно снизились на 24,1% (р<0,05). 

Вегетативный баланс у больных псориазом был представлен преобладанием парасимпатической ВНС (р>0,05). В результате проведенной СТ отмечена незначительная тенденция к росту парасимпатических влияний, на фоне применения эмоксипина у 24,16±2,31% больных сформировалась эйтония, у 37,78±4,48% – преобладали симпатические влияния ВНС (табл. 5).

В результате анализа анкетных данных выявлены наиболее часто встречающиеся симптомы, характеризующие степень выраженности СВД. При введении в комплекс СТ эмоксипина частота жалоб на изменения со стороны ССС снизилась на 33,34% (р<0,05), пищеварительной системы – на 20% (р>0,05), дыхательной системы – на 100% (р<0,05).

       

Т а б л и ц а 5.

Результаты интегративного обследования больных псориазом

Синдром вегетативной дисфункции у больных псориазом

Группа больных

Контроль

До лечения

После лечения

I (СТ)


  13,7±4,04

38,27±1,96 #

34,5±1,28 #

IV (СТ+Э)

37,93±3,1 #

28,8±3,46* #

Результаты обследования согласно анкетированию по методу А.М. Вейна

Характер

вегетативного тонуса

до лечения

после лечения

СТ

СТ+Э

СТ

СТ+Э

Симпатический

48,64 ±5,01

48,91±5,91

41,67 ±5,76

37,78±4,48

Парасимпатический

51,36 ±5,01

50,69±5,96

58,33 ±5,76

38,08±4,62

Эйтония




24,16±2,31

Результаты интегративных методов исследования вегетативного гомеостаза

Характер

вегетативного тонуса

Контрольная группа

               СТ

               СТ+Э

до

лечения

после

лечения

до

лечения

после

лечения

вегетативный индекс Кердо

Симпатический

6,07±1,62

0,43±5,1


1,86±4,21

3,07±4,48

Парасимпатический



-8,36±6,28#



Минутный объем крови непрямым способом

Симпатический

4,4±0,09

3,98±024

3,56±0,29#

4,54±0,37

4,39±0,32

коэффициент Хильдебранта, характеризующий межсистемные отношения

Не нарушены

3,95±0,18

3,83±0,32

3,97±032

3,91±0,16

3,92±0,2

Примечание: * – достоверность к данным до лечения;

  # – достоверность к данным контроля

ВИ Кердо у больных I группы имел тенденцию к снижению, что характеризует рост парасимпатических влияний. При включении в состав СТ эмоксипина проявились влияния симпатикотонии и ВИ имел тенденцию к росту (р>0,05). МОК выявил преобладание парасимпатических влияний у больных I группы и их отсутствие в процессе терапии с эмоксипином. Коэффициент Хильдебранта находился в пределах значений группы контроля. 

Нами проанализировано состояние вегетативного обеспечения деятельности больных псориазом на фоне проведения СТ и с введением в ее состав эмоксипина. У больных псориазом имело место недостаточное ВОД, оцениваемое по показателям систолического АД, ЧСС и ЧД (р>0,05) с возрастанием компенсаторных симпатических влияний, оцениваемых по пульсу (р<0,025 расчетом по х2 с поправкой по Йетсу) под влиянием эмоксипина.

Ортоклиностатическая проба подтвердила  недостаточное ВОД, обусловленное парасимпатическими вегетативными влияниями. При введении в состав СТ эмоксипина ЧСС (р<0,001) и пульс (р<0,05) имели положительную динамику, подтверждающую возрастание симпатического влияния ВНС.

У больных псориазом преобладает средний уровень тревоги (тест Спилбергера). Ситуативная тревожность изначально превышала значения контроля в исследуемых группах  (р<0,001) при достоверном снижении на фоне применения эмоксипина на 12,9% (р<0,05). Личностная тревожность так же имела высокие цифры с превышением данных контроля до и после лечения (р<0,001).

Таким образом, проявления дисфункции ВНС при псориазе носят выраженный ваготонический характер. Введение в состав СТ эмоксипина усилило симпатические влияния ВНС, что выражалось в снижении проявлений СВД, положительной динамике ВИ Кердо и интегративных показателей ВОД. Согласно данным Ю.Ф. Антропова и В.А. Балабанова (2005), преобладание парасимпатикотонии потенцирует реакцию генетически предрасположенного организма на аллерген или на неантигенный фактор.

При анализе меры сходства изучаемых вариантов терапии псориаза по совокупности изменений (снижение личностной, ситуативной тревожности и СВД, рост ВИ Кердо) выявлены достоверные отличия группы сравнения от группы здоровых доноров (r=0,25), на фоне эмоксипина бинарный коэффициент составил 0,5. Таким образом, положительная динамика параметров ВНС в ходе терапии с эмоксипином в 2 раза превышает таковую при СТ.

Влияние аэроионотерапии, мексидола и эмоксипина, введенных в состав стандартной терапии, на динамику изучаемых показателей гомеостаза больных атопическим дерматитом.

У больных АтД со стороны белкового спектра плазмы крови выявлена повышенная концентрация глобулинов за счет 2-глобулиновой фракции при снижении альбуминов и 1-глобулинов; со стороны липидного спектра – высокая концентрация ТГ на фоне сформированного синдрома эндогенной интоксикации, что выражается высоким содержанием молекул средней массы (МСМ254), усилением процессов перекисного окисления липидов на фоне повышенной активности каталазы в плазме крови, высокой концентрации ЦИК малого диаметра при повышенном содержании секреторного IgА, IgG и IgМ.

Содержание общего белка во всех исследуемых группах больных не отличалось от значений группы контроля. Исходная концентрация альбуминов и коэффициент альбумины/глобулины во всех группах больных АтД были понижены с тенденцией к дальнейшему снижению, что привело к их достоверно низким характеристикам. Удельный вес глобулинов изначально превышал данные контроля во всех группах пациентов и остался таковым после лечения.

Фракционный состав глобулинов имел определенные изменения. Так, фракция 1-глобулины была снижена без значимой динамики в процессе исследуемой терапии. Удельный вес 2-глобулинов исходно превышал значения здоровых доноров, оставаясь таковым к концу проводимой терапии. Уровни - и -глобулинов до начала лечения не имели значимых отличий от группы контроля, в процессе проведенного лечения с применением эмоксипина -глобулины возросли на 15,8% (р<0,05), что выше значений контроля на 26,0% (р<0,001), -глобулины имели тенденцию к росту, в результате чего стали превышать значения группы здоровых добровольцев на 17,22% (р<0,01).

Таким образом, у больных АтД имеет место диспротеинемия, выраженная в низком содержании в плазме крови альбуминов и 1-глобулинов, высоком – глобулинов и 2- глобулинов. Имел место достоверный рост -глобулинов на фоне примененного в составе СТ эмоксипина.

При анализе меры сходства изучаемых вариантов терапии АтД по совокупности изменений (общий белок, белковые фракции) на фоне проведения СТ бинарный корреляционный коэффициент составил 0,28, при введении АИТ и эмоксипина r=0,42, мексидола – 0,57, то есть по степени влияния изучаемые методы распределились следующим образом: СТ < СТ+АИТ = СТ+Э < СТ+М.

Содержание ОЛ в плазме крови до и после лечения было достоверно ниже данных здоровых доноров. Удельный вес ОХ имел рост при СТ на 37,19% (р<0,05), при применении АИТ – снизился на 20,74% (р<0,01), мексидола – на 16,35% (р<0,05), эмоксипина – на 31,34% (р2<0,05). Исходно высокая концентрация ТГ на фоне введенного в комплекс СТ эмоксипина снизилась на 31,36% (р<0,001) до контрольных значений. Уровни -ХС, -ЛП и ИА до лечения соответствовали данным контроля с последующим снижением -ХС на 21,83% (р<0,05) на фоне введения эмоксипина в состав базовой терапии дерматоза и ростом ИА в 1,9 раза (р<0,05), что выше контрольных цифр на 51,6% (p<0,05).

При анализе меры сходства изучаемых вариантов терапии АтД по совокупности изменений (показатели липидного спектра плазмы крови) выявлен одинаково высокий результат r в группах с введением в состав СТ дерматоза мексидола и эмоксипина (r=0,83), при применении АИТ в комплексе СТ и только СТ r=0,66 и r=0,5 соответственно. Таким образом, по степени эффективности воздействия на изменения липидного спектра плазмы крови варианты терапии распределились следующим образом: СТ < СТ+АИТ < СТ+М = СТ+Э.

У больных АтД выражен СЭИ, что подтверждено исходно достоверно высоким уровнем СМП во всех исследуемых группах больных. Применение мексидола и эмоксипина в составе СТ снизило концентрацию СМП соответственно на 33,34% (р<0,001) и 36,84% (р<0,001).

Нами выявлены изменения со стороны процессов ПОЛ и АОЗ. Так, значения МДА в плазме крови, изначально превышающие данные контроля, достоверно снизились при введении в комплекс СТ дерматоза мексидола – на 27,3% (р<0,05) и эмоксипина – на 48,71% мкмоль/л (р<0,001). Fe-МДА в изучаемых группах больных был выше данных здоровых добровольцев (р>0,05) с последующим снижением с применением мексидола – на 41,96% (р<0,01), эмоксипина – на 48,46% (р<0,001) (рис. 3).

Р и с. 3. Динамика некоторых показателей синдрома эндогенной интоксикации

больных АтД на фоне изучаемых вариантов терапии

Примечание: * – достоверность различия к данным до лечения

# – достоверность различия к данным контроля

Динамика РЛПО в плазме крови значимых изменений не имела. Высокие значения продуктов ПОЛ сопровождались достаточной активностью каталазы и ее ростом на фоне примененных в составе СТ мексидола и эмоксипина соответственно на 25,58% (р<0,05) и 37,5% (р<0,05). ИП в плазме крови был понижен относительно контроля и вырос в 1,92 раза (р<0,05) при применении мексидола и в 2,6 раза (р<0,01) – эмоксипина.

При анализе меры сходства изучаемых вариантов терапии АтД по совокупности изменений (показатели окислительного стресса, АОА, ЭИ в плазме крови) в результате  проведенной СТ сходства со значениями доноров не обнаружено (r=0,16),  при применении АИТ, мексидола и эмоксипина бинарный коэффициент имел одинаково высокие значения  (r=0,83). Таким образом, по степени эффективности коррекции эндогенной интоксикации варианты терапии распределились следующим образом: СТ < СТ+АИТ = СТ+М = СТ+Э.

Процессы ПОЛ в эритроцитах имели характерные особенности. Достоверно пониженными относительно контроля оказались значения МДА и Fe-МДА без достоверной динамики при всех вариантах проводимой терапии. РЛПО, ИП и каталаза исходно и к окончанию лечения не имели достоверных отличий от группы здоровых добровольцев (р>0,05).

У больных АтД выявлены следующие иммунологические особенности. Концентрации IgА и IgМ в плазме крови исходно были повышены относительно контроля с дальнейшей тенденцией IgА к росту и IgМ к снижению. Нами выявлены высокие значения IgG с дальнейшим ростом показателя на 25,69% (р<0,05) на фоне лечения эмоксипином. Удельный вес ЦИК превышал контрольные значения в группах больных соответственно на 38,41% (p<0,01), 32,41% (p<0,001), 29,48% (p<0,05) и на 27,78% (p<0,05). Введение АИТ в состав СТ дерматоза способствовало снижению показателя на 15,99% (p<0,01), мексидола – на 23,05% (p<0,05) и эмоксипина – на 31,01% (p<0,001).

При анализе меры сходства изучаемых вариантов терапии АтД по совокупности изменений (некоторые показатели иммунограммы) значения r по отношению к группе доноров соответственно равны: 0,25; 0,5; 1; 0,5. Таким образом, по степени эффективности изучаемая терапия распределилась следующим образом: СТ < СТ+АИТ = СТ+Э < СТ+М.

Важным звеном в патогенезе АтД является изменение цитокинового статуса с участием реакций Th1-типа, особенно в поздней фазе течения АтД (Сергеев Ю.В., 2002), что приводит к сложному цитокиново-медиаторному воздействию, реализующемуся этими клетками, и соответственно – к воспалению и зуду (Кочергин Н.Г., 2004).

В нашем исследовании цитокиновый статус больных АтД имел следующие особенности. Провоспалительный ИЛ-1 исходно был ниже данных контроля на 72,37% (р2<0,05) с последующей тенденцией к росту; превышали данные здоровых доноров соответственно в группах ИЛ-6 (р>0,05), ИЛ-8 (р>0,05; р<0,001) и ФНО- – в 5,15 (р<0,01) и в 4,19 раза (р<0,05). В процессе лечения произошло снижение ИЛ-8 на фоне базовой терапии на 70,45% (р<0,001), при применении эмоксипина – на 76,28% (р<0,001), достигая значений контроля. Наблюдалась тенденция к снижению ФНО- на фоне СТ на 36,04% (р>0,05) и достоверное снижение показателя на 100% (р<0,05) при применении эмоксипина. Противовоспалительный ИЛ-4 в ходе СТ имел тенденцию к снижению (р>0,05), при использовании эмоксипина – к росту (р>0,05) (рис. 4).

1  2

Р и с. 4. Динамика некоторых показателей цитокинового статуса больных АтД

на фоне стандартной терапии и с применением эмоксипина

Примечание: * – достоверность различия к данным до лечения

# – достоверность различия к данным контроля

  1 – стандартная терапия

  2 – стандартная терапия +эмоксипин

При анализе меры сходства изучаемых вариантов терапии АтД по совокупности изменений (показатели цитокинового профиля) результаты бинарного коэффициента корреляции на фоне СТ показали высокую меру сходства с результатами здоровых доноров (r=0,4); при введении в состав СТ дерматоза эмоксипина значения коэффициента  выросли в 2 раза (r=0,8).

Нами изучены изменения вегетативного тонуса у больных АтД на фоне применения СТ и при введении в ее состав эмоксипина. Согласно полученным данным, у 100% больных АтД выявлен синдром вегетативной дисфункции (р<0,001) со снижением на фоне лечения эмоксипином на 27% (р<0,01). У большинства пациентов в состоянии покоя обнаружены вегетативные расстройства в виде повышенной эрготропной (симпатической) активности, достоверно снижающиеся на фоне применения эмоксипина на 16,9% (р<0,05). Согласно полученным данным, наибольшую выраженность при АтД имеют симптомы, характеризующие симпатические влияния ВНС, имеющие достоверное снижение при получении комплексного лечения с введением в его состав эмоксипина (снизилась частота жалоб со стороны желудочно-кишечного тракта и на состояние кожных покровов) (табл. 6).

При включении в состав СТ эмоксипина значения индекса Кердо и МОК имели тенденцию к снижению (р>0,05). Коэффициент Хильдебранта находился в пределах значений группы контроля как до, так и после лечения в обеих исследуемых группах. 

Т а б л и ц а 6.

Результаты интегративного обследования

больных атопическим дерматитом на фоне исследуемых методов терапии

Синдром вегетативной дисфункции у больных АтД

Группа больных

Контроль

До лечения

После лечения

II (СТ)


  13,7±4,04

44,00±1,91#

38,27±2,4#

IX (СТ+Э)

40,75±3,22#

29,75±2,83*#

Результаты обследования согласно анкетированию по методу А.М. Вейна

Характер

вегетативного тонуса

До лечения

После лечения

СТ

СТ+Э

СТ

СТ+Э

Симпатический

61,85±3,54

69,57±4,4

64,54±3,66

53,61±5,55*

Парасимпатический

38,15±3,54

30,43±4,4

35,46±3,66

26,95±3,31

Эйтония




16,67±1,21

Результаты интегративных методов исследования вегетативного гомеостаза

Характер

вегетативного

тонуса

Контрольная группа

               СТ

       СТ+Э

До лечения

После

лечения

До лечения

После

Лечения

вегетативный индекс Кердо



Симпатический

6,07±1,62

6,18±6,42

8,43±5,35

11,25±7,57

1,63±6,0

минутный объем крови непрямым способом

Симпатический

4,4±0,09

4,03±0,37

3,58±0,22#

3,78±0,46

3,93±0,33

коэффициент Хильдебранта, характеризующий межсистемные отношения

Не нарушены

3,95±0,18

4,28±0,21

4,45±0,23

4,66±0,35

4,38±0,3

Примечание: * – достоверность к данным до лечения

  # – достоверность к данным контроля

В ходе проведенного исследования нами выявлены определенные изменения вегетативного обеспечения деятельности больных АтД. В результате изучения параметров сердечно-сосудистой и дыхательной систем выявлено преобладающее избыточное вегетативное обеспечение деятельности, усиливающееся при проведении СТ и оцениваемое по росту АД диастолического на 16,78% (р<0,05 расчетом по х2) и ЧД  – на 16,5% (р<0,05 расчетом по х2 с поправкой по Йетсу). При введении эмоксипина в состав СТ дерматоза произошло снижение прироста систолического АД в 2,5 раза (р<0,025 расчетом по х2 с поправкой по Йетсу), диастолического АД –  на 49,6% (р>0,05), параметров ЧД – на 33,34% (р>0,05), пульса  – на 77,78% (р<0,025 расчетом по х2 с поправкой по Йетсу), достигнув значений контроля.

Анализ результатов ортоклиностатической пробы больных АтД показал избыточное вегетативное обеспечение деятельности, обусловленное симпато-адреналовыми влияниями ВНС. При применении эмоксипина все исследуемые показатели имели в процессе терапии достоверную положительную динамику, что показывает возрастающее влияние парасимпатической ВНС. 

Согласно результатам теста Спилбергера, у больных АтД доминирует средний уровень тревоги с высоким порогом личностной (за счет влияния симпатической нервной системы, что согласуется с данными В.Д. Елькина, 2001) и ситуативной тревожности. По мнению Ю.С. Бутова с соавт. (2000), повышение тревожности у больных АтД может быть связано с повышением трансэпидермальной  потери влаги в связи с несостоятельностью липидной фазы межкорнеоцитарного цементирующего вещества.

При АтД отмечается значимое повышение содержания норадреналина в плазме крови при усилении процессов расщепления катехоламинов в коже, что следует рассматривать как компенсаторный механизм, позволяющий вызывать переключение иммунных реакций с Th2 на Th1, поэтому в острую фазу АтД преобладает тревога (связанная с Th2-реакциями), а в хроническую – депрессия (подавление катехоламинов и преобладание Th1-реакций), что позволяет предположить, по мнению О.В. Павловой (2007), что поражение кожи играет роль процесса, компенсирующего общую тревожную реакцию организма за счет активного расщепления катехоламинов, в этом суть "соматизации" тревоги.

При анализе меры сходства изучаемых вариантов терапии АтД по совокупности изменений (снижение личностной, ситуативной тревожности и СВД,  ВИ Кердо) выявлены достоверные отличия группы больных со СТ от группы клинически здоровых доноров (r=0,5) и на фоне вводимого в комплекс базовой терапии АтД эмоксипина корреляционный коэффициент составил 0,75.

Влияние аэроионотерапии, димефосфона и эмоксипина, введенных в состав стандартной терапии, на динамику изучаемых показателей гомеостаза больных экземой.

Согласно данным нашего исследования, у больных экземой низкий уровень общего белка и -глобулинов; со стороны липидного спектра – снижено количество общих липидов и -ЛП при высоком содержании ОХ. Данные нарушения имеют место на фоне сформированного синдрома эндогенной интоксикации, что выражается высоким содержанием молекул средней массы (МСМ254), усилением процессов ПОЛ как в плазме крови (при высокой активности каталазы), так и в эритроцитах, высокой концентрацией ЦИК малого диаметра при повышенном содержании секреторного IgА.

Содержание ОБ у больных исследуемых групп изначально было достоверно низким с последующей тенденцией к росту. Концентрации альбуминов, глобулинов, коэффициента альбумины/глобулины, 1-, 2- и -глобулинов были сопоставимы со значениями группы здоровых доноров до и после проведения лечения. При применении АИТ в составе СТ дерматоза произошло снижение 1-глобулинов на 15,61% (р<0,001), 2-глобулины выросли на 26,2% (р<0,01). Удельный вес -глобулинов изначально был достоверно ниже контроля с последующим ростом на 10,6% (р<0,05) при применении аэроионотерапии.

При анализе меры сходства изучаемых вариантов терапии экземы по совокупности изменений (общий белок, белковые фракции) на фоне проведения СТ – r=0, на фоне АИТ, димефосфона и эмоксипина бинарный коэффициент корреляции составил соответственно: r=0,71; r=0,85 и r=0,71 (при применении димефосфона не отличался от показателя доноров (r=0,15, т.е. < 0,2).

Количество ОЛ в плазме крови до начала лечения было ниже значений контроля во всех изучаемых группах с ростом на фоне СТ на 8,66% (р<0,05). Имело место достоверное снижение ОХ на 37,44% (р<0,001), -ХС на 17,34% (p<0,001) и ИА на 32,92% (p<0,05) на фоне применения эмоксипина. Исходно высокие -ЛП в процессе проводимой СТ с димефосфоном и эмоксипином снизились соответственно на 12,47% (p<0,001) и 13,69% (p<0,001).

       При анализе меры сходства изучаемых вариантов терапии микробной экземы по совокупности изменений (показатели липидного спектра плазмы крови) выявлен одинаковый результат бинарного коэффициента корреляции в группах СТ, с введенной в ее состав АИТ и димефосфоном (r=0,5). В группе больных, получавших эмоксипин, r=0,83. Таким образом, по степени эффективности воздействия на изменения липидного спектра варианты терапии распределились следующим образом: СТ = СТ+АИТ = СТ+Д < СТ+Э.

У больных микробной экземой имеет место СЭИ, купируемый вводимым в состав СТ димефосфоном (снижение СМП на 33,33%; р<0,05) и эмоксипином (на 44,45%; р<0,001). О наличии «окислительного стресса» говорят высокие значения вторичных продуктов ПОЛ – МДА и Fе-МДА в плазме крови. Под воздействием АИТ, введенной в комплекс СТ, уровень МДА снизился на 19,74% (р<0,01), димефосфона – на 26,53% (р<0,05), эмоксипина – на 20,76% (р<0,05). РЛПО возрос соответственно на 58,08% (р<0,05) и в 2,79 раза (р<0,05) при применении АИТ и димефосфона. Активация процессов ПОЛ происходила на фоне высокой активности каталазы (р<0,05), которая на фоне лечения димефосфоном снизилась на 36,54% (р<0,01) до значений контроля (рис. 5).

Р и с.  5. Динамика некоторых показателей синдрома эндогенной интоксикации

больных экземой на фоне изучаемых вариантов терапии

Примечание: * – достоверность различия к данным до лечения;

# – достоверность различия к данным контроля

При анализе меры сходства изучаемых вариантов терапии экземы по совокупности изменений (показатели окислительного стресса, АОА, эндогенного токсикоза в плазме крови) в результате проведенной СТ сходства со значениями доноров не обнаружено (r=0,16), при проведении АИТ r=0,33, введении димефосфона и эмоксипина – 0,66 и 0,5. Таким образом, по степени эффективности коррекции эндогенной интоксикации в плазме крови больных экземой варианты лечения распределились так: СТ < СТ+АИТ < СТ+Э < СТ+Д.

В эритроцитах больных экземой выявлен достоверно высокий уровень МДА, снижение которого наблюдалось на фоне АИТ и эмоксипина соответственно на 14,96% (р<0,05) и на 26,01% (р<0,001). Низким относительно данных контроля оказался РЛПО (р>0,05) с достоверным ростом в 8,87 раз (р<0,01) на фоне лечения димефосфоном и в 16,98 раз (р<0,05) – эмоксипином. Показатели  Fe-МДА, каталаза, ИП и отношение каталаза эритроцитов/каталаза плазмы не имели значимых отличий от доноров как до, так и после окончания терапии.

При анализе меры сходства изучаемых вариантов терапии экземы по совокупности изменений (показатели окислительного стресса, АОА в эритроцитах) в результате проведенной СТ бинарный коэффициент показал малые значения: r=0,16. При включении в состав СТ экземы АИТ мера сходства по отношению к группе здоровых доноров равна 0,5; димефосфона  и эмоксипина – по 0,83. Таким образом, эффективность препаратов в данном направлении выглядит следующим образом: СТ < СТ+АИТ < СТ+Э = СТ+Д.

У больных экземой имеются изменения в иммунном статусе, соответствующие данным литературы (Барабанов А.Л., 2003; Павлова О.В., 2010). Исходное содержание IgА в плазме крови достоверно превышало данные контроля без значимой динамики в процессе изучаемых вариантов терапии. Удельный вес IgМ и IgG во всех группах до и после проведения лечения был в пределах значений доноров. Выявлены высокие значения ЦИК малого диаметра (p<0,001), снижающиеся  при введении в состав СТ димефосфона на 24,85% (p<0,05), эмоксипина – на 36,92% (p<0,001).

При анализе меры сходства изучаемых вариантов терапии экземы по совокупности изменений (некоторые показатели иммунограммы) значения бинарного коэффициента корреляции по отношению к группе доноров соответственно равны: 0,25; 0,5; 1; 0,75. Таким образом, по степени эффективности терапия распределяется следующим образом: СТ < СТ+АИТ < СТ+Э < СТ+Д.

Свои особенности имел цитокиновый профиль больных экземой. Он определен функциональными свойствами Тh1-лимфоцитов и представлен достоверно высокими значениями провоспалительного ИЛ-6, ИЛ-8 (р>0,05) и ФНО- (р>0,05). ИЛ-1 и ИЛ-4 не превышали данных контрольной группы пациентов. СТ способствовала снижению ИЛ-4 на 53,01% (р<0,05); комплексная терапия с введенным в ее состав эмоксипином – ФНО- с 3,00±1,79 пг/мл до 0,00±0,00 пг/мл (р<0,05) (на особую значимость этого цитокина в патогенезе экземы указывали Юсупова Л.А. и Хафизьянова Р.Х., 2006, Павлова О.В., 2007; 2010), росту ИЛ-4 в 4,47 раза (р<0,001), тенденции к снижению ИЛ-8 на 20,92% (р>0,05).

При анализе меры сходства изучаемых вариантов терапии экземы по совокупности изменений (показатели цитокинового профиля) результаты бинарного коэффициента корреляции достоверны (r=0,2). При введении в состав СТ дерматоза эмоксипина значения коэффициента возросли в 4 раза (r=0,8), что доказывает достоверно большую степень влияния данного варианта терапии на коррекцию измененного цитокинового статуса.

Нами изучены изменения вегетативного тонуса у больных экземой на фоне применения СТ и при введении в ее состав эмоксипина. Согласно полученным данным, у 100% больных экземой выявлен СВД со снижением на фоне примененного эмоксипина на 28,7% (р<0,001) (табл. 7).

При введении в комплекс базовой терапии антиоксиданта эмоксипина частота жалоб на изменения со стороны ССС снизилась на 37,5% (р<0,05), пищеварительной системы – на 25% (р>0,05), со стороны дыхательной системы – на 50% (р<0,05). ВИ Кердо соответствовал парасимпатическим влияниям, при применении эмоксипина возросли симпатоадреналовые влияния (динамика индекса с -0,14±5,78 до 8,20±4,01 единиц соответственно (р<0,01 расчетом по х2) при контрольных цифрах  – 6,07±1,62 единиц).

Расчет МОК выявил так же преобладание парасимпатических влияний с последующей тенденцией к росту при обоих видах изучаемой терапии (р>0,05). Коэффициент Хильдебранта находился в пределах значений контроля в обеих исследуемых группах пациентов. 

Т а б л и ц а 7.

Результаты интегративного обследования больных экземой

на фоне исследуемых методов терапии дерматоза

Синдром вегетативной дисфункции больных экземой

Группа больных

Виды

Терапии

Контроль

До лечения

После лечения

III (СТ)

СТ

13,7±4,04

34,88±1,45#

30,07±0,97#

XII (СТ+Э)

СТ+Э

30,7±3,04#

22,2±1,56*#

Результаты обследования согласно анкетированию по методу А.М. Вейна

Характер

вегетативного тонуса

до лечения

после лечения

СТ

СТ+Э

СТ

СТ+Э

Симпатический

47,94 ±6,11

43,24±11,29

53,36 ±4,05

44,67±13,17

Парасимпатический

52,06 ±6,11

56,76±11,29

46,64 ±4,05

55,33±13,17

Результаты интегративных методов исследования вегетативного гомеостаза

Характер

вегетативного тонуса

Контрольная группа

               СТ

               СТ+Э

до лечения

после

лечения

до лечения

после

лечения

вегетативный индекс Кердо

Симпатический

6,07±1,62




8,2±4,01*

Парасимпатический


-6,56±6,14

-0,14±5,78

-0,2±4,98


минутный объем крови непрямым способом

Парасимпатический

4,4±0,097

4,19±0,19

4,37±0,23

3,9±0,29

4,04±0,19

коэффициент Хильдебранта, характеризующий межсистемные отношения

Не нарушены

3,95±0,18

4,18±0,21

4,17±0,21

4,44±0,24

4,57±0,32

Примечание: * – достоверность к данным

  # – достоверность к данным контроля

В ходе проведенного исследования нами выявлены определенные изменения вегетативного обеспечения деятельности больных экземой. На фоне проводимой СТ имело место недостаточное вегетативное обеспечение деятельности, оцениваемое по показателям систолического и диастолического АД, ЧСС, ЧД и пульсу (р>0,05), что обусловлено влиянием парасимпатической нервной системы. Терапия с введением в ее состав эмоксипина способствовала тенденции к повышению прироста вегетативного обеспечения деятельности согласно данным интегративных показателей.

Согласно нашим исследованиям, у больных экземой при переходе в вертикальное положение снижалось систолическое АД, ЧСС и уряжался пульс. Все больные ощущали слабость и покачивание в момент вставания с постели. Данные влияния квалифицируются как недостаточное вегетативное обеспечение, обусловленное преобладанием тонуса парасимпатической нервной системы. Введение эмоксипина в состав СТ экземы способствовало более значимому росту симпатических влияний, то есть обусловило регуляцию вегетативного обеспечения деятельности. У больных экземой преобладает высокий (50%) уровень тревоги. Значения ситуативной тревожности в процессе обеих видов терапии имели высокие цифровые значения (р<0,001).  Личностная тревожность так же имела высокие цифры со снижением на фоне эмоксипина на 16,4%  (р<0,05).

       При анализе меры сходства изучаемых вариантов терапии экземы по совокупности изменений (снижение личностной, ситуативной тревожности и СВД, рост ВИ Кердо) выявлены достоверные отличия группы больных со СТ от группы клинически здоровых доноров (r=0,25), на фоне эмоксипина бинарный корреляционный коэффициент составил 0,75.

Патогенетическую роль в развитии псориаза, экземы и АтД играют патологически измененные процессы ПОЛ в плазме крови и эритроцитах, недостаточная активность АОС, что вместе с высокими значениями ЦИК и белков средней массы предопределяют формирование при данных дерматозах синдрома эндогенной интоксикации. У больных присутствуют дисиммуноглобулинемия, нарушения цитокинового профиля, изменения со стороны белкового и липидного спектров плазмы крови. Данные изменения влияют на клиническое течение дерматозов, формирование вегетологических дисфункций, откладывают отпечаток на психосоциальный статус пациентов.

Проведена сравнительная оценка динамики показателей цитокинового профиля, нарушений ВНС и клинической эффективности при применении СТ и с введением в ее состав эмоксипина, проанализирована степень влияния эмоксипина на клинико-вегетологический профиль дерматозов. При анализе меры сходства изучаемых вариантов терапии псориаза, АтД и экземы по совокупности изменений выявлены следующие значения меры Танимото (табл. 8).

Т а б л и ц а 8.

Значения бинарного коэффициента корреляции при комплексной оценке степени

влияния изучаемой терапии на клинико-лабораторные показатели дерматозов (1)

Варианты терапии ( r )

Псориаз

АтД

Экзема

Показатели

СТ

СТ+Э

СТ

СТ+Э

СТ

СТ+Э

ВНС и клинической эффективности

0,2

0,25

0,4

0,42

0,2

0,42

Цитокинового профиля и клинической эффективности

0,16

0,33

0,33

0,5

0,2

0,37

ВНС и цитокинового профиля

0,22

0,55

0,44

0,77

0,22

0,77

Таким образом, при введении эмоксипина в комплекс СТ псориаза, АтД и экземы определяется статистическая более значимая мера сходства по ряду изучаемых показателей. Следовательно, эмоксипин введенный в состав СТ дерматозов, более позитивно влияет на состояние вегетативного гомеостаза, корригирует изменения со стороны цитокинового профиля и повышает клиническую эффективность терапии.

Учитывая значимость в развитии изучаемых дерматозов состояния "окислительного стресса", мы проанализировали меры сходства вариантов терапии псориаза, АтД и экземы по совокупности изменений (показатели ЭИ, АОА и клинической эффективности) (табл. 9).

Т а б л и ц а 9.

Значения бинарного коэффициента корреляции при комплексной оценке степени влияния изучаемой терапии на клинико-лабораторные показатели дерматозов (2)

Псориаз

Варианты терапии ( r )

СТ

СТ+

АИТ

СТ+Д

СТ+Э

Показатели

- эндогенного токсикоза и

  антиоксидантной активности в плазме крови,

- клинической эффективности

0,42

0,57

0,85

0,85

- эндогенного токсикоза и

  антиоксидантной активности в эритроцитах,

- клинической эффективности

0

0

0,6

0,4

АтД

Варианты терапии ( r )

СТ

СТ+

АИТ

СТ+М

СТ+Э

Показатели

- эндогенного токсикоза и

антиоксидантной активности в плазме крови,

- клинической эффективности

0,16

0,57

0,85

0,85

- эндогенного токсикоза и антиоксидантной активности в эритроцитах, 

- клинической эффективности

0,2

0,2

0,8

0,6

Экзема

Варианты терапии ( r )

СТ

СТ+

АИТ

СТ+Д

СТ+Э

Показатели

- эндогенного токсикоза и

  антиоксидантной активности в плазме крови,

- клинической эффективности

0,28

0,42

0,42

0,71

- эндогенного токсикоза и

  антиоксидантной активности в эритроцитах,

- клинической эффективности

0

0,4

0,6

0,8

При псориазе бинарный коэффициент корреляции Танимото в группах с введенными в состав СТ димефосфоном и эмоксипином выявил высокую меру сходства (r  соответственно 0,85 и 0,6; 0,85 и 0,4). Следовательно, по степени эффективности воздействия на изучаемые показатели ЭИ, АОА в плазме крови и эритроцитах больных псориазом варианты изучаемого лечения распределены следующим образом: СТ < СТ+АИТ < СТ+Э < СТ+Д.

При АтД бинарный коэффициент корреляции в группах с введенными в состав СТ мексидолом и эмоксипином выявил высокую меру сходства (соответственно r =0,85 и 0,8; 0,85 и 0,6). Следовательно, по степени эффективности воздействия варианты изучаемого лечения распределены следующим образом: СТ < СТ+АИТ < СТ+Э < СТ+М.

При анализе меры сходства изучаемых вариантов терапии экземы по совокупности изменений (показатели эндогенного токсикоза, антиоксидантной активности, клинической эффективности в плазме крови и эритроцитах) бинарный коэффициент в группах с введенным в состав СТ эмоксипином выявил высокую меру сходства (r соответственно равен 0,71 и 0,8). Следовательно, по степени эффективности воздействия варианты изучаемого лечения распределены следующим образом: СТ < СТ+АИТ < СТ+Д < СТ+Э.

Изучив особенности влияния СТ, а также АИТ, димефосфона, мексидола и эмоксипина, введенных в состав СТ псориаза, АтД и экземы, возникла необходимость  изучить степень влияния указанной терапии на весь комплекс выявленных нарушений при дерматозах. При анализе меры сходства изучаемых вариантов терапии по совокупности соответствующих изменений бинарный коэффициент корреляции имеет следующие числовые значения (табл. 10).

       Т а б л и ц а 10.

Значения бинарного коэффициента корреляции при комплексной оценке степени влияния изучаемой терапии на  клинико-лабораторные показатели дерматозов (3)

Псориаз

Варианты терапии ( r )

СТ

СТ+АИТ

СТ+Д

СТ+Э

Показатели

– эндогенного токсикоза и антиоксидантной активности в  плазме крови и эритроцитах;

– вегетативной нервной системы;

– цитокинового профиля;

– клинической эффективности


0,25


0,25


0,57


0,66

АтД

Варианты терапии ( r )

СТ

СТ+АИТ

СТ+М

СТ+Э

Показатели

– эндогенного токсикоза и антиоксидантной активности в плазме крови и эритроцитах;

– вегетативной нервной системы;

– цитокинового профиля;

– клинической эффективности


0,16


0,41


0,57


0,78

Экзема

Варианты терапии ( r )

СТ

СТ+АИТ

СТ+Д

СТ+Э

Показатели

– эндогенного токсикоза и антиоксидантной активности в  плазме крови и эритроцитах;

– вегетативной нервной системы;

– цитокинового профиля;

– клинической эффективности


0,2


0,3


0,45


0,5

Таким образом, при сравнении оценки степени воздействия на совокупность изучаемых показателей при псориазе выявлены высокие значения бинарного коэффициента при лечении с использованием эмоксипина (r=0,66), рядом по степени влияния на изучаемые показатели димефосфон (r=0,57). Меньшую и одинаковую по степени эффективность проявили СТ и СТ+АИТ (r=0,25). Следовательно, в целом, по степени эффективности воздействия варианты проводимой терапии псориаза распределились следующим образом: СТ = СТ+АИТ  < СТ+Д < СТ+Э.

При сравнении оценки степени влияния на совокупность изучаемых показателей при АтД выявлены высокие значения бинарного коэффициента при лечении с использованием эмоксипина (r=0,78), далее по степени оказываемого положительного влияния – мексидол (r=57), далее – отрицательные аэроионы кислорода, введенные в состав СТ дерматоза (r=0,41). Недостаточную эффективность проявила стандартная терапия (r=0,16). Следовательно, в целом, по степени эффективности воздействия варианты проводимой терапии АтД распределились следующим образом: СТ < СТ+АИТ < СТ+М <СТ+Э.

При сравнении оценки степени влияния на совокупность изучаемых показателей экземы выявлены высокие значения бинарного коэффициента при лечении с использованием эмоксипина (r=0,5), рядом по степени влияния на изучаемые параметры димефосфон – r=0,45. Меньшую эффективность проявила терапия с введенными в ее состав отрицательными аэроионами кислорода  (r=0,3), бинарный коэффициент при СТ составил 0,2. Следовательно, в целом, по степени эффективности воздействия варианты проводимой терапии распределились следующим образом: СТ < СТ+АИТ < СТ+Д = СТ+Э.

Выводы

1. Общим фактором патогенеза псориаза, атопического дерматита и экземы в период обострения патологического кожного процесса является формирование синдрома эндогенной интоксикации, проявляющегося высокими значениями среднемолекулярных пептидов (МСМ254), ЦИК малого диаметра и активацией процессов перекисного окисления липидов, что диктует необходимость целенаправленной метаболической коррекции.

2. У больных псориазом в стадии прогрессирования кожного процесса выявлены метаболические нарушения (высокий удельный вес глобулинов, ТГ, индекса атерогенности) на фоне выраженного синдрома эндотоксикоза (высокие значения в плазме крови МДА, Fe-МДА, МСМ254, в эритроцитах – каталазы с низкими показателями РЛПО и индекса пероксидации) и иммунных нарушений (повышение ЦИК малого диаметра и IgA). Введение в состав базовой терапии отрицательных аэроионов кислорода способствовало росту значений индекса пероксидации в плазме крови; димефосфона – купированию состояния эндотоксикоза при возрастании активности каталазы и индекса пероксидации в эритроцитах. Эмоксипин в составе комплексной терапии корригировал дисметаболические расстройства и параметры эндотоксикоза (уменьшение концентраций МСМ254 на 23,53%, ЦИК малого диаметра на 30,1%, МДА и Fe-МДА при росте РЛПО в плазме крови в 2,04 раза и индекса пероксидации в 2,17 раза).

3. У больных АтД метаболические нарушения представлены низкой концентрацией альбуминов, повышенной глобулинов, диспротеинемией на фоне высоких значений МСМ254, МДА и каталазы в плазме крови, ЦИК малого диаметра и IgA, IgМ, IgG. Дополнение к базовой терапии отрицательных аэроионов кислорода позволило снизить концентрации ОХ и ЦИК; введение мексидола – ОХ и интенсивность процессов эндогенной интоксикации. Эмоксипин оказал благоприятное влияние на процессы липопероксидации, липидный спектр, достоверно снизив уровни ТГ, ОХ и -ХС; купировал синдром эндотоксикоза.

4. При обострении экземы установлены патогенетически значимые метаболические нарушения (высокое значение ОХ при снижении общего белка, - глобулинов, ОЛ и -ЛП) на фоне синдрома эндогенной интоксикации (высокие значения МСМ254, МДА в плазме крови и эритроцитах), повышенного содержания ЦИК малого диаметра и IgA. Применение в составе базовой терапии отрицательных аэроионов кислорода способствовало коррекции диспротеинемии, снижению уровня МДА и возрастанию индекса пероксидации и РЛПО. Дополнение к базовой терапии димефосфона способствовало купированию состояния эндотоксикоза (снижение МСМ254 на 33,33%, ЦИК малого диаметра на 24,85%), нормализации процессов ПОЛ (снижение МДА на фоне роста РЛПО в плазме крови в 2,79 раза и в эритроцитах в 8,87 раз). Терапия эмоксипином в составе комплексного лечения оказала положительное влияние на процессы липопероксидации (снизились уровни ОХ, -ХС, -ЛП и индекса атерогенности), коррекцию эндотоксикоза (уменьшение содержания МСМ254 на 44,45%, ЦИК малого диаметра на 36,92%, МДА в плазме крови и в эритроцитах при росте РЛПО).

5. Изменения цитокиновой секреции при псориазе, АтД и экземе определены функциональными свойствами провоспалительных Тh1-лимфоцитов: при псориазе повышенными значениями ИЛ-8, при АтД – ИЛ-8, ФНО- и низкими – ИЛ-1, при экземе – высокими ИЛ-6, что обуславливает формирование хронизации патологического кожного процесса. Эмоксипин в составе комплексной терапии псориаза способствовал снижению ИЛ-1 на 24,19%, ИЛ-8 на 59,43% и ФНО- в 6,48 раз; при АтД – ИЛ-8 на 76,28% и ФНО- на 100%; при экземе – ФНО- на 100% и ИЛ-4 достоверно вырос в 4,47 раза, что подтверждено бинарным коэффициентом корреляции. 

6. У больных псориазом, АтД, экземой выражен синдром вегетативной дисфункции. Проявления дисфункции ВНС при псориазе и экземе носят парасимпатикотонический характер, что подтверждается исследованием исходного вегетативного тонуса (по результатам анкеты А.М. Вейна и расчета вегетативного индекса Кердо), при экземе – недостаточным вегетативным обеспечением деятельности (по данным ортоклиностатической пробы). При псориазе доминирует средний, экземе – высокий уровень тревоги с высоким порогом личностной и ситуативной тревожности. Дисфункции ВНС при АтД носят симпато-адреналовый характер, что подтверждается исследованием исходного вегетативного тонуса и избыточным вегетативным обеспечением деятельности. У больных АтД доминирует средний уровень тревоги с высоким порогом личностной и ситуативной  тревожности.

Введение эмоксипина в состав СТ псориаза и экземы усилило эффекты симпатического отдела ВНС, а при атопическом дерматите – парасимпатического, способствовало улучшению психовегетативной оценки больных со снижением порога личностной тревожности при экземе, что подтверждено бинарным коэффициентом корреляции.

7. Комплексная терапия на основе димефосфона при псориазе (внутривенно струйно по 1,0 мл) и экземе (по 1 столовой ложке 15% раствора внутрь) приводит соответственно в 50% и 86,66% случаев к клиническому выздоровлению и снижению индексов PASI и EASI на 78,78% и в 10,5 раз.

Показано, что введение в состав базовой терапии АтД мексидола по 2,0 мл 5% раствора обеспечивает клиническое выздоровление 53,33% пациентам с понижением индекса SCORAD на 78,58%.

Включение в базисную терапии псориаза, АтД, экземы эмоксипина (3,0 мл 1% раствора) способствует достижению состояния клинического выздоровления, соответственно в 26,7%, 46,66% и 60%, обеспечивая коррекцию дерматологического индекса качества жизни на 31,35%, 36,74% и 52,4% при количественной редукции индексов PASI на 80,28%, SCORAD на 78,58% и EASI в 18,07 раз.

Введение отрицательных аэроионов кислорода, генерированных электроэффлювиальной люстрой А.Л. Чижевского, в комплекс традиционной терапии псориаза, АтД, экземы определяет снижение индексов PASI, SCORAD и EASI соответственно на 75,1% (при СТ – на 67,9%), 58,7% (53,83%), в 6,4 раза (в 5 раз) при соответственно 25,7% (22%), 27,27% (17,74%) и 54,84% (57,14%) больных, выписанных в состоянии клинического выздоровления.

В целом, по степени эффективности воздействия на изучаемые клинико-лабораторные показатели при псориазе варианты проводимой терапии распределились следующим образом: СТ = СТ+АИТ < СТ+Д < СТ+Э; при атопическом дерматите – СТ < СТ+АИТ < СТ+М <СТ+Э; при экземе – СТ < СТ+АИТ < СТ+Д = СТ+Э, что подтверждено бинарным коэффициентом корреляции.

Практические рекомендации

       1. С целью улучшения диагностики патогенетических механизмов развития псориаза, атопического дерматита и экземы, а так же контроля за эффективностью лечения дерматозов рекомендуется в комплексное обследование пациентов включить определение показателей, характеризующих синдром эндогенной интоксикации, активность антиоксидантной защиты в плазме крови и эритроцитах, выявление метаболических нарушений, обусловленных изменениями белкового и липидного спектров плазмы крови.

       2. Исходя из значимости иммунологических изменений в патогенезе  псориаза, АтД и экземы, необходимо ввести в состав комплексного обследования пациентов определение IgА, IgМ, IgG, ЦИК и уровней провоспалительных ИЛ-1, ИЛ-6, ИЛ-8 и ФНО-, противовоспалительного – ИЛ-4 с последующей консультацией иммунолога для проведения иммунокоррекции.

       3. Целесообразна оценка уровня вегето-психологической дисфункции у больных псориазом, АтД и экземой для определения степени ее коррекции и эффективности лечения на стационарном и амбулаторном его этапах.

       4. Для повышения качества лечения больных псориазом, атопическим дерматитом и экземой целесообразно в комплекс стандартной терапии введение антиоксидантных средств: эмоксипина в виде 1% раствора по 3,0 мл в/м ежедневно в течение 10 дней, при атопическом дерматите – мексидола по 2,0 мл 5% раствора в/м 1 раз в день в течение 10 дней, либо при псориазе и экземе – димефосфона (при псориазе внутривенно струйно по 1,0 мл и экземе – по 100 мг/кг) в течение 10 суток.

Библиографический список

  1. Дикова О.В. Признаки эндогенной интоксикации у больных псориазом / О.В. Дикова // Научные труды III конференции молодых ученых Мордовского государственного университета имени Н.П. Огарева. – Саранск. – 1998. – С. 142.
  2. Дикова О.В. Димефосфон в терапии псориаза / О.В. Дикова [и др.] // Вестник последипломного медицинского образования. Материалы V симпозиума «Новое в дерматовенерологии, андрологии, гинекологии: наука и практика». – Москва. – 2000. – №1. – С. 57.
  3. Дикова О.В. Аэроионотерапия в лечении псориаза и экземы / О.В. Дикова, А.С. Деваев // Материалы межвузовского сборника научных трудов «Современные аспекты клинической и теоретической медицины: проблемы диагностики, лечения и реабилитации». – Саранск. – 2000. – С. 161 – 163.
  4. Дикова О.В. К вопросу о патогенезе экземы / О.В. Дикова [и др.] // Материалы национальной научно-практической конференции с международным участием «Свободные радикалы, антиоксиданты и болезни человека». – Смоленск. – 2001. – С. 207 – 208.

5. Дикова О.В. Состояние эндотоксикоза у больных экземой / О.В. Дикова, С.В. Селиванова, Д. Маджид, Е.Ю. Кочеткова // Материалы 6-го междисциплинарного симпозиума «Новое в дерматовенерологии, андрологии и гинекологии: наука и практика». – №1. – М., 2001. – С. 31. 

6. Дикова О.В. Содержание МДА в периферичесой крови у больных экземой / О.В. Дикова, О.А. Горшенина // Материалы 6-го междисциплинарного симпозиума «Новое в дерматовенерологии, андрологии и гинекологии: наука и практика». – №1. – М., 2001. – С. 38 – 39.

7. Пьянзина С.Б. Влияние стандартного лечения на динамику некоторых биохимических показателей крови у больных атопическим дерматитом / Пьянзина С.Б. [и др.] // Межвузовский сборник научных трудов «Естественно-научные исследования: теория, методы, практика». – Саранск. – 2002. – С. 72 – 75.

8. Чачанидзе Е.Э. Эпидемиология экземы по Республике Мордовия / Е.Э. Чачанидзе, О.В. Дикова // Межвузовский сборник научных трудов «Естественно-научные исследования: теория, методы, практика». – Саранск. – 2002. – С. 76 – 80.

9. Дикова О.В. Изменение показателей гуморального звена иммунитета у больных АД / О.В. Дикова, С.Б. Пьянзина // Материалы 9-й научно-практической конференции «Актуальные вопросы диагностики, лечения и реабилитации больных», посвященной 25-летию Пензенского института усовершенствования врачей. – Пенза. – 2002. – С. 163 – 165.

10. Дикова О.В. Роль ПОЛ и СЭИ в патогенезе диффузного нейродермита / О.В. Дикова, А.С. Деваев // Хронические дерматозы (Вопросы патогенеза, биохимической и биологической адаптации, терапии и профилактики). Сборник научных трудов врачей-дерматологов центрального региона РФ. – Рязань. – 2002. – С. 30 – 31.

11. Дикова О.В. Аэроионотерапия и наружное применение димефосфона в лечении псориаза / О.В. Дикова [и др.] // Материалы Х Российского национального конгресса «Человек и лекарство». – Москва. – 2003. – С. 174.

12. Дикова О.В. Эмоксипин в составе стандартной терапии больных атопическим дерматитом / О.В. Дикова [и др.] // Материалы Х Российского национального конгресса «Человек и лекарство». – Москва. – 2003. – С. 174.

13. Пьянзина С.Б. Влияние эмоксипина на динамику клинико-биохимических показателей у больных атопическим дерматитом / С.Б. Пьянзина [и др.] // Материалы научной конференции ХХХI Огаревские чтения: Саранск: Изд-во Мордов. ун-та. – 2003. – С. 27 – 28.

14. Чачанидзе Е.Э. Использование антиоксиданта эмоксипина в комплексном лечении экземы / Е.Э. Чачанидзе [и др.] // Материалы научной конференции ХХХI Огаревские чтения. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та. – 2003. – С. 26.

15. Дикова О.В. Психодинамическая характеристика больных с хроническими дерматозами / О.В. Дикова [и др.] // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Новые медицинские технологии в охране здоровья здоровых, в диагностике, лечении и реабилитации больных». – Пенза. – 2003. – С. 36 – 38.

16. Chachanidze E.E. Clinico-biochemical for the use of emoxypin in a complex therapy of eczematous patients / E.E. Chachanidze, O.V. Dikova, N.A. Lipatova // Internation conference “Leactive oxygen and nitrogen species, antioxidants and human health”. – Smolensk. – 2003. – P. 190 – 191.

17. Чачанидзе Е.Э. Эмоксипин и аэроионы кислорода в составе комплексной терапии экземы (клинико-биохимическое исследование) / Е.Э. Чачанидзе [и др.] // Научно-практическая конференция «Актуальные проблемы уретрогенных инфекций, передаваемых половым путем. Новые лекарственные препараты в практике дерматовенеролога», посвященной памяти профессора И.Я. Шахтмейстера. – Москва. – 2003. – С. 119 – 120.

18. Дикова О.В. Экзема и атопический дерматит: клинико-биохимическая оценка эффективности применения эмоксипина / О.В. Дикова [и др.] // Материалы  XI Российского Национального Конгресса «Человек и лекарство». – Москва. – 2004. – С. 144.

19. Байтяков В.В. Применение эмоксипина в комплексной терапии псориаза / В.В. Байтяков [и др.] // Материалы XI Российского Национального Конгресса «Человек и лекарство». – Москва. – 2004. – С. 74.

20. Дикова О.В. Зависимость величины индекса  SCORAD от видов проводимой терапии у больных атопическим дерматитом / О.В. Дикова, С.Б. Пьянзина, О.А. Горшенина // Вестник последипломного медицинского образования (Материалы IX междисциплинарного симпозиума «Новое в дерматовенерологии, андрологии, акушерстве и гинекологии: наука и практика»). – М., 2004.–  №2. – С. 23.

21. Дикова О.В. Эмоксипин в комплексе стандартной терапии псориаза и экземы / О.В. Дикова [и др.] // Материалы IX Всероссийского съезда дерматовенерологов. – Москва. – 2005. – С. 11.

22. Дикова О.В. Производное 3-оксипиридина в составе комплексного лечения атопического дерматита / О.В. Дикова // Материалы Российской научно-практической конференции дерматовенерологов «Санкт-Петербургские дерматологические чтения». – Санкт-Петербург. – 2005. – С. 15.

23. Дикова О.В. Влияние эмоксипина на динамику клинической картины больных псориазом и атопическим дерматитом / О.В. Дикова [и др.] // Материалы  XII Российского Национального конгресса «Человек и лекарство». – Москва. – 2005. – C. 366.

24. Дикова О.В. Димефосфон в составе стандартной терапии больных экземой / О.В. Дикова, Е.Э. Чачанидзе, Н.А. Липатова // Материалы XII Российского Национального конгресса «Человек и лекарство». – Москва. – 2005. – С. 584.

25. Дикова О.В. Оценка клинической эффективности эмоксипина, димефосфона и аэроионотерапии в составе стандартной терапии экземы / О.В. Дикова // Материалы научной конференции XXXII Огаревские чтения. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та. – 2005. – С. 97 – 98.

26. Дикова О.В. Псориаз (клинико-эпидемиологические особенности) / О.В. Дикова, Т.А. Матюшкина, В.В. Байтяков // Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной памяти профессора Я.В. Костина «Общество, здоровье, лекарство». – Саранск: Изд-во «Референт». – 2005. – С. 8 – 10.

27. Дикова О.В. Опыт применения мексидола в составе стандартной терапии атопического дерматита / О.В. Дикова, С.Б. Пьянзина, Н.А. Липатова // Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной памяти профессора Я.В. Костина «Общество, здоровье, лекарство». – Саранск: Изд-во «Референт». – 2005. – С. 159 – 160.

28. Дикова О.В. Эффективность аэроионотерапии, введенной в состав стандартного лечения экземы и атопического дерматита / О.В. Дикова, Д.И. Ласеев // Материалы XI научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов медицинского факультета МГУ им. Н.П. Огарева. Выпуск 4. «Медицинские проблемы жизнедеятельности организма в норме, патологии и эксперименте. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та. – 2006. – С. 9 – 11.

29. Дикова О.В. Влияние эмоксипина на процессы перекисного окисления липидов и антиоксидантной защиты у больных псориазом и экземой / О.В. Дикова, Т.И. Французова // Материалы XI научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов медицинского факультета МГУ им. Н.П. Огарева. Выпуск 4. «Медицинские проблемы жизнедеятельности организма в норме, патологии и эксперименте. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та. – 2006. – С. 11 – 12.

30. Дикова О.В. Влияние димефосфона на динамику некоторых показателей гомеостаза и клинической картины больных экземой / О.В. Дикова, В.И. Инчина // Научно-практический журнал «Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Медицинские науки». – № 1. – 2007. – С. 99 – 108.

31. Дикова О.В. Влияние аэроионотерапии и эмоксипина на клиническое течение и некоторые показатели гомеостаза у больных атопическим дерматитом / О.В. Дикова, В.И. Инчина // Научно-практический журнал «Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Медицинские науки» – № 2. – 2007. – С. 47 – 55.

32. Дикова О.В. Влияние аэроионотерапии на динамику клинической картины атопического дерматита, микробной экземы и псориаза / Дикова О.В., Ласеев Д.И. // Материалы XII научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов медицинского факультета МГУ им. Н.П. Огарева. Выпуск 7. «Медицинские проблемы жизнедеятельности организма в норме, патологии и эксперименте». – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та. – 2007. – С. 120 – 122.

33. Дикова О.В. Препарат метаболического типа действия в лечении хронических дерматозов / О.В. Дикова, Е.Э. Чачанидзе, С.Б. Пьянзина // Уральский медицинский журнал. – № 12. – Екатеринбург. – 2007. – С. 83 – 86.

34. Тимошкина М.В. Обоснование принадлежности псориаза к группе психоэмоциональных дерматозов / М.В. Тимошкина, Т.А. Косолапова, О.В. Дикова // Материалы XIII научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов медицинского факультета МГУ им. Н.П. Огарева. Выпуск 8. «Медицинские проблемы жизнедеятельности организма в норме, патологии и эксперименте». – Саранск: ООО «Референт». – 2008. – С. 86 – 88.

35. Косолапова Т.А. Особенности психологического статуса больных псориазом и экземой / Косолапова Т.А. [и др.] // Материалы 66-й открытой научно-практической конференции молодых ученых и студентов с международным участием «Актуальные проблемы экспериментальной и клинической медицины. – Издательство ВолГМУ. – Волгоград. – 2008. – С. 295 – 296.

36. Дикова О.В. Влияние димефосфона в комбинации с отрицательными аэроионами кислорода на клиническое течение и некоторые показатели гомеостаза больных экземой / О.В. Дикова // Вестник новых медицинских технологий. – Издательство «ТулГУ». – Тула. – 2008. – Т. ХV. – № 2. – С. 87 – 89.

37. Дикова О.В. Совершенствование терапии больных экземой на основании изучения процессов свободнорадикального окисления липидов, синдрома эндогенной интоксикации и антиоксидантной защиты / О.В. Дикова, Д.И. Ласеев // Вестник восстановительной медицины. – 2008. – № 4 (26). – С. 89 – 91.

38. Дикова О.В. Клинико-иммунологическая характеристика эффективности стандартной терапии при экземе и псориазе / О.В. Дикова [и др.] // Материалы XVI Российского национального конгресса «Человек и лекарство». – Москва. – 2009. – С. 87.

39. Дикова О.В. Состояние и способ коррекции клинико-иммунологического и психического статуса больных псориазом / О.В. Дикова, М.В. Тимошкина, Т.А. Косолапова // Вестник восстановительной медицины. – Москва. – № 6. – 2008. – С. 44 – 47.

40. Дикова О.В. Сравнительная характеристика эффективности применения 3-оксипиридина в составе стандартной терапии микробной экземы / О.В. Дикова // Вестник Российского университета дружбы народов. – Издательство РУДН. – № 4. – 2008. – С. 44 – 47.

41. Дикова О.В. Отрицательные аэроионы кислорода в лечении экземы / О.В. Дикова // Вестник новых медицинских технологий. – Тула. – 2009. – Т. XVI. – № 1. – С. 71 – 74.

42. Дикова О.В. Характеристика некоторых показателей иммунитета и эндогенной интоксикации у больных экземой и псориазом / О.В. Дикова [и др.] // Аллергология и иммунология. – Москва. – Т. 10 – № 2. – 2009.– С. 232.

43. Дикова О.В. Влияние аэроионотерапии, эмоксипина и мексидола, введенных в состав стандартной терапии, на клиническое течение атопического дерматита / О.В. Дикова // Вестник новых медицинских технологий – Т. XVI. – № 3. – 2009. – С. 70 – 73.

44. Дикова О.В. Клинико-биохимическая оценка эффективности 3-оксипиридина в комплексном лечении псориаза / О.В. Дикова // Российский журнал кожных и венерических болезней. – Москва. – № 5. – 2009. – С. 28 – 30.

45. Дикова О.В. Клиническое исследование эффективности эмоксипина, введенного в состав базовой терапии атопического дерматита / О.В. Дикова // Вестник новых медицинских технологий. – Тула. – 2009. – Т. XVI. – № 2. – С. 91 – 94.

46. Дикова О.В. Применение димефосфона и аэроионотерапии при экземе / О.В. Дикова // Казанский медицинский журнал. – Казань. – 2009. – Т. 90. – № 3. – С. 411 – 413.

47. Дикова О.В. Некоторые аспекты иммунопатогенеза атопического дерматита / Дикова О.В. // Материалы научных трудов II Международного Форума Медицины и Красоты. – Москва. – 2009. – С. 55 – 56.

48. Дикова О.В. Некоторые иммунологические особенности атопического дерматита / О.В. Дикова // Материалы XXXVIII научной конференции «Огаревские чтения» медицинского института Мордовского государственного университета «Медицинские проблемы жизнедеятельности организма в норме, патологии и эксперименте». Выпуск 11. – Саранск. – 2009. – С. 52 – 53.

49. Дикова О.В. Оценка психологического состояния больных псориазом, экземой и атопическим дерматитом / О.В. Дикова, Т.Д. Загороднова // Материалы XIV научной конференции молодых ученых медицинского института Мордовского государственного университета «Медицинские проблемы жизнедеятельности организма в норме, патологии и эксперименте». Выпуск 12. – Саранск: Прогресс. – 2010. – С. 108 – 109.

50. Дикова О.В. Патогенетическая роль цитокинов в возникновении псориатической болезни / О.В. Дикова, Ю.И. Качаева // Материалы XIV научной конференции молодых ученых медицинского института Мордовского государственного университета «Медицинские проблемы жизнедеятельности организма в норме, патологии и эксперименте». Выпуск 12. – Саранск: Прогресс. – 2010. – С. 105 – 107.

51. Дикова О.В. Изменения вегетативного тонуса у больных псориазом, экземой, атопическим дерматитом / О.В. Дикова, Т.Д. Загороднова // Материалы XXXVIII научной конференции молодых ученых «Огаревские чтения» в 3 частях. Часть 2: Естественные науки  / отв. за выпуск В.Д. Черкасов. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2010. – С. 44 – 47.

52. Дикова О.В. Некоторые особенности иммунного статуса больных хроническими дерматозами (псориаз, экзема, атопический дерматит) (по материалам литературных источников) / О.В. Дикова, Ю.И. Качаева // Материалы XXXVIII научной конференции молодых ученых «Огаревские чтения» в 3 частях. Часть 2: Естественные науки  / отв. за выпуск В.Д. Черкасов. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2010. – С. 47 – 50.

53. Ласеев Д.И. Выраженность эндогенной интоксикации и оценка качества жизни больных экземой / Д.И. Ласеев, О.В. Дикова // Материалы ХVII Российского Национального Конгресса «Человек и лекарство». – Москва. – 2010. – С.164 – 165.

54. Дикова О.В. Синдром вегетативной дисфункции у больных хроническими дерматозами / О.В. Дикова, Т.Д. Загороднова // Материалы ХVII Российского Национального Конгресса «Человек и лекарство». – Москва. – 2010. – С. 94.

55. Байтяков В.В. Псориатическая болезнь: этиопатогенез, клиника, диагностика, лечение: учебное пособие / В.В. Байтяков, О.В. Дикова // Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2010. – 92 с.

56. Дикова О.В. Оценка качества жизни больных псориазом, экземой и атопическим дерматитом / О.В. Дикова [и др.] // Материалы научно-практич. конференции, посвященной 25-летию кафедры восстановительной медицины, курортологии и физиотерапии института последипломного образования Самарского государственного медицинского университета под редакцией академика РАМН, з.д.н. РФ профессора Котельникова Г.П. – Самара. – 2010. –  С. 99 – 100.

57. Дикова О.В. Оценка вегетативного тонуса больных псориазом, экземой, атопическим дерматитом при включении 3-оксипиридина в комплекс стандартной терапии дерматозов / О.В. Дикова [и др.] // Материалы международной научно-практической конференции «Фундаментальные и клинические аспекты охраны здоровья человека на Севере», посвященной 15-летию медицинского образования в ГОУ ВПО «Сургутский государственный университет ХМАО – Югры». – Сургут, 2010. – С. 119 – 121.

58. Дикова О.В. Влияние стандартной терапии на клиническое течение псориаза, атопического дерматита, экземы // О.В. Дикова, А.Ю. Марушкина // Материалы IIIIX научной конференции «Огаревские чтения» мед. инст-та Мордов. гос. ун-та «Медицинские проблемы жизнедеятельности организма в норме, патологии, эксперименте». Вып. 13. / отв. за вып. доц. В.И. Давыдкин.  Саранск: Прогресс, 2010. – С. 72 – 74.

59. Дикова О.В. Метаболические цитопротекторы в комплексной терапии псориаза, атопического дерматита, экземы / О.В. Дикова, Н.Г. Кочергин, В.И. Инчина // «Полиграф» (ИП Ковалева Елена Николаевна). – Саранск, 2010. – 180 с.

60. Ласеев Д.И. Цитокиновый профиль у больных различными формами экземы / Д.И. Ласеев, О.В. Дикова // Медицинский альманах (материалы X научной сессии молодых ученых и студентов «Современное решение актуальных научных проблем в медицине»). – Нижний Новгород, 2011. – С. 149 – 150.

61. Ласеев Д.И. Динамика параметров психоэмоционального статуса на фоне стандартной терапии экземы / Д.И. Ласеев, О.В. Дикова // Вестник Российского Государственного Медицинского Университета. – Материалы VI международной Пироговской научной медицинской конференции студентов и молодых ученых. – М., 2011 г. – Специальный выпуск № 1. – С. 154.

62. Дикова О.В. Эмоксипин в терапии атопического дерматита / О.В. Дикова, Н.Г. Кочергин // Вестник последипломного медицинского образования. –  М., 2011. –  № 1. – С. 31 – 32.

63. Дикова О.В. Эмоксипин в терапии псориаза / О.В. Дикова, Н.Г. Кочергин // Вестник последипломного медицинского образования. –  М., 2011. –  № 1. – С. 33 – 34.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

А/Г

– коэффициент альбумины/глобулины

АД

– артериальное давление

АИТ

– аэроионотерапия

АОС

- антиоксидантная система

АтД

– атопический дерматит

ВИ

– вегетативный индекс

ВНС

– вегетативная нервная система

ВОД

– вегетативное обеспечение деятельности

ВТ

– вегетативный тонус

ДИКЖ

– дерматологический индекс качества жизни

ИА

– индекс атерогенности

ИЛ

– интерлейкины

ИП

– индекс пероксидации

МДА

– малоновый диальдегид

МОК

– минутный объем крови

МСМ

– молекулы средней массы

ОАИК

– отрицательные аэроионы кислорода

ОЛ

– общие липиды

ОХ

– общий холестерин

ПОЛ

– перекисное окисление липидов

РЛПО

– резерв липидов для перекисного окисления

СВД

– синдром вегетативной дисфункции

СМП

– среднемолекулярные пептиды

СТ

– стандартная терапия

СЭИ

– синдром эндогенной интоксикации

ТГ

–  триглицериды

ЦИК

– циркулирующие иммунные комплексы

ЧД

– частота дыхания

ЧСС

– частота сердечных сокращений

ФНО-

– фактор некроза опухоли-альфа

ЭИ

– эндогенная интоксикация

EASI

– Eczema Аrea and Severity Index

Ig

– иммуноглобулины

Fe-МДА 

– Fe- индуцированный малоновый диальдегид

PASI

– Psoriasis Аrea and Severity Index

SCORAD

– Scoring of Atopic Dermatitis

3- ОП

– 3 – оксипиридин

-ХС 

– альфа-холестерин

-ЛП 

– бета-липопротеиды




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.