WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи





Лысенко Вячеслав Геннадьевич


Клинико-лабораторная оценка эффективности сочетанного

хирургического и фармаконутритивного лечения больных раком желудочно-кишечного тракта

14.03.10  – клиническая лабораторная диагностика

14.01.17  – хирургия, медицинские науки

Автореферат диссертации

на соискание ученой степени доктора медицинских  наук

Саратов - 2010

Работа выполнена в ГОУ ВПО

«Саратовский государственный медицинский университет

имени В.И. Разумовского» Федерального агентства по здравоохранению

и социальному развитию

Научные консультанты:

  доктор медицинских наук, профессор

  Захарова Наталья Борисовна;

заслуженный деятель науки РФ

  доктор медицинских наук, профессор,

  Слесаренко Станислав Сергеевич. 

Официальные оппоненты:

член-корреспондент РАМН

доктор медицинских наук, профессор

Майстренко Николай Анатольевич;

заслуженный деятель науки РФ

доктор медицинских наук, профессор

Камилов Феликс Хусаинович;

доктор медицинских наук, профессор Карякина Елена Викторовна.

Ведущая организация:

Научно-исследовательский институт скорой помощи  им. Н.В. Склифосовского.

Защита состоится  21 апреля 2010 года  на заседании диссертационного совета Д 208.094.04 при ГОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Росздрава по адресу: г. Саратов, ул. Большая Казачья, д. 112.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Росздрава.

Автореферат  разослан ___________________________2010 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор медицинских наук,

профессор Бородулин В.Б.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ




Актуальность проблемы

Рак желудка (РЖ) по частоте занимает второе-третье место среди всех злокачественных опухолей. По заболеваемости РЖ Россия находится на втором месте в мире (52,8 на 100 000 населения) [Майстренко Н.А., Курыгин Ал.А., 2007, с.47]. Отмечается, что ежегодный прирост заболеваемости и смертности от РЖ составит 1,0%. Согласно заключению экспертов ВОЗ, к 2030 году число смертей от рака желудка может более чем удвоиться. Специалисты ВОЗ считают, что только в 2009 году число случаев заболевания раком желудка во всём мире составит 5000000, количество смертей от него —  500000. Самое значимое увеличение показателей заболеваемостью РЖ происходит в Китае, России и Индии [http://www.gastriccancer.ru/news/index/752.html].

Рак прямой и ободочной кишок является одним из наиболее распространенных видов злокачественных новообразований человека. Согласно статистическим данным последнего десятилетия показатели заболеваемости и смертности пациентов с данной патологией неуклонно растут в России и экономически развитых странах мира (Горбунова В.А. [и др.], 2006, с.71; Miliaris S.E.  [et al.], 2004, р.278). По данным Г. Пoтт [2006, с.92] в индустриально развитых странах значительно увеличилось количество предраковых заболеваний различными видами колитов, функциональными и дегенеративными изменениями толстой кишки. Если эта тенденция сохранится, то в ближайшем будущем рак прямой и ободочной кишок может стать наиболее частой патологией.

В связи с нарушением пассажа пищи и последующим развитием белково-энергетической недостаточности, выраженными проявлениями раковой интоксикации, а также наличием вторичного иммунодефицитного состояния оперативное лечение этих пациентов связано с возможным повышенным риском развития послеоперационных гнойно-септических осложнений [Костюченко А.Л., 2001, с. 7-8; Бунятян К.А., 2007, с.7; Афанасьева А.Н., 2008, с.37-38]. Кроме того, на сегодняшний день научно доказано, что проблема обеспечения хирургических больных макро- и микронутриентами остаётся чрезвычайно актуальной. К сожалению, в современной литературе данные об успешном применении нутриционной поддержки в различные периоды гомеостатических расстройств у больных раком желудка, прямой и ободочной кишок носят эпизодический характер и не рассматривают в целом происходящие в организме расстройства гомеостаза и пути их коррекции с учетом особенностей проводимого хирургического лечения.

В последнее десятилетие появился целый ряд современных средств для клинического искусственного питания (так называемые фармаконутриенты, которые применяются не для нутриционной поддержки как таковой, а непосредственно для реализации своих фармакологических эффектов) и доступов для её осуществления. Но сообщений об  их успешном применении у больных с хирургической патологией в литературе недостаточно и не дают клиницистам доступных и воспроизводимых методов коррекции нарушений гомеостаза с помощью клинического питания, обогащенного фармаконутриентами.

Основным направлением при проведении нутриционной поддержки в нашей стране является её осуществление или больным в критических состояниях [Попова Т.С., Шестопалов А.Е., Тамазашвили Т.Ш., Лейдерман И.Н., 2002, с.226-312], или в течение максимум двух первых суток послеоперационного периода в отделениях реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ) [Костюченко А.Л., 2001, с. 83-138]. После перевода пациента в хирургическое отделение, как правило, нутриционная поддержка или не проводится вообще, или осуществляется частично. Решающим же периодом в развитии послеоперационных гнойно-септических осложнений являются 5-12 сутки послеоперационного периода (Жебровский В.В., 2000, с. 275; Афанасьева А.Н., 2008, с.37-38; Баулин А.А. [и др.], 2008, с.12; Харагезов А.Д., Сердюкова О.С. [и др.], 2008, с 42; Makela J.T. [et al.], 2003, р.653; Kanellos I. [еt al.], 2004, р.289-291; Brennan M.F., 2005, р.67-69). На практике считается, что прекращение питания на день-другой не является проблемой даже для относительно нестабильного больного вследствие наличия у него внутренних резервов нутриентов. Однако, такие резервы не безграничны, а их истощение становится основой многих патологических изменений, которые охватывают весь организм больного [Костюченко А.Л., 2001, с.7-8].

  В последние годы пристальное внимание исследователей и, прежде всего, хирургов стало уделяться определению у больных раком желудка, прямой и ободочной кишок наиболее специфичных и чувствительных на сегодняшний день биомаркеров, характеризующих непосредственно течение онкологического процесса, состояние иммуно-регуляторных систем и эффективность различных лечебных мероприятий с целью ранней диагностики заболевания, более полной оценки качества, особенно хирургического лечения, снижения частоты рецидивирования и прогнозирования выживаемости больных  (Tenderenda М. [et al.], 2001, р.129; Kooby D.A. [et al.], 2003, р. 828; Fondevila C. [et al.], 2004, р.206; Brennan M.F., 2005, р.68; Tjandra J., Kilkenny J., Buie W., Hyman N. [et al.], 2005, р.411; Kwon J-I., Kim Gi-Y., Park  K-Y. [et al.], 2008, р.1-8).

       Таким образом, чрезвычайно актуальными представляются разработка и внедрение в повседневную клиническую практику алгоритма прогнозирования исхода изучаемой нами патологии с помощью современных высокочувствительных и специфичных молекулярно-генетических маркеров в раннем послеоперационном периоде на фоне сбалансированного клинического питания, обогащённого фармаконутриентами для улучшения результатов хирургического лечения больных раком желудка, прямой и ободочной кишок. Сочетание новейших методик клинического искусственного питания  и широкое использование современных высокочувствительных и специфичных молекулярно-генетических маркеров патологии иммуно-регуляторных систем с применением инновационных технологий при разработке средств для нутриционной поддержки и последних достижений в клинической лабораторной диагностике является, на наш взгляд,  переспективным  научным направлением, имеющим как практическое, так и научно-методологическое значение в различных отраслях медицины.        

ЦЕЛЬ РАБОТЫ – разработка панели маркеров патологии иммуно-регуляторных систем и клеточного генома у больных раком желудка, прямой и ободочной кишок для оценки эффективности различных видов нутриционной поддержки в раннем послеоперационном периоде и улучшения результатов хирургического лечения.

ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ:

  1. Изучить изменение нутриционного статуса, активность процессов перекисного окисления липидов и антиоксидантной защиты, цитокиновый профиль, процессы апоптоза лимфоцитов и состояние клеточного генома у больных раком желудка, прямой и ободочной кишок.
  2. Исследовать влияние операционной травмы на состояние нутриционного статуса, на процессы перекисного окисления липидов и антиоксидантной защиты, цитокиновый профиль, на апоптоз лимфоцитов и активность опухоль-подавляющего генома у больных раком желудка, прямой и ободочной кишок.
  3. Выявить молекулярно-генетические механизмы развития гнойно-септических осложнений в раннем послеоперационном периоде у больных раком желудка, прямой и ободочной кишок.
  4. Установить клинико-диагностическую значимость изменений показателей состояния иммуно-регуляторных систем, клеточного генома и содержания в сыворотке крови специфичных онкоассоциированных маркеров у больных раком желудка, прямой и ободочной кишок.
  5. Изучить влияние сбалансированного и своевременного клинического искусственного питания с фармаконутриентами на выявленные молекулярно-генетические механизмы развития ранних гнойно-септических осложнений у больных раком желудка, прямой и ободочной кишок.
  6. Разработать панель молекулярно-генетических маркеров патологии иммуно-регуляторных систем и обосновать применение данных маркеров для оценки качества сочетанного хирургического и фармаконутритивного лечения, а также прогнозирования течения раннего послеоперационного периода у больных раком желудка, прямой и ободочной кишок.


НАУЧНАЯ НОВИЗНА ИССЛЕДОВАНИЯ

У больных раком желудка, прямой и ободочной кишок с помощью молекулярно-генетических маркеров выявлены основные патогенетические механизмы развития послеоперационных гнойно-септических осложнений.

Создана панель молекулярно-генетических маркеров патологии иммуно-регуляторных систем и клеточного генома для оценки эффективности хирургического и фармаконутритивного лечения у данной категории пациентов в раннем послеоперационном периоде.

Впервые для оценки эффективности различных видов нутриционной поддержки в раннем послеоперационном периоде кроме общепринятых соматометрических и лабораторных показателей состояния питания использованы высокочувствительные и высокоспецифичные интегральные маркеры, характеризующие, в том числе, патологию иммуно-регуляторных систем и клеточного генома у больных раком желудка, прямой и ободочной кишок.

Патогенетически обосновано своевременное назначение фармаконутритивной терапии (с глутамином) в раннем послеоперационном периоде у больных раком желудка, прямой и ободочной кишок с целью улучшения результатов хирургического лечения – профилактики развития гнойно-септических осложнений.

Предложен алгоритм назначения данного вида нутриционной поддержки у вышеуказанных больных в раннем послеоперационном периоде современными средствами для клинического искусственного питания и доступами для его проведения.


ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ РАБОТЫ

       Решение поставленных задач позволяет выявить молекулярно-генетические механизмы развития гнойно-септических осложнений в раннем послеоперационном периоде у больных раком желудка, прямой и ободочной кишок после выполнения им радикальных хирургических вмешательств.

Разработанная панель молекулярно-генетических маркеров патологии иммуно-регуляторных систем способствует эффективной оценке качества оперативных вмешательств и прогнозирует течение раннего послеоперационного периода.

Использование предложенных в работе молекулярно-генетических маркеров патологии иммуно-регуляторных систем позволит эффективно оценивать проводимую в раннем послеоперационном периоде нутриционную поддержку у больных раком желудка, прямой и ободочной кишок.

Разработанные виды фармаконутритивной терапии у больных раком желудка, прямой и ободочной кишок значительно снижают частоту послеоперационных гнойно-септических осложнений.


ВНЕДРЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

Результаты исследования внедрены в практику работы:

  1. Клинической больницы им. С.Р. Миротворцева ГОУ ВПО «Саратовский ГМУ» Росздрава (ранее – КБ №3 СГМУ);
  2. НУЗ «Дорожная клиническая больница ст. Саратов-II ОАО РЖД» (г. Саратов);
  3. Муниципального учреждения здравоохранения «Городская клиническая больница № 25» (г. Волгоград).

Основные результаты исследования используются при проведении занятий с врачами на циклах специализации и тематического усовершенствования по хирургии на кафедре факультетской хирургии и онкологии ГОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Росздрава.


ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ:

    1. Неблагоприятным фоном при проведении радикальных оперативных вмешательств у больных раком желудка, прямой и ободочной кишок, которые могут ухудшить результаты хирургического лечения являются процессы перекисного окисления липидов, оксидативного стресса, апоптоза лимфоцитов, цитокиновый провоспалительный дисбаланс сыворотки крови, нутриционная недостаточность, а также повышенная активность опухоль-подавляющего генома.
    2. Одними из основных патогенетических механизмов развития послеоперационных гнойно-септических осложнений  у больных раком желудка, прямой и ободочной кишок являются усугубляющаяся в раннем послеоперационном периоде нутриционная недостаточность, развитие синдрома системного воспалительного ответа, дальнейшее повышение активности опухоль-подавляющего генома и прогрессирование вторичного иммунодефицитного состояния.
    3. Маркер активности опухоль-подавляющего генома – мутантный ген р53 и маркеры активности апоптоза лимфоцитов – FAS-рецептор и FAS-лиганд, а также показатели цитокинового профиля сыворотки крови: IL-1β, IL-4, IL-6 и IL-8 являются высокоинформативными интегральными показателеми как прогноза течения раннего послеоперационного периода, так и эффективности сочетанного хирургического и фармаконутритивного лечения у больных раком желудка, прямой и ободочной кишок.
    4. Комбинированное парентерально-энтеральное питание системами «все – в одном» с глутамином и полуэлементными питательными смесями  – эффективный способ профилактики послеоперационных гнойно-септических осложнений в раннем послеоперационном периоде у больных раком желудка.
    5. Комбинированное парентерально-энтеральное питание системами «все – в одном» с глутамином и питательными смесями направленного действия – эффективный способ профилактики послеоперационных гнойно-септических осложнений в раннем послеоперационном периоде у больных раком прямой и ободочной кишок.


АПРОБАЦИЯ МАТЕРИАЛОВ РАБОТЫ

Материалы диссертации представлены на VIII, IX, X, XI и XII Международных конгрессах по парентеральному и энтеральному питанию (Москва, 2004 - 2008); на 5-й и 6-й Межрегиональных научно-практических конференциях «Искусственное питание и инфузионная терапия больных в медицине критических состояний» (Санкт-Петербург, 2005, 2006); на областной конференции анестезиологов-реаниматологов Нижегородской  области (Нижний Новгород, 2007); on International Central-European Congress of Coloproctologists  (Moscow, 2008); на 222-м заседании Волгоградского Общества анестезиологов-реаниматологов (Волгоград, 2007); на Международном Форуме «Фундаментальные и прикладные проблемы питания» (Санкт-Петербург, 2007); на Всероссийской конференции «Актуальные вопросы профилактики и лечения хирургических инфекций» (Москва, 2007); на Саратовской областной конференции «Травма груди и гнойно-септические осложнения в хирургии»  (Балаково, 2007); на II Научно-практической конференции хирургов и урологов «Высокие технологии в медицине»  (Нижний Новгород, 2008); на Межрегиональной научно-практической конференции «Современные аспекты нутриционной поддержки у хирургических больных» (Саратов, 2008); на Всероссийской юбилейной научно-практической конференции «Актуальные вопросы клиники, диагностики и лечения в многопрофильном лечебном учреждении» (Санкт-Петербург, 2009); на 15-й Российской гастроэнтерологической неделе (Москва, 2009); на 1432-м Саратовском хирургическом обществе им. С.И. Спасокукоцкого, 2009); на совместном заседании кафедр госпитальной хирургии, факультетской хирургии и онкологии, а также клинической лабораторной диагностики СГМУ и отдела лабораторной и функциональной диагностики Саратовского НИИ травматологии и ортопедии  (Саратов, 2009).


ПУБЛИКАЦИИ

По материалам диссертации опубликовано 36 печатных работ (в том числе  – 2 монографии), из них 11 в журналах, включенных в перечень ВАК.


ОБЪЁМ И СТРУКТУРА ДИССЕРТАЦИИ

Диссертация изложена на 222 страницах машинописного текста и содержит: введение; главу 1 - обзор литературы; главу 2 - материалы и методы исследования; 4 главы собственных исследований, заключение, выводы, практические рекомендации и список литературы, включающий 280 источников (из них – 157 зарубежных). Иллюстрации представлены  22 таблицами, 14 диаграммами и 50 рисунками.


МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ

       В работу включены результаты обследования больных раком желудка и раком прямой и ободочной кишок до и после хирургического лечения на фоне проведения различных видов нутриционной поддержки в раннем послеоперационном периоде. Исследования нутриционного статуса, биохимических показателей гомеостаза и маркеров оксидативного стресса, молекулярно-генетических маркеров патологии иммунной системы и клеточного генома, а также специфичных для данных заболеваний онкоассоциированных маркеров было проведено у 141 больного с вышеуказанной патологией. В исследование были включены также данные обследования группы из 30 практически здоровых доноров в возрасте от 40 до 62 лет. Таким образом, всего в работу включен 171 человек.


Клиническая характеристика больных раком желудка

Исследование открытое, проспективное, проводилось в течение 2007-2009гг. Использовались критерии включения, не включения и исключения пациентов из исследования (табл. 1), при использовании которых были отобраны 45 больных с вышеуказанной патологией.

При изучении пола и возраста больные распределились следующим образом (табл. 2). Среди исследуемых больных преобладали мужчины – 30 больных; женщин было 15. Средний возраст оперированных больных составил 61,09+7,83 года. Большинство пациентов были в возрасте от 51 до 70 лет – 38 человек (86,66 %).

Таблица 1

Критерии включения, не включения и исключения пациентов

Критерии включения

Критерии

не включения

Критерии

исключения

1.Рак дистального отдела желудка.

2.Стадия онкологического процесса:

T1-3N0-1M0.

3.Характеристика нутриционного статуса – гипотрофия II степени.

4.Вид оперативного вмешательства: дистальная субтотальная резекция желудка по Ру с лимфодиссекцией в объёме D1;  гастрэктомия со спленэктомией и лимфодиссекцией в объёме  D2.

5.Наличие ССВО в послеоперационном периоде.

1.Поражение опухолью двух и более отделов желудка.

2.Стадия онкологического процесса:

T4N0-3M0-1.

3.Характеристика нутриционного статуса – кахексия.

4.Наличие у больных сахарного диабета.

5. Выполнение паллиативных или циторедуктивных  вмешательств.

6.Наличие сопутствующей патологии, требующей хирургического лечения.

1.Непереносимость больными растворов для парентерального питания и питательных смесей (аллергические реакции).

2.Отказ больных от проведения нутриционной поддержки.

3.Возникновение тяжелой сопутствующей патологии в послеоперационном периоде (острый инфаркт миокарда, острое нарушение мозгового кровообращения, отёк лёгкого, тромбоэмболия легочной артерии и др.).

из исследования

Среди сопутствующих заболеваний (рис. 1) превалировали болезни сердечно-сосудистой системы  (атеросклероз, ишемическая болезнь сердца - у 20 больных); болезни панкреатобилиарной системы (хронический некалькулёзный холецистит – у 11 больных); болезни органов дыхания (хронический бронхит – у 7 пациентов) и болезни вен нижних конечностей (варикозная болезнь – у 2 больных). У 5 пациентов сопутствующей патологии выявлено не было.

Таблица  2

Распределение оперированных больных раком желудка  (в скобках %)

В О З Р А С Т

Мужчины

Женщины

ВСЕГО

21-30 лет

- (0)

- (0)

- (0)

31-40 лет

- (0)

- (0)

- (0)

41-50 лет

4 (8,88)

1 (2,22) 

5 (11,11)

51-60 лет

11 (24,4)

6 (13,33)

17 (37,77)

61-70 лет

14 (31,1)

7 (15,55)

21 (46,66)

71-80 лет

1 (2,22)

1 (2,22)

2 (4,44)

Более 80 лет

- (0)

- (0)

0 (0)

ИТОГО

30 (66,66)

15 (33,33)

45 (100)

Рис. 1. Сопутствующие болезни у больных раком желудка


Степень тяжести сопутствующих заболеваний, наличие обострений учитывали при выполнении операций, проведении анестезиологического обеспечения и ведении послеоперационного периода.

У всех включенных в исследование больных объём кровопотери во время операции не превысил 250,0-300,0 мл, что объясняется сокращением сроков оперативных вмешательств. Последнее  достигалось также с помощью применения сшивающих аппаратов для наложения линейного механического шва при формировании малой кривизны  культи желудка и ушивания культи двенадцатиперстной кишки  производства Auto Suture (Швейцария)  и  ETHICON (США). Также широко использовались синтетические шовные материалы – рассасывающиеся нити: дексон, викрил, окцелон, полисорб и др.

При проведении оперативных вмешательств тщательно соблюдали общепринятые в хирургии принципы наложения швов:

- оценивали состояние тканей (наличие воспалений, рубцов);

- их кровоснабжение;

- определяли степень натяжения тканей формируемых анастомозов;

- выполняли тщательный гемостаз;

- максимально соблюдали асептичность выполнения операции.

Оперативные вмешательства заканчивались дренированием брюшной полости в подпеченочном и поддиафрагмальном пространствах.

Анестезиологическое обеспечение и схемы проведения интенсивной терапии в восстановительном периоде проводили по общепринятым методикам. Антибактериальная профилактика развития послеоперационных гнойно-септических осложнений выполнялась по рекомендациям В.С. Савельева и Б.Р. Гельфанда [2006]. По этим критериям различий у исследуемых больных не отмечалось. Среднее время пребывания исследованных больных в ОРИТ после оперативных вмешательств составило 2,11+0,56 суток.

Вышеуказанные 45 пациентов, соответствующие критериям включения, были распределены на две группы по таблице случайных чисел. Четное число соответствовало основной группе, нечетное – группе сравнения. Группу сравнения составили 22 пациента. Основную группу – 23 человека. По полу, возрасту, сопутствующим заболеваниям, видам оперативных вмешательств, ведению послеоперационного периода данные группы были однородными.

Больным группы сравнения со вторых суток послеоперационного периода в среднем, в течение 5-7 суток проводилось частичное парентеральное питание растворами аминокислот («Инфезол 100» 500,0мл/сут, что составляло 50г/сут аминокислот; или «Хаймикс» 800,0мл/сут 8%-ного раствора, что соответствовало 64г/сут аминокислот; или «Аминостерил КЕ» 500,0мл/сут 10%-ного раствора, что составляло 50г/сут аминокислот) и концентрированными растворами глюкозы (20%-ный раствор, 800,0мл/сут; что составляло 160г/сут глюкозы).  Введение осуществлялось через центральную вену. Скорость введения растворов аминокислот не превышала 100,0мл/ч, скорость введения глюкозы не превышала 80,0 мл/ч. При этом через каждые 4 часа проводили контроль уровня глюкозы крови и, если его уровень не превышал 8,0ммоль/л, то инсулинокоррекция не осуществлялась. При этом учитывали тот факт, что в результате метаболического ответа на агрессию (операционная травма) развивается гипергликемия, обусловленная увеличением эндогенной выработки глюкозы, и повышается её толерантность к инсулину. При стрессе снижено также действие инсулина и его азотсберегающий эффект, хотя содержание инсулина в крови повышено (Попова Т.С. [и др.], 2002, с.197-199).

Больным основной группы со вторых суток послеоперационного периода в среднем в течение 5-7 дней проводили комбинированное парентерально-энтеральное питание системами «всё – в одном» («Кабивен-центральный», 2053,0мл/сут (1900,0ккал/сут) или «Оликлиномель №7-1000» 1500,0мл/сут (1800,0ккал/сут) с введённым в них 200,0мл/сут 20%-ного раствора дипептида N(2)L-аланин-L-глутамина «Дипептивен»), и через установленные во время операции назоинтестинальные зонды диаметром 5,0мм и 6,85мм  – питание полуэлементной питательной смесью «ПЕПТАМЕН» от 600,0мл/сут до 1500,0мл/сут 10%-ного раствора. Парентеральное введение вышеуказанных средств осуществлялось в центральную вену. Скорость введения не превышала 100,0мл/ч. Через каждые 4 часа проводили контроль уровня глюкозы крови и, если его уровень не превышал 8,0ммоль/л, то инсулинокоррекция также не осуществлялась. Перед введением питательной смеси через назоинтестинальные зонды проводили тест на клиническую переносимость смеси [Хорошилов И.Е., 2000, с. 223]. Растворы питательной смеси вводили с помощью кишечного насоса-инфузора «KANGAROO-324» (Швейцария). При этом применяли специальные мешки-контейнеры для растворов питательных смесей объёмами 1500,0мл  ТУСО (Швейцария).


Клинические, рентгенологические, инструментальные

и лабораторные методы исследования у больных раком желудка

После госпитализации в клинику, сбора жалоб, составления анамнеза заболевания и анамнеза жизни, сбора физикальных данных  и постановки предварительного диагноза все больные подвергались общепринятым методам клинического обследования.

К основным биохимическим исследованиям состояния гомеостаза у исследуемых больных относили: глюкозу сыворотки крови, количество эритроцитов в 1л крови, уровень гемоглобина, уровень общего белка, альбумина и глобулинов сыворотки крови, альбумино-глобулиновый коэффициент, уровень электролитов крови (калий, натрий и хлор). Из основных способов адекватной оценки состояния питания, доступных в повседневной клинической практике, использовали соматометрические и лабораторные методы. Из соматометрических методов применяли: индекс массы тела (ИМТ), окружность плеча, окружность мышц плеча; толщина кожно-жировой складки над трицепсом, ИМТ или индекс Кетле, определяли как отношение массы тела (в кг) к росту (в метрах), возведенному в квадрат. Из лабораторных методов оценки состояния питания использовались следующие: определение содержания в сыворотке крови общего белка, альбумина, трансферрина (общая железосвязывающая способность сыворотки крови); в периферической крови – абсолютного количества лимфоцитов. Учитывали также потери воды (в л): суточный диурез, перспирация (около 0,8л [Хорошилов И.Е., 2000, с.368]), потери жидкости по зондам и дренажам.

Вышеуказанные биохимические методы оценки состояния гомеостаза  и способы оценки статуса питания у больных раком желудка проводили до операции, в день после операции и на 7-е сутки послеоперационного периода.

Эндоскопические вмешательства выполняли гастроинтестиноскопами фирмы “OLYMPUS” (модель “XP-20”). Все исследования проводили натощак, а при наличии содержимого в желудке – после предварительного промывания через назогастральный зонд. При выполнении эндоскопических вмешательств у больных раком желудка оценивали следующие показатели: характер и количество содержимого, размеры складок слизистой, степень воспалительных изменений со стороны слизистой, активность перистальтики, площадь поражения опухолью желудка и степень проходимости данного анатомического отдела. Из зоны поражения онкологическим процессом при ФЭГДС с целью морфологической верификации диагноза осуществляли прицельный забор фрагментов из 4 участков: по малой кривизне, по большой кривизне, со слизистой передней и задней стенок. Использовали стандартные гистологические и цитологические методики. Рентгенологический метод (рентгеноскопия и рентгенография) включал в себя контрастное исследование водной взвесью сульфата бария пищевода, желудка, двенадцатиперстной кишки в вертикальном и горизонтальном положениях больного, в известных  и строго определенных для каждого отдела и стенок желудка позициях при разной степени контрастирования бариевой взвесью и воздухом. При этом обращали внимание на положение, форму и размер желудка, на его моторно-эвакуаторную функцию, на протяженность поражения опухолью выходного отдела и на степень стенозирования выходного отдела желудка; на анатомические взаимоотношения с прилегающими органами. Кроме того, выполнялась обзорная рентгенография органов грудной клетки с целью диагностики отдаленных метастазов. Все исследования проводились рентгенологическим аппаратом «APELEM X-Ray Unit DX 90»  (Франция). Ультразвуковые исследования (аппарат «Аloka-1700», Япония) осуществляли с целью выявления метастатического поражения печени и поджелудочной железы, а также для диагностики сопутствующей патологии (заболевания гепато-панкреато-билиарной системы). В сложных для диагностики случаях, с целью выявления отдаленных метастазов, выполняли компьютерную и ядерно-магнитно-резонансную томографии. Электрокардиографию (ЭКГ) проводили у всех больных с целью оценки состояния сердечно-сосудистой системы перед операцией и в послеоперационном периоде.


Клиническая характеристика больных раком прямой

и ободочной кишок

В данном случае с использованием критериев включения, не включения и исключения из исследования (табл. 3) также в открытое, проспективное исследование, которое проводилось в течение 2007-2009гг. были включены 96 человек.

Таблица 3

Критерии включения, не включения и исключения пациентов из исследования

Критерии включения

Критерии

не включения

Критерии

исключения

1.Поражение онкологическим процессом одного из отделов прямой или ободочной кишки.

2.Стадия онкологического процесса:

T2-3N0-1M0.

3.Характеристика нутриционного статуса – гипотрофия I-II степеней.

4.Вид оперативного вмешательства: правосторонняя и левосторонняя гемиколонэктомии, резекция сигмовидной кишки, резекция поперечно-ободочной кишки, передняя резекция прямой кишки.

1. Поражение опухолью двух и более отделов толстой кишки.

2.Стадия онкологического процесса:

T4N0-1M0-1.

3.Характеристика нутриционного статуса – кахексия.

4.Наличие у больных сахарного диабета.

5.Выполнение паллиативных или циторедуктивных оперативных вмешательств.

6.Наличие сопутствующей патологии, требующей хирургического лечения.

1.Непереносимость больными растворов для парентерального питания и питательных смесей (аллергические реакции).

2.Отказ больных от проведения нутриционной поддержки.

3.Возникновение выраженной сопутствующей патологии в послеоперационном периоде (острый инфаркт миокарда, острое нарушение мозгового кровообращения, желудочно-кишечные кровотечения, отёк лёгкого и др.).

При изучении пола и возраста больные распределились следующим образом (табл. 4).

Таблица  4

Распределение оперированных больных раком прямой и ободочной кишок

по возрасту и полу, (в скобках %)

В О З Р А С Т

Мужчины

Женщины

ВСЕГО

21-30 лет

- (0)

- (0)

- (0)

31-40 лет

- (0)

2 (2,08)

2 (2,08)

41-50 лет

8 (8,33)

10 (10,41) 

18 (18,75)

51-60 лет

18 (18,75)

17 (17,70)

35 (36,45)

61-70 лет

13 (13,54)

16 (16,66)

29 (30,02)

71-80 лет

5 (5,20)

7 (7,29)

12 (12,5)

Более 80 лет

- (0)

- (0)

0 (0)

ИТОГО

44 (45,34)

52 (54,65)

96 (100)

Женщин было 52, мужчин – 44. Средний возраст оперированных больных составил 52,84+8,25 года. Большинство больных были в возрасте от 51 года до 70 лет – 64 человека (66,66 %). Среди сопутствующих заболеваний (рис. 2) превалировали болезни органов дыхания  (хронический бронхит - у 34 пациентов (35,41%)); болезни панкреато-билиарной системы (хронический некалькулёзный холецистит – у 13 больных (13,54%)); хронический панкреатит – у 15 человек (15,62%). У 11 пациентов, 11,45% -  болезни сердечно-сосудистой системы (атеросклероз, ишемическая болезнь сердца). Болезни вен нижних конечностей (варикозная болезнь) – у 10 больных, 10,41%. У 13 человек, 13,54%  сопутствующей патологии выявлено не было.

Рис. 2. Сопутствующие болезни у больных раком прямой и ободочной кишок

Степень тяжести сопутствующих заболеваний, наличие обострений учитывали при выполнении операций, проведении анестезиологического обеспечения и ведении послеоперационного периода.

У всех больных, включенных в исследование, объём кровопотери во время операции не превысил 200,0 - 250,0мл, что объяснялось сокращением сроков оперативных вмешательств. Это также достигалось также с помощью:

  1. Широкого использования видеолапароскопической техники (проведение видеолапароскопически ассистированных правосторонней и левосторонней гемиколонэктомии (всего – у 34 больных), что улучшает окончательную диагностику онкопроцесса, позволяет более рационально спланировать ход оперативного вмешательства и значительно уменьшить его травматичность.
  2. Применения сшивающих аппаратов для наложения циркулярного механического шва при формировании межкишечных анастомозов  Auto Suture (ШВЕЙЦАРИЯ) и  ETHICON-ENDO (США).

Анестезиологическое обеспечение и схемы проведения интенсивной терапии в восстановительном периоде проводили по общепринятым методикам. Антибактериальную профилактику развития послеоперационных гнойно-септических осложнений осуществляли по рекомендациям В.С. Савельева и Б.Р. Гельфанда [2006]. По этим критериям различий у исследуемых больных не наблюдалось. Среднее время пребывания в ОРИТ составило 1,89+0,48 суток.

Вышеуказанные 96 больных, соответствующие критериям включения, были распределены на две группы по таблице случайных чисел. Четное число соответствовало основной группе, а нечетное – группе сравнения. Группу сравнения составили 46 пациентов. Основную группу – 50 больных. По полу, возрасту, сопутствующим заболеваниям и видам оперативных вмешательств данные группы были однородными.

Больным группы сравнения со вторых суток послеоперационного периода в среднем в течение 5-7 суток проводили частичное парентеральное питание растворами аминокислот («Инфезол 100» 500,0 мл/сут, что составляло 50г/сут аминокислот; или «Хаймикс» 800,0мл/сут 8%-ного раствора, что соответствовало 64г/сут аминокислот; или «Аминостерил КЕ» 500,0мл/сут 10%-ного раствора, что составляло 50г/сут аминокислот) и концентрированными растворами глюкозы (20%-ный раствор  800,0 мл/сут, что составляло 160 г/сут глюкозы). Скорость введения растворов аминокислот не превышала 100,0 мл/ч, скорость введения глюкозы не превышала 80,0мл/ч. Через каждые 4 часа проводили контроль уровня глюкозы крови и, если его уровень не превышал 8,0ммоль/л, то инсулинокоррекцию не выполняли.  Больным основной группы со вторых суток послеоперационного периода, в среднем в течение 5-7 дней проводили полное парентеральное питание системами «всё – в одном» («Кабивен-центральный», 2053,0мл/сут (1900,0ккал/сут) или «Оликлиномель №7-1000» 1500,0мл/сут (1800,0ккал/сут) с введённым в них 100,0мл/сут 20%-ного раствора дипептида N(2)L-аланин-L-глутамина «Дипептивен» ). Введение вышеуказанных средств осуществляли в центральную вену. Скорость введения не превышала 100,0мл/ч. Через каждые 4 часа проводили контроль уровня глюкозы крови и, если его уровень не превышал 8,0ммоль/л, то инсулинокоррекцию также не осуществляли. С 3-х суток послеоперационного периода начинали энтеральное пероральное питание в режиме sip feeding питательной смесью «Модулен» в объёме от 400,0 до 800,0мл/сут 10%-ного раствора. Скорость введения составляла 100,0 мл/ч.  «Модулен» использовался нами для профилактики послеоперционных воспалительных осложнений со стороны прежде всего вновь наложенных межкишечных соустий.


Клинические, рентгенологические, инструментальные и

лабораторные методы исследования у больных раком прямой

и ободочной кишок

После госпитализации в клинику, сбора жалоб, составления анамнеза заболевания и анамнеза жизни, сбора физикальных данных  и постановки предварительного диагноза все больные подвергались общепринятым методам клинического обследования. Основные биохимические показатели состояния гомеостаза у исследуемых больных, способы оценки нутриционного статуса и сроки их выполнения не отличались от таковых у больных раком желудка. Эндоскопические манипуляции выполняли гибкими колоноскопами фирмы “OLYMPUS” (модели “CF-30I” и “CF-P20L”). Все исследования проводили натощак, после соответствующей в предыдущий день перед исследованием подготовки. При выполнении фиброколоноскопии (ФКС) у больных раком прямой и ободочной кишок оценивали следующие критерии: уровень поражения опухолью кишки, анатомические особенности толстой кишки (например, наличие долихосигмы или долихоколон), активность перистальтики, размеры сужения просвета кишки в зоне опухоли. Из зоны поражения онкологическим процессом при ФКС с целью морфологической верификации диагноза выполнялся прицельный забор не менее 4 фрагментов. Использовали стандартные гистологические и цитологические методики. Рентгенологический метод включал в себя выполнение ирригоскопии с двойным контрастированием. Подготовка к данному исследованию была аналогичной подготовке к ФКС. При этом оценивали область и протяженность поражения опухолью кишки, проходимость пораженного отдела, активность перистальтики и анатомические особенности ободочной кишки (долихоколон, колоноптоз и др.) и анатомические взаимоотношения с прилегающими органами. Распределение по уровню поражения у больных раком прямой и ободочной кишок в исследуемых группах по данным ФКС и ирригоскопии представлено в таблице 5.

Таблица 5

Распределение больных раком прямой и ободочной кишок

по локализации онкологического процесса

Локализация опухоли

Основная

группа, n=50

Группа

сравнения,  n=46

  1. Рак слепой кишки
  2. Рак восходящей ободочной кишки
  3. Рак печеночной кривизны ободочной кишки
  4. Рак поперечно-ободочной кишки
  5. Рак селезеночной кривизны ободочной кишки
  6. Рак сигмовидной кишки
  7. Рак прямой кишки (средне-ампулярный отдел и выше)

4 (8,0%)

5 (10,0%)

2 (4,0%)

1 (2,0%)

1 (2,0%)

18 (36,0%)

19 (38,0%)

4 (8,69%)

4 (8,69%)

2 (4,34%)

1 (2,17%)

1 (2,17%)

16 (34,78%)

18 (39,13%)

ИТОГО

50 (100,0%)

46 (100,0%)

Кроме того, выполняли обзорную рентгенографию органов грудной клетки с целью диагностики отдаленных метастазов. Все исследования проводили рентгенологическим аппаратом  «APELEM X-Ray Unit DX 90»  (Франция). Ультразвуковые исследования (аппарат «Аloka-1700», Япония) осуществлялись с целью выявления метастатического поражения печени и поджелудочной железы, а также для диагностики сопутствующей патологии (заболевания гепато-панкреато-билиарной системы). В сложных для диагностики случаях, с целью выявления отдаленных метастазов, выполняли компьютерную и ядерно-магнитно-резонансную томографии. Электрокардиография (ЭКГ) проводилась у всех больных с целью оценки состояния сердечно-сосудистой системы перед операцией и в послеоперационном периоде.

*  *  *

Исследования маркеров патологии иммуно-регуляторных систем и клеточного генома выполнялись в Центральной научно-исследовательской лаборатории Саратовского государственного медицинского университета. Забор крови у больных раком желудка, прямой и ободочной кишок как в основных группах, так и в группах сравнения, а также у здоровых доноров производили натощак, в утренние часы. С целью стандартизации использовали пробирки для забора крови «Vacuette» с разными химическими наполнителями:

       - для исследования сыворотки – пробирки с активатором свёртывания (кремнеземом) и разделительным гелем, образующим барьер между сывороткой и свернувшейся кровью после центрифугирования;

       - для исследования цельной крови – пробирки с К2ЭДТА (1,8 мг/мл);

       - для исследования глюкозы – пробирки с литий-гепарином и натрий-гепарином;

       - для выделения и исследования мононуклеаров из крови – пробирки с 0,1М цитрата натрия, разделительным гелем и раствором фикола для создания градиента плотности (BD Vacutainer CPT, Италия).

       С целью выделения фракции мононуклеаров после взятия крови пробирки центрифугировали в течение 20 минут при 1500-1800 х g. После этого выделяли вместе с плазмой над разделительным гелем кольцо, содержащее мононуклеары (лимфоциты и моноциты). Готовили суспензию мононуклеаров в плазме и проводили подсчет количества выделенных клеток и их состав с помощью гематологического анализатора. В полученной взвеси определяли содержание факторов апоптоза (растворимый FAS-рецептор и FAS-лиганд) и показателя состояния инактивации опухоль-подавляющего генома – гена р53 с помощью твердофазного иммуноферментного анализа с использованием реактивов фирмы Bender Med Systems (Австрия). Единицы измерения FAS-рецептора и FAS-лиганда – нг/мл. Единицы измерения гена Р53 - U/ml. Содержание цитокинов в сыворотке крови (IL-1β, IL-4, IL-6, IL-8 и ФНО-α) также определяли с помощью твердофазного иммуноферментного анализа с использованием реактивов фирмы BIOSOURCE (США). Единицы измерения -пг/мл. Определение уровня малонового диальдегида (МДА) проводили методом, основанном на образовании окрашенного комплекса при его взаимодействии с тиобарбитуровой кислотой [Камышников В.С., 2004, с. 589]. Единицы измерения - мкмоль/л. Активность супероксиддисмутазы (СОД) устанавливали по методу Mistra и Fridovich [1972] в модификации О.С. Брусова с соавторами [1983]. Метод основан на способности СОД тормозить реакцию автоокисления адреналина при рН 10. Единицы измерения – условные единицы на 1мл пробы. Определение окисленного и восстановленного глютатиона проводили по методу В.Г. Чернышева [1983]. Единицы измерения – мкмоль/л. эритроцитов. C-реактивный белок (СРБ) и церулоплазмин определяли в сыворотке крови с помощью фотометрического измерения. Для исследования СРБ использовали реакцию антиген-антитело между антителами к человеческому СРБ и СРБ, находящуюся в образце с использованием наборов фирмы Diagnostic Systems GmbH (Германия). Результаты выражали в г/л. Для определения церулоплазмина применяли набор реактивов Sentinel Diagnostics (Италия). Результаты также выражали в г/л. Определение онкоассоциированных маркёров – ракового эмбрионального антигена (РЭА) и СА19-9  осуществляли методом твердофазного иммуноферментного анализа с использованием реактивов фирмы «Вектор-Бест» (Россия). Единицы измерения – нг/мл. Результаты исследований вышеуказанных показателей у практически здоровых доноров представлены в таблице 11.





Таблица 11

Результаты исследования  основных исследуемых показателей  у здоровых доноров (n=30)

Исследуемый

показатель


Фирма-изготовитель

набора

Величина  нормы (фирма-изготовитель)

Величина нормы

(результаты исследования практически здоровых лиц)

IL-1

BIOSOURCE (США)

0-11 пг/мл

(средняя -1,6)

5,27±2,11 пг/мл

IL-4

BIOSOURCE (США)

0-10 пг/мл

(средняя – 1,66)

95,67+28,96 пг/мл

IL-6

BIOSOURCE (США)

0-15 пг/мл

(средняя – 1,59)

11,38±5,98 пг/мл

IL-8

BIOSOURCE (США)

0-30 пг/мл (средняя)

5,29±1,99 пг/мл

ФНО-

BIOSOURCE (США)

0-5,9 пг/мл

(средняя 0,5)

2,38±1,67 пг/мл

РЭА

Вектор-Бест (Россия)

0-5 нг/мл

(средняя 1,77)

3,64±1,06 нг/мл

СА19-9

Вектор-Бест (Россия)

0-45 нг/мл

(средняя 6,7)

5,37±1,47 нг/мл

МДА

--

2,5-6,0 мкмоль/л

2,80±0,1 мкмоль/л

СОД

--

--

7,39±2,76 у.е. на мл пробы

Глютатион

окисленный

--

--

0,1±0,17 мкмоль/л

эритроцитов

Глютатион

восстановленный

--

2,5-6,0 мкмоль/л. эритроцитов

1,02±0,18 мкмоль/л эритроцитов

АроFAS

Bender Med Systems (Австрия)

160,9 нг/мл

124,45±67,14 нг/мл

FASL

Bender Med Systems (Австрия)

0 нг/мл

0,01±0,01 нг/мл

P53

Bender Med Systems (Австрия)

0,6-1,2 U/ml

2,32±0,84 U/ml

С-РБ

Diagnostic Systems (Германия)

1,47-2,55 г/л

1,27±0,31 г/л

Церулоплазмин

Sentinel Diagnostics

0,2-0,6 г/л

0,35±0,18 г/л

2.7. Методы статистической обработки материала

Статистическая обработка результатов исследований выполнена на персональном компьютере с использованием пакета статистических прикладных программ Microsoft Statistica 6.0 и применением специальных программ непараметрической статистики, определяющих достоверность различий малых групп данных.

Были использованы следующие статистические методы:

1. Вычисление  сpедней, ошибки, довеpительного интервала, асимметрии, эксцесса,  максимального и минимального значений. Доверительный интервал - 95%,  при его вычислении предполагался нормальный закон распределения случайной величины.

2. t-критерий Стьюдента. Использовали для получения критерия при сравнении средних значений.

3. Критерий Манна-Уитни для двух независимых  совокупностей. Предназначен для проверки гипотезы о неравенстве средних. Это непараметрический критерий,  его использовали, когда не выполнены условия, при которых возможно применение обычного t-критерия.

4. Оценка нормальности распределения случайной  величины. Применялась для проверки распределения на нормальность. Критическая область выше верхней 5%-ной точки распределения х2  при 3 степенях свободы.

5.  Для оценки клинической эффективности исследуемых качественных и порядковых признаков использовали коэффициент ранговой корреляции Спирмена, характеризующий силу связи между исследуемыми признаками.

РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Рак желудка

       Анализ полученных результатов исследования нутриционного статуса показал, что у всех больных РЖ, включенных в исследование, отмечалась недостаточность питания II степени. В первые сутки после операции динамика изменений нутриционного статуса была следующей: соматометрические показатели в основной группе и в группе сравнения не различались ни между собой, ни с соответствующими данными до операции (табл. 7). По лабораторным показателям различия в группе сравнения и в основной группе до операции были статистически значимыми (по всем данным, р<0,05). Между группами после операции статистически значимых различий по лабораторным данным отмечено не было (p>0,05). Таким образом, выявлено негативное влияние хирургического вмешательства на лабораторные показатели нутриционного статуса, что свидетельствовало об истощении вицерального пула белка.

После проведения комбинированного парентерально-энтерального питания, обогащенного глутамином, больным основной группы и частичного парентерального питания больным группы сравнения, по показателям нутриционного статуса было выявлено: статистически значимых различий между основной группой и группой сравнения по соматометрическим данным не отмечалось (по всем показателям, p>0,05 – гипотрофия II степени). При анализе изменений лабораторных данных между основной группой и группой сравнения, напротив, были выявлены статистически значимые различия (р<0,01): в основной группе лабораторные показатели соответствовали варианту нормы, в группе сравнения – гипотрофии I-II степеней. На 7-е сутки послеоперационного периода в основной группе наблюдалась гипотрофия I степени, а в группе сравнения – гипотрофия II степени.

Таблица 7

Динамика показателей нутриционного статуса у больных раком желудка до операции и в послеоперационном периоде на фоне различных видов клинического питания




ПОКА-ЗА-

ТЕЛИ

До операции

ПОСЛЕОПЕРАЦИОННЫЙ ПЕРИОД

Основ-ная группа (n=23),

M1+m1

Группа

сравне-ния (n=22), M2+m2



Р

1-е сутки после операции

7 сутки п/о периода

Основ-ная группа (n=23), M1+m1

Группа

сравне-ния (n=22), M2+m2


Р

Основ-ная группа (n=23), M1+m1

Группа

сравне-ния

(n=22), M2+m2


Р

1.ИМТ, кг/см2

2.КЖСТ мм

(муж.)

  (жен.)

3.ОМП, см

(муж.)

 

(жен.)

4.ОП, см

(муж.)

(жен.)

1.Альбу-мины,

(г/л)

2.Транс-феррин,

(г/л)

3.Лимфоциты

(тыc.)



16,94+2,17





8,21+1,1


11,35+1,78




19,2+0,95


17,6+1,41




22,74+0,92


20,85+1,35



31,64+1,99



1,51+0,09




1141+341



17,01+1,9





8,29+1,45


11,3+0,94




19,3+1,1


17,5+0,9




22,15+0,65


21,1+1,4



31,88+2,75



1,49+0,09




1194+316

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05



16,35+0,45





8,25+0,15


10,95+0,15




18,99+0,4


17,05+0,45




21,88+0,25


20,1+0,2



25,47+1,25



1,3+0,08




909+79



16,85+0,35





8,0+0,1


10,93+0,1




19,01+0,15


16,92+0,3




21,74+0,1


20,89+0,15



26,01+0,94



1,28+0,03




932+67



>0,05

>0,05*

>0,05

>0,05*

>0,05

>0,05*

>0,05

>0,05*

>0,05

>0,05*

>0,05

>0,05*

>0,05

>0,05*

>0,05

<0,05*

>0,05

<0,05*

>0,05

<0,05*



17,5+0,4





8,47+0,2


11,09+0,3




19,85+0,4


17,88+0,9




22,1+0,2


20,6+0,2



40,5+1,35



2,01+0,17




1843+278



16,55+0,35





8,2+0,4


10,98+0,2




19,02+0,1


17,2+0,7




21,86+0,1


20,74+0,15



32,8+0,65



1,33+0,05




1103+32

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

<0,01


<0,01


<0,01

* - по сравнению с данными до операции

Необходимо также отметить, что у всех исследованных больных РЖ отмечалась анемия: эритроциты - 3,47+1,04х1012/л, гемоглобин – 111,85+5,89г/л (рис. 3 и 4).

Рис.3. Динамика значений эритроцитов крови у больных раком желудка до и после операции на фоне различных видов нутриционной поддержки



       Рис.4. Динамика значений гемоглобина крови у больных раком желудка до и после операции на фоне различных видов нутриционной поддержки

После оперативного вмешательства наблюдали снижение данных показателей как в основной группе (эритроциты – 3,23+1,03х1012/л, гемоглобин – 101,07+4,41г/л), так и в группе сравнения (эритроциты – 3,34+1,23х1012/л, гемоглобин – 102,01+5,37г/л). При этом различия как между группами, так и между соответствующими показателями в группах до и после хирургического вмешательства не были статистически значимыми (p>0,05), что свидетельствовало об отсутствии негативного влияния хирургического вмешательства на показатели красной крови.

На 7-е сутки послеоперационного периода показатели эритроцитов и гемоглобина изменились следующим образом: в основной группе – 4,82+1,56х1012/л и 118,64+5,74г/л соответственно; в группе сравнения – 3,49+1,42х1012/л и 105,71+6,25г/л соответственно. Различия – статистически значимые (p<0,05 и p<0,04 соответственно). При этом больным обеих групп гемотрансфузий не проводили.

Таким образом, отмечены негативное влияние операционной травмы на лабораторные критерии нутриционного статуса и выраженное положительное влияние комбинированного парентерально-энтерального питания, обогащенного глутамином, на состояние нутриционного статуса, а также на динамику показателей эритроцитов и гемоглобина у больных основной группы к 7-м суткам послеоперационного периода.

Анализ изменений показателей ПОЛ и антиоксидантной защиты (АОЗ) показал, что значения МДА у больных раком желудка до операции по сравнению со здоровыми донорами были достоверно выше - 7,10±0,92 и 2,8±0,1 мкмоль/л (p<0,01).

После операции и на 7-е сутки послеоперационного периода нами не было отмечено никакой динамики по показателям МДА в обеих группах:

- группа сравнения: после операции (1-е сутки) – 6,7±2,46 мкмоль/л; 7-е сутки – 6,66±0,19 мкмоль/л (p>0,05).

- основная группа: после операции (1-е сутки) – 7,01±1,20 мкмоль/л; 7-е сутки – 6,79±1,26 мкмоль/л (p>0,05).

На 7-е сутки послеоперационного периода статистически значимые различия по показателям МДА между основной группой и группой сравнения отсутствовали: 6,79±1,26 мкмоль/л  и  6,66±0,19 мкмоль/л (p>0,05).

Что же касается показателей окисленного и восстановленного глутатиона, то нами не было получено никаких статистически значимых различий:

- ни у больных раком желудка по сравнению со здоровыми донорами (GSSG: 0,1±0,04 и 0,1±0,17 мкмоль/л. эритроцитов (p>0,05); GSH: 0,77±0,32 и 1,02±0,18 мкмоль/л. эритроцитов (p>0,05));

- ни у пациентов  группы сравнения и основной группы по сравнению с данными до операции (в том числе – и между группами в 1-е сутки после операции) (GSSG: группа сравнения – 0,14±0,24 мкмоль/л. эритроцитов; основная группа – 0,15±0,04 мкмоль/л. эритроцитов (p>0,05). GSH: группа сравнения – 0,81±0,31 мкмоль/л. эритроцитов; основная группа – 0,75±0,35 мкмоль/л. эритроцитов (p>0,05));

- ни на 7-е сутки у больных обеих групп как между собой, так и в сравнении с данными первых суток послеоперационного периода (GSSG: группа сравнения – 0,1±0,05 мкмоль/л. эритроцитов; основная группа – 0,12±0,04 мкмоль/л. эритроцитов (p>0,05). GSH: группа сравнения – 0,79±0,31 мкмоль/л. эритроцитов; основная группа – 0,76±0,30 мкмоль/л. эритроцитов (p>0,05)).

Анализируя динамику значений СОД у больных раком желудка по сравнению со здоровыми донорами до операции, мы выявили, что различия были статистически значимыми: 3,08±1,05 и 7,39±2,76 у.е. на 1мл пробы (p<0,01).

После операции и на 7-е сутки послеоперационного периода нами не было отмечено никакой динамики по показателям СОД в обеих группах:

- группа сравнения: после операции (1-е сутки) – 3,44±1,52 у.е. на 1мл пробы; 7-е сутки – 2,79±0,67 у.е. на 1мл пробы (p>0,05).

- основная группа: после операции (1-е сутки) – 3,73±1,05 у.е. на мл пробы; 7-е сутки – 3,76±1,01 у.е. на 1мл пробы (p>0,05).

Как видно, отсутствуют также статистически значимые различия на 7-е сутки послеоперационного периода между основной группой и группой сравнения: 3,76±1,01  и  2,79±0,67 у.е. на 1мл пробы (p>0,05).

Таким образом:

во-первых – увеличение значений МДА и снижение показателей СОД у больных раком желудка до операции по сравнению со здоровыми донорами свидетельствовали об активации процессов перекисного окисления липидов;

во-вторых, не было отмечено негативного влияния операционной травмы на течение ПОЛ;

в-третьих, не выявлено никакого воздействия как частичного парентерального питания, так и фармаконутритивной терапии, на процессы ПОЛ к 7-м суткам послеоперационного периода у больных раком желудка.

Анализ изменений показателей СРБ у исследуемых больных показал, что его значения до операции по сравнению с относительно здоровыми донорами были статистически значимыми: 98,53±19,56 и 1,27±0,31 г/л (p<0,001)  (рис. 5).

После хирургического лечения отмечался незначительный (статистически незначимый) рост значений СРБ в обеих группах по сравнению с данными до операции: 99,41±11,17 г/л (основная группа) и 112,93±14,22 г/л (группа сравнения) (p>0,05).

На 7-е сутки послеоперационного периода уровень СРБ в основной группе был достоверно ниже, чем в группе сравнения: 54,10±14,77 г/л  и  89,60±23,16 г/л (p<0,05) и также достоверно ниже по сравнению с данными 1-х суток послеоперационного периода (p<0,05).

При сравнении значений церулоплазмина у обследованных больных с показателями относительно здоровых доноров различия также были статистически значимыми: 0,80±0,23 г/л и  0,35±0,18 г/л (p<0,01).

После операции статистически значимых различий как в основной группе, так и в группе сравнения, по сравнению с данными до операции получено не было: 0,79±0,27 г/л (основная группа) и 0,82±0,14 г/л (группа сравнения) (p>0,05).

На 7-е сутки послеоперационного периода показатели церулоплазмина в основной группе были достоверно ниже, чем в группе сравнения: 0,32±0,14г/л и  0,64±0,26 г/л (p<0,01) и были даже ниже, чем у относительно здоровых доноров (0,35±0,18 г/л) (рис. 6).

Рис. 5. Динамика значений СРБ сыворотки крови у больных раком желудка до

и после операции на фоне различных видов нутриционной поддержки


Рис. 6.  Динамика значений церулоплазмина сыворотки крови у больных

раком желудка        до и после операции на фоне различных видов

нутриционной поддержки

Таким образом:

  1. Повышенные уровни СРБ и церулоплазмина сыворотки крови у пациентов раком желудка по сравнению со здоровыми донорами свидетельствовали о наличии у исследованных больных выраженных проявлений воспалительного процесса до операции.
  2. Не выявлено какого-либо отрицательного воздействия операционной травмы на динамику показателей ОБ у больных раком желудка в первые сутки послеоперационного периода.
  3. Отмечено положительное влияние комбинированного парентерально-энтерального питания, обогащенного глутамином (фармаконутритивной терапии), у больных раком желудка на динамику значений СРБ, церулоплазмина и альбумина сыворотки крови к 7-м суткам послеоперационного периода.

При исследовании цитокинового профиля сыворотки крови были получены следующие результаты (табл.8).

IL-1β:

  1. До операции: 5,27±2,1 пг/мл (здоровые доноры) и 5,56±2,05 пг/мл (больные раком желудка) – статистически значимых различий не выявлено  (p>0,05), хотя и в том, и в другом случае значения  IL-1β не превышали нормальных значений.
  2. После операции (1-е сутки) статистически значимые (p<0,01) снижения данного показателя в обеих группах по сравнению с периодом до операции: 1,13±0,15 пг/мл (группа сравнения) и 1,07±0,57 пг/мл (основная группа). Между группами различий нет (p>0,05).
  3. На 7-е сутки – выраженные статистически значимые различия между основной группой (0,61±0,14 пг/мл) и группой сравнения (28,10±9,22 пг/мл) (p<0,01), то есть, несмотря на то, что после операции на фоне белково-энергетической недостаточности (а IL-1β - один из «кахектинов» [Попова Т.С. [и др.], 2002, С. 20-21]) уровень данного цитокина в обеих группах снизился более чем в 4 раза, к 7-м суткам послеоперационного периода на фоне частичного парентерального питания значения IL-1β увеличились в 27 раз и значительно превысили показатели нормы!

IL-4:

1. До операции различия статистически значимые: 11,85±5,94 пг/мл (больные раком желудка)  и 80,67±29,96 пг/мл  (здоровые доноры) (p<0,001) .

2. После операции (1-е сутки): в основной группе и группе сравнения наблюдали статистически незначимое снижение по сравнению с периодом до операции 7,10±2,66 пг/мл и 7,49±3,82 пг/мл  (p>0,05).  Между группами различия отсутствуют (p>0,05).

3. На 7-е сутки – выраженные статистически значимые различия между основной группой и группой сравнения - 37,87±15,66 пг/мл и 7,22±3,17 пг/мл соответственно (p>0,01).

IL-6:

1. До операции различия  по данному показателю у больных раком желудка по сравнению со здоровыми донорами были статистически значимыми - 250,01±79,98 пг/мл и 11,38±2,98 пг/мл соответственно (p<0,001).

2. После операции (1-е сутки): 115,99±67,07 пг/мл в группе сравнения и 375,64±60,17 пг/мл – в основной группе. При этом величина IL-6 в группе сравнения достоверно снизилась по сравнению с данными до операции (p<0,04) и статистически значимо была ниже, чем у больных основной группы (p<0,01).

3. На 7-е сутки – выраженные статистически значимые различия между основной группой (65,78±9,40 пг/мл) и группой сравнения (181,45±69,31 пг/мл) (p<0,01). При этом по сравнению с первыми сутками послеоперационного периода значения данного показателя в основной группе достоверно снизились: 375,64±60,17пг/мл  и  65,78±9,40 пг/мл  (p<0,001).        

Таблица 8

Динамика значений цитокинов сыворотки крови у больных раком желудка до и после хирургического лечения на фоне различных видов нутриционной поддержки

ГРУППЫ

Пока-затели

Сред-нее

Меди-ана

Мin

Max

Ниж-ний кварт. (25%)

Верх-ний кварт. (75%)

Стан-дартн.

откло-нение

Практически

здоровые лица

IL-1β

5,27

4,58

3,86

9,42

3,89

5,30

2,11

IL-4

95,67

74,40

25,8

149,23

40,02

139,42

28,96

IL-6

11,38

10,91

5,08

19,22

5,53

16,93

5,98

IL-8

5,29

3,70

2,11

7,03

2,73

5,75

1,99

ФНОа

2,38

2,13

1,11

5,25

1,28

2,15

1,67

Р

А

К

Ж

Е

Л

У

Д

К

А

До операции


IL-1β

5,56

6,00

2,58

8,11

3,69

7,23

2,05

IL-4

11,85

11,75

4,17

21,87

6,66

14,84

5,94

IL-6

250,01

269,74

72,00

411,56

88,75

388,28

79,98

IL-8

150,61

51,73

1,53

235,54

7,90

77,50

45,00

ФНОа

6,07

0,83

0,00

12,00

0,00

1,85

2,43

Группа сравне-ния

1-е сутки


IL-1β

1,13

1,13

0,31

1,64

0,31

1,53

0,15

IL-4

7,49

6,67

0,00

14,41

0,00

12,62

3,82

IL-6

115,99

52,53

10,57

365,77

10,68

179,66

67,07

IL-8

10,54

6,44

2,29

14,64

3,32

12,86

2,24

ФНОа

0,73

0,30

0,00

1,96

0,00

1,74

0,32

7-е сутки


IL-1β

28,10

30,66

15,0

42,08

18,79

33,40

9,22

IL-4

7,22

8,53

2,50

11,00

4,09

10,00

3,17

IL-6

181,45

54,24

10,68

334,80

10,99

331,14

69,31

IL-8

311,71

10,07

1,51

544,50

3,54

201,14

74,10

ФНОа

15,73

1,52

0,00

28,30

0,54

7,24

6,04

Основ-ная группа

1-е сутки


IL-1β

1,07

0,44

0,00

3,10

0,14

2,01

0,57

IL-4

7,10

5,55

1,70

12,06

1,70

11,06

2,66

IL-6

375,64

274,58

63,2

496,50

95,00

450,00

60,17

IL-8

170,54

20,29

4,83

264,80

7,59

131,60

43,43

ФНОа

16,45

0,00

0,00

27,30

0,00

6,71

5,04

7-е сутки


IL-1β

0,61

0,61

0,00

1,09

0,26

0,96

0,14

IL-4

33,87

35,67

13,9

50,24

21,98

45,76

15,66

IL-6

65,78

12,33

4,09

86,70

8,47

17,30

9,40

IL-8

15,13

14,68

3,23

23,00

4,73

20,98

3,49

ФНОа

0,82

0,00

0,00

1,10

0,00

0,38

0,12


IL-8:

1. До операции у больных раком желудка по сравнению со здоровыми донорами различия статистически значимые - 150,61±45,0пг/мл и 4,29±1,99пг/мл (p<0,001) и значительно превышали нормальные показатели.

2. После операции (1-е сутки) в основной группе отмечался недостоверный (по сравнению с данными до операции – p>0,05)  рост данного показателя - 170,54±43,43 пг/мл; и в группе сравнения значительное, статистически значимое (как по сравнению с данными до операции, так и по сравнению с данными основной группы) снижение до 10,54±2,24 пг/мл (в обоих случаях - p<0,001).

3. На 7-е сутки – отмечались выраженные статистически значимые различия между основной группой и группой сравнения - 15,13±3,49пг/мл  и 311,71±74,10 пг/мл (p<0,001). И если на фоне фармаконутритивной терапии у больных основной группы произошло значительное снижение значений IL-8 (p<0,001), то у пациентов группы сравнения (на фоне частичного парентерального питания) отмечен существенный рост данного показателя (p<0,001) по сравнению с данными 1-х суток послеоперационного периода.

ФНО-α:

  1. До операции у больных раком желудка по сравнению со здоровыми донорами отмечались статистически значимые различия: 6,07±2,43 пг/мл и 3,38±0,97 пг/мл (p<0,02).
  2. После операции (1-е сутки) наблюдался статистически значимый рост данного показателя в основной группе (16,45±5,04 пг/мл) по сравнению с данными до операции (p<0,01), а в группе сравнения –  статистически значимое снижение (0,73±0,32  пг/мл) (p<0,01). Различия между группами также статистически значимые - p<0,001.
  3. На 7-е сутки – выраженные статистически значимые различия между основной группой и группой сравнения - 0,82±0,12 пг/мл  и  15,73±6,04 пг/мл, p<0,001. При этом, в основной группе на фоне фармаконутритивной терапии произошло снижение величины ФНО-α более чем в 10 раз (p<0,001). В группе сравнения, на фоне частичного парентерального питания, наоборот, значительное повышение значений ФНО-α по сравнению с первыми сутками послеоперационного периода (с 0,73±0,32  пг/мл до 15,73±6,04 пг/мл p<0,001)).        

У всех включённых в исследование больных РЖ, в 1-е сутки после операции нами был диагностирован синдром системного воспалительного ответа (ССВО). При этом в основной группе значения температуры составляли 38,5+0,780С; частота сердечных сокращений (ЧСС) 93,64+4,35 ударов/мин; частота дыхательных движений ЧДД - 19,67+2,53 дыхательных движений/мин; лейкоциты периферической крови - 2,98+1,349/л.

В группе сравнения: температура 38,3+1,010С; ЧСС - 94,79+5,17 ударов/мин; ЧДД - 20,07+1,33 дыхательных движений/мин; лейкоциты периферической крови - 3,11+1,579/л. Статистически значимых различий по вышеуказанным показателям между группами выявлено не было (по всем данным р>0,05).

На 7-е сутки послеоперационного периода в группе сравнения: температура - 36,3+0,780С; ЧСС - 82,45+2,64 ударов/мин; ЧДД - 20,27+1,24 дыхательных движений/мин; лейкоциты периферической крови - 2,87+1,579/л. В основной группе: температура - 36,7+0,430С; ЧСС - 78,65+4,96 ударов/мин; ЧДД - 18,44+1,51 дыхательных движений/мин; лейкоциты периферической крови - 4,94+0,899/л. И, если по данным R.C. Bone [1996], диагностика ССВО базируется на основании регистрации по крайней мере двух из четырёх вышеуказанных клинико-лабораторных параметров, то у больных раком желудка, которым осуществлялась фармаконутритивная терапия (в отличие от больных группы сравнения), синдрома системного воспалительного ответа к

7-м суткам после операции выявлено не было.

В связи с вышеизложенным весьма интересными, на наш взгляд, представляются данные А.Н. Афанасьевой [2008], изучавшей роль ССВО у больных раком желудка в развитии послеоперационных гнойно-септических осложнений. Как видно из наших данных, непосредственное влияние операционной травмы (1-е сутки) на цитокиновый баланс противоречиво: там, где ожидается повышение значений, например, таких провоспалительных цитокинов, как IL-8 и ФНО-α, этого не происходило. Более того, уровень

ФНО-α в группе сравнения даже снизился (то же самое произошло и с IL-6). Но к 7-м суткам по всем провоспалительным цитокинам в основной группе отмечалось статистически значимое снижение по сравнению с больными группы сравнения. Результаты же исследований А.Н. Афанасьевой свидетельствуют о том, что в развитии ССВО у больных раком желудка после операции существуют два волнообразных пика: 2-3-и сутки и 5-8-е сутки послеоперационного периода, причем последний совпадает с периодом развития гнойно-септических осложнений. Неудивительно поэтому, что непосредственно после хирургического вмешательства нами были получены такие противоречивые результаты. Однако данные 7-х суток послеоперационного периода у больных группы сравнения с точки зрения течения ССВО полностью совпали с данными А.Н. Афанасьевой [2008].

Таким образом:

    1. У больных раком желудка до операции отмечаются значительное снижение уровня IL-4 и повышение уровней IL-6 и IL-8 сыворотки крови по сравнению со здоровыми донорами, что свидетельствует о наличии выраженного цитокинового провоспалительного  дисбаланса.
    2. Отмечено положительное влияние фармаконутритивной терапии на купирование ССВО и цитокинового провоспалительного дисбаланса сыворотки крови.

До операции при сравнении данных по РЭА, СА 19-9, Apo/FAS, FASL и p53 в основной группе и в группе сравнения были получены следующие результаты (рис. 7 и 8;  табл. 9):

- РЭА: 3,64±1,06 нг/мл у здоровых доноров и 29,01+2,89 нг/мл у больных раком желудка. Различия статистически значимые (p<0,001);

- СА19-9: 5,37±1,47 нг/мл у здоровых доноров и 21,37+3,62 нг/мл у больных РЖ. Различия статистически значимые (p<0,001);

- p53: 2,32±0,84 U/ml у здоровых доноров и 6,27+1,88 U/ml  у пациентов РЖ. Различия – статистически значимые  (p<0,01);

- sFAS в лимфоцитах: у здоровых доноров - 124,45+67,14нг/мл и 250,51+29,86нг/мл у пациентов РЖ. Различия статистически значимые (p<0,01);

- FASL  в лимфоцитах: здоровые доноры – 0,07+0,03нг/мл; пациенты раком желудка – 0,17+0,04нг/мл. Различия статистически значимые (p<0,01).

В 1-е сутки после операции по исследованным биомаркерам в основной группе и в группе сравнения отмечалась следующая динамика:

- РЭА: 15,22+2,65 нг/мл и 14,75+2,23 нг/мл соответственно (p>0,05);

- СА19-9: 15,84+3,11 и 16,01+3,38 нг/мл соответственно (p>0,05);

- p53: 13,23+2,31 U/ml и 12,04+2,32 U/ml соответственно (p>0,05);

- sFAS в лимфоцитах:  174,56+14,86 нг/мл и 208,60+43,60 нг/мл соответственно (p>0,05);

- FASL  в лимфоцитах:  0,41+0,05 нг/мл и 0,00+0,00 нг/мл соответственно (p<0,001).

Статистически значимых различий между исследованными показателями (кроме FASL ) у больных основной группы и группы сравнения в 1-е сутки после операции не отмечалось (по всем показателям р>0,05). По FASL в основной группе значения были достоверно значительно выше, чем в группе сравнения. Если сравнивать значения изучаемых биомаркеров в обеих группах с таковыми до операции, то результаты получились следующие: в 1-е сутки после радикального хирургического вмешательства в обеих группах происходило статистически значимое повышение уровня экспрессии мутантного гена р53 (p<0,01); в основной группе -  показателя апоптоза лимфоцитов FASL (p<0,05). В группе сравнения, напротив, произошло статистически значимое снижение маркера апоптоза лимфоцитов  FASL до 0,00+0,00нг/мл (p<0,001). Также происходило статистически значимое снижение значений РЭА  (p<0,01) и СА19-9 (p<0,01). Таким образом, после операции у больных раком желудка происходит активация опухоль-подавляющего генома, хотя динамика значений ОМ до операции и после неё и свидетельствует о радикальности проведенных хирургических вмешательств.

На 7-е сутки послеоперационного периода, после проведения фармаконутритивной терапии больным основной группы и частичного парентерального питания больным группы сравнения, данные по исследованным биомаркерам были следующие:

- РЭА:  8,11+1,36 нг/мл и 14,38+2,66 нг/мл соответственно (p<0,01);

- СА19-9: 7,03+2,17 и 16,14+2,94 нг/мл соответственно (p<0,01);

- p53: 2,21+1,78 U/ml и 17,79+9,09 U/ml соответственно (p<0,001);

- sFAS в лимфоцитах:  160,50+51,34 нг/мл и 550,23+78,89 нг/мл соответственно (p<0,001);

- FASL  в лимфоцитах:  0,25+0,13 нг/мл и 0,52+0,19 нг/мл соответственно (p<0,01).

Несмотря на то что апоптоз лимфоцитов в основной группе после операции был выражен больше, чем в группе сравнения, к 7-м суткам послеоперационного периода на фоне фармаконутритивной терапии произошло резкое снижение активности данного патологического процесса.

Таблица 9

Динамика экспрессии маркеров апоптоза лимфоцитов и патологии клеточного генома у больных раком желудка до и после хирургического лечения на фоне

различных видов нутриционной поддержки


ГРУППЫ

Пока-затели

Сред-нее

Меди-ана

Мin

Max

Ниж-ний кварт. (25%)

Верх-ний кварт. (75%)

Стан-дарт.

откло-нение

Практически

здоровые доноры

АроFas

124,45

88,33

0,00

301,00

0,00

124,29

67,14

FasL

0,01

0,00

0,00

0,13

0,00

0,00

0,01

р53

2,32

2,79

0,84

5,00

2,62

3,38

0,84

Р

А

К

Ж

Е

Л

У

Д

К

А

До операции


АроFas

250,51

136,40

42,91

310,80

71,50

227,40

29,86

FasL

0,17

0,00

0,00

0,26

0,00

0,24

0,04

р53

6,27

3,53

0,00

9,16

0,74

5,16

1,88

Группа сравне-ния

1-е сутки


АроFas

208,60

146,50

0,00

281,57

73,94

193,70

43,60

FasL

0,00

0,00

0,00

0,00

0,00

0,00

0,00

р53

12,04

5,55

1,60

15,90

2,40

8,53

2,32

7-е сутки


АроFas

550,23

296,65

91,0

711,00

129,00

578,00

78,89

FasL

0,52

0,00

0,00

0,85

0,00

0,70

0,19

р53

17,79

2,24

0,00

50,80

0,74

17,62

9,09

Основ-ная группа

1-е сутки


АроFas

174,56

99,61

87,4

197,38

91,80

156,60

14,86

FasL

0,41

0,00

0,00

0,50

0,00

0,47

0,05

р53

13,23

4,35

2,23

16,60

3,04

8,83

2,31

7-е сутки


АроFas

160,50

155,20

108,1

261,74

113,69

189,00

51,34

FasL

0,25

0,00

0,00

0,50

0,00

0,13

0,12

р53

2,21

2,33

0,00

4,80

0,59

3,51

1,78

Таким образом:

  1. У больных раком желудка (по сравнению со здоровыми донорами) отмечается активация процессов апоптоза лимфоцитов и опухоль-подавляющего генома на фоне гиперэкспрессии онкоассоциированных маркёров (РЭА и СА19-9).
  2. Операционная травма приводит к ещё большей активации опухоль-подавляющего генома, несмотря на снижение экспрессии онкоассоциированных маркёров.
  3. Отмечены выраженное положительное влияние фармаконутритивной терапии (в отличие от частичного парентерального питания) на динамику ОМ, а также - ингибирующее действие на апоптоз лимфоцитов и  процессы активации опухоль-подавляющего генома в раннем послеоперационном периоде у больных раком желудка (табл. 10).

Рис. 7. Динамика экспрессии РЭА сыворотки крови у больных раком желудка

до и после операции на фоне различных видов нутриционной поддержки


       Рис. 8. Динамика экспрессии СА19-9 сыворотки крови у больных раком желудка

       до и после операции на фоне различных видов нутриционной поддержки


Таблица 10

Динамика содержания лейкоцитов сыворотки крови у больных раком желудка


Группы

больных

Л  Е  Й  К  О  Ц  И  Т  Ы

До операции

После операции

(1-е сутки)

После операции

(7-е сутки)

Абсолют.

количес-

тво х

х 109/л

%

лимфо-

цитов

%

моноци-

тов

%

нейтро-

филов

Абсолют.

количес-

тво х

х 109/л

%

лимфо-

цитов

%

моно-цитов

%

нейтро-

филов

Абсолют.

количес-

тво х

х 109/л

%

лимфо-

цитов

%

моно-цитов

%

нейтро-

филов

Основная

группа,

n=23

M1+m1

1,59

±

0,77


86,08

±

3,17


9,23

±

1,51


4,15

±

1,35


1,49

±

0,86


76,02

±

4,51


14,1

±

0,94


9,2

±

1,11


2,98

±

1,01


85,71

±

3,59


7,3

±

2,34


7,58

±

2,11

Группа

сравнения

n=22

M2+m2

1,59

±

0,77

86,08

±

3,17

9,23

±

1,51

4,15

±

1,35

2,02

±

0,67

73,43

±

2,78

16,3

±

2,01

10,26

±

1,89

1,04

±

0,74

88,46

±

5,65

4,53

±

1,04

7,9

±

0,41

р

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

<0,01

<0,02*

>0,05

>0,05*

<0,05

>0,05


* - по сравнению с данными до операции


Рак прямой и ободочной кишок

Результаты нашего исследования показали, что у всех включенных в исследование больных раком прямой и ободочной кишок, отмечалась недостаточность питания I-II степеней (табл. 11). В 1-е сутки после операции динамика изменений нутриционного статуса была следующей: соматометрические показатели в основной группе и в группе сравнения не различались ни между собой, ни с соответствующими данными до операции. По лабораторным показателям, различия в группе сравнения и в основной группе по сравнению с данными до операции были статистически значимыми (по всем данным, р<0,05). Между группами после операции статистически значимых различий по лабораторным данным отмечено не было (p>0,05) (табл. 11).

Таким образом, отмечено негативное влияние хирургического вмешательства на лабораторные показатели нутриционного статуса, что свидетельствовало об истощении вицерального пула белка.

После проведения фармаконутритивной терапии больным основной группы и частичного парентерального питания больным группы сравнения по показателям нутриционного статуса были выявлены следующие изменения: статистически значимых различий между основной группой и группой сравнения по соматометрическим данным не выявлено (по всем показателям p>0,05 – гипотрофия I степени). При анализе изменений лабораторных данных различия между основной группой и группой сравнения были статистически значимыми (р<0,01): в основной группе лабораторные показатели соответствовали варианту нормы, в группе сравнения – гипотрофии I-II степеней. На 7-е сутки послеоперационного периода в основной группе отмечалась гипотрофия I степени, а в группе сравнения – гипотрофия II степени.

У всех включенных в исследование больных колоректальным раком была диагностирована анемия: эритроциты - 3,29+1,17х1012/л, гемоглобин – 110,41+4,87г/л (рис. 9 и 10). После оперативного вмешательства отмечалось снижение данных показателей как в основной группе (эритроциты – 3,07+1,05х1012/л, гемоглобин – 101,56+4,88г/л), так и в группе сравнения (эритроциты – 3,1+1,23х1012/л, гемоглобин – 101,88+4,18г/л). При этом различия как между группами, так и между соответствующими показателями в группах до и после хирургического вмешательства не были статистически значимыми (p>0,05), что доказывало отсутствие какого-либо влияния операционной травмы на показатели красной крови.

На 7-е сутки послеоперационного периода показатели эритроцитов и гемоглобина изменились следующим образом: в основной группе – 4,83+1,73х1012/л и 119,11+6,55г/л соответственно; в группе сравнения – 3,31+1,7х1012/л и 106,34+5,63г/л соответственно. Различия – статистически значимые (p<0,05 и p<0,04 соответственно). При этом больным обеих групп гемотрансфузий не проводили.

Таблица 11

Динамика нутриционного статуса у больных колоректальным раком до операции и в послеоперационном периоде на фоне различных видов нутриционной поддержки




ПОКА-ЗА-

ТЕЛИ

До операции

ПОСЛЕОПЕРАЦИОННЫЙ ПЕРИОД

Основ-ная группа (n=50),

M1+m1

Группа

сравне-ния (n=46), M2+m2

Р

1-е сутки после операции

7 сутки п/о периода

Основ-ная группа (n=50), M1+m1

Группа

сравне-ния (n=46), M2+m2

Р

Основ-ная группа (n=50), M1+m1

Группа

сравне-ния

(n=46), M2+m2

Р

1.ИМТ, кг/см2

2.КЖСТ мм

(муж.)

  (жен.)

3.ОМП, см

(муж.)

 

(жен.)

4.ОП, см

(муж.)

(жен.)

1.Альбу-мины,

(г/л)

2.Транс-феррин,

(г/л)

3.Лимфоциты

(тыc.)



18,78+2,24





9,21+1,1


12,35+1,78




20,2+0,95


18,6+1,41




23,74+0,92


21,85+1,35




32,43+1,9



1,61+0,09




1157+341



18,01+1,85





9,29+1,45


12,3+0,94




20,3+1,1


18,5+0,9




23,15+0,65


21,44+1,4




32,46+2,35



1,59+0,09




1174+316

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05



18,53+0,45





9,25+0,15


11,95+0,15




19,99+0,4


18,05+0,45




22,88+0,25


21,1+0,2




26,47+1,25



1,3+0,08




919+79



18,73+0,35





9,0+0,1


11,93+0,1




20,01+0,15


17,92+0,3




22,74+0,1


21,89+0,15




27,01+0,94



1,28+0,03




932+67



>0,05

>0,05*

>0,05

>0,05*

>0,05

>0,05*

>0,05

>0,05*

>0,05

>0,05*

>0,05

>0,05*

>0,05

>0,05*

>0,05

<0,05*

>0,05

<0,05*

>0,05

<0,05*



18,5+0,4





9,47+0,2


12,09+0,3




20,85+0,4


18,88+0,9




23,1+0,2


21,6+0,2




41,5+1,35



2,01+0,17




1945+278



17,98+0,35





9,2+0,4


11,98+0,2




20,02+0,1


18,2+0,7




22,86+0,1


21,74+0,15




32,8+0,65



1,33+0,05




1107+32

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

<0,05


<0,01


<0,01

* - по сравнению с данными до операции

Таким образом, отмечены негативное влияние операционной травмы на лабораторные критерии нутриционного статуса и выраженное положительное влияние фармаконутритивной терапии на состояние нутриционного статуса, а также на динамику показателей эритроцитов и гемоглобина у больных основной группы к 7-м суткам послеоперационного периода.

Рис. 9. Динамика значений эритроцитов крови у больных колоректальным раком до

и после операции на фоне различных видов нутриционной поддержки



Рис. 10. Динамика значений гемоглобина крови у больных колоректальным раком до и после операции на фоне различных видов нутриционной поддержки


Анализ изменений показателей МДА у больных раком прямой и ободочной кишок до операции по сравнению со здоровыми донорами показал, что его значения были достоверно выше: 7,08±0,94 и 2,8±0,1 мкмоль/л (p<0,01).

После операции и на 7-е сутки послеоперационного периода нами не было отмечено никакой динамики по показателям МДА в обеих группах:

- группа сравнения: после операции (1-е сутки) – 6,46±0,42 мкмоль/л; 7-е сутки – 6,53±0,38 мкмоль/л (p>0,05).

- основная группа: после операции (1-е сутки) – 6,47±0,73 мкмоль/л; 7-е сутки – 6,27±0,60 мкмоль/л (p>0,05).

К 7-м суткам послеоперационного периода статистически значимые различия по показателям МДА между основной группой и группой сравнения также отсутствовали: 6,27±0,60 мкмоль/л  и  6,53±0,38 мкмоль/л (p>0,05).

При анализе показателей окисленного и восстановленного глютатиона нами были получены следующие данные:

GSSG:

До операции: 0,1±0,17 мкмоль/л. эритроцитов (здоровые доноры) и 0,05±0,03мкмоль/л. эритроцитов (больные колоректальным раком) – различия статистически значимые (p<0,01);

1-е сутки после операции: 0,07±0,03 мкмоль/л. эритроцитов (группа сравнения) и 0,07±0,03 мкмоль/л. эритроцитов (основная группа) – различия не достоверные (p>0,05);

7-е сутки послеоперационного периода: 0,08±0,03 мкмоль/л. эритроцитов (основная группа) и  0,08±0,03 мкмоль/л. эритроцитов (группа сравнения): различия статистически незначимые (p>0,05).

GSH:

До операции: 1,02±0,18 мкмоль/л. эритроцитов (здоровые доноры) и 0,58±0,27 мкмоль/л. эритроцитов (больные колоректальным раком) - различия статистически значимые (p<0,01);

1-е сутки после операции: 0,56±0,44 мкмоль/л. эритроцитов (группа сравнения) и 0,62±0,26 мкмоль/л. эритроцитов (основная группа) - различия статистически незначимые (p>0,05);

7-е сутки послеоперационного периода: 0,8±0,3 мкмоль/л. эритроцитов (основная группа) и 0,62±0,44 мкмоль/л. эритроцитов (группа сравнения) – различия статистически незначимые (p>0,05).

По результатам наших исследований у больных колоректальным раком по сравнению со здоровыми донорами значения СОД до операции были достоверно ниже 3,58±1,43 и 7,39±2,76 у.е. на 1мл пробы (p<0,01).

После операции и на 7-е сутки послеоперационного периода мы не наблюдали никакой динамики по показателям СОД в обеих группах:

- группа сравнения: после операции (1-е сутки) – 2,78±1,02 у.е. на 1мл пробы; 7-е сутки – 2,63±1,02 у.е. на 1мл пробы (p>0,05).

- основная группа: после операции (1-е сутки) – 3,51±0,72 у.е. на 1мл пробы; 7-е сутки – 3,66±0,76 у.е. на 1мл пробы (p>0,05).

Также отсутствуют статистически значимые различия на 7-е сутки послеоперационного периода между основной группой и группой сравнения: 3,66±0,76  и  2,63±1,02 у.е. на 1мл пробы (p>0,05).

Таким образом:

  1. Снижение уровня СОД и GSH, а также повышенный (по сравнению  как с показателями нормы, так и со значениями здоровых доноров) уровень МДА свидетельствовали об усилении процессов ПОЛ и ослаблении антиоксидантной защиты (АОЗ) у больных колоректальным раком.
  2. Не было отмечено негативного влияния операционной травмы на динамику показателей ПОЛ.
  3. Не выявлено какого-либо влияния как частичного парентерального питания, так и фармаконутритивной терапии на динамику процессов ПОЛ  и АОЗ в послеоперационном периоде у исследованных больных.

При изучении динамики показателей острофазных белков (СРБ и церулоплазмин) у больных колоректальным раком нами были получены следующие данные (рис. 11 и 12).

При сравнении значений СРБ до операции у исследуемых пациентов с относительно здоровыми донорами различия были статистически значимые: 73,94±16,50  и 1,27±0,31 г/л (p<0,001).

После хирургического лечения отмечался незначительный (статистически незначимый) рост значений данного маркёра в обеих группах по сравнению с данными до операции: 91,02±19,95г/л (основная группа) и 87,60±14,80г/л (группа сравнения) (p>0,05).

На 7-е сутки послеоперационного периода уровень СРБ в основной группе был достоверно ниже, чем в группе сравнения: 57,00±10,84 г/л  и 89,53±11,66 г/л (p<0,05).

Рис. 11. Динамика значений СРБ сыворотки крови у больных колоректальным раком до

и после операции на фоне различных видов нутриционной поддержки

При сравнении значений церулоплазмина у обследованных больных с показателями относительно здоровых доноров различия также были статистически значимыми: 0,71±0,23 г/л и  0,35±0,18 г/л (p<0,01).

После операции статистически значимых различий как в основной группе, так и в группе сравнения, по сравнению с данными до операции получено не было: 0,78±0,10 г/л (группа сравнения) и 0,69±0,23 г/л (основная группа) (p>0,05). На 7-е сутки послеоперационного периода показатели церулоплазмина в основной группе были достоверно ниже, чем в группе сравнения: 0,36±0,14г/л и  0,72 ±0,09 г/л (p<0,01).

Таким образом:

  1. Повышенные уровни СРБ и церулоплазмина сыворотки крови у пациентов колоректальным раком по сравнению со здоровыми донорами свидетельствовали о наличии выраженных проявлений воспалительного процесса до операции.
  2. Не выявлено какого-либо отрицательного воздействия операционной травмы на динамику показателей ОБ у больных  колоректальным раком.
  3. Отмечено положительное влияние фармаконутритивной терапии на динамику значений СРБ и церулоплазмина сыворотки крови к 7-м суткам послеоперационного периода у больных колоректальным раком.

       Рис. 12. Динамика значений церулоплазмина сыворотки крови у больных колоректальным раком до и после операции на фоне различных видов нутриционной поддержки

При исследовании цитокинового профиля сыворотки крови у больных раком прямой и ободочной кишок нами были получены следующие результаты (табл. 12).

IL-1β:

  1. Со здоровыми донорами различия статистически значимые: 5,27+2,11пг/мл и 9,00+6,36пг/мл (больные колоректальным раком) (p<0,05).
  2. В 1-е сутки после операции в обеих группах достоверного изменения значений не произошло: 8,79+2,73 пг/мл (группа сравнения) и 9,65+5,73 пг/мл (основная группа). В обоих случаях - p>0,05. Между группами различий нет (p>0,05).
  3. На 7-е сутки выраженные статистически значимые различия между основной группой и группой сравнения: 2,88+1,35 пг/мл  и  7,30+1,28 пг/мл (p<0,01).

Таблица 12

Динамика экспрессии цитокинов сыворотки крови у больных колоректальным раком до и после хирургического лечения на фоне различных видов нутриционной поддержки


ГРУППЫ

Пока-затели

Сред-нее

Меди-ана

Мin

Max

Ниж-ний кварт. (25%)

Верх-ний кварт. (75%)

Стан-дартн.

откло-нение

Практически

здоровые доноры

IL-1β

5,27

4,58

3,86

9,42

3,89

5,30

2,11

IL-4

95,67

74,40

25,8

149,23

40,02

139,42

28,96

IL-6

11,38

10,91

5,08

19,22

5,53

16,93

5,98

IL-8

5,29

3,70

2,11

7,03

2,73

5,75

1,99

ФНОа

2,38

2,13

1,11

5,25

1,28

2,15

1,67



К

ОЛОР

ЕКТАЛЬНЫЙ

РАК

До операции

IL-1β

9,00

4,36

0,00

35,60

0,09

9,08

6,36

IL-4

5,44

0,38

0,00

19,43

0,04

4,03

3,55

IL-6

152,55

148,75

98,0

210,58

119,85

189,34

44,47

IL-8

175,80

61,18

10,86

475,80

19,62

154,48

90,79

ФНОа

2,18

0,00

0,11

11,05

0,00

2,31

1,65


Группа

сравне-ния

1-е сутки

IL-1β

8,79

6,57

2,48

10,21

5,83

9,08

2,73

IL-4

1,03

0,95

0,81

1,42

0,86

1,21

0,27

IL-6

334,36

339,33

271,1

408,00

290,56

381,00

48,55

IL-8

188,28

98,43

3,27

227,92

8,66

190,44

22,16

ФНОа

14,88

4,68

0,00

22,80

0,00

11,43

4,23

7-е сутки


IL-1β

7,30

4,73

0,90

8,70

0,97

7,00

1,28

IL-4

1,34

1,48

0,97

1,71

1,02

1,53

0,33

IL-6

73,20

31,65

6,58

105,95

7,81

64,00

22,12

IL-8

99,28

54,02

1,87

186,20

11,70

130,38

48,00

ФНОа

2,25

0,00

0,00

16,85

0,00

0,59

1,90

Основ-ная группа

1-е сутки


IL-1β

9,65

4,08

0,00

29,10

0,77

5,57

5,73

IL-4

1,27

0,58

0,00

2,30

0,43

2,13

0,51

IL-6

383,81

254,99

28,90

694,30

87,20

682,50

154,65

IL-8

171,71

72,05

0,00

535,20

8,73

127,44

82,75

ФНОа

2,18

0,00

0,00

3,00

0,00

0,38

0,61

7-е сутки


IL-1β

2,88

1,18

0,00

19,00

0,29

1,80

1,35

IL-4

10,70

9,21

2,73

15,04

4,69

12,01

2,38

IL-6

20,13

18,56

15,48

28,40

15,67

25,90

5,10

IL-8

65,96

41,87

1,18

180,08

5,21

87,16

31,04

ФНОа

1,88

0,00

0,00

30,94

0,00

0,00

0,75

IL-4:

1. По сравнению со здоровыми донорами различия статистически значимые: 5,44+3,55 пг/мл (больные колоректальным раком)  и 95,67+28,96 пг/мл (здоровые доноры) (p<0,001).

2. В 1-е сутки после операции выявлены статистически значимые различия в группе сравнения и основной группе по сравнению с периодом до операции (1,03+0,27 пг/мл  и 1,27+0,51 пг/мл соответственно (p<0,01).  Статистически значимых различий у больных обеих групп между собой нет (p>0,05).

3. На 7-е сутки - выраженные статистически значимые различия между основной группой и группой сравнения: 10,70+2,38 пг/мл и 1,34+0,33пг/мл соответственно (p<0,001).

IL-6:

1. Со здоровыми донорами различия статистически значимые: 11,38+5,98 пг/мл (здоровые доноры) и 152,55+44,47 пг/мл (больные колоректальным раком) (p<0,001).

2. В 1-е сутки после операции – статистически значимый рост в обеих группах по сравнению с периодом до операции: 334,36+48,55пг/мл (группа сравнения)  и 383,81+154,65 пг/мл (основная группа)  (p<0,05). Между группами различий нет  (p>0,05).

3. На 7-е сутки послеоперационного периода отмечались статистически значимые снижения (р<0,001) данного показателя по сравнению с 1-ми сутками в обеих группах: 73,20+22,12 пг/мл в группе сравнения и 20,13+5,10 пг/мл в основной группе. Но если сравнивать значения между группами, то в основной группе уровень IL-6 сыворотки крови по сравнению с данными группы сравнения статистически значимо был ниже - p<0,001.

IL-8:

1. Со здоровыми донорами различия были статистически значимые: 5,29+1,99пг/мл (здоровые доноры)  и  175,80+90,79 пг/мл (р<0,001).

2. В 1-е сутки после операции – не было выявлено статистически значимых различий ни между основной группой и группой сравнения (171,71+82,75 пг/мл и 188,38+22,16 пг/мл соответственно (p>0,05), ни по сравнению с данными у больных колоректальным раком до операции (p>0,05).

3. На 7-е сутки после операции – статистически значимые различия между основной группой и группой сравнения (65,96+31,04пг/мл  и  99,28+48,00 пг/мл соответственно (p<0,05).

ФНО-α:

1. Со здоровыми донорами статистически значимых различий не выявлено (2,38+1,67 пг/мл – доноры; 2,18+1,65пг/мл  – пациенты) (p>0,05).

2. В 1-е сутки после операции в основной группе статистически значимых различий по сравнению с периодом до операции не отмечалось (2,18+0,61 пг/мл  (p>0,05)). В группе сравнения наблюдалось достоверное повышение значения данного цитокина по сравнению с периодом до операции (14,88+4,23 пг/мл (р<0,01). Причем, между группами различия были статистически значимыми (р<0,01).

3. На 7 сутки в группе сравнения значения ФНО-α составили 2,25+1,90пг/мл, а в основной группе – 1,88+0,75 пг/мл. И если между группами статистически значимых различий не отмечалось (p>0,05), то в группе сравнения наблюдали достоверное снижение данного показателя по сравнению с данными первых послеоперационных суток: 14,88+4,23 пг/мл  и  2,25+1,90 пг/мл (р<0,001).

У всех включённых в исследование больных раком прямой и ободочной кишок в 1-е сутки после операции нами не был диагностирован синдром системного воспалительного ответа (ССВО). В основной группе значения температуры составляли 37,3+0,840С; частота сердечных сокращений (ЧСС) - 88,22+2,78 ударов/мин; частота дыхательных движений (ЧДД) - 19,71+2,66 дыхательных движений/мин; лейкоциты периферической крови - 1,78+1,349/л. В группе сравнения - температура - 37,5+0,910С; ЧСС - 85,14+5,44 ударов/мин; ЧДД - 19,07+1,78 дыхательных движений/мин; лейкоциты периферической крови - 1,70+1,579/л. Статистически значимых различий по вышеуказанным показателям между группами выявлено не было (по всем данным,  р>0,05).

На 7-е сутки послеоперационного периода в группе сравнения: температура - 36,3+0,780С; ЧСС - 82,45+2,64 ударов/мин; ЧДД - 20,32+1,34 дыхательных движений/мин; лейкоциты периферической крови - 2,07+1,579/л. В основной группе: температура - 36,6+0,400С; ЧСС - 78,05+3,55 ударов/мин; ЧДД - 18,17+1,48 дыхательных движений/мин; лейкоциты периферической крови - 2,94+1,899/л.

Таким образом:

    1. У больных колоректальным раком до операции отмечался выраженный цитокиновый дисбаланс сыворотки крови с гиперэкспрессией IL-6, IL-8 и пониженной экспрессией IL-4.
    2. После операции не выявлено статистически значимых изменений со стороны цитокинового профиля сыворотки крови и не отмечено развития ССВО.
    3. Наблюдалось выраженное положительное влияние фармаконутритивной терапии на динамику значений IL-1β, IL-4, IL-6 и IL-8 к 7-м суткам послеоперационного периода по сравнению с частичным парентеральным питанием.

При анализе результатов исследования РЭА, СА19-9, р53,  Apo/FAS и FASL в основной группе и в группе сравнения получены следующие данные (табл. 13; рис. 13 и 14).

До операции:

- РЭА: 3,64±1,06 нг/мл - у здоровых доноров и 19,09+2,89 нг/мл - у больных колоректальным раком (p<0,001) (рис. 13);

- СА19-9: 5,37±1,47 нг/мл - у здоровых доноров и 18,22+3,63 нг/мл - у больных колоректальным раком) (p<0,001) (рис. 14);

- p53:  здоровые доноры - 2,32±0,84 U/ml;  пациенты колоректальным раком - 5,24+2,24 U/ml (p<0,01);

- sFAS в лимфоцитах:  здоровые доноры - 124,45+67,14нг/мл и 243,69+99,94 нг/мл у больных колоректальным раком (p<0,01);

- FASL  в лимфоцитах:  здоровые доноры - 0,01+0,01 нг/мл;  больные колоректальным раком - 0,09+0,06 нг/мл (p<0,001).

Таким образом, различия между больными колоректальным раком и относительно здоровыми донорами по исследованным показателям были статистически значимыми.

В 1-е сутки после операции по исследованным биомаркерам в основной группе и в группе сравнения отмечалась следующая динамика:

- РЭА:  15,24+2,65 нг/мл и 14,96+2,23 нг/мл соответственно (p>0,05);

- СА19-9: 16,84+3,11 и 16,01+3,38 нг/мл соответственно (p>0,05);

- p53: 7,91+5,02 U/ml и 8,80+6,86 U/ml соответственно (p>0,05);

- sFAS в лимфоцитах:  238,67+17,47 нг/мл и 233,40+24,46 нг/мл соответственно (p>0,05);

- FASL  в лимфоцитах:  0,50+0,26 нг/мл и 0,53+0,26 нг/мл соответственно (p>0,05).

Таблица 13

Динамика экспрессии маркеров апоптоза лимфоцитов сыворотки крови

и патологии клеточного генома у больных колоректальным раком до и после хирургического лечения на фоне различных видов нутриционной поддержки

ГРУППЫ

Пока-затели

Сред-нее

Меди-ана

Мin

Max

Ниж-ний кварт. (25%)

Верх-ний кварт. (75%)

Стан-дартн.

откло-нение

Практически

здоровые доноры

АроFas

124,45

88,33

0,00

301,00

0,00

154,29

67,14

FasL

0,01

0,00

0,00

0,1

0,00

0,00

0,01

р53

2,32

2,79

0,84

5,00

2,62

3,38

0,84


К

О

Л

О

Р

Е

К

Т

А

Л

Ь

НЫЙ


Р

А

К

До операции

АроFas

243,69

75,47

0,00

524,86

0,00

296,04

99,94

FasL

0,09

0,00

0,00

0,22

0,00

0,17

0,06

р53

5,24

2,91

0,06

10,96

1,50

6,26

2,24

Группа

сравне-ния

1-е сутки

АроFas

233,40

166,00

113,0

281,57

166,00

229,00

24,46

FasL

0,53

0,18

0,00

0,96

0,00

0,75

0,23

р53

8,80

6,79

0,00

24,10

2,59

10,27

6,86

7-е сутки


АроFas

434,02

299,63

60,33

690,50

131,17

536,88

127,93

FasL

0,67

0,14

0,00

0,91

0,00

0,63

0,15

р53

12,89

12,66

6,00

17,50

9,40

13,10

3,87

Основ-ная группа

1-е сутки


АроFas

238,67

107,75

77,52

255,71

85,73

191,85

17,47

FasL

0,50

0,07

0,00

0,80

0,00

0,31

0,26

р53

7,91

6,65

0,39

16,30

1,57

13,49

5,02

7-е сутки


АроFas

109,05

63,54

32,86

178,60

63,54

141,50

35,24

FasL

0,07

0,07

0,00

0,15

0,03

0,09

0,04

р53

5,17

2,80

0,00

9,97

0,00

6,81

2,66

Статистически значимых различий между исследованными показателями у больных основной группы и группы сравнения в 1-е сутки после операции не отмечали (по всем показателям р>0,05). Но если сравнивать значения изучаемых биомаркеров в обеих группах с таковыми до операции, то результаты получились следующие: в 1-е сутки после радикального хирургического вмешательства происходило статистически значимое повышение уровня экспрессии мутантного гена р53 (p<0,05) и показателя апоптоза лимфоцитов FASL (p<0,001); также происходило статистически значимое снижение значений РЭА  (p<0,01) и СА19-9 (p<0,01).

К 7-м суткам послеоперационного периода, после проведения фармаконутритивной терапии больным основной группы и частичного парентерального питания больным группы сравнения, данные по исследованным биомаркерам были следующие:

- РЭА:  7,1+1,36 нг/мл и 14,38+2,66 нг/мл соответственно (p<0,01);

- СА19-9: 7,03+2,17 и 14,41+2,94 нг/мл  соответственно (p<0,01);

- p53: 5,17+2,66 U/ml и 12,89+3,87 U/ml соответственно (p<0,01);

- sFAS в лимфоцитах:  109,05+35,24 нг/мл и 434,02+127,93 нг/мл соответственно (p<0,01);

- FASL  в лимфоцитах:  0,07+0,04 нг/мл и 0,67+0,15 нг/мл соответственно (p<0,001).

Рис. 13. Динамика экспрессии РЭА сыворотки крови у больных колоректальным раком до

и после операции на фоне различных видов нутриционной поддержки


Рис. 14. Динамика экспрессии СА19-9 сыворотки крови у больных колоректальным  раком до и после операции на фоне различных видов нутриционной поддержки

Таким образом:

1. У больных раком прямой и ободочной кишок отмечается активация процессов апоптоза лимфоцитов и опухоль-подавляющего генома на фоне гиперэкспрессии онкоассоциированных маркёров (РЭА и СА19-9).

2. После операции у больных раком прямой и ободочной кишок происходят активация процессов апоптоза лимфоцитов и активация опухоль-подавляющего генома, хотя динамика значений ОМ до операции и после неё свидетельствует о радикальности проведенных хирургических вмешательств.

3. Отмечено выраженное положительное влияние фармаконутритивной терапии (в отличие от частичного парентерального питания) на динамику ОМ, а также ингибирование процессов апоптоза лимфоцитов и  процессов активации опухоль-подавляющего генома в раннем послеоперационном периоде у больных раком прямой и ободочной кишок (табл. 14).

Проведенные нами исследования показывают, что у больных раком желудка выявленные патологические процессы протекают тяжелее, особенно после хирургического вмешательства:

1. Более выражена нутриционная недостаточность; она труднее поддаётся коррекции (табл. 7 и 11).

2. Развивается более выраженный дисбаланс между провоспалительными и противовоспалительными цитокинами сыворотки крови (табл. 8 и 12).

3. У больных раком желудка отмечалась значительно более выраженная лейкопения по сравнению с больными колоректальным раком (табл. 10 и 14).

4. У больных раком желудка в отличие от больных колоректальным раком в раннем послеоперационном периоде развивается синдром системного воспалительного ответа.

       Выраженность апоптоза лимфоцитов и уровень экспрессии мутантного гена р53 как в 1-е сутки послеоперационного периода (группы сравнения и основные группы больных РЖ и колоректальным раком), так и на фоне фармаконутритивной терапии (7-е сутки) (основные группы больных РЖ и колоректальным раком) не отличались между собой.

Данные литературы (Шестопалов А.Е. [и др.], 2003, с.38-39) и полученные нами результаты позволили считать оптимальной суточной дозой  глутамина у больных раком желудка – 40,0г/сут N(2)L-аланин-L-глутамина и 20г/сут N(2)L-аланин-L-глутамина у пациентов колоректальным раком.

*  *  *

Изучение характера, степени тяжести и частоты послеоперационных гнойно-септических осложнений показало, что на 5-7-е сутки послеоперационного периода у больных раком желудка группы сравнения и основной группы развились следующие осложнения (табл. 15). В группе сравнения осложнения в послеоперационном периоде возникли у 13,63% больных, в основной группе – у 4,34% (p<0,01). Во всех случаях потребовалось выполнение релапаротомии с санацией и дренированием брюшной полости.

Таблица 14


Динамика содержания лейкоцитов сыворотки крови у больных колоректальным раком


Группы

больных

Л  Е  Й  К  О  Ц  И  Т  Ы

До операции

После операции

(1-е сутки)

После операции

(7-е сутки)

Абсолют.

количес-

тво х

х 109/л

%

лимфо-

цитов

%

моноци-

тов

%

нейтро-

филов

Абсолют.

количес-

тво х

х 109/л

%

лимфо-

цитов

%

моно-цитов

%

нейтро-

филов

Абсолют.

количес-

тво х

х 109/л

%

лимфо-

цитов

%

моно-цитов

%

нейтро-

филов

Основная

группа,

n=50

M1+m1

2,64

±

1,77


84,55

±

4,18


10,48

±

1,47


5,72

±

1,21


2,50

±

1,80


80,31

±

4,01


11,21

±

2,94


9,2

±

1,18


3,90

±

2,01


85,71

±

3,59


7,85

±

2,34


7,58

±

2,11

Группа

сравнения

n=46

M2+m2

2,64

±

1,77

84,55

±

4,18

10,48

±

1,47

5,72

±

1,21

2,74

±

1,38

84,17

±

2,23

7,31

±

1,59

8,98

±

1,89

1,96

±

0,84

86,46

±

5,65

6,53

±

1,04

7,9

±

1,41

р

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

<0,01

<0,05*

>0,05

>0,05*

<0,05

>0,05


* - по сравнению с данными до операции



Средний койко-день в основной группе составил 12,24+2,75 суток, в группе сравнения - 20,47+3,58 суток (p<0,02). Летальности в обеих группах не было.

На 7-е сутки послеоперационного периода статистически значимые различия между исследованными биомаркерами коррелировали  со статистически значимыми различиями данных частоты развития послеоперационных осложнений, то есть отмечалась прямая корреляционная зависимость между повышением уровней экспрессии мутантного гена р53, показателей апоптоза лимфоцитов (sFAS/FASL), а также СРБ и церулоплазмина (rs=0,847, rs=0,681, rs=0,811, rs=0,734,  rs=0,692 соответственно) и частотой гнойно-септических осложнений.

Таблица 15

Послеоперационные осложнения и летальность у больных раком желудка

О С Л О Ж Н Е Н И Е

Частота в %

(в скобках количество больных)

Основная группа, n=23

Группа сравнения, n=22

1. Несостоятельность швов

2. Абсцесс брюшной полости

ЛЕТАЛЬНОСТЬ

4,34 (1)

-

0

9,09 (2)

4,54 (1)

0

У больных колоректальным раком группы сравнения и основной группы на 5-7-е сутки послеоперационного периода были диагностированы следующие осложнения (табл. 16). В группе сравнения осложнения в послеоперационном периоде возникли у 10,85% больных (при этом у больных с несостоятельностью межкишечных анастомозов была выполнена релапаротомия с санацией, дренированием брюшной полости и наложением так называемой разгрузочной илеостомы; у больных с абсцессами брюшной полости также – релапаротомия с санацией и дренированием брюшной полости; у больной тазовым абсцессом – вскрытие и дренирование тазового абсцесса). В основной группе осложнений не отмечалось (p<0,001). Средний койко-день в основной группе составил 14,56+2,79 суток, в группе сравнения - 22,54+4,18 суток (p<0,02). Летальности в обеих группах не отмечалось.

Таблица 16

Послеоперационные осложнения и летальность у больных колоректальным раком

О С Л О Ж Н Е Н И Е

Частота в %

(в скобках количество больных)

Основная группа, n=50

Группа сравнения, n=46

1. Несостоятельность швов межкишечных анастомозов

2. Абсцесс брюшной полости

3. Тазовый абсцесс

ЛЕТАЛЬНОСТЬ

0

0

0

0

4,34  (2)

4,34 (2)

2,17 (1)

0

К 7-м суткам послеоперационного периода статистически значимые различия между исследованными биомаркерами коррелировали  со статистически значимыми различиями данных частоты развития послеоперационных осложнений, то есть наблюдалась прямая корреляционная зависимость между повышением уровней экспрессии мутантного гена р53, показателей апоптоза лимфоцитов (sFAS/FASL), а также СРБ и церулоплазмина (rs=0,876, rs=0,829, rs=0,817,  rs=0,679, rs=0,712 соответственно) и частотой гнойно-септических осложнений.

Таким образом, установлено статистически значимое влияние фармаконутритивной терапии на снижение частоты послеоперационных гнойно-септических осложнений у больных раком желудка, прямой и ободочной кишок.

Алгоритм назначения и проведения ранней фармаконутритивной терапии у больных раком желудка и колоректальным раком можно представить следующим образом (рис. 15).

Рис. 15. Алгоритм назначения фармаконутритивной терапии у больных раком желудка, прямой и ободочной кишок

Динамика исследованных нами патологических процессов у больных раком желудка, прямой и ободочной кишок и влияние на них операционной травмы и фармаконутритивной терапии в раннем послеоперационном периоде представлены на рис. 16 и 17.

Рис. 16. Фармаконутритивная терапия в коррекции основных патогенетических механизмов развития послеоперационных осложнений у больных раком желудка

Рис. 17. Фармаконутритивная терапия в коррекции основных патогенетических механизмов развития послеоперационных осложнений у больных колоректальным раком

Необходимо также отметить, что всем больным раком желудка и колоректальным раком, у которых развились послеоперационные гнойно-септические осложнения, была или продолжена (РЖ), или назначена фармаконутритивная терапия. У больных раком желудка после выполнения им релапаротомии, санации и дренирования брюшной полости эндоскопически за зону гастродуодено- или гастроэнтероанастомоза, на расстояние 30-40см дистальнее связки Трейтца (зона кишечного пейсмекера), устанавливался капиллярный назоинтестинальный зонд «NJFT-8» (Ирландия). Энтеральное зондовое питание начинали полуэлементными питательными смесями («Пептамен») с так называемого стартового режима, постепенно увеличивая концентрацию и объём вводимых ПС (с 400,0мл/сут 5%-ного раствора ПС до 1200,0мл/сут 10%-ного раствора; скорость введения не превышала 120,0мл/ч).

Больным раком желудка и больным колоректальным раком парентерально (через центральную вену) вводили «Кабивен-центральный», 2053,0мл/сут или «Оликлиномель №7-1000», 2000,0 мл/сут с введенным в них 200,0мл/сут «Дипептивена». Скорость введения не превышала 100,0-120,0мл/ч. Осложнений при проведении данного вида нутриционной поддержки ни у больных раком желудка, ни у больных раком прямой и ободочной кишок не наблюдали.

Среднее время проведения фармаконутритивной терапии при лечении послеоперационных осложнений у больных раком желудка составило 9,86+2,15 суток; у больных колоректальным раком -  7,35+3,18 суток.

ВЫВОДЫ:

  1. У больных раком желудка, прямой и ободочной кишок до оперативного вмешательства отмечаются повышение активности процессов перекисного окисления липидов, снижение антиоксидантной защиты, белково-энергетическая недостаточность, провоспалительный цитокиновый дисбаланс на фоне гиперэкспрессии острофазных белков сыворотки крови, усиление апоптоза лимфоцитов и повышенная активность опухоль-подавляющего генома.
  2. Операционная травма у больных раком желудка, прямой и ободочной кишок приводит к нарастанию белково-энергетической недостаточности, усилению апоптоза лимфоцитов, цитокинового провоспалительного дисбаланса сыворотки крови и повышению активности опухоль-подавляющего генома. Нарушение иммуно-регуляторных процессов и активация апоптоза лимфоцитов, сопровождающаяся гиперэкспрессией провоспалительных цитокинов у больных раком желудка, становятся основой  развития синдрома системного воспалительного ответа.
  3. Нарастающие белково-энергетическая недостаточность, апоптоз лимфоцитов, цитокиновый провоспалительный дисбаланс сыворотки крови, а также повышение активности опухоль-подавляющего генома на фоне гиперэкспрессии острофазных белков сыворотки крови являются ведущими патогенетическими механизмами развития гнойно-септических осложнений в раннем послеоперационном периоде у больных раком желудка, прямой и ободочной кишок.
  4. Эффективной оценкой сочетанного хирургического и фармаконутритивного лечения в раннем послеоперационном периоде у больных раком желудка, прямой и ободочной кишок является исследование  содержания С-реактивного белка и церулоплазмина, маркеров апоптоза лимфоцитов, цитокинового профиля, активности опухоль-подавляющего генома наряду с определением ракового эмбрионального антигена и СА 19-9.
  5. Своевременная фармаконутритивная терапия (с глутамином) в раннем послеоперационном периоде купирует синдром системного воспалительного ответа и патологию иммуно-регуляторных систем, снижая, таким образом, частоту послеоперационных гнойно-септических осложнений с 13,63% до 4,34% у больных раком желудка, и исключая их развитие у пациентов раком прямой и ободочной кишок.
  6. Для оценки качества сочетанного хирургического и фармаконутритивного лечения, а также прогнозирования течения раннего послеоперационного периода у больных раком желудка, прямой и ободочной кишок необходимо исследование молекулярно-генетических маркеров:

- состояния иммуно-регуляторных систем (IL-1β, IL-4, IL-6, IL-8);

- активности апоптоза лимфоцитов (Apo/FAS и FASL);

- состояния опухоль-подавляющего генома (р-53).

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ:

      1. С целью оценки качества сочетанного хирургического и фармаконутритивного лечения, а также прогнозирования течения раннего послеоперационного периода у больных раком желудка, прямой и ободочной кишок до операции, в 1-2-е сутки и на 7-е сутки послеоперационного периода целесообразно определять уровень экспрессии мутантного гена р53, маркеры апоптоза лимфоцитов (APO/FAS  и FASL), экспрессию провоспалительных цитокинов сыворотки крови: IL-1β и IL-6 («кахектинов»), а также IL-8 и противовоспалительного цитокина IL-4.
      2. Для оценки эффективности нутриционной поддержки наряду с определением общепринятых соматометрических и лабораторных показателей нутриционного статуса у больных раком желудка, прямой и ободочной кишок в раннем послеоперационном периоде (1-2-е сутки и 7-е сутки) целесообразно определять уровень экспрессии мутантного гена р53, маркеры апоптоза лимфоцитов (APO/FAS  и FASL), а также уровень провоспалительных цитокинов сыворотки крови: IL-1β, IL-6, IL-8 и противовоспалительного цитокина  IL-4.
      3. Больным раком желудка, прямой и ободочной кишок после выполнения радикальных оперативных вмешательств фарамаконутритивная терапия с глутамином должна назначаться своевременно, со 2-х суток послеоперационного периода, с целью профилактики развития гнойно-септических осложнений.
      4. Для предотвращения возможного негативного влияния жировых эмульсий на процессы оксидативного стресса и функцию иммунной системы у хирургических больных в послеоперационном периоде при проведении полного парентерального питания, необходимо обязательное введение глутамина. При этом среднесуточная доза у больных раком желудка должна составлять 40,0г/сут N(2)L-аланина-L-глутамина, а у больных раком прямой и ободочной кишок – 20,0г/сут N(2)L-аланина-L-глутамина.
      5. После выполнения радикального хирургического лечения полное парентеральное питание у больных раком желудка целесообразно комбинировать либо с энтеральным зондовым питанием полуэлементными питательными смесями, либо (у больных раком прямой и ободочной кишок) с пероральным энтеральным питанием в режиме sip feeding сбалансированными питательными смесями с противовоспалительным направленным действием.
      6. При развитии послеоперационных гнойно-септических осложнений у больных раком желудка необходимо назначать комбинированное парентерально-энтеральное питание системами «всё – в одном» с введенным в них не менее 40,0г/сут N(2)L-аланина-L-глутамина и через эндоскопически установленный капиллярный назоинтестинальный зонд  - энтеральное питание полуэлементными питательными смесями.


Список работ, опубликованных по теме диссертации:

1. С.С. Слесаренко, В.Г. Лысенко. Профилактика осложнений у больных после резекции желудка по поводу стеноза пилородуоденальной зоны язвенной этиологии с помощью сбалансированного энтерального зондового питания и внутрипросветной эндоскопии // Парентеральное и энтеральное питание: Материалы VIII Международного конгресса. – М., 2004. – С.91-92.

2. С.С. Слесаренко, В.П. Милосердов, В.Г. Лысенко. К вопросу об организации клинического искусственного питания в многопрофильном стационаре // Парентеральное и энтеральное питание: Материалы VIII Международного конгресса. – М., 2004. – С.43.

3. Лечебное питание онкологических больных: методические рекомендации; Сост.:  А.А. Газизов, В.Г. Лысенко, Е.А. Беклемишева. - Уфа, 2004.- 26с.

4. Способ определения пищевого статуса больных и методы его коррекции специализированными продуктами лечебного питания в условиях стационарного и стационарно-курортного лечения: методические рекомендации; Сост.: В.А. Тутельян, Т.С. Попова, И.Н. Лейдерман, В.Г. Лысенко. – М., 2004. – 42с.

5. Лечебное и энтеральное клиническое питание у больных в многопрофильном стационаре: монография / В.П. Милосердов, С.С. Слесаренко, В.Г. Лысенко. -  Саратов: Изд-во Саратовский писатель, 2004. – 58с.

6. С.С. Слесаренко, В.Г. Лысенко. Нутритивная поддержка больных панкреонекрозом // Искусственное питание и инфузионная терапия больных в медицине критических состояний: Материалы 5-й Межрегиональной научно-практической конференции.  – СПб., 2005. – С. 38-40.

7. С.С. Слесаренко, В.Г. Лысенко. Энтеральное клиническое питание с использованием чрескожных, эндоскопически контролируемых гастростомий // Искусственное питание и инфузионная терапия больных в медицине критических состояний: Материалы 5-й Межрегиональной научно-практической конференции. – СПб., 2005. – С. 40-41.

8. А.С. Слесаренко, С.С. Слесаренко, В.Г. Лысенко. Клиническое питание у больных деструктивным панкреатитом // Парентеральное и энтеральное питание: Материалы IX Международного конгресса. – М., 2005. – С.79.

9. А.С. Слесаренко, С.С. Слесаренко, В.Г. Лысенко. Система нутритивной поддержки у различных категорий хирургических больных // Парентеральное и энтеральное питание: Материалы IX Международного конгресса. – М., 2005. – С.79-80.

10. А.С. Слесаренко, С.С. Слесаренко, В.Г. Лысенко. Современные аспекты организации нутритивной поддержки в многопрофильном стационаре // Искусственное питание и инфузионная терапия больных в медицине критических состояний: Материалы 6-й Межрегиональной научно-практической конференции. – СПб., 2006. – С.75-76.

11. А.С. Слесаренко, С.С. Слесаренко, В.Г. Лысенко.  Клиническое искусственное питание у больных после комбинированных операций по поводу рака желудка // Сборник научных трудов, посвященный 80-летию Клинической больницы №3 СГМУ.- Саратов: Изд-во СГМУ, 2006. - С.156-158.

12. А.С. Слесаренко, С.С. Слесаренко, В.Г. Лысенко. Оперативная эндоскопия в лечении острого панкреатита и различных форм панкреонекрозов // Сборник научных трудов, посвященный 80-летию Клинической больницы №3 СГМУ. - Саратов: Изд-во СГМУ, 2006. - С.175-183.

13. А.С. Слесаренко, С.С. Слесаренко, В.Г. Лысенко.  Нутриционная поддержка у больных после  расширенных операций по поводу рака желудка // Парентеральное и энтеральное питание: Материалы Х Международного конгресса. – М., 2006. - С.94-95.

14. А.С. Слесаренко, С.С. Слесаренко, В.Г. Лысенко.  Нутриционная поддержка и оперативная эндоскопия в лечении больных различными формами панкреонекрозов // Парентеральное и энтеральное питание: Материалы Х Международного конгресса. – М., 2006. - С.96-97.

15. В.Г. Лысенко, А.С. Слесаренко, С.С. Слесаренко.  Клиническое искусственное питание и оперативная эндоскопия в лечении острого панкреатита и различных форм панкреонекрозов // Вестник интенсивной терапии. – 2007. - №1. – С.47-51.

16. А.С. Слесаренко, С.С. Слесаренко, В.Г. Лысенко.  Нутриционная поддержка в профилактике развития осложнений у больных колоректальным раком // Вестник Санкт-Петербургской государственной медицинской академии им. И.И. Мечникова. – 2007. - №2.-С.107-112.

17. А.С. Слесаренко, С.С. Слесаренко, В.Г. Лысенко.  Нутриционная поддержка в профилактике послеоперационных гнойно-септических осложнений у больных раком желудка // Актуальные вопросы профилактики и лечения хирургических инфекций: Материалы Всероссийской конференции. - М., 2007. – С. 75-76.

18. А.С. Слесаренко, В.Л. Мещеряков, В.Г. Лысенко.  Нутриционная поддержка в предоперационной подготовке больных диффузным токсическим зобом / Современные аспекты хирургической эндокринологии: Материалы XVI Российского симпозиума. – Саранск, 2007. – С.153-154.

19. А.С. Слесаренко, С.С. Слесаренко, В.Г. Лысенко.  Нутриционная поддержка у больных раком пищевода // Парентеральное и энтеральное питание: Материалы XI Международного конгресса. - М., 2007. – С.46-47.

20. А.С. Слесаренко, С.С. Слесаренко, В.Г. Лысенко.  Опыт осуществления чрескожных, эндоскопически контролируемых гастростомий // Парентеральное и энтеральное питание: Материалы XI Международного конгресса. – М., 2007. – С.48.

21. В.Г. Лысенко. Клинические, экономические и организационные аспекты применения раствора аминокислот «Хаймикс» при осуществлении нутриционной поддержки у больных в абдоминальной хирургии // Парентеральное и энтеральное питание: Материалы XI Международного конгресса. - М., 2007. – С.49.

22. В.Г. Лысенко, А.С. Слесаренко, С.С. Слесаренко. Нутриционная поддержка у пациентов колоректальным раком // Травма груди и гнойно-септические осложнения в хирургии: Материалы областной конференции. - Балаково, 2007. – С.76-77.

23. С.С. Слесаренко, В.Г. Лысенко. Клиническое искусственное питание в профилактике послеоперационных осложнений у больных раком пищевода // Сибирский медицинский журнал. – 2008. - №2. – С.38-42.

24. С.С. Слесаренко, В.Г. Лысенко. Опыт эндоскопически контролируемых малоинвазивных вмешательств для проведения энтерального питания // Высокие технологии в медицине: Материалы II Научно-практической конференции хирургов и урологов. – Н. Новгород, 2008. – С.204-205.

25. S.S. Slesarenko, V.G. Lysenko, V.E. Fedorov.  Nutritional support for preventing postoperative complications in patients with colorectal cancer // Abstracts of International Central-European Congress of Coloproctologists. – M., 2008. – P.94.

26. В.Г. Лысенко, С.С. Слесаренко, В.Э. Фёдоров. Клиническое искусственное питание в профилактике гнойно-септических осложнений у больных осложнёнными формами рака желудка // Парентеральное и энтеральное питание: Материалы XII Международного конгресса. - М., 2008. – С.30-31.

27. С.С. Слесаренко, В.Г. Лысенко. Чрескожные, эндоскопически контролируемые гастростомии – высокотехнологичное хирургическое вмешательство для проведения энтерального питания // Сибирский медицинский журнал. – 2008. - №8. – С.92-96.

28. С.С. Слесаренко, В.Г. Лысенко. Нутриционная поддержка и оперативная эндоскопия в лечении острого панкреатита и различных форм панкреонекрозов // Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология.– 2009. - № 2. – С.47-51.

29. В.М. Попков, О.С. Волкова, В.Г. Лысенко. Организация нутриционной поддержки в многопрофильном стационаре // Вестник Российской Военно-медицинской академии. – 2009. - №1.- Часть I. -  С.215.

30. В.Г. Лысенко, Н.Б. Захарова, С.С. Слесаренко.  Нутриционная поддержка и молекулярно-генетические маркеры патологии иммунной системы у больных раком желудка // Вестник Российской Военно-медицинской академии. – 2009. - №1.- Часть II. -  С.907.

31. В.Г. Лысенко, Н.Б. Захарова, С.С. Слесаренко.  РЭА, СА 19-9 и маркеры патологии иммуно-регуляторных систем в оценке эффективности хирургического лечения рака желудка в послеоперационном периоде на фоне различных видов нутриционной поддержки // Сибирский медицинский журнал. – 2009. - №6.- С.119-126.

32. В.Г. Лысенко, Н.Б. Захарова, С.С. Слесаренко.  Нутриционная поддержка и молекулярно-генетические маркеры патологии иммунной системы и клеточного генома у больных раком желудка // Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии и колопроктологии. – 2009. - №5. – С.140.

33. В.Г. Лысенко, Н.Б. Захарова, С.С. Слесаренко.  Фармаконутритивная терапия патологии иммунной системы и клеточного генома у больных раком прямой и ободочной кишки // Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии и колопроктологии. – 2009. - №5. – С.140.

34. В.М. Попков, О.С. Волкова, В.Г. Лысенко.  Новый способ организации клинического питания в многопрофильном стационаре // Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии и колопроктологии. – 2009. - №5. – С.141.

35. В.Г. Лысенко, Н.Б. Захарова, С.С. Слесаренко.  Оценка эффективности сочетанного хирургического и фармаконутритивного лечения у больных колоректальным раком // Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология.– 2009. - №6. – С.68-77.

36. Нутриционная поддержка в коррекции патологии иммуно-регуляторных систем у больных раком желудочно-кишечного тракта: монография / С.С. Слесаренко, Г.А. Блувштейн, Н.Б. Захарова, В.Г. Лысенко. - Саратов: Изд-во «Новый Ветер», 2009. – 288с.

СПИСОК  СОКРАЩЕНИЙ

АОЗ – антиоксидантная защита

ВГ (GSH) – восстановленный глютатион

ДРЕ – действительные расходы энергии

ЕОО – основной энергообмен

ЖКТ – желудочно-кишечный тракт

ИМТ – индекс массы тела

КИП – клиническое искусственное питание

КЖСТ – толщина кожно-жировой складки над трицепсом

МДА – малоновый диальдегид

НП – нутриционная поддержка

ОБ – острофазные белки

ОГ (GSSG)  – окисленный глютатион

ОМ – онкоассоциированные маркёры

ОМП – окружность мышц плеча

ОП – окружность плеча

ОРИТ – отделение реанимации и интенсивной терапии

ПОЛ – перекисное окисление липидов

ППП – полное парентеральное питание

ПС – питательная смесь

РЖ – рак желудка

РЭА – раковый эмбриональный антиген

СР – свободные радикалы

ССВО – синдром системного воспалительного ответа

СОД - супероксиддисмутаза

ФКС - фиброколоноскопия

ФНО-α – фактор некроза опухоли-альфа

ФЭГДС – фиброэзофагогастродуоденоскопия

УЗИ – ультразвуковые исследования

ЧДД – частота дыхательных движений

ЧСС – частота сердечных сокращений

ЭЗП – энтеральное зондовое питание

ЭКГ – электрокардиография

IL-1β – интерлейкин-1-бета

IL-4 – интерлейкин-4

IL-6 – интерлейкин-6

IL-8 – интерлейкин-8

SIRS - systemic inflammatory response syndrome

TGF-β – transformic growth factor-β (трансформирующий фактор роста-бета)






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.