WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Кривощеков Евгений Владимирович

КЛИНИКО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ ИШЕМИЧЕСКОЙ КАРДИОМИОПАТИИ

14.01.05 – кардиология

14.01.26 – сердечно-сосудистая хирургия

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Томск – 2010

Работа выполнена в Учреждении РАМН Научно-исследовательском институте кардиологии СО РАМН

Научные консультанты:

доктор медицинских наук, профессор Шипулин Владимир Митрофанович

доктор медицинских наук, профессор Попов Сергей Валентинович

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор

Тепляков Александр Трофимович

доктор медицинских наук, профессор

Цеханович Валерий Николаевич

доктор медицинских наук, профессор

Алшибая Михаил Дурмишханович

Ведущая организация:

Федеральное государственное учреждение «Российский кардиологический научно-производственный комплекс» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации

Защита диссертации состоится «15» декабря 2010 г. в 9 часов на заседании диссертационного совета Д 001.036.01 при Учреждении РАМН Научно-исследовательском институте кардиологии СО РАМН (634012, г. Томск, ул. Киевская 111а).

С диссертацией можно ознакомиться в научно-медицинской библиотеке НИИ кардиологии СО РАМН, г. Томск.

Автореферат разослан « ___ » _______________ 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

д.м.н., профессор

Ворожцова И.Н.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность проблемы

Лечение СН является главной медицинской и социальной проблемой в мире. Фремингемское исследование показывает, что в США, в популяции лиц старше 45 лет, число больных с клинически выраженной СН составляет 2,5% или 5 миллионов человек в абсолютных цифрах. В европейской популяции распространенность симптоматической СН колеблется от 0,4 до 2%. В России по данным разрозненных исследований распространенность хронической СН составляет в среднем 9,6% (Rosamond W. еt al., 2007; Metra M., et al., 2008; Беленков Ю.Н., 2000; Агеев Ф.Е., 2000).

Все исследования свидетельствуют о том, что ведущую роль в этиологии ХСН занимает ИБС, на долю которой приходится 60% случаев (Kaesemeyer W.H., 1994).

Для обозначения пациентов с хронической СН и ИБС в анамнезе был введен в клиническую практику термин «ишемическая кардиомиопатия» – состояние, характеризующееся дисфункцией миокарда с неадекватной перфузией, вызванное обструктивным заболеванием коронарных артерий и проявляющееся кардиомегалией и симптомами застойной сердечной недостаточности (Bruch G.E. 1970; Felker G.M., 2002). Причем клинические исходы ишемической кардиомиопатии во много раз хуже исходов дилятационной и гипертрофической кардиомиопатий (Bart B. A. 1997).

Изолированная медикаментозная терапия этой тяжелой категории пациентов имеет неудовлетворительные результаты, и пятилетняя выживаемость не превышает 50% по данным различных исследований (Агеев Ф.Т., 2000; Wang T.J., 2003). Смертность среди больных тяжелых ФК хронической СН в течение года составляет 35-50%. Неэффективность терапевтического лечения свидетельствует об актуальности проблемы поиска немедикаментозных путей коррекции СН.

Наиболее радикальный метод лечения ИКМП – трансплантация сердца. Продолжительность жизни больных, перенесших операцию трансплантации сердца составляет в среднем 9,1 года, что намного выше, чем результаты медикаментозного лечения хронической СН (Hosenpud J.D., 1996). Проблемы донорства, стоимости и безопасности иммуносупрессивной терапии, необходимость частых повторных инвазивных исследований, включая биопсию миокарда, делают трансплантацию сердца уделом лишь малого числа высокоспециализированных клиник.

Сложности широкого внедрения трансплантации сердца привели к поиску и развитию альтернативных хирургических технологий лечения хронической СН и ИКМП, в частности.

Современные методы хирургического лечения хронической СН включают в себя реваскуляризацию миокарда, пластические вмешательства на атриовентрикулярных клапанах и их протезирование, реконструкцию полости левого желудочка, электрофизиологические методы лечения, искусственный левый желудочек и трансплантацию стволовых клеток.

Однако, показания, противопоказания, вопросы выживаемости, клинической и гемодинамической эффективности данных вмешательств в среднесрочном периоде до сих пор остаются предметом жарких дискуссий. Это препятствует формулированию диагностического алгоритма и повышению качества лечения пациентов с ИКМП.

Указанные выше нерешенные вопросы и послужили основанием для проведения настоящего исследования.

Цель исследования

Разработать и внедрить в клиническую практику оптимальную кардиологическую тактику хирургического лечения хронической сердечной недостаточности у больных с ишемической кардиомиопатией на основании оценки клинической и морфо-функциональной эффективности различных видов оперативных вмешательств.

Задачи исследования

  1. Изучить клиническое течение заболевания, показатели сократительной функции сердца, результаты лечения у больных с ишемической кардиомиопатией, перенесших операцию прямой реваскуляризации миокарда.
  2. Изучить клиническое течение заболевания, показатели сократительной функции сердца, результаты лечения у больных с ишемической кардиомиопатией, перенесших операцию реконструкции полости левого желудочка.
  3. Изучить клиническое течение заболевания, показатели сократительной функции сердца, результаты лечения у больных с ишемической кардиомиопатией, перенесших операцию восстановления запирательной функции митрального клапана.
  4. Изучить клиническое течение заболевания, показатели сократительной функции сердца и результаты лечения у больных с ишемической кардиомиопатией, перенесших операцию электростимуляционной кардиомиопластики.
  5. Изучить влияние сердечной ресинхронизирующей терапии (временной и постоянной) на клиническое течение, показатели сократительной функции сердца и результаты лечения у больных с ишемической кардиомиопатией. Определить электрофизиологические критерии для проведения временной бивентрикулярной стимуляции и оценить её влияние на центральную гемодинамику в раннем послеоперационном периоде у больных с обширным постинфарктным кардиосклерозом.
  6. Оценить морфофункциональное состояние и морфометрические показатели миокарда левого желудочка и миокарда ушка правого предсердия у больных с ишемической кардиомиопатией. Выявить патоморфологические предикторы дилатации левого желудочка и прогрессирования сердечной недостаточности в послеоперационном периоде у больных ишемической болезнью сердца с обширным постинфарктным кардиосклерозом.
  7. Изучить влияние наружного ограничительного эластического мешка из никелида титана, как возможного метода предотвращения послеоперационного ремоделирования левого желудочка и сохранения функции сердца в условиях экспериментальной модели постинфарктного кардиосклероза.
  8. По данным комплексного клинико-инструментального, функционального и патоморфологического исследования сформулировать современные показания для хирургического лечения больных с ишемической кардиомиопатией.

Научная новизна

Впервые:

  • предложен критерий определения выраженности и направленности процесса послеоперационного ремоделирования ЛЖ (КСИ). Проведен корреляционный анализ клинических, инструментальных и морфологических факторов и КСИ. Показана достоверная корреляционная связь с исходными клиническими, инструментальными данными и морфометрическими параметрами миокарда ЛЖ  и ПП по данным интраоперационной биопсии у больных с ИКМП.
  • Предложены прогностические критерии развития  послеоперационного ремоделирования ЛЖ и прогрессирования СН в отдаленном послеоперационном периоде у больных с ИКМП, на этапе до оперативного лечения на основе клинических факторов риска и анализа функциональной морфологии миокарда по результатам интраоперационной биопсии миокарда.
  • предложен и разработан оригинальный метод временной БВС, позволяющий улучшить гемодинамические показатели и нормализовать систолическую и диастолическую функцию сердца в раннем послеоперационном периоде у пациентов с ишемической кардиомиопатией.
  • в условиях экспериментальной модели ишемической кардиомиопатии разработана и изучена альтернативная хирургическая технология, препятствующая расширению желудочков и сохраняющая функцию сердца, – наружный ограничительный эластический мешок из никелида титана. Разработан дифференцированный подход к различным видам хирургической коррекции у пациентов с ишемической дисфункцией ЛЖ.
  • проведен сравнительный анализ эффективности различных методов хирургической коррекции СН на процесс ремоделирования ЛЖ у пациентов с ИКМП.

Практическая значимость результатов исследования

На основании проведенного исследования получены новые данные о ремоделировании ЛЖ, разработаны новые методы прогнозирования результатов хирургического лечения у пациентов с ИКМП с учетом дооперационной оценки морфологии миокарда. Выделенные клинические, функциональные и патоморфологические предикторы исхода реконструктивных операций позволяют хирургу планировать вид и объем кардиохирургического вмешательства у пациентов с ИБС и выраженной систолической дисфункцией ЛЖ. Эхокардиография и однофотонная эмиссионная компьютерная томография сердца с нагрузочными пробами, включенные в протокол предоперационного обследования больных, помогают определить жизнеспособность и обратимость ишемической дисфункции ЛЖ и отобрать кандидатов на коронарную реваскуляризацию миокарда. Применение временной сердечной ресинхронизирующей терапии улучшает систолическую насосную функцию ЛЖ и снижает инотропную поддержку в раннем послеоперационном периоде. Дооперационная биопсия миокарда дает возможность прогнозировать повторное послеоперационное ремоделирование левого желудочка и применять во время операции устройства, предотвращающие дилатацию ЛЖ.

Все вышесказанное способствует уменьшению риска оперативного вмешательства и улучшению ближайших и отдаленных результатов хирургического лечения пациентов с ИКМП.

Основные положения, выносимые на защиту

1. Аортокоронарное шунтирование является наиболее безопасным из всех имеющихся на сегодняшний день хирургических методов лечения ишемической кардиомиопатии. Изолированная реваскуляризация миокарда у больных с ишемической кардиомиопатией купирует стенокардию, но не приводит к значительному изменению объема полости левого желудочка и увеличению его сократительной функции, не уменьшает функциональный класс сердечной недостаточности в отдаленном послеоперационном периоде.

2. При оперативном лечении больных с ишемической кардиомиопатией необходимо выполнять полную коррекцию всей сердечной патологии, которая кроме коронарного шунтирования включает в себя редукцию полости левого желудочка, пластику его внутрижелудочковой заплатой и устранение имеющейся клапанной патологии. Результатом операции является значительное сокращение полости левого желудочка и приведение в соответствие соотношения объема, массы и геометрии левого желудочка.

3. Эффективность хирургической реконструкции левого желудочка и восстановления запирательной функции митрального клапана ограничивается развитием в послеоперационном периоде повторного ремоделирования, которое, происходит в 35% случаев. В основе его лежит исходное морфофункциональное состояние миокарда левого желудочка. Наличие воспалительной инфильтрации миокардиальной стромы и выраженный фиброз миокарда у больных с ишемической кардиомиопатией являются факторами, связанными с неблагоприятным отдаленным результатом оперативных вмешательств.

4. Сердечная ресинхронизирующая терапия положительно влияет на внутрисердечную гемодинамику, улучшая клиническое течение сердечной недостаточности у пациентов с ишемической кардиомиопатией. Временная бивентрикулярная стимуляция положительно влияет на внутрисердечную гемодинамику в раннем послеоперационном периоде и снижает риск развития транзиторной дисфункции миокарда, после восстановления коронарного кровотока. Улучшение систолической функции левого желудочка и уменьшение размеров сердца на фоне постоянной сердечной ресинхронизирующей терапии происходит уже в раннем послеоперационном периоде и сохраняется в течение года.

5. Реконструкция левого желудочка и коронарная реваскуляризация миокарда в сочетании с медикаментозной терапией у пациентов с ишемической кардиомиопатией имеет достоверно лучшие результаты по сравнению с изолированным коронарным шунтированием или консервативным лечением. Она достоверно уменьшает симптоматику сердечной недостаточности и стенокардии, увеличивается толерантность к физической нагрузке, как в ближайшем, так и отдаленном периоде наблюдения.

Личный вклад автора

Весь материал, представленный в диссертации, получен, обработан, проанализирован и описан лично автором. Автор самостоятельно разработал план обследования пациентов до и после выполнения оперативного лечения, принимал активное участие в хирургическом лечении пациентов с ИБС осложненной СН, провел научный и статистический анализ полученных данных.

Апробация работы и публикации по теме диссертации

Основные положения работы доложены и обсуждены:

на VII – XIV Всероссийских съездах сердечно-сосудистых хирургов (Москва 2001 – 2008 г.г.); на 3, 4 Научных чтениях посвященных памяти академика Е.Н. Мешалкина с международным участием (Новосибирск 2003, 2004 г.г.); на международном конгрессе 5th International Congress on Coronary Artery Disease – From Prevention to Intervention - ICCAD (Florence, Italy 2003); на международном конгрессе 3rd International Congress THE FAILING HEART UNDER STRESS. Multifactorial aspects of acute and chronic heart failure (Amsterdam, Netherland 2005); на международном конгрессе 55th International Congress The European Society for Cardio-Vascular Surgery (St. Petersburg, Russia 2006); на международном конгрессе 56th International Congress The European Society for Cardio-Vascular Surgery (Venice, Italy 2007); на заседании Президиума Сибирского отделения Российской академии медицинских наук (Новосибирск 2007); на 2 съезде кардиологов Сибирского Федерального округа (Томск 2007); на международном конгрессе 18th World Congress World Society of Cardio-Thoracic Surgeons (Kos Island, Greece 2008); на объединенном съезде кардиологов и кардиохирургов Сибирского федерального округа (Томск 2009).

Публикации. По теме диссертации опубликовано 69 печатных работ, из них 16 научных статей в журналах, рекомендованных ВАК РФ. Получено 5 патентов на изобретения.

Результаты работы отражены в главах монографий «Коронарная и сердечная недостаточность» под общей редакцией академика РАМН, профессора Р.С. Карпова и «Фундаментальные аспекты лечения сердечной недостаточности в кардиохирургии» под редакцией Заслуженного деятеля науки РФ профессора В.М. Шипулина и академика РАМН, профессора Р.С. Карпова.

Структура и объем диссертации

Работа состоит из введения, обзора литературы, описания материала и методов исследования, 5 глав собственного материала, заключения, выводов, практических рекомендаций, списка литературы. Диссертация изложена на 260 страницах машинописного текста и содержит 54 таблицы и 60 рисунков. Список использованной литературы содержит перечень 224 работ, в том числе 43 отечественных и 181 зарубежных авторов.

Материал и методы Исследования

Работа состоит из трех взаимосвязанных частей: клинической, морфологической и экспериментальной.

В рамках клинической части проанализированы результаты хирургического лечения СН у 458 пациентов с манифестирующей ИКМП, находившихся на обследовании и лечении в клиниках НИИ кардиологии СО РАМН с 1989 по 2008 годы. Характерными признаками, позволившими нам объединить этих пациентов в рамках одной работы, явились манифестирующие симптомы СН на фоне ИБС, приведшие к снижению или утрате трудоспособности, и неэффективность медикаментозных методов лечения.

Критериями включения пациентов в исследование являлись: ФВ ЛЖ менее либо равная 40%, наличие в анамнезе ИМ.

Критериями исключения пациентов из исследования были следующие: отсутствие ИМ в анамнезе, сочетание ИБС с пороками сердца ревматической и инфекционной этиологии, острый ИМ, ОНМК, сопутствующая патология являющаяся противопоказанием к операции с ИК, для CРТ дополнительным критерием исключения было отсутствие адекватной реваскуляризации до включения в исследование.

Материалом для морфологической части исследования явились интраоперационные биоптаты миокарда ЛЖ и ушка ПП, взятые у 105 пациентов. Биопсия ушка ПП проводилась на этапе канюляции ПП. Биопсию миокарда ЛЖ брали во время ХРЛЖ, из переходной зоны на границе рубцовоизмененного и неизмененного миокарда. На гистологических препаратах изучалась функциональная морфология миокарда у пациентов с ИКМП.

Экспериментальная часть исследования посвящена изучению влияния наружный ограничительный эластический мешок (НОЭМ) оригинальной конструкции, как возможного метода предотвращения послеоперационного ремоделирования сердца в условиях экспериментальной модели постинфарктного кардиосклероза. В ходе эксперимента проводились стендовые испытания НОЭМ, дополненные изучением результатов применения устройства на 14 беспородных собаках с созданной ранее ПАЛЖ, как модели хронической СН.

В зависимости от проведенной операции пациенты были разбиты на пять групп. В первую группу (I) вошли 42 пациента, которым была выполнена операция электростимуляционной КМП, во вторую (II), 158 пациентов с изолированной реваскуляризацией миокарда. Третью группу (III), составили 182 пациента, с КШ и реконструкцией ЛЖ по Дору. В четвертую группу (IV) включены 50 пациентов, которым комплексное хирургическое лечение было дополнено восстановлением запирательной функции МК. В пятую группу (V) вошли 26 пациентов, которым после реваскуляризации был имплантирован бивентрикулярный стимулятор для проведения СРТ.

По дооперационным демографическим и клиническим данным обсуждаемые группы были сопоставимы (таб. 1).

Таблица 1

Исходные дооперационные показатели пациентов, включенных в исследование

Показатели

Группы больных

I

II

III

IV

V

Всего больных

42

158

182

50

26*

Возраст (лет)

47,3±7,5

53,7±7,62

55,9±8,4

52,61±4,65

60,2±14,7

Мужчин

42(100%)

145(91,7%)

173(95,2%)

46(92,0%)

26(100%)

Женщин

0

13(8,3%)

9(4,8%)

4(8,0%)

0

ФК стенокардии

I

0

0

8(4,3%)

4(8%)

0

II

6(14,3%)

24(15,2%)

25(13,7%)

11(22,0%)

0

III

29(69,0%)

85(53,8%)

92(50,5%)

19(38,0)

0

IV

5(11,9%)

27(17,9%)

35(19,2%)

10(20%)

0

Без стенокардии

2(4,8%)

13(8,23%)

16(8,8%)

2(4%)

26(100%)

Прогрессирующая стенокардия

0

9(8,23%)

6(3,2%)

0

0

СН по NYHA

I

0

0

0

5(10%)

0

II

1(2,4%)

24(15,9%)

42(23,1%)

8(16,0%)

0

III

37(88,0%)

85(53,8%)

109(59,8%)

26(52,0%)

17(32,8%)

IV

4(9,6%)

27(17,9%)

31(17,0%)

11(22,0%)

8(67,2%)

Регургитация

на МК

0

33(78,6%)

17(10,8%)

29(15,9%)

0

0

I

6(14,29%)

61(38,6%)

75(41,2%)

0

0

II

5(11,9%)

39(24,7%)

38(20,9%)

0

11(42,3%)

III

0

41(25,9%)

40(21,9%)

35(57,4%)

15(53,8%)

IV

0

0

0

15(24,6%)

0

Среднее количество пораженных КА

1,72±0,7

1,5±0,9

1,3±0,9

1,58±0,4

0*

ФВ ЛЖ (%)

28,3±3,9

34,9±6,8

32,1±7,9

32,5±6,4

30,2±7,1

КСИ (мл/м2)

102,4±17,7

67,9±9,1

73,0±8,7

61,1±21,9

97,7±13,0

КДИ (мл/м2)

130,3±19,3

104,6±8,9

115,9±14,9

89,8±11,9

132,11±18,3

Гипертоническая болезнь

13(30,95%)

93(58,9%)

107(58,8%)

18(36,0%)

17(65,4%)

СД II типа

8(19,0%)

26(16,5%)

31(17,0%)

12(24,0%)

5(19,2%)

Примечание: * пациенты включались в исследования только после проведенной ранее полной и адекватной реваскуляризации

По всем указанным признакам между пациентами I, II, III, IV и V групп достоверных различий не выявлено

Причиной развития СН у пациентов всех групп была ИБС, развившийся после острого ИМ кардиосклероз, нарушил сократительную функцию ЛЖ и на момент хирургического лечения большинство пациентов имели III ФК СН по NYHA.

Больным проводилось медикаментозное лечение СН и ИБС в соответствии с рекомендациями ВНОК, однако СН была резистентной к проводимой терапии.

Пациентам анализируемых групп были выполнены различные виды оперативных вмешательств, количество и спектр которых, представлен в таб. 2.

Таблица 2

Количество и спектр выполненных операций в анализируемых группах

Вид оперативного вмешательства

Количество больных

Группа I (n=42)

Одномоментная КМП

20 (47,6%)

Двухмоментная КМП

14 (33,3%)

Двухмоментная КМП+АКШ

8 (19,1%)

Группа II (n=152)

Без использования ИК

20 (13,16%)

С использованием ИК

132 (86,84%)

АКШ + ТМЛР

12 (7,89%)

Группа III (n=182)

АКШ+ХРЛЖ

178 (97,8%)

ХРЛЖ+ТМЛР

4 (2,2%)

Группа IV (n=50)

АКШ + пластика МК

13 (26%)

АКШ+протезирование МК

17 (34%)

АКШ+пластика МК + ХРЛЖ

12 (24%)

АКШ+протезирование МК + ХРЛЖ

8 (16%)

Группа V (n=26)

Стентирование КА

20 (76,9%)

АКШ

4 (15,3%)

АКШ+ХРЛЖ

2 (7,8%)

Все рассматриваемые группы начали формироваться практически одновременно, однако набор I группы к 1999 году был закончен, и впредь подобные операции на базе ОССХ НИИ кардиологии СО РАМН не выполнялись. По мере накопления клинического и хирургического опыта КМП вытеснило КШ, а затем и вентрикулопластика.

Методы инструментального исследования

  1. Электрокардиография. ЭКГ регистрировалась в 12 стандартных отведениях на аппарате "Schiller АТ-6".
  2. Проба с дозированной физической нагрузкой на велоэргометре Исследование выполнялось по методике непрерывно возрастающей физической нагрузки.
  3. Ультразвуковое исследование сердца. Регистрация состояния внутрисердечной гемодинамики осуществлялась с использованием ЭхоКГ по общепринятой методике в М-, В-, Д – режимах и в режиме цветного картирования на ультразвуковых камерах «Ultramark-9 HDI cv», «Aloka SSD-2200», Асuson 128 XP/10 с применением фазированного датчика 2,5 МГц.
  4. Методы нагрузочного тестирования. ЭхоКГ с добутаминовой или нитроглицериновой пробами для определения обратимой дисфункции миокарда и степени МН. Регистрация гемодинамических параметров осуществлялась эхокардиографически и дплерографически с применением эхо-камер «Ultramark-9 HDI cv» (ATL, США) и «Aspen» (Acuson, США) с обязательной регистрацией ЭКГ и артериального давления.
  5. Коронаровентрикулография. Диагностическая и контрольная КВГ с определением степени поражения КА (Петросян Ю.С., Иоселиани Д.Г., 1976), оценкой сегментарной сократимости ЛЖ, внутрисердечной гемодинамики и состояния шунтов проводилась на ангиографическом комплексе “Cardioscop-U” фирмы “Siemens”. Регистрация ЭКГ и внутрисердечной гемодинамики осуществлялась на полиграфе “Sieger”. Многопроекционная коронарография проводилась по методу Judkins (1967) с фиксацией изображения на CD диск.
  6. Сцинтиграфические исследования выполнялись на гамма-камере «Омега-500» («Technicare» США-Германия). Обработка полученных сцинтиграмм осуществлялась при помощи пакета прикладных программ «Scinti» (НПО «Гельмос», Россия) и «Scintron» (Matrix Computer AG, Швейцария). Всем больным последовательно проводилась однофотонная эмиссионная компьютерная томография (ОЭКТ) и ЭКГ-синхронизированная перфузионная сцинтиграфия (ЭКГ-ПС) миокарда с 99mTc-тетрофосмином (“Amersham”).
  7. Статистическая обработка результатов проводилась с применением программы “STATISTICA” (StatSoft, USA). При обработке материала использовали модули Basic Statistics и Nonparametric Statistics. Анализ отдаленной выживаемости проводили по методу Каплан-Майера. Для подтверждения достоверности полученных данных считали достаточным значение доверительной вероятности р<0,05, соответствующей критериям принятым в медико-биологических исследованиях (Боровиков В.П., 1997; Гланц С., 1999).

Методики хирургического лечения

Определяя показания к хирургическому лечению мы исходили из общепринятых критериев отбора больных ведущих кардиохирургических клиник (Белов Ю.В., 1987; Бокерия Л.А., 1989; Чернявский А.М., 2003; Carpentier A., 1985; Dor V., 1989; Kirklin J.W., 1991,1993,).

Одним из методов хирургического лечения была прямая реваскуляризация миокарда – МКШ, АКШ. Мы придерживались принципа полной РМ и пытались шунтировать все КА, стенозированные более чем на 50% и диаметром не менее 1,5 мм. У всех пациентов в качестве шунта на ПНА использовался кондуит левой ВГА.

Фиксация сердечной стенки для шунтирования целевой КА на работающем сердце осуществлялась при помощи систем вакуумной стабилизации миокарда Octopus-2, Starfish и Acrobat.

Если целевые КА были признаны непотентными, из-за диффузного атеросклероза или малого диаметра просвета, выполнялась непрямая ТМЛР зоны, кровоснабжаемой этой артерией. Для нанесения лазерных воздействий (3-5 на см2) использовался отечественный портативный программируемый лазерный скальпель-коагулятор «Лазон-10П», разработанный совместно НТО «ИРЭ-Полюс», г. Фрязино Московской области и ГУП ФНПЦ «Прибор, г. Москва.

Показаниями для вмешательства на МК считалась МН 2-3 степени при ее увеличении на нагрузочной ЭхоКГ пробе с добутамином. Предпочтение отдавали пластическим вмешательствам, наиболее широко использовали пластику клапана жестким опорным кольцом (Carpentier A., 1987). К протезированию МК прибегали при глубине коаптации его створок более 10 мм (Calafiore A., 2001).

Реконструкция полости ЛЖ выполнялась по методу Дора. Фиброзно-измененный эндокард мобилизовался и резецировался. Интраоперационный контроль остаточной полости осуществлялся с помощью специальных устройств – сайзеров (Menicanti L., 2001). Заплата «Gore-Tex» PTFE овальной формы выкраивалась по размеру дефекта стенки ЛЖ, ориентировалась по длинной оси, чтобы придать полости эллиптическую форму и не вызвать деформацию фиброзного кольца МК. Ушивание разреза ЛЖ осуществляли двухрядным швом (Dor V., 1989).





Операция КМП выполнялась двумя способами. Двухмоментный - выделение лоскут ШМС из бокового разреза (пациент в положение на боку), а окутывание сердца проводилось из срединной стернотомии (положение больного на спине). Одномоментный – окутывание сердца осуществляется через боковую торакотомию (Carpentier А., 1985; Пекарский В.В., Краковский А.А., 1989). В своей работе мы использовали ЭСМНК отечественного производства “Стиминак-805” (МИФИ, Россия) и ЭКС-445 (КБ “Точмаш”, Москва).

Методики сердечной ресинхронизирующей терапии

Временная БВС проводилась наружным ЭКС «Соболь НМ» МПК «Электропульс», Томск. Стимуляция осуществлялась посредством трех пар временных эпикардиальных электродов, фиксированных к ушку ПП, базальным отделам ПЖ и ЛЖ, с АВ задержкой 100 мсек и нулевой межжелудочковой задержкой, в течение 2 суток после операции.

Основным режимом стимуляции постоянной СРТ в нашем исследовании являлся режим DDDRBiV. Применялись два варианта работы кардиостимулятора: VDD - восприятие предсердных сигналов, стимуляция желудочков (Р-синхронизированная стимуляция) и DDD - стимуляция предсердий, стимуляция желудочков (секвенциальная стимуляция).

Анестезиологическое обеспечение операций и искусственное кровообращение

Премедикация состояла из реланиума (10 мг), морфина (10 мг) и атропина (0,5 мг). Индукцию в наркоз осуществляли пропофолом (200 мг). Интубацию трахеи проводили на фоне введения миорелаксанта – ардуан (0,1 мг/кг). ИВЛ после эндотрахеальной интубации проводилась с помощью аппарата Draeger Fabius GS (Германия).

В течение всей операции и в раннем послеоперационном периоде проводился мониторинг ЭКГ, АД, ЦВД, назофарингеальной и ректальной температур, диуреза, а также газового состава и электролитов крови, КЩС и системы гемостаза (в соответствии с протоколом, принятым в отделе сердечно-сосудистой хирургии НИИ кардиологии СО РАМН).

ИК выполнялось на аппаратах Stockert S3 (Германия) с использованием одноразовых мембранных оксигенаторов. ИК проводили по стандартной методике в режиме пассивного охлаждения. Объемная скорость перфузии на всем протяжении составляла 2,5 л/мин•м2. АД поддерживалось на уровне не ниже 70 мм рт. ст. Для защиты миокарда при операциях в условиях ИК использовалась антеградная кардиоплегия раствором «Кустодиол» по стандартной методике. После прекращения ИК эффект гепарина реверсировался раствором протамина сульфата в рассчитанной дозе.

Морфологические методы исследования

Образцы миокарда фиксировались и окрашивались гематоксилином и эозином и по методу Маллори. Полученные гистологические препараты изучались с помощью обычной световой и поляризационной микроскопии на микроскопе Axioskop 40 фирмы Carl Zeiss (Германия).

Для количественной характеристики изменений применяли морфометрические методы – измерение удельного объема отека, сосудов, паренхимы и стромы миокарда методом точечного счета (Глаголев В.В., 1968). Для характеристики взаимоотношений паренхимы миокарда и стромы оценивали следующие параметры: паренхиматозно-стромальное отношение (ПСО), трофический индекс (ТИ) и зону перикапиллярной диффузии (ЗПкД), а для характеристики состояния микроциркуляторного русла вычисляли индекс Керногана (ИнК). С помощью окулярного микрометра производили измерение диаметра КМЦ.

В качестве группы контроля морфометрических параметров был взят миокард 20 человек сопоставимого возраста мужского пола, погибших в результате острой травмы без признаков сердечно-сосудистой патологии.

Результаты исследования И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ.

В конце XX века АКШ считалось практически единственной операцией, способной улучшить выживаемость и прогноз после оперативного лечения у пациентов с ИКМП (Luciani, G 1993;Yusuf, S 1994). Предварительные результаты многоцентрового исследования STICH, убедительно доказывают, что применение АКШ у пациентов с ИКМП позволяет достичь выраженного клинического эффекта в виде снижения ФК СН и улучшения отдаленных результатов выживаемости по сравнению с лекарственной терапией (Prucz R., 2008).

В нашей работе у пациентов II группы абсолютное большинство КШ 132 (87,3%) проведено с применением ИК, в 20 (12,7%) случаях КШ выполнялось на работающем сердце. Противопоказанием к ИК у пациентов с ИКМП была выраженная сопутствующая патология ( 9 человек – ХПН, 4 – ОНМК в анамнезе, 6 - гемодинамически значимый стеноз сонной артерии и 1 - злокачественное новообразование).

Всего в группе было шунтировано 423 коронарных артерий, что составило в среднем по 2,68±1,2 шунтов на каждого включенного в группу пациента. В большинстве (53,66%) случаев в качестве шунта использовались венозные графты. Маммарная артерия использовалась практически у всех (95,57%) пациентов, преимущественно для шунтирования ПНА. В 3 (1,9%) случаях ВГА была шунтирована крупная диагональной ветвь, в 7 (4,43%) случаях она не использовалась. В качестве аутоартериального кондуита в 45 (28,5%) случаях применяли радиальную артерию.

Для пациентов с ИКМП характерна большая диффузность поражения коронарного русла, чем у пациентов без дисфункции ЛЖ, плохое качество дистального русла имеет значение для предсказания не только эффекта от операции, но и периоперационной смертности. «Ценность» каждого шунтированного бассейна у них значительно выше, чем у пациентов с сохранной функцией ЛЖ, причем только «полное» шунтирование всех пораженных бассейнов позволяет улучшить показатели отдаленной выживаемости (Bell M.R., 1992; Langenburg S., 1993; Kleikamp G., 2003).

Придерживаясь этого принципа, в 8 (5,06%) случаях при диффузном поражении КА и в 4 (2,53%) случаях при неудовлетворительном диаметре целевой КА, прямую РМ дополняли непрямой ТМЛР.

В данной выборке пациентов с ИКМП ранняя послеоперационная летальность составила 6,9%, что практически в два раза превысило прогнозируемые показатели летальности, рассчитанные с помощью шкалы Euro Score - 3,98%. Чаще всего она ассоциировалась с развитием острого периоперационного ИМ (41,67% от общего количества летальных исходов). Причиной развития ОИМ явился диффузный характер поражения коронарного русла у пациентов с ИКМП. Неудовлетворительное качество КА привело к тому, что в данной подгруппе пациентов в среднем удалось выполнить меньшее количество шунтов, чем планировалось (2,1±0,7 против 2,75±0,5).

Смертность в раннем послеоперационном периоде от некардиальных причин зафиксирована у 3(1,9%) пациентов, причем во всех случаях после проведения операции в условиях ИК. В то же время в подгруппе пациентов, оперированных без ИК, несмотря на исходно более тяжелое клиническое состояние больных, летальных исходов не было.

Гемодинамические эффекты от КШ отражены на графике представленном на рис.1.

Рис. 1. Объемные показатели сердца и фракция выброса после коронарного шунтирования у пациентов с ИКМП. *p<0,05

Воздействие коронарного шунтирования на «гибернированный» миокард выразилось в достоверном улучшении ИНЛС с 1,98±0,3 до 1,68±0,4. В основном за счет уменьшения количества сегментов пораженных гипокинезией с 1106 до 574, в то время как количество сегментов с акинезией и дискинезией изменилось не достоверно. Повышение локальной сократимости после операции привело к улучшению показателей диастолической функции, за счет достоверного сокращения количества пациентов с I типом ДД. Однако, проведенная реваскуляризация миокарда не оказала влияния на объемы сердца, не было обнаружено статистически значимого изменения КДИ и КСИ после проведенного лечения.

Клиническое улучшение после проведенной РМ произошло у 77 (55,4%), что проявлялось в снижении ФК стенокардии с 2,76±0,9 до 0,94±0,2 через год после хирургического лечения. Так до операции большинство 112 (71,7%) больных находились в III и IV ФК стенокардии, через две недели после КШ у 66 (47,5%) пациентов стенокардии не было, а 58 (41,7%) находились в I и II ФК.

Анализ объемов сердца и сократимости миокарда через 12 месяцев после ТМРЛ показал отсутствие достоверного прироста КСО (до 132,63,0 после 130,64,5 мл) и КДО (до 210,37,1 мл после 213,67,7 мл) ЛЖ. ФВ ЛЖ по сравнению с дооперационным периодом статистически значимо не изменилась 37,21,9%, через 12 месяцев 39,13,6%.

Для оценки непрямой реваскуляризации миокарда у пациентов с ИКМП были изучены результаты ТМЛР у 10 пациентов через 392,4±74,5 дней после проведенного оперативного вмешательства (таб. 3). При помощи сцинтиграфии миокарда с 199Tl проведена оценка стабильных дефектов перфузии, что соответствует области постинфарктного кардиосклероза, и преходящих дефектов перфузии, что соответствует зонам транзиторной ишемии (Лишманов Ю.Б., 1997).

Полученные результаты показали отсутствие достоверных изменений стабильных дефектов перфузии. В то же время отмечалось достоверное уменьшение преходящих дефектов перфузии, которые отражают динамические ишемические изменения миокарда в бассейнах пораженных коронарных артерий.

Таблица 3

Динамика изменения показателей перфузии миокарда с 199Tl у пациентов с ИКМП до и после операции ТМЛР (Мm)

Срок

обследования

До операции n=12

Через 2 недели п/о n=11

Через 12 месяцев п/о n=10

Стабильный дефект

перфузии (%)

23,5+1,7

22,8+1,6

24,4+3,1

Преходящий дефект перфузии (%)

11,5+1,2

8,3+0,9*

7,6+1,3*

Примечание: * – достоверные различия по сравнению с дооперационными данными, р<0,05

Мы посчитали важным, оценить деформационные свойства ЛЖ и сегментов, подвергшихся ТМЛР, поскольку оценка деформации миокарда позволяет отличить активное сокращение сегмента от его пассивного движения (Abraham T.P. 2003, Sutherland G.R. 2006). При оценке динамики деформационных свойств миокарда ЛЖ выявлено недостоверное повышение показателя глобальной деформации ЛЖ в виде процента (Global Strain) и скорости (Global Strain Rate), соответственно (рис. 2).

Рис. 2. Динамика показателя глобальной деформации ЛЖ в продольном направлении (Global Strain) после ТМЛР

При исследовании ФК СН после проведенного КШ выявлено, что у 45 (32,4%) пациентов он не изменился, улучшили свой ФК 77 (55,4%) пациентов, в то время как у 17 (12,2%) пациентов ФК СН ухудшился.

На основании вышеизложенного мы считаем, что клинические эффекты изолированной РМ у пациентов с ИКМП связаны преимущественно с уменьшением ФК стенокардии, ФК СН после проведенного оперативного лечения существенно не изменяется. КШ не оказывает влияния на объемы ЛЖ, в то же время под воздействием КШ происходит улучшение сокращения гипокинетичных сегментов стенки ЛЖ, уменьшение степени МН и улучшение диастолической функции ЛЖ. Учитывая огромное значение для эффективности КШ полноты проводимой реваскуляризации, в ряде случаев необходимо сочетать прямую реваскуляризацию миокарда с ТМРЛ.

Считается, что наиболее вероятным механизмом развития прогрессирующей дилатации полости ЛЖ у пациентов с ИКМП является наличие участков акинеза и дискинеза (Di Donato M., 2001; Bonow R.O., 2002; Menicanti L., 2001). Как уже было отмечено выше, влияние изолированного КШ на кинез этих сегментов ограничено. На сегодняшний день нет единого мнения, при каком объеме поражения миокарда необходимо проводить ХРЛЖ, в нашей работе мы использовали показания, разработанные наиболее авторитетной группой исследователей (RESTORE) (Antalasseus A., 2001).

В III группе среднее количество коронарных шунтов у одного пациента составило 2,6±0,5. Наибольшее количество шунтов 212 (44,82%) выполнено венозными кондуитами. ВГА использовалась у 96,7% пациентов, как правило, маммарным кондуитом шунтировали ПНА.

Послеоперационная летальность составила 8,79% (16 пациентов), что значительно превышало прогнозируемые оценки операционного риска Euro score (4,62±1,07%). Наиболее частой ее причиной стала ОСН - 12 (75,0%) от общего количества летальных исходов. Причиной развития ОСН были периоперационный ИМ и синдром малого сердечного выброса (7 (43,75%) и 5 (31,25%) случаев от общего количества летальных исходов, соответственно).

Из 166 пациентов, выживших после оперативного лечения, 154 было проведено контрольное обследование спустя 392±49 дней после операции. Спустя год после выполненной ХРЛЖ, у пациентов отмечалось достоверное уменьшение ФК стенокардии с 2,6±0,9 до 0,4±0,7 в основном за счет перемещения пациентов из тяжелых ФК в более легкие, преимущественно I ФК или в исчезновении клиники стенокардии.

Наблюдалось статистически значимое улучшение ФК СН, средние значения которой уменьшились с 2,9±0,5 до 2,08±0,6. Достоверно увеличилось количество пациентов с I ФК СН (с 0 до 35,06%) и сократилось количество пациентов III ФК СН (с 59,89% до 18,83%). Достоверной разницы изменения количества пациентов II и IV ФК СН не было. После проведенного хирургического лечения ФК СН улучшился у 105 (68,2%) пациентов, ухудшился у 17 (11,0%), не изменился у 32 (20,8%) пациентов.

В послеоперационном периоде отмечено достоверное улучшение показателей как систолической, так и диастолической функций ЛЖ (рис. 3).

Достоверно улучшились показатели локальной сократимости: ИНЛС сократился с 2,2±0,24 до 1,7±0,2. Изменения преимущественно были обусловлены снижением количества сегментов с дискинезом и гипокинезом. Количество сегментов с акинетичным характером движения после операции изменилось не достоверно.

Произошло достоверное снижение КДИ и КСИ. После операции КСИ уменьшился на 16,3 % от дооперационных значений, а КДИ на 21,23%.

Рис. 3. Объемные показатели и фракция выброса после ХРЛЖ у пациентов с ИКМП, * p <0,05

Изменения объемов сердца после проведенного ХРЛЖ носили неполный характер, затронув преимущественно диастолический размер, в то время как систолический размер изменился не значительно. Это обусловило математическое увеличение ФВ с 32,1±7,9% до 38,6±8,3%. То, что данный показатель у пациентов с ХРЛЖ не отражает состояния насосной функции сердца свидетельствует тот факт, что увеличение ФВ сопровождалось достоверным снижением УО ЛЖ с 83,3±24,9 мл до 78,3±15,1 мл после оперативного лечения.

Учитывая огромную важность изменения КСИ для дальнейшего прогноза и оценки степени эффективности проведенного оперативного лечения, всем пациентам был рассчитан параметр КСИ, представляющий собой степень изменения КСИ под влиянием оперативного лечения. Среднее значение показателя КСИ составило минус 16,3, максимальное значение –50,8, минимальное –69,7 (рис. 4).

Рис. 4. Нормализованное распределение пациентов с ИКМП (n=146) по значению КСИ через год после ХРЛЖ

При анализе КСИ ЛЖ после оперативного лечения было отмечено, что у 13(10,8%) пациентов он не уменьшился, у 60(39,2%) не произошло его значимых изменений и лишь у 73(50%) пациентов в результате проведенной ХРЛЖ КСИ значительно снизился. Этот факт иллюстрирует, что процесс ремоделирования после ХРЛЖ может прогрессировать.

Воспроизводимость метода ЭхоКГ для оценки объемов сердца варьирует от 10 до 20% (Персиянов-Дубов И.В., 2004). При формулировании прогностического критерия процесса послеоперационного ремоделирования можно использовать показатель КСИ ЛЖ с пороговым значением, равным воспроизводимости метода исследования. Таким образом, если КСИ после оперативного лечения менее минус 20%, то есть КСИ уменьшился более чем на 20% - у пациента процесс постинфарктного ремоделирования был остановлен операцией – «реверсивный» тип ремоделирования. Если же у пациента при контрольном обследовании КСИ был более минус 20%, то есть после проведенной ХРЛЖ КСИ уменьшился менее чем на 20%, у пациента процесс постинфарктного ремоделирования продолжает прогрессировать – «прогрессивный» тип ремоделирования.

Диагностическая ценность сформулированного критерия подтвердилась при анализе долгосрочной выживаемости и ее сравнении между группами больных с «прогрессивным» и «реверсивным» типами послеоперационным ремоделированием (рис.5).

Рис. 5. Выживаемость в группах пациентов с различным типом послеоперационного ремоделирования. 1 – «реверсивный»; 2 – «прогрессивный»

Обнаружена достоверная разница между показателями выживаемости у пациентов с различным типом ремоделирования (Cox’s F-test, p=0,02). Пятилетняя выживаемость у пациентов с реверсивным типом ремоделирования составила 72%, что соответствует приведенным в литературе показателям выживаемости после ХРЛЖ у пациентов с исходно сохранной систолической функцией (Поляков В.П., 2002), в то время как у пациентов с прогрессивным ремоделированием этот показатель равнялся 51%.

Для выявления взаимосвязей между степенью изменения КСИ после оперативного лечения пациентов с ИКМП и возможными факторами риска неблагоприятного течения послеоперационного ремоделирования нами был проведен корреляционный анализ клинических, инструментальных и морфометрических данных, полученных при исследовании морфологической картины биоптатов ЛЖ и ПП.

Была выявлена умеренная обратная корреляционная связь с возрастом пациента абсолютное значение p=0,0001. Анализ ангиографических данных (степень и количество стенозов КА), количественных (количество шунтов) и качественных (вмешательства на МК) показателей оперативного лечения не выявил статистически достоверной корреляционной связи с КСИ.

В ходе исследования морфофункционального состояния миокарда ЛЖ и ушка ПП больных с ИКМП на гистологических препаратах было обнаружено, что независимо от диаметра кровеносных сосудов, повсеместно имелись периваскулярный отек, запустевание и спазм артериол и мелких артерий. Строма была увеличена в объеме, отечна, коллагеновые волокна извитые, иногда набухшие. У части больных в строме миокарда обнаруживался смешанный (лимфоцитарный, макрофагальный, нейтрофильный, эозинофильный) инфильтрат, количество клеток которого (более 14 на квадратный миллиметр ткани в соответствии с Марбургской классификацией (World Heart Federation>

Проведено сравнение морфометрических показателей больных с ИКМП с группой контроля. Оказалось, что ПСО и ТИ миокарда ушка ПП и ЛЖ достоверно ниже у пациентов с ИКМП, напротив, ЗПкД и индекс Керногана были достоверно больше, чем в контрольной группе. Средние значения диаметра кардиомиоцитов достоверно превышали данные контрольной группы.

Таблица 4

Сравнение морфометрических показателей у больных с ИКМП и контрольной группы, критерий Ван-дер-Вардена, M±m

Показатель

Пациенты с ИКМП (n=65)

Контроль (n=20)

ПП

ЛЖ

ПП

ЛЖ

ПСО

2,40±0,35

2,10±0,30

6,77±0,18*

8,59±0,24*

ТИ

0,0485±0,0184

0,0284±0,0131

0,0862±0,0074*

0,0903±0,0041*

ЗПкД (мкм)

292,7±30,4*

504,2±58,1*

82,9±1,8

69,5±2,8

ИнК

1,62±0,42*

1,56±0,33*

1,15±0,11

1,14±0,07

ДКМЦ (мкм)

14,1±2,3*

26,9±3,1*

10,1±0,9

12,3±0,9

Примечание:* - достоверность различий между группами p<0,05

При изучении корреляционных связей между морфологическими параметрами в миокарде ПП и КСИ получены следующие результаты: умеренная отрицательная корреляционная связь между ТИ миокарда ПП и КСИ (p=0,017); умеренная отрицательная достоверно значимая связь между ТИ миокарда ЛЖ и КСИ (p=0,005).

Представленные выше морфометрические параметры миокарда ушка ПП и ЛЖ наиболее полно отражают морфологический субстрат процесса послеоперационного ремоделирования.

Для определения значений факторов риска, связанных с прогрессивным развитием послеоперационного ремоделирования, был проведен многофакторный регрессионный пошаговый анализ и математическое моделирование. Используя все полученные значения перечисленных выше признаков, построили корреляционную матрицу. В ходе математического моделирования методом пошагового регрессионного анализа были получены данные о взаимном влиянии каждой из переменных на прогностический критерий КСИ.

На основании полученной математической модели были вычислены значения каждого из анализируемых параметров в зависимости от наиболее диагностически значимых показателей КСИ (таб. 5).

Таблица 5

Математически смоделированные показатели факторов риска при заданном значении КСИ

КСИ

Возраст

КСИ

до операции

ТИ ПП

ТИ ЛЖ

Менее –20

< 64,57

< 77,89

> 0,075

> 0,034

Менее –10

< 66,29

< 84,57

> 0,060

> 0,031

0

68

91,34

0,045

0,028

Более 10

> 69,72

> 98,11

< 0,029

< 0,026

Более 20

> 71,44

> 104,88

< 0,014

< 0,028

Таким образом, пациенты группы риска развития прогрессивного послеоперационного ремоделирования имеют возраст более 64 лет, КСИ до операции более 78 мл/м2 и значения ТИ: ПП менее 0,075, ЛЖ менее 0,034.

Феномен связи значений КСИ до операции с исходами оперативного лечения у больных с ИКМП описан в литературе для пациентов, перенесших АКШ, и имеет истинную связь с послеоперационной летальностью (Jeremy R.W., 1987). Мы считаем, что большие значения КСИ и низкие значения ТИ до оперативного лечения напрямую связаны с низкой эффективностью ХРЛЖ у пациентов с ИКМП. Результаты проведенного анализа свидетельствует о том, что процесс послеоперационного ремоделирования, развивающийся по прогрессирующему сценарию, не зависит от типа и выраженности постинфарктного ремоделирования, ФК стенокардии или СН, а также анатомии поражения коронарного русла. В связи с этим тактика хирургического лечения у пациентов высокого риска развития послеоперационного ремоделирования ЛЖ должна быть пересмотрена в пользу изолированного АКШ или альтернативных методов лечения. Это вынуждает искать новые хирургические технологии, способные заменить пересадку сердца у данной категории пациентов.

Наличие митральной регургитации при ИБС отрицательно влияет на выживаемость пациентов. Смертность в течение первого года составляет от 40 до 70% (Gelsomino S., 2008). Наиболее распространенной стратегией хирургической коррекции считается КШ и рестриктивная аннулопластика. Однако это вмешательство не является патогенетически обоснованным и его эффективность признаётся не всеми авторами (Di Donato M., 2004; Mihaljevic T., Gillinov A., 2007).

Пациенты IV группы имели МН 3 и 4 степени (57,4% и 42,6%, соответственно). Во всех случаях во время КШ ВГА использовалась в качестве графта. В 20 (40%) случаях восстановление запирательной функции МК сочетали с ХРЛЖ. Послеоперационная летальность в группе составила 14,0% (7 пациентов). Наиболее частой причиной смертности в раннем послеоперационном периоде была ОСН – 6 (85,7%) случаев.

Из 43 пациентов, перенесших операцию, 41 проведено контрольное обследование через 393,2±85,3 дней после хирургического лечения.

После восстановления запирательной функции МК отмечено статистически значимое снижение ФК СН с 2,46±0,75 до 1,46±0,42. За счет достоверного увеличения количества  пациентов I и II ФК СН, с 5 (10,0%) до 9 (21,9%) и с 8 (16,0%) до 26 (63,4%), соответственно, и достоверного уменьшения количества пациентов с III и IV ФК СН с 26 (52,0%) до 4 (9,8%) и с 11 (22,0%) до 2 (4,9%), соответственно. Выполненное вмешательство привело к улучшению ФК СН у 32 (78,0%) пациентов, ухудшился ФК СН у 1 (4,9%) пациента и не изменился у 8 (19,5%) пациентов.

Изменения диастолической функции сердца были статистически не достоверными, хотя скорость пика E снизилась после оперативного лечения значительно с 0,93±0,18 до 0,78±0,17 м/с и достигла нормальных значений.

Средняя степень МН в группе до операции была 3,3±0,4. Через год после проведенного хирургического лечения средние значения МН составили 1,4±0,4. При контрольном обследовании не было отмечено ни одного случая дисфункции протеза МК, все случаи рецидива МН развивались у пациентов, которым была сделана пластика МК (таб. 6).

Таблица 6

Динамика МН у пациентов после пластики митрального клапана

МН

до операции (n=25)

1 год после операции (n=20)

пластика МК+ХРЛЖ (n=10)

пластика МК (n=10)

I ст.

0

2

1

II ст.

0

3

2

III ст.

25

3

5

IVст.

0

2

2

Нами отмечено, что у 5 (50%) пациентов после пластики МК с ХРЛЖ и у 6 (60%) после изолированной пластики МК в отдаленном послеоперационном периоде наблюдалось прогрессирование МН. Однако, 50% пациентов, которым была выполнена пластика МК и ХРЛЖ через год после вмешательства сохранили I и II ст. МН, значит сочетание этих процедур эффективно у больных с ИКМП.

Наличие пациентов, у которых резидуальная МН 1-2 степени за 12 месяцев выросла до III – IV степени, расценивалось нами, как прогрессия послеоперационного ремоделирования приведшего к деформации геометрии полости ЛЖ и хордально-папиллярного аппарата МК.

Следовательно, одним из возможных путей увеличения эффективности вмешательств на МК у пациентов с ИКМП является дооперационное выявление факторов риска развития дилатации ЛЖ после хирургического лечения.

Для определения значений факторов риска был проведен, подробно описанный выше, многофакторный анализ с КСИ.

Среднее значение показателя КСИ в IV группе составило минус 37,25, максимальное значение – 30,2, минимальное – минус 53,2.

Учитывая различную роль послеоперационного ремоделирования для пациентов после пластики и протезирования МК, две данные группы пациентов анализировались отдельно. Распределение пациентов по значению КСИ представлено на рис. 6.

Рис. 6. Распределение пациентов с ИКМП (n=41) по значению КСИ через год после восстановления запирательной функции МК

При сравнении эффектов пластики и протезирования МК на ремоделирование сердца выявлено, что его протезирование вызывает эффект в виде уменьшения КСИ у большего количества пациентов нежели пластика – 16 (80,0%) и 12 (60%) пациентов, соответственно. Количество больных, у которых в послеоперационном периоде КСИ не изменился, было значительно больше после пластики МК – 6 (30%) и 4 (20%) пациента, соответственно.

Анализу корреляционных связей подверглись основные клинические параметры характеризующие тяжесть течения ИБС, СН и МН.

При скрининговом анализе с использованием критерия Спирмана корреляционных связей между клиническими данными и КСИ обнаружено не было.

При скрининговом анализе ЭхоКГ данных были получены, соответственно, умеренные корреляционные связи между КСО, КСИ, ИНЛС и КСИ. Связь с индексированным к площади тела значением КСО оказалась более сильной по сравнению со связью с его абсолютным значением. Абсолютное значение критерия достоверности (p) этих связей для КСО равно 0,0017, а для КСИ – 0,00028.

В ходе исследования морфофункционального состояния миокарда ушка ПП больных ИКМП на гистологических препаратах были обнаружены типичные для этих пациентов изменения.

При изучении корреляционных связей между морфологическими параметрами в миокарде ПП и КСИ обнаружена умеренная отрицательная корреляционная связь между ТИ, наличием миокардита и КСИ. Абсолютные значения критерия достоверности для связи ТИ и КСИ p=0,015.

Таким образом, полученные результаты позволяют обоснованно полагать, что процессы ремоделирования ЛЖ после хирургического восстановления запирательной функции МК имеют меньшую выраженность по сравнению с результатами изолированной ХРЛЖ. Встречаемость послеоперационного ремоделирования в группе пациентов, которым выполнялась пластика МК выше подобного показателя в группе пациентов с его протезированием. Послеоперационное ремоделирование ЛЖ приводит к рецидиву МН после пластики МК.

В предыдущих разделах, анализируя осложнения, возникающие в раннем послеоперационном периоде, мы зачастую встречались с высокой летальностью, связанной с ОСН. Острые реперфузионные изменения, возникающие в ишемизированном миокарде после КШ, связаны с состоянием его «оглушенности», которое клинически проявляется резким усилением асинхронии и снижением сократимости сердца (Шумаков В.И., 1999). Транзиторная дисфункция в сочетании с синдромом малого сердечного выброса, возникающая в ранние (до одних суток) сроки после восстановления коронарного кровотока, становится жизнеугрожающей. Эти нарушения функции ЛЖ носят преходящий характер, и впоследствии сократимость миокарда восстанавливается (Pathi V.L., 1998).

Традиционная медикаментозная тактика ведения таких пациентов заключается в максимальном увеличении насосной способности ЛЖ, которая достигается при помощи высоких доз инотропных препаратов.

Исследования, проведенные в институте Грудной и Сердечно-сосудистой хирургии (Франкфурт, Германия) показали, что интра - и послеоперационная временная БВС приводила к увеличению ФВ у взрослых и детей, способствуя удовлетворительной самостоятельной работе сердца и в некоторых случаях использовалась после отключения от экстракорпорального кровообращения (Dzemali О., Dogan S., 2006).

В своей работе не использовали, какие либо критерии выполнения ВБВС. Исследование проводили в 40 последовательных случаях, из которых 20 пациентам была проведена БВС (I группа), а другим 20 пациентам (II группа) проводился стандартный протокол лечения и они были использованы в качестве группы контроля, распределение пациентов проводили в случайной порядке.

Временную БВС начинали в палате реанимации, измерив предварительно СИ. Оптимальную АВ задержку подбирали при помощи ЭхоКГ. При оптимальном значении АВ-интервала конец волны А трансмитрального кровотока должен совпадать с полным закрытием МК.

Во время стимуляции у пациентов достоверно сокращалась продолжительность комплекса QRS до 105,3±8,4 мс по сравнению, как с дооперационными значениями, так и с показателями в контрольной группе 126,4±12,3 мс. Следовательно, уменьшалось время межжелудочкового проведения. В результате синхронизации работы камер сердца происходило значимое увеличение ФВ и СИ. (рис. 7).

Рис. 7. Гемодинамические эффекты временной БВС у пациентов с ИКМП, * - p<0,05 по сравнению с исходными данными и пациентами II группы.

Эти изменения приводили к улучшению клинического статуса пациентов проявляющиеся снижением доз инотропных препаратов, уменьшением времени ИВЛ и длительности нахождения в ОАР (таб. 7).

Таблица 7

Дозы инотропной поддержки, время ИВЛ и время пребывания в реанимационной палате пациентов с ИКМП I и II групп

Показатель

Группа I

Группа II

Уровень Р

Средние дозы допмина (мкг/кг•мин)

4,2±1,3

8,3±1,5

0,032

Средние дозы адреналина (мкг/кг•мин)

0,02±0,03

0,03±0,01

0,027

Средняя длительность ИВЛ (час)

10,3±1,2

19,8±6,3

0,038

Средняя длительность нахождения в ОАР (час)

36,3±5,2

59,3±12,5

0,044

Одной из проблем лечения пациентов с ИКМП остается выраженная СН после проведенной РМ. Внутри- и межжелудочковая электрофизиологическая диссинхрония, связанная с задержкой внутри- и межжелудочкового проведения, является существенным компонентом патогенеза  ХСН, она приводит к механической диссоциации и снижает насосную функцию ЛЖ (Мареев В.Ю., 2003). В настоящее время принятыми показаниями к СРТ являются: ФВ ЛЖ 35%, КДР ЛЖ 55мм, QRS 130 мс и/или механическая диссоциация желудочков по данным эхокардиографии, постоянная оптимальная, но неэффективная медикаментозная терапия 1 месяца, ФК СН по NYHA III-IV (Achtelik, M. 2000; Bristow M.; 2004; Zipes, D.P., 2006).

Поэтому нами был проведен анализ результатов применения постоянной БВС у пациентов с ИКМП. В V группу были включены 26 пациентов страдающие ИКМП имеющие III и IV ФК СН по NYHA. Все пациенты, минимум за 6 месяцев до проведения CPT подверглись реваскуляризации миокарда: стентирование КА – 20 (76,9%), АКШ - 4 (15,3%) и ХРЛЖ+АКШ - 2 (7,8%) больных.

Все пациенты к моменту имплантации бивентрикулярного стимулятора получали оптимальную терапию СН в соответствии с рекомендациями ВНОК. В исследуемой группе из 26 человек иАПФ получали 24 (92,3%) пациента, бета-адреноблокаторы 20 (77%), диуретики в различных комбинациях и дозировках получали все 26 (100%) пациентов, сердечные гликозиды – 21 (80,8%) пациент.

Троим из 26 пациентов установлены стимуляторы типа CRT 8000 (Vitatron), 9 –InSync III (Medtronic), 7 - InSync III Protect (Medtronic), 3 - Stratos LV (Biotronik), 1 - Frontier (Guident), 1 - Sigma DR (Medtronic), 1 - Atlas HF, 1 – Concerto (Medtronic).

Пациенты, включенные в исследование, были контрольно обследованы спустя 5-7 дней и 358±58 дней после проведенного интервенционного лечения, в ходе контрольного обследования изучали динамику изменения клинических и гемодинамических показателей (таб. 8).

Таблица 8

Динамика основных клинических и электрокардиографических показателей (M±m)

Показатели

До СРТ(1)

5-7 дней СРТ (2)

12-18 месяцев СРТ (3)

Р 1-2

Р 1-3

САД

(мм рт. ст.)

116,7±13,1

118,0±7,95

120±8,94

0,74

0,583

QRS (мс)

169,8±33,48

144,2±21,34

142,11±22,84

0,0045

0,003

Тест 6 мин. ходьбы (м)

301,11±47,58

377,37±45,34

391,37±42,48

0,0005

0,0006

ФК СН

3,5±0,48

2,5±0,58

2,24±0,63

0,0001

0,0001

Исходно все пациенты находились в высоком ФК СН в III ФК - 65,4% (17 пациентов), в IV ФК - 34,6% (9 пациентов). В ранние сроки лечения 13 больных из общего числа пациентов (50%) перешли во II ФК СН, 12 пациентов (46,2%) оказались в III ФК СН, 1 пациент остался в IV ФК СН, что составило 3,8% от общего числа пациентов. В отдаленный период (до 18 месяцев) 1 пациент (3,8%) не вышел из IV ФК, в III ФК СН оказались 24,2% (5 человек), во II ФК перешли 69,2% (18 пациентов), в I ФК – 7,7% (2 пациента).

На фоне проведения СРТ отмечено улучшение толерантности к физической нагрузке по результатам теста ходьбы в течение 6 минут (рис. 8).

Рис. 8. Дистанция 6-минутной ходьбы у пациентов с ИКМП после проведенной СРТ

Расстояние, проходимое пациентом за 6 минут до установки стимулятора и начала ресинхронизирующей терапии в среднем составило 301±47,58 метра. Через 12 месяцев показатели теста 6-минутной ходьбы несколько увеличились до 391,37±42,48 метров (р=0,0006). В дальнейшем рост данного показателя прекращался (наблюдалось даже некоторое снижение его среднего показателя до 380,3±42,67 метров).

Улучшение клинического состояния пациентов, а также увеличение толерантности к физической нагрузке в значительной мере обеспечивалось положительным влиянием СРТ как собственно на конкордантность сокращения стенок ЛЖ, так и на его объемы и насосную функцию (таб. 9).

Характерные для выраженной СН объемные показатели достоверно уменьшились уже в ранние сроки наблюдения после начала СРТ. В ранние сроки после установки стимулятора (до 1 месяца СРТ) значимо уменьшились как КДИ ЛЖ (р=0,038), так и КСИ ЛЖ (р=0,009).

В отдаленный период наблюдения (6-12 месяцев) уменьшение КДИ оказалось также статистически значимым (р=0,030) и составило в среднем 19,60% от исходных показателей. КСО ЛЖ также достоверно отреагировал уменьшением в отдаленный период наблюдения (р=0,05), что составило в среднем на 17,7% меньше в сравнении с исходными данными.

Таким образом, КДИ ЛЖ и КСИ ЛЖ на фоне проведения СРТ прогрессивно уменьшались во все сроки наблюдения. ФВ ЛЖ достоверно увеличилась уже в ближайший послеоперационный период (р=0,001), продолжила увеличиваться в дальнейшем и к концу сроков наблюдения данный показатель достоверно улучшился в среднем на 24,3% (р=0,0003) в сравнении с периодом до начала стимуляции.

Таблица 9

Динамика объемов камер сердца, насосной и контрактильной функции левого желудочка на фоне сердечной ресинхронизирующей терапии (M±m)

Показатели

До СРТ (1)

5-7 дней СРТ (2)

6-12 месяцев СРТ (3)

Р1-2

Р1-3

КДИ ЛЖ (мл/м2)

138,95±18,3

135,32±36,64

130,33 ±46,56

0,038

0,03

КСИ ЛЖ (мл/м2)

97,75±13,9

87,47±28,64

80,45±39,76

0,009

0,005

ФВ ЛЖ (%)

30,23 ±5,16

36,68±8,31

39,95 ±9,23

0,001

0,0003

ЛП(мм)

49,58±7,23

47,39±7,93

44,66±7,94

0,327

0,042

ПЖ (мм)

28,61±6,70

28,4±6,67

25,46±7,82

0,923

0,224

МН (степень)

2,58±0,88

2±0,81

1,8±0,7

0,002

0,0003

УО (мл)

82,76±25,94

84,88±25,99

90±23,14

0,772

0,317

МОК (л/мин)

6,33±2,1

6,13±1,65

6,37±1,64

0,716

0,942

СИ (л/мин/м2)

3,37±1,07

3,28±0,99

3,41±0,95

0,763

0,888

Размеры ЛП имели тенденцию к уменьшению уже в ранний период наблюдения (с 49,58±7,23 мм уменьшились на 2,24 мм), но данная динамика оказалась статистически незначима в сравнении с исходными данными (р=0,327). Правый желудочек по динамике размера не претерпел существенных изменений, его уменьшение в среднем на 3,15 мм выявилось лишь после шестого месяца наблюдения (р=0,224).

При анализе динамики МН, как самостоятельного показателя прослеживалось снижение степени митральной регургитации с 2,58±0,88 до 2±0,81 в среднем на 0,58 после начала СРТ (р=0,002) и на 0,78 (30%) к 12 месяцу наблюдения, что составило 1,8±0,7 (р=0,0003).

УО увеличился с 82,76±25,94 мл до 84,88±25,99 мл в ранний послеоперационный период (р=0,772) и до 90±23,14 мл к 12-му месяцу наблюдения (р=0,317), улучшившись в среднем на 9% относительно исходных показателей.

По нашему мнению транзиторная ОСН, которая является следствием массивной реперфузии после длительной глобальной ишемии миокарда, может кпироваться проведением временной БВС в интра- и раннем послеоперационном периоде. Применение СРТ для лечения пациентов с ИКМП имеет достаточно высокую эффективность, направленную на улучшение сократительной функции сердца.

Основным механизмом, по которому реализуется направленное воздействие СРТ на патогенез ХСН, является нормализация сердечного цикла. Прямого воздействия на насосную функцию ЛЖ отмечено не было. Применение СРТ оказывает влияние на ремоделирование сердца, а полученные данные по динамике КСИ в послеоперационном периоде заставляют высоко оценить эффективность данного метода лечения.

Широко используемая в 90-х годах прошлого века операция КМП (Carpentier A., 1985; Пекарский В.В., 1989; Ахмедов Ш.Д., 1995), на сегодняшний день не применяется и не рассматривается в качестве альтернативы для бурно развивающегося комплексного лечения ИКМП. Однако, анализ результатов ее применения и обсуждение механизмов положительного влияния на кардиогемодинамику остается актуальным и сейчас.

Из 42 оперированных пациентов I группы, в ближайшем послеоперационном периоде умерли 11. Госпитальная летальность составила 26,2%. Основными причинами смерти были ОИМ (n=6) и ОСН (n=4). Отдаленные клинические результаты операции КМП прослежены у 31 пациента. Максимальный срок наблюдения в послеоперационном периоде составил 12 лет.

Эффективность операции КМП можно проследить по улучшению ФК недостаточности кровообращения

Среди оперированных пациентов 27 (87,1%) из наблюдаемых в отдаленном периоде больных исходно были отнесены к III ФК СН по NYHA. Через 6 месяцев после операции 25 (80,6%) пациентов перешли во II ФК, двое остались в том же классе, один - из IV в III. У одного больного, IV ФК СН не изменился, и он умер дома спустя 1,5 месяца от прогрессирующей СН.

Через два года у 23 (74,2%) больных сохранялся II ФК СН и у одного – III. Количество наблюдаемых больных в группе сократилось, поскольку в отдаленном периоде наблюдения (26±4,8 мес.) умерло 7 (22,58%) пациентов. Причинами летальных исходов стали: прогрессирующая СН (n=3), внезапная сердечная смерть (n=3) и ОИМ (n=1). Через 5 лет после операции у пациентов стали нарастать признаки СН и почти половина (42,86%) пациентов перешло в III ФК.

До операции у 5 пациентов была стенокардия напряжения и покоя, два пациента не имели приступов стенокардии, у них преобладала клиника СН. Остальные 29 пациентов  относились к III ФК стенокардии. В отдаленном периоде наблюдения ни у одного оперированного больного не было стенокардии IV ФК. Через два года наблюдения 1 больной относился к III ФК, 12 пациентов имели II ФК стенокардии, 8 - стенокардию напряжения I ФК, у 2 пациентов приступов стенокардии не было. Динамическое наблюдение пациентов с ИБС выявило, что после операции кардиомиопластики у них значительно уменьшались или исчезали приступы стенокардии.

Таким образом, в отдаленном послеоперационном периоде у всех больных ко второму году наблюдения отмечалось улучшение клинического состояния, заключающееся в уменьшении степени СН, ФК стенокардии, повышении порога толерантности к физической нагрузке. Однако, через 5 лет после операции несмотря на стабильность ФК стенокардии наметилась тенденция к увеличению ФК СН.

Мы провели анализ летальности после операции КМП в отдаленном послеоперационном периоде. Актуарная кривая выживаемости представлена на рис. 9.

Рис. 9. Актуарная кривая выживаемости пациентов после КМП

Самая большая смертность была в первый год после операции КМП. Выживаемость к первому году после операции составила 71%. После 1 года кривая выживаемости приобретает более пологий вид и 3-летняя выживаемость составила 59,3%, 5-летняя выживаемость после операции КМП – 56,1%, а 10-летняя выживаемость – 53,7%.

Среди причин смерти пациентов в этот период основное место занимает прогрессирование СН – 10 человек. Внезапная смерть зарегистрирована у 3 больных и 4 пациента умерли от некардиальных причин.

Через 12 месяцев после операцииКСО ЛЖ у пациентов с двухмоментной КМП уменьшился до 125,8±27,3 мл - на 31%, с одномоментной до 132,1±26,9 мл – на 28%, КДО до 168,5 мл±30,8 – на 25% и до 159,2 мл±29,7 – на 32%, соответственно. ФВ ЛЖ в I группе возросла до 41,2% ± 5,1, во II – до 43,6% ± 4,8, в среднем на 1/3 от значений исходных показателей.

Вместе с тем, при наблюдении за показателями диастолической функции сердца с течением времени наблюдалось усугубление рестриктивного компонента (Е/А увеличилось с 1,5 до 1,72).

Несмотря на стабильное клиническое состояние пациентов, через два года после операции наблюдалась тенденция к ухудшению показателей внутрисердечной гемодинамики. К 5 годам после КМП значения ФВ ЛЖ в этой группе пациентов снижается до 31%, а КСО и КДО ЛЖ увеличиваются до 168,3±23,1 мм и 203,2±19,1 мм, соответственно.

Для оценки перфузии миокарда в бассейнах пораженных коронарных артерий нами была использована сцинтиграфия миокарда с изотопами 199Tl. В таб.10 представлена динамика дефектов перфузии миокарда больных ИКМП до и после операции.

Таблица 10

Влияние КМП на величину дефектов перфузии у больных ИКМП

Сроки наблюдения

СД,%

ПД,%

И м/л

до КМП (n=22)

31,3 ± 4,2

11,4 ± 2,6

1,58 ± 0.07

через 5 недель п/о КМП (n=22)

29,2 ± 3,8

6,60 ± 1,8**

1,72 ± 0.03*

через 1 год после КМП (n=18)

28,1 ± 5,1

6,60 ± 1,6

1,81 ± 0.09

Примечание: размеры дефектов перфузии указаны в процентах от общего объёма левого желудочка;* - P<0,05 и ** - P<0,01 по сравнению с дооперационными значениями.

Средняя величина стабильного дефекта перфузии достоверно не меняется в раннем и отдаленном послеоперационном периоде. До операции средняя величина преходящих дефектов перфузии составляла 11,4%. В раннем послеоперационном периоде значения ПД достоверно уменьшились до 6,6 % и это значение оставалось стабильным в отдаленном периоде.

Сцинтиграфические данные свидетельствовали об увеличении микроциркуляции крови в ишемизированных зонах миокарда ЛЖ. Для подтверждения этого факта и с целью визуализации кровоснабжения лоскута ШМС через год после операции 8 пациентам была выполнена селективная ангиография левой подлопаточной артерии, которая подтвердила наличие выраженной сети коллатеральных сосудов вокруг ЛЖ. Мы изучили морфологические препараты зоны контакта мышечного лоскута и эпикарда, полученные на аутопсии умерших после операции больных. В процессе формирования промежуточной зоны в грануляционной и в фиброзной ткани обнаруживалось большое число новообразованных кровеносных сосудов, затем происходило их последовательное формирование от примитивных до сосудов с хорошо оформленными стенками. Кроме того, отмечалась интенсивное врастание кровеносных сосудов из промежуточной зоны в мышечный лоскут и в миокард.

Таким образом, было доказано, что после операции кардиомиопластики вокруг ЛЖ формируется богатая сосудистая сеть из бассейна торакодорсальной артерии, чем и объяснялось уменьшение ФК стенокардии.

При исследовании аутопсийного материала полученного спустя 12 лет после КМП, на препаратах были выявлены хронические дегенеративные изменения ШМС. Они характеризовались выраженной атрофией мышечных волокон и замещением пространства между миоцитами жировой и фиброзной тканью. Этим объясняется, полученная отрицательная динамика показателей внутрисердечной гемодинамики в отдаленном послеоперационном периоде и отсутствие «ассисторной» функции ШМС.

Все же, отдалённые результаты операции КМП можно расценить как положительные, так как 10 - летняя выживаемость оценивается в 54%. Хочется отметить феномен непрямой реваскляризации сердца и каркасную функцию лоскута ШМС.

Накопленный нами опыт показывает, что процессы дальнейшего созревания комплекса сердце-мышца приводят к развитию обратного эффекта - возврату клиники СН, причиной которой является выраженная диастолическая дисфункция, данные факты находят отражение в мировой литературе (Kaas D.A. 1995; Patel H.J., 1997).

Вместе с публикациями, иллюстрирующими низкую эффективность электростимуляционной КМП стали появляться работы, описывающие метод, являющийся логическим продолжением принципа наружного ограничения дилатации сердца – применения экстракардиальных устройств созданных из биосовместимых полимеров. Предположительно, механизмом воздействия этих конструкций на камеры сердца является снижение интрамурального давления в стенке желудочков и, как следствие, улучшение трофики миокарда. (Artrip J. H., 2001).

Единственное выпускаемое в промышленном масштабе устройство, основанное на данном принципе действия, производится компанией Acorn под торговой маркой CorCap.

В качестве материала для нашего устройства был выбран сплав на основе никелида титана, разработанный в НИИ медицинских материалов и имплантантов с памятью формы, г. Томск.

Первый этап работы включал в себя испытание механических свойств НОЭМ на стенде. В качестве стенда для испытаний использовалась система, состоящая из резинового резервуара шарообразной формы объемом до150 мл, герметично соединенного со шлангами дыхательного аппарата (ServoS).

Рис. 10

. Кривая «давление – объем», полученная при стендовых испытаниях НОЭМ

По размерам резервуара создавалась модель НОЭМ с заданными параметрами: размер ячейки – от 5 до 15 мм, объем – 90 мл, индекс сферичности – от 0,5 до 0,7. Модель НОЭМ создавалась из нити сплава ТН 10 толщиной 150 мкм. Сравнительный анализ кривых «давление – объем» для систем «сетка –резервуар» и «резервуар» показал ускоренное изгнание до 20% объема при незначительном изменении давления на возвратной фазе (рис. 10).

Наиболее длинным этот участок оказался у сеток с меньшим размером ячейки и меньшим индексом сферичности. Это вызвано воздействием на объем резервуара силы эластической деформации НОЭМ, которая, оказывая синергическое эластической силе резервуара воздействие, приводит к его скорейшему опорожнению, выступая, таким образом, как механический ассистор.

Второй этап работы – экспериментальный – проводился на 14 беспородных собаках, с созданной ранее постинфарктной аневризмой левого желудочка (ПАЛЖ) как модели ХСН. Эксперимент проводился в соответствии с нормами Хельсинского соглашения.

Для создания модели ХСН применяли лигирование и пересечение первой диагональной, медианной артерий и ветви тупого края в сочетании с неполным рассечением стенки ЛЖ в области формирующегося инфаркта  на 1/3 толщины поперек хода миокардиальных волокон (Шалимов С.А., 1989).

При макроскопической оценке сердца в ходе повторных вмешательств у всех животных наблюдалась аневризматическая деформация передне-боковой стенки с характерным дискинезом. Формирование ПАЛЖ сопровождалось увеличением давления в ЛП – косвенный признак развития ЛЖ-дисфункции.

Животным основной группы через месяц после создания модели ХСН на миокард желудочков имплантировалась НОЭМ оригинальной конструкции. В контрольной группе имплантацию НОЭМ не проводили. Животные выводились из эксперимента в сроки 1, 3 и 6 месяцев. Из участка ЛЖ брали образцы для гистологического исследования. В исследуемых образцах тканей изучали биологическую совместимость миокарда и НОЭМ из никелида титана.

Функциональное исследование статуса гемодинамики экспериментальных животных показало поэтапное прогрессивное снижение давления в ЛП и частоты сердечных сокращений (ЧСС) спустя 6 месяцев после имплантации устройства на фоне неизменного систолического давления, что можно расценить как терапевтический эффект от имплантированного устройства на гемодинамику животных с моделью ХСН (табл. 11).

Таблица 11

Показатели центральной гемодинамики у животных контрольной группы и после имплантации НОЭМ из никелида титана в эксперименте

Показатель

Контрольная группа

Основная группа

1 мес.

(n=2)

3 мес.

(n=2)

6 мес.

(n = 2)

1 мес.

(n=3)

3 мес.

(n=3)

6 мес.

(n=2)

Давление

в ЛП

(мм вод. ст.)

226,5±7,2

254,1±22,1

296,1±14,3

255,2±8,1

173,2±10,1

142,8±6,1

Систолическое давление

(мм рт. ст.)

94±12,2

91,7±10,3

92,4±7,8

90,4 ± 7,8

93,2 ±8,1

90,3±12,4

ЧСС (уд./мин)

120,1±8,2

137,7±10,3

128,9±8,2

141,3±8,2

135,9±2,9

137,4±4,1

На гистологических препаратах миокарда ЛЖ и ПЖ наблюдалось формирование рыхлой соединительной ткани вокруг волокон сетки, на различных сроках наблюдения её количество оставалось неизменным. Толщина сформировавшейся соединительной ткани не превышала 150 мкм, вокруг волокон сетки отсутствовала воспалительная инфильтрация, а в подлежащих слоях миокарда не было признаков дистрофии кардиомиоцитов. В процессе созревания соединительной ткани, окружающей сетку, отмечали появление эластического волокнистого компонента.

Следовательно, разработанное нами устройство улучшало гемодинамику у экспериментальных животных, не вызывало реакцию отторжения и благодаря использованию никелида титана обладало «ассисторной» функцией. Мы планируем дальнейшее изучение свойств НОЭМ и применение его в клинике у пациентов с ИКМП и высоким риском послеоперационного ремоделирования. Возможно, использование разработанной нами конструкции в дальнейшем станет еще одним перспективным методом лечения СН у пациентов с ИКМП.

Таким образом, учитывая полученные результаты нашего исследования, доказывающие достоверное преимущество хирургического лечения по сравнению с медикаментозным, пациенты с ИКМП в первую очередь должны рассматриваться как кандидаты на оперативное лечение.

Прецизионная оценка функции ЛЖ в особенности оставшегося жизнеспособного миокарда, а также прогнозирование его повторного ремоделирования в отдаленном послеоперационном периоде на основании данных клинического, инструментального и морфологического исследования (дооперационная биопсия миокарда) позволяет отобрать кандидатов для ХРЛЖ в сочетании с коронарной реваскуляризацией и восстановлением запирательной функции МК.

Важно отметить, что успех лечения СН у пациентов с ИКМП достигается за счет комбинации правильно выбранной хирургической операции и грамотно подобранной консервативной терапии.

Недостаточная изученность анализируемых в работе аспектов этой сложной проблемы для кардиологии в целом и для кардиохирургии, в частности, послужила основанием для проведения нашего исследования. Полученные сведения, по нашему мнению, дополняют и расширяют представления о положительных эффектах и недостатках хирургического лечения ИКМП.

Заключая все вышесказанное, необходимо подчеркнуть, что больные с ИКМП, в зависимости от характера и степени поражения коронарного русла, клинического проявления сердечной недостаточности требуют дифференцированного подхода к выбору метода оперативного вмешательства. Рациональное использование хирургических методов лечения позволит расширить диапазон помощи пациентам с ИКМП, снизить количество хирургических осложнений и улучшить результаты кардиохирургических операций.


Выводы

    1. Аортокоронарное шунтирование у пациентов с ИКМП является наиболее безопасным методом хирургического лечения и сопровождается летальностью 6,9% в раннем послеоперационном периоде. Выполнение полной реваскуляризации у пациентов с ИКМП является методом профилактики ИМ, но не обладает выраженным эффектом на клиническое течение СН. У 75% пациентов ФК СН после операции КШ остается прежним. Реваскуляризация миокарда недостоверно увеличивает ФВ ЛЖ, снижая диастолическую дисфункцию на 14,3%, при этом не происходит значимого снижения объемных показателей левого желудочка КСИ и КДИ.
    2. Во время КШ при диффузном характере атеросклеротического поражения коронарных артерий или малом диаметре целевой артерии необходимо проведение ТМЛР, которая достоверно улучшает перфузию кровоснабжаемого бассейна на 43,2%, уменьшая величину преходящих дефектов перфузии и повышает деформационные свойства миокарда (Global Strain) за счет показателей процента и скорости деформации в продольном направлении.
    3. Операция хирургической реконструкции левого желудочка в сочетании с КШ приводит к достоверному улучшению сократительной функции ЛЖ в ближайшем и отдаленном послеоперационном периоде, что проявляется в снижении КДИ и КСИ на 21,2% и 16,3%, соответственно. Повышение ФВ ЛЖ на 15,8% обусловлено преимущественно уменьшением КДР и не отражает состояние насосной функции сердца, а приводит лишь к ее математическому увеличению.
    4. Восстановление запирательной функции МК у пациентов с ИКМП в 78% приводит к улучшению ФК СН, достоверному на 68,2% улучшению КСИ из-за снижения объемной перегрузки ЛЖ. В послеоперационном периоде значимо на 25% повышается ФВ ЛЖ за счет истинного изменения насосной функции сердца, происходит увеличение УО на 12%. Реконструкция МК в отдаленном периоде в 43,7% осложняется повторной ишемической недостаточностью МК за счет прогрессивного ремоделирования левого желудочка после ХРЛЖ.
    5. Комплексное хирургическое лечение ИКМП, включающее реваскуляризацию миокарда, реконструкцию левого желудочка, дополненную при необходимости восстановлением запирательной функции митрального клапана, в отдаленном послеоперационном периоде может сопровождаться развитием двух типов ремоделирования сердца: реверсивного – 65%, характеризующегося стойким уменьшением размеров ЛЖ, и прогрессивного – 35%, характеризующегося увеличением размеров ЛЖ и прогрессированием СН.
    6. Гемодинамическим параметром, способным выразить в исчисляемых единицах эффективность комплексного хирургического лечения является показатель КСИ, представляющий собой выраженную в процентах разность между исходными и послеоперационными значениями КСИ. Предел воспроизводимости данных равен минус 20% и зависит от прецизионности ЭхоКГ исследования. КСИ позволяет, разделить пациентов по типам послеоперационного ремоделирования. Если после ХРЛЖ КСИ менее -20 - реверсивный, более 20 - прогрессивный.
    7. Клиническими факторами риска развития прогрессивного ремоделирования у пациентов с ИКМП являются возраст более 64 лет и конечно-систолический индекс до операции более 82 мл/м2. Значения КДИ, КДР, ФВ ЛЖ, ФК сердечной недостаточности и стенокардии не показали достоверной корреляционной связи с послеоперационной дилатацией левого желудочка и таковыми считаться не могут.
    8. Морфофункциональное состояние миокарда ЛЖ и ушка ПП у больных ИКМП с хронической СН соответствует тяжести клинического течения заболевания. Наличие признаков миокардита в миокарде ушка ПП в 100% случаев указывает на присутствие воспалительной инфильтрации и в миокарде ЛЖ. Наличие диффузной воспалительной инфильтрации миокардиальной стромы в сочетании с низким трофическим индексом < 0,010, высокими значениями индекса Керногана > 1,60 и зоны перикапиллярной диффузии >1000 мкм являются морфологическими предикторами послеоперационного ремоделирования сердца у больных с ИКМП.
    9. При ХРЛЖ и КШ транзиторная острая СН, связанная с синдрома малого сердечного выброса и диссинхронией работы камер сердца осложняет течение раннего послеоперационного периода в 92,3% случаев. Временная бивентрикулярная стимуляция достоверно сокращает продолжительность комплекса QRS до 105,3±8,4 мс, увеличивает ФВ на 15% и СИ на 23%, снижает дозы инотропных препаратов в 3 раза, что позволяет предотвратить развитие ОСН в раннем послеоперационном периоде.
    10. Имплантация бивентрикулярного стимулятора у пациентов с ИКМП после проведенного хирургического лечения и сохраняющейся СН высоких ФК увеличивает ФВ ЛЖ на 24,3%, достоверно уменьшает степень митральной регургитации на 30% и размеры ЛП на 10% к 12 месяцу наблюдения. Динамика этих изменений отражает отсроченные проявления эффекта редукции камер сердца, как процесса обратного ремоделирования миокарда на фоне СРТ.
    11. Операция электростимуляционной КМП у больных ИКМП улучшает клиническое течение заболевания, снижая ФК стенокардии и СН в течение двух лет. Эффект операции определяется не ассисторной ролью апплицированного лоскута широчайшей мышцы спины на дилатированный ЛЖ, а феноменом непрямой реваскуляризации миокарда и стабилизацией геометрии сердца за счет мышечного каркаса. Показатели 3-летней выживаемости после электростимуляционной КМП составляют 72%, 5-летней - 58%, 10-летней – 54%, что существенно превосходит результаты оптимального медикаментозного лечения, при котором удается добиться лишь 30% выживаемости в течение 5 лет у аналогичных больных.
    12. Наружный ограничивающий эластический мешок оригинальной конструкции из никелида титана продемонстрировал удовлетворительную тканевую совместимость и улучшение показателей гемодинамики на экспериментальной модели СН, что позволяет считать перспективным его применение в клинике у пациентов с ИКМП и прогнозируемой дилатацией ЛЖ в послеоперационном периоде.

Практические рекомендации

  1. Пациенты с ИКМП с адекватной, но неэффективной в течение 6 месяцев медикаментозной терапией, должны рассматриваться как возможные кандидаты на хирургическое лечение.
  2. Пациентам с ИКМП и выраженной СН показана хирургическая реконструкция левого желудочка в сочетании с реваскуляризацией миокарда. Во время операции необходимо применять специально разработанные сайзеры, что позволит на операции определить вид пластики, и избежать неадекватного уменьшения и деформации полости ЛЖ.
  3. Пациентам старше 65 лет с КСИ до операции более 80 мл/м2, перед комплексным хирургическим лечением ИКМП, во время коронаровентрикулографии необходимо выполнять дооперационную биопсию миокарда ЛЖ или ПП с целью определения факторов риска развития прогрессивного послеоперационного ремоделирования.
  4. При сочетании неблагоприятных клинических и морфологических прогностических факторов в ряде случаев следует отказаться от реконструкции ЛЖ в пользу оперативного вмешательства меньшего риска либо консервативного лечения.
  5. При наличии риска редукции полости ЛЖ, а также при выявлении резервов жизнеспособного миокарда и ДД ЛЖ I типа целесообразно проведение КШ, которое позволяет улучшить прогноз у пациентов с ИКМП. Если риск ИК высокий, то предпочтительнее выполнить реваскуляризацию миокарда на работающем сердце.
  6. При невозможности выполнения адекватной прямой реваскуляризации миокарда объем оперативного вмешательства должен быть дополнен ТМЛР в бассейне кровоснабжения нешунтированной артерии.
  7. Недостаточность МК часто встречается у пациентов с ИКМП, поэтому необходимо прицельно оценивать функцию МК на эхокардиографии. Во время исследования необходимо оценивать структуру створок, диаметр фиброзного кольца, глубину коаптации. Если глубина коаптации створок МК превышает 10 мм и/или присутствуют факторы развития прогрессивного ремоделирования, то предпочтительнее выполнить протезирование клапана. В остальных случаях целесообразно сделать рестриктивную аннулопластику жестким опорным кольцом.
  8. В раннем послеоперационном периоде у пациентов с транзиторной ОСН и признаками диссинхронии (расширение комплекса QRS более 120 мс) необходимо использовать временную бивентрикулярную стимуляцию до нормализации сократительной функции сердца. АВ задержку необходимо подбирать под контролем эхокардиографии.
  9. Пациентам с ИКМП после проведенной адекватной реваскуляризации и сохраняющейся СН III-IV ФК по NYHA показана имплантация постоянного бивентрикулярного стимулятора. Для оценки желудочковой диссинхронии у больных с ишемическим генезом кардиомиопатии следует использовать показатели межжелудочковой задержки разницы трансаортального и транспульмонального потоков и механической межжелудочковой и внутрижелудочковой задержки.
  10. В связи с риском развития фибрилляции предсердий предпочтительным режимом стимуляции при СРТ является режим детекции предсердий (VDD). Режим предсердной стимуляции (DDD) должен включаться по требованию при установке рефрактерного периода, в два раза превышающего максимальный по предсердному каналу.

СПИСОК НАУЧНЫХ РАБОТ,

ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Е.В. Кривощеков Клинические результаты электростимуляционной кардиомиопластики / В.В. Пекарский, Ш.Д. Ахмедов, Е.В. Кривощеков, М.В. Пекарская, Ж.В. Веснина, В.И. Чернов, А.Л. Крылов, Ю.Б. Лишманов, Р.С. Карпов. // Грудная и сердечно-сосудистая хирургия. – 1995. – №2. - C. 17 - 21.
  2. Е.В. Кривощеков Радионуклеидная оценка непрямой реваскуляризации миокарда / Ю.Б. Лишманов, Ж.В. Веснина, В.И. Чернов, Н.Г. Кривоногов, А.Л. Крылов, В.Ю. Усов, Ш.Д. Ахмедов, Е.В. Кривощеков // Медицинская радиология и радиационная безопасность. – 1995. – №2. - C. 10 - 13.
  3. Кривощеков Е.В. Отдаленные клинические результаты операции кардиомиопластики / Ахмедов Ш.Д., Кривощеков Е.В., Пекарская М.В., Крылов А.Л., Веснина Ж.В., Таранов С.В., Соколов А.А., Киселев В.О., Шипулин В.М., Карпов Р.С., Пекарский В.В. // Кардиология. – 1996. – №6. - C. 74-77.
  4. Кривощеков Е.В. Применение капотена  при лечении больных, перенесших операцию электростимуляционной кардиомиопластики / Пекарская М.В., Ахмедов Ш.Д., Кривощеков Е.В., Шипулин В.М., Карпов Р.С., Буховец И.Л. Применение капотена  при лечении больных, перенесших операцию электростимуляционной кардиомиопластики // Кардиология. – 1998. - №7. - С. 21 -23.
  5. Кривощеков Е.В. Электростимуляционная КМП в лечении больных с осложненными формами  ИБС и дилятационной кардиомиопатией /Ахмедов Ш.Д., Пекарская М.В., Кривощеков Е.В., Подоксенов Ю.К., Крылов А.Л., Чернов В.И., Чернявский А.М.,  Шипулин В.М. // Патология кровообращения и кардиохирургия. – 1998. - №2-3. - С. 56 - 61.
  6. Кривощеков Е.В. Анализ клинических результатов 10-летнего опыта выполнения операции «Электростимуляционная кардиомиопластика»/ Ахмедов Ш.Д., Волков В.Е., Кривощеков Е.В., Пекарская М.В. // Сибирский медицинский журнал. - №3. – 2002 - С. 51-54.
  7. Кривощеков Е.В. Состояние систолической функции левого желудочка на различных этапах операции коронарного шунтирования с использованием аппарата «Octopus» / Козлов Б.Н., Вечерский Ю.Ю., Ахмедов Ш.Д., Тривоженко А.Б., Ваизов В.Х., Джавадова Г.К., Шишнева Е.В., Свирко Ю.С., Кандинский М.Л., Кривощеков Е.В., Шипулин В.М. // Патология кровообращения и кардиохирургия. – 2002. - №4. - С. 56 – 61.
  8. Кривощеков Е.В. Факторы риска операции аневризмэктомии у больных ишемической болезнью сердца с обширным постинфарктным кардиосклерозом / Шипулин В.М., Бабокин В.Е., Ворожцова И.Н., Буховец И.Л., Кривощеков Е.В. // Грудная и сердечно-сосудистая хирургия. – 2004. - №2. – С. 17 - 21.
  9. Кривощеков Е.В. Сцинтиграфическая и ультразвуковая оценка результатов нитроглицериновой пробы в диагностике миокардиальной гибернации / Лишманов Ю.Б., Макарова Е.В., Чернов В.И., Минин С.М., Буховец И.Л., Безляк В.В., Кривощеков Е.В. // Патология кровообращения и кардиохирургия. – 2004. - №4. - С. 42 - 47.
  10. Кривощеков Е.В. Сцинтиграфическая оценка жизнеспособности ишемизированного миокарда при проведении нитроглицериновой и ортостатической проб / Чернов В.И., Минин С.М., Макарова Е.В., Кривощеков Е.В., Лишманов Ю.Б. // Ангиология и сосудистая хирургия. – 2006. – Т. 12, №3. - С. 120-125.
  11. Кривощеков Е.В. Морфологические предикторы послеоперационного ремоделирования сердца у больных ишемической кардиомиопатией / Шипулин В.М., Казаков В.А., Кривощеков Е.В., Суходоло И.В., Ваизов В.Х., Лежнев А.А., Стасев А.Н., Алябьев Ф.В. // Кардиология. – 2007. – № 8. – С. 57 – 59.
  12. Кривощеков Е.В. Клинико-морфологические параллели послеоперационного ремоделирования левого желудочка / Казаков В.А., Шипулин В.М., Лежнев А.А., Козлов Б.Н., Кривощеков Е.В., Суходоло И.В., Гутор С.С. // Патология кровообращения и кардиохирургия. – 2009. – № 4. – С. 23-27.
  13. Кривощеков Е.В. Хирургическое лечение больных с низкой сократительной способностью левого желудочка / Хелимский А.А., Кривощеков Е.В., Строчинская С.С., Андреев Д.Б. // Дальневосточный медицинский журнал. - 2007. - № 2. – С. 50 – 53.
  14. Кривощеков Е.В. Морфологический прогноз целесообразности хирургического лечения сердечной недостаточности / Казаков В.А., Суходоло И.В., Шипулин В.М., Лежнев А.А., Кривощеков Е.В., Козлов Б.Н. // Вестник ВолГМУ. – 2008. – № 4 (28). – С. 57 – 59.
  15. Кривощеков Е.В. Корреляционные взаимосвязи гистоморфометрических показателей миокарда различных отделов сердца в норме и при хронической сердечной недостаточности / Казаков В.А., Гутор С.С., Суходоло И.В., Шипулин В.М., Кривощеков Е.В. // Бюллетень сибирской медицины. – 2009. – №3. – С. 43-47.
  16. Кривощеков Е.В. Морфофункциональная характеристика миокарда пациентов с постинфарктным ремоделированием как возможная причина неблагоприятных результатов оперативного лечения / Шипулин В.М., Козлов Б.Н., Кривощеков Е.В., Казаков В.А., Лежнев А.А., Бабокин В.Е., Ватолина Т.В. // Грудная и сердечно-сосудистая хирургия. – 2009. – № 5. – С. 37-41.
  17. Лишманов Ю.Б., Чернов В.И., Веснина Ж.В., Ахмедов Ш.Д., Кривощеков Е.В., Волков В.Е., Пекарская М.В., Крылов А.Л. Способ диагностики эффективности непрямой васкуляризации миокарда после операции динамической кардиомиопластики. № 2199951 от 10.03.2003. Приоритет изобретения от 09.01.2001, регистрационный № 2001100586.
  18. Шипулин В.М., Козлов Б.Н., Коровин Н.В., Афанасьев С.А., Кривощеков Е.В. Способ интраоперационной подготовки лучевой артерии в качестве аортокоронарного шунта. № 2279879 от 20.07.2006. Приоритет изобретения от 26.04.2004, регистрационный № 2001100586.
  19. Шипулин В.М., Казаков В.А., Суходоло И.В., Кривощеков Е.В., Лежнев А.А., Ваизов В.Х., Стасев А.Н., Кожевников М.Л. Способ прогнозирования послеоперационного ремоделирования сердца у больных ишемической кардиомиопатией. № 2310372 от 20.11.2007. Приоритет изобретения от 20.02.2006, регистрационный № 2006105277.
  20. Шипулин В.М., Дамбаев Г.Ц., Гюнтер В.Э., Кривощеков Е.В., Козлов Б.Н., Лежнев А.А., Гидалевич В.Я., Шилингас К.Э., Казаков В.А. Устройство для хирургического лечения ишемической и дилатационной кардиомиопатий. № 2312611 от 20.12.2007. Приоритет изобретения от 22.05.2006, регистрационный № 2006117471.
  21. Шипулин В.М., Попов С.В., Кривощеков Е.В., Козлов Б.Н., Антонченко И.В., Савенкова Г.М., Лежнев А.А. Способ лечения пациентов с выраженной сердечной недостаточностью в раннем послеоперационном периоде. № 2324504 от 20.05.2008. Приоритет изобретения от 09.12.2005, регистрационный № 2005138426.
  22. Кривощеков Е.В. Временная бивентрикулярная стимуляция в ранние сроки после хирургической коррекции ишемической кардиопатии / Кандинский М.Л., Савенкова Г.М., Антонченко И.В., Кривощеков Е.В.,  Козлов Б.Н., Джавадова Г.К., С.В. Попов, В.М. Шипулин. // Вестник аритмологии. - 2004. - №35 (приложение А). - С. 89.
  23. Кривощеков Е.В. Сравнительный анализ реконструкции левого желудочка и прямой реваскуляризации миокарда у больных ИБС с низкой фракцией выброса / Кривощеков Е.В., Козлов Б.Н., Шипулин В.М. // Вестник аритмологии. - 2004. - №35 (приложение А). - С. 159.
  24. Кривощеков Е.В. Клиническая эффективность реваскуляризации миокарда на работающем сердце и в условиях искусственного кровообращения / Козлов Б.Н., Кривощеков Е.В., Кандинский М.Л., Шипулин В.М. // Вестник аритмологии. - 2004. - №35 (приложение А). - С. 160.
  25. Кривощеков Е.В. Кардиопротективные аспекты хирургической реваскуляризации миокарда на работающем сердце в сравнении с коронарным шунтированием в условиях искусственного кровообращения / Козлов Б.Н., Кривощеков Е.В., Кандинский М.Л., Шипулин В.М. // Вестник аритмологии. - 2004. - №35 (приложение А). - С. 161.
  26. Кривощеков Е.В. Ретроспективный анализ отдаленных результатов операции кардиомиопластики у больных с ишемической и дилатационной кардиомиопатией / Кривощеков Е.В., Козлов Б.Н., Ахмедов Ш.Д., Пекарская М.В., Шипулин В.М. // Вестник аритмологии. - 2004. - №35 (приложение А). - С. 167.
  27. E. Krivoschekov Clinical experience of electrostimulating cardiomyoplasty by latissimi dorsi muscle / V. Pekarsky, Sh. Akhmedov, A. Krakovsky, M. Pekarskaya, E. Krivoschekov, V.Usov // European Journal of Cardiac Pacing and Electrophysiology. - 1992. – V 2. – N 2. – P. - A197.
  28. E. Krivoschekov The choice of optimal regimes of electric stimulation for latissimi dorsi muscle in different periods after cardiomyoplasty / V. Pekarsky, Sh. Akhmedov, E. Krivoschekov, I. Dubrovsky, A. Rizshikh, A. Baturin, A. Krakovsky The choice of optimal regimes of electric stimulation for latissimi dorsi muscle in different periods after cardiomyoplasty // European Journal of Cardiac Pacing and Electrophysiology. - 1992. - V 2. – N 2. – P. - A199.
  29. E. Krivoschekov Optimal electrical stimulation for latissimus dorsi muscle after cardiomyoplasty / V. Pekarsky, Sh. Akhmedov, I. Dubrovsky, E. Krivoschekov, A.Baturin, A. Rizshikh, M. Pekarskaya // Journal of Cardiac Surgery. - 1993. – V 8. – N-2. - Р. 172-176.
  30. E. Krivoschekov Cardiomyoplasty in the treatment of heart failure patients /Sh. Akhmedov, E. Krivoschekov, M. Pekarskaya, V. Chernov, S. Taranov // Journal of Heart Failure – 1995. – V 2. – N l.  – P. A1008
  31. .E. Krivoschekov Clinical results of dynamic cardiomyoplasty / Sh. Akhmedov, E. Krivoschekov, M. Pekarskaya, V. Chernov, S. Taranov // Journal of Cardiac Surgery – 1995. – V 10 – N 5. - P. 573-579.
  32. Krivoshekov E.V. Prediction of postoperative remodeling of LV in patients with cardiomyopathy / Shipulin V.M., Kazakov V.A., Suhodolo I.V., Krivoshekov E.V., Lezhnev A.A. // Interactive CardioVascular and Thoracic Surgery. – 2006. – Vol. 5 (Suppl. 1). – P. 109.
  33. Krivoshekov E.V. Causes of repeated remodeling of left ventricle after Dor procedure / Shipulin V.M., Kazakov V.A., Suhodolo I.V., Krivoshekov E.V., Lezhnev A.A., Kozlov B.N., Vaizov V.H., Miller A.A. // Interactive CardioVascular and Thoracic Surgery. – 2007. – Vol. 6. – P. 772 – 777.
  34. Е.В. Кривощеков Глава 3. Хирургическое лечение пациентов с сердечной недостаточностью и обширным постинфарктным кардиосклерозом / В.М. Шипулин, Б.Н. Козлов, В.Е. Бабокин, Е.В. Кривощеков, В.Х. Ваизов, А.А. Лежнёв, И.В. Антонченко // Фундаментальные аспекты лечения сердечной недостаточности в кардиохирургии: коллективная монография / под ред. заслуженного деятеля науки РФ проф. В.М. Шипулина и акад. РАМН, проф. Р.С. Карпова. – Томск: STT, 2009. – 262 с. – C. 54 – 68.
  35. Е.В. Кривощеков Глава VII. Экспериментальное обоснование гемодинамической значимости метода кардиомиопластики / А.А. Краковский, В.С. Чеканов, В.Ю. Мерзляков, Е.В. Кривощеков // Механическая и биомеханическая поддержка сердца / В.С. Чеканов, А.А. Краковский, В.В. Пекарский. – Томск. - 1991. – С. 121 - 146.
  1. Е.В. Кривощеков Глава IX. Математический анализ клинических результатов гемодинамики при операции кардиомиопластики / В.С.Чеканов, А.А. Краковский, Д.Б. Андреев, В.В. Пекарский, Ш.Д. Ахмедов, Е.В. Кривощеков, А.М. Дедюрко // Механическая и биомеханическая поддержка сердца / В.С. Чеканов, А.А. Краковский, В.В. Пекарский. – Томск. - 1991. – С. 172 - 187.
  2. Кривощеков Е.В. Глава 7.3. Хирургические аспекты лечения сердечной недостаточности / Шипулин В.М., Ахмедов Ш.Д., Кривощеков Е.В., Евтушенко А.В., Кривов М.В., Казаков В.А., Суходоло И.В. // Коронарная и сердечная недостаточность: коллективная монография, посвященная 25-летию НИИ кардиологии Томского научного центра Сибирского отделения РАМН и 20-летию Филиала ГУ НИИ кардиологии ТНЦ СО РАМН «Тюменский кардиологический центр» / под общей редакцией акад. РАМН, проф. Р.С. Карпова. – Томск: STT, 2005. – 716 с. – С. 572-594.
  3. Кривощеков Е.В. Глава 7.3.1. Электростимуляционная кардиомиопластика в лечении больных ишемической болезнью сердца и дилатационной кардиомиопатией / Ахмедов Ш.Д., Пекарская М.В., Кривощеков Е.В., Шипулин В.М. // Коронарная и сердечная недостаточность: коллективная монография, посвященная 25-летию НИИ кардиологии Томского научного центра Сибирского отделения РАМН и 20-летию Филиала ГУ НИИ кардиологии ТНЦ СО РАМН «Тюменский кардиологический центр» / под общей редакцией акад. РАМН, проф. Р.С. Карпова. – Томск: STT, 2005. – 716 с. – С. 594 - 602.
  4. Е.В. Кривощеков Глава 4. Морфологические аспекты ремоделирования левого желудочка у больных с обширным постинфарктным кардиосклерозом / В.А. Казаков, В.М. Шипулин, И.В. Суходоло, Е.В. Кривощеков, Б.Н. Козлов, А.А. Миллер, А.А. Лежнёв, С.С. Гутор, В.Х. Ваизов, В.Е. Бабокин // Фундаментальные аспекты лечения сердечной недостаточности в кардиохирургии: колл. моногр. / под ред. заслуженного деятеля науки РФ проф. В.М. Шипулина и акад. РАМН, проф. Р.С. Карпова. – Томск: STT, 2009. – 262 с. - С. 69-91.
  5. Хирургическое лечение ишемической кардиомиопатии / М.В. Пекарская, Е.В. Кривощеков, В.Е. Волков, Ш.Д. Ахмедов // Лечение гипертрофической кардиомиопатии: сборник тезисов докладов международной научной конференции. - Москва. - 2000. – С. 32.
  6. Хирургическое лечение хронической сердечной недостаточности / В.Е. Волков, Ш.Д. Ахмедов, Е.В. Кривощеков, М.В. Пекарская // Актуальные вопросы кардиологии: тезисы докладов научной конференции, посвященной 20-летию НИИ кардиологии ТНЦ СО РАМН. - Томск. - 2000. – С. 203.
  7.        Осложнения раннего и отдаленного послеоперационного периода операции кардиомиопластики. / В.Е. Волков, Ш.Д. Ахмедов, Е.В. Кривощеков, М.В. Пекарская // Актуальные вопросы кардиологии: тезисы докладов научной конференции, посвященной 20-летию НИИ кардиологии ТНЦ СО РАМН. - Томск. - 2000. – С. 208-209.
  8. 10- year experience in dynamic cardiomyoplasty performing / Sh.Dj. Akhmedov, E.V. Krivoshekov, M.V. Pekarskaya, V.E. Volkov 10- year experience in dynamic cardiomyoplasty performing // In Proceedings of 1-th congress of the cardiac bioassist association “What`s new in cardiac bioassist”. - Germany. - 2001. - P. 25.
  9. Pathomorphological changes in latissimus dorsi muscle in patients after cardiomyoplasty / Sh.Dj. Akhmedov, E.V. Krivoshekov, M.V. Pekarskaya, V.E. Volkov // In Proceedings of 1-th congress of the cardiac bioassist association “What`s new in cardiac bioassist”. - Germany. - 2001. - P. 26.
  10. Criterion of indirect revascularization after cardiomyoplasty / Sh.Dj. Akhmedov, E.V. Krivoshekov, M.V. Pekarskaya, V.E. Volkov // In Proceedings of 1-th congress of the cardiac bioassist association “What`s new in cardiac bioassist”. - Germany. - 2001. - P. 32.
  11. Прогностические факторы выживаемости в отдаленном послеоперационном периоде после кардиомиопластики / М.В. Пекарская, В.Е. Волков, Ш.Д. Ахмедов, Е.В. Кривощеков // Лечение гипертрофической кардиомиопатии: тезисы докладов 3-й международной научной конференции. - Москва. - 2003. – С. 26.
  12. Морфофункциональное состояние миокарда левого желудочка у больных ишемической кардиомиопатией с хронической сердечной недостаточностью / Кривощеков Е.В., Казаков В.А., Дзюман А.Н., Суходоло И.В., Шипулин В.М. // Бюллетень НЦССХ им. Бакулева РАМН. – 2003. – Т. 4, № 11. – С. 180.
  13. Temporary biventricular pacing in the early period after ischemic cardiomyopathy surgical correction. / Antonchenko I.V., Dgavadova G.K., Kandinsky M.L., Kozlov B.N., Krivoschokov E.V., Popov S.V., Savenkova G.M., Shipulin V.M. // The Journal of Coronary Artery Disease. Abstracts 5th International Congress on Coronary Artery Disease – from Prevention to Intervention – ICCAD, October 19 – 22, 2003, Florence, Italy. - P. 105.
  14. Поиск патоморфологических предикторов дилатации левого желудочка в послеоперационном периоде у больных ишемической кардиомиопатией / Казаков В.А., Суходоло И.В., Шипулин В.М., Кривощеков Е.В. // Сборник научных трудов «Актуальные проблемы морфологии». – Красноярск. – 2004. – С. 120-121.
  15. Временная бивентрикулярная электрокардиостимуляция у больных ишемической кардиомиопатией в раннем послеоперационном периоде / Попов С.В., Кривощеков Е.В., Кандинский М.Л., Козлов Б.Н., Савенкова Г.М., Антонченко И.В., Шипулин В.М. // IV научные чтения, посвященные памяти академика Е.Н. Мешалкина, с международным участием. Сборник тезисов. - Новосибирск. - 2004г. - С. 152.
  16. Возможности однофотонной эмиссионной компьютерной томографии и ЭКГ-синхронизированной сцинтиграфии сердца с 99мТС-тетрофосмином в оценке жизнеспособного миокарда у больных ИБС / Минин С.М., Чернов В.И., Макарова Е.В., Кривощеков Е.В., Лишманов Ю.Б. // Российский национальный конгресс кардиологов. «Российская кардиология: от центра к регионам». Материалы конгресса. - Томск. – 2004. - С. 321.
  17. Морфофункциональное состояние миокарда левого желудочка у больных ишемической кардиомиопатией / Кривощеков Е.В., Казаков В.А., Суходоло И.В., Шипулин В.М. // Бюллетень НЦССХ им. Бакулева РАМН. – 2004. – Т. 5, № 11. – С. 169.
  18. Патоморфологические предикторы послеоперационной дилатации левого желудочка у больных ишемической кардиомиопатией / Кривощеков Е.В., Казаков В.А., Суходоло И.В., Шипулин В.М., Кожевников М.Л. // Бюллетень НЦССХ им. Бакулева РАМН. – 2004. – Т. 5, № 11. – С. 169.
  19. Pathomorphological predictors of heart remodeling in patients with ischemic cardiomyopathy. / Shipulin V.M., Kazakov V., Suhodolo I.V., Krivoshekov E.V. // The Failing Heart Under Stress: Multifactorial Aspects of Acute and Chronic Heart Failure. November 20-22, 2005, Amsterdam, Netherlands. – P. 203.
  20. Патоморфологические аспекты диагностики, выбора тактики хирургического лечения и оценки прогноза выживаемости больных ишемической кардиомиопатией / Шипулин В.М., Казаков В.А., Кривощеков Е.В., Суходоло И.В., Стасев А.Н. // Материалы I съезда кардиологов Сибирского федерального округа (Приложение к Сибирскому медицинскому журналу). – Томск. – 2005. – Т. 20, № 2. – С. 234-235.
  21. Патоморфологические предикторы послеоперационного ремоделирования левого желудочка у больных ишемической кардиомиопатией / Кривощеков Е.В., Казаков В.А., Шипулин В.М., Суходоло И.В., Ваизов В.Х., Стасев А.Н. // Бюллетень НЦССХ им. Бакулева РАМН. – 2005. – Т. 6, № 5. – С. 157.
  22. Наш опыт хирургического лечения сердечной недостаточности / Шипулин В.М., Козлов Б.Н., Ахмедов Ш.Д., Андреев Д.Б., Кривощеков Е.В., Пономаренко И.В. // Бюллетень НЦССХ им. Бакулева РАМН. – 2005. – Т. 6, № 5. – С. 158.
  23. Ультраструктура кардиомиоцитов миокарда ушка правого предсердия и миокарда левого желудочка у больных ишемической кардиомиопатией / Казаков В.А., Миллер А.А., Суходоло И.В., Шипулин В.М., Кривощеков Е.В., Ваизов В.Х., Стасев А.Н. // Бюллетень НЦССХ им. Бакулева РАМН. – 2005. – Т. 6, № 5. – С. 159.
  24. Сравнительная характеристика морфофункционального состояния миокарда ушка правого предсердия у больных с приобретенными пороками сердца и ишемической кардиомиопатией / Шипулин В.М., Казаков В.А., Кожевников М.Л., Суходоло И.В., Кривощеков Е.В., Ваизов В.Х, Стасев А.Н. // Бюллетень НЦССХ им. Бакулева РАМН. – 2005. – Т. 6, № 5. – С. 160.
  25. Функциональная морфология ушка правого предсердия у больных с приобретенными пороками сердца и ишемической кардиомиопатией / Шипулин В.М., Казаков В.А., Суходоло И.В., Кривощеков Е.В., Кожевников М.Л., Лежнев А.А., Стасев А.Н., Ваизов В.Х. // Бюллетень НЦССХ им. Бакулева РАМН. – 2006. – Т. 7, № 5. – С. 150.
  26. Способ прогнозирования послеоперационного ремоделирования сердца у больных ишемической кардиомиопатией Шипулин В.М., Казаков В.А., Суходоло И.В., Кривощеков Е.В., Ваизов В.Х., Лежнев А.А. // V научные чтения посвященные памяти академика РАМН Е.Н.Мешалкина с международным участием. Юбилейная конференция и I съезд кардиохирургов Сибирского федерального округа. Тезисы докладов. – Новосибирск. – 2006. – С. 94.
  27. Причины вторичного ремоделирования левого желудочка в послеоперационном периоде у больных с приобретенными пороками сердца и ишемической кардиомиопатией / Шипулин В.М., Казаков В.А., Суходоло И.В., Кривощеков Е.В., Лежнев А.А., Кожевников М.Л., Стасев А.Н., Ваизов В.Х. // «Актуальные проблемы сердечно-сосудистой патологии» материалы региональной научно-практической конференции с международным участием. – Кемерово. – 2006. – С. 200.
  28. Клинико-морфологические параллели послеоперационного ремоделирования левого желудочка после операции Дора / Шипулин В.М., Казаков В.А., Лежнев А.А., Кривощеков Е.В., Козлов Б.Н., Ваизов В.Х., Суходоло И.В., Миллер А.А. // Материалы II съезда кардиологов Сибирского федерального округа (Приложение к Сибирскому медицинскому журналу). – Томск. – 2007. – № 1. – С. 55.
  29. Causes of repeated remodeling of left ventricle after Dor procedure / Shipulin V.M., Kazakov V.A., Suhodolo I.V., Krivoshekov E.V., Lezhnev A.A., Kozlov B.N., Vaizov V.H. // Interactive CardioVascular and Thoracic Surgery. Abstracts for the 56th ESCVS International congress. May 17-20, 2007, Venice, Italy. - Vol. 6. Suppl. 1. – Р. 37.
  30. Причины послеоперационного ремоделирования левого желудочка после операции Дора / Шипулин В.М., Казаков В.А., Лежнев А.А., Козлов Б.Н., Суходоло И.В., Кривощеков Е.В., Ваизов В.Х., Миллер А.А. // Бюллетень НЦССХ им. Бакулева РАМН. – 2007. – Т. 8, № 6. – С. 149.
  31. Роль миокардита в патогенезе первичного ишемического ремоделирования левого желудочка / Шипулин В.М., Казаков В.А., Коцайлиди Ю.Ю., Суходоло И.В., Лежнев А.А., Козлов Б.Н., Кривощеков Е.В. // Бюллетень НЦССХ им. Бакулева РАМН. – 2007. – Т. 8, № 6. – С. 151.
  32. Клинические и морфологические предикторы послеоперационного ремоделирования после хирургического лечения ишемической дилатации левого желудочка / Шипулин В.М., Лежнев А.А., Казаков В.А., Кривощеков Е.В., Козлов Б.Н. // Бюллетень НЦССХ им. Бакулева РАМН. – 2007. – Т. 8, № 6. – С. 155.
  33. Morphological aspects of postoperative left heart remodeling in ischemic and valvular cardiomyopathy / Shipulin V., Kazakov V., Kozlov B., Lezhnev A., Stasev A., Krivoshchekov E., Suhodolo I., Kozhevnikov M. // A Cardiothoracic Multimedia Journal. 18th World Congress World Society of Cardio-Thoracic Surgeons. April 30 – May 3, 2008, Kos Island, Greece. – 2008. – Vol. 11. – Suppl. 1. – P. 287.
  34. Течение послеоперационного ремоделирования после процедуры Дора у пациентов с нормальной и сниженной фракцией выброса./ Шипулин В.М., Лежнев А.А., Бабокин В.Е., Кривощеков Е.В. // Бюллетень НЦССХ им. А.Н. Бакулева РАМН. Сердечно-сосудистые заболевания. Приложение. XIV всероссийский съезд сердечно-сосудистых хирургов. 9-12 ноября 2008г. Москва. - 2008. - Т. 9, №6. - С.- 83.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

АВ                        атриовентрикулярный

АКШ                        аортокоронраное шунтирование

БВС                        бивентрикулярная стимуляция

ДД                        диастолическая дисфункция

ЗпКД                        зона перикапилярной диффузии

ИБС                        ишемическая болезнь сердца

ИВЛ                        искусственная вентиляция легких

ИКМП                ишемическая кардиомиопатия

ИК                        искусственное кровообращение

ИМ                        инфаркт миокарда

ИнК                        индекс Керногана

ИНЛС                индекс нарушения локальной сократимости

ИотЛЖ                индекс относительной толщины стенок левого желудочка

КА                        коронарная артерия

КДО                        конечно-диастолический объем

КДР                        конечно-диастолический размер

КМП                        кардиомиопластика

КСИ                        конечно-систолический индекс

КСО                        конечно-систолический объем

КСР                        конечно-систолический размер

КШ                        коронарное шунтирование

ЛЖ                        левый желудочек

ЛП                        левое предсердие

МК                        митральный клапан

МКШ                маммарокоронарное шунтирование

МН                        митральная недостаточность

НОЭМ                наружный ограничивающий эластический мешок

ОИМ                        острый инфаркт миокарда

ОНМК                острое нарушение мозгового кровообращения

ОПН                        острая почечная недостаточность

ПАЛЖ                постинфарктная аневризма левого желудочка

ПНА                        передняя нисходящая артерия

ПП                        правое предсердие

ПСО                        паренхиматозно-стромальные отношения

РМ                        реваскуляризация миокарда

СН                        сердечная недостаточность

СРТ                        сердечная ресинхронизирующая терапия

ТИ                        трофический индекс

ТМЛР                трансмиокардиальная лазерная реваскуляризация

УО                        ударный объем

ФВ                        фракция выброса

ФК                        функциональный класс

ХРЛЖ                хирургическое ремоделирование левого желудочка

ХСН                        хроническая сердечная недостаточность

ЧТКА                чрезкожная коронарная ангиопластика

ШМС                широчайшая мышца спины

ЭКС                        электрокардиостимуляция

ЭхоКГ                эхокардиография

КСИ                предел конечно-систолического индекса






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.